Оружие на букву а: Термины и определения на букву «А» — Глоссарий

Содержание

Оружие на букву Х - Ведомости

Почему вчера генерал армии Владимир Михайлов, главнокомандующий ВВС России, назвал ракету Х-555 “новой” и “созданной в России”, совершенно непонятно. Но слова его звучали грозно: может быть использована для ударов по базам террористов!

На вооружение эта ракета поступила сравнительно недавно, в 2004 г., но, во-первых, произведено уже не менее 50 пусков, а во-вторых, по сути-то, Х-555 – это просто слегка модернизированная Х-55, а ее начали разрабатывать еще в 1972 г., а на вооружение поставили в 1983 г. Отличие трех пятерок от двух лишь в том, что новая немного дальше летит (более вместительные топливные баки) и на нее не ставится ядерная боеголовка. Да, конечно, поменялась система наведения: Х-55 летела к заранее намеченной цели по оцифрованной карте, сравнивая ее с рельефом местности, Х-555 – космического наведения; но принципиально нового ничего нет.

Изложенное выше не секрет даже для вихрастого школьника, интересующегося современным вооружением. Видимо, генерал Михайлов стал говорить такие торжественные слова о ракете потому, что Х-555 недавно прославилась. Когда президент России Владимир Путин летал на стратегическом бомбардировщике Ту-160, с него была пущена именно такая ракета. Они вообще штатно стоят на Ту-160 по шесть штук на каждом.

Дальнейшее развитие героической биографии Х-555 легко себе вообразить. Спецслужбы ведь неоднократно заверяли общественность, что знают, где находится злодей Шамиль Басаев. Главнокомандующий Путин – любитель испытывать разнообразную военную технику. Х-555 – сверхвысокоточное оружие, способное, по словам все того же генерала Михайлова, с двух тысяч километров попасть в кухонное окно...

Ну вот. ФСБ точно выясняет дом, где прячется Басаев. Космические войска рассчитывают для Х-555 траекторию полета. В Чкаловском на Ту-160 с Х-555 садится Верховный главнокомандующий, приближается к логову террориста на расстояние около 2000 км – и стреляет ему прямо в кухонное окно. Взрыв, в воздух взлетают обломки и ошметки, Главковерх с триумфом возвращается в Чкаловское, где дает пресс-конференцию для российских и иностранных журналистов.

По примеру Верховного главнокомандующего в порядке утвержденной в администрации президента очереди каждый высокопоставленный участник чеченской кампании будет точно так же садиться в Ту-160, выстреливать Х-555 и поражать заранее намеченные цели, т. е. базы террористов, на территории Чечни, а также на территории других государств, давших приют террористам, как и обещал начальник всех этих Х-555, министр обороны России и друг президента Сергей Иванов.

И тогда очень быстро вся эта долгая кровавая история второй чеченской войны завершится.

Историческое оружие Кавказа: кинжалы, сабли и шашки

Глядя на мужскую одежду жителей Кавказа, нетрудно заметить, что она не рассматривается без оружия и воинского снаряжения. Пояс с оружием и принадлежностями для ухода за ним непосредственно связан с воинским бытом. Отпечаток исторического времени – постоянно быть готовым к походу, к защите от нападений, защите своего дома, своей семьи, своей чести. Всё это делало из кавказца своеобразного воина по жизни.

Самым важным атрибутом для кавказца был кинжал, который носили в красиво оформленных ножнах, висящих на поясах черкесок. Кинжал могли называть по имени того или иного известного мастера.

Российский историк и этнограф Григорий Вертепов ещё в далеком 1897 г. писал, что "ещё в недавнее время во многих аулах Терской области выделывались очень порядочные клинки; наибольшей известностью пользовались клинки атагинских мастеров, попавшие даже в казачьи песни".

Долгое время для всех, кто интересовался холодным оружием кавказского региона, единственным источником информации оставалась монография "Оружие народов Кавказа" Эммы Григорьевны Аствацатурян. Однако сегодня в национальных республиках и в Закавказье уже есть целый ряд работ, подчеркивающих особенность оружия того или иного народа.

Тем не менее многие моменты, связанные с холодным оружием, остаются до сих пор непонятными. Именно по этой причине мы с Сергеем Талантовым поговорим об оружии жителей Кавказа – горцев, казаков, степных народов, и откроем для многих тонкости связанных с ними традиций, где и кто производил оружие и кто у кого что перенимал.

Майрбек Вачагаев

– Сергей, для начала хотелось бы, чтобы вы рассказали, что означает на Кавказе оружие?

Сергей Талантов

– Кавказское оружие, конечно же, является уникальным памятником материальной культуры, и очень важно его сущностное восприятие. В отличие от многих других предметов утилитарного значения оружие ассоциируется с историей. Поэтому можно сказать, что оружие – это материальное воплощение военной истории, да и, по большому счёту, истории в целом. Поэтому при его изучении требуются некоторые знания истории региона и обязательно географии.

– Почему у вас возник интерес именно к кавказскому оружию?

– Меня с детства интересовала военная история России, в том числе периоды, связанные с нахождением российских войск у южных границ, период Кавказской войны, война с Персией, война с Турцией, русско-турецкие войны. И более 10 лет назад, находясь в очередной деловой поездке в Нью-Йорке, я обратил внимание, что в антикварном магазине продавались два кавказских кинжала. Потом оказалось, что это кинжалы кубанских казаков. И, собственно, с этого, можно сказать, и началось моё знакомство с этими предметами. Как и у любого коллекционера – а в первую очередь я, конечно же, коллекционер, я только потом стал исследовать и изучать. В какой-то момент приходит понимание, что эти предметы находятся не только в музеях, не только опубликованы в каталогах этих музеев, но есть и возможность их коллекционировать, приобретать.

– С какого времени можно говорить именно о тех кинжалах, саблях, шашках, которые мы сегодня видим?

– На мой взгляд, имеет смысл говорить о периоде второй половины XVIII века как о начале кавказской школы по украшению клинков. Безусловно, это происходило и раньше, но не является точкой отсчета.

Грузинский воин

Я думаю, со второй половины XVIII века можно говорить о формировании стилей кавказского оружия. Эти предметы известны в музейных собраниях, они редки, есть несколько известных предметов в частных коллекциях, поэтому если говорить об оружии Закавказья, в первую очередь, об оружии, произведённом в Грузии, то, конечно, это вторая половина XVIII века. Тогда уже были полностью сформировавшиеся образцы, которые тем не менее на протяжении следующего века менялись, трансформировались, и мы изучаем как раз всё оружие всего Кавказского региона в комплексе, оно представляет большой интерес.

– XIX век даёт больше материалов по сравнению с предыдущим XVIII веком. Если сравнить эти два века, в чём особенность XIX века для оружия в этом регионе? То есть что первым делом мы видим на нём? Это период Российской империи, которая продвигается на юг, и она заинтересована перенимать и что-то давать взамен кавказским народам.

– Приход Российской империи в XIX веке обусловил некоторые изменения, в том числе и в стиле кавказского оружия, потому что до этого было сильное влияние Персии и Османской империи, которое оставалось и в первом десятилетии XIX века. Поэтому, конечно же, приход Российской империи в первую очередь создал предпосылки для увеличения спроса на кавказское оружие, выраженного в присутствии сначала Отдельного Грузинского, а потом Отдельного Кавказского корпуса. И нельзя не упомянуть кавказских казаков, которые тоже приобретали кавказское оружие, использовали шашку, кинжал и огнестрельное оружие – пистолеты и знаменитые кавказские кремнёвые винтовки.

– Можно ли сказать, что именно кавказский регион является законодателем оружейной моды или это уже чересчур?

На фресках, исследованных в основном в горной части Западной Грузии, в Сванетии, в Имеретии, были обнаружены изображения шашек в комплексе с кривыми персидскими кинжалами

– Скорее, это чересчур. Но шашкой были вооружены все казачьи войска. А шашка, как мы понимаем, это оружие кавказское. Первая фиксация её на данный момент известна во второй половине XVII века в Грузии. В грузинской рукописи "Ростомиани" изображены конные воины, и у них прорисованы на этих миниатюрах шашки. Также на фресках, исследованных в основном в горной части Западной Грузии, в Сванетии, в Имеретии, были обнаружены изображения шашек в комплексе с кривыми персидскими кинжалами. Это несколько изменило предыдущие представления, бытовавшие долгое время о том, что шашка впервые появилась в Черкесии. На сегодняшний день первое известное письменное упоминание шашки на Северном Кавказе встречается в российском документе 1747 года, в котором перечислено вооружение чеченцев. Недавно вышла моя статья, в которой достаточно подробно рассмотрен вопрос бытования этого вида оружия в XVIII веке у разных народов Кавказа.

Чеченец из альбома Э. Эйхвальда 1825-1826 гг

Говоря о кавказском оружии, нельзя не упомянуть производство в Османской империи, где после переселения работали кавказцы-мухаджиры и местные армянские мастера. Можно сказать, что кавказцы навязали моду на свое традиционное оружие, и оно получило широкое распространение практически на всей территории Османской империи. Стабильный спрос способствовал росту конкуренции между мастерами, совершенствованию стиля и качества отделки. В достаточно большом количестве нам известны прекрасные образцы украшенных шашек и кинжалов 1880–1900-х гг., изготовленные в Турции.

– Когда мы говорили об оружии на Кавказе, несколько раз мы упомянули Персию. Насколько сильно было влияние Персии в том же самом XIX веке и как оно отразилось на кавказском оружии?

– Если говорить о Персии, то, конечно, в XIX веке влияние становится слабее, можно говорить, что сильная традиция оставалась первые три десятилетия в Закавказье, и это выражено в первую очередь в орнаментах, которые мы видим. Зооморфные элементы с изображением животных – это, конечно, персидская традиция, персидская культура. Безусловно.

– Как я помню, на Северном Кавказе некоторые мастера также использовали головы волка и других животных. Это влияние Персии или Османской империи всё-таки?

Шашка кавказская, клинок с клеймом.

– Принято считать, что изображение бегущего волка на клинках связано с мечами, изготовленными в Пассау, немецком городе, городе оружейников, и что оно использовалось на мечах крестоносцев. Они стали известны жителям Северного Кавказа и получили большое распространение в том числе и в Чечне. И у Умалата Лаудаева (

российский офицер, первый чеченец, осветивший в исследовании на русском языке проблемы истории и этнографии чеченского народа в 1872 году. – Прим. ред.) есть упоминание о том, что жители Чечни изготавливали клинки шашек, на которых изображали волка.

– У чеченцев волк – ещё и тотемный знак. Могло ли это быть совпадением? Не было ли тут больше местного влияния?

– Безусловно, оно не исключено. Но здесь надо заметить, что это именно достаточно схематичное изображение бегущего волка, то есть изображение нанесено буквально несколькими линиями. Традиция изображения осталась: он не изображался сидящим или не изображалась отдельно голова. Это было изображение именно бегущего волка.

– Как происходило взаимное влияние терских казаков, которые в XVIII–XIX вв. были частью этого региона, и народов Кабарды, Дагестана, Чечни? Есть ли какой-то момент, который отразился, например, в оружии казаков?

Казачья шашка образца 1881 г.

– Да, надо заметить, что связи были очень тесные в целом между регионами. То есть если мы говорим про XVIII век, то строительство таких российских форпостов, как крепости Кизляр в 1735 году и Моздок в 1763 году, способствовало, конечно, увеличению интенсивности торговых связей, которые и до этого периода были очень тесными. И так как гребенские казаки и позже терские участвовали, безусловно, в культурном обмене, то они прекрасно знали обо всех видах оружия, которое бытовало и на Южном Кавказе и на Северном Кавказе, и поэтому все народы – в первую очередь кабардинцы, тюркские народы Центрального Кавказа, чеченцы, дагестанцы, ингуши, осетины – участвовали по понятным причинам в культурном обмене, потому что они находились рядом или непосредственно на торговых путях. Допустим, торговый путь через Дарьяльское ущелье контролировался частично осетинами. И очень известный исторический персонаж того времени Ахмет Дударов (

тагаурский уаздан-алдар, владелец с. Чми. – Прим. ред.) контролировал как раз этот участок Военно-Грузинской дороги. О значимости этого исторического деятеля говорит то, что ему фирман (ферман или фирман – письменный указ султана или шаха. – Прим. ред.) писал персидский шах. И грузинский царь Ираклий II (грузинский царь Кахети с 1744 по 1762, а затем объединённого восточно-грузинского царства Картли-Кахетии 1762–1798 гг. – Прим. ред.)
тоже обращался к кабардинским феодалам, к Ахмету Дударову с просьбой о возврате отнятого товара у грузинских и армянских купцов, которые ехали из Грузии.

Имеются документы, в которых сказано о том, что из Грузии привозились шашечные полосы на Северный Кавказ. Они везлись за границу, в основном в Кабарду

Кстати, среди этого товара были и предметы оружия. То есть имеются документы, в которых сказано о том, что из Грузии привозились шашечные полосы на Северный Кавказ. Они везлись за границу, в основном в Кабарду. Но и, безусловно, надо отметить, конечно же, что до определённого периода, до 80-х годов XVIII века, большое влияние в регионе имела Ногайская орда, и комплекс вооружения ногайцев тоже был близок к кабардинскому. Что касается казаков, то ещё с XVI–XVII века на так называемой Османской дороге – переправе через Сунжу, пути из Кабарды в Кумыкию, на Кумыкскую плоскость находились и гребенские казаки, и казаки, которые жили вне закона, так называемые воровские казаки, поэтому все народы прекрасно знали обо всех видах оружия, которое бытовало по обе стороны Кавказского хребта. Ну и можно добавить, что ещё в конце XVI века казаки с Терека уходили на службу в Грузию.

– Так как отличить оружие, произведенное в Дагестане, например, от чеченского или черкесского? Как это определить "неспециалисту"?

Шашка черкесского мастера, 1860-1880 гг.

– Вы знаете, если человек неспециалист, то, конечно, можно дать один совет, если слово "совет" тут уместно: не спешите. Сейчас хорошее время, и информации стало больше. Одним из признаков дагестанских кинжалов, если мы говорим о кинжалах, является достаточно широкий однодольный клинок.

Чеченское оружие не так хорошо изучено в ранний период, однако в период второй половины XIX века и начала XX века мы можем говорить о всплеске производства чеченского клинкового оружия. Это действительно прекрасные образцы, которые широко известны в музеях, в частных коллекциях. Многие чеченские мастера получили заслуженное признание, а изготовленные ими клинки дарились императорам, к примеру, это работы чеченского мастера Тахи. Не менее известен чеченский мастер Чилла Муртазалиев, работавший некоторое время во Владикавказе, столице Терской области. Его изделия пользовались большой популярностью, родом он был из Старого Юрта, который сейчас называется Толстой-Юрт. И уже в начале XX века под брендом "Чилла" было торговое предприятие в Грозном.

Что касается черкесского оружия, оно представляет особый интерес для изучения, потому что черкесские мастера очень индивидуальны. Надо заметить, что адыгские имена особенные, они отличаются от стандартных исламских имен. Поэтому именно на основе имён мы сейчас стараемся идентифицировать черкесских мастеров. Их изделия стоят отдельно от массовой продукции, которая производилась в том числе в Тифлисе, в крупных центрах на северной стороне хребта. Черкесские мастера, особенно в ранний период, не работали на экспорт, то есть не делали массовую продукцию и, соответственно, были свободны от шаблонных решений в орнаменте. Мы сейчас говорим про предметы, украшенные черкесскими мастерами и изготовленные из серебра. То есть это техника гравировки, черни и позолоты. Надо ещё заметить, что, наверное, имеет смысл разделять причерноморское побережье, где проживали адыгские народы, Кабарду – это северо-восточный Кавказ и закубанских черкесов, которые были достаточно тесно связаны с Крымом. Поэтому говорить о том, что был единый стиль черкесский, наверное, неправильно. Были некоторые элементы, присущие мастерам адыгского происхождения, которые можно идентифицировать как признаки, но общего большого стиля для этих мастеров, для их изделий, наверное, все-таки нет.

Чеченцы. худ. Георг Коррадини

Многие коллекционеры считают, что холодное оружие практически не применялось с появлением огнестрельного, особенно когда говорят про период Кавказской войны, где работала артиллерия со стороны и Российской императорской армии, и имамата Шамиля. Однако мы не должны забывать, что холодное оружие было частью комплекса вооружения горцев, которое они умели применять и применяли. Здесь, конечно, нельзя не вспомнить о поразительном случае, когда в 1825 году в событиях, связанных со взятием укрепления Герзель-аул, были убиты сразу два генерала Российской императорской армии – генерал Николай Греков и генерал Дмитрий Лисаневич. Их убил аксайский мулла, заколов кинжалом. Поэтому оружие применялось, было боевым и люди прекрасно им владели. То есть говорить о том, что оно уже в XIX веке было малоэффективным, на мой взгляд, не стоит. Имеется масса примеров, и они очень показательны, конечно. В рукопашной схватке, это описано русскими офицерами, в том числе и известным доктором медицины Николаем Пироговым, чины Российской императорской армии получали страшные ранения от горцев именно посредством кинжалов и шашек.

– И всё же. Есть ли какая-то возможность определить место, где оружие было произведено?

– Основой для исследования, конечно, является сравнительный анализ. Поэтому по характерным признакам – геометрия клинка или структура долов – можно сделать выводы о месте производства. Даже если не стоит клеймо мастера, зная некоторые особенности, аналоги с известными клеймами, с клеймами известных мастеров, мы можем делать выводы о том, где произведён клинок, который не имеет клейма. Для технического оружия раннего периода, а ранним периодом принято считать рубеж XVIII-XIX веков и первую треть XIX века, для кинжалов тифлисского производства характерны использование дамасской стали в сердцевине, структура с двумя долами в центре. Для несколько более раннего периода – выраженная клиновидность.

Важно отметить, что в источниках XIX века нам часто встречаются словосочетания "черкесская шашка", "черкесское оружие", "черкесский пистолет". Но буквально, наверное, не стоит понимать слово "черкесский" как синоним слова "адыгский", потому что часто словом "черкесы" называли многие другие народы Северного Кавказа.

Кинжал работы дагестанских мастеров, конец XIX в.

Собственно, если брать за основу определение XIX века для своих умозаключений, для атрибуции, то можно заметить, что практически нет упоминания о дагестанском или чеченском оружии. То есть чеченские шашки, лезгинские кинжалы есть, но мы же знаем, что в Кубачах или на Кумыкской плоскости в Эндерее производились и ружья. Аухи в том числе были в этом заняты, делали хорошие изделия, но упоминания о них практически не встречаются, поэтому мы можем предположить, что под словом "черкес" и "черкесское оружие", конечно же, понималось оружие, произведённое и бытовавшее на Северном Кавказе.

Стоит заметить, что некоторые современные исследователи ссылаются на атрибуции, которые находятся в учётных карточках предметов, находящихся в центральных музеях Санкт-Петербурга, принадлежавших российским императорам, в том числе Николаю I, который был известным коллекционером оружия, ценителем и достаточно хорошо разбирался, в том числе в кавказском оружии. В этих атрибуциях буквально сказано, где и когда был сделан этот предмет. В том числе есть атрибуция, связанная непосредственно с трофейным оружием, взятым у представителя адыгских народов, у натухайцев в том числе. Но понятно, что факт того, что предмет использовал представитель адыгского народа, не означает, что он был произведен мастером-адыгом. Никто не мешал черкесскому князю купить шашку у армянских купцов, которые привозили оружие, прекрасные образцы, в том числе из Грузии, из Тифлиса.

Фрагмент клинка тифлисского мастера Хачатура, конец XVIII-нач. XIX вв.

– Если мы будем говорить о кинжалах Закавказья – Грузия, Азербайджан и Армения – там есть какая-то своя специфика, отличающаяся от северокавказской? Особенно если отсутствует клеймо?

– Разница, безусловно, есть, но она есть не всегда. Всегда есть предметы спорные, поэтому они, конечно, представляют наибольший интерес для исследования. На кинжалах, саблях и шашках, изготовленных на территории современных Армении и Азербайджана, встречаются клейма с армянскими именами, встречаются клейма с мусульманскими именами, зачастую встречаются клейма с армянскими именами, написанными арабской графикой. То есть это могут быть клейма армянских мастеров, которые, возможно, работали на территории современного Азербайджана.

Были очень тесные отношения, поэтому, конечно, говорить о кавказском оружии с точки зрения или современных политических границ, или границ, которые были созданы в начале XX века при крушении Российской империи и возникновении национальных республик, наверное, не совсем корректно. Тем не менее есть отличия, допустим, у клинков, изготовленных в Западной Грузии, в Черноморском регионе. Это кинжалы аджаро-гурийского типа, это широкие клинки с характерной структурой долов, зачастую использовалась дамасская сталь, то есть в центральной части клинка, в сердцевине мы видим рисунок Дамаска, и надо заметить, что кинжалы аджаро-гурийского производства были распространены и на территории Османской империи, то есть это Причерноморье, Трабзон, Малая Азия. Ими пользовались лазы и греки – встречаются клинки с греческими надписями.

Что касается Грузии, то даже в пределах самой Грузии в разных регионах оружие было достаточно разным. Но мы можем выделить западногрузинское оружие с абсолютно уникальными образцами, не похожими на другие. Такими являются так называемые палаши, или шашки с юбкой, которые последнее время по-грузински называются "кабиани", потому что имеют абсолютно непохожие на другие длинноклинковые предметы Закавказья рукояти, особый наклон пустовика и оформление ножен.

Хевсуры

Оружие хевсуров тоже можно выделить. То есть горцы северо-восточной Грузии, конечно, были достаточно тесно связаны с оружием, в том числе произведённым и в Чечне. Поэтому, допустим, на основе анализа "полевых" находок можно сказать, что у тушин, у бацби, у хевсуров, у мтиулов было распространено оружие в том числе и чеченского производства. Это говорит о том, что чеченские клинки пользовались большой популярностью во всем регионе.

Известно очень много казачьего оружия, и мы знаем, что это чеченские клинки. Собственно, это не только клинки, а полностью законченные изделия, и кинжалы, и в меньшей степени шашки, так как шашки практически не производились после Кавказской войны. Было ограничение на ношение оружия горцами, и казаки заказывали в основном шашки во Владикавказе, так как это была столица Терской области, и там работало огромное количество мастеров разных национальностей, в том числе дагестанские мастера. То есть мы сейчас говорим про период конца XIX века, самый конец 80-х, 90-е годы и, собственно, первые два десятилетия начала ХХ века. Надо, безусловно, отметить таких мастеров, как Гузунов, Мудунов, Осман Омаров, в основном это лакские мастера, которые приезжали во Владикавказ и открывали там свои производства, свои артели. Они их называли "фабриками" – "Оружейная фабрика Османа Омарова" или "Оружейная фабрика Гузуна Гузунова". И они являлись поставщиками для Кавказских казачьих войск, в том числе Терского. Это огромное количество оружия казаков и не только казаков, а и офицеров драгунских полков, которые служили на Кавказе, в том числе Нижегородского, Северского, Тверского. Они были вооружены офицерскими шашками, изготовленными на Кавказе – с неутапливаемой в ножны рукоятью, украшенные серебром.

– Поговорим о детях. С какого времени ребёнок на Кавказе мог уже выходить с кинжалом?

Мальчики с кинжалами. Албогачиевы из Гамурзиево

– По этому вопросу есть, конечно, разные мнения и разные версии этнографов. Существуют некоторые мифы, выраженные в пересказе обычаев, но зачастую их источники тоже довольно спорные и не передают полную картину для всего народа. Если мы говорим про ранний период, рубеж XVIII – первую половину XIX века, то, пожалуй, не так много упоминаний о детском оружии. Но для богатых слоёв, которые были во всех феодальных обществах и уже при Российской империи, конечно, люди заказывали своим детям оружие, что, собственно, подтверждают и фотографии рубежа XIX–XX веков. То есть мы видим на фотографиях у осетин кинжалы у детей, наверное, возраста до 10–12 лет. Есть известная фотография Татре Албогачиева из селения Гамурзиево, где на поясе у его двух малолетних сыновей кинжалы. И в Закавказье тоже были распространены детские кинжалы, мы это видим на фотографиях представителей различных грузинских народов, у армян, которые жили в Тифлисе. Поэтому часто приходится слышать, что на Северном Кавказе, особенно у вайнахов, мальчику-подростку до инициации, до того, как он становился мужчиной и принимался в мужское общество, было запрещено носить кинжалы, а специальных кинжалов не делали. Но, собственно, как я уже сказал, встречаются фотографии, доказывающие обратное. Здесь имеет смысл, конечно, сказать, что влияла светская традиция, поэтому, возможно, обычаи, которые были распространены в традиционной общине, в сельской местности, отличались от обычаев, которые бытовали у представителей тех же народов, но жили, допустим, в столице Терской области, во Владикавказе. Независимо от национальности, они принимали, конечно, ту городскую культуру, которая там имела место.

– Мы говорили о волке, изображение которого можно исторически связать с периодом крестоносцев. Какие ещё изображения на рукоятках или на ножнах используют мастера?

Сабля драгунская 1881 г.

– Надо заметить, что кавказская шашка как оружие не приняла клинки восточных, персидских или османских сабель, они не получили распространение на шашках. Но шашка приняла клинки, которые привозили через черноморские порты, через побережье, где проживали адыгские народы. В Грузию тоже через море привозились, через Крым, через торговые фактории генуэзцев клинки европейского производства. Поэтому достаточно распространены были изображения, которые получили название "Аббаз Мирза"– изображение руки с мечом из облака, полумесяц и звезды.

И очень популярны были клинки с изображением скачущего гусара – так называемые гусарские

Гурда – конечно, отдельный, очень популярный клинок, чаще всего плоский, с тремя узкими долами, где изображено подобие челюсти. Это тоже изображение, которое, на мой взгляд, и, по мнению многих других авторов XIX века, пришло на Кавказ из Европы. Также есть известный тип клинка, который принято называть трансильванский узел. Это изображение узла с тремя кистями, в центре которого нарисованы символы, буквы, которые считаются молитвой, магией. И очень популярны были клинки с изображением скачущего гусара – так называемые гусарские. Это клинки старых европейских сабель, которые позже копировались на Кавказе. И если оригинальные клинки – XVIII века, даже более ранние встречаются, то во второй половине XIX века произошел ренессанс, и клинки с уже архаичными изображениями, в том числе, скачущего гусара, стали производиться в Стамбуле известным мастером, вероятно, славянского происхождения, Никитичем. Он подписывал эти клинки "Никитич Константинополь". В Санкт-Петербурге было очень распространено производство клинков с этими же изображениями. Поэтому, безусловно, кавказское оружие, получило широкое распространение благодаря приходу Российской империи. И мы знаем прекрасно образцы, произведенные в Санкт-Петербурге, в основном это оружие для офицеров конвоя. И в том числе кинжалы и шашки, произведённые в Варшаве, где стоял дивизион, где служили казаки и служили горцы после подавления Польского восстания.

Шашка Императора Александра III с клинком нач. XVIII в.

Надо заметить, что старые клинки ценились на Кавказе и зачастую являлись семейными реликвиями. Так, в 1888 году во время визита на Кавказ императору Александру III от офицеров Лейб-Эриванского полка была подарена шашка с европейским клинком начала XVIII века, принадлежавшим князю Дадиани, а позже, в период Кавказской войны, князю Вачнадзе. Клинок для подарка императору был выбран из многих специальной комиссией в Тифлисе.

Кавказское оружие сильно повлияло на вооружение Российской императорской армии, и, собственно, шашка была принята после оружейной реформы 1881 года для вооружения всей кавалерии. Была драгунская шашка, она отличалась, конечно, внешним видом, был эфес, была гарда, душка, но тем не менее это оружие, внешне напоминающее саблю, но имеющее шашечный подвес, то есть лезвие, направленное вверх, называлось шашкой.

Влияние Кавказа и кавказской культуры было очень значительным в XIX веке. Собственно, костюм кавказский, который сейчас принято называть черкеской, бытовал широко. Как мы знаем, императоры тоже жаловали эту одежду. Сейчас есть тенденция говорить о том, что только горцы влияли на российскую армию, но, безусловно, российская армия тоже влияла на горцев. В первую очередь, за счёт унификации. То есть, допустим, та же самая черкеска получила широкое распространение благодаря уставным образцам. Черкеска стала элементом уставной униформы кавказских казаков, и горцы тоже видели эти стандартные решения, и многие народы, в том числе Южного Дагестана, которые несколько иначе одевались до определенного периода, фактически приняли эту унификацию – именно за счет Российской императорской армии и массового использования кавказского костюма в казачьих частях, в том числе и во всех формированиях национальных. То есть это Дагестанский полк, всевозможные остальные, милиция, ну и, собственно, если говорить о взаимном влиянии, в том числе кавказцы, которые служили в Российской императорской армии, не в казачьих частях и не в национальных.

Мы видим огромное количество фотографий конца XIX – начала XX веков, на которых представители кавказских народов, служивших в Российской императорской армии, изображены с офицерскими шашками в серебре

Они принимали те виды вооружения, которые бытовали там. В том числе, например, шашка образца Нижегородского драгунского полка, рукоять которой не вдавливается в ножны. Мы видим огромное количество фотографий конца XIX – начала XX веков, на которых представители кавказских народов, служивших в Российской императорской армии, изображены с офицерскими шашками в серебре. То есть это не некая кавказская шашка, а офицерская шашка, изготовленная по образцу шашки Нижегородского драгунского полка, эталонный образец которой, в свою очередь, был впервые заказан в Тифлисе, у известного мастера Иосифа Попова. Она просуществовала де-факто до начала XX века. То есть это, наверное, самый долгоживущий образец оружия Российской императорской армии, просуществовавший с конца 30-х – начала 40-х годов, с периода Кавказской войны до периода революции. Собственно, даже у красных командиров мы видим шашки кавказских мастеров в серебре. Другими словами, шашка с рукоятью, не утапливаемой в ножны, изготовленная по образцу шашки офицерской Нижегородского драгунского полка, бытовала 100 лет.

– Как человек, который этим делом занимается профессионально, вы в курсе, что сегодня в интернете появляются чуть ли не каждый день аукционы, торги, связанные с продажей оружия, в том числе и кавказского. Как профессионал, что бы вы посоветовали человеку, который хочет купить через интернет кинжал, шашку, саблю. Как отличить подделку?

– К сожалению, все действительно обстоит не так, как, наверное, хотелось бы идеалистам. На рынке достаточное количество подделок, и люди, которые их производят, активны в получении информации, они тоже читают книги, сидят в соцсетях, поэтому сейчас мир стал достаточно прозрачным. Конечно же, основой экспертизы в наше время является сравнительный анализ. Поэтому есть такой термин, наверное, не совсем грамотный с точки зрения русского языка, однако мы все его любим. Это "насмотренность".

И у любого человека, который занимается этим давно – 10 лет, 15, 20, – конечно, большая насмотренность, и если ты точно знаешь, как должно быть, как делали в то время, то ты можешь увидеть некоторые несоответствия современных изделий, которые, тем не менее, копируют старые изделия. Это касается и оправ, и клинков, поэтому начинающему определить их очень сложно. В целом эти предметы похожи стилистически, они сделаны по тем же абсолютно технологиям, они застарены. Но если заниматься изучением кавказского оружия много и долго, то становятся известны и современные изделия, и почерк современных мастеров. Но подделки были и в XX веке, и в XIX веке.

В каталогах, книгах, описывающих собрания российских императоров в Эрмитаже, Царском селе описаны в том числе предметы, которые подделывались в то время. Там есть, к примеру, несоответствия дат. Допустим, писался год не от сотворения мира, а по григорианскому календарю. Поэтому нужно быть очень внимательными и желательно до покупки консультироваться с теми людьми, чьему мнению вы доверяете.

***

Клинки, изготовленные в прошлом столетии, ценятся высоко, они встречаются в музеях и частных коллекциях. Современные модели изготавливаются на предприятиях, но сравнить их с уникальными изделиями мастеров невозможно. Самые редкие и дорогие кавказские кинжалы по-прежнему изготавливаются полностью вручную.

Подписывайтесь на подкаст "Кавказская хроника с Вачагаевым" на сайте Кавказ.Реалии.

Слушайте нас на GOOGLE подкасты – YANDEX MUSIC – YOUTUBE

Огнестрельное оружие средних веков | Наука, Прошлое

Фэнтези-авторы нередко обходят стороной возможности «дымного порошка», предпочитая ему старые добрые меч и магию. И это странно, ведь примитивные огнестрельные орудия — не только естественный, но и необходимый элемент средневекового антуража. Воины с «огненной стрельбой» отнюдь не случайно появились именно в рыцарских армиях. Распространение тяжелых лат закономерно повлекло за собой и повышение интереса к оружию, способному пробивать их.

Статья из № 26; октябрь 2005

Сера. Распространенный компонент заклинаний и составная часть пороха

Секрет пороха (если, конечно, здесь можно говорить о секрете) заключается в особых свойствах селитры. А именно — в способности этого вещества при нагревании выделять кислород. Если селитру смешать с каким-либо горючим и поджечь, начнется «цепная реакция». Выделяемый селитрой кислород увеличит интенсивность горения, и чем сильнее разгорится пламя, тем больше кислорода будет выделяться.

Использовать селитру для повышения эффективности зажигательных смесей люди научились еще в 1 тысячелетии до нашей эры. Вот только найти ее было совсем непросто. В странах с жарким и очень влажным климатом белые, похожие на снег кристаллики иногда можно было обнаружить на месте старых кострищ. Но в Европе селитра встречалась лишь в смрадных тоннелях канализации или в населенных летучими мышами пещерах.

Прежде чем порох стал применяться для взрывов и метания ядер и пуль, составы на основе селитры долгое время служили для изготовления зажигательных снарядов и огнеметов. Так, например, легендарный «греческий огонь» представлял собой смесь селитры с нефтью, серой и канифолью. Загорающаяся при низкой температуре сера добавлялась для облегчения воспламенения состава. Канифоль же требовалась для загущения «коктейля», чтобы заряд не вытекал из трубы огнемета.

«Греческий огонь» действительно нельзя было погасить. Ведь растворенная в кипящей нефти селитра продолжала выделять кислород и поддерживать горение даже под водой.

Для того, чтобы порох стал взрывчатым веществом, селитра должна составлять 60% его массы. В «греческом огне» ее было вдвое меньше. Но и такого количества было достаточно, чтобы сделать процесс сгорания нефти необычайно бурным.

Византийцы не были изобретателями «греческого огня», а заимствовали его у арабов еще в 7 веке. В Азии приобретали и необходимые для его производства селитру и нефть. Если же принять во внимание, что сами арабы именовали селитру «китайской солью», а ракеты — «китайскими стрелами», догадаться, откуда к ним пришла эта технология, не составит труда.

Указать место и время первого применения селитры для зажигательных составов, фейерверков и ракет очень трудно. Но честь изобретения пушек определенно принадлежит китайцам. О способности пороха выбрасывать снаряды из металлических стволов сообщают китайские летописи 7 века. К 7 веку относится и открытие способа «выращивания» селитры в специальных ямах или валах из земли и навоза. Эта технология сделала возможным регулярно применять огнеметы и ракеты, а затем и огнестрельное оружие.

Дуло Дарданелльской пушки — из аналогичной турки расстреляли стены Константинополя

В начале 13 века, после захвата Константинополя, в руки крестоносцев попал рецепт «греческого огня». К середине 13 века относятся и первые описания европейскими учеными «настоящего», взрывающегося пороха. Арабам же применение пороха для метания камней стало известно не позже 11 века.

В «классическом» варианте черный порох включал в себя 60% селитры и по 20% серы и древесного угля. Древесный уголь с успехом мог быть заменен молотым бурым углем (бурый порох), ватой или сушеными опилками (белый порох). Существовал даже «синий» порох, в котором уголь заменяли цветами васильков.

Сера также присутствовала в порохе далеко не всегда. Для пушек, заряд в которых воспламенялся не искрами, а факелом или раскаленным прутом, мог изготовляться порох, состоящий только из селитры и бурого угля. При стрельбе же из ружей сера могла не подмешиваться в порох, а насыпаться сразу на полку.

Изобрел? Ну и отойди в сторону, не стой, как осел

В 1320 году немецкий монах Бертольд Шварц, наконец, «изобрел» порох. Теперь невозможно установить, сколько людей в разных странах изобретали порох до Шварца, зато с уверенностью можно сказать, что после него это не удавалось уже никому!

Бертольд Шварц (которого, кстати, звали Бертольд Нигер) конечно же, ничего не изобретал. «Классический» состав пороха стал известен европейцам еще до его рождения. Но в своем трактате «О пользе пороха» он дал ясные практические рекомендации по изготовлению и использованию пороха и пушек. Именно благодаря его труду в течение второй половины 14 века искусство огненной стрельбы стало стремительно распространяться в Европе.

Первый пороховой завод был построен в 1340 году в Страсбурге. Вскоре после этого развернулось производство селитры и пороха и в России. Точная дата этого события не известна, но уже в 1400 году Москва первый раз горела в результате взрыва в мастерской по изготовлению пороха.

Первое изображение европейской пушки, 1326 год

Простейшее ручное огнестрельное оружие — ручница — появилось в Китае уже в середине 12 века. Этим же периодом датируются и древнейшие самопалы испанских мавров. А с начала 14 века «огнебойные трубы» стали постреливать и в Европе. В летописях ручницы фигурируют под множеством названий. Китайцы называли такое оружие пао, мавры — модфа или караб (отсюда пошло «карабин»), а европейцы — ручная бомбарда, хандканона, склопетта, петриналь или кулеврина.

Ручница весила от 4 до 6 килограммов и представляла собой высверленную изнутри болванку из мягкого железа, меди или бронзы. Длина ствола составляла от 25 до 40 сантиметров, калибр мог быть 30 миллиметров и больше. Снарядом обычно служила круглая свинцовая пуля. В Европе, впрочем, до начала 15 века свинец был редок, и самопалы часто заряжали небольшими камнями.

Шведская ручная пушка 14 века

Как правило, петриналь насаживали на древко, конец которого зажимали под мышкой или вставляли в ток кирасы. Реже приклад мог охватывать плечо стрелка сверху. На такие хитрости приходилось идти потому, что упереть приклад ручницы в плечо было невозможно: ведь стрелок мог поддержать оружие только одной рукой, второй он подносил огонь к запалу. Заряд поджигался «палительной свечкой» — пропитанной селитрой деревянной палочкой. Палочку упирали в запальное отверстие и поворачивали, перекатывая в пальцах. Искры и кусочки тлеющего дерева сыпались внутрь ствола и рано или поздно поджигали порох.

Голландские ручные кулеврины 15 века

Крайне низкая точность оружия позволяла вести эффективную стрельбу только с дистанции «в упор». А сам выстрел происходил с большой и непредсказуемой задержкой. Уважение вызывала только убойная сила этого оружия. Хотя пуля из камня или мягкого свинца в то время еще уступала арбалетному болту в пробивной силе, но уж дыру выпущенный в упор 30-миллиметровый шарик оставлял такую, что любо-дорого было посмотреть.

Дыра-дырой, но попасть все-таки было надо. А удручающе низкая точность петринали не позволяла рассчитывать на то, что выстрел будет иметь какие-либо иные последствия, кроме огня и шума. Может показаться странным, но этого было достаточно! Ручные бомбарды ценились именно за сопровождающие выстрел грохот, вспышку и облако воняющего серой дыма. Заряжать их еще и пулей далеко не всегда считали целесообразным. Петринали-склопетты даже не снабжалась прикладом и предназначалась исключительно для холостой стрельбы.

Французский стрелок 15 века

Рыцарский конь не боялся огня. Но если его, вместо того, чтобы честно колоть пиками, ослепляли вспышкой, оглушали грохотом, да еще и оскорбляли смрадом горящей серы, он все-таки терял бодрость духа и сбрасывал всадника. Против лошадей, не приученных к выстрелам и взрывам, этот метод работал безотказно.

А рыцари сумели познакомить своих коней с порохом далеко не сразу. В 14 веке «дымный порошок» в Европе был товаром дорогим и редким. А главное, по первому времени страх он вызывал не только у коней, но и у всадников. Запах «адской серы» повергал суеверных людей в трепет. К запаху, впрочем, в Европе быстро привыкли. Но громкость выстрела значилась в числе достоинств огнестрельного оружия вплоть до 17 века.

В начале 15 века самопалы еще были слишком примитивными для того, чтобы составить серьезную конкуренцию лукам и арбалетам. Но огнестрельные трубы быстро совершенствовались. Уже в 30-х годах 15 века запальное отверстие перенесли вбок, а рядом с ним стали приваривать полку для затравочного пороха. Этот порох при соприкосновении с огнем вспыхивал мгновенно, и всего через долю секунды раскаленные газы воспламеняли заряд и в стволе. Ружье стало срабатывать быстро и надежно, а главное, появилась возможность механизировать процесс опускания фитиля. Во второй половине 15 века огнестрельные трубы приобрели заимствованные у арбалета замок и приклад.

Японская кремневая аркебуза, 16 век

Одновременно совершенствовались и технологии металлообработки. Стволы теперь уже изготавливались только из самого чистого и мягкого железа. Это позволяло свести к минимуму вероятность разрыва при выстреле. С другой стороны, освоение техники глубокого сверления позволило делать ружейные стволы легче и длиннее.

Так появилась аркебуза — оружие калибром 13–18 миллиметров, весом 3–4 килограмма и длиной ствола 50–70 сантиметров. Обычная 16-миллиметровая аркебуза выбрасывала 20-граммовую пулю с начальной скоростью около 300 метров в секунду. Отрывать людям головы такие пули уже не могли, зато с 30 метров дырявили стальные доспехи.

Точность стрельбы возросла, но все еще оставалась недостаточной. В человека аркебузир попадал лишь с 20–25 метров, а на 120 метрах стрельба даже по такой цели, как баталия пикинеров, превращалась в пустую трату боеприпасов. Впрочем, приблизительно такие же характеристики сохраняли легкие ружья до середины 19 века — менялся только замок. Да и в наше время стрельба пулей из гладкоствольных ружей эффективна не далее чем на 50 метрах.

Даже современные пули для гладкоствольных ружей конструируются в расчете не на точность, а на силу попадания.

Аркебузир, 1585 год

Заряжение аркебузы представляло собой довольно-таки сложную процедуру. Для начала стрелок отсоединял тлеющий фитиль и убирал его в прикрепленный к поясу или шляпе металлический футляр с прорезями для доступа воздуха. Затем откупоривал одну из нескольких имевшихся у него деревянных или жестяных гильз — «зарядцев», или «газырей» — и высыпал из нее в ствол заранее отмеренное количество пороха. Затем прибивал шомполом порох к казне и запихивал в ствол предотвращающий высыпание пороха войлочный пыж. Затем — пулю и еще один пыж, на этот раз для удержания пули. Наконец, из рожка или из еще одного зарядца стрелок насыпал немного пороха на полку, захлопывал крышечку полки и снова крепил фитиль в губки курка. На все про все у опытного воина уходило около 2 минут.

Во второй половине 15 века аркебузиры заняли прочное место в европейских армиях и стали быстро теснить конкурентов — лучников и арбалетчиков. Но как это могло случиться? Ведь боевые качества ружей по-прежнему оставляли желать лучшего. Состязания между аркебузирами и арбалетчиками приводили к ошеломляющему результату — формально ружья оказывались хуже во всех отношениях! Пробивная сила болта и пули была примерно равной, но арбалетчик стрелял в 4–8 раз чаще и при этом не давал промаха по ростовой мишени даже со 150 метров!

Женевские аркебузиры, реконструкция

Проблема арбалета заключалась в том, что его преимущества не имели практической ценности. Болты и стрелы летели «мухе в глаз» на состязаниях, когда мишень была неподвижна, а расстояние до нее известно заранее. В реальной же ситуации аркебузир, которому не приходилось учитывать ветер, движение цели и расстояние до нее, имел лучшие шансы попасть. К тому же пули не имели привычки застревать в щитах и соскальзывать с доспехов, от них нельзя было уклониться. Не имела большого практического значения и скорострельность: по атакующей кавалерии и аркебузир, и арбалетчик успевали выстрелить только раз.

Распространение аркебуз сдерживала только их высокая по тому времени стоимость. Даже в 1537 году гетман Тарновский жаловался, что «в польском войске аркебуз мало, одни только подлые ручницы». Казаки же пользовались луками и самопалами до середины 17 века.

Носившиеся на груди воинами Кавказа газыри постепенно стали элементом национального костюма

В средние века порох приготовлялся в виде пудры, или «мякоти». При заряжении оружия «мякоть» прилипала к внутренней поверхности ствола и ее приходилось долго прибивать шомполом к запалу. В 15 веке для ускорения заряжения пушек из пороховой мякоти стали лепить комки или небольшие «блинчики». А в начале 16 века был изобретен «жемчужный» порох, состоящий из маленьких твердых зерен.

Зерна уже не приставали к стенкам, а скатывались к казенной части ствола под собственным весом. Кроме того, зернение позволяло повысить мощность пороха почти вдвое, а длительность хранения пороха — в 20 раз. Порох в виде мякоти легко впитывал атмосферную влагу и за 3 года портился необратимо.

Тем не менее, из-за дороговизны «жемчужного» пороха мякоть нередко продолжала применяться для заряжения ружей вплоть до середины 17 века. Казаки же использовали самодельный порох и в 18 веке.

Вопреки бытующему мнению, рыцари вовсе не считали огнестрельное оружие «нерыцарским».

Достаточно распространено заблуждение, согласно которому появление огнестрельного оружия положило конец романтической «рыцарской эпохе». На самом деле, вооружение 5–10% воинов аркебузами не повлекло заметного изменения тактики европейских армий. В начале 16 века луки, арбалеты, дротики и пращи использовались по-прежнему широко. Тяжелые рыцарские латы продолжали совершенствоваться, а главным средством противодействия кавалерии оставалась пика. Средневековье продолжалось как ни в чем не бывало.

Романтическая эпоха средневековья окончилась только в 1525 году, когда в битве при Павии испанцы впервые применили фитильные ружья нового типа — мушкеты.

Битва при Павии: музейная панорама

Чем мушкет отличался от аркебузы? Размером! При весе 7–9 килограммов мушкет имел калибр 22–23 миллиметра и ствол длиной около полутора метров. Только в Испании — самой технически развитой стране Европы того времени — могли изготовить прочный и сравнительно легкий ствол такой длины и калибра.

Естественно, из настолько громоздкого и массивного ружья стрелять можно было только с подпорки, и обслуживать его приходилось вдвоем. Зато пуля весом 50–60 граммов вылетала из мушкета со скоростью свыше 500 метров в секунду. Бронированную лошадь она не только убивала, но и останавливала. Мушкет бил с такой силой, что стрелок должен был носить кирасу или кожаную подушку на плечо, чтобы отдача не расколола ему ключицу.

Мушкет: убийца Средневековья. 16 век

Длинный ствол обеспечивал мушкету относительно хорошую для гладкого ружья точность. В человека мушкетер попадал уже не с 20–25, а с 30–35 метров. Но намного большее значение имело увеличение эффективной дальности залповой стрельбы до 200–240 метров. На всем этом расстоянии пули сохраняли способность поражать рыцарских лошадей и пробивать железные доспехи пикинеров.

Мушкет объединил в себе возможности аркебузы и пики, и стал первым в истории оружием, дающим стрелку возможность отразить натиск кавалерии на открытой местности. Мушкетерам не приходилось убегать от конницы за баталию, потому, в отличие от аркебузиров, они широко использовали доспехи.

Из-за большого веса оружия мушкетеры, как и арбалетчики, предпочитали передвигаться конными

На протяжении всего 16 века мушкетеров в европейских армиях оставалось немного. Мушкетерские роты (отряды по 100–200 человек) считались элитой пехоты и формировались из дворян. Отчасти это было связано с дороговизной вооружения (как правило, в экипировку мушкетера входила и верховая лошадь). Но еще большее значение имели высокие требования к стойкости. Когда кавалерия устремлялась в атаку, мушкетеры должны были отбить ее или погибнуть.

Стрельцы

По своему назначению пищаль русских стрельцов соответствовала испанскому мушкету. Но наметившееся в 15 веке техническое отставание Руси не могло не сказаться и на боевых свойствах ружей. Даже чистое — «белое» — железо для изготовления стволов в начале 16 века все еще приходилось завозить «из немец»!

В результате при том же, что и у мушкета, весе пищаль была значительно короче и имела в 2–3 раза меньшую мощность. Что, впрочем, не имело практического значения, учитывая, что и восточные лошади были значительно мельче европейских. Удовлетворительной была и точность оружия: с 50 метров стрелец не давал промаха по двухметровой высоты забору.

Кроме стрелецких пищалей, в Московии производились и легкие «завесные» (имеющие ремень для переноски за спиной) ружья, бывшие в ходу у конных («стремянных») стрельцов и казаков. По своим характеристикам «завесные пищали» соответствовали европейским аркебузам.

Тлеющие фитили, конечно же, доставляли стрелкам массу неудобств. Тем не менее, простота и надежность фитильного замка заставляла пехоту мириться с его недостатками вплоть до конца 17 века. Другое дело — кавалерия. Всаднику требовалось оружие удобное, постоянно готовое к выстрелу и пригодное для удержания одной рукой.

Колесцовый замок в чертежах Да Винчи

Первые попытки создать замок, в котором огонь извлекался бы с помощью железного огнива и «кремня» (то есть куска серного колчедана или пирита) были предприняты еще в 15 веке. Со второй половины 15 столетия известны «терочные замки», представлявшие собой обычные хозяйственные огнива, установленные над полкой. Одной рукой стрелок наводил оружие, а второй ударял напильником по кремню. Ввиду очевидной непрактичности распространения терочные замки не получили.

Намного большую популярность в Европе приобрел появившийся на рубеже 15–16 веков колесцовый замок, схема которого сохранилась в рукописях Леонардо да Винчи. Рубчатому огниву была придана форма шестеренки. Пружина механизма взводилась прилагаемым к замку ключиком. При нажатии на спуск колесико начинало вращаться, высекая искры из кремня.

Немецкий колесцовый пистоль, 16 век

Колесцовый замок очень напоминал устройство часов и не уступал часам в сложности. Капризный механизм был очень чувствителен к засорению пороховой гарью и осколками кремня. Через 20–30 выстрелов он отказывал. Разобрать же его и почистить стрелок собственными силами не мог.

Поскольку достоинства колесцового замка представляли наибольшую ценность для кавалерии, оснащенное им оружие изготавливали удобным для всадника — одноручным. Начиная с 30-х годов 16 века в Европе на смену рыцарским копьям приходят укороченные и лишенные приклада колесцовые аркебузы. Так как изготовлять такое оружие начали в итальянском городе Пистоль, именовать одноручные аркебузы стали пистолями. Впрочем, к концу столетия пистоли производили и на Московском оружейном дворе.

Европейские военные пистолеты 16–17 веков представляли собой весьма громоздкие конструкции. Ствол имел калибр 14–16 миллиметров и длину не меньше 30 сантиметров. Общая же длина пистолета превышала полметра, а вес мог достигать 2 килограммов. Тем не менее, били пистоли очень неточно и слабо. Дальность прицельного выстрела не превышала нескольких метров, и даже выпущенные в упор пули отскакивали от кирас и шлемов.

В 16 веке пистолеты часто объединялись с холодным оружием, — навершием палицы («яблоком») или даже лезвием топора

Кроме больших габаритов, для пистолей раннего периода были характерны богатство отделки и причудливость конструкции. Пистолеты 16 — начала 17 века нередко делались многоствольными. В том числе и с вращающимся, как у револьвера, блоком из 3–4 стволов! Все это было очень интересно, очень прогрессивно… И на практике, конечно же, не работало.

Сам по себе колесцовый замок стоил таких денег, что отделка пистолета золотом и жемчугами существенным образом на его цену уже не влияла. В 16 веке колесцовое оружие было по карману только очень богатым людям и имело скорее престижное, чем боевое значение.

Азиатские пистолеты отличались особым изяществом и высоко ценились в Европе

* * *

Появление огнестрельного оружия стало переломным моментом в истории военного искусства. Впервые человек стал использовать для нанесения урона противнику не мускульную силу, а энергию сгорания пороха. И эта энергия по меркам средних веков была ошеломляющей. Шумные и неуклюжие хлопушки, не способные ныне вызвать ничего, кроме смеха, несколько веков назад внушали людям большое почтение.

Начиная с 16 века, развитие огнестрельного оружия стало определять тактику морских и сухопутных сражений. Баланс между ближним и дистанционным боем стал смещаться в пользу последнего. Значение защитного снаряжения стало падать, а роль полевых укреплений — возрастать. Эти тенденции сохраняются до нашего времени. Оружие же, использующее химическую энергию для выбрасывания снаряда, продолжает совершенствоваться. По всей видимости, оно будет сохранять свои позиции еще очень долго.

 

Оружие на букву А

1 Аббаси (ABBASI)
2 Абуми зур
3 Абуми батто
4 Авентайл
5 Аггер
6 Аглиджак, агалиджак
7 Агни Астра
8 Агэ-Маки
9 Адата, адарга, адаргу
10 Адзиро гакэ
11 Адскриптии
12 Азагай
13 Аиготэ
14 Айда катти
15 Аикути, кусунгобу
16 Айгьюлетт, аглет, айглет, англет
17 Айлет, алет
18 Айс
19 Акаганэ
20 Акаганэ-гаса
21 Акиес
22 Акинак
23 Аклис
24 Аламани
25 Алебарда
26 Аллекрет, халекрет
27 Алмейн ривет
28 Ама но муракумо цуруги
29 Ама-гои-кен
30 Аментум, анкул, месанкул
31 Амера
32 Амида таганэ, амида ясуримэ
33 Амукта
34 Амьюзет
35 Ан, кура
36 Англет
37 Ан-гора
38 Ангувиганг
39 Андарма, бар-нга
40 Андреа Феррара
41 Аним
42 Анлас
43 Анне
44 Ансас, анкас, фурси, гусбар, хенду
45 Антепилани
46 Аои цуба
47 Апниниап, чинининиап
48 Алрон
49 Арай-и
50 Арбалет а джалет, самострел пеллет, продд
51 Арбалет стременной
52 Арбалет, арбалест, албласт, арбласт
53 Аркебузы
54 Аркион
55 Арминс
56 Армэ
57 Аррест
58 Аррьер бра
59 Артиллерия
60 Арьергард
61 Асанодзукин
62 Аси
63 Асил
64 Ассад
65 Ассегай, хассегай
66 Атлатль
67 Аунургитч
68 Афганский приклад
 

«Никаких разрешений не требуется» Что владельцы оружия могут делать со своими стволами: Оружие: Силовые структуры: Lenta.ru

Можно ли учить ребенка стрелять, просить жену чистить ваше оружие и возить ружье с «набитым» магазином? О тонких моментах, связанных с использованием гражданского оружия, «Ленте.ру» рассказал председатель правления общероссийской организации «Право на оружие», судья Федерации практической стрельбы России Игорь Шмелев.

«Лента.ру»: Известно, что многие владельцы оружия обучают обращаться с ним членов своей семьи. Вот пара цитат с оружейного форума: «У меня два сына: старшему 14, младшему 7. "Сайгу" оба знают как свои пять пальцев, оба стреляют (естественно, в моем присутствии и под моим контролем)», «Старшей дочери 8 лет. Умеет разбирать-собирать "Сайгу" 7.62 и "Моссберг" 12 калибра. После пострелушек или охоты это ее любимое дело». Как подобные практики согласуются с буквой закона?

Шмелев: Государство нас ставит в очень неудобное положение. Постановление правительства №814 часть 5 разрешает юридическим лицам при оказании услуги на стрелковых объектах передавать гражданское оружие для проведения тренировочных и учебных стрельб и участия в соревнованиях. Но гражданам — физическим лицам — передавать свое оружие с той же целью ни на стрелковых объектах, ни в охотничьих угодьях нельзя.

Под передачей оружия надо понимать стрельбу? А если просто в руках подержать — скажем, сфотографироваться? Или дома?

Даже в руки нельзя давать. Нигде. Постановление правительства требует, чтобы при хранении оружия и патронов был исключен «доступ к ним посторонних лиц». Владелец гражданского оружия может передавать его только органам власти и юридическим лицам для хранения, перевозки, утилизации, проведения экспертиз и так далее. Все! То есть, действуя четко по закону, мы не можем обучать детей безопасному обращению с оружием, которое находится в доме, не можем привлекать их к чистке оружия и прочее.

Но если у меня есть в доме оружие, логично, чтобы те, кто живут со мной, понимали, что это такое, что можно делать, чего нельзя. Это поможет минимизировать опасность при несанкционированном доступе.

Совершенно верно. Мое убеждение — я знаю, его разделяют многие владельцы: если дома есть оружие, то все члены семьи должны уметь с ним обращаться. Любят они это или нет — это совершенно отдельная тема, но понимать, что это такое, и владеть приемами безопасного обращения они должны — как с любым предметом повышенной опасности.

Игорь Шмелев, председатель правления общественной организации «Право на оружие»

Фото: страница Игоря Шмелева в Facebook

В постановлении говорится, что владелец оружия должен исключить доступ к нему посторонних лиц, но там не сказано, кого считать посторонними…

Круг посторонних лиц законом действительно не определен. Скажу больше: есть решения судов, где прописано, что полиция не наделена правом определения круга посторонних лиц. Решить, посторонний это человек или нет, может только сам владелец оружия, но доказывать это придется в суде. Поэтому в большинстве случаев они стараются сделать так, чтобы этот спорный момент при общении с сотрудниками Росгвардии или полиции просто не возникал.

Допустим (это только мое предположение), некоторые владельцы оружия стараются сделать вид, что кроме них никто к оружию доступа не имеет. Рискну предположить, что грань между тем, что разрешено законом, и тем, что фактически происходит, очень тонка…

Мы пытаемся эту тему «отбить» — доказать, что владельцы гражданского оружия должны иметь право обучать своих детей и родственников правильному обращению с оружием, а значит, должны иметь право передавать свое оружие в охотугодьях и на стрельбищах с согласия устроителя охоты или инструктора.

Как решается этот вопрос в других странах?

По-разному. В Эстонии, например, если у вас только одна единица короткоствольного оружия (пистолет или револьвер), вы не обязаны иметь оружейный шкаф. Предполагается, что вы всегда носите его с собой.

В США во многих штатах вообще не прописаны правила хранения оружия, это полностью на ответственности владельца. Если что-то произошло — скажем, дети добрались до пистолета и совершили уголовное преступление, — ответственность ляжет и на владельца оружия. Мы периодически читаем о случаях, когда дети отбиваются от грабителей родительским оружием, и полиция никаких претензий им не предъявляет.

Универсальной практики нет. Мое личное мнение таково: да, оружие должно храниться в условиях, которые исключают легкий доступ к нему, оно не должно валяться на столе или в ящике стола, который не закрывается. С другой стороны, оружие — это инструмент безопасности, и к нему необходим быстрый доступ. Нужно соблюсти баланс между обеспечением безопасности своего пространства и безопасностью хранения оружия.

Еще у нас прописано, что владелец должен исключить доступ к оружию. Более грамотно было бы прописать исключение несанкционированного использования. Есть много устройств, которые не позволяют воспользоваться оружием: встроенные системы блокирования УСМ, для открывания которых нужен специальный ключ или электронный чип, триггер-локи и т.д. Или крепления, куда вставлена винтовка, и воспользоваться ею без специальных систем доступа нельзя. В российском правовом поле все эти системы считаются нарушением правил хранения и влекут юридические проблемы для владельца оружия.

Кадр: Haus of Guns / YouTube

Много спорных вопросов возникает при транспортировке оружия?

Когда путешествуешь в автомобиле в одиночку, есть только одно требование: оружие должно находиться в чехле или кобуре, в специальной упаковке или в упаковке производителя. Все.

Если в одном транспортном средстве едут несколько владельцев оружия, то считается, что каждый владелец оружия транспортирует свое оружие самостоятельно.

Я могу оставлять оружие в автомобиле?

Эта ситуация никак законодательно не регламентирована. Принципиально важно, что автомобиль не является местом хранения оружия, ведь он не является ни местом вашего пребывания, ни местом проживания. Вы осуществляете именно транспортировку оружия. Здесь главное требование — чтобы оно было зачехлено, если это условие соблюдается — нарушения нет. Однако если вы оставили оружие в машине и оно было похищено, доказывать свою невиновность вам придется в суде.

Если я куда-то далеко поехал, ружье лежит рядом со мной в чехле. Я выхожу из машины и убираю его в багажник. Бывает так, что владельца оружия начинают «трясти». Например, он приехал в фитнес-клуб, оставил травматический пистолет в машине. Если оружие в кобуре, предъявить нарушение правил транспортирования довольно сложно. Вот если он просто бросил пистолет в бардачок, это будет нарушением правил транспортировки и повлечет наложение административного наказания в виде штрафа. Но нужно учесть нюанс: нарушение правил транспортировки не является основанием для изъятия оружия.

Изъятие оружия возможно по следующим причинам: «ношение оружия гражданами, находящимися в состоянии опьянения, нарушения гражданами правил хранения, изготовления, продажи, передачи или использования оружия и патронов к нему, а также пересылки оружия до принятия окончательного решения в порядке, установленном законодательством Российской Федерации» (ст. 27 закона «Об оружии»).

Есть мнение, что при транспортировке оружия из одного региона в другой нужно какое-то специальное разрешение…

При перевозке до пяти единиц оружия и до 1000 патронов по территории России никаких дополнительных разрешений не требуется. Это количество владелец оружия может транспортировать на основании разрешения на право хранения или хранения и ношения оружия. Если в машине едут несколько владельцев оружия, каждый из них транспортирует свое количество патронов самостоятельно.

Фото: Rick Wilking / Reuters

Не совсем однозначный вопрос — емкость магазинов. Я о тех случаях, когда она может превышать прописанные в законе 10 патронов.

Есть требование, что гражданское оружие должно иметь магазин емкостью не более 10 патронов. Для спортивного оружия емкость магазинов определяется правилами конкретного вида спорта. В практической стрельбе используются магазины емкостью больше 10 патронов, в открытом классе емкость магазинов вообще не ограничена, но их можно использовать только на стрельбище, во время тренировок или соревнований.

Кстати, магазин не является основной частью оружия, для его приобретения не нужно никаких лицензий. Любой человек, даже несовершеннолетний, может приобрести магазин любой емкости.

Транспортировка магазинов емкостью более 10 патронов в снаряженном состоянии в регламентирующих документах никак не оговорена, но так как вы не находитесь на стрелковом объекте, я бы не рекомендовал осуществлять их перевозку снаряженными более чем десятью патронами. На соревнованиях по практической стрельбе мы говорим спортсменам: надо исключить любые поводы вас дисквалифицировать. Так и здесь — чем меньше спорных моментов, тем сложнее сотруднику полиции что-то предъявить вам при проверке правил транспортирования, хранения, ношения и т.д.

Не менее важно и то, что нужно самому хорошо знать законодательство и уметь им пользоваться.
Главное — все спорные ситуации с сотрудниками полиции решать корректно, мягко, без грубости и хамства. И помните, что во время проверок и общения вы можете осуществлять фото-, видео- и аудиофиксацию действий полицейских.

Некоторые владельцы нарезных карабинов считают, что пока магазин не присоединен к оружию — это просто контейнер для патронов. То есть можно возить с собой снаряженную «тридцатку», лишь бы она лежала отдельно. Это так?

Очень спорное утверждение, я бы не стал экспериментировать. Для транспортировки оружия я бы предпочел иметь в магазинах не более 10 патронов.

Кстати, сотрудники полиции уверены в том, что оружие должно транспортироваться отдельно от патронов. Снаряженный магазин они воспринимают зачастую как нарушение условий перевозки.

Фото: Elaine Thompson / AP

Я сам с этим столкнулся при выезде из Северной Осетии. К наличию законного оружия полицейские отнеслись очень спокойно, даже буднично. В процессе сверки номеров полицейский спросил: «Вы перевозите оружие без патронов?» Отвечаю: «Я его транспортирую, а перевозку осуществляют юридические лица на основании договора. Транспортирую его в снаряженном состоянии, в чехле». — «А разве оно не должно быть разряжено?» — «Согласно постановлению правительства 814 ст. 77, оружие транспортируется в чехле, кобуре, специальной упаковке или упаковке производителя, состояние оружия там не регламентировано. Также имеется разъяснение министра МВД, где сказано, что транспортирование оружия без патрона в патроннике нарушением не является». После чего оружие было осмотрено, номера сверены, и мне пожелали счастливого пути.

Я еду в автомобиле в другую страну, и у меня при себе оружие. Как выйти из положения?

Могу привести пример из моей практики: я ехал в Грузию, оружие надо было сдать перед российско-грузинской границей. Ближайший крупный город — Владикавказ. Согласно действующим нормативным документам — постановлению правительства №814 и приказу МВД №288, я могу сдать оружие на хранение в МВД.

Однако, созвонившись с МВД Владикавказа, я понимания не нашел, и на всех уровнях получил отказ. Во вневедомственной охране сказали, что принять мое оружие не могут, так как нет условий для хранения. В итоге решил воспользоваться другим пунктом того же постановления 814: «Граждане Российской Федерации, являющиеся членами спортивных стрелковых обществ и клубов, могут хранить принадлежащее им оружие и патроны на спортивных стрелково-стендовых объектах по месту проведения тренировочных стрельб и соревнований». Обратился в Федерацию практической стрельбы Республики Северная Осетия (поскольку сам являюсь членом ФПСР), встретил полное понимание и готовность помочь в решении вопроса. Но эта возможность есть только у тех, кто является членами спортивных стрелковых обществ.

Зачем оружие? — Россия в глобальной политике

Россия взяла курс на военное усиление. Принимаются и воплощаются в жизнь программы переоснащения и коренного реформирования вооруженных сил. И хотя внешняя военная угроза беспрецедентно мала, эта политика будет продолжена, поскольку вписывается в складывающиеся международные реалии и отвечает внутренней логике развития России. Поэтому речь сейчас не о том, чтобы сменить курс, а о том, как его оптимизировать, избежав грубых ошибок и бессмысленных трат. Идеи, изложенные в данной статье, призваны стимулировать дискуссию вокруг оборонной политики, которая в России сегодня ведется куда менее активно, чем даже в СССР. А это просто опасно. Между тем именно теперь вопрос о военной силе – ее роли и возможностях в международных отношениях – стоит особенно остро. И мы, кажется, сами не до конца знаем, для чего сейчас военная сила и сколько ее нужно.

Военная сила теряет значение?

Широко распространена точка зрения, что военная сила – этот главный на протяжении всей истории инструмент политики государств – прогрессирующе теряет значение. Особенно такой тезис популярен в Европе, надорвавшейся на своей истории войн и сделавшей во второй половине XX века выбор в пользу пацифизма.

Действительно, большинство главных проблем современного мира – изменение климата, требования большего благосостояния со стороны активизирующихся масс, кризис мировой финансовой системы, нарастающий относительный дефицит продовольствия – не решить с помощью военной силы. Изменившаяся политическая культура и структура хозяйства делает бессмысленным с экономической точки зрения захват территорий и проживающего на них населения. Удерживать их под контролем не удается. Население невозможно эксплуатировать к своей выгоде. Все военные победы последних четырех десятилетий кончались политическим поражением (Ирак, Афганистан) и/или гигантскими тратами на поддержание населения на завоеванной или отвоеванной территории (тот же Ирак или российская Чечня).

В эпоху действительно массовых коммуникаций, затрудняющих (хотя и не отменяющих) целенаправленное манипулирование информацией, повышается морально-политическая цена использования военной силы, особенно если речь идет о ее масштабном и долговременном применении. Оно до известной степени вообще делегитимируется. Если раньше война, перефразируя навязшую в зубах формулу Клаузевица, была нормальным продолжением политики, то ныне, после двух мировых войн и появления ядерного оружия, применение военной силы чаще рассматривается как политический провал.

Снижение эффективности военной силы и ее делегитимация во многом связаны с продолжением ядерного пата, прежде всего между Россией и Соединенными Штатами. Риск эскалации любого серьезного конфликта на ядерный и глобальный уровень вынуждает крупные государства ограничивать применение силы на гораздо более низких уровнях. Благодаря ядерному фактору относительно мирно завершилась самая глубокая политическая и идеологическая конфронтация в истории – холодная война. Не будь его, беспрецедентное, быстрое и глубокое перераспределение влияния в мире от традиционного Запада в пользу растущей Азии не происходило бы на наших глазах столь гладко. Почти всегда в истории такие сдвиги сопровождались – стимулировались или останавливались – войнами. Так что Россия и США, остающиеся в ситуации ядерного клинча, и в меньшей степени другие ядерные державы могут считать себя крестными родителями азиатского экономического чуда.

Опыт последних лет, кажется, подкрепляет тезис о том, что в современном и грядущем мире военный потенциал не будет иметь решающего значения как инструмент политики и показатель силы и влияния государств. Самая мощная в военном отношении держава – Соединенные Штаты – по сути проигрывает подряд две войны, которые она инициировала (Ирак, Афганистан). И политически обесценивает многотриллионные вложения в вооруженные силы.

Однако есть другой набор факторов и аргументов, который противоречит представлению об уменьшении роли военной силы в мире и ее обесценивании как ведущего инструмента государственной политики. Войны все-таки выигрываются – при всех различиях обстоятельств можно вспомнить конфликты в Югославии, Ливии, Чечне, Грузии, победу правительства Шри-Ланки над «Тиграми освобождения Тамил Илама». Ядерное сдерживание работает, не допуская больших войн, и никто всерьез не сокращает ядерные арсеналы, а, напротив, совершенствует их. С ядерным сдерживанием безуспешно борются романтики – реакционные (американские сторонники противоракетной обороны) и прогрессивно-либеральные (мечтатели о «глобальном нуле» и минимальном сдерживании на уровне 50–200 боезарядов с каждой стороны). Новые мировые лидеры, наподобие Китая или Индии, которые вроде бы выигрывают в мирном соревновании, при этом стремительно вооружаются. На глазах милитаризируется соперничество между главными конкурентами будущего – США и КНР. Не прекращаются разговоры о грядущих столкновениях за ресурсы, воду.

Эти и подобные рассуждения можно было бы считать пережитками мышления времен холодной войны. И действительно, дискуссию вокруг проблем военной безопасности во многом все еще определяют те ветераны, которые сознательно или неосознанно стремятся вернуть повестку дня прошлой эпохи. Одни делают это, выдумывая (иногда даже вполне бескорыстно) бесконечные несуществующие угрозы своим странам или миру в целом, другие – призывая к возвращению благословенных для них времен процесса ограничения вооружений, который сам по себе служил отчасти мотором, правда, благопристойным, продолжения гонки вооружений. Если и меня причислят к этим ветеранам, многие из которых являются моими друзьями, но с которыми я по большей части не согласен – не обижусь. «Назвался груздем – полезай в кузов».

Но нельзя отрицать и другого. Растущее почти повсеместно ощущение опасности современного мира и, как следствие, возрождение опоры на военную силу в политике многих государств – в том числе и России – имеет и объективные основания. Грезы не сбываются. Ни либеральные – о мировом правительстве, ни реакционные – о новом концерте мощных наций, которые управляли бы миром. Планета движется к хаосу, но на новом глобальном уровне и в условиях качественно более глубокой и всеобъемлющей взаимозависимости. Старые институты международного управления – ООН, МВФ, ЕС, НАТО, G8 – слабеют. Новые – G20, либо возникающие региональные структуры – пока не работают. И, вероятно, вакуум управляемости заполнить не смогут.

Подрываются многие этические нормы международного общежития – отчасти это делают сознательно, а иногда к этому ведет объективное развитие мировой системы. Уважение к государственному суверенитету, традиционным правилам внешнеполитического поведения – принципы несовершенные. Но они давали хоть какие-то точки опоры. Чем бы ни руководствовались инициаторы нападения на Югославию, Ирак, Ливию, результат один: все увидели, что слабых бьют, и никто не приходит к ним на помощь. А вот хоть сколько-нибудь сильных – не бьют. Неядерный Ирак под лживыми предлогами разгромили, а успевшую обзавестись ядерным оружием Северную Корею, в гуманитарном смысле еще менее приятную, не трогают. Уходят и старые принципы политической морали – «своих не сдают», или «сукин сын, но наш сукин сын». Сначала «своих» сдал Советский Союз. Но это хоть как-то можно было оправдать его банкротством и развалом. Теперь «своих» мубараков стал сдавать и Запад.

В новом мире захват прямого контроля над территорией и находящимися на ней ресурсами, по-видимому, действительно больше не работает. Но при помощи военных методов можно управлять доступом к ним. Не случайно чуть ли не главное направление наращивания вооружений растущими державами – военно-морские силы. Морские пути – нынешние и вероятные будущие (тут резонно вспомнить Арктику) – остаются, как и во времена классической геополитики, главным объектом интереса великих держав. Больших войн за главный ресурс будущего – пресную воду – пока нет. Но наметившаяся тенденция к перекрытию верховьев рек, а такая практика особенно опасна для Индокитая и Индостана, может привести к тому, что данная проблема окажется в сфере применения военной силы.

Ренессансу ее роли способствует и давно начавшееся распространение ядерного оружия. Израиль, Индия, Пакистан, Северная Корея, вероятно, Иран ставят своих соседей в уязвимое и политически проигрышное положение. Они пытаются его компенсировать, либо стремясь сами обрести ядерное оружие, либо усиливая обычные вооруженные силы, системы противоракетной обороны. Наконец, с помощью попыток расшатать усилившегося соперника изнутри, как это, например, сейчас делают суннитские монархии Персидского залива, работая над свержением дружественного Ирану и к тому же светского режима Сирии. Ядерный потенциал Северной Кореи и резкое комплексное усиление Китая в перспективе толкает и Японию к преодолению ядерного порога. А эта страна имеет к России, как, впрочем, и к Южной Корее, КНР, территориальные претензии. Впрочем, в Восточной Азии многие претензии взаимны. Там вокруг объективно усиливающегося Китая и из-за возрождения старых территориальных споров быстро формируется вакуум безопасности.

Структурные изменения в международной системе тоже способствуют сдвигу в сторону большой опоры на военную мощь. Столкнувшись с масштабными вызовами при ослаблении институтов глобального управления, общества бросились под защиту привычного института – государства. Началась ренационализация мировой политики и частично экономики. Тенденция усилилась и благодаря подъему и выходу на авансцену мировой политики Азии – континента традиционных государств. С необычайной лихостью в новом обличье и на новом фоне возвращается старая геополитика, концепция «баланса сил». Продолжая на словах осуждать ее (хотя и все более вяло), именно такую линию претворяют в жизнь все более откровенно – раскачивая Сирию, союзницу Ирана, уравновешивая Китай. Или мешая преодолению остаточного военно-политического разделения Европы. И, конечно, невозможно всерьез воспринимать лозунги о том, что подобные действия предпринимаются в поддержку демократии. Более того, принцип баланса сил не только возрождается вокруг Европы, где он возник и привел к многочисленным войнам, в т.ч. двум мировым, но начинает доминировать в Азии, хотя тамошняя внешнеполитическая культура прошлых веков такой подход отвергала.

Однако государства качественно ослабли. Они все меньше способны контролировать информационные, финансовые, экономические, а значит и политические процессы даже на своей территории. И все больше зависят от внешнего мира. Причем избавиться, отгородиться от такой зависимости практически невозможно. Так появляется дополнительный стимул опираться на тот инструмент, который государства все еще почти полностью контролируют – военную силу.

В среднесрочной перспективе частичной ремилитаризации мировой политики может способствовать и затягивающийся на десятилетие глобальный экономический кризис. С одной стороны, он ограничивает аппетиты военных лобби. Но с другой – радикализирует политику, усиливает «ястребов» и создает соблазн развязывать войны, чтобы отвлечь от внутренней безысходности и списать неспособность справиться с кризисом на внешние факторы. Нечто похожее видно в отношении большинства великих держав к Ближнему Востоку. Против удара по Ирану, а это значит – большой войны – возражают все менее энергично. А вторжение в Ливию выглядело как классическая «маленькая победоносная война». Победить-то победили. Но ликование быстро угасло, унесенное продолжением кризиса и безысходным развалом самой Ливии.

Стремление опираться на военную силу стимулируется еще одним обстоятельством. При всех возможных политических или экономических претензиях, которые многие в мире имели к Западу, все исходили из того, что его политика рациональна и предсказуема. Но в последние годы западный курс все чаще приводит в полное недоумение.

Нападение на Ирак было изначально обречено на провал. Демократизировать Ближний Восток, развить то, что казалось победой в холодной войне, было невозможно. Получили де-факто фрагментацию Ирака, качественно усилив тем самым главного соперника Запада в регионе – Иран. Еще труднее рационально объяснить ввод войск НАТО в Афганистан. Первая часть операции – разгром основных баз талибов и «Аль-Каиды» с воздуха и поддержка, в том числе с помощью России, антиталибских группировок – была разумна. Но наземное вторжение в эту «могилу империй», которую тысячелетиями никто не мог захватить и где на памяти ныне живущих надорвался СССР, понять невозможно. Вмешательство в предфеодальное общество под флагом «распространения демократии» было столь безумной идеей, что тайные намерения пытались найти не только обычные приверженцы теорий заговора.

Дальше – больше. Западные страны под лозунгами поддержки демократии способствуют крушению хоть и авторитарных, но светских режимов Египта, Туниса, Ливии, теперь Сирии, хотя знают, что за их свержением стоит не только недовольство масс, но и суннитские фундаменталистские монархии Персидского залива, на порядок более реакционные, с точки зрения западных ценностей, чем режимы свергаемые. В результате началось попятное движение от модерна и развития к традиционализму. К тому же приходящие к власти исламистские режимы неизбежно вслед за мнением «базара» становятся более антизападными и антиизраильскими. Даже сторонники конспирологических теорий в изумлении.

Потеря Западом стратегических ориентиров, неизбежная из-за длительного кризиса радикализация его политического поведения вносит яркий дополнительный штрих в картину хаотичности и непредсказуемости мира, в котором человечеству предстоит жить в обозримом будущем. И добавляет аргументов тем, в том числе и в России, кто склоняется к большей опоре на что-то понятное – суверенитет, силу.

 

Россия и военная сила

И Россия начала наращивать эту силу. С точки зрения военной безопасности страна находится в беспрецедентно благоприятной ситуации. На протяжении тысячелетия стержневой идеей российской государственности, национальной идеей являлась защита от внешней угрозы и обеспечение суверенитета. Сегодня России никто из серьезных внешних сил сознательно не угрожает, и в среднесрочной перспективе угрожать не сможет. Статус ядерной сверхдержавы делает ничтожной возможность масштабного нападения. Такая ситуация на деле существует с 1960–1970-х гг., но тогда признать это было невозможно идеологически и политически. За одержимость конфликтом Советский Союз и заплатил самую высокую цену – он покинул мировую арену.

С уходом идеологического противостояния практически не осталось политических разногласий, которые могли бы привести Москву к прямому военному столкновению с Западом. Правда, теоретическая возможность существовала до 2008 г., пока НАТО угрожала втягиванием в альянс Украины. Это создало бы нетерпимую с точки зрения военной безопасности уязвимость России и было чревато возникновением на Украине раскола и конфликта, в который могла бы быть с высокой степенью вероятности вовлечена вся Европа.

За то, что подобная угроза не стала реальностью, Москва и Европа должны быть «благодарны» грузинскому руководству и тем, кто его подталкивал к нападению на Южную Осетию. Победа России в «пятидневной войне» предотвратила гораздо более опасный сценарий. И если российское руководство действительно, как утверждают многие его критики, провоцировало нападение Грузии, чтобы потом легко разгромить ее, то это – выдающаяся дипломатическая победа, резко усилившая геополитические позиции России и избавившая Европу от возможности тяжкого кризиса. Вопрос о расширении НАТО на Украину был по существу закрыт уже через несколько дней после событий в Цхинвале.

В случае прихода к власти в Вашингтоне ультрареакционных сил может быть предпринята попытка вернуться к вопросу отношений альянса и постсоветского пространства. Но объективно Соединенные Штаты в обозримой перспективе будут сосредоточены не на нем, а на растущем соперничестве с Китаем и удержании своих рассыпающихся позиций на Большом Ближнем Востоке. Противостояние с Россией только усугубит данные проблемы. Европейцам же конфронтация вообще не нужна, у них на нее нет ни сил, ни желания.

Те в России, кто постоянно напоминает о внешней угрозе, указывают на формальное превосходство НАТО в области вооруженных сил общего назначения. Но лукаво игнорируют тот факт, что эти самые вооруженные силы и расходы на них в Европе сокращаются уже два десятилетия, и, говоря откровенно, в большинстве стран неумолимо стремятся к символическому уровню. (Если не произойдет чего-то из ряда вон выходящего, наподобие нападения Ким Ир Сена при поддержке Сталина на Южную Корею в 1950 г., которое обратило вспять одностороннее разоружение Европы и США после Второй мировой войны.)

Опыт иракской и афганской войн показал уровень дееспособности НАТО – на деле весьма низкий. Это, правда, не дает гарантии от агрессивного поведения. До 1990-х гг. альянс был чисто оборонительным. Но ощущение триумфализма и безнаказанности, появившееся после, как казалось, победы в холодной войне, утрата Россией, переживавшей тяжелый кризис в последнем десятилетии прошлого века, потенциала политического сдерживания, вызвали эйфорию и серию вторжений. Но России НАТО угрожать не в состоянии, да и упоения своим успехом все меньше.

Китай, предвидя обострение своего соперничества с Америкой, в том числе военно-политического, делает все, чтобы не пробуждать у России опасений. Так, после недоуменных вопросов из Москвы были свернуты проводившиеся несколько лет тому назад учения, сценарий которых предусматривал переброску войск на значительные расстояния. Модернизация китайских ядерных сил не направлена, насколько это вообще возможно, против России. Пекин проводит подчеркнуто дружественную политику. Вопреки частым утверждениям, Китай не осуществляет ни демографической, ни инвестиционной экспансии. Китайцев в России живет меньше, чем немцев. И много меньше, чем в Российской империи. Инвестиций же до обидного мало.

Москва же, укрепляя отношения с КНР, все же придерживается линии на удержание подавляющего ядерного превосходства и на стратегическом, и на нестратегическом (тактическом) уровне. Об этом свидетельствует и возобновившаяся модернизация российских сил, и фактический отказ от дальнейших договоров об их сокращении.

Существует, разумеется, проблема экономического и политического усиления Китая, которая может привести, особенно при отсутствии сверхэнергичной политики по новому освоению Сибири и Забайкалья, к «финляндизации» России. Но это не военная угроза, она непосредственно связана с темпами и качеством нашего внутреннего развития.

Риск конфликтов нарастает по южной периферии России. Ситуация вокруг Ирана, которая чревата вооруженным конфликтом, почти неизбежная большая война или серия войн на Ближнем Востоке, агрессивная наступательность части исламского мира – все это будет неизбежно выбрасывать метастазы силовых конфликтов на территорию России и ее соседей. Конфликты придется предотвращать или купировать, в том числе и военной силой. Но и такая угроза качественно отличается от той, экзистенциальной, которая определяла всю отечественную историю.

Опасность этих метастазов, а также идейно-политической наступательности части исламистского мира, пытающегося компенсировать (в том числе с помощью нефтяных денег) свой проигрыш в международной экономической и социально-политической конкуренции, представляется наиболее вероятной среди всего спектра вызовов военной безопасности России.

Традиционных масштабных военных угроз не просматривается и в перспективе. Конечно, можно запугивать себя тем, что Соединенные Штаты наращивают способность нанести по России массированный удар неядерными сверхточными ракетами. Скорее всего, это блеф. Но даже если предположить, что такие ракеты появятся, ясно, что ответ с российской стороны может быть только ядерным. И едва ли кто-то готов пойти на риск угрозы такого нападения. И главное в этом контексте – не дать втянуть себя в гонку вооружений на заведомо невыгодном направлении, ведь сегодня кое-кто активно предлагает создавать у нас такой же потенциал. То есть начать азартно играть в игры снайперов, когда за спиной стоят установки залпового огня.

Еще один способ собственного «накручивания» – нагнетать страсти по поводу ЕвроПРО и начать бессмысленно тратить деньги по примеру советских «ястребов», которые в свое время вытребовали и освоили гигантские бюджеты на противодействие мифическим рейгановским «звездным войнам». Надеюсь, что те, кто ведут нынешнюю кампанию против ЕвроПРО, преследуют более рациональные цели: политически связать руки американцам, ограничив свободу действий в этой сфере, получить удобный и убедительный предлог для отказа от каких-либо дальнейших договорных шагов по сокращению любых ядерных вооружений. И даже – чем черт не шутит – создать условия для совместных де-факто союзнических отношений в этой сфере, если в США когда-нибудь откажутся от веры в возможность стратегической неуязвимости.

Однако, несмотря на отсутствие угрозы, продолжение курса на укрепление военной мощи неизбежно. Не только и не столько из-за потребности в современных вооруженных силах, способных сдерживать или активно предотвращать прямые угрозы безопасности. Хотя воссоздание таких сил после почти двадцатилетнего одностороннего разоружения, вызванного системным кризисом, начавшимся в конце 1980-х гг., объективно необходимо. Думаю, что в глазах нынешнего российского руководства (хотя это и не объявляется открыто) необходимость военного усиления определяется в первую очередь факторами международного позиционирования страны с учетом того, что иного способа обеспечения ее ведущих позиций нынешняя модель развития не предусматривает.

Модернизационного рывка нет и пока не предвидится. Ни общество, ни элита к нему не готовы. Общество отдыхает после 80 лет коммунистических лишений и посткоммунистических 1990-х годов. Правящий класс наслаждается перераспределением ренты. Недовольные, слишком энергичные или эффективные уезжают или живут и там, и здесь. Демодернизация экономики идет своим чередом, компенсировать ее если и пытаются, то только за счет импортных технологий. Жизнь становится комфортнее, но перспектив развития не появляется.

При таком векторе, заложенном на ближайшие годы, страна, несмотря на везение и дипломатическое мастерство, может не удержать позиции третьей из великих держав, которые она сейчас по факту занимает (после США и КНР). Между тем, потребность в «величии» свойственна не только нашим лидерам, но и большинству граждан. К тому же мы, как и англичане, не сломлены историей, в отличие практически от всех других в прошлом великих европейских держав.

Экономическое ослабление угрожает и эрозией суверенитета, в чем мы убедились в 1980–1990-е годы. Между тем, общество, похоже, почти на генном уровне готово отстаивать этот суверенитет, что оно с упоением и отчаянным мужеством делало на протяжении всей своей истории, чтобы затем возвращаться в нищету, а то и в рабство. В большинстве своем жители России не могут и не желают стать «нормальной страной», «жить как все остальные», наслаждаясь исключительно скоромными радостями потребления. Кого-то это огорчает, кого-то радует. Но, как ни относись к этому типу национальной психологии, на горизонте не видно причин, по которым она изменилась бы. Возможно, на нее повлияют десятилетия мирной эволюции, но это только гипотеза.

Военное усиление призвано компенсировать относительную слабость в других факторах силы – экономических, технологических, идейно-психологических. Россия обладает удивительно малой привлекательностью для внешнего мира. Уважают ее почти исключительно как сильного игрока. (Почему у нации Пушкина, Гоголя, Чайковского, Толстого, Пастернака, Шостаковича, Солженицына такой дефицит «мягкой силы», привлекательности – отдельный разговор.)

Легко осудить такую ставку как не соответствующую современному миру. Но сегодня мир меняется столь быстро и непредсказуемо, что, возможно, эта ставка и адекватна. Разумеется, гораздо лучше быть сильными и в экономике, и в технологиях, и в культурном, духовном отношении. Но этого пока не дано. Пошла только военная реформа.

 

Русская реформа

Самое удивительное и показательное в военной реформе – это то, что, несмотря на массу препятствий и неоднозначное отношение, она весьма успешна. Все прочие реформы, о которых говорят уже много лет, – пенсионная, ЖКХ, судебная, образовательная, наконец, политическая – стоят на месте, ползут черепашьим шагом или просто проваливаются. А военная реформа идет. И дело не в обещанных фантастических цифрах ассигнований на оборону – 18, 20, 23, снова 20 триллионов. Сами они малозначимы, четко продуманные планы перевооружения за ними не стоят, и они будут корректироваться по обстоятельствам. Однако цифры указывают на политическую решимость тратить на армию больше.

Происходит действительно революционное реформирование вооруженных сил. От огромной, традиционно мобилизационной Российской и Советской армии, рассчитанной в первую очередь на большую сухопутную войну для отражения угрозы с Запада (давно отсутствующей) в пользу компактной, более профессиональной армии постоянной боевой готовности, которая была бы нацелена на конфликты низкой и средней интенсивности. Для предотвращения больших конфликтов увеличивается опора на ядерное оружие, которое тоже модернизируется. В войска наконец начали поступать межконтинентальные баллистические ракеты нового поколения с заложенной способностью к преодолению любых систем ПРО, что делает развертывание этих систем бессмысленной тратой денег.

Мощные ядерные силы, которые, по сути, не предназначены для применения, по-прежнему нужны, чтобы обессмыслить чьи-либо попытки давить на Россию за счет превосходства в обычных силах. К тому же ядерный дамоклов меч необходим для «цивилизовывания» горячих голов. Особенно сейчас, когда беспрецедентные по глубине и быстроте перемены в мире приводят к потере стратегических ориентиров, здравого смысла.

То есть, по сути, модернизация вооруженных сил объективно нацелена не только на парирование вызовов безопасности и подкрепление международно-политического статуса России, но и на перекрытие многих каналов гонки вооружений в мире, объективно способных подрывать международную военно-стратегическую стабильность. Обеспечивая свою безопасность и статус, Россия одновременно возвращает себе роль ключевого гаранта международной безопасности и мира.

В сухопутных войсках упраздняют дивизии, полки, армии, корпуса в пользу понятной и более простой бригадной структуры. Сходные изменения происходят в военно-воздушных силах и войсках ПВО. Идет радикальное сокращение аппарата, вдвое – генералов и офицеров. С опережением графика оптимизируется общая численность вооруженных сил. Похоже, все-таки правы были хулимые в 1990-х гг. реформаторы, говорившие, что оптимальная численность вооруженных сил – около 800 тыс. человек. Тогда сокращать не хотели и держали призыв, чтобы хоть как-то подпереть старую армейскую структуру, впустую растрачивая средства в бедной стране.

Уже очевидно, что армия быстро профессионализируется, не за горами дальнейшее резкое сокращение и перевод на добровольную основу. Началась, пусть неровно, медленно и противоречиво, гуманизация военной службы. Войска перестают заниматься самообслуживанием. Все больше усилий концентрируют на основной задаче – повышении боеспособности и боевой подготовки. Но главное в том, что вооруженные силы, несмотря на дикое сопротивление, адаптируются к реальным вызовам и проблемам настоящего и будущего. Начался массированный отход от советских по сути вооруженных сил, нацеленных на отражение давно не существующей угрозы массированного нападения с Запада и рассчитанных на  страну, способную тратить огромные суммы на содержание вооруженных сил и фактически быть их обслугой.

Проводится активное перевооружение, хотя идет оно и со скрипом. Оборонно-промышленный комплекс (ОПК) (раньше его называли ВПК) во многом обескровлен, и в отличие от вооруженных сил почти не реформируется, оставаясь тенью советского левиафана, как еще недавно Российская армия была бледной тенью Советской.

Однако имеются не только достижения хватает проблем и ошибок. Ведь планы действий нарочито не обсуждались и не прорабатывались. Видимо, военно-политическое руководство пришло к выводу, что любое обсуждение породит такую оппозицию, что реформу в очередной раз похоронят. Даже основополагающие документы – Стратегия национальной безопасности 2009 г. и Военная доктрина 2010 г. – практически не отражали процессы, идущие в вооруженных силах. Просто они находятся в других, мало пересекающихся плоскостях. Но все же Россия идет по пути превращения в современную мощную военную державу. Что это даст – вопрос открытый, как, впрочем, и большинство других вопросов в сегодняшнем мире.

Мне лично особенно приятно писать о продвижении реформы, потому что она почти совпадает с предложениями и разработками, которые в 1990-е и в начале 2000-х гг. выдвигала рабочая группа по военной реформе Совета по внешней и оборонной политике. Тогда эти идеи с раздражением или даже негодованием отвергались военным ведомством, но в конце концов были приняты, поскольку соответствовали веяниям времени, потребностям и возможностям страны. Рабочую группу неизменно возглавлял блестящий человек – великолепный эрудит и теоретик Виталий Шлыков, к сожалению, недавно ушедший из жизни. Но он успел увидеть, как то, за что он боролся много лет, стало воплощаться в жизнь.

 

В итоге

С учетом ситуации в мире и вектора развития страны продолжение курса на военное усиление неизбежно. Вопрос – как и почем. Нельзя броситься в безудержные расходы, угробив все бюджеты на развитие. От социальной подкормки масс режимы, подобные сегодняшнему российскому, как правило, не отказываются. А уже, похоже, взят курс на самоубийственное для страны сокращение – вместо резкого увеличения – расходов на образование. Это ставит крест даже на отдаленных возможностях модернизационного рывка – хоть в либеральном, хоть в антилиберальном вариантах.

Глупо тратиться на бессмысленные вооружения или ненужные направления развития вооруженных сил. Глупо, перевооружившись сверх разумной меры, создать себе лишних врагов, страшащихся России. Риск велик, ведь безудержно милитаризировался не только СССР, выпустивший и державший на вооружении больше танков, чем остальной мир вместе взятый, но и гораздо более продвинутые и демократические государства. Риск ошибок усиливается тем, что практически нет институциональных ограничителей гонки вооружений.

Правда, Министерство финансов пытается не давать, сколько требуют, а министр обороны старается ограничить аппетиты оголодавших и, видимо, коррумпированных, как и почти все у нас, остатков ВПК. Но парламент в нынешней политической системе серьезной роли в определении военной политики и в формировании бюджета играть не может. По-прежнему практически отсутствует научная и публичная дискуссия вокруг приоритетов военной политики. А она существовала даже в позднем СССР, когда ЦК создал в ряде академических институтов группы специалистов, не подчиненных прямо Министерству обороны и Военно-промышленной комиссии того же ЦК. Они сыграли значительную роль в попытке через процесс ограничения вооружений вывести страну из состояния, когда она фактически с экономической точки зрения вела войну почти со всем миром. Неизвестно, сколько тратилось на оборону и связанные с ней отрасли, но, полагаю, процентов 20–25 не бюджета, а валового национального продукта. Советский Союз де-факто не закончил Вторую мировую войну и рухнул не только в результате экономической неэффективности социализма, но и под тяжестью безумного военного бремени. И по большей части это непосильное ярмо было надето добровольно, без особой нужды. И из-за идеологии и порождаемой ею глупости, и из-за несдерживаемых аппетитов военно-промышленного лобби и абсолютно неадекватных представлений о внешней угрозе, отголоски которых слышны и до сих пор.

Созданные тогда академические группы специалистов физически и морально постарели и не хотят, и не могут больше активно полемизировать. Экспертов по военной экономике практически нет. С либеральной стороны нынешнюю военную политику критикуют буквально два-три публициста, выступающие в СМИ второго-третьего эшелона. Честь и хвала им за смелость, но они не могут обладать достаточными знаниями, к тому же политически ангажированы. В центре стоит группа близких к Министерству обороны специалистов, по необходимости хвалящих все его действия и не обращающих внимания на ошибки. Справа – в СМИ третьего-четвертого эшелона, к счастью, совсем не доходящих до массового читателя, пишут десятки, если не сотни авторов, представляющих остатки денежно и интеллектуально обескровленной академической части советского ВПК, пугая фантасмагорическими угрозами и требуя от Минобороны денег. Очень часто их писания не имеют никакого сопряжения с действительностью, являются карикатурой на советские выдумки. Их, похоже, не слушают, но они давят массой и не могут не формировать общественное мнение в многомиллионной человеческой среде, связанной с обороной. Для этих специалистов и Анатолий Сердюков, и стоящий за ним Владимир Путин подчас оказываются чуть ли не предателями, поскольку они пытаются ограничивать безумные аппетиты и все-таки – не очень успешно – навязать конкуренцию, сколько-нибудь современные методы хозяйствования.

Чтобы разобраться в том, что нужно делать, необходимо создавать независимую общественную научную экспертизу процессов, проходящих в военной сфере. Такая экспертиза сверху – в виде независимых комиссий «высокого уровня» (blue ribbon committees) – создавалась и создается в разных государствах, особенно в периоды реформирования вооруженных сил. И она была относительно эффективна. Реформа уже запущена. Оппозиция остановить ее не сможет. Вопрос в том, как реформу рационализировать. В противном случае неизбежны крайне дорогостоящие ошибки, которые не позволят воспользоваться возможностями, которые предоставляют России многие тенденции развития современной мировой геополитики и военно-политической обстановки. Не предотвратить появления угроз. И даже самим создать себе новые.

И последнее. Военное усиление если и может компенсировать слабости других факторов силы, то только частично. Чтобы остаться великой и суверенной державой и в будущем, России придется модернизировать и диверсифицировать экономику. Иначе не будет базы даже для укрепления военной мощи. Нужно реставрировать и наращивать «мягкую силу» – привлекательность для мира и собственных граждан – через возрождение и создание новой российской идентичности, основанной прежде всего на великой культуре и славной истории военных побед. Иначе обидная шутка блистательного политического острослова, бывшего канцлера ФРГ Гельмута Шмидта о Советском Союзе как о «Верхней Вольте с ракетами» может оказаться справедливой для России.

распространённые заблуждения и часто задаваемые вопросы / Хабр


Немецкая броня XVI века для рыцаря и коня

Область оружия и брони окружена романтическими легендами, чудовищными мифами и широко распространёнными заблуждениями. Источниками их часто является недостаток знания и опыта общения с настоящими вещами и их историей. Большинство из этих представлений абсурдны и не основаны ни на чём.

Возможно, одним из самых печально известных примеров будет мнение, что «рыцарей на коней нужно было сажать краном», что является настолько абсурдным, насколько и распространённым мнением, даже среди историков. В других случаях некоторые технические детали, которые не поддаются очевидному описанию, стали объектом страстных и фантастических в своей изобретательности попыток объяснения их назначения. Среди них первое место, по-видимому, занимает упор для копья, выступающий с правой стороны нагрудника.

Следующий текст попытается исправить самые популярные заблуждения, и ответить на вопросы, часто задаваемые во время туров по музеям.

Заблуждения и вопросы о броне


Это ошибочное, но распространённое мнение, вероятно, вытекает из романтического представления о «рыцаре в сверкающих доспехах», картине, которая сама по себе служит причиной дальнейших заблуждений. Во-первых, рыцари редко сражались поодиночке, а армии в средние века и в эпоху Возрождения не состояли полностью из конных рыцарей. Хотя рыцари и были преобладающей силой большинства этих армий, их неизменно – и с течением времени всё сильнее – поддерживали (и противостояли им) пехотинцы, такие как лучники, пикинёры, арбалетчики и солдаты с огнестрельным оружием. В походе рыцарь зависел от группы слуг, оруженосцев и солдат, осуществлявших вооружённую поддержку и следившую за его лошадьми, бронёй и другим оборудованием, не говоря уже о крестьянах и ремесленниках, делавших феодальное общество с существованием воинского класса возможным.


Броня для рыцарского поединка, конец XVI века

Во-вторых, неверно полагать, что каждый благородный человек был рыцарем. Рыцарями не рождались, рыцарей создавали другие рыцари, феодальные лорды или иногда священники. И при некоторых условиях люди неблагородного происхождения могли быть посвящены в рыцарство (хотя рыцари часто считались низшим разрядом знати). Иногда наёмники или гражданские, воевавшие как обычные солдаты, могли быть посвящены в рыцари из-за демонстрации чрезвычайной отваги и мужества, а позднее рыцарство стало возможным приобрести за деньги.

Иными словами, возможность носить доспехи и сражаться в доспехах не была прерогативой рыцарей. Пехотинцы из наёмников, или группы солдат, состоявшие из крестьян, или бюргеры (городские жители) также принимали участие в вооруженных конфликтах и соответственно защищали себя доспехами разного качества и размера. В самом деле, бюргеры (определённого возраста и выше определённого дохода или достатка) в большинстве городов средневековья и Возрождения обязаны были – часто по закону и декретам – покупать и хранить своё собственное оружие и доспехи. Обычно это не был целиковый доспех, но, по крайней мере, в него входил шлем, защита тела в виде кольчуги, тканевые доспехи или нагрудник, а также оружие – копьё, пика, лук или арбалет.


Индийская кольчуга XVII века

В военное время это народное ополчение обязано было защищать город или исполнять военные обязанности для феодальных лордов или союзнических городов. В течение XV века, когда некоторые богатые и влиятельные города начали становиться более независимыми и самонадеянными, даже бюргеры организовывали свои собственные турниры, на которых они, разумеется, носили доспехи.

В связи с этим не каждую деталь доспеха когда-либо носил рыцарь, и не каждый человек, изображённый в доспехах, будет рыцарем. Человека в доспехах корректнее будет называть солдатом [man-at-arms] или человеком в доспехах.


В большинстве исторических периодов существуют свидетельства о женщинах, принимавших участие в вооружённых конфликтах. Есть доказательства того, как благородные леди превращались в военных командующих, например, Жанна де Пентьевр (1319–1384). Есть редкие отсылки к женщинам из низшего общества, встававших «под ружьё». Существуют записи, что женщины сражались в доспехах, но никаких иллюстраций того времени на эту тему не сохранилось. Жанна д’Арк (1412–1431), пожалуй, будет самым известным примером женщины-воительницы, и есть свидетельства, что она носила доспехи, заказанные для неё французским королём Карлом VII. Но до нас дошла лишь одна небольшая иллюстрация с её изображением, сделанная при её жизни, на которой она изображена с мечом и знаменем, но без доспехов. Тот факт, что современники воспринимали женщину, командующую армией, или даже носящую доспехи, как нечто, достойное записи, говорит о том, что это зрелище было исключением, а не правилом.
Эта идея могла родиться из того факта, что большая часть выставляемых в музеях доспехов является оборудованием высокого качества, а большая часть доспехов попроще, принадлежавших простым людям и низшим из благородных, была спрятана в хранилищах или утеряна в веках.

Действительно, за исключением добычи доспехов на поле брани или выигрыша в турнире, приобретение брони было очень дорогим предприятием. Однако, поскольку существуют различия в качестве доспехов, должны были существовать и различия в их стоимости. Доспехи низкого и среднего качества, доступные бюргерам, наёмникам и низшему дворянству можно было купить в готовом виде на рынках, ярмарках и в городских магазинах. С другой стороны, существовали и доспехи высшего класса, изготовляемые на заказ в имперских или королевских мастерских и у знаменитых немецких и итальянских оружейников.


Доспехи короля Англии Генриха VIII, XVI век

Доспехи за авторством некоторых из самых известных мастеров представляли собой высшее достижение оружейного искусства и стоили чрезвычайно дорого.

Хотя до нас дошли примеры стоимости доспехов, оружия и оборудования в некоторые из исторических периодов, очень сложно перевести историческую стоимость в современные аналоги. Ясно, однако, что стоимость доспехов варьировалась от недорогих низкокачественных или устаревших, бывших в употреблении вещей, доступных гражданам и наёмникам, до стоимости полных доспехов английского рыцаря, которая в 1374 году оценивалась в £16. Это был аналог стоимости 5-8 лет аренды дома торговца в Лондоне, или трёх лет зарплаты опытного работника, а цена одного только шлема (с забралом, и вероятно, с бармицей) была больше, чем цена коровы.

На верхнем конце шкалы можно найти такие примеры, как большой комплект доспехов (основной комплект, который при помощи дополнительных предметов и пластин можно было адаптировать для различного применения, как на поле брани, так и в турнире), заказанный в 1546 году немецким королём (позднее – императором) для своего сына. По выполнению этого заказа за год работы придворный оружейник Йёрг Зойзенхофер из Инсбрука получил невероятную сумму в 1200 золотых монет, эквивалентную двенадцати годовым зарплатам старшего придворного чиновника.



Спасибо за наводку в комментариях к статье

Полный комплект боевых доспехов обычно весит от 20 до 25 кг, а шлем – от 2 до 4 кг. Это меньше, чем полная экипировка пожарного с кислородным оборудованием, или того, что современным солдатам приходится носить на себе в бою с девятнадцатого века. Более того, в то время, как современное оборудование обычно свисает с плеч или пояса, вес хорошо подогнанных доспехов распределён по всему телу. Только к XVII веку вес боевых доспехов сильно увеличили, чтобы сделать их пуленепробиваемыми, из-за повышения точности огнестрельного оружия. При этом полная броня стала встречаться всё реже, и только важные части тела: голова, торс и руки были защищены металлическими пластинами.

Мнение о том, что ношение лат (оформившихся к 1420-30) сильно уменьшало мобильность воина, не соответствует истине. Снаряжение лат было сделано из отдельных элементов для каждой конечности. Каждый элемент состоял из металлических пластинок и пластин, соединённых подвижными заклёпками и кожаными ремнями, что позволяло совершать любые движения без ограничений, накладываемых жёсткостью материала. Распространённое представление о том, что человек в доспехах едва мог двигаться, а упав на землю, не мог подняться, не имеет оснований. Наоборот, исторические источники рассказывают о знаменитом французском рыцаре Жане II ле Менгре по прозвищу Бусико (1366–1421), который, будучи облачённым в полные доспехи, мог, схватившись за ступени приставной лестницы снизу, с обратной её стороны, взбираться по ней при помощи одних рук. Более того, есть несколько иллюстраций средних веков и эпохи Возрождения, на которых солдаты, оруженосцы или рыцари, в полных доспехах, взбираются на лошадей без посторонней помощи или каких-либо приспособлений, без лестниц и кранов. Современные эксперименты с настоящими доспехами XV и XVI веков и с их точными копиями показали, что даже нетренированный человек в правильно подобранной броне может залезть и слезть с лошади, сидеть или лежать, а потом вставать с земли, бегать и двигать конечностями свободно и без неудобств.

В некоторых исключительных случаях доспехи были очень тяжёлыми или держали носящего их человека практически в одной позе, например, в некоторых типах турниров. Турнирные доспехи делались для особых случаев и носились ограниченное время. Человек в доспехах тогда поднимался на лошадь при помощи оруженосца или небольшой лесенки, а последние элементы лат могли быть надеты на него уже после того, как он устраивался в седле.


Это представление, судя по всему, появилось в конце девятнадцатого века в качестве шутки. Она вошла в популярную беллетристику в последующие десятилетия, и эта картина в итоге была увековечена в 1944 году, когда Лоуренс Оливье использовал её в своём фильме «Король Генрих V», несмотря на протесты советников по истории, среди которых был такой выдающийся авторитет, как Джеймс Манн, главный оружейник Лондонского Тауэра.

Как указано выше, большая часть доспехов была достаточно лёгкой и гибкой для того, чтобы не сковывать носителя. Большинство людей в доспехах должны были без проблем суметь поставить одну ногу в стремя и оседлать коня без посторонней помощи. Табурет или помощь оруженосца ускорили бы этот процесс. Но кран был абсолютно не нужен.


Один из самых популярных вопросов, особенно среди молодых посетителей музея, к сожалению, не имеет точного ответа. Когда человек в доспехах не был занят в битве, он занимался тем же, чем занимаются люди и сегодня. Он прошёл бы в туалет (который в средние века и в эпоху Возрождения называли уборной или отхожим местом) или в другое уединённое место, снимал соответствующие части доспехов и одежды и предавался зову природы. На поле битвы всё должно было происходить иначе. В этом случае ответ нам неизвестен. Однако, нужно учесть, что желание сходить в туалет в пылу битвы было, скорее всего, в конце списка приоритетов.
Некоторые считают, что военное приветствие появился во времена Римской республики, когда убийство по заказу было в порядке вещей, и гражданам при приближении к чиновникам необходимо было поднимать правую руку, чтобы показать, что в ней не скрыто оружие. Более распространено мнение, что современный военный салют пришёл от людей в доспехах, поднимавших забрала шлемов перед приветствием своих товарищей или лордов. Это жест позволял узнать человека, а также делал его уязвимым и одновременно демонстрировал, что в его правой руке (в которой обычно держали меч) не было оружия. Всё это были знаки доверия и добрых намерений.

Хотя эти теории звучат интригующе и романтично, доказательств того, что военный салют произошёл именно от них, практически нет. Что касается римских обычаев, практически невозможно было бы доказать, что они продержались пятнадцать столетий (или были восстановлены во время эпохи Возрождения), и привели к современному военному салюту. Также нет прямых подтверждений теории с забралом, хотя она и более поздняя. Большинство военных шлемов после 1600 уже не оснащалось забралами, а после 1700 на европейских полях сражений шлемы уже редко кто носил.

Так или иначе, военные записи Англии XVII века отражают, что «формальным актом приветствия было снятие головного убора». К 1745 году английский полк Колдстримская гвардия, судя по всему, усовершенствовал эту процедуру, переделав её в «прикладывание руки к голове и поклон при встрече».


Колдстримская гвардия

Эту практику адаптировали и другие английские полки, а потом она могла распространиться и в Америку (во время Войны за независимость) и континентальную Европу (во время наполеоновских войн). Так что правда может находиться где-то посередине, в которой военный салют произошёл от жеста уважения и вежливости, параллельно с гражданской привычкой приподнимать или касаться края шляпы, возможно с комбинацией обычая воинов показывать невооружённую правую руку.


Немецкая кольчуга XV века

Защитное одеяние, состоящее из переплетённых колец, по-английски должна правильно называться «mail» или “mail armor”. Общепринятый термин «chain mail» – это современный плеоназм (лингвистическая ошибка, означающее использование большего количества слов, чем это необходимо для описания). В нашем случае «chain» (цепь) и «mail» описывают объект, состоящий из последовательности переплетённых колец. То есть, термин “chain mail” просто повторяет одно и то же дважды.

Как и в случае других заблуждений, корни этой ошибки следует искать в XIXвеке. Когда те, кто начинал изучать доспехи, смотрели на средневековые картины, они замечали, как им казалось, множество разных типов доспехов: кольца, цепи, браслеты из колец, чешуйчатая броня, небольшие пластины и т.п. В результате всю старинную броню именовали «mail», различая её только по внешнему виду, откуда и появились термины “ring-mail”, “chain-mail”, “banded mail”, “scale-mail”, “plate-mail”. Сегодня же принято считать, что большинство из этих разных изображений были лишь различными попытками художников правильно отобразить поверхность того типа брони, которую сложно запечатлеть на картине и в скульптуре. Вместо изображения отдельных колец, эти детали были стилизованы при помощи точек, штрихов, закорючек, кружочков и прочего, что и привело к ошибкам.


Однозначно ответить на вопрос сложно по многим причинам. Во-первых, не сохранились доказательства, способные нарисовать полную картину для любого из периодов. Примерно с XV века сохранились разрозненные примеры того, как заказывали доспехи, сколько времени занимали заказы, и сколько стоили различные детали доспехов. Во-вторых, полный доспех мог состоять из частей, сделанных различными оружейниками с узкой специализацией. Части брони могли продаваться в недоделанном виде, а затем за определённую сумму подгоняться по месту. Наконец, дело осложнялось региональными и национальными различиями.

В случае немецких оружейников большинство мастерских контролировалось строгими правилами гильдии, ограничивавшими количество учеников, и тем самым контролировавшими количество предметов, которые мог произвести один мастер и его мастерская. В Италии, с другой стороны, не существовало подобных ограничений, и мастерские могли расти, что улучшало скорость создания и количество продукции.

В любом случае стоит иметь в виду, что производство брони и оружия процветало в средние века и в эпоху Возрождения. Оружейники, изготовители клинков, пистолетов, луков, арбалетов и стрел присутствовали в любом большом городе. Как и сейчас, их рынок зависел от спроса и предложения, и эффективная работа была ключевым параметром успеха. Распространённый миф о том, что изготовление простой кольчуги отнимало несколько лет – это чепуха (но нельзя отрицать, что изготовление кольчуг было очень трудозатратным).

Ответ на этот вопрос получается простым и неуловимым одновременно. Время изготовления брони зависело от нескольких факторов, например, от заказчика, от того, кому было поручено изготовление заказа (количество людей в производстве и занятость мастерской другими заказами), и качества доспехов. Два знаменитых примера послужат нам иллюстрацией.

В 1473 году Мартин Рондель [Martin Rondelle], возможно, итальянский оружейник, работавший в Брюгге, называвший себя «оружейником господина моего бастарда Бургундского», писал своему английскому клиенту, сэру Джону Пастону. Оружейник ставил сэра Джона в известность, что он может выполнить запрос на изготовление доспехов, как только английский рыцарь сообщит, какие части костюма ему потребны, в каком виде, и срок, к которому доспех должен быть завершён (к сожалению, оружейник не указал возможных сроков). В придворных мастерских производство доспехов для высших особ, судя по всему, отнимало больше времени. У придворного оружейника Йёрга Зойзенхофера (с небольшим числом помощников), изготовление брони для лошади и больших доспехов для короля заняло, судя по всему, более года. Заказ был сделан в ноябре 1546 года королём (позже – императором) Фердинандом I (1503–1564) для себя и своего сына, и был выполнен в ноябре 1547. Нам неизвестно, работал ли Зойзенхофер и его мастерская в это время над другими заказами.


Две детали лат больше других распаляют воображение общественности: одна из них описывается, как «та штука, торчащая справа от груди», а вторая упоминается после приглушённого хихиканья, как «та штука между ног». В терминологии оружия и доспехов они известны как опора для копья и гульфик.

Опора для копья появилась вскоре после появления сплошной грудной пластины в конце XIV века и существовала, пока не начали исчезать сами доспехи. В противоположность буквальному значению английского термина «lance rest» (стойка для копья), её главным предназначением не было принятие на себя веса копья. На самом деле она использовалась для двух целей, которые лучше описываются французским термином «arrêt de cuirasse» (ограничение копья). Она позволяла верховому воину крепко держать копьё под правой рукой, ограничивая его от соскальзывания назад. Это позволяло стабилизировать копье и балансировать им, что улучшало прицел. Кроме того, общий вес и скорость лошади и седока передавались на острие копья, что делало это оружие очень грозным. Если по цели попадали, опора для копья работала ещё и поглотителем удара, предотвращая «выстрел» копья назад, и распределяя удар по грудной пластине по всей верхней части туловища, а не только по правой руке, запястью, локтю и плечу. Стоит отметить, что на большинстве боевых доспехов опора для копья могла складываться вверх, чтобы не мешать подвижности руки, держащей меч, после того, как воин избавился от копья.

История бронированного гульфика тесно связана с его побратимом в гражданском мужском костюме. С середины XIV века верхняя часть мужской одежды начала укорачиваться так сильно, что перестала прикрывать промежность. В те времена штанов ещё не изобрели, и мужчины носили леггинсы, пристёгнутые к нижнему белью или поясу, и промежность была скрыта за полой, приделанной к внутренней части верхнего края каждой из штанин леггинсов. В начале XVI века эту полу стали набивать и визуально увеличивать. И гульфик остался деталью мужского костюма до конца XVI века. На доспехах гульфик как отдельная пластина, защищающая гениталии, появилась во втором десятилетии XVI века, и оставалась актуальной до 1570-х. Она имела толстую подкладку внутри и присоединялась к броне в центре нижнего края рубахи. Ранние разновидности имели форму чаши, но благодаря влиянию гражданского костюма она постепенно преобразилась в направленную вверх форму. Её обычно не использовали при езде на лошади, поскольку, во-первых, она бы мешала, а во-вторых, бронированная передняя часть боевого седла предоставляла достаточную защиту промежности. Поэтому гульфик обычно использовался для брони, предназначенной для пеших сражений, как в войне, так и на турнирах, и, несмотря на некую ценность в качестве защиты, не в меньшей степени он использовался и из-за моды.


Один из самых устойчивых и популярных образов средневекового воина – образ викинга, который мгновенно можно распознать по шлему, оборудованному парой рогов. Однако, есть очень мало доказательств того, что викинги вообще когда-либо использовали рога для украшения шлемов.

Самым ранним примером украшения шлема парой стилизованных рогов служит небольшая группа шлемов, дошедшая до нас из кельтского бронзового века, найденных в Скандинавии и на территории современных Франции, Германии и Австрии. Эти украшения были сделаны из бронзы и могли принимать форму двух рогов или плоского треугольного профиля. Эти шлемы датируются XII или XI веком до н.э. Через две тысячи лет, с 1250 года, пары рогов обрели популярность и в Европе и оставались одним из самых часто используемых геральдических символов на шлемах для битвы и турниров в средние века и в эпоху Возрождения. Легко видеть, что два указанных периода не совпадают с тем, что обычно связывают со скандинавскими рейдами, проходившими с конца VIII по конец XI веков.

Шлемы викингов обычно были коническими или полусферическими, иногда сделанными из цельного куска металла, иногда из сегментов, скреплённых полосами (Spangenhelm).

Многие такие шлемы оборудовались и защитой лица. Последняя могла принимать форму металлического бруска, закрывающего нос, или лицевого листа, состоящего из защиты носа и двух глаз, а также верхней части скул, или же защиты всего лица и шеи в виде кольчуги.


В общем и целом, постепенный упадок брони происходил не из-за появления огнестрельного оружия, как такового, а из-за его постоянного улучшения. Поскольку первое огнестрельное оружие появилось в Европе уже в третьей декаде XIV века, а постепенный упадок брони не был отмечен вплоть до второй половины XVII века, броня и огнестрельное оружие существовали вместе более 300 лет. В течение XVI века предпринимались попытки изготовить пуленепробиваемую броню, либо путём усиления стали, либо через утолщение доспехов или добавления отдельных усиливающих деталей сверху обычной брони.


Немецкая пищаль конца XIV века

Наконец, стоит отметить, что броня так и не сошла полностью на нет. Повсеместное использование шлемов современными солдатами и полицией доказывает, что броня, хотя и поменяла материалы, и, возможно, потеряла часть важности, всё ещё является необходимой частью военного оборудования во всём мире. Кроме того, защита туловища продолжала существовать в виде экспериментальных грудных пластин во время американской гражданской войны, пластин лётчиков-стрелков во Второй мировой войне и пуленепробиваемых жилетов современности.


Медицинские и антропологические исследования показывают, что средний рост мужчин и женщин с веками постепенно увеличивался, и этот процесс, благодаря улучшению диеты и здоровья общества, за последние 150 лет ускорился. Большинство дошедших до нас доспехов XV и XVI веков подтверждают эти открытия.

Однако, при составлении таких общих выводов на основе доспехов, необходимо рассмотреть множество факторов. Во-первых, полная и однородная ли это броня, то есть, все ли части шли друг с другом, тем самым давая правильное впечатление о её изначальном хозяине? Во-вторых, даже высококачественная броня, сделанная на заказ для конкретного человека, может дать приблизительное представление о его росте, с погрешностью до 2-5 см, поскольку перекрытие защит низа живота (рубаха и набедренные щитки) и бёдер (набедренники) можно прикинуть лишь приблизительно.

Доспехи встречались всех форм и размеров, в том числе, доспехи для детей и юношей (в отличие от взрослых), и существовали даже доспехи для карликов и гигантов (часто встречавшихся при Европейских дворах в качестве «диковин»). Кроме того, необходимо учитывать и другие факторы, такие, как разница в среднем росте между северными и южными европейцами, или просто тот факт, что всегда были необычно высокие или необычно низкие люди, если их сравнивать со средними современниками.

Среди известных исключений есть и примеры у королей, такие, как Франциск I, король Франции (1515–47), или Генрих VIII, король Англии (1509–47). Рост последнего составлял 180 см, о чём сохранились свидетельства современников, и что можно проверить благодаря полудюжине его доспехов, дошедших до нас.


Броня немецкого герцога Иоганна Вильгельма, XVI век


Броня императора Фердинанда I, XVI век

Посетители Metropolitan Museum могут сравнить немецкие доспехи, датируемые 1530 годом, и боевую броню императора Фердинанда I (1503–1564), датируемую 1555 годом. Обе брони не полны, и размеры их владельцев даются лишь примерно, но всё же разница в размерах поражает. Рост владельца первых доспехов составлял, видимо, порядка 193 см, а обхват груди – 137 см, в то время как рост императора Фердинанда не превышал 170 см.


Теория этого утверждения состоит в том, что некоторые ранние формы брони (защита из пластин и бригантина XIV и XV веков, армет — закрытый кавалерийский шлем XV—XVI века, кираса XVI века) были сконструированы так, что левая сторона накладывалась на правую, чтобы не дать проникнуть удару меча противника. Поскольку большинство людей – правши, большинство проникающих ударов должны были прийти слева, и, при удачном раскладе, должны были скользнуть по броне через запах и направо.

Теория убедительная, но не существует достаточных доказательств того, что современная одежда была подвержена прямому влиянию подобной брони. Кроме того, хотя теория защиты брони может быть правдивой для средних веков и эпохи Ренессанса, некоторые примеры шлемов и нательных доспехов запахиваются в другую сторону.



Меч, начало XV века


Кинжал, XVI век

Как и в случае с бронёй, не все, кто носил меч, были рыцарями. Но идея о том, что меч – прерогатива рыцарей, не так уж далека от истины. Обычаи или даже права носить меч изменялись в зависимости от времени, места и законов.

В средневековой Европе мечи были главным оружием рыцарей и всадников. В мирные времена носить мечи в общественных местах имели право лишь лица благородного происхождения. Поскольку в большинстве мест мечи воспринимались как «оружие войны» (в отличие от тех же кинжалов), крестьяне и бюргеры, не принадлежавшие к классу воинов средневекового общества, не могли носить мечи. Исключение из правила делали для путешественников (граждан, торговцев и пилигримов) из-за опасностей путешествия по суше и морю. В стенах большинства средневековых городов ношение мечей было запрещено всем – иногда даже и благородным – по крайней мере, в мирные времена. Стандартные правила торговли, часто присутствовавшие на церквях или ратушах, часто также включали примеры разрешённой длины кинжалов или мечей, которые можно было беспрепятственно носить в пределах городских стен.

Без сомнения, именно эти правила породили представление о том, что меч является эксклюзивным символом воина и рыцаря. Но из-за социальных перемен и новых техник боя, появившихся в XV и XVI веках, для граждан и рыцарей стало возможным и допустимым ношение более лёгких и тонких потомков мечей – шпаг, в качестве ежедневного оружия для самозащиты в общественных местах. И до начала XIX века шпаги и небольшие мечи стали непременным атрибутом одежды Европейского джентльмена.

Распространено мнение, что мечи средних веков и эпохи Возрождения были несложными инструментами грубой силы, очень тяжёлыми, а в результате, не поддающимися обращению для «обычного человека», то есть, весьма неэффективным оружием. Причины этих обвинений легко понять. Из-за редкости сохранившихся экземпляров мало кто из людей держал в руках настоящий меч средних веков или эпохи Возрождения. Большинство таких мечей было добыто в раскопках. Их ржавый сегодняшний вид легко может создать впечатление грубости – словно сгоревший автомобиль, потерявший все признаки былого величия и сложности.

Большинство настоящих мечей средних веков и эпохи Возрождения говорят о другом. Одноручный меч обычно весил 1-2 кг, и даже большой двуручный «военный меч» XIV-XVI веков редко весил более 4,5 кг. Вес лезвия был уравновешен весом рукояти, и мечи были лёгкие, сложные и иногда очень красиво украшенные. Документы и картины показывают, что такой меч в опытных руках можно было использовать с ужасной эффективностью, от отсекания конечностей до проникновения сквозь броню.


Турецкая сабля с ножнами, XVIII век


Японская катана и короткий меч вакидзаси, XV век

У мечей и некоторых кинжалов, как Европейских, так и азиатских, и оружия из исламского мира, часто на лезвии присутствует один или несколько желобков. Заблуждения об их предназначении привели к появлению термина «кровосток». Утверждается, что эти желобки ускоряют отток крови из раны оппонента, таким образом усиливая эффект ранения, или что они облегчают вынимание лезвия из раны, что позволяет легко вынимать оружие без поворотов. Несмотря на развлекательность таких теорий, на самом деле предназначением этого желобка, называемого долом, состоит лишь в облегчении лезвия, уменьшении его массы без ослабления лезвия или ухудшения гибкости.

На некоторых Европейских клинках, в частности, мечах, рапирах и кинжалах, а также на некоторых боевых шестах, эти желобки имеют сложную форму и перфорацию. Такая же перфорация присутствует на режущем оружии из Индии и Ближнего Востока. На основании скудных документальных свидетельств, считается, что эта перфорация должна была содержать яд, чтобы удар гарантированно привёл к смерти противника. Это заблуждение привело к тому, что оружие с такой перфорацией начали называть «оружием наёмных убийц».

Хотя отсылки к индийскому оружию с отравленным лезвием и существуют, и в Европе эпохи Возрождения могли встречаться подобные редкие случаи, истинное назначение этой перфорации вовсе не такое сенсационное. Во-первых, перфорация приводила к избавлению от части материала и облегчала лезвие. Во-вторых, она часто делалась в виде изысканных и сложных узоров, и служила как демонстрацией умения кузнеца, так и украшением. Для доказательства необходимо указать лишь на то, что большая часть этих перфораций обычно находится вблизи рукояти (эфеса) оружия, а не с другой стороны, как это нужно было бы делать в случае с ядом.

Письмо: Не существует такого понятия, как «штурмовое оружие»

Ранее в этом месяце судья Федерального окружного суда Роджер Бенитес отменил 34-летний Калифорнийский запрет на использование так называемого «штурмового оружия». Технически штурмового оружия не существует. Ни базуки, ни реактивные гранатометы к таковым не относятся.

Штурмовая винтовка, также известная как пулемет, представляет собой скорострельную винтовку, которая позволяет оператору выбирать между полностью автоматическим (продолжает стрелять, если спусковой крючок удерживается) и полуавтоматическим режимом (спусковой крючок необходимо нажимать каждый раз, чтобы выстрелить) .В США эти винтовки разрешено использовать только в военных целях. Популярный AR-15, который расшифровывается как Armalite (модель производителя 15), представляет собой полуавтоматическую винтовку или огнестрельное оружие. АК-47 российского производства - штурмовая винтовка.

В своем постановлении на 94 страницах судья Бенитес заявил, что закон Калифорнии «запрещает целый класс очень популярного оборудования - огнестрельного оружия, которое является законным в соответствии с федеральным законодательством и законами большинства штатов и обычно находится в руках законопослушных граждан на законных основаниях. целей ». Бенитес также сказал, что У.S. Верховный суд признает, что «гарантия Второй поправки включает право хранить и носить оружие, которое имеет некоторое разумное отношение к сохранности или эффективности хорошо регулируемой милиции».



Применяя тест Хеллера Верховного суда округа Колумбия против Хеллера, Бенитес обнаружил, что «подавляющее большинство граждан, владеющих винтовками и огнестрельным оружием типа AR-15, делают это в законных целях, в том числе для самообороны дома».

Судья Бенитес предоставил 30-дневное пребывание на основании своего приказа, чтобы позволить Калифорнии подать апелляцию.



Дон Косник

Хайден

Читатели из Стимбота и округа Рутт делают возможной работу Steamboat Pilot & Today’s. Ваш финансовый вклад поддерживает наши усилия по предоставлению качественной и актуальной для местных условий журналистики.

Сейчас, более чем когда-либо, ваша поддержка критически важна для того, чтобы помочь нам держать наше сообщество в курсе развития пандемии коронавируса и ее воздействия на местном уровне.Каждый вклад, большой или маленький, будет иметь значение.

Каждое пожертвование будет использовано исключительно для развития и создания большего освещения в новостях.

Пожертвовать

Код сопроводительного письма: ваше секретное оружие для получения новой работы

Я хочу помочь вам построить карьеру вашей мечты.

Изучите профессиональные навыки у кого-то с реальным опытом.

Я, возможно, единственный человек, которого вы встретите, который так увлечен "поиском работы", а НЕ тренер по персоналу. Я считаю, что это хорошо.

Большинство профессиональных коучей дают одни и те же советы по «лучшим практикам», и, хотя некоторые из них полезны, они никогда не затрагивают суть того, что вам действительно нужно делать, чтобы получить работу, делая процесс намного более напряженным, чем нужно. . Я очень систематичен по своей природе, поэтому, когда я искал новую работу в 2007 году, я разработал свои собственные методы и стратегии и отслеживал, что сработало, а что нет.Я начал видеть закономерности, которые никогда раньше не рассматривал (и никогда не слышал!).

После того, как я получил отличную новую работу (в гораздо лучшей компании с гораздо более высокой зарплатой, чем то, что я оставил), я начал помогать своим друзьям освежить их резюме и сопроводительные письма, но обнаружил, что трачу много времени на каждого человека. Я использовал свой опыт в презентации PowerPoint и отправлял ссылку своим друзьям, когда им требовалась помощь. Эту презентацию посмотрели 40 000 раз и скачали несколько сотен раз.Это даже было включено в программу обучения MBA.

Я знал, что «взломал код», когда начал получать истории успеха за историями успеха от людей, которые применили мое обучение; эта система не просто работает для меня, она РАБОТАЕТ. Сейчас я проводил семинары по всей стране и многое узнал о проблемах людей, которые сильно отличаются от моих собственных.

Я собрал свои тренинги по Udemy как способ помочь большему количеству людей. Эта платформа позволяет мне добавлять рабочие листы, загружать упражнения и подробные материалы.Кроме того, я могу очень глубоко изучать лекции, сохраняя при этом простой для понимания формат. Чтобы создать это, было проделано много работы, но я хочу преподавать это наилучшим образом, чтобы студенты могли полностью понять каждый этап процесса.

Синонимов оружия, Антонимы оружия | Тезаурус Мерриам-Вебстера

1 что-то используется для защиты
  • Спрятано оружие не допускалось в здание.
  • Aegis
  • (также egis),
  • боеприпасы,
  • броня,
  • баклер,
  • крышка,
  • защита,
  • охранник,
  • защита,
  • охрана,
  • экран,
  • безопасность,
  • щит,
  • стена,
  • палата
2 человек или вещь, которая используется для получения результата
  • Поэзия была ее оружием в конкурсе писателей.
  • активатор,
  • аниматор,
  • катализатор,
  • водитель,
  • активатор,
  • исполнитель,
  • генератор,
  • импульс,
  • поощрительная,
  • вдохновение,
  • подстрекательство,
  • подстрекатель,
  • пусковая установка,
  • грузчик,
  • мощность,
  • стимул,
  • спусковой крючок
См. Определение словаря

Оружие

Владение оружием

(WPO) - Уровень II

определение:

Владение огнестрельным оружием или любым инструментом или предметом, которые могут причинить серьезный вред другому человеку или могут вызвать у человека разумные опасения серьезного вреда.

Примеры

  • Студент или другое лицо, владеющее огнестрельным оружием или ножом.
  • Студент или другой человек, владеющий ножом, перочинным ножом или другим острым или острым предметом в качестве оружия.

Без примеров

  • Студент после расследования обнаружил у него обычный перочинный нож или столовые приборы без намерения причинить вред.
  • Учащийся владеет предметами, на которые не распространяется действие закона или правил округа, например, остроконечными инструментами, ручками или карандашами.
  • Учащийся, владеющий режущим инструментом, используемым в художественных мастерских, в магазине или другом классе.

Дополнительные инструкции

Правонарушения этой категории подпадают под политику нулевой терпимости (Раздел 1006.13 (3) (a), Закон Флориды). Если правонарушение не подпадает под определение мелкого проступка, данное школьным советом, учащиеся, уличенные в совершении этого правонарушения, должны быть отчислены на один год (а не на один учебный год) и привлечены к уголовной ответственности. Начиная с 7 января 2003 года Законодательное собрание внесло поправки в Раздел 1006.07 (2) (g), Законодательство Флориды, чтобы удалить ссылку на нож, и вместо этого ссылается на «оружие, как определено в главе 790…». В 2006 году Законодательное собрание внесло поправки в определение оружия в главе 790, добавив нож и дальнейшее освобождение от ответственности за пластик. утварь и ножи с тупым лезвием, а карманный нож сохранился за исключением. Определение «оружия» в разделе 790.001 (13) Закона Флориды содержит те предметы, которые должны входить в школьный кодекс школьного округа, и исключает «обычный складной нож», а также пластиковую посуду и ножи с тупым лезвием.Законодательное намерение состоит в том, чтобы округа применяли политику, позволяющую по своему усмотрению определять, наказывать ли студентов, у которых обнаружено владение такими предметами, как складные ножи, пластиковая посуда, ножи с тупыми лезвиями и т. Д. Владение любым оружием или ножом (включая складной нож) должны включать консультации с правоохранительными органами для расследования. О карманных ножах, которые были обнаружены с целью причинения вреда другому человеку, следует сообщать в SESIR.

FAQ

Как мы должны кодировать инцидент, когда ученик использует какой-либо предмет, например бейсбольную биту, чтобы угрожать другому человеку или нанести ему травму?

Если у студента в рюкзаке есть перочинный нож, является ли это SESIR Weapons Possession (WPO)?

  • Не пример WPO: «У студента после расследования было обнаружено, что он владеет обычным складным ножом или столовыми приборами без намерения причинить вред.«Владение перочинным ножом само по себе не является инцидентом SESIR; использование перочинного ножа или угроза его использования - это инцидент SESIR.

Если ученик приносит в школу BB-пистолет, как он должен быть закодирован?

  • Поскольку пулемет BB стреляет воздушным снарядом, а не зарядом взрывчатого вещества, оно не может быть классифицировано как огнестрельное оружие в соответствии с федеральным определением. Это также не соответствует определению оружия в Статуте Флориды. Раздел 790.001 (13), Ф.С. «Оружие» означает любой кинжал, нож, металлические костяшки, меткий выстрел, билли, пистолет со слезоточивым газом, химическое оружие или устройство или другое смертоносное оружие, за исключением огнестрельного оружия или обычного перочинного ножа, пластикового ножа или столового ножа с тупым лезвием.”

Простое хранение BB-пистолета - это местный инцидент, а не инцидент SESIR. Оружие BB может считаться контрабандой, что запрещено политикой школы / округа, и о нем следует сообщить в соответствии с местным кодексом с соответствующими дисциплинарными мерами. Тем не менее, если студент угрожает кому-либо с помощью BB-пистолета, внушает им страх причинения вреда или использует его, это считается оружием, и о нем следует сообщать как о владении оружием (WPO) с оружием, описание (PDF) «Другое» Оружие".

Связанные элементы:

Заполните элементы «Связанные с оружием» и «Оружие, Описание» (PDF) для всех инцидентов, связанных с хранением оружия: (i.е., F-огнестрельное оружие, прочее (бомбы, зажигательные устройства, взрывчатые вещества, гранаты и т. д.); H-Handgun, K-Knife, O-Other Weapon (предметы могут стать оружием, когда используются для нанесения телесных повреждений, например, ножницы, открывалки для писем, пневматические «ружья» и т. Д.), R-винтовка или дробовик, U-Неизвестно Оружие и Z- не применимо).

Устав

  • 790 Оружие и огнестрельное оружие
  • 810.095 Посягательство на территорию школы с применением огнестрельного или другого оружия
  • 1006.07 (2) (g) Обязанности окружного школьного совета, касающиеся дисциплины учащихся и безопасности в школе - владение огнестрельным оружием

Контакты

Управление безопасных школ
325 West Gaines Street, комната 1302
Таллахасси, Флорида 32399-0400
Телефон: 850-245-5173
Джули[email protected]

Примечательно, что награда дается за идентификацию преступника, а не за оружие - Twin Cities

Больно читать о детях, попавших в шальные пули в Миннеаполисе. Были предложены награды за арест или осуждение лиц, причастных к этим преступлениям. Я заметил, что награда относится к идентификации преступника, но не к оружию.

Возможно, нашим политикам следует перестать обвинять неодушевленные предметы и сосредоточиться на коренных причинах преступности.

Пит Маркаччини, Окдейл

Нарушение американского принципа

В заголовке от 7 июля «Лидеры Уолца MPCA уходят в отставку» следовало бы сказать «изгнаны» или «вытеснены». Высококвалифицированный комиссар Миннесоты по борьбе с загрязнением Лаура Бишоп подала в отставку только потому, что члены Республиканской партии Сената штата собирались отстранить ее от должности, отказавшись подтвердить ее назначение после двух с половиной лет бездействия. Это несвоевременное рассмотрение вопроса о назначении руководителей агентств узурпирует и политизирует административные полномочия, по праву возложенные на губернатора.

Это сделало бы государственное управление делами государства менее ядовитым, если бы право не подтверждать назначение глав агентств было ограничено первыми 30 или 40 днями законодательных сессий после назначения. После этого смещение Законодательным собранием должно быть разрешено только путем импичмента Палатой представителей и судебного разбирательства в Сенате за серьезные проступки или неисполнение служебных обязанностей. Настоящая практика нарушает американский принцип отделения законодательной власти от административной.Это верно независимо от того, какая сторона это делает.

Пол Фарсет, Falcon Heights

Лучшая концепция

Это день рождения Соединенных Штатов и Коммунистической партии Китая. Ни одна из наций не идеальна, но США начали с перспективы формирования «более совершенного» союза, а не с единственной политической партии, которая думала, что у нее есть все ответы для всех.

Для тех, кто не знает, председатель Мао и партия - самые жестокие массовые убийства в мировой истории; только их «большой скачок» унес жизни от 15 до 55 миллионов китайцев.Их «культурная революция» убила до 20 миллионов человек и побудила молодых людей преобразовать школы, фабрики, фермы и т. Д. В политически ориентированные учреждения. (Звучит знакомо?)

В то время как США достигли больших индивидуальных свобод; Коммунистическая партия Китая участвует в рабстве, контроле над разумом и превосходстве одной партии.

Мне нравится концепция, которая постоянно улучшается.

Джерри Монсон, Махтомеди

Мы видим, что может случиться

Обозреватель New York Times Брет Стивенс пишет, что режим, управляющий Китаем, «основан на лжи.«Наверное, да. Мы в США прямо сейчас можем увидеть, что может случиться с примером Республиканской партии, живущей во лжи украденных президентских выборов.

Джо Данко, Северный Сент-Пол

Что мы можем сделать?

Комитет PED-зонирования города Сент-Пол проголосовал 1 июля за одобрение запроса на изменение зонирования одного участка на Гранд-авеню 695, чтобы разрешить застройщику построить пятиэтажное здание. По сравнению с действующими постановлениями о зонировании, предлагаемая структура будет на 67% выше, занимать площадь на 22% больше и не сможет перейти, как требуется, в соседние жилые районы с меньшей плотностью застройки.

Обеспокоенность негативным воздействием на окрестности подавляется стремлением увеличить финансовую прибыль. Общественное мнение по этому предложению было против с огромным отрывом 10: 1 (480 против 42 за), но безрезультатно.

Кодекс зонирования должен защищать наши районы от усилий жадных разработчиков, которые извлекают выгоду из окружающего сообщества, чтобы максимизировать свою прибыль. Что мы можем сделать, если районные советы и государственные чиновники не представляют интересы района?

Гэри Р.Тодд, Сент-Пол

AG Расин призывает Facebook прекратить рекламу аксессуаров для оружия на фоне возросших угроз в преддверии инаугурации

ВАШИНГТОН, округ Колумбия - Генеральный прокурор Карл А. Расин, Иллинойс А.Г. Кваме Рауль, Массачусетс А.Г. Маура Хили и Гурбир С. Сегодня Гревал опубликовал письмо, в котором призвал Facebook, Inc. (Facebook) прекратить рекламу военного тактического снаряжения и аксессуаров для оружия до инаугурации. После нападения 6 января на U.S. Capitol, технологические компании и компании социальных сетей сделали публичные заявления, в которых заявили, что они не потерпят использования своей платформы для подстрекательства к насилию. Тем не менее, Facebook продолжает нацеливать рекламу военного тактического снаряжения и аксессуаров для оружия на пользователей, которые следят за экстремистским контентом. Компания также представляет эту рекламу в связи с публикациями, пропагандирующими дезинформацию о выборах. В письме генеральные прокуроры призывают компанию немедленно прекратить показ рекламы такого типа, в то время как здания округа Колумбия и Капитолий штата по всей стране готовятся к усилению насилия.

«Надвигающаяся угроза насилия для округа Колумбия перед инаугурацией, для зданий нашего государственного капитолия и для наших демократических институтов требует, чтобы технологические компании и компании, занимающиеся социальными сетями, предприняли активные шаги для дальнейшего минимизации экстремистской активности на своих платформах , - сказал А.Г. Расин. «Вот почему генеральные прокуроры штата призывают Facebook прекратить рекламу военного снаряжения и аксессуаров для оружия среди пользователей, в том числе тех, кто занимается экстремистской деятельностью и помогает распространять дезинформацию.Facebook не может публично отдать должное усилиям по минимизации экстремистской активности, в то время как они незаметно извлекают выгоду из адресных рекомендаций пользователям, подстрекающим к насилию ».

Facebook со штаб-квартирой в Менло-Парке, Калифорния, представляет собой социальную сеть, основанную в 2004 году, которая позволяет пользователям обмениваться контентом в Интернете. Ежедневно сервисами Facebook пользуется более половины населения США старше 13 лет. Компания зарабатывает деньги, продавая таргетированную рекламу, которую она может таргетировать своим пользователям на основе персональных данных, собираемых Facebook.После взлома здания Капитолия США 6 января Facebook навсегда удалил аккаунт президента Дональда Трампа за использование платформы для «подстрекательства к насильственному восстанию против демократически избранного правительства». Однако пользователи, которые, как считается, имеют склонность к экстремистскому контенту и дезинформации о выборах, продолжают публиковать и получать целевую рекламу военного тактического снаряжения, которая может способствовать дальнейшему продвижению и облегчению насильственных и политически мотивированных атак.

А.Г. Расин в настоящее время занимает пост президента Национальной ассоциации генеральных прокуроров (NAAG) в 2021 году и в декабре объявил об инициативе, направленной на борьбу с ненавистью и экстремизмом, которая привлекла повышенное внимание после нападения на прошлой неделе.Капитолий штатов и Капитолий США продолжают сталкиваться с растущими угрозами насилия. В результате округ Колумбия объявил чрезвычайное положение, которое будет действовать до 5:00 утра пятницы, 22 января 2021 года, в рамках подготовки к 59-й инаугурации президента 20 января 2021 года.

Копия письма доступна по адресу https://oag.dc.gov/sites/default/files/2021-01/AGs-Ltr-Facebook-Re-Ads.pdf .

Привлечение правонарушителей к ответственности за нападение на Капитолий
Генеральная прокуратура (OAG) тесно сотрудничает с местными и федеральными правоохранительными органами, чтобы обеспечить привлечение к ответственности всех тех, кто участвовал или вызвал нападение на прошлой неделе в округе .OAG ведет расследование и может возбуждать уголовные дела против лиц за нарушение комендантского часа, хулиганство, в том числе за подстрекательство к насилию, пересечение линии полиции, а также за определенные преступления, связанные с оружием и боеприпасами. Другие правонарушения преследуются прокурором США по округу Колумбия. Представители общественности, располагающие информацией о потенциальной преступной деятельности, должны направить наводку в Федеральное бюро расследований (ФБР) и Департамент столичной полиции округа Колумбия (MPD).Отправьте наводку в ФБР, заполнив жалобу на сайте FBI.gov/uscapitol. Отправьте отзыв в MPD, позвонив по телефону (202) 727-9099 или отправив текстовое сообщение 50411.

Президентская инициатива NAAG А.Г. Расина по борьбе с ненавистью в 2021 году
В качестве президента NAAG, беспристрастная группа из 56 генеральных прокуроров штатов и территорий, А.Г. Расин объявил о своей президентской инициативе под названием «Народ против ненависти: борьба за человечество с целью усиления» осведомленность о ненависти и формирование устойчивости к ней. В этом году А.Г. Расин провел виртуальные дискуссии между жителями округа и партнерами по сообществу по таким темам, как борьба с ненавистью и экстремизмом, прекращение распространения насилия и COVID-19, слушания молодежи округа Колумбия о борьбе с ненавистью и дискриминацией, а также противодействие издевательствам, домогательствам, и ненависть.В партнерстве с Project Create, OAG запустила конкурс молодежного искусства округа Колумбия под названием «Художники против ненависти: встать на защиту человечества», чтобы дать молодежи округа Колумбия возможность противостоять ненависти, продвигать социальную справедливость и вдохновлять на изменения с помощью искусства.

Закон штата Массачусетс об оружии и другом оружии

Каэтано против Массачусетса, 577 США __, 136 S. Ct. 1027 (2016).
Верховный суд США постановил, что мотивировка SJC in Comm. v. Caetano, 470 Mass. 774 (2015), постановление о неприменимости Второй поправки к электрошокерам было неверным.Верховный суд США вернул дело в Массачусетс. Дело не регулировало закон штата Массачусетс, MGL c. 140, § 131J, неконституционный.

Шарден против комиссара полиции Бостона, 465 Массачусетс 314 (2013 г.).
Закон штата Массачусетс о лицензировании огнестрельного оружия «не нарушает права, защищенные Второй поправкой».

Начальник полиции Тонтон против Караса, 95 Массачусетс, приложение. Кт. 182 (2019)
Обсуждается стандарт пересмотра, когда в суд просят пересмотреть решение начальника полиции об отзыве лицензии на огнестрельное оружие.

Comm. v. Buttimer, 482 Mass. 754 (2019)
Пистолет " не обязательно должен быть в рабочем состоянии , чтобы доказать нападение с применением опасного оружия или вооруженное нападение с намерением убийства. Этого достаточно для нападения с применением опасного оружия. что оружие представляет опасность для жертвы нападения; оружие на самом деле не обязательно должно быть в рабочем состоянии ".

Comm. против Кэссиди, 479 Массачусетс 527 (2018)
Большой объем . "[Чтобы] поддержать обвинительный приговор по делу Г.L. c. 269, § 10 (m), Содружество наций должно доказать, что обвиняемый либо знал, что огнестрельное оружие или устройство подачи соответствует юридическому определению «большой емкости», либо знал, что оно способно вместить более десяти патронов ». инструкция в приложении.

Comm. v. Fettes, 64 Mass. App. Кт. 917 (2005)
Собака может быть опасным оружием . «Опасное оружие - это любой инструмент или приспособление, сконструированное или используемое таким образом, что может причинить смерть или серьезные телесные повреждения.Содружество против Фаррелла, 322 Массачусетс, 606, 614-615 (1948). См. Также Андерсон, Уголовное право и процедура Wharton, § 361. Вряд ли можно сомневаться в том, что это собака. . . используется с целью запугивания или нападения, подпадает под это определение ".

Comm. v. Garcia, 82 Mass. App. Кт. 239 (2012)
Дает подробные определения понятий «кинжал» и «кинжал».

Comm. против Гарретта, 473 Массачусетс, 257 (2015)
«Этот суд пришел к выводу, что пистолет BB не является огнестрельным оружием для целей закона о вооруженном ограблении G.L. c. 265, § 17 ”

Comm. против Макгоуэна, 464 Массачусетс, 232 (2013)
Суд постановил, что «потому что [закон о хранении оружия , GL c.140,] § 131L (a) соответствует праву на ношение оружия в целях самообороны в своем домой и предназначена для предотвращения доступа к огнестрельному оружию тех, кто не имеет лицензии на владение или ношение огнестрельного оружия, это выходит за рамки Второй поправки ".

Comm. v. Rodriguez, 482 Mass. 366 (2019)
Продолжительное обсуждение обязательных минимальных наказаний в GL c.269, § 10. "Этот суд пришел к выводу, что обвиняемый, обвиняемый в хранении устройства для кормления большой емкости, в нарушение § 10 (m) статьи 269 Закона о защите прав на землю, может быть приговорен к тюремному заключению на срок от от одного года до двух с половиной лет ".

Comm. v. Runyan, 456 Mass. 230 (2010)
Могут потребоваться триггерные замки или запертые контейнеры. Вторая поправка не включена в гарантии Четырнадцатой поправки о соблюдении надлежащих правовых процедур и, следовательно, не распространяется на Штаты.Кроме того, Общие законы c. 140, § 131L (a) можно отличить от закона, признанного неконституционным в деле Хеллера, поскольку «лицо с действующей идентификационной картой огнестрельного оружия, выданной в соответствии с GL c.140, § 129C, не обязано обеспечивать безопасность или приводить в негодность огнестрельное оружие, пока лицо носит его или пока оно остается под его контролем ...; таким образом, закон не запрещает лицам, имеющим лицензию на владение огнестрельным оружием, полагаться на него в целях законной самообороны.«

Comm v. Stephens, 67 Mass. App. Кт. 906 (2006)
Стартовый пистолет , у которого нет пробки в стволе или препятствия в цилиндре, которое могло бы помешать прохождению снаряда через ствол, является огнестрельным оружием.

Comm. v. Veronneau, 90 Mass. App. Кт. 477 (2016)
"Вывод судьи о том, что обвиняемый виновен в том, что носил заряженное огнестрельное оружие, находясь под воздействием алкогольного опьянения, не противоречит заключению судьи о том, что ответчик не виновен в управлении автомобилем в нетрезвом состоянии. опьяняющего напитка.... Условие испытательного срока, требующее от обвиняемого сдать огнестрельное оружие в течение срока испытательного срока , не нарушает конституционное право обвиняемого на ношение оружия ".

District of Columbia v. Heller, 554 US 570 (2008)
«Вторая поправка защищает право человека на владение огнестрельным оружием, не связанное со службой в милиции, и на использование этого оружия в традиционно законных целях, например, для самообороны в дом."

Флетчер против.Haas, 851 F. Supp. 2г. 287 (2012)
«[Регламент регулирования огнестрельного оружия штата Массачусетс, применяемый к [законным иностранцам, постоянно проживающим на территории], противоречит Второй поправке». Постановление вынесено «об отказе в выдаче лицензий и разрешений на огнестрельное оружие [истцам] исключительно на основании их статуса иностранца, постоянно проживающего в стране».

Goudreau v. Nikas, 98 Mass. App. Кт. 266 (2020)
G.L. c.140 § 131L применяется к торговцам огнестрельным оружием и к оружию, хранящемуся в коммерческих целях. Оружие в магазине должно быть защищено, как того требует закон.

McDonald v. City of Chicago, 561 US 742 (2010)
Четко заявив, что «Пункт о надлежащей правовой процедуре Четырнадцатой поправки делает вторую поправку обязательной для государств», суд также повторил свое заявление Хеллера о том, что « право хранить и носить оружие не является «правом хранить и носить какое бы то ни было оружие, каким бы то ни было образом и для какой бы то ни было цели» ».

Фиппс против комиссара полиции Бостона, 94 Mass. App. Кт. 725 (2019)
«Решение.... отозвать у истца лицензию на ношение огнестрельного оружия было произвольным и капризным. " определение того, следует ли выдавать лицензию на огнестрельное оружие с ограничениями, а также установленную законом схему лицензирования огнестрельного оружия ".

Ramirez v. Commonwealth, 479 Mass. 331 (2018)
«Этот суд пришел к выводу, что электрошокеры являются« оружием »под защитой Второй поправки к Конституции США и так далее.... запрет всем гражданским лицам иметь или носить электрошокеры, даже в их доме, несовместимо со Второй поправкой и, следовательно, неконституционно ".

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *