Основные положения военной доктрины: Военная доктрина Российской Федерации — Российская газета

Содержание

Военная доктрина РФ - РИА Новости, 02.03.2020

Военная доктрина России определяет военно-политические, военно-стратегические и военно-экономические основы обеспечения военной безопасности страны. Она является одним из основных документов стратегического планирования в РФ и представляет собой систему официально принятых в государстве взглядов на подготовку к вооруженной защите и вооруженную защиту РФ.

Пересмотр и обновление военной доктрины РФ, главной задачей которой является определение основных угроз для нее, происходит в связи с изменениями в военно-политической ситуации на мировой арене, геополитической и геостратегической ситуации в стране.

До 1991 года Россия, находясь в составе СССР, руководствовалась военной доктриной Советского Союза, принятой в 1987 году и носящей ярко выраженный оборонительный характер. После распада СССР она утратила свою силу.

Военная доктрина России была принята в 1993 году. Документ назывался "Основные положения Военной доктрины Российской Федерации переходного периода".

В нем было заявлено, что у России нет вероятных противников, и было принято обязательство не использовать военную силу, кроме как для самообороны. Ядерное оружие стало рассматриваться не как средство ведения боевых действий, а как политическое средство сдерживания. В отношении военного потенциала был принят принцип "разумной достаточности": потенциал должен поддерживаться на уровне, адекватном существующим угрозам.

В "Основных положениях Военной доктрины Российской Федерации 1993 года" НАТО вообще не упоминалось.

Дальнейшее развитие событий (расширение НАТО, операция НАТО в Югославии в 1999 году) вынудило скорректировать ряд положений доктрины.

Первая в истории Российской Федерации полноценная военная доктрина была утверждена в 2000 году. В ней были сделаны системные и твердые акценты относительно характера военно-политической обстановки, ее дестабилизирующих факторов и источников современных угроз. Наращивание группировок войск (сил) других государств вблизи границ России было оценено как "основная внешняя угроза".

В 2010 году была принята новая военная доктрина РФ, так как характер угроз оборонной безопасности страны за годы, прошедшие с принятия предыдущего документа, существенно изменился.

Военная доктрина 2010 года разделена на четыре части. Первая посвящена терминологии и общим положениям, вторая — военным опасностям и угрозам РФ, третья — военной политике страны, четвертая — перспективам военно-экономического обеспечения обороны страны.

В тексте военной доктрины отмечается, что вероятность развязывания против России крупномасштабной войны снизилась, но на ряде направлений военные опасности усиливаются.

Среди основных военных угроз для страны, перечисленных в документе, — усиление НАТО за счет присоединения новых членов, развертывание систем противоракетной обороны (ПРО), обострение военно-политической обстановки и межгосударственных отношений, а также создание условий для применения военной силы.

К военным угрозам России также отнесены создание и подготовка незаконных вооруженных формирований, их деятельность на территории РФ или на территориях ее союзников; демонстрация военной силы в ходе проведения учений на территориях сопредельных с РФ или ее союзниками государств с провокационными целями; активизация деятельности вооруженных сил отдельных государств (групп государств) с проведением частичной или полной мобилизации, переводом органов государственного и военного управления этих государств на работу в условиях военного времени.

Доктрина направлена на мирное, не силовое предупреждение и разрешение кризисов и конфликтов. Россия готова защищать и отстаивать не только свои национальные интересы и безопасность, но также и интересы союзных ей государств.

Главное отличие данного документа от предыдущей доктрины, принятой в 2000 году, заключается в возможности использовать вооруженные силы за пределами страны для защиты ее интересов и ее граждан, а также для поддержания международного мира и безопасности применения ядерного оружия в различных военных конфликтах. Решение об оперативном использовании Вооруженных сил РФ за пределами страны, в соответствии с законом, принимает президент.

Как подчеркивается в военной доктрине, важным фактором предотвращения крупномасштабных или региональных войн будет оставаться ядерное оружие. В документе отмечается, что "Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства".

Данная формулировка подразумевает принцип "оборонительного ядерного сдерживания", не предполагая нанесения "превентивного" или "упреждающего" ядерного удара.

Основные направления развития военной организации военная доктрина РФ видит в совершенствовании системы противовоздушной обороны и создании системы воздушно-космической обороны. Среди приоритетов также "повышение престижа военной службы и всесторонняя подготовка к ней граждан Российской Федерации".

Одной из основных задач военно-экономического обеспечения обороны является достижение уровня финансового и материально-технического обеспечения военной организации, достаточного для решения возложенных на нее задач.

Отдельный подраздел доктрины посвящен оборонно-промышленному комплексу, еще один — военно-политическому и военно-техническому сотрудничеству РФ с иностранными государствами.

В документе отмечается, что положения военной доктрины могут уточняться с изменением характера военных опасностей и военных угроз, задач в области обеспечения военной безопасности и обороны, а также условий развития Российской Федерации.

В 2014 году в связи с появлением новых угроз для России, к которым, в частности, отнесены продвижение НАТО к российским границам, планы создания глобальной ПРО и размещения стратегического оружия в космосе, в программный документ были внесены поправки.

26 декабря 2014 года президент РФ утвердил текст новой редакции военной доктрины.

Основные положения документа остались прежними, но впервые появились пункты про обеспечение интересов в Арктике, союзнические отношения с Абхазией и Южной Осетией. К новым аспектам, включенным в военную доктрину, относится определение деятельности сотрудников иностранных частных военных компаний рядом с границами РФ как внешней опасности. Также в новой редакции документа к внешним угрозам отнесено установление в сопредельных с Россией государствах режимов, политика которых угрожает интересам РФ, и подрывная деятельность специальных служб и организаций иностранных государств и их коалиций против РФ.

В документе отмечается, что наметилась тенденция смещения военных опасностей и военных угроз в информационное пространство и внутреннюю сферу страны.

В качестве мер по сдерживанию и предотвращению военных конфликтов Россия рассматривает расширение круга государств-партнеров, в том числе членов БРИКС (нововведение в доктрину), ОДКБ, СНГ, ОБСЕ и ШОС.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников 

Что такое Военная доктрина РФ? (краткое содержание)

Муниципальное бюджетное общеобразовательное

учреждение средняя общеобразовательная школа №129

Что такое Военная доктрина РФ? (краткое содержание)

Выполнила: Надежда Васильевна Канашина

Должность: учитель

Военная доктрина РФ

Военная доктрина Российской Федерации (далее именуется - Военная доктрина) представляет собой совокупность официальных взглядов (установок), определяющих военно-политические, военно-стратегические и военно-экономические основы обеспечения военной безопасности Российской Федерации.

Военная доктрина является документом переходного периода - периода становления демократической государственности, многоукладной экономики, преобразования военной организации государства, динамичной трансформации системы международных отношений.

В Военной доктрине развиваются Основные положения военной доктрины Российской Федерации 1993 года и конкретизируются применительно к военной сфере установки Концепции национальной безопасности Российской Федерации.

Положения Военной доктрины опираются на комплексную оценку состояния военно-политической обстановки и стратегический прогноз ее развития, на научно обоснованное определение текущих и перспективных задач, объективных потребностей и реальных возможностей обеспечения военной безопасности Российской Федерации, а также на системный анализ содержания и характера современных войн и вооруженных конфликтов, отечественного и зарубежного опыта военного строительства и военного искусства.

Военная доктрина носит оборонительный характер, что предопределяется органическим сочетанием в ее положениях последовательной приверженности миру с твердой решимостью защищать национальные интересы, гарантировать военную безопасность Российской Федерации и ее союзников. сегодняшний

Правовую основу Военной доктрины составляют Конституция Российской Федерации, федеральные законы и другие нормативные правовые акты Российской Федерации, а также международные договоры Российской Федерации в области обеспечения военной безопасности.

Положения Военной доктрины могут уточняться и дополняться с учетом изменений военно-политической обстановки, характера и содержания военных угроз, условий строительства, развития и применения военной организации государства, а также конкретизироваться в ежегодных посланиях Президента Российской Федерации Федеральному Собранию, в директивах по планированию применения Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, в иных документах по вопросам обеспечения военной безопасности Российской Федерации.

В конце декабря 2014 года Совет Безопасности России одобрил, а президент Владимир Путин утвердил поправки к существующей Военной доктрине. В связи с рядом изменений международной военно-политической обстановки, наблюдаемым в последнее время, российское руководство вынуждено принимать соответствующие меры и редактировать существующие документы, лежащие в основе оборонной стратегии государства. С 26 декабря основой обороны страны является обновленная Военная доктрина. Предыдущий вариант документа был принят в феврале 2010 года.

Внутренние опасности В этом вопросе Военная доктрина РФ придерживается прежней позиции. К внутренним опасностям относятся:

-Попытки насильственно изменить конституционный строй России.

-Дестабилизация социальной и внутриполитической ситуации в стране.

-Дезорганизация деятельности органов госвласти, важнейших военных, государственных объектов, а также информационной инфраструктуры РФ.

-Особую актуальность сегодня представляют террористические действия бандформирований и прочих организаций.

-Опасение вызывает и информационное влияние на население, направленное на подрыв патриотических, духовных и исторических традиций в сфере обеспечения защиты Отечества, провоцирование социальной и межнациональной напряженности, разжигание национальной и этнической вражды.

Главные угрозы В качестве них Военная доктрина РФ признает: Резкое обострение межгосударственных отношений.

-Формирование условий для использования вооруженных сил.

- Воспрепятствование деятельности систем военного и государственного управления в РФ.

-Нарушения в функционировании ядерных стратегических сил, систем предупреждения о ракетных атаках, контроля над космическим пространством, объектами химической промышленности, атомной энергетики, хранения ядерного оружия и прочих потенциально опасных участков.

- Образование и подготовку незаконных формирований, использующих оружие против мира и порядка в обществе, их деятельность на территории России или в государствах-союзниках.

-Демонстрацию военной мощи при проведении учебных мероприятий в сопредельных регионах. Важной угрозой Военная доктрина РФ считает активизацию вооруженных сил отдельных стран или групп государств с частичной либо полной мобилизацией.

Второй раздел

Эта часть документа подвергалась неоднократным корректировкам. Изменение Военной доктрины РФ было обусловлено внешними обстоятельствами, нарастающей угрозой терроризма. Эти проблемы связываются с усилением конкуренции и соперничества в мире, неустойчивостью глобальных экономических процессов. Немаловажное значение в нарастании напряженности отводится перераспределению влияния в пользу новых силовых центров. Опасной признается и тенденция смещения угроз во внутреннюю сферу и информационное пространство России. Во втором разделе Доктрины отмечается, что на некоторых направлениях усиливаются военные опасности для государства. Документ конкретизирует источники внешней угрозы относительно складывающейся обстановки, изложенной в Стратегии государственной защиты. Это в первую очередь наращивание военного потенциала и укрупнение блока НАТО, приближение его боевой инфраструктуры к границам России, дестабилизация обстановки в ряде стран и регионов.

Вопросы применения силы

Они также отражены в третьем разделе документа. Военная доктрина признает правомерным использование силы с целью отражения агрессии, восстановления или поддержания мира, обеспечения защиты российских граждан, находящихся за пределами страны. Деятельность вооруженной организации при этом будет осуществляться решительно, комплексно и целенаправленно. Применение силы станет основываться на заблаговременном и постоянном анализе военной политической и стратегической обстановки в соответствии со всеми требованиями, которые предъявляет международное право. Третий раздел четко определяет главные задачи, которые стоят перед военной организацией государства в мирное время, а также в условиях усиления опасности проявления агрессии со стороны других субъектов.

Мобилизационная подготовка

Основополагающие ее принципы излагаются в четвертом разделе. В действующей редакции документа мобилизационной подготовке и готовности уделяется особое внимание. В Военной доктрине четко определены цели мероприятий. Они состоят в подготовке страны, вооруженных сил, органов и войск к обеспечению защиты территории и населения государства от нападения, а также к удовлетворению нужд граждан во время боевых действий. Это указывает на то, что политическое руководство учитывает нарастание вероятности втягивания России в крупномасштабную войну. Это, в свою очередь, потребует полной мобилизации вооруженных, экономических и моральных сил государства и граждан. В данном случае в виду имеется не столько армия, сколько страна в целом.

Обеспечение обороны

Этому вопросу посвящен пятый раздел документа. Военно-экономическое обеспечение оборонного комплекса направлено на формирование условий для стабильного развития и поддержания потенциала страны на уровне, который необходим для реализации принятой политики государства. В качестве главных задач в этой сфере выступают: Оснащение армии и военных органов вооружением, спецтехникой. Обеспечение материальными средствами. При непосредственной опасности со стороны агрессоров - дооснащение войск в соответствии с нормами военного времени, в мирные периоды - накоплением, эшелонированием и содержанием запасов. Восполнение потерь техники, вооружения, материальных средств в ходе боевых действий. Усовершенствование оборонной промышленности, обеспечение независимости страны, формирование комплекса технологий первостепенной важности, активизация инновационной инвестиционной деятельности, сохранение госконтроля. Плодотворное и взаимовыгодное сотрудничество с заинтересованными государствами для обмена передовыми идеями и получения прибыли для оборонной промышленности.

Заключение

Военная доктрина формулирует четкие ориентиры на формы, способы, порядок использования вооруженной силы для обеспечения защиты суверенитета, конституционного строя, территориальной целостности, а также национальных интересов государства, исполнения союзнических обязательств, условий международных договоров.

Основным риском в новой военной доктрине названо усиление НАТО :: Политика :: РБК

Президент Владимир Путин утвердил военную доктрину. Среди главных военных угроз в ней названы усиление НАТО, системы стратегической противоракетной обороны, а также опасность подрыва исторических, духовных и патриотических традиций в области защиты Отечества. Положение о превентивном ядерном ударе в доктрину не вошло

Президент России Владимир Путин (Фото: РИА Новости)

Владимир Путин подписал указ «О военной доктрине РФ», сообщает официальный сайт президента.  Уточнение военной доктрины РФ было сделано по решению Совета Безопасности России от 5 июля 2013 года. Новая версия доктрины была одобрена на совещании Совета Безопасности России 19 декабря 2014 года.

В разделе «Основные внешние опасности» первым пунктом названо «наращивание силового потенциала Организации Североатлантического договора (НАТО) и наделение ее глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, приближение военной инфраструктуры стран – членов НАТО к границам Российской Федерации, в том числе путем дальнейшего расширения блока». Кроме того, к числу основных опасностей отнесены создание и развертывание систем стратегической противоракетной обороны, растущая угроза глобального экстремизма (терроризма) и «установление в государствах, сопредельных с Российской Федерацией, режимов, в том числе в результате свержения легитимных органов государственной власти, политика которых угрожает интересам Российской Федерации».

Среди главных внутренних опасностей названы «деятельность, направленная на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», терроризм и информационное воздействие на россиян, особенно на молодежь, с целью подрыва «исторических, духовных и патриотических традиций в области защиты Отечества».

Как уже писал РБК, в доктрину не вошло положение о превентивном ядерном ударе. Источники, близкие к разработке доктрины, рассказывали, что в ходе обсуждения «настойчиво озвучивались предложения закрепить в обновленной военной доктрине положение о возможности нанесения ядерных ударов по территории потенциального агрессора или групп стран». При этом уточнялось, что «особенно настаивали на внесении положения о превентивном ударе военные». В предыдущей, принятой в 2010 году доктрине, этого положения также не было. В уточненном варианте применение ядерного оружия регулируется статьей 27: «Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства». 

В военной доктрине России появилось положение о неядерном сдерживании. Положение о неядерном сдерживании внесено в 8-ю статью документа. Оно будет определено как «перечень политических, дипломатических, военно-технических мер, направленных на недопущение агрессии против России неядерными средствами». При разработке этой меры составители документа учли мнения экспертов и «насущное веление времени».

Основные положения военной доктрины Франции - Франция - По странам - Статьи

Полковник А. Шаповалов,
доктор военных наук, доцент

Во Франции руководящие установки, определяющие основное содержание военной доктрины, как и у большинства других западноевропейских государств, прописываются в "Белой книге". В соответствии с французской практикой разработка данного документа осуществляется комиссией, создаваемой распоряжением президента страны, в состав которой включаются представители президентской администрации, заинтересованных министерств и ведомств, научных учреждений, а также независимые эксперты.

Первая "Белая книга" Франции 1972 года (Livre blanc sur la defense)1 базировалась на принципах национальной политики, сформулированных и реализованных президентом Шарлем де Голлем в послевоенный период. В ее основу был положен лозунг "величия и независимости республики". "Франция лишь тогда является подлинной Францией, если стоит в первых рядах... наша страна перед лицом других государств должна стремиться к великим целям и ни перед кем не склоняться, ибо в противном случае она может оказаться в смертельной опасности. Франция, лишенная величия, перестает быть Францией". Для приобретения международного авторитета, как отмечал генерал, "не обязательно быть огромной страной, нужно обладать национальной независимостью"2.

Приоритетными направлениями внешней политики де Голля были: отказ от идеи атлантической солидарности; готовность Франции к налаживанию конструктивного диалога между Западом и Востоком; поддержка образования союза европейских государств, но не путем федерализации Европы, а при условии сохранения национального суверенитета каждого из участников этого союза; взаимовыгодное экономическое сотрудничество со странами третьего мира и укрепление морального авторитета Франции как страны, готовой отказаться от колониальной политики, поддерживающей волю любого народа на самоопределение, а также противостоящей попыткам сверхдержав закрепить в третьем мире зоны "социалистической и капиталистической ориентации".

Деятельность в военной области была направлена на реализацию главной идеи - обеспечение стратегической независимости Франции посредством обладания ядерным оружием. На этой основе были сформулированы три главные цели оборонной политики, сохранившие свою актуальность до настоящего времени: защита территории и населения страны; участие в обеспечении безопасности Европы; защита отдаленных территорий, где традиционно присутствуют интересы республики.

Последующие издания "Белой книги", несмотря на колебания внешнеполитического курса страны, учитывали основные принципы деголлевской политики, получившей название "голлизм". Положения военной доктрины уточнялись и развивались по мере изменений геополитической ситуации, появления новых вызовов и угроз безопасности.

"Белая книга" 1994 года дополнилась положением о переходе к профессиональной армии, способной оперативно "проецировать силу" для урегулирования кризисов и защиты интересов Франции в жизненно важных для нее регионах; 2008 года - уточнением перечня, содержания и взаимосвязи стратегических задач, которые должны решать вооруженные силы и соответствующие государственные ведомства для обеспечения национальной безопасности.

В последней "Белой книге" 2013 года военно-политическая сторона военной доктрины претерпевает существенные изменения, вызванные резким разворотом внешнеполитического курса Франции в сторону атлантизма и возвращением страны в военные структуры НАТО. Этот курс, взятый еще при президентстве Н. Саркози, продолжается и при нынешнем главе государства Э. Макроне.

Подготовленный по поручению последнего и опубликованный в октябре 2017 года "Стратегический обзор по вопросам обороны и национальной безопасности" (Revue strategique de defense et de securite nationale)3 свидетельствует о том, что внешняя политика Франции поддерживает дальнейшее усиление роли Североатлантического союза в качестве важнейшего элемента современной архитектуры международной безопасности при одновременном выстраивании самостоятельной европейской системы обороны. Исходя из оценок, сделанных в стратегическом отчете, подготовлен проект оборонного бюджета на 2018 год и началась разработка новой "Программы развития вооруженных сил на 2019-2025 годы" (Loi de programmation militaire 2019-2015 -LPM 2019/2025)4. Все вышеуказанные документы дополняют военно-политические, военно-стратегические и военно-экономические основы современной военной доктрины Франции.

Военно-политические основы военной доктрины. В последних доктринальных документах подчеркивается, что Франция является европейской державой мирового масштаба. Ее международный статус подтвержден всем ходом исторического развития, активным участием в международной политике и обеспечении международной безопасности, вкладом в мировую экономику.

Являясь постоянным членом Совета Безопасности ООН, страна активно участвует в мероприятиях по предотвращению и урегулированию кризисов. Париж сохраняет свое глобальное присутствие на международной арене и находится на втором месте после США по количеству дипломатических миссий в других государствах.

Население Франции составляет 1 % населения планеты, она производит 4 % мирового ВВП и по этому показателю находится на пятом месте в мире. Несмотря на увеличение роли развивающихся государств, страна остается на пятом месте в мире по количеству экспортируемых товаров, а ее доля в мировой торговле составляет 3,4 %
Исключительная экономическая морская зона Франции, составляющая 11 млн км2, занимает 3 % акватории Мирового океана и является второй по величине после морской зоны США. Благодаря своим заморским территориям республика сохраняет свое присутствие во всех океанах и на большинстве континентов. Эти территории имеют стратегическую и экономическую значимость, так как содержат минеральные и энергетические ресурсы, необходимые экономике страны.

Франция активно участвует в европейских делах, играет существенную роль в формировании регионального порядка на континенте. Париж по-прежнему намерен обеспечивать свои интересы в таких важных для него районах, как Атлантика и Средиземноморье, Персидский залив и Аравийское море, в Северной Африке, особенно в районе Сахары. Учитывая возрастающую роль Азии в мировой политической и экономической жизни, предполагается уделять этому региону больше внимания, проецируя силу из акватории Индийского океана.

В этом контексте приоритетными стратегическими интересами Франции выступают:
- поддержание мира на Европейском континенте и в зонах, прилегающих к нему с востока и юга, придавая особое внимание Средиземноморскому бассейну и Ближнему Востоку;
- поступательное развитие экономики страны, в том числе за счет беспрепятственного перемещения товаров и поставок энергоресурсов по морским коммуникациям (большая часть импорта и экспорта Франции проходит морским путем, главным образом через северную часть Индийского океана, Красное и Средиземное моря; основные поставки нефти и газа идут с Ближнего Востока и из Алжира).

Таким образом, оборонная политика Франции нацеливается на защиту стратегических интересов страны, а также выполнение взятых международных обязательств в условиях быстро меняющейся международной обстановки, появления новых вызовов и угроз безопасности.

В "Стратегическом обзоре" отмечается, что прогнозные оценки развития ситуации, сделанные в "Белой книге" 2013 года, уже не отвечают реальностям сегодняшнего дня, а некоторые идентифицированные угрозы будущего стремительно приобретают реальные очертания.

Обращается внимание на то, что в "последнее десятилетие в непосредственной близости от Европейского союза регулярно возникали вооруженные конфликты, создавая зоны нестабильности и потенциальные очаги напряженности (Грузия, Ливия, Сирия, Сахель, Украина)"5.

В 2015 году Франция и европейское сообщество напрямую столкнулись с "террористической угрозой невиданного размаха". Исламский экстремизм, несмотря на принимаемые меры противодействия ему, в том числе военного характера, стремительно расползается и остается реальной силой, способной дестабилизировать ситуации в странах и регионах. В этой связи "особое беспокойство вызывает ситуация в Сахаро-Сахельском регионе и на Ближнем Востоке", где все большую силу и влияние получают террористические группировки "Тахрир Аш-Шам" в Сирии, "Аш-Шабаб" в Сомали, "Нусрат аль-Ислам" в Мали, "Боко Харам" в Нигерии и другие".

Вызывают тревогу и угрозы глобального характера. Считается, что рост военных бюджетов ряда развивающихся стран, возрождение России, стремительно растущая мощь Китая, а также стремление США сохранить за собой глобальное лидерство при неизбежном обострении борьбы за рынки и ресурсы могут привести к серьезным конфликтам. Во вступительном слове президента Э. Макрона к "Стратегическому обзору" говорится, что "угроза больших потрясений становится реальной... многополярность, как представляется, отступает перед законом более сильного".

В плане возможности возникновения вооруженных конфликтов также выделяются китайско-японские, японско-российские и японско-корейские противоречия, обстановка вокруг КНДР, иранский вопрос и проблема распространения ядерного оружия в целом, а также индо-пакистанские территориальные разногласия.

Впервые после окончания "холодной войны" в качестве источника военной угрозы для Европы рассматривается Россия. Отмечается "развертывание крупных российских группировок войск у границ европейских стран", "незаконная аннексия Крыма с последующим наращиванием военного присутствия и превращением полуострова в бастион на Черном море, точно так же как Калининграда в Прибалтике", "силовое вмешательство в конфликт на Донбассе и отсутствие подвижек в реализации Минских соглашений", "провокационная демонстрация военной силы в Балтийском регионе", "увеличение интенсивности военной деятельности в северной части Атлантики (полеты стратегических бомбардировщиков, патрулирование подводных лодок)".

Кроме того, отмечаются попытки восстановления РФ своего влияния не только на постсоветском пространстве, но и в других регионах мира. В частности, говоря о событиях вокруг Сирии; указывается на усиление российского влияния на развитие ситуации на Ближнем Востоке в целом.

В качестве одного из вызовов для западного мира рассматривается рост военного потенциала Китая, который может быть задействован для закрепления позиций Пекина в Юго-Восточной Азии, расширения сфер влияния и защиты экономических интересов в других регионах мира. В частности, отмечается присутствие китайских военных кораблей на важнейших морских коммуникациях Мирового океана, в акваториях Балтийского и Средиземного морей, а также активная экономическая деятельность Китая на Африканском континенте, который исторически является зоной интересов Франции.

В доктринальных документах существенное внимание также уделяется таким вызовам современности, как кибератаки, эпидемии, техногенные и климатические катастрофы, демографические вызовы и бесконтрольная миграция населения "слабых стран".

Для нейтрализации и противодействия существующим и потенциальным вызовам и угрозам безопасности Париж в политическом плане намерен тесно сотрудничать с НАТО и Евросоюзом. Франция, завершив процесс реинтеграции в военные структуры Североатлантического союза, готова снова участвовать в решении задач в рамках альянса.

В сложившихся условиях Париж также намерен взять на себя инициативу в создании коллективной обороны Евросоюза. Он активно поддерживает программу совместных инвестиций в военное оборудование, исследования и разработки, известную как "Постоянное структурированное сотрудничество"6 (Cooperation structuree permanente - CSP, или PESCO на английском языке). Считается, что по мере реализации CSP Европа будет приобретать все большую самостоятельность в обеспечении своей безопасности, осуществлять практические действия, включая проведение операций по реагированию на современные вызовы и угрозы.

Подчеркивается, что НАТО и ЕС не являются соперниками. Они взаимно дополняют друг друга при реализации различных военных программ, а также при проведении операций с учетом взаимных обязательств, решаемых задач и условий обстановки.

Для реализации военно-политического курса Франции в "Белой книге" 2013 года сформулированы и в стратегическом отчете 2017 года уточнены военно-стратегические основы военной доктрины -стратегические функции государства в сфере обороны и национальной безопасности, базовые принципы военного строительства, облик вооруженных сил и концептуальные основы их применения в прогнозный период до 2030 года.

Военно-стратегические основы военной доктрины. В "Стратегическом обзоре" ставится задача дальнейшего наращивания потенциала силовых структур страны для реализации пяти стратегических функций в сфере обороны и национальной безопасности. К ним относятся: осведомленность, сдерживание, защита, предупреждение и вмешательство. Отмечается, что указанные "функции взаимосвязаны и успешное выполнение каждой из них находится в прямой зависимости от решения задач в рамках других функций".

Осведомленность (connaissance et anticipation) - предполагает целенаправленную организацию процесса сбора, обработки и анализа информации, оценки и прогнозирования обстановки для подготовки решений политического и военного руководства страны, разведывательно-информационного обеспечения принимаемых мер военно-силового характера. Отмечается важность выстраивания "разумного" обмена разведывательной информацией на всех уровнях - стратегическом, оперативном и тактическом.

В этих целях будет продолжена работа по наращиванию возможностей созданного в 2008 году французского разведывательного сообщества в составе: главного управления внешней безопасности министерства обороны, главного управления внутренней безопасности министерства внутренних дел, управления военной разведки главного штаба вооруженных сил, разведывательного управления главного таможенного управления, отдела внутренней разведки министерства финансов, координационной группы по борьбе с терроризмом.

Указывается на необходимость дальнейшего развития таких важнейших видов разведки как агентурная, радиоэлектронная, воздушная и космическая, которые "обеспечивают взаимосвязь и взаимодополняемость различных способов получения информации". Для повышения качества стратегического прогнозирования предполагается создание специального органа при генеральном секретариате по национальной безопасности и обороне. Общее руководство данной работой будет возложено на премьер-министра страны.

Сдерживание (dissuasion) - до 2013 года сводилось исключительно к ядерному сдерживанию, которое защищает Францию "от любого вида агрессии другого государства, откуда бы она ни исходила и в какой бы форме ни проявлялась, а также способствует обеспечению безопасности НАТО и Европы в целом".

В этой связи Франция намерена и дальше обеспечивать необходимый уровень боевой готовности морского и воздушного компонента стратегических ядерных сил (СЯС). В настоящее время морской компонент представлен эскадрой атомных ракетных подводных лодок. В состав эскадры входят четыре ПЛАРБ проекта "Триумфан", на вооружении которых имеется три комплекта баллистических ракет по 16 БРПЛ типа М-51. Воздушный компонент включает 32 самолета-носителя "Рафаль" F3 и 20 самолетов "Мираж-2000N", готовых применить 52 УР ASMP-A с ядерными боевыми частями.

В документе ядерное сдерживание дополняется применением обычного вооружения. В нем указывается: "силы ядерного сдерживания обеспечивает возможность Франции применять силы общего назначения", но в то же время "ядерные силы без поддержки обычных вооруженных сил теряют свою эффективность".

Защита (protection) - предусматривает действия, направленные на "защиту нации от любой угрозы военного характера", защиту территории, национального воздушного и морского пространства, критически важных объектов, а также граждан Франции от различных рисков и угроз.

Важнейшим фактором, определяющим современное содержание данной функции, считается возобновление военного противостояния ведущих государств и возвращение угрозы развязывания крупномасштабного вооруженного конфликта. Это требует, по мнению французского руководства, корректировки концепции применения и планов развития вооруженных сил с целью формирования новых способностей, отвечающих современным требования обеспечения обороны страны.

Реализация стратегической функции также предусматривает применение вооруженных сил за пределами национальной территории для защиты своих граждан, а также задействование воинских формирований по предотвращению кризисных ситуаций на территории метрополии.

В интересах повышения готовности к отражению ракетных ударов Франция в соответствии с решениями Чикагского саммита Североатлантического союза (май 2012) продолжит активное участие в создании объединенной системы управления средствами ПРО НАТО.

Предупреждение (prevention) - характеризуется прежде всего проведением превентивных мер, позволяющих выявить существующие риски до того момента, пока они не трансформировались в реальные угрозы. Предусматривает проведение комплекса дипломатических, экономических, военных, юридических, культурных и других мер для недопущения возникновения серьезных угроз и вызовов национальной безопасности.

Для сдерживания сил, стремящихся дестабилизировать обстановку, Франция продолжит размещать свои воинские контингента в странах, с которыми поддерживает особые отношения, а также сохранять постоянное военно-морское присутствие "в пунктах базирования, которые обеспечат оперативное реагирование на возникающие угрозы".

Планами развития сухопутных войск предусматривается сохранение численности частей и подразделений, размещаемых на заморских и иностранных территориях, на уровне порядка 10 000 человек. В их состав входят "силы суверенитета", дислоцируемые на территории заморских департаментов Франции (в Гвиане, на Антильских островах, во Французской Полинезии, в Новой Каледонии, на о. Реюньон), и "силы передового присутствия", размещаемые на территории иностранных государств в соответствии с межправительственными соглашениями. Последние в составе батальонных или полковых тактических групп численностью от 300 до 1 000 человек в настоящее время находятся в Джибути, Габоне, Сенегале, ОАЭ, Мали, Чаде.

Вмешательство (intervention) - предполагает готовность к использованию военной силы в регионах (районах), критически значимых для обеспечения национальных интересов Франции. Реализация этой задачи "позволяет предотвратить возможность развязывания конфликта, затрагивающего безопасность республики", а также защитить "стратегические интересы страны, партнеров и союзников".

Подчеркивается, что национальные вооруженные силы должны располагать силами и средствами, позволяющими действовать в регионах, имеющих приоритетное значение с точки зрения обеспечения национальных интересов и реализации стратегии безопасности, таких как Европейский континент, акватория Средиземного моря, Сахаро-Сахельская зона, Экваториальная Африка, регион Персидского залива и Индийский океан. В указанных регионах они должны быть готовы к участию в операциях, проводимых как по национальным планам, так и в рамках ЕС и НАТО, а также в операциях в составе коалиции, руководство которыми возлагается на союзников, прежде всего на США.

Отмечается, что республика имеет большой опыт "военных интервенций по разрешению кризисной ситуации, стабилизации обстановки и обеспечению безопасности". Французские войска (силы) с 1991 года принимали участие в более чем 30 операциях и миссиях в различных районах мира. Некоторые из них, в частности в Боснии, Косово, Кот-д'Ивуаре, Афганистане, продолжались более десяти лет. Практически на постоянной основе силовые действия осуществляются в Нигерии, Буркина-Фасо, Ливане и ЦАР. По данным на ноябрь 2017 года, свыше 30 тыс. французских военнослужащих были задействованы для проведения операций и обеспечения передового присутствия на заморских территориях.

Вместе с тем, как отмечается в "Стратегическом обзоре", доступность приобретения деструктивными силами современного вооружения, использование ими асимметричных и террористических форм борьбы, включая угрозу применения химического оружия, требуют наращивания боевых возможностей войск (сил), привлекаемых для выполнения задач на удаленных ТВД. Указывается, что они должны быть способны успешно вести совместные, морские десантные, воздушно-десантные операции в сложных физико-географических и климатических условиях, в горах, пустыне, джунглях, а также в городе. В любом случае "созданные группировки должны обладать оперативным превосходством над противником, которое достигается согласованным задействованием всех видов и родов вооруженных сил, активным использованием космического и киберпространства".

1 "Белые книги" 1972 и 1994 годов имели название "Белая книга Франции по вопросам обороны", последующие 2008 и 2013 годы - "Белая книга Франции по вопросам обороны и национальной безопасности" (Livre blanc sur la defense et la securite nationale). Электронные версии документов представлены на официальном сайте МО Франции - https://www.defense.gouv.fr/.

2 Голль Ш. де. Военные мемуары: Призыв 1940-1942 / Шарль де Голль; Пер. с фр. Анфилофьева А.А., Арзуманова Ю.Б., Гак В.Г. и др. - М.: ООО "Издательство АСТ": ООО "Издательство Астрель", 2003. - 814(2) с.

3 "Стратегический обзор по вопросам обороны и национальной безопасности" (далее по тексту -"Стратегический обзор") по структуре и содержанию практически аналогичен "Белой книге по вопросам обороны и национальной безопасности".

4 В настоящее время действует принятая 18 декабря 2013 года "Программа развития вооруженных сил на 2014-2019 годы" с поправками, одобренными 28 июля 2015 года (LPM 2015/2025). Внесенные поправки по некоторым позициям приостанавливают намеченное "Белой книгой" 2013 года сокращение вооруженных сил. Проект оборонного бюджета на 2018 год (Projet de loi de finances 2018), принятие которого планируется в III квартале с. г., берет курс на наращивание военного потенциала Франции и предусматривает увеличение финансирования вооруженных сил на 1,8 млрд евро по отношению к бюджету 2017 года, чего не наблюдалось почти два последних десятилетия.

5 Здесь и далее по тексту, если не указано отдельно, цитата дается из "Стратегического обзора по вопросам обороны и национальной безопасности" 2017 года.

6 Принята на саммите глав внешнеполитических и военных ведомств в Брюсселе 11 декабря 2017 года.

(Продолжение следует)

Зарубежное военное обозрение. 2018, №4 С. 19-26

Что доктрина прописала – Газета Коммерсантъ № 32 (6753) от 21.02.2020

Как стало известно “Ъ”, в ходе последней встречи с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом глава МИД РФ Сергей Лавров предложил восстановить регулярный диалог между военными. Однако в альянсе готовы продолжать общение лишь на политическом уровне в рамках Совета Россия—НАТО, что Москва считает недостаточным. По мнению российской стороны, дефицит коммуникации на уровне военных, наложенный на почти полное отсутствие взаимного доверия, может привести к неправильной интерпретации намерений друг друга, а значит, и к возможной эскалации. В качестве примера собеседники “Ъ” в госструктурах РФ приводят активизировавшуюся в последнее время борьбу НАТО с двумя приписываемыми России военными доктринами, которые в Москве называют несуществующими.

Разговорчики в строю

Переговоры Сергея Лаврова и Йенса Столтенберга прошли в субботу «на полях» Мюнхенской конференции по безопасности. По данным “Ъ”, в ходе встречи генсек призвал созвать в ближайшее время заседание Совета Россия—НАТО (СРН). Напомним, что до конфликта вокруг Украины в 2014 году этот орган курировал большое количество совместных проектов в сфере обеспечения безопасности. Но после вхождения Крыма в состав РФ НАТО фактически полностью заблокировало деятельность СРН, оставив открытыми лишь каналы коммуникации на уровне начальников штабов (Валерий Герасимов периодически общается с главкомом НАТО в Европе) и дипломатов (с 2014 года Совет собирался с десяток раз, в основном на уровне постпредов). Последнее заседание СРН состоялось в июле на уровне послов. По данным “Ъ”, Сергей Лавров в Мюнхене сказал Йенсу Столтенбергу, что не считает такой формат эффективным.

Свое отношение к проблеме глава МИД РФ открыто озвучил по итогам поездки в Мюнхен: «Когда наши натовские коллеги заявляют, что открыты к диалогу с Россией, они лукавят — они открыты к диалогу, который они понимают как выдвижение в наш адрес претензий, прежде всего по Украине. Ни разу СРН не собирался без ультимативной попытки навязать нам рассмотрение украинских проблем». По словам Сергея Лаврова, «НАТО не имеет никакого отношения к украинским проблемам, оно может только усугублять их, постоянно заклиная, что ждет Украину в свои ряды с распростертыми объятиями». Россия, продолжил он, готова обсуждать эту тему лишь с теми странами, которые занимаются украинским урегулированием — Францией, Германией, США.

Между тем, по данным “Ъ”, Сергей Лавров в ходе встречи выступил со встречным предложением: восстановить регулярный диалог между военными. Однако на это, в свою очередь, не готовы пойти в НАТО.

Высокопоставленный представитель альянса рассказал “Ъ”, что с 2014 года всем военным НАТО — кроме главкома в Европе и председателя Военного комитета — запрещено обсуждать с российскими коллегами вопросы из сферы безопасности. «Если я пересекаюсь с коллегами из России на мероприятиях, например, на приемах в Брюсселе, то могу говорить только об отвлеченных темах, о погоде или о спорте. Военные дела нам обсуждать нельзя»,— сказал собеседник “Ъ”.

В России же считают, что дефицит коммуникации на уровне военных чреват ростом взаимного недоверия и неправильными интерпретациями намерений друг друга. По мнению собеседников “Ъ” в МИД и Минобороны РФ, такая тенденция уже налицо: в НАТО принимают все более активные меры противодействия двум российским военным доктринам, которые, как утверждают в Москве, не существуют вовсе.

Эскалация ради деэскалации

4 февраля стало известно, что США впервые разместили на своих подлодках баллистические ракеты с ядерными боеголовками пониженной мощности (W76–2). Тогдашний заместитель министра обороны Джон Руд (он на днях ушел в отставку) объяснил эту меру необходимостью сдерживания России, которая, по его словам, считает, что применение маломощного ядерного оружия даст ей преимущество перед США. Господин Руд отметил: новые ракеты «демонстрируют потенциальным противникам, что у них нет никаких преимуществ в ограниченном использовании ядерного оружия, поскольку США могут гарантированно и решительно реагировать на любые угрозы».

Нововведение обеспокоило Москву. Замглавы МИД РФ Сергей Рябков увидел в нем доказательство того, что «ранее прозвучавшие в декларативной форме с американской стороны рассуждения о возможности применения такого рода средств в гипотетическом конфликте уже воплощаются в металле, в изделиях».

«Это отражение того, что США реально понижают ядерный порог, что они допускают для себя ведение ограниченной ядерной войны и победу в такой войне»,— добавил он.

Напомним, в 2019 году США приняли Доктрину о ядерных операциях, предусматривающую возможности задействования ядерного оружия для преломления хода вооруженных конфликтов с применением обычных средств (см. “Ъ” от 22 июня 2019 года). При этом необходимость понижения порога применения такого оружия, как и в случае с ракетой W76–2, в Пентагоне объяснили тем, что сценарии ограниченного ядерного удара начала разрабатывать Россия.

В НАТО эту якобы взятую Россией на вооружение доктрину называют «Эскалация ради деэскалации». По мнению многих западных военных экспертов, в своем планировании Москва якобы исходит из следующих предпосылок: если между Россией и одной или несколькими странами НАТО произойдет локальный конфликт с применением обычных вооружений и российские военные сочтут, что терпят поражение, они могут применить тактическое ядерное оружие, чтобы попытаться таким образом завершить противостояние на своих условиях. О том, что российские военные приняли на вооружение доктрину «Эскалация ради деэскалации», официальные лица США впервые заявили в 2015 году (на слушаниях в Конгрессе с участием высокопоставленных представителей Пентагона). С тех пор это предположение на Западе фактически стало аксиомой.

Отметим, что концепции «контролируемой эскалации» были частью военного планирования СССР (как и США) в период холодной войны, однако по ее окончании обе стороны от них официально отказались.

В России подобного рода идеи с 1990-х годов продолжают поддерживаться рядом военных экспертов. Но официальные лица каждый раз подчеркивают, что Москва такого подхода не придерживается и считает его опасным.

«Утверждение о якобы зафиксированном в российской Военной доктрине принципе "эскалации для деэскалации" в отношении применения ядерного оружия не соответствует реалиям и является преднамеренным ее искажением»,— заявили “Ъ” в Минобороны РФ. В ведомстве подчеркнули, что в Военную доктрину заложен принцип «оборонительного ядерного сдерживания», по которому возможно применение ядерного оружия только в ответных действиях, после получения достоверных данных о применении агрессором ядерного оружия по территории РФ. «Применение ядерного оружия в войне обычными средствами поражения рассматривается как вынужденная исключительная мера, когда другими имеющимися силами и средствами невозможно остановить агрессию и сохранить суверенитет государства»,— отметили в Минобороны. В ведомстве напоминают: в российской Военной доктрине зафиксировано положение о снижении роли ядерного оружия в обеспечении стратегического сдерживания, а также содержится пункт о необходимости недопущения ядерного военного конфликта, как и любого иного вооруженного конфликта.

В НАТО, однако, настаивают на том, что на практике Россия все-таки готовится к применению ограниченного ядерного удара. Собеседники “Ъ” в структурах альянса, в частности, убеждены: именно на этот случай в Калининградской области были размещены оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер-М», способные нести и ядерные боевые части. «То, что в официальных российских документах о таком ударе не говорится, не означает, что Россия не прорабатывает подобные сценарии. События последних лет говорят о том, что Россия видит в НАТО ключевую угрозу, и не учитывать это мы не имеем право»,— сказал один из источников “Ъ” в штаб-квартире НАТО.

«Доктрина Герасимова»

Одновременно с противодействием доктрине «Эскалация ради деэскалации» в НАТО приступили к более активной борьбе с российской «гибридной угрозой», якобы основанной на «Доктрине Герасимова» о невоенных способах достижения политических и стратегических целей. О том, что альянс намерен уделять первостепенное значение мерам по отражению этой угрозы, говорится в декларации декабрьского саммита НАТО. «Доктрина Герасимова» в этом документе не упоминается, но этот термин используют многие официальные представители альянса. Так, например, в первый день лондонского саммита министр обороны Великобритании Бен Уоллес, говоря о гибридных методах противоборства, сказал: «Шесть лет назад начальник Генштаба Вооруженных сил России Валерий Герасимов написал, что нормы права изменились и роль невоенных способов в достижении политических и стратегических целей выросла. Он объявил, что "дистанционное бесконтактное воздействие на противника становится главным способом достижения целей боя и операции". Социальные сети, киберсфера и более открытое общество дают нашим соперникам беспрецедентные возможности по достижению своих целей. "Доктрина Герасимова" с нами надолго».

Термин «Доктрина Герасимова» начал использоваться на Западе после событий в Крыму в марте 2014 года, но в аксиому превратился после выборов в США в ноябре 2016-го.

Сама же статья Валерия Герасимова об изменении характера войн вышла в феврале 2013 года в «Военно-промышленном курьере». При этом начальник Генштаба явно писал о том, чего опасаются российские власти: «Правила войны существенно изменились. Возросла роль невоенных способов в достижении политических и стратегических целей, которые в ряде случаев по своей эффективности значительно превзошли силу оружия. Акцент используемых методов противоборства смещается в сторону широкого применения политических, экономических, информационных, гуманитарных и других невоенных мер, реализуемых с задействованием протестного потенциала населения».

Эти строки Валерий Герасимов писал под впечатлением от событий «арабской весны», о чем сказано в начале статьи. К статье прилагалась инфографика о «роли невоенных методов в разрешении межгосударственных конфликтов». В то время как в Минобороны, так и в научных советах при Совбезе РФ и ОДКБ начали активно разрабатывать меры противодействия дестабилизации внутриполитической ситуации по сценарию «цветных революций». Статья Валерия Герасимова шла в этом русле. Однако на Западе ее прочли совершенно иначе: как методичку для российских вооруженных сил и спецслужб по ведению войн нового типа.

«"Доктрина Герасимова" заключается в том, что войны можно выигрывать без единого выстрела — или же с минимальным количеством выстрелов. То есть сугубо невоенными методами. Так и происходит. Благодаря действиям в киберпространстве, таким новостным каналам, как RT и Sputnik, а также другим средствам "мягкой силы", затраты на оказание влияния значительно снизились»,— сказал, например, в 2017 году тогдашний глава ЦРУ Майк Помпео, ныне возглавляющий Госдепартамент США.

В Минобороны тем не менее настаивают, что никакой доктрины по ведению гибридных войн, в том числе с использованием киберсредств, у России нет. «Термин "Доктрина Герасимова" был искусственно создан представителями Пентагона и НАТО в интересах оправдания своей возросшей военной активности и запугивания международной общественности мнимой "российской военной угрозой"»,— заявили “Ъ” в ведомстве. Там также отметили, что неоднократно указывали странам Запада на «отсутствие "Доктрины Герасимова" в российской армии». «Тем не менее они продолжают с маниакальным упорством распространять этот выдуманный термин, в том числе для наращивания финансирования своих военных программ»,— заключили в Минобороны.

Но в НАТО этим словам не верят. Представитель Управления новых вызовов безопасности альянса Михаэль Рюле в беседе с “Ъ” заявил, что не так уж важно, чье имя носит та или иная доктрина. «Мы смотрим на суть применяемых в отношении нас инструментов и вырабатываем меры противодействия»,— сказал он. Другой высокопоставленный представитель НАТО, попросивший не называть его имя, на комментарий корреспондента “Ъ” о том, что «Доктрины Герасимова», по версии российских властей, не существует, отреагировал обескураженно: «Как не существует? Инфографика из его статьи висит в моем рабочем кабинете!»

Елена Черненко


Судороги израильской военной доктрины — Блоги — Эхо Москвы, 23.12.2018


Основные положения военной доктрины государства Израиль были сформулированы достаточно давно. Военная доктрина государства Израиль была разработана в 1949 году, после победы Израиля в Войне за независимость, специальным комитетом под руководством генерала Хаима Ласкова, выходца из Белоруссии. Ее тезисы не только полностью отразили стратегию и тактику действий боевых организаций «Хагана», «Иргун» и ЦАХАЛ во время Войны за независимость, но и определили действия израильской армии в будущем.

Основные положения военной доктрины Израиля таковы:

«— Население Израиля уступает по численности странам-соседям, и в обозримом будущем Израиль будет вынужден всегда вести войну против противника, превосходящего его в живой силе.

— Небольшая территория, сильно изрезанные границы и близость инфраструктуры и крупных городов к линии фронтов лишает государство Израиль всякой стратегической глубины. В самой узкой зоне расстояние от Средиземного моря до границы (на тот момент иорданской) составляет всего лишь 14 километров. Естественные барьеры для обороны (широкие реки и озера, возвышенности) в приграничных районах Израиля отсутствуют.

— Израиль не имеет возможности вести долгую войну. Война приводит к необходимости мобилизовать огромный процент населения. В таких условиях экономика государства перестанет функционировать уже через несколько недель после начала боевых действий.

— Спор Израиля с соседними государствами состоит не в урегулировании границ, а в том, что противник не принимает самого факта существования еврейского государства. Противники Израиля будут вести войну на уничтожение. Полностью уничтожить врага на поле боя практически невозможно. Принимая во внимание географическое положение Израиля, а также значительный перевес противника в военной технике и живой силе, Израиль может рассчитывать на победу только в случае быстрого выведения из строя военной инфраструктуры противника.»

В 2015-м году начальник генерального штаба израильской армии Гади Айзенкотт опубликовал новый документ на эту тему, повторяющий и уточняющий тезисы 1949-го года. В изложении сайта 9-го канала израильского телевидения этот документ выглядит примерно так.

«Начальник Генерального штаба Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) генерал-лейтенант Гади Айзенкот опубликовал уточненную военную доктрину. Документ под названием «Стратегия ЦАХАЛа» обозначает стратегические цели армии еврейского государства, угрозы национальной безопасности и действия, направленные на преодоление угроз и достижение целей.

В документе представлены изменения, которые будут произведены в армии на фоне новой ситуации на Ближнем Востоке. Например, усовершенствование маневренных возможностей пехоты, увеличение оперативных опций в период между войнами, усиление киберподразделения, акцент на разведку и сохранение авиационного и морского преимущества. Приводим основные выдержки из документа.

Таковы национальные цели с точки зрения израильской армии:
1.Обеспечение продолжения существования Израиля, защита его территориальной целостности и безопасности его жителей.
2. Защита ценностей Израиля как государства еврейского и демократического, дома еврейского народа.
3. Защита социальной и экономической мощи Израиля.
4. Укрепление международного и регионального статуса Израиля, в том числе через стремление к миру с соседними странами.

Угрозы госбезопасности: 
1. Государства: Иран, Ливан и Сирия.
2. Организации, действующие при поддержке государств: ХАМАС и «Хизбалла».
3. Организации, действующие самостоятельно: «Всемирный джихад», «Исламский джихад», «Исламское государство»* и другие им подобные.

Принципы национальной безопасности:
Сдерживание, еще раз сдерживание, защита и решительная победа.
Опираемся на оборонную стратегию. Она призвана обеспечивать существование Израиля путем создания эффективного механизма сдерживания врагов, нейтрализации угроз, и в случае возможности — отсрочка военных действий.
Победить врага одной только защитой нельзя. В случае войны она должна базироваться на таком наступательном усилии, которое приведет к ясной победе над противником. Задействование военной силы должно соответствовать политическим целям государства и международным законам ведения войны.
Стратегическое сотрудничество с США и другими ключевыми странами.
Укрепление статуса Израиля на региональной арене. Следование мирным соглашениям и налаживание сотрудничества с умеренными странами.
Сохранение относительного преимущества в разведке, технологии и кадровом составе.
Поддержание длительных периодов затишья и перемирия.
Укрепление сдерживающей силы.

Основные внешние угрозы:
Враг стремится навязать исламскую власть разным странам Ближнего Востока, в том числе Израилю. Рассчитывает истощить общество.
Трудности в отношениях с западным миром, где идет подрыв легитимации Израиля.

Оперативная ситуация:
Сокращение угроз со стороны конвенциональных государственных армий на фоне роста угроз от негосударственных движений и террористических организаций.
Усиление угрозы израильскому тылу.

Далее в документе повторяется, что основная стратегия — предотвращение войны и сдерживание врага. Принцип: защищать и побеждать. Региональное и международное сотрудничество против врага.»

--—

Приношу извинения за большие цитаты. Вкратце можно сформулировать основной тезис израильской военной доктрины – постоянная агрессия против соседей. Или, говоря другими словами, война без потерь на чужой территории. Основанием такой агрессии для израильских руководителей служит небольшая территория страны и трудности для её населения в случае возможного военного конфликта. Этот тезис небольшой территории страны является лишь прикрытием для агрессии. Соседнее государство Ливан имеет территорию с географической площадью в два раза меньше, чем площадь территории государства Израиль, но государство Ливан никогда не нападало на своих соседей для защиты от угроз, исходящих с их территорий, в то время, как государство Израиль дважды нападало на Ливан – в 1982-м – 1983-м годах и в 2006-м году, а также в 1980-е годы оккупировало часть территории государства Ливан.

В последние годы государство Израиль постоянно совершало акты агрессии против Сирии и постоянно провоцировало Сектор Газа на локальные конфликты. Судя по данным, опубликованным в израильской прессе, Израиль за последние 5 лет с 2013— года совершил более 100 нападений на Сирию. Сирия за эти годы ни разу не нападала на государство Израиль. Сирийские ПВО успешно отражали атаки израильских ракет и самолётов. Огнём сирийских систем ПВО было сбито большинство ракет, много беспилотных летательных аппаратов и один израильский самолёт Ф-16. В последние дни, после постановки в Сирии на боевое дежурство сирийских систем ПВО С-300 количество израильских нападений на Сирию сократилось, во время последнего нападения все израильские ракеты, выпущенные по Сирии, были сбиты и уничтожены сирийскими системами ПВО в воздухе.

Все последние годы государство Израиль периодически воевало с Сектором Газа. Все конфликты государства Израиль с Сектором Газа происходили примерно по одной и той же схеме. Всё начиналось после израильской провокации. Либо это были какие-либо террористические действия израильского спецназа на территории Сектора Газа, либо это был израильский ракетный удар по какой-либо цели в Секторе Газа. Палестинцы начинали ответный огонь – и начиналась перестрелка. Во время последнего однодневного конфликта Государства Израиль с Сектором Газа ответным огнём из Сектора Газа было выпущено свыше 400 снарядов, мин и ракет, из которых только около 100 было перехвачено израильскими системами ПВО «Железный купол». Выяснилось, что эти системы не могут эффективно перехватывать залповые пуски неуправляемых ракет и снарядов. После обещания руководителей Сектора Газа нанести удары по израильскому аэропорту имени Бен-Гуриона и по Тель-Авиву военные действия между Израилем и Сектором Газа были прекращены.

Военные и политические руководители государства Израиль фактически рассматривают любую потенциальную угрозу для государства Израиль как уже осуществлённую агрессию и отвечают агрессией. Грубо говоря, движение «Хизбалла» ещё не развернуло системы ПВО, но государство Израиль бомбит объекты на сирийской территории, на которых могут быть складированы установки ПВО для предположительной передачи «Хизбалле». Сирия ещё не построила атомный реактор и не ввела его в действие, но израильские лётчики разбомбили недостроенный объект, преодолев систему ПВО Сирии.

На международном дипломатическом языке превентивное нападение для отражения какой-либо угрозы всё равно является нападением, актом военной агрессии и международным преступлением.

В последние годы и месяцы система ПВО Сирии постоянно работала по отражению израильских нападений. В конце концов после одного из них, завершившегося потерей российского самолёта Ил-20 и гибелью российских лётчиков, Россией было принято решение о поставке в Сирию систем ПВО С-300, о чём сирийское руководство просило все последние годы. Сейчас израильские нападения на Сирию прекратились, и Сирия под защитой своих систем ПВО может укреплять и развёртывать любые объекты на своей территории.

Возможно, что через некоторое время государство Ливан также сможет развернуть полноценную систему ПВО, которая позволит защитить ливанское небо от продолжающейся до сих пор израильской агрессии и полётов израильской авиации в ливанском небе.

В нынешней ситуации отсутствия абсолютной безнаказанности Израиля при совершении авиационных ударов и других актов агрессии, государство Израиль будет вынуждено строить свою оборону так же, как и все остальные государства – на территории своей страны. Это означает, что Израиль будет вынужден считаться с соседними государствами, в первую очередь с Сирией и Ливаном и, возможно, будет вынужден сесть за стол переговоров о прекращении оккупации сирийских и палестинских территорий. Также вероятно то, что государству Израиль придётся пересмотреть свою военную доктрину нападений на соседние государства и перейти к доктрине обороны своей страны на своей территории, без совершения актов превентивных нападений и агрессии против соседних стран.

* — деятельность организации запрещена на территории РФ (ред.)

Военная доктрина России

Военная доктрина России

Она должна быть положена в основу военного реформирования страны

Сложилась парадоксальная ситуация: радикальная военная реформа провозглашена, а основные документы, определяющие ее направления, в том числе военная доктрина, устарели. Вряд ли такое положение можно считать нормальным. Публикуя материал генерала армии Махмута Гареева, редакция "НВО" надеется, что тем самым будет дан толчок к обсуждению новой военной доктрины нашего государства.

К сожалению, объем этого документа, в котором детально и глубоко проработаны многие актуальные проблемы военного строительства, не позволил поместить его на страницах газеты целиком. Наиболее радикальным сокращениям подверглись разделы проекта, содержащие политические декларации, определяющие взаимодействие ВС и других войск, задающие новые направления воинского обучения и воспитания. За рамками газетного варианта остались вопросы военно-технического обеспечения ВС и взаимодействия с оборонной промышленностью.

С минимальными сокращениями опубликованы разделы, посвященные организации руководства обороной страны, анализу военных угроз, определению направлений военного строительства и задач ВС, формулированию ядерной политики России.

Махмут Ахметович Гареев - генерал армии, президент Академии военных наук.

Проект

Публикуемые положения военной доктрины, подготовленные Академией военных наук, обсуждались на семинаре, проведенном Советом обороны с участием представителей Генерального штаба и ряда научных учреждений.

Военная доктрина Российской Федерации, развивая и конкретизируя концепцию национальной безопасности, определяет систему официально принятых концептуальных взглядов и положений на противодействие угрозам оборонной безопасности, предотвращение войн и вооруженных конфликтов, военное строительство, подготовку страны, Вооруженных сил и других войск к защите Отечества, на способы подготовки и ведения вооруженной и других форм борьбы в целях обороны страны.

Настоящая военная доктрина Российской Федерации принимается на период до 2005 года. До истечения этого срока отдельные ее положения могут быть уточнены в соответствии с изменением характера военных угроз и складывающейся военно-политической обстановкой. Реализация положений военной доктрины достигается осуществлением скоординированных мер политического, экономического, дипломатического, информационного, правового и военного характера с участием всех органов государственной власти и управления, общественных организаций и граждан Российской Федерации.

I. ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ

Россия, стремясь построить демократическое, правовое государство и утвердиться на международной арене в качестве великой державы, подтверждает миролюбие своей политики и оборонительный характер военной доктрины. Стремление к миру и сотрудничеству со всеми странами и одновременная готовность и решимость защищать свои национальные интересы, уважая интересы других, составляет основу российской военной доктрины.

Российская Федерация (Россия), поддерживая позитивные изменения в международных отношениях, намерена всемерно содействовать обеспечению всеобщей безопасности и прочного мира.

Россия провозглашает предотвращение вооруженных конфликтов и войн в качестве приоритетной цели своей внешней политики и обеспечения оборонной безопасности. Исходя из этого, Россия заявляет, что:

- она будет стремиться решать все международные вопросы мирными, политическими средствами, выступая против конфронтационной политики;

- отвергает войну, применение военной силы или угрозы силой как средство достижение политических, экономических и других целей;

- придерживается принципов уважения суверенитета, нерушимости существующих границ, территориальной целостности государств, невмешательства во внутренние дела других государств и иных общепризнанных принципов и норм международного права;

- не считает своим противником ни одно государство или коалицию государств;

- не имеет территориальных претензий ни к одному государству.

Оборонительный характер военной доктрины означает, что Россия не начнет первой военные действия против какого-либо государства (государств), если Россия или государство, с которым она связана договорными обязательствами по совместной (коллективной ) обороне, не станет объектом вооруженного нападения.

С целью приведения всех оборонных структур в соответствие с современными военно-политическими, геополитическими условиями, экономическими возможностями страны и новыми оборонными задачами в Российской Федерации будет осуществлена военная реформа, затрагивающая как государственные структуры, так и Вооруженные силы, другие войска и предусматривающая сокращение их численности и повышение экономичности и эффективности обороны страны в целом. Реальная мощь будет определяться прежде всего не численностью войск, а высокой управляемостью, совершенством организации, выучкой, технической оснащенностью. Вооруженные силы и другие войска станут более компактными, боеспособными, готовыми к гибкому и решительному применению в ситуациях, когда возникает угроза интересам национальной безопасности страны и наших союзников в соответствии с Конституцией, законами Российской Федерации, международными договорами.

С учетом этого предусматривается уточнить задачи Вооруженных сил, других войск и воинских формирований, обеспечить сопряжение планов их строительства и подготовки, комплексное применение, повысить эффективность управления, интегрировать системы технического, тылового и иных видов обеспечения, капитального строительства, подготовки кадров и образования.

Одна из важных задач военной реформы в условиях формирования демократического общества - усиление роли как государственного, так и гражданского руководства Вооруженными силами прежде всего ради повышения их эффективности, более четкого взаимодействия с другими институтами обеспечения национальной безопасности, наиболее рационального использования выделенных на нужды обороны и обеспечения безопасности средств.

Организация руководства обороной страны

Руководство всей обороной страны, Вооруженными силами и другими войсками Российской Федерации в мирное время осуществляет президент Российской Федерации - Верховный Главнокомандующий Вооруженными силами Российской Федерации - по административной линии через правительство Российской Федерации и руководителей соответствующих министерств, оперативное - через Генеральный штаб Российской Федерации, являющийся основным органом стратегического управления Вооруженными силами и другими войсками в интересах обороны страны.

Для наиболее полной мобилизации и эффективного использования всех имеющихся сил и средств, централизации руководства всеми государственными органами и ведомствами в целях обороны страны на военное время создается Государственный комитет обороны во главе с президентом Российской Федерации на базе Совета безопасности.

Для стратегического руководства Вооруженными силами и другими войсками, привлекаемыми для обороны страны, на военное время создается Ставка Верховного Главнокомандования на базе Совета обороны и с опорой на Генеральный штаб в деле стратегического управления Вооруженными силами и другими войсками.

Военно-штабным органом, координирующим строительство, подготовку, комплектование, применение и всестороннее обеспечение Вооруженных сил и других войск, является Комитет начальников штабов Вооруженных сил и других войск, возглавляемый начальником Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации.

Основными функциями Комитета начальников штабов являются:

- выработка рекомендаций по распределению задач по обороне страны между Вооруженными силами и другими войсками;

- анализ соответствия планов строительства и применения Вооруженных сил и других войск задачам обеспечения оборонной безопасности, подготовка необходимых предложений;

- организация взаимодействия между Вооруженными силами и другими войсками;

- оценка потребностей войск Российской Федерации в личном составе, вооружении, военной технике и материальных средствах в целях сбалансирования их поставок;

- согласование вопросов, связанных с организацией управления войсками и органами;

- координация мероприятий совместной оперативной и боевой подготовки;

- координация подготовки кадров, развития военной науки.

Решение о передаче всех полномочий государственной власти Государственному комитету обороны, а по военно-стратегическому руководству Вооруженными силами и другими войсками Российской Федерации - Ставке Верховного Главнокомандования принимает президент Российской Федерации с объявлением войны в случае агрессии против России или непосредственной угрозы крупномасштабного нападения с незамедлительным сообщением об этом Федеральному собранию Российской Федерации.

Основным органом управления коалиционной группировкой войск (сил) является заблаговременно создаваемое объединенное командование во главе с Главнокомандующим (командующим), назначенным согласованным решением высших органов государственной власти стран коалиции. В состав объединенного командования включаются представители от вооруженных сил каждого государства.

При совместном выполнении задач по защите конституционного строя, обеспечению законности и правопорядка, локализации внутренних вооруженных конфликтов формированиями Вооруженных сил и других войск Российской Федерации управление ими осуществляется оперативными группами, назначенными президентом Российской Федерации и развертываемыми на подготовленных пунктах управления Генштаба или внутренних войск МВД РФ.

Взаимодействие Вооруженных сил с другими войсками, воинскими формированиями и органами Российской Федерации организуется в соответствии с планом применения Вооруженных сил Российской Федерации.

Основы единого управления всеми силами и средствами, привлекаемыми для нужд обороны, закладываются еще в мирное время. Устанавливаются согласованные границы военных округов, округов внутренних, пограничных войск, других войск. По вопросам территориальной обороны все войска и вооруженные формирования оперативно подчиняются командующим войсками военных округов (фронтов).

II. ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ

Военные угрозы и оборонные задачи.

Главными источниками и причинами возможного осложнения военно-политической обстановки остаются социально-политические, экономические, территориальные, религиозные, национально-этнические и другие противоречия между различными регионами и государствами. Но изменились формы и масштабы проявления этих противоречий.

После окончания холодной войны со снижением напряженности глобальной конфронтации между двумя сверхдержавами и военно-политическими блоками наиболее острые противоречия переместились на региональные, межгосударственные уровни. Поэтому в обозримой перспективе становится маловероятной не только мировая война, но и уменьшается опасность крупномасштабной агрессии против России с применением ядерного и обычного оружия.

Вместе с тем становление многополюсного мира, основным условием стабильного существования которого является учет баланса интересов различных стран и регионов, происходит сложно и противоречиво. Обострение борьбы за передел сфер влияния, сырьевые ресурсы, рынки сбыта и усиливающаяся в связи с этим экономическая экспансия, образование в важнейших регионах новых центров силы, возросшая экономическая и политическая роль транснациональных объединений, стремление некоторых держав занять на международной арене доминирующее положение и проводить политику диктата, попытки ряда государств укреплять свою безопасность в ущерб другим странам, воспрепятствовать интеграционным процессам между Россией и другими странами СНГ, разрешать международные противоречия путем применения военной силы - делают все эти новые факторы опасными для безопасности Российской Федерации и могут перерасти в явные военные угрозы.

Первая группа угроз - это долгосрочная политика определенных международных сил и держав, направленная на лишение России независимости, подрыв ее экономических и других интересов, подрыв изнутри и изоляцию, территориальные претензии к ней, подогревание и поддержку извне сепаратизма, терроризма, внутренних конфликтных ситуаций, попытки использовать их для вмешательства во внутренние дела России, подавление прав, свобод и законных интересов граждан Российской Федерации и соотечественников в зарубежных странах и другие акции, ущемляющие национальные интересы России. Зоны с конфликтными ситуациями в районах, прилегающих к территории Российской Федерации, сохраняют потенциал потрясений, которые наряду с прозрачностью границ, неконтролируемостью потоков оружия и боеприпасов, неуправляемыми миграционными процессами непосредственно затрагивают безопасность России. Все это может вызвать вооруженные конфликты, локальные войны и другие агрессивные действия против России.

Вторая и самая большая угроза - это конечная предназначенность ядерного оружия ряда стран, имеющих такое оружие, против России, распространение ядерного оружия и других видов оружия массового поражения.

Третья группа угроз - продолжающаяся в мире гонка по качественному совершенствованию вооружений, стремление ведущих держав сделать рывок к созданию качественно нового оружия последующих поколений и добиться доминирующего военно-технического превосходства.

Россия будет рассматривать как непосредственную военную угрозу ввод иностранных войск на территорию сопредельных стран и наращивание группировок войск (сил) у ее границ.

Все эти угрозы будут переплетаться и в зависимости от изменения международной обстановки в мире и важнейших регионах проявляться в различных формах и комбинациях расстановки военно-политических сил.

С учетом существующих и потенциальных угроз главными целями оборонной политики являются: защита национальных интересов России, обеспечение условий для закрепления позиций великой державы, сохранение территориальной целостности государства, обеспечение, национального суверенитета, неприкосновенности государственных границ на сухопутном, воздушном и морском пространствах, обеспечение стратегических интересов путем поддержания мира и стабильности на территории страны и прилегающих к ней зонах жизненных интересов России, защита населения страны. В случае возникновения вооруженных конфликтов или развязывания войны агрессором -нейтрализация или ликвидация конфликтов, отражение агрессии, нанесение поражения агрессору и создание условий для скорейшего прекращения военных действий.

Для осуществления этих целей от российского государства требуется решение следующих оборонных задач:

- противодействие соответствующим политическим, экономическим, идеологическим, психологическим, информационным, разведывательно-контрразведывательным, террористическим и прочим акциям других государств, направленным на подрыв национальной безопасности России, максимально полное использование всех невоенных средств для обороны страны;

- стратегическое ядерное сдерживание возможного ядерного нападения и агрессии против России;

- первоочередная готовность к решению военных задач в ходе возникающих вооруженных конфликтов и локальных войн. При этом необходима готовность к ведению военных действий в одном-двух вооруженных конфликтах и одной локальной войне. Одновременно требуется мобилизационная готовность к отражению крупномасштабной агрессии в региональных войнах, непосредственной угрозы которых пока нет, но полностью ее исключить нельзя.

Они могут возникнуть и в результате разрастания ряда сравнительно малых конфликтов.

ЗадаЧи Вооруженных сил и других войск в мирное время

На Вооруженные силы в решении перечисленных выше оборонных задач возлагается:

- своевременное вскрытие во взаимодействии со Службой внешней разведки и другими ведомствами назревающих военных угроз, конфликтов и возможного готовящегося вооруженного нападения на Российскую Федерацию, ее союзников и предупреждение о них высшего руководства страны;

- содействие мероприятиям государственных органов по противодействию информационно-психологическим и иным подрывным акциям других стран, направленных против Российской Федерации;

- поддержание должной боеспособности, боевой и мобилизационной готовности органов управления и войск (сил).

Первостепенное внимание при этом должно уделяться:

- поддержанию стратегических ядерных, космических и других сил и средств, обеспечивающих их боевое применение в готовности, гарантирующей нанесение неприемлемого ущерба любому агрессору;

- обеспечению постоянной готовности сил и средств, предназначенных для прикрытия от ударов с воздуха и космоса важнейших объектов страны, Вооруженных сил и других войск;

- поддержанию сил общего назначения армии и ВМФ в готовности, обеспечивающей решение задач военных конфликтов и локальных войн, а также своевременное отмобилизование и развертывание для решения задач в региональной крупномасштабной войне;

- надежной охране государственной границы в воздушном пространстве и подводной среде во взаимодействии с пограничными войсками;

- развитию военной науки, военного искусства и совершенствованию способов применения Вооруженных сил с учетом перспектив развития характера вооруженной борьбы .

Вооруженные силы и другие войска Российской Федерации могут также привлекаться для:

- выполнения представительских функций и поддержки политических акций российского руководства;

- участия в международных акциях военного и гуманитарного характера;

- ликвидации последствий стихийных бедствий, крупных аварий и катастроф, при эпидемиях, эпизоотиях и оказания помощи пострадавшему населению;

- обеспечение безопасности судоходства в кризисных и опасных для плавания районах прилегающих морей и Мирового океана, защиты экономической деятельности в континентальном шельфе и международных водах, а также защита от морского пиратства;

- освобождение заложников - российских граждан, захваченных на территории другого государства;

- эвакуация российских граждан, оказавшихся в зоне военных действий на территории другого государства.

Кроме того, на Вооруженные сил могут быть возложены задачи помощи Пограничным войскам в охране государственной границы, морских коммуникаций в территориальных водах; Внутренним войскам - в охране и обороне важных государственных объектов и закрытых административно-территориальных образований.

Действия Вооруженных сил и других войск по предотвращению и пресечению внутренних конфликтов.

Основными внутренними источниками военных угроз, для противодействия которым могут быть использованы Вооруженные силы и другие войска Российской Федерации, могут быть:

- противоправная деятельность националистических, сепаратистских, других организаций, направленная на дестабилизацию внутренней обстановки в стране, нарушение ее территориальной целостности и осуществляемая с использованием вооруженного насилия;

- попытки насильственного свержения конституционного строя, дезорганизации функционирования органов государственной власти и управления;

- нападения на объекты ядерной энергетики, химического, биологического производства и другие потенциально опасные объекты;

- создание незаконных вооруженных формирований;

- рост организованной преступности, контрабандной деятельности в масштабах, угрожающих безопасности граждан и общества;

- нападения на арсеналы, склады оружия, предприятия, производящие вооружение, военную, специальную технику и имущество, организации, учреждения и структуры, имеющие штатное оружие с целью его захвата;

- незаконное распространение на территории Российской Федерации оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и других средств, осуществление диверсий и террористических актов, а также противоправный оборот наркотиков.

В пресечении внутренних вооруженных конфликтов главная роль отводится органам и внутренним войскам Министерства внутренних дел России. Для оказания им помощи могут привлекаться формирования Вооруженных сил и других войск Российской Федерации, воинские формирования и органы.

Задачи Вооруженных сил и других войск в военное время

В военное время Вооруженные силы и другие войска выполняют задачи согласно плану применения Вооруженных сил Российской Федерации, поставленные Верховным Главнокомандованием в соответствии со складывающейся обстановкой.

Основными задачами Вооруженных сил являются:

- частичное или полное стратегическое развертывание в рамках государственных мероприятий по переводу страны с мирного на военное положение;

- отражение ударов противника с воздушно-космических, сухопутных и морских направлений и ведение военных действий совместно с вооруженными силами союзных государств с целью разгрома вторгшихся группировок противника и восстановления целостности территории страны;

- поддержание ядерных сил и средств обеспечения их боевой устойчивости в готовности, гарантирующей нанесение неприемлемого или заданного ущерба агрессору в любых условиях и применение их по особому решению Верховного Главнокомандования.

Другие войска, воинские формирования и органы организуют подготовку органов управления и войск к совместным действиям с Вооруженными силами по обороне страны и участвуют в отражении агрессии против Российской Федерации в соответствии с планом применения Вооруженных сил и возложенными на них задачами.

Применение Вооруженных сил и других войск Российской Федерации осуществляется для решения оборонных задач в соответствии с Конституцией, "Законом об обороне" и другими нормативными актами Российской Федерации.

НАПРАВЛЕННОСТЬ ВОЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

Россия намерена иметь сравнительно небольшие по составу мобильные Вооруженные силы и другие войска, рационально организованные и хорошо технически оснащенные, способные решать перечисленные выше оборонные задачи. Интересы обороны требуют создания сбалансированной ракетно-ядерной, воздушно-космической, сухопутной и военно-морской мощи государства.

Сложившаяся военно-политическая обстановка делает возможным, а экономическое положение страны на данном этапе требует максимально возможного сокращения Вооруженных сил, других силовых структур и вместе с тем их преобразования с целью придания им нового облика, соответствующего характеру нового российского общества и государства, повышения качественных параметров их боеспособности и боевой готовности.

Основные принципы строительства Вооруженных сил и других войск Российской Федерации:

- подконтрольность органов военного управления и должностных лиц высшим органам государственной власти и установление гражданского контроля над всеми силовыми ведомствами;

- преданность военнослужащих конституционному долгу и верность военной присяге;

- централизация военного управления и единоначалия на правовой основе;

- всемерная профессионализация Вооруженных сил и других войск, постепенный переход от системы призыва по всеобщей воинской обязанности к контрактной системе, их комплектования по мере создания для этого материальных условий и необходимой инфраструктуры;

- соответствие организационно-штатной структуры, состава и численности Вооруженных сил и других войск возлагаемым на них задачам, международным обязательствам, а также финансово-экономическим возможностям Российской Федерации;

- постоянная боевая готовность к выполнению возложенных задач, способность к своевременному наращиванию боевой мощи Вооруженных сил и других войск адекватно возрастанию военной угрозы;

- согласованное боевое применение, управление и материально-техническое обеспечение Вооруженных сил и других войск Российской Федерации на основе единой территориальной системы;

- соблюдение общегражданских, политических прав и свобод военнослужащих и членов их семей, социальная защищенность военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы;

- недопущение в соответствии с законодательством деятельности в Вооруженных силах и других войсках политических партий, организаций и объединений.

Организационную и видовую структуру Вооруженных сил совершенствовать исходя из того, что все виды ВС и рода войск (сил) должны быть готовы совместными усилиями решать важнейшие оперативно-стратегические задачи, взаимно дополняя друг друга. Поэтому основным направлением строительства Вооруженных сил будет максимально возможная интеграция видов Вооруженных сил, других войск и систем управления ими.

Состав, боевая способность и готовность группировок войск на важнейших стратегических направлениях должны обеспечивать решение задач в локальных конфликтах, как правило, силами одного военного, пограничного округа и округа внутренних войск при определенном участии сил и средств других видов ВС (флота - на приморском направлении, ВВС, войск ПВО и других сил).

Для выполнения военных задач в вооруженных конфликтах и локальных войнах регионального масштаба может потребоваться привлечение войск (сил) нескольких расположенных на данном стратегическом направлении военных округов, других войск при участии космических средств, ВВС, ПВО, ВМФ, ВДВ и других специальных войск, а в ряде случаев и стратегических резервов с других направлений и из глубины, а также частичное мобилизационное развертывание дополнительных частей и соединений.

При возникновении крупномасштабной агрессии требуется готовность задействовать Вооруженные силы и другие войска в полном составе, стягивать силы и средства со всех направлений, провести мобилизационное развертывание дополнительных формирований.

Основная часть такой войны будет вестись усилиями всего народа с мобилизацией всех экономических возможностей, людских и иных ресурсов, подчинив интересам защиты Отечества все имеющиеся силы и средства.

Система обороны страны строится на принципе "стратегической мобильности с опорой на ядерное сдерживание". Она основывается на своевременном наращивании группировок сил общего назначения на угрожаемых направлениях адекватно уровню военной угрозы путем перегруппировки войск (сил) из других районов, а также на основе частичного или полномасштабного стратегического развертывания Вооруженных сил и других войск.

Возможный характер вооруженной борьбыи способов применениЯ вооруженных сил и других войск

На современном этапе развития военно-политической обстановки наиболее вероятными и затрагивающими жизненно важные интересы России могут быть вооруженные конфликты, локальные и региональные войны в Юго-Восточной Европе, в Закавказье, на Ближнем Востоке, Центральной и Юго-Восточной Азии.

Новый характер войн и способов ведения вооруженной борьбы требует существенного обновления военной науки и военного искусства, форм и способов вооруженной борьбы. В зависимости от характера войн (конфликтов) основными формами применения Вооруженных сил и других войск в целях обороны страны могут быть:

- стратегическое развертывание (отмобилизование, оперативное развертывание и перегруппировка резервов) - частичное для локальных войн и полное - для крупномасштабной войны;

- применение Вооруженных сил в вооруженных конфликтах и локальных войнах. В зависимости от масштаба конфликта локальной войны могут проводиться боевые действия и операции соединений, предназначенных для немедленного реагирования и войск прикрытия во взаимодействии с ВВС, войсками ПВО и ВМС в континентальных стратегических районах и направлениях, боевые действия и операции по отражению воздушного нападения противника, воздушные операции ВВС, боевые действия и операции военно-морских сил, участие в ликвидации внутренних конфликтов и проведении миротворческих операций. В локальных войнах не исключена возможность ограниченного применения ядерного оружия;

- применение Вооруженных сил в крупномасштабной войне, в ходе которой может осуществляться стратегическое сдерживание силами стратегических ядерных (наступательных) сил, воздушные и противовоздушные операции по разгрому воздушно-космических средств противника и отражению их нападения с участием всех видов Вооруженных сил, операций и общевойсковых объединений на континентальных ТВД, операции и боевые действия на морских и океанских ТВД.

Началу крупномасштабной войны может предшествовать угрожаемый период. В это время или в случае внезапного нападения агрессора с началом военных действий может осуществляться стратегическое развертывание Вооруженных сил и других войск, отмобилизование и перевод страны на военное положение.

В военно-стратегических аспектах военной доктрины учитывается также, что для современного военного противоборства характерно значительное повышение роли и значения так называемых непрямых стратегических действий.

В современных условиях "непрямые" стратегические действия могут выражаться прежде всего в политических усилиях по предотвращению войн и военных конфликтов. На этом этапе кроме политических мер важное значение могут иметь широко применяемые в последнее время экономические санкции, морская, воздушная и наземная блокада путей сообщения, демонстрация силы, выделение миротворческих сил для разъединения сторон и другие способы действий.

Возросшая дальнобойность, мощность оружия и высокая мобильность войск (сил) делают особенно опасными ставку агрессора на упреждающие действия и нанесение первого удара. Поэтому предъявляются повышенные требования к постоянной боевой готовности Вооруженных сил и других войск.

При отражении агрессии (когда ее не удается остановить другими путями) Вооруженные силы должны быть готовы вести активные и решительные действия до полного разгрома агрессора.

В ходе крупномасштабной войны для разгрома крупных группировок противника могут потребоваться длительные и напряженные усилия всех видов Вооруженных сил, проведение ряда последовательных операций и сочетание различных способов вооруженной борьбы.

Войска необходимо обучать как оборонительным, так и наступательным действиям с использованием всего арсенала военного искусства.

Причем и при оборонительном характере военной доктрины нельзя исключать и такого варианта, когда в случае явной угрозы агрессии при хорошо поставленной разведке и заблаговременном принятии решения на стратегическое развертывание может оказаться целесообразным осуществление немедленного перехода в ответное наступление с началом агрессии противника.

Решающие сражения будут одновременно происходить на земле, на море, в воздухе. Операции и боевые действия будут носить объемный воздушно-наземный характер, когда огневые и электронные удары наземными и авиационными средствами по всей глубине расположения противника будут сочетаться с многократной высадкой и проникновением в глубину обороны противника аэромобильных частей, осуществлявших удары не только с фронта, флангов, но и о разных направлений в тылу противника. В целом операции и боевые действия будут носить высокоманевренный характер, развиваться стремительно без наличия сплошных фронтов или лишь при временной их стабилизации.

Быстрое развитие передовых технологий увеличивает военно-технический разрыв между государствами. Поэтому военное искусство должно быть рассчитано не только на вооруженную борьбу примерно равных в техническом отношении противников, но и на разный уровень их технического оснащения.

Роль и место ядерного оружия в обороне Российской Федерации.

Цель политики Российской Федерации в области ядерного оружия - устранение опасности ядерной войны, которая чревата катастрофическими последствиями для человечества и победителей в которой не будет.

Вместе с тем в условиях, когда опасность применения ядерного оружия не устранена, военная доктрина России исходит из необходимости сохранения своего ядерного потенциала в пределах, установленных международными договорами, рассматривая ядерное оружие как средство стратегического сдерживания. Российская Федерация заявляет о своей решимости осуществлять его полномасштабное или ограниченное применение с целью пресечения ядерного нападения или отражения агрессии против нее. В случае развязывания агрессии против России и возникновения серьезных угроз для ее безопасности она может оказаться вынужденной первой применить ядерное оружие против агрессора.

Факторами, повышающими опасность перерастания войны с применением обычных средств поражения в ядерную, могут стать также преднамеренные действия агрессора, направление на уничтожение или нарушение функционирования стратегических ядерных сил, системы предупреждения о ракетном нападении, объектов ядерной энергетики, атомной и химической промышленности.

Исходя из этих принципиальных установок и реальных угроз, будут осуществляться ядерное планирование, отрабатываться действия Вооруженных сил по нанесению ядерных ударов и защите войск (сил) от оружия массового поражения.

В соответствии с договоренностями с другими ядерными державами Россия готова осуществлять отказ от непосредственного нацеливания ядерных ударов на объекты, сокращение боевого дежурства, введение дополнительных мер доверия и взаимного контроля на пунктах управления и из космоса и другие меры по снижению ядерной опасности.

Россия не будет стремиться к достижению паритета в развитии стратегических ядерных сил, однако она будет поддерживать ядерный потенциал, необходимый для нанесения гарантированного неприемлемого или заданного ущерба вероятному агрессору, с целью вынудить его к отказу от продолжения агрессии.

Россия не будет применять ядерное оружие против стран, не имеющих такое оружие, если они не выступают против нашей страны в союзе с ядерными державами.

III. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ

Основой обороны и технического оснащения Вооруженных сил, других войск является экономическая мощь страны. Российское государство будет принимать необходимые меры для развития экономики и прежде всего передовой технологии с целью обеспечения сбалансированных экономических возможностей и необходимого уровня достаточной обороны.

Прежде всего в руководстве развитием вооружений и научно-исследовательских работах важно не вступать в намечаемое другими странами русло гонки вооружений, а стремиться избрать соответствующий экономическим возможностям страны и стратегическим целям путь, отстаивать выгодные для России условия борьбы за военно-технические приоритеты.

Особое значение приобретает недопущение распыления сил и ресурсов в стремлении развивать все виды оружия и техники, которые есть или могут быть у других армий. В необходимых случаях будет целесообразно пойти на известный риск и перескочить через некоторые поколения оружия, добиться действительно решительной концентрации научно-технических и производственных усилий на разработке тех видов оружия, которые будут иметь решающее значение и нейтрализуют или сорвут долгосрочные программы других стран по завоевании военного превосходства.

Учитывая реальные экономические условия и военно-политическую обстановку, в ближайшие 4-5 лет сосредоточиться на решении задачи создания необходимого для перевооружения армии и флота научно-технического и технологического задела. Необходимы первоочередное финансирование НИОКР, опережающее развитие фундаментальных и прикладных исследований и опытно-конструкторских разработок, позволяющих своевременно и эффективно реагировать на возникающие военные угрозы и военно-технические прорывы, упреждающее оперативное, научно-техническое и экономическое обоснование требований к вооружению, военной, специальной технике и имуществу. В развитии вооружений основной упор сделать на создание не отдельных видов оружия, а систем вооружения. Современные условия таковы, что возможности даже самого совершенного оружия, самых оснащенных группировок войск, военно-воздушных и военно-морских сил удается наиболее полно реализовать, когда они интегрируются в единые боевые системы с высокоразвитыми организованностью, наблюдаемостью, управляемостью, скрытностью и точностью боевого применения. Основные усилия в вооруженной борьбе будут направлены не на физическое уничтожение каждой единицы оружия, а на разрушение их единого информационного пространства, источников интеллекта, каналов навигации, наведения и систем связи управления в целом. На основе положений военной доктрины (после ее принятия) подготавливаются актов, правовых, законодательных основ, разрабатываются планы военного строительства, программа военной реформы, уставные и другие документы по оборонным вопросам в соответствующих государственных органах и оборонных ведомствах.

© (C) Электронная версия "НГ" (ЭВНГ)
Номер 029 от 09 августа 1997 г., суббота.
Перепечатка за рубежом допускается по соглашению с редакцией.
Ссылка на "НГ", ЭВНГ и ГласНет обязательна.

Переход в начало сайта

генезис и теория на JSTOR

Abstract

Военная доктрина - одна из концептуальных составляющих войны. Смысл его существования - умножение силы. Это позволяет меньшим силам вступить в бой и победить более крупные силы. Отправной точкой этой статьи является афоризм сэра Джулиана Корбэ, который назвал доктрину «душой войны». Вторым аспектом создания эффекта умножения силы является формирование доктрины с соответствующей философией командования.Задача командиров состоит в том, как в уникальных обстоятельствах сформулировать, распространить и применить соответствующую доктрину и совместить ее с соответствующей философией командования. Этого можно добиться только в том случае, если политики и старшие командиры успешно ответят на вопрос Клаузевица: в какой конфликт они вовлечены? После получения ответа можно разработать и применить синтез этих двух факторов. Доктрина имеет значение для всех трех уровней войны. Тактически доктрина выполняет две функции: во-первых, она помогает создать темп операций; во-вторых, он развивает преходящее качество, которое дает операционный эффект и, в конечном итоге, способствует достижению стратегических целей.Его функция заключается в обучении и обучении. На оперативном уровне обучение и понимание являются важными функциями. В-третьих, на стратегическом уровне они обеспечивают понимание и руководство. Используя шесть компонентов доктрины Джона Гуча, можно будет доказать, что в теории доктрины есть пробелы, поскольку эти компоненты могут проявляться очень по-разному на трех уровнях войны. Они, в свою очередь, могут повлиять на преходящее качество тактических операций. Доктрина имеет решающее значение для успеха на войне.Без доктрины и соответствующей философии командования невозможно успешно завершить военные операции против активного и решительного врага.

Информация о журнале

International Affairs - ведущий британский международный журнал связи. Основана и редактируется Королевским институтом международных отношений. в Лондоне он не только дал очень ценный взгляд на европейскую политику. дебаты, но также стал известен своим освещением вопросов глобальной политики.Он обеспечивает стимулирующее и международное сочетание авторов и опирается на лучшие дебаты как на английском, так и на иностранном языке. Статьи, все полностью рецензируются, заказываются из широкого круга авторитетных и интересных писатели, которые могут сказать что-то новое и оригинальное на важные темы. Кроме того, в журнале International Affairs есть обширные обзоры книг раздел, содержащий до 100 обзоров ежеквартально, написанных экспертами поле. JSTOR предоставляет цифровой архив печатной версии International Дела.Электронная версия журнала "Международная жизнь" доступно на http://www.interscience.wiley.com. Авторизованные пользователи могут иметь доступ к полному тексту статей на этом сайте.

Информация об издателе

Oxford University Press - это отделение Оксфордского университета. Издание во всем мире способствует достижению цели университета в области исследований, стипендий и образования. OUP - крупнейшая в мире университетская пресса с самым широким глобальным присутствием.В настоящее время он издает более 6000 новых публикаций в год, имеет офисы примерно в пятидесяти странах и насчитывает более 5500 сотрудников по всему миру. Он стал известен миллионам людей благодаря разнообразной издательской программе, которая включает научные работы по всем академическим дисциплинам, библии, музыку, школьные и университетские учебники, книги по бизнесу, словари и справочники, а также академические журналы.

(PDF) Военная доктрина Российской Федерации

- Военная доктрина Российской Федерации 517

A A ek, J.(2014). «Reformy imodernizacja Sił Zbrojnych Federacji Rosyjskiej». Zeszyty Naukowe / Wyższa

Szkoła O cerska Wojsk Lądowych im. ген. T.Kościuszki, 1, с. 3.

Angstrom, J., Widén, J.J. (2014). Современная военная теория: динамика войны. Рутледж. п. 184.

Бабаджанов А. (2008). «Анализ военных доктрин государств-участников ОДКБ». Вестник

МГИМО-Университет, 3, стр. 60 - 66. Источник: https://elibrary.ru/item.asp?id=11689965.

Баронин А. (29 декабря 2017 г.). «Что значит новая Военная доктрина Российской Федерации?

(ИА УНИАН) ». Unian.net. Источник: https://www.unian.net/politics/1027585-chto-

обозначает-новая-военная-доктрина-rf.html.

Белозеров В.В. (2013). «Военная доктрина Российской Федерации о предсказуемости военных

конфликтов». Электронный научный журнал проблем безопасности, 3, стр. 3 - 4. Elibrary.ru. Получено с:

https: // elibrary.ru / item.asp? id = 21292042.

Берзиньш Дж. (2014). «Война нового поколения России в Украине: последствия для политики обороны Латвии

». Документ Центра политики безопасности и стратегических исследований Латвийской академии национальной обороны,

2, стр. 1–13.

Бест, Г. (1997). Война и право с 1945 года. Оксфорд: Clarendon Press.

Bitzinger, R.A. (2015). «Передача российского оружия и модернизация вооруженных сил в Азии». www.rsis.edu.sg.

Получено с: https: // www.rsis.edu.sg/wp-content/uploads/2015/12/PR151215_Russian-Arms.

pdf

Боднер, М. (2016). «Заместитель генерального директора НАТО: Наибольшее беспокойство вызывает наращивание усилий России по предотвращению доступа / запрету территорий».

DefenseNews. Получено с: https://www.defensenews.com/interviews/2016/02/14/nato-defect-

secgen-russia-s-anti-access-area-denial-build-up-is-large-беспокойство /

Буренок В., Косенко А. и  Лаавринов Г. (2010). «Техническое оснащение Вооруженных Сил России

».Издательство «Граница», 3, стр. 728. Источник: http://www.viek.ru/vie_10_3.pdf

Чернова О. (2012). «Концептуальные основы формирования системы обеспечения национальной безопасности и

защиты национальных интересов Российской Федерации». Научные труды SWORLD, 17 (2),

, страницы 5–12. Источник: https://elibrary.ru/item.asp?id=17828243

Colin, C. (2015). «Новая военная доктрина и гуманитарные приоритеты национальной безопасности России».

Международный научно-аналитический журнал «Стратегические приоритеты» (1), 30. Источник: http: //sec.chgik.

ru / wp-content / uploads / 2015/06 / SP-15 - 5.pdf

Коннелл М.Э. и Эванс Р. (2015). «Неоднозначная война России и ее последствия для морской пехоты США

C or p s». CNA, Источник: https://www.cna.org/CNA_files / PDF / DOP-2015-U-010447-Final.pdf

Эмигельски, Р. (2010). «Doktryna wojenna Federacji Rosyjskiej». Биулетин ПИСМ, 28 (636), стр.2148.

Darczewska, J. (2015). Diabeł tkwi wszczegółach. Wojna informacyjna wświetle doktryny wojennej Rosji.

Варшава: Ośrodek Studiów Wschodnich im. Марка Карпиа.

Де Ларринага, Н. (2016). «Возвращение медведя». IHS Jane’s Defense Weekly, стр. 22 - 32.

Донской У. (2001). «Греческие военные силы в России в середине XVIII - первой половине XIX века».

Крымская книга. Источник: http://crimeanbook.com/product/donskoy-ayu-grecheskie-voennye-

формирования-в-россии-в-середине-xviii - pervoy-polovine-xix-vv /

Дмитриев, Ю.(2014). Немецкая военная доктрина. Зарубежное военное обозрение, т. 12, стр. 6 - 20.

Дмитриев Ю., Полянский И., Трофимов Е. (2008). Военная доктрина Российской Федерации.

Москва: Система ГАРАНТ.

Фургач П. (2015). «НАТО по агресии Rosji przeciwko Украина-kierunki преобразовать sojuszu iperspektywy

na przyszłość». Ante Portas – Studia nad Bezpieczeństwem, 1 (4), с. 128.

Галеотти, М. (2016). «Новая стратегия национальной безопасности России: знакомые темы, безвкусная риторика».Война с

Что такое армейская доктрина? - Институт современной войны

Что такое армейская доктрина? Это простой вопрос. Но я спрашивал курсантов, сверстников и несколько желающих начальников, и диапазон их ответов на удивление широк. Я также слышу, как термин «доктрина» используется по-разному, как и «ура», которое в зависимости от контекста, тона и интонации голоса и получателя может означать все, от «да», «жестко», «пойдем». , »До« Ты мне действительно не нравишься ». Этого не должно быть в отношении доктрины, и мы (армейские специалисты) должны устранить эту неясность.

Цитата, приписываемая немецкому офицеру во время Второй мировой войны, показывает стойкость амбивалентности армии к доктрине: «Одна из серьезных проблем при планировании борьбы против американской доктрины заключается в том, что американцы не читают свои руководства и не чувствуют любое обязательство следовать их доктрине ». Хотя отсутствие изучения нашей собственной доктрины - это отдельная тема, цитата открывает разговор о важности доктрины в нашем профессиональном военном образовании.

Первым шагом в изучении доктрины должно быть понимание того, что это такое.Чтобы найти «официальное» определение доктрины, я обратился к доктрине (каламбур). Интересно, что в Полевом руководстве 3-0: Операции издания 2008 года было приложение под названием «Роль доктрины». Руководство, которое заменило его, включает только два параграфа о роли доктрины, а оставшийся материал был перемещен в новый 64-страничный учебник доктрины (ADP 1-01), который значительно расширяет тему. Оставшаяся часть этой статьи в значительной степени опирается на краткое, но подробное определение роли и компонентов доктрины в FM 3-0 2008 года.

Как военный термин, армейская доктрина определяется как фундаментальные принципы, в соответствии с которыми вооруженные силы или их элементы направляют свои действия в поддержку национальных целей.

Но доктрина - это больше, чем просто принципы. Это совокупность мыслей о том, как армия намеревается действовать как часть объединенных сил, и заявление о том, как армия намеревается сражаться. Он устанавливает общую систему координат, включая интеллектуальные инструменты, которые армейское руководство использует для решения военных проблем.Предполагается, что он сосредоточен на том, как думать, а не на том, что думать.

Фредерик Великий однажды сказал: «Война - это не случайность. Чтобы провести его хорошо, необходимы большие знания, учеба и медитация ».

Доктрина часто обсуждается в негативном ключе. Цитата, приписываемая генералу морской пехоты Джиму Мэттису, иллюстрирует эту точку зрения: «Доктрина - последнее прибежище лишенного воображения ». Но подобные цитаты рассматривают доктрину как набор правил, которым должны следовать солдаты.Это опять же неправильное понимание того, из чего на самом деле состоит доктрина.

Согласно старому FM 3-0, доктрина состоит из а) фундаментальных принципов, б) тактики, техники и процедур и в) терминов и символов.

Прежде всего, доктрина устанавливает фундаментальные принципы. Эти принципы отражают взгляды армии на то, что работает на войне, на основе ее прошлого опыта. Это принципы, усвоенные в ходе сражений и войн, которые были успешными во многих условиях, таких как принципы огня и маневра или принципы совместных операций.Важно отметить, что доктрина не всегда предписывает, но она авторитетна и является отправной точкой в ​​решении новых проблем.

Принципы не должны быть контрольными списками или ограничивающими наборами правил. Они призваны стимулировать инициативу, необходимую солдатам, чтобы они могли адаптивно и творчески решать проблемы. Они обеспечивают основу для внедрения новых идей, технологий и организационных структур.

Во-вторых, доктрина состоит из тактики, приемов и процедур (ТТП). ТТП включают в себя развивающиеся знания и опыт армии.Они поддерживают и реализуют фундаментальные принципы, связывая их со связанными приложениями. «Как сделать» тактик, приемов и процедур включает описательные и предписывающие методы и процессы.

Тактика - это применение и упорядоченное расположение сил по отношению друг к другу.

Методы - это не предписывающие способы или методы, используемые для выполнения миссий, функций или задач. Они являются основным средством передачи уроков, извлеченных подразделениями в ходе операций.

Процедуры - это стандартные подробные шаги, которые предписывают, как выполнять определенные задачи. Обычно они состоят из серии шагов в установленном порядке. Процедуры носят предписывающий характер; независимо от обстоятельств они исполняются одинаково. Они часто основаны на оборудовании и относятся к конкретным типам юнитов. Общий набор процедур в армии включает стандартные рабочие процедуры (СОП) отдельных подразделений.

Наконец, доктрина предоставляет военным профессионалам общий язык для общения друг с другом.Это особенно важно в условиях критики, когда информация должна быть быстро и точно передана и понятна всем.

Термины с общепринятыми определениями составляют большую часть общего армейского языка. Когда дается задание уничтожить, очистить или обезопасить цель, все должны прийти к общему пониманию задачи, которую необходимо выполнить. И да, доктрина включает в себя нашу любовь к аббревиатурам, чтобы мы могли быстро передавать большой объем информации.«SP AA NLT 1900 IOT пересекает LD в 1930 году». - понятно?

Военные символы - это наш способ обеспечить общее графическое представление огромного количества информации и предоставить еще один способ быстрой передачи информации.

Создание и использование слов и символов с общим военным значением улучшает общение. Это делает возможным общее понимание доктрины. Doctrine предоставляет возможность сделать набросок, как показано на рисунке ниже, для передачи огромного количества информации.Это позволяет солдатам быстро определять участвующие подразделения, основные усилия, все миссии, точные задачи, которые необходимо выполнить, и многое другое.

Примерный план действий, FM 6-0

Невозможно переоценить важность этого общего языка. Это позволяет людям с совершенно разным происхождением (социальным, региональным, заказчиком и т. Д.) Быстро выучить универсальный язык. Это позволяет армии быстро общаться, даже когда существует языковой барьер, такой как международное военное, многонациональное, неправительственное партнерство.

Итак, в следующий раз, когда кто-то использует «доктрину» в негативном контексте или заявляет, что «это не доктрина», оттолкнитесь и скажите им, что они неправы. Фредерик Великий однажды сказал: «Война - это не случайность. Чтобы провести его хорошо, необходимы большие знания, учеба и медитация ». Доктрина - это коллективная мудрость нашей армии и общий язык нашей профессии. В нем представлены уроки, извлеченные из поколений солдат во время тяжелых сражений, кампаний и войн. Бросьте вызов скептикам, которые могут подумать, что они достаточно умны, чтобы выиграть следующую войну только на основе своего опыта.Призывайте всех пользоваться инструментами, которые доктрина дает нам.

[ Исправление: в эту статью были внесены поправки, чтобы отразить обратную связь со ссылкой на читателя ADP 1-01 ]

Джон Спенсер, майор армии США и научный сотрудник Института современной войны при Военной академии США в Вест-Пойнте. Пехотинец в течение последних 23 лет, он занимал звания от рядового до сержанта первого класса и от лейтенанта до майора, проходя службу в рейнджерских, воздушно-десантных, легких и мотопехотных частях.Мнения, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не отражают официальную политику или позицию Министерства армии, Министерства обороны или правительства США.

Трансформация российской военной доктрины: уроки, извлеченные из опыта Косово и Чечни

1 Некоторые предварительные соображения и выводы этой статьи были представлены в лекции автора на конференции «Новый мировой порядок: Россия между Востоком и Западом». , ”Тель-Авивский университет, 3–5 апреля 2000 г.

2 «Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией Североатлантического договора» был согласован 14 мая 1997 года и одобрен Североатлантическим советом 16 мая 1997 года. заявил, что:

... Россия и НАТО не считают друг друга противниками. Они разделяют цель преодоления пережитков прежней конфронтации и соперничества и укрепления взаимного доверия и сотрудничества.Настоящий Акт подтверждает решимость России и НАТО конкретизировать их общую приверженность построению стабильной, мирной и неразделенной Европы, единой и свободной на благо всех ее народов. Принятие этого обязательства на самом высоком политическом уровне знаменует начало принципиально новых отношений между Россией и НАТО. Они намерены развивать на основе общих интересов, взаимности и прозрачности прочное, стабильное и прочное партнерство ...

Для достижения целей настоящего Закона Россия и НАТО будут строить свои отношения на общей приверженности следующим принципам:

  • воздержание от угрозы силой или ее применения друг против друга, а также против любого другого государства, его суверенитета, территориальной целостности или политической независимости любым способом, несовместимым с Уставом Организации Объединенных Наций и с Декларацией принципов, регулирующих отношения между государствами-участниками, содержащей в Хельсинкском Заключительном акте;
  • уважение суверенитета, независимости и территориальной целостности всех государств и их неотъемлемое право выбирать средства для обеспечения своей собственной безопасности, нерушимости границ и права народов на самоопределение, закрепленное в Хельсинкском Заключительном акте и других документах ОБСЕ.

3 24 января 1994 года президенты Клинтон и Ельцин подписали соглашение о нивелировании стратегических ядерных сил обеих стран к 30 мая того же года. Согласно более поздним официальным заявлениям, эта цель была достигнута в срок. Великобритания присоединилась к этому соглашению 15 февраля 1994 года. 2 сентября 1994 года Россия и Китай подписали соглашение о ненацеливании. Эти соглашения носят в первую очередь символический характер из-за их непроверяемого характера. Ельцин еще больше подорвал их в апреле 1999 года, когда обратился к вопросу о перенаправлении стратегических ракет на государства, участвовавшие в бомбардировках Югославии.Хотя, вероятно, это всего лишь еще одна печально известная импровизация Ельцина по стратегическим вопросам (не было последующего официального подтверждения), он поставил под сомнение действительность этих соглашений о перенаправлении.

4 Строгая мусульманская секта.

5 «Концепция национальной безопасности Российской Федерации», Независимое военное обозрение, , № 1, 14–20 января 2000 г., стр. 1–6. (См. Приложение B)

6 «Военная доктрина Российской Федерации», Независимая газета, , 22 апреля 2000 г.(См. Приложение A)

7 По коммерческому обменному курсу.

8 Будет ли стратегическое ядерное превосходство Запада 30%, 2: 1 или 3: 1, зависит от результатов будущих договоров о контроле над вооружениями и уровня финансирования российских стратегических сил.

9 Ознобищев С. Сотрудничество России и НАТО: сомнения и перспективы, ПРИЗМА , Том. 3, № 10, июнь 1997 г., стр. 5–11.

10 1 октября 1996 года министр обороны Игорь Родионов заявил на пресс-конференции в Москве, что 98.7 триллионов рублей (18 миллиардов долларов), выделенных вооруженным силам в проекте бюджета на 1997 год, покроют лишь треть потребностей вооруженных сил. Красная Звезда , 2 октября 1996 г.

11 В другом месте я подчеркивал «широкий консенсус в России о том, что Балканы остаются единственным регионом за пределами постсоветского пространства, где Москва сохраняет серьезные экономические, политические интересы и интересы безопасности. По крайней мере, у России есть гораздо больше причин придерживаться этой точки зрения, чем у США.И это не имеет ничего общего с «славянским православным братством», которое является предметом спекуляций националистов в России и Югославии, а также легким и пустым объяснением поведения русских на Западе. Балканы непосредственно примыкают к черноморско-каспийской зоне жизненно важных интересов России. Балканы являются возможным маршрутом для российских нефте- и газопроводов (с терминалами на российском побережье Черного моря и судоходством через Черное море) в обход турецких Черноморских проливов, которые периодически закрываются для российских нефтяных танкеров.События на Балканах влияют на отношения России с Украиной, Молдовой, Румынией, Болгарией, Турцией и нестабильными субрегионами Закавказья и Северного Кавказа. Российское политическое и военное присутствие в Черном море и Восточном Средиземноморье сильно зависит от российских позиций на Балканах. Кроме того, Москва высоко ценит позицию Сербии против расширения НАТО, которую полностью разделяют Россия и очень немногие другие европейские страны. Если это одна из причин, по которой Запад не любит Милошевича, любое военное давление на Югославию было бы столь же неприятным для России, как военное давление России на страны-кандидаты в НАТО было бы неприемлемо для Запада.Алексей Г. Арбатов, «Кризис в Косово: конец эпохи после холодной войны», . Периодическая газета , Атлантический совет США, Вашингтон, округ Колумбия: март 2000 г., с. 11.

12 ИТАР – ТАСС , 11–13 июня 1999 г.

13 2 июня 2000 года она проинформировала Совет Безопасности ООН об отсутствии оснований для официального расследования того, совершала ли НАТО военные преступления во время бомбардировки Югославии в 1999 году. Барбара Кроссетт, «У.N. Прокурор по военным преступлениям отказывается расследовать дела НАТО », Нью-Йорк Times , 3 июня 2000 г., с. 3. Однако 6 июня Amnesty International обвинила НАТО в незаконном убийстве мирных жителей во время конфликта в Косово и назвала одно нападение, в результате которого погибли 16 человек, военным преступлением. Полин Елинек, «Отчет называет рейд НАТО в Белграде военным преступлением», Washington Post , 7 июня 2000 г., с. 26.

14 «Концепция национальной безопасности». (См. Приложение B)

15 «Военная доктрина.”(См. Приложение A)

16 Вадим Соловьев и Владимир Мухин: «НАТО заявляет о своей готовности к операциям в мировом масштабе. Министерство обороны Российской Федерации формулирует геополитический противовес ». Независимое военное обозрение , 30 апреля - 6 мая 1999 г., стр. 1-2.

17 Игорь Сергеев, «Основы военно-технической политики России в начале XXI века», Красная Звезда, , 9 декабря 1999 г.

18 Главным моментом импичмента 1999 года, почти принятого Думой против Ельцина, была первая чеченская война.

19 Посол России в ООН Сергей В. Лавров указал на ряд проблем в реализации этой резолюции. «Различные мнения, выраженные в ходе заслушивания Советом Безопасности отчета миссии в Косово», пресс-релиз ООН SC / 6856, 11 мая 2000 г., стр. 4–5.

20 Впервые после операции НАТО в Косово Россия участвовала на уровне послов в Совместном постоянном совете Россия-НАТО в Брюсселе, а затем на уровне министров во Флоренции 24 мая 2000 года. ИТАР – ТАСС , 25 мая 2000 г.

Россия разъясняет политику ядерного сдерживания - Венский центр по разоружению и нераспространению

Д-р Николай Соков
Старший научный сотрудник
Венский центр по разоружению и нераспространению

Указ Президента Российской Федерации «Об основах государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания», опубликован 2 июня 2020 г.

2 июня 2020 г. Президент России Владимир Путин подписал указ «Об основах государственной политики Российской Федерации. Российская Федерация в области ядерного сдерживания.Новый документ не вносит ничего нового в существующую ядерную политику, содержащуюся в Военной доктрине 2014 года или ее предыдущих версиях, версиях 2000 и 2010 годов. Вместо этого он разъясняет многие моменты, которые ранее оставались спорными или расплывчатыми, и детализирует ряд положений. В целом можно сказать, что Российская ядерная политика продемонстрировала поразительную последовательность в течение последних двух десятилетий : концептуальные основы остались прежними, а ее развитие было ограниченным, и только в ответ на новые внешние события, а также модернизацию в России. военные возможности.

Российская стратегия ядерного сдерживания зиждется на классических принципах, восходящих к Полю Нитце и Томасу Шеллингу . Если какие-либо элементы могут показаться недостаточно ясными, источники для их решения легко доступны: не нужно выходить за рамки Шеллинга. Эта основа доминировала в российском мышлении о сдерживании (включая, но не ограничиваясь ядерным) с 1990-х годов, и с тех пор в концептуальных основах практически ничего не изменилось.

При этом указ можно только приветствовать: многие важные моменты российской политики нуждались в уточнении.Дебаты на Западе, особенно в Соединенных Штатах, об условиях, при которых Россия может использовать свое ядерное оружие, и, в более общем плане, об основах российской политики сдерживания бушуют уже давно, особенно последние три года. В основе этих дебатов лежал вопрос о том, проводила ли Россия политику «эскалации до деэскалации», то есть ограниченного применения ядерного оружия в разгар обычного конфликта. Некоторые сказали, что нет; другой сказал, что да. Конкретная (и надуманная) интерпретация российской доктрины послужила оправданием для развертывания боевой части малой мощности W76-2 на американских баллистических ракетах, запускаемых с подводных лодок, которые должны были предоставить Соединенным Штатам возможность ограниченного использование ядерного оружия в ответ на ограниченное использование ядерного оружия Россией.

Нет никаких сомнений в том, что новый указ был задуман как ответ на дебаты на Западе , попытка положить конец интерпретациям российской политики, которые Москва считает злонамеренными неверными толкованиями. Очевидно, что этот документ не сможет дать определение этой дискуссии, не говоря уже о ее прекращении, но он окажет влияние хотя бы потому, что будет меньше моментов для интерпретации или неверного толкования.

Большая ясность также способствует усилению сдерживания .Классическая теория сдерживания, восходящая к Томасу Шеллингу, утверждает, что четкое заявление об условиях, при которых может быть использована военная мощь, помогает усилить сдерживание. С другой стороны, неопределенность может спровоцировать оппонента, который может ошибочно полагать, что определенные действия не вызовут решительной реакции. Далеко не очевидно, что это было сознательной или, по крайней мере, главной целью указа, но вряд ли можно сомневаться в его последствиях.

Указ четко определяет ядерное сдерживание как оборонительную политику (документ в целом, но особенно пункт 5).Ядерное использование предназначено исключительно для ситуаций, когда Россия подвергается нападению. В документе не проводится различий между разными уровнями военного конфликта, как это было в Военной доктрине 2014 года и ее предшественниках. Однако он допускает ядерный ответ не только на крупномасштабную ядерную атаку (сценарий «глобального конфликта», используя терминологию Доктрин 2014 г. и более ранних), но и на ситуацию, когда обычных сил России недостаточно для отражения атакуют или оказываются подавленными (сценарий «регионального конфликта»).Было бы желательно более четко согласовать новое руководство с более ранними документами, но, тем не менее, оснований для путаницы нет.

Указ направлен на то, чтобы положить конец домыслам о «наступательном сдерживании» - непредвиденной ситуации, когда Россия начнет агрессию и воспользуется угрозой «стать ядерной», чтобы помешать Соединенным Штатам и НАТО использовать все доступные средства для ее отражения. Наиболее популярным сценарием является оккупация Россией Балтийских государств - непредвиденное обстоятельство, которое послужило оправданием для боеголовки W76-2 и других программ, таких как разработка и развертывание (вероятно, в Европе, помимо Азии, ракет средней дальности двойного действия). боеспособные ракеты наземного базирования).Оставляя в стороне вопрос, зачем России страны Балтии, указ ясно дает понять, что ядерное оружие зарезервировано исключительно на случай нападения на Россию.

Параграф 9 четко определяет характер российской политики сдерживания - речь идет о сдерживании путем наказания , а не о сдерживании путем отрицания. Россия не обещает, что противник не сможет достичь своей цели; он обещает агрессору ущерб, превышающий ожидаемые выгоды. В указе недвусмысленно говорится, что эффективность сдерживания зависит от доверия к российскому потенциалу сдерживания .

В соответствии с Военной доктриной 2014 года в указе говорится о двух категориях сдерживания: ядерном и неядерном . Стоит напомнить, что понятие неядерного сдерживания было введено в 2014 году как косвенная ссылка на приобретение современных (дальнобойных, высокоточных) обычных вооружений, которые были продемонстрированы в действии осенью 2015 года. соответствующие задачи были почти исключительно связаны с ядерным оружием. Однако основная часть документа посвящена ядерному сдерживанию - явная ссылка на первоочередные интересы Запада.

Тем не менее, указ, который вносит большую ясность, не проясняет все соответствующие вопросы и вносит множество новых неопределенностей.

Указ обещает причинение «неприемлемого ущерба» в ответ на нападение (параграф 10), тогда как в Военной доктрине 2014 года и более ранних версиях говорилось о «соразмерном» или «индивидуальном» ущербе . Причины использования другого языка не так очевидны. Классическая теория сдерживания действительно в первую очередь оперировала понятием «неприемлемого» ущерба, понятием, заимствованным у бывшего министра обороны (и одного из теоретиков, определивших понятие ядерного сдерживания) Роберта Макнамара, который определил его как разрушение 20-25 процентов населения и от половины до двух третей промышленных мощностей.Вместо этого в Военных доктринах 2000, 2010 и 2014 годов говорилось об «субъективно неприемлемом для противника ущербе, превышающем выгоды, которые агрессор ожидает получить в результате применения военной силы». Это определение предполагало переменный уровень ущерба в зависимости от масштаба конфликта - от «неприемлемого» в мировой войне до ограниченного в более ограниченных конфликтах.

Причины использования менее гибкого определения неясны, но изменение является значительным. В то время как в предыдущих документах говорилось о корректировке ущерба с учетом серьезности угрозы (атаки), новый документ, похоже, обещает огромный ущерб в ответ на любую провокацию - утверждение, которое вряд ли заслуживает доверия.Американские теоретики боролись с этой дилеммой в 1950-х годах, понимая, что «массовое возмездие» не было универсальным ответом на все непредвиденные обстоятельства. Вызывает недоумение, почему Россия, которая ввела понятие индивидуального сдерживания в Военной доктрине 2000 года (за много лет до Соединенных Штатов, которые сделали это в Четырехлетнем обзоре обороны 2006 года), внезапно решила вернуться к явно устаревшему понятию.

Термин «суверенитет» также расплывчат. Означает ли это, что Россия останется суверенным государством по определению международного права? Или это понятие включает выживание режима? Возможно, это не та проблема, которую следует прояснить в российском официальном документе, но над этим следует подумать.

Другая важная неопределенность связана с высотой ядерного порога . В соответствии с Военными доктринами 2010 и 2014 годов в указе утверждается, что ядерное оружие будет использовано в ответ на агрессию, «которая ставит под угрозу само существование Российской Федерации» (пункт 17). В пункте 4, однако, говорится о «суверенитете и территориальной целостности» Российской Федерации, что ближе к формулировкам, содержащимся в Военной доктрине 2000 года и допускающим использование ядерного оружия «в критических для национальной безопасности Российской Федерации и его союзники.”

Язык 2000 года явно подразумевал применение «косовского сценария» ко второй войне в Чечне. Сегодня также легко представить ситуацию, когда «существованию» России не угрожала бы угроза, а ее «территориальной целостности» - например, попытка силой вернуть Крым Украине. Смена языка может быть объяснена, но наличие двух очень разных определений ядерного порога - нет.

Сценарий, который имеет в виду российское политическое руководство и военные стратеги, предельно ясен - это (в первую очередь) обычное нападение на Россию .Этот вывод напрямую следует из пункта 17 и из списка событий, которые Россия считает опасными и достойными сдерживания (пункт 12). Они делятся на три категории:

  • Наступательные возможности НАТО. Среди них преобладают обычные ударные средства дальнего действия всех видов базирования, наземного, морского и воздушного базирования, в том числе двойного назначения, а также средства космического базирования и другие средства поддержки, которые могут использоваться для наведения на цель. , ситуационная осведомленность и т. д.Соединенные Штаты и НАТО всегда стремились уберечь крылатые ракеты морского и воздушного базирования от обсуждения вопросов контроля над вооружениями. В этом они в значительной степени преуспели: разнообразие видов морского базирования не ограничено вообще, в то время как варианты воздушного базирования ограничены настолько незначительно, что это уже не имеет значения. Тем не менее, Россия всегда считала это оружие особенно опасным;
  • Традиционные войска (танки, мотопехота, авиация и аналогичные средства для использования на поле боя).Хотя силы НАТО вблизи российских границ ограничены, российские военные уделяют пристальное внимание способности НАТО усилить их. Более того, ротационное размещение сил НАТО в странах Балтии, Польше и других странах рассматривается как возможность ознакомить войска с будущим театром военных действий;
  • Оборонные средства , включая, но не ограничиваясь, противоракетную оборону. В сочетании с превосходными наступательными возможностями они рассматриваются как средство лишить Россию возможности бороться с конфликтом и нанести ответный удар.Если смотреть сквозь призму России, НАТО планирует установить щит, который защитит свои силы от российских ударов; этот щит еще больше укрепил бы превосходство Североатлантического союза в обычных вооружениях. Неважно, как НАТО на самом деле видит ситуацию или что оно намеревается делать. Для ядерного планирования имеет значение только то, как это видит Россия.

Важным дополнением являются ядерные ресурсы США и НАТО, которые не играли столь заметной роли в Военных доктринах 2000, 2010 и 2014 годов. Подпункты «g» и «e» пункта 12, по-видимому, относятся к возможным изменениям в ядерной позиции НАТО.Российские военные уже давно рассматривают американские бомбы B-61 в Европе как потенциальную угрозу (хотя они вряд ли заслуживают доверия из нынешних местоположений). Перспектива переноса этих бомб в Польшу, которая стала более реальной после твита посла США в Польше Джорджетт Моссбахер, сделает их более пригодными для использования, но в то же время значительно повысит уровень противостояния в Европе. То же самое относится к перспективе - возможно, маловероятной в реальной жизни, но вполне реальной в понимании российских военных плановиков - развертывания в Европе ударного оружия большой дальности, ранее запрещенного Договором о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД).

В декрете четко указывается (параграф 13), что ядерное сдерживание распространяется на все государства, обладающие ядерным оружием, а также на их союзников . Очевидно, это означает все НАТО. Кроме того, стоит отметить очевидный факт, который в значительной степени оставался спорным после первых дебатов о расширении НАТО в начале 1990-х годов: государства, которые присоединяются к НАТО для обеспечения своей безопасности в отношениях с Россией, также становятся законными ядерными цели. Положение о законности применения ядерного оружия против всех союзников ядерных государств (а не только тех, на территории которых находится ядерное оружие США) было впервые принято в 1993 г. в «Основных положениях военной доктрины Российской Федерации».«Конечно, это положение не распространяется в равной степени на всех членов Североатлантического союза (некоторые из них более привлекательны в качестве ядерных целей, чем другие), стоит иметь в виду, что безопасность каждого отдельного члена НАТО находится в прямой зависимости от количества« ядерно-достойных »целей на 100 000 квадратных километров на его территории. Во время холодной войны очевидным лидером была Западная Германия; сегодня за эту сомнительную честь борются другие страны.

В указе также перечислено условий, при которых ядерное оружие (почти) обязательно будет применено (пункт 18).

Первое среди них - это достоверное предупреждение о пуске баллистических ракет по территории России или ее союзников (подпункт «а»). Помимо ссылки на режим использования ядерного оружия «запуск по предупреждению» (чего и следовало ожидать), это положение вызывает больше вопросов, чем дает ответов.

  • Почему только баллистические ракеты (или, точнее, почему массированный пуск крылатых ракет не может рассматриваться как спусковой механизм для ядерного пуска, как это было в Советском Союзе)?
  • Означает ли это, что запуск ракет двойного назначения будет однозначно классифицироваться как ядерный удар? Конечно, Соединенные Штаты постепенно отказались от ядерных боеголовок для крылатых ракет морского базирования, и большинство их стратегических бомбардировщиков выполняют обычные функции.Да, почти наверняка американские крылатые ракеты нового поколения будут иметь двойное назначение.
  • Какое предупреждение будет считаться надежным? Хотя некоторая степень неопределенности, возможно, могла бы повысить силу сообщения о сдерживании, существует достаточно свидетельств того, что системы раннего предупреждения могут давать ошибочное предупреждение. Об этом свидетельствуют инциденты 1983 и 1995 годов. Какую защиту от подобной ошибки имеет в виду российское политическое и военное руководство?
  • Что происходит при развертывании гиперзвуковых ракет? Следует признать, что время предупреждения будет чрезвычайно коротким, и решение должно быть основано на первом сигнале от систем раннего предупреждения без возможности проверки.Европа столкнулась с аналогичной ситуацией в начале 1980-х, когда очень короткое время полета ракет Pershing II, развернутых в Западной Германии, поставило советское руководство перед выбором между запуском по первому предупреждению и «преодолением» потенциального ядерного удара. Советский ответ был двояким: полуавтоматическая система запуска ядерного оружия ( Perimetr ) и Договор о РСМД, который устранил Pershing II ценой значительных советских уступок. В нынешних условиях уступки такого же масштаба маловероятны, но не исключена и дальнейшая автоматизация решения о запуске ядерного оружия.

Второй - это ядерный удар по территории России или ее союзников (подпункт «б»). Это довольно просто, хотя остается неясным, как это положение соотносится с предыдущим: подразумевает ли оно позицию «второго удара»? Второй удар относится к сценарию, когда страна преодолевает ядерный удар противника и отвечает тем, что уцелело. В предыдущем подпункте четко говорится об обратном, и, несмотря на то, что российский ядерный арсенал недостаточно живучесть для варианта второго удара.

Третий - это обычных ударов по ядерным силам и системам управления и контроля . Это явная отсылка к популярному в России сценарию, в котором американское высокоточное обычное оружие может уничтожить пусковые установки российских стратегических ракет (как шахтных, так и мобильных), а также их центры управления и контроля. Этот сценарий всегда был надуманным, и его включение в этот документ вызывает сомнения.

Наконец, обычная атака на Россию , которая «угрожает самому существованию государства.Последний пункт возвращает нас к теме, которая доминирует в указе: обычное нападение в масштабе, превышающем возможности российских обычных вооруженных сил, будет встречено ядерным ответом. Противоречие между этим положением и более узким критерием «суверенитет и территориальная целостность» обсуждалось выше.

Что, в свою очередь, подводит нас к центральному вопросу о российской военной доктрине: есть ли у России стратегия «деэскалации»? На первый взгляд, ответ - твердое «да».Вся цель ядерного сдерживания, как определено в параграфе 4, состоит в том, чтобы «предотвратить эскалацию конфликта и его прекращение на условиях, приемлемых для России и / или ее союзников». Проще говоря, это означает, что, если России грозит серьезное поражение, она прибегнет к ядерному оружию, чтобы нападающий прекратил агрессию и вернулся к status quo ante или, возможно, к лучшему для России (с учетом возможной компенсации за агрессию). Если это не четкое определение деэскалации, тогда что?

Однако не все так просто. В указе делается упор на сдерживание, а не на деэскалацию. . Расчет выглядит следующим образом: если противник заранее знает, что его превосходные обычные возможности, вместо того, чтобы гарантировать победу, вызовут применение ядерного оружия и, таким образом, бросят вызов самой причине атаки, то противник будет воздерживаться от применения силы в атаке. первое место. Другими словами, деэскалация (насколько это применимо) - это не стратегия ведения войны, а скорее инструмент сдерживания .Он не предназначен для ведения войны, он предназначен для предотвращения войны.

Сегодняшняя ядерная стратегия России концептуально совпадает с ядерной стратегией НАТО во время холодной войны, когда НАТО считало, что ей пришлось полагаться на ядерное оружие, чтобы сбалансировать предполагаемое превосходство СССР в обычных вооружениях. Скорее всего, другой сценарий (нанесение удара обычным высокоточным оружием вместо тысяч танков). Оружие может быть разным, но основы сдерживания остаются прежними. Те, кто сегодня видит наступательные качества в российской ядерной стратегии, по умолчанию осуждают стратегию холодной войны НАТО, потому что они исходят из одной и той же предпосылки.

Одной из основных неопределенностей в отношении российской политики ядерного сдерживания является ее применимость к Китаю . Указ явно предназначен как послание для НАТО. С другой стороны, Китай подходит под все соответствующие определения. Он обладает ядерным оружием, а его обычные возможности значительно превосходят возможности России, поэтому на первый взгляд могут применяться те же положения. Ответ на эту загадку может содержаться в пункте 17, согласно которому ядерное сдерживание применяется к государствам, «которые рассматривают Российскую Федерацию как потенциального противника.«Стратегическое партнерство» между Россией и Китаем, похоже, исключает последний из списка государств, на которые распространяется действие указа. Или, возможно, это также служит не очень тонким предупреждением о том, что, если Китай решит изменить свою политику в отношении России, он присоединится к НАТО в качестве законной цели ядерного сдерживания.

Указ, подписанный Путиным 2 июня 2020 года, является положительным событием , потому что большая ясность в отношении ядерной политики России всегда приветствуется . Тем не менее, в нем также присутствуют серьезные неопределенности (некоторые из которых могут быть оправданы, поскольку они могут усилить сдерживание, а другие нет), а также серьезные противоречия.Это шаг в правильном направлении - до тех пор, пока это не последний шаг и российское правительство продолжает разрабатывать свою ядерную стратегию. Документ не положит конец дискуссии на Западе о ядерной политике России. Это не коснется тех, кто отказывается прислушиваться к рациональным аргументам. Тем не менее, это окажет положительное влияние.

Скачать PDF

Военная доктрина Российской Федерации: основные положения

Военная доктрина Российской Федерации является основным политико-правовым документом, в котором четко систематизированы, подробно изложены и строго декларируются официальные взгляды государства на обеспечение и поддержание военно-политической и экономической безопасности страны.Здесь также указаны методы достижения этих целей.

Военная доктрина Российской Федерации является нормативной и организационной основой реформирования Вооруженных Сил, их планового технического перевооружения и принятия других необходимых мер для поддержания должного уровня боеспособности Вооруженных Сил Российской Федерации.

В течение двадцатого века само понятие военной доктрины претерпело очень существенные изменения. Изначально этот документ носил чисто военный характер.Но с изменением геополитической ситуации в мире военная доктрина РФ из чисто военной плоскости перешла в значительной степени в сферу политическую. Этот документ включает преамбулу и три основных раздела.

Преамбула описывает и формализует само понятие военной доктрины, а также описывает правовую основу документа. Это также показывает, как другие политические доктрины соотносятся с этим концептуальным документом. В преамбуле также подчеркивается чисто оборонительная ориентация российского государства.В этом отношении Военная доктрина Российской Федерации сочетает в себе позицию последовательной и непоколебимой приверженности мирному сосуществованию с твердой и ясной решимостью защищать национальные интересы, гарантируя военную, политическую и экономическую безопасность страны. Правовой основой документа является Конституция Российской Федерации с различными правовыми актами и международными обязательствами государства.

Реализация положений этого документа осуществляется через единый централизованный административно-военный контроль.Согласно доктрине, этим же целям должны служить комплексы политико-дипломатических, социально-правовых, экономических, информационных, военных и других мероприятий. Другими словами, Доктрина акцентирует внимание на том, что достижение полной безопасности страны возможно только при слаженной работе всех институтов государства как единого организма.

Первый раздел документа посвящен военно-политическим основам. В частности, указываются фундаментальные факторы военно-политической ситуации на планете.В военной доктрине Российской Федерации отмечается снижение риска возникновения крупномасштабного военного конфликта, но при этом усиление различных проявлений экстремизма и сепаратизма на национальной, национальной или религиозной почве. Кроме того, подчеркивается рост количества локальных и гражданских войн, вооруженных конфликтов, обострение информационного противостояния в мире.

Второй раздел документа раскрывает военно-стратегические направления и основы Доктрины.Также он классифицирует современные войны и вооруженные столкновения на крупномасштабные, локальные и региональные. А также по видам используемых поражающих средств. Особо подчеркивается устойчивая тенденция к наращиванию регионального вооружения, в том числе массового уничтожения. Считается правомерным использование российских вооруженных сил для отражения внешней агрессии, внутренних угроз и пресечения антиконституционной деятельности, а также для решения проблем в полном соответствии с нормами Конституции. Основными формами использования российских вооруженных сил, согласно Доктрине, являются антитеррористические, миротворческие и стратегические операции.

И в третьем и последнем разделе формализованы основополагающие принципы военно-экономического характера. Основная цель экономического обеспечения вооруженных сил - удовлетворение потребностей и потребностей армии в материальных и финансовых ресурсах. Приоритетным направлением здесь является полное и своевременное материально-финансовое обеспечение планируемого строительства военных объектов, боевая и мобилизационная подготовка войск, полное финансирование разработки и совершенствования новых видов вооружения, специальной техники и прочего.

Военная доктрина России

% PDF-1.3 % 1 0 объект > эндобдж 5 0 obj > эндобдж 2 0 obj > эндобдж 3 0 obj > поток Acrobat Distiller 4.05 для WindowsArmed Forces; Баланс сил; Беларусь; Двустороннее сотрудничество в области обороны; Военно-гражданские отношения; Внешняя политика; Военная доктрина и стратегия; Военное руководство; Министерства обороны; Национальная безопасность; Ядерная доктрина и стратегия; Ядерные силы; Исследования и рабочие документы; Россия2001-05-23T10: 30: 24 + 01: 00 Microsoft Word 8.02009-02-23T11: 49: 32 + 01: 002009-02-23T11: 49: 32 + 01: 00application / pdf

  • Военная доктрина России
  • S J Основной
  • Вооруженные силы
  • Баланс сил
  • Беларусь
  • Двустороннее сотрудничество в области обороны
  • Военно-гражданские отношения
  • Внешняя политика
  • Военная доктрина и стратегия
  • Военное руководство
  • Министерства обороны
  • Национальная безопасность
  • Ядерная доктрина и стратегия
  • Ядерные силы
  • Исследования и рабочие статьи
  • Россия
  • uuid: 20d9afa1-e64a-4d9b-8ded-3d96bdcb9c6auuid: 3c5ae7b3-7277-4790-8fa4-12cecb2fc780 конечный поток эндобдж 4 0 obj > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект 4770 эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект / Dest [16 0 R / FitB] / Первые 32 0 Р / Последний 32 0 руб.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *