Машина военная катюша – Катюша (прозвище оружия) — Википедия

Катюша (прозвище оружия) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 1 мая 2019; проверки требует 1 правка. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 1 мая 2019; проверки требует 1 правка. У этого термина существуют и другие значения, см. Катюша. Эта статья — о народном прозвище советских РСЗО периода Великой Отечественной войны. О наиболее известной боевой машине, носившей его см. БМ-13; о совокупности советских боевых машин реактивной артиллерии этого периода см. Гвардейский реактивный миномёт.

«Катю́ша» (в советской литературе часто встречается и написание со строчной буквы[1]) — появившееся во время Великой Отечественной войны 1941—1945 годов неофициальное название бесствольных систем полевой реактивной артиллерии (в первую очередь и первоначально — БМ-13, а впоследствии также БМ-8, БМ-31[2] и других)[3][4]. Такие установки активно использовались Рабоче-крестьянской Красной армией во время Второй мировой войны. Популярность прозвища оказалась столь большой, что «Катюшами» в разговорной речи стали нередко именовать и послевоенные РСЗО на автомобильных шасси, в частности БМ-14 и БМ-21 «Град». Впоследствии, по аналогии с «Катюшей», прозвище «Андрюша» было дано советскими бойцами и другой установке реактивной артиллерии БМ-31-12, но это прозвище не получило столь широкого распространения и популярности

[5]

ru.wikipedia.org

Уникальная боевая машина «Катюша» » Военное обозрение

История появления и боевого применения гвардейских реактивных минометов, ставших прообразом всех реактивных систем залпового огня
Среди легендарного оружия, ставшего символами победы нашей страны в Великой Отечественной войне, особое место занимают гвардейские реактивные минометы, прозванные в народе «Катюша». Характерный силуэт грузовика 40-х годов с наклонной конструкцией вместо кузова — такой же символ стойкости, героизма и отваги советских воинов, как, скажем, танк Т-34, штурмовик Ил-2 или пушка ЗиС-3.

И вот что особенно примечательно: все эти легендарные, овеянные славой образцы вооружения были сконструированы совсем незадолго или буквально накануне войны! Т-34 был принят на вооружение в конце декабря 1939 года, первые серийные Ил-2 сошли с конвейера в феврале 1941 года, а пушка ЗиС-3 впервые была представлена руководству СССР и армии через месяц после начала боевых действий, 22 июля 1941 года. Но самое удивительное совпадение случилось в судьбе «Катюши». Ее демонстрация партийному и военному начальству состоялась за полдня до нападения Германии — 21 июня 1941 года…

С небес — на землю

По сути, работы над созданием первой в мире реактивной системы залпового огня на самоходном шасси начались в СССР в середине 1930-х годов. Сотруднику выпускающего современные российские РСЗО тульского НПО «Сплав» Сергею Гурову удалось обнаружить в архивах договор № 251618с от 26 января 1935 года между ленинградским Реактивным научно-исследовательским институтом и Автобронетанковым управлением РККА, в котором фигурирует опытный образец ракетной установки на танке БТ-5 с десятью ракетами.


Залп гвардейских минометов. Фото: Анатолий Егоров / РИА Новости

Удивляться тут нечему, ведь советские ракетостроители создали первые боевые реактивные снаряды еще раньше: официальные испытания прошли в конце 20-х — начале 30-х годов. В 1937 году на вооружение был принят реактивный снаряд РС-82 калибра 82 мм, а год спустя — РС-132 калибром 132 мм, причем и тот и другой — в варианте для подкрыльевой установки на самолетах. Еще год спустя, в конце лета 1939-го, РС-82 были впервые применены в боевой обстановке. В ходе боев на Халхин-Голе пять И-16 использовали свои «эрэсы» в бою с японскими истребителями, немало удивив противника новым оружием. А чуть позже, уже во время советско-финской войны, по наземным позициям финнов наносили удары шесть двухмоторных бомбардировщиков СБ, вооруженных уже РС-132.

Естественно, что впечатляющие — а они действительно были впечатляющими, хотя и в немалой степени за счет неожиданности применения новой системы вооружения, а не ее сверхвысокой эффективности, — результаты использования «эрэсов» в авиации заставили советское партийное и военное руководство торопить оборонщиков с созданием наземного варианта. Собственно, у будущей «Катюши» были все шансы успеть на Зимнюю войну: основные проектные работы и испытания провели еще в 1938–1939 годах, но результаты военных не удовлетворили — им требовалось более надежное, подвижное и простое в обращении оружие.

В общих чертах то, что спустя полтора года войдет в солдатский фольклор по обе стороны фронта как «Катюша», было готово к началу 1940 года. Во всяком случае, авторское свидетельство № 3338 на «ракетную автоустановку для внезапного, мощного артиллерийского и химического нападения на противника с помощью ракетных снарядов» было выдано 19 февраля 1940 года, а в числе авторов значились сотрудники РНИИ (с 1938 года носившего «номерное» название НИИ-3) Андрей Костиков, Иван Гвай и Василий Аборенков.

Эта установка уже серьезно отличалась от первых образцов, вышедших на полигонные испытания в конце 1938 года. Пусковая установка для реактивных снарядов располагалась по продольной оси автомобиля, имела 16 направляющих, на каждую из которых устанавливались по два снаряда. Да и сами снаряды для этой машины были другими: авиационные РС-132 превратились в более длинные и мощные наземные М-13.

Собственно, в таком виде боевая машина с реактивными снарядами и вышла на смотр новых образцов вооружения Красной армии, который проходил 15–17 июня 1941 года на полигоне в подмосковном Софрино. Реактивную артиллерию оставили «на закуску»: две боевые машины демонстрировали стрельбу в последний день, 17 июня, с применением осколочно-фугасных реактивных снарядов. За стрельбами наблюдали нарком обороны маршал Семен Тимошенко, начальник Генштаба генерал армии Георгий Жуков, начальник Главного артиллерийского управления маршал Григорий Кулик и его заместитель генерал Николай Воронов, а также нарком вооружений Дмитрий Устинов, нарком боеприпасов Петр Горемыкин и множество других военных. Можно только догадываться, какие эмоции обуревали их, когда они смотрели на стену огня и фонтаны земли, поднимавшиеся на мишенном поле. Но понятно, что демонстрация произвела сильнейшее впечатление. Через четыре дня, 21 июня 1941 года, всего за несколько часов до начала войны, были подписаны документы о принятии на вооружение и срочном развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки, получившей официальной название БМ-13 — «боевая машина — 13» (по индексу реактивного снаряда), хотя иногда в документах они фигурировали и с индексом М-13. Этот день и нужно считать днем рождения «Катюши», которая, получается, родилась всего на полсуток раньше начала прославившей ее Великой Отечественной войны.


Первый удар

Производство нового оружия разворачивалось сразу на двух предприятиях: воронежском заводе имени Коминтерна и московском заводе «Компрессор», а основным предприятием по выпуску снарядов М-13 стал столичный завод имени Владимира Ильича. Первое боеготовое подразделение — особая батарея реактивного действия под командованием капитана Ивана Флерова — отправилось на фронт в ночь с 1 на 2 июля 1941 года.


Командир первой батареи реактивной артиллерии «Катюш», капитан Иван Андреевич Флеров. Фото: РИА Новости


Но вот что примечательно. Первые документы о формировании дивизионов и батарей, вооруженных реактивными минометами, появились еще до знаменитых стрельб под Москвой! Например, директива Генштаба о формировании пяти дивизионов, вооруженных новой техникой, вышла за неделю до начала войны — 15 июня 1941 года. Но реальность, как всегда, внесла свои коррективы: в действительности формирование первых частей полевой реактивной артиллерии началось 28 июня 1941 года. Именно с этого момента, как определяла директива командующего Московского военного округа, и отводилось трое суток на формирование первой особой батареи под командованием капитана Флерова.

По предварительному штатному расписанию, которое было определено еще до софринских стрельб, батарея реактивной артиллерии должна была иметь девять реактивных установок. Но заводы-изготовители не справлялись с планом, и Флеров не успел получить две из девяти машин — он отправился на фронт в ночь на 2 июля с батареей из семи реактивных минометов. Но не стоит думать, что в сторону фронта отправились просто семь ЗИС-6 с направляющими для запуска М-13. По списку — утвержденного штатного расписания для особой, то есть по сути экспериментальной батареи не было и быть не могло — в батарее числились 198 человек, 1 легковая, 44 грузовых и 7 специальных машин, 7 БМ-13 (они почему-то фигурировали в графе «Пушки 210 мм») и одна 152-мм гаубица, выполнявшая роль пристрелочного орудия.

Именно в таком составе флеровская батарея и вошла в историю как первая в Великой Отечественной войне и первая в мире боевая часть реактивной артиллерии, участвовавшая в боевых действиях. Свой первый бой, ставший потом легендарным, Флеров и его артиллеристы дали 14 июля 1941 года. В 15:15, как следует из архивных документов, семь БМ-13 из состава батареи открыли огонь по железнодорожной станции Орша: необходимо было уничтожить скопившиеся там эшелоны с советской военной техникой и боеприпасами, которые не успели добраться до фронта и застряли, попав в руки противника. Кроме того, в Орше скапливалось и подкрепление для наступающих частей вермахта, так что возникала чрезвычайно привлекательная для командования возможность одним ударом решить сразу несколько стратегических задач.

Так и получилось. По личному приказу заместителя начальника артиллерии Западного фронта генерала Георгия Кариофилли батарея нанесла первый удар. Всего за несколько секунд по цели был выпущен полный боекомплект батареи — 112 реактивных снарядов, каждый из которых нес боевой заряд весом почти 5 кг — и на станции начался ад. Вторым ударом батарея Флерова уничтожила понтонную переправу гитлеровцев через реку Оршица — с тем же успехом.

Через несколько дней на фронт прибыли еще две батареи — лейтенанта Александра Куна и лейтенанта Николая Денисенко. Обе батареи нанесли первые свои удары по врагу в последних числах июля тяжелого 1941 года. А с начала августа в Красной армии началось формирование уже не отдельных батарей, а целых полков реактивной артиллерии.

Гвардия первых месяцев войны

Первый документ о формировании такого полка был издан 4 августа: постановление Госкомитета СССР по обороне предписывало сформировать один гвардейский минометный полк, вооруженный установками М-13. Этому полку было присвоено имя наркома общего машиностроения Петра Паршина — человека, который, собственно, и обратился в ГКО с идеей формирования такого полка. И с самого начала предложил дать ему звание гвардейского — за полтора месяца до того, как в Красной армии появились первые гвардейские стрелковые части, а потом и все остальные.


«Катюши» на марше. 2-й Прибалтийский фронт, январь 1945 года. Фото: Василий Савранский / РИА Новости


Четыре дня спустя, 8 августа, было утверждено штатное расписание гвардейского полка реактивных установок: каждый полк состоял из трех или четырех дивизионов, а каждый дивизион — из трех батарей по четыре боевые машины. Той же директивой предусматривалось формирование первых восьми полков реактивной артиллерии. Девятым стал полк имени наркома Паршина. Примечательно, что уже 26 ноября наркомат общего машиностроения был переименован в наркомат минометного вооружения: единственный в СССР, занимавшийся одним-единственным видом оружия (просуществовал до 17 февраля 1946 года)! Это ли не свидетельство того, какое огромное значение руководство страны придавало реактивным минометам?

Другим свидетельством этого особого отношения стало постановление Госкомитета по обороне, вышедшее месяц спустя — 8 сентября 1941 года. Этот документ фактически превращал реактивную минометную артиллерию в особый, привилегированный вид вооруженных сил. Гвардейские минометные части выводились из состава Главного артиллерийского управления РККА и превращались в гвардейские минометные части и соединения со своим собственным командованием. Оно подчинялось непосредственно Ставке Верховного главнокомандования, а в его состав входили штаб, управление вооружений минометных частей М-8 и М-13 и оперативные группы на основных направлениях.

Первым командующим гвардейскими минометными частями и соединениями стал военинженер 1-го ранга Василий Аборенков — человек, чье имя фигурировало в авторском свидетельстве на «ракетную автоустановку для внезапного, мощного артиллерийского и химического нападения на противника с помощью ракетных снарядов». Именно Аборенков на посту сначала начальника отдела, а потом заместителя начальника Главного артиллерийского управления сделал все, чтобы Красная армия получила новое, невиданное оружие.

После этого процесс формирования новых артиллерийских подразделений пошел полным ходом. Основной тактической единицей стал полк гвардейских минометных частей. Он состоял из трех дивизионов реактивных установок М-8 или М-13, зенитного дивизиона, а также подразделений обслуживания. Всего в полку числились 1414 человек, 36 боевых машин БМ-13 или БМ-8, а из прочего вооружения — 12 зенитных пушек калибра 37 мм, 9 зенитных пулеметов ДШК и 18 ручных пулеметов, не считая ручного стрелкового оружия личного состава. Залп одного полка реактивных установок М-13 состоял из 576 реактивных снарядов — по 16 «эрэсов» в залпе каждой машины, а полка реактивных установок М-8 — из 1296 реактивных снарядов, так как одна машина выпускала сразу 36 снарядов.

«Катюши», «Андрюши» и другие члены реактивной семьи

К концу Великой Отечественной войны гвардейские минометные части и соединения Красной армии стали грозной ударной силой, оказавшей существенное влияние на ход боевых действий. В общей сложности к маю 1945 года советская реактивная артиллерия насчитывала 40 отдельных дивизионов, 115 полков, 40 отдельных бригад и 7 дивизий — всего 519 дивизионов.

На вооружении этих подразделений стояли боевые машины трех видов. Прежде всего это были, конечно, сами «Катюши» — боевые машины БМ-13 со 132-миллиметровыми реактивными снарядами. Именно они стали самыми массовыми в советской реактивной артиллерии времен Великой Отечественной войны: с июля 1941 года по декабрь 1944-го выпустили 6844 такие машины. Пока в СССР не стали поступать ленд-лизовские грузовики «Студебеккер», пусковые установки монтировали на шасси ЗИС-6, а потом основными носителями стали американские шестиосные тяжеловозы. Кроме того, существовали модификации пусковых установок для размещения М-13 на других поступавших по ленд-лизу грузовиках.

Гораздо больше модификаций было у 82-миллиметровой «Катюши» БМ-8. Во-первых, только эти установки благодаря их небольшим габаритам и весу удавалось монтировать на шасси легких танков Т-40 и Т-60. Такие самоходные реактивные артиллерийские установки получили название БМ-8-24. Во-вторых, такого же калибра установки монтировались на железнодорожных платформах, бронекатерах и торпедных катерах и даже на дрезинах. А на Кавказском фронте их переделали под стрельбу с земли, без самоходного шасси, которому было бы не развернуться в горах. Но основной модификацией стала пусковая установка для реактивных снарядов М-8 на автомобильном шасси: до конца 1944 года их было выпущено 2086 штук. В основном это были БМ-8-48, запущенные в производство в 1942 году: эти машины имели 24 балки, на которые устанавливались 48 реактивных снарядов М-8, выпускались они на шасси грузовика «Форм Мармон-Херрингтон». А пока не появилось иностранное шасси, на базе грузовика ГАЗ-ААА выпускались установки БМ-8-36.


Харбин. Парад войск Красной армии в честь победы над Японией. Фото: Фотохроника ТАСС


Последней и самой мощной модификацией «Катюши» стали гвардейские минометы БМ-31-12. Их история началась в 1942 году, когда удалось сконструировать новый реактивный снаряд М-30, представлявший собой уже привычный М-13 с новой боевой частью калибра 300 мм. Поскольку менять реактивную часть снаряда не стали, получился своего рода «головастик» — его сходство с мальчишкой, видимо, и послужило основой для прозвища «Андрюша». Первоначально снаряды нового типа запускались исключительно из наземного положения, прямо с рамообразного станка, на котором в деревянных упаковках стояли снаряды. Год спустя, в 1943-м, на смену М-30 пришел реактивный снаряд М-31 с более тяжелой боевой частью. Именно под этот новый боеприпас к апрелю 1944 года и была сконструирована пусковая установка БМ-31-12 на шасси трехосного «Студебеккера».

По подразделениям гвардейских минометных частей и соединений эти боевые машины распределялись так. Из 40 отдельных дивизионов реактивной артиллерии 38 были вооружены установками БМ-13, и только два — БМ-8. Такое же соотношение было и в 115 полках гвардейских минометов: 96 из них имели на вооружении «Катюши» в варианте БМ-13, а остальные 19 — 82-миллиметровые БМ-8. Гвардейские минометные бригады вообще не имели на вооружении реактивных минометов калибра меньше, чем 310 мм. 27 бригад были вооружены рамными пусковыми установками М-30, а потом М-31, а 13 — самоходными М-31-12 на автомобильном шасси.

Та, с кого началась реактивная артиллерия

В годы Великой Отечественной войны советская реактивная артиллерия не имела равных себе по другую сторону фронта. Несмотря на то что печально знаменитый немецкий реактивный миномет Nebelwerfer, носивший у советских солдат прозвища «Ишак» и «Ванюша», имел сопоставимую с «Катюшей» эффективность, он был значительно менее мобильным и имел в полтора раза меньшую дальность стрельбы. Достижения союзников СССР по антигитлеровской коалиции в области реактивной артиллерии были еще более скромными.

Американская армия только в 1943 году приняла на вооружение 114-миллиметровые реактивные снаряды М8, для которых разработали три типа пусковых установок. Установки типа Т27 больше всего напоминали советские «Катюши»: они монтировались на грузовиках повышенной проходимости и представляли собой два пакета из восьми направляющих каждый, установленные поперек продольной оси машины. Примечательно, что в США повторили первоначальную схему «Катюши», от которой советские инженеры отказались: поперечное расположение пусковых установок приводило к сильной раскачке машины в момент залпа, что катастрофически снижало кучность стрельбы. Существовал еще вариант Т23: тот же пакет из восьми направляющих устанавливался на шасси «Виллиса». А самым мощным по силе залпа был вариант установки Т34: 60 (!) направляющих, которые устанавливались на корпусе танка «Шерман», прямо над башней, из-за чего наведение в горизонтальной плоскости производилось с помощью поворота всего танка.

Кроме них, в армии США в годы Второй мировой войны использовались еще усовершенствованный реактивный снаряд М16 с пусковой установкой Т66 и пусковая установка Т40 на шасси средних танков типа М4 для 182-миллиметровых реактивных снарядов. А в Великобритании с 1941 года стоял на вооружении пятидюймовый реактивный снаряд 5”UP, для залповой стрельбы такими снарядами использовались 20-трубные корабельные пусковые установки или 30-трубные буксируемые колесные. Но все эти системы были, по сути, только подобием советской реактивной артиллерии: догнать или превзойти «Катюшу» им не удалось ни по распространенности, ни по боевой эффективности, ни по масштабам производства, ни по известности. Не случайно же именно слово «Катюша» по сей день служит синонимом слова «реактивная артиллерия», а сама БМ-13 стала родоначальницей всех современных реактивных систем залпового огня.

topwar.ru

БМ-13 — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 28 марта 2019; проверки требуют 8 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 28 марта 2019; проверки требуют 8 правок. Перейти к навигации Перейти к поиску
БМ-13

БМ-13-16 на шасси ЗИС-6 в музее Артиллерии в Санкт-Петербурге
Тип БМРА (РСЗО)
Страна СССР СССР
Годы эксплуатации 1941–1980
Принят на вооружение 1941
На вооружении СССР СССР, Афганистан Афганистан

ru.wikipedia.org

На каких машинах во время войны сражалась знаменитая "катюша" — Российская газета

Решение о серийном производстве "катюш" в СССР было принято за 12 часов до начала Великой Отечественной войны, 21 июня 1941 года. Только тогда они еще назывались не "катюшами", а установками БМ-13.

Уже через 10 дней, 2 июля 1941 года, первая батарея из семи БМ-13 под командованием капитана И. А. Флерова двинулась на фронт. А еще через два дня обрушила первый залп по фашистам, занявшим станцию Орша.

Командир одного из орудия Валентин Овсов вспоминал: "Земля дрогнула и осветилась". "Эффект единовременного разрыва 112 мин в течение считаных секунд превзошел все ожидания, - записал тогда командующий Западным фронтом маршал А. И. Еременко. - Солдаты противника в панике бросились бежать. Попятились назад и наши солдаты, находившиеся на переднем крае, вблизи разрывов (в целях сохранения тайны никто не был предупрежден об испытаниях)".

После залпа в германском генштабе получили телеграмму с Восточного фронта:

"Русские применили батарею с небывалым числом орудий. Снаряды необычного действия. Войска, обстрелянные русскими, свидетельствуют: огневой налет подобен урагану. Снаряды разрываются одновременно.

Потери в людях значительные".

Уничтожение первых установок

После первых залпов гитлеровская авиация открыла охоту на батарею капитана Флерова, интенсивно бомбила предполагаемые районы ее базирования. Для захвата хотя бы одной "катюши" в наш тыл было заброшено несколько диверсантских групп и объявлено о крупной награде тому, кто добудет секретное оружие русских.

В результате предпринятых нем цами масштабных операций в октябре 1941 года батарея Флерова оказалась в кольце окружения близ смоленской деревни Богатырь. 7 октября был дан залп оставшимися снарядами. После этого установки пришлось взорвать.

Так была перевернута первая страница легендарной батареи "катюш".

Поиски шасси

Смертоносная БМ-13 представляет на деле раму из восьми направляющих рельсов, связанных между собой сварными лонжеронами. С рамы и стартовали, издавая дикие скрежещущие звуки, реактивные мины, каждая по 42,5 кг весом. На раме их крепилось 16 штук. На руках такую установку не потаскаешь. Поэтому вопрос, на чем возить "катюшу", возник сразу же.

Перед войной в СССР выпускали лишь один грузовик - знаменитую полуторку в разных модификациях. Грузовичок ЗИС-5 для "катюши" оказался слабоват, и понятно это стало почти сразу же. Мотор мощностью 73 л.с. мог развивать скорость лишь 60 км/ч, да и то по асфальту, расходуя при этом на каждые 100 км 33 литра бензина. А бороздить фронтовое бездорожье с тяжелой установкой грузовичок не имел сил.

К тому же БМ-13 с ее кузова стреляла только в положении поперек, по-другому не получалось. Поперечное расположение установки при залпе настолько сильно раскачивало машину, что о точности попадания говорить не приходилось.

Поэтому было принято решение об установке реактивного миномета на усовершенствованный трехосный ЗИС-6.

ЗИС не улучшил ситуацию

Интересно, что "полуторок" до наших дней дожило много, их найдешь едва ли не в каждом военном музее и в частных коллекциях, а вот ЗИС-6 - большая редкость.

Экипаж ЗИС-6 состоял из 5-7 человек, а с полным боекомплектом машина весила больше восьми тонн. Трехосный грузовик обеспечивал гораздо большую проходимость. В отличие от двухосного аналога, ЗИС-6 имел усиленную раму, радиатор увеличенного объема и бензобак до 105 л. Автомобиль был снабжен тормозами с вакуумным усилителем и компрессором для накачки шин. Благодаря двум задним ведущим мостам ЗИС-6 уже не так боялся размокших дорог и снежных заносов. Правда, максимальная скорость у него оказалась ниже, чем у ЗИС-5: 55 км/ч - по асфальту и 10 км/ч - по бездорожью. Это неудивительно, ведь двигатель остался прежний - 73 л.с. Расход топлива по шоссе достигал 40 л на 100 км пути, по проселку - до 70.

ЗИС-6 собирали до октября 1941-го, и всего с конвейера их сошло чуть больше 20 тысяч.

"Студебеккер" для русского чуда

В годы войны наибольшее число "катюш" было смонтировано на полноприводных трехосных "студебеккерах". Как бы непатриотично это ни звучало, но именно благодаря мощным и надежным американским грузовикам, наши батареи реактивных установок получили желанную мобильность.

Первые трехосные армейские машины, получившие индекс US-6, сошли с конвейера "Студебеккера" в конце 1941 года. Тогда же и решено было отправлять их в армии союзников, в основном в СССР. В результате к нам было завезено большинство из 197 тысяч выпущенных грузовиков. Поступали они в СССР, в основном, в разобранном виде. Сборку и монтаж реактивных установок осуществляли на эвакуированном заводе ЗИС.

Американцы выпускали с дюжину различных модификаций US-6 - часть из них оснащалась ведущим передним мостом (6х6), часть - обычным (6х4). В Красной Армии предпочитали машины в варианте с колесной формулой 6х6. Их шестицилиндровый карбюраторный двигатель развивал мощность 95 л.с., а максимальная скорость автомобиля с полной нагрузкой достигала 70 км/ч по шоссе.

Во фронтовых условиях "студебеккеры" (или, как их еще называли, "студеры") зарекомендовали себя надежными машинами, на которые вполне можно было грузить до пяти тонн груза при рекомендуемых американским производителем трех.

Так и провоевали до конца войны эта пара: наша "катюша" на американских колесах.

Вооруженные тракторы

история в картинках

Вообще помимо американских грузовиков с 1942 года "катюшу", как очень уважаемую "женщину", возили на любом подходящем транспорте.

Реактивными пусковыми установками оснащались и танки, и даже обычные колхозные гусеничные трактора СТЗ-5. "Катюшу" возили еще "форды" и вездеходы от фирмы "Дженерал моторс" (GMC).

 

 

 Начинала "катюша" войну с нашим ЗИС-6...

 

 ...а закончила со "студебеккером".

 

 Установка на шасси трактора СТЗ-5.

 

 Установка на шасси американского грузовика "шевроле" фирмы "Дженерал моторс".

 

 "Катюша" на шасси российского танка Т-40.

 

 "Катюша" на шасси "Форда Мармон".

rg.ru

БМ-13 Катюша реактивная установка залпового огня фото

БМ-13 Катюша реактивная установка залпового огня фото, принята на вооружение в 1941, стояла на вооружении до 1980 г, за годы ВОВ изготовлено 30000 штук. Легенды об этом оружии начали складываться сразу после того, как оно появилось. Впрочем, история создания и применения гвардейского миномёта БМ-13 и в самом деле необычна, статью немного разбавим фото, пусть и не всегда вовремя по тексту, но по теме, самое то.

БМ-13 Катюша реактивная установка залпового огня фото, была продемонстрирована советским руководителям 21 июня 1941 года. И в тот же день, буквально за несколько часов до начала войны, было принято решение о срочном развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки для них, получившей официальной название БМ-13 (боевая машина-13).

Схема реактивной установки БМ-13 Катюша

Первая батарея полевой БМ-13 Катюша реактивная установка залпового огня фото, отправленная на фронт в ночь с 1 на 2 июля 1941 г. под командованием капитана Флёрова, имела в своём составе семь автомобильных установок на базе трёхосного грузовика ЗиС-6. 14 июля состоялась боевая премьера в виде обстрела базарной площади городка Рудня. Но «звёздный час» ракетного оружия наступил 16 июля 1941 г. Залп, произведенный батареей, среди бела дня буквально стёр с лица земли оккупированный железнодорожный узел Орша вместе с находившимися там эшелонами Красной армии, которые не успели эвакуировать(!).

БМ-13 Катюша реактивная установка залпового огня на базе ЗИС-6 фото, это трехосный вариант грузовика ЗИС-5 и в значительной степени унифицирован с ним.

В результате огромное количество вооружения, топлива и боеприпасов не досталось врагу. Эффект артналёта был такой, что многие немцы, попавшие в зону поражения, сошли с ума. Таково было, вдобавок ко всему прочему, психологическое воздействие нового оружия, о чём в мемуарах признавались многие солдаты и офицеры Вермахта. Надо сказать, что первое применение реактивных снарядов произошло чуть ранее, в воздушных боях с японцами над далёкой речкой Халхин-Гол. Тогда были успешпо испытаны 82-мм реактивные снаряды класса «воздух-воздух» РС-82 разработки 1937 г. и 132-мм реактивные снаряды класса «воздух-земля» PC-132, созданные годом позже. Именно после этого Главное артиллерийское управление поставило перед разработчиком этих снарядов — Реактивным НИИ задачу создания реактивной полевой системы залпового огня па основе снарядов PC-132. Уточнённое тактико-техническое задание было выдано институту в июне 1938 г.

На фото "Катюши" при детальном рассмотрении можно увидеть много интересного

Сам же РНИИ был создан ещё в конце 1933 г. па основе двух конструкторских групп. В Москве при Центральном Совете Осоавиахима с августа 1931 г. существовала «Группа по изучению реактивного движения» (ГИРД), в октябре того же года аналогичная группа под названием «Газодинамическая лаборатория» (ГДЛ) образовалась в Ленинграде. Инициатором слияния двух самостоятельных поначалу коллективов в единую организацию был тогдашний начальник вооружений Красной Армии М.Н. Тухачевский. По его мнению, РНИИ должен был решать вопросы ракетной техники применительно к военному делу, в первую очередь авиации и артиллерии. Директором института был назначен И.Т. Клеймёнов, а его заместителем — Г.Э. Лангемак, оба — военные инженеры. Авиационный конструктор С.П. Королёв был назначен начальником 5-го отдела института, которому поручалась разработка ракетопланов и крылатых ракет. В соответствии с полученным заданием к лету 1939 г. был разработай 132-мм реактивный снаряд, получивший позднее название М-13. По сравнению с авиационным аналогом PC-132 имел большую дальность полёта, большую массу и значительно более мощную боевую часть. Это было достигнуто за счёт увеличения количества ракетного топлива и взрывчатки, для чего на 48 см были удлинены ракетная и головная части снаряда. Снаряд М-13 имел также лучшие, чем у PC-132, аэродинамические характеристики, что позволило получить более высокую кучность стрельбы.
За время работы в институте Клеймёнов с Лангемаком практически завершили доводку реактивных снарядов РС-82 и РС-132. Всего в 1933 г. в Газодинамической лаборатории были проведены официальные полигонные испытания с земли, морских судов и самолётов девяти видов ракетных снарядов различных калибров конструкции Б.С. Петропавловского, Г.Э. Лангемака и В.А. Артемьева, II.И. Тихомирова и Ю.А. Победоносцева на бездымном порохе.

Ракетные снаряды М-13 боевой машины реактивной артиллерии БМ-13 «Катюша»

И все было бы хорошо, если бы... В РНИИ со временем сложились две противоборствующие группировки. Считалось, что разногласия вышли по поводу того, каким топливом заправлять ракету. На самом деле корни конфликта и последующей трагедии следует искать глубже. Часть сотрудников во главе с А.Г. Костиковым полагали, что их несправедливо «затирают» занявшие командные посты Клеймёнов, Лангемак, Королёв и Глушко. Метод борьбы за место под солнцем был известен и проверен. Костиков начал писать на сослуживцев доносы в НКВД. «Раскрытие контрреволюционной троцкистской диверсиоино-вредительской шайки, их методов и тактики настойчиво требует от нас вновь еще глубже присмотреться к нашей работе, к людям, возглавляющим и работающим на том или ином участке Ин-та, — писал он в одном из своих писем. — Я утверждаю, что в производстве была явно принята система абсолютно негодная, тормозящая развитие. Это тоже не случайный факт. Дайте мне все материалы, и я со всей очевидностью докажу фактами, что чья-то рука, возможно ио неопытности, тормозила работу и вводила государство в колоссальные убытки. В этом повинны Клеймёнов, Лангемак и Падежип, в первую очередь...»

132-мм реактивная система залпового огня БМ-13 Катюша фото различных шасси

Чувствуя, что работать в РНИИ ему спокойно не дадут, Клеймёнов в конце лета 1937-го договорился с начальником ЦАГИ Харламовым о своём переходе туда. Однако не успел... В ночь на 2 ноября 1937 г. Иван Терентьевич Клеймёнов был арестован как немецкий шпион и саботажник. Одновременно та же участь постигла и его заместителя Г.Э. Лангемака (немца по национальности, что было отягчающим обстоятельством).

БМ-13 Катюша реактивная установка залпового огня на шасси ЗиС-6, практически все памятники реактивному миномету базируются на этом шасси, обратите внимание на квадратные крылья, на самом деле Зис-6 имел округлые крылья. Отдельные установки БМ-13 на шасси ЗИС-6 прослужили всю войну и дошли до Берлина и Праги.

Вскоре оба были расстреляны. Возможно, дополнительную (или основную) роль в этом злодействе сыграли и близкие контакты арестованных с Тухачевским. Много позднее, 19 ноября 1955 г., Военная Коллегия Верховного Суда СССР определила: «...приговор... от 11 января 1938 г. в отношении Лангемака Георгия Эриховича по вновь открывшимся обстоятельствам отменить, а дело по его обвинению па основании п. 5 ст. 4 УПК РСФСР в уголовном порядке прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления...» Ещё через почти четыре десятилетия Указом Президента СССР от 21 июня 1991 г. Лангемаку Г.Э. присвоено звание Героя Социалистического Труда (посмертно). Этим же Указом были награждены его коллеги — И.Т. Клеймёнов, В.П. Лужин, Б.С. Петропавловский, Б.М. Слонимер и II.И. Тихомиров. Все герои оказались невиновны, однако мёрт-вых с того света не вернёшь... Что же касается Костикова, то он добился своего, став начальником РПИИ. Правда, его же стараниями институт просуществовал недолго. 18 февраля 1944 г. Государственный комитет обороны в связи с «нестерпимым положением, сложившимся с развитием реактивной техники в СССР» постановил: «...Государственный институт реактивной техники при СНК СССР ликвидировать и возложить решение этой задачи па Наркомат авиационной промышленности».

Катюша реактивная установка залпового огня на шасси Студебеккер фото

Так что, можно сказать, легендарная «катюша» родилась вопреки многим обстоятельствам. По родилась! Её реактивные снаряды запускались с направляющих, располагавшихся в кузове самоходной многозарядной пусковой установки. Первый вариант базировался на шасси грузовика ЗиС-5 и обозначался МУ-1 (механизированная установка, первый образец). Проведённые в период с декабря 1938-го по февраль 1939 г. полигонные испытания установки показали, что она не в полной мере отвечает поставленным требованиям.

Установка МУ-1 фото, поздний вариант, направляющие расположены поперечно, но шасси уже используется ЗиС-6

В частности, при стрельбе машина начинала раскачиваться па рессорах подвески, что снижало точность огня, и без того не слишком высокую. С учётом результатов испытаний РПИИ разработал новую пусковую установку МУ-2 (ЗиС-6), которая в сентябре 1939 г. была принята Главным артиллерийским управлением для полигонных испытаний. По их результатам институту были заказаны пять таких установок для проведения войсковых испытаний. Ещё одну стационарную установку заказало Артиллерийское управление ВМФ для использования её в системе береговой обороны.

БМ-13 «Катюша» на шасси трактора СТЗ-5-НАТИ

БМ-13 Катюша реактивная установка залпового огня фото, на шасси трактора СТЗ-5-НАТИ, более подробно смотрим "Сталинец гусеничный трактор фото".

Исключительная эффективность боевых действий батареи капитана Флёрова и сформированных вслед за ней ещё семи таких батарей способствовала быстрому наращиванию темпов производства реактивного вооружения. Уже с осени 1941 г. на фронтах действовали 45 дивизионов, каждый из которых состоял из трёх батарей по четыре пусковые установки в каждой. Для их вооружения в 1941 г. было изготовлено 593 установки БМ-13. По мере поступления боевой техники с заводов началось формирование полноценных полков реактивной артиллерии, состоявших из трёх дивизионов, вооруженных пусковыми установками БМ-13, и зенитного дивизиона.

  • Каждый полк имел 1414 человек личного состава,
  • 36 пусковых установок БМ-13
  • двенадцать 37-мм зениток.
  • Залп артиллерийского полка составлял 576 снарядов калибра 132 мм.
  • При этом живая сила и техника противника уничтожались на площади свыше 100 га. Официально такие подразделения стали называться «гвардейскими миномётными полками артиллерии резерва Верховного Главнокомандования».

Экипаж, отъехав в тыл, производит перезарядку боевой установки БМ-13 на базе грузовика Chevrolet G-7117, лето 1943 г.

На чём же была основана исключительная боевая мощь гвардейских миномётов? Каждый снаряд по мощности был примерно равен гаубичному того же калибра, ио при этом сама установка могла практически одновременно выпустить, в зависимости от модели, от 8 до 32 ракет. При этом в каждом дивизионе, оснащенном, к примеру, установками БМ-13, было пять машин, каждая из которых имела 16 направляющих для пуска 132-мм снарядов М-13, каждый весом 42 кг, с дальностью полёта 8470 м. Соответственно, только один дивизион мог выпустить по врагу 80 снарядов.

Реактивный миномет БМ-8-36 на базе автомобиля ЗИС-6

Если же дивизион оснащался установками БМ-8 с 32-мя 82-мм снарядами, то один залп состоял уже из 160 ракет меньшего калибра. На противника за несколько секунд обрушивалась буквально лавина огня и металла. Именно высочайшая огневая плотность и отличала реактивную артиллерию от ствольной. Во время наступлений советское командование традиционно старалось сосредоточить па острие главного удара как можно больше артиллерии.

Устройство реактивных снарядов

Устройство реактивных снарядов БМ-13 Катюша реактивная установка залпового огня фото: 1 — стопорное кольцо взрывателя, 2 — взрыватель ГВМЗ, 3 — шашка детонатора, 4 — разрывной заряд, 5 — головная часть, 6 — воспламенитель, 7 — дно камеры, 8 — направляющий штифт, 9 — ракетный заряд, 10 — ракетная часть, 11 — колосниковая решётка, 12 — критическое сечение сопла, 13 — сопло, 14 — стабилизатор, 15 — чека дистанционного взрывателя, 16 — дистанционный взрыватель АГДТ, 17 — воспламенитель.
Сверхмассированная артподготовка, которая предшествовала прорыву вражеского фронта, стала одним из главных козырей РККА. Пи одна армия в той войне не смогла обеспечить такой плотности огня. Так, в 1945 г. во время наступления советское командование стягивало на один километр фронта до 230- 260 орудий ствольной артиллерии. Кроме них, па каждый километр приходилось, в среднем, 15-20 боевых машин реактивной артиллерии, не считая более крупных стационарных ракетных пусковых установок М-30. Традиционно «катюши» завершали артналёт: реактивные установки давали залп, когда пехота уже шла в атаку. Фронтовики говорили: «Ну, вот и «катюша» запела...»

реактивная установка залпового огня на шасси GMC CCKW фото

Кстати, почему артустановка получила такое неофициальное название, толком не мог ответить никто ни тогда, пе может и сегодня. Одни говорят, что просто в честь популярной в то время песни: в начале стрельоы, срываясь с направляющих, снаряды улетали в свой последний восьмикилометровый путь с протяжным «пением». Другие полагают, что название пошло от самодельных солдатских зажигалок, тоже почему-то прозванных «катюшами». Таким же именем назывались ещё в Испанскую войну туполевские бомбардировщики СБ, иногда вооружённые РСами. Так или иначе, но после того как катюши-миномёты заканчивали свою песню, пехота входила в обстрелянный населённый пункт или на вражеские позиции, пе встречая никакого сопротивления. Сопротивляться было некому. Те немногие солдаты противника, что оставались в живых, были полностью деморализованы. Правда, со временем противник перестроился. Да это и понятно. Иначе бы весь Вермахт через некоторое время полностью деморализовался, сошёл бы от «катюш» с ума, и воевать Красной армии стало бы не с кем. Немецкие солдаты научились прятаться в хорошо укреплённых блиндажах при первых же звуках «сталинских органов», так прозвал противник паши ракеты за их нестерпимый вой. Тогда перестроились и паши ракетчики. Теперь «катюши» начинали артподготовку, а заканчивали её пушки.

БМ-13 Катюша реактивная установка залпового огня на шасси Ford WOT фото

«Если привлекать для артподготовки ствольный полк, то командир полка обязательно скажет: «У меня нет точных данных, я должен пристрелять орудия...» Если ои начинал вести пристрелку, а пристреливают обычно одним орудием, беря цель в «вилку», — это сигнал противнику, что надо прятаться. Что солдаты и делали за 15-20 секунд. За это время артиллерийский ствол выпускал всего один-два снаряда. А я дивизионом за 15-20 секунд выпущу 120 ракет, которые летят все сразу», — рассказывал командир полка реактивных миномётов А.Ф. Пануев. Но, как известно, плюсов без минусов пе бывает. Мобильные установки реактивных миномётов обычно выдвигались па позиции непосредственно перед залпом и так же быстро после залпа старались уйти из данного района. При этом немцы, по понятным причинам, именно «катюши» старались уничтожать в первую очередь. Поэтому сразу после залпа миномётов на позиции тех, кто оставался, как правило, обрушивались залпы немецкой артиллерии и бомбы мгновенно прилетавших пикировщиков Ю-87. Так что теперь приходилось прятаться уже ракетчикам. Вот что вспоминал по этому поводу артиллерист Иван Трофимович Сальницкий:

«Выбираем огневые позиции. Нам говорят: в таком- то месте огневая позиция, будете ждать солдат или поставленные маяки. Принимаем огневую позицию ночью. В это время подходит дивизион «катюш». Если бы у меня время было, я бы сразу убрал оттуда свои пушки. Потому как «катюши» сделали залп и ушли. А немцы подняли девятку «юикерсов» и навалились па пашу батарею. Был переполох! Открытое место, прятались под лафетами пушек...»

Подбитая реактивная установка, дата фото неизвестна

Впрочем, доставалось и самим ракетчикам. Как рассказывал ветеран-миномётчик Семён Савельевич Кристя, существовала строжайшая секретная инструкция. На некоторых форумах идет спор что именно из-за секрета топлива, немцы старались захватить установку. Как видно на фото установка была захвачена и не одна.

Реактивный миномет БМ-13-16, на шасси машины ЗИС-6 захваченный неповрежденным немецкими войсками, фото Восточный фронт, осень 1941 года

Реактивный миномет БМ-13-16 брошенный при отступлении. Лето 1942 года, Восточный фронт фото, как видно из обеих фото боекомплект отстрелян, на самом деле состав снарядов не представлял секрета, ро крайней мере для наших союзников, основную массу снарядов делали они

Реактивный миномет Б-13-16 Катюша на шасси ЗИС-6 (захвачена немцами), как видно на фото с полным боекомплектом

В случае угрозы возможного захвата ракетной установки врагом, экипаж «БМ-13 Катюша реактивная установка залпового огня фото» должен был подорвать установку с помощью системы самоликвидации. Что при этом будет с самим экипажем — составители инструкции не уточняли... Именно так покончил с собой в окружении 7 октября 1941 г. раненый капитан Иван Андреевич Флёров. Зато товарищ Кристя дважды попадал в плен, выловленный специальными командами Вермахта, которые направлялись для захвата «катюш» и их экипажей. Семён Савельевич, надо сказать, был везучим. Он дважды смог бежать из плена, оглушив охрану. Но вернувшись в родной полк, молчал об этих подвигах. А то, как многие, попал бы из огня да в полымя... Такие приключения чаще случались в первый год войны. Потом и войска наши перестали отступать столь быстро, что за фронтом можно было не успеть даже на автомобиле, да и сами ракетчики, обретя необходимый боевой опыт, стали действовать осмотрительнее.

БМ-13 Катюша реактивный миномет на шасси танка Т-40, кстати американцы так же ставили на Шерман, свои системы залпового огня

Сначала на позиции выходили офицеры, которые производили соответствующие расчёты, кстати, довольно сложные, поскольку приходилось учитывать не только расстояние до цели, скорость и на-правление ветра, по даже температуру воздуха, которая тоже влияла на траекторию полёта ракет. После того как все вычисления были сделаны, машины выдвигались на позицию, производили несколько залпов (обычно не более пяти) и быстро мчались в тыл. Промедление в этом случае и впрямь было подобно смерти — немцы сразу накрывали место, откуда стреляли реактивные миномёты, ответным артиллерийским огнём.
Во время наступления тактика при-менения «катюш», окончательно отработанная к 1943 г. и до конца войны применявшаяся повсеместно, была такой: в самом начале наступ¬ления, когда требовалось взломать глубоко эшелонированную оборону врага, артиллерия образовывала так называемый «огневой вал». В начале обстрела все гаубицы (зачастую и тяжёлые самоходки) и реактивные миномёты обрабатывали первый рубеж обороны. Затем огонь переходил па укрепления второй линии, а атакующая пехота занимала окопы и блиндажи первой. После этого огонь переносился на третий рубеж, а пехотинцы тем временем занимали второй.

Катюша реактивная установка залпового огня на базе Ford-Marmon фото

Скорее всего та же часть, фото сделано с другого ракурса

При этом чем дальше вперёд уходила пехота, тем меньше её могла поддерживать ствольная артиллерия — буксируемые орудия не могли сопровождать её па всём протяжении наступления. Эта задача возлагалась па гораздо более мобильные САУ и «катюши». Именно они вместе с тапками шли следом за пехотой, поддерживая её огнём.
Теперь солдатам Вермахта было уже не до охоты за «катюшами». Да и сами установки, которые всё чаще стали базироваться па полпоприводных американских Studebaker US6, не представляли особой тайны. Направляющими ракет при запуске служили стальные рельсы, угол наклона их регулировался вручную простой винтовой передачей. Некоторый секрет представляли лишь сами ракеты, точнее, их начинка. А их-то после залпа на установках как раз и не оставалось. Делались попытки монтажа пусковых установок и на базе гусеничных машин, но скорость передвижения для реактивной артиллерии оказалась важнее проходимости. Ставились «катюши» также на бронепоезда и корабли

БМ-13 Катюша ведет огонь фото

БМ-13 Катюша реактивная установка залпового огня на улицах Берлина фото

Кстати, наладить в РНИИ производство порохов для снаряжения ракет Костиков толком так и не смог. Дело дошло до того, что ракетное твёрдое топливо одно время производили для нас американцы по нашим рецептам (!). Это и послужило ещё одной причиной расформирования института... А как дела обстояли у наших противников, у них имелся своя реактивная установка шестиствольный миномет, Небельверфер.

Небельверфер. Немецкая реактивная установка 15 см фото

Использовался с самого начала войны, но столь массовых формирований частей как у нас, у немцев не было, смотри статью "Немецкий шестиствольный миномет".
Конструкторский и боевой опыт, полученный на «катюшах», послужил основой для создания и дальнейшего совершенствования «градов», «ураганов», «тайфунов» и других установок залпового огня. Одно лишь осталось почти на прежнем уровне — точность залпа, которая и сегодня оставляет желать лучшего. Ювелирной работу реактивных систем никак не назовёшь. Потому и лупят из них в основном по площадям, в том числе и на нынешней украинской войне. А страдают от этого огня зачастую больше мирные жители, подобно советским гражданам, имевшим неосторожность оказаться в своих избушках в 41-м вблизи станции Орша...

toparmy.ru

Краткий курс истории. «Катюша» — История России

14 июля 1941 года Красная Армия впервые применила в боевых условиях советскую машину реактивной артиллерии БМ-13 («Катюша»).

История создания

В 1921 году в Москве была создана Газодинамическая лаборатория под руководством Н. И. Тихомирова и В. А. Артемьева, на которую возложили задачу по проектированию и созданию реактивных снарядов для боевой авиации. В 1929–1933 годах такие снаряды были созданы и испытаны. В дальнейшем на базе лаборатории был создан Реактивный научно-исследовательский институт, который и продолжил эти работы. В 1937–1938 годах реактивные снаряды уже были на вооружении Красной Армии. А летом 1939 года практические боевые испытания прошли на реке Халхин-Гол. Перед самой Великой Отечественной войной инженеры нашли новое применение авиационным реактивным снарядам. Они создали многозарядную пусковую установку, размещенную на грузовом автомобиле и получившую обозначение БМ-13.

Залп дивизиона БМ-13-16 во время Сталинградской битвы

Боевой путь

21 июня 1941 года новую разработку утвердили и запустили в работу. Через три недели в Красной Армии появилась первая батарея из семи установок. Командиром стал капитан Иван Андреевич Флёров. 14 июля 1941 года установки дали только два залпа по станции Орша, но немецкие войска и техника, которая там скопилась, были полностью уничтожены. Красноармейцы ласково прозвали грозное оружие «Катюшей». К сожалению, нет достоверных сведений, как появилось такое название. Одни считают, что оно связано с популярной в военные годы песней М. Блантера на слова М. Исаковского «Катюша», другие – что она появилась из-за буквы «К», выбитой на раме установки. Так маркировал свою продукцию завод имени Коминтерна. Есть еще одна, лирическая версия: имя любимой девушки на БМ-13 написал боец. Производство «Катюш» было на особом контроле Верховного Главнокомандования, и осенью 1941 года в войсках было уже 59 дивизионов, 33 из которых сосредоточились под Москвой. Документы Верховного Главнокомандования отмечали, что армия получила новое мощное оружие, которое не только дает высокий практический результат, но и наносит моральное потрясение немецким солдатам. Противник не был готов к появлению «Катюш». Немцы развели настоящую охоту за новым оружием, за него была объявлена большая награда, и к этой охоте даже подключился главный диверсант немцев Отто Скорцени, но долгое время успехов это не приносило. Диапазон применения установок БМ-8 (модификация) и БМ-13 был очень широк. Их использовали не только против пехоты и боевой техники, но и для уничтожения укрепленных рубежей обороны, с помощью которых немцы пытались сдержать советские войска. В ходе войны реактивная артиллерия стала мощнейшим оружием Красной Армии. Ни одно значимое сражение не проходило без боевого применения «Катюш».

История не заканчивается

К маю 1945 года в составе армии действовало 40 отдельных дивизионов, 115 полков, 40 отдельных бригад и 7 дивизий. Дороги войны прошли боевые машины трех видов, но основными и самыми массовыми остались БМ-13 со 132-миллиметровыми реактивными снарядами. После победы над фашистами в 1945 году «Катюши» заняли одно из важнейших мест в Советской армии. На базе БМ-13 стали развиваться и новые системы залпового огня. В 1963 году на вооружение были приняты системы «Град», вслед за ними создана РСЗО с улучшенными характеристиками – «Ураган». В 1987 году на вооружение принята РСЗО «Смерч», а в 2017-м появился бикалиберный вариант «Урагана» – «Ураган-1М». По данным IISS, в начале 2017 года в Российской армии боевое дежурство несут 550 «Градов», 200 «Ураганов» и 100 «Смерчей».

«Катюша» на Параде Победы

histrf.ru

По следам победы. Часть 5. История в деталях. от 16 мая 2012 | Екабу.ру

Сначало факты:


Катюшами называли в народе все системы гвардейских реактивных миномётов.
А это БМ-8, БМ-13, БМ-31 и другие.
Но мы разберем самую так сказать распространенную систему БМ-13

Реактивная Система Залпового Огня БМ-13 "Катюша" - советская боевая машина реактивной артиллерии периода Великой Отечественной войны, наиболее массовая и знаменитая советская машина этого класса.
Имеет модификацию БМ-13Н

Модификация гвардейских реактивных минометов типа «Катюша». Индекс «Н» — нормализованная. Выпускалась с 1943 года. Отличалась тем, что в роли шасси использовались американские грузовики Студебекер US6, поставляемые в СССР по Ленд-лизу.

Характеристики боевой машины БМ-13


Шасси ЗиС-6
Количество направлящих 16
Вес в походном положении без снарядов, кг 7200
Время перевода из походного положения в боевое, мин 2-3
[Время заряжания, мин 5-8
Время полного залпа, с 8-10

История создания



Ещё в 1921 году сотрудники Газодинамической лаборатории Н. И. Тихомиров и В. А. Артемьев приступили к разработке реактивных снарядов для самолётов.

В 1937—1938 годах реактивные снаряды разработанные РНИИ (ГДЛ вместе с ГИРД в октябре 1933 года составили вновь организованный РНИИ) под руководством Г. Э. Лангемака приняты на вооружение РККВФ. Реактивные снаряды РС-82 (реактивный снаряд калибром 82 мм) устанавливали на истребителях И-15, И-16, И-153, во время войны — на штурмовиках Ил-2, с разработкой РС-132 — на бомбардировщиках СБ и штурмовиках Ил-2.
Летом 1939 года РС-82 на И-16 и И-153 успешно применялись в боях с японскими войсками на реке Халхин-Гол.
В 1939—1941 годах сотрудники РНИИ И. И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, А. С. Попов и другие создали многозарядную пусковую установку, смонтированную на грузовом автомобиле.
В марте 1941 года были успешно проведены полигонные испытания установок БМ-13 (боевая машина со снарядами калибра 132 мм).

Знаменитая «катюша» оставила свой незабываемый след в истории Великой Отечественной войны с тех самых пор, как 14 июля 1941 года это секретное оружие под командованием капитана И. А. Флерова буквально стерло с лица земли вокзал в городе Орше вместе с находившимися на нем немецкими эшелонами с войсками и техникой. Первые образцы реактивных снарядов, запускаемых с передвижного носителя (машины на базе грузового автомобиля «ЗИС-5»), испытывали на советских полигонах с конца 1938 г.
21 июня 1941 года их продемонстрировали руководителям Советского правительства, и буквально за несколько часов до начала Великой Отечественной войны было принято решение о срочном развертывании серийного производства реактивных снарядов и пусковой установки, получившей официальное название «БМ-13».

Это было воистину оружие небывалой силы — дальность полета снаряда достигала восьми с половиной километров, а температура в эпицентре взрыва — полутора тысяч градусов. Немцы неоднократно пытались захватить образец русской чудо-техники, но экипажи «катюш» строжайше выдерживали правило — попасть в руки врага им было нельзя. На критический случай машины были снабжены механизмом самоликвидации. От тех легендарных установок идет, по сути, вся история российской ракетной техники. А реактивные снаряды для «катюш» разработал Владимир Андреевич Артемьев.

Судьба разработчиков


2 ноября 1937 года в результате «войны доносов» внутри института, директор РНИИ-3 И. Т. Клеймёнов и главный инженер Г. Э. Лангемак были арестованы. 10 и 11 января 1938 года, соответственно, они были расстреляны на полигоне НКВД «Коммунарка».
Реабилитированы в 1955 году.
Указом Президента СССР М. С. Горбачёва от 21 июня 1991 года И. Т. Клеймёнову, Г. Э. Лангемаку, В. Н. Лужину, Б. С. Петропавловскому, Б. М. Слонимеру и Н. И. Тихомирову посмертно было присвоено звание Героев Социалистического Труда.

Устройство



Оружие относительно простое, состоящее из рельсовых направляющих и устройства их наведения. Для наводки были предусмотрены поворотный и подъёмный механизмы и артиллерийский прицел. В задней части машины находились два домкрата, обеспечивающие бо́льшую устойчивость при стрельбе. На одной машине могло размещаться от 14 до 48 направляющих.
Из за секретности на каждую машину было установлено 30 кг взрывчатки.
Экипаж (расчёт) состоял из 5 — 7-ми человек,
Командир орудия — 1.
Наводчик — 1.
Водитель — 1.
Заряжающий — 2 — 4.

Экипаж давал клятву уничтожить машину, даже ценой жизни, но не отдать машину врагу.

В состав БМ-13"Катюша" входят следующие боевые средства:
Боевая машина (БМ) МУ-2 (МУ-1) ;
Реактивные снаряды .

Реактивные снаряды Катюши



Неуправляемый реактивный снаряд «земля — земля» - простейшая ракета, оснащённая двигателем, боевой частью со взрывателем и аэродинамическим стабилизатором (оперением). Прицеливание осуществляется заданием первоначального угла запуска, обычно с помощью направляющей балки или трубы, а также иногда с помощью задания времени работы двигателя.

Разберем самый распространенный снаряд М-13


Характеристики реактивного снаряда М-13

Калибр, мм 132
Размах лопастей стабилизатора, мм 300
Длина, мм 1465
Вес, кг:
окончательно снаряженного снаряда
42,36
снаряженной головной части 21,3
разрывного заряда 4,9
снаряженного реактивного двигателя 20,8
Скорость снаряда, м/с:
дульная (при сходе с направляющей) 70
максимальная 355
Длина активного участка траектории, м 125
Максимальная дальность стрельбы, м 8470

Происхождение названия


Известно, почему установки БМ-13 стали в одно время именоваться «гвардейскими миномётами». Установки БМ-13 в действительности не являлись миномётами, но командование стремилось как можно дольше сохранять их конструкцию в секрете:

Когда на полигонных стрельбах бойцы и командиры попросили представителя ГАУ назвать «подлинное» имя боевой установки, тот посоветовал: «Называйте установку как обычное артиллерийское орудие. Это важно для сохранения секретности»

.

Нет единой версии, почему БМ-13 стали именоваться «катюшами». Существует несколько предположений:


По названию ставшей популярной перед войной песни Блантера на слова Исаковского «Катюша». Версия убедительная, поскольку впервые батарея стреляла 14 июля 1941 года (на 23-й день войны) 14 июля в 15.15 по прямому приказу заместителя начальника артиллерии Западного фронта генерала Г. С. Кариофилли батарея Флёрова произвела залп по железнодорожному узлу Орша. Это было первое боевое применение «Катюш». Стреляла с высокой крутой горы — ассоциация с высоким крутым берегом в песне тут же возникла у бойцов. Наконец, жив бывший сержант штабной роты 217-го отдельного батальона связи 144-й стрелковой дивизии 20-й армии Андрей Сапронов, ныне — военный историк, который и дал ей это имя. Красноармеец Каширин, прибыв с ним вместе после обстрела Рудни на батарею, удивлённо воскликнул: «Вот это песенка!» «Катюша», — ответил Андрей Сапронов (из воспоминаний А. Сапронова в газете «Россия» № 23 от 21-27 июня 2001 года и в «Парламентской газете» № 80 от 5 мая 2005 года). Через узел связи штабной роты новость о чудо-оружии по имени «Катюша» в течение суток стала достоянием всей 20-й армии, а через её командование — и всей страны. 13 июля 2011 года ветерану и «крёстному отцу» «Катюши» исполнилось 90 лет.

Ещё есть версия, что название связано с индексом «К» на корпусе миномёта — установки выпускались заводом имени Калинина (по другому источнику — заводом имени Коминтерна). А фронтовики любили давать прозвища оружию. Например, гаубицу М-30 прозвали «Матушкой», пушку-гаубицу МЛ-20 — «Емелькой». Да и БМ-13 поначалу иногда именовали «Раисой Сергеевной», таким образом расшифровывая сокращение РС (реактивный снаряд).

Третья версия предполагает, что именно так окрестили эти машины девушки с московского завода «Компрессор», работавшие на сборке.

Немцы о Катюше
В немецких войсках эти машины получили название «сталинские орга́ны» из-за внешнего сходства реактивной установки с системой труб этого музыкального инструмента и мощного ошеломляющего рёва, который производился при запуске ракет.

Во время боёв за Познань и Берлин установки для одиночного пуска М-30 и М-31 получили от немцев прозвище «русский фаустпатрон», хотя эти снаряды использовались не как противотанковое средство. «Кинжальными» (с дистанции 100—200 метров) пусками этих снарядов гвардейцы проламывали любые стены.

Зарубежные "аналоги"


Германия
«Nebelwerfer» — германский буксируемый реактивный миномёт времён Второй мировой войны. За характерный звук, издаваемый снарядами, получил у советских солдат прозвище «ишак»
Максимальная дальность, м: 6 кмWurfrahmen 40 — германская тяжелая самоходная реактивная система залпового огня периода Второй мировой войны.28/32 cm Nebelwerfer 41 — немецкая буксируемая реактивная система залпового огня времён Второй мировой войны. Состояла на вооружении Nebeltruppen (буквально — «дымовые войска») — аналога войск РХБЗ, эти подразделения изначально предназначались для постановки дымовых завес, а также, в случае необходимости, для использования реактивных снарядов, снаряженных отравляющими веществами.
Максимальная дальность, м: 1925 (280-мм) 2200 (320-мм)

Америка

Танк M4A1 или M4A3, оборудованный смонтированной на башне реактивной системой залпового огня Т34 Calliope, с 60 трубчатыми направляющими для 114-мм ракет M8.

Ну как вы уже поняли, ничего похожего на "Катюшу" не было и в помине.

ВидеоРЯД


нашел интересное видео из цикла "Оружие победы"

Чтобы просматривать видео на сайте — включите JavaScript, и убедитесь, что ваш браузер поддерживает HTML5 видео.


Чтобы просматривать видео на сайте — включите JavaScript, и убедитесь, что ваш браузер поддерживает HTML5 видео.

ВСЕ! Серия "По следам победы закрыта"

По следам победы. Часть 1.Герои Войны
По следам победы. Часть 2. Снайперы
По следам победы. Часть 3. Забытый парад
По следам победы. Часть 4. Форма парада

ekabu.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *