Конфликт россии и грузии 2018: Медведев или Путин — кто принял решение ввести войска в Грузию?

Содержание

Медведев или Путин - кто принял решение ввести войска в Грузию?

Автор фото, Grigory Sysoyev/TASS

Российско-грузинская война стала одним из главных событий во внешней политике России за четыре года президентства Дмитрия Медведева.

К десятой годовщине начала конфликта он дал интервью газете "Коммерсант", в котором подчеркнул, что самостоятельно принял решение о признании независимости самопровозглашенных Абхазии и Южной Осетии (подавляющее большинство стран-членов ООН по-прежнему считает эти территории частью Грузии).

Тема независимости самого Медведева в напряженные дни российско-грузинской войны тоже стала объектом многолетнего заочного спора, который до сих пор не завершен (по крайней мере, в публичном поле). Би-би-си вспомнила, как он зародился и развивался.

Накануне войны: в лидерство Медведева верят немногие

Медведев стал главой государства в мае 2008 года в результате рокировки со своим предшественником Владимиром Путиным, который после выборов занял кресло премьера.

Согласно опросу "Левада-центра", проведенному в июле 2008 года, только 8% россиян считали, что страной управляет Медведев. 36% респондентов полагали, что в действительности власть в стране принадлежит Владимиру Путину.

Почти половина (47%) участников опроса высказывали мнение, что решения в равной степени принимают как Медведев, так и Путин.

На момент вступления России в конфликт в Южной Осетии Путина не было в стране: он находился на летней Олимпиаде в Пекине.

Медведев (2008): "Я ни минуты не колебался и отдал приказ"

В интервью российским телеканалам в конце декабря Дмитрий Медведев признал, что день, когда грузинские войска вошли в Цхинвали, "был одним из самых трудных дней в его жизни", и он может "даже хронологически вспомнить, что тогда происходило".

По его словам, около часа ночи 8 августа 2008 года ему позвонил тогдашний министр обороны Анатолий Сердюков и сообщил, что по информации его ведомства, Грузия объявила войну Южной Осетии, "но каких-то движений еще не было".

"Я сказал ему, чтобы они наблюдали за ситуацией, смотрели за развитием событий и регулярно докладывали, что и происходило в течение, по сути, нескольких часов", - рассказал Медведев в интервью. По его словам, после этого разговора Сердюков звонил ему каждые полчаса и докладывал обстановку.

Автор фото, Jonathan Alpeyrie/Getty Images

Подпись к фото,

Российский бронетранспортёр в Цхинвали, Южная Осетия, 15 августа 2008 года

"В тот момент, когда реально заработали ракетные орудия, начали стрелять танки, и мне было доложено о гибели наших граждан, в том числе миротворцев, я ни минуты не колебался и отдал приказ на поражение и ответные действия. Естественно, что при принятии такого решения приходится взвешивать все последствия, в том числе и необратимый характер такого рода приказов", - приводятся слова Медведева в расшифровке интервью на сайте Кремля.

Медведев (2011): "Никто никому не звонил"

В преддверии трехлетней годовщины войны Медведев дал интервью телеканалам RT, "Первому информационному кавказскому" и радиостанции "Эхо Москвы", в котором заявил, что связался с Путиным спустя сутки после приказа о вводе войск.

"Проходит час, он [Сердюков] говорит: "Нет, они уже ударили из всех орудий, они используют "Град". Я говорю: "Хорошо, жду новую информацию". Еще какое-то время проходит, он говорит: "Знаете, я хочу Вам доложить, они только что уничтожили палатку с нашими миротворцами, всех насмерть положили. Что я должен сделать?" Я сказал: "Открывайте ответный огонь на поражение", - рассказал он.

На вопрос журналистов, как операция согласовывалась с Путиным, и кто кому первый позвонил, Медведев ответил, что "никто никому не звонил".

"Мы с ним связались спустя сутки. Я уже все приказы отдал. Там уже вовсю все полыхало. Владимир Владимирович просто выступил с заявлением о том, что мы категорически этого не приемлем, естественно, правильно поступил", - рассказал Медведев.

Генерал в отставке (2012): "Последовал пинок от Владимира Владимировича"

В начале августа 2012 года в интернете появился документальный фильм неизвестных авторов "8 августа 2008 года.

Потерянный день", в котором утверждается, что Россия вступила в конфликт в Южной Осетии слишком поздно.

В фильме, в частности, снялись российские генералы в отставке, которые в 2008 году занимали высшие руководящие должности в армии страны - бывший начальник генштаба Юрий Балуевский, бывший главком Сухопутных войск Владимир Болдырев и другие.

Они рассказали, что еще в годы президентства Путина в России был разработан и утвержден специальный план на случай акта агрессии со стороны Грузии, и для его исполнения все было готово еще в 2007 году.

В августе 2008 года Медведеву было достаточно отдать приказ военным действовать согласно этому плану, однако он слишком медлил, утверждается в фильме.

По словам Балуевского, в ситуацию пришлось вмешаться Путину, хоть он и был в Пекине на момент начала войны. По его версии, решение о вводе войск Медведев принял только после звонка Путина.

Автор фото, DMITRY KOSTYUKOV/AFP/Getty Images

Подпись к фото,

Российские солдаты на бронетехнике. Цхинвали, 12 августа 2008 года

"Высшее командование бездействовало, пока не последовал пинок в одно место от Владимира Владимировича", - заявил генерал в отставке.

Рассказав о своих звонках Медведеву 7 и 8 августа, Путин косвенно подтвердил некоторые утверждения из фильма.

"План был, и, по-моему, это не секрет. Именно в рамках этого плана российская сторона и действовала", - заявил Путин журналистам 8 августа 2012 года.

Медведев (2012): "Решения такого рода принимает только один человек, этим человеком был я"

В 2012 году в день четвертой годовщины начала российско-грузинской войны Медведев (в роли премьера после обратной рокировки с Путиным) рассказал журналистам, что решение о вводе войск в Южную Осетию он принял в ночь с 7 на 8 августа, спустя два с половиной часа после того, как грузинская армия начала активные действия.

"Все решения, которые были тогда приняты, они были приняты ровно тогда, когда это необходимо было сделать", - заявил он, уточнив, что "принял решение о ракетном ударе в 4 часа утра" в ночь на 8 августа.

Медведев подтвердил, что связывался с Путиным 8 августа, когда тот находился в Пекине. По его словам, решение о вводе войск он принял единолично.

"В отношении моих консультаций с коллегами, с министром обороны, с другими коллегами, я уже комментарии давал. Они сводятся к следующему: решения такого рода принимает только один человек, этим человеком был я как верховный главнокомандующий и президент страны", - подчеркнул он.

Путин (2012): "Я звонил дважды"

В тот же день, отвечая на вопросы журналистов, Путин заявил: "Что касается звонков, да, я звонил дважды - и Дмитрию Анатольевичу и 7-го, и 8 числа, и министру обороны. Мы обсуждали эту проблему" (цитата по РИА Новости).

"Но дело даже не в том, кто, когда и с кем связывался, а в том, в какой момент какие решения надо было принять", - добавил он.

Медведев (2013): "Мне поступали только доклады наших армейских начальников"

Перед пятой годовщиной российско-грузинской войны Медведев заявил, что принял решение о вводе войск, основываясь на докладах российских военачальников, а с Путиным созвонился уже после этого.

Автор фото, DMITRY KOSTYUKOV/AFP/Getty Images

Подпись к фото,

Российская военная техника на площади в центре Цхинвали, 13 августа 2008 года

"Ночью (с 7 на 8 августа) мы вообще не разговаривали с Владимиром Владимировичем, мне поступали только доклады наших армейских начальников. И, собственно, после них я и принял вот это решение, которое назвал самым сложным в своей жизни. Мы не разговаривали, может быть, до конца дня этого практически. Вечером где-то созвонились. Владимир Владимирович в этот момент был в Китае. Но если говорить о каких-то расхождениях, то, конечно, их не было, потому что мы неоднократно эту тему обсуждали и до моего вступления в должность президента", - рассказал он в интервью RT.

Медведев (2018): "Я думал и пришел к выводу"

В интервью "Коммерсанту" Медведев не касается темы возможных консультаций с Путиным перед началом российско-грузинской войны.

По версии Медведева, решение о независимости Абхазии и Южной Осетии от Грузии он принимал самостоятельно и лишь потом доложил о нем Путину.

"Я определенное время думал и пришел к выводу, что ничего лучше, чем признать независимость двух этих образований, по всей вероятности, предложить невозможно. <...> Через некоторое время я переговорил с председателем правительства Владимиром Владимировичем Путиным. Он меня тоже в этом поддержал", - сказал нынешний премьер.

Россия официально признала суверенитет Абхазии и Южной Осетии 26 августа. Это решение огласил Медведев.

Среди членов ООН аналогичную позицию занимают только четыре страны: Сирия, Венесуэла, Никарагуа и Науру.

Хотите узнавать обо всем самом важном и интересном через мессенджер? Тогда подписывайтесь на наш Telegram-канал.

10 лет после войны России и Грузии. Что происходит сейчас и есть ли шанс стать друзьями

https://www.znak.com/2018-08-08/10_let_posle_voyny_rossii_i_gruzii_chto_proishodit_seychas_i_est_li_shans_stat_druzyami

2018.08.08

Сегодня исполняется 10 лет с начала вооруженного конфликта между Грузией и Россией.

Его причинами называют стремление Грузии в НАТО и спор двух сторон за Абхазию и Южную Осетию.  

Российские войска в Грузии, 2008 годВладимир Попов / РИА Новости

Конфликт зрел давно, с распада Советского Союза. Началом открытой фазы противостояния международная комиссия официально признала попытку грузинского руководства «восстановить конституционный порядок» на территории Южной Осетии. В ночь на 8 августа 2008 года грузинская артиллерия атаковала Цхинвал. Поскольку большинство жителей Южной Осетии к тому моменту получили российские паспорта и были гражданами России и в республике находились российские миротворцы, Москва ответила вступлением наших войск сначала в Южную Осетию, а затем и в Грузию, вплоть до Гори. Итог пятидневной войны — сотни жертв и независимость Абхазии и Южной Осетии от Тбилиси.

Как складываются российско-грузинские отношения после этого, чем живет современная Грузия? Об этом рассказывает старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николай Силаев.

 

«Состояние военной тревоги появилось с приходом Саакашвили» 

— Прошло 10 лет с российско-грузинского вооруженного конфликта 2008 года. Что можно сказать, оглядываясь назад: война была ошибкой или неизбежностью?  

— Не было никакой неизбежности. В конце 2003 года, когда Саакашвили пришел к власти, Россия была заинтересована в том, чтобы конфликт между центральными властями Грузии и отколовшимися регионами был урегулирован на основе компромисса. 

Последняя крупная инициатива, направленная на достижение именно такого результата, была предпринята Евгением Примаковым, когда он был министром иностранных дел. Предполагалось, что Грузия и Абхазия будут общим государством. В 2003 году прошла встреча президента России Владимира Путина и на тот момент президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе. Была достигнута договоренность о возвращении части беженцев в Абхазию. И многие из них вернулись в Галский район.  

Что касается Южной Осетии, хотя вопрос ее статуса оставался нерешенным, уровень повседневных человеческих контактов был очень высок.

Люди из Южной Осетии постоянно ездили в Тбилиси и другие регионы Грузии. Состояния военной тревоги не было, оно появилось с приходом Саакашвили.  

Но новые грузинские власти сознательно пошли на то, чтобы сделать тему двух конфликтов конфронтационной по отношению к России. Например, перспективу вступления Грузии в НАТО в Тбилиси видели как средство получить военным путем контроль над Абхазией и Южной Осетией. Были многочисленные нападки на российских миротворцев в зонах конфликта — и вербальные, и физические.

Напомню, что в июне 2004 года в нарушение действующего соглашения в зону межнационального конфликта в Южной Осетии были введены грузинские полицейские силы. Начались вооруженные столкновения. Там ярко проявил себя один из сподвижников Саакашвили, тогда министр обороны Ираклий Окруашвили, который позировал перед камерами с сигарой и пистолетом на боку. И именно тогда были разрушены все достижения в мирном урегулировании конфликта, имевшиеся на тот момент. 

Стремление Саакашвили в НАТО осложнило отношения Грузии с РоссиейОльга Викторова/Коммерсантъ

— Южная Осетия и Абхазия навсегда потеряны для Грузии или еще есть возможность вернуть добрососедские отношения? 

— Грузия считает, что это ее территории. Эта убежденность основывается на том, что Абхазия и Южная Осетия входили в состав Грузинской ССР. Но до того, как была создана Грузинская ССР, они столетиями не соединялись в составе одного государственного или административного образования. Понятно, что [в Грузии] есть тесные экономические, инфраструктурные, человеческие связи, особенно с Южной Осетией. Но также ясно, что ни в Абхазии, ни в Южной Осетии большинство населения и абсолютное большинство этнических абхазов и осетин не хотят жить под властью Тбилиси. 

Здесь можно повторить слова Владимира Путина, который неоднократно говорил, что Россия приветствовала бы диалог между Грузией, с одной стороны, и Абхазией и Южной Осетией — с другой. Но грузинской стороной допущены такие ошибки, результаты которых могут быть необратимы. Если и возможно какое-то сближение, то на основе переоценки сложившихся стереотипов.

Да, для Грузии большое значение имеет столица Абхазии Сухум. В некоторых представлениях Сухум даже рассматривается как одна из колыбелей грузинской государственности. Но возьмем другой пример. Киев, по сути, тоже является колыбелью российской государственности. Однако российским политикам не приходит в голову идея присоединить Киев к Российской Федерации. И тем более никто в России не делает такую идею главным пунктом национальной стратегии. А Сербия потеряла Косово, регион, исключительно важный для сербской истории и самосознания. Такие вещи случаются. С этим нужно учиться жить.

Ночной ТбилисиДмитрий Колезев / Znak.com

— Десять лет назад Грузия отчетливо стремилась в НАТО. Насколько вероятны натовские перспективы Грузии сейчас, особенно в связи с обострением российско-западных отношений? 

— Желание Грузии войти в состав НАТО не уменьшилось. А вот желание стран НАТО принять к себе Грузию, скажем так, не возросло. Собственно, у ряда западных стран идея принятия Грузии в НАТО вызывала непонимание и до конфликта 2008 года. А после эта идея стала находить все меньше понимания даже в США. Стала понятна цена вопроса — она неоправданна. Поэтому безумный проект США включить Грузию в НАТО на данный момент, по сути, провалился.  

Пока Саакашвили был у власти (а он, как показал опыт, был совершенно неспособен как-то ладить с Россией), ключевые страны Запада стремились держаться от Грузии на некотором расстоянии. Но многое изменилось в 2012 году, когда власть в Грузии поменялась. Грузия пошла на то, чтобы частично нормализовать отношения с Россией, и для НАТО это стало сигналом того, что сотрудничество с Грузией безопасно. Точнее, не настолько взрывоопасно, как это было при Саакашвили. И поэтому, как бы парадоксально это ни звучало, нормализация отношений Грузии с Россией позволила Тбилиси наладить более интенсивные контакты с НАТО. Сейчас есть учебный центр, проводятся совместные военные учения, одна или две роты грузинских вооруженных сил — в составе сил быстрого реагирования НАТО.

При этом и в Брюсселе, и в Вашингтоне все хорошо понимают, что Грузию в НАТО сейчас принять невозможно. В первую очередь из-за того, что на территории, которую Грузия считает своей, находятся российские вооруженные силы. Поэтому изобретаются какие-то новые способы принять Грузию в НАТО, чтобы при этом не распространять на Абхазию и Южную Осетию натовские гарантии безопасности. Такой вариант публично предлагали американские эксперты из Heritage Foundation. Но грузинам такая перспектива очень не нравится, потому что, по сути, предполагает, что Грузия должна будет отказаться от Абхазии и Южной Осетии.

«Страна почти ничего не производит» 

— В свое время Саакашвили рассчитывал не только на военную, но и на экономическую помощь Запада и конкретно США. Расчет подтвердился?

— После августа 2008 года была собрана брюссельская конференция доноров, которые оказали Грузии экономическую помощь. В масштабах грузинской экономики эта помощь была огромной — около четырех миллиардов долларов, это примерно четверть тогдашнего ВВП Грузии. Помощь оказывалась в течение трех лет. Туристическая красота, которая появилась в Батуми, — это заслуга американских и европейских налогоплательщиков. В этом потоке денег многие в Грузии смогли заработать — и рабочие на стройках, и компании, поставляющие какие-то материалы. Но потом деньги закончились, и Саакашвили проиграл выборы. Новой помощи в таких же объемах уже не будет. Вот и вся история экономической помощи Грузии со стороны Запада. 

При Саакашвили и в более поздние годы в Тбилиси появилось немало современных новых зданий, однако уровень жизни людей в Грузии остается не очень высокимДмитрий Колезев / Znak.com

— На ваш взгляд, повлияли ли на экономику страны реформы Саакашвили? Часто говорят об успешной реорганизации полиции, о подавлении коррупции.  

— Насчет полиции это все сильное преувеличение. Патрульная полиция стала витриной. За этой витриной все оставалось, как обычно: заказные уголовные дела, отъем имущества и прочее. Коррупция в Грузии при Саакашвили не исчезла. Просто она стала централизованной.

Что касается экономики, то считается, что Саакашвили резко сократил сферу госрегулирования. Причем до такой степени, что по требованию Евросоюза пришлось восстанавливать некоторые регулирующие функции, когда готовилось соглашение об ассоциации с ЕС. Сократив регулирующие функции государства, власти сократили возможности для сбора коррупционной ренты, точнее, саму эту ренту стали получать не на нижних уровнях госаппарата, а на самом верху. Запретили воровать без разрешения политического руководства страны. А с его разрешения — пожалуйста. 

Конечно, это было шагом вперед по сравнению со временами Шеварднадзе. Но нужно учесть и то, что Саакашвили пользовался плодами правления Шеварднадзе, в том числе и экономическими плодами, например запуском трубопроводов через территорию Грузии, которые приносили деньги в бюджет.  

С точки зрения качества государственного аппарата и общих приличий Грузия выглядит сейчас куда лучше, чем ее товарищи по евроассоциации — Молдавия и Украина. Но если говорить об уровне бедности, общем состоянии экономики — это далеко не успех. Достаточно сказать, что Армения, у которой нет выхода к морю и где не проводили никаких «великих реформ», в прошлом десятилетии росла быстрее, чем Грузия, и задолго до Грузии вернулась на уровень экономического развития 1990 года.  

Батуми, курортная столица ГрузииVyacheslav Madiyevskyy/ZUMAPRESS.com

— А в каком положении находится экономика Грузии?

— Давайте посмотрим статистику. В 2017 году совокупный экспорт составил 2,7 миллиардов долларов. Из них в Европейский союз вывезли продукции на 755 миллионов долларов, в СНГ — на 1,1 миллиарда. Из них 396 миллионов долларов — это экспорт в Россию. Следующий крупнейший на постсоветском пространстве партнер по экспорту — Украина: 124 миллиона, то есть в три раза меньше по сравнению с Россией. Турции Грузия продала товаров на 216 миллионов долларов, то есть тоже меньше, чем в Россию. 

Теперь что касается импорта. По итогам прошлого года он составил почти 8 миллиардов долларов. Из Евросоюза ввезено товаров на 2,2 миллиарда, импорт из СНГ — чуть более 2,2 миллиарда долларов. в том числе из России — на 796 миллионов. Импорт из Турции составил 1,3 миллиарда долларов. Как видите, импорт значительно превышает экспорт.

Это хроническая болезнь экономики Грузии. Страна почти ничего не производит. Вино, минеральная вода, фрукты, овощи. Есть в целом незначительные горнодобывающие и металлургические мощности. Грузия строит новые гидроэлектростанции, возможно, что-то будет зарабатывать за счет экспорта электроэнергии. Но всего этого мало.  

Достаточно сказать, что важная статья грузинской внешней торговли — это экспорт лесных орехов. В некоторые годы можно было наблюдать, как сильно, на десятки процентов, менялись показатели торговли Грузии с ЕС под влиянием конъюнктуры на этом рынке. Выше цены на фундук — выше показатель экспорта в Евросоюз. 

Есть потенциал транзитной торговли, он тоже используется, насколько это возможно. Но в целом Грузия бедна и, к сожалению, обречена такой остаться, если не будет развивать собственное производство.

Один из кварталов в ТбилисиДмитрий Колезев / Znak.com

— Что остается простым людям? 

— Многие выживают за счет подсобного хозяйства, небольшого участка земли и натурального хозяйства. Кроме того, есть туристический рынок. Он растет и дает обычным людям возможность зарабатывать. Многие работают за рубежом — в России и в странах Евросоюза. Теперь граждане Грузии могут въезжать в Евросоюз без виз. Вот, собственно, и все, что остается делать.  

«Песня будет долгой и не очень веселой»

— Как бы вы охарактеризовали сегодняшние отношения России и Грузии? 

— Как всем известно, дипломатические отношения между нашими государствами разорваны. При этом не Россия разорвала дипломатические отношения с Грузией, а Грузия с Россией. В то же время восстановлена торговля. В значительной степени восстановлены человеческие контакты. Облегчена выдача российских виз гражданам Грузии.  

При этом Грузия не отказывается от своей политики интеграции в структуры Североатлантического альянса. Она поддерживает высокий градус негативной риторики в отношении России. Можно сказать, что в Грузии о России говорят уже в том же тоне, в каком говорили в последние годы правления Саакашвили. Грузия не признает ответственности Саакашвили за то, что произошло в августе 2008 года.  

Всем понятно, что Саакашвили и его правительство несут ответственность за авантюру в августе 2008-го. Ясная публичная оценка этого факта грузинскими властями и грузинским обществом значительно оздоровила бы весь климат и российско-грузинских, и грузино-абхазских, и грузино-осетинских отношений. Но, кажется, Тбилиси пока к такому разговору не готов.

Кроме того, Грузия пытается оказать давление на Абхазию и Южную Осетию, в частности через так называемый «Закон об оккупированных территориях», который ограничивает экономическую деятельность в двух республиках (естественно, он не работает). Кроме того, есть очевидное дипломатическое давление.  

Дом Юстиции — один из символов обновленного грузинского государства, которое пытался построить Михаил СаакашвилиДмитрий Колезев / Znak.com

— Россияне, кто был в Грузии, говорят, что грузины очень радушны и гостеприимны, не любят вспоминать о войне и зазывают в гости. Встречаются даже поклонники Путина. В то же время между нашими странами нет официального диалога. В Тбилиси не встретишь надписей на русском. Есть ли в Грузии политики, деятели культуры, искусства и так далее, выступающие за восстановление нормальных отношений с Россией? Насколько они влиятельны? 

— Во-первых, официальный диалог есть. С 2012 года ведутся переговоры на уровне замминистра иностранных дел России и спецпредставителя премьер-министра Грузии. С 2008 года идут дискуссии в Женеве по безопасности в Закавказье. 

Что касается российских туристов, то в целом их действительно принимают радушно. Но были и случаи, когда на людей нападали за георгиевскую ленточку. Действует закон, по которому каждый гражданин России, кто был на территории Абхазии или Южной Осетии, появившись на территории Грузии, становится уголовным преступником. Это тоже накладывает отпечаток на отношения грузин и россиян. По-прежнему со стороны грузинских властей идут попытки препятствовать публично-дипломатическим проектам, в которые вовлечены представители экспертных кругов двух стран.

Если говорить о политиках, которые призывают к нормализации отношений с Россией, то я бы отнес к таковым [бывшего лидера грузинского парламента] Нино Бурджанадзе. Проблема в том, что такие политики не очень популярны и влиятельны. Но я думаю, что потенциал улучшения российско-грузинских отношений гораздо больше, чем ресурс Нино Бурджанадзе на выборах. Это видно, если сравнить данные опросов, даже американских, с процентом, которые получает Бурджанадзе на выборах.  

Постепенно растет и разочарование в НАТО. Это неизбежно. Если очень долго давать обещания, которые ты не в состоянии выполнить (речь о членстве Грузии в НАТО), люди перестают тебе верить. Хотя, конечно, даже если граждане Грузии разочаруются в НАТО, на политические решения властей это никак не повлияет. В этом вопросе грузинские политики зависят не от своих избирателей, а от своих западных партнеров.

— При каких условиях исчезнет противоречие между теплыми неформальными отношениями грузин и русских и холодным официозом? 

— В целом грузинское и российское общество действительно симпатизируют друг другу. Русофобии в Грузии на бытовом уровне нет, а на уровне политическом Тбилиси все же старается держаться каких-то приличий (хотя с каждым годом это дается ему все труднее). Это говорит о зрелости грузинского общества при всех наших претензиях к грузинской политической элите. Что же касается российского общества, то здесь никаких предубеждений в отношении Грузии нет. Наоборот, Грузия популярна. Пусть и не как пример политического развития, а как туристическое направление.

Что касается перемен, то я бы не ждал, что они окажутся кардинальными. Главное, что волнует Грузию в отношениях с Россией, это спор о статусе Абхазии и Южной Осетии. А здесь никаких принципиальных сдвигов ожидать не приходится. Если говорить о малых шагах, то, на мой взгляд, вполне операциональным могло бы стать обсуждение уровня военного присутствия НАТО и США в Грузии с одной стороны и России в Абхазии и Южной Осетии — с другой. Нагнетание напряженности — через проведение натовских и американских учений в Грузии с переброской в страну американской техники — дело совершенно бессмысленное. Грузии это не помогает никак, а политических предпосылок для нового столкновения не видно. Причем никаких принципиальных уступок от сторон такого рода шаги не требуют.

Мост Мира в ТбилисиДмитрий Колезев / Znak.com

— 28 октября в Грузии пройдут президентские выборы. Что они значат для российско-грузинских отношений?

— Ажиотаж по поводу президентских выборов в Грузии связан с тем, что для политиков это возможность заявить о себе, обратиться к избирателям, оценить свою популярность. Тот, кто хорошо выступит во время этой кампании, сможет рассчитывать на успешное продолжение политической карьеры в дальнейшем. Политикам это интересно. А вот всем остальным — нет. Власть в Грузии сосредоточена у премьер-министра, а президентский пост декоративен. Тем более не зависит от этих выборов грузинский внешнеполитический курс. 

При этом фактический лидер страны — Бидзина Иванишвили, единственный формальный пост у него — лидер правящей партии «Грузинская мечта». Он очень богатый по меркам Грузии человек и способен бросить на выборы такой ресурс, которым больше никто в стране не обладает. Пока правящая партия достаточно популярна, а Иванишвили достаточно влиятелен, чтобы провести на пост президента (и любой другой пост) своего человека.

— Известно, что Иванишвили называл военные действия десятилетней давности провокацией Саакашвили, выступал за восстановление российско-грузинских отношений в торговле и культуре, встречался с Дмитрием Медведевым. Можно ли рассчитывать на прогресс в наших контактах с Грузией? Или это «долгая песня»? 

— Короткая встреча с Медведевым в кулуарах крупного международного форума — это не тот формат, который можно было бы назвать переговорами. На 80-летие Победы в Великой Отечественной войне был приглашен президент Грузии Георгий Маргвелашвили. Он отказался под каким-то предлогом, достаточно нелепым, чтобы можно было судить о совершенном нежелании первых лиц Грузии вести диалог с российским руководством. Так что да, песня будет долгой. И не очень веселой. 

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Хроника вооруженного конфликта в Южной Осетии (август 2008 года)

Миротворческие силы заявили, что перестрелку спровоцировала грузинская сторона. В Тбилиси утверждали, что это был ответный огонь.

2 августа посетивший Южную Осетию госминистр Грузии по вопросам реинтеграции Темур Якобашвили после встреч с представителями миссии наблюдателей Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), с начальником штаба миротворческих операций минобороны Грузии генералом Мамукой Курашвили и командующим ССПМ генералом Маратом Кулахметовым заявил, что власти Грузии не видят альтернативы прямым переговорам между Тбилиси и Цхинвалом и высказывают готовность к проведению переговоров без предварительных условий. "…Власти Грузии примут все меры для политического урегулирования ситуации", — сказал Якобашвили.

3 августа грузинская сторона продолжила стягивать войска к границам Южной Осетии. Со стороны военной базы в Гори к Цхинвалу выдвинулась артиллерийская колонна в составе одного дивизиона артиллерийских установок Д-30 и двух минометных батарей, входивших в четвертую мотопехотную бригаду министерства обороны Грузии.

МИД России заявил, что угроза широкомасштабных военных действий между Грузией и Южной Осетией становится все более реальной. Помощник командующего Смешанными силами по поддержанию мира Владимир Иванов сообщил, что миротворческий контингент приведен в состояние повышенной боевой готовности, усилено наблюдение на КПП миротворческих сил, выставлены дополнительные посты наблюдения.

В ночь на 5 августа, как сообщал государственный комитет по информации и печати Южной Осетии, грузинская сторона дважды обстреляла посты правоохранительных органов непризнанной республики. По заявлению МВД Грузии, осетинская сторона в эту ночь обстреляла грузинский полицейский участок.

В ночь на 6 августа над зоной конфликта было зафиксировано восемь пролетов реактивной авиации по маршруту с юга (город Гори) на север (населенный пункт Джава). Грузия продолжала скрытное сосредоточение артиллерийских систем и ракетных систем залпового огня "Град" в непосредственной близости от границ Южной Осетии. Из Кутаиси в сторону Гори началось выдвижение армейских грузовиков с солдатами, боевых машин пехоты (БМП), установок залпового огня и артиллерийских орудий.

В результате к моменту широкомасштабной военной операции против Цхинвала Грузией была сформирована группировка сил вторжения численностью до 12 тысяч военнослужащих. Всего на направлении к Цхинвалу действовали до трех пехотных бригад, артиллерийская бригада, отдельный танковый батальон и подразделения специального назначения Минобороны и МВД Грузии.

Призывы к прекращению противостояния и усилия по возобновлению переговоров оказались безрезультатными. Договоренность провести в штабе ССПМ прямые грузино-осетинские переговоры при посредничестве России натолкнулась на жесткую позицию в Цхинвале. В результате прибывшему в Тбилиси послу по особым поручениям МИД РФ Юрию Попову удалось только в одностороннем порядке 7 августа встретиться с госминистром Грузии по вопросам реинтеграции Темуром Якобашвили. Как заявили переговорщики по окончании встречи, они не сумели сблизить позиции по переговорному формату о грузино-осетинском урегулировании. Позже и Попов, и Якобашвили провели в одностороннем порядке переговоры с командующим ССПМ в зоне грузино-осетинского конфликта Маратом Кулахметовым.

7 августа около 15.50 группа военных наблюдателей Грузии из состава ССПМ, ссылаясь на распоряжение руководства, покинула расположение Объединенного штаба миротворцев (был расположен в Цхинвале) и наблюдательные посты.

Во второй половине дня Цхинвал и его окрестности подверглись артиллерийскому обстрелу со стороны грузинских сел Никози и Эргнети из крупнокалиберных орудий.

Вечером того же дня Темур Якобашвили заявил, что грузинская сторона на некоторое время в одностороннем порядке прекращает огонь в зоне конфликта и что это их последняя попытка предотвращения широкомасштабных военных действий. Позже выступил президент Грузии Михаил Саакашвили. Он сообщил, что дал приказ всем подразделениям Минобороны и полиции не открывать ответного огня на огонь со стороны южноосетинских формирований и что готов к любым переговорам для решения конфликта с Южной Осетией. Саакашвили призвал югоосетинскую сторону прекратить огонь и предложил России стать гарантом широкой автономии для Южной Осетии в составе единой Грузии.

7 августа в 23.30 начальник объединенного штаба ВС Грузии по миротворческим операциям бригадный генерал Мамука Курашвили объявил о начале ведения боевых действий против "осетинских сепаратистов".

В 23.40 грузинские войска начали массированный огневой удар по Цхинвалу.

Двумя часами позже Грузия официально объявила о состоянии войны с Южной Осетией.

8 августа в 02.30 подразделения ВС Грузии начали наступательную операцию против Южной Осетии.

В четвертом часу утра грузинские войска пошли на штурм Цхинвала, приблизившись к городу на минимальное расстояние, позволяющее обстреливать его из орудий боевых машин пехоты (БМП) и крупнокалиберных пулеметов (1-2 километра). Первый штурм города, однако, завершился неудачей — грузинские войска были остановлены, а руководство страны объявило мобилизацию резервистов.

В 04.15 грузинские танковые подразделения стали вести огонь прямой наводкой по местам дислокации Командования объединенного штаба Смешанных сил по поддержанию мира (ОШ ССПМ) и миротворческого батальона.

В 06.00 на южной окраине Цхинвала грузинские подразделения перешли в наступление.

В 07.40 грузинские ВВС нанесли авиационный удар по военному городку Джава и населенному пункту Диди-Гупта.

В 11.00 Совет безопасности Южной Осетии обратился к России за помощью.

Утром грузинская авиация нанесла ракетно-бомбовые удары по всей территории Южной Осетии. В результате обстрела Цхинвала город был поставлен на грань гуманитарной катастрофы. Мирное население пыталось вырваться из окруженного города по единственной объездной Зарской дороге, которую осетины называли дорогой жизни. Однако все транспортные средства были расстреляны в упор и сожжены из засад грузинским спецназом, занявшим окрестные высоты. Общее количество беженцев из Южной Осетии к 10 августа превысило 34 тысячи человек.

Ситуация осложнялась тем, что в ходе огневых налетов грузинской артиллерией были полностью разрушены медицинские учреждения, объекты обеспечения жизнедеятельности населения (в населенных пунктах отсутствовало электричество, водоснабжение, была разрушена единственная хлебопекарня).

К середине дня 8 августа в Цхинвале подразделения ВС Грузии, захватив военный городок миротворческого батальона "Южный", вели бой за "Северный" городок. Батальон миротворческих сил РФ, дислоцированный в "Северном", отразил пять атак и продолжал вести бой.

Дом правительства Республики Южная Осетия был разрушен, государственный пункт управления перемещен в район ОШ ССПМ.

В сложившихся условиях Российская Федерация была вынуждена усилить свой миротворческий контингент в составе ССПМ в интересах выполнения возложенных на Россию миротворческих задач, а также для защиты российских граждан, находящихся в Южной Осетии.

В 15.00 президент РФ Дмитрий Медведев выступил по российскому телевидению с заявлением в связи с ситуацией в Южной Осетии. Он, в частности, подчеркнул, что в соответствии с Конституцией и федеральным законодательством как президент РФ он обязан защищать жизнь и достоинство российских граждан, где бы они ни находились. В сложившихся обстоятельствах Россия была вынуждена предпринять операцию по принуждению Грузии к миру, а также для защиты российских граждан, находящихся в Южной Осетии.

8 августа на территорию Южной Осетии были введены две батальонные тактические группы и артиллерийские подразделения 19 мотострелковой дивизии 58-й армии, которые во второй половине дня с боем, преодолевая артиллерийские и авиационные удары со стороны грузинских войск, начали выдвижение в направлении Цхинвала.

Грузия сообщила о бомбардировках своих позиций российскими самолетами. Российские войска вступили в бои на Зарском направлении для разблокировки дороги, ведущей к Цхинвалу с севера.

9 августа Россия в зону конфликта ввела дополнительные подразделения 58-й армии и подразделения воздушно-десантных войск.

В 16.00 этого же дня решением Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами РФ в соответствии с Конституцией страны корабли ВМФ РФ приступили к патрулированию морских пространств у побережья Абхазии, вблизи зоны вооруженного конфликта в Южной Осетии. Соответствующая нота была направлена грузинской стороне.

Главком Сухопутных войск генерал армии Владимир Болдырев сообщил журналистам, что батальоны и тактические группы полностью освободили город Цхинвал от грузинских вооруженных сил и приступили к выдавливанию грузинских подразделений за зону ответственности миротворческих сил.

Президент Грузии созвал чрезвычайное заседание Совета безопасности, на котором объявил, что подписал указ о введении в стране военного положения. "Грузия сейчас находится в условиях российской агрессии", — заявил Саакашвили.

10 августа МИД Грузии передал в посольство РФ ноту, в соответствии с которой президентом Грузии был отдан приказ с 05.00 10 августа прекратить боевые действия и огонь, а также указывалось, что вооруженные силы Грузии выводятся из зоны конфликта.

Вечером этого дня в интервью телеканалу CNN Михаил Саакашвили заявил, что грузинские войска полностью выведены из зоны конфликта.

В этот же день российские корабли, патрулировавшие побережье непризнанной республики Абхазия, были атакованы четырьмя грузинскими судами. Кораблями РФ была произведена предупредительная стрельба, а затем заградительный артиллерийский огонь. В результате скоротечного морского боя одно грузинское судно было потоплено, а остальные ушли в направлении Поти.

Для вывода беженцев из Южной Осетии были открыты гуманитарные коридоры. По договоренности между сторонами действовали два коридора: северный (для осетинских беженцев и раненых) и южный (для грузинских).

11 августа президент РФ Дмитрий Медведев на встрече с министром обороны РФ Анатолием Сердюковым заявил, что Россия завершила значительную часть операции по принуждению Грузии к миру в Южной Осетии, Цхинвал взят под контроль миротворцами.

Российские миротворцы и военные проводили превентивные мероприятия в районе грузинского города Сенаки, где расположена военная база, чтобы не допустить новой агрессии против Южной Осетии.

По сообщению представителя Минобороны РФ, в Южную Осетию были направлены две роты батальонов "Запад" и "Восток", постоянно дислоцированных в Чечне.

12 августа в 12.45 президент РФ Дмитрий Медведев объявил о завершении операции по принуждению Грузии к миру в связи с достижением ее целей. Безопасность российских миротворческих сил и гражданского населения была восстановлена.

В 13.00 руководством Минобороны России было принято решение о приостановке дальнейшего продвижения российских войск.

В этот же день Россия и Франция согласовали на переговорах в Кремле шесть принципов урегулирования конфликтов в Грузии. Среди них — не использовать силу, окончательно прекратить все военные действия, обеспечить свободный доступ к гуманитарной помощи, ВС Грузии должны вернуться в места постоянной дислокации, ВС РФ — выйти на линию, предшествующую началу боевых действий. При этом до создания международных механизмов российские миротворческие силы принимают дополнительные меры безопасности. Шестой принцип — начало международного обсуждения вопросов будущего статуса Южной Осетии и Абхазии и путей обеспечения их безопасности.

Грузинские власти согласились подписать документ, но исключили из шестого пункта упоминание о статусе, предложив обсуждать вопросы безопасности.

14 августа лидеры непризнанных республик Абхазия и Южная Осетия подписали принципы урегулирования.

15 августа президент Грузии Михаил Саакашвили заявил, что подписал соглашение о прекращении огня.

16 августа план по урегулированию конфликта в Грузии подписал президент России Дмитрий Медведев.

17 августа в Южной Осетии было введено чрезвычайное положение сроком на один месяц, а на территории Цхинвала комендантский час с 21.00 до 06.00.

20 августа с 21.00 чрезвычайное положение на всей территории Южной Осетии и комендантский час в Цхинвале были отменены "в связи со стабилизацией обстановки в Южной Осетии".

21 августа Абхазия и Южная Осетия по результатам "общенациональных сходов" направили России обращения президентов и парламентов республик с просьбой признать независимость самопровозглашенных государств.

22 августа в 19.50 Россия завершила отвод с территории Грузии частей российской армии, приданных миротворческому контингенту на время операции по принуждению Грузии к миру.

26 августа 2008 года Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии. В ответ Тбилиси разорвал дипломатические отношения с Москвой и объявил две закавказские республики оккупированными территориями.

По данным властей Южной Осетии, в результате нападения грузинской армии погибли более 1,5 тысяч человек, однако Следственный комитет при прокуратуре РФ документально подтвердил гибель 162 жителей республики.

СКП РФ признал погибшими в ходе грузино-осетинского конфликта в августе 2008 года 67 российских военнослужащих. Минобороны РФ сообщает о гибели 72 российских военных в этом конфликте.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Проблемы в отношениях России и Грузии – Картина дня – Коммерсантъ

20 июня в Тбилиси началась массовая акция протеста из-за визита в страну российских депутатов из Межпарламентской ассамблеи православия. В последующие дни акции продолжились. 21 июня президент РФ Владимир Путин подписал указ о временном запрете российским авиакомпаниям с 8 июля летать в Грузию. Хроника российско-грузинских конфликтов — в материале “Ъ”.

Отношения между Москвой и Тбилиси начали портиться вскоре после избрания 4 января 2004 года президентом Грузии Михаила Саакашвили.

13 августа 2004 года грузинский парламент потребовал приостановить действие мандата российских миротворцев в Южной Осетии и заменить их на международный контингент. Поводом стал обстрел кортежа премьера Грузии в Южной Осетии.

13 сентября 2004 года Россия предупредила о блокаде транспортного сообщения с Грузией (мера не была реализована) и восстановила железнодорожное сообщение с Абхазией, прерванное в 1992 году.

15 февраля 2005 года представители МИД Грузии заявили, что готовы «объявить вне закона» военные базы РФ. 27 сентября парламент Грузии принял постановление о выводе российских миротворцев из Абхазии и Южной Осетии. Президент Саакашвили предложение не поддержал.

26 января 2006 года Михаил Саакашвили подписал указ о выходе Грузии из Совета министров обороны стран СНГ.

27 марта 2006 года Роспотребнадзор запретил ввоз в Россию из-за несоответствия санитарным нормам вина и минеральной воды из Грузии. Потери грузинской стороны в первый год действия эмбарго оценивались в сумму от $40 млн до $70 млн. В начале 2013 года, после победы оппозиции на парламентских выборах, новые грузинские власти договорились о возобновлении поставок.

В сентябре—октябре 2006 года произошел скандал, поводом для которого послужило задержание грузинскими спецслужбами российских военнослужащих по подозрению в шпионской деятельности. Это привело к ответным санкциям со стороны России.

2 октября 2006 года Россия заблокировала транспортное и почтовое сообщение с Грузией, а также объявила о намерении приостановить отправку денежных переводов в эту страну. 3 октября было запрещено авиасообщение Грузии с Россией.

6 октября 2006 года в России была проведена проверка ресторанов, казино, компаний, принадлежащих грузинам. Началась массовая депортация незаконных мигрантов из Грузии (с октября выслано более 1 тыс. человек). МВД ежедневно заявляло о поимке грузинских «воров в законе». «Газпром» объявил о повышении цен для Грузии со $110 до $235 за 1 тыс. куб. м газа.

Договоренность о возобновлении авиасообщения была достигнута в феврале 2008 года после прошедших в Москве переговоров делегаций двух стран. Во время прекращения авиасообщения между двумя странами пассажирам приходилось пользоваться маршрутами, проходящими через третьи страны, в том числе Украину, Азербайджан и Армению.

25 марта 2008 года Россия полностью возобновила прямое воздушное сообщение с Грузией.

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года грузинские войска вошли в южноосетинский город Цхинвал. Началась пятидневная война с участием Грузии, Южной Осетии, Абхазии и России, которая проводила в регионе «операцию по принуждению к миру». Погибли более 650 человек. 9 августа 2008 года Россия вновь прекратила авиационное сообщение с Грузией.

26 августа 2008 года Россия официально признала Южную Осетию и Абхазию в качестве независимых государств, после чего Грузия разорвала дипломатические отношения с РФ и вышла из СНГ.

Начиная с 2009 года регулярно предпринимались попытки возобновить авиасообщение хотя бы на уровне чартеров, однако все они были неудачными. Некоторым грузинским авиакомпаниям российские власти в период праздников выдавали разрешение на выполнение рейсов. Добраться по воздуху в Грузию из России можно было с помощью стыковочных рейсов, которые выполняли авиакомпании других стран.

В августе 2010 года Россия вновь открыла прямое авиационное сообщение с Грузией. Выполнение прямых рейсов стало возможным после получения соответствующего разрешения Росавиации.

В июле 2014 года Россия сняла почти все ограничения на грузинский импорт, отменив запрет на ввоз многих наименований сельхозпродукции. Эмбарго на ввоз грузинских товаров действовало с 2006 года.

В октябре 2014 года были возобновлены прямые регулярные авиарейсы между Москвой и Тбилиси. В апреле 2015 года Россия и Грузия полностью восстановили регулярное авиасообщение. Грузинским авиакомпаниям было разрешено выполнять рейсы в семь городов России: Москву, Санкт-Петербург, Самару, Екатеринбург, Сочи, Ростов и Минеральные Воды. Российские авиакомпании получили возможность осуществлять рейсы в Тбилиси, Батуми и Кутаиси.

После победы на выборах в декабре 2018 года новоизбранный президент Грузии Саломе Зурабишвили заявила об отказе от любого сотрудничества с Россией.

20 июня 2019 года в Тбилиси начались массовые акции протеста из-за визита в страну российских депутатов из Межпарламентской ассамблеи православия. На следующий день президент РФ Владимир Путин подписал указ о временном запрете российским авиакомпаниям летать в Грузию.

8 июля того же года авиасообщение было приостановлено. На время действия запрета туроператорам также было рекомендовано не продавать россиянам путевки в республику.

9 июля 2019 года Госдума предложила российскому правительству ввести санкции в отношении Грузии. Среди возможных мер были озвучены запрет на ввоз в Россию грузинских вин и воды, а также на ограничение денежных переводов в Грузию. В тот же день президент России Владимир Путин заявил, что не стал бы вводить санкции против Грузии «из уважения к грузинскому народу».

Марина Колоколова


Саакашвили о войне с Россией 2008 года

Предпосылки войны между Грузией и Россией зародились еще в 90-е годы, когда сепаратистские районы Абхазия и Южная Осетия провозгласили независимость от Грузии, а Россия поддержала сепаратистов и навязала Грузии соглашение о четырехстороннем урегулировании конфликта при участии себя, Южной и Северной Осетии и Грузии.

Грузия считала и продолжает считать сепаратистские территории своими, но активно не пыталась установить там свой контроль вплоть до победы Михаила Саакашвили на президентских выборах: он объявил курс на восстановление территориальной целостности Грузии. Россия же в этот период приняла новый закон о гражданстве: более 2/3 абхазцев и 80% осетин получили российские паспорта.

В июле-августе 2008 года отношения Грузии с Южной Осетией резко ухудшились. 7 августа Саакашвили приказал начать военную операцию против сепаратистов в Южной Осетии: грузинская артиллерия обстреляла Цхинвали, а войска попытались установить там контроль. Но Россия снова встала на сторону сепаратистов, а президент Медведев 8 августа начал операцию по "принуждению Грузии к миру".

Как начинался военный конфликт России и Грузии в августе 2008 года, и были ли у Грузии шансы его избежать? Телеканал "Настоящее Время" поговорил об этом с самим Михаилом Саакашвили, который был президентом Грузии в те годы.

*****

— Мы в эти дни вспоминаем десятилетнюю годовщину войны между Россией, которая ввела свои войска в Южную Осетию, и Грузией. Мне хотелось бы, чтобы вы мне ответили очень серьезно на такой вопрос: как вы думаете, существует сейчас у Грузии стратегия защиты от России?

— Нет, к сожалению. Надо понимать, каковы были цели российского вторжения в 2008 году. Целью российского вторжения было нападение не просто на Грузию как страну, а на грузинскую государственность, потому что грузинская государственность тогда создавала проблемы в виде успешных реформ и так далее. И тогда целью было взятие Тбилиси, смена власти и отмена Грузии как государства.

— Скажите, пожалуйста, у вас много раз спрашивали, кто первый начал в 2008 году. Вот сейчас вы бы как ответили на этот вопрос?

— Что значит: кто первый начал? Только полные идиоты и полные дебилы могут говорить, что Грузия начала [войну]. Полные идиоты и дебилы. На самом деле это аморально, потому что есть огромное количество материалов.

Спросите российских матерей, чьих детей перебросили туда, спросите полковника Казаченко (Андрей Казаченко, командир 135-го мотострелкового полка 19-ой мотострелковой дивизии 58-ой армии – НВ), который зашел в 3 часа утра вместе со своим полком в ущелье. Это хорошо задокументировано, он сам не отвергает. Уже нельзя спросить об этом Сергея Багапша (глава самопровозглашенной Абхазии умер в 2011 году от рака – НВ). Он за день, за 24 часа до якобы начала войны говорил: "Меня успокоили, российские войска уже зашли через туннель. Все хорошо". Он это сказал, это все хорошо зарегистрировано.

Фотогалерея
Десять лет российско-грузинской войне. Фотографии

Десять лет назад, в августе 2008, началась война между Россией и Грузией

Спросите командиров первых танков, которые прошли через туннель за несколько дней, спросите мотострелков, которых выбросили туда за неделю, за две, за три до начала конфликта. Огромное количество людей уже были в активных боевых действиях, уже были внутри Грузии, взрывали, нападали. И это были не так называемые "миротворцы". Это были не так называемые "добровольцы", хотя эти "добровольцы" – это тоже были российские войска. Это были регулярные российские войска. Это хорошо очень задокументировано.

Если в результате всего этого еще кто-то мне задает такой вопрос, это просто или полные мерзавцы, или, еще раз говорю, дебилы, идиоты, которые просто не понимают, о чем идет речь.

"Наша главная боеспособная бригада в тот момент была в Ираке"

— Мне показалось, что грузины пережили большую травму в связи с этой войной. И любой политик в Грузии который попробует избраться, если про него будут думать, что он может снова спровоцировать Россию на войну, – ​его народ не примет. Я прав или неправ?

— Это неправда. Россия как раз хотела бы создать эту реальность. Действительно война была трагедией, потому что произошла этническая чистка, сотни и сотни людей погибли. Десятки тысяч людей дополнительно к тем беженцам, которые у нас в были 90-х годах, были вынуждены оставить свои дома. Грузия временно утеряла контроль над той частью территории, над которой она еще сохраняла контроль – внутри Абхазии и Цхинвальского региона Южной Осетии.

Но при всем этом я думаю, что грузины наши стали намного мудрее. Они понимают, что это шантаж со стороны Путина: "Не рыпайтесь, мы вам скажем, кого выбирать, кого – нет, иначе вам – хана". Это уже грузины пережили. Они пережили распад, они увидели в течение этих лет, что значит распад государства, что значит потеря главных атрибутов национального государства.

— А есть сейчас в Грузии военные, которые могли бы, как в Турции, взять власть в свои руки и сказать: "Нет, мы так делать не будем, и трассу не отдадим". Вообще взять и решить все иначе? Так бывает?

— Вы задаете слишком провокационные вопросы.

— Наверное, это действительно слишком провокационный вопрос, вы правы, простите. Я просто объясню, что я хочу спросить. Есть ли у вас ощущение, что военные, которые были в Грузии тогда, в 2008-м, и те, которые есть сейчас, – это совершенно разные военные?

— Нет, у нас в Грузии сохранились вооруженные силы, хотя они сейчас в более плохой форме, чем тогда. Сохранилась полиция, хотя она гораздо более ущемлена, чем тогда. Государственные институты сохранились, хотя они прекратили развиваться и, к сожалению, туда вернулась коррупция.

Но что я хочу сказать? Что нет военного решения этого конфликта. Нам говорят: "В 2008 году Грузия начала войну". Но главная наша боеспособная бригада в тот момент была в Ираке! Если бы мы хотели что-то начать, мы в любой момент могли ее привезти, было такое соглашение с американцами. Но мы ее не привезли. Наша армия тогда реально была – три неполные боевые бригады, которые были в состоянии куда-то двигаться. Это было, чтобы вы понимали, где-то в десять раз меньше, чем российские сухопутные силы, которые проводили маневры на Северном Кавказе и потом "забыли" оттуда уйти. Они поджидали до начала августа с той стороны границы, пока не начали двигаться.

Это было в десять раз меньше, чем у них. Не говоря уже о том, что у них было 200 самолетов, а у нас не было достаточно средств ПВО, хотя мы сбили больше десяти их летательных аппаратов. Но в любом случае этого, конечно, не было достаточно, когда тебя бомбят 200 самолетов. Поэтому, естественно, и тогда у Грузии не было военного решения, и сейчас нет военного решения.

"После 2008 года они подписали договор по выводу войск, но не выполнили его"

— На "границе" между Грузией и Южной Осетией, которую сейчас контролируют российские военные и пророссийские югоосетинские военные, есть такая проблема: ночью пограничники с той стороны переставляют пограничные столбы, на два метра каждую ночь, вы, наверное, знаете об этом. Мы несколько раз делали на Настоящем Времени про это репортажи.

— Хорошо, что вы сняли это ночью. Хочу сказать, что они и днем совершенно открыто это делают. И вот как раз ответ на ваш вопрос.

— Если бы вы сейчас были главой государства, или в будущем когда вы будете главой государства: если такое случится, вы бы отдали приказ провести операцию и поставить столбы обратно на место? Или бы не стали сейчас этого делать?

— После 2008 года, после того, как они подписали договор по выводу войск, но не выполнили его, они все равно были очень осторожны при передвижении этих пограничных столбов. Тогда все было очень просто. Везде по всей линии соприкосновения стояли наши спецназовцы, военные, хорошо оснащенные военизированные формирования полиции. У них была инструкция: не провоцировать, но реагировать, сдерживать провокации.

В условиях такого сдерживания, даже когда они [сепаратисты] устраивали теракты, у них особо аппетита не было. Сейчас, к сожалению, в тех местах, где наши уже не стоят, они похищают грузинских граждан, их убивают, как было в случае с Отхозория в Абхазии.

— Зачем они это делают, на ваш взгляд?

— Я хорошо помню, один российский генерал в 2008 году как раз это объяснял перед войной нам, нашим дипломатам. Как раз о том, кто начал войну. Они уже все готовили, за несколько лет подготовили все, не просто провокации, они рассказывали. Балуевский об этом рассказал послам НАТО, а этот генерал еще больше разоткровенничался с нашим дипломатом, говорит: "Ну что такое ваша Грузия? Грузию главное сейчас по автобану разделить на две части, потом еще разделить на четыре части – и все, нет вашей Грузии". Вот и все.

Вот то, что они сделали в 2008 году. И это – несмотря на все наши попытки дипломатии, предложить им все, что бы они хотели взять, кроме войны. Они уже заранее имели этот план. То же самое они сейчас делают, тем же самым угрожают. Они по одному кругу двигаются.

В 2008 году их цели достигнуты не были. Но, к сожалению, в 2012 году в результате парламентских выборов в Грузии победил российский олигарх, крупнейший частный акционер "Газпрома" (Саакашвили имеет в виду Бидзину Иванишвили, главу правящей партии "Грузинская мечта – НВ). И, естественно, Грузия сейчас очень уязвима.

— Есть способы восстановить эту независимость, я имею в виду неуязвимость?

— Способ есть: отстранив от власти российского олигарха.

"Грузию в 2008 году спасли семь европейских лидеров, которые стояли вместе с нами"

— Если нет военного решения, то какое есть решение тогда, раз уж вы сами заговорили об этом?

— То, что тогда спасло Грузию в 2008 году, – то, что семь европейских лидеров прилетели, стояли вместе с нами на митинге, когда Путин как раз грозился разбомбить этот митинг. Они приехали в Грузию вопреки угрозам со стороны российских военных сбить их самолет. Я имею в виду президента Качиньского. Саркози приехал, потом сразу Меркель приехала и другие.

Саркози и Саакашвили в 2011 году в Тбилиси

Но тогда Грузия была очень важной, у нас была дипломатическая солидарность. К сожалению, сейчас мы пропали с радаров мировых держав. Грузия стала слишком незначительной, и сейчас она очень уязвима. Грузия в военном плане не может этот вопрос решить. Единственное [решение] для маленькой страны – это дипломатическая солидарность и привлекательность для других.

К сожалению, и это сейчас пропало. Поэтому нам как минимум надо восстановить это. Надо, чтобы Грузия дальше продолжила быстрое движение вперед и предложила миру то, что делает ее привлекательной и интересной – и тогда мир будет нас поддерживать. Сейчас мы незначительны, мы никому не нужны. А когда ты никому не нужен, ты очень уязвим для того, кому ты нужен как жертва. ​

— А вы понимаете, что только благодаря тому, что случилось в Грузии, когда похожий сценарий реализовывался в Украине, вопросов было меньше?

— В Украине тоже были сначала вопросы. Это не вопрос даже российской пропаганды, вы же прекрасно понимаете. На Западе очень много таких людей, которые бы очень не хотели это замечать, очень бы хотели [спрятать] голову в песок, очень бы хотели сказать: "Да причем тут мы? Это Украина виновата во всем". Всегда есть какие-то там американцы, полно немцев, которые это говорят. Они просто хотят быть пророссийскими, они торгуют, они получают за это деньги, у них какая-то материальная выгода. Или им просто неудобно быть в дискомфорте, зачем им этот дискомфорт? В Голландии пока не упал на землю голландский Boeing с голландскими гражданами, которые вылетели из аэропорта Амстердама, большинство населения Голландии вообще не хотело про это думать.

В самом начале конфликта в Украине у меня был спор с министром иностранных дел Италии Федерикой Могерини, потом она стала одним из руководителей Евросоюза. Когда я предлагал быстро среагировать (это было сразу после Крыма, но еще до Донбасса), быстро что-то делать, пока война не продолжилась, она мне сказала: "А что вы предлагаете нам, бомбить Россию?". Я ответил с сарказмом: "Нет, подождите, пока они разбомбят вас".

Пока на их голову не упадут их собственные пассажиры, когда реально бомбы не падают на их территорию и не убивают европейских граждан, – они просто склонны этого не замечать.

****

Официально война закончилась 16 августа 2008 года.

За неделю Грузия потеряла более 400 человек, российская сторона – около 70. После войны Россия официально признала независимость Южной Осетии и Абхазии и помогла властям регионов установить "границу" с Грузией. Вслед за Россией Абхазию и Южную Осетию признали еще пять государств, в том числе Сирия, Никарагуа и Науру.

Туризм, «Боржоми» и вино. Как складываются отношения России и Грузии после войны: Закавказье: Бывший СССР: Lenta.ru

Десять лет назад, 12 августа 2008 года, передовые части российских войск вошли в грузинский город Гори, расположенный примерно в часе езды от Тбилиси. Фактически это было окончанием военной операции по отражению грузинской агрессии в Южной Осетии, получившей в России название «принуждение к миру». Российско-грузинские отношения, которые и до войны нельзя было назвать дружескими, перешли в стадию разрыва дипломатических отношений и вообще каких-либо отношений между странами. За последние десять лет сделано не так много, но в России можно купить «Боржоми» и грузинские вина, а Грузия открыла для россиян безвизовый въезд. Однако проблем все еще остается больше, чем их решений. О превратностях послевоенных отношений России и Грузии — в материале «Ленты.ру».

В ночь на 8 августа 2008 года грузинские войска обстреляли столицу Южной Осетии Цхинвали, после чего штурмовали город. Российские миротворцы и югоосетинские ополченцы оборонялись два дня. Пришедшая им на помощь российская армия переломила ход сражения и вскоре перешла в контрнаступление. 12 августа российские войска заняли Гори.

В тот же день Россия объявила о завершении операции по принуждению Грузии к миру. 16 августа президент России Дмитрий Медведев подписал план мирного урегулирования грузино-осетинского конфликта («план Медведева — Саркози»). Под документом подписались руководители Абхазии, Южной Осетии и Грузии. США выразили глубокую обеспокоенность, но в происходящее не вмешивались. Война закончилась.

Михаил Саакашвили во время войны 2008 года

Фото: Irakli Gedenidze / AP

Подписание перемирия в августе 2008 года лишь частично снизило градус напряженности. Активные боевые действия прекратились, однако в регионе по-прежнему было горячо, периодически происходили перестрелки и теракты.

Например, в октябре 2008 года, спустя два месяца после войны, возле штаба миротворческих сил в Цхинвали произошел взрыв. Погибли семь российских военнослужащих, в том числе начальник штаба Иван Петрик.

Ни о каком восстановлении отношений в ту пору и речи быть не могло. И хотя со временем перестрелки прекратились, в Грузии прекрасно понимали, что победа в войне дала Южной Осетии рычаги влияния на Грузию.

Удар российской авиации по грузинской военной базе. Август 2008 года

Фото: Bela Szandelszky / AP

В районе югоосетинского села Орчосан граница республики теперь менее чем на 500 метров подходит к единственной автомобильной дороге, соединяющей Азербайджан, Армению и восточную часть Грузии, включая столицу, с грузинскими портами Поти и Батуми на западе страны.

Если вдруг война возобновится, вооруженным силам Южной Осетии не составит труда перекрыть стратегическую трассу Закавказья. Последствия таких действий, в первую очередь для Грузии, будут серьезными. Прерывание транзита нанесет существенный урон экономике всего региона, а часть грузинских вооруженных сил окажется отрезанной.

От Орчосана до пригородов Тбилиси всего 50 километров, что само по себе вызывает беспокойство грузинских военных. Да, Россия и Южная Осетия никогда не претендовали на захват Грузии. Южная Осетия всегда стремилась к контролю лишь над осетинскими территориями, а Россия до 2008 года и вовсе выступала за территориальную целостность Грузии. Однако когда граница по сути недружественной республики находится менее чем в часе езды от столицы, поневоле задумаешься о безопасности.

Еще одной проблемой для Грузии после войны 2008 года стал переход под контроль Южной Осетии части нефтепровода «Баку — Супса». Этот трубопровод запустили в 1999 году в стремлении обойти российскую монополию на транспортировку каспийской нефти. Инициатором постройки был Азербайджан, оператором стала британская British Petroleum (ВР).

«Баку — Супса» проходил по грузинской части Ленингорского района, вторую часть которого контролировала Южная Осетия. Но в ходе войны 2008 года его территория полностью перешла под югоосетинский контроль, а вместе с территорией — и полтора километра стратегически важного трубопровода.

Трубопровод «Баку — Супса»

Пока ситуация в регионе мирная, это никого особенно не тревожит. Однако в случае обострения обстановки у Южной Осетии появляется еще один рычаг воздействия. Причем не только на саму Грузию, но и на Азербайджан, ведь теперь поставки нефти может контролировать частично признанная республика.

Другими словами, по окончании восьмидневной войны сразу было понятно, у кого в предстоящих переговорах более сильные позиции и кому эти переговоры нужнее. Вот только сесть за стол, по понятным причинам, никто не спешил.

После прихода Саакашвили к власти российско-грузинские отношения стали ухудшаться. Начались торговые войны, грузинская диаспора в РФ испытывала давление, для грузинских граждан был введен визовый режим, а после войны отношения двух государств на несколько лет фактически прекратились.

Однако со временем стало понятно, что соседние страны не могут существовать без контактов друг с другом. Для Грузии важнейшими были вопросы безопасности и экономики. Но если боевые действия удалось остановить довольно быстро, то восстановить торговлю с Россией, вторым после ЕС торговым партнером, Грузия смогла не сразу.

Во многом этому способствовала смена власти, произошедшая в Грузии. Президентские полномочия Михаила Саакашвили истекали в 2013 году. Он рассчитывал провести рокировку с пересаживанием в премьерское кресло при лояльном президенте-однопартийце. Но в 2012 году его партия «Единое национальное движение» проиграла парламентские выборы. Победу одержала оппозиционная «Грузинская мечта».

Когда стало понятно, что премьером ему не быть, Саакашвили, не дожидаясь окончания президентских полномочий, уехал из страны, опасаясь обещанного ему уголовного преследования бывшей оппозиции. В конце 2013 года новым президентом Грузии стал Георгий Маргвелашвили, представитель партии «Грузинская мечта».

Новая власть не испытывала особых симпатий к России и декларировала продолжение интеграции с НАТО. Но при этом грузинское руководство стремилось отмежеваться от негативного наследия Саакашвили, выступало за мирное урегулирование конфликта и более прагматичные отношения с большим соседом.

Благодаря этому российско-грузинские отношения удалось немного разогреть. Политические контакты по-прежнему невозможны, однако экономическая и гуманитарная сферы развиваются вполне успешно. После того как Москва в 2013 году отменила торговое эмбарго, грузинский экспорт в Россию менее чем за год увеличился вчетверо — с примерно 45 миллионов до 190 миллионов долларов.

Вода «Боржоми»

Фото: Александр Имедашвили / РИА Новости

Грузинское руководство резонно предположило, что восстанавливать межгосударственные отношения лучше всего через контакты простых людей, и сделало ставку на туризм. В 2012 году Грузия в одностороннем порядке отменила визы для граждан России. Мера хоть и пропагандистская, но вполне эффективная.

Большую роль в активизации туристического потока из России в Грузию сыграло и восстановление авиасобщения. Оно прервалось 9 августа 2008 года, на следующий день после начала боевых действий. Учитывая труднодоступность кавказской республики, самолеты были главным транспортом для сотен тысяч русских туристов. Прошло полтора года, и страны предприняли первую робкую попытку восстановить авиасообщение. Неудачно. Что-то пошло не так. Не договорились...

Но в Тбилиси, как и в Москве, продолжили движение по этому пути. Всю зиму и весну 2010 года шло обсуждение деталей, между столицами сновали переговорщики. Первый прямой чартерный рейс отправился в мае 2010 года, а регулярные перелеты возобновились в сентябре 2014 года. Первых пассажиров в зоне прилета угощали бокалом грузинского вина. Конечно, в этом был прагматичный расчет, но жест, согласитесь, очень красивый.

Все эти усилия дали свои результаты: в 2017 году Грузию посетили 1,4 миллиона россиян, а в первом квартале этого года количество российских туристов выросло на треть в сравнении с 2017-м.

Для Грузии возвращение российских туристов было весьма ожидаемым событием. Гости из России очень быстро стали четвертыми по численности посетителями Грузии. Туризм приносит стране 2,7 миллиарда долларов в год, что составляет пятую часть ВВП страны.

Материалы по теме

00:02 — 8 июля 2018

После улучшения отношений Грузия возобновила поставки своих товаров в Россию. Грузинское вино вернулось на российский рынок в 2013 году. Свою роль в этом сыграл Бидзина Иванишвили, возглавлявший в 2012-2013 годах правительство Грузии. Его называли близким к России человеком, и его связи в российском бизнесе и политических кругах могли поспособствовать восстановлению торговых отношений.

Бывший глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко крайне скептично относился к перспективам возврата грузинского алкоголя на российский рынок и обещал ему долю в один процент. Однако его предсказания не сбылись, и вино из Грузии уверенно заняло свое место на прилавках. Две трети грузинского винного экспорта приходится именно на Россию, а для РФ Грузия стала третьим поставщиком вина после Испании и Италии.

Похожая история произошла с водой «Боржоми», фруктами и сырами. В России грузинские продукты пользуются заслуженной любовью, а для грузин, 50 процентов которых заняты в сельском хозяйстве, возврат на российский рынок стал настоящим праздником.

Позитивную роль в налаживании российско-грузинских отношений сыграла и популяризация грузинской культуры — в частности, кулинарной. За последние десять лет в России заметно увеличилось количество заведений грузинской кухни. По данным «Афиши», из 12,5 тысячи кафе и ресторанов Москвы почти тысяча представляют именно грузинскую кухню. В многонациональном и многокультурном городе столь высокий процент грузинских заведений бросается в глаза.

Понемногу меняется отношение к России и внутри Грузии. В 2015 году 31 процент грузин поддерживали вступление страны в Евразийский экономический союз. Довольно большая цифра, учитывая, что за семь лет до проведения соцопроса Грузия воевала с Россией.

Несмотря на определенные подвижки в экономической и гуманитарной сферах, полноценное восстановление отношений между странами вряд ли возможно в ближайшее время. Важным условием для такого шага Россия называет признание Грузией независимости Абхазии и Южной Осетии. Именно с таким предложением в 2013 году выступил Дмитрий Медведев.

Грузия его отклонила. Глава министерства юстиции Грузии Теи Цулукиани заявила, что восстановление дипломатических отношений возможно лишь при отсутствии любых дополнительных условий. И ее можно понять: ни один грузинский политик сейчас не может призывать к признанию Абхазии и Южной Осетии, так как это поставит крест на его политической карьере.

Заявление Медведева, вероятно, и было сделано лишь для того, чтобы грузины его отклонили. В данный момент Россия не может пойти дальше облегчения визового режима и восстановления торговли. Любой дальнейший шаг России навстречу Грузии может расцениваться как поощрение к дальнейшему игнорированию российского интереса — признания недопризнанных республик.

Нынешний уровень отношений Россию вполне устраивает. Вопросы безопасности в Закавказье она решает: доминирует на Черном море, имеет военные базы в Абхазии и Южной Осетии, республики постепенно интегрируются в российское экономическое и политическое пространство.

Конечно, программой-максимум было бы признание Грузией независимости Абхазии и Южной Осетии или, как минимум, заключение договора о неприменении силы в отношении этих государств. Но тут интерес России натыкается на полное неприятие грузинской стороны. Скорее всего, в ближайшие годы российско-грузинские отношения будут законсервированы в их нынешнем условно-удовлетворительном состоянии.

Впрочем, возврата к прошлой, довоенной модели отношений двух стран совершенно точно не будет. Грузия ищет свое место на международной арене, включая постепенное вступление в НАТО. На этом пути ей неминуемо придется решать вопрос территориальной целостности, как того требует устав альянса, и здесь вполне возможны новые споры и даже конфликты.

Но это вопрос будущего. Сегодня очевидно, что Грузия едва ли сможет стать эффективной и инвестиционно привлекательной, сохраняя враждебное отношение к России. В Грузии это понимают и признают, пусть и неофициально. В России тоже не видят необходимости в продолжении конфронтации, иначе Роспотребнадзор не дал бы добро на грузинские вина и фрукты. Беда в том, что Россия куда меньше заинтересована в нормализации отношений, а Грузия хоть и гордая, но маленькая страна, и не так много может предложить, чтобы заинтересовать большого соседа.

Путь к войне. Россия и Грузия в эпоху Владимира Путина

20 июня 2019 года депутат Госдумы РФ, православный коммунист (да, бывает и такое) Сергей Гаврилов сел не в свое кресло. Гаврилов вел заседание проходившей в Тбилиси, в здании парламента Грузии, Межпарламентской ассамблеи православия (МАП) и на какое-то время занял место спикера.

Грузинская оппозиция и немалая часть общественности, узнав об этой ситуации, восприняла ее как оскорбление, нанесенное стране. В Тбилиси начались бурные массовые протесты. В ответ президент России Владимир Путин заявил о прекращении прямых полетов российских авиакомпаний в Грузию, поскольку там якобы существует "угроза безопасности российских граждан". Полеты прерваны до сих пор, а сам этот эпизод может служить иллюстрацией к истории российско-грузинских отношений в эпоху Путина. Их низшей точкой стала "пятидневная война" 2008 года, но ни до, ни после нее нормальными эти отношения в последние 20 лет не были почти никогда. В чем причина?

Убить Шеварднадзе

Осенью 1999 года, вскоре после того, как президент РФ Борис Ельцин назначил Владимира Путина премьер-министром, а российские войска начали операцию в Чечне, переросшую во Вторую чеченскую войну, Москва обвинила Тбилиси в том, что на грузинской территории укрываются чеченские отряды. Один из них, возглавляемый известным полевым командиром Русланом Гелаевым, базировался в Панкисском ущелье Грузии. Большинство населения этого региона составляют чеченцы-кистинцы. Но было бы большой ошибкой считать только "чеченский вопрос" определяющим для грузино-российских отношений на рубеже веков. Еще до прихода Путина к власти произошло одно важное "фоновое" событие, которое во многом определило негативную динамику этих отношений.

Встреча Владимира Путина и Эдуарда Шеварднадзе, октябрь 2002 года

9 февраля 1998 года группа звиадистов (сторонников первого президента Грузии Звиада Гамсахурдии, свергнутого в 1992 году) вместе с чеченскими и дагестанскими боевиками проникла в Грузию из Чечни и устроила засаду на пути следования кортежа тогдашнего главы государства Эдуарда Шеварднадзе. Президент чудом остался жив – благодаря тому, что снаряд гранатомета РПГ-7 пробил капот бронированного "мерседеса", но не проник в салон автомобиля.

В тот же день на заседании Совета национальной безопасности Грузии Шеварднадзе вспомнил, что за несколько месяцев до теракта министр внутренних дел РФ Анатолий Куликов намекнул в ходе встречи в Баку с главой МВД Грузии Кахой Таргамадзе, что против президента Шеварднадзе готовится некая "акция". Однако российский министр ничего не конкретизировал, не желая, судя по всему, раскрывать агентурный источник информации в лагере чеченского полевого командира Салмана Радуева, где проходили тренировку звиадисты.

Они просто перестраховались на случай, если меня убьют

По мнению Эдуарда Шеварднадзе, в Москве, судя по всему, знали точную дату, когда планировалось покушение, а также обладали информацией о его участниках, но не захотели предупредить грузинских коллег более подробно. "Они просто перестраховались на случай, если меня убьют, но не хотели, чтобы мы заранее арестовали злоумышленников", – в сердцах бросил Шеварднадзе в ходе совещания уже после того, как грузинские спецслужбы сумели арестовать или ликвидировать участников нападения.

После покушения 9 февраля президент Шеварднадзе внес значительные коррективы во внешнюю политику Грузии на российском направлении. В частности, он сместил пророссийского министра обороны, бывшего замкомандующего российскими войсками в Закавказье Вардико Надибаидзе, а также главу МГБ Шоту Квираю. Оба они в 1995 году были назначены на свои посты по "настоятельной рекомендации" Москвы.

Таким образом, события осени 1999 года, в том числе вторую чеченскую кампанию, Москва и Тбилиси встретили в условиях растущего взаимного недоверия. Кроме того, к тому времени Эдуард Шеварднадзе всё больше убеждался в абсолютной бесплодности своих попыток решить проблему возвращения грузинских беженцев в Абхазию с помощью России.

Звонок из Москвы

После взрывов жилых домов в Москве, Буйнакске и Волгодонске и вторжения отрядов Шамиля Басаева и Хаттаба в Дагестан российские власти начали готовить масштабную военную операцию в Чечне. По сведениям самого Шеварднадзе и источников из его ближайшего окружения, министр обороны РФ маршал Игорь Сергеев позвонил президенту Грузии и сообщил о готовности вылететь в Тбилиси, чтобы согласовать ряд мероприятий по блокированию непризнанной Чеченской республики Ичкерия с юга. Имелось в виду использование частей российской армии, дислоцированных в те времена в пригороде грузинской столицы, на военной базе Вазиани, а также дополнительных подразделений, направленных из России для перекрытия (с грузинской стороны) чеченского и дагестанского участков границы между Россией и Грузией, в том числе в Панкисском ущелье.

Грузинский военнослужащий участвует в учениях в окрестностях Панкисского ущелья, сентябрь 2002 года

Маршал Сергеев позднее вспоминал: "На другой день, рано утром, Шеварднадзе позвонил мне и сказал: я думал всю ночь и решил ответить отказом, поскольку это вызовет недовольство во всем регионе". Судя по всему, для российского руководства отказ Шеварднадзе стал неожиданностью. Ведь во время первой чеченской кампании, с конца 1994 года, лидер Грузии не только однозначно подержал все действия Москвы, но согласился на размещение российских войск к югу от Чечни и Дагестана – на грузинской территории. Как рассказал позднее бывший министр обороны Грузии Вардико Надибаидзе, в самом начале Первой чеченской войны ему лично звонил министр обороны России Павел Грачев и просил помочь "прикрыть южный фланг". После консультаций с Шеварднадзе министры обороны двух стран тогда достигли соглашения.

Я думал всю ночь и решил ответить России отказом

Но осенью 1999 года позиция грузинского лидера уже была совершено иной. Ее определяли несколько факторов: не только проблема Абхазии и страх перед мощной группировкой чеченского полевого командира Руслана Гелаева, обосновавшейся в Панкисском ущелье, но и приближение парламентских выборов, назначенных на 31 октября. Шеварднадзе и его партия "Союз граждан Грузии" не могли позволить себе дать шанс оппозиции обвинить их в "сдаче страны России".

Отказ помочь Москве в вопросе Чечни стал поворотным событием в российско-грузинских отношениях. На одном из первых заседаний правительства России новый премьер-министр Владимир Путин, выслушав доклад маршала Сергеева, распорядился рассмотреть вопрос о введении визового режима с Грузией. С 2000 года граждане Грузии, в отличие от жителей других стран СНГ, лишились возможности безвизовых поездок в Россию.

Вслед за заявлением Путина об отмене безвизового режима с Грузией грузинское руководство предприняло радикальный шаг, однозначно воспринятый в Москве как антироссийский. В ходе стамбульского саммита ОБСЕ в ноябре 1999 года Тбилиси потребовал вывода российских войск – в соответствии с адаптированным вариантом Парижского соглашения об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Но тогда Шеварднадзе все-таки не решился пойти ва-банк: он подписал договор, предусматривающий вывод военных баз из Ахалкалаки, Батуми, Гудауты (Абхазия) и Вазиани, однако без определения конкретных сроков. Переговоры на этот счет затянулись до 2006 года, а процесс вывода войск завершился к концу 2007-го, уже при другом президенте – Михаиле Саакашвили.

Вскоре после стамбульского саммита Эдуард Шеварднадзе заявил о готовности "постучаться в двери НАТО в 2005 году". Если учесть, насколько болезненно в Москве воспринимали процесс расширения Североатлантического союза, это заявление стало для Грузии "пересечением красной линии".

Из Панкиси в Кодори и обратно

Почти до самого конца правления Шеварднадзе Панкисское ущелье полностью контролировалось многочисленным отрядом (250–300 бойцов) чеченского полевого командира Руслана Гелаева. Российская авиация неоднократно бомбила лесные районы ущелья и сбрасывала мины на горных переходах. Одновременно руководители России различного уровня предупреждали власти Грузии о возможных серьезных последствиях сложившейся ситуации.

Летом 2001 года отряд Гелаева в полном составе отправился из Панкисского ущелья в Кодорское ущелье Абхазии, но вскоре был вынужден вернуться обратно: его выбили из Кодори абхазские формирования при поддержке российской авиации. В Москве понимали: многочисленная группа чеченских бойцов не могла проехать через всю страну без согласия высшего руководства Грузии. Но Владимир Путин тогда ограничился довольно миролюбивым заявлением, сказав, что грузинские власти "пытаются избавиться от боевиков, которые и для них стали проблемой".

Чеченское селение в Панкисском ущелье Грузии

Но 11 сентября 2002 года, в годовщину терактов в США, президент России, по сути, предъявил ультиматум руководству Грузии, пригрозив "тяжелыми последствиями", если не будут приняты меры против "террористического гнезда" в Панкисском ущелье. Несмотря на явную боязнь радикальных решений, президент Шеварднадзе отдал приказ начать военные маневры вблизи ущелья, а спецслужбы Грузии потребовали от чеченских боевиков покинуть страну. Отряд Руслана Гелаева сумел перебраться в Ингушетию, но вскоре был разгромлен российскими войсками. Самого Гелаева застрелили российские пограничники при попытке вернуться в Панкиси.

Эти события и некоторая стабилизация ситуации вокруг Панкисского ущелья слегка смягчили напряженность в отношениях Тбилиси и Москвы. Но все попытки Шеварднадзе уговорить Путина отменить ранее принятые решения о визовом режиме для грузинских граждан и раздаче паспортов РФ жителям непризнанных Абхазии и Южной Осетии завершились неудачей.

Иллюзия "чистого листа"

В ноябре 2003 года в Грузии произошла "революция роз". 23 ноября, когда у здания грузинского парламента собрался многотысячный митинг с требованием отставки президента Шеварднадзе, на нем неожиданно для многих выступил тогдашний министр иностранных дел России Игорь Иванов. Министр, мать которого была грузинкой, а сам он провел в Грузии часть детства, призвал протестующих, а также лидеров революции – Михаила Саакашвили, Нино Бурджанадзе и Зураба Жванию – начать переговоры по улучшению российско-грузинских отношений. Тем не менее в Москве смену власти в Грузии революционным путем встретили с нескрываемой настороженностью. Владимир Путин в ходе одной из встреч сказал, что, несмотря на все проблемы в двусторонних отношениях во время правления Эдуарда Шеварднадзе, тот "никогда не был диктатором".

Митинг в Тбилиси во время "революции роз", ноябрь 2003 года

Новый лидер страны Михаил Саакашвили заявил, что Грузия "готова начать отношения с Россией с чистого листа". Сразу после победы на президентских выборах 4 января 2004 года (96% голосов) новый глава государства вылетел в Москву для встречи с президентом Путиным. Беседа прошла в позитивном ключе. Путин сказал, что "сигналы из Тбилиси" по улучшению отношений "услышаны и приняты к сведению". Вскоре после возвращения Саакашвили на родину неизвестные схватили в Тбилиси двух активистов чеченского движения за независимость от России, которых ранее грузинский суд оправдал по всем пунктам обвинения, инкриминируемого им прокуратурой РФ. Похищенных чеченцев увезли на российско-грузинскую границу и передали сотрудникам ФСБ.

Сигналы из Тбилиси услышаны и приняты к сведению

В многочисленных интервью, в том числе российским СМИ, новый президент Грузии говорил, что готов "делом доказать стремление улучшить отношения с Россией" и "подтвердить готовность к совместной борьбе против терроризма". В свою очередь, шаги навстречу делала и российская сторона. В Тбилиси состоялся весьма представительный российско-грузинский бизнес-форум, в котором участвовали многие влиятельные предприниматели из первой обоймы российского бизнес-сообщества. Среди них был и Каха Бендукидзе, вскоре занявший пост министра экономики Грузии. Такой форум вряд ли мог состояться без предварительной "отмашки" со стороны Кремля. Москва как бы говорила молодым грузинским лидерам, что не против экономического развития соседней страны и даже готова способствовать росту инвестиций в ее экономику, но с условием, что Тбилиси впредь будет действовать в фарватере геополитических интересов Москвы.

Однако "медовый месяц" в отношениях двух стран вскоре закончился. Первым звонком стали события в Аджарии, где в мае 2004 года произошла ненасильственная революция по тбилисской модели. Москве явно не понравилось, что ее давний партнер в регионе, многолетний правитель Аджарской автономной республики Аслан Абашидзе был вынужден покинуть автономию. Правда, тогда Россия воздержалась от резких движений, просто приютив свергнутого правителя Аджарии. Позднее Михаил Саакашвили вспоминал, что, позвонив ему через несколько дней после бегства из Батуми Аслана Абашидзе на самолете того же Игоря Иванова, Владимир Путин сказал довольно раздраженным тоном: "Больше вы от нас подарков не ждите".

Смысл этой фразы стал ясен уже в мае-июне 2004 года, когда грузинское руководство попыталось установить контроль над дорогами в Южной Осетии с официальной целью прекращения контрабанды и закрытия огромного Эргнетского рынка. Этот контрабандный рынок на административной границе с бывшей автономией все-таки удалось закрыть, но радикальные действия Тбилиси и не менее жесткие ответные акции Москвы, Владикавказа и Цхинвали привели к "разморозке" конфликта в Южной Осетии.

В результате боев за контроль над коммуникациями и господствующими высотами Южной Осетии грузинские войска были вынуждены отступить, потеряв 19 человек убитыми. В регионе по-прежнему оставался батальон грузинских миротворцев, введённый в зону конфликта на основе Дагомысского соглашения 1992 года. Но военно-политическая обстановка в Южной Осетии оставалась взрывоопасной и сопровождалась многочисленными провокациями вплоть до "пятидневной войны" 2008 года.

От революции к войне

Новый 2005 год президент Саакашвили встретил в Киеве, где когда-то учился в вузе. Он не только активно подержал украинскую "оранжевую революцию", но и одобрил решение ряда грузинских НКО, направивших в Киев своих активистов для участия в акциях протеста. Схожей линии Саакашвили придерживался в отношении всех "цветных революций" (и попыток их организовать) на постсоветском пространстве – по модели грузинской "революции роз", которая привела к власти самого Саакашвили.

Больше вы от нас подарков не ждите

Наконец, один из ближайших соратников Саакашвили, председатель парламентского комитета по обороне и безопасности Гиви Таргамадзе оказался фигурантом "Болотного дела" об организации антипутинских выступлений в Москве. Естественно, Владимир Путин воспринимал все эти акции как крайне враждебные по отношению к себе лично.

Осенью 2006 года, после ареста в Тбилиси и Батуми четырех российских офицеров по обвинению в шпионаже в пользу РФ, президент Путин распорядился ввести против Грузии масштабные экономические санкции. Российский рынок был полностью закрыт для грузинских товаров, прекратилось авиасообщение и автомобильное движение по Военно-грузинской дороге – единственной сухопутной магистрали, связывающей Россию с Грузией и Арменией.

Одновременно в Джавском районе Южной Осетии началось строительство военных объектов министерства обороны непризнанной республики, где "неизвестно откуда" появились не только бронетехника, но и боевые вертолеты. Многие важные посты в силовых структурах Южной Осетии заняли бывшие или действующие офицеры российских спецслужб и вооруженных сил.

Охранники уводят президента Михаила Саакашвили (в центре) в укрытие после того, как была объявлена воздушная тревога. Гори, 11 августа 2008 года (период "пятидневной войны")

В том же 2006 году Михаил Саакашвили категорически потребовал вывода всех российских войск из Грузии. Военные базы РФ в Вазиани (Тбилиси), Батуми и Ахалкалаки были закрыты к концу 2007 года, но в Абхазии и Южной Осетии оставались российские миротворцы.

На одной из встреч с журналистами Владимир Путин сказал, комментируя вывод войск из Грузии: "Потерявший голову по волосам не плачет". Примерно в то же время на традиционной большой пресс-конференции в Москве, отвечая на вопрос о реакции России на провозглашение независимости Косова, российский лидер заявил, имея в виду непризнанные республики постсоветского пространства, прежде всего Абхазию и Южную Осетию: "Обезьянничать мы не станем, но у нас есть домашние заготовки, и мы знаем, что будем делать".

У нас есть домашние заготовки, и мы знаем, что будем делать

Как показали дальнейшие события, Путин не бросал слов на ветер. В августе 2008 года произошла "пятидневная война". Согласно официальной кремлевской версии, она стала результатом решения Михаила Саакашвили силовым путем разрешить кризис в Южной Осетии и восстановить суверенитет Грузии над этой территорией. По версии грузинской стороны, разделяемой многими политиками и аналитиками на Западе, в регион в начале августа 2008 перебрасывались дополнительные российские подразделения, готовившиеся к широкомасштабной операции против Грузии, иными словами, начало войны стало результатом тщательно продуманной и заранее подготовленной провокации со стороны России.

Как бы то ни было, результат войны известен: грузинское наступление захлебнулось, российские войска на некоторое время вторглись на грузинскую территорию за пределами Южной Осетии, а Москва объявила о признании независимости как этой, так и другой самопровозглашенной республики – Абхазии. После войны какие-либо контакты между Владимиром Путиным и руководителями Грузии прекратились. Положение не изменилось и после смены власти в Тбилиси. Комментируя приход к власти в конце 2012 года партии миллиардера Бидзины Иванишвили "Грузинская мечта" и слухи о возможной встрече российского президента с Иванишвили или с президентом Грузии Георгием Маргвелашвили, Путин сказал, что встретиться готов, но "не знает, о чем можно будет с ними говорить".

Нет никаких предпосылок полагать, что российско-грузинские отношения в ближайшее время ждут заметные перемены к лучшему – по крайней мере до тех пор, пока у власти в России находится Владимир Путин. Июньские события, начавшиеся после того, как депутат Гаврилов сел в Тбилиси не в свое кресло, лишний раз подтверждают это. Впрочем, на неполитическом уровне контакты между россиянами и грузинами весьма активны, а Грузия стала одним из популярных направлений для российских туристов: по данным Российского союза туриндустрии, в 2018 году эту страну посетили 1,7 млн граждан РФ. Правда, после введенного Путиным запрета на прямые авиаперевозки в Грузию число российских туристов в Грузии сократилось почти на 15 процентов.

Россия спокойно захватывает территорию в Грузии через 10 лет после войны

  • Десять лет спустя после того, как две страны вели короткую, но глубоко формирующуюся войну, Россия незаметно захватывает новые территории на спорной границе с Грузией, поскольку она предостерегает НАТО от принятия крошечной евразийской нации в качестве государства-члена.
  • Это оказало пагубное воздействие на многих местных жителей, поскольку поддерживаемая Россией «бордеризация» расколола общины и вынудила некоторых грузин буквально за одну ночь найти свои дома на территории, контролируемой Россией.
  • Тем временем российское руководство предупреждает НАТО, что признание Грузии может спровоцировать «ужасный конфликт».

Через десять лет после того, как две страны вели короткую, но глубоко формирующуюся войну, Россия незаметно захватывает новые территории на спорной границе с Грузией, поскольку она предостерегает НАТО от принятия крошечной евразийской нации в качестве государства-члена.

Несмотря на предупреждения Вашингтона и тот факт, что Грузия является главным союзником США, Россия и местные союзники в последние годы поглощают все больше и больше территорий.Правительство Грузии и международное сообщество постоянно осуждают эту продолжающуюся практику как незаконную.

Продолжающийся постепенный захват земель оказал пагубное воздействие на многих местных жителей, поскольку поддерживаемая Россией «бордеризация» расколола общины и вынудила некоторых грузин буквально за одну ночь найти свои дома на контролируемой Россией территории, сообщает NBC News.

Россия занимает 20 процентов международно признанной территории Грузии

Российская военная база на фактической границе сепаратистского грузинского региона Южная Осетия недалеко от Арбо, Грузия, 4 июня 2018 года.Давид Мдзинаришвили / Reuters

По данным Heritage Foundation, с 2011 года на границе, разделяющей Южную Осетию и Грузию, было зафиксировано как минимум 54 случая «бордеризатона». Процесс «бордеризации» «включает строительство незаконных ограждений и земляных заграждений для разделения общин и дальнейшего разделения населения Грузии», - говорится в недавнем отчете консервативного аналитического центра.

Неясно, руководит ли это Москва или пророссийское правительство Южной Осетии, но Кремль ничего не сделал, чтобы это остановить.

Россия имеет 19 военных баз только в Южной Осетии, и ее действия в этом регионе, помимо аннексии Крыма у Украины в 2014 году, продолжали вызывать тревогу на Западе. В настоящее время российские военные и их союзники занимают примерно 20 процентов международно признанной территории Грузии.

Продолжающийся спор по поводу этих территорий сделал невозможным нормализацию отношений между Грузией и Россией.

Это также большая часть причины, по которой США продолжают предоставлять Грузии помощь в размере 100 миллионов долларов каждый год, что также связано с активной ролью страны в поддержке Организации Североатлантического договора (НАТО) в Афганистане в рамках Международные силы содействия безопасности (ISAF).

Грузия направила в Афганистан больше войск на душу населения, чем любой другой союзник США.

С Россией на севере, Турцией на западе и Ираном недалеко на юге Грузия находится на перекрестке Европы и Ближнего Востока. Это также важный маршрут для нефти из Каспийского моря.

Короче говоря, Грузия не может быть в центре внимания каждого американца, но эта страна имеет большое геополитическое значение для США.

Проблемы Грузии с НАТО

Перед конфликтом 2008 года Грузия получила заверения в том, что вскоре она присоединится к НАТО.Война осложнила этот процесс, но генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг недавно подтвердил намерение альянса принять Грузию в качестве государства-члена. Впоследствии президент России Владимир Путин предупредил, что в таком случае отреагирует агрессивно.

Премьер-министр России Дмитрий Медведев в понедельник вторил Путину и сказал, что, если НАТО примет Грузию, это может спровоцировать «ужасный конфликт».

"Это могло спровоцировать ужасный конфликт.Я не понимаю, для чего они это делают », - заявил Медведев российской газете« Коммерсант ».

Российский премьер-министр добавил, что недавнее заявление Столтенберга о намерении НАТО принять Грузию является« абсолютно безответственной позицией и угрозой миру. . »

« Соединенные Штаты неуклонно поддерживают суверенитет и территориальную целостность Грузии »

Правительство США высказывалось против действий России в регионе, но, похоже, не хочет предлагать более решительный ответ.

«Соединенные Штаты неуклонно поддерживают суверенитет и территориальную целостность Грузии», - заявила NBC News временный поверенный в делах посольства США в Тбилиси Элизабет Руд.

«Мы решительно поддерживаем Грузию в том, что она призывает Россию и де-факто сепаратистские режимы в отношении нарушений прав человека на оккупированных территориях, - добавил Руд, - а также в отношении продолжающихся нарушений суверенитета и территориальной целостности Грузии».

Вице-президент Майк Пенс сделал аналогичные замечания во время визита в Грузию в прошлом году.

«Сегодня Россия продолжает оккупировать пятую часть территории Грузии», - сказал Пенс. «Итак, чтобы внести ясность - Соединенные Штаты Америки решительно осуждают оккупацию Россией территории Грузии».

Десять лет спустя, Грузия все еще думает о пятидневной войне

Люди присутствуют на акции протеста в честь 10-й годовщины российско-грузинской войны 2008 года перед зданием Секции интересов Российской Федерации посольства Швейцарии в Тбилиси, Грузия, 7 августа 2018 года.Давид Мдзинаришвили / Reuters

Вопрос о том, кто сделал первые выстрелы в российско-грузинском конфликте 2008 года, является предметом больших споров. Но конфликт закончился в считанные дни после того, как российские войска продвинулись мимо спорных территорий и вошли в Грузию, что вызвало международное осуждение.

Конфликт привел к гибели около 850 человек и перемещению сотен тысяч человек.

Пятидневная война велась в основном за две спорных территории в регионе: Южную Осетию и Абхазию.

Россия оккупировала эти территории после окончания конфликта, хотя подавляющее большинство международного сообщества признает их частью Грузии. Российское правительство в какой-то момент согласилось вывести свои войска с территорий, но не выполнило это обещание.

Во вторник исполнилось 10 лет войны. Грузины отметили это, выйдя на улицы Тбилиси и протестуя против продолжающейся оккупации Россией Южной Осетии и Абхазии.

Повторный визит России в русско-грузинскую войну

В августе 2008 года российские военные воевали с грузинскими войсками в ходе короткой пятидневной войны. Россия нанесла поражение грузинским войскам, но война выявила серьезные недостатки в российских вооруженных силах. Москва была удивлена ​​плохой работой своей авиации и, что более важно, неспособностью различных служб работать вместе. Это действительно была последняя война войск, унаследованных от Советского Союза.Конфликт выявил явные пробелы в возможностях, проблемы с командованием и контролем и плохую разведку. Как эвфемистически выразился тогдашний начальник Генштаба России Николай Макаров, «невозможно не заметить определенный разрыв между теорией и практикой». После этого Россия занялась реформированием и модернизацией этого военного инструментария.

С 2014 года естественное внимание уделялось операциям России на Украине и российской кампании в Сирии, но августовская война заслуживает еще одного взгляда в свете сегодняшних военных событий в России.С тех пор многое изменилось в российских вооруженных силах, но война по-прежнему дает ценные сведения. Россия победила, но российские вооруженные силы просто не были созданы для ведения современной войны даже против меньшего соседа, не говоря уже о равном конкуренте. Пропустив целое поколение в развитии возможностей и связанных с ними концепций ведения войны, Россия осталась в ловушке советского оборудования и операционных концепций начала 1980-х годов. Целое было меньше суммы частей.

Ведущие российские генералы и военные теоретики поняли, что характер войны изменился.Первоначальный период конфликта стал решающим, бесконтактная война (русский термин для противостояния), воздушно-космические операции теперь преобладали в формировании поля боя, а высокоточные боеприпасы были огромным мультипликатором силы. Оружие дальнего боя могло нанести ущерб и эффекты, которые когда-то были зарезервированы для тактических ядерных боеприпасов на поле боя, не говоря уже о некинетических средствах, таких как кибервойна. Линии боевых действий и преимущество глубины исчезли, поскольку оружие могло эффективно наносить урон по всей стране.

Советский Генеральный штаб предвидел эти события в начале и середине 1980-х годов. Просто Советский Союз умер, не успев что-либо сделать. Лишенный денег и политической воли для перестройки вооруженных сил, российский Генеральный штаб с тех пор проводил большую часть времени, наблюдая за тем, как Соединенные Штаты сражаются за границей, обсуждая военные концепции и экспериментируя с частичными реформами в российских вооруженных силах. Две войны в Чечне также отняли внимание и ресурсы, в то же время предлагая относительно мало понимания того, как следует вести войну против сверстников.

Затем последовала российско-грузинская война 2008 года. Министерство обороны России объявило о крупной военной реформе в октябре 2008 года, всего через два месяца после конфликта. Эти планы реформ и модернизации обсуждались годами. Война помогла урегулировать давние споры в российских военных кругах о том, как преобразовать вооруженные силы, или, точнее говоря, позволила руководству России заявить, что эти аргументы исчерпаны.

Война 2008 года кажется довольно далекой от боевых действий России на Украине и в Сирии, но она помогает проиллюстрировать историческую траекторию российских вооруженных сил и их эволюцию от наследия советских вооруженных сил, унаследованного Россией.Некоторые из проблем, с которыми столкнулись российские вооруженные силы в этом конфликте, остаются серьезными проблемами для нынешних российских вооруженных сил, от чрезмерно разнообразного автопарка до низкой доступности высокоточного оружия и слабых средств разведки и разведки для нацеливания на них. С другой стороны, крупные инвестиции в технологии, особенно в области командования и управления, значительно улучшили способность российских вооруженных сил проводить военные операции и обеспечивать эффективное сотрудничество между различными видами вооруженных сил России.Спустя десять лет после российско-грузинской войны сейчас хорошее время, чтобы взглянуть на наиболее важные аспекты боевых действий России в 2008 году, от мобильности и логистики до командования и управления и воздушного боя, и сделать выводы из малоизученного конфликта. .

Мобильность и логистика

В преддверии конфликта российское военное руководство полагало, что боевые действия будут происходить в основном в Абхазии, больше, чем в Южной Осетии, но они разработали оперативный план усиления своих миротворцев в обоих сепаратистских анклавах.Российские войска тренировались в течение трех лет до войны посредством крупных учений (Кавказский рубеж 2006, 2007 и 2008 гг.), А также множества других небольших учений. За несколько месяцев до конфликта российские войска отремонтировали железную дорогу в Абхазию, отработали переброску туда войск морским подъемником и отрепетировали быстрое перемещение частей 58-й армии в сторону Грузии. В первые два дня боевых действий этот план был выполнен в соответствии с планом, несмотря на устаревшее оборудование с хорошо задокументированной склонностью к выходу из строя.

Несмотря на приготовления Москвы, российские военные оказались застигнутыми врасплох, когда грузины начали военные действия в ночь на 7 августа. За исключением сил быстрого реагирования, российские войска вернулись на свои базы 2 августа после завершения крупных учений. готовится к войне. Главное оперативное управление Генерального штаба находилось в процессе переезда, а его начальник управления военных операций был недавно отправлен в отставку. Время было неподходящим для высших эшелонов командования.

Две заранее подготовленные тактические группы российских батальонов из 19-й мотострелковой дивизии двинулись на юг, чтобы захватить Рокский туннель в Южной Осетии в течение нескольких часов после грузинского нападения на Цхинвали. 58-я армия России двинулась в путь довольно быстро, а подразделения воздушно-десантных дивизий прибывали в Абхазию морским и железнодорожным транспортом. За первые три дня российские силы Северо-Кавказского военного округа перешли от численного превосходства по сравнению с грузинскими войсками к их превосходству.Ясно, что российские военные знают, как перемещать металл в больших количествах, и делают это хорошо. Однако в 2008 году большая часть техники вышла из строя, когда бронетранспортеры проехали сотни километров, чтобы добраться до поля боя. Значительное число жертв среди россиян, потенциально до 40 процентов, произошло в результате дорожно-транспортных происшествий на пути к месту боевых действий. В бою Россия потеряла всего три танка, около двадцати бронетранспортеров различных типов и большее количество грузовых автомобилей.

Проблема заключалась не просто в нехватке финансирования или плохой готовности, хотя российские войска тогда определенно не выиграли от политического внимания и щедрости, которые они оказывают сейчас.Дело в том, что российские военные унаследовали от советских вооруженных сил несколько хронических заболеваний и все еще борются с ними. Советская армия представляла собой зоопарк самых разных типов танков, боевых машин пехоты, бронетранспортеров и грузовых автомобилей. Это превратило обслуживание в кошмар. С тех пор российские сухопутные войска добились значительных успехов в консолидации своего разнообразного автопарка, наряду с крупными инвестициями в подразделения материально-технической поддержки, предназначенные для обслуживания техники и ее обслуживания на поле боя.

У России сегодня не только постоянная постоянная армия вместо нескольких частей высокой готовности, но и материально другое состояние ее техники. Однако проблемы 2008 года далеки от решения. Например, российские воздушно-десантные подразделения по-прежнему выставляют свои собственные боевые пехотные и вспомогательные машины, в то время как российские сухопутные войска так и не смогли сократить бронетанковые силы до одной платформы основного боевого танка. Также существует тенденция никогда ничего не выбрасывать. У СССР была проблема накопления, и Россия это демонстрирует в меньшей степени.Недавняя подготовка к учениям «Восток-2018» демонстрирует подготовку российских подразделений боевого обеспечения по восстановлению танков Т-62М с длительного хранения. Старинный Т-62, успешно воевавший в Грузии, до сих пор хранится где-то в России, и в случае крупномасштабной войны в 2018 году российские вооруженные силы планируют развернуть его снова.

Управление и контроль

Российская разведка была довольно слабой, а обновленная разведка недоступна ни для земли, ни для авиации.В нескольких местах их подразделения попали в засаду грузин, а в ряде случаев стороны случайно столкнулись друг с другом. В авторитетном описании этого конфликта в книге Центра анализа стратегий и технологий « Танки августа года» колонна командующего 58-й армией наткнулась на грузинское разведывательное подразделение, в результате чего командующий генерал был ранен. Первоначальные российские подразделения, вступившие в бой, плохо знали, где находятся грузинские силы, поэтому они продвигались вперед, чтобы установить контакт.У армейских элементов не было никаких обычных средств разведки, никакой эффективной связи с теми, кто имел к ним доступ, и не было много средств хорошего управления и контроля.

Для некоторых военных отсутствие разведки может стать похоронным звеном для скорости и принятия решений на поле боя. Средства связи и разведки, доступные сегодня российским войскам на уровне роты, батальона и бригады, для армии, вторгшейся в Грузию, можно было бы считать научной фантастикой.Российские вооруженные силы теперь могут участвовать в гораздо более совместных боях, а отдельные подразделения резко повысили свою боевую эффективность на тактическом уровне, но технологии командования и управления не обязательно изменили основы того, как российские командиры принимают решения. Они используют более жесткий процесс, при котором командиры выполняют отработанные боевые упражнения, выбирая из меню тактик, а затем объединяя ряд относительно простых тактик в сложный маневр.

За процессом наблюдает крошечный штат планирования, которому в значительной степени помогают математические формулы и таблицы.Российские силы придают большое значение выполнению отработанных «пьес», которые можно комбинировать в зависимости от ситуации. Это делает упор на скорость и простоту, уменьшая зависимость от вида информации или ситуационной осведомленности, обычно доступной западным командирам поля боя. Как пишет мой коллега Чарльз Бартлз в замечательной книге Управления иностранных военных исследований, «все, что обычно требуется в российском операционном приказе, - это карта, подписанная командующим, с несколькими пометками на полях.Он продолжает: «Русские придерживаются философии ведения войны, согласно которой в высокоинтенсивной маневренной войне гораздо лучше выполнить удовлетворительный план раньше, чем великий план поздно». Российские командиры рассматривают планирование в западном стиле как тяжелую работу.

Российская система жестче, но быстрее и проще. Преимущество состоит в том, что вы тратите меньше времени на планирование, быстро добиваетесь своей огневой мощи и массы, обладая инерцией и придерживайтесь того, как вы тренировались для боя. У негибкости есть и обратная сторона, поскольку силы могут быстро выполнить план, который приведет к катастрофе.При этом российский подход - это не робот, а просто другой способ ведения бизнеса. В среде, где ситуационная осведомленность существенно ухудшена, а связь ненадежна, этот подход может работать лучше, чем тот, который зависит от множества технологий командования и управления для координации и ситуационной осведомленности.

Технологии

Технологии - важный фактор, увеличивающий силу, но они не сыграли решающей роли в войне 2008 года. Этот конфликт следует считать последним ура советских военных.По некоторым данным, от 60 до 75 процентов танков 58-й армии составляли Т-62М и Т-72Б1, с небольшим количеством модернизированных Т-72БА. Как показывают Танки августа и другие отчеты, ни один из них не мог противостоять грузинским противотанковым управляемым ракетам. Многие из российских Т-72 имели пустые канистры с реактивной броней, то есть реактивная броня была в основном декоративной. Немало боевых машин пехоты были старых типов БМП-1 или БМД-1, с довольно примитивными прицелами и устаревшим оборудованием, а командирские машины 58-й армии были описаны как «разваливающиеся на части».«Если бы у грузин была хваленая противотанковая управляемая ракета« Джавелин », которой они пользуются сейчас, это не имело бы большого значения, потому что у них уже было достаточно мощное вооружение, чтобы уничтожить устаревшие российские танки.

К августу 2008 года в Грузии было около 190 танков Т-72, ​​из которых 120 были модернизированы Израилем до улучшенного варианта SIM-1, а также значительная часть боевых машин пехоты. Израильская, чешская и украинская модернизация предложила грузинскому оборудованию не только недавний капитальный ремонт, но и преимущества по сравнению с оборудованием Северо-Кавказского военного округа России.Соотношение сил изначально было благоприятным и для Грузии, с почти четырьмя бригадами, несколькими легкими пехотными батальонами и силами Министерства внутренних дел вокруг Южной Осетии, вероятно, выставившими 16 000 военнослужащих. Проблема Грузии заключалась в плохом руководстве, планировании и неопытности. Кроме того, в их оперативном плане не учтено противостояние российским войскам Северо-Кавказского военного округа. Это предположение исчезло через несколько часов после начала войны. К третьему дню российские силы в Грузии выросли до 14 тысяч в Южной Осетии и еще 9 тысяч в Абхазии.

К концу войны Россия забрала изрядное количество грузинской техники в качестве трофеев, большая часть которой осталась неиспользованной на поле боя или захвачена с грузинских военных баз. Ни одна из технологий, которые приобрела Грузия, не была особенно неэффективной в борьбе, просто в конфликте высокой интенсивности, который длится всего неделю или две, вряд ли будет разница между одной из сильнейших сухопутных держав мира и небольшой страной ... Русские войска быстро захватили и сокрушили передовые позиции, на которых стояла эта техника.Это также не оказало сдерживающего воздействия на Россию.

Эволюция бесконтактной войны

В Грузии российские наземные обстрелы глубоко атаковали противника, и они действительно были нацелены на гражданские районы, если они сочли их имеющими военное значение. Российские войска выпустили оперативно-тактические ракеты SS-21 «Точка-У» и SS-26 «Искандер» по фиксированным целям и потенциальным группировкам грузинских войск (возможно, от 15 до 20 SS-21 и двух SS-26), хотя им не хватало оперативной информации. Три ракеты попали в грузинский портовый город Поти.Один «Искандер» поразил городскую площадь Гори боевой частью кассетного боеприпаса. Накануне грузинские силы использовали городскую площадь в качестве сборного пункта, но с тех пор ушли, когда наступил удар «Искандера». В общем, российские ракеты не попали в цель, потому что у них не было действенной разведки. Несмотря на обещания получить приемники спутниковой системы определения местоположения ГЛОНАСС, российские войска не имели спутниковых данных и были вынуждены полагаться на карты и старинное оборудование для наведения, которому уже несколько десятилетий.

Проблема российских войск заключалась в том, что они не могли видеть своего противника в режиме реального времени, и даже если бы они могли, не было своевременного способа передать эту информацию элементам, которые могли бы провести целеуказание и нанести удар по цели. Зрение было исторической слабостью Советских вооруженных сил. Были доступны тактические ракеты, как и другие типы боеприпасов с дистанционным наведением, но создание системы, объединяющей датчики, средства связи и высокоточное оружие, - непростая задача, особенно на дальностях в сотни километров.В некотором смысле эта проблема до сих пор беспокоит российских военных. Здания не могут двигаться, но вражеские юниты двигаются. Не менее сложно дело обстоит и с попытками поразить цели на море.

Десять лет спустя российские вооруженные силы решили эту проблему двумя способами, но работа над ней продолжается. Сегодня для таких задач доступно множество высокоточного оружия наземного, воздушного и морского базирования с большей дальностью противостояния, хотя у российских вооруженных сил все еще может быть довольно мало возможностей по количеству доступного оружия.Боевая авиация - это история успеха, но ВВС по-прежнему испытывают нехватку высокоточных боеприпасов в достаточном количестве. Вторая часть картины, разведка и целеуказание, также вышла за рамки примитивных подходов, применявшихся в Грузии. Тогда разведка, связь и контроль явно отсутствовали по сравнению с сегодняшним днем. Умному оружию нужно говорить умные вещи, чтобы его можно было использовать. Первое боевое применение SS-26 не было особенно заметным после обстрела в 2008 году. Теперь бригады «Искандер-М» распространились по российским военным округам, с баллистическими и крылатыми ракетами и, конечно же, с ядерными вариантами.Однако более важным достижением является не широкомасштабное развертывание высокоточных ударных средств, а улучшение способности русских видеть то, что они планируют поразить в реальном времени на поле боя.

Воздушный бой

4-я армия воздушной и противовоздушной обороны России действовала довольно плохо, и различные службы вели совершенно разрозненные кампании. Плохая координация, слабая связь и отсутствие возможности осуществлять нацеливание в реальном времени серьезно затрудняли работу российской авиации. Воздушный бой и бой противовоздушной обороны походили на двух пьяных боксеров.Военно-воздушные силы России были неэффективны в подавлении грузинской ПВО, а грузинские ПВО были неэффективны в подавлении российских военно-воздушных сил. Военно-воздушные силы проводили воздушные налеты на всю глубину Грузии, но с плохой разведкой, а наземные силы не имели никакого отношения к их боям. Военно-воздушные силы России не могли вести боевые действия ночью, и у них было мало управляемых боеприпасов. Однако настоящая проблема заключалась в коммуникации. Командующие сухопутными войсками имели при себе координаторов авиации, но не имели связи с 4-й армией ПВО, наносящей удары.Есть даже история о том, что командующий 58-й армией однажды позаимствовал у журналиста спутниковый телефон, чтобы перезвонить в штаб. У российских вооруженных сил просто не было возможности разговаривать друг с другом.

Россия потеряла шесть самолетов в Грузии, но только два оказались потерями для грузинских войск. Дружественные силы, вероятно, сбили три или четыре из шести самолетов, которые Россия потеряла в войне. Системы «Определить друга или врага» (IFF) не работали, управление воздушным пространством было беспорядочным, а наличие советских устаревших платформ с обеих сторон приводило к неразберихе на поле боя.Как вспоминал генерал Владимир Шаманов, «в Южной Осетии система МКФ фактически не работала, и нашим подразделениям было очень трудно распознать, чью технику они видели - нашу или грузинскую». Российская противовоздушная оборона была намного эффективнее против ее собственных ВВС, чем все модернизированные средства, которые купила Грузия.

Россия не предприняла никаких усилий по подавлению грузинской ПВО только через несколько дней после начала войны. При этом российские военно-воздушные силы не сдерживались средствами ПВО Грузии и сразу же направились к каждому аэродрому и военным базам, которые они могли найти по всей стране.Например, 8 августа российские военно-воздушные силы трижды атаковали главную авиабазу Грузии далеко за линией фронта, и вылеты прошли без помех. Несмотря на инвестиции Грузии в противовоздушную оборону, радар и управление боевым пространством, российские военно-воздушные силы имели в целом свободную операционную среду. Роторная авиация сыграла второстепенную, но относительно несущественную роль в этом конфликте.

В целом, российские ВВС были обвинены в потерях, которые были фактически нанесены российской ПВО, отсутствием координации, плохой связью и неисправными системами, позволяющими различать друга и противника.Многое из этого изменилось к 2015 году, когда российские воздушно-космические силы вторглись в Сирию. У российских войск теперь есть средства для связи и координации, что резко снижает проблему дружественного огня, но согласованное планирование воздушных и наземных операций остается следующим шагом в их развитии. Российские воздушно-космические силы все еще ломаются из-за своего желания вести собственную войну, независимо от того, что делают наземные подразделения. Это также помогает объяснить, почему в 2017 году Генштаб назначил командующего сухопутными войсками, отвечающим за род воздушно-космических сил.

Обычная война Плюс

Сочетание российских марионеток в качестве нерегулярного военного компонента, подкрепленного традиционной военной мощью России в качестве молота, остается важным элементом. По сей день цикл эскалации, приведший к всплеску открытых боевых действий в Грузии, остается неясным. Тем не менее, роль спонсируемых или поддерживаемых марионеточных сил остается важной чертой других российских конфликтов, где в конечном итоге в игру вступает обычная военная мощь.Россия эффективно использует своих доверенных лиц для борьбы с противником, а затем направляет на поле боя обычную военную мощь с решающим эффектом. Обычные российские войска являются определяющей силой, но не первой силой на поле боя. Прокси-серверы часто являются той силой, которая формирует условия перед столкновением. Конечно, Грузия, Украина и Сирия - разные войны. В русской военной мысли нет модели или единого шаблона; во всяком случае, как раз наоборот. Однако взаимодействие между нерегулярными силами, марионетками и обычной военной мощью остается важным.

В 2008 году югоосетинское ополчение замедлило продвижение Грузии на достаточно долгое время, чтобы российские войска вышли на поле боя и сменили их. Они сковали грузинские силы, что дало российским частям тактическое преимущество, учитывая, что время было важным фактором для обеих сторон. Они также сыграли важную роль в эскалации насилия в преддверии открытых боевых действий, хотя неясно, какой тактический контроль Россия на самом деле имела над процессом принятия решений в Осетии.

Различные военизированные или прокси-силы, имеющиеся в России или из близлежащих замороженных конфликтов, стали важным дополнением к российским операциям в последние годы.Батальон «Восток», опытное и окровавленное чеченское подразделение второй чеченской войны, было одним из формирований, которые впоследствии воевали в Грузии в 2008 году. Точно так же бойцы со всего Северного Кавказа затем использовались в Украине в 2014 и 2015 годах. Некоторые из них С тех пор боевики покинули Украину, заключив контракты с наемными подразделениями для ведения боевых действий в Сирии. Что касается численности личного состава, боевого опыта и степени организованности, доступные для России силы доверенных лиц неуклонно росли. Это важный вспомогательный элемент, который можно использовать для решения самых разных задач: от простого удержания территории, как на Донбассе Украины, до опровергнутых прокси-операций против первоклассных вооруженных сил, таких как неудачная атака российской наемной фирмы Вагнера на У.Силы С. в Сирии.

Конфликт также представлял собой первую попытку Москвы начать битву за повествование в информационной сфере, используя репортеров, представителей и новостное освещение, предназначенное для поддержки российской позиции. Это был подход, совершенно отличный от того, что медиа закрыли во время второй чеченской войны. Вначале предпринимались попытки киберопераций, организованных через квазигосударственные структуры (то есть поддерживаемые государством или контролируемые государством). Эти попытки были примитивными, но Россия впоследствии усовершенствовала, расширила и применила их в более поздних конфликтах с гораздо большим эффектом.Грузия не стала успехом российских информационных операций, а была ранним вторжением в сферу деятельности.

Последствия

Собственная оценка Россией своих военных показателей была весьма критичной после войны, особенно ужасающей работы военно-воздушных сил. Генеральный штаб России признал необходимость коренного реформирования унаследованной советской мобилизационной армии, чтобы сделать ее пригодной для конфликтов на постсоветском пространстве. Примечательно, что в российском оборонном истеблишменте успешная война использовалась как катализатор военных реформ и модернизации.Российский Генштаб и гражданское руководство относились к себе критически, возможно, резко, особенно начальник Генштаба Николай Макаров. Тогдашний министр обороны Анатолий Сердюков собирался реализовать спорный план реформы, который предполагал широкомасштабную консолидацию и трансформацию вооруженных сил. Это потребовало бы глубоких сокращений в офицерском корпусе, многочисленных отставок и упразднения различных командований, а также множества радикальных мер.

В октябре 2008 года Сердюков объявил о реформах «New Look», заявив, что на них «сильно повлияли» события в Грузии.Вместо того, чтобы преувеличивать успех, руководство России поощряло критику в СМИ, потому что они хотели заручиться поддержкой против внутренней оппозиции. Кажется несколько странным видеть, как военный истеблишмент публично бичевает себя после успешной войны. Как прокомментировал Роджер Макдермотт еще в 2009 году, «мало различий между критикой кампании в гражданских СМИ или официальных источниках, предполагающей наличие организованных усилий правительства по« продаже »реформы военным и заручению поддержки среди них. население.”

На самом деле, планы уничтожить советскую мобилизационную армию и заменить ее гораздо более компактными постоянными войсками заранее были в ходу, но война послужила своевременным политическим оружием. Между службами, Генеральным штабом и старшими офицерами существовало ожесточенное сопротивление, которое было преодолено за счет того, что российские недостатки в этом конфликте были подчеркнуты как внутренняя дубинка. Со временем взгляды некоторых традиционалистов также подтвердились, поскольку следующий министр обороны Сергей Шойгу отменил наименее популярные и наиболее проблемные идеи реформ и воскресил элементы первоначальной структуры вооруженных сил.

Аспекты послевоенных реформ оказались скорее эволюционными, чем революционными. Можно было бы легко отклонить это как последнюю войну советских вооруженных сил, если предположить, что с 2008 года все изменилось, но конфликт по-прежнему остается загадкой для тех, кто интересуется российскими вооруженными силами сегодня. За десять лет, прошедших после войны, Россия фактически отказалась от советской армии массовой мобилизации, но создание более современных сил, способных вести общевойсковую войну и работать совместно между различными службами, все еще находится в стадии разработки.Российские силы объединяют то, что они считают наиболее успешными элементами западной войны, адаптированными к мощи огневой мощи тяжелой армии и потребностям евразийской сухопутной державы. Они рассмотрели наиболее вопиющие аспекты плохих боевых действий, продемонстрированных в Грузии. Но упор на простоту над гибкостью остается, и использование косвенных сил в качестве дополнения к регулярным силам только растет. Многое из этого было продемонстрировано в русско-грузинской войне 2008 года. Было бы глупо упустить это из виду.

Майкл Кофман - старший научный сотрудник CNA Corporation и научный сотрудник Института Кеннана при Центре Вильсона. Ранее он работал менеджером программ в Университете национальной обороны. Высказанные здесь взгляды являются его собственными.

Перманентная война России против Грузии

По мере того, как администрация Байдена разрабатывает свою стратегию противодействия Российской Федерации, полезно пересмотреть традиционные черты российской внешней политики.Москва выработала свой особый подход к стратегии, поскольку Кремль продолжает стремиться к тому, чтобы его считали великой державой [1]. Россия стремится избежать прямой военной конфронтации с технологически превосходящими противниками, особенно с западными державами. Современный российский способ ведения войны - продукт этого стратегического мышления. Гибридная война в значительной степени является продолжением традиционного военного мышления Москвы с некоторыми нововведениями, связанными с текущими социально-политическими изменениями и современными технологиями. Россия проницательно использует сочетание своих национальных сил в различных ситуациях.Случай с Грузией показывает, как Россия подходит к своим путям и средствам достижения национальных целей.

С момента обретения Грузией независимости Кремль продолжал оказывать давление на Тбилиси, используя комбинацию силовых инструментов. Наряду с традиционными источниками силы, такими как использование военной силы или угроза ей, поддержка доверенных лиц и создание сепаратистских режимов в качестве рычага воздействия на страну, Россия применяет экономические меры, информационные операции и кибератаки.

Опыт Грузии как давней жертвы российской гибридной войны показывает, что современный российский способ ведения войны - явление не новое. Однако современные технологии, такие как кибервозможности, использование социальных сетей и электронная война, являются для России новыми инструментами, позволяющими придерживаться своей косвенной стратегии. Рисунок 1 иллюстрирует российскую модель гибридной войны и кампании «серой зоны» против Грузии с 1990-х годов по настоящее время.

Россия использует ряд полномочий для достижения устойчивых политических целей.В начале 1990-х годов Российская Федерация разжигала сепаратистские движения в Абхазии и Цхинвальском регионе / Южной Осетии [2]. Помимо предоставления сепаратистам военной техники и поддержки, Россия вела безжалостную долгосрочную информационную войну. Россия эффективно использовала пропагандистские и информационные кампании, чтобы посеять хаос и неразбериху в Грузии и в отношении Грузии среди своих международных союзников. Главный нарратив России заключался в том, что «грузины борются против малых народов» и что грузины осуществляют «геноцид» абхазского и осетинского народов.Тем не менее, первая крупномасштабная кампания влияния России на Грузию началась после «революции роз» 2003 года и завершилась войной в августе 2008 года. Кремль осознал, что цветные революции - и, в частности, «революция роз» в Грузии - угрожают его двум основным внешнеполитическим целям: прекращению «посягательств» Организации Североатлантического договора (НАТО) на постсоветское пространство и сохранению особой роли и влияния на постсоветском пространстве. бывшие советские республики.

В отличие от западного театра военных действий, где Россия в первую очередь полагается на некинетические меры, вооруженные силы являются наиболее важным инструментом в московском наборе средств гибридной войны на постсоветском пространстве.В «ближнем зарубежье» использование военной мощи понятно по нескольким причинам: Россия имеет преимущество, поскольку она обладает непревзойденным потенциалом обычных вооружений, особенно когда такие страны, как Грузия, Украина и Молдова, не пользуются гарантиями коллективной безопасности. Таким образом, даже когда Россия использует некинетические инструменты на постсоветском пространстве, эффективность этих инструментов в значительной степени поддерживается превосходящей военной мощью «последней инстанции». Война августа 2008 года была в основном обычной; однако Россия также использовала гибридные меры, такие как кибератаки и кампании по дезинформации.Война послужила лабораторией для извлеченных уроков и спровоцировала военную модернизацию военно-политического истеблишмента в России.

С 2008 года Россия незаконно оккупировала Абхазию и Южную Осетию, которые составляют 20 процентов территории Грузии. [3] Оккупация дает России значительное военное присутствие на Южном Кавказе. В то же время Россия продолжает свой «процесс бордеризации», в ходе которого она «захватывает» дополнительные земли вблизи линии оккупации в Южной Осетии, перемещая «границы» из колючей проволоки дальше на бесспорные грузинские территории.Ситуация вокруг линии оккупации - классический пример «тактики салями». Москва могла бы усилить административные границы после войны 2008 года, но вместо этого сеет раздор, не вызывая военного ответа [4].

Помимо военного принуждения, Россия продолжает активно развертывать информационные операции, дипломатическое и экономическое давление и политическую войну против Грузии. Достигнув своих первоначальных целей с помощью военной силы, Москва теперь использует некинетические средства ведения войны.Россия является вторым по величине торговым партнером Грузии, на долю которого в 2017-2018 годах приходилось 11 процентов от общего объема грузинской торговли. Российские туристы в любой момент составляют большинство иностранных гостей, приезжающих в Грузию. Помимо торговли, денежные переводы граждан Грузии, проживающих в России, составляют значительную долю в экономике Грузии. Таким образом, эта экономическая зависимость от России остается одной из самых больших уязвимостей Тбилиси и еще одним инструментом в руках Москвы, когда ей необходимо оказать давление.

Экономическая зависимость взаимосвязана с другим важным инструментом в российском арсенале гибридной войны: антизападной пропагандой и дезинформацией. По данным Службы государственной безопасности Грузии, в 2018 году «дезинформация была широко распространенным инструментом, используемым иностранными силами, которые с помощью фейковых новостей и фальсифицированных фактов и истории пытались поляризовать население, внушая ложные представления и страхи, и влиять на важные процессы через манипулирование общественным мнением ». Эти кампании дезинформации содержат послания против НАТО, Европейского Союза и определенных социальных групп, таких как ЛГБТ-сообщество.Главный посыл российских информационных операций заключается в том, что интеграция с западными институтами наносит ущерб традиционной грузинской идентичности. Россия использует различные источники, такие как социальные сети, государственные СМИ, неправительственные организации и политические партии, чтобы использовать отсутствие социальной сплоченности в грузинском обществе. Согласно недавнему отчету Грузинского фонда стратегических и международных исследований (GFSIS), «особо уязвимыми группами против российской пропаганды являются в основном люди в возрасте 50 лет и старше из-за опыта жизни в СССР; этнические меньшинства, чувствующие себя изолированными и маргинализованными; те, кто не владеет грузинским языком, что делает их легкой мишенью для российской телепропаганды; сельское население, которое видит в России рынок для сельскохозяйственных товаров, а также для возможной занятости, и семьи, члены которых работают в России и регулярно отправляют денежные переводы своим родственникам в Грузию.”

Однако, несмотря на рычаги воздействия, которыми обладает Россия против Грузии, ее «мягкие» меры неэффективны, потому что евроатлантическое стремление Грузии является широко согласованным курсом внешней политики среди ключевых политических игроков и общества в целом. Поддержка интеграции в НАТО и ЕС среди грузинского общества остается неизменно высокой. Опрос Национального демократического института в декабре 2020 года показал, что, как и в предыдущие годы, поддержка членства в НАТО и ЕС составляет в среднем 80 процентов граждан Грузии.Кроме того, такое отношение закрепилось в Конституции Грузии 2018 года.

Россия не спешит еще сильнее подчинять Грузию своему влиянию. Он уже достиг своих основных целей: эффективно остановить членство Грузии в НАТО и установить военное присутствие на Южном Кавказе. Теперь, чтобы не допустить вступления Грузии в НАТО, Россия играет в долгую игру, используя некинетические инструменты. К сожалению, время не на стороне Грузии, поскольку население Грузии ожидает ощутимых результатов, когда дело касается процесса интеграции Грузии в западные институты.Поскольку членство в НАТО в ближайшем будущем кажется менее реальным, Россия продолжит постепенное проникновение в грузинскую политику для достижения своей конечной цели - изменения выбранного внешнеполитического курса Грузии. Такой подход не требует значительных ресурсов и со временем может оказаться эффективным.

Тем не менее, в отсутствие надежных гарантий безопасности и на фоне ревизионистской внешней политики России Грузия продолжает поддерживать свою независимую внешнюю политику: евроатлантическую интеграцию и стратегическое партнерство с США.Как надежный партнер, Грузия продолжает свое участие в международных миссиях по обеспечению безопасности и остается одной из основных стран-участниц, не входящих в НАТО, в операции «Решительная поддержка » в Афганистане [5] и планирует продолжать миссию до тех пор, пока Вашингтону потребуется поддержка со стороны Грузии. Силы обороны. [6]

Взгляды, выраженные в статье, принадлежат автору и не отражают политику или позицию Министерства обороны Грузии, правительства Грузии или Исследовательского института внешней политики.


[1] Картер Малкасян, История современных войн на истощение, (Вестпорт, Коннектикут: Praeger, 2002), стр. 5-6.

[2] Относительно участия России в конфликтах в Грузии см., Например, Сванте Корнелл, Малые нации и великие державы: исследование этнополитического конфликта на Кавказе (Routledge, 2005), стр. 333-343.

[3] Территориальная целостность Грузии однозначно поддерживается международным сообществом, в том числе США.В Законе о противодействии российскому влиянию в Европе и Евразии от 2017 года (PL 115-44, раздел II, §253) говорится, что Соединенные Штаты «не признают территориальные изменения, осуществленные силой, включая незаконные вторжения и оккупацию» Абхазии, Южной Осетии. , и другие территории, оккупированные Россией.

[4] Лайл Дж. Моррис, Майкл Дж. Мазарр, Джеффри В. Хорнунг, Стефани Пезард, Аника Биннендейк и Марта Кепе, Получение конкурентного преимущества в серой зоне: варианты ответа на принудительную агрессию ниже порога большой войны (Санта-Моника, Калифорния: RAND Corporation, 2019), стр.82. О ситуации за линией оккупации см. Натия Сескурия, «Тихая оккупация России и территориальная целостность Грузии», RUSI, 18 апреля 2019 г.

[5] Кори Велт, «Джорджия: история вопроса и политика США» (Библиотека Конгресса США, Исследовательская служба Конгресса, 17 октября 2019 г.), стр. 11.

[6] Интервью автора с высокопоставленным грузинским чиновником.

Россия все еще оккупирует 20% территории нашей страны, заявил премьер-министр Грузии

Старый город в Тбилиси, Грузия

Getty Images | Каве Каземи

Территориальный конфликт России с Украиной привлек гораздо больше внимания средств массовой информации в последние годы, но присутствие и поддержка страны в отколовшихся регионах Абхазии и Южной Осетии в Грузии продолжают преследовать страну, заявил премьер-министр Грузии CNBC в интервью телеканалу CNBC. Вторник.

«К сожалению, Россия продолжает оккупировать 20 процентов нашей территории, и ответ с нашей стороны на эту наиболее болезненную проблему, стоящую перед нами в Грузии, - это укрепление нашей демократии и устойчивый и быстрый экономический рост», - заявил премьер-министр Мамука Бахтадзе. заявил CNBC на Всемирном экономическом форуме в Давосе.

Аннексия Россией Крыма у Украины и ее роль в пророссийском восстании 2014 года вызвали международный резонанс и наложили санкции на Россию, но это не первый случай, когда Россия поддерживает восстания в соседних бывших советских республиках.

В 2008 году Россия поддержала самопровозглашенные республики Абхазию и Южную Осетию (спорные регионы с момента распада Советского Союза), что спровоцировало недолгую пятидневную войну между Россией и Грузией, которая привела к возглавляемой Россией военная победа.

В независимом отчете о конфликте (по заказу ЕС) было установлено, что Грузия была виновата в развязывании войны после неизбирательного штурма города Цхинвали в Южной Осетии, хотя в нем говорилось, что военный ответ России вышел за разумные пределы нарушил международное право.

Сегодня Абхазия и Южная Осетия остаются спорными территориями в регионе Южного Кавказа, наряду с Нагорным Карабахом. Грузия и большая часть международного сообщества не признают независимость Южной Осетии и Абхазии; Грузия заявляет, что отколовшиеся регионы являются суверенной территорией и находятся под военной оккупацией России.

Выбор Запада

Еще одна причина конфликта между Грузией и Россией, которая пыталась подорвать соседние государства, стремящиеся к более тесным связям с Западом (например, Украина и Грузия), - это попытки Грузии вступить в НАТО, США.Южно-европейский военный союз и желание вступить в Евросоюз.

Премьер-министр Мамука Бахтадзе заявил CNBC, что его страна рассматривает членство в НАТО и ЕС как цели.

«НАТО - это наше главное стремление, и мы полностью привержены этому стремлению, которое поддерживается очень значительным большинством нашего населения, и я очень оптимистичен в этом отношении».

«Если вы посмотрите на нашу работу за последние несколько лет, Грузия действительно преуспевает на этом пути ... В прошлом году на конференции в Брюсселе НАТО еще раз подтвердила, что Грузия в конечном итоге станет членом НАТО, поэтому мы очень мотивированы и мы пытаемся вывести наши отношения с НАТО на другой уровень.«

» Конечно, у нас нет иллюзий, что процесс может произойти в одночасье, но процесс интеграции приносит конкретные результаты для моей страны ».

Он добавил, что Грузия« полностью привержена нашему стремлению стать полноправным членом как ЕС, так и НАТО. "

" Наши корни европейские, поэтому наше мировоззрение европейское, поэтому это наша цивилизация, которую мы выбрали. Мы внесли свой вклад в европейскую цивилизацию ».

Бахтадзе сказал, что его страна стремится стать экономическим центром в регионе, и сказал, что это« естественный кандидат », поскольку он расположен.

«Грузия - ворота для восьми стран, не имеющих выхода к морю, рынок этих стран составляет около 100 миллионов человек, что является самым быстрорастущим потребительским рынком в мире», - сказал он.

«Поэтому стратегия моего правительства состоит в том, чтобы сделать Грузию региональным центром для бизнеса, торговли, финансов, туризма, логистики и образования», - сказал он, добавив, что большая часть этого плана заключалась в максимальной интеграции страны. в более широкой экономике.

«Вот почему мы - единственная страна в регионе, которая имеет соглашение о свободной торговле как с ЕС, так и с Китаем.И вдобавок ко всему у нас есть ССТ (соглашения о свободной торговле) с нашими соседями ».

Россия использовала уроки войны с Грузией в конфликте на Украине - EURACTIV.com

Десять лет назад, в августе 2008 года, Россия и Грузия вступили в войну из-за Южной Осетии, небольшого сепаратистского региона Грузии, который Москва позже, несмотря на международную критику, будет признана независимой.

Десять лет спустя Москва все еще не смягчила свою позицию по отношению к своим соседям, и ее разрыв с Западом только усилился.

Россия начала вооруженную акцию против Грузии, чтобы прийти на помощь Южной Осетии, небольшому пророссийскому сепаратистскому региону, где Тбилиси начал военную операцию. Российская армия быстро превзошла численность грузинских сил и пригрозила захватить столицу страны.

Наконец, тогдашний президент Франции Николя Саркози заключил мирный договор, который привел к выводу российских войск. Но Москва признала независимыми отколовшиеся регионы Южная Осетия и Абхазия, где с тех пор размещает большое военное присутствие.

За пять дней Россия продемонстрировала свою военную мощь и продемонстрировала готовность защищать - при необходимости силой - свои интересы в регионе, который она считает своей сферой влияния.

Шесть лет спустя в другой бывшей советской стране Россия аннексировала черноморский полуостров Крым у Украины в ответ на приход к власти прозападных политиков в Киеве зимой 2014 года.

По-европейски Грузии: что дальше?

Предложение Европейской комиссии разрешить Колледжу ежегодно встречаться с руководством Грузии уникально по сравнению с отношениями между ЕС и другими третьими странами, пишет Стивен Блокманс.

Москва тогда оказала военную поддержку пророссийскому сепаратистскому восстанию на востоке Украины, которое переросло в военный конфликт, унесший жизни более 10 000 человек.

Хотя российская армия открыто не вторгалась, Киев и западные страны обвиняют Москву в оказании военной и финансовой помощи повстанцам, которые создали две сепаратистские республики на востоке. Москва это последовательно отрицает.

Европа и США, которые осторожно отреагировали на российско-грузинскую войну, на этот раз резко осудили действия Москвы и наложили на Россию жесткие экономические санкции.

«Первая попытка»

И в Грузии, и в Украине целью Москвы было любым способом остановить переход своих соседей в НАТО. Это немыслимая перспектива для России, которая после распада Советского Союза все чаще осуждает готовность НАТО расширять свои границы.

«В Южной Осетии Россия преподала урок странам бывшего Советского Союза. Это показало им, что у них нет возможности принять другую модель развития », - сказал аналитик Константин Калачев.

Москве нужно было «дать понять, что ее средства действий расширяются и что реакция жителей Запада на эти действия некритична».

Эксперт назвал войну в Грузии «первой попыткой», определившей будущую политику Кремля. «Если бы не операция в Южной Осетии, аннексии Крыма не могло бы произойти», - добавил он.

Однако в 2008 году Россия предпочла не аннексировать два грузинских сепаратистских региона, а только признать их независимость, хотя после войны они оказались под фактическим покровительством Москвы.Этот сценарий не всегда шел точно по плану Кремля.

Даже его ближайшие союзники Беларусь и Казахстан отказались признать независимость двух регионов Грузии.

Это преподало урок Москве, а Украина никогда не признавала независимость сепаратистских регионов, - сказал Андрей Суздальцев, заместитель заведующего кафедрой мировой экономики и международных отношений Высшей школы экономики в Москве.

С другой стороны, Россия смогла воспользоваться разделением на Западе, и единственными странами, которые в то время яростно противостояли России, были новейшие государства Европейского Союза во главе с Польшей и Литвой.

Проигрыш в войне СМИ

Помимо дипломатии и военных вопросов, Россия после конфликта с Грузией также пришла к выводу, что она проиграла «войну СМИ», несмотря на свои успехи на местах.

С 2008 года Кремль приложил огромные усилия для усиления своей «мягкой силы», в частности, запустив телеканал RT (ранее Russia Today), предназначенный для защиты своих взглядов за рубежом на многих иностранных языках, а также аналогичное информационное агентство. называется Спутник.

Они активно освещали конфликт на Украине и пытались дискредитировать позицию Запада по сирийскому конфликту.

Россия пробует воду для референдума на Донбассе

Заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин заявил в четверг (26 июля), что вопрос о проведении референдума на востоке Украины был затронут на встрече представителей Германии, Франции, России и Украины в Берлине, сообщает РИА Новости.

В то время как Москва намеревалась посредством войн с Украиной и Грузией добиться признания своих интересов и сферы влияния, войны, по мнению экспертов, в основном способствовали глубокому расколу с западными странами.

«Признание Россией Южной Осетии и Абхазии раздражало западные страны, но было ощущение, что такая ситуация больше не повторится, и Россия была прощена. Но это был последний раз, когда Россию простили », - сказал политолог Алексей Малашенко.

«Отношения между Россией и Западом больше не могут быть изменены. Этот корабль ушел », - сказал он.

«Этническая чистка» в Грузии

После российского вторжения Хьюман Райтс Вотч обвинила Москву в надзоре за «широкомасштабным разграблением и поджогом грузинских домов, а также убийствами, избиениями, изнасилованиями и угрозами мирных жителей» со стороны югоосетинских войск.

84-летний фермер Дато Ванишвили - один из немногих грузин, которые остались в Южной Осетии после кровавого конфликта, поскольку большая часть его семьи и родственников были вынуждены бежать в результате того, что ЕС назвал «этнической чисткой».

«До войны здесь проживало 80 грузинских семей, остались только я и мой внук», - сказал он. «Осетины сказали моему внуку, что если он попытается перейти границу, они его поймают, отвезут в Россию и бросят в тюрьму». Это угроза, которая кажется вполне реальной.

Власти Тбилиси считают, что 126 этнических грузин были задержаны сепаратистами только в прошлом году. В феврале одного из задержанных, 35-летнего продавца овощей Арчила Татунашвили, замучили до смерти в тюрьме Южной Осетии. Его изуродованное тело было возвращено семье только после нескольких недель дипломатических переговоров с западными странами.

Включение тепла

Прокуроры Международного уголовного суда, который в 2016 году начал расследование военных преступлений, совершенных во время конфликта, подсчитали, что до 18 500 этнических грузин были насильственно перемещены из Южной Осетии.

Несмотря на яростное сопротивление Москвы, Генеральная Ассамблея ООН приняла 10 резолюций, призывающих к их «безопасному и достойному возвращению в свои дома».

Но спустя десятилетие после войны они все еще живут в построенных для них поселениях по всей Грузии. И они винят в своем бедственном положении Россию. «Россия вторглась в Грузию, чтобы помешать нам стать членом Европейского Союза и НАТО, чтобы держать Кавказ в своих когтях», - сказал 54-летний беженец Геннадий Заридзе. Сейчас он живет в Церовани, продуваемом ветрами поселении, построенном на востоке Грузии для 2 000 семей, перемещенных из Ахалгорского района Южной Осетии.

В беседе с AFP президент Грузии Георгий Маргвелашвили сказал, что он постоянно призывал западных союзников Тбилиси усилить давление на Кремль, чтобы «положить конец оккупации грузинской земли».

Но бесчисленные раунды переговоров при международном посредничестве, начатых в октябре 2008 года в Швейцарии по урегулированию конфликта, пока не принесли практически никакого прогресса. Маргвелашвили подчеркнул, что грузины «не должны терять надежду». По его словам, это «именно» то, чего хочет от них Россия.«Нам говорят:« Что бы вы ни делали, ваша судьба будет решаться в Москве ». Мой ответ: это не так».

Когда Россия вторглась в Грузию - WSJ

Как и многие другие главы государств, я планировал посетить летние Олимпийские игры 2008 года в Пекине. Я отменил поездку после того, как поддерживаемые Россией сепаратисты начали стрелять по грузинским позициям на отколовшейся территории Южной Осетии. 8 августа 2008 года - на следующий день после того, как в моей стране разразилась полномасштабная война, - состоялась церемония открытия Олимпиады.

Задолго до своего обычного нападения на Грузию Россия открыто поддерживала сепаратистских боевиков, начала кибератаки и использовала дезинформацию для вмешательства во внутренние дела суверенных государств. Первоначальные сообщения разведки о вводе российских войск на территорию Грузии даже не вызвали достаточного беспокойства, чтобы приказать грузинским военным чиновникам вернуться из отпуска. Хотя Москва давно пыталась помешать развороту Грузии на Запад, Россия не наносила обычных вооруженных ударов по соседней стране с момента вторжения в Афганистан в 1979 году.

Но в августе 2008 года под эгидой «защиты» сепаратистского анклава Россия вторглась в мою страну. Сказать, что Кремль использует непропорциональную силу, - значит ничего не сказать: Россия бомбила грузинские позиции с помощью более 200 самолетов, в то время как ВВС Грузии имели на вооружении менее десятка боевых самолетов. Около 80 000 российских сухопутных войск переброшены в Грузию; вся наша армия насчитывала менее 30 000 человек.

И все же некоторые на Западе, например, тогдашний премьер-министр Италии Сильвио Берлускони, обвиняли Грузию.Не говоря уже о практической невозможности нападения Грузии на ядерную державу, в 100 раз превышающую ее, весь конфликт произошел на международно признанной территории Грузии. Утверждение Кремля о том, что его сухопутные войска были мобилизованы в мгновение ока в ответ на чрезвычайную ситуацию, абсурдны. Такой натиск требовал тщательной подготовки, особенно с учетом гористой местности российско-грузинской границы.

Российские военные операции также не ограничились Южной Осетией.Российские вооруженные силы двинулись к столице Грузии. Грузинские войска, оказавшие ожесточенное сопротивление, которого русские не ожидали, задержали марш на Тбилиси. В последующие дни международное сообщество сыграло решающую роль в прекращении наступления России. В частности, администрация Буша направила в Грузию «гуманитарный конвой», сдерживая дальнейшую агрессию с помощью военных кораблей и самолетов с крылатыми ракетами.

к 10-летию со дня вторжения России в Грузию

Российские солдаты в Грузии в 2008 году.(AP)

Совместное заявление Группы друзей Грузии 10 лет со дня военного вторжения России в Грузию

7 августа 2018

Это заявление сделано от имени Канады, Чешской Республики, Эстонии, Латвии, Литвы, Польши, Румынии, Швеции, Украины, Великобритании, Соединенных Штатов Америки.

Мы подтверждаем нашу полную поддержку суверенитета и территориальной целостности Грузии в пределах ее международно признанных границ.

Десять лет после российского военного вторжения в Грузию, мы по-прежнему глубоко обеспокоены продолжающейся оккупацией грузинских территорий и подчеркиваем необходимость мирного разрешения конфликта на основе полного соблюдения Устава ООН, Хельсинкского Заключительного акта и основные нормы и принципы международного права.

Мы настоятельно призываем Российскую Федерацию отказаться от признания так называемой независимости регионов Грузии Абхазии и Южной Осетии.

За десять лет после августовской войны 2008 года Грузия добилась прогресса в укреплении демократии и надлежащего управления, а также в процессе европейской и евроатлантической интеграции и экономического развития. Вызывает разочарование то, что этими льготами не могут пользоваться жители регионов Грузии Абхазия и Южная Осетия. Мы считаем, что мирное разрешение российско-грузинского конфликта окажет преобразующее воздействие не только на Грузию, но и на регион в целом.

Мы поддерживаем Женевские международные дискуссии (GID) как важный формат для решения проблем безопасности, прав человека и гуманитарных проблем, возникающих в результате неурегулированного конфликта.
Спустя десять лет после создания GID мы сожалеем об отсутствии прогресса по ключевым вопросам обсуждений, включая неприменение силы, создание международных механизмов безопасности в регионах Грузии Абхазия и Южная Осетия, направленных на обеспечение безопасности и стабильности на земли и обеспечение безопасного и достойного возвращения внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) и беженцев.

Мы призываем Российскую Федерацию полностью выполнить при посредничестве ЕС Соглашение о прекращении огня от 12 августа 2008 года, в частности вывести свои войска с оккупированных территорий Грузии.

Мы поддерживаем механизмы предотвращения и реагирования на инциденты (IPRM) в Гали и Эргнети и призываем участников находить надлежащие решения для обеспечения безопасности и гуманитарных потребностей пострадавшего от конфликта населения.

Мы осуждаем заключение Российской Федерацией так называемых договоров об интеграции и союзе с грузинскими регионами Абхазия и Южная Осетия, что является явным нарушением принципов международного права со стороны Российской Федерации и прямо противоречит обязательствам ОБСЕ.

Мы выражаем нашу глубокую озабоченность по поводу увеличения числа российских военных учений и их дальнейшего наращивания военного потенциала в регионах Грузии Абхазия и Южная Осетия.

Мы осуждаем грубые нарушения прав, связанных со свободой передвижения и проживания и собственности, а также ограничение образования на родном языке. Мы подчеркиваем, что так называемая бордеризация путем создания искусственных препятствий и укрепления линии оккупации забором из колючей и колючей проволоки, а также закрытие так называемых контрольно-пропускных пунктов еще больше усугубляет гуманитарную ситуацию на местах.

Мы осуждаем убийство грузинских ВПЛ Арчила Татунашвили, Гига Отхозория и Давида Башарули и призываем Российскую Федерацию как государство, осуществляющее эффективный контроль над Абхазией и Южной Осетией, устранить любые препятствия для привлечения виновных к ответственности. В этом контексте мы поддерживаем превентивные меры Грузии, направленные на искоренение чувства безнаказанности и ухудшение прав человека в оккупированных регионах Грузии, и мы отмечаем принятие Постановления правительства Грузии об утверждении списка Отхозория-Татунашвили на основе о соответствующем Постановлении Парламента Грузии.

Мы по-прежнему глубоко обеспокоены этнической дискриминацией в регионах Грузии Абхазия и Южная Осетия и массовым разрушением домов грузинских ВПЛ, что является иллюстрацией целенаправленной политики России, направленной на полное стирание следов этнического грузинского населения и культурного наследия в оккупированных регионах.

Мы поддерживаем добровольное возвращение ВПЛ и беженцев в места их происхождения в безопасных и достойных условиях.

Мы призываем Российскую Федерацию предоставить международным механизмам мониторинга прав человека доступ на оккупированные территории Грузии.

Мы высоко оцениваем эффективную работу и вклад Миссии наблюдателей ЕС (МНЕС) в предотвращение эскалации напряженности на местах и ​​призываем Российскую Федерацию позволить МНЕС полностью выполнить свой мандат и обеспечить доступ миссии в Абхазию и юг Грузии. Осетинские регионы.

Мы приветствуем соблюдение Грузией при посредничестве ЕС Соглашения о прекращении огня от 12 августа 2008 года и ее одностороннее обязательство не применять силу, и призываем Российскую Федерацию ответить взаимностью, подтвердить и выполнить обязательство не применять силу против Грузии.

Мы поддерживаем новую мирную инициативу правительства Грузии «Шаг к лучшему будущему», направленную на улучшение гуманитарных и социально-экономических условий жизни людей, проживающих в регионах Грузии Абхазия и Южная Осетия, и налаживание контактов между людьми.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *