Гиперзвуковой глайдер – Гиперзвуковой летательный аппарат — Википедия

Кто выиграет гиперзвуковую гонку — Россия или США? | Мнения

Гиперзвуковые глайдеры-боеголовки: Россия лидирует, США отстают

Одним из основных направлений гиперзвукового вооружения являются глайдеры (гиперзвуковые планеры), которые в будущем должны заменить обычные боеголовки межконтинентальных баллистических ракет (МБР). В отличие от боеголовки, которая также летит на гиперзвуковой скорости (около 7 км/с), глайдер входит в атмосферу намного раньше, где совершает маневрирование и точное наведение на цель. Оба этих факта очень сильно усложняют перехват боевой части с помощью систем противоракетной обороны (ПРО). Ранний вход в атмосферу не позволяет успеть осуществить заатмосферный кинетический перехват с помощью систем ПРО типа американской GMD (Ground-Based Midcourse Defense), Aegis или THAAD, а маневрирование в атмосфере в сочетании с облаками плазмы, образующимися вокруг глайдера из-за его огромной скорости, не позволяют перехватить его и здесь. Управляемость глайдера, в отличие от обычной боеголовки, позволяет достичь такой точности удара, что возможным становится применение и неядерных боевых частей.

Соответственно, страна, владеющая данной технологией, получает возможность нанести высокоточный неядерный удар по любой цели на планете Земля в течение 30-40 минут (столько длится полет МБР).

В данной области, вероятнее всего, лидирует Россия. Совсем недавно, 25 октября 2016 года, прошли первые, полностью успешные испытания «изделия 4202» (на Западе чаще используют название Ю-71). Это и есть перспективный гиперзвуковой глайдер, разработка которого идет уже много лет. Тестовые запуски осуществляются из позиционного района «Домбаровский» с помощью устаревших тяжелых шахтных МБР УР-100Н УТТХ (по классификации НАТО SS-19 mod.2 Stiletto). На данный момент количество проведенных пусков приближается к 10, при этом их результаты становятся все лучше и лучше. Это можно объяснить как отличным научным заделом в области гиперзвука, оставшимся еще со времен СССР, так и тем, что Россия избрала путь асимметричного ответа на попытку развития глобальной ПРО со стороны США. Соответственно, Москва делает акцент на развитие ударных систем, а не ПРО, в отличие от Вашингтона.

Основным носителем для серийного «изделия 4202» станет перспективная тяжелая жидкостная МБР РС-28 «Сармат». Вероятно, эта ракета сможет нести до 3-4 глайдеров в ядерном или же конвенциональном оснащении.

Помимо всего прочего, создание Россией гиперзвуковых глайдеров является симметричным ответом на американскую инициативу «Глобальный молниеносный удар» (Prompt Global Strike). В ее рамках планировалась разработка все тех же глайдеров. Проекты Advanced Hypersonic Weapon (AHW) и Hypersonic Technology Vehicle 2 (HTV-2) во многом похожи на «изделие 4202». Однако череда неудачных испытаний (связь с летательным аппаратом терялась через некоторое время полета) привела к тому, что новые пуски не производятся, а перспективы разработки серийного глайдера остаются туманными.

На работы над AHW были израсходованы около $100 млн бюджетных средств, начиная с 2006 года, а HTV-2 обошелся американским налогоплательщикам примерно в $325 млн (с 2008 года). В сумме на создание летающих лабораторий и на одно частично удачное и 3 неудачных испытания было потрачено $425 млн. Впечатляющая сумма, учитывая то, что для пусков использовались практически «бесплатные» ракеты-носители Minotaur IV и STARS IV (специальные модификации подлежащих списанию МБР LGM-118A «Пискипер» и UGM-27 «Polaris» соответственно). При этом работы изначально носили в большей степени исследовательский характер.

Что касается российского гиперзвукового глайдера, то говорить о стоимости проекта по разработке «изделия 4202» очень сложно – известно лишь, что работы ведет «НПО Машиностроения», входящее в состав корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ), вся остальная информация секретна. Можно лишь предположить, что разработка серийного образца наверняка обойдется на порядок дешевле, чем в США.

К примеру, программа разработки истребителя пятого поколения F-35 оценивается в $55 млрд, тогда как российский Т-50 ПАК ФА обойдется всего в $3 млрд. Конечно, это пример совершенно другого проекта, но в целом такая тенденция актуальна для большей части продукции российского военно-промышленного комплекса – на создание нового вооружения выделяются в разы меньшие средства, чем в США, но разработчикам приходится укладываться в те деньги, которые имеются. Тем не менее очевидно, что глайдер будет заметно превосходить обычную боеголовку по стоимости.

Гиперзвуковые крылатые ракеты: Россия близка к успеху, про США неизвестно

Другим важнейшим направлением в гиперзвуковом вооружении являются крылатые ракеты. Они могут быть разных типов – противокорабельными, авиационными и т. п.

Что касается США, то в этой области у страны имеются некоторые наработки. Внимание стоит обратить на два проекта. Первым являлся X-43A. Эта опытная крылатая ракета развивала огромную скорость 9,65 Mach (1 Mach = 1 скорость звука) на высоте около 30 километров. Однако двигатель ракеты работал всего около 10 секунд, поэтому изделие было исключительно испытательным стендом. На работы было выделено $230 млн. Второй проект – это X-51 WaveRider – прототип гиперзвуковой крылатой ракеты, более близкий к реальному боевому образцу. Всего было выполнено 4 испытательных запуска ракеты, видеозапись с последнего из них была обнародована. На последнем испытании в 2013 году X-51 пролетела 426 километров, развив скорость 5,1M (6100 км/ч) на высоте около 18 километров. Создание этого прототипа крылатой ракеты продемонстрировало, что США получили технологии, позволяющие обеспечивать стабильный гиперзвуковой полет на достаточно большие расстояния. Тем не менее X-51 не обладал никакой системой наведения и не был предназначен для нанесения ударов – ракета была «летающей лабораторией» для отработки технологий. В течение 8 лет на WaveRider из военного бюджета были выделены $300 млн. Таким образом, в два исследовательских проекта были вложены $520 млн.

Другой информации по американским ракетным проектам нет, поэтому судить о том, насколько США близки к созданию реальной боевой гиперзвуковой крылатой ракеты, пока невозможно. Стоит отметить, что самой сложной технической задачей является как раз осуществление наведения на цель в условиях таких высоких скоростей – облако плазмы нарушает работу приборов и экранирует сигналы тех же навигационных спутников GPS. У американских прототипов эту задачу даже еще не пытались решить.

В России работы над гиперзвуковыми крылатыми ракетами идут полным ходом. По всей видимости, ближе всех к серийному образцу подошла противокорабельная ракета (ПКР) «Циркон». Она, по разным оценкам, будет развивать скорость до 5-6М (6−7 тысяч км/ч), поражая цели на дальности до 400 километров. Не так давно было объявлено, что российские тяжелые крейсеры проекта 1144 «Орлан» могут получить данное вооружение уже к 2020 году. Это вполне соответствует датам, которые назвал генеральный директор КТРВ Борис Обносов (эта компания занимается всеми гиперзвуковыми ракетными проектами РФ) – по его словам, ожидать появления гиперзвукового оружия в арсенале российской армии стоит к началу 2020-х годов.

Конечно, учитывая сложность задачи, сроки могут быть и несколько сдвинуты, но середина 2020-х уже почти наверняка станет «гиперзвуковой».

Сколько будет стоить такая ПКР оценить, опять-таки, очень сложно. К примеру, российская экспортная сверхзвуковая ПКР П-800 «Яхонт» стоит примерно $5-6 миллионов. Для российской армии ценник окажется примерно в 2 раза ниже. Логично предположить, что «Циркон», даже с учетом его превосходства над предшественниками, не закупят, если его цена превысит $10 млн за одну ракету (даже такая стоимость очень велика).

Другой проект, находящийся вообще на финальной стадии испытаний, — это авиационная крылатая ракета Х-32. Она будет способна развить скорость 4-5М — ее можно считать пороговой для гиперзвука. Большая часть полета ракеты проходит на высоте 40 километров (там меньше сопротивление воздуха, а значит, и нагрев), после чего она пикирует на свою цель. Максимальная дальность пуска оценивается в 1000 километров. Принятие Х-32 на вооружение на порядок повысит возможности дальних бомбардировщиков Ту-22М3М (они – основной носитель этой ракеты). Экономическая составляющая данного проекта примерно соответствует таковой для «Циркона». Вполне возможно, что работы ведутся и над другими проектами, но пока информации по ним нет.

Гиперзвуковая авиация: американский разведчик SR-72 появится не раньше 2030 года

Другой категорией перспективного гиперзвукового оружия является авиация. Она может быть как пилотируемой, так и беспилотной. Учитывая то, что наличие пилота априори увеличивает вес и ухудшает аэродинамику самолета, а управление машиной на гиперзвуковых скоростях будет крайне сложной задачей, пока единственный в этой категории проект разрабатывается в беспилотной конфигурации. Речь идет об американском беспилотном разведчике SR-72, о работе над которым в этом году сообщил промышленный гигант Lockheed Martin. Задача поставлена очень непростая – самолет должен будет осуществлять полет на скорости до 6М, при этом первый прототип, являющийся демонстратором технологий, должен взлететь в 2023 году (до этого момента планируется израсходовать около $1 млрд), а готовый продукт хотят принять на вооружение США к 2030 году.

Конечно, очень сложно говорить о сроках и точной смете, когда речь заходит о таких проектах – многое будет зависеть от успешности испытаний и финансирования (возможен и полностью провальный сценарий). На данный момент SR-72 — единственный гиперзвуковой самолет, о разработке которого имеется хоть какая-то информация. Что касается гиперзвуковых ударных самолетов, то их создание еще более трудная задача, так как появляются такие сложности, как отделение вооружения от носителя на высочайших скоростях, повышенная масса самолета и т.п. Более простым и оптимальным на данном технологическом уровне выбором является оснащение традиционных дозвуковых или сверхзвуковых бомбардировщиков дальнобойными гиперзвуковыми крылатыми ракетами.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что Россия уж точно не отстает в «гиперзвуковой гонке», более того, если судить по доступной информации, она занимает лидирующую позицию. Это может показаться удивительным, но данному факту способствует большой научный задел в этой области, оставшийся в наследство от СССР. Тем не менее США также имеют определенные успехи в области гиперзвука, а отсутствие информации о новых проектах может говорить о том, что работы ведутся в условиях секретности. В любом случае мир подошел вплотную к новым скоростям, которые сделают баланс сил на планете более шатким. Что же касается гиперзвуковой авиации, в том числе гражданской, то ожидать ее появления в ближайшие 15-20 лет точно не стоит.

Экономических рисков для участников «гиперзвуковая гонка» пока не представляет, так как дело пока не дошло до производства серийных образцов и попыток обогнать оппонента по их количеству состоящих на вооружении. А те суммы, которые выделяют США и Россия, вполне вписываются в имеющиеся оборонные бюджеты. Для тех же США $2 млрд, потраченных в течение многих лет на «гиперзвук», являются мизерной суммой (при годовом военном бюджете около $600 млрд). К примеру, на заведомо бесперспективный проект авиационного лазера ПРО Boeing YAL-1 было потрачено $5 млрд, после чего проект был закрыт. России подобный порядок сумм тоже вполне по зубам, особенно учитывая ставку страны на развитие ударных систем с целью противодействия развертываемой США системы глобальной ПРО.

www.forbes.ru

Гиперзвуковой глайдер Ю-74: Россия разработала убийцу ПРО США

Успешные испытания экспериментального российского глайдера Ю-74, запущенного с помощью межконтинентальной баллистической ракеты РС-18А «Стилет» (УР-100Н) с полигона Домбаровский под Оренбургом по цели на полигоне Кура на Камчатке, вызвали крайнюю озабоченность командования вооруженных сил США. Хотя детали испытаний не разглашаются, на данный момент известно, что они закончились полным успехом, масштаб которого опрокидывает всю систему противоракетной обороны США.

Подтверждением тому является срочное принятие Комитетом по вооруженным силам Конгресса США поправки к законопроекту об ассигнованиях на национальную оборону, в рамках которой предусматривается выделение дополнительных средств Агентству по противоракетной обороне США для разработки программы борьбы с окончательно обозначившейся угрозой высокоскоростных маневрирующих ракет.

В настоящее время система ПРО США основана на трехслойном комплексе мер противодействия. Первым, дальним рубежом перехвата считается средний участок траектории атакующей баллистической ракеты после ее выхода в открытый космос по окончанию разгона. Для поражения целей на дальнем рубеже в США предназначен комплекс «Национальной противоракетной обороны» (National Missile Defense, NMD). Он состоит из трех стационарных радарных систем PAVE PAWS (расположенных на авиабазах Кейп-Код в штате Массачуссетс, Биал в Калифорнии и Клиар на Аляске) и двух позиционных районов шахтных пусковых установок противоракет GBI (Ground-Based Interceptor), на базе Форт Грили, штат Аляска (к настоящему времени там развернуто 26 ракет) и Вандерберг, штат Калифорния (в 2013 году развернуто 4 ракеты, к 2018 году их количество планируется довести 14). После успешного запуска северокорейской ракеты Ынха-3 в декабре 2012 года, Агентство по противоракетной обороне США начало подбор места под третий позиционный район. В качестве такового рассматриваются форт Драм (шт. Нью-Йорк), тренировочный лагерь Этан Аллен (шт. Вермонт), авиастанция SERE ВМС (шт. Мэн), тренировочный центр Равенна (шт. Огайо) и форт Кастер (шт. Мичиган).

Радары PAVE PAWS обеспечивают практически сплошное поле обзора вокруг территории США, за исключением «коридора», проходящего через Мексиканский залив и Центральную Америку. Радиус их действия достигает 2000 км, что считалось достаточным для идентификации угрозы ракетного нападения и наведения противоракет, несмотря на то, что обнаруживать и сопровождать цели на ранних участках они не способны.

Размещение позиционных районов GBI выбиралось на основе информации о направлении подлета советских/российских баллистических ракет, а также наиболее вероятных траекторий предположительных баллистических ракет КНДР. Ракета-перехватчик GBI предназначена для поражения целей на удалении от 2 до 5,5 тыс. км. в зависимости от высоты перехвата, предел которой составляет 2000 км. Поражающим элементом GBI служит кинетический перехватчик EKV весом 64 кг, предназначенный для непосредственного контактного поражения боеголовки таранным ударом на встречном курсе. Теоретически система GBI должна была обеспечивать перехват цели в любой точке пространства, но на практике она имеет существенные ограничения по траекториям и направлениям. С июня 1997 года и по данный момент произведено 39 тестовых пусков, из которых 20 предназначались для отработки систем и 17 для перехвата учебной мишени. По итогу испытаний надежность перехвата составляет 47%, что близко к расчетной эффективности комплекса.

В 2002 году комплекс NMD был объединен с другими элементами ПРО, в частности, с флотской системой AEGIS, и переименован в Ground-Based Midcourse Defense (GBMD). Целью объединения являлась повышение интеграции средств дальнего рубежа перехвата с подвижной системой противоракетного комплекса высотного заатмосферного перехвата THAAD (Terminal High Altitude Area Defense).

Система THAAD представляет собой мобильную батарею на колесных шасси повышенной проходимости, из трех пусковых установок с общим количеством ракет — 24 шт., командного центра и РЛС Х-диапазона. Стоимость одной батареи составляет $2,3 млрд. Ракеты THAAD способны перехватывать цели на высоте до 200 км, т.е. с выходом за пределы атмосферы в ближний космос. На данный момент США располагают двумя такими батареями и формируют еще две, выход на боевое дежурство которых намечен на 2017 — 2019 год. По данным на 2014 год, текущий складской запас противоракет THAAD составляет 102 шт.

Несмотря на то, что комплекс THAAD официально принят на вооружение, программа его испытаний еще не завершена. По имеющимся данным, после окончания тестов по отладке систем, было произведено 12 испытательных перехватов учебных целей, 90% которых признаны успешными. Однако по заключению комиссии в целом комплекс THAAD продемонстрировал высокую эффективность лишь против устаревших баллистических ракет типа Р-17 и по своим характеристикам уступает даже российскому комплексу С-300, тем более последним его модификациям. Также спорным является применение в нем кинетического принципа поражения, схожего с системой NMD. С одной стороны, это гарантирует полное уничтожение цели, но в то же время накладывает очень высокие требования по наведению противоракеты и ограничивает ее возможности по перехвату активно маневрирующих мишеней.

Последним рубежом ПРО являются батареи ЗРК ближнего радиуса «Patriot». Оценка их эффективности носит субъективный характер и основывается на опыте применения ЗРК «Patriot»против ОТР «Скад» в Ираке в 2003 году.

До апреля 2016 года военно-политическим руководством США такая система организации ПРО считалась достаточно надежной и в целом обеспечивающей необходимый уровень отражения ракетной угрозы. Успешные испытания глайдера Ю-74 показали, что Россия получила в свое распоряжение маневрирующие гиперзвуковые летательные аппараты, сколько-нибудь успешно перехватить которые американская ПРО не в состоянии.

Глайдер Ю-74 разработан в рамках программы 4202 по созданию головных блоков перспективной российской стратегической баллистической ракеты «Сармат», которая предназначена для замены стоящих на вооружении РВСН РФ ракет РС-20 «Воевода» в 2020 — 2022 годах. Одна ракета «Сармат» сможет нести до 24 глайдеров Ю-74 в ядерном оснащении и в течение часа поразить любую цель на дальности до 10 тыс. км.

Тактико-технические характеристики Ю-74 являются секретными. В открытых источниках сообщается лишь о том, что аппарат способен развивать скорость до 12М и активно маневрировать по высоте и курсу, что позволяет даже совершать маневры по обходу районов дислокации средств ПРО и движение по направлениям и траекториям максимально осложняющим перехват. Также известно, что кроме ядерного боезаряда глайдер способен нести дополнительное оборудование. В том числе активную и пассивную аппаратуру РЭБ, а также имитаторы ложных целей. Таким образом обеспечивается гарантированный прорыв любой существующей и перспективной системы ПРО потенциального противника. Принятие таких блоков на вооружение российских РВСН значительно повышает их эффективность. Также есть информация о выходе в завершающую стадию проекта создания в России гиперзвуковых крылатых ракет воздушного базирования, по многим параметрам схожих с боевыми возможностями Ю-74.

До недавнего времени США отрицали способность других стран создать эффективные образцы гиперзвуковых летательных аппаратов. Особенно с учетом убежденности Пентагона в безусловном превосходстве Америки в области разработки передовых высокотехнологичных вооружений. Эта позиция обосновывалась, в том числе, неудачами собственного проекта гиперзвукового боевого блока AHW (Advanced Hypersonic Weapon), второй запуск которого, не смотря на успех в 2011 году, закончился взрывом ракеты. По информации источников в DARPA (Defense Advanced Research Projects Agency) в настоящее время программа Global Prompt Strike, в рамках которой создается AHW, пока не смогла решить технические проблемы надежности, даже с учетом того факта, что максимальная скорость AHW не превышает 8М. Успешные результаты испытаний российского Ю-74 наглядно продемонстрировали категорическую ошибочность американской точки зрения. К тому же успешные испытания собственного ударного гиперзвукового беспилотного летательного аппарата WU-14 провел Китай.

Как выразился конгрессмен Трент Фрэнкс, успехи России и Китая в области разработки гиперзвукового оружия фундаментально меняют всю парадигму современной войны. Наступает гиперзвуковая эра, в которой Америка уже не имеет абсолютного превосходства. Вернуть его является главной стратегической задачей США. Самый быстрый способ заключается в усовершенствовании наземного комплекса THAAD. «Затем уже можно заняться разработкой лазерного оружия, способного сбить гиперзвуковые ракеты, скорость которых в девять раз превышает скорость звука.«. Глава Агентства по противоракетной обороне США Джеймс Сайринг подтвердил намерение правительства США вложить в разработку лазерного оружия $23 млн. дополнительно, сверх уже утвержденных программ. Однако испытание новой системы лазерной ПВО/ПРО следует ожидать не раньше, чем в 2021 году. 

ostkraft.ru

Гиперзвуковой глайдер Ю-74: ПРО уже не важно

Успешные испытания экспериментального российского глайдера Ю-74, запущенного с помощью межконтинентальной баллистической ракеты РС-18А «Стилет» (УР-100Н) с полигона Домбаровский под Оренбургом по цели на полигоне Кура на Камчатке, вызвали крайнюю озабоченность командования вооруженных сил США. Хотя детали испытаний не разглашаются, на данный момент известно, что они закончились полным успехом, масштаб которого опрокидывает всю систему противоракетной обороны США.

Подтверждением тому является срочное принятие Комитетом по вооруженным силам Конгресса США поправки к законопроекту об ассигнованиях на национальную оборону, в рамках которой предусматривается выделение дополнительных средств Агентству по противоракетной обороне США для разработки программы борьбы с окончательно обозначившейся угрозой высокоскоростных маневрирующих ракет.

В настоящее время система ПРО США основана на трехслойном комплексе мер противодействия. Первым, дальним рубежом перехвата считается средний участок траектории атакующей баллистической ракеты после ее выхода в открытый космос по окончанию разгона.

Для поражения целей на дальнем рубеже в США предназначен комплекс «Национальной противоракетной обороны» (National Missile Defense, NMD).

Он состоит из трех стационарных радарных систем PAVE PAWS (расположенных на авиабазах Кейп-Код в штате Массачуссетс, Биал в Калифорнии и Клиар на Аляске) и двух позиционных районов шахтных пусковых установок противоракет GBI (Ground-Based Interceptor), на базе Форт Грили, штат Аляска (к настоящему времени там развернуто 26 ракет) и Вандерберг, штат Калифорния (в 2013 году развернуто 4 ракеты, к 2018 году их количество планируется довести 14).

После успешного запуска северокорейской ракеты Ынха-3 в декабре 2012 года, Агентство по противоракетной обороне США начало подбор места под третий позиционный район. В качестве такового рассматриваются форт Драм (шт. Нью-Йорк), тренировочный лагерь Этан Аллен (шт. Вермонт), авиастанция SERE ВМС (шт. Мэн), тренировочный центр Равенна (шт. Огайо) и форт Кастер (шт. Мичиган).

Радары PAVE PAWS обеспечивают практически сплошное поле обзора вокруг территории США, за исключением «коридора», проходящего через Мексиканский залив и Центральную Америку. Радиус их действия достигает 2000 км, что считалось достаточным для идентификации угрозы ракетного нападения и наведения противоракет, несмотря на то, что обнаруживать и сопровождать цели на ранних участках они не способны.

Размещение позиционных районов GBI выбиралось на основе информации о направлении подлета советских/российских баллистических ракет, а также наиболее вероятных траекторий предположительных баллистических ракет КНДР.

Ракета-перехватчик GBI предназначена для поражения целей на удалении от 2 до 5,5 тыс. км. в зависимости от высоты перехвата, предел которой составляет 2000 км. Поражающим элементом GBI служит кинетический перехватчик EKV весом 64 кг, предназначенный для непосредственного контактного поражения боеголовки таранным ударом на встречном курсе.

 кинетический перехватчик EKV

Теоретически система GBI должна была обеспечивать перехват цели в любой точке пространства, но на практике она имеет существенные ограничения по траекториям и направлениям. С июня 1997 года и по данный момент произведено 39 тестовых пусков, из которых 20 предназначались для отработки систем и 17 для перехвата учебной мишени. По итогу испытаний надежность перехвата составляет 47%, что близко к расчетной эффективности комплекса.

В 2002 году комплекс NMD был объединен с другими элементами ПРО, в частности, с флотской системой AEGIS, и переименован в Ground-Based Midcourse Defense (GBMD). Целью объединения являлась повышение интеграции средств дальнего рубежа перехвата с подвижной системой противоракетного комплекса высотного заатмосферного перехвата THAAD (Terminal High Altitude Area Defense).

Система THAAD представляет собой мобильную батарею на колесных шасси повышенной проходимости, из трех пусковых установок с общим количеством ракет — 24 шт., командного центра и РЛС Х-диапазона. Стоимость одной батареи составляет $2,3 млрд. Ракеты THAAD способны перехватывать цели на высоте до 200 км, т.е. с выходом за пределы атмосферы в ближний космос. На данный момент США располагают двумя такими батареями и формируют еще две, выход на боевое дежурство которых намечен на 2017 — 2019 год. По данным на 2014 год, текущий складской запас противоракет THAAD составляет 102 шт.

Несмотря на то, что комплекс THAAD официально принят на вооружение, программа его испытаний еще не завершена. По имеющимся данным, после окончания тестов по отладке систем, было произведено 12 испытательных перехватов учебных целей, 90% которых признаны успешными. Однако по заключению комиссии в целом комплекс THAAD продемонстрировал высокую эффективность лишь против устаревших баллистических ракет типа Р-17 и по своим характеристикам уступает даже российскому комплексу С-300, тем более последним его модификациям. Также спорным является применение в нем кинетического принципа поражения, схожего с системой NMD. С одной стороны, это гарантирует полное уничтожение цели, но в то же время накладывает очень высокие требования по наведению противоракеты и ограничивает ее возможности по перехвату активно маневрирующих мишеней.

Последним рубежом ПРО являются батареи ЗРК ближнего радиуса «Patriot». Оценка их эффективности носит субъективный характер и основывается на опыте применения ЗРК «Patriot»против ОТР «Скад» в Ираке в 2003 году.

До апреля 2016 года военно-политическим руководством США такая система организации ПРО считалась достаточно надежной и в целом обеспечивающей необходимый уровень отражения ракетной угрозы. Успешные испытания глайдера Ю-74 показали, что Россия получила в свое распоряжение маневрирующие гиперзвуковые летательные аппараты, сколько-нибудь успешно перехватить которые американская ПРО не в состоянии.

Глайдер Ю-74 разработан в рамках программы 4202 по созданию головных блоков перспективной российской стратегической баллистической ракеты «Сармат», которая предназначена для замены стоящих на вооружении РВСН РФ ракет РС-20 «Воевода» в 2020 — 2022 годах. Одна ракета «Сармат» сможет нести до 24 глайдеров Ю-74 в ядерном оснащении и в течение часа поразить любую цель на дальности до 10 тыс. км.

Сармат

Тактико-технические характеристики Ю-74 являются секретными. В открытых источниках сообщается лишь о том, что аппарат способен развивать скорость до 12М и активно маневрировать по высоте и курсу, что позволяет даже совершать маневры по обходу районов дислокации средств ПРО и движение по направлениям и траекториям максимально осложняющим перехват. Также известно, что кроме ядерного боезаряда глайдер способен нести дополнительное оборудование. В том числе активную и пассивную аппаратуру РЭБ, а также имитаторы ложных целей. Таким образом обеспечивается гарантированный прорыв любой существующей и перспективной системы ПРО потенциального противника. Принятие таких блоков на вооружение российских РВСН значительно повышает их эффективность. Также есть информация о выходе в завершающую стадию проекта создания в России гиперзвуковых крылатых ракет воздушного базирования, по многим параметрам схожих с боевыми возможностями Ю-74.

До недавнего времени США отрицали способность других стран создать эффективные образцы гиперзвуковых летательных аппаратов. Особенно с учетом убежденности Пентагона в безусловном превосходстве Америки в области разработки передовых высокотехнологичных вооружений. Эта позиция обосновывалась, в том числе, неудачами собственного проекта гиперзвукового боевого блока AHW (Advanced Hypersonic Weapon), второй запуск которого, не смотря на успех в 2011 году, закончился взрывом ракеты. По информации источников в DARPA (Defense Advanced Research Projects Agency) в настоящее время программа Global Prompt Strike, в рамках которой создается AHW, пока не смогла решить технические проблемы надежности, даже с учетом того факта, что максимальная скорость AHW не превышает 8М. Успешные результаты испытаний российского Ю-74 наглядно продемонстрировали категорическую ошибочность американской точки зрения. К тому же успешные испытания собственного ударного гиперзвукового беспилотного летательного аппарата WU-14 провел Китай.

Как выразился конгрессмен Трент Фрэнкс, успехи России и Китая в области разработки гиперзвукового оружия фундаментально меняют всю парадигму современной войны. Наступает гиперзвуковая эра, в которой Америка уже не имеет абсолютного превосходства. Вернуть его является главной стратегической задачей США. Самый быстрый способ заключается в усовершенствовании наземного комплекса THAAD.

Атака Ю-74

«Затем уже можно заняться разработкой лазерного оружия, способного сбить гиперзвуковые ракеты, скорость которых в девять раз превышает скорость звука.». Глава Агентства по противоракетной обороне США Джеймс Сайринг подтвердил намерение правительства США вложить в разработку лазерного оружия $23 млн. дополнительно, сверх уже утвержденных программ. Однако испытание новой системы лазерной ПВО/ПРО следует ожидать не раньше, чем в 2021 году.

www.belvpo.com

Гиперзвуковой глайдер Ю-74: ПРО уже не важно…

11.06.2016 | Техника и технологии02485

Успешные испытания экспериментального российского глайдера Ю-74, запущенного с помощью межконтинентальной баллистической ракеты РС-18А «Стилет» (УР-100Н) с полигона Домбаровский под Оренбургом по цели на полигоне Кура на Камчатке, вызвали крайнюю озабоченность командования вооруженных сил США. Хотя детали испытаний не разглашаются, на данный момент известно, что они закончились полным успехом, масштаб которого опрокидывает всю систему противоракетной обороны США.

Подтверждением тому является срочное принятие Комитетом по вооруженным силам Конгресса США поправки к законопроекту об ассигнованиях на национальную оборону, в рамках которой предусматривается выделение дополнительных средств Агентству по противоракетной обороне США для разработки программы борьбы с окончательно обозначившейся угрозой высокоскоростных маневрирующих ракет.

В настоящее время система ПРО США основана на трехслойном комплексе мер противодействия. Первым, дальним рубежом перехвата считается средний участок траектории атакующей баллистической ракеты после ее выхода в открытый космос по окончанию разгона.

 Для поражения целей на дальнем рубеже в США предназначен комплекс «Национальной противоракетной обороны» (National Missile Defense, NMD). 

Он состоит из трех стационарных радарных систем PAVE PAWS (расположенных на авиабазах Кейп-Код в штате Массачуссетс, Биал в Калифорнии и Клиар на Аляске) и двух позиционных районов шахтных пусковых установок противоракет GBI (Ground-Based Interceptor), на базе Форт Грили, штат Аляска (к настоящему времени там развернуто 26 ракет) и Вандерберг, штат Калифорния (в 2013 году развернуто 4 ракеты, к 2018 году их количество планируется довести 14). 

После успешного запуска северокорейской ракеты Ынха-3 в декабре 2012 года, Агентство по противоракетной обороне США начало подбор места под третий позиционный район. В качестве такового рассматриваются форт Драм (шт. Нью-Йорк), тренировочный лагерь Этан Аллен (шт. Вермонт), авиастанция SERE ВМС (шт. Мэн), тренировочный центр Равенна (шт. Огайо) и форт Кастер (шт. Мичиган).

Радары PAVE PAWS обеспечивают практически сплошное поле обзора вокруг территории США, за исключением «коридора», проходящего через Мексиканский залив и Центральную Америку. Радиус их действия достигает 2000 км, что считалось достаточным для идентификации угрозы ракетного нападения и наведения противоракет, несмотря на то, что обнаруживать и сопровождать цели на ранних участках они не способны.

Размещение позиционных районов GBI выбиралось на основе информации о направлении подлета советских/российских баллистических ракет, а также наиболее вероятных траекторий предположительных баллистических ракет КНДР.

 Ракета-перехватчик GBI предназначена для поражения целей на удалении от 2 до 5,5 тыс. км. в зависимости от высоты перехвата, предел которой составляет 2000 км. Поражающим элементом GBI служит кинетический перехватчик EKV весом 64 кг, предназначенный для непосредственного контактного поражения боеголовки таранным ударом на встречном курсе.

кинетический перехватчик EKV

 Теоретически система GBI должна была обеспечивать перехват цели в любой точке пространства, но на практике она имеет существенные ограничения по траекториям и направлениям. С июня 1997 года и по данный момент произведено 39 тестовых пусков, из которых 20 предназначались для отработки систем и 17 для перехвата учебной мишени. По итогу испытаний надежность перехвата составляет 47%, что близко к расчетной эффективности комплекса.

В 2002 году комплекс NMD был объединен с другими элементами ПРО, в частности, с флотской системой AEGIS, и переименован в Ground-Based Midcourse Defense (GBMD). Целью объединения являлась повышение интеграции средств дальнего рубежа перехвата с подвижной системой противоракетного комплекса высотного заатмосферного перехвата THAAD (Terminal High Altitude Area Defense).

Система THAAD представляет собой мобильную батарею на колесных шасси повышенной проходимости, из трех пусковых установок с общим количеством ракет — 24 шт., командного центра и РЛС Х-диапазона. Стоимость одной батареи составляет $2,3 млрд. Ракеты THAAD способны перехватывать цели на высоте до 200 км, т.е. с выходом за пределы атмосферы в ближний космос. На данный момент США располагают двумя такими батареями и формируют еще две, выход на боевое дежурство которых намечен на 2017 — 2019 год. По данным на 2014 год, текущий складской запас противоракет THAAD составляет 102 шт.

Несмотря на то, что комплекс THAAD официально принят на вооружение, программа его испытаний еще не завершена. По имеющимся данным, после окончания тестов по отладке систем, было произведено 12 испытательных перехватов учебных целей, 90% которых признаны успешными. Однако по заключению комиссии в целом комплекс THAAD продемонстрировал высокую эффективность лишь против устаревших баллистических ракет типа Р-17 и по своим характеристикам уступает даже российскому комплексу С-300, тем более последним его модификациям. Также спорным является применение в нем кинетического принципа поражения, схожего с системой NMD. С одной стороны, это гарантирует полное уничтожение цели, но в то же время накладывает очень высокие требования по наведению противоракеты и ограничивает ее возможности по перехвату активно маневрирующих мишеней.

Последним рубежом ПРО являются батареи ЗРК ближнего радиуса «Patriot». Оценка их эффективности носит субъективный характер и основывается на опыте применения ЗРК «Patriot»против ОТР «Скад» в Ираке в 2003 году.

До апреля 2016 года военно-политическим руководством США такая система организации ПРО считалась достаточно надежной и в целом обеспечивающей необходимый уровень отражения ракетной угрозы. Успешные испытания глайдера Ю-74 показали, что Россия получила в свое распоряжение маневрирующие гиперзвуковые летательные аппараты, сколько-нибудь успешно перехватить которые американская ПРО не в состоянии.

Глайдер Ю-74 разработан в рамках программы 4202 по созданию головных блоков перспективной российской стратегической баллистической ракеты «Сармат», которая предназначена для замены стоящих на вооружении РВСН РФ ракет РС-20 «Воевода» в 2020 — 2022 годах. Одна ракета «Сармат» сможет нести до 24 глайдеров Ю-74 в ядерном оснащении и в течение часа поразить любую цель на дальности до 10 тыс. км.

Сармат

Тактико-технические характеристики Ю-74 являются секретными. В открытых источниках сообщается лишь о том, что аппарат способен развивать скорость до 12М и активно маневрировать по высоте и курсу, что позволяет даже совершать маневры по обходу районов дислокации средств ПРО и движение по направлениям и траекториям максимально осложняющим перехват. Также известно, что кроме ядерного боезаряда глайдер способен нести дополнительное оборудование. В том числе активную и пассивную аппаратуру РЭБ, а также имитаторы ложных целей. Таким образом обеспечивается гарантированный прорыв любой существующей и перспективной системы ПРО потенциального противника. Принятие таких блоков на вооружение российских РВСН значительно повышает их эффективность. Также есть информация о выходе в завершающую стадию проекта создания в России гиперзвуковых крылатых ракет воздушного базирования, по многим параметрам схожих с боевыми возможностями Ю-74.

До недавнего времени США отрицали способность других стран создать эффективные образцы гиперзвуковых летательных аппаратов. Особенно с учетом убежденности Пентагона в безусловном превосходстве Америки в области разработки передовых высокотехнологичных вооружений. Эта позиция обосновывалась, в том числе, неудачами собственного проекта гиперзвукового боевого блока AHW (Advanced Hypersonic Weapon), второй запуск которого, не смотря на успех в 2011 году, закончился взрывом ракеты. По информации источников в DARPA (Defense Advanced Research Projects Agency) в настоящее время программа Global Prompt Strike, в рамках которой создается AHW, пока не смогла решить технические проблемы надежности, даже с учетом того факта, что максимальная скорость AHW не превышает 8М. Успешные результаты испытаний российского Ю-74 наглядно продемонстрировали категорическую ошибочность американской точки зрения. К тому же успешные испытания собственного ударного гиперзвукового беспилотного летательного аппарата WU-14 провел Китай.

Как выразился конгрессмен Трент Фрэнкс, успехи России и Китая в области разработки гиперзвукового оружия фундаментально меняют всю парадигму современной войны. Наступает гиперзвуковая эра, в которой Америка уже не имеет абсолютного превосходства. Вернуть его является главной стратегической задачей США. Самый быстрый способ заключается в усовершенствовании наземного комплекса THAAD.

Атака Ю-74

 «Затем уже можно заняться разработкой лазерного оружия, способного сбить гиперзвуковые ракеты, скорость которых в девять раз превышает скорость звука.». Глава Агентства по противоракетной обороне США Джеймс Сайринг подтвердил намерение правительства США вложить в разработку лазерного оружия $23 млн. дополнительно, сверх уже утвержденных программ. Однако испытание новой системы лазерной ПВО/ПРО следует ожидать не раньше, чем в 2021 году. 

Источник: cont.ws



russkievesti.ru

Гиперзвуковой глайдер Ю-74: Россия разработала убийцу ПРО США

Успешные испытания экспериментального российского глайдера Ю-74, запущенного с помощью межконтинентальной баллистической ракеты РС-18А «Стилет» (УР-100Н) с полигона Домбаровский под Оренбургом по цели на полигоне Кура на Камчатке, вызвали крайнюю озабоченность командования вооруженных сил США. Хотя детали испытаний не разглашаются, на данный момент известно, что они закончились полным успехом, масштаб которого опрокидывает всю систему противоракетной обороны США.

Подтверждением тому является срочное принятие Комитетом по вооруженным силам Конгресса США поправки к законопроекту об ассигнованиях на национальную оборону, в рамках которой предусматривается выделение дополнительных средств Агентству по противоракетной обороне США для разработки программы борьбы с окончательно обозначившейся угрозой высокоскоростных маневрирующих ракет.

В настоящее время система ПРО США основана на трехслойном комплексе мер противодействия. Первым, дальним рубежом перехвата считается средний участок траектории атакующей баллистической ракеты после ее выхода в открытый космос по окончанию разгона. Для поражения целей на дальнем рубеже в США предназначен комплекс «Национальной противоракетной обороны» (National Missile Defense, NMD). Он состоит из трех стационарных радарных систем PAVE PAWS (расположенных на авиабазах Кейп-Код в штате Массачуссетс, Биал в Калифорнии и Клиар на Аляске) и двух позиционных районов шахтных пусковых установок противоракет GBI (Ground-Based Interceptor), на базе Форт Грили, штат Аляска (к настоящему времени там развернуто 26 ракет) и Вандерберг, штат Калифорния (в 2013 году развернуто 4 ракеты, к 2018 году их количество планируется довести 14). После успешного запуска северокорейской ракеты Ынха-3 в декабре 2012 года, Агентство по противоракетной обороне США начало подбор места под третий позиционный район. В качестве такового рассматриваются форт Драм (шт. Нью-Йорк), тренировочный лагерь Этан Аллен (шт. Вермонт), авиастанция SERE ВМС (шт. Мэн), тренировочный центр Равенна (шт. Огайо) и форт Кастер (шт. Мичиган).

Радары PAVE PAWS обеспечивают практически сплошное поле обзора вокруг территории США, за исключением «коридора», проходящего через Мексиканский залив и Центральную Америку. Радиус их действия достигает 2000 км, что считалось достаточным для идентификации угрозы ракетного нападения и наведения противоракет, несмотря на то, что обнаруживать и сопровождать цели на ранних участках они не способны.

Размещение позиционных районов GBI выбиралось на основе информации о направлении подлета советских/российских баллистических ракет, а также наиболее вероятных траекторий предположительных баллистических ракет КНДР. Ракета-перехватчик GBI предназначена для поражения целей на удалении от 2 до 5,5 тыс. км. в зависимости от высоты перехвата, предел которой составляет 2000 км. Поражающим элементом GBI служит кинетический перехватчик EKV весом 64 кг, предназначенный для непосредственного контактного поражения боеголовки таранным ударом на встречном курсе. Теоретически система GBI должна была обеспечивать перехват цели в любой точке пространства, но на практике она имеет существенные ограничения по траекториям и направлениям. С июня 1997 года и по данный момент произведено 39 тестовых пусков, из которых 20 предназначались для отработки систем и 17 для перехвата учебной мишени. По итогу испытаний надежность перехвата составляет 47%, что близко к расчетной эффективности комплекса.

В 2002 году комплекс NMD был объединен с другими элементами ПРО, в частности, с флотской системой AEGIS, и переименован в Ground-Based Midcourse Defense (GBMD). Целью объединения являлась повышение интеграции средств дальнего рубежа перехвата с подвижной системой противоракетного комплекса высотного заатмосферного перехвата THAAD (Terminal High Altitude Area Defense).

Система THAAD представляет собой мобильную батарею на колесных шасси повышенной проходимости, из трех пусковых установок с общим количеством ракет — 24 шт., командного центра и РЛС Х-диапазона. Стоимость одной батареи составляет $2,3 млрд. Ракеты THAAD способны перехватывать цели на высоте до 200 км, т.е. с выходом за пределы атмосферы в ближний космос. На данный момент США располагают двумя такими батареями и формируют еще две, выход на боевое дежурство которых намечен на 2017 — 2019 год. По данным на 2014 год, текущий складской запас противоракет THAAD составляет 102 шт.

Несмотря на то, что комплекс THAAD официально принят на вооружение, программа его испытаний еще не завершена. По имеющимся данным, после окончания тестов по отладке систем, было произведено 12 испытательных перехватов учебных целей, 90% которых признаны успешными. Однако по заключению комиссии в целом комплекс THAAD продемонстрировал высокую эффективность лишь против устаревших баллистических ракет типа Р-17 и по своим характеристикам уступает даже российскому комплексу С-300, тем более последним его модификациям. Также спорным является применение в нем кинетического принципа поражения, схожего с системой NMD. С одной стороны, это гарантирует полное уничтожение цели, но в то же время накладывает очень высокие требования по наведению противоракеты и ограничивает ее возможности по перехвату активно маневрирующих мишеней.

Последним рубежом ПРО являются батареи ЗРК ближнего радиуса «Patriot». Оценка их эффективности носит субъективный характер и основывается на опыте применения ЗРК «Patriot»против ОТР «Скад» в Ираке в 2003 году.

До апреля 2016 года военно-политическим руководством США такая система организации ПРО считалась достаточно надежной и в целом обеспечивающей необходимый уровень отражения ракетной угрозы. Успешные испытания глайдера Ю-74 показали, что Россия получила в свое распоряжение маневрирующие гиперзвуковые летательные аппараты, сколько-нибудь успешно перехватить которые американская ПРО не в состоянии.

Глайдер Ю-74 разработан в рамках программы 4202 по созданию головных блоков перспективной российской стратегической баллистической ракеты «Сармат», которая предназначена для замены стоящих на вооружении РВСН РФ ракет РС-20 «Воевода» в 2020 — 2022 годах. Одна ракета «Сармат» сможет нести до 24 глайдеров Ю-74 в ядерном оснащении и в течение часа поразить любую цель на дальности до 10 тыс. км.

Тактико-технические характеристики Ю-74 являются секретными. В открытых источниках сообщается лишь о том, что аппарат способен развивать скорость до 12М и активно маневрировать по высоте и курсу, что позволяет даже совершать маневры по обходу районов дислокации средств ПРО и движение по направлениям и траекториям максимально осложняющим перехват. Также известно, что кроме ядерного боезаряда глайдер способен нести дополнительное оборудование. В том числе активную и пассивную аппаратуру РЭБ, а также имитаторы ложных целей. Таким образом обеспечивается гарантированный прорыв любой существующей и перспективной системы ПРО потенциального противника. Принятие таких блоков на вооружение российских РВСН значительно повышает их эффективность. Также есть информация о выходе в завершающую стадию проекта создания в России гиперзвуковых крылатых ракет воздушного базирования, по многим параметрам схожих с боевыми возможностями Ю-74.

До недавнего времени США отрицали способность других стран создать эффективные образцы гиперзвуковых летательных аппаратов. Особенно с учетом убежденности Пентагона в безусловном превосходстве Америки в области разработки передовых высокотехнологичных вооружений. Эта позиция обосновывалась, в том числе, неудачами собственного проекта гиперзвукового боевого блока AHW (Advanced Hypersonic Weapon), второй запуск которого, не смотря на успех в 2011 году, закончился взрывом ракеты. По информации источников в DARPA (Defense Advanced Research Projects Agency) в настоящее время программа Global Prompt Strike, в рамках которой создается AHW, пока не смогла решить технические проблемы надежности, даже с учетом того факта, что максимальная скорость AHW не превышает 8М. Успешные результаты испытаний российского Ю-74 наглядно продемонстрировали категорическую ошибочность американской точки зрения. К тому же успешные испытания собственного ударного гиперзвукового беспилотного летательного аппарата WU-14 провел Китай.

Как выразился конгрессмен Трент Фрэнкс, успехи России и Китая в области разработки гиперзвукового оружия фундаментально меняют всю парадигму современной войны. Наступает гиперзвуковая эра, в которой Америка уже не имеет абсолютного превосходства. Вернуть его является главной стратегической задачей США. Самый быстрый способ заключается в усовершенствовании наземного комплекса THAAD. «Затем уже можно заняться разработкой лазерного оружия, способного сбить гиперзвуковые ракеты, скорость которых в девять раз превышает скорость звука.«. Глава Агентства по противоракетной обороне США Джеймс Сайринг подтвердил намерение правительства США вложить в разработку лазерного оружия $23 млн. дополнительно, сверх уже утвержденных программ. Однако испытание новой системы лазерной ПВО/ПРО следует ожидать не раньше, чем в 2021 году.

http://ostkraft.ru

www.putin-today.ru

российский гиперзвуковой глайдер легко «прорежет» оборону США » Военное обозрение

РФ и КНР разрабатывают гиперзвуковое оружие для преодоления систем ПРО континентальной Америки, приводит журнал Forbes мнение одного из руководителей программы по ядерной политике вашингтонского Фонда Карнеги Джеймса Эктона.
«Я подозреваю, что российские глайдеры будут чрезвычайно эффективны в преодолении существующих средств обороны, таких как система GBMD, предназначенных для защиты континентальной территории США», – цитирует Эктона РИА Новости.

«На вооружении США есть также противоракетный комплекс THAAD, но он нацелен на перехват ракет средней дальности, а не межконтинентальных. Не думаю, что Москва разрабатывает глайдеры, чтобы бороться с THAAD», – сказал эксперт.

В статье отмечается, что «несмотря на свою высочайшую скорость, гиперзвуковые аппараты остаются маневренными и способны с точностью до нескольких метров поражать цели по всему миру, в течение часа с момента запуска».

Глайдеры «могут нести как ядерный, так и конвенциональный заряд, при этом отследить их крайне сложно: полёт проходит на более низких высотах, чем в случае с баллистическими ракетами, и наземные радары оказываются бессильны», поясняет журнал.

«Таким образом, существенная часть мировых ядерных арсеналов может оказаться уязвимой для гиперзвуковых глайдеров», – пишет автор.

В США также активно занимаются разработкой такого оружия: программа по созданию боевого блока «Advanced Hypersonic Weapon» была запущена в 2003 г. Его создание оценивается в $ 2,4 млрд.

«Десятилетиями стратегии России, США и Китая опирались на так называемую «ядерную триаду»: подводные лодки, баллистические ракеты и стратегические бомбардировщики. Однако после окончания холодной войны в США и Европе начали внедряться новейшие системы ПРО, что крайне обеспокоило Москву и Пекин», – говорится в публикации.

В Москве, в частности заявляли, что американская ПРО в сочетании с гиперзвуковым оружием приведёт к нарушению стратегического баланса сил.

topwar.ru

Малюта: Гиперзвуковой глайдер Ю-74: ПРО уже не важно…

Успешные испытания экспериментального российского глайдера Ю-74, запущенного с помощью межконтинентальной баллистической ракеты РС-18А «Стилет» (УР-100Н) с полигона Домбаровский под Оренбургом по цели на полигоне Кура на Камчатке, вызвали крайнюю озабоченность командования вооруженных сил США. Хотя детали испытаний не разглашаются, на данный момент известно, что они закончились полным успехом, масштаб которого опрокидывает всю систему противоракетной обороны США.

Подтверждением тому является срочное принятие Комитетом по вооруженным силам Конгресса США поправки к законопроекту об ассигнованиях на национальную оборону, в рамках которой предусматривается выделение дополнительных средств Агентству по противоракетной обороне США для разработки программы борьбы с окончательно обозначившейся угрозой высокоскоростных маневрирующих ракет.

В настоящее время система ПРО США основана на трехслойном комплексе мер противодействия. Первым, дальним рубежом перехвата считается средний участок траектории атакующей баллистической ракеты после ее выхода в открытый космос по окончанию разгона.

 Для поражения целей на дальнем рубеже в США предназначен комплекс «Национальной противоракетной обороны» (National Missile Defense, NMD). 

Он состоит из трех стационарных радарных систем PAVE PAWS (расположенных на авиабазах Кейп-Код в штате Массачуссетс, Биал в Калифорнии и Клиар на Аляске) и двух позиционных районов шахтных пусковых установок противоракет GBI (Ground-Based Interceptor), на базе Форт Грили, штат Аляска (к настоящему времени там развернуто 26 ракет) и Вандерберг, штат Калифорния (в 2013 году развернуто 4 ракеты, к 2018 году их количество планируется довести 14). 

После успешного запуска северокорейской ракеты Ынха-3 в декабре 2012 года, Агентство по противоракетной обороне США начало подбор места под третий позиционный район. В качестве такового рассматриваются форт Драм (шт. Нью-Йорк), тренировочный лагерь Этан Аллен (шт. Вермонт), авиастанция SERE ВМС (шт. Мэн), тренировочный центр Равенна (шт. Огайо) и форт Кастер (шт. Мичиган).

Радары PAVE PAWS обеспечивают практически сплошное поле обзора вокруг территории США, за исключением «коридора», проходящего через Мексиканский залив и Центральную Америку. Радиус их действия достигает 2000 км, что считалось достаточным для идентификации угрозы ракетного нападения и наведения противоракет, несмотря на то, что обнаруживать и сопровождать цели на ранних участках они не способны.

Размещение позиционных районов GBI выбиралось на основе информации о направлении подлета советских/российских баллистических ракет, а также наиболее вероятных траекторий предположительных баллистических ракет КНДР.

 Ракета-перехватчик GBI предназначена для поражения целей на удалении от 2 до 5,5 тыс. км. в зависимости от высоты перехвата, предел которой составляет 2000 км. Поражающим элементом GBI служит кинетический перехватчик EKV весом 64 кг, предназначенный для непосредственного контактного поражения боеголовки таранным ударом на встречном курсе.

 кинетический перехватчик EKV

 Теоретически система GBI должна была обеспечивать перехват цели в любой точке пространства, но на практике она имеет существенные ограничения по траекториям и направлениям. С июня 1997 года и по данный момент произведено 39 тестовых пусков, из которых 20 предназначались для отработки систем и 17 для перехвата учебной мишени. По итогу испытаний надежность перехвата составляет 47%, что близко к расчетной эффективности комплекса.

В 2002 году комплекс NMD был объединен с другими элементами ПРО, в частности, с флотской системой AEGIS, и переименован в Ground-Based Midcourse Defense (GBMD). Целью объединения являлась повышение интеграции средств дальнего рубежа перехвата с подвижной системой противоракетного комплекса высотного заатмосферного перехвата THAAD (Terminal High Altitude Area Defense).

Система THAAD представляет собой мобильную батарею на колесных шасси повышенной проходимости, из трех пусковых установок с общим количеством ракет — 24 шт., командного центра и РЛС Х-диапазона. Стоимость одной батареи составляет $2,3 млрд. Ракеты THAAD способны перехватывать цели на высоте до 200 км, т.е. с выходом за пределы атмосферы в ближний космос. На данный момент США располагают двумя такими батареями и формируют еще две, выход на боевое дежурство которых намечен на 2017 — 2019 год. По данным на 2014 год, текущий складской запас противоракет THAAD составляет 102 шт.

Несмотря на то, что комплекс THAAD официально принят на вооружение, программа его испытаний еще не завершена. По имеющимся данным, после окончания тестов по отладке систем, было произведено 12 испытательных перехватов учебных целей, 90% которых признаны успешными. Однако по заключению комиссии в целом комплекс THAAD продемонстрировал высокую эффективность лишь против устаревших баллистических ракет типа Р-17 и по своим характеристикам уступает даже российскому комплексу С-300, тем более последним его модификациям. Также спорным является применение в нем кинетического принципа поражения, схожего с системой NMD. С одной стороны, это гарантирует полное уничтожение цели, но в то же время накладывает очень высокие требования по наведению противоракеты и ограничивает ее возможности по перехвату активно маневрирующих мишеней.

Последним рубежом ПРО являются батареи ЗРК ближнего радиуса «Patriot». Оценка их эффективности носит субъективный характер и основывается на опыте применения ЗРК «Patriot»против ОТР «Скад» в Ираке в 2003 году.

До апреля 2016 года военно-политическим руководством США такая система организации ПРО считалась достаточно надежной и в целом обеспечивающей необходимый уровень отражения ракетной угрозы. Успешные испытания глайдера Ю-74 показали, что Россия получила в свое распоряжение маневрирующие гиперзвуковые летательные аппараты, сколько-нибудь успешно перехватить которые американская ПРО не в состоянии.

Глайдер Ю-74 разработан в рамках программы 4202 по созданию головных блоков перспективной российской стратегической баллистической ракеты «Сармат», которая предназначена для замены стоящих на вооружении РВСН РФ ракет РС-20 «Воевода» в 2020 — 2022 годах. Одна ракета «Сармат» сможет нести до 24 глайдеров Ю-74 в ядерном оснащении и в течение часа поразить любую цель на дальности до 10 тыс. км.

Сармат

Тактико-технические характеристики Ю-74 являются секретными. В открытых источниках сообщается лишь о том, что аппарат способен развивать скорость до 12М и активно маневрировать по высоте и курсу, что позволяет даже совершать маневры по обходу районов дислокации средств ПРО и движение по направлениям и траекториям максимально осложняющим перехват. Также известно, что кроме ядерного боезаряда глайдер способен нести дополнительное оборудование. В том числе активную и пассивную аппаратуру РЭБ, а также имитаторы ложных целей. Таким образом обеспечивается гарантированный прорыв любой существующей и перспективной системы ПРО потенциального противника. Принятие таких блоков на вооружение российских РВСН значительно повышает их эффективность. Также есть информация о выходе в завершающую стадию проекта создания в России гиперзвуковых крылатых ракет воздушного базирования, по многим параметрам схожих с боевыми возможностями Ю-74.

До недавнего времени США отрицали способность других стран создать эффективные образцы гиперзвуковых летательных аппаратов. Особенно с учетом убежденности Пентагона в безусловном превосходстве Америки в области разработки передовых высокотехнологичных вооружений. Эта позиция обосновывалась, в том числе, неудачами собственного проекта гиперзвукового боевого блока AHW (Advanced Hypersonic Weapon), второй запуск которого, не смотря на успех в 2011 году, закончился взрывом ракеты. По информации источников в DARPA (Defense Advanced Research Projects Agency) в настоящее время программа Global Prompt Strike, в рамках которой создается AHW, пока не смогла решить технические проблемы надежности, даже с учетом того факта, что максимальная скорость AHW не превышает 8М. Успешные результаты испытаний российского Ю-74 наглядно продемонстрировали категорическую ошибочность американской точки зрения. К тому же успешные испытания собственного ударного гиперзвукового беспилотного летательного аппарата WU-14 провел Китай.

Как выразился конгрессмен Трент Фрэнкс, успехи России и Китая в области разработки гиперзвукового оружия фундаментально меняют всю парадигму современной войны. Наступает гиперзвуковая эра, в которой Америка уже не имеет абсолютного превосходства. Вернуть его является главной стратегической задачей США. Самый быстрый способ заключается в усовершенствовании наземного комплекса THAAD.

Атака Ю-74

 «Затем уже можно заняться разработкой лазерного оружия, способного сбить гиперзвуковые ракеты, скорость которых в девять раз превышает скорость звука.». Глава Агентства по противоракетной обороне США Джеймс Сайринг подтвердил намерение правительства США вложить в разработку лазерного оружия $23 млн. дополнительно, сверх уже утвержденных программ. Однако испытание новой системы лазерной ПВО/ПРО следует ожидать не раньше, чем в 2021 году. 

источник

cont.ws

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.