Слойка сахарова: Бомба Сахарова

Содержание

Неоднозначный и гениальный Андрей Сахаров: от атомного "пирога" до предсказания интернета

Ядерный взрыв 29 августа 1949 года на Семипалатинском полигоне ознаменовал ликвидацию монополии США. Но испытание советской атомной бомбы не долго оставалось непревзойденным по силе событием. Поступили сведения о разработке за океаном еще более мощного оружия. И действительно, 1 ноября 1952 года на атолле Эниветок в Тихом океане произошел термоядерный взрыв силой 10–12 мегатонн в тротиловом эквиваленте — остров, на котором располагался полигон, был буквально стерт с лица земли.

Советскому Союзу вновь пришлось догонять, и в феврале 1950 года Совет Министров СССР принял секретную директиву "О работах по созданию РДС-6" — такое название получила водородная бомба. Построить будущую конструкцию, расположив заряды в виде слоеного пирога из урана и термоядерного горючего, окруженного взрывчатым веществом, предложил молодой ученый Андрей Сахаров. Изделие прозвали "Слойкой", его также часто называют "Слойкой Сахарова".

Успех молодого ученого

Будущий трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской и Ленинской премий, а также Нобелевской премии мира (в 1975 году за свою диссидентскую деятельность) получил образование на физфаке МГУ, поступив туда в 1938 году. В конце 1944 года стал учиться в аспирантуре Физического института академии наук (ФИАН) им. Н.П. Лебедева. Его научным руководителем стал член-корреспондент (а вскоре академик) Игорь Тамм, который оказал огромное влияние на жизнь и работу Сахарова, приняв его в свой отдел теоретической физики.

Андрей Сахаров

© Анатолий Морковкин/ТАСС

"В 1947 году наша судьба круто изменилась, — вспоминал академик Виталий Гинзбург. — Игорь Курчатов привлек Игоря Тамма к "атомной проблеме" и конкретно просил исследовать возможность создания водородной бомбы. Была образована небольшая группа из числа тех, кого хотел привлечь к этой работе Тамм, и одновременно получивших на это разрешение "от кого следует". В их числе были Андрей Дмитриевич (Сахаров) и я…"

На эту тему

Тамм и Сахаров переехали в поселок Саров Мордовской АССР (ныне город Саров Нижегородской области) для работы в ядерном центре. Населенный пункт был стерт со всех географических карт, максимальная степень секретности соблюдалась для всех сотрудников, членов их семей и других жителей. Страна не знала имен тех, кто в трудные послевоенные годы решал сложнейшие научные и технические проблемы.

Как вспоминали ветераны отрасли, для разработчиков супероружия были созданы очень комфортные условия. Так, Сахарову выделили отдельный коттедж с обстановкой, кухарку и экономку — все было подчинено работе, ничто не должно было отвлекать.

В отзыве Игоря Тамма о научной деятельности его ученика говорилось: "Сахаров является одним из самых крупных ведущих физиков нашей страны. Недостаточно было бы сказать, что он обладает широкой эрудицией, — весь стиль его научного творчества свидетельствует, что физические закономерности и связи явлений для него непосредственно зримы и ощутимы во всей своей внутренней простоте. Этот дар, в сочетании с редкой оригинальностью научной мысли и напряженностью научного творчества, позволил ему в течение последних пяти лет выдвинуть три научно-технические идеи первостепенного значения… Не может быть сомнений в том, что Андрей Дмитриевич Сахаров заслуживает не только ученой степени доктора физических наук, но и избрания в Академию наук СССР".

Утром 12 августа 1953 года "Слойку Сахарова" успешно подорвали на полигоне. "Советский Союз овладел секретом создания водородной бомбы", — говорилось в правительственном сообщении.

Испытание водородной бомбы РДС-6с, 12 августа 1953 года

© Fine Art Images/Heritage Images/Getty Images

Ходатайство об избрании Андрея Сахарова действительным членом Академии наук СССР (минуя ступень членкора) подписали наиболее видные академики того времени — Игорь Курчатов, Яков Зельдович и Юлий Харитон. Таким образом, Сахаров стал одним из самых молодых академиков в истории советской науки — всего в 32 года. В том же 1953 году ученого удостоили Сталинской премии и представили (вместе с Таммом) к званию Героя Социалистического Труда "за исключительные заслуги перед государством при выполнении специального задания Правительства".

Цунами против США

Помимо участия в разработке водородной бомбы представляет интерес и проект Сахарова, связанный с оружием для зарождающегося отечественного атомного флота. Он вместе с главным конструктором КБ-11 Юлием Харитоном отвечал за проектирование боеголовок к торпедам с ядерным зарядом для атомоходов. Его предложением было оснастить торпеду Т-15 огромным боеприпасом, подрыв которого в 200–300 км от побережья США должен был вызвать искусственное цунами.

На эту тему

"Конечно, разрушение портов — как надводным взрывом "выскочившей" из воды торпеды со 100-мегатонным зарядом, так и подводным взрывом — неизбежно сопряжено с очень большими человеческими жертвами, — вспоминал этот эпизод сам Андрей Сахаров. — Одним из первых, с кем я обсуждал этот проект, был [начальник Центрального НИИ ВМФ] контр-адмирал Петр Фомин… Он был шокирован "людоедским характером" проекта и заметил в разговоре со мной, что военные моряки привыкли бороться с вооруженным противником в открытом бою и что для него отвратительна сама мысль о таком массовом убийстве. Я устыдился и больше никогда ни с кем не обсуждал этого проекта".

Последующее моделирование процесса образования цунами показало, что данная идея — не самая эффективная с точки зрения нанесения вреда условному противнику. Куда большую степень разрушения принесет взрыв непосредственно вблизи берега. Проект реализовывать не стали.

Среди научных предвидений академика я бы особенно отметил его видение современного интернета. В 1974 году в статье "Мир через полвека" Андрей Сахаров писал: "В перспективе, быть может, поздней, чем через 50 лет, я предполагаю создание всемирной информационной системы (ВИС), которая сделает доступным для каждого в любую минуту содержание любой книги, когда-либо и где-либо опубликованной, содержание любой статьи, получение любой справки. ВИС должна включать индивидуальные миниатюрные запросные приемники-передатчики, диспетчерские пункты, управляющие потоками информации, каналы связи, включающие тысячи искусственных спутников связи, кабельные и лазерные линии. Даже частичное осуществление ВИС окажет глубокое воздействие на жизнь каждого человека, на его досуг, на его интеллектуальное и художественное развитие. В отличие от телевизора, который является главным источником информации многих современников, ВИС будет предоставлять каждому максимальную свободу в выборе информации и требовать индивидуальной активности".

Правда, интернет стал общественно значимым явлением намного ранее, чем через полвека, как писал Сахаров, — в середине 1990-х годов, но все же это случилось после его смерти.

Продолжение

Неоднозначность взглядов

В 1960-е годы мировоззрение Андрея Сахарова претерпевает все большие изменения. Уже при подготовке к взрыву термоядерной авиационной "Царь-бомбы" АН602 в 1961 году между Сахаровым и Никитой Хрущевым были сильно испорчены отношения. Ученый возражал против дальнейшей гонки вооружений, считая ее разорительной для страны. Позже Сахаров стал еще и активным сторонником прекращения испытания ядерного оружия, способствовал подписанию в 1963 году Московского договора о запрещении испытаний в трех средах.

Макет термоядерной авиационной "Царь-бомбы" АН602

© Станислав Красильников/ТАСС

Стараясь все дальше отходить от вопросов разработки нового вооружения, академик продолжал научную работу как физик-теоретик. Он оставался до последних дней жизни сотрудником ФИАНа, написал в разные годы труды по магнитной гидродинамике, элементарным частицам, астрофизике, гравитации, космологии, управляемому термоядерному синтезу, физике плазмы и так далее.

Его справедливо можно назвать одним из основоположников идеи использования управляемого термоядерного синтеза для промышленных целей. Еще в 1951 году Тамм и Сахаров разработали теоретическую основу термоядерного реактора, где плазма имела бы форму тора (ее называли "магнитной бутылкой") и удерживалась магнитным полем.

С тех пор прошло 70 лет, и идея Тамма — Сахарова получила дальнейшее развитие, воплотившись под руководством Льва Арцимовича в установку "Токамак" (только в ней для удержания плазмы используется электрический ток). Работа оказалась не только технически сложной, но и чрезвычайно затратной, поэтому ученые США, Азии, Европы, включая Россию, объединились в рамках международного научного проекта ИТЭР, чтобы получить возможность осуществить управляемую термоядерную реакцию синтеза.

Продолжение

Если научная сторона деятельности Андрея Сахарова вызывает уважение и восхищение специалистов, то общественная сторона все-таки представляется неоднозначной. Он все больше и больше погружался в правозащитную деятельность в СССР, которая была изрядно политизирована, став в конце 1960-х годов одним из ее лидеров. Академик писал и подписывал письма в поддержку разных диссидентов, охотно давал интервью западным журналистам, где критиковал советский строй, лидеров страны и так далее. 

Личные страницы

Пытаясь поддержать одного из диссидентов на процессе в Калуге в 1970 году, овдовевший Сахаров познакомился с Еленой Боннэр, которая через год стала его женой. Женщина решительная и властная категорически не любила Советскую власть (родители были репрессированы в годы "большого террора"), активно участвовала в правозащитной деятельности. Считается, что она оказывала огромное влияние на самого Сахарова.

От супружества с его первой женой Клавдией Вихиревой у Андрея Сахарова осталось три ребенка — Татьяна, Любовь и Дмитрий. Из всех родных и приемных (а это Татьяна и Алексей Семеновы от Елены Боннэр) детей академика мне посчастливилось быть знакомым именно с Дмитрием, который жил в центре Москвы и, увы, в начале 2021 года ушел из жизни.

На эту тему

Внешне он был очень похож на отца, носил близкие по стилю вещи и при этом не скрывал обиды, особенно на мачеху и ее детей — на воспитание передали в семью родственников, когда молодому человеку едва исполнилось 15 лет. Дмитрий учился на физико-математическом факультете МГУ, но окончить его не смог, высшего образования так и не получил, жил весьма скромно, об отце говорил скупо. По свидетельству журналиста Сергея Медведева, родные дочери Татьяна и Любовь также неохотно беседовали на эту тему, каких-либо благ в наследство не имели.

Последние страницы жизни академика хорошо известны. Генсек Михаил Горбачев позвонил ему, и в конце 1986 года Сахаров вернулся из ссылки. В 1989 году его избрали народным депутатом СССР от Академии наук, а в мае — июне того же года он принял участие в Первом Съезде народных депутатов СССР. За 13 дней, в течение которых продолжался съезд, он восемь раз выступал с трибуны. Далеко не всегда делегаты позитивно встречали его идеи о переустройстве государства, особенно в части права всех народов, населяющих страну, на собственную государственность.

14 декабря 1989 года состоялось последнее выступление Андрея Сахарова в Кремле на собрании Межрегиональной депутатской группы (Второй Съезд народных депутатов СССР), и тем же вечером он скоропостижно скончался от внезапной остановки сердца на 69-м году жизни. 

Как Андрей Сахаров повлиял на современную науку

21 мая исполняется 100 лет со дня рождения ученого и правозащитника Андрея Дмитриевича Сахарова. Его роль в становлении института защиты прав человека в России оказалась настолько яркой и мощной, что в общественном сознании перевесила его значение как ученого.  Премии имени Сахарова вручаются за заслуги в области прав человека – «Премия свободы» Норвежского Хельсинского комитета и Премия Европарламента «За свободу мысли». Его именем назван общественный центр в Москве, а проспект Сахарова стал одним из центром протестной активности. 

В 2010 году «Левада­-центр» провел опрос об отношении россиян к академику Сахарову (больше подобных опросов не проводилось), в ходе которого выяснилось, что 60 процентов людей его знают как правозащитника. 

Возможно, это объясняется тем, что человеку, далекому от ядерной физики и космологии, сложно оценить масштабы научной деятельности Сахарова. А слова статьи его проекта новой Конституции «Все люди имеют право на жизнь, свободу и счастье» – понятны всем. 

«ПОИСК» попытался сбалансировать ситуацию и, на сколько можно просто, напомнить о вкладе Сахарова в науку. Мы благодарим за помощь в подготовке материала Николая Николаевича Колачевского, доктора физико-математических наук, члена-корреспондента РАН, директора ФИАН, в котором Сахаров долгое время занимался научной работой. 

Самое важное, что сделал Сахаров для науки 

Участвовал в разработке первой советской водородной бомбы по схеме, названной «слойка Сахарова». Сахаров предложил конструкцию заряда, представляющую слоеный пирог из разных радиоактивных элементов. При взрыве на термоядерные реакции в «слойке» приходилось всего от 15% до 20% выделения энергии, а остальные 75-80% — на деление ядер урана-235, урана-238 и плутония-239. 

«Сахаровская «Слойка» – это абсолютно оригинальное изобретение, в том смысле, что там не было никаких западных разработок. А была необычная идея, которая следует из обычных формул – p=nkT (формула, устанавливающая зависимость между давлением, молярным объёмом и абсолютной температурой идеального газа), – поясняет Николай Колачевский, – И обычно, чтобы увеличить давление, мы увеличиваем температуру, что требует много энергии. А Сахаров придумал, что можно не температуру увеличить, а концентрацию. Например, если взять уран, несильно его нагреть, он сбрасывает электроны – ионизуется – и как бы количество частиц увеличивается. И скачком вырастает буковка «n», что приводит к увеличению давления. Очень интересная идея, но по открытым данным, она сейчас не используется. Современные бомбы имеют другую конструкцию». ​

Проводил пионерские работы по управляемой термоядерной реакции. Сахаров и физик-теоретик, академик РАН Игорь Иванович Тамм в 1951 предложили теоретическую основу термоядерного реактора, в котором плазма имела бы форму тора и удерживалась магнитным полем. В 1951 году появился термин «токамак» – “тороидальная камера с магнитными катушками”. В 1954 в СССР был построен первый реактор подобного типа. 18 мая 2021 в России был запущен Токамак Т-15МД – модифицированная версия комплекса Т-15, работавшего в Курчатовском институте с конца 1980-х годов. Это первая за последние 20 лет новая термоядерная установка, построенная в России. По техническим параметрам она не имеет аналогов в мире. Ее уникальность – в сочетании высокой мощности с компактными размерами.  

«Это небольшая система, необходимая для понимания процессов, которые происходят в плазме: исследование материалов, проблема первой стенки, как она взаимодействует с внутренне стенкой этого токамака, как ее удерживать, какие режимы подбирать. Но в конечном счете, задача токамака – выработать энергию, – говорит Колачевский, – Перейти качественный рубеж от экспериментальной установки к производству энергии. У нас атомная станция работает на расщепление ядерного топлива, а можно получать энергию, используя управляемый термоядерный синтез. Тем более что у нас практически неисчерпаемые запаса дейтерия и трития, чтобы обеспечить энергией всю планету». 

Создал схему первого взрывомагнитного генератора. В 1951—1952 годах Сахаров предложил использовать энергию взрыва для получения сверхсильных магнитных полей и сверхсильных токов. Идея основана на быстрой деформации термоядерным взрывом токонесущих контуров. В научной статье «Взрывомагнитные магнитогенераторы» 1966 года Сахаров писал: «открываются перспективы исследований электрических, оптических и упругих свойств различных веществ в таких магнитных полях, которые раньше были практически недостижимы. Кроме того, возможно использование взрывомагнитных генераторов для питания импульсных ускорителей заряженных частиц и для некоторых других целей (исследований по физике плазмы, метания тел и т. п.).» 

«Это интересное направление в физике, занимающееся исследованиями экстремального состояния вещества, – комментирует Колачевский – Создать большое магнитное поле в земных условиях довольно сложно. Максимальное поле постоянных магнитов – 20 тесла, примерно в 100 тысяч раз больше, чем земное поле. Но в масштабе астрофизическом – это крохотное поле. Чтобы его увеличить на какие-то доли секунды можно сделать взрывомагнитный генератор: обжать взрывом катушку, через которую пропущен ток, у вас резко уменьшается площадь, вырастает магнитный поток и там можно получать до 1000 тесла и наблюдать, что происходит с веществом». 

Дал оригинальное объяснение барионной асимметрии Вселенной в статье 1967. Суть проблемы заключалась в том, что согласно основным теориям космологии – Стандартной модели и общей теории относительности – количества частиц и античастиц должно быть симметрично. Однако, Вселенная звезды, планеты – состоит из материи, а не из равных частей материи и антиматери.  Если есть барионы, то почему мы не наблюдаем антибарионов? 

«Это действительно загадка. Сахаров высказал интересные идеи, которые до сих пор актуальны, – говорит Колачевский, – Проблема барионной асимметрии фундаментальная, до сих пор не разрешенная и человечество продолжает в этом направлении напряженно работать». 

Сахаров предложил три гипотезы появление барионной ассиметрии. В первой он сделал предположение, что закона симметрии изначально могло и не быть. Перекос возник сразу после Большого взрыва. Вторая гипотеза состоит в том, что неравновесные процессы начались с момента расширения Вселенной. И барионов после их аннигиляции с антибарионов осталась лишь часть, благодаря которой мы и существуем. Третья гипотеза – смелое предположение о том, что для возникновения барионной асимметрии Вселенной необходимо представить, что фундаментальная частица – протон – нестабилен, имеет определённое время полураспада. Позже гипотезы Сахарова о нарушении стационарности получили развитие в рамках Теории Великого объединения, предполагающей, что все известные силы, кроме гравитационных, имеют своим происхождением единое взаимодействие. 

Был моральным авторитетом для коллег и единомышленников, принципиальным ученым, понимавшим свою ответственность перед человечеством. 

«Точные науки сегодня являются более-менее устоявшимися. Споров уже нет. Мы скорее спорим с ересью: чашками Петри, вечными двигателями… Но примеры отстаивания своей правоты тоже есть. Когда ты уверен, что твои расчеты верны, даже если эксперимент им противоречит, возможно, это просто погрешность в эксперименте. Я считаю, что если ты уверен в своих результатах, их надо отстаивать. Принципиальность в науке быть должна». 


Малая, но своевременная польза. Сахаров о своей работе на патронном заводе

К столетию со дня рождения Андрея Дмитриевича Сахарова портал profiok.com публикует отрывки из его воспоминаний о годах Великой Отечественной войны. Этот материал был опубликован в одном из специальных выпусков издания «История, рассказанная народом», приуроченном к 75-летию Великой Победы и 75-летию российской атомной промышленности. Книга рассказывает о деятельности работников отрасли в трагические военные годы.

Андрей Дмитриевич Сахаров – выдающийся советский учёный. Он родился 21 мая 1921 года в Москве. В 1942 году с отличием окончил физический факультет МГУ, затем был направлен в Ульяновск, где работал на патронном заводе. В 1945 году поступил в аспирантуру Физического института АН СССР имени Лебедева, в 1947 году защитил диссертацию и был включён в специальную группу по разработке термоядерного оружия. С 1950 года работал в КБ-11 (РФЯЦ-ВНИИЭФ), где участвовал в проектировании и разработке первой советской водородной бомбы (так называемая «слойка Сахарова»), а также проводил работы по осуществлению управляемой термоядерной реакции для энергетических целей с использованием принципа магнитной термоизоляции плазмы.

 

Понимая, что А.Д. Сахаров – фигура неоднозначная, но важная для отечественной истории, позволим себе оставить за рамками этого материала его послевоенную деятельность – как научную, так и общественную. Эта публикация посвящена исключительно воспоминаниям учёного, связанным с периодом его обучения в военные годы. 

Кстати, эти исторические фрагменты, возможно, могли бы быть полезны представителям министерства образования и науки: на конкретном примере видно, насколько быстро и эффективно развивает специалиста практическое применение знаний, пусть даже недостаточных для полноценной самостоятельной изобретательской деятельности.

Университет в военные годы: Москва и Ашхабад. Из воспоминаний А.Д. Сахарова

В первых числах июля 1941 года всех мальчиков, имевших хорошую успеваемость, меня в том числе, вызвали на медкомиссию. Отбирали в Военно-воздушную академию. Медицинский отбор был очень строгий, и я не прошел. Я тогда был этим огорчен, мне казалось, что в Военной академии я буду ближе к реальному участию в общей борьбе, но потом считал, что мне повезло, — курсанты почти всю войну проучились, а я два с половиной года работал на патронном заводе, принося пусть малую, но своевременную пользу.

<…>

В конце июня или начале июля я пошел работать в университетскую мастерскую, организованную профессором Пумпером для ремонта военной радиоаппаратуры, работал с большим напряжением, частично компенсировавшим мои слабые навыки. Потом, по предложению другого профессора, Михаила Васильевича Дехтяра, перешел в руководимую им изобретательскую группу — мне было поручено выбрать схему и изготовить опытный образец магнитного щупа для нахождения стальных осколков в теле раненых лошадей (работа велась по заданию ветеринарного управления армии). Я выбрал схему магнитного моста, питаемого переменным током технической частоты. Прецизионное изготовление опытного образца (его главный узел — мост, сложенный из листов трансформаторного железа, вырезанных в форме буквы «Н»; на средней «палочке» помещалась измерительная катушка) потребовало от меня огромных усилий. Прибор получился не очень удачным и не пошёл в дело — мне не удалось достичь требуемой чувствительности. Но приобретенные знания в области магнитной дефектоскопии и физики магнитных и ферромагнитных явлений оказались мне чрезвычайно полезны позже при работе на патронном заводе,а психологическое значение этой работы (практически первой самостоятельной научной работы) было существенно для моей дальнейшей научно-изобретательской работы.

<…>

 

По постановлению правительства была организована эвакуация университета. На вокзале меня провожали папа и мама. Пока ждали электричку, папа, я помню, рассказывал о появлении на фронте нового оружия («катюш» — реактивных минометов, но тогда никто толком этого не знал, и слово «катюша» — народное — появилось позднее). Это было 23 октября 1941 года. Лишь через месяц я узнал, что в тот же день наш дом в Гранатном переулке был разрушен немецкой авиабомбой. Погибло несколько человек, мои родные не пострадали. Они и другие оставшиеся в живых со спасенной частью имущества разместились в пустующих яслях на соседней улице. Студенты вместе с преподавателями с несколькими пересадками добрались до Мурома. Дорожная встреча со студентами какого‑то инженерного вуза. Хорошо экипированные, умеющие постоять за себя, они казались нам другой породой: на «сильно интеллигентных» университетских смотрели с некоторым презрением. Потом, в жизни, роли часто менялись.

<…>

6 декабря эшелон прибыл в Ашхабад. В эти же дни началось наше наступление под Москвой. Только когда я узнал об этом, я понял, какая тяжесть лежала на душе все последние месяцы. И в то же время, слушая длинное торжественное перечисление армий, дивизий и незнакомых мне еще фамилий генералов, застывал от мысли о тех бесчисленных живых и мёртвых людях, которые скрывались за этими списками.

<…>

Я думаю, что лучше четыре года серьёзной учебы без отвлечений в сторону и потом ранний переход к самостоятельной работе, чем затяжка периода обучения в вузе на семь-восемь лет. При этом неизбежны потеря темпа, выход из графика и в результате — большие потери в будущем. Конечно, в нашем случае определяющей была просто обстановка военного времени — желание быстрее выпустить специалистов для работы на производстве и в исследовательских институтах и еще проще — нехватка преподавателей.

<…>

В начале июля начались госэкзамены. По теоретической физике экзамены принимал Анатолий Александрович Власов. Задав несколько вопросов, больше для формы, и вписав в ведомость крупную пятёрку, Власов сказал: «У меня серьёзный разговор. Я хочу предложить вам остаться в аспирантуре на кафедре теоретической физики. Если вы согласитесь, я сегодня же подам на вас документы». Я уже был готов к этому разговору, ждал его по каким-то причинам. Я поблагодарил Анатолия Александровича, но отказался. Мне казалось, что продолжать ученье во время войны, когда я уже чувствовал себя способным что-то делать (хотя и не знал — что), — было бы неправильно.

<…>

Моя тема заключалась в следующем. Бронебойные стальные сердечники пуль калибра 14,5 мм (для противотанковых ружей) подвергались закалке в соляных ваннах. Иногда (в основном из-за технологических ошибок) закалка не охватывала всего объёма и внутри сердечника оставалась непрокалённая сердцевина. Такие сердечники обладали пониженной бронебойной способностью. Для отбраковки непрокалённых партий из каждого ящика наугад брались пять сердечников и ломались (делали это девушки-контролерши; сердечник наполовину вставлялся в стальную плиту, затем на него надевалась стальная же труба и производился излом; работа не из лёгких, 1,5 процента готовых сердечников шли на переплавку). Моя задача была найти метод контроля без разрушения сердечника. Через месяц у меня уже было хорошее решение, и я начал первые контрольные опыты на опытной модели, сделанной мною собственноручно с помощью механика лаборатории.

<…>

В декабре — начале января я испытывал модель прибора самостоятельно, работая много часов в цеху, где проводились операция закалки сердечников и их проверка. Потом выделенный мне в помощь конструктор сделал чертежи промышленного варианта, и вскоре его испытывала специальная комиссия. Промышленный вариант, впрочем, был очень похож на лабораторный; даже медная трубка, которую я нашёл на свалке около лаборатории, была точно такой же. Прибор был разрешен комиссией к использованию в производстве и фактически использовался много лет; может быть, используется и сейчас.

<…>

 

Основная моя работа в 1944 году была связана с разработкой прибора для контроля бронебойных сердечников калибра 14,5 мм на наличие продольных трещин. Пули, в которых были сердечники с трещинами, рвались в канале ствола противотанковых ружей. Это был необычайно опасный дефект, требовавший сплошного контроля.

Первоначально я работал самостоятельно. Я хотел использовать классический в магнитной дефектоскопии метод циркулярного намагничивания с регистрацией рассеянного на трещинах магнитного поля. Предполагалось, что сердечники будут намагничиваться продольным током в специальном станке-автомате, чертежи его были готовы, пока же я делал эту операцию вручную. Потом сердечники поступали в блок просмотра (я очень гордился его конструкцией), где они по одному вращались напротив магнитной стрелки. Если стрелка приходила в колебание, включалось реле и сердечник шёл в брак. Вся эта техника работала, однако, плохо. Регистрировались лишь очень большие трещины, меньшие же, но тоже опасные, проходили незамеченными. Я пытался регистрировать рассеянное поле с помощью висмутовой спирали, но тоже не имел удачи.

Я узнал, что над той же задачей работает один из сотрудников некоего ленинградского НИИ, прикомандированный к заводу. Я поехал ознакомиться с его работами. Мне очень понравился применённый принцип (соавтором был другой инженер, недавно умерший, кажется, после блокады). Использовался скин-эффект на ультразвуковых частотах. Каждый сердечник на секунду помещался в индукционную катушку, являвшуюся плечом индукционного моста. При наличии трещины возрастали индуктивность и омические потери (из-за увеличения «намагниченной» поверхности), мост выходил из равновесия, срабатывало реле, и сердечник отбраковывался.

Сотрудника НИИ звали Алексей Николаевич Протопопов. Я рассказал ему о своих попытках, признал преимущества его принципа и сказал, что готов идти к нему в подручные, предупредив, что я больше теоретик, чем инженер или экспериментатор. Он усмехнулся, но согласился. Я перешел из ЦЗЛ в тот цех, где работал Протопопов. В дальнейшем мне кроме него очень помог в работе начальник цеха, уже немолодой инженер Ф. П. Балашов. Это был несколько на вид усталый, но фактически очень дельный и работящий человек, приносивший большую пользу делу и всем, кто с ним соприкасался.

За несколько месяцев мы изготовили опытный образец прибора (имевший вполне индустриальный вид). В лабораторных условиях были определены параметры допустимого эллипса рассеяния величины комплексного сопротивления индукционной катушки с помещенным в нее сердечником.

Их удалось выбрать так, что сердечники, не обладающие трещинами, не браковались, а сердечники даже с очень малыми трещинами, не представляющими большой опасности, шли в брак. Стабильность работы прибора обеспечивалась специальными циклами автоматического самоконтроля. Предстояло испытание прибора в производственных условиях — на многих десятках тысяч сердечников, вместо тех 100–200, которыми мы пользовались в лаборатории.

<…>

Начались производственные испытания. Работа прибора контролировалась в ходе испытаний при помощи сплошного визуального осмотра, который является узаконенной обязательной операцией. Делалось это так: привезенные из термического цеха закалённые сердечники высыпались на обитые жестью смотровые столы. Девушки, работавшие на осмотре, протирали сердечники тряпками, смоченными керосином, а затем по одному осматривали их при свете ярких ламп, до предела напрягая глаза. Работали они, как и все, по 11 часов. Но это официально. Фактически, если девушки не выполняли норму, их оставляли дольше, иногда до 16 часов. Самой младшей было 14 лет, самой старшей — 20. И всё же время от времени на контрольном отстреле в тире происходило ЧП — каким-то образом при визуальном осмотре пропускались сердечники с трещинами, и они рвались в стволе. В этом случае отбраковывалась вся партия бронебойных патронов — 50 тыс. штук! Наш прибор и был призван заменить этот адский и не всегда приводящий к цели труд. А пока во время испытаний каждый сердечник проходил и через прибор, и через смотровые столы.

Я провел в цехе около месяца. В общем, прибор показал себя хорошо. Ошибки были, но не больше, чем при визуальном методе. После принятия специальной комиссией прибор был принят к эксплуатации вместо визуального осмотра. Как я узнал от Алексея Ивановича, прибор работал до конца 1945 года или до середины 1946-го, потом сломался и его не смогли починить.

<…>

Выстоять, победить было необходимо. А тогда это было настолько само собой разумеющимся, что об этом и не надо было задумываться. Всю войну я не сомневался, что наша страна, вместе с союзниками, победит — это тоже понималось само собой, интуитивно. И так — я в этом убеждён — чувствовало и думало подавляющее большинство людей в нашей стране. Так что слова «наше дело правое» не были пустыми словами, кто бы их ни говорил. Странно, когда кто-то сейчас пытается доказать обратное.

 

Осталось пояснить, что проект «История, рассказанная народом», который реализуют Институт экономических стратегий РАН (ИНЭС) и Центр экономического развития и сертификации (ЦЭРС ИНЭС), задуман с целью передать будущим поколениям память о Великой Отечественной войне и о том, какой ценой досталась нашему народу победа над фашизмом.

100 лет со дня рождения академика Андрея Сахарова, ученого, правозащитника, одного из создателей водородной бомбы

Сегодня 100 лет со дня рождения Андрея Дмитриевича Сахарова. В Сарове, бывшем Арзамасе 16, где он проработал почти два десятилетия, этим утром открыли памятник академику. Гениальный физик и известный общественный деятель: его вклад и в укрепление обороноспособности нашей страны, и в развитие гражданского общества трудно переоценить. 

– В 2000 году проходило огромное социсследование, были названы десять людей столетия. В этот список вошли, конечно, руководители государства,   в этом списке, конечно, Юрий Гагарин, Сергей Павлович Королев, в этом списке Солженицын, в этом списке Высоцкий и в этом списке Андрей Дмитриевич Сахаров. Это признание наших людей, нашего народа, всего его пути, – выступил Алексей Лихачев, генеральный директор госкорпорации «Росатом».

Человек-легенда, которого не все понимали, но которым не перестают восхищаться и теперь. Как, будучи одним из главных разработчиков водородной бомбы, получить Нобелевскую премию мира? Стать трижды героем труда, потом лишиться всех наград и ни о чем не жалеть.

Фразу советских ученых-ядерщиков 40-50-х «наш вклад в дело мира – бомба!» невозможно понять вне контекста: всего несколько лет прошло после Великой Отечественной, отношения с Соединенными Штатами, сбросившими атомные бомбы на японские города, все хуже и хуже, военного паритета нет. Андрей Сахаров, во время войны работавший инженером на патронном заводе, мечтавший о занятиях теоретической физикой, приглашен в знаменитый ФИАН, Физический институт Академии наук, чтобы тоже внести свой вклад в дело мира. Решение задачи молодой кандидат наук нашел, и оно теперь в науке известно как «сахаровская слойка». Нашел, кстати, в неожиданном месте.

– Стоял кандидат наук, он там в очереди в баню стоял, неважно, на самом деле это означает, что он над этой проблемой все время думал, понимаете? – рассказывает Сергей Савинов, помощник директора по научной работе Физического института им. П. Н. Лебедева РАН.

Андрей Сахаров предложил сделать структуру бомбы слоистой, состоящей из уравновешивающих друг другу урана и дейтерита лития. Отсюда «слойка», советский ответ американской конструкции бомбы под названием «труба». В 32 года Сахаров уже Герой Социалистического труда, лауреат Сталинской премии, академик. Он еще дважды станет Героем Соцтруда, его станут называть «отцом водородной бомбы», благодаря его работе и работе коллег Сахарова Советский Союз восстановит паритет с Америкой и станет ядерной сверхдержавой.

Елена Боннер, вторая жена Сахарова, говорила: о том периоде своей жизни он никогда не жалел: «Андрей Дмитриевич считал, что ядерное равновесие удерживает мир от третьей мировой войны. Эта точка зрения Сахарова до последнего часа жизни. И никогда, хотя вот байки распространяются про Сахарова, никаких угрызений совести по поводу того, что он над этим работал, у него не было».

Гениальный физик, понимающий степень и своей личной ответственности, активно пишет статьи о науке, роли интеллигенции и опасности термоядерной войны, и это уже не футурология, а философия. В 68-м его размышления печатаются в самиздате, попадают в зарубежную прессу, партийные органы и даже некоторые коллеги осуждают того, кто еще недавно воспринимался как национальный герой, ставший прототипом для фильмов про передовых советских ученых. А тут еще от онкологии умирает жена, подарившая Сахарову троих детей.

– Дедушка решил пожертвовать сбережения на строительство онкоцентра в память о бабушке, передать вторую часть суммы в Советский красный крест, – рассказывает Марина Сахарова-Либерман, внучка А. Д. Сахарова.

Целью жизни для Сахарова становится борьба с несправедливостью в самых разных проявлениях. Советский Союз нуждается в реформах, уверен он. А правозащитная деятельность позволяет помогать конкретным людям. Его вторая супруга, Елена Боннер, полностью разделяет это мнение. Академика можно видеть на судебных процессах по делам «антисоветчиков», он много общается с зарубежными корреспондентами, пишет критические статьи, его причисляют к диссидентам. В 75-м он получает Нобелевскую премию мира. А после того, как Сахаров осудил ввод советских войск в Афганистан, его лишили званий Героя соцтруда и отправили в закрытый для иностранцев город Горький, по сути, в ссылку. Михаил Горбачев, во время перестройки, позволил семье Сахаровых вернуться в Москву, и академик, со всем своим нерастраченным энтузиазмом, ныряет в политику. На съезде народных депутатов, который транслировался в прямом эфире, он пользуется каждым шансом, чтобы выступить с трибуны, отказываясь уходить, пока не высказался.

– Товарищ Сахаров, вы уважаете съезд?

– Я уважаю съезд, но я уважаю народ, смотрящий на нас сейчас, и уважаю человечество.

О самом себе Сахаров всегда говорил со скромностью, вот так: «Судьба моя оказалась крупнее, чем моя личность. И я лишь старался быть на уровне собственной судьбы».

К юбилею на Первом канале документальный фильм «Дело Сахарова». Следите за программой передач. Жители центральных регионов смогут посмотреть его в ночь на субботу, в 00-15. 

Директор ФИАН Колачевский о роли Сахарова в науке - Поиск

21.05.2020

21 мая исполняется 100 лет со дня рождения ученого и правозащитника Андрея Дмитриевича Сахарова. Его роль в становлении института защиты прав человека в России оказалась настолько яркой и мощной, что в общественном сознании перевесила его значение как ученого.  Премии имени Сахарова вручаются за заслуги в области прав человека – «Премия свободы» Норвежского Хельсинского комитета и Премия Европарламента «За свободу мысли». Его именем назван общественный центр в Москве, а проспект Сахарова стал одним из центром протестной активности.

В 2010 году «Левада­-центр» провел опрос об отношении россиян к академику Сахарову (больше подобных опросов не проводилось), в ходе которого выяснилось, что 60 процентов людей его знают как правозащитника.

Возможно, это объясняется тем, что человеку, далекому от ядерной физики и космологии, сложно оценить масштабы научной деятельности Сахарова. А слова статьи его проекта новой Конституции «Все люди имеют право на жизнь, свободу и счастье» – понятны всем.

«ПОИСК» попытался сбалансировать ситуацию и насколько можно просто напомнить о вкладе Сахарова в науку. Мы благодарим за помощь в подготовке материала Николая Николаевича Колачевского, доктора физико-математических наук, члена-корреспондента РАН, директора ФИАН, в котором Сахаров долгое время занимался научной работой.

Самое важное, что сделал Сахаров для науки

Участвовал в разработке первой советской водородной бомбы по схеме, названной «слойка Сахарова». Сахаров предложил конструкцию заряда, представляющую слоеный пирог из разных радиоактивных элементов. При взрыве на термоядерные реакции в «слойке» приходилось всего от 15% до 20% выделения энергии, а остальные 75-80% — на деление ядер урана-235, урана-238 и плутония-239.

«Сахаровская «Слойка» – это абсолютно оригинальное изобретение, в том смысле, что там не было никаких западных разработок. А была необычная идея, которая следует из обычных формул – p=nkT (формула, устанавливающая зависимость между давлением, молярным объёмом и абсолютной температурой идеального газа), – поясняет Николай Колачевский, – И обычно, чтобы увеличить давление, мы увеличиваем температуру, что требует много энергии. А Сахаров придумал, что можно не температуру увеличить, а концентрацию. Например, если взять уран, несильно его нагреть, он сбрасывает электроны – ионизуется – и как бы количество частиц увеличивается. И скачком вырастает буковка «n», что приводит к увеличению давления. Очень интересная идея, но по открытым данным, она сейчас не используется. Современные бомбы имеют другую конструкцию».

Проводил пионерские работы по управляемой термоядерной реакции. Сахаров и физик-теоретик, академик РАН Игорь Иванович Тамм в 1951 предложили теоретическую основу термоядерного реактора, в котором плазма имела бы форму тора и удерживалась магнитным полем. В 1951 году появился термин «токамак» – “тороидальная камера с магнитными катушками”. В 1954 в СССР был построен первый реактор подобного типа. 18 мая 2021 в России был запущен Токамак Т-15МД – модифицированная версия комплекса Т-15, работавшего в Курчатовском институте с конца 1980-х годов. Это первая за последние 20 лет новая термоядерная установка, построенная в России. По техническим параметрам она не имеет аналогов в мире. Ее уникальность – в сочетании высокой мощности с компактными размерами.

«Это небольшая система, необходимая для понимания процессов, которые происходят в плазме: исследование материалов, проблема первой стенки, как она взаимодействует с внутренне стенкой этого токамака, как ее удерживать, какие режимы подбирать. Но в конечном счете, задача токамака – выработать энергию, – говорит Колачевский, – Перейти качественный рубеж от экспериментальной установки к производству энергии. У нас атомная станция работает на расщепление ядерного топлива, а можно получать энергию, используя управляемый термоядерный синтез. Тем более что у нас практически неисчерпаемые запаса дейтерия и трития, чтобы обеспечить энергией всю планету».

Создал схему первого взрывомагнитного генератора. В 1951—1952 годах Сахаров предложил использовать энергию взрыва для получения сверхсильных магнитных полей и сверхсильных токов. Идея основана на быстрой деформации термоядерным взрывом токонесущих контуров. В научной статье «Взрывомагнитные магнитогенераторы» 1966 года Сахаров писал: «открываются перспективы исследований электрических, оптических и упругих свойств различных веществ в таких магнитных полях, которые раньше были практически недостижимы. Кроме того, возможно использование взрывомагнитных генераторов для питания импульсных ускорителей заряженных частиц и для некоторых других целей (исследований по физике плазмы, метания тел и т. п.).»

«Это интересное направление в физике, занимающееся исследованиями экстремального состояния вещества, – комментирует Колачевский – Создать большое магнитное поле в земных условиях довольно сложно. Максимальное поле постоянных магнитов – 20 тесла, примерно в 100 тысяч раз больше, чем земное поле. Но в масштабе астрофизическом – это крохотное поле. Чтобы его увеличить на какие-то доли секунды можно сделать взрывомагнитный генератор: обжать взрывом катушку, через которую пропущен ток, у вас резко уменьшается площадь, вырастает магнитный поток и там можно получать до 1000 тесла и наблюдать, что происходит с веществом».

Дал оригинальное объяснение барионной асимметрии Вселенной в статье 1967. Суть проблемы заключалась в том, что согласно основным теориям космологии – Стандартной модели и общей теории относительности – количества частиц и античастиц должно быть симметрично. Однако, Вселенная звезды, планеты – состоит из материи, а не из равных частей материи и антиматерии.  Если есть барионы, то почему мы не наблюдаем антибарионов?

«Это действительно загадка. Сахаров высказал интересные идеи, которые до сих пор актуальны, – говорит Колачевский, – Проблема барионной асимметрии фундаментальная, до сих пор не разрешенная и человечество продолжает в этом направлении напряженно работать».

Сахаров предложил три гипотезы появление барионной асимметрии. В первой он сделал предположение, что закона симметрии изначально могло и не быть. Перекос возник сразу после Большого взрыва. Вторая гипотеза состоит в том, что неравновесные процессы начались с момента расширения Вселенной. И барионов после их аннигиляции с антибарионов осталась лишь часть, благодаря которой мы и существуем. Третья гипотеза – смелое предположение о том, что для возникновения барионной асимметрии Вселенной необходимо представить, что фундаментальная частица – протон – нестабилен, имеет определённое время полураспада. Позже гипотезы Сахарова о нарушении стационарности получили развитие в рамках Теории Великого объединения, предполагающей, что все известные силы, кроме гравитационных, имеют своим происхождением единое взаимодействие.

Был моральным авторитетом для коллег и единомышленников, принципиальным ученым, понимавшим свою ответственность перед человечеством.

«Точные науки сегодня являются более-менее устоявшимися. Споров уже нет. Мы скорее спорим с ересью: чашками Петри, вечными двигателями… Но примеры отстаивания своей правоты тоже есть. Когда ты уверен, что твои расчеты верны, даже если эксперимент им противоречит, возможно, это просто погрешность в эксперименте. Я считаю, что если ты уверен в своих результатах, их надо отстаивать. Принципиальность в науке быть должна».

В мероприятиях в честь 100-летия академика Андрея Сахарова принял участие Игорь Паньшин

Региональное информационное агентство Пензенской области, пожалуй, - единственный источник новостей, где публикуются заметки, охватывающие не только Пензу, но и районы. Таким образом, мы представляем полную картину региона.

На сайте РИА ПО публикуются не только новости Пензенской области, но и аналитические статьи, интервью на актуальные темы, обзоры и фоторепортажи.

Ежедневно по будням мы предлагаем читателям дайджест событий, произошедших в Сурском крае за минувший день.

Новостная лента Пензенской области раскрывает жизнь региона в сфере экономики, общества, спорта, культуры, образования, сельского хозяйства, ЖКХ, здравоохранения и медицины. Помимо этого, на наших страницах публикуется информация о предстоящих событиях, концертах и спортивных мероприятиях.

Вместе с тем, РИА Пензенской области размещает новости инвестиционной политики региона, происшествий, криминала, аварий и ДТП.

Ежедневно в режиме онлайн РИА ПО публикует оперативные и последние новости Пензы и районов Пензенской области. Читатели могут узнать об актуальных событиях Пензенского, Башмаковского, Бековского, Бессоновского, Вадинского, Земетчинского, Спасского, Иссинского, Городищенского, Никольскиого, Каменского, Кузнецкого, Нижнеломовского, Наровчатского, Лопатинского, Шемышейского, Камешкирского, Тамалинского, Пачелмского, Белинского, Мокшанского, Неверкинского, Сердобского, Лунинского, Малосердобинского, Колышлейского и Сосновоборского районов.

Новости Пензы и Пензенской области - здесь собраны последние и самые важные публикации о том, что сегодня происходит в городе: культурные, спортивные события, актуальные нововведения в сфере ЖКХ и строительства, происшествия, чрезвычайные ситуации, ДТП, аварии, криминальная хроника.

Мы также не оставляем без внимания достижения земляков: спортсменов, представителей культуры, науки и образования.

На страницах РИА Пензенской области оперативно публикуются не только фотографии с прошедших мероприятий, но и видео, а также инфографика.

Помимо этого, читателям периодически предлагаются тесты на знание Сурского края.

Новости Пензы и Пензенской области сегодня - это около ста ежедневных публикаций о том, что в данный момент актуально для жителей областного центра и региона.

На страницах РИА ПО ежемесячно публикуются материалы о вступающих в силу законах, которые коснутся жителей нашего региона.

Наше информационное агентство предоставляет читателям актуальный прогноз погоды в Пензе и Пензенской области на неделю и каждый день с указанием температуры воздуха, направления ветра и осадков. Прогноз сопровождается комментарием специалиста из регионального ЦГМС.

Riapo.ru – это новости Пензы, главные события, факты и мнения об актуальных и насущных вопросах и проблемах в регионе.

Идеалы Сахарова и реальность путинизма

Россия отмечает 100-летие со дня рождения великого ученого и правозащитника А.Д. Сахарова разными мероприятиями, выставками и конференциями. Фотовыставка на Чистых прудах сорвана властями Москвы, но ее можно увидеть у нас на сайте.

В гостях у "иностранного агента" Радио Свобода – "иностранный агент", это теперь такой знак качества, соратник Андрея Дмитриевича Сахарова по правозащитному движению, физик по специальности Лев Пономарев, в СССР – член Московской Хельсинкской группы, ныне американский ученый-программист Иван Ковалев и Николай Андреев – журналист, писатель, автор биографии "Жизнь Сахарова".

Ведет передачу Михаил Соколов.

Видеоверсия программы

Михаил Соколов: Андрею Дмитриевичу Сахарову 21 мая исполнилось бы сто лет. Юбилей отмечают выставками и конференциями, о которых рассказал программе Радио Свобода "Археология" глава Сахаровского центра, понятно, "иноагент", Сергей Лукашевский. Мне довольно странно отмечать столетний юбилей великого физика, правозащитника и политика, потому что живой человек, у которого я был дома, сидел на кухне, разговаривал, мы тогда публиковали в газете его избирательную программу. У нас гости, которые знали Андрея Дмитриевича Сахарова.

У нас в студии, мы же "иностранные агенты", мы позвали тоже "иностранного агента" в личном качестве Льва Пономарева, соратника Андрея Дмитриевича, физика по специальности. На связи по скайпу правозащитник во времена брежневского и более поздних советских периодов, член Московской Хельсинкской группы, ученый-программист Иван Ковалев, обычно живущий теперь в США, и Николай Андреев, журналист, писатель, автор биографии "Жизнь Сахарова". Эта 800-страничная книга у меня в руках, пожалуй, уникальная работа. Я рекомендую почитать, хотя, конечно, там много спорных суждений, но это все к пользе дела. Я начну с простого вопроса: Лев Александрович, вы когда с Андреем Дмитриевичем Сахаровым познакомились?

Лев Пономарев: Я познакомился в 1988 году, почти сразу после того, как ему было разрешено выехать из Нижнего Новгорода. Я его раньше видел издалека на конференциях по физике, но не общался с ним, может быть здоровался, но это не было знакомство. Когда он оказался в Москве, я его пригласил подписать заявление "Мемориала", потом он естественным образом стал одним из руководителей "Мемориала".

Михаил Соколов: Иван Ковалев, когда вы первый раз встретили Андрея Дмитриевича?

Иван Ковалев: Я его встретил первый раз около суда над моим отцом Сергеем Ковалевым, который проходил в Вильнюсе. Это был декабрь 1975 года, это было время, когда Андрей Дмитриевич получал Нобелевскую премию мира. Я был в суде, а он был снаружи, его не пускали. После этого знакомство продолжилось. Я помню, что первый раз, когда после этого я к нему обратился с чем-то, по поводу отца, наверное, рассказать новости какие-то, я представился: "Иван Ковалев. Может быть, помните". Он ответил: "Такое не забывается". Имея в виду, конечно, суд над отцом.

Михаил Соколов: Насколько я помню, это даже совпало с датой Нобелевской премии.

Иван Ковалев: Да, эти товарищи в Тбилиси оказались очень догадливые, приурочили суд к вручению Нобелевской премии.

Михаил Соколов: Николай, а вы когда встретились с Андреем Дмитриевичем первый раз?

Николай Андреев: Я встретился с Сахаровым, познакомился с ним в Сыктывкаре. Он прилетал туда в мае 1989 года. Мне так посчастливилось, что я целый день провел вместе с Андреем Дмитриевичем, имел возможность приглядеться к нему, поговорить с ним, увидеть, как он общается с другими. В том числе была смешная ситуация на телевидении, когда ведущая пыталась его вывести на поддержку Горбачева, а он вел свою линию. Это, конечно, большая была удача провести целый день с ним.

Михаил Соколов: Николай, вопрос как к автору биографии тоже. Поскольку вы углубились в историю, я как раз тоже уйду немножко в прошлое. Вы пишете о том, как Андрей Дмитриевич Сахаров во время войны работал молодым инженером на патронном заводе в Ульяновске после окончания университета. Вы можете представить себе, что если бы Сахарова не вызвали в аспирантуру ФИАНа, какой была бы его судьба, останься он в этот момент на этом заводе оборонном?

Николай Андреев: Это особая история, как он проявил себя на заводе. По сути после того, как он получил диплом МГУ, его туда распределили. Он, кстати, один-единственный, кто поехал по распределению, все остальные как-то от этого увильнули, от настоящей работы. По сути мальчик, совсем не приспособленный к жизни, попадает на производство. Никто в него не верил, все от него пытались отпихнуться. Во-первых, он занимался изобретательской деятельностью, сделал несколько приборов, которые помогли увеличить производство продукции, патронов в частности. И второе: он умудрился заниматься наукой. Это самое потрясающее в ульяновский период. Он написал две работы, отправил их в Физический институт Академии наук. Если бы не вызвали его в аспирантуру, обычная судьба советского инженера – он уже к тому времени женился, каким-то хозяйством оброс, получили квартиру, дети пошли, – эта фигура просто не появилась бы на мировом небосклоне.

Михаил Соколов: Лев Александрович, что вы скажете о Сахарове как физик о физике? Он же приехал в Москву молодым ученым, попал опять же случайно в этот проект, связанный с атомной бомбой, с водородной потом бомбой. Представьте себе такую же гипотетическую ситуацию: он у Игоря Тамма работает и учится и его не берут в этот проект.

Лев Пономарев: В моем представлении он мыслил в физике, так же как в социальных проблемах и в политике, стратегически, мозг его остановить нельзя было. Другое дело, что в советское время не так работали вертикали. Скорее всего, его бы заметили. Тем более что в физике было довольно вольготно с точки зрения взглядов. Даже Берия распоряжался: не трогайте физиков, пусть они между собой говорят о чем угодно. Я почти уверен, что он бы вырвался на стратегические просторы в физике и в науке. Другое дело, может быть, он не участвовал в проекте вооружения, но все равно бы он был одним из ведущих физиков, определяющих направление науки.

Михаил Соколов: На ваш взгляд, то, что Андрей Дмитриевич создал водородную бомбу, есть такой термин "слойка", у Зельдовича была "труба", а у него "слойка", то, что позволило создать дешевое относительно и эффективное ужасное оружие уничтожения – это научное открытие или инженерное?

Лев Пономарев: Это и то, и другое. На самом деле у него было уникальное свойство входить в детали. Именно в этом смысл этого открытия и удешевление многократное убийства человека. Я думаю, что это потом всю жизнь его травмировало, именно поэтому стал правозащитником.

Николай Андреев: Я хотел бы вас поправить. Дело в том, что он не случайно попал в проект. Игорь Евгеньевич Тамм видел в нем ученого с большим потенциалом и с большим будущим. В то время, это 1945 год, уже практически все физики, включая даже некоторых учителей физики в школах, были привлечены к этому. Тамм сознательно уберегал Сахарова от этой тематики. Наступил момент, они были у Ванникова, руководил Первым Главным управлением, они там сидели, Ванников говорит: "Пора и Сахарову войти в этот проект". Тут звонит телефон – это Берия. Разговор между Ванниковым и Берией, Берия говорит: "Это моя просьба Сахарову войти в проект". После этого понятно, что отказаться было невозможно. Была создана в Физическом институте группа по разработке теории создания водородной бомбы, в которую вошел Сахаров, возглавил Игорь Евгеньевич Тамм. Дальше уже известная история со "слойкой".

Михаил Соколов: Я помню, что после удачного испытания 1953 года Сахаров впервые проявил себя в каком-то смысле политически, когда он произнес знаменитый тост, чтобы это оружие не применялось. У вас какое впечатление, когда все-таки Андрей Дмитриевич Сахаров осознал опасность того пути, по которому он идет, создавая все новые и новые модели жуткого оружия?

Иван Ковалев: Прямо вслед за тем, как он изобрел это оружие. Его испытания очень его впечатлили, именно поэтому он произнес свой тост. Когда он был одернут вышестоящим маршалом Неделиным, он не согласился с тем, что его одернули, начал выступать за запрещение, за мирные переговоры и был вполне успешен, он достиг многого.

Михаил Соколов: Это тоже был достаточно серьезный успех. В конце концов Хрущева удалось убедить в том, что политически выгодно приостановить ядерные испытания на земле и в воздухе.

Лев Пономарев: Мы должны подчеркнуть, что Сахаров уникальный человек, который фактически с юности мог говорить с руководителями государства.

Михаил Соколов: Трижды Герой Социалистического Труда, самый молодой академик.

Лев Пономарев: У него был доступ к первым лицам государства. Если бы кто-то, хоть академик трижды, написал какое-нибудь письмо, никто бы не читал. То, что он сделал эту бомбу, все знали.

Был такой разговор, что Сахарова выпячивали немножко команда Берии по какой-то причине. Кстати, по национальной, говорили. Гинзбург говорил, что Сахарова выпячивали, потому что там евреев много было, хотели подчеркнуть, что там был русский ученый.

Сахаров – человек, который мог говорить с руководителями государства, он уже имел такой вес. Конечно, это не могло пройти мимо, он спорил, убедил Хрущева. Хрущев не хотел, не сразу соглашался. В этом смысле уникальность фигуры Сахарова, с 32 лет он имел возможность говорить с руководителями государства. Именно поэтому его и дальше слушали, именно поэтому и Горбачев не мог пройти мимо него. При мне он звонил в политбюро: "Это говорит академик Сахаров". Тут же его соединяли, хотя он уже был диссидентом, преследовали. Это уникальная фигура в истории России.

Я лежал как-то в больнице, разные вещи обсуждали, я был ближе к диссидентскому движению, но не участвовал конкретно, разговаривал с одним мужиком, он с Средмаша, больница была средмашевская, значит люди имели отношение к ядерной энергетике, мне этот мужик говорил: "Что ты мне об Орлове говоришь. Вот Сахаров – это да. Я его слушаю, я ему доверяю". То есть его знали, у него популярность была гигантская в Советском Союзе.

Михаил Соколов: Николай, а как все-таки удалось Андрею Дмитриевичу Сахарову добиться того, что он начал продвигать идею где-то в конце 1950-х годов, чтобы действительно прекратить наземные и воздушные ядерные испытания? Почему его послушали?

Николай Андреев: Опасность ядерного оружия он воспринял не после первых испытаний водородной бомбы, его это поразило именно разрушениями. Потом уже в 1958 году он познакомился с результатами воздействия радиации на организм человека. Тут важную роль сыграл Дубинин, будущий академик, он в то время тоже был гонимым, Курчатов при своем институте дал ему возможность заниматься воздействием радиации на живые организмы. Сахаров, когда познакомился с результатами исследований Дубинина, он просто был в ужасе, пришел к Зельдовичу: "Яков Борисович, мы создаем угрозу человеческой жизни на много десятков лет вперед и даже сотен лет вперед". Зельдович довольно спокойно говорит: "Ну и что?"

После этого Сахаров начал активно участвовать, начал продвигать идею запрещения испытаний атомного и водородного оружия в воздухе и под водой. Он добился своего. Он писал письма, встречался с Сусловым, звонил Хрущеву, разговаривал с Брежневым, который был тогда председатель Верховного совета СССР. Если он чем-то увлекался, считал это важным, он этого добивался. Этот договор о запрещении испытаний ядерного оружия – это во многом заслуга Андрея Дмитриевича.

Михаил Соколов: Есть такой интересный спор, якобы тот факт, что был паритет, что Советский Союз получил ядерную, а потом водородную бомбу – это, мол, помогло сохранить мир. С другой стороны, мы знаем теперь по документам, что у стран Запада, у НАТО, у США не было плана неспровоцированного нападения на Советский Союз. С третьей стороны, даже Сталин не готов был вести ядерную войну, потому что бомб было мало, понятно было, что стратегически он проиграет. Все ограничилось локальным конфликтом в Корее и Карибским кризисом у каждого из лидеров того времени. Как вы смотрите на эту проблему, паритет сохранял мир или нет?

Иван Ковалев: Я думаю, что сохранял. Во-первых, Сахарову виднее, как он говорил: нужен паритет для того, чтобы сохранить мир. Он был убежден в то время, что Советскому Союзу нужно ядерное оружие, именно поэтому он занимался. Если бы он так не думал, я абсолютно уверен, что он не стал бы этим заниматься.

У меня есть еще маленькая ремарка относительно ведущей темы отношения Сахарова и власти, говорили о том, что он близок к власти. Я вспомнил его шутку, когда кто-то сказал, что он на том же уровне, что и власть, он сказал: "Ну да, на том же, только с другой стороны окна". Так что он имел отношения с властью, имел доступ, но он был совершенно другой, не этого сорта человек.

Михаил Соколов: Человек другого сорта. Действительно, в каком-то смысле он не всегда понимал этих коммунистических политиканов, а они как раз его.

Как вы объясните тот поворот, который произошел с Андреем Сахаровым в 1960-е годы, поворот к вашей тематике правозащиты? Что его сдвинуло от науки туда?

Лев Пономарев: Во-первых, я хотел бы продолжить разговор предыдущий. Молодой Сахаров был абсолютно советский человек. Он сам писал об этом, я недавно его воспоминания смотрел, он абсолютно свято верил, что нужно создавать ядерную бомбу, чтобы сделать паритет. Именно создание сильного ядерного оружия Советским Союзом установит паритет.

Еще есть один эпизод, который мало кто помнит и говорит об этом, но для меня это очень важно в его биографии. Дело в том, что он настолько увлекся созданием ядерного оружия, что будучи трижды героем и все остальное, он продолжал эту тему в голове: как бы американцев еще побольше уничтожить. Предложил взрывать под водой недалеко от побережья Соединенных Штатов Америки 50-мегатонную самую крупную ядерную бомбу, которая к тому времени была испытана. Посчитал, какая будет волна, сколько человек погибнет. Он это делал сознательно, он об этом сам писал. Он ходил к военным и предлагал это, это было написано в воспоминаниях нескольких человек. Военные ему сказали: ты что, парень, мы воюем только с армией, мирных людей мы не готовы уничтожать.

Я уверен, он рефлексировал всю жизнь это событие. Потому что он сам это придумал, сам предложил. Он не мог потом не думать всю жизнь о том, что он предложил убивать миллионы людей. Я абсолютно уверен, что именно это его подтолкнуло к такой решительной позиции, сделало его последовательным правозащитником на всю жизнь. Для меня это пример того, что человек может меняться. Когда говорят – святой человек, каждый человек имеет какие-то скелеты в шкафу. Это надо знать, прощать и подталкивать людей к тому, чтобы эти скелеты в шкафу уничтожались.

Михаил Соколов: Николай, в вашей книге большое внимание личному фактору уделяется, личной жизни. Некоторые даже читатели недовольны, что вы слишком глубоко покопались в этих шкафах.

Тем не менее, о роли личного фактора в изменении поведения Андрея Сахарова в этот период, поворот от физики, от ядерной бомбы к правозащите, защите прав человека и написанию статей, работ фактически политологических.

Николай Андреев: Для меня Андрей Дмитриевич не только великий человек, борец с системой, но он для меня очень живой человек, очень теплый, очень эмоциональный. Я писал о его личных переживаниях, в том числе любви.

Моя книга – две темы: тема создания бомбы и тема великой любви. Потому что такая любовь, которая была между Андреем Дмитриевичем и Еленой Георгиевной, – это великая любовь, не часто встречается. Я не думаю, что я перешел какие-то границы.

Клавдия Вихирева, первая его жена, была обычная женщина, видимо, достаточно ограниченная, в чем-то и развитая. Сахаров в какой-то момент это понял, но поскольку он женился, он не мог от нее отказаться.

Она умирает, он остается достаточно одинокий. Он вообще был одинокий человек, у него по сути не было друзей ни в школе, ни в институте. Он попадает в диссидентскую среду, она стала для него своей, для него открылся совершенно другой мир. Елена Георгиевна на него очень сильно воздействовала именно в этом отношении, она была духовно очень богатым человеком, и в литературе она разбиралась, безумно много знала стихов, дружба с литераторами, актерами. Этот мир его полностью устраивал внутренне. Но этот мир не совпадал с окружающей действительностью советской. Это заставило его задуматься о том, что за мир окружает его вокруг.

Михаил Соколов: Как вы считаете, был ли Андрей Дмитриевич лидером правозащитного движения, вождем, ключевой фигурой в тот момент, когда появляется его работа "Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании, интеллектуальной свободе", потом другие его работы? В этот момент, как вы его воспринимали – как вождя?

Иван Ковалев: Нет, он сам себя не считал вождем, люди его круга, круга моего отца не делились на пехоту и генералов, относились друг к другу как равным. Сахаров довольно часто стоял особняком. Например, он не хотел входить в Хельсинкскую группу, потому что считал, что ему лучше быть одному, он более комфортно так себя чувствовал. По-моему, это правильно.

Если мы посмотрим даже на фотографии, это 1987 год, мой отец, Елена Георгиевна, Лариса Богораз вместе с Сахаровым. Сахаров отдельно стоит, он сам по себе, хотя и участвует. Недавно мелькала на интернете другая фотография ровно такого же свойства, ровно то же самое расположение позиций, более ранняя, там он со Щаранским.

То есть он участвовал, иногда подписывал какие-то письма. К нему относились как к лидеру, как к выразителю многих соображений, и это было абсолютно справедливо, потому что он во многом был впереди. Он сам себя генералом не считал, как мне кажется. Был разговор недавно про то, какое было окружение, как эти люди общались. Я по этому поводу вспомнил сахаровскую кухню или кухню Софьи Васильевны Калистратовой, близкого друга Сахарова. Мы кончили говорить про дела, документы группы Хельсинки, идет обычный треп. Как они читали стихи друг другу, сколько они их помнили. Мне было очень приятно находиться в этой компании.

Михаил Соколов: Вопрос про идею конвергенции. Состоялась она или нет, на ваш взгляд? Сахаров же обещал конвергенцию социализма и капитализма.

Лев Пономарев: Дело в том, что Сахаров был теоретик, мыслитель, в этом смысле для него намного удобнее было формулировать свои мысли, не согласовывая с другими, не производя некий коллективный продукт. Хельсинкская группа создавалась для того, чтобы делать определенную движуху, работу какую-то. Он к этому в то время, по крайней мере, не был приспособлен.

Про конвергенцию я хочу сказать, что он говорил много об этом. Я считаю, что в нем, как в русском интеллигенте, было совершенно четкое понятие справедливости, некоего равенства, которое должно быть у людей. Так как он был глубоко советский человек, это все у него внутри было. Но одновременно он прекрасно понимал, что открытия делаются отдельными людьми, движение вперед может быть только за счет интеллектуальной свободы. Он понимал, что нужно сближение идей капитализма и социализма, он говорил так примитивно, имея в виду то время.

Сейчас эта идея вполне затребована. Мы видим, что классическая страна капитализма Соединенные Штаты Америки левеет по многим признакам. Я уверен, что определенная тенденция к полевению существует, я не вижу в этом ничего плохого, потому что слишком велик разрыв доходов населения, слишком велик разрыв в управлении, то есть деньги управляют миром, я уверен, что это должно делаться более демократично, с меньшим участием денег. В этом смысле его идеи вполне сохранили свое значение.

Николай Андреев: Дело в том, что идею открытого мира Андрей Дмитриевич обсуждал еще с Игорем Евгеньевичем Таммом, тогда была популярна в начале 1960-х годов эта идея. Тамм был по своей сути коммунистически убежденным, тут у них были расхождения. Дело в том, что конвергенция впервые, как это ни странно прозвучит, реализовалась в НЭПе. По сути тогда был социализм, но, тем не менее, в экономике было очень много капиталистического. Если говорить о современном мире, то Китай, может быть, идеально реализовал идею конвергенции, в нем существует власть одной партии, хотя там многопартийная система, тем не менее, капитализм там просто торжествует.

Лев Пономарев: Я не уверен, что Сахаров поддержал бы Китай сейчас.

Михаил Соколов: Сахаров вряд ли бы поддержал Китай, но то, что в Америке, наверное, все-таки ему бы понравилось.

Иван Ковалев: Во всяком случае, когда я его видел в Америке, он не говорил, что ему что-нибудь не нравится.

Я хотел бы немножко про другое. Говорили, что Сахаров отличался от остальных ученых тем, как он чувствовал беду и горе других. Не случайно во всех его выступлениях, какого бы общего плана оно ни было, да, он был теоретиком в гуманитарной области, в области прав человека, но, тем не менее, каждый раз он приводил список тех людей, за которых он тревожится сейчас, чье состояние его беспокоит. То ли это арестованный человек, то ли это человек, который подвергается специальным наказаниям в лагере, то ли это человек, который болеет в лагере, ему нужна медицинская помощь, всегда можно было рассчитывать на то, что от Сахарова вы услышите список каких-то фамилий. Это его отличало от других.

Михаил Соколов: Еще один важный вопрос – это о горьковской ссылке. 7 лет в ссылке, голодовки, борьба за право выезда Елены Георгиевны за рубеж, борьба за выезд невестки за рубеж, изоляция, насилие. Николай, вы это все описываете с какими-то жуткими просто подробностями, это очень тяжело читать, но, тем не менее, людям об этом надо тоже знать. Этот горьковский период – это все-таки причина того, что Андрей Дмитриевич ушел довольно рано?

Николай Андреев: Во-первых, надо поправить – он не просто боролся за выезд Боннэр за рубеж, а для лечения. По поводу "тяжело читать", мне было тяжело писать это.

А еще, когда подумать, что Андрей Дмитриевич испытал на себе эти жуткие мучения – это просто потрясающе, в голове не укладывается такая бесчеловечность, то, что они с ним сотворяли, причем из самых, как они говорили, гуманных целей – мы хотим вам спасти жизнь. Угрозы, что "мы вас доведем до болезни Паркинсона", "вы не будете иметь возможности писать".

Это, конечно, подвиг Андрея Дмитриевича. Многие не одобряют, если бы он за всех политзаключенных объявил голодовку – это да, а тут за жену. За самого дорогого человека и через этого дорогого человека проецируется борьба за всех остальных. Конечно, эти голодовки подорвали его здоровье, его жизнь. Есть фотографии горьковского периода, на них тоже тяжело смотреть.

Михаил Соколов: Мрачное время того периода продлилось довольно прилично, когда правозащитное движение было фактически разгромлено. Наш гость Иван Ковалев почти пять лет провел в лагере. Что вы скажете, вы боролись за права человека, какое было все-таки настроение? Безнадежности в какой-то момент, что когда эти вожди меняли один другого, ничего не улучшалось, становилось только хуже и тяжелее до Горбачева? Может быть, пару слов об этом мрачном времени. У нас же тоже сейчас не очень хорошее время.

Иван Ковалев: Время было, конечно, мрачное, но были и отрадные моменты, когда эти вожди сменялись. Я помню, мы с Валерием Сендеровым сидели в карцере внутри лагеря, максимальный срок 15 суток, нам их без конца продлевали. В помещении ШИЗО в каптерке, где сидел наблюдатель, там было радио, нам радио не полагалось, но мы слышали, что там говорят. Валере объявляют дополнительные 15 суток, открывают сейф, чтобы вытащить журнал, чтобы записать ему 15 суток, с тыльной стороны сейфа портрет Андропова. Валерий говорит: "Менять скоро придется. По радио передавали – насморк у него, так просто про насморк не говорят". Вскоре Андропов умер. Этот самый наблюдатель, мы слышали, как он звонил по телефону на вахту, кричал: "Это не я, это не я, они сами услышали". Так что были и положительные тоже моменты, мы надеялись на то, что что-то изменится.

К сожалению, изменения происходили к худшему. Именно в это время ввели статью 188.3, которая позволяла лагерной администрации по упрощенной процедуре давать дополнительные сроки. Моя жена, например, получила такой дополнительный срок, еще два года к пяти, которые она отбыла. И еще несколько человек были таким образом наказаны. Это было уже при Горбачеве, кстати сказать, в начале его правления.

Михаил Соколов: Получилось так, что в какой-то момент после гибели Марченко Андрей Дмитриевич Сахаров фактически, когда его Горбачев стал возвращать в Москву, стал ходатаем по делам людей, которые сидели как, Иван Сергеевич, в лагерях.

Лев Пономарев: Я бы сказал, это один из самых заметных его подвигов.

Михаил Соколов: Я думаю, что это возвращение Андрея Дмитриевича – это было действительно символическим актом, после которого что-то переломилось в процессе перестройки, она действительно реально началась, как перестройка. Я хотел бы, чтобы мы услышали Андрея Дмитриевича Сахарова уже на трибуне Съезда народных депутатов, где он прямо говорит о Михаиле Горбачеве и о тех решениях, которые принимаются.

Михаил Соколов: Целая история была связана с его избранием туда, тем, что он уступил Ельцину Москву и пошел через Академию наук. Как вы оцениваете Андрея Дмитриевича как политика, этот короткий период, но невероятно яркий и насыщенный событиями?

Лев Пономарев: Это интересный вопрос, я сам себе сейчас буду противоречить. Когда он был диссидентом, я продолжаю настаивать на той точке зрения, что он рассматривал себя как мыслитель, предлагал идеи, которые влияют на целый мир. Правда, когда он стал больше заниматься конкретной правозащитной деятельностью, он стал защищать людей. Постепенно становился практическим правозащитником.

Если взять его эпизоды работы в Межрегиональной депутатской группе, депутатство его, я утверждаю, что он был наиболее активным политиком из всей Межрегиональной депутатской группы. Потому что все остальные выступали. Мы помним прекрасно Юрия Афанасьева с его яркими метафорами, которые он говорил, а Сахаров работал, он писал Конституцию Советского Союза.

Он, например, был одним из инициаторов всесоюзной забастовки, переживал, что она не происходит. Я с ним обсуждал эту забастовку, честно говоря, я не видел ее возможности организовать в том масштабе, в котором он хотел, но он занимался организацией забастовки – это конкретная политическая деятельность.

Я уже не говорю о его знаменитом выступлении о разоблачении войны в Афганистане, то есть требование мира, прекращения войны в Афганистане – это все конкретная политическая деятельность. Я хочу обратить внимание, что все это не случайно, потому что он был оппонентом власти изнутри. Люди, которые были сопредседателями Межрегиональной группы, это все были бывшие коммунисты. Хотя я сказал, что он был в молодости советским человеком, но это было очень давно, он уже оторвался от пуповины советской власти, он никогда не был коммунистом, в этом смысле он был принципиально другой человек. Он умер, когда ему было 70, а мне сейчас 80, я понимаю, что подорванное здоровье помешало ему прожить еще лет 10–15, и Россия бы развивалась по-другому, я абсолютно уверен в этом.

Михаил Соколов: Сергей Григорьянц, кстати, на эту тему хорошо написал, что "главным событием, несчастьем России этого времени, да и всей ее истории была смерть Андрея Дмитриевича Сахарова", сравнимая только с гибелью Александра II, с результатами великих войн Наполеона. "Сахаров был единственной надеждой России на хотя бы относительное утверждение демократии в стране". Иван Сергеевич, вы как думаете, что главное в этом политическом периоде деятельности Андрея Сахарова?

Иван Ковалев: Я согласен, что он и к политике относился как ученый, фундаментально и работал на будущее. Я хочу процитировать своего отца, его спрашивали в одном интервью сравнительно недавно, что страна думает о Сахарове и что Сахаров думал бы о стране, если бы был жив. Так вот, пожалуй, ключевые фразы моего отца такие: "Новое мышление или новая нравственность, говорят о Сахарове. Да нет же, самая обыкновенная человеческая нравственность, которой уже более двух тысяч лет, только очень последовательная, и старое как мир мышление, то есть основанное на разуме. У Сахарова была совесть, и у него был разум. Этих двух качеств не хватает России сегодня. Нет у России проблем, с которыми она сталкивается внутри, она сама и есть проблема. Подполковник КГБ в президентах, нынешние законы об экстремизме, о защите прав верующих, закон "Димы Яковлева", о досудебном блокировании веб-сайтов, об "иностранных агентах". Разгром независимой прессы, разгул лживой и злобной пропаганды в государственных СМИ. Отторжение грузинской территории, аннексия Крыма, разжигание гражданской войны. Есть у кого-либо сомнения, как отнесся бы к этому Сахаров? Сахарову было бы стыдно. Мне стыдно. Нам должно быть стыдно". По-моему, отец очень удачно ответил на вопрос, как бы относился Сахаров к нынешней политике.

Михаил Соколов: Николай, что вы скажете, политика того времени, политика перестройки, политика Сахарова, в какой-то степени идеалистическая, неудачная экономически, а с другой стороны сегодняшнее время, когда вроде как еда есть, деньги у власти есть, и власть при этом угнетает фактически все, что может, в гражданском обществе? Действительно ощущение такое, что идеи Сахарова потерпели поражение.

Николай Андреев: К тому, что Сахарова вернули из ссылки, его-то вернули, но слова ему не предоставили. По сути он до того, как начал выступать на Съезде народных депутатов, он был лишен трибуны. Ни разу он не появился на телевидении. Были запросы от нескольких газет интервью с ним, Юра Рост взял интервью для газеты, но оно не было опубликовано. Появлялись несколько строчек в "Московских новостях", потом небольшое интервью в журнале "Театр" – вот и все, что я могу вспомнить. То есть Сахаров по-настоящему получил возможность высказать свои идеи, свои взгляды только на Первом Съезде народных депутатов

Я не считаю его выступления особо удачными. В принципе такое предупреждение, что нашей стране грозит опасность в том, что власть сосредоточена на одном человеке, это опасно и для человека, который наверху, и вообще для народа, в этом, конечно, есть смысл. Как бы он сейчас ко всему этому отнесся, я за него сказать, естественно, не могу. Я думаю, абсолютно точно он был бы в оппозиции и к власти, и к руководителям государства – это совершенно точно. Но что бы он предложил взамен? Все то же – борьба за права человека, наверное.

Михаил Соколов: Лев, вы написали небольшое эссе, которое было опубликовано на сайте "Эхо Москвы", о месте Сахарова в этой системе Путина, где бы он был?

Лев Пономарев: Так совпало исторически, что сейчас идет прямая атака на гражданское общество в России. Атака происходит не со стороны власти, а со стороны ФСБ. Сейчас ФСБ взяла под контроль всю внутреннюю жизнь России, внутреннюю жизнь политики в России. Вообще-то эта тема большая, мы об этом давно говорим. Буквально последние два месяца происходят события, которые пессимисты не ожидали. Например, предложен закон, который наказывает людей, имеет обратную силу, ухудшает положение.

Михаил Соколов: Лишает избирательных прав...

Лев Пономарев: Строго запрещено Конституцией. С кем бы я ни обсуждал, один из лучших юристов России, адвокат говорит: "Это невозможно". Надо сопротивляться.

Поэтому сейчас перед нами задача сопротивления гражданского общества установлению полного контроля чекистов над внутренней жизнью России. Это большая задача перед гражданским обществом, я ею занимаюсь, пытаюсь найти своих союзников. В принципе в России сейчас надвигается катастрофа. Представьте себе, что ЦРУ управляют Соединенными Штатами Америки, полностью управляют – это катастрофа для государства будет, любого государства. Там, слава богу, есть институты, которые это все гармонизируют, у нас таких институтов нет, поэтому Россию ожидает катастрофа. Если говорить о Сахарове, конечно, он был бы с нами, конечно, он бы возглавил борьбу против всевластия спецслужб в стране, абсолютно уверен. Поэтому власть и стесняется публично много говорить о Сахарове.

Михаил Соколов: Выставку запретили в Москве.

Лев Пономарев: Что важно, что эта выставка была на бульваре, там ходят тысячи людей, смотрели бы и видели Сахарова. В музеях можно, говорить в интернете можно, слава богу, а публичность запретили.

Михаил Соколов: Мы должны дать слово народу, что думают люди о роли и месте Андрея Сахарова в истории России.

Опрос прохожих в Москве

Михаил Соколов: Николай, что вы скажете о сегодняшнем дне? В конце концов, все у нас не очень хорошо и с правами человека, и с идеями Сахарова, даже с доступом к его наследию, как выяснилось. Исторически он выиграл или проиграл?

Николай Андреев: Я думаю, что выиграл, потому что он есть, что это фигура, это великая фигура. Он останется в истории как символ русского человека, который ради правды, ради того, чтобы говорить правду, ради того, чтобы добиваться правды, готов отдать свою жизнь.

Лев Пономарев: Я должен сказать, что Сахаров был бы с нами, и он бы возглавил гражданское общество в борьбе с всевластием спецслужб в стране – это самое главное, что я бы от него ожидал.

Главное, что на самом деле его идеи, конвергенция, они сейчас существуют, и они будут в мире как-то продвигаться. Я предлагал создать гуманитарный институт имени Андрея Сахарова, чтобы там были ученые из разных стран, в том числе из России, философы, которые бы говорили: да, демократии несовершенны, у них есть проблемы, но в авторитарных странах вообще нет демократии, тоже надо куда-то двигаться, давайте вместе будем думать, как двигаться в одном направлении.

Михаил Соколов: Давайте вместе думать в том числе и об Андрее Дмитриевиче Сахарове, его наследии. 21 мая академику Сахарову исполнилось сто лет.

Россия Ядерное оружие

В 1938 году Сергей Капица сыграл важную роль в освобождении выдающегося физика Льва Ландау после того, как он был заключен в тюрьму за то, что добавил свое имя в листовку, в которой Сталин обвинялся в захвате революции.

В годы «холодной войны» и «железного занавеса» идеологическая конфронтация и психологическое давление достигли такого уровня, что возможность ядерной интервенции воспринималась в СССР и США почти как неизбежность.Тем временем ядерщики начали создавать еще более опасное и разрушительное термоядерное оружие. Одним из зачинщиков этой гонки был выдающийся американский физик венгерского происхождения Эдвард Теллер. Игорь Курчатов, как руководитель советского атомного проекта в целом, также отвечал за разработку водородной, или термоядерной бомбы. Проектирование всех вариантов ядерного оружия, теоретическая и экспериментальная проверка конструкции проводились в КБ-11 под руководством Ю.Б. Харитон. Этот вопрос, начиная с 1948 года, возлагался и на И. Тамм, В. Гинзбург, А.Д. Сахаров, Ю.Б. Зельдович.

Летом 1945 года атомщики в США заговорили о возможности создания термоядерного оружия. Часть физиков Лос-Аламоса, в том числе Э. Ферми, переключились на исследование этой проблемы. В сентябре 1945 года агентам НКВД удалось извлечь лекции, прочитанные Ферми лос-аламосским специалистам.В них содержались важные первоначальные идеи о первоначальной версии термоядерной бомбы, так называемой «классической супер». Более подробная информация была получена в марте 1948 года. Она отражала более высокий уровень развития этой проблемы, в частности, содержала интересный намек на возможность образования трития из лития, облученного нейронами во время термоядерной реакции под действием заряда водородная бомба.

В 1947 году советская разведка получила документы, в которых говорилось о литии как компоненте термоядерного топлива.В марте 1948 г. были получены материалы от физика Фукса, работавшего в советской разведке, с описанием двухступенчатой ​​конструкции заряда термоядерной бомбы, работающей по принципу радиационного взрыва. Описан принцип действия пускового отсека системы и представлены экспериментальные и теоретические данные, касающиеся обоснования работоспособности проекта. 20 апреля 1948 г. эта информация была отправлена ​​Сталину, Молотову и Берии.

Начало первых работ по термоядерной программе в СССР датируется 1945 годом.Затем И.В. Курчатов получил информацию о проводимых в США исследованиях по термоядерной проблеме. Они были запущены по инициативе Эдварда Теллера в 1942 году по программе Alarm Clock, цель - создание водородной бомбы мегатонного класса на основе дейтерида лития-6. В 1949 году после успешного испытания первой советской атомной бомбы американцы насильственно увеличили свои стратегические ядерные силы. Развитие термоядерного оружия становилось все более важным для Советского Союза.

В конце июня 1948 года прославленный Игорь Тамм пригласил Сахарова и другого студента, Юрия Романова, к себе в кабинет, где сообщил ошеломляющие новости. Приказы исходили с самого верха, из Совета министров и ЦК партии: Тамм был назначен руководителем группы, занимавшейся изучением возможностей создания термоядерного оружия. Сахаров и Романов будут частью этой группы. В 1948 году, когда Сахаров приступил к работе над проектом водородной бомбы, у Соединенных Штатов было пятьдесят шесть единиц атомного оружия, а у Советского Союза - ни одного.

То, что Ферми называл превосходной физикой, а Оппенгеймера технически сладким, не было главной мотивацией Сахарова. В то время для меня, а также, как я полагаю, для Тамма и других членов группы самым важным было убеждение в том, что наша работа имеет важное значение. Работа над термоядерным оружием была продолжением войны, патриотизма выживания. Ганс Бете, немецкий физик-эмигрант, возглавлявший теоретический отдел в Лос-Аламосе, сказал о Манхэттенском проекте: Мы все чувствовали, что, как и солдаты, мы выполнили свой долг.Русские были более буквальными. Курчатов сказал Сахарову и другим физикам, что они солдаты, и часто подписывал свои служебные записки «Солдат Курчатов». Сахаров принял это звание без колебаний и однозначно, считая себя солдатом в этой новой научной войне. Для Сахарова термоядерные исследования имели также личное измерение, который видел в них возможность доказать, что можно сделать, прежде всего с самим собой.

Серия идей, которые теперь собраны в работоспособную идею, вскоре известную как Первая идея.Сахаров предложил альтернативную конструкцию термоядерного заряда, которая отличалась от той, которую преследовала группа Зельдовичей, как физическими процессами взрыва, так и основным источником выделяющейся энергии. Идея Сахарова, получившая прозвище «слоеный пирог», предлагала использовать сферическую сборку концентрических оболочек с атомной бомбой в качестве воспламенения, утрамбованной слоем урана-238, который замедляет расширение, чтобы могло произойти больше реакции. Атомное оружие запускает термоядерную реакцию в окружающем термоядерном топливе, состоящем из дейтерида лития и тритида лития.Это, в свою очередь, вызывает реакцию деления в другом слое урана-238. Только около 20 процентов выхода такого устройства будет действительно термоядерным, и реакция обычно описывается как деление-синтез-деление. Та же идея (по прозвищу Будильник) пришла в голову Эдварду Теллеру в 1946 году.

В 1948 году А.Д. Сахаров выдвинул основные идеи создания водородной бомбы РДС-6. После этого разработка бомбы шла по двум направлениям: «затяжка / слойка» (РДС-6С), подразумевающая атомный заряд, окруженный несколькими слоями легких и тяжелых элементов, и «труба» (РДС-6Т), в котором плутониевая бомба была погружена в жидкий дейтерий.Соединенные Штаты разработали аналогичные схемы.

Например, схема «Будильник», предложенная Эдвардом Теллером, была аналогом затяжки «Сахарова», но на практике не применялась. Но схема «Труба», над которой так долго работали ученые, оказалась тупиковой идеей. После испытаний бомбы РДС-1 основные усилия были сосредоточены на варианте «Слойка». Однако схема «Слойка» не имела перспектив масштабирования мощности взрыва более чем в мегатонну.

Осенью 1948 года, после того, как группа Тамма приняла Первую идею, Сахаров получил значительное повышение зарплаты и приглашение от генерала КГБ Сахарова вступить в Коммунистическую партию. Сахаров отказался. Неожиданно неожиданно политически он выразил свои опасения по поводу ареста невинных людей и крайностей кампании коллективизации.

Первоначально объект назывался Арзамас-60 из-за расстояния в шестьдесят километров от Сарова, но такая точность была сочтена нарушением безопасности, и название было изменено на 16, что абсолютно ничего не значило.

Результатом обсуждения возможности создания водородной бомбы стало Постановление Совета Министров № 1989-73 «О дополнении Плана работ по КБ-11». В частности, он обязывал КБ-11 провести до 1 июня 1949 г. при участии Физического института АН СССР теоретические исследования по инициированию и горению дейтерия и смесей дейтерия и трития. .

Как заметил Дэвид Холлоуэй в книге «Сталин и бомба»: «Создание атомной бомбы было той задачей, для которой сталинская командная экономика идеально подходила.. . . Это было героическое предприятие, для которого можно было мобилизовать ресурсы страны, в том числе лучших ученых и руководителей промышленности, а также рабский труд ГУЛАГа. Этот проект представлял собой любопытную комбинацию лучших и худших в советском обществе ученых и инженеров-энтузиастов, созданных в результате расширения образования при советской власти, и заключенных, живших в бесчеловечных условиях трудового лагеря.

В одном вопросе не было двусмысленности, особенно после того, как Труманс объявил об американском проекте водородной бомбы: Сталин хотел термоядерное оружие и хотел его быстро.В начале марта 1950 г. льготный период запросов, приглашений и посещений внезапно подошел к концу. Сахарову было приказано незамедлительно переехать на Объект.

Сахаров разработал Первую идею, которая была существенно дополнена Второй идеей Виталия Гинзбурга, согласно которой дейтерид лития в виде твердого химического соединения может быть использован в качестве термоядерного топлива. Теперь Сахаров и Зельдович совместно создали Третью радиационную имплозию, используя рентгеновские лучи, генерируемые при делении атомной бомбы, для сжатия термоядерного топлива и получения большего количества термоядерного синтеза.

После ареста (или убийства?) Берии атомщики остались без руководства. Раньше над ними стояли только Берия и Сталин, а партийные боссы большей частью пребывали в приятном невежестве. Я.К. Голованов писал: «Во всех ответственных испытаниях Лаврентий Павлович, как правило, присутствовал, и здесь нужно было произвести первый взрыв только что созданной водородной бомбы, но начальника нет и на этот счет никаких указаний нет. Все, однако, понимали, что грядущее испытание - акт не только научно-технический, но и политический, и показывать самодеятельность здесь невозможно.

Малышев и Курчатов вылетели в Москву. «Когда Маленков услышал от них о приближающемся суде, он был крайне удивлен: ни о какой водородной бомбе первый человек в государстве ничего не знал. Георгий Максимилианович звонил Молотову, Ворошилову, Кагановичу, но они тоже ничего толком не знали, слышали» краем уха ». И не до бомбы было остальное: события куда важнее потрясли верхние этажи власти. Маленков должен был решить, что делать - ему не у кого было спросить.После небольшого собрания было получено разрешение на судебное разбирательство ».

Десятилетие все более изощренных советских испытаний ядерных устройств и оружия включало серию 1958 года, две серии интенсивных испытаний в 1961 и 1962 годах и два года подземных испытаний с момента подписания Договора о частичном запрещении испытаний в августе 1963 года.

У Советов было семейство термоядерного (ТН) оружия, которое отвечало текущим потребностям их сил стратегического нападения и сил общего назначения.Советская авиация дальнего радиуса действия и ракетные войска располагали большим количеством старого оружия TN в маломегатонном диапазоне, исходя из результатов испытаний, проведенных в 1958 году и ранее. Оружие, основанное на серии испытаний 1961 и 1962 годов, вероятно, начало поступать в запасы в 1964 году, производилось в значительных количествах и продолжалось, чтобы заменить более старое оружие, все еще находящееся в арсенале сил стратегического нападения.

Это новое оружие, как правило, представляло собой значительные улучшения по всему спектру вооружений и, вероятно, включало в себя некоторую высокую мощность (более десяти единиц MT TN для доставки как самолетами, так и ракетами.

В 1966 году ЦРУ полагало, что Пороговый договор наложит запретительные ограничения, помимо частичного запрета на испытания, только для тех вооружений, которые могут нуждаться в новых боеголовках очень высокой мощности. Если бы разработка такого оружия имела достаточно высокий приоритет, Советы могли бы провести испытания, которые практически наверняка нарушили бы договор, полагая, что нарушение не может быть доказано против них. Всего одно или два таких испытания в год могут оказать существенную помощь их военным программам.

У Советов было множество относительно больших орудий имплозивного деления, которые все еще находились в большом количестве для тактических ракетных и ракетных войск, для тактической авиации, для общего использования советским флотом и для зенитных ракетных войск. В результате испытаний 1961-1962 годов Советский Союз смог разработать оружие реактивного деления. Большая часть нового оружия деления, поступившего в советские запасы в середине 1960-х годов, представляла собой усовершенствованное оружие малой мощности.

До Договора о частичном запрещении испытаний Советы в основном выполнили свои основные требования к многомегатонному оружию ТН и к оружию ядерного деления.Они могут по-прежнему иметь потребность в боеголовках TN субмегатонного и маломегатонного диапазонов, например, для SS-11. Это требование может быть выполнено в рамках Частичного запрещения испытаний и, вероятно, будет выполнено до того, как Советы присоединятся к Пороговому договору. В условиях частичного запрета на испытания Советский Союз провел испытания мощностью до 450 тыс. Тонн. Некоторые из испытаний мощностью около 50 КТ и выше, вероятно, были направлены на разработку оружия TN.

Было обнаружено несколько испытаний, дающих 30 KT или меньше, особенно в течение 1966 г .; они могли быть ориентированы на разработку оружия деления или TN.Некоторые виды оружия, основанные на подземных испытаниях 1964-66 годов, начнут поступать в запасы в 1967 году и будут доступны для систем, развертываемых в течение следующих нескольких лет.

Большинство термоядерных испытаний проводилось на Новой Земле, где Советы, вероятно, могли использовать приборы только для получения основной диагностической информации, необходимой для разработки оружия TN. Большинство советских устройств деления испытывали в Семипалатинске. Советский Союз провел обширные испытания воздействия ядерных взрывов на военную технику и конструкции.У них явно было достаточно возможностей обнаружить те же важные ядерные эффекты, которые обнаружили США.

Анализ советских публикаций и секретных руководств показал, что Советы получили данные о воздействии достаточного объема и качества на воздушные, надводные, подводные и подземные удары, чтобы их было достаточно для планирования и проведения большинства военных операций. Неклассифицированные статьи показали, что им известно о кратковременном радиационном воздействии на электронное оборудование (TREE).Они знали об уязвимости американских ракетных систем наведения к этим воздействиям.

Советы также показали, что они понимают явление электромагнитного импульса (ЭМИ), вызванное ядерными взрывами, и, возможно, они провели ряд наземных испытаний с малой мощностью, чтобы измерить влияние ЭМИ на военные системы и оборудование связи. Хотя Советы, вероятно, знали об ЭМИ-уязвимости межконтинентальных баллистических ракет и шахтных шахт, было сомнительно, что они проводили испытания наземных ЭМИ-воздействий высокопроизводительного оружия.

НОВОСТИ ПИСЬМО

Присоединяйтесь к списку рассылки GlobalSecurity.org


Сахаров Андрей Дмитриевич

Андрей Дмитриевич Сахаров, физик, был одним из основоположников создания термоядерного оружия. Академик АН СССР (1953).Трижды Герой Социалистического Труда (1954, 1956, 1962). Лауреат Ленинской (1956) и Государственной (1953) премий СССР. Лауреат Нобелевской премии мира (1975).

Андрей Дмитриевич Сахаров родился 21 мая 1921 года в Москве в семье учителя физики. В школу он пошел сразу в 7 классе, до этого учился с учителями дома и только в конце года сдал школьные экзамены. Он с отличием окончил школу в 1938 году и одновременно поступил на физический факультет Московского университета, который окончил с отличием во время войны, будучи эвакуированным в Ашхабад.

Летом и осенью 1942 года молодой физик несколько недель жил и работал в Кирове, затем на лесозаготовках в глухой деревне под Мелеском. Осенью того же года Андрея Дмитриевича направили на большой военный завод в Ульяновск инженером-изобретателем. Здесь он начал свою творческую деятельность. Работая на заводе, он стал автором ряда изобретений в области управления изделиями, написал несколько статей по теоретической физике и отправил их в Москву для отзывов.В одной из своих работ он рассмотрел цепную реакцию в уране в смеси с замедлителем. В 1945 году по предложению И. Тамм А.Д. Сахаров поступил в аспирантуру Физического института АН СССР. Лебедева (Ф.И. АН). За два года он опубликовал несколько статей по совершенно разным проблемам (генерация пионов при столкновении высокоэнергетических нуклонов, оптическое определение температуры газового разряда и т. Д.). Это были уже зрелые работы, на основе которых он защитил диссертацию в 1947 году.

В 1948 году И. Тамм включил его в исследовательскую группу, созданную из сотрудников теоретического отдела Физического института Академии наук для разработки термоядерного оружия. Руководил группой академик И. Тамм. Выдвинутые ими теоретические идеи переводили проблему на реальную основу. И вскоре в составе группы теоретических расчетов во главе с И.Е. Тамм, Сахаров начал работать в КБ-11. Вначале он был заведующим лабораторией, затем заведующим сектором (отделом), заместителем научного руководителя.

Осенью 1948 г. А.Д. Сахаров независимо от Э. Теллера высказывает идею гетерогенной схемы с чередованием слоев дейтерия и U-238, т. Е. Схемы, аналогичной схеме будильника. Принцип ионизационного сжатия термоядерного топлива, лежащий в его основе, называется осахариванием (первая идея) [игра смысла Сахарова, что переводится как «сахар»]. В конце 1948 г. Гинзбург предложил использовать дейтерид Li6D (вторая идея) в качестве термоядерного топлива.

По указанию Б. Ванникова 8 мая 1949 г., Ю.Б. Харитон подготовил заключение по предложению И. Тамм, отметив, что основная идея предложения А.Д. Сахарова была чрезвычайно остроумной и физически наглядной, поддержал работу над затяжкой. С тех пор работа над водородной бомбой в СССР фактически шла по двум разным направлениям: группа под руководством Я.Б. Зельдович, еще рассматривавший возможность ядерной детонации в дейтерии, группа И.Е. Тамм начал изучать системы со слоями урана и термоядерным топливом.Водородная бомба типа «Супер» получила индекс РДС-6т, а водородная бомба слоистой конфигурации - индекс РДС-6с.

Идея затяжки и идея использования дейтерида лития-6 - первая и вторая идеи в терминологии Воспоминаний А.Д. Сахарова, и это были ключевые идеи, которые впоследствии легли в основу разработки первой советской водородной бомбы РДС-6. . Однако, несмотря на ясность первоначальных физических идей затяжки, сформулированных в 1948 году, создать на их основе реалистичный дизайн было непросто.

Задача создания водородной бомбы поставлена ​​перед И. Тамма, был не только сложен в техническом и производственном отношении, он требовал принципиального решения многих чисто научных вопросов. А.Д. Сахаров высказал фундаментальные идеи, которые определили дальнейший ход событий. Предложенная им конструкция чередующихся слоев быстро начала обретать реальные очертания. Результатом деятельности А.Д. Сахарова и его группы стал взрыв водородной бомбы на Семипалатинском полигоне в августе 1953 года.После испытаний А.Д. Сахарова стали называть «отцом советской водородной бомбы». Он провел ряд важных исследований и стал одним из инициаторов работ по изучению управляемой термоядерной реакции, экспериментальных работ по созданию взрывных магнитных генераторов.

В 1953 году А.Д. Сахаров был избран действительным членом Академии наук СССР, ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и присуждена Сталинская премия.Продолжая работать над совершенствованием водородного оружия, в 1954 году он выдвинул идею создания водородной бомбы по совершенно новому принципу. Успешное испытание в 1955 году завершило этап разработки основ термоядерного оружия. В последующие годы под руководством А.Д.Сахарова была создана серия водородных зарядов различной мощности для многих классов носителей (баллистических, крылатых и зенитных ракет, торпед и др.).

В 1950-х годах, глубоко озабоченный проблемой ядерных испытаний, он начал активную борьбу за их запрещение или ограничение.

Изучая проблемы влияния радиации на наследственность, А.Д. Сахаров понял пагубность лысенковских запретов на изучение законов генетики. На общем собрании АН СССР в 1964 г. физик, поддержанный И.Е. Тамм и ряд других академиков выступили против избрания Нуждина, союзника всесильного в то время Лысенко, и добились своей цели. В 1965 году академики А.Д. Сахаров и М.А. Леонтович обратились в Президиум АН СССР с письмом против лысенковщины, противодействующей развитию генетики.

А.Д. Сахаров уделял большое внимание научному росту молодежи, проводил семинары, на которых обсуждались новые идеи и проблемы.

В 1953-1968 гг. Общественно-политические взгляды А.Д. Сахарова претерпели большую эволюцию. Участие в разработке термоядерного оружия и его испытаниях «сопровождалось все более глубоким осознанием порождаемых этим моральных проблем» (А.Д. Сахаров). С 1964 года круг заботы о проблемах А.Д.Сахарова все более расширялся.В 1965 году он опубликовал свою первую работу по космологии, занимался теоретическими проблемами физики элементарных частиц, космологии и гравитации.

В 1968 году появилась статья Сахарова «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе», за что он был отстранен от секретной работы. В 1969 году Андрей Дмитриевич вернулся в ФИ АН старшим научным сотрудником отдела теоретической физики. В марте 1971 года А.Д. Сахаров направил «Памятную записку» Л.И. Брежнев.Через 15 месяцев, не получив ответа, Сахаров передал его для публикации, дополнив послесловием.

В 1969 году А.Д. Сахаров почти все свои сбережения направил на строительство онкологической больницы и в Красный Крест. В 1966 году А.Д. Сахаров принял участие в коллективном письме на XXIII съезд КПСС против возрождения культа личности Сталина. В том же году он направил в Верховный Совет РСФСР телеграмму против введения в действие статьи 190 Уголовного кодекса РСФСР, которая открывала возможность привлечения к уголовной ответственности.Он выступал за отмену смертной казни, за полную реабилитацию народов, депортированных в годы «сталинизма».

В 1974 году А.Д. Сахаров получил международную премию Chinodel Duc Award. На эти деньги был создан фонд помощи детям политзаключенных.

Открытое преследование А.Д.Сахарова началось с письма сорока академиков, опубликованного в «Правде» в августе 1973 года, и длилось более десяти лет. Но они не сломили его дух и веру.Андрей Дмитриевич продолжал выступать как письменно, так и устно, отстаивая общечеловеческие ценности, защищая права конкретных граждан. В 1980 году А.Д. Сахаров был лишен всех государственных наград.

Вскоре после ввода советских войск в Афганистан в конце декабря 1979 года в стране безбоязненно раздался голос протеста: он сделал три заявления, организовал пресс-конференцию, на которой осудил эту акцию и призвал советское руководство вернуть войска в свои территория.

В 1979 году А.Д. Сахаров был удостоен Нобелевской премии.

Его задержали 22 января 1980 года, а затем без суда отправили вместе с женой в Горький, закрытый для иностранцев город. В квартире физика и правозащитника, расположенной на первом этаже, установлен круглосуточный пост милиции. К Сахарову без специального разрешения никого не пустили. В квартире не было телефона. Возле дома Сахаровых их сопровождала охрана, чтобы они ни с кем не встретились.

В Горьком А.Д. Сахаров написал один из своих главных общественных произведений, Опасность термоядерных воинов (1983), в котором он выразил свои мысли о конкретных путях всеобщего разоружения, а также ряд теоретических работ по физике. Вскоре Сахаров был выдвинут кандидатом в народные депутаты СССР от многих десятков организаций. Однако он не был зарегистрирован кандидатом на расширенном пленуме Академии наук СССР. Только после активного выступления в поддержку А.На повторных выборах Д. Сахаров, широкая прослойка научного сообщества, был переизбран народным депутатом от Академии наук СССР.

На Первом съезде народных депутатов СССР Андрей Дмитриевич был избран в комиссию по разработке новой Конституции страны. Сразу же он приступил к работе над проектом Конституции, воплощающим его идеи о соответствующем государственном и экономическом устройстве СССР. В конце ноября А.Д. Сахаров представил свой проект Конституционной комиссии.

14 декабря 1989 года стал последним днем ​​жизни Андрея Дмитриевича Сахарова.

Один из величайших ученых ХХ века, он был автором выдающихся работ по физике элементарных частиц и космологии. Он принадлежит к основной идее термоядерного синтеза. Его идея нестабильности протона сначала казалась нереальной, но через несколько лет мировая наука провозгласила поиск распада протона экспериментом века. Он также выдвигал оригинальные идеи в космологии, решившись проникнуть в раннюю историю Вселенной.

Весь мир знает А.Д. Сахарова как выдающегося общественного деятеля, бесстрашного борца за права человека, утверждающего на Земле приоритет общечеловеческих ценностей. Много сил отняло у него политическое противостояние. Человек глубоких гуманистических убеждений, высоких моральных принципов, А.Д. Сахаров всегда оставался искренним и честным.

НОВОСТИ ПИСЬМО

Присоединяйтесь к GlobalSecurity.список рассылки org


Сахаров Андрей Дмитриевич - презентация онлайн

1. Андрей Дмитриевич Сахаров был российским физиком-ядерщиком, советским диссидентом и правозащитником.

Андрей Дмитриевич
Сахаров был
Российская ядерная
физик, советский
диссидент и
права человека
активист.

2. Отцом Сахарова был Дмитрий Иванович Сахаров, учитель физики в частной школе и автор знаменитого сборника задач.Мать Сахарова Екатерина Алексеевна Сахарова была домохозяйкой.

Отцом Сахарова был Дмитрий Иванович Сахаров,
г. учитель физики в частной школе и автор книги
знаменитая книга задач. Матери Сахарова было
лет. Екатерина Алексеевна Сахарова была домохозяйкой.

3. Сахаров был зачислен в особую группу в 1948 году и до 1968 года занимался разработкой термоядерного оружия. Он участвовал в конструировании и разработке первой советской водородной бомбы по схеме, получившей название «Слой Сахарова».

Сахаров был зачислен в особую группу в
г. 1948 г. и до 1968 г. работал в
разработка термоядерного оружия. Он
участвовал в проектировании и разработке
первая советская водородная бомба под
Схема, получившая название «Пуховка Сахарова».

4. В детстве Андрей не любил заниматься математикой и даже перестал ходить в математическую секцию. Он был сильным математиком, но общий стиль ему не подходил. Часто он решал задачу, но не мог объяснить ее решение.У Сахарова был

. В детстве Андрей не любил математику учить и даже
. перестал ходить в математический отдел. Он был сильным
математик, но общий стиль не подходил для
его. Часто решал задачу, но не мог объяснить свою
решение. У Сахарова была потрясающая интуиция, он мог предвидеть
что может случиться. В атомной физике не было строгого
. уравнения, математика не помогла, поэтому интуиция была
очень важно.

5.С конца 1950-х годов он выступал за прекращение испытаний ядерного оружия.

6. В 1974 году Сахаров предсказал появление Интернета.

Оптическая регистрация запаховых реакций в обонятельном мозге наивных и аверсивно обученных наземных улиток

Вызванные потенциальные и спонтанные колебания

Наблюдаемая частота фоновых колебаний в Helix PC (0,3–0,8 Гц) близка к тому, что сообщалось для пули Limax (0.69 Гц; Гельперин и Танк 1990). Более того, наши результаты показали, что колебания в Helix PC были волнами, которые распространяются от вершины отростка к основанию. Это согласуется с опубликованными данными о процедурных колебаниях в Limax (Гельперин, 1989). Расчетная скорость распространения в наших экспериментах (3 мм / сек) в три раза выше, чем указанная для Limax (1,1 мм / сек; Delaney et al. 1994).

Спонтанные колебания имеют как восходящую, так и нисходящую фазы, причем соотношение фаз различно у двух протестированных видов (рис.Б). Волна, зарегистрированная в ПК Deroceras , имеет форму, аналогичную форме волны Limax (Гельперин и Танк, 1990; Кавахара и др., 1997), которую регистрировали с помощью флуоресцентного чувствительного к напряжению зонда di-4-A-NEPPS. Реакция на нанесение запаха в Helix аналогична вызываемым запахом переходным изменениям осцилляторной активности, описанным для Limax (Gervais et al. 1996). Эти закономерности предполагают некоторую общность обонятельного кодирования у двух групп наземных моллюсков.

Для интерпретации физиологических данных необходимо понимание анатомии и физиологии ПК. Обонятельный нерв входит в ПК около своего апикального конца. Нерв содержит аксоны сенсорных нейронов, а также аксоны интернейронов проекции щупальцевых ганглиев (Chase and Tolloczko 1993). Нервные засыпки демонстрируют, что большинство обонятельных аксонов разветвляются и оканчиваются в ПК (Zaitseva 1991; Chase and Tolloczko 1993). Синаптические связи этих нейронов происходят как в нейропиле, так и в слое клеточного тела, как показано внутриклеточным окрашиванием отдельных процедурных нейронов (Ratté and Chase 1997).Более того, данные электронной микроскопии свидетельствуют о наличии аксосоматических синапсов на телах клеток ПК (Zs-Nagy and Sakharov 1970).

ПК содержит два класса нейронов, активность которых синхронизирована по фазе с колебаниями (Delaney et al. 1994). У В-клеток есть свои сомы, все свои нейриты и синапсы в клеточном слое ПК (Watanabe et al. 1998). Напротив, клетки NB имеют соматы в клеточном слое, но их сильно разветвленные нейриты и синаптические связи находятся в слое нейропиля, где существуют терминалы как сенсорных, так и предполагаемых выходных нейронов (Ratté and Chase 1997).Разрывные (B) ячейки дают короткие всплески всплесков в начальной фазе колебаний. Неразрывные (NB) клетки получают IPSP на 5-7 мВ через несколько миллисекунд после всплесков в B-клетках. Самые апикальные В-клетки имеют самый короткий период всплеска. Поскольку В-клетки связаны друг с другом, самые апикальные В-клетки запускают активность во всей колеблющейся сети. NB-клетки составляют не менее 90% клеток ПК (Delaney et al. 1994). Считается, что этот тип клеток связан с распознаванием запахов (Ermentrout et al.1998).

Потенциал, вызванный запахом (EP), зарегистрированный в наших экспериментах в Helix , возникает в обонятельном нерве и распространяется на нейропиле. ВП лишь частично перекрывал область максимальной амплитуды спонтанных колебаний. Мы думаем, что использование абсорбционных красителей, которые позволили нам записывать с нейритов и нервов лучше, чем флуоресцентные красители (запись с поверхности), объясняет, почему EP для запахов не описывался ранее. Генерация ВП и спонтанных колебаний кажется независимой, без окклюзии (рис.КОМПАКТ ДИСК).

Осциллирующие волны в Helix распространяются в слое тела клетки от верхушки процедурного отдела к проксимальной части, тогда как ВП возникает около входа обонятельного нерва в ПК и излучается через нейропиль к слою тела клетки (Рис. C ). Направление распространения вызванного запахом потенциала почти ортогонально направлению распространения колебательной волны. Известно, что слой сомы PC окружает нейропиле с вентральной и дорсальной сторон.Наши результаты показывают, что наблюдаемое распространение ВП в область колебаний может быть результатом перекрытия проекции нейропиля (той части ПК, где был зарегистрирован ВП) и проекции слоя тела клетки, в которой происходят колебания. наиболее выражен (Delaney et al. 1994) в двумерной плоскости матрицы фотодиодов. Эта интерпретация согласуется с данными засыпки обонятельных нервов (Зайцева, 1991; Чейз, Толочко, 1993). Эти авторы продемонстрировали, что волокна обонятельного нерва не достигают слоя тела клетки: они заканчиваются в процедурном нейропиле, на границе слоя тела клетки и нейропиля.

ФП в клеточном слое в наших экспериментах не регистрировалось. Это говорит о том, что поступающая через обонятельный нерв активность не вызывает циклической активности. Это подтверждается тем фактом, что вызванный запахом потенциал никогда не производил новую фазово-независимую колебательную волну или фазовый сдвиг.

Недостаточно данных, чтобы сделать вывод о том, существует ли пространственная организация реакции ПК на запахи. Необходимо детально изучить более двух одорантов, чтобы выявить наличие или отсутствие пространственной организации.В наших экспериментах реакция ПК на запахи никогда не демонстрировала пространственной организации. Это согласуется с авторадиографическим картированием нейропиля и слоя клеточного тела с использованием метки [ 14 C] -2-дезоксиглюкозы (Chase 1985). По данным Захарова и соавт. (1998) продемонстрировали, что большинство PC нейронов (∼70% –80%) появляется в течение первых 1-2 месяцев развития после вылупления, смещая ранее продуцированные нейроны в сторону базальной части PC. В этом же возрасте улитки демонстрируют нормальное пищевое поведение и способность узнавать запахи пищи (Croll and Chase 1980).Таким образом, улитки могут улавливать запах небольшой частью ПК, которая не сформировалась полностью. Эти результаты можно интерпретировать так, что пространственная организация отсутствует или что пространственная организация может существовать на ранней стадии, а затем расширяться по мере роста животного. Противоположным мнению о том, что пространственной организации в доле ПК не существует, являются результаты, полученные на дрессированных животных. В этих экспериментах локусы пластичности были обнаружены в Limax (Kimura et al. 1998a), и наши результаты совместимы с опубликованными данными.

Изменения в ответах, вызванные аверсивным кондиционированием

Поведенческие эксперименты продемонстрировали, что улитки приобрели условное отвращение к применению цинеола после сеансов спаривания (рис. B). Мы сравнили ответы улиток, получивших парные представления запаха и электрического шока, с ответами животных, которые получили явно непарные представления тех же стимулов (Балабан и Браваренко, 1993). Оптически зарегистрированные изменения параметров спонтанных колебаний у аверсивно обученных и контрольных улиток сравнивали, чтобы найти параметры, связанные с обучением.Сравнение ответов животных опытной группы с ответами контрольной группы показало, что устойчиво различается только один параметр - проксимально-дистальное соотношение амплитуд спонтанных колебаний. Ответы на обученный запах не отличались по амплитуде или частоте спонтанных колебаний от контрольных и экспериментально обученных улиток (рис.). Важно отметить, что максимальное увеличение соотношения проксимально-дистально наблюдалось через 10–15 с после предъявления стимула (рис.). Из поведенческих экспериментов мы знаем, что задержка ответа составляет 11 ± 4 секунды. Это говорит о том, что изменения в соотношении проксимально-дистального отдела предшествуют и могут отражать изменения в поведении, вызванные тренировкой. Необходимы дополнительные эксперименты, чтобы понять, специфичны ли эти изменения для аверсивной тренировки.

Интересно, что изменения в поглощении Lucifer Yellow сразу же после обучения отвращению к запахам были показаны в аналогичной (проксимальной) области ПК Limax (Kimura et al.1998a; Teyke et al. 2000). Авторы предполагают, что усиление нейронной активности произошло в помеченных областях, и предполагают, что эта область может быть связана с формированием памяти об запахах. Наблюдаемые изменения в характере спонтанных колебаний в наших экспериментах соответствуют одному и тому же месту (Kimura et al. 1998c). Изменения частоты спонтанных колебаний при обучении нанесению запаха в Helix не соответствуют специфическим для пары изменениям частоты колебаний, наблюдаемым в Limax (Kimura et al.1998b), что может быть связано с различиями в методике обучения. Недавно было показано, что обратимая блокировка колебаний не ухудшает распознавание условных запахов, но снижает дифференциальную реакцию нервов на связанные запахи (Teyke and Gelperin 1999).

Локальное увеличение амплитуды спонтанных колебаний обычно интерпретируется как указание на усиление синхронизации нервных импульсов в этом конкретном локусе (Delaney et al. 1994) в нашем случае, например, в базальной области обонятельной доли.Можно предположить, что такая синхронизация вызвана активацией NB-клеток, которые, как было показано, являются гиперполяризованными и обычно молчащими без запаха (Ermentrout et al. 1998). Иногда клетки NB производят нерегулярные спайки в фазе колебаний (Delaney et al. 1994).

Наконец, в наших экспериментах запах производил относительно быстро вызванный потенциал, который проявлялся в основном в нейропиле ПК (рис.), И длительные изменения параметров колебаний. Было показано, что только один из зарегистрированных параметров (частота и амплитуда спонтанных колебаний, проксимально-дистальное соотношение) реакции ПК на запахи, проксимально-дистальное соотношение, является специфичным для пар и отражает локальные изменения в нервное возбуждение, вызванное процедурой обучения.

Джо 4 вики | TheReaderWiki

Джо 4 (название боеголовки: РДС-6s ( Реактивный двигатель Специальный ; Специальный реактивный двигатель)) - американское прозвище первого советского испытания термоядерного оружия 12 августа 1953 года, которое взорвалось с силой. эквивалент 400 килотонн в тротиловом эквиваленте.

RDS-6 использовала схему, в которой топливо деления и синтеза (дейтерид лития-6) было «слоистым», модель, известная как модель Sloika (русский язык: Слойка, названная в честь типа слоеного слоеного теста). в Советском Союзе.Десятикратное увеличение взрывной мощности было достигнуто за счет комбинации термоядерного синтеза и деления. Подобный дизайн был ранее выдвинут Эдвардом Теллером, но никогда не тестировался в США, как «Будильник».

Описание

В июне 1948 года Советский Союз начал исследования перспективных ядерных бомб и водородной бомбы под кодовым названием РДС-6. город) и ФИАН. Первой конструкцией водородной бомбы была Труба (РДС-6т).В марте 1948 года Клаус Фукс предоставил в СССР документы американского «Классического Супер». В этих документах классический суперпользователь описывался как состоящий из первичной обмотки из урана-235 пушечного типа с тампером из оксида бериллия и вторичной обмотки, состоящей из длинного цилиндра с дейтерием, легированного тритием рядом с первичной обмоткой. Конструкция РДС-6т была похожа на этот классический суперкар. Отличие заключалось в том, что легкая оболочка из оксида бериллия была заменена тяжелой. Предполагалось, что смесь дейтерия и трития может быть легко нагрета и сжата, и ударная волна приведет к преждевременному запуску термоядерной реакции.Тяжелая оболочка, непрозрачная для излучения, предотвратит этот нежелательный предварительный нагрев в большей степени, чем легкая оболочка. [ необходима ссылка ]

В сентябре / октябре 1948 года Андрей Сахаров, работая в ФИАНе, придумал конкурирующую идею чередования слоев дейтерия и урана-238 вокруг делящегося ядра («первая идея» Сахарова). Этот второй дизайн получил кодовое название Sloika (RDS-6s) или «Layer Cake» после наслоения. В марте 1949 года Виталий Гинзбург предложил заменить дейтерий дейтеридом лития-6 («вторая идея»).Предложение было основано на лучшей эффективности за счет образования трития нейтронным захватом лития и деления урана-238 нейтронами с энергией 14 МэВ от синтеза D + T. В то время Гинзбург не знал, что сечение реакции D + T намного больше, чем сечение реакции D + D. В апреле 1949 года группа получила данные поперечного сечения D + T, полученные в результате сбора разведданных, без упоминания источника. Большое преимущество дейтерида лития стало очевидным, и от дейтериевой конструкции отказались.В RDS-6 использовались как «первая», так и «вторая» идея. Результат был похож на американский «Будильник», но нет никаких указаний на то, что Советы знали о концепции «Будильника». После испытаний Майка в ноябре 1952 года в Соединенных Штатах Берия прислал служебную записку, чтобы не жалеть усилий на разработку RDS-6. В окончательном отчете о разработке от июня 1953 года мощность оценивалась в 300 +/- 100 килотонн. [ необходимая ссылка ]

RDS-6 были испытаны 12 августа 1953 года (Джо 4).Измеренный выход составил 400 килотонн, 10% от деления активной зоны урана-235, 15-20% от термоядерного синтеза и 70-75% от деления слоев урана-238. [9]

После успешных испытаний Сахаров предложил более мощный вариант РДС-6, кодовое название РДС-6сД. [10] Однако попытки увеличить выход RDS-6 оказались безуспешными. В декабре 1953 года все исследования РДС-6т также были остановлены после того, как было доказано, что термоядерное зажигание невозможно в РДС-6т.И RDS-6, и RDS-6t оказались в тупике, и исследования снова сосредоточились на двухступенчатом термоядерном оружии. [ требуется ссылка ]

Позже был разработан вариант RDS-6 под кодовым названием RDS-27. Разница между RDS-6 и RDS-27 заключалась в том, что в RDS-27 не использовался тритий. Это улучшило эксплуатационную пригодность RDS-27, но снизило мощность с 400 до 250 килотонн. РДС-27 предназначалась как боевая часть межконтинентальной баллистической ракеты Р-7. [10] РДС-27 был испытан 6 ноября 1955 года (Джо 18). [13]

Несмотря на невозможность масштабирования РДС-6 до мегатонного диапазона, детонация все еще использовалась советскими дипломатами в качестве рычага воздействия. Советы утверждали, что у них тоже есть водородная бомба, но, в отличие от первого термоядерного оружия Соединенных Штатов, их можно было развернуть с воздуха. Соединенные Штаты не разработали развертываемую версию водородной бомбы до 1954 года. [ цитата: ]

Первое советское испытание «настоящей» водородной бомбы было проведено 22 ноября 1955 года по указанию Николая Булганина. (под влиянием Никиты Хрущева), под кодовым названием РДС-37.Все были на Семипалатинском полигоне Казахской ССР. Как и РДС-6, это было «сухое» оружие, в котором вместо жидкого дейтерия использовался дейтерид лития-6. [ необходимая ссылка ]

См. Также

Ссылки

Примечания

Библиография

  • Гончаров, Герман А. (1996). "Американские и советские программы разработки водородных бомб: историческая справка" (PDF). Успехи физ. Наук . 39 (10): 1033–1044.DOI: 10.1070 / PU1996v039n10ABEH000174.
  • Холлоуэй, Дэвид (1991). «Моральный лидер нации». Бюллетень ученых-атомщиков . 47 (6): 37–38. DOI: 10.1080 / 00963402.1991.11459998.
  • Холлоуэй, Дэвид (1995). Сталин и бомба: Советский Союз и атомная энергия, 1939-56 гг. . Нью-Хейвен, Лондон: Издательство Йельского университета. ISBN 0-300-06664-3 .
  • Корт, Майкл (1998). Колумбийский путеводитель по холодной войне . Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета. ISBN 0-231-10772-2 .
  • Кожевников, Алексей Б. (2004). Великая наука Сталина: времена и приключения советских физиков . Лондон: Imperial College Press. ISBN 1-86094-420-5 .
  • Ричельсон, Джеффри (2007). Слежка за бомбой: американская ядерная разведка от нацистской Германии до Ирана и Северной Кореи .W. W. Norton & Company. ISBN 978-0393329827 .
  • Родос, Ричард (1995). Темное солнце: создание водородной бомбы . Нью-Йорк: Саймон и Шустер. ISBN 0-684-80400-X .
  • Залога, Стив (2002). Ядерный меч Кремля: взлет и падение стратегических ядерных сил России, 1945-2000 годы . Вашингтон, округ Колумбия: Смитсоновские книги. ISBN 1-58834-007-4 .

Внешние ссылки

Координаты: 50 ° 26′16 ″ N 77 ° 48′51 ″ E / 50.43778 ° N 77,81417 ° E / 50,43778; 77.81417

Давление на видного правозащитника в иранской тюрьме повышается

Агенты разведки Исламской Республики ужесточили ограничения в отношении известной иранской правозащитницы, которая начинает свой шестой год в тюрьме.

В письме из тюрьмы г-жа Наргес Мохаммади сообщает публике, что ей даже не разрешают получать книги за решеткой.

Мохаммади, которую в прошлом году перевели в отдаленную тюрьму в городе Зенджан, несмотря на тяжелую болезнь, говорит, что она отбывает наказание вместе с заключенными, которые стали жертвами «бедности, коррупции, тирании и верховенства патриархального закона».«

«Подарок», который я получила на шестой год в тюрьме, утверждает г-жа Мохаммади, - это общение с жертвами, чья судьба «пронзила мои кости ... чтобы узнать, какой ужасный конец ждет в ожидании голодающего ребенка. которая украла коробку слоеного сыра, и проститутка, которая продала свое тело, чтобы не спать по ночам на улице ».

Этот подарок, добавила Мохаммади, также заставил ее понять, что «отказ женщинам в праве на развод приводит их к виселице и яме для забивания камнями.«

Исламский революционный суд приговорил 48-летнего Наргеса Мохаммади к шестнадцати годам тюремного заключения по обвинению в «пропагандистской деятельности против режима», «кампании за отмену смертной казни» и «заговоре с целью совершения преступлений против безопасности страны». . "

В недавнем письме к матери Мохаммади пожаловалась, что судебные органы отказались дать ей отпуск из-за вспышки смертельного нового коронавируса.

Ранее Amnesty International (AI) предупреждала: «После многих лет заключения здоровье Наргеса ухудшается.У нее тромб в легких и неврологическое расстройство, что означает, что она подвергается риску, если она заразится COVID-19 ».

Люди в тюрьмах Ирана подвергаются высокому риску заражения COVID-19 из-за переполненности и антисанитарных условий, отмечает AI.

Лауреат престижной премии имени Андрея Сахарова Американского физического общества 2018 года за выдающиеся лидерские качества и достижения ученого в защите прав человека, Мохаммади в прошлом году была переведена в провинциальную тюрьму, где ее жизни неоднократно угрожали другие заключенные на глазах у тюремных властей. .

% PDF-1.4 % 206 0 объект > эндобдж xref 206 172 0000000016 00000 н. 0000004478 00000 н. 0000004585 00000 н. 0000004859 00000 н. 0000006136 00000 н. 0000006526 00000 н. 0000006636 00000 н. 0000007312 00000 н. 0000007681 00000 н. 0000008181 00000 п. 0000008268 00000 н. 0000008344 00000 п. 0000008422 00000 н. 0000008475 00000 н. 0000009198 00000 п. 0000009700 00000 н. 0000010389 00000 п. 0000010514 00000 п. 0000010814 00000 п. 0000030466 00000 п. 0000030576 00000 п. 0000031223 00000 п. 0000048196 00000 п. 0000064050 00000 п. 0000064616 00000 п. 0000064726 00000 н. 0000065247 00000 п. 0000065357 00000 п. 0000066011 00000 п. 0000066121 00000 п. 0000066751 00000 п. 0000066861 00000 п. 0000067499 00000 н. 0000067609 00000 п. 0000068230 00000 п. 0000068340 00000 п. 0000068978 00000 п. 0000069088 00000 н. 0000069666 00000 п. 0000069776 00000 п. 0000069886 00000 п. 0000070460 00000 п. 0000070570 00000 п. 0000071152 00000 п. 0000092636 00000 п. 0000092746 00000 н. 0000093333 00000 п. 0000093443 00000 п. 0000094009 00000 п. 0000094119 00000 п. 0000094726 00000 п. 0000116414 00000 н. 0000116524 00000 н. 0000117095 00000 п. 0000138228 00000 п. 0000138265 00000 н. 0000138375 00000 п. 0000138772 00000 н. 0000139266 00000 н. 0000139941 00000 н. 0000140354 00000 п. 0000140667 00000 н. 0000141030 00000 н. 0000159455 00000 н. 0000178485 00000 н. 0000184741 00000 н. 0000188374 00000 н. 0000190781 00000 н. 0000193960 00000 н. 0000197348 00000 н. 0000197590 00000 н. 0000198546 00000 н. 0000201239 00000 н. 0000204656 00000 н. 0000204873 00000 н. 0000206092 00000 н. 0000206340 00000 н. 0000208200 00000 н. 0000208472 00000 н. 0000253716 00000 н. 0000253755 00000 н. 0000254410 00000 н. 0000254516 00000 н. 0000254817 00000 н. 0000254927 00000 н. 0000255607 00000 н. 0000255713 00000 н. 0000255936 00000 н. 0000256046 00000 н. 0000256525 00000 н. 0000256631 00000 н. 0000257304 00000 н. 0000257410 00000 н. 0000257873 00000 н. 0000257979 00000 н. 0000258266 00000 н. 0000258376 00000 н. 0000258932 00000 н. 0000259042 00000 н. 0000259665 00000 н. 0000259771 00000 н. 0000260657 00000 н. 0000260763 00000 н. 0000261161 00000 н. 0000261267 00000 н. 0000261864 00000 н. 0000261970 00000 н. 0000262357 00000 н. 0000262463 00000 н. 0000262886 00000 н. 0000262996 00000 н. 0000263761 00000 н. 0000263867 00000 н. 0000264156 00000 п. 0000264266 00000 н. 0000264559 00000 н. 0000264669 00000 н. 0000264957 00000 н. 0000265067 00000 н. 0000265566 00000 н. 0000265672 00000 н. 0000265933 00000 н. 0000266043 00000 н. 0000266514 00000 н. 0000266620 00000 н. 0000267087 00000 н. 0000267197 00000 н. 0000267706 00000 н. 0000267812 00000 н. 0000268745 00000 н. 0000268851 00000 п. 0000269626 00000 н. 0000269732 00000 н. 0000270396 00000 н. 0000270506 00000 н. 0000270786 00000 н. 0000270896 00000 н. 0000271249 00000 н. 0000271297 00000 н. 0000271662 00000 н. 0000271830 00000 н. 0000271998 00000 н. 0000272176 00000 н. 0000272356 00000 н. 0000272538 00000 н. 0000272792 00000 н. 0000272972 00000 н. 0000273145 00000 н. 0000273315 00000 н. 0000273492 00000 н. 0000273660 00000 н. 0000273845 00000 н. 0000274013 00000 н. 0000274190 00000 н. 0000274371 00000 н. 0000274548 00000 н. 0000274716 00000 н. 0000274886 00000 н. 0000275061 00000 н. 0000275234 00000 н.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *