Ниндзя самураев и оружие – Оружие и доспехи самураев | MIUKI MIKADO • Виртуальная Япония

Самураи и ниндзя (часть вторая) » Военное обозрение

Среди цветов – вишня, среди людей – самурай.
Средневековая японская пословица.

Путь самурая был прям, как пущенная из лука стрела. Путь ниндзя – извилист, подобно движению змеи. Самураи старались быть рыцарями, и открыто сражались под своими знаменами. Ниндзя предпочитали действовать под знаменем врага, под покровом ночи, смешавшись с воинами противника. Однако мастерство – всегда мастерство и им нельзя не восхищаться. Восхищение мастерством ниндзя проглядывается в старинных японских повествованиях то тут, то там, и скрыть его оказалось просто невозможно.


«Чеснок» ниндзя был почему-то устроен сложнее европейского…

Например, вот что в «Букэ Мэймокусё» написано о том, как обычно действовали ниндзя во время войны: «Синоби-мономи были людьми, используемыми в тайных операциях; они поднимались в горы, маскируясь под сборщиков дров, и собирали информацию о противнике... Они были непревзойденными мастерами, когда дело касалось передвижения по вражеским тылам в ином обличье».

Не было проблем для них и проникнуть в замки врага. Для этого достаточно было обрить голову и замаскироваться под комусо – нищенствующего монаха, играющего на флейте. В летописи сегунов Асикага приводится документальное свидетельство, подтверждающее, что ниндзя из Ига или Кога действовали подобным образом: «Что касается ниндзя, говорят, что они были из Ига и Кога, и свободно проникали во вражеские замки. Они наблюдали за тайными событиями и воспринимались окружающими как друзья». Вспомним художественный фильм «Сёгун», где бывший монах-христианин, вернувшийся к религии отцов и ставший переводчиком у Блэксорна, отправился на разведку, переодевшись монахом. Единственная проверка, которой его подвергли, состояла в том, что его заставили снять шляпу, посмотреть на прическу.

Здесь же рассказывается о том, как люди из Ига действовали на войне. Так в войске сегуна Ёсихиса при Магари был несколько известных синоби. И когда он напал на Рок-каку Такаёри, семья Каваи Аки-но-ками из Ига, верно заслужившая его благодарность при Магари, вновь показала себя очень умелыми синоби. Все восхищались действиями людей из Ига и вот так пришли к ним известность и слава. В «Сима кироку» можно прочитать, что «сю* из Ига тайным образом забрались в замок и зажгли его, и это стало сигналом к началу штурма, а «Асаи Сан-дайки» сообщается, что синобо-но-моно из провинции Ига были специально наняты для того, чтобы поджечь замок.

Из этих текстов видно, что самураи, вернее, скажем так – военачальники самураев, могли нанимать синоби для поджога замков, которые самураи собирались штурмовать, и… открыто восхищались их мастерством. Да и было чем восхищаться! Так, когда самураи осаждали замок Саваяма, ниндзя в количестве 92 человек свободно вошли в него, предъявив пропуска… в виде фонариков из бумаги с нанесенными на них изображениями мона владельца замка. Перед этим кто-то из них украл один такой фонарик, по образцу которого были сделаны его копии. И вот, держа их в руках, эти ниндзя свободно прошли главные ворота замка, и никто их не остановил. Понятно, что те, кто их видел, даже подумать не могли, что это «агенты врага». Зато внутри, не привлекая к себе внимания, ниндзя, подожгли этот замок одновременно во многих местах, и это вызвало не только сильнейший пожар, но и панику среди защищавших его самураев!


Изображений нападений ниндзя в японской живописи мало. Видимо, сами японцы считали, что гордиться тут нечем.

Но «люди из Ига» не были при этом в вассальной зависимости ни от кого, а были именно наемниками, которым за службу платили, причем не так как самураям, получавшим, как известно, рисовые пайки за все время службы, а за конкретно выполненную работу. Правда, в какой форме осуществлялись эти платежи – деньгами или в тех же коку риса неизвестно, самураи считали непристойным делом говорить о деньгах и вслух эту тему никогда не обсуждали.

Кроме поджогов в период Сэнгоку, отмечают военные хроники того времени, синоби или ниндзя приглашали для выполнения и других задач. Например, они исполняли обязанности кантё (шпионов), находившихся в тылу неприятеля, выступали в роли тэйсацу (разведчиков), которые действовали в «прифронтовой полосе», и кисё («нападающих из засады»), то есть тайных убийц, жертвами которых становились люди из начальствующего состава противника. Были среди них даже такие люди, как коран («сеятели слухов») – своего рода агитаторы древности. Однако необходимо отличать профессиональных ниндзя, которые передавали свои навыки из поколения в поколение, таких, как ниндзя из Ига, от обычных самураев, которые по поручению своих сюзеренов выполняли различные секретные миссии на территории противника и, в частности, играли роль «засланных казачков».


Ниндзя – дартс.

Кстати, ответить на вопрос, почему среди ниндзя было так много людей из Ига и Кога совсем не трудно, если посмотреть на карту Японии. Обе эти территории – это труднодоступный район гор и лесов, куда было трудно добраться армейским частям, где было трудно воевать, а вот защищаться от врага и прятаться, напротив, очень даже легко! Здесь также нужно отметить, что профессиональных ниндзя никогда не было много. Токугава Иэясу нанял однажды 80 ниндзя из Кога, чтобы те пробрались в замок клана Имагава. Известны отряды в 20, 30, и даже 100 человек, но и не больше, тогда как во многих художественных произведениях, будь то роман или кинофильм, ниндзя нападают чуть ли не целыми толпами.


Оружие самурая против оружия ниндзя.

Кстати, и сам Токугава Иэясу никогда не стал бы сегуном, если бы не ниндзя из Ига. Именно ниндзя из Ига во главе с Хаттори Хандзо провели Иэясу тайными тропами через земли Ига до провинции Микава, где он оказался в безопасности, и тем самым спасли ему жизнь. Зато с наступлением в Японии «мира Токугава» спрос на их услуги сразу же резко упал, а их искусство стало приходить в упадок. И хотя в военном законодательстве сегуната от 1649 года была даже статья, разрешающая дайме с доходом в 10000 коку нанимать ниндзя к себе на службу, никакой особой нужды в этом уже не было. Зато именно в это время по аналогии с героизацией своего самурайского прошлого в Японии начинают распространяться самые нелепые мифы о ниндзя, якобы умевших летать и ходить по воде «яко посуху».


Типичный «водяной паук». Один на одну ногу, другой – на другую и… вперед, через реку, опираясь на шест!

Известна, например, книга «Бансэн Сюкай» (в переводе это означает «Десять тысяч рек впадают в море») – нечто вроде пособия по ниндзюцу с многочисленными рисунками, снабженными пояснениями. Однако относиться к тому, что в ней написано, нужно критически, причем в большей степени, чем это позволил себе тот же британский историк Стивен Тернбулл. Например, в одной из своих книг он приводит иллюстрацию из этой книги с изображением устройства под названием «водяной паук» (мидзугумо), якобы, позволявшего ниндзя без особого труда «ходить по воде». На деле, достаточно вспомнить школьный курс физики и закон Архимеда, чтобы понять, что тот, кто его придумал, сам никогда это устройство не использовал.

Нашлись люди, которые провели с ним опыты и все они закончились неудачей. И дело отнюдь не в том, что они не знали каких-то «тонкостей» обращения с этим «водяным пауком». Просто подъемная сила этого деревянного мини-плотика очень мала и ее хватает только на то, чтобы держать на поверхности воды предмет весом не более 2,5 кг. А ведь в данном случае речь идет о взрослом мужчине, пусть это даже и японец-ниндзя! И вывод однозначен: это приспособление не годится ни для передвижения по воде, ни для того, чтобы форсировать болота.

Но зачем тогда автор «Бансэн Сюкай» все это написал и поместил рисунок «паука» в своей книге? Это загадка, над которой историки бьются и по сей день. Может быть, он сам не проверял работу «водяного паука», а может быть даже и просто решил пошутить, хотя внешне все, что он понаписал и выглядит очень эффектно.

Столь же неудачен и способ форсировать водную преграду, засунув ноги в две деревянные шайки – тару-икада, соединенных веревкой, чтобы ноги в них не разъезжались. Стивен Тернбулл указывает, что это плавучее средство «должно быть весьма неустойчивым», однако на деле оно просто не работает так же, как и мидзугумо!

С другой стороны в этой книге есть ряд интересных и легко реализуемых предложений по части тайнописи, связи флажками, и разведки вообще. Но разве не о том же самом писал в свое время и Роберт Баден-Пауэлл - основатель скаутского движения и автор 32 книг по скаутингу. Вот только его советами пользоваться можно, а вот удивительным и внешне эффектным мидзугумо разведчиков синоби, увы, нельзя!

Есть просто удивительные книги по ниндзюцу, которые приводят впечатляющие списки разнообразных приспособлений, которые якобы пользовались ниндзя. Это всевозможные фонари, ночные светильники, «огненные свечи», стрелы, долгогорящие факелы, трубки чтобы дышать под водой и подслушивать через стену, лодки, некоторые можно было разбирать и устанавливать на них орудия, что имей они у себя все это арсенале, в поход за ними должен был бы идти целый караван со снаряжением. А уж времени сделать все это нужно было бы так много, что ниндзя потребовалась бы целая фабрика (и не одна!), чтобы все эти «тайные» гаджеты произвести! Но и этого авторам иных книг показалось мало! В 1977 году некий Хацуми Масааки написал книгу «про ниндзя», и там есть такие диковинные виды оружия и приспособления, что их больше нет ни в одном древнем тексте. Считается, что она рассчитана на детей, и может быть, что он просто придумал что-то вроде сказки. Однако беда в том, что многие доверчивые люди приняли его работу всерьез так, что на его удочку попался американец Донн Дрэгер – исследователь японских боевых искусств. Он тоже написал книгу «Нин-дзюцу: искусство быть невидимым», куда ничтоже сумняшеся «вставил» многие изобретенные господином Хацуми аппараты. Ну, а после эту «ценную информацию» у него позаимствовал, к несчастью, и ряд наших российских авторов. Во всяком случае, в Интернете все эти «открытия» есть!

Как вам нравится, например, подводная лодка, у которой над водой выступает нос огромного дракона? Балласт из мешков с песком, гребут на нем люди веслами, запас воздуха рассчитан на несколько часов, так что можно приблизиться к неприятельскому кораблю и пробуравить в нем дырки. Для этого на «подлодке-драконе» предусмотрен даже специальный шлюз!

А вот кагю – «огненный бык», и это еще интереснее. На рисунке мы видим деревянного быка, поставленного на колеса, из пасти которого напором воздуха, подаваемого мехами, извергается горящая нефть. Быка толкают два ниндзя. Но как, где и каким образом у ниндзя могла бы появиться возможность: во-первых, это «огнедышащее чудо построить», во-вторых – доставить его не место действия, и, в-третьих – его использовать?

Огромный камень, если подвесить его на опорах, следовало отводить назад, потянув за канат, чтобы он как маятник шел вперед и бил бы в стену вражеского замка. Самые прочные сооружения не выдержали бы его ударов. Но посмотрите, по какой дуге этот камень должен был перемещаться, и с какого расстояния и какой высоты падать. Получается, этой «машине» следовало быть просто нереально огромной.

Хацуми Масааки сообщал, что ниндзя привязывали себя к воздушным змеям ямидако и парили над территорией врага, изучали его расположение, да еще и стреляли по наземным целям из лука! Они также могли незаметно высаживаться с таких змеев в тылу противника. Действительно, японцы были мастера запускать большие воздушные змеи. И логично предположить, что они могли сконструировать змея, который был бы способен поднять человека в воздух, чтобы наблюдать за врагом. Так в российском военно-морском флоте в начале ХХ века змеи с наблюдателем на борту на море запускались. Но для чего все это требовалось ниндзя, которым в одежде монахов были открыты любые ворота, непонятно?

Сообщается, что они имели также легкие планеры, которые запускались с помощью гибких бамбуковых шестов и канатов – то есть это было что-то вроде огромной рогатки. В итоге, планер вместе с пилотом взлетал в воздух и перелетал любую высокую стену. Более того, в полете ниндзя якобы мог еще и бомбы бросать на врагов.

Наконец, что это именно ниндзя придумали прообраз танка, о чем Дрэгер на основании книги Хацуми написал, что для быстрого проникновения в лагерь врага, находящийся в глубоком ущелье или у подошвы горы, ниндзя использовали «большое колесо» дайсярин – повозку на высоких деревянных колесах. Между ними подвешивалась гондола с бойницами, через которые находившиеся в ней ниндзя могли стрелять из ружей или опять-таки бросать гранаты. И если со склона горы вниз неожиданно устремлялась не одна, а десятки таких «танков», то голову теряли даже самые отважные бойцы. Повозки давили людей колесами и поражали огнем – вот вам и первые танки, пусть даже и без мотора!

Ну что тут сказать? Это даже уже и не история и не фантазия, а… клиника! Узнали бы об этом самураи – вот они, наверное, бы умирали со смеху, хотя сегодня есть люди, которые верят во всю эту чушь, ведь написали это кто? Японец и американец! А уж они-то, конечно, все знают!

Ну, а если говорить серьезно, то известно, что ниндзя в последний раз использовались правительством Японии в 1853 году, когда к ее побережью подошла эскадра коммодора Мэтью Перри с 250 орудиями на борту «открывать» ее для пользы иностранцев. Тогда на флагманский корабль Перри прокрался ниндзя Савамура Ясусукэ, который должен был добыть там секретные бумаги пришельцев. Хотя он и добыл бумаги, выяснилось, что все его труды оказались напрасны: в них были не секретные приказы, а фривольные стихи, которые джентльмену считалось неприличным читать в кругу приличных дам, и вот тут-то и оказалось, что американский коммодор хранил эти стишки куда надежнее важных документов…

Тут нужно вспомнить, что самым первым японским ниндзя с полным правом может считаться и самый первый самурай – принц Ямато-Такеру, который надел женскую одежду и при помощи этого маскарада пошел и убил двух братьев Кумасо…

*Воинское подразделение (яп.)

Автор выражает свою признательность компании «Антиквариат Японии» за предоставленные фотографии и информацию.

topwar.ru

Самураи и ниндзя (часть первая) » Военное обозрение

Вот уж совсем не к месту –
У парня длинный кинжал!
Мукай Кёрай (1651 – 1704). Пер. В. Марковой
Ну, вот и пришло наконец-то время рассказать о так называемых ниндзя – японских шпионах и убийцах, людей поистине необычной судьбы. Разве что только о рыцарях тамплиерах ходит столько всевозможных слухов, откровенных выдумок, легенд и мифов, как будто бы людям заняться нечем, кроме как сочинять про них всевозможные ужастики. К тому же, наверное, нет человека, который бы об этих самых ниндзя не слышал. В японских (и не только японских!) кинофильмах они встречаются едва ли не на каждом шагу, «меч ниндзя», можно купить через Интернет, но всем ли известно, что при этом 80 процентов информации о них носит сугубо вторичный характер! На это обратил внимание ещё английский историк Стивен Тёрнбулл, сам написавший немало книг о военном деле Японии в стародавние времена. Он отметил, что слово ниндзя и синонимичное ему слово синоби довольно часто встречаются в японских исторических хрониках. Мицуо Курэ использует слова разведчики, шпионы, ниндзя. Причем название «ниндзя» родилось в начале ХХ века. До того в различных регионах Японии этих людей называли по-разному: уками, дакко, курохабаки, кёдан, нокидзару. К XIX веку общеупотребительным названием сделалось синоби-но-моно, в переводе на русский – «тот, кто крадется». Считается, что очень многие политические убийства сделаны были именно ниндзя. Вот только это и всё, информация на уровне «одна бабушка сказала», потому что более конкретная информация о них отсутствует и почему так, в общем-то, если подумать, понятно.
Музей ниндзя в Ига.

У благородных воинов, какими являлись (или должны были являться) японские самураи, коварные удары исподтишка не одобрялись, хотя к ним и прибегали очень часто. Но как совместить благородство в помыслах и в делах с обращением к людям низшего сословия (а ниндзя, естественно, к самураям не принадлежали), которые должны сделать для тебя такую грязную работу, которую ты сам, однако, сделать не мог? А ведь обращаясь к ниндзя, самурай ставил себя от них в зависимость, которая вряд ли была ему по вкусу. Так что неудивительно, что самураи предпочитали о ниндзя особо не распространяться, а тем в свою очередь громкая слава была и вовсе не нужна. Но они все-таки в Японии были? Да – были, но не совсем такими, какими их рисуют многие романисты, а также наше современное кино!


Экспозиции, демонстрирующие оружие ниндзя.

Обычно древние источники сообщают, что тогда-то и тогда-то… в нужное место прокрался «весьма искусный синоби, который и поджег храм», или же напротив, что ниндзя-неудачника зарубили в таком-то замке, но это и все! Есть, впрочем, очень подробное описание убийства в стиле ниндзя, вот только совершил его 13-летний мальчик, желающий отомстить за своего отца. Поскольку убить ему предстояло монаха-послушника, жившего в том же монастыре, что и он сам, этот мальчик по имени Кумавака сначала притворился больным, а затем, дождавшись ночи с ветром и дождем, приступил к исполнению своего замысла.

Естественно, что стражники в эту ночь спали. Жертва – некий Хомма Сабуро, в ту ночь спальню поменяла, однако мальчик его все равно обнаружил, но почему-то у него при себе не оказалось ни ножа, ни кинжала. Тогда он решил воспользоваться мечом Сабуро, но решил, что если он вытащит его из ножен, то блеск его клинка, на который может упасть свет от горящей в комнате лампы, может его разбудить. То есть это говорит о том, что в Японии многие спали при свете. Но он заметил множество ночных бабочек, облепивших раздвижные двери-седзи снаружи и рвущихся на свет. Он приоткрыл седзи, и множество насекомых тут же залетели в комнату, затмив её свет. После этого Кумавака осторожно вытащил меч из ножен, покончил с ненавистным Сабуро, и опять-таки в стиле ниндзя, сбежал. Поскольку ров был для него слишком широким и глубоким, подросток забрался на росший на его краю бамбук, и начал подниматься по стволу, отчего тот согнулся под его тяжестью, и он как по мостику оказался на противоположной стороне рва! Однако следует подчеркнуть, что он нигде специально таким приемам не учился, как не учились специально на ниндзя и те воины-самураи, которых их военачальники посылали разведать неприятеля во время войны.

С другой стороны у каждого японского феодала были, скорее всего, специальные люди, целью которых являлось создание специальных шпионских сетей в княжествах противника, чтобы их господин был осведомлен о замыслах тамошних князей. Они организовывали поджоги, похищали и убивали нужных им людей, сеяли ложные слухи, подбрасывали компрометирующие документы – то есть делали все, чтобы сбить, обмануть врага и посеять в его стане раздоры. Естественно, что это были люди «вне общества», поскольку признать их существование значило бы нарушить все писаные и не писаные законы и вот поэтому-то так и сложилось, что они превратились в весьма замкнутую и таинственную касту, корни которой опять-таки ведут в древний Китай!

А было так, что там примерно в VI веке было очень много буддийских монахов, бродивших по стране и живущих подаянием. Местные власти повели с ними серьезную борьбу, обвинив в извращении буддийского учения и, конечно же, в колдовстве. Монахи, в борьбе со своими притеснителями заходили так далеко, что вступали в отряды повстанцев или даже в разбойничьи шайки, где действовали подобно монаху Туку из романа Вальтера Скотта «Айвенго». Постепенно среди них сложилась собственная система выживания в экстремальных условиях, включавшая умение маскироваться и перевоплощаться, приемы оказания медицинской помощи, приготовления лекарственных снадобий, научились гипнозу и технике вхождения в транс, и ещё многому другому, что давало им шанс выжить среди опасностей, подстерегающих их повсеместно.

Один из способов спастись было перебраться в Японию, но и там эта история повторилась. Крестьяне, видя бедных людей, учивших их добру, стали считать этих бродяг и отшельников единственными настоящими последователями Будды, тогда как лоснящихся от жира местных бонз совсем не уважали. Доходы их от этого упали, и правительство обрушилось на бродячих монахов с репрессиями, от которых они поспешили скрыться в горах. Вот так и появились целые кланы воинствующих монахов («сохей»). И вот в них-то, помимо всех прочих боевых искусств, и культивировались ниндзюцу («искусство скрытности»), выходящее за рамки того, что умели самураи и… вот так-то ниндзя на свет и появились! То есть сначала это были различные школы боевых искусств, а затем те люди, что в них обучались, нашли себе «занятие по вкусу»! Причем, если обобщить высказывания японских мастеров ниндзюцу, можно сделать вывод, что это всего лишь один из способов духовного и физического развития человека с целью приобретения им способностей управлять своим телом и… другими людьми с целью обеспечить выживание самому себе, своим близким, роду и племени.

То есть первоначально школы ниндзюцу с военными организациями ничего общего не имели, ни по методам подготовки своих адептов, ни по своей философии. Существенные изменения в этом произошли в 1460 – 1600 годах, когда в Японии шли войны, и был большой спрос на людей подобных специальностей, а всего по стране в это время существовало около 70 кланов ниндзя. Наибольшей известностью пользовались кланы уезда Кога и провинции Ига. Уезд Кога был, можно и так сказать, под властью коалиции кланов «53 семьи Кога», а вот провинция Ига была поделена сразу между тремя большими кланами: Момоти на юге, Хаттори в центре и Фудзибаяси на севере. В двух последних районах сформировались и такие важнейшие школы ниндзя, как Кога-рю и Ига-рю. Третьим крупным центром ниндзюцу была провинция Кии. Ну, а задания «воины ночи» выполняли самые разные и далеко не всегда это были именно заказные убийства. Например, ниндзя пробирались в деревни, которыми владели чужие даймё, и пересчитывали число домов, чтобы затем понять, как много людей князья смогут призвать в случае войны. Забавно, что перед тем, как считать дома на улице, они прятали в левом и правом рукавах по две горсти камешков, а проходя рядом с домом, роняли эти камешки. После оставалось только сосчитать, сколько камней у ниндзя осталось, и задание было выполнено, так как недостача соответствовала числу домов. Так что ниндзя умели также и считать, и считали неплохо!

Но при этом ниндзя никому никогда не служили, они выполняли свою работу за деньги. То есть воины-монахи, пошедшие по этому пути, были вне сложившейся в Японии системы феодальных отношений, хотя сами и обладали строгой иерархией. Высшим лидером организации был дзёнин. Его ближайшие помощники назывались тюнины. Затем следовали гэнины – бойцы. С течением времени в ряды гэнинов и даже тюнинов стали попадать не только свои, но и пришлые люди «со стороны» и в первую очередь ронины – «самураи, потерявшие своего господина». Женщины – и те становились ниндзя. В этом случае их называли куноити, а действовали они, полагаясь не так на силу, сколько на свои женские чары.


Со временем у них также выработалась и своя философия (ничуть не уступающая по содержанию философии обычных, «не воинственных» монашеских школ) и свои собственные, специфические приёмы обучения. Например, считалось, что следует побеждать не противника, а сложившуюся ситуацию. Мастера ниндзюцу не рассматривали поединок с противником как самоцель, кроме самых уж крайних обстоятельств. Противника следовало устранить, если того требовали интересы дела, и когда он мешал исполнению планов, но убивать просто так никого не следовало. Ведь грамотная операция не должна была оставлять никаких компрометирующих следов, кроме тех случаев, когда такие следы специально акцентировались, чтобы направить врагов по ложному следу. Соперника воспринимали обычно как препятствие, но не объект воздействия. Добиться победы – значило выполнить порученное тебе задание, а отнюдь не прикончить оказавшуюся на твоем пути живую помеху.

Все, что делали ниндзя было строго рационально. Зачем, к примеру, тратить силы на бой с противником, если можно того ослепить и незаметно от него ускользнуть? Зачем красться к часовому по осенней шуршащей траве, рискуя быть услышанным, если в него можно выстрелить ядовитой иглой из духовой трубки? Зачем вступать в групповой бой, когда можно направить преследователей по ложному следу? Да, ниндзя использовали достаточно широкий арсенал различных боевых средств. Но они также широко использовали и любые оказавшиеся под рукой предметы. И это также очень логично: ведь удушение при помощи палки намного эффективнее удушения его руками, а ударить камнем эффективнее, чем драться пустым кулаком.

Однако средневековая Япония была полицейским государством в самом худшем смысле этого слова. На всех дорогах, у каждой городской и деревенской заставы стояли патрули из самураев. Если путник казался подозрительным, тщательный обыск ему гарантировался. Вот почему ниндзя должны были действовать тайно, и никак не выделяться в среде окружающих, и избегать с ними малейших столкновений. Поэтому-то они и имели при себе самый минимум снаряжения. Моток верёвки («в хозяйстве и веревочка сгодится!») или цепь, полотенце вытирать пот, посох, небольшой крестьянский нож, серп, немного еды и лекарств, кремень для добывания огня, вот и всё, что мог себе позволить тот же ниндзя, передвигающийся по дорогам Японии. Имея все это, он мог не опасаться проверки, ну а уже на месте назначения, он из подручных средств делал нужные ему приспособления, а оружие всегда мог отобрать у врага. После выполнения задания, он своё «оборудование» либо прятал, либо вообще уничтожал и вновь становился безобидным путником, идущим по своим надобностям!

Вот поэтому-то для ниндзя были очень важны различные посохи, а отнюдь не мечи и кинжалы. Правда, существует путаница в их размерах. Так вот чтобы её избежать, возьмем за основу средний рост японского мужчины в начале XVII века, составлявший около 150 см. Это сегодня японцы стали намного выше благодаря пище, богатой животными белками, а в то время это было совсем не так. Длина же посоха не превышала человеческого роста (плюс высота деревянных сандалий – «гэта»), но чаще всего соответствовала расстоянию от земли до плеча. То есть она колебалась в пределах 140-160 см. Но кроме деревянного шеста это мог быть и посох буддийского монаха и тогда эффективность его как оружия, благодаря имевшимся на нем металлическим деталям обычно возрастала. Нередко применяли одновременно и два серпа: «о-гама», серп с длинной рукояткой (до 120 см) использовали, чтобы парировать и отклонять вражеские удары, а малым серпом, «ната-гама» (лезвие 15-30 см, ручка 20-45 см.) наносили удары противнику.


Кусарикама – серп с цепью, применялась как самураями, так и ниндзя.

Весьма «продвинутыми» (как это принято сегодня говорить) были ниндзя и в части применения различных новинок в области оружия. Так, они очень активно использовали огнестрельное оружие – в частности пытались застрелить из мушкетов Ода Набунага, и также применяли разрывные снаряды нескольких типов. Среди них были «бомбы» в мягкой, матерчатой оболочке, наполненные порохом и человеческими экскрементами, взрывы которых сеяли панику и отвлекали внимание, и настоящие «гранаты» в виде металлических шаров, с порохом и мушкетными пулями внутри. Поджигались они фитилем, пропитанным селитрой, а их взрыв внутри помещения мог привести к серьезным последствиям, будь то разрушения, а также ранения и гибель людей. Использовались разбрасываемые в траве и в темных коридорах металлические шипы, смазанные навозом либо ядом, метательные стрелки, выдуваемые из воздушных трубок – одним словом самые разные приспособления, позволяющие эффективно и быстро умертвить своего ближнего.


Фури-дзуэ или тигирики – «маховая трость». Практически это большой, походный кистень с рукоятью в виде посоха монаха фури-дзуэ был схож с металлической либо бамбуковой палкой длиной около 1 метра 50 см со скрытой внутри цепью с грузиком-кистенем. Это прекрасное комбинированное оружие, которым можно колоть и наносить рубящие удары.

Рукопашный бой ниндзя состоял из ударов руками и ногами в наиболее уязвимые места тела, а также разнообразные уклонения от захватов противника, падения, кувырки с перекатами и даже прыжки. Причем все, чтобы ни делал при этом ниндзя, было неожиданностью для противника!

Забавно, но столь любимое киношниками черное одеяние ниндзя, никак не принадлежит им самим, хотя оно и описано в романах и мы видим эту одежду в кино. «Ночью все кошки серы» – люди заметили ещё в незапамятные времена. Поэтому и ночные одеяния ниндзя были пепельного, желтовато-коричневого или темно-серого цветов и оттенков, так как чёрный костюм был заметен в темноте на фоне более светлых предметов. При этом оно имело мешковатые очертания, деформирующие очертания фигуры. Ну, а днём ниндзя надевали одежду крестьян, ремесленников, монахов, которая позволяла им слиться с толпой.


Ниндзя - рисунок знаменитого Хокусая.

Да, но откуда же взялся тогда чёрный костюм, приписываемый ниндзя? А это одеяние мастеров-кукловодов в японском кукольном театре бунраку. Кукловод, одетый во все черное находился во время спектакля прямо на сцене, и зрители его «не видели». И вот когда в пьесе уже другого театра – кабуки хотели показать убийство, которое якобы совершил ниндзя, то убийцу одевали в этот черный костюм кукольника – чем подчеркивали, что его никто не видел!

Что ещё входило в снаряжение ниндзя, так это шесть очень важных предметов (рокугу), хотя он и не всегда имел их при себе все. Это амигаса (сплетенная из соломы шляпа), кагинава («кошка»), сэкихицу (грифель для письма) или ядатэ (чернильница с пеналом для кисточки), якухин (небольшая сумка с лекарствами), цукэдаке или утидакэ (емкость для тлеющих углей), и сандзяку-тэнугуи (полотенце), ведь в Японии климат душный и влажный.

Самое интересное, что развитие сословия ниндзя шло практически параллельно со становлением самурайского сословия, хотя в японской культуре их всегда противопоставляют друг другу и вот почему. Если самурай считал безнравственным убивать из засады, то за него это делал ниндзя. Если самурай считал для себя непристойным тайно проникнуть в дом врага, то он опять-таки нанимал для этого ниндзя. Ну, а в итоге получалось так, что белое, как ему и положено, оставалось белым, а черное – черным. Честь самурая оставалась незапятнанной, а враг лежал на татами с клинком в груди. То есть друг без друга они обходиться не могли, ведь самураи обеспечивали ниндзя заработком, но и для самураев признать наличие своей зависимости от ниндзя было бы совершенно невозможно.

Автор благодарит компанию «Антиквариат Японии» (Antikvariat-Japan.ru) за представленную информацию и фотографии

topwar.ru

Публикация: Самураи и ниндзя

Вот уж совсем не к месту –
У парня длинный кинжал!
Мукай Кёрай (1651 – 1704). Пер. В. Марковой

Ну, вот и пришло наконец-то время рассказать о так называемых ниндзя – японских шпионах и убийцах, людей поистине необычной судьбы. Разве что только о рыцарях тамплиерах ходит столько всевозможных слухов, откровенных выдумок, легенд и мифов, как будто бы людям заняться нечем, кроме как сочинять про них всевозможные ужастики. К тому же, наверное, нет человека, который бы об этих самых ниндзя не слышал. В японских (и не только японских!) кинофильмах они встречаются едва ли не на каждом шагу, «меч ниндзя», можно купить через Интернет, но всем ли известно, что при этом 80 процентов информации о них носит сугубо вторичный характер! На это обратил внимание ещё английский историк Стивен Тёрнбулл, сам написавший немало книг о военном деле Японии в стародавние времена. Он отметил, что слово ниндзя и синонимичное ему слово синоби довольно часто встречаются в японских исторических хрониках. Мицуо Курэ использует слова разведчики, шпионы, ниндзя. Причем название «ниндзя» родилось в начале ХХ века. До того в различных регионах Японии этих людей называли по-разному: уками, дакко, курохабаки, кёдан, нокидзару. К XIX веку общеупотребительным названием сделалось синоби-но-моно, в переводе на русский – «тот, кто крадется». Считается, что очень многие политические убийства сделаны были именно ниндзя. Вот только это и всё, информация на уровне «одна бабушка сказала», потому что более конкретная информация о них отсутствует и почему так, в общем-то, если подумать, понятно.

Музей ниндзя в Ига.

У благородных воинов, какими являлись (или должны были являться) японские самураи, коварные удары исподтишка не одобрялись, хотя к ним и прибегали очень часто. Но как совместить благородство в помыслах и в делах с обращением к людям низшего сословия (а ниндзя, естественно, к самураям не принадлежали), которые должны сделать для тебя такую грязную работу, которую ты сам, однако, сделать не мог? А ведь обращаясь к ниндзя, самурай ставил себя от них в зависимость, которая вряд ли была ему по вкусу. Так что неудивительно, что самураи предпочитали о ниндзя особо не распространяться, а тем в свою очередь громкая слава была и вовсе не нужна. Но они все-таки в Японии были? Да – были, но не совсем такими, какими их рисуют многие романисты, а также наше современное кино!

Экспозиции, демонстрирующие оружие ниндзя.

Обычно древние источники сообщают, что тогда-то и тогда-то… в нужное место прокрался «весьма искусный синоби, который и поджег храм», или же напротив, что ниндзя-неудачника зарубили в таком-то замке, но это и все! Есть, впрочем, очень подробное описание убийства в стиле ниндзя, вот только совершил его 13-летний мальчик, желающий отомстить за своего отца. Поскольку убить ему предстояло монаха-послушника, жившего в том же монастыре, что и он сам, этот мальчик по имени Кумавака сначала притворился больным, а затем, дождавшись ночи с ветром и дождем, приступил к исполнению своего замысла.

Естественно, что стражники в эту ночь спали. Жертва – некий Хомма Сабуро, в ту ночь спальню поменяла, однако мальчик его все равно обнаружил, но почему-то у него при себе не оказалось ни ножа, ни кинжала. Тогда он решил воспользоваться мечом Сабуро, но решил, что если он вытащит его из ножен, то блеск его клинка, на который может упасть свет от горящей в комнате лампы, может его разбудить. То есть это говорит о том, что в Японии многие спали при свете. Но он заметил множество ночных бабочек, облепивших раздвижные двери-седзи снаружи и рвущихся на свет. Он приоткрыл седзи, и множество насекомых тут же залетели в комнату, затмив её свет. После этого Кумавака осторожно вытащил меч из ножен, покончил с ненавистным Сабуро, и опять-таки в стиле ниндзя, сбежал. Поскольку ров был для него слишком широким и глубоким, подросток забрался на росший на его краю бамбук, и начал подниматься по стволу, отчего тот согнулся под его тяжестью, и он как по мостику оказался на противоположной стороне рва! Однако следует подчеркнуть, что он нигде специально таким приемам не учился, как не учились специально на ниндзя и те воины-самураи, которых их военачальники посылали разведать неприятеля во время войны.

С другой стороны у каждого японского феодала были, скорее всего, специальные люди, целью которых являлось создание специальных шпионских сетей в княжествах противника, чтобы их господин был осведомлен о замыслах тамошних князей. Они организовывали поджоги, похищали и убивали нужных им людей, сеяли ложные слухи, подбрасывали компрометирующие документы – то есть делали все, чтобы сбить, обмануть врага и посеять в его стане раздоры. Естественно, что это были люди «вне общества», поскольку признать их существование значило бы нарушить все писаные и не писаные законы и вот поэтому-то так и сложилось, что они превратились в весьма замкнутую и таинственную касту, корни которой опять-таки ведут в древний Китай!

А было так, что там примерно в VI веке было очень много буддийских монахов, бродивших по стране и живущих подаянием. Местные власти повели с ними серьезную борьбу, обвинив в извращении буддийского учения и, конечно же, в колдовстве. Монахи, в борьбе со своими притеснителями заходили так далеко, что вступали в отряды повстанцев или даже в разбойничьи шайки, где действовали подобно монаху Туку из романа Вальтера Скотта «Айвенго». Постепенно среди них сложилась собственная система выживания в экстремальных условиях, включавшая умение маскироваться и перевоплощаться, приемы оказания медицинской помощи, приготовления лекарственных снадобий, научились гипнозу и технике вхождения в транс, и ещё многому другому, что давало им шанс выжить среди опасностей, подстерегающих их повсеместно.

Один из способов спастись было перебраться в Японию, но и там эта история повторилась. Крестьяне, видя бедных людей, учивших их добру, стали считать этих бродяг и отшельников единственными настоящими последователями Будды, тогда как лоснящихся от жира местных бонз совсем не уважали. Доходы их от этого упали, и правительство обрушилось на бродячих монахов с репрессиями, от которых они поспешили скрыться в горах. Вот так и появились целые кланы воинствующих монахов («сохей»). И вот в них-то, помимо всех прочих боевых искусств, и культивировались ниндзюцу («искусство скрытности»), выходящее за рамки того, что умели самураи и… вот так-то ниндзя на свет и появились! То есть сначала это были различные школы боевых искусств, а затем те люди, что в них обучались, нашли себе «занятие по вкусу»! Причем, если обобщить высказывания японских мастеров ниндзюцу, можно сделать вывод, что это всего лишь один из способов духовного и физического развития человека с целью приобретения им способностей управлять своим телом и… другими людьми с целью обеспечить выживание самому себе, своим близким, роду и племени.

То есть первоначально школы ниндзюцу с военными организациями ничего общего не имели, ни по методам подготовки своих адептов, ни по своей философии. Существенные изменения в этом произошли в 1460 – 1600 годах, когда в Японии шли войны, и был большой спрос на людей подобных специальностей, а всего по стране в это время существовало около 70 кланов ниндзя. Наибольшей известностью пользовались кланы уезда Кога и провинции Ига. Уезд Кога был, можно и так сказать, под властью коалиции кланов «53 семьи Кога», а вот провинция Ига была поделена сразу между тремя большими кланами: Момоти на юге, Хаттори в центре и Фудзибаяси на севере. В двух последних районах сформировались и такие важнейшие школы ниндзя, как Кога-рю и Ига-рю. Третьим крупным центром ниндзюцу была провинция Кии. Ну, а задания «воины ночи» выполняли самые разные и далеко не всегда это были именно заказные убийства. Например, ниндзя пробирались в деревни, которыми владели чужие даймё, и пересчитывали число домов, чтобы затем понять, как много людей князья смогут призвать в случае войны. Забавно, что перед тем, как считать дома на улице, они прятали в левом и правом рукавах по две горсти камешков, а проходя рядом с домом, роняли эти камешки. После оставалось только сосчитать, сколько камней у ниндзя осталось, и задание было выполнено, так как недостача соответствовала числу домов. Так что ниндзя умели также и считать, и считали неплохо!

Но при этом ниндзя никому никогда не служили, они выполняли свою работу за деньги. То есть воины-монахи, пошедшие по этому пути, были вне сложившейся в Японии системы феодальных отношений, хотя сами и обладали строгой иерархией. Высшим лидером организации был дзёнин. Его ближайшие помощники назывались тюнины. Затем следовали гэнины – бойцы. С течением времени в ряды гэнинов и даже тюнинов стали попадать не только свои, но и пришлые люди «со стороны» и в первую очередь ронины – «самураи, потерявшие своего господина». Женщины – и те становились ниндзя. В этом случае их называли куноити, а действовали они, полагаясь не так на силу, сколько на свои женские чары.

Со временем у них также выработалась и своя философия (ничуть не уступающая по содержанию философии обычных, «не воинственных» монашеских школ) и свои собственные, специфические приёмы обучения. Например, считалось, что следует побеждать не противника, а сложившуюся ситуацию. Мастера ниндзюцу не рассматривали поединок с противником как самоцель, кроме самых уж крайних обстоятельств. Противника следовало устранить, если того требовали интересы дела, и когда он мешал исполнению планов, но убивать просто так никого не следовало. Ведь грамотная операция не должна была оставлять никаких компрометирующих следов, кроме тех случаев, когда такие следы специально акцентировались, чтобы направить врагов по ложному следу. Соперника воспринимали обычно как препятствие, но не объект воздействия. Добиться победы – значило выполнить порученное тебе задание, а отнюдь не прикончить оказавшуюся на твоем пути живую помеху.

Все, что делали ниндзя было строго рационально. Зачем, к примеру, тратить силы на бой с противником, если можно того ослепить и незаметно от него ускользнуть? Зачем красться к часовому по осенней шуршащей траве, рискуя быть услышанным, если в него можно выстрелить ядовитой иглой из духовой трубки? Зачем вступать в групповой бой, когда можно направить преследователей по ложному следу? Да, ниндзя использовали достаточно широкий арсенал различных боевых средств. Но они также широко использовали и любые оказавшиеся под рукой предметы. И это также очень логично: ведь удушение при помощи палки намного эффективнее удушения его руками, а ударить камнем эффективнее, чем драться пустым кулаком.

Однако средневековая Япония была полицейским государством в самом худшем смысле этого слова. На всех дорогах, у каждой городской и деревенской заставы стояли патрули из самураев. Если путник казался подозрительным, тщательный обыск ему гарантировался. Вот почему ниндзя должны были действовать тайно, и никак не выделяться в среде окружающих, и избегать с ними малейших столкновений. Поэтому-то они и имели при себе самый минимум снаряжения. Моток верёвки («в хозяйстве и веревочка сгодится!») или цепь, полотенце вытирать пот, посох, небольшой крестьянский нож, серп, немного еды и лекарств, кремень для добывания огня, вот и всё, что мог себе позволить тот же ниндзя, передвигающийся по дорогам Японии. Имея все это, он мог не опасаться проверки, ну а уже на месте назначения, он из подручных средств делал нужные ему приспособления, а оружие всегда мог отобрать у врага. После выполнения задания, он своё «оборудование» либо прятал, либо вообще уничтожал и вновь становился безобидным путником, идущим по своим надобностям!

Вот поэтому-то для ниндзя были очень важны различные посохи, а отнюдь не мечи и кинжалы. Правда, существует путаница в их размерах. Так вот чтобы её избежать, возьмем за основу средний рост японского мужчины в начале XVII века, составлявший около 150 см. Это сегодня японцы стали намного выше благодаря пище, богатой животными белками, а в то время это было совсем не так. Длина же посоха не превышала человеческого роста (плюс высота деревянных сандалий – «гэта»), но чаще всего соответствовала расстоянию от земли до плеча. То есть она колебалась в пределах 140-160 см. Но кроме деревянного шеста это мог быть и посох буддийского монаха и тогда эффективность его как оружия, благодаря имевшимся на нем металлическим деталям обычно возрастала. Нередко применяли одновременно и два серпа: «о-гама», серп с длинной рукояткой (до 120 см) использовали, чтобы парировать и отклонять вражеские удары, а малым серпом, «ната-гама» (лезвие 15-30 см, ручка 20-45 см.) наносили удары противнику.

Кусарикама – серп с цепью, применялась как самураями, так и ниндзя.

Весьма «продвинутыми» (как это принято сегодня говорить) были ниндзя и в части применения различных новинок в области оружия. Так, они очень активно использовали огнестрельное оружие – в частности пытались застрелить из мушкетов Ода Набунага, и также применяли разрывные снаряды нескольких типов. Среди них были «бомбы» в мягкой, матерчатой оболочке, наполненные порохом и человеческими экскрементами, взрывы которых сеяли панику и отвлекали внимание, и настоящие «гранаты» в виде металлических шаров, с порохом и мушкетными пулями внутри. Поджигались они фитилем, пропитанным селитрой, а их взрыв внутри помещения мог привести к серьезным последствиям, будь то разрушения, а также ранения и гибель людей. Использовались разбрасываемые в траве и в темных коридорах металлические шипы, смазанные навозом либо ядом, метательные стрелки, выдуваемые из воздушных трубок – одним словом самые разные приспособления, позволяющие эффективно и быстро умертвить своего ближнего.

Фури-дзуэ или тигирики – «маховая трость». Практически это большой, походный кистень с рукоятью в виде посоха монаха фури-дзуэ был схож с металлической либо бамбуковой палкой длиной около 1 метра 50 см со скрытой внутри цепью с грузиком-кистенем. Это прекрасное комбинированное оружие, которым можно колоть и наносить рубящие удары.

Рукопашный бой ниндзя состоял из ударов руками и ногами в наиболее уязвимые места тела, а также разнообразные уклонения от захватов противника, падения, кувырки с перекатами и даже прыжки. Причем все, чтобы ни делал при этом ниндзя, было неожиданностью для противника!

Забавно, но столь любимое киношниками черное одеяние ниндзя, никак не принадлежит им самим, хотя оно и описано в романах и мы видим эту одежду в кино. «Ночью все кошки серы» – люди заметили ещё в незапамятные времена. Поэтому и ночные одеяния ниндзя были пепельного, желтовато-коричневого или темно-серого цветов и оттенков, так как чёрный костюм был заметен в темноте на фоне более светлых предметов. При этом оно имело мешковатые очертания, деформирующие очертания фигуры. Ну, а днём ниндзя надевали одежду крестьян, ремесленников, монахов, которая позволяла им слиться с толпой.

Ниндзя - рисунок знаменитого Хокусая.

Да, но откуда же взялся тогда чёрный костюм, приписываемый ниндзя? А это одеяние мастеров-кукловодов в японском кукольном театре бунраку. Кукловод, одетый во все черное находился во время спектакля прямо на сцене, и зрители его «не видели». И вот когда в пьесе уже другого театра – кабуки хотели показать убийство, которое якобы совершил ниндзя, то убийцу одевали в этот черный костюм кукольника – чем подчеркивали, что его никто не видел!

Что ещё входило в снаряжение ниндзя, так это шесть очень важных предметов (рокугу), хотя он и не всегда имел их при себе все. Это амигаса (сплетенная из соломы шляпа), кагинава («кошка»), сэкихицу (грифель для письма) или ядатэ (чернильница с пеналом для кисточки), якухин (небольшая сумка с лекарствами), цукэдаке или утидакэ (емкость для тлеющих углей), и сандзяку-тэнугуи (полотенце), ведь в Японии климат душный и влажный.

Самое интересное, что развитие сословия ниндзя шло практически параллельно со становлением самурайского сословия, хотя в японской культуре их всегда противопоставляют друг другу и вот почему. Если самурай считал безнравственным убивать из засады, то за него это делал ниндзя. Если самурай считал для себя непристойным тайно проникнуть в дом врага, то он опять-таки нанимал для этого ниндзя. Ну, а в итоге получалось так, что белое, как ему и положено, оставалось белым, а черное – черным. Честь самурая оставалась незапятнанной, а враг лежал на татами с клинком в груди. То есть друг без друга они обходиться не могли, ведь самураи обеспечивали ниндзя заработком, но и для самураев признать наличие своей зависимости от ниндзя было бы совершенно невозможно.

Среди цветов – вишня, среди людей – самурай.
Средневековая японская пословица.

Путь самурая был прям, как пущенная из лука стрела. Путь ниндзя – извилист, подобно движению змеи. Самураи старались быть рыцарями, и открыто сражались под своими знаменами. Ниндзя предпочитали действовать под знаменем врага, под покровом ночи, смешавшись с воинами противника. Однако мастерство – всегда мастерство и им нельзя не восхищаться. Восхищение мастерством ниндзя проглядывается в старинных японских повествованиях то тут, то там, и скрыть его оказалось просто невозможно.

«Чеснок» ниндзя был почему-то устроен сложнее европейского…

Например, вот что в «Букэ Мэймокусё» написано о том, как обычно действовали ниндзя во время войны: «Синоби-мономи были людьми, используемыми в тайных операциях; они поднимались в горы, маскируясь под сборщиков дров, и собирали информацию о противнике... Они были непревзойденными мастерами, когда дело касалось передвижения по вражеским тылам в ином обличье».

Не было проблем для них и проникнуть в замки врага. Для этого достаточно было обрить голову и замаскироваться под комусо – нищенствующего монаха, играющего на флейте. В летописи сегунов Асикага приводится документальное свидетельство, подтверждающее, что ниндзя из Ига или Кога действовали подобным образом: «Что касается ниндзя, говорят, что они были из Ига и Кога, и свободно проникали во вражеские замки. Они наблюдали за тайными событиями и воспринимались окружающими как друзья». Вспомним художественный фильм «Сёгун», где бывший монах-христианин, вернувшийся к религии отцов и ставший переводчиком у Блэксорна, отправился на разведку, переодевшись монахом. Единственная проверка, которой его подвергли, состояла в том, что его заставили снять шляпу, посмотреть на прическу.

Здесь же рассказывается о том, как люди из Ига действовали на войне. Так в войске сегуна Ёсихиса при Магари был несколько известных синоби. И когда он напал на Рок-каку Такаёри, семья Каваи Аки-но-ками из Ига, верно заслужившая его благодарность при Магари, вновь показала себя очень умелыми синоби. Все восхищались действиями людей из Ига и вот так пришли к ним известность и слава. В «Сима кироку» можно прочитать, что «сю* из Ига тайным образом забрались в замок и зажгли его, и это стало сигналом к началу штурма, а «Асаи Сан-дайки» сообщается, что синобо-но-моно из провинции Ига были специально наняты для того, чтобы поджечь замок.

Из этих текстов видно, что самураи, вернее, скажем так – военачальники самураев, могли нанимать синоби для поджога замков, которые самураи собирались штурмовать, и… открыто восхищались их мастерством. Да и было чем восхищаться! Так, когда самураи осаждали замок Саваяма, ниндзя в количестве 92 человек свободно вошли в него, предъявив пропуска… в виде фонариков из бумаги с нанесенными на них изображениями мона владельца замка. Перед этим кто-то из них украл один такой фонарик, по образцу которого были сделаны его копии. И вот, держа их в руках, эти ниндзя свободно прошли главные ворота замка, и никто их не остановил. Понятно, что те, кто их видел, даже подумать не могли, что это «агенты врага». Зато внутри, не привлекая к себе внимания, ниндзя, подожгли этот замок одновременно во многих местах, и это вызвало не только сильнейший пожар, но и панику среди защищавших его самураев!

Изображений нападений ниндзя в японской живописи мало. Видимо, сами японцы считали, что гордиться тут нечем.

Но «люди из Ига» не были при этом в вассальной зависимости ни от кого, а были именно наемниками, которым за службу платили, причем не так как самураям, получавшим, как известно, рисовые пайки за все время службы, а за конкретно выполненную работу. Правда, в какой форме осуществлялись эти платежи – деньгами или в тех же коку риса неизвестно, самураи считали непристойным делом говорить о деньгах и вслух эту тему никогда не обсуждали.

Кроме поджогов в период Сэнгоку, отмечают военные хроники того времени, синоби или ниндзя приглашали для выполнения и других задач. Например, они исполняли обязанности кантё (шпионов), находившихся в тылу неприятеля, выступали в роли тэйсацу (разведчиков), которые действовали в «прифронтовой полосе», и кисё («нападающих из засады»), то есть тайных убийц, жертвами которых становились люди из начальствующего состава противника. Были среди них даже такие люди, как коран («сеятели слухов») – своего рода агитаторы древности. Однако необходимо отличать профессиональных ниндзя, которые передавали свои навыки из поколения в поколение, таких, как ниндзя из Ига, от обычных самураев, которые по поручению своих сюзеренов выполняли различные секретные миссии на территории противника и, в частности, играли роль «засланных казачков».

Ниндзя – дартс.

Кстати, ответить на вопрос, почему среди ниндзя было так много людей из Ига и Кога совсем не трудно, если посмотреть на карту Японии. Обе эти территории – это труднодоступный район гор и лесов, куда было трудно добраться армейским частям, где было трудно воевать, а вот защищаться от врага и прятаться, напротив, очень даже легко! Здесь также нужно отметить, что профессиональных ниндзя никогда не было много. Токугава Иэясу нанял однажды 80 ниндзя из Кога, чтобы те пробрались в замок клана Имагава. Известны отряды в 20, 30, и даже 100 человек, но и не больше, тогда как во многих художественных произведениях, будь то роман или кинофильм, ниндзя нападают чуть ли не целыми толпами.

Оружие самурая против оружия ниндзя.

Кстати, и сам Токугава Иэясу никогда не стал бы сегуном, если бы не ниндзя из Ига. Именно ниндзя из Ига во главе с Хаттори Хандзо провели Иэясу тайными тропами через земли Ига до провинции Микава, где он оказался в безопасности, и тем самым спасли ему жизнь. Зато с наступлением в Японии «мира Токугава» спрос на их услуги сразу же резко упал, а их искусство стало приходить в упадок. И хотя в военном законодательстве сегуната от 1649 года была даже статья, разрешающая дайме с доходом в 10000 коку нанимать ниндзя к себе на службу, никакой особой нужды в этом уже не было. Зато именно в это время по аналогии с героизацией своего самурайского прошлого в Японии начинают распространяться самые нелепые мифы о ниндзя, якобы умевших летать и ходить по воде «яко посуху».

Типичный «водяной паук». Один на одну ногу, другой – на другую и… вперед, через реку, опираясь на шест!

Известна, например, книга «Бансэн Сюкай» (в переводе это означает «Десять тысяч рек впадают в море») – нечто вроде пособия по ниндзюцу с многочисленными рисунками, снабженными пояснениями. Однако относиться к тому, что в ней написано, нужно критически, причем в большей степени, чем это позволил себе тот же британский историк Стивен Тернбулл. Например, в одной из своих книг он приводит иллюстрацию из этой книги с изображением устройства под названием «водяной паук» (мидзугумо), якобы, позволявшего ниндзя без особого труда «ходить по воде». На деле, достаточно вспомнить школьный курс физики и закон Архимеда, чтобы понять, что тот, кто его придумал, сам никогда это устройство не использовал.

Нашлись люди, которые провели с ним опыты и все они закончились неудачей. И дело отнюдь не в том, что они не знали каких-то «тонкостей» обращения с этим «водяным пауком». Просто подъемная сила этого деревянного мини-плотика очень мала и ее хватает только на то, чтобы держать на поверхности воды предмет весом не более 2,5 кг. А ведь в данном случае речь идет о взрослом мужчине, пусть это даже и японец-ниндзя! И вывод однозначен: это приспособление не годится ни для передвижения по воде, ни для того, чтобы форсировать болота.

Но зачем тогда автор «Бансэн Сюкай» все это написал и поместил рисунок «паука» в своей книге? Это загадка, над которой историки бьются и по сей день. Может быть, он сам не проверял работу «водяного паука», а может быть даже и просто решил пошутить, хотя внешне все, что он понаписал и выглядит очень эффектно.

Столь же неудачен и способ форсировать водную преграду, засунув ноги в две деревянные шайки – тару-икада, соединенных веревкой, чтобы ноги в них не разъезжались. Стивен Тернбулл указывает, что это плавучее средство «должно быть весьма неустойчивым», однако на деле оно просто не работает так же, как и мидзугумо!

С другой стороны в этой книге есть ряд интересных и легко реализуемых предложений по части тайнописи, связи флажками, и разведки вообще. Но разве не о том же самом писал в свое время и Роберт Баден-Пауэлл - основатель скаутского движения и автор 32 книг по скаутингу. Вот только его советами пользоваться можно, а вот удивительным и внешне эффектным мидзугумо разведчиков синоби, увы, нельзя!

Есть просто удивительные книги по ниндзюцу, которые приводят впечатляющие списки разнообразных приспособлений, которые якобы пользовались ниндзя. Это всевозможные фонари, ночные светильники, «огненные свечи», стрелы, долгогорящие факелы, трубки чтобы дышать под водой и подслушивать через стену, лодки, некоторые можно было разбирать и устанавливать на них орудия, что имей они у себя все это арсенале, в поход за ними должен был бы идти целый караван со снаряжением. А уж времени сделать все это нужно было бы так много, что ниндзя потребовалась бы целая фабрика (и не одна!), чтобы все эти «тайные» гаджеты произвести! Но и этого авторам иных книг показалось мало! В 1977 году некий Хацуми Масааки написал книгу «про ниндзя», и там есть такие диковинные виды оружия и приспособления, что их больше нет ни в одном древнем тексте. Считается, что она рассчитана на детей, и может быть, что он просто придумал что-то вроде сказки. Однако беда в том, что многие доверчивые люди приняли его работу всерьез так, что на его удочку попался американец Донн Дрэгер – исследователь японских боевых искусств. Он тоже написал книгу «Нин-дзюцу: искусство быть невидимым», куда ничтоже сумняшеся «вставил» многие изобретенные господином Хацуми аппараты. Ну, а после эту «ценную информацию» у него позаимствовал, к несчастью, и ряд наших российских авторов. Во всяком случае, в Интернете все эти «открытия» есть!

Как вам нравится, например, подводная лодка, у которой над водой выступает нос огромного дракона? Балласт из мешков с песком, гребут на нем люди веслами, запас воздуха рассчитан на несколько часов, так что можно приблизиться к неприятельскому кораблю и пробуравить в нем дырки. Для этого на «подлодке-драконе» предусмотрен даже специальный шлюз!

А вот кагю – «огненный бык», и это еще интереснее. На рисунке мы видим деревянного быка, поставленного на колеса, из пасти которого напором воздуха, подаваемого мехами, извергается горящая нефть. Быка толкают два ниндзя. Но как, где и каким образом у ниндзя могла бы появиться возможность: во-первых, это «огнедышащее чудо построить», во-вторых – доставить его не место действия, и, в-третьих – его использовать?

Огромный камень, если подвесить его на опорах, следовало отводить назад, потянув за канат, чтобы он как маятник шел вперед и бил бы в стену вражеского замка. Самые прочные сооружения не выдержали бы его ударов. Но посмотрите, по какой дуге этот камень должен был перемещаться, и с какого расстояния и какой высоты падать. Получается, этой «машине» следовало быть просто нереально огромной.

Хацуми Масааки сообщал, что ниндзя привязывали себя к воздушным змеям ямидако и парили над территорией врага, изучали его расположение, да еще и стреляли по наземным целям из лука! Они также могли незаметно высаживаться с таких змеев в тылу противника. Действительно, японцы были мастера запускать большие воздушные змеи. И логично предположить, что они могли сконструировать змея, который был бы способен поднять человека в воздух, чтобы наблюдать за врагом. Так в российском военно-морском флоте в начале ХХ века змеи с наблюдателем на борту на море запускались. Но для чего все это требовалось ниндзя, которым в одежде монахов были открыты любые ворота, непонятно?

Сообщается, что они имели также легкие планеры, которые запускались с помощью гибких бамбуковых шестов и канатов – то есть это было что-то вроде огромной рогатки. В итоге, планер вместе с пилотом взлетал в воздух и перелетал любую высокую стену. Более того, в полете ниндзя якобы мог еще и бомбы бросать на врагов.

Наконец, что это именно ниндзя придумали прообраз танка, о чем Дрэгер на основании книги Хацуми написал, что для быстрого проникновения в лагерь врага, находящийся в глубоком ущелье или у подошвы горы, ниндзя использовали «большое колесо» дайсярин – повозку на высоких деревянных колесах. Между ними подвешивалась гондола с бойницами, через которые находившиеся в ней ниндзя могли стрелять из ружей или опять-таки бросать гранаты. И если со склона горы вниз неожиданно устремлялась не одна, а десятки таких «танков», то голову теряли даже самые отважные бойцы. Повозки давили людей колесами и поражали огнем – вот вам и первые танки, пусть даже и без мотора!

Ну что тут сказать? Это даже уже и не история и не фантазия, а… клиника! Узнали бы об этом самураи – вот они, наверное, бы умирали со смеху, хотя сегодня есть люди, которые верят во всю эту чушь, ведь написали это кто? Японец и американец! А уж они-то, конечно, все знают!

Ну, а если говорить серьезно, то известно, что ниндзя в последний раз использовались правительством Японии в 1853 году, когда к ее побережью подошла эскадра коммодора Мэтью Перри с 250 орудиями на борту «открывать» ее для пользы иностранцев. Тогда на флагманский корабль Перри прокрался ниндзя Савамура Ясусукэ, который должен был добыть там секретные бумаги пришельцев. Хотя он и добыл бумаги, выяснилось, что все его труды оказались напрасны: в них были не секретные приказы, а фривольные стихи, которые джентльмену считалось неприличным читать в кругу приличных дам, и вот тут-то и оказалось, что американский коммодор хранил эти стишки куда надежнее важных документов…

Тут нужно вспомнить, что самым первым японским ниндзя с полным правом может считаться и самый первый самурай – принц Ямато-Такеру, который надел женскую одежду и при помощи этого маскарада пошел и убил двух братьев Кумасо…

*Воинское подразделение (яп.)

Автор выражает свою признательность компании «Антиквариат Японии» за предоставленные фотографии и информацию.

Автор Шпаковский Вячеслав

http://topwar.ru/

www.the-submarine.ru

Лук - оружие самураев и ниндзя

Юми — японский асимметричный лук с расположением рукояти в его нижней части. Основная версия возникновения такой формы, удобство прицеливания при стрельбе с лошади и с положения сидя. Таким образом, подобная асимметричная форма, позволяет использовать его на ближних дистанциях боя. До появления огнестрельного, он был главным военным оружием Японии.

Стрельба из большого японского лука изучается в кюдо — искусстве познания себя через это необыкновенное оружие; кюдзютсу — боевом искусстве и кебусанэ — старинном искусстве стрельбы из лука с лошади.

Юми, единственный лук, в котором стрела заряжается с правой стороны и не пересекает рукоять. В настоящее время используются луки длиной от 2 м 10 см и выше. Его длина зависит от роста владельца и подбирается индивидуально. Традиционно юми изготавливается из бамбука, но в климатических условиях Европы бамбук быстро теряет форму. Современные луки производят из карбона с использованием древесины и кевлара. Из кевлара же изготавливаются цюру — тетивау. Место контакта со стрелой усиливается прочной нитью и клеем. Такая дополнительная намотка позволяет защитить тетиву и обеспечивает надёжное сцепление со стрелой. Длина стрелы индивидуальна и на 15 см больше расстояния от подбородка до кончиков пальцев вытянутой руки.

Юми требует тщательного ухода. Существуют ритуалы ремонты и чистки лука и стрел. Для стрельбы используется специальная кожаная перчатка, она предохраняет руку стреляющего, а также позволяет держать мышцы кисти расслабленными. Кольцо из ленты перчатки, даёт возможность контролировать центр тела во время прицеливания. Неуважительно переступать лук лежащий на земле, а также дотрагиваться до него без разрешения хозяина. Считается, что он содержит в себе часть души человека, который его изготовил.

Кюдо: искусство стрельбы

Главная цель кюдо — познание себя через лук. Это одно из первых и одно из самых массовых, на сегодняшний день, боевых искусств Японии. Кю-до — путь (дорога) лука. Изучается оно как духовная дисциплина, развивающая волю и моральные качества воина. Его основателем считается Марикава Кодзан, который в середине 17-го века охарактеризовал искусство стрельбы из лука как духовную практику. Современная форма кюдо, принятая в 20-м веке, кроме воспитания духа, подразумевает участие в спортивных соревнованиях.

В этом боевом искусстве отсутствуют большие физические нагрузки, что позволяет изучать его в любом возрасте и с любой физической подготовкой. Для стрельбы используется юми, длина которого около 2- метров. Как уже указывалось выше, основная особенность это  асимметричность. Такая форма позволяет прицеливаться из положения сидя. Мишень располагается на расстоянии 28 метров.

При стрельбе важна полная физическая и духовная концентрация, так как малейшие неточности в положении тела лучника, дают большую погрешность. В кюдо, главным считается красота и правильное техническое выполнение форм, а не попадание в цель. Занятия кюдо формируют особое спокойное и невозмутимое отношение к жизни.

Хан-кю

Это один из видов оружия, который использовали воины клана ниндзютсу. Переводится с японского как маленький половинчатый лук.  Он примерно в два раза меньше традиционного большого самурайского юми. Такой небольшой размер обеспечивает удобство ношения и быстроту манёвра в боевой ситуации. Основная особенность этого оружия ниндзя — простота изготовления.

Хан-кю, однокомпозитный лук и для его изготовления может использоваться практически любая ветвь дерева. Маленький лук ниндзя способен поражать цель на дистанции около 200 м. Стрелы имеют длину не более 46 см и при поломке лука могут использоваться как самостоятельное оружие. Наконечники стрел воины ниндзя пропитывали ядом растений. В боевых искусствах существует техника использования лука и его тетивы в качестве дополнительного оружия в рукопашном бою.


Автор материала: Колесников А.В.

xodoki.net

Оружие и доспехи самураев | MIUKI MIKADO • Виртуальная Япония


Военное дело в Японии наряду со всей культурой страны в целом тоже отличается самобытностью. Древние воины японские самураи экипировались несколькими видами оружия и защитными элементами обмундирования. Облачение изготавливалось в основном из металла, кожи, ткани. Отдельные части доспехов лакировались. Посмотрим, что могло быть в арсенале любого небедного самурая.

Меч катана. 16 век. Мастер: Тайра. Школа Бунго Такада. Сталь. Длина 68,8 см:

Меч катана. Описание: Школа Тикудзэн Нобукуни. Мастер Минамото Нобукуни. Первая четверть XVIII в. Сталь:

Меч катана. С узором самбон-суги (три криптометрии). Первая половина периода Эдо (1603 — 1686). Сталь:

Меч одати для подношения в храм. Середина XIX в. На хвостовике выгравирована надпись в уставном каллиграфическом стиле: «В сезон благодатных дождей овладеть искусством необузданной пляски белого дракона». Сталь:

Меч вакидзаси. Первая четверть XIX в. Сталь:

Меч вакидзаси. Мастер Каэёси, школа Суэ-Суки. XVI в. Сталь:

Меч вакидзаси. Мастер Канэмицу. Сталь:

Цуба и рукоять меча ко вакидзаси:

Меч ко вакидзаси мастера Мурамаса. XVI в. Сталь:

Цуба с изображением дракона, сжимающего жемчужину. Мастер из Нисидзин (Киото). 19 век.
Железо, резьба с стиле мару-бори (круглая), ажурная резьба сукаси-бори, патинирование, вставки желтого металла в сквозные отверствия рё-хицуана, гравировка, инкрустация золотом и сплавом сякудо (глаза дракона):

Цуба с изображением нисходящего дракона с языками пламени. XIX в. Железо, резьба, икрустация золотом:

Комплект футигасира. С рельефным изображением дракона в облаках на фоне поверхности с фактурой «рыбья икра». Стиль официальной школы Гото. 2 предмета. XIX в. Сплав сякудо, резьба, инкрустация золотом:

Алебарда нагината. Период Эдо (1603 — 1868). Сталь:

Копьё тидори-ката дзюмондзи-яри. Кузнец Нобукуни Минамото Ёсимаса (ум. В 1873 г.). XIX в. Сталь:

Маска воина мэ-но-сита хо типа рэссэйбо («полная энергии ярости»). Маска со съемным носом и защитой для горла ёдарэ-какэ из четырех пластин и шелкового шнура. Конец 17 – начало 18 в. Железо, лак тэцу сабидзи уруси (патина, имитирующая легкую ржавчину), красный лак, шелковые шнуры (темно-синий, голубой, оранжевый):

Маска воина мэ-но-сита хо. Типа рэссэйбо («полная энергии ярости»), со съёмным носом, с «ушами» и защитой для горла ёдарэ-какэ из пяти пластин и шнуров. XVII в. Железо, лак, позолота, шёлковый шнур (синий и белый):

Маска воина мэ-но-сита хо. С накладными «ушами», с ажурными отверстиями узора «слива», съёмным носом, усами и защитой для горла ёдарэ-какэ из трёх пластин с синим шнуром. XVII в. Железо, лак, позолота, шёлковый шнур:

Маска воина мэ-но-сита хо. Типа россэйбо с красной губой, с усами, золотыми зубами и съёмным носом:

Маска воина мэ-но-сита хо. Маска с белыми усами, бородой, съемным носом и защитой для горла ёдаре-какэ из трех пластин, сошнурованных в стиле сугакэ-одоси. Конец 18 века. Железо, лак, шелковый шнур:

Шлем судзибати кабуто и маска мэ-но-сита хо. Шлем из 64 пластин с накладной декоративной стрелой синодарэ спереди. Назатыльник сикоро из четырёх сошнурованных ярусами цельных пластин в стиле хинэно. На отворотах фукикаэси, частично обитых коей с узором «сакура и львы», герб из двух слегка изрезанных листьев. Передний нашлемник в виде головы дьявола с мордой льва, ушами оленя, рогами водяного буйвола, торчащими в сторону усами и бровями. Маска мэ-но-сита хо (защита лица под глазами) типа рэссэйбо («полная энергии ярости») со слегка оттопыренными ушами, с пышными белыми усами, указывающими на почтенный возраст и статус владельца доспеха. Подбородник из сошнурованных ярусами четырёх цельных пластин:

Шлем кавари-кабуто. С тульей момо-нари хати («персик»), с нашлемником вакидатэ (рога буйвола по бокам) и маэдатэ (пластина «солнечный диск» в центре над козырьком):

Шлем самурая-пожарного. В стиле дзукин («клобук монаха») с гербом клана Симадзу. XIX в. Железо, лак сабидзи уруси (коричневатая патина, имитирующая легкий налет ржавчины), сукно, медный сплав:

Шлем судзибати хоси кабуто. Из 64 пластин с шипами, козырёк направлен вниз. Сикоро из 5 цельных пластин и одной, прикреплённой к коси-ита каски, служащей основанием отворотов фукикаэси. Маэдатэ классического типа кувагата, в нижней части имеет изогнутый цилиндрический футляр-подставку для рогов, он является частью кувагата и украшен тонкой гравировкой из листьев:

Шлем судзибато кабуто. Из 8 пластин, через одну идет стилизованная синодарэ. Задняя часть шлема приподнята. Маэдатэ в виде ваджры, уплощенное, из жёлтого металла. Железо, патинированное под саби:

Комплект доспеха тосэй-гусоку клана Сатакэ с гербом Гэндзи-мон. 18 век:

Доспех тосэй гусоку. С белым шнуром. Кираса гомай окэгава до:

Золотой доспех клана Токугава. Период Эдо:

Доспех тосэй гусоку. Кираса томай могами до со шнуровкой сугакэ-одоси, покрыта чёрным лаком. Шлем судзибати кабуто (сверху стиль ржавого железа) из 24 пластин. Маска мэносита хо с фактурой под «ржавое железо». Тип оиэбо (выражение спокойное), нос съёмный, ушей нет. XVIII в.:

Доспех тосэй гусоку. Со шлемом работы Саотомэ Иэнага (конец XVII — начало XVIII в.), представляющим восьмое поколение школы Саотомэ. Железо, лак, металл (медный спав), кожа, шёлковый шнур, парча, ткань из растительного волокна, медвежья шерсть:

Доспех тосэй гусоку. С фамильным гербом риндо (цветок горкчавки и листья бамбука). Использование этого цветка в сочетании с листьями бамбука разрешалось только родственникам клана Минамото и воинским родам, ведущим своё происхождение от членов императорской семьи. XVIII в. Железо, кожа, лак, шёлковый шнур, парча, сукно, ткань, металл (медный сплав), позолота, рога буйвола:

Полевая куртка дзимбаори. С драконом на спине и с фигурными застёжками «тыква-горлянка». Первая половина XIX в.:

Оружие самураев и ниндзя:

Похожие записи на сайте miuki.info:

miuki.info

Самураи и ниндзя

Слово "самурай" происходит от древнего глагола "самурау" - "служить". Отсюда следует, "самурай" - это "слуга". Еще одно популярное в Японии слово, обозначающее самурая - "буси" ("воин"). Отсюда "Бусидо" - "Путь Воина", "Бусинкак"- Дом война.

 


Самураи существовали на протяжении всей истории Японии. Первоначально они были на службе у аристократов. В конце эпохи Хэйан крупнейшие кланы самураев обрели самостоятельный политический и военный вес, и аристократам уже нечего было им противопоставить. В течение веков одни самурайские кланы сменяли другие, сражаясь за титул сёгуна - военного правителя страны. 

Основой идеологии самураев стали дзэн-буддизм и складывающееся веками учение бусидо, основанное на учениях Конфуция. Основное правило - полное подчинение самурая своему господину. Последнее, однако, не означало готовность подчиненного на совершение любой подлости и злодеяния по слову господину. Если самураю отдавался заведомо преступный приказ, то он должен был смиренно пытаться переубедить господина. Если же это было невозможно - совершить харакири(сэпуку) - Сэппуку состояло в том, что самоубийца прорезал живот поперёк, от левого бока до правого или, по другому способу, прорезал его дважды: сначала горизонтально от левого бока к правому, а потом вертикально от диафрагмы до пупка. Впоследствии, когда сэппуку распространилось и стало применяться в качестве привилегированной смертной казни, для него был выработан особый сложный ритуал, один из важных моментов которого состоял в том, что помощник (кайсяку) невольного самоубийцы, обычно его лучший друг, одним взмахом меча отрубал ему в нужный момент голову, так что сэппуку по сути сводилось к ритуальному обезглавливанию. Обезглавливание производилось тогда, когда тело самоубийцы начинало клониться вперед. Самурай стоически терпел мучения, показывая силу своего духа (хара), и как только тело качнется - взмах меча обрывал его жизнь.. Также самурай должен был совершать самоубийство в случае "потери лица" - когда он был чем-либо опозорен. 

Идеологический смысл харакири заключался в том, что, вскрывая живот, воин обнажал перед всем миром свою душу и давал возможность судить себя по тем законам, по которым будет угодно его господину. Важно понимать, что сэпуку- это не самоубийство в обычном смысле слова. Все классики бусидо постоянно подчеркивали различие между "недостойной" и "достойной" смертью. Во втором случае это смерть, в которой есть смысл (очищение рода, указание господину на его промахи, выполнение приказа господина). В первом же - это

бессмысленная смерть, пусть даже и "героическая" (в том числе и "глупая" смерть на поле боя). 

Могущество самурая определялось доходом от пожалованных ему земель. Чем больше был этот доход, тем больший отряд мог привести самурай в армию господина. Пожалованные земли не воспринимались как реальная собственность самурая. Они могли быть легко отняты или переданы другому воину. 

Важнейшим богатством для самурая были лошади. Природные условия Японии плохо приспособлены для выращивания этих животных, поэтому позволить себе содержать лошадей мог только состоятельный самурай. Также на это не был способен "ронин" - самурай без хозяина. Поэтому последние, в отличие от европейских "странствующих рыцарей", всегда путешествовали пешком.

От всех прочих самураи отличались двумя вещами - особой прической с выбритым лбом и зачесанными назад волосами и правом носить два меча - большой и малый. Право носить малый меч имели все совершеннолетние мужчины. 

До начала правления клана Токугава самураем мог стать любой достаточно удачливый человек, в том числе и крестьянин, и горожанин. Четкого разделения между кастами тогда еще не было, а звание самурая присваивал князь за какие-либо военные заслуги. Среди самураев проводились своего рода "соревнования" с награждениями, скажем, первого взобравшегося на стену вражеской крепости или первого воина, вступившего в бой с противником. 

Принято считать самураев мастерами не только меча, но и кисти. Действительно, многие самураи из влиятельных семей получали неплохое образование, умели писать стихи, практиковали каллиграфию и чайную церемонию и т.д. Конечно, самураи из семей бедных и незнатных отличались этим далеко не всегда. 

Часто считается, что самураи военных периодов истории Японии руководствовались бусидо в том виде, в каком оно было описано в книгах вроде "Сокрытое в листве" [Hagakure] Ямамото Цунэтомо или "Книге пяти колец" [Gorin no Sho] Миямото Мусаси. Это не вполне соответствует действительности. 

Дело в том, что эти и им подобные книги были написаны в поздние времена, когда самураи, оставаясь военным сословием, практически не воевали. Как, кстати, и авторы этих книг. Их представление о военном искусстве большей частью было подчерпнуто из хроник, легенд, рассказов престарелых очевидцев (речь именно именно о военном искусстве, а не об искусстве одиночных поединков). 

Писалась такого рода литература для того, чтобы закрепить в письменном виде и передать последующим поколениям военное искусство, которому в современной жизни места нет. Однако из этого отнюдь не следует, что древние воины действительно руководствовались правилами, выведенными самураями-писателями в период Токугава. 

В реальности же все обстояло несколько иначе. То, на основании чего формулировались принципы бусидо - высшие достижения, подвиги наиболее выдающихся воинов. Очевидно, что, раз этот подвиг запомнился очевидцам, в целом самураи вели себя далеко не так героически. Однако подвиг фиксировался в хронике и действительно служил предметом изучения, преклонения и подражания для следующих поколений. 

Возникла парадоксальная ситуация - наиболее суровые и строгие правила бусидо стали общеизвестны и канонизированы тогда, когда потеряли практический смысл. В разгар периода гражданских войн самураи считали для себя вполне возможным поменять господина, но когда войны кончились - это стало считаться страшным позором, хотя теперь уже не угрожало жизни господина. 

Продуктивную аналогию можно провести с подвигами воинов Красной Армии и партизан в период Великой Отечественной войны. Они также были канонизированы существенно позже того времени, когда произошли.

Поэтому не стоит рассматривать книги по бусидо как учебник по повседневной жизни самураев древности. Это лишь идеал, к которому стремились и которого достигали лучшие из них.


Несмотря на то, что о ниндзя известно довольно много, определенно писать о них довольно трудно. Слишком уж много легенд о них бытует в Японии и за ее пределами. 

Ниндзя (или "синоби" - "прячущиеся") - это антисамураи, наделенные несколько другим кругом задач. Если самураи должны были воевать за своего господина лицом к лицу с противником, то ниндзя занимались шпионажем и терроризмом, отслеживая передвижения войск противника и совершая покушения на его полководцев.

Встреча ниндзя с самураем всегда заканчивалась смертью одного из них...  Ненависть друг к другу не давала шансов договориться "полюбовно"

Изначально ниндзя становились самураи пограничных земель, находившихся на границе с землями противника. Затем специфика их подготовки вызвала необходимость выделения из массы остальных "буси". Объединившись в кланы, ниндзя предлагали свои услуги то одним, то другим князьям, выполняя самые разнообразные поручения и распространяя о себе легенды. 

Кое-что в этих легендах было правдой, многое - ложью или полуправдой. Так, насколько мы можем об этом судить, ниндзя редко носили черные одежды, в которых они изображаются, поскольку лучший способ остаться незамеченным - это одеваться как все. Мало кто из них действительно был мастером боевых искусств, поскольку им это было не нужно, и мало кто из них мог в открытом бою рассчитывать на победу над самураем. Также, видимо, ниндзя-то (некий особый "меч ниндзя") - это позднейшее литературное "изобретение". В реальности ниндзя пользовались обычными короткими мечами. Их основным козырем была внезапность, а также активное использование метательного ("сюрикэн" - метательный кинжал, а также "звездочка" и дротик) и отравленного оружия. 

Объединяя Японию, Ода Нобунага уничтожил основные поселения ниндзя в провинциях Кога и Ига. Оставшиеся в живых ниндзя в период правления клана Токугава переквалифицировались в сотрудников О-мэцукэ (тайной полиции) и шпионов, выведывавших секреты ремесленников. Так, впервые в истории человечества, возник профессиональный промышленный шпионаж.

Чтобы оставить комментарий необходимо зарегистрироваться

www.karatebel.com

Самураи и ниндзя - Кодекс чести офицера

Самураи были легендарными воинами, и, пожалуй, это наиболее знаменитый класс Японии. Они были благородными бойцами, сражающимся против зла (и друг против друга) с помощью мечей и в устрашающей броне, и следовали строгому моральному кодексу, который управлял всей их жизнью.

Слово «самурай» традиционно применяется только по отношению к мужчинам. Японский класс буси, к которому они принадлежали, делал возможным учить боевым искусствам и женщин — такие женщины назвались онна-бугэйся и участвовали в войнах наряду с мужчинами. Их оружием, как правило, была нагината — копьё выше человеческого роста с лезвием, напоминающим длинный кривой меч. Это оружие по сравнению с остальным было относительно лёгким и вполне эффективным.

Исторические тексты заставляют предположить, что женщин-воительниц среди всех женщин Японии дворянского происхождения было мало — традиционно японские дворянки довольствовались ролью домохозяек. Тем не менее, последние исследования доказывают, что женщины участвовали в боевых действиях гораздо чаще, чем написано в учебниках по истории. Например, был проведён анализ ДНК останков участников одного крупного сражения, и оказалось, что 35 из 105-ти принадлежали женщинам.

Самым необычным атрибутом самураев является, пожалуй, их странная, но красивая и богато изукрашенная броня. В отличие от доспехов европейских рыцарей, самурайская броня предназначалась в основном для мобильности.

Хорошая броня должна была быть прочной, но при этом достаточно гибкой, чтобы позволить владельцу свободно двигаться на поле боя. Она представляла собой пластины из кожи или металла, покрытые лаком, тщательно подогнанные друг к другу с помощью кожаных или шёлковых шнурков. Руки были защищены массивными прямоугольными щитками, а на месте локтевого сгиба оставался просвет. Правую руку часто оставляли без защиты для обеспечения максимальной свободы движений.

Самая странная часть брони — это шлем кабуто: чаша делалась из скованных вместе металлических пластин, в то время как лицо и лоб защищались доспехами, привязываемыми по кругу за головой и под шлемом. Самой популярной конструкцией был шлем, похожий на знаменитый шлем Дарта Вейдера — такой головной убор мог защитить владельца от мечей и стрел со всех сторон.

Также на многих шлемах были украшения и присоединяемые отдельно части, в том числе усатые демонические маски менгу, одновременно защищающие лицо и устрашающие врага. Для обеспечения мягкости в качестве подшлемника использовался кожаный платок.

Хотя самурайская броня с течением времени претерпела значительные изменения, внешний вид для неопытного наблюдателя в целом оставался одинаковым. На самом деле, броня самураев была настолько эффективна, что армия США переняла у них конструкцию своих бронежилетов.

Самураи были незакомплексованными людьми, когда дело доходило до сексуальных отношений. Как и многие другие культуры воинов, например, спартанцев, самураи не только считали однополые отношения нормальными, но и активно поощряли их. Сексуальные отношения возникали, как правило, между молодыми учениками и учителем, который их тренировал — эта практика была известна как вакасюдо («путь молодёжи») и практиковалась почти всеми представителями класса буси.

Хотя вакасюдо считалась одним из основополагающих аспектов пути самурая, история сохранила об этом мало сведений — например, в массовой поп-культуре этот факт почти никогда не афишируется.

Читатели, которые видели фильм «Последний самурай», знают, что при особых обстоятельствах не-японец мог сражаться на стороне самураев или даже сам стать таковым. Это была особая честь, включающая в себя получение самурайского оружия и нового японского имени. Оказать её могли только особые лидеры вроде даймё (лордов-землевладельцев) или сёгуна (военачальника).

Известны четверо западных мужчин, получивших звание самурая: авантюрист Уильям Адамс, его напарник Ян Йостен ван Лоденстейн, офицер ВМС Евгений Колач и торговец оружием Эдвард Шнелл. Адамс был самым состоятельным и влиятельным человеком из всех четверых — он стал советником самого сёгуна.

Многие думают, что самураи были немногочисленными элитными войсками вроде современного российского спецназа или же небольшой, строго определённой дворянской кастой. Тем не менее, фактически весь социальный класс буси состоял из самураев. Первоначально слово «самурай» означало «те, кто часто посещает дворян». Со временем значение изменилось и стало ассоциироваться с представителями класса буси среднего и высшего уровня, в частности, с солдатами.

Это означает, что таких воинов было довольно много. На пике своего расцвета до 10% населения Японии принадлежали к самураям. Так что, по крайней мере, у половины современных жителей Японии в жилах течёт кровь самураев.

Самураев можно назвать рок-звёздами своего времени: их стиль одежды сильно влиял на моду той эпохи. Тем не менее, за исключением торжественных случаев, сами самураи в повседневной жизни одевались неброско. Хотя их повседневный костюм был сложным, каждый аспект был разработан в соответствии с потребностями воинов.

Костюм должен был обеспечивать скорость и свободу передвижения. Обычный наряд состоял из штанов хакама и кимоно или хитатарэ — двуполого жилета, набрасываемого на плечи. Обычной частью костюма было оружие, а хитатарэ мог быть мгновенно сброшен в случае нападения. Кимоно были сделаны из шёлка, что обеспечивало как красивый внешний вид, так и прохладу. В качестве обуви использовались деревянные башмаки или сандалии.

Самой распространённой причёской был пучок. За исключением буддийских монахов, которые брили головы, люди всех сословий носили пучок в течение сотен лет. Привычка объединения пучка волос с частично выбритой головой, возможно, развилась из необходимости — с выбритым лбом было удобнее носить шлем.

Самураи использовали различные виды оружия. Первоначально оружием служил меч под названием тёкуто — тонкая уменьшенная версия прямых мечей, позже использовавшихся средневековыми европейскими рыцарями. По мере совершенствования оружейного дела самураи постепенно перешли на изогнутые мечи, которые в конечном итоге превратились в катаны. Катану, пожалуй, можно назвать самой знаменитой разновидностью меча в мире и, безусловно, самым знаковым оружием самураев.

Кодекс самураев бусидо диктовал, что душа самурая заключена в его катане, и это возводило её в ранг самого важного оружия. Обычно катаны использовались в паре с дайсё, укороченной копией основного меча, бывшей символом статуса — дайсё имели право носить исключительно самураи.

Однако мечи были не единственным оружием. Не менее часто использовались юми или луки, поскольку, в конечном счёте, личная храбрость на поле боя стала цениться меньше, чем тактика и планирование. Когда в XVI-м веке появился порох, самураи отказались от луков в пользу огнестрельного оружия и пушек. Предпочтение отдавалось танэгасима — кремневым ружьям, популярным среди самураев эпохи Эдо и их слуг.

Члены класса самураев были гораздо большим, чем простые воины — большинство из них получали блестящее образование. В то время читать могли очень немногие европейцы, а вот уровень грамотности среди самураев был чрезвычайно высок, также они обучались и математике.

Бусидо диктовал, что самурай должен стремиться к самосовершенствованию множеством способов, в том числе не связанных с боевыми искусствами. Вот почему самураи оказали немалое влияние на культуру: они писали стихи, картины монохромными чернилами и были специалистами в чайной церемонии — всё это было обычными аспектами их культуры. Также они изучали такие предметы, как каллиграфия, литература и флористика.

Внушительная броня и оружие часто заставляют самураев казаться гигантами, и именно так они изображаются в современной поп-культуре. Однако это далеко от истины: большинство самураев были низкорослыми — так, самураи XVI-го века имели хрупкое тонкое тело и рост от 160-ти до 165-ти см. Для сравнения — рост европейских рыцарей того же периода варьировался от 180-ти до 196-ти см.

Более того, благородные самураи, возможно, не были настолько чистокровными, как им хотелось бы. По сравнению со среднестатистическими японцами, их кожа была заметно светлее, а на теле было больше волос. Их профиль, а именно форма носа, также заметно напоминали европейские. По иронии судьбы, это может означать, что самураи на самом деле произошли от этнический группы айна, считавшейся низшими японцами, часто становящимися объектами дискриминации.

Одной из самых пугающих вещей, известных о Пути самурая, является сэппуку — ритуал, также известный как харакири. Самурай должен был покончить с собой, если был не в состоянии следовать бусидо или попал в плен. Сэппуку мог быть как добровольным актом, так и наказанием, но в любом случае он рассматривался как очень почётный способ умереть.

Большинству людей известно о «полевой» версии харакири — быстром и грязном деле. Нужно было пронзить себе желудок коротким лезвием и сдвинуть его слева направо — по сути, самурай потрошил сам себя. Обычно ему помогал выполнить ритуал другой самурай, который в этот момент отрубал первому голову, поскольку иначе воин умирал бы крайне долго и мучительно.

Однако полный ритуал сэппуку — процесс гораздо более длительный и сложный. Начинался он с торжественного купания, затем самурай облачался в белые одежды и принимал любимую пищу, по окончании трапезы ему нужно было положить лезвие на пустую тарелку. После этого он писал песнь смерти — фактически, свои последние слова. Когда стихотворение было написано, самураю нужно было схватить лезвие, обернув предварительно руку тканью, чтобы не порезаться, и вспороть себе живот.

Разумеется, при заключительной части ритуала должен был присутствовать друг с мечом, который при отрубании головы стремился оставить небольшую полоску плоти в области шеи, чтобы голова упала вперёд и осталась в объятиях мёртвого самурая. А если бы голова откатилась в сторону случайных зрителей, это могло бы означать вечный позор.

Ниндзя, в отличие от самураев, не подчинялись феодальной системе: они жили в своем параллельном мире, которым управляли могущественные кланы. В период расцвета ниндзя, который пришелся на Средневековье (примерно XII—XV века), в Японии насчитывалось около 70 кланов. Профессия передавалась по наследству: от отца к сыну или к дочери. Да, женщины ниндзя тоже существовали, их звали куноити.

Подготовка ниндзя начиналась с колыбели — в самом буквальном смысле. Корзинка с ребенком подвешивалась в углу, родители периодически подходили и раскачивали ее так, что она начинала ударяться о стены. Ниндзя-младенец плакал, но постепенно привыкал и вскоре уже группировался в комок, едва почувствовав толчок. Вестибулярный аппарат также развивался с самого детства: малыша крутили и вертели вниз головой и под разными углами, а потом неожиданно отпускали, приучая ловко приземляться и ничего себе не ломать.

Тренировка будущих ниндзя строилась на каждодневных физических упражнениях. Вот, например, бег. На старте юный ниндзя прижимал к груди соломенную шляпу, а едва стартовав, отпускал ее. Если шляпа под воздействием потока воздуха оставалась прижатой к груди до финиша — зачет сдан.

Большое внимание уделялось тренировкам на развитие ночного зрения, ведь ниндзя большинство своих заданий проворачивали ночью. Маленький ниндзя на несколько дней помещался в пещеру, где единственным источником света был горящий факел. Затем факел меняли на свечу. Так постепенно интенсивность освещения снижалась, а глаза привыкали к темноте.

Ниндзя были очень хорошо образованы: они должны были знать иероглифы, чтобы читать военные карты и другие документы. Кроме того, ниндзя обучались театральному мастерству, ведь иногда для добычи информации им приходилось притворяться купцами или монахами.

В арсенал ниндзя помимо меча, копья и алебарды входили и метательные снаряды, и химические вещества. Ниндзя постоянно модернизировали и улучшали свое оружие. Например, в арсенале был специфический кинжал с рукояткой около 15 см и двумя лезвиями (одним прямым, вторым — загнутым). К рукоятке была прикреплена длинная, тонкая и легкая веревка из конского волоса или металлическая цепочка с петлей на конце. Такое супероружие использовалось и как абордажный крюк, и как метательный нож.

Кроме того, ниндзя изобрели и активно использовали «водные лыжи» — этакие плоты для ног, изготовленные из камыша, на которых при определенной сноровке можно было скользить по воде.

Ниндзя всегда брал с собой на задание таблетки с ядом или ампулы, вшитые в воротник. Он знал, что, если его поймают, смерть будет долгой и мучительной, так что в его же интересах было покончить с собой быстро и эффективно. Если же ниндзя был оглушен и приходил в себя прикованный к стене, он знал, как откусить себе язык так, чтобы почти сразу умереть.

Ниндзя никогда не носили черную одежду, как внушают нам многочисленные боевики по теме. Черная одежда привлекла бы к себе внимание даже черной-черной ночью. Поэтому ночная боевая форма ниндзя была темно-серых и красновато-коричневых оттенков — именно такие цвета лучше всего сливались с темнотой. Также в костюм были вшиты очень тонкие металлические вставки для отражения ножевых атак в рукопашном бою.

templar-code.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *