Как связаться с игил: Международная террористическая организация «Исламское Государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ)*

Содержание

Международная террористическая организация «Исламское Государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ)*

Хочется надеяться, что приведенные факты должны уберечь вас, молодое поколение, от совершения непоправимых ошибок. Не лучше ли направить свою энергию на стоящие занятия и дела (спорт, образование), которые в последующем вам принесут плодотворный доход на гораздо более длительную и привлекательную перспективу.

На сегодняшний день одной из главных мировых проблем и угроз мировой безопасности признана широкая экспансия ИГИЛ*, за последние годы захватившую значительную территорию Ирака, Сирии и Афганистана. По сведениям командующего Генштаба вооруженных сил России данная группировка насчитывает десятки тысяч боевиков, провозгласила на захваченных территориях псевдохалифат, стремится и далее расширять свои приобретения (по разным оценкам контролируемая ИГИЛ территория достигает около 90 тыс. квадратных километров, 8 миллионов человек проживают в районах, захваченных игиловцами в Сирии и Ираке).

В ходе своего выступления 28.09.2015 на Генеральной ассамблее ООН президент России Путин В.В. обозначил, что ключевой задачей международного сообщества во главе с Организации Объединённых Наций остаётся «обеспечение мира, региональной и глобальной стабильности». Отметив активное расширение экспансии ИГИЛ* на другие регионы, в целях установления господства в исламском мире и не только там, Президент указал на необходимость руководствоваться не амбициями, а общими ценностями и общими интересами на основе международного права и «объединить усилия для решения стоящих перед нами новых проблем и создать по-настоящему широкую международную антитеррористическую коалицию», которая, «как и антигитлеровская, могла бы сплотить в своих рядах самые разные силы, готовые решительно противостоять тем, кто, как и нацисты, сеет зло и человеконенавистничество».

При этом, ключевыми участниками такой коалиции Путиным В.В. обозначены именно мусульманские страны, подчеркнута важность, авторитет и наставническое слово мусульманских духовных лидеров, поскольку «Исламское государство» «не только несёт им прямую угрозу, но и своими кровавыми преступлениями оскверняет одну из величайших мировых религий – ислам», извращает его истинные гуманистические ценности.

Деятельность международных организаций «Исламское государство» и Джебхат ан-Нусра решением Верховного суда Российской Федерации от 29.12.2014 в нашей стране запрещена. Согласно закону, отныне любое участие в деятельности указанных террористических организаций считается уголовным преступлением и карается по всей строгости закона.

О каждом ставшем вам известном факте попытки вовлечения иных лиц в деятельность «ИГИЛ» и случаях увлечения кем-то из вашего окружения радикальными течениями ислама, просим оперативно сообщить в Управление ФСБ России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области (адрес: Литейный пр., д. 4, телефон доверия: +7 812 438-69-93, электронная почта: [email protected]).

На территории России в Общественной палате Российской Федерации 01.08.2015 была открыта горячая линия по противодействию вербовщикам террористической организации «Исламское государство». Свои жалобы или сообщения граждане России могут оставить по бесплатному номеру телефона 8−800−700−8-800.

История создания ИГИЛ*

Международная организация «Исламское Государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), известная также под названием «Исламское Государство Ирака и Сирии», «Исламское государство Ирака и Шама» (ИГИШ) с лета 2014 года называется «Исламское государство». Она образована с 2006 года в результате слияния радикальных исламистских группировок, которые отпочковались от международной террористической организации «Аль-Каида».

Основные идеологические постулаты организации изложены в Декларации, опубликованной на пяти языках и провозглашавшей создание нового псевдохалифата под властью халифа Ибрагима.

Вообще, что такое халифат?

Халифат (в переводе с арабского замещение, наследование)- это феодальное арабо-мусульманское теократическое государство, созданное пророком Мухаммедом и в последствии возглавляемое халифами.

Халиф является самым высоким титулом у мусульман, это наместник или исполняющий обязанности Пророка. Он является гарантом соответствия повседневной жизни мусульман последнему божественному Посланию - Священному Корану.

Мусульмане-сунниты полагают, что халифом может стать любой мусульманин, член мусульманской общины, независимо от расового, национального, социального и любого иного положения, которое компетентно в вопросах, связанных с государственным управлением. Для избрания халифа хватает проведенного внутри общины простого открытого голосования, на которое вносятся предложения о достойных кандидатурах, доказавших обществу свои необходимые навыки в деле управления, права и т.д. Халиф избирается большинством голосов.

Во главе ИГИЛ стоит халиф Ибрахим Аввад Ибрахим Али Мухаммад аль-Бадри ас-Самарраи. При нем действует совещательный орган – Шура, члены которого назначаются халифом.

Летом 2014 г. боевики «Исламского государства» взяли под свой контроль ряд крупных городов в западном районе Ирака и вплотную подошли к Багдаду. В Сирии они оккупировали северную провинцию Ракка, в центральном городе которой с одноименным названием была размещена штаб-квартира организации. Боевики «Исламского государства» используют флаг и эмблему «Аль-Каиды». Организация обладает боевым потенциалом (около 50 тыс. боевиков в Сирии и около 30 тыс. - в Ираке).

В ее создании принимал активное участие иракский террорист Абу Мусаб аз-Заркауи - духовный лидер и ближайший соратник Усамы бен-Ладена. Ближайшей ее целью является создание на территории Сирии, Ирака и Ливана исламского суннитского государства, живущего по законам шариата, а также ведение так называемой священной войны (псевдоджихада) с «неверными» (кафирами) во всем мире.

Что подразумевает под собой понятие «джихад»?

Джихад – в переводе с арабского означает усердие на пути Аллаха. Обычно джихад ассоциируется с вооруженной борьбой, однако это понятие значительно шире. Помимо вооруженной борьбы под ним также понимается борьба со своими духовными или социальными пороками, например с ложью, обманом, развращенностью общества и т.д. Таким образом, джихад –это и борьба со своими страстями, и устранение социальной несправедливости, и постоянное усердие в деле распространения религии и, наконец, ведение войны с военными агрессорами во имя Аллаха. Изначально в исламе джихад является желательным, а не обязательным, и только в случае явных опасностей он становится обязательным. Проявление агрессии и убийства является большим грехом. В Коране сказано: «Кто убьет человека не за убийство или распространение нечестия на земле, то словно убил всех людей, а кто сохранит жизнь человеку, тот словно сохранит жизнь всем людям».

Основной закон в ИГИЛ гласит, что мусульмане обязаны соблюдать все законы шариата, а неверные (кяфиры) являются воплощением дьявола и должны быть либо убиты, либо взяты в рабство (женщины), к кяфирам относятся все мусульмане – шииты, алавиты, езиды, суфисты – не арабы, сторонники властей Сирии, Ирака, Саудовской Аравии, а также «не уважающие ислам и мусульман» христиане и иудеи. Командиры боевиков сами определяют, кто из христиан и иудеев не уважает ислам. Обычно уважаются только богатые люди, которые дают взятки и помогают боевикам в бизнесе, и те, за кого они просят.

«Чистая, протоптанная тропа к воде» именно так переводят арабы слово шариат. Это образное выражение означает для каждого мусульманина - Закон, который им дал Аллах через своих пророков и последнего пророка посланника Мухаммеда. Правила шариата также важны для верующего, как чистая вода для ума и души. Каждый правоверный должен строго следовать правилам и нормам, заложенным в мусульманской системе права.

Другим правилом ИГИЛ является установленный дресс-код, обязывающий всех мужчин носить бороду, а женщин – носить чадру (легкое женское покрывало белого, синего или черного цвета) и абайу (длинное традиционное арабское женское платье с рукавами).

Среди других правил выделяются следующие:

- нельзя курить сигареты и употреблять жевательную резинку, за нарушение правила – 80 ударов плетью,

- женщинам запрещено передвигаться на улице без сопровождения мужчины, пойманную женщину доставляют домой, а мужчина – опекун подвергается 80 ударам плетью.

Проживающим на подконтрольных ИГИЛ территориях христианам запрещено: строить монастыри, церкви и кельи, демонстрировать религиозную символику и литературу, вслух читать церковные тексты и бить в колокола, христиане обязаны придерживаться дресс-кода ИГИЛ и хоронить своих единоверцев на специально отведенных новыми властями кладбищах. При этом, накладывается подать в размере 4 золотых динаров в год на «богачей», 2 – на представителей среднего класса и 1 – на «бедняков».

______________________________
* - Запрещённая в России террористическая организация.


Организация "Исламское государство" - РИА Новости, 01.12.2015

В создании организации принимал активное участие Абу Мусаб аз-Заркауи, духовный лидер и ближайший соратник Усамы бен Ладена.

Штаб-квартира движения находится на территории Сирии в городе Ракка.

До 2013 года группировка "Исламское государство" относилась к числу рядовых суннитских автономных вооруженных формирований и насчитывала не более четырех тысяч человек. Ряды организации пополняли преимущественно бывшие солдаты и офицеры иракской армии, подчинявшиеся Саддаму Хусейну до вторжения США и НАТО в Ирак в 2003 году.

"Исламское государство" получило широкую известность летом 2014 года, когда боевики начали полномасштабное наступление на северные и западные районы Ирака. Наибольшую силу ИГ набрала во время действий на территории Сирии.

На сегодняшний день ИГ является одной из главных угроз мировой безопасности. В течение нескольких лет террористам удалось захватить значительные территории Ирака и Сирии. Кроме того, они пытаются распространить свое влияние в странах Северной Африки, в частности в Ливии. По разным оценкам, контролируемая ИГ территория достигает до 90 тысяч квадратных километров. В июне 2014 года террористы объявили о создании так называемого "Халифата" с собственными законами и органами власти.

Халифом был объявлен лидер группировки Абдалла Ибрагим ас-Самараи, известный как Абу Бакр аль-Багдади.

Данные о численности экстремистской организации тоже варьируются — от 50 тысяч до 200 тысяч боевиков. По данным сирийских СМИ, на стороне боевиков ИГ только в Сирии воюют около 70 тысяч иностранных наемников, из них 5-7 тысяч — выходцы из России и стран СНГ.

Группировка снискала репутацию одной из самых жестоких исламистских организаций. Боевики "Исламского государства" несут ответственность за многочисленные теракты против сил НАТО на территории Ирака, военные преступления, массовые казни иракских и сирийских военных, а также за геноцид иноверцев. Ближайшая цель организации — создание на территории Сирии, Ирака и Ливана исламского суннитского государства, живущего по законам шариата. В перспективе предполагается расширение границ государства до контуров "классического халифата", простирающегося от границ Испании до Индии.

"Исламское государство", по оценкам экспертов, одна из самых богатых террористических организаций с бюджетом 2,3 миллиарда долларов, ежедневно пополняющая свои активы на миллион долларов только за счет спекуляций на нефтяном черном рынке.

Самопровозглашенный "халифат" получает миллиарды долларов за счет грабежа банков, магазинов, захвата имущества иноверцев, обмена заложников за выкуп, работорговли, контроля над наркотрафиком и нелегальными каналами распространения нефти.

На ИГ распространяются международные санкции в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН 1267 (1999 года) и 1989 (2011 года), принятыми против "Аль-Каиды" и связанных с ней организаций.

ИГ признана террористической организацией во многих странах мира. В России ИГ признана террористической решением Верховного Суда от 29 декабря 2014 года.

США при поддержке ряда союзных стран с 23 сентября 2014 года начали наносить по позициям ИГ в Сирии удары с воздуха, с августа 2014 года аналогичная операция проходит в Ираке. С группировкой борются правительственные войска Сирии и Ирака, а также курды и ливанские и иракские шиитские ополченцы. По данным США, действия коалиции привели к сокращению территории, занимаемой ИГ, до 30 % по сравнению с той, которую она занимали раньше.

Действия международной коалиции осуществляются без прямой санкции Совета безопасности ООН. При этом в Ираке борьба с терроризмом идет при сотрудничестве с официальным Багдадом, а в Сирии коалиция отказывается взаимодействовать с законными властями.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Возвращение террористов «Исламского государства» как угроза социально-политической стабильности России | Крылов

1. Аль-Карадави, Юсуф. Исламское пробуждение. Между отрицанием и экстремизмом. –Киев: Ансар Фаундейшн, 2011.

2. Аль-Карадави, Юсуф. Время в жизни мусульманина. – Киев: Ансар Фаундейшн, 2011.

3. Аль-Карадави, Юсуф. Дозволенное и запретное в Исламе. – Москва: Изд. дом УММА, 2015.

4. Ибн Каййим аль-Джаузийя. Избранное. В 3 т. – Москва: Умма, 2015.

5. Ибн Таймийя. Прекрасное пояснение к книге «Различие между угодниками всемилостивого и угодниками сатаны» // Комментарии шейха Салиха ибн Абд эль-Азиза аш-Шейха. – Казань: HIKMA, 2017.

6. Ильин Е. П. Характеристика новых вызовов и угроз терроризма на современном этапе //Вестник национального антитеррористического комитета. – 2016. – № 2 (15). – C. 20–32.

7. «Исламское государство»: феномен, эволюция, перспективы / Под ред. А. А. Орлова //Аналитические доклады Института международных исследований. – Москва: МГИМО-Университет, 2016. Вып. 1 (45).

8. Крылов А. В. «Джабхат ан-Нусра» – террористическая организация и участник сирийского конфликта // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Международные отношения. – 2017. – Т. 17. – № 4. – С. 655–668.

9. Кутб, Сейд. Под сенью Корана. – Москва: Умма, 2003.

10. Кутб, Сейд. Вехи на пути Аллаха. – Махачкала: Бадр, 1997.

11. Мкртчян Н., Флоринская Ю. Миграционный прирост: аномальные показатели // Мониторинг экономической ситуации в России. – 2019. – № 95 (июль). – С. 15–19.

12. Cafarella J., Wallace B., Zhou J. ISIS’s second comeback. – Washington: Institute for the Study of War (ISW), 2019.

13. Gambhir H. The Virtual Caliphate: ISIS’s Information Warfare. – Washington: Institute for the Study of War, 2016.

14. Winter С. Women of the Islamic State: A Manifesto on Women by the al-Khansaa Brigade. – London: Quilliam Foundation, 2015.

Вестник НАТО - Возможна ли перегруппировка ИГИЛ? Уроки, извлеченные из бесед с бывшими боевиками ИГИЛ

В рамках всестороннего исследования террористических организаций Вера Миронова опросила местных и иностранных боевиков ИГИЛ (ДАИШ), а также лиц, причастных к незаконным перевозкам боевиков. Она делится своими знаниями о различных категориях бойцов ИГИЛ (ДАИШ), о том, что с ними произошло и что они могли бы делать дальше.

Беседы были проведены по телефону и во время работы на местах в Ираке, Сирии и Турции в период с 2013 по 2017 год, в частности когда автор была прикреплена к иракским силам специальных операций во время сражения за Мосул в 2016-2017 году. Автор присутствовала на судебных разбирательствах, связанных с ИГИЛ, в судах в Ираке и продолжает опрашивать бывших иностранных боевиков, скрывающихся в Восточной Европе и в Центральной Азии.

ИГИЛ не территория на карте: это группа людей, которые ищут для себя родину, и как показали последние несколько лет, их устроит любой клочок земли от Ближнего Востока до Филиппин. Для этого требуется лишь достаточно преданных делу и квалифицированных людей, добивающихся этой цели. Хотя коалиции по борьбе с ИГИЛ удалось лишить ИГИЛ территории в Ираке и Сирии, еще важнее выяснить, удалось ли в достаточной мере лишить ИГИЛ людских ресурсов, как внутри района боевых действий, так и за его пределами, чтобы действительно разгромить его. Если нет, мог бы ИГИЛ восстановить свою численность и начать сначала?

Июнь 2014 г: боец ДАИШ размахивает флагом и оружием на улице города Мосул, Ирак. © Reuters

Чтобы по-настоящему понять будущее этой вооруженной организации, необходимо понять людей, состоящих в рядах ИГИЛ, что с ними произошло и что они могли бы делать дальше.

Много местных и иностранных бойцов группы были убиты, но некоторым удалось выжить. Выжившие местные боевики сейчас либо в тюрьме, либо скрываются. То же относится и к выжившим иностранным боевикам и сторонникам группы. Живы ли они или мертвы, члены ИГИЛ первоначально присоединились к группе или поддерживали ее в силу различных причин, и с их помощью можно предсказать будущее поведение тех, кто остался.

Убитые

Члены ИГИЛ, убитые во время операций против ИГИЛ в Ираке и в Сирии, относятся к нескольким категориям и погибли в разное время и по-разному. Как следует из собеседований с боевиками, большая доля тех, кто присоединился, чтобы умереть за джихад, и кто был наиболее одержим, добровольно шли на самые опасные задания (и даже на верное самоубийство) и были убиты в начале конфликта. Опытные боевики были в большой степени преданы делу и часто сражались до последнего дыхания. В октябре 2017 года, когда Ракку уже взяли, я связалась с одним из таких боевиков – русскоговорящим кавказцем, по-прежнему находившимся в эль-Маатен (Сирия). На вопрос о том, планирует ли он убежать, он ответил, что нет и что будет сражаться до конца. Конец настал на той же неделе, когда в результате авиаудара по их дому был убит он сам и его семья.

По неофициальным данным, полученным от бывших боевиков, особенно высокие потери отмечались среди молодых, неопытных членов группы, которые часто расплачивались жизнью за свои просчеты и отсутствие навыков. Некоторые даже гибли по своей собственной вине, например, при неправильной установке самодельных взрывных устройств.

Но даже не все погибшие в ИГИЛ сражались. Некоторые продали все у себя на родине и выехали в Сирию со своими семьями, полагая, что выезжают в утопическое исламское государство. Но зачастую у них не было обратного пути и они застревали там в нестабильной обстановке без связей и без денег. Когда ИГИЛ был выбит из Мосула и Ракки, выбраться можно было только незаконным путем, что стоило от семи до десяти тысяч долларов за одного человека. Даже если у кого-то и были такие деньги, не было гарантии, что человек, занимающийся незаконным вывозом людей, не работал при этом на службу внутренней безопасности ИГИЛ (известную как Амни), и что забрав деньги он не убьет их.

Еще одна группа людей внутри ИГИЛ была не согласна с руководством и считалась опасной. Среди этих неистово верующих боевиков росло недовольство тем исламом, который проповедовал ИГИЛ, и их либо убивали в тюрьмах ИГИЛ, либо – когда боевиков стало не хватать – их посылали на самые опасные линии фронта. К их числу относились так называемые «экстремисты» такфири (мусульмане, обвиняющие других мусульман в вероотступничестве), обвинявшие ИГИЛ в том, что это кафир (неверные), когда они поняли, что Исламское государство не утопия, которую они воображали. Как утверждает один из «экстремистов», которому удалось выжить, было общеизвестным фактом, что таких как он посылали из тюрем на фронт в Кобани, Дейр-эз-Зор и Хама. (Это было подтверждено в ходе собеседований с другими лицами в каждой из этих трех точек).

Выжившие

Гораздо менее многочисленная группа членов ИГИЛ выжила и находится либо в тюрьме, либо в бегах. Старшее руководство группы понимало, что если их поймают, им наверняка грозит смертный приговор, и поэтому либо им удалось скрыться, либо они предпочли погибнуть на поле боя или – применительно к членам группы, находившимся за границей, – отказались сдаться живыми.

Как следует из проведенных в Ираке собеседований с военнослужащими, судьями и адвокатами, в тюрьмах находятся в основном местные боевики рядового состава, которые сдались или были взяты в плен живыми. Один пример – тридцатилетний мужчина из Мосула, на суде по делу которого я присутствовала в январе 2018 года в Тель-Каифе: он состоял в ИГИЛ только последние три месяца оккупации и примкнул к группе, потому что не мог больше прокормить семью, а ИГИЛ платил ему 5000 динаров (около пяти долларов США) в день.

Разведчики иракских сил специальных операций проверяют документы в поиске бойцов ДАИШ в Мосуле (Ирак) в ноябре 2017 г. © Reuters

За пределами Ближнего Востока сторонников ИГИЛ тоже арестовывают по обвинению в терроризме. Некоторые – настоящие сторонники, которых обвиняют, например, в распространении пропаганды ИГИЛ через Интернет или содействии переправке бойцов в районы боевых действий. Другие не хотели иметь дела с ИГИЛ, но оказались сообщниками и были арестованы, например, за перевод денег родственникам, сражавшимся в Сирии, или за то, что отправились в Сирию в попытке вывезти оттуда своих родственников.

Все остальные члены ИГИЛ скрываются. Благодаря ИГИЛ, осталось их немного: ИГИЛ убивал на месте всех, кто пытался спастись от группы бегством, и сажал в тюрьму каждого, кто говорил об этом. Но в силу самостоятельного выбора небольшая группа людей, которым удалось уйти живыми, потенциально очень опасна.

Речь идет об иностранных боевиках, убежавших из ИГИЛ на разных этапах. В начале, как сообщили несколько иностранных боевиков, с которыми я разговаривала, в их число входили лица, скрывшиеся со значительными денежными средствами, принадлежавшими группе и предоставленными ей для закупки вооружений и техники или для проведения операций за границей. Как вспоминает один бывший иностранный боевик с Кавказа, отдельно готовили специальный отряд для будущих операций на Кавказе. Однако, как он сообщил, к нему присоединилось очень мало боевиков: не только физическая подготовка была очень тяжелой, но и члены группы возражали против того, чтобы сражаться за границей, и настаивали на том, чтобы ресурсы использовались для улучшения качества жизни в халифате.

Более крупная группа иностранных боевиков начала уезжать в 2014 и 2015 году, когда мощь ИГИЛ достигла апогея. Это были вышеупомянутые «экстремисты» такфиристы. Поскольку они были против ИГИЛ, который воспринимал их как пятую колонну, они постарались скрыться от группы, чтобы выжить, но мало кому из них удалось.

После освобождения Мосула в августе 2017 года некоторые лидеры ИГИЛ, которые поняли, что группе не восстановиться после территориальных потерь, стали уходить, захватывая с собой крупные суммы денег, благодаря чему они смогли подкупить людей и уйти, а в случае иностранных лидеров ИГИЛ – приобрести новые документы.

Благодаря анонимности многие агенты Амни смогли уйти. У них не только был доступ к денежным средствам группы, но и многие из них не были известны коалиции по борьбе с ИГИЛ, так что им даже не пришлось никого подкупать. Более того, пока они работали на ИГИЛ, они часто были в масках, так что после освобождения другие боевики и местное гражданское население их не узнало.

Что дальше?

Многие местные руководители группы до сих пор живы, на свободе, и в их руках деньги группы. Это позволит им не только обезопасить себя, но и помогать вдовам и детям боевиков ИГИЛ. Тем временем местные боевики, которым удалось бежать, но которых знают местные власти, вынуждены скрываться в сельских районах, даже если они бы предпочли демобилизацию. Некоторые, возможно, продолжают участвовать в повстанческих действиях. Неизвестные агенты Амни могут скрываться в городах и потенциально готовиться к новым крупным городским операциям.

Что касается высшего звена иностранных лидеров и Амни, которые смогли убежать, благодаря своему опыту и связям они могли бы воссоздать группу в новой точке. Поскольку «бренд» ИГИЛ воспринимается как эффективный, он еще может привлечь новых членов, недовольных жизнью в своих странах.

Многие местные и иностранные боевики ДАИШ были убиты в бою; выжившие либо сидят в тюрьме, либо скрываются. © Quora.com

В то же время, как заметили во время бесед адвокаты в Ираке и России, рядовых бойцов, которые находятся сейчас в тюрьмах в Ираке, в Сирии и в других странах, могут выпустить в течение десяти лет. Тюремная охрана и следователи уже обеспокоены тем, что дальнейшая радикализация и координация продолжится в тюрьмах, как произошло во время действий военной коалиции под руководством США в Ираке с такими тюрьмами, как Кэмп-Букка (где американские военные распоряжались местом содержания под стражей с 2003 по 2009 год). Помимо этого к тому моменту, когда отцов, возможно, освободят, дети боевиков ИГИЛ вырастут и могли бы омолодить ряды вновь организованной группы.

Бывшие члены, покинувшие ИГИЛ из-за несогласия с идеологией или тактикой группы, с большим успехом разъясняют потенциальным сторонникам ИГИЛ, почему организация не оправдала надежд. Но поскольку они скрываются без документов или средств к существованию, их варианты на будущее ограничены, а зачастую единственное, что они умеют делать – это воевать. Поэтому они становятся легкой добычей для преступных сетей. Как утверждает один бывший боевик, некоторые его товарищи уже занимаются незаконным сбором долгов и грабежом.

Качественный анализ бывших боевиков ИГИЛ указывает на то, что чтобы не допустить формирования следующего ИГИЛ, нужен всеобъемлющий подход. В частности можно было бы: предпринять шаги, призванные помешать бывшим членам ИГИЛ, находящимся в тюрьмах, организовать и радикально настроить других заключенных; укрепить международное сотрудничество и обмен разведданными в целях отслеживания бывших боевиков; изучить программы по дерадикализации и реинтеграции. По возможности было бы целесообразно заняться первопричинами, такими как качество жизни и дискриминация, которые могли изначально способствовать росту ИГИЛ и могли привлечь иностранных боевиков.

У ИГИЛ может быть «служба поддержки» для связи с террористами

У ИГИЛ может быть «служба поддержки» для связи с террористами

Alexander Antipov

Злоумышленники используют зашифрованные безопасные каналы связи.

Корреспондентам NBC News стало известно о том, что ИГИЛ использует web-ориентированную тактику, которая обеспечивает террористам глобальную оперативную связь круглосуточно. Так называемая Jihadi Help Desk, является «службой поддержки» последователей террористической организации, которая, к слову, запрещена в России, и помогает им осуществлять атаки на территории иностранных государств.

Представители группы аналитиков, являющейся частью Армии США, рассказали журналистам о том, что в «справочной службе» ИГИЛ постоянно работают до десяти высококвалифицированных специалистов. Для связи с единомышленниками используется зашифрованные каналы связи, которые не могут перехватить и взломать правоохранительные и разведывательные органы.

По словам аналитиков, такой метод работы позволяет террористам оставаться незамеченными как можно дольше, и регулярно привлекать к сотрудничеству новых рекрутов. «Злоумышленники разработали ряд различных платформ, благодаря которым они обучают друг друга азам шифрования. Платформы используются для вербовки и планирования новых операций», - рассказал аналитик из независимого Центра по борьбе с терроризмом при Военной академии США в Вест-Пойнте Аарон Брентли (Aaron F. Brantly).

Отметим , американские и французские правоохранители уверены, что при планировании терактов террористы использовали платформы, защищенные от перехвата сообщений, в том числе Telegram и Sony PlayStation 4. В связи с вероятностью использования Telegram «Исламским государством» замглавы конституционного комитета Госдумы РФ Александр Агеев призвал  директора ФСБ Александра Бортникова рассмотреть возможность ограничения доступа к мессенджеру Telegram из России.

Экс-глава ЦРУ Джеймс Вулси (James Woolsey) обвинил Эдварда Сноудена в том, что, рассекретив методы взлома шифрования спецагентами, бывший сотрудник ЦРУ и АНБ США научил террористов избегать поимки. В связи с недавними терактами в Париже сенатор от Республиканской партии Том Коттон (Tom Cotton) предложил продлить действие программы АНБ США по сбору метаданных до 31 января 2017 года.

на нашем Телеграм канале мы рассказываем о самых актуальных угрозах и событиях, которые оказывают влияние на обороноспособность стран, бизнес глобальных корпораций и безопасность пользователей по всему миру.

Поделиться новостью:

Повестка дня на период до 2030 года: уникальная возможность устранить условия, способствующие распространению терроризма

Несмотря на те усилия, которые предпринимаются международным сообществом с целью положить конец терроризму и остановить поток иностранных боевиков, пополняющих ряды террористической организации, которая именует себя Исламским государством Ирака и Леванта (ИГИЛ), за полтора года число этих боевиков более чем удвоилось. Согласно оценкам, в качестве иностранных боевиков-террористов к ИГИЛ присоединились свыше 30 000 лиц из более чем 100 стран, что составляет боле половины всех государств-членов Организации Объединенных Наций.

Ничто и никогда не может служить оправданием террористических актов. Никакие религиозные убеждения не оправдывают насильственных методов. Тем не менее нам никогда не удастся добиться долгосрочной победы над терроризмом, если мы не устраним условия, благоприятствующие его распространению. Это подчеркивалось в нескольких резолюциях Совета Безопасности, касающихся наиболее серьезных угроз международному миру и безопасности в целом и терроризма, в частности, в том числе в резолюциях 1963 (2010) и 2129 (2013) Совета Безопасности. В основополагающем документе Глобальной контртеррористической стратегии Организации Объединенных Наций (A/RES/60/288) также предусматриваются меры по устранению условий, способствующих распространению терроризма. В недавно опубликованном Плане действий Генерального секретаря по предупреждению воинствующего экстремизма (A/70/674) говорится о том, какими могут быть некоторые из этих условий: нехватка социально-экономических возможностей; маргинализация и дискриминация; неэффективное управление, нарушения прав человека и принципа верховенства права; длительные и неурегулированные конфликты; и радикализация лиц, находящихся в местах лишения свободы.

В сентябре 2015 года мировые лидеры согласовали очередной комплекс целей, связанных с развитием, а 1 января 2016 года 17 амбициозных глобальных задач, в своей совокупности известных как Цели устойчивого развития (ЦУР), начали претворяться в жизнь. Наряду с тем, что ЦУР сами по себе имеют ключевое значение в качестве одного из средств мобилизации усилий международного сообщества по решению серьезных проблем, связанных с развитием, которые будут возникать в будущем, они также могут как прямо, так и косвенно помочь нашим усилиям по борьбе с терроризмом путем устранения условий, способствующих его распространению.

Первая из 17 ЦУР направлена на «повсеместную ликвидацию нищеты во всех её формах». За период после 1990 года уровни крайней нищеты удалось снизить более чем наполовину. Хотя это и является замечательным достижением, каждый пятый житель развивающихся стран по-прежнему живет менее чем на 1,25 долл. США в день, а еще миллионы людей по уровню своих ежедневных доходов лишь немного превосходят этот показатель. Нищета – это нечто большее, чем нехватка доходов и ресурсов для обеспечения устойчивых средств к существованию. Она также проявляется в таких формах, как голод и недоедание, ограниченный доступ к образованию и другим основным услугам, социальная дискриминация и изоляция, а также нехватка возможностей для участия в процессах принятия решений. Для того, чтобы обеспечивать стабильную занятость и способствовать достижению равенства, экономический рост должен быть всеохватным.

ЦУР-4 направлена на обеспечение всеохватного и качественного образования для всех и поощрение возможности обучения на протяжении всей жизни. Получение качественного образования является залогом повышения уровня жизни и обеспечения устойчивого развития. Удалось добиться ощутимого прогресса в деле расширения доступа к образованию на всех уровнях, а также процента посещающих учебные заведения, особенно среди женщин и девочек. Кардинально повысился базовый уровень грамотности, хотя и необходимо продолжать усилия в данном направлении, с тем чтобы добиться еще более серьезных успехов на пути достижения целей, связанных с всеобщим образованием. Конкретным примером таких усилий могло бы стать распространение принципа равенства девочек и мальчиков в системе начального образования на все уровни системы образования во всех странах.

ЦУР-5 посвящена обеспечению гендерного равенства и расширению прав и возможностей всех женщин и девочек. Сегодня женщины и девочки по-прежнему страдают от дискриминации и насилия во всех частях мира. Равноправие мужчин и женщин – это не только одно из основополагающих прав человека, но и необходимая основа для мира, процветания и стабильности на нашей планете. Предоставление женщинам и девочкам равного доступа к образованию, здравоохранению, достойной работе, а также к участию в процессах принятия политических и экономических решений будет способствовать повышению экономической устойчивости и работать на благо обществ и человечества в целом.

ЦУР-8 предусматривает содействие всеохватному и устойчивому экономическому росту, занятости и достойной работе для всех. Помимо того, что почти половина населения планеты по-прежнему живет примерно на 2 долл. США в день, слишком во многих местах наличие занятости само по себе не гарантирует возможности вырваться из тисков нищеты. Проблемы, связанные с продолжающейся нехваткой достойных возможностей для занятости и недостаточностью инвестиций, по-прежнему носят серьезный характер, а создание качественных рабочих мест останется масштабной задачей, которую предстоит еще в течение многих лет решать почти всем странам.

ЦУР-10 направлена на сокращение неравенства внутри стран и между ними. Международному сообществу удалось достичь ощутимого прогресса в деле искоренения нищеты. Вместе с тем проблема неравенства все еще сохраняется; в частности, как и прежде, имеют место серьезные диспропорции в том, что касается доступа к услугам здравоохранения и образования.

Наконец, ЦУР-16 предусматривает содействие построению миролюбивого и открытого общества в интересах устойчивого развития, обеспечение доступа к правосудию для всех и создание эффективных и подотчетных учреждений на всех уровнях. Задачи, связанные с достижением этой цели, включают в себя содействие верховенству права на национальном и международном уровнях, а также обеспечение всем равного доступа к правосудию. В связи с данной целью также ставятся следующие задачи: значительно уменьшить незаконные финансовые потоки и потоки оружия, активизировать деятельность по обнаружению и возвращению похищенных активов и вести борьбу со всеми формами организованной преступности; обеспечить ответственное принятие решений репрезентативными органами на всех уровнях с участием всех слоев общества; гарантировать доступ общественности к информации и защитить основные свободы; и укрепить соответствующие национальные учреждения, в том числе благодаря международному сотрудничеству, в целях наращивания на всех уровнях, в частности в развивающихся странах, потенциала в деле предотвращения насилия и борьбы с терроризмом и преступностью.

ЦУР, или, как еще называют этот план действий, Повестка дня на период до 2030 года, открывает возможность для объединения различных стран мира и их граждан на новом пути к улучшению качества жизни людей во всем мире. Это обусловливает ее широту и амбициозность. Одновременно с этим она дает государствам-членам и Организации Объединенных Наций уникальную возможность предпринять серьезные шаги в целях устранения условий, способствующих распространению терроризма. Вместе, проявляя настойчивость в наших действиях и выполняя взятые на себя обязательства, мы способны эффективно работать в целях построения безопасного, процветающего и стабильного мира. В качестве Председателя Контртеррористического комитета Совета Безопасности, учрежденного резолюцией 1373 после террористических актов, которые были совершены 11 сентября против Соединенных Штатов, я обращаюсь ко всем сторонам с настоятельным призывом воспользоваться этой возможностью.

 

Чем боевики ИГИЛ* и другие террористы отличаются от обыкновенных людей

Что творится в головах террористов, как шахиды преодолевают страх смерти и зачем детей приучают к убийствам, разбирался отдел науки «Газеты.Ru».

На сегодняшний день нет ни одной научной теории, которая бы полностью охватывала все аспекты психологии терроризма и выявляла мотивы людей, вступающих в экстремистские организации. С одной стороны, это объясняется тем, что от психологов и социологов скрыты внутригрупповые процессы, происходящие в террористических и экстремистских сообществах. С другой стороны, некоторые специалисты считают, что между террористами и обыкновенными людьми часто гораздо меньше, чем хотелось бы думать, объективных психологических различий.

Как отмечают авторы книги «Эволюционная психология и терроризм» («Evolutionary Psychology and terrorism»), вышедшей в сентябре текущего года, по статистике, чаще всего террористами становятся молодые мужчины. Объясняют же ученые это, обращаясь к поведенческой биологии. В период раннего взросления мужчины более склонны к рискованным действиям, а также у них отмечается высокий уровень тестостерона, считающегося одной из причин агрессивного поведения.

Исследования социального психолога Джеймса Дэббса показали, что число совершаемых мужчинами преступлений с применением насилия идет на убыль после достижения 25-летнего возраста. Также известно, что показатели тестостерона у заключенных, отбывающих наказание за совершение тяжких неспровоцированных преступлений, выше, чем у тех, кто осужден за совершение преступлений ненасильственного характера. Ученые делают вывод, что

подростки и взрослые мужчины, у которых уровень тестостерона в крови выше, чем в среднем по популяции, более склонны к правонарушениям, наркомании и агрессивным реакциям на провокации.

Мотивы терроризма

Было бы наивно предполагать, что физиологическими особенностями можно объяснить, почему одни люди становятся террористами, а другие нет. Доктор психологических наук и специалист в области криминальной психологии и психологии терроризма Виктор Пирожков отмечает: «Террорист в момент совершения теракта кажется себе мужественным, благородным, жестоким, бескомпромиссным борцом за «справедливость». Так, «политическому террористу» кажется, что во имя достижения понимаемой им справедливости можно и должно жертвовать жизнями других людей. «Экономический» террорист убежден, что действия его конкурента несправедливы и требуют «крайних мер». «Психологическому террористу» кажется, что общество не позволило реализовать заложенные в нем возможности и он может кануть в Лету неизвестным, а совершая теракт, он не только реализует возможность власти над людьми, но и прославится на века своим мужеством».

Эффективными террористами, по мнению психологов, становятся те, для кого террор — не просто профессия или работа, но образ жизни. Несмотря на то, какие цели преследует террорист — политические, экономические, психологические или религиозные, за ними всегда стоит стремление к власти. При этом часто мотивы террориста меняются по мере того, как он втягивается в экстремистскую деятельность. И если

вначале основной целью могут быть деньги, то постепенно эта цель размывается и на первое место выходит тяга к власти, насилию и убийству.

Это предположение подтверждается исследованиями психологии наемников — людей, кочующих из одного конфликтного региона в другой.

Мотивы террористов на самом общем уровне можно разделить на корыстные и бескорыстные. С корыстными мотивами все довольно просто. Кажущаяся легкость экономической выгоды заставляет людей вступать в террористические и экстремистские организации. Однако сами террористы неохотно соглашаются с тем, что ими движет желание наживы. Поэтому в качестве мотивировки, маскирующей истинные причины террористической деятельности, идейные вдохновители экстремистов часто спекулируют на религиозных и идеологических представлениях. При этом активно эксплуатируется известный в социальной психологии феномен «мы-чувства» и противопоставление «своих» и «чужих». «Люди, которым не хватает собственной позитивной идентификации, нередко ищут повод для самооценки в отождествлении себя с группой. Многие молодые люди обретают гордость, власть, идентичность в преступных сообществах», — заявляет классик социальной психологии Дэвид Майерс. Характерно, что данный механизм служит плодотворной почвой не только для экстремистской пропаганды, но также активно применяется идеологами в тоталитарных государствах.

Теория социальной идентичности, предложенная британскими социальными психологами Джоном Тернером и Генри Таджфелом, объясняет, чем с психологической точки зрения полезно «мы-чувство». Чем лучше человек относится к группе, частью которой он является, тем лучше и его отношение к самому себе. Он отождествляет себя с группой и потому чувствует собственную значимость, его самооценка улучшается, и усиливается позитивный компонент «Я-концепции». Возвышение своего сообщества также достигается за счет дискредитации и очернения других сообществ, что наглядно видно на примере фанатских группировок.

Руководитель отдела медицинской психологии Научного центра психического здоровья РАМН Сергей Ениколопов отмечает, что среди террористов наиболее часто встречаются два психологических типа: «Первые отличаются высоким интеллектом, уверенностью в себе, высокой самооценкой, стремлением к самоутверждению, вторые — не уверены в себе, неудачники со слабым «Я» и низкой самооценкой. Но как для первых, так и для вторых характерны высокая агрессивность, постоянная готовность защитить свое «Я», стремление самоутвердиться, чрезмерная поглощенность собой, незначительное внимание к чувствам и желаниям других людей, фанатизм. Для большинства террористов характерна тенденция к эсктернализации, к поиску источников своих личных проблем вовне».

Психологи выделяют несколько основных мотивов, которыми руководствуются террористы:
1. Меркантильные мотивы. «Аль-Каида» (организация, запрещенная на территории РФ. — «Газета.Ru») использовала детей и женщин в качестве смертников, и многие террористы воспринимали это с отвращением. Деньги, а не идеология стали ключевым мотивом присоединения к «Аль-Каиде», отмечают Майкл Вайс и Хасан Хасан, авторы нашумевшей книги «Исламское государство: Армия террора». Для большинства экстремистов занятие террором — один из способов заработать. А в некоторых регионах — единственный.
2. Идеологические мотивы более устойчивы и постоянны. Террор, подкрепленный идеологией, становится «миссией», «долгом», повышает социальный статус террориста в той общности, к которой он принадлежит.
3. Мотивы преобразования и изменения мира. В основе данных мотивов лежит убежденность в несовершенстве и несправедливости мира. Террор рассматривается как инструмент установления справедливости и порядка.
4. Мотив власти над людьми — самый древний и глубинный мотив. Через террор боевик позиционирует свою власть и личность, собственное превосходство над окружающими. Своеобразное «насилие» характерно и для высших приматов, которые таким образом регулируют иерархию взаимоотношений в группе.
5. Мотивы эмоциональной привязанности выступают в разнообразных формах. Чаще всего встречается мотив мести за нанесенный вред, за смерть родственников и близких. Также терроризмом начинают заниматься «за компанию» или потому, что кто-то из родственников или друзей состоял в террористических организациях.
6. Мотив самореализации. За неимением доступа к образованию, науке и искусству для многих людей, как это ни парадоксально, террористическая деятельность становится единственно возможной, в которой они могут реализоваться и «развиваться».

Психология террориста-смертника

11 сентября 12:22

Психология моджахедов строится на невосприимчивой к противоречиям вере в то, что «смерть за Аллаха — дорога в рай». Совершая теракт, смертник глубоко убежден в том, что благое дело во имя Аллаха в скором времени откроет ему врата рая. И от этого он испытывает сильнейшее эмоциональное возбуждение. Представители израильских спецслужб, долгое время регулярно сталкивавшиеся с исламскими смертниками, выявили интересную особенность. Обследуя наиболее сохранные после терактов тела террористов, они обнаружили, что их половые члены часто обмотаны тряпками и проволокой. Оказалось, что это своего рода предосторожность против перевозбуждения и непроизвольного семяизвержения в сам момент террористического акта. Согласно Корану, боевики должны беречь свою сперму для 70 девственниц, которые ждут их в раю.

По мнению социального психолога и автора книги «Психология терроризма» Дмитрия Ольшанского, террорист-смертник, как и любой человек, и более того, как любое животное, обладает инстинктом самосохранения. Но он преодолевает страх смерти благодаря иррациональной вере в то, что только смерть очистит его от греха.

Зафиксированы случаи, когда тела ликвидированных боевиков были целиком исписаны изречениями из Корана. Предполагалось, что священные для исламистов тексты способны защитить террориста от пули.

Как растут «дети халифата»

Вернувшись в середине 2014 года из поездки в Ирак, заместитель генерального секретаря ООН по правам человека Иван Симонович заявил, что у «Исламского государства (организация запрещена в России)» существует «масштабная и опасная из-за своей эффективности программа вербовки». Опасность ее заключается в том, что она бьет по потенциально самой лояльной и восприимчивой к идеологической пропаганде группе — детям и подросткам.

Боевики запрещенного на территории России «Исламского государства» создали сложно организованную систему вербовки детей. Во-первых, исламисты ограничили доступ к образованию на подконтрольных себе территориях. Сирийские школьники могут посещать только исламистские школы. Во-вторых, террористы организовали сеть тренировочных детских лагерей. Большинство расположено в окрестностях сирийского города Ракка, считающегося центром ИГИЛ. Среди них лагерь «Аз-Заркави», лагерь «Усама бен Ладен», лагерь «Аш-Шеркрак», лагерь «Аль-Талаи» и лагерь «Аш-Шареа».

По словам местных жителей, боевики насильно забирают их детей и отправляют на свои тренировочные базы. И чем младше ребенок, тем больше возможностей сделать из него в скором будущем преданного и фанатичного бойца. В лагеря обычно направляют детей возрастом от шести до 15 лет. В-третьих, на занятиях они подвергаются серьезной психологической и идеологической обработке. Исламистские «педагоги» учат их законам шариата, объясняют, как стать террористом-смертником и правильно убивать кяфиров, а также почему война и смерть за ИГ — это благородно. Обучение не ограничивается только лишь внушением экстремистских ценностей.

На практических занятиях инструкторы учат будущих боевиков отрезать головы обычным кухонным ножом. В качестве моделей для обезглавливания используются, как правило, голубоглазые куклы со светлыми волосами и в оранжевых костюмах — тех самых, которые надевают настоящие жертвы ИГ перед казнью.

Когда детям исполняется 15 лет, их отправляют на взрослые военные базы, где они учатся обращаться уже с настоящим оружием и участвовать в реальных боевых действиях. Помимо этого, на фотографиях и в видеозаписях публичных казней, проводимых боевиками, видно, что в первых рядах зрителей всегда много детей и подростков. Сила и власть, которую демонстрируют боевики, а также страх и ужас, которые испытывают их жертвы, весьма кинематографично отображены в распространяемых в сети видеороликах. Вкупе с яркими лозунгами они привлекают детей и подростков по всему миру, особенно в соседствующих с Сирией и Ливией исламских странах. На видеопорталах регулярно появляются ролики, на которых, в частности, египетские дети имитируют сцены казни, причем они точно копируют как риторику, так и действия исламистов. Специалисты в области исследований террористических движений Сет Джонс (Seth Jones) и Мартин Либицки (Martin Libicki) в одной из своих работ отмечают, что все крупные террористические организации уделяют большое внимание и тратят значительные ресурсы на правильное, с их точки зрения, воспитание детей. Ведь именно следующее поколение увеличивает их шансы на выживание.

FSI | CISAC | MAPPINGMILITANTS CISAC

Образовано : 1999

Расформировано: Группа активна.

Первая атака: 28 октября 2002 г .: Члены организации «Джамаат ат-Таухид ва'ль Джихад» (которая впоследствии стала АКИ, а затем ИГ) убили сотрудника Агентства США по международному развитию (USAID) Лоуренса Фоули возле его дома в Иордании. (1 убит, 0 ранен). [1]

Последняя атака: 24 марта 2021 г. - 4 апреля 2021 г. Партнерская группа ИГ, известная как Центральноафриканская провинция Исламского государства или ИГИЛ-Мозамбик, захватила город Пальма на севере Мозамбика.[2] Боевики атаковали правительственный, военный и гражданский персонал и здания. 29 марта Исламское Государство взяло на себя ответственность за нападение в заявлении, опубликованном через его сеть новостей Amaq News Network [3]. Однако отношения между ИГ и ИГ - Центральная Африка были описаны как «свободные», и некоторые наблюдатели сомневаются, что ИГ было непосредственно причастно к атакам [4]. Правительственные силы не смогли полностью вернуть контроль над Пальмой до 4 апреля 2021 года [5]. Примерно 40 000 человек были перемещены в результате боевых действий, и число жертв неизвестно (неизвестные убиты, неизвестные ранены).[6]

Превосходное резюме

Исламское государство (ИГ), также известное как Исламское государство Ирака и Сирии (ИГИЛ) или Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ), - салафитско-джихадистская боевая организация, действующая в основном в Сирии и Ираке. Цель группы - создать исламский халифат в Ираке и Сирии и в конечном итоге распространить свое влияние во всем мире. [7] Основы ИС были заложены в 1990-х - начале 2000-х годов. В это время Абу Мусаб аз-Заркави основал основную группу предшественников ИГ «Джамаат ат-Таухид вааль-Джихад» (JTJ) и начал вербовать иорданских преступников и обучать экстремистских боевиков в лагере в Герате, Афганистан.

Описание группы

Во время американской оккупации Ирака эта группировка была основным участником иракского повстанческого движения, сначала как JTJ, а затем, после присяги на верность Аль-Каиде, как Аль-Каида в Ираке (AQI). Столкнувшись с негативной реакцией общества и усилившимся давлением со стороны американских и иракских сил, группировка упала в силе и влиянии. Однако в 2011 году эта нисходящая траектория изменилась. Вывод американских войск из Ирака создал вакуум власти. AQI вмешалась, чтобы заполнить этот вакуум, в то время как начало сирийской гражданской войны предоставило группе достаточно возможностей для роста как в размерах, так и в влиянии.В 2013 году группировка сменила название с AQI на Исламское государство Ирака и Сирии (ИГИЛ). В течение 2013 и 2014 годов группировка захватывала территории в Сирии и Ираке. ИГИЛ изменило свое название на Исламское государство (ИГ) и объявило о создании халифата в Ираке и Сирии в июне 2014 года.

ИГ отличался публичными обезглавливаниями западных пленных, большим контингентом иностранных боевиков и значительным присутствием в СМИ. На местах ИГ продемонстрировало жестокую эффективность и жестокость в боях против режима Асада и связанных с Сирией шиитских сил, сирийских оппозиционных группировок, иракских вооруженных сил и курдской пешмерги.Осенью 2014 года Соединенные Штаты вместе с европейскими и арабскими союзниками начали авиаудары по этой группировке. К 2017 году ИГ потеряло контроль над своими крупнейшими населенными пунктами и начало возвращаться к более традиционной террористической тактике, создавая спящие ячейки и ассимилируясь в более широкое население. 23 марта 2019 г. ИГ потеряло последний кусок территории в Багузе, Сирия. По состоянию на апрель 2021 года группировке все еще не хватает контроля над значительными территориями в Ираке и Сирии. [8] Однако ИГ остается очень активным и продолжает совершать мелкие и крупномасштабные террористические атаки в регионе.

Этот профиль делит историю Исламского государства на пять периодов и следует за группой через несколько смен названий. Он начинается с создания группы Заркави после его смерти в 2006 году, что примерно совпадает с тем, что группа, известная как JTJ, стала AQI. Он продолжается с периодом неудач с 2006 по 2011 год, периодом упадка AQI. В следующем разделе обсуждаются события между 2012 и 2014 годами, в ходе которых группировка расширилась и воевала в Сирии и Ираке и сменила название на ИГИЛ.Четвертый раздел примерно совпадает с ребрендингом группы как IS и обсуждает глобальный ответ халифату IS. В заключительном разделе обсуждается разрушение халифата и переход группировок к традиционной террористической тактике.

JTJ и AQI под Заркави: 1999 - июнь 2006

Абу Мусаб аз-Заркави, основатель Исламского государства, был гражданином Иордании. В молодости он радикализовался, находясь в тюрьме за хранение наркотиков и сексуальное насилие.После того, как он был освобожден из тюрьмы, Заркави отправился в Афганистан в конце 1980-х с намерением присоединиться к борьбе против советской оккупации. [9] Вернувшись в Иорданию в 1992 году, Заркави вместе со своим наставником шейхом Абу Мухаммадом аль-Макдиси основал группу боевиков под названием «Баят аль-Имам» [10]. В 1990-х Заркави принял салафитскую идеологию и был снова арестован после полицейского рейда на его дом [11]. Находясь в тюрьме, у Заркави появилось множество радикальных преступников, и он использовал сочувствующую охрану и навещал родственников, чтобы тайно вывозить свои послания для публикации на известных салафитских сайтах.[12]

В 1999 году Заркави был освобожден и отправился в Афганистан, чтобы встретиться с лидером Аль-Каиды (AQ) Усамой бен Ладеном. Эти двое сразу же перестали доверять друг другу, и стали очевидны ключевые идеологические разногласия. Заркави предпочитал нацеливаться на «ближайших врагов», таких как Израиль и правительство Иордании, в то время как руководство AQ сосредоточило внимание на «дальнем враге» (то есть США) [13]. Заркави также питал к шиитам сильную ненависть, которой не разделял бен Ладен [14]. Несмотря на эти основные идеологические разногласия, бен Ладен якобы попросил Заркави присоединиться к AQ.[15] Заркави отказался. После этого отказа бен Ладен решил предоставить Заркави финансирование для создания тренировочного лагеря боевиков в Герате, Афганистан [16]. К октябрю 2001 года Заркави обучил от 2 000 до 3 000 салафитских террористов в лагере Герат.

После террористических атак 11 сентября 2001 г. и последующего американского вторжения в Афганистан западные разведывательные организации начали поиски Заркави. [17] Он и его последователи распространились по Ирану, Сирии, Ливану и Ираку, чтобы уклониться от У.С. разведка при создании новых групп и создании сети иностранных боевиков. [18] Государственный департамент США в конечном итоге классифицировал все эти группы под названием наиболее известной организации заркави, Джамаат ат-Таухид ва'аль-Джихад (JTJ, также иногда называемый Tawhid wal-Jihad или TwJ) [19]. Группа имела прочную основу из иностранных боевиков, особенно из Иордании, Сирии, Афганистана, Пакистана и курдских регионов, в то время как другие боевики из Ансар аль-Ислам также присоединились к группе.[20]

Руководство AQ призвало мусульман перебраться в Ирак для борьбы с американскими захватчиками. Заркави стал лидером исламистских террористов в Ираке по умолчанию и сосредоточил свою сеть иностранных боевиков в суннитском треугольнике Ирака. [21] JTJ и Заркави стали одними из самых видных участников повстанческого движения. Группа Заркави своими операциями стремилась изгнать американские силы и силы коалиции и сорвать переход правительства [22]. JTJ быстро завоевал известность своей тактикой насилия и нападениями на мирных жителей, включая гуманитарных работников и коренных иракцев.JTJ осуществляли теракты смертников, в результате которых гибли мирные жители, в то время как другие повстанческие группы использовали партизанские атаки, нацеленные на американские силы и силы коалиции. [23] Группа регулярно совершала нападения на шиитские объекты, чтобы разжечь межрелигиозный конфликт и усложнить оккупацию и переход правительства. [24] JTJ также привлекла международное внимание своими убийствами и ужасными видео с обезглавливанием, которые были опубликованы в Интернете. [25]

В октябре 2004 года Заркави официально присоединился к Аль-Каиде и переименовал свою организацию в Танзим Кайдат аль-Джихад фи Билад ар-Рафидайн Заркави, известную как Аль-Каида в Ираке (АКИ) на английском языке.[26] Несмотря на официальную клятву верности Усаме бен Ладену, руководство Заркави и «Аль-Каиды» по-прежнему расходилось по некоторым ключевым стратегическим и тактическим вопросам. Разногласия включали готовность AQ сотрудничать с другими оппозиционными группами и ее ориентацию на США и Запад, а не на «ближайших врагов». Эти различия между AQ и AQI создавали напряженность, которая сохранялась на протяжении партнерских отношений [27].

Изначально многие сунниты в Ираке симпатизировали АКИ.Цель группы по изгнанию американских и коалиционных сил из Ирака и предотвращению захвата власти шиитским правительством была привлекательной для суннитского населения. Однако крайняя тактика AQI оттолкнула потенциальных сторонников. Многие иракцы, в том числе сунниты, не согласны с тем, что АКИ использует теракты смертников и другие насильственные нападения, такие как убийства. Кроме того, иракцы не одобряли готовность группы атаковать иракцев и популярных суннитских лидеров; его предполагаемое иностранное членство и лидерство; и его умышленное подстрекательство к межрелигиозному насилию.[28]

Все более ожесточенные нападения АКИ побудили лидера АК Аймана аз-Завахири, заместителя бен Ладена в то время, отправить Заркави письмо, в котором он настоятельно рекомендовал улучшить отношения с иракскими лидерами [29]. Однако Заркави часто игнорировал приказы AQ и продолжал отталкивать потенциальных сторонников своей тактикой. Взрыв гостиницы в Аммане, в результате которого погибли в основном мирные жители в ноябре 2005 года, иллюстрирует пренебрежение Заркави к стратегии и руководству AQ [30]. Многие исламистские группировки также осудили стратегию Заркави по убийству большого числа шиитов и разрушению шиитских религиозных объектов с целью подстрекательства к межрелигиозному насилию.[31] 22 февраля 2006 г. АКИ взорвала храм Аскарии в Самарре, также известный как Золотая мечеть. Атака вызвала по меньшей мере 27 ответных ударов повстанцев-шиитов по суннитским мечетям только в Багдаде, причем все они произошли в тот же день, что и взрыв в Золотой мечети. В результате этих ударов произошла эскалация насилия между шиитами и суннитами [32].

Столкнувшись с негативной реакцией на местном уровне, AQI присоединилась к головной организации - Меджлис Шура аль-Муджахидин (MSC) - в попытке представить себя в большей степени иракской группировкой и продемонстрировать свою готовность сотрудничать с другими организациями.[33] MSC был коллективом шести групп джихадистов в Ираке, которые стремились изгнать американские силы и силы коалиции из Ирака. [34] Однако MSC практически не контролировала действия входящих в его состав групп. MSC был в лучшем случае координирующим органом, в худшем - фронтом СМИ, и практически не контролировал деятельность AQI. [35]

Снижение AQI: июнь 2006 г. - декабрь 2011 г.

7 июня 2006 г. Заркави был убит в результате авиаудара США [36]. AQI объявила, что преемником Заркави станет Абу Аюб аль-Масри, египетский производитель бомб, прошедший обучение в Афганистане.[37] Несмотря на предположения некоторых сотрудников спецслужб о том, что смерть Заркави нанесет вред организации, Масри первоначально удалось сохранить значительную часть движения группы, особенно при проведении атак, поощрявших межрелигиозное насилие. [38]

Однако многие иракские сунниты продолжали критиковать АКИ за ее иностранные составляющие, ее попытки навязать иракцам свой радикальный вид ислама и ее крайнее насилие. Чтобы заклеймить AQI как более иракскую, Масри убедил несколько других группировок слиться с его и сформировать Исламское Государство Ирак (ISI, хотя группа также продолжала называться AQI).[39] Масри назначил иракца Абу Умара аль-Багдади главой ISI. Хотя смена названия и руководства была еще одной попыткой переименовать организацию в более иракскую («Багдади» означает «из Багдада»), некоторые источники сомневаются, действительно ли Багдади руководил организацией или был просто номинальным руководителем. [40] Создавая ISI, AQI стремилась объединить сопротивление американским силам и силам коалиции, привлечь внимание и поддержку мирового сообщества джихадистов, а также подготовить правительственные структуры к тому, чтобы взять под свой контроль после того, как иностранные вооруженные силы уйдут из страны.[41] Этот шаг должен был стать первым шагом к созданию халифата, который будет править на Ближнем Востоке. [42]

Иностранное присутствие в руководстве и членстве АКИ продолжало отталкивать местных иракцев. К декабрю 2007 года местные опасения вынудили Абу Умара аль-Багдади выступить с публичным заявлением, в котором утверждалось, что только 200 иностранных боевиков являются членами АКИ. Это правда, что в 2006 году большинство членов AQI составляли иракцы, но в 2007 году силы коалиции зафиксировали записи, согласно которым 700 иностранных граждан присоединились к AQI и ее филиалам в период с августа 2006 года по август 2007 года.[43] Хотя есть свидетельства того, что темпы вербовки иностранцев замедляются, заявления Багдади было недостаточно, чтобы убедить многих иракцев поддержать АКИ. [44]

Местное сопротивление АКИ способствовало Пробуждению Анбара, движению, в ходе которого суннитские племена в провинции Анбар начали сотрудничать с американскими войсками в борьбе с повстанцами [45]. Пробуждение проложило путь к активизации военных операций США и Ирака, которые уменьшили бы возможности AQI к концу 2007 года. В результате AQI не смогла обеспечить безопасность или обеспечить соблюдение своих крайних толкований исламского права в регионах, где она действовала.Под этим давлением группировка изо всех сил пыталась сохранить контроль над территорией в Ираке. [46]

К началу 2008 года коалиция и силы безопасности Ирака убили 2400 членов АКИ и взяли 8 800 в плен. [47] К весне 2009 года США финансировали около 100 000 местных суннитов для борьбы с АКИ. [48] Местные боевики убили членов АКИ и предупредили других боевиков, чтобы они не работали с группой. [49] К июню 2010 года AQI утратила способность регулярно общаться с руководством AQ, и 36 из 42 лидеров AQI были убиты или взяты в плен.[50] В течение 2011 года силы коалиции продолжали координировать усилия с племенными силами безопасности, убив большинство лидеров АКИ и оставив их в беспорядке. [51]

И Масри, и Багдади были убиты в ходе совместного американо-иракского рейда 18 апреля 2010 года. Затем Абу Бакр аль-Багдади (не путать с покойным Абу Умар аль-Багдади) взял на себя управление организацией. [52] AQI продолжала бороться за то, чтобы поддерживать свою актуальность в течение 2011 года. Силы коалиции ушли позже в том же году [53].

Расширение АКИ и ИГИЛ под Багдади: январь 2012-2014 гг.

Вывод сил коалиции в декабре 2011 года фактически дал новую жизнь АКИ.Организация больше не подвергалась прямому давлению со стороны иностранных вооруженных сил, что позволяло ей восстанавливать силы и координировать операции. В течение 2012 года количество атак AQI значительно увеличилось. [54] В 2012 и 2013 годах Багдади возглавил две отдельные террористические кампании в Ираке. В 2012 году кампания «Разрушая стены» была нацелена на правительство премьер-министра Ирака Нури аль-Малики и уделяла первоочередное внимание освобождению членов АКИ из тюрьмы. В 2013 году целью кампании «Солдатский урожай» были иракские силы безопасности.[55]

Изгнание со стороны правительства суннитских общин и нарушения безопасности ускорили возвращение АКИ к известности. В декабре 2012 года сунниты на севере Ирака начали протестовать против деспотичного и сектантского правления Малики в провинции Анбар. Когда иракские силы безопасности вторглись в лагеря протеста, суннитские нападения на шиитские объекты участились. Число жертв росло, а число погибших среди гражданского населения в 2013 году выросло вдвое по сравнению с 2012 годом. Когда иракские силы безопасности попытались очистить лагерь протестующих в Рамади в конце 2013 года, местное восстание вытеснило силы безопасности из большей части провинции Анбар, вымостив мостовую. путь для более позднего расширения AQI.[56] В 2013 году АКИ распространилась по провинциям Анбар и Ниневия, набирая новых членов и создавая союзы с уже существующими местными суннитскими ополченцами, включая Армию людей Накшбанди (Джейш Риджал ат-Тарик ан-Накшабандия, JRTN). [56] 57] JRTN в основном состояла из баасистов и возглавлялась Иззатом Ибрагимом аль-Дури, бывшим вице-президентом режима Саддама Хусейна [58]. Военный опыт этих союзников укрепил мощь АКИ.

AQI также использовала вакуум власти, созданный продолжающейся сирийской гражданской войной.В апреле 2013 года Багдади вторгся в Сирию и быстро захватил территорию. За это время Багдади изменил название группировки на «Исламское государство Ирака и Сирии» (ИГИЛ). Он также утверждал, что АКИ создала «Джабхат ан-Нусра» («Ан-Нусра»), боевую оппозиционную группу в Сирии, и заявил, что теперь эти две группы объединились. И руководство «Ан-Нусра», и лидер «Аль-Каиды» Завахири оспаривали слияние [59]. Завахири потребовал от ИГИЛ ограничить свои операции Ираком. [60] 14 июня Багдади публично отверг заявление Завахири.ИГИЛ продолжало действовать в Сирии, вступая в столкновения с другими исламистскими группировками и захватывая дополнительные территории. [61] В январе 2014 года ИГИЛ захватило стратегический сирийский город Ракка вопреки командованию руководства AQ. [62] AQ официально отказался от связи с ИГИЛ в феврале 2014 года. [63]

После раскола с AQ, ИГИЛ продолжило расширяться и проводить военные наступления в Сирии и Ираке. Группа боролась против правительств Ирака и Сирии, племенных групп и ополченцев в Ираке, курдской пешмерги и различных повстанческих группировок в Сирии.Сила ИГИЛ заключалась в его универсальности: отчасти террористическая группировка, отчасти бюрократическое государство, отчасти легкая пехота. Группе удалось быстро захватить территорию, вызвать глобальный страх и панику и установить базовое правительство в захваченных городах [64]. Сильное присутствие группы в СМИ также позволило ей легко нанимать членов. В период с 2011 по 2016 год более 42 000 иностранных боевиков приехали, чтобы присоединиться к ИГ, из более чем 120 стран [65].

В первой половине 2014 г. ИГИЛ добилось больших территориальных успехов в Ираке.В январе группа захватила Фаллуджу, а в июне - Мосул, Тикрит и Тал Афар [66]. 29 июня 2014 года группа снова сменила название, на этот раз на «Исламское государство» (ИГ). ИГ также объявило халифат со столицей в Ракке, Сирия, и назначило халифом Абу Бакра аль-Багдади, лидера ИГ. Группа призвала всех мусульман заявить о своей верности новому халифату [67]. К августу 2014 года ИГ контролировало иракские нефтяные месторождения Айн-Зала и Батма, а также плотину Мосул, что обеспечило группировке дополнительные источники богатства.[68]

В Сирии ИГ извлекло пользу из относительно неоднозначной реакции режима Асада, который использовал присутствие ИГ на севере, чтобы вынудить повстанческие группы к войне на два фронта. [69] В начале 2014 г. ИГ понесло потери на севере Сирии, но сохранило свои опорные пункты в районе Ракки. Во второй половине 2014 года группа начала использовать оружие, захваченное в результате побед в Ираке, чтобы получить новый импульс в Сирии. [70] ИГ вернуло территорию на севере Сирии и атаковало курдское ополчение в районе приграничного города Кобане.Группе было выгодно как использование режимом Асада ИГ для развязывания войны на два фронта, так и готовность режима покупать нефть со своей территории. Турция и Свободная сирийская армия также закупали нефть у ИГ, косвенно финансируя организацию [71].

Пик размеров халифата ИГ пришелся на конец 2014 года. ИГ контролировало 100 000 квадратных километров территории, на которой проживало более 11 миллионов человек [72]. Средства, конфискованные на оккупированных территориях, в сочетании с продажей природных ресурсов, налогообложением местных сообществ и преступной деятельностью, принесли ИГ активы на сумму около 2 миллиардов долларов.[73] В сентябре 2014 года эксперты подсчитали, что одни только доходы ИГ от нефти приносили от 1 до 2 миллионов долларов в день, что сделало ИГ самой богатой террористической организацией в мире. [74] Более подробное описание финансов IS см. В разделе ресурсов этого профиля.

Сокращение ИБ под региональным и глобальным давлением: 2014-2018 гг.

Быстрые территориальные завоевания Исламского государства в 2013 и 2014 годах вызвали реакцию на региональном и международном уровнях.7 августа 2014 года президент США Барак Обама санкционировал нанесение ограниченных ударов с воздуха для защиты личного состава США в Эрбиле и Багдаде. Удары также были направлены на поддержку езидов, религиозного меньшинства, застрявшего на отдаленной горе в Ираке под угрозой расправы со стороны ИГ. [75] Со временем сформировалась международная коалиция, включающая несколько европейских и арабских государств, США, Турцию и Иран, чтобы поддержать иракское правительство, курдскую пешмергу и шиитские ополчения, борющиеся против ИГ.[76] Хотя у коалиции было немного идеологических сходств, она сплотилась вокруг общей цели - победить ИГ.

В октябре 2014 года иракская армия защищала свои позиции, чтобы сохранить контроль над провинцией Анбар, в то время как курдская пешмерга боролась, чтобы помешать продвижению ИГ к Кобани на севере Сирии. [77] В Ираке территориальные завоевания ИГ замедлились, поскольку оно начало сталкиваться с несуннитскими городами, население которых с большей вероятностью сопротивлялось оккупации ИГ, чем города с суннитским большинством [78]. В Сирии ИГ продолжало сталкиваться с враждебными группировками боевиков, и прежде нейтральные отношения ИГ с режимом Асада стали враждебными после оккупации этой группировкой Ракки.[79] После первых успехов ИГ в битве за северный город Кобани в ноябре Турция открыла свои границы для иракских курдских боевиков, чтобы они могли присоединиться к фронту в Сирии. Кроме того, США нанесли авиаудары по базам ИГ в Кобани и предоставили оружие и боеприпасы курдским группировкам. [80]

В начале 2015 года иракские правительственные силы, иракские племена и шиитские ополченцы продолжили свою кампанию против ИГ с юга и востока. На севере ИГ столкнулось с иракской курдской пешмергой и Сирийскими демократическими силами (СДС), где доминируют курды.Давление со всех сторон вынудило группу вступить в изнурительную войну с несколькими фронтами [81]. Несмотря на свой сильный военный потенциал, ИГ начало ослабевать в 2015 году, теряя большую часть своих основных доходов из-за авиаударов коалиции по нефтяным месторождениям и уничтожения сельскохозяйственных товаров во время боевых действий [82]. Группа стала все больше полагаться на преступную деятельность, такую ​​как вымогательство, отмывание денег и контрабанда наркотиков, для обогащения своих военных усилий. [83] Однако в мае 2015 года ИГ удалось добиться прорыва на фоне усиливающегося давления со стороны врагов.Группа захватила Рамади, столицу иракской провинции Анбар, и Пальмиру, исторический сирийский город [84]. К концу 2015 года ИГ контролировало регион, в котором проживает 5 миллионов человек. Хотя эта территория составляла примерно половину своего максимального размера, группа все еще удерживала несколько ключевых городов в Ираке и Сирии, включая Мосул, Ракку, Рамади и Пальмиру. [85]

Примерно в это же время ИГ начало расширяться за пределы своего халифата. Группа создала Wilayat - по-арабски «государства» - за границей, наладила союзы с другими группами боевиков и осуществила террористические атаки в глобальном масштабе.Группа воспользовалась внутренней нестабильностью в Ливии, чтобы спровоцировать массовое восстание в стране. Активные исламистские боевые группы в нескольких странах заявили о своей приверженности ИГ, включая «Боко Харам» в Нигерии, группу Абу Сайяф на Филиппинах и «Ансар Байт аль-Макдис» в Египте [86]. Территории этих группировок считаются «провинциями» Исламского государства - вилайатов, на языке группы. Более подробную информацию о международных филиалах IS см. В разделе взаимоотношений с другими группами в этом профиле.Также просмотрите индивидуальный профиль каждой группы на веб-сайте Mapping Militants и на глобальной карте Исламского государства.

IS также осуществила многочисленные теракты за пределами Ирака и Сирии. В конце 2015 - начале 2016 года боевики ИГ сбили российский самолет над Синайским полуостровом, взорвали бомбы по всему Парижу в серии скоординированных атак и устроили серьезные взрывы в бельгийском аэропорту и на станции метро. [87] Сильное присутствие ИГ в СМИ (во главе с медиацентром Аль-Хаят) также вдохновило людей во всем мире на принятие идеологии группы и проведение атак.Яркие примеры включают два нападения в США в 2016 году, первое совершено вооруженным преступником на праздничной вечеринке в Сан-Бернардино, Калифорния, а второе - вооруженным преступником в ночном клубе в Орландо, Флорида. [88] Более подробный список атак IS см. В разделе основных атак.

В 2016 году коалиция против ИГ добилась важных побед на контролируемых ИГ территориях, вернув Рамади в феврале и Фаллуджу в июне. [89] ИГ постоянно удивляет силы коалиции своим ожесточенным сопротивлением и жестокими городскими боями с высокими жертвами среди гражданского населения.[90] В Ираке иракская армия и местные шиитские ополчения сотрудничали, пытаясь захватить и удержать территорию ИГ. Иракская армия сосредоточила свои усилия на освобождении города, находящегося под контролем ИГ, а местные шиитские ополченцы удерживали и защищали территорию после военной победы Ирака. [91] Это позволило иракской армии перейти к следующему сражению, не оставляя отвоеванные районы незащищенными и уязвимыми. Однако присутствие шиитского ополчения также привело к напряженности в отношениях с общинами, в основном суннитами, которые они теперь патрулируют. [92]

ИГ столкнулось с дополнительными неудачами в Сирии.Сирийские демократические силы (SDF) возглавили борьбу с ИГ в Сирии, перекрыв маршруты поставок ИГ к турецкой границе и консолидируя территорию, захваченную у ИГ на северо-востоке. [93] Поскольку поражение ИГ стало неизбежным, война за поражение ИГ быстро превратилась в гонку за господство на территории, ранее находившейся под контролем ИГ. Режим Асада и его российские союзники захватили территорию ИГ в приграничном районе между Сирией и Ираком, в то время как турецкие силы нанесли авиаудары по базам группировки SDF и попытались подавить курдскую автономию, поскольку это могло привести к курдским восстаниям в Турции.[94]

В конце 2016 года силы коалиции начали крупное наступление на последние крупные опорные пункты ИГ в Ираке и Сирии: Мосул и Ракку. Осада Мосула длилась девять месяцев и завершилась поражением ИГ 10 июля 2017 г. [95] Битва за Ракку состояла из двух предварительных этапов: 6 ноября 2016 года силы группировки SDF начали захватывать основные дороги и сельские деревни, чтобы изолировать Ракку, в то время как в течение июня 2017 года группировка SDF закрывалась и боролась за контроль над городом. 17 октября 2017 г. сдались последние боевики ИГ в Ракке.ИГ утратило контроль над всеми своими крупными городами и удерживало лишь небольшой кусок территории в районе Абу-Камаль, Сирия, вдоль реки Евфрат. [96]

Смерть халифата ИГ и возвращение к повстанцам: 2018-2021 гг.

Несмотря на эти потери, возглавляемая США совместная целевая группа по борьбе с ИГ сообщила, что боевики ИГ, похоже, не остановились на авиаударах и продолжают участвовать в контрнаступлении. В течение 2018 года ИГ компенсировало снижение своей мощи, вернувшись к более традиционной террористической тактике; группа создала сеть спящих ячеек и участвовала в партизанской войне по всей Сирии и Ираку.[98] Отсутствие стабильного государственного присутствия в регионе позволило ИГ преследовать местное население и проводить небольшие террористические атаки. С середины 2018 года по март 2019 года группировка совершила 250 террористических атак против мирных жителей. [99] Включая атаки на инфраструктуру и правительственные силы, в 2018 году группа совершала в среднем 127,1 атаки в месяц [100].

Хотя способность группировки контролировать территорию уменьшилась, Исламское государство по-прежнему сохранило обширное богатство и сильное присутствие в СМИ.В 2017 году ИГ контрабандным путем вывезло со своей территории 400 миллионов долларов и начало отмывать деньги через подставные компании в Турции, чтобы подготовиться к своему окончательному поражению. [101] Группа также инвестировала 250 миллионов долларов в иракские рынки, сотрудничая с законными предприятиями по всей стране. [102]

ИГ потеряло последний кусок территории халифата в Багузе, Сирия, 23 марта 2019 г. [103] Оставшиеся семьи солдат ИГ покинули территорию и попали в плен. Лидеры анти-ИГ коалиции праздновали предполагаемое поражение ИГ, но эксперты опасались возможного возрождения.В марте 2019 года внешнеполитические аналитики утверждали, что эта группировка была сильнее, чем когда США вывели войска из Ирака в 2011 году. [104]

По состоянию на август 2019 года правительства Ирака и Сирии изо всех сил пытались реинтегрировать десятки тысяч членов ИГ, содержащихся в тюрьмах и лагерях безопасности. [105] Многие из этих аффилированных лиц являются семьями боевиков ИГ, в частности женщин, которые отказались от гражданства в своих странах, и детей, родившихся в Ираке и Сирии с только документами о рождении ИГ. [106] Некоторые наблюдатели утверждают, что существование такого большого числа лиц без гражданства продлит влияние ИГ в регионе, продлив материальные страдания, которые испытывают задержанные, и необходимые обиды, которые такие страдания вызывают во время содержания в лагерях.[107]

13 октября 2019 года президент США Трамп приказал вывести американские войска из северной Сирии. Трамп предпринял это действие перед вторжением Турции в «буферную зону», которая разделяла поддерживаемые Турцией сирийские повстанческие группы и поддерживаемые США курдские ополчения [108]. Аналитики утверждали, что вывод войск США открыл путь для ИГ. Без поддержки американских войск курды столкнулись с давлением турецких военных и их союзников, которые стремятся оттеснить курдских ополченцев от сирийско-турецкой границы.В сообщениях утверждается, что эти курдские ополченцы будут изо всех сил пытаться уравновесить эту угрозу со стороны Турции с необходимостью сдерживать возможное возрождение ИГ в районах Сирии, контролируемых СДС. [109]

13 октября 2019 года - в день, когда президент Трамп отдал приказ о выводе американских войск из Сирии - Турция начала угрожающее наступление на сирийскую территорию, контролируемую СДС. После потери своего наиболее значимого стратегического партнера - Соединенных Штатов - SDF были немедленно вынуждены бороться с турецким наступлением на свою территорию в дополнение к существующим угрозам со стороны режима и его партнеров и их обязательствам по борьбе с ИГ.Вскоре после объявления о выходе США из Сирии начали появляться признаки трудностей с сдерживанием ИГ и его остатков. Вторжение Турции вынудило SDF переключить отдельные части своих вооруженных сил с операций по борьбе с повстанцами и управления тюрьмами на службу на передовой. В тот же день, когда началось наступление Турции, более 750 человек, подозреваемых в связях с ИГ, многие из которых были женами и детьми боевиков ИГ, бежали из лагеря для задержанных СДС Айн Исса на северо-востоке Сирии [110]. Сообщается, что жители лагеря начали бунт и подавили своих курдских охранников, когда рядом с лагерем разразился огонь турецкой артиллерии.Всего через неделю примерно 100 заключенных ИГ, многие из которых, как сообщается, были иностранными боевиками, сбежали из тюремного лагеря Аль-Холь, находящегося в ведении группировки SDF, на востоке Сирии [111].

27 октября 2019 г. США провели рейд на резиденцию лидера ИГ Абу Бакра аль-Багдади. Багдади привел в действие пояс смертника, который был на нем, когда спецназ США приблизился к его позиции за пределами Бариши, провинция Идлиб на северо-западе Сирии. [112] В тот же день в результате отдельного авиаудара США был убит Абу аль-Хасан аль-Мухаджир, главный представитель группировки и, по данным разведки группировки SDF, вероятный преемник Багдади.[113] Через несколько дней центральное информационное агентство ИГ «Аль-Фуркан Медиа» подтвердило гибель Багдади и Мухаджира. Аль-Фуркан Медиа также объявила, что руководящий совет группы назначил Абу Ибрагима аль-Хашими аль-Кураши преемником Багдади на посту халифа. [114]

Есть свидетельства того, что ИГ изменило свой организационный состав до и после смерти Багдади. В отчете за август 2020 года, основанном на наблюдении и анализе сообщений группы, предполагается, что иракские члены составили основную часть гражданского и военного руководства ИГ.[115] Эта консолидация по национальному признаку, по-видимому, началась задолго до смерти Багдади, поскольку враги ИГ совершили покушения на членов его руководства. Однако после смерти Багдади и нескольких других крупных фигур иракцы всех этнических групп заняли позиции в группе, которую ранее занимали арабы-сунниты других национальностей. [116]

После потери территории ИГ было вынуждено пересмотреть свою стратегию. Утрата халифата лишила группу основного инструмента вербовки, прибыльных финансовых ресурсов и физического пространства, необходимого для проведения крупномасштабной военной кампании.В результате ИГ было вынуждено вернуться к традиционной тактике повстанцев, чтобы продолжить свою миссию. [117] В этой новой роли ИГ продолжает вести войну со все большей жестокостью и изощренностью тактики против иракских и сирийских сил безопасности - регулярных или иных.

Продолжающаяся пандемия коронавируса стала особенно важным преимуществом для возможностей группы, поскольку вирус отвлек внимание правительств от существующих усилий по борьбе с терроризмом и к мерам общественного здравоохранения.[118] Благодаря такому сдвигу в фокусе правительства группировка смогла увеличить темп своей повстанческой кампании в 2020 году. В северном и центральном Ираке боевики ИГ проводят все более изощренные атаки, нацеленные на военные контрольно-пропускные пункты и иракские военные дома. По всей восточной Сирии ИГ проводит постоянную кампанию убийств, засад и взрывов. Группа также несет ответственность за гибель все большего числа сил режима и сил группировки SDF. [119]

По состоянию на конец 2020 года консенсус между U.С. военных стратегов заключил, что ИГ, даже в его значительно сокращенном виде, остается вопросом первостепенной важности. Группа по-прежнему представляет прямую угрозу для региональных правительств, уже находящихся в серьезном стрессе, вызванном коронавирусом и экономическим спадом [120]. Более того, представители службы безопасности и аналитики все больше обеспокоены тем, что возможное сокращение численности войск США в Ираке помешает Соединенным Штатам оказывать давление на группировку. Сокращение присутствия войск США и их приверженности миссии по борьбе с ИГ могут позволить ИГ неослабевать и реорганизовываться.[121]


[1] «Джамаат ат-Таухид ва'л-Джихад», GlobalSecurity.org, 6 декабря 2006 г., Интернет. 26 января 2010 г .; «Американский дипломат застрелен в Иордании». Новости BBC. BBC, 28 октября 2002 г. Web. 11 ноября 2014 г.

[7] Bunzel, Cole. «От бумажного государства к халифату: идеология Исламского государства». Институт Брукингса, 9 марта 2015 г. 4.

[9] Уивер, Мэри Энн. «Короткая жестокая жизнь Абу Мусаба аз-Заркави». Атлантика, август 2006 г.

[10] Кирдар, MJ.Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014. 2.

[11] Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014. 2.

[12] Уивер, Мэри Энн. «Короткая жестокая жизнь Абу Мусаба аз-Заркави». Атлантика, август 2006 г.

[13] Берген, Питер, Джозеф Фелтер, Вахид Браун и Джейкоб Шапиро.Бомбардировщики, банковские счета и кровотечение: дорога Аль-Каиды в Ирак и из него. Rep. Ed. Брайан Фишман. Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, июль 2008 г. Интернет. 22 декабря 2014 г.

[14] Офицер иракской полиции застрелен снайпером в Дияле, Асват аль-Ирак через BBC Monitoring Middle East, 13 сентября 2010 г., LexisNexis Academic; Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Интернет, 24 ноября 2014 г.; Трещины в фундаменте: раскол в руководстве «Аль-Каиды» с 1989 по 2006 годы. Представитель Вест-Пойнт: Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 2007. Стр. 19. Печать. Проект Гармония.

[15] Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014. 3.

[16] Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г.Интернет. 24 ноября 2014. 3.

[17] Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014 г. 3

[18] Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014. 3.

[19] «Профиль: Группа Таухид и Джихад». Новости BBC. 8 октября 2004 г. Web. 24 ноя.2014.

[20] Лауб, Захари и Джонатан Мастерс. «Исламское государство Ирака и Сирии». Справочные материалы. Совет по международным отношениям, 8 августа 2014 г. Интернет. 28 ноября 2014 г.

Фелтер, Джозеф и Брайан Фишман. Иностранные боевики «Аль-Каиды» в Ираке: первый взгляд на Sinjar Records. Представитель Harmony Project в Центре борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 19 декабря 2007 г. Интернет. Стр. 4. 9 декабря 2014 г.

[21] Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке.Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014. 3.

[22] Фелтер, Джозеф и Фишман, Брайан, «Иностранные боевики Аль-Каиды в Ираке: первый взгляд на записи Синджара», Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 19 декабря 2007 г., Интернет. 24 января 2010 г .; Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014 г.

[23] Хашим, Ахмед.«Исламское государство: от филиала Аль-Каиды до Халифата». Политика Ближнего Востока 21.4 (2014): 70. DOI: 10.1111 / mepo.12096. Интернет. 17 декабря 2014 г.

[24] «Аль-Каида, Ирак соучастники террора - Пауэлл». CNN. 3 февраля 2003 г. Интернет. 24 ноября 2014 г .; Баучер, Ричард. «Иностранная террористическая организация: обозначение Джамаат ат-Таухид Вааль-Джихад и псевдонимы». Архив. Государственный департамент США, 15 октября 2004 г. Web. 24 ноября 2014 г.

[25] Джель, Дуглас. "ЦРУ утверждает, что убийцей Берга, скорее всего, был Заркави."The New York Times. 13 мая 2004 г. Интернет. 24 ноября 2014 г.

[26] Фелтер, Джозеф и Фишман, Брайан, «Иностранные боевики Аль-Каиды в Ираке: первый взгляд на записи Синджара», Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 19 декабря 2007 г., Интернет. 24 января 2010 г .; Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014 г.

[27] Фелтер, Джозеф и Брайан Фишман. Иностранные боевики «Аль-Каиды» в Ираке: первый взгляд на Sinjar Records.Представитель Harmony Project в Центре борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 19 декабря 2007 г. Интернет. 9 декабря 2014 г.

[28] Аль-Джабури, Наджим Абед и Стерлинг Дженсен. «Роль иракцев и АКИ в суннитском пробуждении». Национальный университет обороны, январь 2010 г. Web. 7 июля 2014 г .; Фелтер, Джозеф и Брайан Фишман. Иностранные боевики «Аль-Каиды» в Ираке: первый взгляд на Sinjar Records. Представитель Harmony Project в Центре борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 19 декабря 2007 г. Интернет. 9 декабря 2014 г.

[29] «Трещины в фундаменте: раскол в лидерстве в« Аль-Каиде »с 1989 по 2006 годы», Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 2007.Интернет. 24 января 2010 г.

[30] Филипс, Джеймс, «Взрывы в Аммане в Заркави: 9/11 в Иордании», Фонд «Наследие», 18 ноября 2005 г. Интернет. 26 января 2010 г .; Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014 г.

[31] Хант, Эмили, «Тотальная война Заркави с иракскими шиитами выявляет раскол среди суннитских джихадистов», Вашингтонский институт ближневосточной политики, 15 ноября 2005 г.Интернет. 26 января 2010 г.

[32] Уорт, Роберт Ф. «Мусульманские священнослужители призывают положить конец беспорядкам в Ираке». New York Times, 25 февраля 2006 г., 8 июля 2014 г .; Уорт, Роберт Ф. «Взрыв в шиитском святилище вызывает сектантскую ярость в Ираке». The New York Times, 23 февраля 2006 г., Интернет. 2 июля 2014 г.

[33] Фелтер, Джозеф и Брайан Фишман. Иностранные боевики «Аль-Каиды» в Ираке: первый взгляд на Sinjar Records. Представитель Harmony Project в Центре борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 19 декабря 2007 г.Интернет. 9 декабря 2014 г.

[34] "Профиль террористической организации: Совет шуры моджахедов". Национальный консорциум по изучению терроризма и реагирования на терроризм. Университет Мэриленда, без даты Интернет. 9 декабря 2014 г.

[35] Берген, Питер, Джозеф Фелтер, Вахид Браун и Джейкоб Шапиро. Бомбардировщики, банковские счета и кровотечение: дорога Аль-Каиды в Ирак и из него. Rep. Ed. Брайан Фишман. Центр по борьбе с терроризмом в Вест-Пойнте, июль 2008 г., Интернет, 12. 22 декабря 2014 г.

[36] Фелтер, Джозеф, и Фишман, Брайан, «Иностранные боевики Аль-Каиды в Ираке: первый взгляд на записи Синджара», Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 19 декабря.2007. Интернет. 24 января 2010 г.

[37] Каплан, Эбен. «Абу Хамза аль-Мухаджир, таинственный преемник Заркави (он же Абу Аюб аль-Масри)». Совет по международным отношениям. 13 июня 2006 г. Web. 26 ноября 2014 г.

[40] Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014 г .; Фелтер, Джозеф и Брайан Фишман. Иностранные боевики Аль-Каиды в Ираке. Представитель Центра по борьбе с терроризмом в Вест-Пойнте, 2 января.2007. Интернет. 26 ноября 2014 г.

[41] Фелтер, Джозеф и Брайан Фишман. Иностранные боевики Аль-Каиды в Ираке. Представитель Центра борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 2 января 2007 г. Интернет. 26 ноября 2014. 5.

[42] Сигел, Паскаль К. «Исламское государство Ирака отмечает свой двухлетний юбилей». Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте. N.p., 15 октября 2008 г. Web. 22 декабря 2014 г.

[43] Лауб, Захари и Джонатан Мастерс. «Исламское государство Ирака и Сирии». Справочные материалы.Совет по международным отношениям, 8 августа 2014 г. Интернет. 28 ноября 2014 г .; ДеЯнг, Карен и Уолтер Пинкус. «Аль-Каида в Ираке здесь не может быть угрозой». Вашингтон Пост. 18 марта 2007 г. Интернет. 29 ноября 2014 г .; Фишман, Брайан и Джозеф Фелтер. «Иностранные боевики Аль-Каиды в Ираке | Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте». Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте. 2 января 2007 г. Интернет. 26 ноября 2014 г.

[44] Берген, Питер, Джозеф Фелтер, Вахид Браун и Джейкоб Шапиро. Бомбардировщики, банковские счета и кровотечение: дорога Аль-Каиды в Ирак и из него.Rep. Ed. Брайан Фишман. Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, июль 2008 г. Интернет. 22 декабря 2014 г.

[45] Хашим, Ахмед. «Исламское государство: от филиала Аль-Каиды до Халифата». Политика Ближнего Востока 21.4 (2014): 72. DOI: 10.1111 / mepo.12096. Интернет. 17 декабря 2014 г .; Аль-Джабури, Наджим Абед и Стерлинг Дженсен. «Роль иракцев и АКИ в суннитском пробуждении». Национальный университет обороны. Январь 2010. Интернет. 7 июля 2014 г.

[46] Фелтер, Джозеф, и Фишман, Брайан, «Иностранные боевики Аль-Каиды в Ираке: первый взгляд на записи Синджара», Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 19 декабря.2007. Интернет. 24 января 2010 г.

[47] Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014 г. 3-5.

[48] Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014 г. 3-5.

[49] Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке.Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014 г. 3-5.

[50] Льюис, Джессика Д. «Отчет по безопасности на Ближнем Востоке 14: Аль-Каида в Ираке возрождается: Кампания« Разрушение стен », часть I.» Институт изучения войны. Сентябрь 2013.; Хашим, Ахмед. «Исламское государство: от филиала Аль-Каиды до Халифата». Политика Ближнего Востока 21.4 (2014): 73.

[51] Льюис, Джессика Д. «Отчет по безопасности на Ближнем Востоке 14: Аль-Каида в Ираке возрождается: Кампания« Разрушение стен », часть I.”Институт по изучению войны, сентябрь 2013 г.

[52] «Аль-Каида в Ираке (АКИ) - террористические группы». Календарь Национального контртеррористического центра на 2014 год. Национальный контртеррористический центр, n.d. Web. 23 июня 2014 г.

[53] «Аль-Каида в Ираке (АКИ) - террористические группы». Календарь Национального контртеррористического центра на 2014 год. Национальный контртеррористический центр, без даты. Web. 23 июня 2014 г.

[54] Хашим, Ахмед. "Исламское государство: от филиала Аль-Каиды до Халифата."Middle East Policy 21.4 (2014): 74. DOI: 10.1111 / mepo.12096. Web. 17 декабря 2014 г .; Льюис, Джессика Д." Отчет по безопасности на Ближнем Востоке 14: Аль-Каида в Ираке Возрождение: Кампания "Разрушение стен" , Часть I. » Институт по изучению войны. Учреждение по изучению войны, сентябрь 2013 г. Интернет, 7 июля 2014 г.

[55] Хашим, Ахмед. «Исламское государство: от филиала Аль-Каиды до Халифата». Политика Ближнего Востока 21.4 (2014): 76. DOI: 10.1111 / mepo.12096. Интернет. 17 декабря 2014 г .; Хашим, Ахмед. "Исламское государство: от филиала Аль-Каиды до Халифата."Middle East Policy 21.4 (2014): 76. DOI: 10.1111 / mepo.12096. Web. 17 декабря 2014.

[56] Лауб, Захари и Джонатан Мастерс. «Исламское государство Ирака и Сирии». Справочные материалы. Совет по международным отношениям, 8 августа 2014 г. Интернет. 28 ноября 2014 г.

[57] «Исламское государство: от филиала Аль-Каиды к Халифату». Совет по политике Ближнего Востока. По состоянию на 9 сентября 2019 г. Hashim, Ahmed. «Исламское государство: от филиала« Аль-Каиды »до Халифата». Совет по политике Ближнего Востока, Том XXI, номер 4 - зима 2014 г..

[58] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, Военный баланс, 115: 1, 303-362. 10 февраля 2015 г., 304.

[59] «Аль-Каида в Ираке (АКИ) - террористические группы». Календарь Национального контртеррористического центра на 2014 год. Национальный контртеррористический центр, nd Web. 23 июня 2014 года; Джоселин, Томас ». Аль-Каида в Ираке, Фронт« Ан-Нусра » появляются как единое целое с ребрендингом ». The Long War Journal. Foundation for the Defense of Democracies, 9 апреля 2013 года. Интернет. 23 июня 2014 года.

[60] Атасси, Басма.«Глава Каиды аннулирует слияние сирийско-иракского джихада». Аль-Джазира, Америка, 9 июня 2013 года. Аль-Джазира. Интернет. 24 июня 2014г.

[61] «Смогут ли джихадисты переусердствовать?». The Economist 12 октября 2013 г. The Economist. Интернет. 23 июня 2014 г .; Лауб, Захари и Джонатан Мастерс. «Исламское государство Ирака и Великой Сирии». Совет по международным отношениям. Совет по международным отношениям, 12 июня 2014 г. Интернет. 23 июня 2014 г.

[62] «Сирия, борьба повстанцев против Асада унесла жизни 700 человек, включая мирных жителей.»Asia News, 13 января 2014 г.

[63] Джоселин, Томас. «Общее командование Аль-Каиды отрицает Исламское Государство Ирака и Шам». Журнал "Долгая война". Фонд защиты демократий, 3 февраля 2014 г. Интернет. 24 июня 2014г.

[64] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, Военный баланс, 115: 1, 303-362. 10 февраля 2015 г., 304.

[66] Семпл, Кирк и Эрик Шмитт. «ИГИЛ продолжает оказывать давление возле Багдада, пока иракские войска колеблются». Нью-Йорк Таймс.17 октября 2014 г. Web. 11 ноября 2014 г .; Чулов, Мартин. «Повстанцы ИГИЛ захватывают иракский город Мосул». Хранитель. The Guardian, 10 июня 2014 г. Интернет. 17 марта 2017 г .; «Конфликт в Ираке: боевики« захватывают »город Тал Афар». Новости BBC. BBC, 16 июня 2014 г .; «Кризис в Ираке: боевики« захватывают Тикрит »после взятия Мосула». Новости BBC. BBC, 11 июня 2014 г.

[67] Пицци, Майкл. «Объявив халифат, Исламское государство проводит черту на песке». Аль-Джазира. Аль-Джазира, 30 июня 2014 г. Интернет. 3 июл.2014.

[68] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, Военный баланс, 115: 1, 303-362. 10 февраля 2015 г., 304.

[69] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, Военный баланс, 115: 1, 303-362. 10 февраля 2015 г., 303.

[70] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, Военный баланс, 115: 1, 303-362. 10 февраля 2015 г., 305.

[71] Шехани, Хелбаст. «Исламское государство продавало нефть сирийскому режиму и Турции, - говорит командующий.Курдистан 24. 02 июля 2018 г.

[72] Джонс, Сет Г., Джеймс Доббинс, Дэниел Байман, Кристофер С. Чиввис, Бен Коннабл, Джеффри Мартини, Эрик Робинсон и Натан Чендлер, Откат Исламского государства. Санта-Моника, Калифорния: RAND Corporation, 2017. https://www.rand.org/pubs/research_reports/RR1912.html. xi.

[73] Захия, Эхаб. «Как ИГИЛ стало крупной силой всего с несколькими тысячами бойцов». 19 июня 2014 г. Интернет. 23 июня 2014 г.

[74] «Как работает ISIS."The New York Times. 16 сентября 2014 г. Интернет. 11 ноября 2014 г.

[75] «Президент Обама делает заявление о кризисе в Ираке». Национальное управление архивов и документации. 7 августа 2014 г .; Барнард, Энн. «Оппозиция в Сирии скептически относится к авиаударам США по ИГИЛ». Нью-Йорк Таймс. 29 сентября 2014 г. Интернет. 13 ноября 2014 г.

[76] «Заявление Президента». Офис пресс-секретаря. Белый дом, 7 августа 2014 г. Интернет. 30 ноября 2014 г.

[77] Семпл, Кирк и Эрик Шмитт.«ИГИЛ продолжает оказывать давление возле Багдада, пока иракские войска колеблются». Нью-Йорк Таймс. 17 октября 2014 г. Web. 11 ноября 2014 г.

[78] Хаббард, Бен. «Волна мощи ИГИЛ превращается в рябь». Нью-Йорк Таймс. 5 ноября 2014 г. Web. 6 ноября 2014 г .; Купер, Хелен и Эрик Шмитт. «Представитель ИГИЛ убит в ходе рейда США в Сирии, - заявляет Пентагон». Нью-Йорк Таймс. N.p., 16 мая 2015 г. Web. 19 мая 2015г.

[79] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, Военный баланс, 115: 1, 303-362.10 февраля 2015 г., 303.

[80] Какол, Камил и Карим Фахим. «Иракские курды присоединяются к борьбе, чтобы изгнать Исламское государство из Кобани». Нью-Йорк Таймс. 28 октября 2014 г. Web. 11 ноября 2014 г.

[81] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, Военный баланс, 116: 1, 307-364, 9 февраля 2016 г. 309-310.

[82] «Финансирование« Исламского государства »в Ираке и Сирии (ИГИЛ)». Европейский парламент, сентябрь 2017 г. 17–18.

[83] «Финансирование« Исламского государства »в Ираке и Сирии (ИГИЛ).Европейский парламент, сентябрь 2017 г. 17–18.

[84] Барнард, Энн и Саад, Хвайда. «Боевики ИГИЛ захватывают контроль над сирийским городом Пальмира и древними руинами». The New York Times, 20 мая 2015 г. ; Шойхет, Кэтрин Э. «ИГИЛ берет под свой контроль Рамади, ключевой город Ирака». CNN, 18 мая 2015 г.

[85] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, The Military Balance, 116: 1, 307-364, 9 февраля 2016 г. 309.

[86] «Боко Харам в Нигерии | Глобальный трекер конфликтов.»Совет по международным отношениям, 29 июля 2019 г .; Гомес, Алан. «Исламское государство - провинция Синай: что такое террористическая группа, связанная с ИГИЛ?» USA Today. Спутниковая информационная сеть Ганнета, 24 ноября 2017 г .; Бук, Ханна и Джейсон Гутьеррес. «Как ИГИЛ усиливается на Филиппинах по мере того, как оно уменьшается на Ближнем Востоке». Нью-Йорк Таймс. The New Times, 9 марта 2019 г.

[87] «Россия начинает вывод войск из Сирии». Аль-Джазира. Аль-Джазира, 15 марта 2016 г. Интернет. 17 марта 2017 г .; «Атаки в Париже: Салах Абдеслам отказался взорвать себя» BBC News."BBC News, 1 апр. 2016 г. Интернет. 17 марта 2017 г .;" Брюссельские атаки: бомбы Завентема и Мельбека убивают многих ". BBC. BBC, 22 марта 2016 г. Интернет. 29 марта 2017 г.

[88] «ФБР исследует Исламское государство, террористические ссылки на резню в Сан-Бернардино». Лос-Анджелес Таймс. Лос-Анджелес Таймс. Интернет. 05 апреля 2016 г.

[89] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, The Military Balance, 117: 1, 351-416, 13 февраля 2017 г. 353.

[90] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, Военный баланс, 117: 1, 351-416, 13 февраля 2017 г.353.

[91] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, The Military Balance, 117: 1, 351-416, 13 февраля 2017 г. 353.

[92] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, The Military Balance, 117: 1, 351-416, 13 февраля 2017 г. 353.

[93] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, The Military Balance, 117: 1, 351-416, 13 февраля 2017 г. 353.

[94] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, Военный баланс, 118: 1, 315-374, 13 февраля 2018 г.316 .; Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, The Military Balance, 117: 1, 351-416, 13 февраля 2017 г. 353.

[95] «Битва за Мосул: премьер-министр Ирака Абади официально объявляет победу». BBC News, 10 июля 2017 г .; «Как развернулась битва за Мосул». BBC News, 10 июля 2017 г.

[96] Мальсин, Джаред. «Ракка лежит в руинах, поскольку боевики ИГИЛ близки к поражению». Время.

[97] Операция «Внутренняя решимость» и другие операции на случай непредвиденных обстоятельств за рубежом - Отчет главного инспектора Конгрессу США, 1 октября 2018 г. - 31 декабря 2018 г.20-21.

[98] Каллимачи, Рукмини, Джин Ву и Дерек Уоткинс. «ИГИЛ потеряло свою последнюю территорию в Сирии. Но атаки продолжаются ». New York Times , 23 марта 2019 г.

[99] Каллимачи, Рукмини, Джин Ву и Дерек Уоткинс. «ИГИЛ потеряло свою последнюю территорию в Сирии. Но атаки продолжаются ». New York Times, 23 марта 2019 г.

[100] Рыцари, Майкл. «Исламское государство в Ираке: потеря силы или сохранение силы?» Центр по борьбе с терроризмом в Вест-Пойнте: CTC Sentinel 11, no.11 (декабрь 2018 г.). 2.

[101] Аль-Хашими, Хишам и Ренад Мансур. «ISIS Inc.» Внешняя политика . 16 января 2018г.

[102] Листер, Чарльз. «Трамп говорит, что ИГИЛ побеждено. Реальность говорит иначе ». Журнал "Политико", 18 марта 2019 г.

[103] Каллимачи, Рукмини. «Халифат ИГИЛ рушится, когда падает последняя деревня в Сирии». New York Times, 23 марта 2019 г.

[104] Листер, Чарльз. «Трамп говорит, что ИГИЛ побеждено. Реальность говорит иначе.Журнал «Политико», 18 марта 2019 г.

[105] Каллимачи, Рукмини. «Халифат ИГИЛ рушится, когда падает последняя деревня в Сирии». New York Times, 23 марта 2019 г.

[106] Каллимачи, Рукмини. «Халифат ИГИЛ рушится, когда падает последняя деревня в Сирии». New York Times, 23 марта 2019 г.

[107] Джеффри, Джеймс Ф. «Заключенные и семьи ИГИЛ». Центр международных ученых Вильсона, 22 декабря 2020 г .; Méheut, Константа. «Вынуждая Францию ​​вернуть их домой, женщины, присоединившиеся к ИГИЛ, устраивают голодовку."Нью-Йорк Таймс", 21 февраля 2021 г.

[108] Барнс, Джулия и Эрик Шмитт. «Трамп приказывает выводить войска США из Северной Сирии». New York Times, 13 октября 2019 г.

[109] Кларк, Колин. «Как уход США из Сирии дает толчок для ИГИЛ». РЭНД, 21 октября 2019 г.

[110] МакКернан, Бетан. «По меньшей мере 750 членов ИГИЛ покинули сирийский лагерь после турецкого обстрела». The Guardian, 13 октября 2019 г.

[111] Браун, Гарет.«До 100 членов ИГИЛ сбегают из лагеря Аль-Холь». The National, 20 октября 2019 г.

[112] Суонн, Гленн, Финбарр Шихи, Кэт Леветт и Мэтт Фидлер. «Визуальный путеводитель по рейду, в ходе которого был убит лидер ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади». The Guardian, 31 октября 2019 г.

[113] ABC News. «Абу Бакр аль-Багдади был похоронен на море и совершил религиозные обряды, - заявляют официальные лица США». ABC News, 28 октября 2019 г.

[114] ABC News. «Исламское государство назначает нового лидера, подтверждает гибель Абу Бакра аль-Багдади во время рейда США."ABC News, 31 октября 2019 г.

[115] Хушам аль-Хашими. «Новое руководство ИГИЛ: прошлые уроки в новой стратегической среде». Центр глобальной политики, 4 августа 2020 г.

[116] Хушам аль-Хашими. «Новое руководство ИГИЛ: прошлые уроки в новой стратегической среде». Центр глобальной политики, 4 августа 2020 г.

[117] Хушам аль-Хашими. «Новое руководство ИГИЛ: прошлые уроки в новой стратегической среде». Центр глобальной политики, 4 августа 2020 г.

[118] Исполнительная дирекция Контртеррористического комитета СБ ООН. «Влияние пандемии COVID-19 на терроризм, борьбу с терроризмом и противодействие насильственному экстремизму». Исполнительная дирекция Контртеррористического комитета, декабрь 2020 г. 5.

[119] Абдул-Захра, Кассим, Бассем Мру и Самья Куллаб, «Экстремисты ИГ выступают в роли Ирак, Сирии, борются с вирусом». Ассошиэйтед Пресс, 3 мая 2020 г .; Дент, Элизабет. "Политика США и возрождение ИГИЛ в Ираке и Сирии."Институт Ближнего Востока, 21 октября 2020 г., 14–16, 18 января.

[120] Бернс, Роберт. «Высший генерал США на Ближнем Востоке говорит, что ИГИЛ в Ираке и Сирии по-прежнему представляет собой долгосрочную угрозу». Ассошиэйтед Пресс через Military Times, 19 ноября 2020 г .; Операция «Внутренняя решимость» и другие операции на случай непредвиденных обстоятельств за рубежом - Отчет главного инспектора Конгрессу США, 1 апреля 2020 г. - 30 июня 2020 г. 18–20, 26–27.

[121] Любольд, Гордон и Нэнси А. Юсеф. "США разрабатывают планы вывода войск из Ирака и Афганистана."The Wall Street Journal, 16 ноября 2020 года.

человек приговорены к 20 годам лишения свободы за попытку оказать материальную поддержку ИГИЛ | OPA

ВАШИНГТОН. Житель Нью-Йорка был приговорен сегодня к 20 годам тюремного заключения за попытку оказать материальную поддержку Исламскому Государству Ирак и Аль-Шам, также известному как ИГИЛ.

Захари Кларк, он же Умар Кабир, Умар Шишани и 42-летний Абу Талха из Бруклина, признал себя виновным в августе 2020 года по одному пункту обвинения в попытке оказать материальную поддержку или ресурсы указанной иностранной террористической организации, а именно ИГИЛ.

«Сегодняшний 20-летний приговор признает серьезность поведения Кларка, включая его призывы к другим сторонникам ИГИЛ совершить террористические нападения на одиноких волков в Нью-Йорке», - сказал помощник генерального прокурора Джон К. Демерс из отдела национальной безопасности Министерства юстиции. «Присягнув на верность ИГИЛ, Кларк дал другим особые инструкции по нанесению ножей и изготовлению бомб для использования в таких атаках. Мы по-прежнему бдительны в отношении угрозы терроризма и привержены выявлению и привлечению к ответственности тех, кто угрожает нашим общинам, поддерживая иностранные террористические организации.”

«Захари Кларк присягнул на верность ИГИЛ и опубликовал призывы к атакам на общественность и учреждения в Нью-Йорке в зашифрованных чатах сторонников ИГИЛ, вместе с подробными инструкциями по совершению этих насильственных действий», - заявила прокурор США Одри Штраус по Южному округу Нью-Йорка. «Благодаря Объединенной целевой группе по терроризму усилия Кларка по подстрекательству к смертоносному насилию от имени ИГИЛ были подавлены. Сегодняшний приговор ясно дает понять, что те, кто стремится продолжить кампанию террора и насилия ИГИЛ, независимо от ее метода, столкнутся с серьезными последствиями.”

«ФБР по-прежнему непоколебимо в борьбе с терроризмом, - сказал исполняющий обязанности помощника директора Контртеррористического отдела ФБР Патрик Реддан. - Я хотел бы поблагодарить мужчин и женщин ФБР, а также наших партнеров в правоохранительных органах за привлечение к ответственности. люди, такие как Захари Кларк, которые клянутся в верности ИГИЛ и поддерживают и распространяют свою террористическую программу насильственных действий. Мы по-прежнему бдительны в наших усилиях по предотвращению терроризма и защите американского народа, и сегодняшний приговор подчеркивает эту приверженность.”

Согласно судебным документам, Кларк дважды клялся в верности ИГИЛ: сначала в июле 2019 года тогдашнему лидеру ИГИЛ Абу Бакру аль-Багдади, а затем в октябре 2019 года новому лидеру ИГИЛ Абу Ибрагиму аль-Сашеми аль-Курайши, которого продвигало ИГИЛ. после смерти аль-Багдади. Начиная как минимум с марта 2019 года, Кларк распространял пропаганду ИГИЛ, среди прочего, через зашифрованные чаты, предназначенные для членов, соратников, сторонников и потенциальных новобранцев ИГИЛ. Пропаганда Кларка включала, среди прочего, призывы к сторонникам ИГИЛ совершать нападения одиноких волков в Нью-Йорке.

Например, 3 августа 2019 года Кларк опубликовал инструкции о том, как проводить такую ​​атаку, включая инструкции о том, как выбрать цель атаки, как проводить предоперационное наблюдение, как проводить оперативное планирование и как избежать привлечения правоохранительных органов. внимание при подготовке и проведении нападения. В другом случае Кларк опубликовал руководство под названием «Атаки ножом», в котором, среди прочего, говорилось, что дискомфорт при «мысли о том, чтобы вонзить острый предмет в плоть другого человека», «никогда не является оправданием для отказа от джихада» и что «[ k] nives, хотя, конечно, не единственное оружие для причинения вреда кафирам [неверующим], широко доступны в каждой стране и, следовательно, легко доступны.”

Кларк призвал участников в зашифрованных чатах атаковать определенные цели, разместив карты и изображения системы метро Нью-Йорка и побуждая сторонников ИГИЛ атаковать эти места. Руководство Кларка также включало размещение руководства под названием «Сделай бомбу на кухне своей мамы», которое было выпущено «Аль-Каидой» на Аравийском полуострове и включало подробные инструкции по созданию бомб из легкодоступных материалов.

Нью-Йоркская совместная террористическая группа ФБР, в состав которой входят следователи и аналитики из ФБР, полиции Нью-Йорка и более 50 других федеральных, государственных и местных агентств, провела расследование.

Помощники прокуроров США Джиллиан Гроссман, Мэтью Хеллман и Сидхарда Камараджу из Южного округа Нью-Йорка вели судебное дело при содействии судебных поверенных Джейсона Денни и Чада Дэвиса из отдела по борьбе с терроризмом Управления национальной безопасности.

Почему врачи присоединяются к ИГИЛ?

CMAJ. 2016 16 февраля; 188 (3): 177–178.

Copyright © 2016 8872147 Canada Inc. или ее лицензиары

Группа боевиков Исламское Государство Ирака и Сирии (ИГИЛ) наращивает усилия по вербовке иностранных врачей и студентов-медиков.

Наступление началось в середине 2015 года, когда ИГИЛ расширило свое внимание с завоевания территории на создание религиозного правительства или халифата, который, по их утверждениям, объединит всех мусульман и покорит мир.

С июня группа призывает иностранных медицинских работников через социальные сети, блоги, модные журналы и высокобюджетные видеоролики, демонстрирующие зарождающуюся систему здравоохранения штата. Пропаганда может похвастаться «обширными» услугами, современным оборудованием и оборудованием, квалифицированными специалистами и двумя медицинскими школами, в которых бесплатно обучаются 100 студентов (половина из которых - иностранцы).

В то же время, однако, ИГИЛ призывает больше западных врачей облегчить страдания тех, кто живет в условиях режима, который один медработник приписывает «явному отсутствию квалифицированной медицинской помощи».

ИГИЛ особенно отчаянно нуждается в иностранных специалистах, потому что многие местные жители покинули территорию группы. Поступают сообщения о том, что врачей заставляли оказывать медицинскую помощь под дулом пистолета и подвергались аресту, похищениям и смерти. Рассказывают, что солдаты казнили врачей, отказавшихся оказывать помощь.Также ходят слухи о торговле органами и эвтаназии. Чтобы остановить исход медицинских работников, организация ИГИЛ пригрозила конфисковать имущество тех, кто не приходит на работу, и создала офис для наблюдения за их местонахождением.

Не в среднем новобранцы

По некоторым оценкам, в прошлом году в Сирию хлынуло около 30 000 иностранных новобранцев, что вдвое увеличило количество добровольцев, сражающихся и работающих на ИГИЛ. Небольшое, но тревожное число составили врачи и студенты-медики из Великобритании, Канады и США, а также Австралии, Израиля и других богатых, развитых стран.

Австралийский врач среди тех, кто нанимает других медицинских работников для вступления в Исламское государство.

Изображение любезно предоставлено «Исламским государством» / VideoPress

Эту тенденцию трудно отследить, а многим западным людям еще труднее понять, учитывая то, что СМИ изображают джихадистов как необразованных и маргинализованных молодых людей. Но проблема настолько беспокоит, что делегация из Великобритании недавно посетила Судан, чтобы отговорить британских студентов-медиков от преследования одноклассников в Сирию.

«Нет типичного новобранца», - говорит Амар Амарасингам, научный сотрудник Центра исследований устойчивости при Университете Далхаузи в Галифаксе. «Мы видели молодых и старых, мужчин и женщин, докторов наук и бросивших школу, одиноких людей и целые семьи, проделывающих путь».

По оценкам Амарасингама из интервью с иностранными новобранцами и их семьями, около 100 человек покинули Канаду, чтобы присоединиться к ИГИЛ, и около 20 были убиты. «Я до сих пор слышу слухи об убийствах канадцев, о которых я понятия не имел, так что, вероятно, их еще больше.

Майкл Зекулин, эксперт по борьбе с терроризмом Университета Калгари, говорит, что зарегистрированные случаи, вероятно, являются лишь «верхушкой айсберга».

«На каждого человека, который делает новости или активно работает в Твиттере и Фейсбуке, наверняка найдется равное количество тех, кто счастлив остаться незамеченным», - говорит он.

Почему они присоединяются?

Причины, по которым медицинские работники присоединяются к ИГИЛ, столь же разнообразны, как и сами новобранцы. «Это буря факторов, от стремления к значимости и самобытности до, возможно, некоторого опыта дискриминации», - говорит Лорн Доусон, содиректор Канадской сети исследований терроризма, безопасности и общества.

Что отличает ИГИЛ от других экстремистских группировок, таких как «Аль-Каида», которые привлекают меньше врачей, так это немедленное обещание «чистой» жизни при возрожденном халифате, - говорит Доусон. Это религиозный идеал, который является частью даже основных мусульманских традиций и который «гальванизирует» среди более консервативных сект.

Амарасингам отмечает, что образование и привилегии не являются прививкой против этого идеала. Новобранцы «считают западную жизнь и мораль несостоятельными, и иногда это становится тем яснее, чем более образованным вы становитесь.

Возможно, поэтому они признают насилие, совершаемое ИГИЛ, - объясняет Доусон. «Вы можете убедиться, что какое-то восстание необходимо для завершения очищения мира».

По словам Зекулина, некоторые новобранцы могут «не подписаться под этой идеологией, но все же отождествлять себя с целью создания халифата как места, где мусульмане могут быть в безопасности». В первые дни конфликта некоторые, возможно, присоединились к ИГИЛ по чисто гуманитарным причинам, хотя Зекулин говорит, что сейчас сделать это практически невозможно.

Чаще всего проблемы социальной справедливости являются частью того, что делает человека восприимчивым к призыву ИГИЛ. «Высокий процент врачей руководствуется альтруизмом и желанием помогать другим, и радикальное послание использует эти мотивы», - говорит Доусон. «Людям кажется удивительным, что врач хотел бы быть частью этой ультравысокой группы, совершающей зверства, но, с другой стороны, многое из того, что делает ИГИЛ, выглядит как гуманитарная, социальная и медицинская работа».

Из десятков видеороликов, тысяч документов и сотен тысяч сообщений в социальных сетях, которые ИГИЛ публикует каждый месяц, «только около 10% связаны с насилием и боевыми действиями», - отмечает Доусон.«Подавляющее большинство из них говорит о том, насколько важно и хорошо жить при халифате, а также о благотворительных и инфраструктурных программах, включая медицинские учреждения».

Опыт дискриминации также может сыграть роль джихадистов, говорит Амарасингам. Он приводит случай с женщиной из Монреаля, которая присоединилась к ИГИЛ, полагая, что у нее будет больше возможностей в качестве врача в Сирии, чем в качестве видимой мусульманки в Квебеке.

Американский опрос мусульманских врачей показал, что 24% часто сталкивались с религиозной дискриминацией в своей карьере, а 14% в настоящее время сталкиваются с религиозной дискриминацией на работе.

По словам Амарасингама, даже светская культура медицины может вызывать отчуждение. «Моя жена педиатр и собирается на собрания, где пьет и свободно общается с мужчинами и женщинами, что, по мнению консервативных мусульман, не является тем, на что они подписывались».

Какие бы факторы ни привлекали медицинских работников к ИГИЛ, они, по-видимому, проходят тот же процесс радикализации, что и потенциальные боевики и другие новобранцы, - говорит он. Это может начаться с дружбы, часто завязанной в сети. «Вы можете быстро общаться через социальные сети, создавая глубокие личные связи с этими бойцами за тысячи миль.”

Онлайн-сети также предоставляют ссылку на местных рекрутеров. В Канаде ходят слухи об активных рекрутерах в Калгари и Оттаве. «Очень немногие люди просто встали и ушли сами. Они всегда являются частью этих сетей, - объясняет Амарасингам.

Группы обычно отключены от местных мечетей, добавляет он. «Первое, что они делают, - это формируют частные учебные группы, создавая для себя эхо-камеру».

Нет простых решений

Попытки выявить радикализацию сверху вниз часто приводят к обратным результатам, отмечает Амарасингам.Британская программа Prevent, которая требует от учителей, медицинских работников и других государственных органов сообщать о людях, которые могут быть уязвимы для экстремизма, подверглась критике за демонизацию мусульман и создание атмосферы подозрений.

«Отрастить длинную бороду, бросить некоторых друзей или по-другому одеться может быть просто признаком того, что человек становится консервативным мусульманином», - говорит Амарасингам. «Внезапно вмешиваются правоохранительные органы, и это отталкивает более широкое сообщество».

Массовые инициативы по воспитанию общинной и религиозной терпимости могут быть более эффективными, так же как внеклассные баскетбольные программы в сомалийских общинах в Торонто успешно удерживают подростков от банд, объясняет он.

Однако адаптация таких программ для пожилых специалистов может оказаться невозможной или неэффективной. В медицинских учреждениях понятие «бдительность» может быть более подходящим, - говорит Доусон. «Я использую аналогию с самоубийством. Поскольку мы сами себя научили, когда кто-то угрожает покончить с собой, вы относитесь к этому серьезно, вы говорите с ними об этом и получаете помощь ».

Как и самоубийство, «люди начнут говорить о [радикальных убеждениях и действиях] задолго до того, как что-то сделают», - добавляет Доусон. Согласно одному исследованию, 58% людей, совершивших одиночные террористические акты, рассказали кому-то о своих планах до этого события.«Мы должны настроиться на это и перестать быть праздными наблюдателями».

Почему борьба с терроризмом не остановит ИГИЛ

После 11 сентября многие в истеблишменте национальной безопасности США обеспокоились тем, что после десятилетий подготовки к противостоянию обычным врагам Вашингтон оказался не готов к вызову, брошенному нетрадиционным противником, таким как Аль-Каида. . Таким образом, в течение следующего десятилетия Соединенные Штаты создали тщательно продуманную бюрократическую структуру для борьбы с джихадистской организацией, адаптируя ее вооруженные силы, разведку и правоохранительные органы к задачам борьбы с терроризмом и повстанческой деятельности.

Однако теперь другая группировка, Исламское Государство Ирака и Аш-Шам (ИГИЛ), которое также называет себя Исламским государством, вытеснила Аль-Каиду как наиболее опасную джихадистскую угрозу. Идеология, риторика и долгосрочные цели ИГИЛ аналогичны целям Аль-Каиды, и эти две группы когда-то были формально союзниками. Многие наблюдатели полагают, что нынешняя задача состоит в том, чтобы просто переориентировать теперь уже грозный контртеррористический аппарат Вашингтона на новую цель.

Но ИГИЛ - это не Аль-Каида.Это не продукт и не часть более старой радикальной исламистской организации, и не представляет собой следующий этап ее эволюции. Хотя Аль-Каида остается опасной, особенно ее филиалы в Северной Африке и Йемене, ИГИЛ является ее преемником. ИГИЛ представляет собой джихадистскую угрозу после Аль-Каиды.

В своей речи, транслировавшейся по национальному телевидению в сентябре прошлого года, в которой он объяснял свой план «разложить и окончательно уничтожить» ИГИЛ, президент США Барак Обама провел прямую линию между группировкой и «Аль-Каидой» и заявил, что ИГИЛ является «террористической организацией в чистом виде.Это было ошибкой; ИГИЛ вряд ли подходит под это описание, и действительно, хотя оно использует терроризм в качестве тактики, на самом деле это вовсе не террористическая организация. Террористические сети, такие как «Аль-Каида», обычно состоят из десятков или сотен членов, нападают на мирных жителей, не удерживают территорию и не могут напрямую противостоять вооруженным силам. ИГИЛ, с другой стороны, может похвастаться примерно 30 000 боевиков, удерживает территорию как в Ираке, так и в Сирии, поддерживает обширный военный потенциал, контролирует линии связи, командует инфраструктурой, финансирует себя и участвует в сложных военных операциях.Если ИГИЛ - это что угодно, так это псевдогосударство, возглавляемое обычной армией. И именно поэтому стратегии борьбы с терроризмом и повстанцами, которые значительно снизили угрозу со стороны Аль-Каиды, не будут работать против ИГИЛ.

Вашингтон не спешил адаптировать свою политику в Ираке и Сирии к истинному характеру угрозы, исходящей от ИГИЛ. В Сирии контртеррористические меры США в основном уделяют приоритетное внимание бомбардировкам филиалов Аль-Каиды, что дало преимущество ИГИЛ, а также предоставило режиму Асада возможность сокрушить У.С.-союзник умеренных сирийских повстанцев. В Ираке Вашингтон продолжает полагаться на форму борьбы с повстанцами, в зависимости от того, что центральное правительство в Багдаде восстановит утраченную легитимность, объединит страну и создаст местные силы для победы над ИГИЛ. Эти подходы были разработаны, чтобы противостоять другой угрозе, и их настигли события. Сейчас необходима стратегия «наступательного сдерживания»: сочетание ограниченной военной тактики и широкой дипломатической стратегии, чтобы остановить экспансию ИГИЛ, изолировать группировку и снизить ее возможности.

РАЗЛИЧНЫЕ ХОДЫ

Различия между «Аль-Каидой» и ИГИЛ частично коренятся в их истории. Аль-Каида возникла после советского вторжения в Афганистан в 1979 году. Мировоззрение и стратегическое мышление его лидеров сформировалось в результате десятилетней войны против советской оккупации, когда тысячи мусульманских боевиков, в том числе Усама бен Ладен, собрались в стране. Когда организация объединилась, она приняла форму глобальной сети, ориентированной на проведение впечатляющих атак против западных или союзных с Западом целей, с целью сплотить мусульман, чтобы они присоединились к глобальной конфронтации со светскими державами, близкими и далекими.

ИГИЛ возникло в результате вторжения США в Ирак в 2003 году. В своем самом раннем воплощении это была лишь одна из ряда суннитских экстремистских группировок, сражавшихся с силами США и нападающих на мирных шиитов в попытке разжечь межрелигиозную гражданскую войну. В то время ее называли Аль-Каидой в Ираке (АКИ), а ее лидер Абу Мусаб аз-Заркави присягнул на верность бен Ладену. Заркави был убит в результате авиаудара США в 2006 году, и вскоре после этого АКИ была почти уничтожена, когда суннитские племена решили сотрудничать с американцами в противостоянии джихадистам.Но поражение было временным; AQI обновился в тюрьмах, управляемых США, в Ираке, где повстанцы и боевики террористов объединились и сформировали сети - и где нынешний глава группы и самопровозглашенный халиф Абу Бакр аль-Багдади впервые проявил себя как лидер.

В 2011 году, когда восстание против режима Асада в Сирии переросло в полномасштабную гражданскую войну, группировка воспользовалась хаосом, захватив территорию на северо-востоке Сирии, основав базу операций и переименовав себя в ИГИЛ.В Ираке группировка продолжала извлекать выгоду из слабости центрального государства и эксплуатировать межконфессиональную рознь в стране, которая усилилась после вывода боевых сил США. После ухода американцев премьер-министр Ирака Нури аль-Малики придерживался жесткой прошиитской программы, что еще больше оттолкнуло арабов-суннитов по всей стране. ИГИЛ теперь насчитывает среди своих членов иракских суннитских племенных лидеров, бывших антиамериканских. повстанцы и даже бывшие иракские офицеры из числа светских людей, которые стремятся восстановить власть и безопасность, которыми они пользовались во времена Саддама Хусейна.

Территориальное завоевание этой группировкой Ирака стало шоком. Когда ИГИЛ захватило Фаллуджу и Рамади в январе 2014 года, большинство аналитиков предсказывали, что иракские силы безопасности, обученные США, сдержат угрозу. Но в июне, на фоне массового дезертирства иракской армии, ИГИЛ двинулось в сторону Багдада, захватив Мосул, Тикрит, Аль-Каим и многие другие иракские города. К концу месяца ИГИЛ переименовало себя в Исламское государство и провозгласило территорию, находящуюся под его контролем, новым халифатом.Между тем, по оценкам разведки США, около 15000 иностранных боевиков из 80 стран стекались в регион, чтобы присоединиться к ИГИЛ, примерно по 1000 в месяц. Хотя большинство этих новобранцев были из стран с мусульманским большинством, таких как Тунис и Саудовская Аравия, некоторые также были выходцами из Австралии, Китая, России и стран Западной Европы. ИГИЛ даже удалось привлечь некоторых американских подростков, как мальчиков, так и девочек, из обычных домов среднего класса в Денвере, Миннеаполисе и пригородах Чикаго.

По мере роста ИГИЛ его цели и намерения становились яснее. Аль-Каида считала себя авангардом глобального повстанческого движения, мобилизующего мусульманские общины против светского правления. ИГИЛ, напротив, стремится контролировать территорию и создать «чистое» суннитское исламистское государство, управляемое жестоким толкованием шариата; немедленно стереть политические границы Ближнего Востока, которые были созданы западными державами в двадцатом веке; и позиционировать себя как единственная политическая, религиозная и военная власть над всеми мусульманами мира.

НЕ ОБЫЧНЫЕ ПОДОЗРЕНИЯ

Поскольку происхождение и цели ИГИЛ заметно отличаются от целей «Аль-Каиды», эти две группы действуют совершенно по-разному. Вот почему антитеррористическая стратегия США, специально разработанная для борьбы с Аль-Каидой, не подходит для борьбы с ИГИЛ.

В эпоху после 11 сентября Соединенные Штаты создали инфраструктуру разведки, правоохранительных органов и военных операций стоимостью триллион долларов, нацеленную на «Аль-Каиду» и ее филиалы. Согласно расследованию 2010 года, проведенному газетой The Washington Post , около 263 U.В ответ на теракты 11 сентября были созданы или реорганизованы государственные организации С., в том числе Министерство внутренней безопасности, Национальный контртеррористический центр и Управление транспортной безопасности. Ежегодно спецслужбы США публикуют около 50 000 отчетов о терроризме. Пятьдесят одна федеральная организация США и военное командование отслеживают потоки денег в террористические сети и из них. Эта структура помогла сделать террористические атаки на территории США чрезвычайно редкими. В этом смысле система работала.Но он не очень подходит для борьбы с ИГИЛ, которое представляет собой проблему другого рода.

Рассмотрим сначала грандиозную военную и разведывательную кампанию США по захвату или уничтожению основного руководства «Аль-Каиды» с помощью ударов дронов и рейдов спецназа. Около 75 процентов лидеров основной группировки «Аль-Каида» были убиты в результате рейдов и вооруженных беспилотных летательных аппаратов. Эта технология хорошо подходит для преследования целей, скрывающихся в сельской местности, где риск случайного убийства мирных жителей ниже.

Однако такая тактика малообещает для борьбы с ИГИЛ. Бойцы и лидеры группировки группируются в городских районах, где они хорошо интегрированы с гражданским населением и обычно окружены зданиями, что значительно затрудняет нанесение ударов с помощью дронов и рейдов. И простое убийство лидеров ИГИЛ не нанесет вред организации. Они управляют функционирующим псевдогосударством со сложной административной структурой. На вершине военного командования находится эмират, который состоит из Багдади и двух его заместителей, оба из которых ранее служили генералами в иракской армии времен Саддама: Абу Али аль-Анбари, который контролирует операции ИГИЛ в Сирии, и Абу Муслим аль-Туркмани, контролирующий операции в Ираке.Гражданская бюрократия ИГИЛ контролируется 12 администраторами, которые управляют территориями в Ираке и Сирии, наблюдая за советами, которые решают такие вопросы, как финансы, средства массовой информации и религиозные вопросы. Хотя это вряд ли можно назвать образцом правительства, изображенного в пропагандистских видеороликах ИГИЛ, это псевдогосударство вполне способно действовать без Багдади или его ближайших соратников.

ИГИЛ также представляет собой серьезную проблему для традиционной антитеррористической тактики США, нацеленной на финансирование, пропаганду и вербовку джихадистов.Прекращение финансирования «Аль-Каиды» было одним из самых впечатляющих успехов США в борьбе с терроризмом. Вскоре после терактов 11 сентября ФБР и ЦРУ начали тесно координировать финансовую разведку, и вскоре к ним присоединилось Министерство обороны. Агенты ФБР, внедренные в военные подразделения США во время вторжения в Ирак в 2003 году, допросили подозреваемых террористов, задержанных на американском объекте в Гуантанамо-Бей, Куба. В 2004 году министерство финансов США создало Управление по борьбе с терроризмом и финансовой разведкой, которое серьезно ограничило возможности "Аль-Каиды" получать прибыль от отмывания денег и получать средства под прикрытием благотворительных пожертвований.Также появилась глобальная сеть по борьбе с финансированием терроризма, поддерживаемая ООН, ЕС и сотнями сотрудничающих правительств. Результатом стало серьезное сокращение финансирования «Аль-Каиды»; К 2011 году министерство финансов сообщило, что «Аль-Каида» «изо всех сил пытается обеспечить стабильное финансирование для планирования и проведения террористических атак».

Но такие инструменты мало способствуют борьбе с ИГИЛ, потому что ИГИЛ не нуждается во внешнем финансировании. Территория владения позволила группе построить самодостаточную финансовую модель, немыслимую для большинства террористических групп.Начиная с 2012 года, ИГИЛ постепенно захватило ключевые нефтяные активы на востоке Сирии; в настоящее время он контролирует около 60 процентов нефтедобывающих мощностей страны. Между тем, во время своего вторжения в Ирак прошлым летом, ИГИЛ также захватило семь нефтедобывающих предприятий в этой стране. Группе удается продать часть этой нефти на черном рынке Ирака и Сирии, в том числе, по некоторым данным, самому режиму Асада. ИГИЛ также контрабандой вывозит нефть из Ирака и Сирии в Иорданию и Турцию, где находит множество покупателей, готовых платить за незаконную нефть по ценам ниже рыночных.В целом доходы ИГИЛ от нефти оцениваются в пределах от 1 до 3 миллионов долларов в день.

И нефть - это только один элемент в финансовом портфеле группы. В июне прошлого года, когда ИГИЛ захватило контроль над северным иракским городом Мосул, оно разграбило провинциальный центральный банк и другие более мелкие банки, а также разграбило предметы старины для продажи на черном рынке. Он ворует драгоценности, автомобили, технику и скот у покоренных жителей. Группа также контролирует основные транспортные артерии в западном Ираке, что позволяет ей облагать налогом перемещение товаров и взимать дорожные сборы.Он даже получает доход от хлопка и пшеницы, выращиваемых в Ракке, житнице Сирии.

Конечно, как и террористические группы, ИГИЛ также берет заложников, требуя выкупа на десятки миллионов долларов. Но более важным для финансов группы является широкомасштабное вымогательство, которое нацелено на владельцев и производителей на территории ИГИЛ, облагая налогами все, от небольших семейных ферм до крупных предприятий, таких как поставщики услуг сотовой связи, компании по доставке воды и электроэнергетические компании.Предприятие настолько сложное, что Казначейство США отказалось оценить общие активы и доходы ИГИЛ, но ИГИЛ явно является высокодиверсифицированным предприятием, чье богатство значительно превосходит любую террористическую организацию. И мало свидетельств того, что Вашингтону удалось сократить казну группы.

СЕКС И ЕДИНЫЙ ДЖИХАДИСТ

Другой аспект антитеррористической деятельности США, который хорошо зарекомендовал себя против Аль-Каиды, - это попытка делегитимизировать группу, предавая гласности ее ошибки в нацеливании и жестокие эксцессы - или помогая У.Союзники С. поступают так. Атаки «Аль-Каиды» часто убивают мусульман, и лидеры группы очень чувствительны к риску, который это представляет для их имиджа как авангарда массового мусульманского движения. Нападения в Марокко, Саудовской Аравии и Турции в 2003 г .; Испания в 2004 году; а также Иордания и Соединенное Королевство в 2005 году - все это привело к жертвам среди мусульман, которые возмутили членов исламских общин во всем мире и уменьшили поддержку Аль-Каиды во всем мусульманском мире. Примерно с 2007 года группа постоянно теряла поддержку населения; Сегодня в мусульманском мире широко осуждают «Аль-Каиду».Исследовательский центр Pew Research Center опросил почти 9000 мусульман в 11 странах в 2013 году и обнаружил высокий средний уровень неодобрения Аль-Каиды: 57 процентов. Во многих странах это число было намного выше: 96 процентов мусульман, опрошенных в Ливане, 81 процент в Иордании, 73 процента в Турции и 69 процентов в Египте, отрицательно относятся к «Аль-Каиде».

ISIS, однако, кажется невосприимчивым к риску ответной реакции. Провозгласив себя халифом, Багдади сделал смелое (хотя и абсурдное) заявление о религиозном авторитете.Но основная идея ИГИЛ - это грубая сила и месть, а не легитимность. Его жестокость - видеозаписи обезглавливания, массовые казни - предназначена для запугивания врагов и подавления инакомыслия. Отвращение мусульман к такой жестокости может в конечном итоге подорвать ИГИЛ. Но на данный момент внимание Вашингтона к жестокости ИГИЛ только помогает группе усилить ауру силы.

По тем же причинам Соединенным Штатам и их партнерам оказалось трудно бороться с вербовкой, которая привлекла так много молодых мусульман в ряды ИГИЛ.Основная группа «Аль-Каида» привлекала последователей религиозными аргументами и псевдонаучным посланием альтруизма ради « уммы », мирового мусульманского сообщества. Бен Ладен и его давний заместитель и преемник Айман аз-Завахири тщательно создали образ религиозной законности и благочестия. В своих пропагандистских видеороликах мужчины изображали воинов-аскетов, сидящих на земле в пещерах, обучающихся в библиотеках или укрывающихся в отдаленных лагерях. Хотя некоторые из филиалов «Аль-Каиды» имеют более широкие возможности для вербовки, основная группа рассматривает создание халифата как долгосрочную, почти утопическую цель: сначала нужно просвещать и мобилизовать умму .В «Аль-Каиде» нет места ни алкоголю, ни женщинам. В этом смысле имидж «Аль-Каиды» глубоко несексуален; действительно, для молодого новобранца Аль-Каиды секс приходит только после брака или мученичества.

Даже самому сердитому молодому мусульманину это может быть нелегко. Попытки лидеров «Аль-Каиды» изобразить себя моральными - даже моралистами - ограничивают их привлекательность. Успешные программы дерадикализации в таких странах, как Индонезия и Сингапур, сосредоточились на несоответствии между тем, что предлагает Аль-Каида, и тем, что действительно интересует большинство молодых людей, поощряя боевиков к реинтеграции в общество, где их более прозаические надежды и желания могли бы быть реализованы с большей готовностью. .

ISIS, напротив, предлагает совсем другое послание молодым мужчинам, а иногда и женщинам. Группа привлекает последователей, жаждущих не только религиозной праведности, но также приключений, личной силы и чувства собственного достоинства и общности. И, конечно же, некоторые люди просто хотят убивать - и ИГИЛ их тоже приветствует. Жестокое насилие группы привлекает внимание, демонстрирует доминирование и привлекает людей к действию.

ИГИЛ действует в городских условиях и предлагает новобранцам немедленную возможность вступить в бой.Он рекламирует, распространяя волнующие подкасты, созданные отдельными бойцами на передовой. Группа также приобретает сексуальных партнеров для своих новобранцев-мужчин; некоторые из этих женщин добровольно исполняют эту роль, но большинство из них принудительно или даже порабощены. Группа почти не пытается оправдать такое поведение религиозными терминами; его коммерческая цель - завоевание во всех его формах, в том числе и в сексуальном. И она уже установила самопровозглашенный халифат с Багдади в качестве халифа, тем самым сделав настоящее (хотя и в ограниченном смысле, пока) тем, что Аль-Каида обычно считала чем-то более близким к утопическому будущему.

Короче говоря, ИГИЛ предлагает краткосрочное примитивное удовлетворение. Он не радикализирует людей таким образом, чтобы противостоять им, обращаясь к логике. Подростков привлекает группа, даже не понимая, что это такое, а боевики постарше просто хотят, чтобы их ассоциировали с успехом ИГИЛ. По сравнению с относительно суровым посланием Аль-Каиды Вашингтону гораздо труднее противостоять более инстинктивному призыву ИГИЛ, возможно, по очень простой причине: стремление к власти, свободе воли и мгновенным результатам также пронизывает американскую культуру.

2015 ≠ 2006

Противодействие терроризму было не единственным элементом практики национальной безопасности, который Вашингтон заново открыл и активизировал после 11 сентября; Противодействие повстанцам также пережило ренессанс. Когда после вторжения и оккупации США в 2003 году в Ираке разразился хаос, военные США неохотно начали думать о борьбе с повстанцами - теме, которая потеряла популярность в истеблишменте национальной безопасности после войны во Вьетнаме. Наиболее удачное приложение U.Доктрина противодействия повстанцам - это «всплеск» в Ираке в 2007 году под наблюдением генерала Дэвида Петреуса. В 2006 году, когда насилие достигло пика в провинции Анбар, где преобладают сунниты, официальные лица США пришли к выводу, что Соединенные Штаты проигрывают войну. В ответ президент Джордж Буш решил отправить в Ирак дополнительно 20 000 американских военнослужащих. Генерал Джон Аллен, в то время занимавший должность заместителя командующего многонациональными силами в Анбаре, наладил отношения с местными суннитскими племенами и способствовал так называемому суннитскому пробуждению, в ходе которого около 40 суннитских племен или субплемен фактически перешли на сторону и решили сражаться с недавно усиленными U.С. форсирует против АКИ. К лету 2008 года количество атак повстанцев снизилось более чем на 80 процентов.

Глядя на масштабы недавних успехов ИГИЛ в суннитских районах Ирака, которые свели на нет значительную часть прогресса, достигнутого в ходе всплеска, некоторые утверждали, что Вашингтон должен ответить вторым применением стратегии борьбы с повстанцами войны в Ираке. И Белый дом кажется, по крайней мере, частично убежденным в этом образе мышления: в прошлом году Обама попросил Аллена выступить в качестве специального посланника для создания коалиции против ИГИЛ в регионе.В этом подходе есть определенная логика, поскольку ИГИЛ пользуется поддержкой многих из тех же групп повстанцев, которые нейтрализовали всплеск и суннитское пробуждение - групп, которые вновь превратились в угрозу благодаря вакууму, созданному в результате вывода войск США в 2011 году и действий Малики. сектантское правление в Багдаде.

Но существуют огромные различия между ситуацией сегодня и той, с которой Вашингтон столкнулся в 2006 году, и логика действий США по борьбе с повстанцами не подходит для борьбы с ИГИЛ. Соединенные Штаты не могут завоевать сердца и умы иракских арабов-суннитов, потому что правительство Малики их уже потеряло.Иракское правительство, в котором доминируют шииты, настолько сильно подорвало свою политическую легитимность, что восстановить ее может быть невозможно. Более того, Соединенные Штаты больше не оккупируют Ирак. Вашингтон может отправить больше войск, но не может придать легитимность правительству, которое он больше не контролирует. ИГИЛ - это не столько повстанческая группа, которая борется против установленного правительства, сколько одна сторона в обычной гражданской войне между отколовшейся территорией и слабым центральным государством.

РАЗДЕЛИТЬ И ПОБЕДИТЬ?

Соединенные Штаты полагались на стратегию борьбы с повстанцами не только для того, чтобы обратить вспять сползание Ирака к государственному провалу, но и для того, чтобы служить моделью для борьбы с более широким джихадистским движением.«Аль-Каида» расширилась, убедив мусульманские боевые группы по всему миру превратить свои националистические кампании с более узкой направленностью в узлы глобального джихада «Аль-Каиды», а иногда и преобразоваться в членские организации «Аль-Каиды». Но в видениях, которые преследовали чеченские, филиппинские, индонезийские, кашмирские, палестинские и уйгурские боевики, всех которых бен Ладен пытался втянуть в палатку Аль-Каиды, было мало общего, и у Аль-Каиды часто возникали проблемы с тем, чтобы полностью согласовать свои собственные цели с целями. интересы его далеких филиалов.

Это создало уязвимость, и США и их союзники попытались ею воспользоваться. Правительства Индонезии и Филиппин одержали драматические победы над филиалами Аль-Каиды в своих странах, сочетая контртеррористические операции с построением отношений в местных общинах, внедряя программы дерадикализации, проводя религиозную подготовку в тюрьмах, используя реабилитированных бывших боевиков террористов в качестве представителей правительства, а иногда и договариваясь о местные обиды.

Некоторые наблюдатели призвали Вашингтон применить ту же стратегию к ИГИЛ, попытавшись выявить линии разлома между светскими бывшими офицерами иракской армии, вождями суннитских племен и борцами суннитского сопротивления, с одной стороны, и ветеранами-джихадистами, с одной стороны. другой. Но уже слишком поздно, чтобы такой подход сработал. ИГИЛ сейчас возглавляют хорошо обученные, способные бывшие иракские военные руководители, которые знают методы и привычки США, потому что Вашингтон помогал им обучать. А после разгрома частей иракской армии и взятия их У.Оснащение ИГИЛ поставлено на вооружение американскими танками, артиллерией, бронированными «Хамви» и противоминной техникой.

Возможно, суровый религиозный фанатизм ИГИЛ в конечном итоге окажется слишком большим для их бывших светских союзников-баасистов. Но на данный момент офицеры эпохи Саддама - далеко не сопротивляющиеся воины ИГИЛ: скорее, они возглавляют наступление. В их руках ИГИЛ создало современную армию легкой пехоты, вооруженную американским оружием.

Конечно, это открывает третий возможный подход к ИГИЛ, помимо борьбы с терроризмом и противоповстанческой деятельностью: полномасштабная обычная война против группировки, ведущаяся с целью ее полного уничтожения.Такая война была бы глупостью. Пережив более десяти лет непрерывной войны, американское общество просто не поддержит длительную оккупацию и интенсивные боевые действия, которые потребуются для уничтожения ИГИЛ. Проведение полноценной военной кампании истощило бы ресурсы США и оставило мало надежд на достижение цели. Войны, которые ведутся вразрез с политической реальностью, не могут быть выиграны.

, СОДЕРЖАЩИЕ УГРОЗУ

Отрезвляющим фактом является то, что у Соединенных Штатов нет хороших военных вариантов в борьбе с ИГИЛ.Ни борьба с терроризмом, ни борьба с повстанцами, ни обычная война вряд ли позволят Вашингтону одержать явную победу над этой группировкой. На данный момент, по крайней мере, политика, которая наилучшим образом соответствует целям и средствам и которая имеет наилучшие шансы на обеспечение интересов США, - это политика наступательного сдерживания: сочетание ограниченной военной кампании с крупными дипломатическими и экономическими усилиями по ослаблению ИГИЛ и выравниванию интересы многих стран, которым угрожает продвижение группировки.

ИГИЛ - это не только американская проблема.В войнах в Ираке и Сирии участвуют не только региональные игроки, но и крупные глобальные игроки, такие как Россия, Турция, Иран, Саудовская Аравия и другие страны Персидского залива. Вашингтон должен перестать вести себя так, как будто он может решить проблемы региона с помощью военной силы, и вместо этого возродить свою роль дипломатической сверхдержавы.

Конечно, военная сила США будет важной частью политики сдерживания наступления. Воздушные удары могут подавить ИГИЛ, а прекращение поставок технологий, оружия и боеприпасов путем перекрытия маршрутов контрабанды еще больше ослабит группировку.Между тем, Соединенные Штаты должны продолжать консультировать и поддерживать иракских военных, оказывать помощь региональным силам, таким как курдская Пеш-Мерга, и оказывать гуманитарную помощь мирным жителям, покидающим территорию ИГИЛ. Вашингтону следует также расширить свою помощь соседним странам, таким как Иордания и Ливан, которые изо всех сил пытаются справиться с массовым потоком беженцев из Сирии. Но размещение дополнительных войск США на местах было бы контрпродуктивным, поскольку втянуло бы Соединенные Штаты в войну, в которой невозможно было выиграть, которая может продолжаться десятилетиями.Соединенные Штаты не могут восстановить иракское государство или определить исход сирийской гражданской войны. Когда дело доходит до военных действий, Вашингтону следует придерживаться реалистичного курса, который признает ограниченность военной силы США в качестве долгосрочного решения, как это ни расстраивает некоторых.

Недавно созванный администрацией Обамы «саммит по противодействию насильственному экстремизму», на котором мировые лидеры прибыли в Вашингтон, чтобы обсудить, как бороться с радикальным джихадизмом, был ценным мероприятием.Но хотя он подчеркнул существующую угрозу, исходящую от региональных филиалов «Аль-Каиды», он также укрепил идею о том, что ИГИЛ является в первую очередь проблемой для борьбы с терроризмом. Фактически, ИГИЛ представляет собой гораздо больший риск: оно стремится бросить вызов нынешнему международному порядку и, в отличие от сильно уменьшившейся основной организации «Аль-Каида», приближается к фактическому достижению этой цели. Соединенные Штаты не могут в одиночку защитить регион и мир от агрессивного ревизионистского теократического государства - да и не должны.Крупные державы должны разработать общий дипломатический, экономический и военный подход, чтобы гарантировать, что это псевдогосударство будет жестко сдерживаться и рассматриваться как глобальный изгой. Хорошая новость в том, что ни одно правительство не поддерживает ИГИЛ; Группе удалось стать врагом каждого государства в регионе - да и всего мира. Чтобы воспользоваться этим фактом, Вашингтону следует проводить более агрессивную дипломатическую повестку дня на высшем уровне с крупными державами и региональными игроками, включая Иран, Саудовскую Аравию, Францию, Германию, Соединенное Королевство, Россию и даже Китай, а также Ирак и Сирию. соседи, чтобы разработать единый ответ на ИГИЛ.

Этот ответ должен выходить за рамки взаимных обязательств по предотвращению радикализации и вербовки потенциальных джихадистов и выходить за рамки региональной военной коалиции, созданной Соединенными Штатами. Крупные державы и региональные игроки должны согласиться ужесточить международное эмбарго на поставки оружия, введенное в настоящее время в отношении ИГИЛ, ввести более жесткие санкции против этой группировки, проводить совместное патрулирование границы, оказывать дополнительную помощь перемещенным лицам и беженцам и укреплять миротворческие миссии ООН в странах, граничащих с Ирак и Сирия.Хотя некоторые из этих инструментов частично совпадают с контртерроризмом, их следует поставить на службу стратегии борьбы с противником, более похожим на государственного субъекта: ИГИЛ не является ядерной державой, но эта группировка представляет угрозу международной стабильности, эквивалентную той, которая создавалась. Северной Кореей. К нему следует относиться не менее серьезно.

Учитывая, что политическая позиция по поводу внешней политики США будет только усиливаться по мере приближения президентских выборов в США в 2016 году, Белый дом, вероятно, столкнется с многочисленными атаками на подход к сдерживанию, который не удовлетворит ни ястребов, ни лагерь противников интервенции в США.С. истеблишмент национальной безопасности. Перед лицом такой критики Соединенные Штаты должны оставаться приверженными борьбе с ИГИЛ в долгосрочной перспективе таким образом, чтобы цели соответствовали средствам, калибруя и совершенствуя усилия США по сдерживанию группировки, уходя от устаревших форм борьбы с терроризмом и противоповстанческой деятельностью, одновременно оказывая сопротивление. давление, чтобы переступить порог полноценной войны. Со временем успешное сдерживание ИГИЛ может открыть лучшие варианты политики. Но в обозримом будущем сдерживание - лучшая политика, которую могут проводить Соединенные Штаты.

Загрузка ...
Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

Исида и новый халифат

Ультрарадикальная исламистская группировка ИГИЛ (Исламское Государство Ирака и Аль-Шам [Сирия]) заявила, что территория, которую они удерживают, должна стать халифатом. Сделав этот шаг, они вернулись к модели, которая была реальностью в некоторых частях исламского мира на протяжении большей части его истории. Почти 1400 лет халиф был главой всего исламского государства. Он часто обладал невообразимой силой и всегда большим влиянием.

Пророк Мухаммед умер примерно в 632 году. Согласно исламской традиции, в течение последних десяти лет своей жизни, когда он жил в Медине после того, как покинул свою родную Мекку в 622 году, он постепенно развил новую форму общества, основанную на Коране (для мусульман прямое изречение Бога и, следовательно, за его пределами). вопрос или критика) и его собственная сунна (его обычная практика). В этот период он показал пример того, как должно управляться государство. Правители, которые сразу же последовали за ним, придерживались его модели, строго придерживаясь его учения.Они взяли титул халифа , что означает «представитель» или «заместитель» (в Коране первого человека Адама называют халифат Аллах , представитель Бога). Позднее этот титул часто расширяли до Халифат Расул Аллах , «Представитель Посланника Бога».

Четыре правителя, которые сразу же сменили Пророка на посту халифа (англизированная форма халифа ), рассматриваются большинством мусульман (мусульмане-шииты являются исключением) как образцовые правители и сторонники Корана и сунны Мухаммеда .По этой причине их называют Праведными халифами, и именно период их правления в Медине седьмого века, вместе с правлением Мухаммеда до них, считается золотым веком ислама. Объявив халифат, Исида пытается установить правление в соответствии с прецедентами, созданными в это время.

Этот ранний период халифата был скорее идеалом, чем реальностью. Ибо, хотя исламское государство действительно было создано под их властью, эти четыре халифа столкнулись со значительным противодействием извне в виде арабских племен, которые отказывались признать их, а изнутри - в форме несогласия с проводимой ими политикой и даже с их личностями. (только один из них умер в своей постели).Наиболее резкое несогласие исходило от последователей Али, который был двоюродным братом и зятем Мухаммеда (сыновья Мухаммеда умерли в младенчестве). Он был избран четвертым халифом, хотя его последователи считали, что он должен был стать прямым преемником Мухаммеда. Они сформировали Шиат Али , партию Али, положившую начало движению инакомыслящих, которые веками продолжали противостоять нормам правления и теперь составляют второе по величине разделение в исламе после суннитов. В то время как сунниты основывают свой авторитет на Коране и сунне Мухаммеда, шииты основывают его на Коране и толкованиях, данных Али и его потомками.Большинство шиитов почитают линию из 12 этих потомков, которых они считают вдохновленными Богом и называемыми имамами, и против угроз со стороны ИГИЛ в последние недели тысячи иракских шиитов сплотились, чтобы защитить святыни многих из этих имамов. которые расположены в Багдаде и на юге Ирака.

Учреждение халифата продолжалось с седьмого века до его отмены в 1924 году. Иногда халиф был самодержавным правителем, а чаще - номинальным главой, который символизировал единство исламского государства.Его функция, реальная или идеальная, заключалась в поддержании основанного на Коране закона и исламского характера государства.

Извечный вопрос среди политических теоретиков касался квалификации для этой должности. Большинство остановилось на происхождении из мекканского клана, к которому принадлежал Мухаммад, на здравом уме и теле, а также на прилежании в соблюдении веры. Но всегда были разногласия, и соперники регулярно поднимались, чтобы бросить вызов действующему правителю.

Новый самопровозглашенный халиф ИГИЛ, Абу Бакр аль-Багдади, «халиф Ибрагим», вполне может столкнуться с вызовом не только со стороны шиитов в Ираке и Иране, но и со стороны других экстремистов-суннитов, которые поднимутся, чтобы оспорить его полномочия.Будучи далеким от того, чтобы быть символом единства в исламском мире, он мог усилить разногласия и спровоцировать дальнейшие ожесточенные столкновения.

Обзор ISIS - Islamic Networks Group (ING)

Показанное выше слайд-шоу является сокращенной версией информации, представленной ниже, и может служить введением в ИГИЛ, его историю и тактику вербовки, а также предлагать полезные советы по борьбе с их посланием о насилии и хаосе. Эта презентация и ее содержание являются интеллектуальной собственностью Islamic Networks Group (ING) и доступны только для некоммерческого публичного использования.Он не может быть отображен в обмен на оплату наличными или натурой.

Обратите внимание: если вы работаете в классе в средней или старшей школе или в высшем учебном заведении в США, у нас есть другие инструменты для преподавателей. Посетите эту страницу, чтобы получить к ним доступ.

Кто такое ИГИЛ и откуда оно взялось?

ИГИЛ означает Исламское государство Ирака и Сирии, также называемое Исламским государством Ирака и Леванта или ИГИЛ, или просто ИГИЛ или Исламское государство.Группа широко известна как да-иш на арабском языке. Абу Мусаб аль-Заркави, бывший член «Аль-Каиды» в Ираке, приписывают изложение первоначальной идеологии ИГИЛ. Хотя Заркави был убит в результате авиаудара США в 2006 году, он был первым, кто перевел повстанческое движение в Ираке от борьбы с войсками США к шиитско-суннитской войне. Демография ИГИЛ разнообразна; в него входят представители разных возрастов, национальностей и интересов. Бывшие сторонники баасистского режима Саддама Хусейна в Ираке составляют значительную часть организации.После вмешательства США сторонники баасистов, которых не посадили в военные тюрьмы, скрылись. После вывода войск США из-за слабости временного правительства образовался вакуум власти. Это были идеальные условия для создания ИГИЛ, которое на момент своего создания было известно как Аль-Каида в Ираке (АКИ). Объединившись с бывшими членами иракского отделения «Аль-Каиды», бывшие баасисты создали то, что стало ИГИЛ. Во главе с Абу Айюбом Аль-Масри, бывшим членом Аль-Каиды, и Омаром Аль-Багдади, бывшим баасистом, горстка небольших повстанческих групп объединилась, чтобы сформировать Исламское государство в Ираке.Существует много предположений о том, кем был первоначальный лидер, но Омар аль-Багдади был назван публичным лицом организации. [1] Когда оба этих лидера были убиты в результате авиаудара США и Ирака в 2010 году, Абу Бакр-аль-Багдади взял на себя управление ослабленной АКИ. В июне 2014 года Абу Бакр аль-Багдади провозгласил себя халифом. По слухам, он имеет несколько ученых степеней в области исламоведения, он известен как невидимый шейх, обычно закрывающий лицо, чтобы создать ауру таинственности. [2] В феврале 2014 года «Аль-Каида» разорвала все связи с группировкой, как сообщается, из-за ее жестокости, а также после ссоры между ИГИЛ и другой сирийской оппозиционной группировкой, связанной с «Аль-Каидой», «Фронт ан-Нусра». [3] Однако баасистские корни в Исламском государстве очень сильны; Известно, что многие бывшие последователи Саддама Хусейна занимали высокие посты в режиме ИГИЛ, а ИГИЛ использует тактику баасистской разведки. [4] Сегодня ИГИЛ оккупировало большие территории в Ираке и Сирии, создавая хаос, убивая и терроризируя тысячи людей и изгоняя многих из своих домов.

Сколько иностранцев присоединились к ИГИЛ?

По оценкам, от 27 000 до 31 000 иностранных новобранцев, в основном из Ближнего Востока и Северной Африки, отправились в Ирак и Сирию с момента начала боевых действий в 2011 году. Наибольшее количество прибыло из следующих стран: 6 500 из Туниса; 2500 из Саудовской Аравии; 2300 из России; 2200 из Иордании; 2100 из Турции; и 1700 из Франции. По оценкам экспертов, из них 20-30% вернулись домой! С 2015 года количество иностранных рекрутов также сократилось во всем мире из-за усиления мер безопасности и общего ослабления ИГИЛ, среди других причин.Хотя из США прибывает значительно меньше новобранцев ИГИЛ, чем из Европы или других мест, количество американцев, собирающихся присоединиться к ИГИЛ, по данным ФБР, упало до не более одного в месяц. [5]

Почему люди присоединяются к ИГИЛ?

Люди присоединяются к ИГИЛ по разным причинам. Посредством своей пропаганды и вербовки ИГИЛ нацелено на тех, кто является изгоями в своем сообществе, или с меньшинствами в своей стране, или с людьми, подвергшимися дискриминации в западном контексте.Эти люди обычно либо мужчины в возрасте от двадцати до двадцати лет, которые в прошлом были криминальными, радикальными или насильственными действиями или ассоциациями, либо ортодоксальные традиционные мусульмане, которые часто имеют личные радикальные взгляды. Более молодые новобранцы находят насильственные действия ИГИЛ в сочетании с доступной пропагандой, прославляющей победы ИГИЛ, заманчивыми и захватывающими. Однако православные мусульмане часто путают нарратив Исламского государства с законным традиционным исламом и рассматривают присоединение к нему как клятву верности своей вере.Другие воодушевлены сражаться, чтобы защитить мирных жителей в конфликте в Сирии. Кроме того, беженцы из конфликта в Сирии, часто чувствуя, что у них нет другого выбора, клянутся в верности ИГИЛ в обмен на еду, жилье и обещание безопасности. [6]

Какую роль в настоящее время играет ИГИЛ в Сирии?

Хотя предполагаемой целью ИГИЛ в Сирии было свержение диктатора Асада, широко сообщается, что прямых боев между силами ИГИЛ и Асада не было.Фактически, были широко известные отчеты и другие свидетельства торговых соглашений между двумя сторонами. [7] Сражаясь вместе с такими группами, как Свободная сирийская армия и Фронт ан-Нусра, ИГИЛ надеется получить доступ к большему количеству новобранцев для своих собственных целей. Когда Свободная сирийская армия разослала всему миру сообщение с просьбой о помощи в их деле, Соединенные Штаты решили отправить оружие. Однако многие из этих видов оружия оказались в руках ИГИЛ, что стало основным фактором их нынешнего могущества. [8] Кроме того, сообщалось, что некоторые из западных журналистов, убитых ИГИЛ, первоначально были схвачены силами Асада, что является еще одним свидетельством сотрудничества между двумя силами, что поднимает вопрос о том, кто на самом деле стоит за ИГИЛ (по мнению многих сирийцев, режим Асада среди других). В отличие от других оппозиционных групп, ИГИЛ больше сосредоточено на том, чтобы пожинать плоды ситуации для своих собственных целей, чем на свержении правительства Асада или помощи Свободной сирийской армии; кроме того, опять же, в отличие от других сирийских оппозиционных группировок, он в основном состоит из иностранных боевиков, а не сирийцев.

Где ИГИЛ берет свои ресурсы и финансирование?

ИГИЛ использует различные источники финансирования, включая методы самофинансирования, доходы от нефти, полученные от нефтеперерабатывающих заводов и скважин, контролируемых ИГИЛ в северном Ираке и северной Сирии, мародерство и продажу артефактов, налогообложение людей в районах, которые оно контролирует, и выкуп за похищение людей. [9] Хотя правительство Саудовской Аравии публично осудило Исламское государство, известно также, что частное финансирование поступает от богатых саудовских бизнесменов.Часто они отправляются через Кувейт, страну, якобы известную своей снисходительностью в отношении финансирования террористических организаций. [10] Кроме того, многие виды оружия, находящиеся в настоящее время у ИГИЛ, были непреднамеренно поставлены Соединенными Штатами, которые первоначально отправили его Свободной сирийской армии для свержения режима Асада. Эти ресурсы, предоставленные Соединенными Штатами, были ключевым компонентом в превращении ИГИЛ из небольшой группы джихадистов в самую большую растущую угрозу на Ближнем Востоке.

Что мусульмане думают об ИГИЛ?

мусульман по всему миру осудили ИГИЛ за его жестокость, экстремизм и то, что они считают «неисламским» поведением. Среди тех, кто выступил с таким осуждением, были коалиция из более чем 100 ученых со всего мира, правительство Саудовской Аравии, а также духовенство страны, 70 000 мусульманских священнослужителей в Южной Азии, а также авторы и организаторы многочисленных статей, митингов и пресс-конференций, осуждающих ИГИЛ. действия. К наиболее жестоким действиям, осужденным мусульманами, относятся обезглавливание и другие жестокие убийства; похищения людей; порабощение; притеснение женщин; [11] агрессия против христиан, езидов и мусульман, не согласных с ИГИЛ; и другие зверства.

Ниже приведены примеры осуждения ИГИЛ:

  • Осуждения во всем мире
    • Письмо более 100 мусульманских ученых, опровергающих утверждения ИГИЛ о том, что они являются исламскими [12]
    • Шейх Шавки Аллам - религиозный лидер Египта
    • Шейх Мустафа Хаджи - религиозный лидер Болгарии
    • Шейх Мухаммад Ахмад Хусейн - религиозный лидер Иерусалима и Палестины
    • Шейх Наим Тернава - религиозный лидер Косово
    • Доктор.Ибрагим Абу Мохаммед - религиозный лидер Австралии
    • Шейх Абдул-Азиз аль Шейх - религиозный лидер Саудовской Аравии
  • осуждения американских мусульман
    • CAIR - Совет по американо-исламским отношениям
    • ISNA - Исламское общество Северной Америки
    • MPAC - Мусульманский совет по связям с общественностью

Другие осуждения терроризма можно найти здесь.

Как ИГИЛ оправдывает свои действия именем ислама?

ИГИЛ фокусируется на идее «джихада», которое они определяют как «священную войну».Однако в Коране джихад (что означает просто «борьба» или «стремление» по-арабски) не используется для оправдания убийства невинных или попустительства насильственному поведению; даже когда используется специально в отношении войны. Джихад , согласно Корану, допустим только в качестве защитных действий, когда мусульманская община подвергается прямому нападению. Кроме того, пророческие изречения и предписания первых исламских халифов запрещают нападать на гражданских лиц, особенно женщин и детей. Тем не менее, ИГИЛ часто цитирует аяты Корана в качестве оправдания и прославляет смерть от джихада среди своих членов как мученическую смерть, чтобы побудить членов мужского (а иногда и женского) пола сражаться насмерть, открывая перед ними перспективу немедленного попадания в рай. .В своем онлайн-журнале Dabiq Исламское государство регулярно цитирует тщательно подобранные исламские священные писания в поддержку своей пропаганды. [13] Стихи часто вырываются из контекста, чтобы оправдать массовые убийства как избавление земли от кафиров , которых они определяют как любого, кто не является мусульманином, или даже мусульман, которые с ними не согласны. языков для обслуживания мировой аудитории и регулярно сообщает о географических, политических и религиозных аспектах и ​​прогрессе Исламского государства.Его основная цель - привлечь больше боевиков. Согласно ИГИЛ, отказ верить в ислам является преступлением, заслуживающим смерти, нанесения увечий или рабства, в отличие от Корана, гласящего, что «в религии нет принуждения» (2: 256), и долгой истории исламской терпимости к другие конфессии.

Отражают ли действия ИГИЛ исламское учение?

ИГИЛ отражает экстремистскую интерпретацию ислама, которую мусульмане во всем мире объявили незаконной из-за зверских актов насилия ИГИЛ по отношению к другим.Кроме того, интеллектуалы и мировые лидеры единодушно согласились с тем, что ИГИЛ следует рассматривать как политическое движение, а не религиозное. Политические махинации, связанные с концепцией ИГИЛ, и способы, которыми оно реализует свою повестку дня, приводят экспертов к выводу, что ИГИЛ может иметь религиозную принадлежность, но по сути является политической организацией, которая использует свою извращенную версию ислама в своих собственных целях. [14]

Ниже приводится краткое изложение открытого письма нескольких сотен мусульманских ученых и лидеров Абу Бакру аль-Багдади, главе ИГИЛ, включая примеры нарушения ИГИЛ исламских учений, признанных большинством мусульман.

Убийство невинных: Его вопиющее пренебрежение к человеческой жизни, в частности, прямо противоречит учению о святости жизни и заповедям не убивать ни в чем не повинных или гражданских лиц даже во время войны, особенно женщин и детей.

Преследование христиан и езидов: Его разрушение церквей и нападения на христиан прямо нарушают учения Корана о статусе «Людей Книги», чьи жизни и молитвенные дома Коран и пророческие изречения повелевают защищать ( Коран, 60: 8).Езиды также являются одной из религиозных общин, конкретно упомянутых в Коране как «Люди Книги» (Коран, 22:17). Тот факт, что эта древняя секта - вместе с иракскими христианами - выжила в мусульманских странах, является доказательством в целом преобладающего терпимого отношения мусульман к ним и другим группам религиозных меньшинств.

Принудительное обращение: Обращение людей насильно представляет собой издевательство над религией, которую, согласно общепринятым исламским учениям, следует принимать только Богу, а не под принуждением.Стих Корана «В религии нет принуждения» четко выражает точку зрения по этому вопросу, которую разделяет большинство мусульман, как и другие стихи, в которых говорится, что Бог решил создать разнообразие среди людей, в том числе религиозное, и что Бог выбрал это сделай так, чтобы все были в той же вере, что и Он (Коран, 10:99, 18:29, 13:31).

Пытки и нанесение увечий: Основные исламские учения прямо запрещают пытки в любой форме, так как они запрещают нанесение увечий мертвым телам или любое неуважение к мертвым.Варварские действия ИГИЛ, отражающие худшие тенденции человечества, показывают истинную природу его борцов как преступников, а не религиозных деятелей.

Угнетение женщин: Настаивание ИГИЛ на том, что женщины должны носить черную всеобъемлющую одежду, включая вуаль, является крайним применением общей заповеди носить скромную одежду. Их женоненавистническое отношение к женщинам, в том числе их настойчивое требование ограничивать их дома, в то время, когда мусульманские женщины во всем мире работают учителями, врачами, учеными и даже главами государств, является извращением широко признанных исламских учений.

Рабы: Одной из целей ислама, как свидетельствует как коранический, так и пророческий обряды о достоинствах освобождения рабов, было окончательное прекращение рабства во время откровения 1400 лет назад. Эта точка зрения была повсеместно принята мусульманскими обществами и лидерами. Возврат к практике, от которой ислам стремился покончить, представляет собой издевательство над принципами справедливости, равенства и других ценностей и является просто отражением грубых проступков, которые часто совершаются во время войны, в том числе против мусульманских женщин в Боснии и других странах. Сирия.Делать с другими то, что было сделано с самим собой, - это полная противоположность религии и морали.

Наложницы: Особенно пагубно возрождение ИГИЛ сожительства (использование военнопленных женщин в качестве сексуальных рабынь). Эта практика существовала во многих обществах, предшествовавших современному времени, включая Древнюю Грецию, Рим и Китай, а также в Соединенных Штатах, где использование женщин-рабынь для секса продолжалось до конца рабства после Гражданской войны. Наложницы упоминаются как в Библии, так и в Коране как существующая практика, отражающая определенное время и социальный порядок в более широком контексте рабства, часто в результате войны.Эта практика давно отвергнута мусульманами во всем мире. Попытка ИГИЛ возродить его идет вразрез с сегодняшними нормативными мусульманскими взглядами и практикой. Похоже, что его используют и как стимул для вербовки, и как извращенное оправдание ужасающей реальности изнасилований во время войны, которые широко использовались в качестве инструмента страха и репрессий в многочисленных войнах в разных культурах и местах, в том числе недавно против мусульманских женщин в Босния и Сирия.

Суровые наказания: Случайное применение так называемых наказаний hudd без надлежащего контекста для такого применения превращает весь процесс в издевательство.Кроме того, все такие наказания требуют самого высокого уровня доказательств, а не самого низкого, как это применялось ИГИЛ и другими экстремистскими группировками.

Джихад: Джихад предназначен для защиты угнетенных от агрессии, а не для того, чтобы служить предлогом для агрессии против других. Изгнание людей из их домов, массовые убийства и разрушения - это не джихад, а чистая агрессия. Такие действия никоим образом нельзя назвать джихадом, что означает стремление привить нравственный облик.

Объявление халифата: Согласно исламскому принципу, тот, кто стремится к лидерству, не должен получать его. Кроме того, нельзя просто объявить себя халифом - термин, принятый после смерти Пророка Мухаммеда для тех, кто сменил его на посту главы государства в досовременном контексте. Этот термин продолжал использоваться в различных династиях, последовавших за ним до начала 20 века, когда был отменен Османский халифат. Истинный халиф, как это понималось, должен быть выбран консенсусом мусульманских общин во всем мире на основе заслуг и репутации, а не силой.

Что мы можем сделать, чтобы противостоять ИГИЛ?

Противодействовать экстремистским нарративам, ссылаясь на осуждения мусульманскими учеными ИГИЛ.

Используйте материал ING , чтобы дать отпор искажениям ислама и мусульман, рассказывая о том, что такое ИГИЛ, в отличие от практики обычных мусульман и широко признанных учений ислама.

Привлечь мусульманскую молодежь к программе INGYouth и вдохновить ее на религиозную грамотность и межконфессиональное взаимодействие.

Участвуйте в межрелигиозной работе, которая наводит мосты между разными конфессиями.

Сноски

[1] Анджарини, Сухайб. «Эволюция ИГИЛ». Аль-Монитор. 1 ноября 2013 г. Проверено 22 июля 2015 г.

[2] «Профиль: Абу Бакр аль-Багдади». Новости BBC. По состоянию на 22 июля 2015 г.

[3] Слай, Лиз. «Аль-Каида отступает от радикальных боевиков в Сирии, Ираке». Вашингтон Пост. 3 февраля 2014 г.По состоянию на 22 июля 2015 г.

[4] Нэнси, Малком. «Силы ИГИЛ, которые теперь контролируют Рамади, являются бывшими баасистами, лояльными Саддаму». Перехват. По состоянию на 22 июля 2015 г.

[5] «Иностранные боевики: обновленная оценка потока иностранных боевиков в Сирию и Ирак». The Soufan Group, 8 декабря 2015 г. По состоянию на 3 ноября 2016 г.

[6] Барретт, Ричард. Махер, Шираз. Пантуччи, Рафаэло. Chatham House: Королевский институт международных отношений, «Иностранные боевики в Сирии: угроза дома и за рубежом?» Выступление, Лондон, 10 апреля 2014 г.

[7] Бейкер, Арын. «Почему Башар Асад не борется с ИГИЛ». Время. 26 февраля 2015 г. Проверено 22 июля 2015 г.

[8] Суонн, Бен. «Правда в СМИ: происхождение ИГИЛ». Бен Суоннс "Правда в СМИ". 3 марта 2015 г. По состоянию на 22 июля 2015 г.

[9] Эшли Фэнц, «Как ИГИЛ зарабатывает (и берет) деньги», CNN, обновлено в четверг, 19 февраля 2015 г. По состоянию на 3 ноября 2016 г.

[10] Богхардт, Лори Плоткин. «Саудовское финансирование ИГИЛ.»- Вашингтонский институт ближневосточной политики. 23 июня 2014 г. Проверено 22 июля 2015 г.

[11] Макки, Роберт. «Женщина прячет камеру, чтобы раскрыть жизнь под властью Исламского государства». Нью-Йорк Таймс. 25 сентября 2014 г. Проверено 22 июля 2015 г.

[12] Страница www.Lettertobaghdadi.com была приостановлена, но краткое содержание письма можно найти по адресу https://en.wikipedia.org/wiki/Letter_to_Baghdadi.

[13] Вуд, Грэм. «Чего на самом деле хочет ИГИЛ.” Атлантика . Atlantic Media Company, 15 февраля 2015 г. По состоянию на 22 июля 2015 г.

[14] Исквит, Элиас и Чарльз Листер. «'Конец света': почему Америка неправильно понимает ИГИЛ - и что вам действительно нужно знать». Saloncom RSS . 1 апреля 2015 г. По состоянию на 22 июля 2015 г.

Библиография

Анджарини, Сухайб. «Эволюция ИГИЛ». Аль-Монитор. 1 ноября 2013 г. Проверено 22 июля 2015 г.

Бейкер, Арын. «Почему Башар Асад не борется с ИГИЛ." Время. 26 февраля 2015 г. Проверено 22 июля 2015 г.

Барретт, Ричард, Шираз Махер и Рафаэло Пантуччи. Chatham House: Королевский институт международных отношений. «Иностранные боевики в Сирии: угроза дома и за рубежом?» Выступление, Лондон, 10 апреля 2014 г.

Богхардт, Лори Плоткин. «Саудовское финансирование ИГИЛ». - Вашингтонский институт ближневосточной политики. 23 июня 2014 г. Проверено 22 июля 2015 г.

Исквит, Элиас и Чарльз Листеры. «'Конец света': почему Америка неправильно понимает ИГИЛ - и что вам действительно нужно знать.RSS Salon.com. 1 апреля 2015 г. По состоянию на 22 июля 2015 г.

Нэнси, Малком. «Силы ИГИЛ, которые теперь контролируют Рамади, являются бывшими баасистами, лояльными Саддаму». Перехват. По состоянию на 22 июля 2015 г.

Макки, Роберт. «Женщина прячет камеру, чтобы раскрыть жизнь под властью Исламского государства». Нью-Йорк Таймс. The New York Times, 25 сентября 2014 г. По состоянию на 22 июля 2015 г.

«Профиль: Абу Бакр аль-Багдади». Новости BBC. По состоянию на 22 июля 2015 г.

Хитрый, Лиз. «Аль-Каида отступает от радикальных боевиков в Сирии, Ираке.Вашингтон Пост. 3 февраля 2014 г. Проверено 22 июля 2015 г.

Суонн, Бен. «Правда в СМИ: происхождение ИГИЛ». Бен Суоннс "Правда в СМИ". 3 марта 2015 г. По состоянию на 22 июля 2015 г.

Вуд, Грэм. «Чего на самом деле хочет ИГИЛ». Атлантический океан. Atlantic Media Company, 15 февраля 2015 г. По состоянию на 22 июля 2015 г.

Сравнение Аль-Каиды и ИГИЛ: разные цели, разные цели


Свидетельские показания подготовлены в Подкомитете по борьбе с терроризмом и разведкой Комитета Палаты представителей по внутренней безопасности.

Председатель Кинг, член рейтинга Хиггинс, уважаемые члены подкомитета и сотрудники подкомитета, спасибо за возможность выступить сегодня.

Влияние и модель Исламского государства распространяются. Даже во многих мусульманских странах, где Исламское государство не имеет сильного присутствия, его рост радикализирует их население, разжигает сектантство и усугубляет неспокойный регион. 1 Успехи «Исламского государства» в Сирии и Ираке встревожили многих наблюдателей в Вашингтоне и побудили администрацию Обамы преодолеть свои давние колебания и активнее участвовать в военных действиях в Ираке и Сирии.Но есть один человек, для которого подъем Исламского государства пугает еще больше: Айман аз-Завахири. Хотя можно было ожидать, что лидер «Аль-Каиды» обрадуется появлению сильной джихадистской группировки, которая любит обезглавливать американцев (среди прочего), в действительности подъем «Исламского государства» грозит гибелью «Аль-Каиды». Когда лидер Исламского государства Абу Бакр аль-Багдади отверг власть Аль-Каиды и позже объявил халифат, он расколол всегда воинственное джихадистское движение. Эти двое сейчас соревнуются не только за лидерство в джихадистском движении: они борются за его душу.

Кто выйдет победителем - не ясно. Однако последствия победы одной из сторон или продолжающегося раскола являются серьезными для мусульманского мира и Соединенных Штатов, определяя вероятные цели джихадистского движения, его способность достигать своих целей и общую стабильность на Ближнем Востоке. Соединенные Штаты могут использовать этот раскол как для уменьшения угрозы, так и для ослабления движения в целом.

Мое свидетельство сегодня будет сосредоточено на сравнении Аль-Каиды и Исламского государства.Я утверждаю, что Аль-Каида и ее филиалы остаются угрозой для родины США, в то время как опасность Исламского государства больше для стабильности на Ближнем Востоке и интересов США за рубежом. По большей части их соперничество связано с конкуренцией за членские организации, пытаясь распространить свою модель, а в случае Аль-Каиды - обеспечить ее оперативную значимость. На данный момент «Исламское государство» сосредоточено в первую очередь на Ираке и Сирии и в меньшей степени на других государствах мусульманского мира, особенно в Ливии. В Соединенных Штатах и ​​Европе он может вдохновлять «волков-одиночек», но не направляет свои ресурсы на атаки в этих областях, и службы безопасности готовы к угрозе.«Аль-Каида» слабее и менее динамична, чем «Исламское государство», но первое по-прежнему более сосредоточено на атаках на Соединенные Штаты и их западных союзников.

Мое свидетельство состоит из четырех частей. Сначала я предлагаю некоторые общие сведения о происхождении Аль-Каиды и Исламского государства. Затем я обсуждаю профили угроз для каждой группы, оценивая их стратегии и тактики. В третьем разделе рассматривается борьба за завоевание партнерских групп в мусульманском мире. Я завершаю свое свидетельство обсуждением политических последствий и рекомендаций для Соединенных Штатов.

Разнообразное происхождение Аль-Каиды и Исламского государства

Аль-Каида возникла в результате антисоветского джихада в Афганистане в 1980-х годах. Когда Советы готовились к отступлению, Усама бен Ладен и несколько его ближайших соратников - высоко оценив свою предполагаемую победу над могущественным Советским Союзом - решили извлечь выгоду из сети, которую они создали, чтобы вести джихад по всему миру. Видение бен Ладена состояло в том, чтобы создать авангард элитных бойцов, которые могли бы возглавить глобальный проект джихада и объединить сотни небольших джихадистских группировок, зачастую слабо сражающихся против своих собственных режимов под одним зонтом.К середине 1990-х он хотел переориентировать движение в целом, сосредоточив его на том, что он видел в качестве более крупного врага, поддерживающего все эти коррумпированные местные режимы: на Соединенных Штатах. Для местных джихадистов присяга на верность Бен Ладену и принятие бренда Аль-Каиды означало получение доступа к широкому спектру активов: деньги, оружие, материально-техническая поддержка, опыт и, конечно же, обучение - тренировочные лагеря Аль-Каиды были лигой плюща. джихадистское образование.

Нападения 1998 года на два посольства США в Африке и, конечно же, 11 сентября сделали бренд Аль-Каиды нарицательным.Атаки продемонстрировали мощь, возможности, размах и абсолютную смелость организации. Но хотя теракты 11 сентября наэлектризовали мировое джихадистское движение и повысили авторитет Аль-Каиды на мировой арене, последовавший за этим антитеррористический ответ США был разрушительным как для Аль-Каиды, так и для более широкого движения, которое она якобы возглавляла. В течение следующего десятилетия США безжалостно преследовали Аль-Каиду, преследуя ее руководство, разрушая ее финансы, разрушая ее тренировочные лагеря, проникая в ее сети связи и, в конечном итоге, подрывая ее способность функционировать.Он оставался символом глобального джихадистского движения, но его неспособность успешно провести еще одну крупную атаку против Соединенных Штатов означала, что этот символ становился менее сильным. Смерть харизматичного бен Ладена и восхождение гораздо менее убедительного Аймана аз-Завахири на высшую руководящую должность еще больше уменьшили мощь бренда Аль-Каиды.

Исламское государство возникло как иракская организация, и это наследие формирует движение сегодня. Группы джихадистов быстро распространились в Ираке после войны США в 2003 году.S. вторжение, и многие в конечном итоге объединились вокруг Абу Мусаба аз-Заркави, иорданского джихадиста, который провел время в Афганистане в 1990-х и снова в 2001 году. Хотя бен Ладен дал Заркави стартовый капитал для создания своей организации, Заркави сначала отказался присягать на верность к Аль-Каиде и присоединиться к ней, поскольку он разделял лишь некоторые цели бен Ладена и хотел оставаться независимым. Однако после нескольких месяцев переговоров Заркави клялся в своей лояльности, и в 2004 году его группа взяла название «Аль-Каида в Ираке», чтобы обозначить эту связь.Бен Ладен получил филиал в самом важном театре джихада в то время, когда ядро ​​Аль-Каиды было на волоске, а Заркави получил престиж и связи Аль-Каиды, чтобы укрепить свою легитимность.

Тем не менее, даже в первые дни своего существования группа препиралась с руководством Аль-Каиды. Завахири и Бен Ладен настаивали на том, чтобы сосредоточить внимание на целях США, в то время как Заркави (и те, кто занял его место после его смерти в 2006 году в результате авиаудара США) подчеркивал межконфессиональную войну и нападения на мусульман-суннитов, считающихся отступниками, таких как те, кто сотрудничал с ши ведомый режим.Заркави и его последователи также действовали с невероятной жестокостью, прославившись ужасными видеороликами с обезглавливанием - тактика, которую организации-преемники также использовали, чтобы шокировать и привлечь внимание общественности. Заркави также сосредоточил свое внимание на Ираке и его ближайших окрестностях. Несмотря на опасения американских и европейских чиновников службы безопасности, Ирак не оказался афганским инкубатором для нападений на территорию США и на Запад.

Аль-Каида в неизбирательном насилии Ирака - в том числе против своих собратьев-суннитов - в конечном итоге вызвала негативную реакцию со стороны суннитских племен, которая в сочетании с U.Войска С. «Навстречу» Ираку сильно ударили по группировке. Для «Аль-Каиды» это была более широкая катастрофа, поскольку неудачи и злоупотребления иракской группировки запятнали общее дело джихада. Более того, в частном порядке представитель «Аль-Каиды» Адам Гадан рекомендовал бен Ладену публично «разорвать связи» с «Аль-Каидой» в Ираке из-за межконфессионального насилия со стороны этой группировки.

Когда в 2011 году разразился сирийский конфликт и наэлектризовал мусульманский мир, Завахири призвал иракских джихадистов принять участие в конфликте, а Багдади, который взял на себя руководство иракской группировкой в ​​2010 году, сначала отправил небольшое количество боевиков в Сирию, чтобы они отправились в Сирию. построить организацию.В Сирии царил хаос, и иракские джихадисты создали там безопасные базы для операций, собирая деньги и привлекая новых сотрудников для своего дела. Их амбиции росли вместе с их организацией, включая Сирию и Ирак. Иракские джихадисты, к 2013 году называвшие себя Исламским государством Ирака и Сирии (ИГИЛ или ИГИЛ), чтобы отразить свою новую, более широкую ориентацию, также столкнулись с меньшим давлением в Ираке с уходом американских войск в конце 2011 года. В Сирии группировка захватил ряд территорий, извлекая выгоду из того, что сирийский режим сосредоточился на более умеренных группах, в то время как сирийская оппозиция в целом оставалась раздробленной.В то же время премьер-министр Ирака Нури аль-Малики провел серию катастрофических мер, чтобы заручиться поддержкой своей шиитской базы, систематически отстраняя иракских суннитов от власти. Таким образом, организация Багдади постоянно укрепляла поддержку населения, восстанавливала свою легитимность в Ираке, построила базу в Сирии и пополнила свои ряды.

Хотя конфликт в Сирии возродил иракское джихадистское движение, он также в конечном итоге привел к его расколу с руководством «Аль-Каиды». Завахири призвал иракский филиал переехать в Сирию, но он также хотел создать отдельную группу под отдельным командованием, во главе с сирийцами, чтобы придать ей местное лицо.Завахири, вероятно, также хотел создать отдельную группу, учитывая его прошлые сомнения в лояльности и мудрости AQI. Таким образом, Джабхат ан-Нусра был создан как сирийский филиал. Но в то время как Завахири видел в этом положительный сдвиг, Багдади и другие иракские лидеры опасались, что группа просто стала коренной и стала слишком независимой, уделяя слишком много внимания Сирии и игнорируя Ирак и первоначальное руководство. В попытке обуздать его и восстановить власть Ирака над группировкой Багдади объявил Джабхат ан-Нусра частью своей организации.Лидеры ансамбля Нусра отказались, дав прямую присягу Завахири как способ сохранить свою независимость. Завахири счел это отсутствие единства разочаровывающим и в конце 2013 года приказал Багдади принять это решение и сосредоточить внимание на Ираке. Багдади отказался и объявил Джабхат ан-Нусра подчиненным ему: шаг, который вызвал более широкое столкновение, в котором погибли мысли бойцов обеих групп. В феврале 2014 года Завахири публично дезавуировал группу Багдади, официально прекратив их участие.

В июне 2014 года силы Багдади потрясли почти всех, когда они пронеслись по Ираку, захватив не только большие части отдаленных районов Ирака, но и крупные города, такие как Мосул и Тикрит, важные ресурсы, такие как плотины гидроэлектростанций и нефтеперерабатывающие заводы, а также несколько стратегических пограничных переходов с Сирия.В течение месяца группа, которая теперь называет себя Исламским государством, официально объявит о создании халифата на территории, находящейся под ее контролем, назвав Багдади халифом и «лидером мусульман во всем мире». 2 Почти в мгновение ока Багдади превратился из раздражающего заноза в боку Завахири в серьезного претендента на его авторитет и угрозу позиции его организации как авангарда мирового джихадистского движения. Еще тысячи иностранных боевиков, вдохновленные ошеломляющим успехом Исламского государства и смелым провозглашением халифата, устремились в Сирию и Ирак, чтобы присоединиться к борьбе.

Различные профили угроз

Спор между Исламским государством и Аль-Каидой - это больше, чем просто борьба за власть внутри джихадистского движения. Эти две организации различаются по основным врагам, стратегии, тактике и другим фундаментальным проблемам. В результате различается и угроза, которую они представляют для Соединенных Штатов.

Хотя конечная цель Аль-Каиды - свергнуть коррумпированные «отступнические» режимы на Ближнем Востоке и заменить их «истинными» исламскими правительствами, основным врагом Аль-Каиды являются Соединенные Штаты, которые она видит в качестве первопричины Ближнего Востока. Проблемы Востока.«Аль-Каида» считает, что, нанося удары по Соединенным Штатам, она в конечном итоге побудит Соединенные Штаты прекратить поддержку этих мусульманских государственных режимов и полностью уйти из региона, что сделает режимы уязвимыми для атак изнутри. Аль-Каида считает мусульман-шиитов отступниками, но считает их убийства слишком жестокими, пустой тратой ресурсов и пагубными для более широкого джихадистского проекта. Тем не менее, Завахири не может открыто выступать против сектантства: оно слишком популярно, а с учетом сектантской резни в сирийской гражданской войне слишком многие в мусульманском мире считают его убедительным.

Исламское государство не следует стратегии «дальнего врага» Аль-Каиды, предпочитая стратегию «ближнего врага», хотя и на региональном уровне. Таким образом, основной целью «Исламского государства» были не Соединенные Штаты, а, скорее, «отступнические» режимы в арабском мире, а именно режим Асада в Сирии и режим Абади в Ираке. Как и его предшественники, Багдади выступает за то, чтобы сначала очистить исламское сообщество, нападая на шиитов и другие религиозные меньшинства, а также на конкурирующие группы джихадистов.В длинный список врагов Исламского государства входят иракские шииты, ливанская «Хизбалла», езиды (курдское этнорелигиозное меньшинство, проживающее преимущественно в Ираке) и соперничающие оппозиционные группы в Сирии (включая «Джабхат ан-Нусра», официальную «Аль-Каиду»). филиал в Сирии).

Якобы в ответ на вмешательство Соединенных Штатов и других сторон в конфликт, западные гражданские лица в регионе (включая журналистов и сотрудников гуманитарных организаций) также стали целями, хотя Исламское Государство считало их враждебными перед Соединенными ШтатамиС. вмешательство. И теперь, когда американские военные советники находятся в Ираке, поддерживая иракских вооруженных сил, американские вооруженные силы якобы стали основной целью Исламского государства, но нехватка войск в пределах досягаемости уменьшает эту опасность.

«Аль-Каида» уже давно использует сочетание различных стратегий для достижения своих целей. Чтобы бороться с Соединенными Штатами, Аль-Каида замышляет зрелища терроризма, чтобы электрифицировать мусульманский мир (и заставить его следовать за знаменем Аль-Каиды) и убедить Соединенные Штаты отступить от мусульманского мира: модель основана на U.С. уходит из Ливана после того, как «Хезболла» бомбила казармы морской пехоты и посольство США там, а также инцидент с «Черным ястребом» в Сомали. Кроме того, Аль-Каида поддерживает повстанцев в исламском мире, которые борются против поддерживаемых США режимов (и сил США в таких местах, как Афганистан, где она надеется повторить советский опыт). Наконец, Аль-Каида выпускает рой пропаганды, чтобы убедить мусульман в том, что джихад - их обязанность, и убедить джихадистов принять цели Аль-Каиды, а не их местные.

Исламское государство преследует некоторые из этих целей, но даже там, где есть принципиальное согласие, его подход совершенно иной. Стратегия Исламского государства - контролировать территорию, неуклонно укрепляя и расширяя свои позиции. Отчасти это идеологический характер: он хочет создать правительство, в котором мусульмане могут жить в соответствии с исламским законом (или его искаженной версией Исламского государства). Отчасти это вдохновляет: создав исламское государство, оно электризует многих мусульман, которые затем присоединяются к группе.И часть этого - базовая стратегия: контролируя территорию, он может построить армию, а используя свою армию, он может контролировать большую территорию.

Предпочтительная тактика двух групп отражает эти стратегические различия. Аль-Каида долгое время выступала за крупномасштабные драматические нападения на стратегические или символические цели: атаки на Всемирный торговый центр и Пентагон 11 сентября являются наиболее заметными, но взрывы в 1998 году посольств США в Кении и Танзании, атака на USS Cole в порту Адена в 2000 году, и такие сюжеты, как попытка совершить в 2005 году более 10 трансатлантических рейсов, все подчеркивают зрелищность.В то же время Аль-Каида поддержала ряд меньших террористических атак на западные, еврейские и другие вражеские цели; обученные повстанцы; а иначе пытались создать партизанские армии.

Тем не менее, хотя Аль-Каида неоднократно призывала к нападениям на жителей Запада, и особенно на американцев, она воздерживалась от убийства жителей Запада, когда это соответствовало ее целям. Возможно, наиболее ярким примером этого является неоднократное решение «Аль-Каиды» предоставить западным журналистам безопасный проход в убежища «Аль-Каиды» и позволить им взять интервью у бен Ладена лицом к лицу.Терроризм не работает, если никто не смотрит, а во времена, когда еще не было YouTube и Twitter, Аль-Каида нуждалась в западных журналистах, чтобы донести свое послание до целевой аудитории. Аль-Каида часто применяет аналогичный подход к западным гуманитарным работникам, действующим в ее среде: по крайней мере, два раза высокопоставленные лидеры связанного с Аль-Каидой Джабхат ан-Нусра умоляли Исламское государство освободить западных гуманитарных работников, которых Исламское государство захватило и было угрожая казнить. Руководители филиала «Аль-Каиды» утверждали, что Алан Хеннинг, а позже Питер Кассиг были невиновными работниками по оказанию помощи, которые рисковали своими жизнями, чтобы облегчить страдания мусульман в Сирии, и что их похищение и казнь было «нарушением исламского закона» и «контр- продуктивный. 3 К сожалению, подобные аргументы не повлияли на Исламское государство, и оба мужчины были ужасно казнены.

Исламское государство возникло в результате гражданских войн в Ираке и Сирии, и его тактика отражает этот контекст. Исламское государство стремится к победе; таким образом, он развертывает артиллерию, массированные силы и даже танки и ПЗРК, когда он проникает в новые районы или защищает существующие владения. Терроризм в этом контексте является частью революционной войны: он используется, чтобы подорвать моральный дух в армии и полиции, вызвать сектантскую реакцию или иным образом создать динамику, которая способствует завоеванию на местах.Но это дополнение к более традиционной борьбе.

На контролируемой им территории Исламское государство использует массовые казни, публичные казни, изнасилования и символические изображения распятия на кресте, чтобы запугать население, заставить его подчиниться и «очистить» сообщество, и в то же время предоставляет базовые (если минимальные) услуги: смесь зарабатывает им некоторую поддержку или, по крайней мере, согласие населения из-за страха. Аль-Каида, напротив, предпочитает более мягкий подход. Десять лет назад Завахири отчитал иракских джихадистов за их жестокость, справедливо полагая, что это настроит население против них и оттолкнет широкую мусульманскую общину, и он также поднял этот вопрос в нынешнем конфликте.«Аль-Каида» рекомендует обращать в свою веру те части Сирии, где господствует ее филиал «Джабхат ан-Нусра», пытаясь убедить местных мусульман принять взгляды Аль-Каиды, а не принуждать их к этому. Урок Исламского государства из Ирака, что несколько невероятно, заключается в том, что оно не было достаточно жестоким.

Борьба за аффилированных лиц

«Аль-Каида» и «Исламское государство» заявляют, что возглавляют дело джихадистов во всем мусульманском мире. После 11 сентября Аль-Каида начала создавать филиалы или заключать союзы с существующими группами, расширяя свой кругозор, но в то же время подвергая свой бренд злодеяниям местных групп, как это произошло в Ираке. 4 В рамках конкуренции с «Исламским государством» «Аль-Каида» расширила свои связи, установив отношения с группами на Кавказе, в Тунисе и Индии. Исламское государство тоже играет в эту игру, и везде, где есть призыв к джихаду, всегда есть соперничество. Афганистан, Алжир, Ливия, Пакистан, Синай, Йемен и другие мусульманские страны участвуют в соревновании.

Хотя внимание сосредоточено на «Исламском государстве», в последние месяцы филиалы «Аль-Каиды» преуспели. 5 В Йемене АКАП использовала хаос для захвата территории, освобождения заключенных боевиков и захвата оружия. В Сирии филиал «Аль-Каиды» «Джабхат ан-Нусра» сотрудничал с другими группировками, чтобы захватить Идлиб, что стало важным достижением, а также другими достижениями.

Исламское государство заручилось поддержкой ряда важных джихадистских группировок. Боко Харам в Нигерии и Ансар Байт аль-Макдис в Египте официально присягнули на верность Исламскому государству и теперь считаются официальными филиалами или «провинциями» Исламского государства; По состоянию на март 2015 года Исламское государство официально признало семь провинций, в том числе в Ливии, откуда родом многие из его иностранных боевиков, и в Йемене, где оно сейчас находится в прямой конкуренции с Аль-Каидой на Аравийском полуострове (AQAP).В марте сторонники Исламского государства в Йемене бомбили мечети хуситов, играя на сектантской войне, которую Исламское государство давно подчеркивает, а Аль-Каида уже давно пытается подавить - более того, АКАП немедленно выступила с заявлением, в котором публично отрицала свою причастность к взрывам в мечетях. Однако трудно оценить общий уровень поддержки Исламского государства. Аль-Каида исторически была довольно тихой для террористической группы, когда дело доходило до заявлений о нападениях и хвастовства ими, в то время как Исламское государство часто преувеличивает свою доблесть и роль до абсурда.

Трудно определить, что на практике означает превращение в «провинцию» Исламского государства. В прошлом, когда филиал присоединялся к «Аль-Каиде», он обычно брал на себя больше региональных действий и преследовал больше международных целей в своем регионе, но не сосредотачивался на атаках на Западе. Только один филиал - AQAP - уделял первоочередное внимание нанесению ударов по территории США и Европы. Исламское государство продолжает экспансию в мусульманском мире, и пока его филиалы, скорее всего, сосредоточатся там. Принимая на себя ярлык Исламского государства, местные группы, похоже, хотят присоединиться к бренду, который привлек внимание джихадистов во всем мире.Они с большей вероятностью примут варварскую тактику Исламского государства, такую ​​как обезглавливание, а также его сектантскую ориентацию. В Афганистане и Йемене группы, ориентированные на Исламское государство, жестоко напали на шиитов этих стран.

Последствия для политики и рекомендации

На данный момент импульс на стороне Исламского Государства. В отличие от «Аль-Каиды», она выглядит победителем: победив в Ираке и Сирии, одолев шиитских отступников и даже Соединенные Штаты на местном уровне, и представляя видение исламского управления, с которым Аль-Каида не может сравниться.Однако это восхождение может быть временным. Судьба «Исламского государства» связана с Ираком и Сирией, и изменение ситуации на поле боя - более вероятно, что сейчас, когда Соединенные Штаты и их союзники более активны, - со временем может снизить его привлекательность. Как и его предшественница в Ираке, Исламское государство может также обнаружить, что его жестокость отталкивает больше, чем привлекает, уменьшая его блеск среди потенциальных сторонников и делая его уязвимым, когда люди внезапно восстают против него.

Однако успехи Исламского государства до сих пор имеют серьезные последствия для У.С. Контртерроризм. Хорошая новость заключается в том, что Исламское государство не нацелено на американскую родину - по крайней мере, на данный момент. Его упор делается на консолидацию и расширение своего государства, и даже многие иностранные боевики, которые стекались под его знамя, используются в террористических актах или других нападениях на его непосредственных врагов, а не на заговоры на Западе. Западные службы безопасности находятся в состоянии повышенной готовности к угрозе со стороны Исламского государства.

Плохая новость заключается в том, что Исламское государство гораздо более успешно достигает своих целей, чем Аль-Каида: нравится вам это или нет, Исламское государство действительно является «государством» в том смысле, что оно контролирует территорию и управляет ею.Его военное присутствие беспокоит Ирак и Сирию, а угроза, которую оно представляет, распространяется на Иорданию, Саудовскую Аравию, Египет, Ливию, Йемен и особенно Ливан. Тысячи иностранных боевиков под ее знаменами представляют собой как минимум риск усиления региональной нестабильности, и официальные лица США законно опасаются, что они представляют собой проблему борьбы с терроризмом для Запада. В идеологическом плане разжигаемое им сектантство обостряет шиитско-суннитскую напряженность во всем регионе. Таким образом, Исламское государство представляет собой гораздо большую угрозу стабильности на Ближнем Востоке, чем когда-либо была Аль-Каида.

Впечатляющие усилия Исламского государства в социальных сетях и общая привлекательность также позволяют ему мобилизовать «одиноких волков» для нападения на Запад. Многие из этих людей практически не имели контактов с Исламским государством как организацией, но они находят его идеологию и методы привлекательными и будут действовать самостоятельно. По иронии судьбы, некоторые из этих людей, возможно, предпочли отправиться в Ирак и Сирию, но усилия Запада по подрыву событий облегчают им нападение дома.

Соединенные Штаты и их союзники должны попытаться использовать борьбу между Исламским государством и Аль-Каидой и, в идеале, принизить их обоих.Борьба идет против того, чего, по утверждениям обеих организаций, хочет, и снижает привлекательность джихада, если добровольцы верят, что они будут сражаться с джихадистом в блоке, а не с режимом Асада, американцами, шиитами или другими врагами. Усилия по остановке иностранных боевиков должны усилить эту междоусобицу. Стратегия Исламского государства в социальных сетях также является слабостью пропаганды: поскольку организация допускает восходящие усилия, она рискует позволить самому глупому или ужасающему низкоуровневому члену определять группу.Разыгрывание своих зверств, особенно в отношении других мусульман-суннитов, будет неуклонно дискредитировать группу.

Военные усилия имеют огромное значение за пределами непосредственного театра военных действий. Для «Аль-Каиды» постоянная кампания с использованием дронов ослабила ядро ​​Пакистана и усложнила контроль над более широким движением. Сам Завахири является важной целью, поскольку он является последней крупной фигурой первоначального поколения Аль-Каиды с глобальным профилем, и его нелегко заменить.Для Исламского Государства поражение на местах сделает больше для снижения его привлекательности, чем любая пропагандистская мера. Самопровозглашенная миссия Исламского государства - создание и расширение халифата - также является уязвимым местом. Если он потерпит неудачу в этой миссии, потеряв территорию, его блеск уменьшится.

Угроза американскому военному персоналу, находящемуся за границей вблизи зон конфликта, остается высокой. «Аль-Каида», ее филиалы и местные джихадистские группировки давно ставят их под прицел, и «Исламское государство», вероятно, сделает то же самое.Общий уровень риска остается примерно одинаковым, но их способ смерти в случае захвата, вероятно, будет более ужасным в руках Исламского государства.

Из-за привлекательности и силы как филиалов Аль-Каиды, так и Исламского государства, программы по сбору разведданных и укреплению силы местных режимов (а иногда и подсобных группировок, когда режим слабый или враждебный, как в случае с Сирией) имеют жизненно важное значение. Они должны быть обеспечены надлежащими ресурсами и бюрократически расставлены по приоритетам. Иногда У.Персонал S. должен быть размещен в опасных зонах, подвергаясь значительному риску. Особенно важно определить потенциальные области расширения для групп джихадистов и работать с союзниками для установления контроля, пресечения проблем в зародыше. Нигерия, Ливия и Йемен - лишь несколько стран, где проблемы неуклонно усугублялись, но привлекали лишь ограниченное внимание США. Поскольку качество правительства имеет значение, а также степень контроля, который оно осуществляет, Соединенные Штаты также должны поощрять политические реформы в таких странах.

Наиболее вероятным исходом является продолжающаяся борьба между Аль-Каидой и Исламским государством. Таким образом, Соединенные Штаты должны подготовиться к противостоянию разделенному противнику. Хорошая новость в том, что внутренняя борьба может занять большую часть внимания нашего противника; Плохая новость в том, что антиамериканские настроения. насилие или громкие нападения на Ближнем Востоке могут стать более интенсивными, поскольку каждая из сторон будет стремиться превзойти своего соперника. Тем не менее, хотя могут произойти всплески насилия, такая борьба подорвет их способность формировать региональную политику, ослабит общее влияние обоих движений и в конечном итоге дискредитирует джихадизм в целом.

***

1 Это свидетельство во многом основано на моей работе с Дженнифер Р. Уильямс, в частности «ИГИЛ против Аль-Каиды: глобальная гражданская война джихадизма», The National Interest (февраль / март 2015 г.), http://nationalinterest.org/ feature / isis-vs-al-qaeda-jihadism% E2% 80% 99s-global-civil-war-12304, и моя готовящаяся к выходу книга Аль-Каида, Исламское государство и глобальное джихадистское движение: что нужно знать каждому (Оксфорд, 2015).

2 «Джихадисты ИГИЛ объявляют« исламский халифат »», Al Arabiya , 29 июня 2014 г., http: // english.alarabiya.net/en/News/2014/06/29/ISIS-jihadists-declare-caliphate-.html.

3 Том Харпер, «Алан Хеннинг: Аль-Каида обратилась к ИГИЛ с просьбой освободить британского гуманитарного работника после похищения», The Independent , 22 апреля 2015 г., http://www.independent.co.uk/news/world /middle-east/alan-henning-alqaeda-appealed-to-isis-to-release-british-aid-worker-following-kidnap-9734598.html; Рут Шерлок и Ричард Спенсер, «Старший джихадист Аль-Каиды выступает в защиту Питера Кассига», The Telegraph , 22 октября 2014 г., http: // www.telegraph.co.uk/news/worldnews/islamic-state/11181229/Senior-al-Qaeda-jihadist-speaks-out-in-defence-of-Peter-Kassig.html. Случай Питера Кассига был особенно противоречивым, поскольку кажется, что Кассиг действительно мог лично оказывать неотложную медицинскую помощь Абу Омару Акиди, лидеру Джабхат ан-Нусра, который призвал Исламское государство освободить Кассига, а также нескольких других джихадистов, и потому что Кассиг обратился в ислам во время работы в Сирии.

4 Подробнее об аффилированных лицах и «Аль-Каиде» см. Дэниел Байман, «Разрыв связей между« Аль-Каидой »и ее дочерними организациями» (Brookings, 2012) https: // www.brookings.edu/~/media/research/files/papers/2012/7/alqaida%20terrorism%20byman/alqaida%20terrorism%20byman.pdf.

5 Хороший обзор см. Дэйвид Гартенштейн-Росс и Бриджит Моренг, «Аль-Каида бьет Исламское государство», Politico , 14 апреля 2015 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *