Русские война во вьетнаме: Зачем русские участвовали в войне во Вьетнаме? | Политика | ИноСМИ

Содержание

Зачем русские участвовали в войне во Вьетнаме? | Политика | ИноСМИ

Сегодня мы знаем, почему Соединенным Штатам потребовалось так много времени, чтобы уйти из Вьетнама: уход означал проявление слабости перед лицом глобальной коммунистической угрозы, что могло вызвать ответную реакцию внутри страны и потерю доверия среди союзников.


Но если участие Америки можно понять, сказать то же самое о ее сверхдержавном противнике — Советском Союзе — нельзя. Что русские выиграли от поддержки далекой войны в джунглях, посылая советников, оборудование и деньги в помощь северным вьетнамцам, даже несмотря на то, что это не только заморозило советско-американские отношения, но и могло заставить разгореться разрушительный пожар глобальной войны?


Было ли дело в геополитическом значении Вьетнама или, быть может, в озабоченности Москвы распространением революционной идеологии? Мы зачастую приписываем другой стороне больше дальновидности и целеустремленности, чем имеем сами. На самом деле параллели между американской и советской причастностью к событиям во Вьетнаме были вполне очевидны.

Москву, как и Соединенные Штаты, больше всего беспокоило доверие к себе как к союзнику и сверхдержаве, а также сопутствующая такому доверию внутренняя и международная легитимность.


Никита Хрущев, который в 1950-х годах одним из первых инициировал разворот СССР в сторону стран третьего мира, имел в отношении северных вьетнамцев ограниченные интерес и терпение и относился к ним с подозрением, особенно после того, как Ханой в разворачивающемся советско-китайском расколе стал заметно тяготеть к китайской стороне.


Переход Северного Вьетнама на сторону Китая был тактическим шагом в отсутствие лучших вариантов. Хрущев и сам ускорил этот сдвиг, отказавшись предоставить помощь. Но он объяснил потерю Северного Вьетнама мнимыми махинациями «китайских полукровок» во вьетнамском партийном руководстве. Для Хрущева проблема Вьетнама была лишь аспектом более масштабной борьбы с Китаем, причем скорее периферийным.


Все изменилось, когда в октябре 1964 года Хрущева свергли его же коллеги. Преемники в лице Леонида Брежнева и Алексея Косыгина хотели доказать свою преданность попавшему в беду союзнику посредством оказания военной помощи. Основная причина заключалась в том, что новое советское руководство столкнулось с дефицитом политической легитимности. Помощь Вьетнаму в войне против «империализма» помогла им получить признание народа, союзников и остального мира в качестве законных наследников руководства социалистического лагеря. По этой же причине Москва попыталась улучшить отношения с Китаем.


Однако Мао Цзэдун не собирался отвечать взаимностью. Это стало очевидно во время поездки Косыгина в Пекин в феврале 1965 года. Советский премьер говорил о необходимости «объединенных действий» для помощи военным усилиям Ханоя. Мао ответил на его просьбы враждебным сарказмом, заявив, что китайско-советская борьба продлится не менее 10 000 лет. «США и СССР теперь решают судьбу мира, — решительно сказал Мао. — Что ж, продолжайте решать». Он казался безразличным к новому витку эскалации во Вьетнаме: «Ну и что? Что ужасного в гибели какого-то количества людей?» — и противопоставлял опасения Косыгина относительно углубляющегося конфликта оптимистичным призывам к «революционной войне».


Stern
The New York Times
ИноСМИ
Даже на фоне ухудшения отношений Москвы с Китаем Ханой отказался от прокитайской позиции в пользу некоего подобия нейтралитета. Это было обусловлено тем, что для защиты от американских бомбардировок жители Северного Вьетнама нуждались в советском оружии, особенно в современных зенитных ракетах. На помощь пришла также и китайская культурная революция. Вьетнамские лидеры были возмущены попытками Пекина подстрекать многочисленных проживавших в Северном Вьетнаме китайцев к радикализму. «Как ни парадоксально, — отмечал в 1967 году один из членов Политбюро Нгуен Ван Винь, — вьетнамцы боятся не американцев, а своих китайских товарищей».


Напряженность между Пекином и Ханоем стала гораздо более выраженной в 1971 году, после тайной поездки Генри Киссинджера в Китай и заявления о предстоящем визите Никсона.

Северные вьетнамцы, совета которых спросить не удосужились, чувствовали себя преданными. Но была и более существенная проблема: китайцы и вьетнамцы имели совершенно разные представления о своей относительной значимости. Китайские лидеры считали северных вьетнамцев подчиненными, помогали им и наставляли, ожидая взамен уважения. Однако вьетнамцы отказались уступить, поскольку после многих лет борьбы с США чувствовали себя вправе претендовать на революционное лидерство — по крайней мере, в Юго-Восточной Азии.


С этой идеей генерал Во Нгуен Зяп приехал в Москву в декабре 1971 года, когда вьетнамцы готовились к весеннему наступлению, чтобы нанести окончательный удар по Южному Вьетнаму. Зяп пообещал, что совместная советско-вьетнамская победа во Вьетнаме возвестит о восхождении Ханоя в ряды лидера стран третьего мира, а также социалистического плацдарма последнего. «Мы хотели бы продолжить эту миссию совместно с Советским Союзом, потому что без Советского Союза сделать это невозможно», — заявил он.

Советские лидеры идею оценили, особенно после данного Зяпом обещания о предоставлении СССР военно-морских прав в бухте Камрань, которая на тот момент все еще находилась под американским контролем.


Поддержка воинственных настроений Ханоя несла в себе опасность. Возобновление масштабных боевых действий в марте 1972 года грозило сорвать продвижение к советско-американской разрядке. После того, как американцы ответили на весеннее наступление Ханоя массированными бомбардировками, несколько советских руководителей, в том числе Косыгин, предложили отменить предстоящий саммит в Москве.


Брежнев, однако, считал разрядку личным достижением и не был готов пожертвовать ею ради Вьетнама. Однако в то же время он не хотел оказывать давление на Вьетнам ради улучшения отношений с Соединенными Штатами. Киссинджер и Никсон не до конца осознавали, что Вьетнам был важным элементом борьбы Брежнева за мировое лидерство. Поддержка Советами Ханоя сделала СССР истинной сверхдержавой на равных с Америкой.


Позже Никсон вспоминал свою озадаченность во время московского саммита в мае 1972 года, когда Брежнев, «который мгновение назад смеялся и хлопал меня по спине, начал сердито кричать», обвиняя Соединенные Штаты в ужасных преступлений во Вьетнаме. Данный поступок был обусловлен необходимостью Брежнева защитить свой авторитет как перед коллегами, так и также перед Северным Вьетнамом. «Не припоминаю, чтобы мне или моим товарищам когда-либо приходилось говорить столь резко и жестко, как с Никсоном о Вьетнаме», — поведал позже Брежнев Генеральному секретарю Ле Зуану и премьер-министру Фам Ван Донгу.


В то время китайско-вьетнамские отношения достигли очередного минимума. К лету 1973 года Ле Зуан стал выражать беспокойство в отношении Китая и делиться с Брежневым опасениями о том, что Мао якобы планирует «вторгнуться в Индокитай и Юго-Восточную Азию, если позволят обстоятельства». Брежнев обещал помочь защитить Вьетнам — на этот раз от северного соседа.


Расходы на послевоенное восстановление были колоссальными. Ле Зуан и Фам Ван Донг откровенно обсуждали с Брежневым ожидания Ханоя: чтобы показать Юго-Восточной Азии практические преимущества социалистической ориентации, со стороны СССР необходимы были крупные усилия по оказанию помощи в «индустриализации» Вьетнама.


Брежнев согласился списать все долги Ханоя. Однако кредиты продолжали поступать, и к 1990 году Вьетнам получил более 11 миллиардов долларов, причем бóльшую часть этих денег так и не вернул. Субсидирование Вьетнама стало серьезным бременем для советской экономики 1980-х годов.

Война закончилась советско-вьетнамской победой, но для Москвы она была равнозначна поражению. Поддержка сателлитов способствовала росту доверия к ней как к сверхдержаве и политической легитимности лидеров, но для государственного бюджета это обернулось катастрофой. Политика, проводимая Россией в течение последних лет, включая операции в Сирии, напоминает погоню за легитимностью во Вьетнаме в эпоху холодной войны. Долгосрочные последствия возобновления подобной погони будут столь же тяжелыми.

 

 

Сергей Радченко — профессор кафедры международных отношений Кардиффского университета в Уэльсе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Советские войска во Вьетнаме - Какова была их задача?

История нашей цивилизации полна кровавых войн и трагедий. Люди ещё не умеют жить в мире на одной маленькой планете, затерянной в холодном космосе. Война все более становится инструментом обогащения одних за счет горя и бедствий других. В двадцатом веке утверждение о том, что миром правит сила, было очередной раз подтверждено.

В начале сентября в год окончательной капитуляции фашизма было провозглашено создание второго в Азии народного государства – Демократической республики Вьетнам. Власть в стране оказалась в руках коммунистического лидера Хо Ши Мина, что в корне меняло геополитическую обстановку в регионе. Однако европейцы не намеревались оставлять свои колонии, и вскоре разгорелась новая кровопролитная война. Британские войска под руководством генерала Грейси создали благоприятные условия для возвращения французских колонистов вместо обещанной помощи по выдворению японских агрессоров. Союзники откровенно нарушали положения Атлантической хартии, в которой указывалось, что все боровшиеся с фашизмом страны получат долгожданную свободу. Вскоре на территорию Вьетнама высадились французские войска с целью восстановить прежнее влияние в регионе. Однако Вьетнам к этому моменту переживал невероятный подъем национального духа, и французы встретили ожесточенное сопротивление.

По инициативе Советского Союза в конце апреля 1954 года в Женеве состоялось подписание документа о признании независимости Лаоса, Вьетнама и Камбоджи, а также о восстановлении мира в регионе. В результате образовалось две части страны, разделенные условной границей: Северный Вьетнам во главе с Хо Ши Мином и Южный, в качестве главы которого выступил Нго Динь Зьем. Если Хо Ши Мин являлся лидером с реальным авторитетом у местного населения, поддерживаемый странами социалистического лагеря, то Зьем оказался обычной марионеткой Запада. Вскоре Зьем потерял даже видимость популярности в народе, а на территории Южного Вьетнама разгорелась партизанская война. Намеченные Женевским актом демократические выборы оказались совершенно невыгодными европейцам, так как становилось ясно, что победа Хо Ши Мина предопределена.Следует заметить, что немаловажную роль в разворачивании партизанского движения сыграли коммунисты из ДРВ. Вскоре в конфликт вмешались США, однако молниеносного покорения страны не состоялось.

Т-34-85 из 203-го танкового полка на подступах к укрепленному пункту Чарли. Сидящая открыто на броне танка пехота крайне уязвима от обстрела из всех видов оружия, но у северовьетнамцев не хватало бронетранспортеров. В качестве танкового десанта выступают бойцы северовьетнамского спецназа Дак Конг. Спецназ часто использовали в качестве штурмовых групп, личный состав этих формирований отличался великолепной боевой выучкой и высоким моральным духом. Спецназ, по меркам армии ДРВ, был прекрасно вооружен и оснащен. К примеру, здесь на голове у каждого бойца одета каска советского образца. (http://otvaga2004.narod.ru)

Южная часть Вьетнама была практически полностью покрыта непроходимыми джунглями, в которых успешно скрывались партизаны. Военные действия, привычные и эффективные в Европе, здесь были неприменимы, значительную поддержку мятежникам оказывал коммунистический Север. После «Тонкинского инцидента» американские ВВС нанесли бомбовый удар по Северному Вьетнаму. Черные фантомы были направлены к Ханою и, оказывая психологическое воздействие на население, уничтожали преимущественно военные объекты. Система ПВО в малоразвитой стране практически полностью отсутствовала, и американцы быстро почувствовали свою безнаказанность.

Помощь со стороны СССР последовала незамедлительно. Если быть точнее, советская поддержка молодого народного государства осуществлялась за год до известного заседания в 1965 году, однако широкомасштабные поставки военной техники были начаты после официального принятия решения и урегулирования вопросов транспортировки через Китай. Кроме вооружения, во Вьетнам отправились советские специалисты военного и гражданского профиля, а также корреспонденты. В известном кинофильме «Рэмбо» американские режиссеры освещают ожесточенные бои между «героем» и отъявленными головорезами из "русского спецназа". В этой работе сконцентрирован весь страх перед советскими воинами, которые, по убеждению политиков США, боролись с их доблестной полумиллионной армией. Итак, если учесть, что численность военных из СССР, прибывших в Ханой, составляла всего шесть с небольшим тысяч офицеров и около четырех тысяч рядовых, становится понятно насколько преувеличенными являются такие рассказы.

В действительности на территории Северного Вьетнама присутствовали лишь офицеры и рядовые, призванные для обучения местных военных управлению советской техникой и вооружением. Вопреки ожиданиям американцев, прогнозировавшим появление первых результатов такого обучения лишь через год, вьетнамцы вступили в противостояние уже через два месяца. Возможно, такое неожиданное и неприятное для американского командования обстоятельство и породило подозрения в том, что на стороне противника выступают советские летчики, а совсем не местные воины. Легенды о большевиках с автоматами, укрывающихся в непроходимых джунглях и нападающих на мирных американцев во Вьетнаме, и сегодня популярны в Штатах. Если верить этим рассказам, то можно сделать вывод, что всего десять или одиннадцать тысяч советских солдат смогли победить полумиллионную американскую армию, а это действительно невероятно. Роль сотен тысяч вьетнамцев при таком подходе вообще не ясна.

Наступление 3-го корпуса армии ДРВ началось 2 апреля 1972 г. Корпус действовал в провинции Тай Нинь у границы с Камбоджей на Сайгонском направлении. Комбинированным ударом танков и пехоты 4 апреля северяне выбили южан из города Локк Нинь. На снимке – танки Т-54 из 21-го отдельного танкового батальона двигаются мимо подбитого южновьетнамского танка М41А3 (танк принадлежал 5-му бронекавалерийскому полку III-й бронетанковой бригады). И Т-54, и М41 замаскированы ветками деревьев. (http://otvaga2004.narod.ru)

Однако нельзя отрицать, что у американцев были основания не доверять заверениям СССР об исключительно советнической миссии военных специалистов. Дело в том, что большинство населения Северного Вьетнама являлось малограмотным. Подавляющая часть голодала, люди были истощены, поэтому даже минимального запаса выносливости и силы у обычных бойцов не было. Молодые мужчины могли выдержать лишь десять минут боя с противником. Говорить о мастерстве в сфере пилотирования на современных машинах не приходилось. Несмотря на все вышеперечисленные факторы, за первый год противостояния Северным Вьетнамом была уничтожена значительная часть американских военных самолетов. МиГи выигрывали в маневренности у легендарных фантомов, поэтому успешно уходили от преследования после атаки. Зенитные комплексы, благодаря которым была сбита большая часть американских бомбардировщиков, было сложно ликвидировать, так как располагались они под прикрытием густых тропических лесов. Кроме того, успешно работала разведка, сообщавшая о вылетах истребителей заранее.

Первые месяцы работы советских ракетчиков оказались крайне напряженными. Совершенно иные климатические условия, незнакомые болезни, назойливые насекомые стали далеко не самой главной проблемой в выполнении поставленной задачи. Обучение вьетнамских товарищей, совершенно не понимающих русский язык, проходило путем демонстрации, с привлечением переводчиков, которых зачастую не хватало. Тем не менее, непосредственно в боях советские специалисты не участвовали, так как их было очень мало, и они представляли собой слишком большую ценность. По свидетельствам непосредственных участников, они даже не имели собственного оружия.

Северовьетнамский ПТ-76, подбитый в сражении у лагеря спецназа Бенхет. Март 1969 года

Американское командование строго запрещало обстреливать советские суда и транспорт, так как подобные действия могли спровоцировать начало Третьей Мировой Войны, тем не менее, именно советская военно-экономическая машина оказалась противопоставлена американцам. Две тысячи танков, семьсот легких и маневренных самолетов, семь тысяч минометов и орудий, более сотни вертолетов и многое другое было поставлено СССР в качестве безвозмездной дружеской помощи Вьетнаму. Практически вся система ПВО страны, оцененная впоследствии противником как непроходимая для любого вида истребителей, была выстроена за счет СССР, силами советских специалистов. Вооружение воюющего государства проходило в тяжелейших условиях постоянных бомбардировок и открытого грабежа со стороны Китая. Свыше десяти тысяч вьетнамцев были направлены в Союз для прохождения военной подготовки и обучения обращению с советской современной техникой. По разным оценкам, поддержка дружественного Вьетнама обходилась бюджету СССР от полутора до двух миллионов долларов ежедневно.

Существует мнение о том, что Советы направляли в помощь воюющим морально устаревшее вооружение. В опровержение можно привести интервью председателя МО ОР ветеранов во Вьетнаме Николая Колесника, непосредственного участника и очевидца исследуемых событий. По его словам, поставлялись на вооружение современные машины МиГ-21, а также зенитные установки «Двина», снаряды которых, по признанию американцев, оказались на тот момент самыми смертоносными на земле. Отмечает Колесник и высокую квалификацию военных специалистов, и невероятное упорство вьетнамцев в обучении и стремлении освоить науку управления как можно быстрее.

Несмотря на то что власти США прекрасно знали об оказании военной помощи Северному Вьетнаму, все специалисты, в том числе и военные, обязаны были носить исключительно гражданскую одежду, их документы хранились в посольстве, а о конечном месте назначения своей командировки они узнавали в последний момент. Требования секретности сохранялись вплоть до вывода советского контингента из страны, а точные цифры и имена участников не известны до сегодняшнего дня.

После подписания в Париже 27 января 1973 г. мирных договоренностей Ханой укрепил свои войска в так называемых «освобожденных районах». Массированные поставки вооружений и военной техники из Советского Союза и Китая позволили Ханою реорганизовать вооруженные силы, в том числе бронетанковые войска. Из СССР тогда впервые Вьетнам получил колесные бронетранспортеры БТР-60ПБ. На снимке – взвод БТР-60ПБ, авиабаза Локк Нинь вблизи границы с Камбоджей, торжественная церемония, 1973 г. (http://otvaga2004.narod.ru)

Отношения между СССР и Вьетнамом строились на условиях «неравной дружбы». Союз был заинтересован в распространении своего влияния в регионе, поэтому оказывал столь щедрую и бескорыстную помощь. Вьетнам же сотрудничал с Советами исключительно из соображений выгоды, успешно спекулируя положением страны, воюющей за независимость и свободу. Порой помощь не просили, а требовали. Кроме того, непосредственные участники часто описывают случаи провокаций со стороны вьетнамских властей.

Международные отношения с этой тропической страной строятся и сегодня Россией как непосредственным правопреемником Союза. Политическая обстановка складывается по-разному, однако у местного населения сохранилось чувство благодарности к русским воинам, а герои той секретной войны все также гордятся участием в ней.

На заключительном этапе операции "Хо Ши Мин" армия ДРВ впервые использовала новейшие и лучшие в мире ЗСУ-23-4-"Шилка". В то время в боевых действиях могла принять участие единственная батарея этих самоходок из 237-го зенитно-артиллерийского полка (http://www.nhat-nam.ru)Три бронетранспортера БТР-40А, вооруженные зенитками, в патруле на шоссе в окрестностях приморского города Нячанг, начало апреля 1975 г. Бронетранспортеры БТР-40 в зенитном варианте часто использовались в разведывательных подразделениях танковых полков (http://www.nhat-nam.ru)По данным разведывательного сообщества США, Северный Вьетнам получил из СССР самоходно-артиллерийские установки ИСУ-122, ИСУ-152 и СУ-100 в дополнение и для замены самоходок СУ-76. О боевом применении вышеперечисленных самоходок в Индокитае ничего не известно. В рапортах частей армии Южного Вьетнама они не отмечались ни разу. Здесь – крайне редкий снимок самоходки СУ-100 армии ДРВ, но сильно смущает бортовой номер с буквой «F», не менее странен для северовьетнамской армии стиль изображения буквы и цифр. Обратите внимание на опорные катки разного типа (http://otvaga2004.narod.ru)

33 года советской помощи Вьетнаму – Власть – Коммерсантъ

Журнал "Коммерсантъ Власть" №19 от , стр. 79

&nbsp33 года советской помощи Вьетнаму

Американские трофеи Советской армии

       ДЕНЬ 19 МАЯ 1965 ГОДА СТАЛ ДЛЯ ВЬЕТНАМА ОСОБЕННЫМ. АМЕРИКАНСКАЯ АВИАЦИЯ ОТМЕТИЛА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ПРЕЗИДЕНТА ХО ШИ МИНА УДАРНЫМИ БОМБАРДИРОВКАМИ. ОДНОВРЕМЕННО ВО ВЬЕТНАМ ПРИБЫЛА ПЕРВАЯ ГРУППА СОВЕТСКИХ ВОЕННЫХ СОВЕТНИКОВ, ПРИНЯВШИХ ЗАТЕМ НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ УЧАСТИЕ В БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ.
       
       С самого начала войны перед руководством Демократической Республики Вьетнам (ДРВ) стояла задача: вовлечь в войну двух своих крупнейших союзников — СССР и Китай. Как и в корейской войне 1950-1953 гг. единственной силой, способной в случае необходимости оказать прямую помощь людьми, был Китай. И китайское руководство без колебаний обещало помочь живой силой, если на территорию ДРВ высадятся американские войска. Эта устная договоренность была Пекином в основном выполнена. Как информировал ЦК КПСС в октябре 1968 года зампред КГБ СССР Ардалион Мальгин, две китайские дивизии и несколько других частей осуществляли прикрытие северных районов ДРВ.
       Правда, традиционно подозрительно относящиеся к китайцам вьетнамцы менее всего хотели бы видеть на своей территории китайских солдат: "Если они придут, то уже не захотят уйти обратно". Северовьетнамские лидеры все же стремились к тому, чтобы до прямой интервенции очередных китайских "добровольцев" дело не дошло. Именно поэтому важно было добиться максимально возможного участия СССР.
       Однако еще важнее то, что только СССР мог поставить Вьетнаму современное оружие, которого у Китая не было. Прежде всего вьетнамцев интересовали зенитные комплексы. Причем их поставка неизбежно означала, что во Вьетнам придут и советские военные — в ДРВ просто не было специалистов такого уровня.
       Как ни странно это звучит, но втянуть СССР в разгорающийся конфликт было для Вьетнама гораздо более трудным делом, чем принято думать. Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев боялся вступить в прямое единоборство с США, которым была чревата война во Вьетнаме, где американские летчики и советские зенитчики фактически оказывались один на один. К тому же у Хрущева была еще слишком свежа рана, нанесенная его самолюбию вынужденным выводом советских ракет с Кубы. Снова конфликтовать со Штатами он не хотел категорически.
       
Эффектная приманка
       Все изменилось в одночасье. Леонид Брежнев, сменивший в октябре 1964 года Хрущева, решил вмешаться. Разгорающийся идеологический конфликт с Китаем, натянутые отношения с радикальной кастровской Кубой и растущая напряженность на переговорах с ДРВ грозили серьезным расколом коммунистической части мира. Усиливший свое влияние Суслов, ставший главным идеологом советского режима, требовал активности в Индокитае, поскольку боялся, что Пекин сможет укрепить свой авторитет, выступив единственным последовательным защитником вьетнамского народа.
       Сыграла свою роль и грамотная тактика, которую вьетнамцы применили на переговорах в Москве. Хитроумный премьер-министр ДРВ Фам Ван Донг, почти четверть века контролировавший правительство, зная, что Брежнев с конца пятидесятых годов курировал военно-промышленный комплекс, сделал Леониду Ильичу предложение, от которого тот не мог отказаться: в обмен на помощь Вьетнаму СССР мог получить трофейные образцы новейшей американской военной техники.
       Ход был в высшей степени эффективным — в мае 1965 года во Вьетнам отправились военные советники и полностью укомплектованные советским личным составом зенитно-ракетные части, которые 5 августа открыли счет сбитым американским самолетам. Обломки должна была собирать и изучать специальная группа трофейщиков, сформированная из сотрудников Главного разведывательного управления Генштаба МО.
       
Странная забота
       Военная и иная помощь потекла во Вьетнам широкой рекой. Правда, очень скоро обнаружилось, что вьетнамцы относятся и к помощи, и к помогающим довольно странно. Уже в июле 1966 года Минморфлота СССР информировал ЦК КПСС, что доставленное промышленное оборудование не вывозится за пределы порта Хайфон и в тропическом климате быстро ржавеет, превращаясь в металлолом. Мало того, вьетнамские друзья, полагая, что американцы не станут портить отношений с СССР, устанавливают зенитные батареи, которые подвергались атакам воздушных и военно-морских сил США, прямо у бортов пришвартованных советских судов, подвергая их и экипажи серьезной опасности.
       Были и другие примеры вьетнамского понимания братства по оружию. Советских товарищей везде принимали с улыбками и исключительной теплотой — везде, где им разрешали бывать вьетнамские власти. Если бомбежка заставала советского друга вдали от укрытий, то сопровождающие вьетнамцы прикрывали его своими телами. Но, с другой стороны, советские военные оказалась разделены с вьетнамцами глухой стеной — все контакты строжайше контролировались службой безопасности, руководствовавшейся принципом "чем меньше, тем лучше".
       Особенно усердно вьетнамцы оберегали советских друзей от информации. "Мы фотографировали станции, разбитые американскими противорадиолокационными ракетами 'Шрайк',— вспоминал военный советник Ионас Волунгис.— Оценивали поражающие характеристики последних. Однако вьетнамцы всячески ставили палки в колеса, отнимали либо засвечивали фотопленки. Под видом заботы увозили нас с позиций, не давали изучать тактику действий авиации противоборствующей стороны".
       Не все было благополучно и у группы трофейщиков. Об этом прямо говорится в оказавшемся в распоряжении Ъ документе, который тридцать лет назад имел одну из высших степеней секретности (приводится с несущественными сокращениями).
       
ПОСОЛЬСТВО СССР в ДРВ
       Сов. секретно. Экз. #2
       "14" марта 1967 г.
Исх. #166
       
СПРАВКА
о работе спецгруппы советских специалистов по изучению американской военной техники
       
       Отбор и изучение трофейных образцов американской военной техники, а также знакомство с тактикой боевых действий вооруженных сил США во Вьетнаме ведется группой наших военно-научных специалистов в соответствии с договоренностью между министром обороны СССР и министром национальной обороны ДРВ... За период с мая 1965 года по 1 января 1967 года нашими специалистами было отобрано и направлено в Советский Союз свыше 700 различных образцов военной техники и вооружения США (по официальным вьетнамским данным 417), в том числе части самолетов, ракет, радиоэлектронного, фоторазведывательного и другого вооружения. Кроме того, советские специалисты подготовили десятки информационных документов по результатам изучения как непосредственно образцов техники и вооружения, так и американской технической документации...
       Несмотря на всю очевидность большого значения для обеих сторон данного вида сотрудничества, нашим военно-научным специалистам приходится работать в ДРВ в трудной обстановке, которая нередко искусственно усложняется вьетнамскими товарищами. Известно, что основным методом отбора образцов советскими специалистами, по установленному вьетнамской стороной порядку, являются их поездки к местам падения сбитых американских самолетов. Однако вьетнамские товарищи, используя различные предлоги, скрывают от нас места падения самолетов и оттягивают поездки к ним даже при положительном решении вопроса о поездке. Поэтому зачастую главным источником информации о местах падения самолетов являются наблюдения советских специалистов.
       Имеется немало примеров, когда до прибытия наших специалистов сбитые самолеты осматриваются квалифицированными специалистами, и, как теперь выяснилось,— китайскими. Так, в январе с. г. был сбит ракетой разведывательный самолет усовершенствованного образца. Наших специалистов пригласили осмотреть этот самолет, но когда они явились на место, то там оказались китайцы, которые уже сняли все ценное оборудование, а остатки самолета подготовили к взрыву. Это было весьма неприятно для вьетнамцев, и чтобы как-то сгладить впечатление, они передали нашим специалистам ракету "Шрайк", которую длительное время добивались получить наши товарищи.
       Вьетнамская сторона установила довольно сложную бюрократическую процедуру передачи с большим трудом найденных и отобранных нашими людьми образцов... Как правило, от момента изъятия образца из самолета до его отправки в Советский Союз проходит 2-3 месяца.
       Нередки случаи, когда советским специалистам отказывали в осмотре сбитых самолетов и в передаче уже отобранных образцов под различными необоснованными предлогами. Так, заявлялось, что местные власти не разрешают брать образцы или образцы предназначены для музеев и т. п.
       Наши специалисты часто сталкиваются с каким-то настороженным отношением вьетнамской стороны, которое фактически граничит с недоброжелательностью. Об этом, в частности, свидетельствуют некоторые последние факты. Так, наш специалист-минер капитан Мохов в декабре 1966 г. разряжал по просьбе вьетнамцев плавучую мину. Его работу строго контролировали несколько человек и даже потребовали вымыть руки в их присутствии, чтобы на них не осталось крошки взрывчатки. Все это делалось под предлогом, что взрывчатка ядовита, хотя наш товарищ и без того знает о свойствах различных видов взрывчатки.
       Как ни парадоксально, но эффективным методом добывания образцов стало установление хороших отношений во время поездок к местам нахождения сбитых самолетов с местными властями и с некоторыми сопровождающими наших специалистов вьетнамскими военными. Много отправленных в Советский Союз образцов добыто именно в результате такого непосредственного изъятия образцов на месте, а не официальной их передачи. Следует отметить, что официальные представители научного отдела ПВО и ВВС ДРВ по указанию вышестоящих лиц запрещают нашим специалистам обращаться во время поездок непосредственно к местным властям за получением образцов, строго контролируют действия наших специалистов и нередко мешают этой важной работе.
       Аналогичным образом обстоит дело и с обменом военной информацией...
       Подобное положение как со сбором трофейных образцов американской военной техники, так и с обменом военной информацией, естественно, не может нас удовлетворять. Как уже высказывалось посольством, имеется настоятельная необходимость предпринять меры, которые позволили бы улучшить работу группы советских военно-научных специалистов в ДРВ. Это можно сделать путем подписания с вьетнамской стороной специального соглашения, которое узаконило бы пребывание советских военно-научных специалистов в ДРВ и регламентировало бы конкретные обязательства обеих сторон.
       
1 секретарь Посольства СССР в ДРВ (В. Звездин)
       
Санкционированная слепота
       Объяснять все это черной неблагодарностью вьетнамцев было бы несправедливо и неверно. Специалисты, прожившие во Вьетнаме более или менее долго, говорят, что на бытовом уровне и за пределами служебных отношений вьетнамцы довольно тепло относились к русским. Ограничение активности советских специалистов объяснялось сложностью политической ситуации, в которой оказалось руководство ДРВ.
       Китайские войска на севере ДРВ, как и опасался Ханой, стали не только помощью, но и средством давления. Без китайской продовольственной помощи полуголодный Северный Вьетнам оказался бы перед перспективой массового голода, поскольку Китай поставлял половину продовольствия, приходившего в ДРВ по линии "братской помощи". В результате Ханой был вынужден лавировать между Москвой и Пекином.
       Ситуацию комментирует в прошлом высокопоставленный сотрудник международного отдела ЦК КПСС:
       — Мы отдавали себе отчет в том, что происходит. Формально Вьетнам столетиями находился в вассальной зависимости от Китая, хотя на практике это выражалось только в особом порядке церемонии принятия послов, форме официальных обращений глав двух государств друг к другу и порядке следования в текстах иероглифов с названиями двух стран — Китай всегда был впереди или вверху. Поэтому КНР всегда называлась другом номер один коммунистического Вьетнама. СССР официально оставался очень влиятельным другом номер два.
       — Однако на практике,— продолжает он,— все было несколько иначе, а часто совсем наоборот. И в этом как раз и проявлялась восточноазиатская специфика. Все формальности и церемонии соблюдены, но начинается реальная жизнь, в которой формальное место далеко не всегда соответствует фактическому.
       Официально предоставив приоритет в отборе трофеев китайцам, вьетнамское руководство сплошь и рядом закрывало глаза на соглашения провинциальных чиновников с советскими друзьями и так называемые внеслужебные контакты. Часто непосредственно контактировавшие с советскими военными нижние чины вьетнамской службы безопасности позволяли себя "обмануть", что в стране тотального контроля возможно только с негласной санкции начальства.
       Следующая смена советских трофейщиков, судя по рассказам одного из них, знала правила игры в совершенстве. Каждый член группы знал, что именно он должен снимать со сбитого самолета. К местам падения — чаще всего это были топкие рисовые поля — советские специалисты выезжали "в тайне от друзей", не позднее четырех утра. Старший группы за консервы нанимал местных крестьян для откапывания машины. Затем следовала блиц-разборка, и снятое оборудование трофейщики прятали прямо на себе. "Запоздавшие" контролеры из вьетнамских спецслужб чаще всего только наблюдали, как дюжина странно пузатых советских друзей вприпрыжку несется к своему автобусу.
       Однако формально со сбором трофеев все оставалось по-прежнему. Посол СССР во Вьетнаме Илья Щербаков в своих ежегодных политических отчетах постоянно отмечал, что сотрудничество в области изучения американской техники и тактики оставляет желать много лучшего.
       Но даже ограниченные действия советских трофейщиков вызывали раздражение. По воспоминаниям того же источника, американцы, чья разведка в ДРВ действовала на удивление эффективно, вычислили расположение трофейной команды в посольском квартале Ханоя, который не подвергался бомбардировкам, и нанесли по зданию точечный ракетный удар с самолета. Вся команда в это время была, как говорится, в поле и после возвращения обнаружила совершенно целый забор, окружавший прежде двухэтажный дом, а теперь воронку, и двух погибших вьетнамцев — повара и сторожа.
       
Пагубный опыт
       За время вьетнамской войны советский ВПК получил почти все новинки американской техники. По словам одного из руководителей тех лет, в конце 60-х — начале 70-х почти все Государственные и Ленинские премии по "закрытой" тематике присуждались за воспроизведение американских образцов.
       У этого процесса были свои негативные стороны. Во-первых, копировали американские образцы так, как позволял технологический уровень советской промышленности. Упрощенные варианты и работали упрощенно. Во-вторых, документация на образцы, как правило, отсутствовала вовсе, и неимоверное количество труда тратилось на выяснение, почему тот или иной блок не работает или работает не так, как должен. В результате в СССР выросло целое поколение специалистов, чей интеллектуальный потенциал был растрачен на изучение поведения американских "черных ящиков". Заняв руководящие посты, они могли демонстрировать только творческую несостоятельность.
       Советский ВПК в целом получил важный для себя и пагубный для страны опыт. Его руководители, в отличие от коллег-американцев, не получали сверхприбылей, но условия поставок "спецтехники" во Вьетнам создавали благоприятнейшую почву для масштабных махинаций. Поскольку оружие передавалось друзьям безвозмездно, никаких приемо-передаточных актов не составлялось. Вьетнамцы, возможно, и хотели бы наладить учет, но это вызвало бы осложнение отношений с Пекином.
       До 1969 года, пока значительная часть поставок шла по железной дороге через Китай, бесследно исчезло немало эшелонов с оружием. Работавший корреспондентом "Правды" в Ханое Алексей Васильев рассказывал, что после нескольких случаев пропаж был проведен эксперимент. Вьетнамцам сообщили об отправлении из СССР несуществующего состава. И через положенное время они подтвердили его получение.
       Вряд ли удастся установить, сколько материальных ресурсов было списано на производство техники для Вьетнама. Комитет народного контроля СССР еще в пятидесятые годы потянул ниточку, которая привела к миллиардным недостачам в ВПК. Но дело прикрыли, а любознательные контролеры получили менее ответственные посты. После Вьетнама сама мысль о такой проверке казалась кощунством — ВПК стал государством в государстве.
       В СССР парадоксальным образом сбылось пророчество Дуайта Эйзенхауэра, предупреждавшего об опасности неконтролируемого усиления влияния военно-промышленного комплекса. Война в Афганистане, активным сторонником которой был пришедший из ВПК Дмитрий Устинов, вызвала перенапряжение советской экономики и, как следствие, крах всего режима.
       Возможно, с этой точки зрения было бы лучше, чтобы советские коммунисты проиграли войну во Вьетнаме.
       
       ЕВГЕНИЙ ЖИРНОВ
       

Комментарии

«Лишь бы не угодить в плен». Как русские воевали с США без объявления войны | История | Общество

Корея 1950-1953. Война асов

Корейская война стала первым горячим конфликтом в эпоху войны холодной. Однако если американские войска сражались на стороне Южной Кореи официально, то СССР, опасаясь начала глобального конфликта, засекретил отправку своих военных на фронт. В боевых действиях приняли участие лётчики и зенитчики 64-го истребительного авиакорпуса СССР. Участие советских войск в конфликте ограничилось ведением оборонительной воздушной войны, а также обучением корейских лётчиков. 

«Hам запрещалось летать над морем, где господствовал американский флот, запрещалось приближаться к линии фронта, чтобы, если собьют, не упасть на вражескую территорию и не угодить в плен. Американцы были осведомлены обо всех этих запретах и умело ими пользовались — например, когда становилось совсем уж жарко, их самолеты уходили от нас всегда в сторону моря, где мы не могли их преследовать», — вспоминал летчик-истребитель, герой СССР Евгений Пепеляев, второй по результативности ас войны, сбивший 20 американских самолетов (первым стал сбивший 21 самолет Николай Сутягин). 

Американская авиация доминировала в воздушных боях с китайцами и корейцами над соответствующими участками фронта, но в сражениях с советскими летчиками несла тяжелые потери. В особенности на «Аллее МИГов» — долине реки Ялуцзян, которую обороняли русские пилоты. Благодаря действиям советской авиации американцам не удалось нанести значительного урона тыловой инфраструктуре северокорейских войск. Война приняла затяжной характер и закончилась подписанием перемирия. 

За годы войны советские летчики и зенитчики сбили 1250 самолетов, но и сами потеряли 335 машин. Погибло 120 пилотов и 68 зенитчиков. 

Вьетнам 1965-1973. Как советские солдаты подарили Вьетнаму день ракетчика

Вьетнамская война окружена большим количеством мифов. Один из них гласит, что победа коммунистов в конфликте была невозможна без широкомасштабного участия в войне советских войск. Якобы, основу вьетнамских ВВС составляли советские пилоты-асы. В русский народный фольклор прочно вошёл «лётчик Ли Си Цин, который умело сбивал американские самолёты». А джунгли Вьетнама, согласно множеству американских фильмов, буквально кишели советским спецназом — военным США тяжело было признать, что поражением им нанес не равный по силе противник, а простые вьетнамские крестьяне. 

На самом деле непосредственно в боях со стороны СССР участвовали лишь специалисты зенитно-ракетных войск. Впервые советские военспецы сбили 3 американских самолета 24 июля 1965 года, выпустив всего 4 ракеты. Высокая точность вьетнамских ракетчиков привела к снижению активности американской авиации.

Всего через войну прошло около 6 тысяч советских военных специалистов. Они занимались поставками вооружения, обучали местных солдат, ремонтировали технику. В Южно-Китайском море для упреждения налетов американской авиации действовали разведывательные корабли Тихоокеанского флота. При этом нашим военспецам было строжайше запрещено участвовать в боях. Они должны были носить гражданскую одежду, а их паспорта хранились в советском посольстве. Оружия им также зачастую не выдавали. 

Впрочем, порой боя было не избежать, что приводило к трагикомичным ситуациям. Старший летчик-испытатель Василий Котлов во время испытательного полета со своим учеником, вьетнамским капитаном Шоату, находился в воздухе, когда их настиг американский F-4 Phantom. В результате напряженного боя F-4 был сбит. Однако о произошедшем ни вьетнамцы, ни сам Котлов в СССР не докладывали — если бы в Москве об этом узнали, советскому летчику грозило бы взыскание за нарушение приказа не вступать в бой. Лишь спустя десятилетия на одном из съездов ветеранов войны история стала известна.

Всего по разным данным во Вьетнаме погибло от 7 до 16 советских военнослужащих.

Ангола 1975-1992. По обе стороны гражданской войны

Через гражданский конфликт в Анголе прошли около 11 тысяч советских военных специалистов. Точная цифра, как и общее число наших, неизвестны, поскольку многие документы об этой войне до сих пор засекречены. 

Война в Анголе началась в 1975 году после того, как страна обрела независимость от Португалии. За власть боролись различные группировки: МПЛА, которых поддерживали СССР и Куба, а также ФНЛА и УНИТА, за которыми стояли ЮАР и США. Хотя основная тяжесть военных действий легла на плечи кубинского военного контингента (25 тысяч бойцов), а СССР в основном помогал поставками боеприпасов и вооружения, советские спецподразделения также принимали участие в военных операциях. Так, в ноябре 1975 года в бою под Гангулой 200 советских военспецов при поддержке кубинских войск уничтожили южноафриканскую бронетанковую колонну. Однако масштабное участие советских солдат в конфликте привело и к возросшему риску потерь. Только в ходе широкомасштабного наступления ЮАР в августе 1981 года погибло 13 советских военспецов, а еще один, прапорщик Николай Пестрецов, был захвачен в плен. 

В свою очередь американцы поставляли оружие и советников в армию ЮАР. Почти все крупные южноафриканские операции ангольской войны разрабатывались при помощи американских советников. Однако о масштабе действий Пентагона в Анголе говорить трудно, потому что архивы по этому конфликту в США до сих пор засекречены. 

Афганистан 1979-1989. Как американцы тренировали террористов

Действия войск США в Афганистане можно считать своеобразным ответом на участие советских войск во Вьетнамской войне. Операция против нашего «ограниченного контингента» получила кодовое название «Фарадей». США и Великобритания создавали тренировочные лагеря для моджахедов, поставляли оружие, в том числе безоткатные орудия, гранатометы, ракеты «Стингер» для борьбы с советской авиацией. 

Отдельно американские специалисты занимались ведением информационно-психологической войны. Для этих целей в Пакистане вдоль афганской границы были созданы 11 радиопередатчиков, которые транслировали «Радио свободного Кабула». Активно американцы занимались и сбором разведданных для моджахедов. За 10 лет войны советская контрразведка выявила 44 агента спецслужб США, которые действовали на территории Афганистана. Более того, Пентагон проводил разведывательные операции, забрасывая части спецназа в Афганистан. В ходе боев в Афганистане советскими войсками были найдены десятки убитых европейской наружности в гражданской форме и без документов. 

Американские и английские посольства всячески отрицали участие своих граждан в войне. Например, в сентябре 1985 года в засаду советского спецназа попала колонна моджахедов. После боя в одной из машин было найдено тело иностранца с документами — им оказался гражданин США Чарльз Торнтон. Как и во всех других подобных случаях, в Госдепе заявили, что он не был военным советником и присутствовал на территории Афганистана «как частное лицо».

Сирия 2015 — н.в. 

Американские войска начали военную операцию на территории Сирии в июне 2014 года. Официально целью США была борьба не с сирийским правительством, а с запрещенным в России террористическим Исламским государством (ИГ). Однако на практике международная коалиция во главе с США нередко наносила авиаудары и по сирийским войскам, если те, по мнению Пентагона, угрожали американским союзникам.

К августу 2015 года правительство Асада было обескровлено боями с вооружаемой США и странами Ближнего Востока оппозицией. И в сентябре в Сирии по согласованию с Дамаском началась российская военная операция. Участие РФ позволило сирийским войскам добиться успехов в борьбе с ИГ и освободить значительную территорию страны. В то же время значительно сократилось количество авиаударов американских войск по правительственным войскам, поскольку возник реальный риск военного конфликта с Россией.

«Безусловно, ни Вашингтон, ни Москва не хотят военного конфликта друг с другом, — говорит АиФ.ru президент Общества дружбы и делового сотрудничества с арабскими странами Вячеслав Матузов. — Однако реальность такова, что в Сирии они преследуют диаметрально противоположные цели. После разгрома ИГ США хотят свергнуть Башара Асада, а Россия делает всё, чтобы правительство в Сирии не изменилось. Учитывая, что военные контингенты обеих стран остаются на территории Сирии, риск военного столкновения существенно повысился. Собственно, следствием этого и стал бой 7 февраля, в котором погибли граждане России». По мнению эксперта, альтернативы дипломатическому решению сирийского конфликта нет, так же, как не может быть и победителя в войне крупнейших ядерных держав. «Остается надеяться, что инцидент 7 февраля не повторится, или это может привести к очень страшным последствиям».

45 лет назад танк Т-54 положил конец Вьетнамской войне — Российская газета

Ровно 45 лет назад завершилась Вьетнамская война, один из самых масштабных конфликтов второй половины XX века.

Утром 30 апреля 1975 года войска Вьетнамской народной армии под командованием генерала Ван Тьен Зунга вошли в Сайгон - столицу Южного Вьетнама. Колонны танков Т-54, ПТ-76 и их китайских "собратьев" с грохотом расползались по улочкам "Парижа Востока", практически не встречая сопротивления. Главные бои состоялись раньше, еще на подступах. А здесь царили хаос и паника. На дорогах можно было увидеть странную картину: сотни пар армейской ботинок, распластанная военная форма, каски. Словно защитники Сайгона в одно мгновение испарились и сбросили амуницию, как ненужную оболочку. Дело в том, что солдаты спешно переоделись в гражданское, чтобы слиться с мирными жителями.

Финальная часть весеннего наступления под кодовым названием "Хо Ши Мин" заняла четыре дня. Однако подготовка к этой компании длилась целый год.

В книге "Война во Вьетнаме" отставного генерал-лейтенанта армии США Филиппа Б. Дэвидсона, руководившего в период конфликта разведывательным отделом, подробно описано, как Армия Северного Вьетнама (АСВ) собирала силы в кулак.

Эффективная война в тропиках немыслима без хорошей инфраструктуры. И вьетнамское бездорожье не раз рушило самые амбициозные планы обеих сторон конфликта. А потому инженеры АСВ к востоку от Аннамского хребта простроили трассу шириной восемь метров с твердым покрытием. Был протянут топливопровод. Связисты "опутали" подконтрольные северянам территории Южного Вьетнама 20 000 километров телефонных проводов.

В это же время генштаб реорганизовал боевые части: отдельные батальоны были сгруппированы в полки, полки объединены в дивизии, а те, в свою очередь, вошли в состав корпусов АСВ. Армию поддерживали саперы, танки, артиллерийские и зенитные части и даже импровизированная тактическая авиация.

"И что особенно впечатляет, АСВ смогла наладить достойное тыловое снабжение всей этой огромной воинской массы, моральный дух которой был необычайно высок", - отмечает Филипп Дэвидсон.

Армия Республики Вьетнам (АРВ), могла противопоставить противнику 5-ю, 18-ю, 22-ю и 25-ю дивизии, а также остатки бронетанковой бригады, воздушно-десантной дивизии и дивизии морской пехоты и потрепанные группы рейнджеров.

Однако дело даже не в количественном соотношении сил. Морально "южане" были сломлены еще в 1973 году, когда после Парижского мирного соглашения США, по сути, устранились от участия в войне и свели к минимуму финансовую поддержку Сайгона. Впрочем, выводить свои деморализованные войска Америка начала гораздо раньше под флагом "вьетнамизации" конфликта. Согласно этой стратегии, АРВ, обученная и оснащенная Пентагоном, должна была продолжать войну своими силами.

И если на бумаге это выглядело гладко, то по факту США попросту бросили своих союзников на произвол судьбы. А по поводу их боевой подготовки метко высказался генерал Абрамс: "Не знаю, научилась ли АРВ у нас чему-нибудь хорошему, но я, черт возьми, уверен, что плохого они нахватались сполна".

Одной из главных проблем, вооруженных сил Южного Вьетнама стало то, что они, обнищав, по инерции вели "войну богачей". Поддержка США развратила их.

Любопытно, что во время планирования весеннего наступления руководство АСВ даже не осознавало масштабов бедственного положения своего противника. А потому взятие Сайгона было изначально намечено на 1976 год.

Однако после того как 30 марта пал крупный город Да-Нанг, было принято решение брать Сайгон до наступления сезона дождей. Бронетанковые силы АСВ устремились на юг, преодолевая по 50 километров в день.

9 апреля начался штурм Ксуан-Лока, который был ключом к Сайгону. Это сражение стало одним из самых ожесточенных за всю историю Вьетнамской войны. Защитники города держались героически, отбивая одну массовую атаку пехоты за другой, хотя их при этом еще утюжила тяжелая и реактивная артиллерия. Всего на дивизию южан обрушилось около 20 000 снарядов и ракет. Взять Ксуан-Лок удалось только через 13 дней - 22 апреля.

А за день до этого президент Южного Вьетнама Тхиеу подал в отставку и спешно улетел из Сайгона на Тайвань. Бегство лидера ввергло столицу в хаос.

К концу апреля Сайгон с нескольких сторон обступили танковые части. Финальная операция "Хо Ши Мин", предполагала уничтожение врага на подступах к городу и захват его ключевых объектов. Саму столицу Южного Вьетнама хотели максимально уберечь от разрушения. И этот план удался.

28 апреля летчики Северного Вьетнама на трофейных штурмовиках A-37 Dragonfly атаковали авиабазу Таншоннят (Тансоннхут). Здесь были уничтожены остатки боевой авиации АРВ. А затем по аэропорту ударили танки и артиллерия. Под огонь попали капралы морской пехоты Дарвин Джадж и Чарльз Макмэхон, которые обеспечивали, безопасность прилегающего к объекту офиса военного атташе США в Сайгоне. Они стали последними американскими жертвами Вьетнамской войны.

А 29 апреля штаты приступили к операции "Порывистый ветер" - крупнейшей в истории эвакуации с помощью вертолетов. Довольствоваться винтокрылыми машинами пришлось как раз таки из-за потери аэропорта. Американских граждан, а также вьетнамцев, работавших на американскую администрацию, вывозили на корабли. Вот что вспоминает об этом госпитальный санитар ВМС США Стивен Клинкхаммер, служивший на авианосце "Мидуэй": "Полетная палуба была настолько забита вертолетами, что нам приходилось спихивать их за борт, потому что места не оставалось, и нашим собственным "вертушкам" было некуда садиться. Летали с перегрузкой, запихивая по двадцать пять человек за раз - и вьетнамцев, и американцев. Царил всеобщий хаос…Бежали солдаты южно-вьетнамской армии, они прибывали, обгоняли мирных жителей, стреляли в мирных жителей, постоянно пытались выбраться оттуда первыми. Лучшее описание происходившего - "каждый сам за себя".(Из книги Ал Сантоли "Все, что было у нас").

Тысячи людей штурмовали американское посольство, которое, по словам агента ЦРУ, в Сайгоне Фрэна Снеппа было "островом в море хаоса". В это время на обезумевших от паники людей сыпался дождь из обгоревших бумаг и денежных банкнот. Перед эвакуацией дипломаты спешно уничтожали документы и деньги, предназначавшиеся для вьетнамских сотрудников. А сжигатель установили прямо на крыше посольства. Всего огню предали около 5 миллионов долларов.

Последними отсюда эвакуировали 11 морских пехотинцев. Как свидетельствовал генерал-лейтенант Филипп Дэвидсон, за несколько часов до того, как над Дворцом Независимости взвился красный флаг, радист посольства США отправил сообщение: "Битва была жестокой и долгой, и мы проиграли… Сайгон прощается с вами".

В тот момент около 400 вьетнамцев терпеливо продолжали ждать у стен здания, веря, что за ними прилетит вертолет.

"Но мы знали, что их не заберут, мы их предали. Это была вьетнамская война в миниатюре: великие планы и никудышная реализация", - признавался дипломат Гарри Саммерс.

Но если символом поражения Америки во Вьетнаме стал вертолет Bell UH-1 "Ирокез", который сбрасывают за борт, чтобы освободить место для беженцев, то символом победы Вьетконга стал танк Т-54, снесший ворота Дворца Независимости. За годы конфликта Советский Союз поставил вьетнамским товарищам около 700 танков. И львиная доля пришлась на "пятьдесят четверки". Они славно здесь повоевали.

Основное противоборство у них развернулось с М41. И хотя "Бульдоги" уступали в мощи Т-54, их нельзя было назвать легкими противниками. Во Вьетнаме воевала не просто техника, а две танковые школы. И советская одержала вверх над американской.

Символично, что вслед за Т-54 на площадь Дворца Независимости въехал его китайский "близнец" Тип 59. Без поддержки обеих держав победа АСВ была бы немыслима.

В 14:30 последний президент Южного Вьетнама Дуонг Ван Минь после ареста в своей резиденции объявил по радио о полной капитуляции.

Принимавший капитуляцию полковник северовьетнамской армии Буй Тин заявил: "Между вьетнамцами нет победителей и побеждённых. Лишь американцы были побеждены".

Как русские воевали против русских во Вьетнаме: staryiy — LiveJournal

Не стоит думать, что противостояние русских «красных» и «белых» закончилось с завершением Гражданской войны, даже во второй половине XX века шла борьба, как минимум — со стороны белоэмигрантов, точнее, уже их детей и внуков.

Русские диаспоры США и Австралии

В Соединённых Штатах Америки была весьма многочисленная русская белоэмигрантская община, культивировавшая любовь к России-матушке и ненависть к “угнетающим её большевикам». В этом же духе воспитывалось подрастающее поколение. Поэтому, когда США втянулись в войну во Вьетнаме (1964 - 1973), молодые русские американцы поехали в джунгли не только как призывники, но и как добровольцы — для борьбы с коммунизмом.

Мотивация усилилась, когда стало известно, что на стороне Северного Вьетнама сражаются советские специалисты — как офицеры, так и солдаты. Советский контингент во Вьетнаме достигал 10 тысяч человек против 2,5 млн военнослужащих армии США, прошедших через вьетнамские джунгли. Сколько русских носили американскую военную форму, неизвестно — просто никто не вёл подобной статистики, и не нашлось ни одного историка, кто озаботился бы изучением этой стороны Вьетнамской войны.

Также непонятны потери русских американцев, хотя русскоязычные белоэмигрантские газеты и журналы напечатали несколько некрологов, посвященных павшим во Вьетнаме сыновьям видных деятелей эмиграции. Среди фамилий были русские, казачьи и даже калмыцкие, но можно всех смело записать в «русские», как это до сих пор принято в США, где так именуют всех и любых выходцев из России и экс-СССР.

Справедливости ради, русская община в США была представлена не только белоэмигрантами, но и потомками тех, кто уехал за океан в поисках лучшей доли ещё во время Российской империи. Как бы то ни было, среди русских добровольцев в армии США были и те, кто заслужил награды за воинскую доблесть. Например, Константин Сидамон-Эристов, председатель совета директоров Толстовского фонда, награждён Бронзовой звездой. Русские американцы воевали в пехоте, авиации, включая вертолётную, на речных катерах, служили снайперами и танкистами. Не исключено, что им приходилось вступать в прямые боестолкновения с русскими из советского контингента во Вьетнаме.

Неожиданным является наличие русских в австралийско-новозеландских подразделениях во Вьетнаме. Тут история такова — в 1950 году весь материковый Китай был занят коммунистическими войсками Мао Цзедуна, что вынудило белоэмигрантов, живших в Харбине и иных городах еще с двадцатых годов, искать другое пристанище. Новую родину нашли под небом Австралии и Новой Зеландии. В контингенте также были не только призывники, но и добровольцы.

Они сражались не за Родину

Впрочем, первым русским на стороне противников Северного Вьетнама стал ещё в пятидесятые годы экс-советский разведчик — перебежчик Николай Хохлов, участник Великой Отечественной войны. По заданию ЦРУ он занял пост советника президента Южного Вьетнама и готовил для режима «коммандос».

Участию русских американцев во Вьетнамской войне посвящен, как минимум, один художественный фильм: «Охотник на оленей» Майкла Чимино. А вот русские австралийцы оставили документальные воспоминания. Служили они, в основном, в Отдельном Австралийском батальоне и в 1-й австралийской группировке, рядовыми, сержантами и офицерами (вплоть до капитана), вспоминает Евгений Конашенко, занимавшийся снабжением вертолётных австралийских частей, расквартированных во Вьетнаме. Александр Ильин, чьи два деда были офицерами русской императорской армии, рассказывал, что во Вьетнаме практически не было линии фронта как таковой, партизаны и диверсанты могли открыть огонь не только в джунглях, но и на городских улицах. Было много хитроумных и жестоких ловушек, попав в которые военнослужащий умирал мучительной смертью.

Как бы то ни было, участие русских во Вьетнамской войне против Северного Вьетнама и советского контингента ждёт своего исследователя.
Источник


15 лучших фильмов о войне во Вьетнаме

«Зеленые береты» (1968)

В 1968 году сомнительная кампания США по защите Вьетнама от коммунистов близилась к своему завершению. Однако сама тема вьетнамской войны не только активно обсуждалась, но и яростно критиковалась. Именно поэтому выход фильма, который стал фактически агитпропагандой, был больше маркетинговым решением, нежели художественным. Шутка ли — из первоначального сценария были вычеркнуты все диалоги между вьетнамскими солдатами. Мол, они не только убийцы и садисты, но еще и бессловесные существа — как звери.

Фильм стал ответом консервативной партии (активным членом которой был и Джон Уэйн) и Пентагона на критику всей военной кампании. Такой крен в сторону политики критики не оценили (например, Роджер Эберт поставил фильму 0 звезд из 4), однако маркетинговый расчет себя оправдал. На полковника Кирби, заявляющего: «Здесь одно судебное разбирательство — пуля», зритель в кино пошел валом. Результат — $32 млн сборов при бюджете в $7 млн.

«Таксист» (1976)

Эрих-Мария Ремарк писал о поколении солдат, «которые не победили» в Первой мировой. Мартин Скорсезе снял кино о человеке, который тоже участвовал в боевых действиях и тоже не победил. Авторы фильма рассуждают, кем сегодня стал ветеран вьетнамской кампании в обществе: человеком, которому не спится по ночам и который считает, что пригласить девушку в кино на порнофильм — это нормально. Человеком, который общается с семьей в одностороннем порядке. Наконец, человеком, в котором еще жива жажда вершить правосудие. И пусть он не сделает мир добрее и человечнее, но он все же попытается — хотя бы в пределах одного борделя.

«Возвращение домой» (1978)

Этот фильм показывает еще одну сторону «вьетнамского вопроса». Главная героиня не была на передовой, она не вернулась домой с посттравматическим синдромом. Но ее связь с войной во Вьетнаме очень и очень крепка — каждый день она имеет дело с солдатами, которые возвратились оттуда.

Режиссер Хэл Эшби через глаза Джейн Фонды, широко раскрытые от неопределенности и страха, показывает целый срез общества, которое осталось дома в надежде закрыться и спрятаться. Но эхо войны долетает и сюда — вместе с парализованными солдатами, вместе с ветеранами, которые снимают обручальные кольца и навсегда уплывают в океан.

«Охотник на оленей» (1978)

Режиссер Майкл Чимино решил показать, что война это неминуемая смерть и жестокость. Да, везунчики ее могут откладывать достаточно долго, но в один момент и для них прозвучит роковой выстрел. В общем, самая настоящая «русская рулетка». И сцены с этой самоубийственной игрой проходят красной линией через весь фильм — как и критика бессмысленного насилия. Еще одной метафорой становится собственно сцена охоты на оленя, в которой герой Роберта Де Ниро, уставший от жестокости, намеренно промахивается.

Одни играют в «русскую рулетку», другие пытаются спасти мир, в котором мало что осталось от надежды. Страна, в которой трое закадычных друзей никогда не расставались, стала страной, где их дороги разошлись очень далеко.

«Апокалипсис сегодня» (1979)

Великий Фрэнсис Форд Коппола представил войну как ужасающее путешествие. Путешествие по всем ужасам кровавой бойни.

Фильм начинается с ковровой бомбардировки под песню The Doors «The End» — и это начало пути к тому пределу, за которым уже не остается ничего человеческого. Туда, где под «Полет Валькирий» Вагнера эскадрилья вертолетов разносит деревню, чтобы подполковник мог покататься на шестифутовой волне. Туда, где джунгли в виде тигра нападают на тех, кто ищет манго. Туда, где ЛСД вызывает приступы безумия. Вот только эффект от наркотиков проходит, а безумие — нет. А что же в конце этого путешествия? «Ужас... ужас...».

«Первая кровь» (1982)

Первый (и лучший) фильм франшизы о Джоне Рэмбо — история солдата, который после ада войны уже не может вернуться к нормальной жизни. И причин тому множество. Это и сломанная психика — один только взгляд на зарешеченные окна вызывает мучительные воспоминания о плене. И ощущение ненужности («На войне я управлял техникой стоимостью в миллионы долларов, а сейчас не могу устроиться даже парковщиком»). И полное одиночество, ибо даже из армейских друзей никого не осталось. Но при всем при этом умение выживать в любых условиях никуда не исчезло — оно просто дремлет где-то глубоко. И если случается ситуация, которая заставляет это умение проснуться, тогда остается лишь «запастись большим количеством мешков для трупов».

«Взвод» (1986)

Если одни режиссеры стремились показать, что в войне есть свои и противники, то Оливер Стоун во «Взводе» демонстрирует, какими разными могут быть «свои». Разными они могут быть по отношению к противнику — кто-то убивает врагов во время боевых действий, кто-то стреляет пленнику под ноги, заставляя его беспомощно подпрыгивать, кто-то насилует местных девушек. Но также различается это отношение и друг к другу. Фильм показывает, как война обнажает и обостряет все качества человека. И если на гражданке он, может, и не стал бы убивать своего товарища, то на войне, развязавшей руки и сулящей безнаказанность, — запросто.

Впоследствии Стоун снял еще два фильма о Вьетнаме, однако лишь «Взвод» стал во многом автобиографическим для режиссера, проведшего во вьетнамских окопах больше года (и награжденного «Бронзовой звездой» и «Пурпурным сердцем»).

«Цельнометаллическая оболочка» (1987)

Стэнли Кубрик не раз и не два критически высказывался о войне. В «Тропах славы» он показал, как одни сражаются за каждый метр земли, а другие — за звания и должности. В «Докторе Стрейнджлаве» посмеялся над «машиной судного дня», которая создана по принципу «ни нашим, ни вашим». Наконец, в «Барри Линдоне» он определил войну как бессмысленное кровопролитие, причины и цели которого никому неизвестны.

В «Цельнометаллической оболочке» режиссер критикует армейскую муштру, которая выпускает не солдат, а убийц. А когда действие перемещается за пределы казармы, на экране разворачиваются события, значительно большие, чем просто боевые стычки. Это и плюшевые зайцы, под которыми скрываются мины, и дети, которые вместо рюкзака с учебниками носят снайперские винтовки, и марш через дымящиеся руины разрушенного города под песню клуба Микки Мауса.

«Высота "Гамбургер"» (1987)

Поразмышляв о наемниках, которые воюют за деньги, режиссер Джон Ирвин решил рассказать о солдатах, которые вообще не понимают, за что сражаются. Постановщик насыщает фильм антивоенными диалогами, нескоординированными действиями подразделений («дружественный огонь» с американских вертолетов нередко накрывает не только врага, но и своих), заявлениями об уважении к врагу. По сути, фильм становится синонимом бессмысленности войны и командиров, которые желают выслужиться перед начальством. В конце концов, почему нужно бросать целый полк на укрепленную высоту, которая даже не имеет стратегической важности? Потому что это приказ, а приказы не обсуждаются.

Войну начинают политики, но ведут солдаты. И «Высота Гамбургер» — как раз о том, что эти два действия находятся в категорически разных плоскостях.

«Доброе утро, Вьетнам» (1987)

Моральный дух солдат, которые постоянно находятся на передовой, постоянно нужно поддерживать. И для этой цели лучше всего пригласить радиоведущего — веселого, азартного и яркого. Но самое главное — ни в коем случае не давать ему самому прикоснуться к этой войне, пусть себе шутит где-нибудь в сторонке. Ведь если он захочет не только шутить, но и говорить правду, начальству это может не понравиться. А что делает начальство с неугодными радиоведущими? Прокладывает им маршрут через те места, где их могут убить. Разве может быть доброе утро во Вьетнаме — в стране, где идет война?

«Военные потери» (1989)

Фильм поднимает темы, которые многие режиссеры обходили стороной, сконцентрировавшись на перестрелках и авианалетах. Брайан Де Пальма во главу угла поставил морально-этические вопросы: его интересуют не боевые действия, он значительно больше времени концентрируется на том, что происходит, когда пули не свистят, а мины не взрываются. Например, на эпизоде, когда американские солдаты в ходе разведки похищают девушку-вьетнамку, чтобы вволю с ней поразвлечься, потому что это «хорошо подействует на моральный дух отряда». Нужно ли докладывать начальству о преступлениях, которые совершили соратники? А если не нужно, то почему — из-за того, что они соратники, или потому, что боевые товарищи могут за такое убить?

Результатом стал «неудобный» фильм, показывающий «честь и доблесть» Америки в крайне неприглядном свете. А спустя 18 лет Де Пальма вернется к тем же неудобным вопросам в драме «Без цензуры» — уже на материале войны в Ираке.

«Лестница Иакова» (1990)

Этот фильм раскрывает посттравматический синдром во всей его «красе»: паранойя, навязчивые идеи, искореженная психика, устрашающие галлюцинации — все это в полном объеме присутствует как в голове главного героя, так и на экране. Режиссер Эдриан Лайн не поскупился на образы и метафоры, превратив душевные и психологические метания ветерана войны в нескончаемый кошмар.

И хотя финал расставляет все по своим местам, забыть ужас в глазах гениального Тима Роббинса просто невозможно.

«Мы были солдатами» (2002)

Фильм о войне как о задаче, которую нужно решить. Причем решить максимально быстрыми и простыми способами. А значит, необходимо к ней основательно подготовиться — изучить военную тактику противника, продумать мобильность войск, озадачиться подготовкой личного состава. А главное, найти боевого офицера, который скажет солдатам: «Я не обещаю, что все вернутся. Но вот, в чем я клянусь: на поле битвы я выйду первым. Я не брошу ни одного из вас. Живые или мертвые, мы вернемся вместе».

Показана в фильме и другая сторона — жены, которые ждут своих мужей и больше всего боятся, что однажды к ним постучится человек в форме и скажет: «Ваш муж просил передать, что он любит вас». Наконец, третья точка зрения разворачивает ситуацию на 180 градусов: стоит только показать противнику свою силу, он сразу же отвечает еще большей силой.

«Спасительный рассвет» (2006)

Порой война бывает не только с противником в лице конкретного народа. К пыткам и плену могут добавиться война с голодом, с джунглями, от зелени которых в один момент начинают болеть глаза, с бурными реками и водопадами. И несмотря на всю боевую подготовку, часто остается надеяться только на удачу — на то, что побег удастся, на то, что злобные крестьяне убьют твоего товарища, а не тебя, на то, что рано или поздно прилетит военный вертолет, на котором намалеван звездно-полосатый флаг.

Под чутким руководством великого Вернера Херцога Кристиан Бейл в роли летчика Дитера Денглера совершает актерский подвиг. Кстати, к реальной истории Денглера Херцог впервые обратился за девять лет до «Спасительного рассвета» — в документальной ленте «Малыш Дитер должен летать».

«Пятеро одной крови» (2020)

Посттравматический синдром у каждого проявляется по-своему. Кто-то, вернувшись с войны, с головой уходит в бизнес, а кто-то каждую ночь видит во сне погибшего товарища. Спайк Ли, известный тем, что часто обращает внимание на расовую дискриминацию, и в этот раз рассуждает на свои коронные темы. Рассуждает через призму участия афроамериканских солдат во вьетнамской кампании. О том, что творилось у них в головах, когда с одной стороны идет военная агитация, с другой — выступает Мартин Лютер Кинг, а с третьей оказывается, что далеко не все вьетнамцы — убийцы и садисты.

В фильме, традиционно для Ли, множество смыслов, но ключевой — в том, что война жестоко травмирует психику. Для одних она становится паранойей и заставляет отвернуться в трудный час от людей после пятидесяти лет дружбы. Другим же она помогает обрести понятие чести и в нужный момент броситься на гранату, спасая близких.

Project MUSE - Российская война во Вьетнаме

Корни войны во Вьетнаме лежат в сопротивлении Вьетнама французскому колониализму, но после 1946 года конфликт стал частью стремления Америки к глобальной гегемонии, борьбы холодной войны между Соединенными Штатами и Советским Союзом. и возрождение Китая как региональной азиатской державы. Это была международная война, в которой участвовали не только основные воюющие стороны - Франция, Соединенные Штаты и Вьетнам, - но также Лаос, Камбоджа, Союз Советских Социалистических Республик, Китайская Народная Республика (КНР) и союзники в обеих странах. Военные блоки.Несмотря на международную сложность и значимость, большая часть англоязычной историографии войны посвящена темам, связанным с «Америкой во Вьетнамской войне» и «Вьетнамской войной в Америке». 1 Есть несколько значительных работ на английском языке о вьетнамском опыте революции и войны, но гораздо меньше о роли советских, китайских и менее значительных акторов в борьбе. Еще реже встречаются исследования войны в глобальном, многонациональном контексте - на любом языке. 2

Национальная предвзятость - форма провинциализма, которую разделяют, а иногда и превосходят историки других стран, - несомненно, одна из многих причин нехватки двусторонних и многосторонних американских исследований войны. Но наиболее важной причиной, вероятно, является ограниченный доступ к документальным источникам во Вьетнаме, Китае и Советском Союзе. Удача сражений передала многие вьетнамские материалы в руки спецслужб США, и в конечном итоге они попали к ученым.Вьетнамцы опубликовали некоторые партийные материалы и несколько официальных сборников документальных фильмов во время и после войны, а послевоенный политический конфликт вокруг военнопленных и МВД привел к рассекречиванию отдельных архивов во Вьетнаме к началу 1990-х годов. С окончанием холодной войны и продолжающимся сближением между КНР и Западом двери в китайские архивы и академические публикации были частично открыты. Параллельное развитие событий имело место в бывшем Советском Союзе после неудачного переворота 1991 года против правительства Михаила Горбачева и последующего падения власти Коммунистической партии.Степень и легкость доступа к [End Page 157] документам в этих трех странах, однако, не соответствует таковой в Соединенных Штатах, что само по себе часто оставляет желать лучшего. 3

Книга Ильи В. Гайдука о роли Советского Союза во Вьетнамской войне с 1964 по 1973 годы зародилась в этих событиях после холодной войны. Российский историк советско-американских отношений и научный сотрудник Института всеобщей истории в Москве, который говорит и пишет на русском и английском языках, Гайдук участвовал в совместных проектах между российскими и американскими учреждениями после 1991 года по открытию Коммунистической партии Советского Союза (КПСС). архивные материалы.Его интерес к войне во Вьетнаме привел его к ценной коллекции секретных и сверхсекретных документов о военных отношениях между СССР и Демократической Республикой Вьетнам (ДРВ, или Северный Вьетнам). Вдохновленный коллегами в России и по проекту международной истории холодной войны в Вашингтоне, округ Колумбия, и при поддержке стипендий Международного центра Вудро Вильсона и Норвежского Нобелевского института, Гайдук продолжил свои исследования и завершил рукопись даже после статей, которые он изучал в Москва снова оказалась взаперти.К 1993 году российские лидеры решили по политическим причинам отказаться от либеральной политики рассекречивания, которую они только недавно приняли.

То, что нашел Гайдук, его удивило. Официальная линия советского правительства заключалась в том, что СССР был основным поставщиком и защитником ДРВ и Фронта национального освобождения Южного Вьетнама (ФНС) по причинам, главным образом связанным с коммунистической солидарностью. Гайдук поясняет, что отношения между Москвой и Ханоем были более сложными, а советские мотивы - более эгоистичными.В годы после Женевских соглашений 1954 года Советский Союз был скромно вовлечен в дела Вьетнама и без особого энтузиазма поддерживал цель ДРВ и НФО - национального воссоединения. Эта минималистская советская политика продолжалась до августа 1964 года, когда кризис в Тонкинском заливе вынудил Москву признать ...

Мнение | Почему русские оказались во Вьетнаме?

Это было послание, которое генерал Во Нгуен Зиап принес в Москву в декабре 1971 года, когда вьетнамцы готовились к весеннему наступлению, чтобы нанести последний удар Южному Вьетнаму.Зиап пообещал, что совместная советско-вьетнамская победа во Вьетнаме ознаменует подъем Ханоя до уровня лидера и социалистического плацдарма в третьем мире. «Мы хотели бы продолжить эту миссию вместе с Советским Союзом, потому что никто не может сделать это без Советского Союза», - сказал он. Советские лидеры восприняли это послание, особенно после того, как Зиап пообещал предоставить Советскому Союзу военно-морские права в заливе Камрань, который тогда все еще контролировался американцами.

Поддерживать воинственную позицию Ханоя было опасно.Возобновление крупных боевых действий в марте 1972 года грозило сорвать движение к советско-американской разрядке. После того, как американцы ответили на весеннее наступление в Ханое массированными бомбардировками, некоторые представители советского руководства, включая Косыгина, предложили отменить предстоящий саммит в Москве. «Вы шутите?» - спросил Брежнев. «Почему бы и нет!» - возразил Косыгин. «Это была бы правильная бомба». «Это будет бомба, - прокомментировал Брежнев, - но на кого это повлияет больше?»

Брежнев считал разрядку личным достижением и не хотел жертвовать ею ради Вьетнама.В то же время, однако, он также не желал оказывать давление на Вьетнам ради улучшения отношений с Соединенными Штатами - идея, известная Киссинжеру и Никсону как «увязка». Чего американский дуэт не совсем понимал, так это того, что Вьетнам был важным элементом заявки Брежнева на мировое лидерство. Советская поддержка Ханоя сделала Советский Союз настоящей сверхдержавой и равной Америке.

Никсон позже вспоминал, как был поражен во время московского саммита в мае 1972 года, когда Брежнев, «который только что смеялся и хлопал меня по спине, начал сердито кричать», обвиняя Соединенные Штаты в совершении ужасных преступлений во Вьетнаме.Брежнев сделал это, потому что он должен был защищать свой авторитет перед своими коллегами, а также в Северном Вьетнаме. «Я не помню, чтобы мне или моим товарищам приходилось когда-либо говорить с кем-либо так резко и резко, как мы говорили с Никсоном о Вьетнаме», - позже сказал Брежнев генеральному секретарю Ле Зуану и премьер-министру Фам Ван Донгу.

Китайско-вьетнамские отношения в то время достигли нового минимума. К лету 1973 года, когда Соединенные Штаты завершали свое разъединение, Ле Зуан беспокоился о Китае, говоря Брежневу, что, по его мнению, Мао планирует «вторгнуться во весь Индокитай и Юго-Восточную Азию, если сложатся обстоятельства.Брежнев пообещал помочь защитить Вьетнам - на этот раз от его северного соседа.

Стоимость послевоенного восстановления была огромной. Ле Зуан и Фам Ван Донг были откровенны с Брежневым в отношении ожиданий Ханоя: потребуется крупная советская помощь, чтобы помочь «индустриализировать» Вьетнам, чтобы показать Юго-Восточной Азии практические преимущества социалистической ориентации. «У нас ничего нет», - сказал Ле Зуан Брежневу, предположив, что все должно исходить от советского блока в течение следующих 10-15 лет.

Война России во Вьетнаме по JSTOR

Информация о журнале

обзора американской истории предоставляют эффективные средства для ученых и студенты, изучающие американскую историю, чтобы оставаться в курсе своих дисциплин. Каждый в выпуске представлены подробные обзоры более тридцати новейших книг в Американская история - обзоры, которые намного превосходят обзоры, найденные в другие научные журналы. Ретроспективные очерки, посвященные знаковым произведениям также регулярно появляются крупные историки.Журнал охватывает все области американской истории, включая экономику, военную историю, женщин в история, право, политическая история и философия, религия, социальная история, интеллектуальная история и история культуры.

Информация об издателе

Одно из крупнейших издательств в Соединенных Штатах, Johns Hopkins University Press объединяет традиционные издательские подразделения книг и журналов с передовыми сервисными подразделениями, которые поддерживают разнообразие и независимость некоммерческих, научных издателей, обществ и ассоциаций.Журналы The Press - это крупнейшая программа публикации журналов среди всех университетских изданий США. Отдел журналов издает 85 журналов по искусству и гуманитарным наукам, технологиям и медицине, высшему образованию, истории, политологии и библиотечному делу. Подразделение также управляет услугами членства более чем 50 научных и профессиональных ассоциаций и обществ. Книги Имея признанные критиками книги по истории, науке, высшему образованию, здоровью потребителей, гуманитарным наукам, классической литературе и общественному здравоохранению, Книжный отдел ежегодно публикует 150 новых книг и поддерживает более 3000 наименований.Имея склады на трех континентах, торговые представительства по всему миру и надежную программу цифровых публикаций, Книжный отдел объединяет авторов Хопкинса с учеными, экспертами, образовательными и исследовательскими учреждениями по всему миру. Проект MUSE® Project MUSE - ведущий поставщик цифрового контента по гуманитарным и социальным наукам, предоставляющий доступ к журналам и книгам почти 300 издателей. MUSE обеспечивает выдающиеся результаты для научного сообщества, максимизируя доходы издателей, обеспечивая ценность для библиотек и предоставляя доступ ученым по всему миру.Услуги Hopkins Fulfillment Services (HFS) HFS обеспечивает печатную и цифровую рассылку для выдающегося списка университетских издательств и некоммерческих организаций. Клиенты HFS пользуются современным складским оборудованием, доступом в реальном времени к критически важным бизнес-данным, управлением и сбором дебиторской задолженности, а также беспрецедентным обслуживанием клиентов.

Примечание: Эта статья представляет собой обзор другой работы, такой как книга, фильм, музыкальная композиция и т. Д. Оригинальная работа не включена в покупку этого обзора.

Китайское и советское участие во Вьетнаме

Хо Ши Мин сфотографирован во время визита в Китайскую Народную Республику.

По мере того, как Соединенные Штаты вливали людей и деньги в Южный Вьетнам, китайское и советское участие во Вьетнаме также увеличивалось. Крупнейшие коммунистические державы мира, Советский Союз и Китайская Народная Республика, оказывали материальную помощь и поддержку Северному Вьетнаму. Поступая так, они надеялись укрепить и расширить коммунизм в азиатском полушарии, увязнуть Соединенные Штаты в долгом и дорогостоящем конфликте за границей и таким образом получить преимущество в холодной войне.

Секретная поддержка

Ни Советский Союз, ни Китай не были откровенны или открыты в отношении поддержки, которую они оказали Северному Вьетнаму и Фронту национального освобождения (ФНС). По сей день существует много предположений о том, что было дано, когда и кем.

Во время войны во Вьетнаме силы Северного Вьетнама были оснащены вооружением, боеприпасами и оборудованием как советского, так и китайского производства. Обе державы также предоставили Ханою другие формы поддержки, включая финансовую помощь или займы, разведывательные данные, стратегические консультации и технических экспертов.

Эта поддержка Советского Союза и Китая окажется жизненно важной для Ханоя. Это способствовало успеху операций Северного Вьетнама и Вьетконга в Южном Вьетнаме.

Хошимин

Хо Ши Мин выступает во время официального визита в Москву в 1955 году.

Западные правительства, конечно же, осудили Северный Вьетнам как марионеточное государство, а Хо Ши Мина - как раба Москвы и Пекина. Степень коммунизма Хо Ши Мина остается под вопросом, однако нет никаких сомнений в его крепких связях с Советским Союзом.

Молодой Нгуен Синх Кунг тяготел к марксизму в конце 1919 года после того, как его мечты о независимости Вьетнама были отвергнуты западными лидерами в Париже.

В 1920 году Хо стал одним из основателей Французской коммунистической партии. Три года спустя он отправился в Москву, где продолжил изучение коммунистической теории и международной активности. Он также стал делегатом Вьетнама в Коминтерне, советском комитете, которому было поручено продвигать и поддерживать социалистическую революцию во всем мире.

Нет сомнений в том, что Хо Ши Мин имел родословную коммуниста, но он не был марионеткой. В отличие от некоторых просоветских правителей в Восточной Европе, Хо в первую очередь был предан своей стране и ее народу, а не Москве, Коминтерну или «мировой революции».

Раннее советское мировоззрение

После Второй мировой войны Советская Россия оказывала лишь незначительную поддержку коммунистическим движениям во Вьетнаме, который тогда находился вне сферы влияния Москвы.

Советский диктатор Иосиф Сталин стремился сохранить свой военный союз с Западом, по крайней мере временно, и предпочел не противодействовать им, поддерживая Вьетминь в 1946-47 годах.Сталин также испытывал непоколебимое недоверие к азиатским коммунистическим группам, считая их слабыми, недисциплинированными и испорченными корыстными интересами и национализмом.

К концу 1949 года ситуация заметно изменилась. Напряженность между США и Советским Союзом нарастала, и победа коммунистов Мао Цзэдуна в Китае (октябрь 1949 г.) стала радикальным событием в холодной войне.

В январе 1950 года Москва с опозданием признала Хо Ши Мина и Вьетминя «официальными» правителями Вьетнама. Хо Ши Мин отправился в Москву и искал советской военной поддержки в своей войне за независимость против Франции.Сталин, внимание которого было сосредоточено на Европе, отверг его предложения. Вместо этого Сталин призвал своего коммунистического союзника Мао Цзэдуна поддержать Вьетминя.

Китайская поддержка

Хо Ши Мин с китайскими лидерами Мао Цзэдуном (слева) и Чжоу Эньлай, 1955

У китайцев уже была история сотрудничества с Вьетмином. Китайские коммунисты и Вьетминь обеспечивали друг друга прикрытием и материальной поддержкой во время их борьбы за контроль над своими странами.

Эти отношения были особенно сильны в приграничных регионах.Коммунистические силы Китая часто отступали в Северный Вьетнам, чтобы отдохнуть или подготовиться к дальнейшим наступлениям. Взамен китайцы предоставили Вьетминю оружие, боеприпасы и обучение.

Пекин продолжал оказывать эту помощь в начале 1950-х годов, оказывая значительную военную помощь Ханою, а также снабжая Северную Корею во время Корейской войны (1950-53). Большая часть китайских товаров прибыла в Куньмин в провинции Юньнань, откуда их перевезли к вьетнамской границе, а затем увезли по узкой тропе в джунглях - предшественнице знаменитой «тропы Хо Ши Мина».

Идеологическое влияние

Китайский коммунизм также имел некоторое влияние на вьетнамскую коммунистическую идеологию, организацию и политику. Консультации и технический опыт Китая повлияли на программы Ханоя по земельной реформе и индустриализации в 1950-х годах.

Когда Коммунистическая партия Индокитая была преобразована в Лао Дун в начале 1951 года, она включала организацию и структуры, смоделированные по образцу Коммунистической партии Китая.

Риторика, которая шла между Вьетмином и Пекином, обычно была чрезмерной.По сообщениям, Хоанг Ван Хоану, главному дипломату Вьетминя в Китае, была предложена безоговорочная поддержка и «бланк-чек» на поставку оборудования. И пока китайская поддержка текла, Хо Ши Мин был готов ответить хвалой. На церемонии в феврале 1951 года Хоанг Ван Хоан сказал приехавшей китайской делегации:

«Благодаря географическим, историческим, экономическим и культурным связям между Вьетнамом и Китаем, китайская революция оказала огромное влияние на вьетнамскую революцию.Наша революция будет следовать, как мы уже видели, по ходу китайской революции. Опираясь на уроки китайской революции и опираясь на «Мысль Мао Цзэдуна», мы глубже поняли мысли Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, так что мы одержали великие победы в прошлом году. Этого мы никогда не забудем ».

В Москве возродился интерес

Смерть Иосифа Сталина (март 1953 г.) и стабилизация событий в Европе снова привлекли внимание Москвы к Юго-Восточной Азии.

Пока Вьетминь готовился изгнать французов и двигаться к воссоединению, Советы предпочли более примирительный подход. Советские делегаты на Женевской конференции призвали Вьетминь согласиться с миром путем переговоров и предложенным переходным разделом. Советские стратеги утверждали, что разделение Вьетнама позволит достичь периода стабилизации. Коммунистический режим на Севере сможет укрепить свою власть, провести экономические реформы и улучшить свой военный потенциал.

Москва беспокоила и более широкий круг вопросов. Он был обеспокоен тем, что военное вмешательство США во Вьетнам потребует какого-то советского ответа. Под давлением Советского Союза Хо Ши Мин посоветовал своим представителям в Женеве подписать соглашения.

Китайская помощь в 1960-е годы

Китайский плакат (1963 г.), призывающий к сопротивлению империализму США во Вьетнаме

Инцидент в Тонкинском заливе (август 1964 г.) и прибытие боевых войск США (1965 г.) вызвали усиление поддержки Китая.В основном это происходило в форме оборудования и строительства.

В 1965 году Пекин направил несколько тысяч инженерных войск в Северный Вьетнам для оказания помощи в строительстве и ремонте дорог, железных дорог, взлетно-посадочных полос и важнейшей оборонной инфраструктуры. Между 1965 и 1971 годами в Северном Вьетнаме было размещено более 320 000 китайских солдат. Пиковый год пришелся на 1967 год, когда в коммунистическом государстве было около 170 000 китайцев.

Их работа на военных объектах означала, что китайские войска были уязвимы для американских бомбардировок.По оценкам, в конце 1960-х годов на Севере было убито около 1000 китайцев. Пекин также поставил Ханою большое количество военной техники, включая грузовики, танки и артиллерию.

Другая смена

Вьетконгские солдаты перед поставленной Советским Союзом зенитной ракетой SA-2

Советская поддержка Северного Вьетнама оставалась вялой в течение 1950-х и начала 1960-х годов. Советский Союз снабжал Ханой информацией, техническими советниками и моральной поддержкой, но советский лидер Никита Хрущев предпочел ограничить свою поддержку и держать свою страну на расстоянии вытянутой руки от разворачивающихся проблем во Вьетнаме.

Хрущев был снят с поста лидера в октябре 1964 года, вскоре после инцидента в Тонкинском заливе. Новый советский премьер Алексей Косыгин больше стремился консолидировать и утвердить свою власть, главным образом для того, чтобы успокоить сторонников жесткой линии в советских вооруженных силах. В ноябре 1964 года Косыгин направил публичное послание в поддержку Фронту национального освобождения и объявил о государственном визите в Северный Вьетнам на Новый год.

Советский лидер прибыл в Ханой в феврале 1965 года, когда он встретился с членами Политбюро Лао Дуна и командирами Северного Вьетнама.Они подписали договор об обороне, который предоставит Северному Вьетнаму финансовую помощь, военное снаряжение и советников. В публичном заявлении делегации Косыгина говорилось:

.

«Демократическая Республика Вьетнам (ДРВ), форпост социалистического лагеря в Юго-Восточной Азии, играет важную роль в борьбе против американского империализма и вносит свой вклад в защиту мира в Азии и во всем мире. Мир. Правительства СССР и ДРВ изучили ситуацию ... Оба правительства решительно осуждают агрессивные действия США 5 августа 1965 года и особенно варварские атаки американской авиации на территорию ДРВ 7 и 8 февраля 1965 года ... СССР не останется равнодушен к обеспечению безопасности братской социалистической страны и окажет ДРВ необходимую помощь и поддержку.”

Советы увеличивают помощь

Москва стала главным благотворителем Северного Вьетнама. Как и Китай, Советский Союз увеличил свою помощь Ханою после военной эскалации США в 1965 году. Истинные масштабы этой поддержки никогда полностью не раскрывались, хотя она, безусловно, была значительной.

В 1966 году были широко распространены сообщения о том, что северовьетнамские летчики-истребители, летные экипажи и зенитчики прошли подготовку в Советском Союзе. Впоследствии выяснилось, что около 3000 советских военнослужащих служили в Северном Вьетнаме в 1964-1965 годах и что некоторые из них были ответственны за сбитые американские самолеты.

К весне 1967 года журнал TIME сообщил, что «река помощи» течет из России в Северный Вьетнам. По мнению некоторых аналитиков, к концу 1960-х годов более трех четвертей военно-технического оборудования, полученного Северным Вьетнамом, поступало из Советского Союза. В отличие от оборудования и оружия, поставленных Пекином, который требовал отсрочки платежа, большая часть советской помощи предоставлялась в виде помощи, а не кредитов.

Китайско-советский раскол

Что еще более усложняет ситуацию, отношения между Советским Союзом и Китаем ухудшились в течение 1960-х годов.Смена руководства в Москве в сочетании с культурной революцией 1966 года в Китае усилила напряженность между двумя коммунистическими сверхдержавами.

К 1968 году почти миллион советских войск сосредоточился на границе с Китаем. В следующем году в результате серии пограничных столкновений погибло около 200 человек. Китайско-советский раскол фактически заставил Ханой сделать выбор между Пекином и Москвой.

Это было несложное решение. В ноябре 1968 года Советский Союз и Северный Вьетнам подписали новый пакет военных и экономических соглашений.Согласно одному отчету, они «обеспечивали крупные поставки Советского Союза продовольствия, нефти, транспортного оборудования, железа и стали, других металлов, удобрений, оружия, боеприпасов и других товаров для усиления обороны [Северного] Вьетнама».

Мао Цзэдун ответил прекращением китайской помощи и приказал вывести весь китайский персонал из Северного Вьетнама. Российские грузы, направлявшиеся в Ханой, по-прежнему должны были проходить через территорию Китая, где их часто задерживали подозрительные официальные лица.

Взгляд историка:
«Хо Ши Мин смог использовать китайскую и советскую зависть друг к другу, чтобы добиться максимальной поддержки своих целей в Южном Вьетнаме. С 1965 до начала 1968 года соперничество между Пекином и Москвой также способствовало срыву множества вдохновленных Советским Союзом предложений о мирных переговорах между вьетнамскими коммунистами и Соединенными Штатами ».
Томас Кристенсен

1. Поскольку Соединенные Штаты предоставили помощь и поддержку Южному Вьетнаму, Китай и Советский Союз сделали то же самое для Северного Вьетнама, хотя характер и масштабы этой поддержки полностью не известны.

2. Период 1946-49 гг. Был периодом сотрудничества между китайскими коммунистами и Вьетмином. Это продолжалось после победы коммунистов в Китае (1949 г.) в форме военной помощи и поддержки политикой и восстановлением.

3. Советский Союз, напротив, мало обращал внимания на ситуацию во Вьетнаме. Сталин призвал Китай содействовать снабжению и развитию Северного Вьетнама, что он и делал в течение 1950-х годов.

4. Стремясь избежать прямого вмешательства в дела Азии, Москва призвала северных вьетнамцев принять условия Женевских соглашений (1954 г.).Советский интерес к Вьетнаму увеличился позже, при новом лидере Алексее Косыгине.

5. К концу 1960-х годов Москва стала главным спонсором Северного Вьетнама, предоставив большую часть своей помощи и оборудования. Китайско-советский раскол в этот период вынудил Северный Вьетнам тесно сотрудничать с Москвой.

Цитата
Название: «Китайское и советское вмешательство во Вьетнам»
Авторы: Дженнифер Ллевеллин, Джим Саути, Стив Томпсон
Издатель: Alpha History
URL: https: // alphahistory.com / vietnamwar / chinese-and-soviet-Participation /
Дата публикации: 20 июня 2019 г.
Дата обращения: 31 мая 2021 г.
Авторские права: Запрещается повторная публикация содержимого этой страницы без нашего явного разрешения . Для получения дополнительной информации об использовании, пожалуйста, обратитесь к нашим Условиям использования.

советских «военных экспертов»: наблюдения снежного человека во время войны во Вьетнаме

Это было немного похоже на снежного человека; Ходило множество слухов и заявлений о наблюдениях, но обнаружение советских войск в Юго-Восточной Азии было редким событием.На протяжении 69-летнего существования Советского Союза (1922–1991) в большинстве сфер было приемлемо использовать Россию как синоним Советского Союза. Точно так же русские за Советы. Действительно, Российская республика составляла две трети Советского Союза, русский был официальным языком, а русские доминировали в правительстве. Но на самом деле русскими было меньше половины населения. Остальные 14 республик состояли из десятков национальностей и этнических групп. Объединенный в условиях тоталитарного коммунистического правления, Советский Союз был сверхдержавой и не скрывал своей конечной цели: в конечном итоге любым возможным способом распространить коммунизм по всему миру.Это было в их письменной доктрине, публичных выступлениях их лидеров, и за ними следовали их действия.

Поддержка коммунистических движений по всему миру с помощью политической поддержки и оружия была ожидаема и сохранена. Их прогресс был стабильным. С 1922 по 1983 год каждая страна, попавшая под коммунистический контроль, оставалась в этой сфере. После Второй мировой войны основные демократии пытались воспрепятствовать этому росту всеми возможными способами, за исключением развязывания тотальной войны с Советским Союзом и его союзниками.Обе стороны широко признавали, что такая война может начаться как обычный конфликт, но как только одна из сторон начнет проигрывать, она перерастет в химическую войну, а затем будет применено тактическое ядерное оружие. Наконец, неизбежно произойдет тотальный термоядерный обмен, разрушающий цивилизацию в том виде, в каком мы ее знаем. Это доктрина гарантированного взаимного уничтожения (MAD), которая существует более 50 лет. Советы воздерживались от чрезмерной агрессии, но оставались твердыми в том, что «мировой коммунизм» когда-нибудь победит.Это была тотальная игра в шахматы, где на кону стояла свобода и / или выживание мира. Это была эпоха холодной войны.

Региональные конфликты, партизанские войны, чистые войны и «полицейские действия» - вот что было названием игры, поскольку бывшие колонии боролись за свою независимость, а диктаторы в странах третьего мира были свергнуты в ходе революций. В большинстве этих горячих точек США выступали против поддерживаемых Советским Союзом коммунистов, две силы участвовали в тонком танце. Сражайтесь упорно, но не слишком сильно. Трудно для политиков, сложно для привидений и невероятно расстраивает воинов.Войдите в Юго-Восточную Азию после выхода из императорской Японии. На западе Вьетнам граничит с Лаосом, который вел гражданскую войну с 1953 по 1975 год. Он бедный, гористый, гористый, гористый и имеет очень мало дорог. Это невероятно удаленная страна, в которой сложно ориентироваться. США поддерживали правительство Лаоса, в то время как коммунистических партизан поддерживали Советский Союз и Северный Вьетнам.

В 1962 году был подписан договор о невмешательстве, чтобы не допустить эскалации конфликта обеими сторонами.И все же оба продолжали - тихо. Это была «секретная война», о которой все знали, но официально никто не признавал. Мы тайно поставляли оружие, обучение, связь и материально-техническую поддержку различными способами, самым известным из которых является Air America ЦРУ. Хотя одноименный фильм был приличной комедией, в нем несправедливо изображалась операция и ее персонал как глупые, диковинные и коррумпированные. Фактически, некоторые из самых прекрасных и смелых американцев, когда-либо участвовавших в добровольной службе, носили гражданскую форму Air America.

Лаос также был важным участником войны во Вьетнаме. Это была сумеречная зона северных вьетнамских войск и маршрутов снабжения, тропы Хо Ши Мина, партизанских баз, миссий MACV-SOG, нейтралов, секретных постов прослушивания на вершинах гор и ретрансляционных станций. Сегодня, спустя 41 год после падения Южного Вьетнама, американские МВД в Лаосе включают 50 сотрудников спецназа и 260 летчиков, 106 из которых погибли при поддержке миссий SOG. Официально нас там не было. Но мы были. То же самое было с советскими «военными экспертами», как они предпочитали называть себя.Одни были пилотами, другие - специалистами по связи и наблюдателями. Цифры неясны, но они были не такими большими, как присутствие США. Опять же, ни одна из сторон не хотела эскалации, но обе были полны решимости поддержать своих союзников.

Одно столкновение с советскими войсками в Лаосе пережила группа SOG ST Idaho во время разведывательной миссии возле тропы Хо Ши Мина в начале ноября 1968 года. Джон Страйкер Мейер, набравший 1: 0 команды, объясняет в своей книге «Через забор» , »Как на вершине горы в джунглях посреди ночи, переключая каналы на их радио PRC-25, он внезапно услышал, что кто-то говорит по-русски.Эти радиоприемники были не очень мощными, поэтому он сразу понял, что источник должен быть относительно близко. Пока он продолжал слушать, другой член команды стал свидетелем того, как основание западной горы «загорелось, как рождественская елка», когда ожила секретная зона падения. Вскоре они услышали звук самолета и стали свидетелями того, как советский самолет выпустил груз. Это было редчайшее из наблюдений, но это было на самом деле.

Читать дальше: Российские «военные эксперты»: наблюдения снежного человека во время войны во Вьетнаме

Много месяцев спустя произошло второе, более драматическое столкновение с RT Idaho.На этот раз Линн Блэк 1: 0 и Дуг ЛеТурно 1: 1 выполняли секретную миссию в демилитаризованной зоне (DMZ) между Северным и Южным Вьетнамом. ЛеТурно следил за их радио, когда неожиданно появилось сообщение «RT Idaho. Заходите, RT Айдахо ». Удивленный, он ответил. Затем голос спросил, что они делают. На нем говорили по-английски, но с сильным русским акцентом, узнаваемым Блэком. Далее он сообщил им, что знает их координаты и что они будут либо убиты, либо взяты в плен. Этот разговор длился более 15 минут, и от россиянина поступала потрясающая информация, в том числе то, что он знал имена Блэка и ЛеТурно.Он также назвал имя еще одного члена команды, который, как он знал, только что вернулся домой. Вскоре отряд был выведен из-под шквального огня противника. Это ясно продемонстрировало, что у MACV-SOG была серьезная утечка, родинка, непосредственно в их внутреннем кругу.

В Южном Вьетнаме в течение многих лет среди снайперов ходили слухи о том, что советские контрснайперы проникли на юг, чтобы лично испытать тогда новые снайперские винтовки СВД Драгунова. Сообщается, что голубоглазые мужчины были замечены сотрудниками СВА, но никаких убедительных доказательств так и не представилось.Когда в 1991 году распался Советский Союз, было открыто много архивов, и люди почувствовали себя свободными, чтобы начать рассказывать свои истории. За это время было официально признано, что во время войны в Северном Вьетнаме служило более 3000 советских солдат. Их называли «советскими военными экспертами», а не солдатами, что позволяло официально утверждать, что ни один советский солдат никогда не служил во Вьетнаме. Подавляющее большинство составляли украинские зенитно-артиллерийские войска, которые занимали различные артиллерийские и ракетные объекты на севере, используемые против американских бомбардировщиков.После операции «Попутный ветер» на равнинах Боловенс в Лаосе стало известно, что советские экипажи управляли скорострельной зенитной артиллерией, применявшейся против нашей авиации. В своем официальном качестве им сказали, что они выполняют свой международный долг по защите коммунизма от «империалистов». Они управляли ракетными и радиолокационными станциями слежения SA-2, а также зенитными орудиями разного размера. Многие верили в свою миссию и очень гордятся своей службой. Другие сочли эту миссию неприятной.В своем расистском мировоззрении они не ценили приказы убивать белых в защиту азиатов, даже если это было их долгом.

Предоставляя свой личный состав для зенитной авиации, Советы преследовали две цели. Во-первых, они смогли отправить свои новейшие и самые сложные системы для защиты Севера без обязательного обучения, необходимого для подготовки вьетнамцев. Они также могли держать системы под своим прямым контролем в целях безопасности. Хотя Северный Вьетнам был советским союзником, он не обязательно был надежным союзником.Северный Вьетнам не всегда был откровенен со своими советскими союзниками в отношении обмена разведданными. Легко предположить, что все коммунистические страны были твердо едины в своих целях, но это совсем не так.

В этот период у Китая были разногласия с Советским Союзом до такой степени, что в 1969 году велась короткая пограничная война за остров Чжэньбао в районе Синьцзян. Согласно многочисленным источникам, включая отчеты Генри Киссинджера, советские удары с применением ядерного и биологического оружия были считается.Советские поставки и оружие не поставлялись через Китай во Вьетнам, поскольку первые попытки провалились. Китайцы отвлекли и украли большую часть этого. Он должен был быть доставлен напрямую морем. У Китая и Вьетнама тоже были свои разногласия, уходящие в глубь веков. Тем не менее, Китай предоставил Северному Вьетнаму продукты питания, медикаменты, радио и одежду.

Вторая причина, по которой советский персонал в Северном Вьетнаме был корыстным: они могли испытывать и оценивать свои самые современные радары и ракеты непосредственно против лучших самолетов, которые только могли предложить американцы.Это был беспрецедентный полигон. В разведывательном сообществе признают, что Советы также были бы заинтересованы в эксплуатации любого современного американского оборудования, которое они могли бы приобрести. Мы называем их персоналом по эксплуатации чужеродных материалов (FME). По этой причине США воздерживаются от отправки определенных предметов в поле. Некоторые историки специальных операций сначала были озадачены тем, что вместе с командами не было отправлено приличное оборудование для шифрования связи. Это оставляло команды в некоторой степени незащищенными, но потеря такого оборудования противником считалась большим риском.

Во время войны была по крайней мере одна значительная потеря - криптографическая кодовая машина KW-7. Выданный на уровне батальона, он был потерян в битве между войсками Северного и Южного Вьетнама. Эти машины имели решающее значение для операций США по всему миру и использовались всеми вооруженными силами, а также Государственным департаментом и основными союзниками. Его приобретение Советским Союзом было бы огромным, особенно в свете шпиона Джона Уокера, который в то время продавал Советскому Союзу коды ВМС США для такой машины.

Начиная с 1968 года, ВВС США впервые отправили F-111A во Вьетнам. Этот новый бомбардировщик-штурмовик обладал множеством передовых передовых функций, включая радар слежения за рельефом местности (TFR), который позволял ему лететь как можно ниже в любую погоду, избегая вражеских радарных систем. Это был бы Святой Грааль для советских ребят. Десять самолетов были потеряны в Северном Вьетнаме и Лаосе, и косвенные доказательства указывают на то, что противник действительно захватил по крайней мере одно место крушения.Спасательная капсула F-111A из Вьетнама сейчас находится в московском музее, и попытки уклончивых свидетелей были проблемой для американских спасательных команд.

Открытие советских архивов в 1990-е годы не привело к окончательному заключению по многим аспектам войны во Вьетнаме, но один важный вопрос кажется ясным. Несмотря на все слухи и легенды, американских военнопленных никогда не отправляли в Советский Союз. Вьетнамская война была крупным сражением в холодной войне, и в этом контексте она произвела огромное впечатление на советское мышление.В целом они пришли к выводу, что, если бы США, Австралия и Южная Корея были готовы направить такие огромные ресурсы оборудования и персонала для борьбы за какую-то азиатскую глушь без существенных ресурсов или стратегической ценности, просто представьте себе борьбу, которую они устроили бы для Западной Европы!

Алан Р. Уайз работал в разведывательном сообществе 10 лет и был консультантом ВВС США. Он занимается огнестрельным оружием и инструктажем по выживанию и в настоящее время управляет компанией Arktis North America, LLC.Как писатель / фотограф, он регулярно писал статьи для журналов Behind The Lines: The Journal of U.S. Special Operations, Armor, National Defense и Journal of Defense and Diplomacy. Он является автором пяти книг на военную тематику, в том числе одного романа «Пойманный игрой».

Вьетнамская война - CCEA - GCSE History Revision - CCEA

Роль Китая и СССР

Китай и СССР должны были играть разные роли в войне.

СССР был крупным поставщиком военной помощи, такой как оружие, ракеты и бензин.Китай был маршрутом поставок, по которому они доставлялись в Северный Вьетнам.

Сначала Советы пытались призывать к миру, в то время как Китай поощрял Север к участию в «Освободительной войне ».

По мере того, как Соединенные Штаты вливали людей и деньги в Южный Вьетнам, китайское и советское участие во Вьетнаме также увеличивалось.

Будучи крупнейшими коммунистическими державами мира, Советский Союз и Китай оказали Северному Вьетнаму моральную, материально-техническую и военную поддержку.

Они надеялись построить и распространить коммунизм в Азии.

Ни СССР, ни Китай не были открыты в отношении характера поддержки, которую они оказали Северному Вьетнаму и Национальному фронту освобождения (ФНО) , в который входило его военное крыло, Вьетконг.

Советская и китайская поддержка была жизненно важна для Северного Вьетнама и способствовала успеху его операций в Южном Вьетнаме.

Инцидент в Тонкинском заливе и прибытие американских войск в 1965 году спровоцировали усиление поддержки Китая.

В основном это оборудование и строительство.

Советский Союз снабжал город Ханой информацией, техническими советниками и моральной поддержкой, но советский лидер Никита Хрущев предпочел ограничить свою поддержку.

В 1965 году, после отстранения Хрущева от власти, СССР подписал оборонный договор, по которому Северный Вьетнам предоставил финансовую помощь, военную технику и советников.

Москва стала основным поставщиком для Северного Вьетнама.

В ноябре 1968 года Советский Союз и Северный Вьетнам подписали новый пакет военных и экономических соглашений.

СССР согласился поставлять продовольствие, нефть, транспортное оборудование, чугун и сталь, другие металлы, удобрения, оружие, боеприпасы и другие товары для укрепления обороны Северного Вьетнама.

СОВЕТСКИЙ ВЬЕТНАМ - The Washington Post

Жаль бедных советских консерваторов (или, если таковые существуют, неоконсерваторов.) Российские войска должны начать вывод из Афганистана в этом году. Впервые с тех пор, как Ленин прибыл на Финляндский вокзал, коммунизм может потерять нацию, которая была в его руках.Перед советским консерватором стоит незавидная задача: он должен определить, кто потерял Афганистан.

Для сравнения, у американского консерватора это легко. Когда доходит до выяснения того, кто проиграл Вьетнам, он покупает кучу козлов отпущения - прессу, левых интеллектуалов, безответственных студентов, наивных актрис, нерешительного Конгресса и, конечно же, «демократов Сан-Франциско» из яркой книги Джин Киркпатрик. воображение. Эти элементы якобы образовали пятую колонну, которая дома сделала то, что коммунисты не могли сделать на поле боя: победить Соединенные Штаты.

Советам потребовалось окончательно опровергнуть аргумент этих вьетнамских ревизионистов. Афганистан - это российский Вьетнам - возможно, с еще большими последствиями для Советского Союза. Его отступление - эпохальное событие, кульминация американской политики, начатой ​​при Джимми Картере и продолженной Рональдом Рейганом. Марш коммунизма не только остановлен, но и, возможно, обращен вспять. Советская армия унижена. Что еще хуже с российской точки зрения, так называемая доктрина Брежнева была отменена: страна, когда-то находившаяся на коммунистической орбите, может соскользнуть с этой петли.

По мнению американских консерваторов, Советский Союз в Афганистане обладал всеми преимуществами, которых не хватало Соединенным Штатам во Вьетнаме. Его пресса была послушной. На Красной площади русских не было. Ни одна советская Джейн Фонда не прилетела в Афганистан, чтобы осудить свою страну. Ни один конгресс не проводил досадных слушаний и не вмешивался во внешнюю политику. В каком-то смысле это были Соединенные Штаты примерно 1965 года, как этого хотел бы Норман Подгорец.

Итак, что пошло не так? Ответы - это двойной отпор консервативной теории.Во-первых, Советы, похоже, собираются сделать то, что консерваторы настаивали на том, что они никогда не сделают: отступить. Предположительно не сдерживаемый ни внутренней оппозицией, ни мировым общественным мнением, Советы могли применить столько силы, сколько необходимо, чтобы выиграть войну. В отличие от США во Вьетнаме, русские не побоялись бы победить. Вторжения в Венгрию (1956 г.), Чехословакию (1968 г.), если привести всего два примера, доказали, что Советы сделают то, что они должны были сделать. В конце концов, они были злом. (См. Сборник выступлений Рейгана, Рональда.)

В результате идеологи администрации Рейгана никогда не ставили целью выиграть войну в Афганистане; это казалось недостижимым. Они намеревались немного отплатить Советскому Союзу за унижение Соединенных Штатов их клиентами, коммунистами Вьетнама. Намерение вооружить афганских повстанцев состояло в том, чтобы обескровить Советский Союз. Конечно, не имело значения, что афганцев тоже обливали кровью (жизнь несправедлива; нужно разбить несколько яиц, чтобы приготовить омлет). Не имело значения и то, что Афганистан с У.S.Aid может стать исламским фундаменталистским государством, столь же антиамериканским, как аятолла по ту сторону границы в Иране.

Во-вторых, Советы столкнулись с теми же обстоятельствами, что и мы во Вьетнаме. Они бросились на помощь непопулярному режиму. Афганские коммунисты внедрили атеизм в мусульманское общество, начали эмансипацию женщин и, в равной степени противные независимым афганским племенам, пытались централизовать власть в Кабуле. Подобно тому, как нас противопоставляли фанатичным националистам во Вьетнаме, Советы были противопоставлены религиозным фанатикам в Афганистане.Враг не мог быть побежден; большую часть времени его даже нельзя было найти. На смену джунглям пришли горы. Моджахеды никогда не смогли бы победить, но и Советы тоже.

Мировое мнение, предположительно не имеющее отношения к Советам, сыграло решающую роль в их решении уйти из Афганистана. Провозглашенные повсюду приятелями режимов третьего мира, русские, тем не менее, вторглись в один из них, к тому же исламский. Советский Союз во всем мусульманском мире занимал оборонительную позицию.Едва ли она могла изображать из себя защитника арабов (в отличие от Соединенных Штатов, поддерживающих Израиль), в то время как она убивала мусульман в Гиндукуше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *