В 1962 году советские ракеты были размещены: 55 лет назад завершился Карибский кризис — РТ на русском

Содержание

55 лет назад завершился Карибский кризис — РТ на русском

20 ноября 1962 года президент Соединённых Штатов Джон Кеннеди отдал приказ снять блокаду Кубы. Это событие стало завершением Карибского кризиса — периода, в течение которого США и СССР балансировали на грани ядерной войны. Обе стороны пошли на уступки: Советский Союз вывез ядерные боеголовки с территории Кубы, а Соединённые Штаты — из Турции. Кроме того, Вашингтон дал гарантии того, что американские войска не станут вторгаться на кубинскую территорию. О причинах и последствиях одного из самых опасных событий в истории человечества — в материале RT.

Защитить Кубу

Историки до сих пор спорят, какой фактор сыграл главную роль в размещении советских ракет на Кубе в 1962 году: стремление защитить кубинскую революцию, особенно после предпринятой в 1960 году ЦРУ совместно с кубинским эмигрантами неудачной военной операции по свержению режима Кастро, или стремление дать ответ на размещение в 1961 году американских ракет средней дальности PGM-19 «Юпитер» в Турции.

Новые ракеты с ядерными боеголовками, способные достичь европейской части СССР всего за 15 минут, конечно, давали ещё больше преимуществ США, которые на тот момент и так превосходили СССР по ядерной мощи, особенно в сфере средств доставки боеголовок. Но и оставлять без внимания просьбы кубинцев о военной помощи советское руководство не собиралось.

Также по теме

«64 советских гражданина»: в Минобороны рассказали о потерях СССР на Кубе во время Карибского кризиса

Минобороны России раскрыло информацию о советских гражданах, погибших на Кубе во время Карибского кризиса. В ведомстве сообщили, что…

Так или иначе, в мае 1962 года по инициативе первого секретаря ЦК КПСС Никиты Сергеевича Хрущёва было принято решение поставить советские ракеты на Кубу. Обоснование — необходимость защитить первое социалистическое государство в Западном полушарии от неминуемого американского вторжения.

В июне 1962 года советский Генеральный штаб разработал операцию под кодовым названием «Анадырь». Планировалось перебросить на Кубу 40 ядерных ракет: 24 ракеты среднего радиуса действия Р-12 и 16 ракет Р-14. Кроме того, на Кубе должны были разместиться 42 советских бомбардировщика Ил-28, эскадрилья истребителей МиГ-21, вертолётный полк Ми-4, 4 мотострелковых полка, 2 танковых батальона, 2 подразделения крылатых ракет с ядерными боеголовками дальностью 160 км и 12 установок ЗКР С-75. В военно-морскую группировку должны были войти 11 подводных лодок с ядерными ракетами, 2 крейсера, 4 эсминца и 12 ракетных катеров «Комар».

Сама операция «Анадырь» проводилась в режиме строгой секретности, и конечный пункт своего следования экипажи судов с ракетами на борту узнали только в море, после вскрытия запечатанных конвертов. Однако скрыть перемещение оружия от США не удалось. Уже в сентябре 1962-го американцы узнали о размещении зенитных ракет на Кубе, а 14 октября самолёт-разведчик U-2 под управлением лётчика Ричарда Хейзера сфотографировал на острове две советские баллистические ракеты Р-12.

  • Баллистическая ракета средней дальности Р-12
  • © CIA

«Не надо забывать, что до этого Куба под управлением Батисты прочно входила в зону влияния Соединённых Штатов Америки», — отметил в беседе с RT главный научный сотрудник Института США и Канады РАН Владимир Васильев.

США до 1959 года, когда на Кубе завершилась революция под руководством Фиделя Кастро, относились к ней как к своей полуколонии и были шокированы, узнав, что на острове появились советские ракеты, которые могли накрыть половину территории США.

«Это была именно реакция, граничащая с паникой, — отмечает эксперт. — И хотя ни СССР, ни Куба международного права не нарушали, и более того — Советский Союз лишь принял симметричные меры в ответ на размещение американских ракет в Европе и Турции, США были готовы на любые действия, лишь бы устранить угрозу, исходящую от Кубы».

Паническая реакция

Первой реакцией американского руководства была отработка силовых сценариев. Идея начать бомбардировку Кубы была отвергнута сразу. Председатель Объединённого комитета начальников штабов генерал Максвелл Тейлор и руководивший штабом ВВС генерал Кёртис Лемей выступили за подготовку вторжения на остров. Началась переброска войск во Флориду. За вторжение выступал конгресс, давший ещё в сентябре 1962-го президенту право использовать Вооружённые силы США на Кубе.

Однако после раздумий президент Кеннеди отверг интервенцию, посчитав, что СССР может ответить на нападение на Остров свободы. Ни американский лидер, ни даже ЦРУ в тот момент не знали, что к этому времени на Кубе уже были размещены 12 тактических ракетных комплексов «Луна» с ядерными боеголовками, которые советские войска могли использовать против американцев.

По словам Васильева, паническая реакция американцев, которую отмечали многие очевидцы тех событий, и стала главной причиной того, что размещение советских ракет вблизи побережья США привело к масштабному кризису, хотя аналогичные американские действия не вызвали столь же нервной реакции СССР. 

«Мир оказался на грани ядерной войны, потому что именно так отреагировало американское военное и политическое руководство», — отмечает эксперт.

В итоге президент Кеннеди остановился на введении блокады Кубы, которую назвали «карантин». 22 октября 1962 года американский лидер выступил со специальным телеобращением к нации, где рассказал о советских ракетах на Кубе и предупредил, что любой ракетный пуск будет расценен как акт агрессии. СССР в ответ подчеркнул, что его суда не будут выполнять условия блокады и примут все необходимые меры для обеспечения своей безопасности.

24 октября 1962-го Хрущёв отправил Кеннеди письмо, в котором назвал действия США «актом агрессии, толкающим человечество к пучине мировой ракетно-ядерной войны».

«В те дни мир стоял на пороге ядерного конфликта. Кеннеди отдал приказ уничтожать советские суда, направляющиеся к Кубе. Наши подводные лодки получили приказ защищаться, в том числе с применением атомного оружия», — подчеркнул в интервью RT заведующий кафедрой дипломатии МГИМО Александр Панов.

От «чёрной субботы» к разрядке

27 октября наступила так называемая чёрная суббота, когда, как считают историки, опасность начала войны между СССР и США была наибольшей. В этот день советские ракетчики сбили над Кубой американский самолёт-разведчик U-2, пилот Рудольф Андерсон погиб. Американские военные тогда же убеждали Кеннеди начать вторжение на Кубу, а Фидель Кастро, уверенный, что это так или иначе произойдёт, забрасывал Москву призывами нанести ядерный удар по США. Однако лидеры двух мировых держав не поддались на уговоры.

  • Фидель Кастро
  • globallookpress.com
  • © Keystone Pictures USA

В ночь с 27 на 28 октября 1962 года брат президента США, сенатор Роберт Кеннеди встретился с советским послом Анатолием Добрыниным. Была достигнута договорённость о том, что СССР выведет ракеты с Кубы, если США уберут свои ракеты из Турции, снимет блокаду острова и даст гарантии, что не нападёт на Кубу.

Поиск дипломатического решения проблемы, впрочем, начался чуть раньше. Ещё 26 октября Хрущёв отправил второе за время кризиса письмо Кеннеди, в котором призвал американского коллегу не обострять ситуацию и предложил демонтировать советские ракеты на Кубе в обмен на то, что США обязуются отказаться от любых попыток вторжения на остров.

  • Никита Хрущёв и Джон Кеннеди
  • AFP

Свои переговоры вёл и резидент КГБ Александр Феклисов, передававший послания советских спецслужб через корреспондента ABC News Джона Скалли, знакомого с Робертом и Джоном Кеннеди.

Также по теме

Без минуты полночь: как Хрущёв и Кеннеди предотвратили ядерную войну

28 октября 1962 года Москва и Вашингтон смогли предотвратить начало новой мировой войны, которая казалась неизбежной. Советский Союз…

Через три недели после достижения договорённостей между СССР и США советские ракеты с Кубы были выведены. 20 ноября 1962 года Джон Кеннеди снял блокаду Кубы. Ещё через несколько месяцев США вывезли свои ракеты средней дальности из Турции.

«Если говорить о военной стороне вопроса, то СССР был вынужден убрать с Кубы свои ракеты среднего радиуса действия, в то же время баллистических межконтинентальных ракет у Советского Союза на тот момент было очень немного, единицы. В этом смысле угроза для США была снята — при этом американская сторона располагала МБР. Если подсчитывать снаряды, средства доставки и т.п., то выходит, что Вашингтон получил больше преимуществ», — отметил в беседе с RT директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта (МГУ) Юрий Рогулёв. 

Но тем не менее подходить к этому вопросу чисто статистически не совсем верно — главное, что удалось предотвратить ядерную войну, считает эксперт.

Невыученный урок

«Этот кризис продемонстрировал необходимость поддерживать между двумя державами какое-то взаимодействие», — считает Рогулёв.

Когда эти события развивались, информация между Москвой и Вашингтоном передавалась через посредников. «Доверенные лица от разведок специально встречались для обмена информацией чуть ли не на конспиративных квартирах», — отмечает эксперт.

Только после Карибского кризиса была установлена прямая телефонная связь между Белым домом и Кремлём.

«Итогом кризиса стало понимание, что до повторения таких событий доводить нельзя. Начались переговоры по сокращению ядерных вооружений. Был, в частности, заключён договор о запрещении ядерных испытаний (в 1963 году)», — заявил Панов.

Эти события положили начало эре переговоров, итогом которых стало сокращение вооружений, считают эксперты. Однако сейчас, как утверждает Рогулёв, эпоха переговоров о сокращении вооружений ушла в прошлое.

Как отметил 20 октября директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ Михаил Ульянов, США не проявляют заинтересованности в продлении Договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений 2010 года (СНВ-3), срок действия которого истекает в 2021-м.

«Главный урок тех событий — нельзя себя загонять в угол и нельзя создавать такую ситуацию, когда выходом из кризиса является ядерная война», — утверждает Васильев.

По словам эксперта, и руководство СССР, и руководство США в годы холодной войны хорошо его усвоило.

«Этот урок сегодня забыт в ситуации с Северной Кореей, — утверждает эксперт. — Соединённые Штаты Америки сейчас благодаря риторике Трампа подошли к такому положению, когда выходом является начало военных действий, которые очень быстро могут перерасти в кризис с применением ядерного оружия. А далее — цепь непредсказуемых событий, следствием которых может стать третья мировая война».

Тема 11. Событие 4. 1962 – «Карибский кризис»

В 1961 году США приступили к развертыванию в Турции, в районе города Измира, стартовых позиций и ракетных комплексов с ядерными боеголовками PGM-19 «Юпитер» с дальностью стрельбы 2,4 тыс. км. Они представляли смертельную угрозу крупнейшим городам на европейской части Советского Союза и его столице Москве.

Руководство СССР пришло к выводу, что блокировать эту угрозу может только адекватный ответный шаг. Таковым стало размещение советских ракет средней дальности на территории Кубы. Имея дальность стрельбы до 4 тыс. км, они могли держать под прицелом Вашингтон и около половины баз стратегической авиации США.

Перед тем как сделать окончательный выбор в пользу такого решения, Первый секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущев публично высказал свое возмущение фактом размещения ракет в Турции, однако мировая общественность предпочла промолчать, и, поскольку альтернативы размещению ракет на Кубе не было, началась подготовка операции «Анадырь».

К июню 1962 года Генеральный штаб Вооруженных сил СССР разработал план по ее прикрытию, разработкой и осуществлением которого руководил Маршал Советского Союза И. Х. Баграмян. Предполагалось ввести американцев в заблуждение касательно места назначения отправлявшихся на Кубу военных грузов. Всем советским военнослужащим, техническому персоналу и другим сопровождавшим «груз» сообщали, что они направляются на Чукотку. Для большей достоверности этой легенды в порты направлялись вагоны с зимним обмундированием, которое выдавалось только тем, кто служил в районах Крайнего Севера. Но, несмотря на такое масштабное прикрытие, у операции был один существенный изъян: невозможно было скрыть ракеты от регулярно облетавших Кубу американских самолетов-разведчиков U-2. Таким образом, план заранее разрабатывался с учетом того, что американцы обнаружат советские ракеты до того, как все они будут смонтированы. Единственный выход, который сумели найти военные, – разместить несколько зенитных батарей уже на Кубе в местах разгрузки.

Ракеты, другие вооружения и боевую технику, личный состав соединений и частей, предназначавшихся для развертывания на Кубе, доставили в 6 разных портов от Североморска до Севастополя. Для переброски войск выделили 85 судов. Ни один капитан перед отплытием не знал о характере принятых на борт грузов и о пункте назначения. Каждому из них вручили запечатанный пакет, который следовало вскрыть в море в присутствии замполита. В конвертах было предписание следовать на Кубу, избегая контакта с кораблями НАТО.

Первая партия баллистических ракет средней дальности была разгружена на Кубе 8 сентября, вторая партия – 16 сентября. Дивизионы баллистических ракет развернули на западе острова близ деревеньки Сан-Кристобаль и в центре Кубы у порта Касильда. Основные войска были сконцентрированы вокруг ракет в западной части острова, однако несколько крылатых ракет и мотострелковый полк были переброшены на восток Кубы и размещены в сотне километров от военно-морской базы США в заливе Гуантанамо. К 14 октября 1962 года на Кубу прибыли все 40 ракет и большая часть необходимого оборудования.

Несмотря на то, что размещение советских ракет на кубинской территории было закономерным ответом на недружественные действия США – в Европе были развернуты аналогичные американские ракеты, нацеленные на СССР, – американские власти, в очередной раз применив политику двойных стандартов, установили военно-морскую блокаду Кубы. СССР заявил о незаконности этих действий и пообещал симметричный ответ в случае нападения американских ВМС на советские суда. Ситуация осложнялась вплоть до 27 октября 1962 года, когда напряженность достигла пика. В этот день мир был ближе всего к ядерной войне. Тем не менее, благодаря проведению сложнейших переговоров, трагического сценария удалось избежать. Советские ракеты были выведены с Кубы в обмен на снятие военно-морской блокады и гарантии ненападения американцев на Остров Свободы (как иногда называли кубинского государство), а также вывод американских ракет из Турции. Однако американская угроза оставалось серьезной из-за развернутой к тому времени системы базирования ракет США на подводных ракетоносцах. Этот факт предопределил задачи и приоритеты развития Военно-морского флота СССР на весь оставшийся период «холодной войны».

Карибский кризис

История внешней политики СССР. Ч. 2. 1945—1970 гг. М., 1971, с. 368—369;

Громыко А. А. Карибский кризис.— «Вопросы истории», 1971, №7—8.

Фурсенко Александр, Нафтали Тимоти. Адская игра (Секретная история Карибского кризиса 1958-1964), Издательство «Гея», M. 1999

Плая-Хирон, Плаия-Хиpон (исп. Playa Giron), населённый пункт в бухте Кочинос, на юж. берегу о. Куба, близ которого 17-19 апреля 1961 года кубинская Повстанческая армия разгромила высадившийся с моря десант контрреволюционных сил.

ДАТЫ

СОБЫТИЯ

 

 

1952.03.10 Генерал Фульхенсио Батиста (в изгнании с 1944 года)  совершил военный переворот, разогнал сенат и установил личную диктатуру.
1952.04.03 Правительство Батисты порвало дипломатические отношения с СССР.
1952.04.04 Генерал Батиста вместо отмененной Конституции Кубы издал подписанный им лично «Конституционный статут республики».
1953.07.26 Группа революционеров (200 человек) во главе с бывшим сенатором и сыном латифундиста Фиделем Кастро совершила нападение на казармы «Монкада» в городе Сантьяго де Куба, стратегически важнейшем пункте на острове Куба (оконечность острова, противоположна столице Гаване). В стране возникло «Движение 26 июля», направленное против власти Батисты.
1953.08.06 Батиста издал закон № 997 «Об общественном порядке», которым полностью ликвидировались свобода слова, собраний, запрещались забастовки и митинги.
1953.09.21 Состоялся трибунал над участниками штурма казарм «Монкада».
1954.11. Батиста провел выборы, «узаконив» свою диктатуру в условиях ограничения свобод.
1955.02.24 На Кубе Фульхенсио Батиста, единственный кандидат на выборах, избирается президентом страны на 4 года.
1955.05. Батиста вынужден был провести амнистию участников штурма казарм «Монкада».
1955.07. Фидель Кастро эмигрировал в Мексику и там начал готовить вооруженную экспедицию на Кубу.
1955.12. По всей кубе прошла всеобщая забастовка работников сахарной промышленности.
1956.04.29 Отряд во главе с Рейнальдо Гарсия совершил нападение на казарму Гойкурия в г. Матансан.
1956.07. Подпольные организации «Движение 26 июля» и «Революционный директорат» заключили соглашение о подготовке всеобщей забастовки.
1956.11.30 Отряд «Движения 26 июля» под руководством Франка Паиса начали восстание в г. Сантьяго, ожидая высадки десанта Фиделя Кастро. Десант не появился — восстание было подавлено.
1956.12.02 Отряды во главе с Фиделем Кастро с опозданием на три дня высадились с яхты «Гранма» на кубинский берег. Отряд был рассеян правительственными войсками.
1957.01.04 В г. Сантьяго прошла демонстрация женщин антиправительственного содержания.
1957.03.13 Подпольная организация «Революционный директорат» попыталась взять штурмом президентский дворец и радиостанцию.
1957.07.12 В горах Сьерры-Маэстры партизанский отряд провозгласил через свою радиостанцию манифест с целями борьбы.
1957.09.05 Восстание моряков в г. Сьенфуэгос под руководством Сан Романа. Город и порт оказались в руках восставших. Батиста предпринял бомбардировку города. В армии возрасла оппозиция режиму.
1957.10.25 Кубинская элита за спиной участвующих в борьбе с Батистой организаций заключили в США «Пакт Майами».
1957.10.29 Фульхенсио Батиста объявляет о приостановке действия конституции на Кубе.
1958.03.12 Фидель Кастро призвал ко всеобщей борьбе против режима тирании и назначил дату всеобщего выступления (9 апреля 1958 г).
1958.04. Батиста бросил в район Сьерры-Маэстры авиацию, танки, артиллерию, всего более 12.000 солдат.
1958.05.28 Начиная с 28 мая в течение 76 дней авиация бомбила районы горы Сьерры-Маэстры. В ходе боевых действий происходило пополнение повстанческой армии и деморализация правительственных войск.
1958.07. Представители всех организаций-участников вооруженной борьбы собрались в Каракасе (Венесуэла) и создали «Гражданский революционный фронт» Президентом республики был назначен умеренный политик М. Уррутиа.
1958.10.10 Фидель Кастро обнародовал свой Закон № 3 «О праве крестьян на землю», что способствовало пополнению повстанческой армии из числа сельхозрабочих.
1958.12. Батиста бежал из страны. Генерал Э. Кантильо, договаривавшийся с Кастро о капитуляции, взял власть в свои руки и образовал временную хунту. Кастро отдал приказ о всеобщем наступлении.
1959.01.01 Партизанская война, которую ведет Движение 26 июля, вынуждает Фульхенсио Батисту сложить с себя полномочия президента страны и бежать в Доминиканскую Республику. Военная хунта назначает временным президентом Карлоса Пьедру.
1959.01.02 На Кубе сторонники Движения 26 июля не признают военную хунту и провозглашают временным президентом страны Мануэля Уррутию. 3 января объявлен состав нового правительства с Фиделем Кастро на посту премьер-министра (присягает 16 февраля). Революционные отряды Че Геварры и К. Сьенфуэгоса вошли в Гавану. Революция победила.
1959.01.10 СССР признал новое правительство Кубы.
1959.02.19 Фидель Кастро занял пост премьер-министра (до того был главнокомандующим Повстанческой армией). Различия во взглядах на дальнейшие преобразования между президентом и премьер-министром (по аграной реформе) порождали двоевластие.
1959.05.17 Принят закон об аграрной реформе, предусматривающий ликвидацию латифундий.
1959.06.04 Кубинское правительство объявляет о национализации сахарных заводов и плантаций, принадлежащих гражданам США.
1959.07.17 На Кубе Освальдо Дортикос сменяет Мануэля Уррутию на посту президента страны (до 1976 г.).
1959.07. Фидель Кастро в споре с президентом М. Кордоной призвал на помощь вооруженный народ (посоветоваться). М. Кордона ушел в отставку.
1960.02. Кубинское правительство подписало с СССР торговое соглашение (о закупке сахара у Кубы и пр.)
1960.02.05 Микоян, заместитель Председателя Совета Министров СССР, открывает советскую выставку в Гаване, Куба.
1960.05. Кубинское правительство установило дипломатические отношения с СССР.
1960.05.27 США прекращают помощь Кубе.
1960.08.06 Кубинское правительство национализировало телефонную и электрическую компании, нефтеперегонные заводы, 36 крупнейших сахарных заводов, принадлежавших гражданам США, предложив прежним владельцам соответствующие пакеты ценных бумаг.
1960.08. США прекратили поставлять на Кубу нефть и покупать ее сахар, хотя действовало долговременное соглашение о покупке.
1960.09. Кубинское правительство национализировало все филиалы североамериканских банков, принадлежавших гражданам США.
1960.09.02 Куба объявляет о признании Китайской Народной Республики и денонсирует договор с США об оказании военной помощи, подписанный в 1952, году.
1960.10.19 Правительство США приняло решение о полной экономической блокаде Кубы.
1960.10. Кубинское правительство национализировало всю остававшуюся на острове собственность США. Общая стоимость конфискованного американского имущества составила 1.000.000.000 $
1960.12.31 Куба требует от Совета Безопасности ООН рассмотреть ее жалобу на агрессию со стороны США.
1961.01.03 — Президент США Д. Эйзенхауэр разорвал дипломатические отношения с Кубой и приступил к интенсивной подготовке вторжения на остров.
1961.04.15 — Была произведена бомбардировка самолетами Б-52, взлетевшими с территории США и пилотировавшимися кубинскими эмигрантами (всего 3 самолета), военно-воздушных баз Кубы. Эта акция предшествовала попытке вторжения на остров противников Кастро через два дня.
1961.04.17 — Кубинские контрреволюционеры высадили десант с американских кораблей в районе Плая-Хирон (зал. Кочинос). В 72 часа десант был уничтожен.
1962.01.09 Куба и СССР заключают торговое соглашение
1962.лето На Кубе скрытно были размещены советские ракеты среднего радиуса действия, нацеленные на США.
1962.09.02 СССР соглашается предоставить вооружения Кубе.
1962.09.04 Президент США выступил со специальным заявлением, в котором требовал от Кубы ограничений в укреплении обороноспособности и угрожал вмешательством. Было мобилизовано 150.000 резервистов.
1962.09.11 СССР призвал правительство США «проявить благоразумие».
1962.09.25 Фидель Кастро заявляет, что СССР намерен создать на Кубе базу для своего рыболовного флота.
1962.10. «Карибский кризис» Правительство США после неудачи вторжения объявило военно-морскую блокаду острова.
1962.10.14 Самолетами У-2 во время разведывательной аэрофотосъемки были зафиксированы советские ракеты среднего радиуса действия на Кубе.
1962.10.16 Президент Дж. Кеннеди после доклада о данных разведывательных полетов над Кубой отдал приказ о подготовке вторжения на Кубу.
1962.10.18 Президент Дж. Кеннеди встретился с А.А. Громыко.
1962.10.22 Начало «Кубинского ракетного кризиса»: в США президент Кеннеди в выступлении по радио заявляет, что СССР построил на Кубе ракетную базу. Он объявляет о начале морской блокады острова для предотвращения поставок на Кубу новых советских ракет и призывает Хрущева отказаться от действий, угрожающих миру на Земле. США сконцентрировали в районе Карибского моря соединения флота и стратегическую авиацию. В Западной Европе американские войска были приведены в боевую готовность. Ядерные подводные лодки США заняли оперативные позиции. Мир стоял у порога термоядерной войны.
1962.10.23 Президент США заявил об установлении «карантина» вокруг Кубы с 14:00 24 октября. Правительство СССР в ответ заявило, что нанесет «самый мощный ответный удар». Был созван Совет безопасности ООН, на котором обсуждался вопрос вывоза с Кубы советских ракет в увязке с отказом от вторжения на остров.
1962.10.26 Хрущев направляет послание президенту США Кеннеди. 27 октября публикуется заявление, в котором сообщается о готовности СССР убрать с Кубы вооружение, которое США считают «наступательным» при условии, что США уберут свои ракеты из Турции. Кеннеди это условие отклоняет и заявляет, что все работы на ракетных базах на Кубе должны быть прекращены.
1962.11.02 Президент США Кеннеди объявляет о том, что СССР демонтировал свои ракеты на Кубе.
1962.11.20 СССР соглашается вывести с Кубы советские бомбардировщики, а США объявляют о прекращении морской блокады острова.
1963.02.19 СССР объявляет о согласии вывести свои войска с Кубы.
1963.04.28 Фидель Кастро, премьер-министр Кубы, посещает СССР с официальным визитом.
1963.06.20 Между США и СССР достигнута договоренность о создании «горячей» радио и телеграфной линии связи между Белым домом и Кремлем.
1963.08.30 Начинает действовать «горячая» линия связи между Белым домом и Кремлем, созданная для установления срочного прямого контакта между руководителями двух стран в моменты международных кризисов.

 

 

 

 

Карибский кризис: как это было

55 лет назад противостояние СССР и США чуть было не привело к ядерной войне.

Алексею Момоту без пяти минут 80. Недавно пришел в салон подстричься. Разговорились с парикмахершей, а та и спрашивает: «Вам, наверное, лет 60?». А он отвечает, что в 62-м году прошлого века он уже был на Кубе после трех лет армейской службы, когда разразился Карибский кризис.

– А что это за кризис такой был? – с наивностью спросила она. – Никогда не слышала.

Понять ее легко. Как никак, больше полувека пролетело с тех, как принято тогда было говорить, 13 дней, которые потрясли мир.

… Август 1962 года. Станция Подгородняя – тихий уголок в Николаевской области Украины. У ефрейтора Момоты, старшего оператора по обслуживанию фронтовых крылатых ракет, заканчивается третий год службы. Сослуживцы считают дни до приказа о демобилизации.

– А мне уже снятся родные уголки предгорья Отрадненского района Кубани, – вспоминает Алексей Васильевич, – и вдруг все меняется с калейдоскопической быстротой. Полк переводят на казарменное положение. Офицеров отзывают из отпусков. Нам, солдатам, не дают увольнительных. В голове тысяча «почему?». Приказано готовить технику к передислокации, а у всех зреет уверенность, что такая подготовка совсем не к очередным плановым учениям.

Алексей Момот рядом с ракетой — именно такие в августе 1962 года были размещены на Кубе

Так и получилось. Сначала погрузка на железнодорожные эшелоны, а затем – Калининградская область, город Балтийск. В порту всем становится ясно, что впереди предстоит морской путь. Только мучает один жгучий вопрос: куда? Даже офицеры на вопросы солдат только пожимали плечами. Затем погрузка техники на торговое судно. Всех переодевают в гражданку и личный состав размещают в оборудованном трюме.

– А я до армии успел поработать в туапсинском морском порту, – продолжает Алексей Васильевич. – Немного соображаю, что к чему. Размещают в трюмах личный состав, а за перегородкой пороховые заряды для ракетных ускорителей. Какая там техника безопасности! Выходим в открытое море. К нам в трюм спускается командир полка и говорит: «Сынки! Идем на Кубу выполнять интернациональный долг». Коротко обрисовал международную обстановку.

А она была такая, что в ответ на размещение американских ядерных ракет в Европе и Турции, в непосредственной близости от границ СССР, Кремль принял решение развернуть на Кубе советские ракеты с ядерным оружием. Так начался Карибский кризис, период, когда мир еще никогда не стоял так близко к началу третьей мировой войны.

Операция по доставке ракет на остров, конечно же, держалась в строгой секретности и была выполнена блестяще. Американцы почти полгода не догадывались о присутствии двух с половиной тысяч Хиросим (такой был наш ядерный потенциал) всего лишь в 90 милях от берегов Флориды.

– И сколько ж вы были в океане? – интересуюсь у Алексея Васильевича?

– Всего 22 дня. Взаперти. Выпускали только по нужде и редко покурить. По ночам давали подышать свежим воздухом, а при малейшем сомнении тут же закрывали обратно. Кормили два раза в сутки, но паники не было никакой, хотя была морская болезнь. В полку – в основном фронтовики, прошедшие войну. Да и я еще пацаном успел оккупацию повидать. Солдаты-срочники все были довоенного образца.

Полк высадился в порту города Мариэль, недалеко от Гаваны. Встреча была теплой. Наших здесь ждали. Алексей Васильевич показывает мне фото городка, в котором расположился полк. Ничего так. Оказывается, это были казармы артиллерийского училища диктатора Батисты. Многие другие части располагались в палатках, а это в тропиках.

Американцы остров заблокировали. Досматривали все суда, но наши успели выполнить основную задачу. Привели в боевую готовность всю технику.

– А фронтовые крылатые ракеты – это тот же самолет «МИГ», только беспилотный, – рассказывает дальше Момот. – Вместо кабины летчика – ядерный заряд. А на душе тревожно было. Ждали американский десант. Вдоль берега постоянно летали самолеты, а на горизонте маячили американские корабли. Случись заваруха, стерли бы нас в порошок, но и мы бы успели свои ракеты запустить. Мало бы им не показалось.

Алексей Васильевич вспомнил анекдот тех лет. Якобы в телефонном разговоре президент США Джон Кеннеди воскликнул, что мы вас можем уничтожить 17 раз! Хрущев тут же спокойно ответил: «А мы вас – только один». И этого хватило бы. Бывший в то время министр обороны США Макнамара в своих воспоминаниях писал, что Америка готова была высадить 180 тысяч десантников. Нашего личного состава на Кубе было всего лишь 42 тысячи человек.

Но постепенно напряженность начинала спадать. Дни и ночи между Америкой и Советским Союзом шли переговоры, в ходе которых удалось найти компромисс. Американцы убирают свое ядерное оружие из Европы, а мы – с Кубы.

В марте демобилизованных, которые домой должны были вернуться еще полгода назад, отправили в Союз. Американцы не могли поверить, что такую армаду мы переправили на остров в трюмах торговых кораблей. Решили провести эксперимент, посадили в трюм своих солдат. Те на третий день уже повыскакивали на палубу.

– Ну, а как кубинцы к нашим ребятам относились? – интересуюсь у Алексея Васильевича.

– Душевные ребята были. Принимали «на ура». Узнали, что нас домой отправляют, забеспокоились: «Вы, что, нас бросаете?». Успокоились, когда поняли, что не всех, а только тех солдат, у которых истек срок службы. Да и вообще, кругом были теплота и радушие. Помню, как-то мой старшина спрашивает, не хочешь, мол, в Гавану съездить? Да кто ж не хочет! Тогда, говорит, иди к старшине продсклада, скажи, что я в город еду. Прихожу к тому, докладываю, что мне велели сказать. Он молча достает большую банку тушенки, хлеба, лука и вручает мне. Приезжаем в Гавану. В сквере кубинцы коктейли потягивают. Радушно нам предлагают. Старшина отмахивается. Дает понять, что «сиропы» эти ему не нужны. Чистый ром давай. Один наливает стакан, другой радушно угощает. После третьей старшина шепчет мне на ухо, чтобы шел в машину, открывал тушенку. После третьей, мол, закусывать буду, показывая кубинцам, что ему еще работать надо. Восторг кубинцев словами не опишешь. Я, говорит, еще в Германии немцев учил, как пить надо!

Домой Момот и с ним еще полторы тысячи наших ребят вернулись теплоходом «Грузия» сначала в Севастополь. Дальше поездом в родные края с десятью рублями дембельских в кармане. Как-то мать спросила его:

– Алеша, как на Кубе, страшно было?

– Да нет, – ответил, – нормально.

– Да брешешь ты, – отрезала она. – Чего ж ты по ночам с кровати вскакиваешь?

… На горячих от жгучего солнца плитах мемориала советским воинам-интернационалистам, что находится километрах в 20 от Гаваны, выбито около семи десятков имен. Совсем немного, как не кощунственно это ни звучит. Это строки из одной статьи о минувших событиях, которую бережно хранит Алексей Васильевич Момот, воин-интернационалист, заслуженный работник транспорта Кубани и почетный автотранспортник России. За годы пребывания на острове советской мотострелковой бригады и корпуса военных специалистов наши солдаты и офицеры не ходили в атаки. Потери эти не боевые – несчастные случаи, болезни, спасение населения во время сильнейшего урагана… Словом, обычные потери мирного времени.

Но если бы там случился бой, то обошелся бы он без атак и штурмов. Если бы все-таки начался, то наверняка сейчас не было бы ни этого мемориала, ни Гаваны и Кубы, ни мира, каким мы знаем его сегодня, а людские потери исчислялись бы сотнями миллионов погибших.

В 1962 году советские ракеты были размещены. Карибский кризис

55 лет назад, 9 сентября 1962 года, на Кубу были доставлены советские баллистические ракеты. Это стало прелюдией так называемого Карибского (Октябрьского) кризиса, впервые и так близко поставившего человечество на грань ядерной войны.

«Металлург Аносов» с палубным грузом — восемь ракетных транспортеров с ракетами покрытые брезентом. В период Карибского кризиса (блокада Кубы). 7 ноября 1962 года. Фото: wikipedia.org

Сам Карибский кризис, а точнее его наиболее , продолжался 13 дней, с 22 октября 1962 года, когда в американских политических кругах было почти согласовано нанесение ракетного удара по Кубе, где к тому времени был размещен внушительный советский воинский контингент.

Министерство обороны РФ накануне обнародовало список официальных потерь советских граждан, которые погибли на острове с 1 августа 1962 по 16 августа 1964 года: в этом скорбном реестре 64 имени.

Наши соотечественники погибли при спасении кубинцев во время сильнейшего урагана «Флора», пронесшегося над Кубой осенью 1963 года, в ходе боевой подготовки, от несчастных случаев и болезней. В 1978 году по предложению Фиделя Кастро в окрестностях Гаваны был построен мемориал памяти советских воинов, похороненных на Кубе, который окружен максимальной заботой. Комплекс представляет собой две бетонные стены в форме траурно склоненных знамен обеих стран. Его содержание в образцовом порядке курируется высшим руководством страны. Кстати, советские военные, которые вместе с кубинцами были задействованы в береговой обороне острова осенью 1962 года, были одеты в кубинскую форму. Но в самые напряженные дни, с 22 по 27 октября, достали из своих чемоданчиков тельняшки и бескозырки и приготовились отдать жизнь за далекую карибскую страну.

Решение принял Хрущев

Итак, осенью 1962 года мир стоял перед настоящей опасностью ядерной войны между двумя сверхдержавами. И реального уничтожения человечества.

В официальных кругах США, среди политиков и в СМИ одно время получил распространение тезис, согласно которому причиной Карибского кризиса явилось якобы размещение Советским Союзом «наступательного оружия» на Кубе, а ответные меры администрации Кеннеди, поставившие мир на грань термоядерной войны, были «вынужденными». Однако эти утверждения далеки от истины. Их опровергает объективный анализ событий, предшествовавших кризису.

Фидель Кастро осматривает вооружение советских кораблей 28 июля 1969 года. Фото: РИА Новости

Отправка советских баллистических ракет на Кубу из СССР в 1962 году была инициативой Москвы, а конкретно Никиты Хрущева. Никита Сергеевич, потрясавший ботинком на трибуне Генассамблеи ООН, не скрывал своего желания «засунуть ежа в штаны американцам» и ждал удобной возможности. И это забегая вперед, ему это блестяще удалось — советские ракеты убойной силы не только разместились в сотне километров от Америки, но в США целый месяц не знали, что они уже развернуты на Острове свободы!

После провала операции в Заливе Свиней в 1961 году стало ясно, что американцы не оставят Кубу в покое. Об этом говорило все увеличивающееся количество диверсионных актов в отношении Острова свободы. Москва чуть ли не ежедневно получала сводки об американских военных приготовлениях.

В марте 1962 года на совещании в Политбюро ЦК КПСС, по воспоминаниям выдающегося советского дипломата и разведчика Александра Алексеева (Шитова), Хрущев спросил его, как прореагирует Фидель на предложение установить на Кубе наши ракеты. «Мы, сказал Хрущев, должны найти столь эффективное средство устрашения, которое удержало бы американцев от этого рискованного шага, ибо наших выступлений в ООН в защиту Кубы уже явно недостаточно Поскольку американцы уже окружили Советский Союз кольцом своих военных баз и ракетных установок различного назначения, мы должны заплатить им их же монетой, дать им попробовать собственное лекарство, чтобы на себе почувствовали, каково живется под прицелом ядерного оружия. Говоря об этом, Хрущев подчеркнул необходимость проведения этой операции в условиях строгой секретности, чтобы американцы не обнаружили ракет до того, как они будут приведены в полную боевую готовность».

Фидель Кастро не отверг эту идею. Хотя он прекрасно понимал, что размещение ракет повлечет изменение стратегического ядерного баланса в мире между социалистическим лагерем и Соединенными Штатами. Американцы уже разместили боеголовки в Турции, и ответное решение Хрущева разместить ракеты на Кубе было своего рода «ракетным уравниванием шансов». Конкретное решение о размещении советских ракет на Кубе было принято на заседании Политбюро ЦК КПСС 24 мая 1962 года. А 10 июня 1962 года, до июльского приезда Рауля Кастро в Москву, на совещании в Политбюро ЦК КПСС министр обороны СССР маршал Родион Малиновский представил проект операции по переброске ракет на Кубу. Он предполагал размещение на острове двух видов баллистических ракет — Р-12 с радиусом действия около 2 тысяч километров и Р-14 с дальностью в 4 тысячи километров. Оба типа ракет были снабжены ядерными боеголовками мощностью в одну мегатонну.

Текст соглашения о поставке ракет был передан Фиделю Кастро 13 августа послом СССР на Кубе Александром Алексеевым. Фидель немедленно подписал его и направил с ним в Москву Че Гевару и председателя Объединенных революционных организаций Эмилио Арагонеса, якобы для обсуждения «актуальных экономических вопросов». Никита Хрущев принял кубинскую делегацию 30 августа 1962 года на своей даче в Крыму. Но, приняв соглашение из рук Че, он даже не удосужился подписать его. Таким образом, это историческое соглашение осталось оформленным без подписи одной из сторон.

К тому времени, советские приготовления к отправке на остров людей и техники уже начались и приняли необратимый характер.

О цели миссии не знали капитаны

Операция «Анадырь» по переброске людей и техники через моря и океаны из СССР на Кубу вписана золотыми буквами в анналы мирового военного искусства. Такой ювелирной операции, проведенной под носом у сверхмощного противника с его образцовыми на тот момент системами слежения, мировая история не знает и не знала до этого.

Технику и личный состав доставили в шесть разных портов Советского Союза, на Балтике, Черном и Баренцевом морях, выделив для переброски 85 кораблей, которые в общей сложности совершили 183 рейса. Советские моряки были убеждены, что они отправляются в северные широты. В целях конспирации на суда грузили маскировочные халаты, лыжи, чтобы создать иллюзию «похода на Север» и тем самым исключить любую возможность утечки информации. У капитанов судов имелись соответствующие пакеты, которые нужно было вскрыть в присутствии замполита только после прохождения Гибралтарского пролива. Что говорить о простых моряках, если даже капитаны судов не знали, куда они плывут и что везут в трюмах. Их изумлению не было предела, когда, вскрыв пакет после Гибралтара, они читали: «Держать курс на Кубу и избегать конфликта с кораблями НАТО». Для маскировки военные, которых, естественно, всю поездку нельзя было держать в трюмах, выходили на палубу в штатской одежде.

Общий замысел Москвы состоял в развертывании на Кубе Группы советских войск в составе воинских соединений и частей Ракетных войск, ВВС, ПВО и ВМФ. В итоге на Кубу прибыло более 43 тысяч человек. Основу Группы советских войск составила ракетная дивизия в составе трех полков, оснащенных ракетами средней дальности Р-12, и двух полков, на вооружении которых находились ракеты Р-14 — всего 40 ракетных установок с дальностью действия ракет от 2,5 до 4,5 тысячи километров. Хрущев писал позднее в своих «Воспоминаниях», что «этой силы было достаточно, чтобы разрушить Нью-Йорк, Чикаго и другие промышленные города, а о Вашингтоне и говорить нечего. Маленькая деревня». Вместе с тем перед этой дивизией не ставилась задача нанесения упреждающего ядерного удара по Соединенным Штатам, она должна была служить сдерживающим фактором.

Только спустя десятилетия стали известны некоторые, до той поры секретные, детали операции «Анадырь», которые говорят об исключительном героизме советских моряков. Людей на Кубу перевозили в грузовых отсеках, температура в который при входе в тропики доходила до 60 с лишним градусов. Кормили их два раза в сутки в темное время. Пища портилась. Но, несмотря на тяжелейшие условия похода, моряки перенесли длительный морской переход в 18-24 суток. Узнав об этом, президент США Кеннеди заявил: «Если бы у меня были такие солдаты, весь мир был бы под моей пятой».

Первые корабли пришли на Кубу в начале августа 1962 года. Один из участников этой беспримерной операции позже вспоминал: «Бедняги шли из Черного моря в трюме грузового судна, перевозившего до этого сахар с Кубы. Условия, конечно, были антисанитарные: наспех сколоченные многоэтажные нары в трюме, никаких туалетов, под ногами и на зубах — остатки сахарного песка. Из трюма выпускали подышать воздухом по очереди и на очень короткое время. При этом по бортам выставляли наблюдающих: одни следили за морем, другие — за небом. Люки трюмов оставляли открытыми. В случае появления какого-нибудь постороннего объекта «пассажиры» должны были быстро вернуться в трюм. Тщательно замаскированная техника находилась на верхней палубе. Камбуз был рассчитан на приготовление пищи для нескольких десятков человек, составляющих команду судна. Так как людей было значительно больше, то кормили, мягко говоря, неважно. Ни о какой гигиене, конечно, не могло быть и речи. В общем, провалялись в трюме две недели практически без дневного света, без минимальных удобств и нормальной пищи».

Пощечина для Белого дома

Операция «Анадырь» стала крупнейшим провалом американских спецслужб, аналитики которых все высчитывали, сколько человек могли перевезти на Кубу советские пассажирские суда. И получалась у них какая-то до смешного маленькая цифра. Они не понимали, что на этих теплоходах можно было разместить значительно больше людей, чем положено для обычного рейса. А то, что людей можно перевозить в трюмах сухогрузов, им не могло прийти и в голову.

В начале августа американские спецслужбы получили от западногерманских коллег информацию о том, что Советы почти в десять раз увеличивают число своих судов в Балтике и Атлантике. А кубинцы, которые проживали в США, узнавали от своих родственников, находившихся на Кубе, о завозе на остров «странных советских грузов». Впрочем, американцы до начала октября просто «пропускали эту информацию мимо ушей».

Скрывать очевидное для Москвы и Гаваны означало бы подогреть еще больший интерес американцев к отправке грузов на Кубу и, главное, к их содержимому. Поэтому 3 сентября 1962 года в совместном советско-кубинском коммюнике о пребывании в Советском Союзе делегации Кубы в составе Че Гевары и Э. Арагонеса отмечалось, что «советское правительство пошло навстречу просьбе кубинского правительства об оказании Кубе помощи вооружением». В коммюнике было сказано, что это вооружение и военная техника предназначены исключительно для целей обороны.

Обнародован список официальных потерь советских граждан с 1 августа 1962 года по 16 августа 1964 года. В скорбном реестре 64 имени

Факт поставки СССР ракет на Кубу был делом абсолютно легальным и разрешенным международным правом. Несмотря на это, американская пресса опубликовала ряд критических статей о «приготовлениях на Кубе». 4 сентября президент США Джон Кеннеди сделал заявление о том, что Соединенные Штаты не потерпят размещения на Кубе стратегических ракет типа «земля-земля» и других видов наступательного оружия. 25 сентября 1962 года Фидель Кастро заявил, что Советский Союз намерен создать на Кубе базу для своего рыболовного флота. Поначалу ЦРУ действительно полагало, что на Кубе идет строительство крупного рыбацкого поселка. Правда, потом в Лэнгли стали подозревать, что под его видом на самом деле Советский Союз создает крупную судоверфь и базу для советских подводных лодок. Наблюдение американской разведки за Кубой было усилено, значительно увеличилось число разведывательных полетов самолетов У-2, которые беспрерывно фотографировали территорию острова. Вскоре американцам стало очевидно, что Советский Союз сооружает на Кубе стартовые площадки для зенитных управляемых ракет (ЗУР). Они были созданы в СССР несколько лет назад в глубоко засекреченном конструкторском бюро Грушина. С их помощью в 1960 году был сбит американский самолет-разведчик У-2, пилотируемый летчиком Пауэрсом.

Ястребы были за удар по Кубе

2 октября 1962 года Джон Кеннеди отдает приказ Пентагону привести американские вооруженные силы в состояние боевой готовности. Кубинским и советским руководителям стало ясно, что необходимо ускорить строительство объектов на острове.

Тут на руку Гаване и Москве, обеспокоенным скорейшим завершением наземных работ, сыграла плохая погода. Из-за сильной облачности в начале октября полеты У-2, приостановленные к тому времени на шесть недель, начались только 9 октября. Увиденное 10 октября поразило американцев. Данные фоторазведки показали наличие хороших автомобильных дорог там, где еще недавно была пустынная местность, а также огромных тягачей, не вмещавшихся в узкие проселочные дороги на Кубе.

Тогда Джон Кеннеди дал распоряжение активизировать фоторазведку. В этот момент на Кубу обрушился новый тайфун. И новые снимки с самолета-шпиона, барражировавшего на крайне низкой высоте в 130 метров, были сделаны только в ночь на 14 октября 1962 года в районе Сан-Кристобаля в провинции Пинар-дель-Рио. На их обработку ушли сутки. У-2 обнаружил и сфотографировал стартовые позиции советских ракетных войск. Сотни снимков свидетельствовали, что на Кубе уже установлены не просто зенитные ракеты, а ракеты «земля-земля».

16 октября советник президента Макджордж Банди доложил Кеннеди о результатах облета кубинской территории. Увиденное Джоном Кеннеди в корне противоречило обещаниям Хрущева поставлять на Кубу только оборонительное оружие. Обнаруженные самолетом-шпионом ракеты были способны стереть с лица земли несколько крупных американских городов. В тот же день Кеннеди собрал в своем кабинете так называемую рабочую группу по кубинскому вопросу, в которую вошли высокопоставленные сотрудники Госдепартамента, ЦРУ и министерства обороны. Это было историческое совещание, на котором «ястребы» всячески давили на президента США, склоняя его к немедленному удару по Кубе.

Генерал Николай Леонов вспоминал о том, как тогдашний шеф Пентагона Роберт Макнамара сообщил ему на конференции в Москве в 2002 году, что большинство в политической элите США в октябре 1962 года настаивало на ударе по Кубе. Он даже уточнил, что 70 процентов лиц из тогдашней администрации США придерживались подобной точки зрения. К счастью для мировой истории, возобладала точка зрения меньшинства, которой придерживались сам Макнамара и президент Кеннеди. «Надо отдать должное мужеству и смелости Джона Кеннеди, который нашел нелегкую возможность пойти на компромисс наперекор подавляющему большинству из своего окружения и проявил удивительную политическую мудрость», — говорил автору этих строк Николай Леонов.

До кульминации Карибского кризиса, о котором расскажет «РГ», оставались считанные дни…

Николай Леонов, генерал-лейтенант госбезопасности в отставке, автор биографий Фиделя и Рауля Кастро:

ЦРУ откровенно проморгало переброску такого большого количества людей и оружия с одного полушария на другое, причем в непосредственной близости от берегов Соединенных Штатов. Переместить скрытно сорокатысячную армию, огромное количество боевой техники — авиацию, бронетанковые силы и конечно же сами ракеты — такая операция, на мой взгляд, является образцом штабной деятельности. Равно как классическим примером дезинформации противника и маскировки. Операция «Анадырь» была разработана и проведена так, что комар носа не подточит. Уже во время ее проведения приходилось принимать экстренные и оригинальные решения. Например, ракеты, уже при транспортировке на самом острове, попросту не вписывались в рамки узких кубинских сельских дорог. И их приходилось расширять.

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение профессионального образования

«Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина»

Карибский кризис 1962 года

Работу выполнил

студент первого курса

факультета истории и международных отношений

бакалавр

Лаврухин Руслан

Рязань, 2010 г.

Введение

1.2 Военные причины кризиса

Глава 2. Размещение Ракет

2.1 Принятие решения

2.2 Состав контингента

2.3 Анадырь

Глава 3. Эскалация и разрешение конфликта

3.1 Операция “Мангуст”

3.2 Полеты U-2

3.3 Выработка ответных мер

3.4 Карантин и обострение кризиса

3.5 Чёрная суббота

3.6 Разрешение

Глава 4. Последствия и уроки Карибского кризиса

Заключение

Список использованной литературы

Карибский (Кубинский) кризис 1962 — это международная конфликтная ситуация, вызванная размещением советских ракет среднего радиуса действия на Кубе. Человечество в полной мере ощутило реальность апокалипсиса. К счастью, разум взял тогда верх над безрассудством и разыгравшимися эмоциями. Государственные деятели СССР, США и Кубы впервые осознали что такое «ядерный тупик», и, проявив необходимый реализм при ликвидации кризисной ситуации, нашли в себе силы вступить на путь решения острейших международных проблем не военными, а дипломатическими средствами. И не будет преувеличением сказать, что уроки кризиса, предостерегающие от поспешных, непродуманных действий, стали серьезным вкладом в разработку и нового мышления, и новых подходов к событиям на мировой арене.

Внешняя канва тех давних событий хорошо известна: 14 октября 1962 г. самолеты разведки ВВС США обнаружили на «острове Свободы» — в Республике Кубе — советские ракеты, представлявшие реальную угрозу безопасности США. Американский президент Джон Ф. Кеннеди потребовал от советского правительства вывода ракет. Эти события могли поставить мир на грань ракетно-ядерной войны.

Таково краткое содержание той далекой истории, за которой скрываются кардинальные повороты мировой политики.

Цель моего реферата: показать причины конфликта между СССР и США в послевоенные десятилетия, определить насколько серьезны и плодотворны были шаги по их предотвращению, и упомянуть об уроках и последствиях Карибского кризиса.

РОССИЙСКО-КУБИНСКИЕ отношения имеют глубокие исторические корни. Достаточно напомнить, что первый почетный консул России был аккредитован на Кубе еще в 1826 году.

Справедливости ради надо сказать, что в целом до начала 60-х годов XX века двусторонние отношения с Кубой развивались скорее формально. До победы революции 1959 года Куба устойчиво находилась в орбите геополитических интересов США. Это обуславливалось прежде всего ее выгодным положением в центре Карибского бассейна и значительным ресурсным потенциалом острова. Имея формальный статус независимого государства,…Куба с начала века фактически оказалась жестоко сориентированной на Соединенный Штаты. В этих условиях США удалось закрепить свое влияние посредством так называемой «поправки Плата», включенной под давлением в кубинскую Конституцию. Согласно поправке США получили беспрецедентное право прямого военного вмешательства во внутренние дела кубинского государства в случае, когда Вашингтон сочтет, что стабильность страны находится под угрозой.

Сразу после революции на Кубе в 1959 году ни у Фиделя Кастро, ни у его сподвижников не было не только никаких контактов ни с Советским Союзом, ни с другими социалистическими государствами, но даже и элементарных познаний о марксизме-ленинизме, о коммунистическом учении.

Во время своей борьбы с режимом Фульхенсио Батисты в 1950-х Кастро несколько раз обращался к Москве за военной помощью, но получал отказ. Москва скептически относилась к лидеру кубинских революционеров и к самим перспективам революции на Кубе, считая, что там слишком велико влияние США.

Власти США открыто враждебно встретили кубинскую революцию:

· В апреле 1961 на территории республики Куба в районе Плая-Хирон были высажены отряды контрреволюционных наёмников (решительными действиями Революционных вооруженных сил Кубы они были разгромлены)

· В феврале 1962 под нажимом США Куба была исключена из Организации американских государств (ОАГ)

· США постоянно нарушали границы Кубы, вторгаясь в её воздушное и морское пространства, бомбардировали кубинские города; был совершён пиратский налёт на приморские районы Гаваны.

Первый зарубежный визит после победы революции Фидель совершил в США, однако президент Эйзенхауэр отказался встречаться с ним, сославшись на занятость. После этой демонстрации высокомерного отношения к Кубе Ф. Кастро проводил меры, направленные против засилья американцев. Так, были национализированы телефонная и электрическая компании, нефтеперегонные заводы, 36 крупнейших сахарных заводов, принадлежавших гражданам США; прежним владельцам были предложены соответствующие пакеты ценных бумаг. Все филиалы североамериканских банков, принадлежавших гражданам США, были также национализированы. В ответ на это США прекратили поставлять на Кубу нефть и покупать её сахар, хотя действовало долговременное соглашение о покупке. Такие шаги поставили Кубу в очень тяжёлое положение. К тому времени кубинским правительством уже были установлены дипломатические отношения с СССР, и оно обратилось к Москве за помощью. Отвечая на запрос, СССР направил танкеры с нефтью и организовал закупки кубинского сахара.

Можно считать, что Куба стала первой страной, которая выбрала коммунистический путь без значительного военного или политического вмешательства со стороны СССР. В этом качестве она была глубоко символична для советских лидеров, в особенности для Никиты Сергеевича Хрущёва, — он считал защиту острова критичной для международной репутации СССР и коммунистической идеологии.

Кризису предшествовало размещение в 1961 году Соединёнными Штатами в Турции ракет средней дальности «Юпитер», напрямую угрожавших городам в западной части Советского Союза. Этот тип ракет “доставал» до Москвы и основных промышленных центров. Более того, США планировали размещение стратегических ракет в Японии и Италии, что было призвано изменить как пропорциональность ядерных зарядов и их носителей в отношении 17: 1 в пользу США, так и сократить «подлетное время», являющееся важной стратегической характеристикой ядерного сдерживания. Отметим и следующее важное, но практически неизвестное современникам обстоятельство. Опираясь на свое мнимое научно-техническое превосходство, США полагали, что отныне космические и иные технические средства разведки надежно гарантируют безопасность страны и поэтому решили перенести тяжесть разведывательной деятельности с агентурной разведки на техническую. Из этой — оказавшейся впоследствии ложной — посылки, между прочим, был сделан и достаточно сомнительный вывод о том, что в разведывательном противоборстве центр тяжести также надо перенести с агентурной защиты государственных секретов на техническую, акцентировав основное внимание на противодействии техническим разведкам противника.

Советские стратеги осознали, что можно эффективно достичь некоторого ядерного паритета, разместив ракеты на Кубе. Советские ракеты средней дальности на кубинской территории, имея дальность стрельбы до 4 000 км (Р-14), могли держать под прицелом Вашингтон и около половины авиабаз стратегических ядерных бомбардировщиков Стратегических ВВС США, с подлётным временем менее 20 минут.

Глава Советского Союза Хрущёв публично высказал своё возмущение фактом размещения ракет в Турции. Он считал эти ракеты личным оскорблением. Размещение ракет на Кубе — первый случай, когда советские ракеты покинули территорию СССР, — считается непосредственным ответом Хрущёва на американские ракеты в Турции. В своих мемуарах Хрущёв пишет, что первый раз идея разместить ракеты на Кубе пришла к нему в 1962 году, когда он возглавлял делегацию Советского Союза, посещавшую Болгарию по приглашению болгарских ЦК Компартии и правительства. «Там один из его соратников, показывая в сторону Чёрного моря, сказал, что на противоположном берегу, в Турции, находятся ракеты, способные в течение 15 минут нанести удар по основным промышленным центрам СССР» .

Таким образом, при таком раскладе сил действия СССР на тот период времени были действительно вынужденными. Советскому правительству необходимо было привести в состояние баланса свой военный потенциал, пусть не путем увеличения числа ракет, но стратегически важным их размещением. СССР стал рассматривать Кубу как плацдарм для «симметричного ответа» на угрозу со стороны американских ракет в Европе.

США, ведя агрессивную политику против Кубы, не только не добились положительных результатов, но и показали всему человечеству, что собственные национальные интересы для них важнее, чем общепризнанные нормы международного права, защитником которого они всегда себя позиционировали.

«Мысль об установке ракет с атомными боеголовками на Кубе возникла у Хрущева единственно с целью защиты Кубы. Он был в Болгарии в 1962г., кажется в середине мая. Приехал и рассказал мне, что все время думал, как бы спасти Кубу от вторжения, которое, как он считал, неизбежно должно повториться, но уже другими силами, с расчетом на полную победу американцев. “И пришла мне — говорит — мысль: что если послать туда наши ракеты, быстро и незаметно их там установить, потом объявить американцам, сначала по дипломатическим каналам, а затем и публично. Это сразу поставит их на место. Любое нападение на Кубу будет означать удар непосредственно по их территории. А это приведет их к тому, что им придется отказаться от любых планов нападения на Кубу».

Дата

Событие

1959 год Революция на Кубе
1960 год Национализация сфер США на Кубе
1961 год Обращение Фиделя к правительству США и получение отказа в помощи. Размещение ракет США в Турции.
20 мая 1962 года Совет министров обороны и иностранных дел с Хрущевым по поводу Кубы
21 мая 1962 года 21 мая на заседании Совета обороны СССР поставлен этот вопрос на обсуждение размещения ракет на Кубе
28 мая 1962 года Отправлена делегация на Кубу во главе с послом.
10 июня 1962 года Представлен проект размещения ракетных установок на Кубе
Конец июня 1962 года Разработан план по секретной переброске сил на Кубу
Начало августа 1962 год На Кубу отправлены первые суда с техникой и людьми
Конец августа 1962 года Первые фотографии Американских разведчиков о строящихся ракетных установках
4 сентября 1962 года Заявление Кеннеди о отсутствии на Кубе ракетных сил конгрессу
5 сентября — 14 октября 1962 года Прекращение разведки кубинских территорий авиацией США
14 сентября 1962 года Снимки с самолета разведчика США о построенных ракетных установках попадают на стол Кеннеди
18 октября 1962 года Президента США посетил министр иностранных дел СССР
19 октября 1962 года Подтверждение самолетом разведки четырех пусковых установок на Кубе
20 октября 1962 года Объявление Блокады Кубы со стороны США
23 октября 1962 года Роберт Кеннеди отправляется в посольство СССР
24 октября 1962 года — 10:00 Вступление блокады Кубы в силу
24 октября 1962 года — 12:00 Донесение Хрущеву о благополучном прибытии военных кораблей СССР на Кубу
25 октября 1962 года Требование Кеннеди о демонтаже ракетных установок на Кубе
26 октября 1962 года Отказ Хрущева требованиям Кеннеди
27 октября 1962 года — 17:00 Замечен самолет разведчик США над Кубой
27 октября 1962 года — 17:30 Самолет-разведчик вторгается на территорию СССР
27 октября 1962 года — 18:00 Подняты истребители СССР по боевой тревоге
27 октября 1962 года — 20:00 Подняты истребители и бомбардировщики США по боевой тревоге
27 октября 1962 года — 21:00 Фидель сообщает Хрущеву о готовности США к атаке
С 27 на 28 октября 1962 года Встреча Роберта Кеннеди с послом СССР
28 октября 1962 года — 12:00 Собрание ЦК КПСС и секретное совещание.
28 октября 1962 года — 14:00 Запрет использования зенитных установок СССР на территории Кубы
28 октября 1962 года — 15:00 Связь Хрущева и Кеннеди
28 октября 1962 года — 16:00 Приказ Хрущева о демонтаже ракетных установок
Через 3 недели Завершение демонтажа и снятие блокады с Кубы
Через 2 месяца Полный демонтаж ракетных установок США в Турции

Причины Карибского конфликта

Карибский кризис — это общепринятое название, очень сложный и напряженных отношений между Советским союзом и Соединёнными Штатами Америки. Настолько напряженными, что ядерная война не была ни для кого сюрпризом.

Началось все с того, что Америка в 1961 году, разместила на территории Турции свои ракеты с ядерными боеголовками. А продолжилось тем, что СССР ответил расположением военных баз на Кубе. Также с ядерными зарядами и полной комплектацией воинских частей.

Мир в то время замер в ожидании планетарной катастрофы.

Напряженность того времени доходил до того, что ядерная война могла начаться от единого резкого высказывания той или иной стороны.

Но дипломаты того времени смогли найти общий язык и решить конфликт мирным способом. Не без напряженных моментов, не без отголосков, даже в наше время, но смогли. Как все это было — описано ниже.

Плацдарм на Кубе

Причина Карибского кризиса 1962 года, вопреки сложившемуся мнению, сокрыта отнюдь не в размещении военных подразделений на Кубе.

Начало данному конфликту положило правительство Штатов, когда разместило свои ядерные и атомные ракеты на территории современной Турции.

Ракетное оснащение американских баз было средней дальности.

Что позволяло в самые кратчайшие сроки поразить ключевые цели Советского союза. Включая города и столицу — Москву.

Естественно, такое положение дел не устраивало СССР. И при вынесении ноты протеста, получив отказ о выводе войск из Турции, Союз принял ответные меры. Скрытые, незаметные и тайные.

На Кубинских островах, в строжайшей секретности, были размещены регулярные войска СССР. Пехота, техническое обеспечение, техника и ракеты.

Ракеты разного калибра и назначения:

  1. средней дальности;
  2. тактические ракеты;
  3. баллистические ракеты.

Каждая из них могла нести на себе ядерную боеголовку. Секретность подобных действий была обусловлена не актом агрессии, как преподносится сейчас, а исключительно без провокационным смыслом, дабы не развязать ядерную войну.

Само базирование войск на Кубе обосновано стратегически и носило больше оборонительный характер.

При помощи этого присутствия недалеко от берегов США, Союз сдерживал возможные акты агрессии со стороны Турецко-Американских дислокаций.

Карибский кризис был вызван следующими действиями сторон:

  1. Размещение в Турции, в 1961 году, американских ядерных ракетных установок средней дальности.
  2. Помощь СССР Кубинским властям, в 1962 году, после революции в охране суверенитета.
  3. Объявленная США блокада Кубы в 1962 году.
  4. Размещение на территории Кубы ядерных ракетных установок средней дальности и войск СССР.
  5. Нарушение Американскими самолетами разведчиками границ СССР и Кубы.

Хронология событий

Говоря о хронологии событий, следует заглянуть в чуть более раннее время от начала ядерной гонки США и СССР. История эта начинается в 1959 году, во времена холодной войны между сверхдержавами и Кубинской революции во главе с Фиделем Кастро.

Поскольку противостояние двух стран не было локальным и явно выраженным, каждая из них старалась охватить большее количество зон влияния.

США делали основной упор на страны третьего мира с проамериканскими настроями, а Советский Союз на страны того же света, но с социалистическими настроениями.

Кубинская революция в первое время не привлекла внимание Союза, хоть и руководство страны обращалось к СССР за помощью. Но обращение Кубы к американцам было еще более провальным.

Президент США демонстративно отказался встречаться с Кастро.

Чем вызвал серьезное негодования Кубы и, как следствие, полная национализация всех внутренних ресурсов США в стране.

Более того, такой исход событий вызвал интерес со стороны СССР и следующее обращение за помощью было услышано. Были перенаправлены Кубинские ресурсы нефти и сахара от США к СССР, а также получена договоренность о размещении регулярных войск Союза в стране.

США, безусловно, такой перевес сил не устроил и под предлогом расширения баз НАТО на Турецкой территории были размещены военные базы, на которых располагались готовые к бою ракеты средней дальности с ядерными боеголовками.

И следующим этапом развития Карибского кризиса стало секретное размещение войск СССР на территории Кубы. Также с полным боекомплектом ядерного оружия.

Естественно, данные событие не происходили за один день. Длились они в течении нескольких лет, о чем и будет рассказано ниже.

14 октября 1962 года. Начало Кризиса. Решение Кеннеди


В этот день, после длительного отсутствия над территорией Кубы, Американский самолет-разведчик сделал фотоснимки. На них при детальном рассмотрении военными специалистами США были распознаны пусковые площадки для ядерных ракет.

А после более досконального исследования стало понятно, что площадки аналогичны тем, что находятся на территории СССР.

Это событие настолько потрясло американское правительство, что президент Кеннеди (первый за все время президентства в Штатах) ввел уровень опасности FCON-2. Это по факту означало — начало войны с применением оружия массового поражения (в том числе и ядерного).

Решение США могло стать началом Мировой ядерной войны.

Это понимал и он сам, и все остальные в Мире. Необходимо было искать решение данного вопроса и как можно скорее.

Критическая фаза. Мир на грани атомной войны

Отношения между двумя державами настолько накалились, что в обсуждение данного вопроса даже не стали включаться остальные страны. Конфликт следовало урегулировать именно между СССР и США, которые участвовали в Карибском кризисе.


После введения военного положения второго уровня в Штатах, мир замер. По сути это означало, что война начата. Но понимание последствий обеими сторонами не позволило нажать на главную кнопку.

В год, когда был Карибский кризис, через десять дней после начала (24 октября) объявлена блокада Кубе. Что также фактически означало объявление войны этой стране.

Со стороны Кубы были также введены ответные санкции.

Даже были сбиты несколько самолетов разведчиков США над Кубинской территорией. Что могло сильнейшим образом повлиять на решение о начале ядерной войны. Но здравый смысл восторжествовал.

Понимание того, что затягивание ситуации приведет к ее неразрешимости, обе державы сели за стол переговоров.

27 октября 1962 года — «Черная суббота»: апогей Кризиса


Все началось с того, что утром во время шторма над Кубой был замечен самолет-разведчик U-2.

Было принято решение сделать запрос в вышестоящий штаб, для получения инструкций. Но из-за проблем со связью (возможно, сыграл роль шторм) распоряжения не были получены. И самолет был сбит по приказу местных командиров.

Практически в это же время над Чукоткой ПВО СССР засекли такой же самолет-разведчик. По боевой тревоге были подняты военные истребители МиГ. Естественно, американская сторона об инциденте узнала и опасаясь массированного ядерного удара, подняла истребители над своей стороной.

U-2 был в недосягаемости истребителей, поэтому его не сбили.

Как выяснилось в ходе расследования СССР и США, пилот самолета попросту сбился с курса, выполняя заборы воздуха над Северным полюсом.

Практически в этот же момент над Кубой были обстреляны самолеты-разведчики из зенитных установок.

Со стороны это казалось началом войны и подготовкой одной из сторон к атаке. Кастро, убежденный в этом, писал Хрущеву о нападении первым, чтобы не потерять время и преимущество.

А советники Кеннеди видя поднятые в воздух истребители и самолеты дальней авиации в СССР из-за сбившегося с маршрута самолета U-2, настаивали о сиюминутной бомбардировке Кубы. А именно баз СССР.

Но ни Кеннеди, ни Никита Хрущев не послушали никого.

Инициатива американского президента и предложение Хрущева


Встреча Хрущева и Кеннеди во время Карибского кризиса

Понимание обеих сторон того, что может произойти непоправимое — сдерживало обе страны. Судьбу Карибского кризиса решали на высшем уровне по обе стороны океана. Решением проблемы стали заниматься на уровне дипломатии, для поиска мирного выхода из ситуации.

Переломный момент произошел после обоюдных предложений по урегулированию Карибского кризиса. Президент Кеннеди выступил с инициативой направить правительству СССР требование о устранении ракет с территории Кубы.

Но инициатива лишь была озвучена. Никита Хрущёв выступил первым с предложением Америке — снять блокаду с Кубы и подписать пакт о ненападении на нее же. На что СССР демонтирует ракеты на ее территории. Чуть позже было добавлено условие о демонтаже ракетных установок в Турции.

Череда нескольких совещаний в обеих странах привели к разрешению данной ситуации. Начало исполнения договоренностей произошло утром 28 октября.

Разрешение Карибского кризиса

«Черная суббота» была самым близким к мировой катастрофе, днем. Именно она и повлияла на решение закончить конфликт мирным путем для обеих мировых держав. Несмотря на резкое противостояние, правительство США и СССР приняли обоюдное решение по завершению конфликта.

Поводом для начала войны мог стать любой мелкий конфликт или внештатная ситуация. Как например сбившийся с курса U-2. И результаты такой ситуации стали бы катастрофическими для всего мира. Начинаясь с гонки вооружений.

Ситуация могла кончится гибелью миллионов людей.

И осознание этого помогло принять правильное решение обеим сторонам.

Принятые договоренности были исполнены обеими сторонами в самые кратчайшие сроки. Например, демонтаж ракетных установок СССР на Кубе начался уже 28 октября. Также были запрещены любые обстрелы самолетов противников.

Через три недели, когда на Кубе не осталось ни единой установки, блокада была снята. А через два месяца были демонтированы установки в Турции.

Кубинская революция и ее роль в конфликте


В момент обострения холодной войны между США и Советским союзом, на Кубе происходили события, казалось бы, никак не связанные с глобальным противостоянием двух мировых держав. Но в итоге, сыгравшие значительную роль в ходе и завершении мирового конфликта.

После революции на Кубе, к власти пришел Кастро и в первую очередь, как к ближайшим соседям обратился за помощью к Штатам. Но из-за неправильной оценки ситуации, правительство США отказали Фиделю в помощи. Посчитав, что заниматься вопросами Кубы нет времени.

Как раз в этот момент были размещены ракетные установки США в Турции.

Фидель, поняв, что от США помощи не будет, обратился к Союзу.

Хотя при первом обращении ему также было отказано, но ввиду размещения у границ СССР ракетных подразделений, коммунисты пересмотрели свое мнение и решил оказать поддержку революционерам Кубы. Склонив их от националистических замашек, к коммунистическим.

А также, разместив на территории Кубы (под предлогом защиты от нападения США на Кубу) ядерные ракетные установки.

События развивались по двум векторам. Помощь Кубе в защите суверенитета и снятии блокады со стороны. А также гарантия безопасности СССР в возможном ядерном конфликте. Так как размещенные ракеты на Кубинских островах находились в зоне досягаемости Америки и в частности Вашингтона.

Ракетные позиции США в Турции


Соединённые Штаты Америки, разместив свои ракетные установки в Турции, близ города Измира, по своей сути спровоцировали конфликт между собой и Советским Союзом.

Хотя президент США и был уверен, что подобный шаг не имеет никакого значения, так как баллистические ракеты с подводных лодок США могут достать до той же территории.

Но в Кремле отреагировали совершенно по-другому. Баллистика флота Америки, хоть и могла достигнуть тех же целей, но на это у нее заняло бы куда больше времени. Тем самым, в случае внезапного нападения, у СССР было бы время на отражение атаки.

Подводные лодки США не всегда находились на боевом дежурстве.

А в момент выхода всегда были под пристальным присмотром Советского союза.

Ракетные установки в Турции, хоть и были морально устаревшими, могли достичь Москвы за считанные минуты. Что подвергало опасности всю европейскую часть страны. Именно это и стало причиной поворота СССР в сторону отношений с Кубой. Как раз, утратившую дружеские отношения со Штатами.

Разрешение Карибского конфликта 1962 года


Кризис закончился 28 октября. В ночь с 27 числа, президент Кеннеди отправил своего брата Роберта к Советскому послу, в Посольство СССР. Состоялся разговор, где Роберт высказал опасение президента о том, что ситуация может выйти из-под контроля и породить цепочку событий, которые нельзя будет повернуть вспять.

Последствия Карибского кризиса (кратко)

Как бы это странно ни звучало, но мирное разрешение ситуации было не всем по душе. Например, ЦК КПСС снял Хрущева со своего поста, через два года после кризиса. Мотивируя это тем, что он пошел на уступки Америке.

На Кубе демонтаж наших ракет расценили, как предательство. Так как ожидали атаки на Соединенные Штаты и готовы были принять первый удар. Также многие из военного руководства Америки остались недовольны.

Карибский кризис стал началом глобального разоружения.

Показав всему миру, что гонка вооружений может привести к катастрофе.

В истории, Карибский конфликт оставил заметную печать и многие страны взяли ситуацию за пример того, как не стоит вести себя на мировой арене. Но на сегодняшний день, наблюдается практически аналогичная ситуация с самым началом холодной войны. И опять на арене два основных игрока — Америка и Россия, кто решал судьбу Карибского кризиса и Мира полвека назад.

Итоги Карибского кризиса 1962 года

В заключение, подведем итоги, чем закончился Карибский кризис.

  1. Заключение мирного соглашения между СССР и США.
  2. Прямая экстренная телефонная линия Кремль-Белый дом.
  3. Договор о разоружении в области ядерных ракет.
  4. Гарантия ненападения на Кубу со стороны США.
  5. Демонтаж ракетных установок СССР на Кубе и ракет США в Турции.
  6. Куба расценила поведение СССР, как предательство по отношению к ней.
  7. Снятие в СССР Хрущева с должности, по причине «уступки США» и убийство Кеннеди в Америке.

Предыстория

Кубинская революция

В ходе холодной войны противостояние между двумя сверхдержавами , СССР и США , выражалось не только в прямой военной угрозе и гонке вооружений , но и в стремлении к расширению их зон влияния. Советский Союз стремился организовывать и поддерживать освободительные социалистические революции в разных частях света. В прозападно-настроенных странах оказывалась поддержка «народно-освободительного движения», иногда даже оружием и людьми. В случае победы революции страна становилась членом социалистического лагеря , там строились военные базы, туда вкладывались значительные ресурсы. Помощь Советского Союза часто была безвозмездной, что вызывало дополнительные симпатии к нему со стороны беднейших стран Африки и Латинской Америки .

США, в свою очередь, придерживались аналогичной тактики, устраивая революции для установления демократии и оказывая поддержку проамериканским режимам. Изначально перевес сил был на стороне США — их поддерживала Западная Европа , Турция , некоторые азиатские и африканские страны, например ЮАР .

Предполагалось направить на Остров Свободы группу советских войск, которая должна сконцентрироваться вокруг пяти подразделений ядерных ракет (трёх Р-12 и двух Р-14). Помимо ракет в состав группы входили также 1 вертолётный полк Ми-4 , 4 мотострелковых полка , два танковых батальона , эскадрилья МиГ-21 , 42 лёгких бомбардировщика Ил-28 , 2 подразделения крылатых ракет с ядерными боеголовками 12 Кт с радиусом 160 км, несколько батарей зенитных орудий, а также 12 установок С-75 (144 ракеты). Каждый мотострелковый полк насчитывал 2 500 человек, танковые батальоны оснащались новейшими танками Т-55 . Стоит отметить, что Группа советских войск на Кубе (ГСВК) стала первой в истории СССР армейской группировкой, в состав которой вошли баллистические ракеты .

Кроме того, на Кубу направлялась и внушительная группировка ВМФ : 2 крейсера , 4 эсминца , 12 ракетных катеров «Комар» , 11 подводных лодок (из них 7 — с ядерными ракетами). Всего на остров планировалось отправить 50 874 военнослужащих. Позже, 7 июля Хрущев принял решение назначить командующим группировкой Иссу Плиева .

Прослушав доклад Малиновского, Президиум ЦК проголосовал за проведение операции единогласно.

«Анадырь»

Приземлившись на авиабазе в южной Флориде , Хейзер вручил пленку ЦРУ . 15 октября аналитики ЦРУ установили, что на фотографиях — советские баллистические ракеты средней дальности Р-12 («SS-4» по классификации НАТО). Вечером того же дня эта информация была доведена до сведения высшего военного руководства США. Утром 16 октября в 8:45 фотографии показали президенту. После этого по приказу Кеннеди полёты над Кубой участились в 90 раз: с двух раз в месяц до шести раз в день.

Реакция США

Исполком и выработка ответных мер

Получив фотографии, свидетельствующие о советских ракетных базах на Кубе , президент Кеннеди собрал особую группу приближённых советников на секретное совещание в Белом Доме . Эта группа в количестве 14 человек позднее стала известна как «Исполнительный комитет Совета Национальной Безопасности США». Вскоре Исполком предложил президенту три возможных варианта разрешения ситуации: уничтожить ракеты точечными ударами, провести полномасштабную военную операцию на Кубе или ввести морскую блокаду острова.

Немедленный бомбовый удар был отвергнут сразу же, так же как и обещавшее длительную задержку обращение в ООН . Реальными вариантами действий, рассматриваемыми Исполкомом, были только военные меры. Дипломатические, едва затронутые в первый день работы, были тут же и отвергнуты — ещё до того, как началось основное обсуждение. В итоге выбор свели к военно-морской блокаде и ультиматуму, либо к полномасштабному вторжению.

Решение о введении блокады было принято окончательно. На итоговом голосовании вечером 20 октября за блокаду проголосовали сам президент Кеннеди, госсекретарь Дин Раск , министр обороны Роберт Макнамара и специально вызванный для этого из Нью-Йорка посол США в ООН Эдлай Стивенсон. Кеннеди предпринял хитрый ход: избегая слова «блокада», он назвал акцию «карантином». Было решено ввести карантин 24 октября с 10 утра по местному времени.

Карантин

С военно-морской блокадой было много проблем. Был вопрос законности — как отметил Фидель Кастро , в установке ракет не было ничего незаконного. Они, разумеется, являлись угрозой для США, но в Европе были размещены аналогичные ракеты, нацеленные на СССР: шестьдесят ракет «Тор» в четырёх эскадронах около Ноттингема в Великобритании ; тридцать ракет «Юпитер» среднего радиуса в двух эскадронах около Джоя дель Колле в Италии ; и пятнадцать ракет «Юпитер» в одном эскадроне около Измира в Турции . Затем была проблема советской реакции на блокаду — не начнётся ли вооружённый конфликт с эскалацией ответных действий?

Президент Кеннеди обратился к американской публике (и советскому правительству) в телевизионном выступлении 22 октября . Он подтвердил присутствие ракет на Кубе и объявил военно-морскую блокаду в виде карантинной зоны в 500 морских миль (926 км) вокруг берегов Кубы, предупредив, что вооружённые силы были «готовы к любому развитию событий», и осудив Советский Союз за «секретность и введение в заблуждение». Кеннеди отметил, что любой ракетный запуск с территории Кубы в сторону любого из американских союзников в западном полушарии будет расценен как акт войны против США.

Американцы были удивлены твёрдой поддержкой со стороны своих европейских союзников, хотя премьер-министр Великобритании Гарольд Макмиллан , выражая мнение большей части международного сообщества, высказал недоумение по поводу того, что не было предпринято попытки дипломатического разрешения конфликта. Организация американских государств также единогласно проголосовала за резолюцию в поддержку карантина. Никита Хрущёв заявил, что блокада незаконна и что любой корабль под советским флагом будет её игнорировать. Он пригрозил, что если советские корабли будут атакованы американскими, ответный удар последует немедленно.

Тем не менее, блокада вступила в силу 24 октября в 10:00. 180 кораблей ВМС США окружили Кубу с четким приказом ни в коем случае не открывать огонь по советским судам без личного приказа президента. К этому времени на Кубу шли 30 кораблей, в том числе «Александровск» с грузом ядерных боеголовок и 4 корабля, везущие ракеты для двух дивизионов БРСД. Кроме того, к Острову свободы приближались 4 дизельные подводные лодки, сопровождавшие корабли. На борту «Александровска» находились 24 боеголовки для БРСД и 44 для крылатых ракет. Хрущёв решил, что подводным лодкам и четырём кораблям с ракетами Р-14 — «Артемьевску», «Николаеву», «Дубне» и «Дивногорску» — следует продолжать идти прежним курсом. Стремясь свести к минимуму возможность столкновения советских кораблей с американскими, советское руководство решило развернуть остальные не успевшие добраться до Кубы корабли домой.

Тем временем, в отвёт на послание Хрущёва, в Кремль пришло письмо Кеннеди, в котором он указал, что «советская сторона нарушила свои обещания в отношении Кубы и ввела его в заблуждение». На сей раз, Хрущёв решил не идти на конфронтацию и начал искать возможные выходы из сложившейся ситуации. Он объявил членам Президиума, что «невозможно хранить на Кубе ракеты, не вступая в войну с США». На заседании было решено предложить американцам демонтировать ракеты в обмен на гарантии США оставить попытки сменить государственный режим на Кубе. Брежнев , Косыгин , Козлов , Микоян , Пономарёв и Суслов поддержали Хрущёва. Громыко и Малиновский при голосовании воздержались. После заседания Хрущёв неожиданно обратился к членам Президиума: «Товарищи, давайте вечером пойдем в Большой театр . Наши люди и иностранцы увидят нас, может, и это успокоит их» .

Второе письмо Хрущёва

В Москве было 5 часов вечера, когда на Кубе разбушевался тропический шторм. В одно из подразделений ПВО пришло сообщение, что на подлёте к Гуантанамо замечен американский самолёт-развёдчик U-2 . Начальник штаба зенитного ракетного дивизиона С-75 капитан Антонец позвонил в штаб Плиеву за инструкциями, но того на месте не оказалось. Заместитель командующего ГСВК по боевой подготовке генерал-майор Леонид Гарбуз приказал капитану ждать появления Плиева. Через несколько минут Антонец вновь позвонил в штаб — никто не взял трубку. Когда U-2 был уже над Кубой, Гарбуз сам прибежал в штаб и, не дождавшись Плиева, отдал приказ уничтожить самолёт. По другим сведениям, приказ об уничтожении самолёта-разведчика мог быть отдан заместителем Плиева по ПВО генерал-лейтенантом авиации Степаном Гречко или командиром 27-й дивизии ПВО полковником Георгием Воронковым . Пуск был осуществлён в 10:22 по местному времени. Пилот U-2 майор Рудольф Андерсон погиб, став единственной жертвой противостояния. Примерно в это же время другой U-2 был почти перехвачен над Сибирью , так как генерал ЛеМэй, начальник штаба ВВС США , пренебрёг приказом президента США прекратить все полёты над советской территорией. Ещё через несколько часов два самолёта фоторазведки ВМС США RF-8A «Крусейдер» были обстреляны зенитными орудиями во время облёта Кубы на малой высоте. Один из них был повреждён, однако пара благополучно вернулась на базу.

Военные советники Кеннеди пытались убедить президента до наступления понедельника отдать приказ о вторжении на Кубу, «пока ещё не поздно». Кеннеди уже не отвергал категорически такое развитие ситуации. Однако, не оставлял надежды на мирное разрешение. Принято считать, что «Чёрная суббота», 27 октября , — день, когда мир как никогда ранее близко подошёл к пропасти всемирной ядерной катастрофы.

Разрешение

Демонтаж советских ракетных установок, погрузка их на корабли и вывод с территории Кубы заняли 3 недели. Убедившись, что Советский Союз вывел ракеты, президент Кеннеди 20 ноября отдал приказ прекратить блокаду Кубы. Через несколько месяцев из Турции были выведены и американские ракеты, как «устаревшие».

Последствия

Компромисс не удовлетворил никого. При этом он явился особенно острой дипломатической неловкостью для Хрущёва и Советского Союза, которые выглядели дающими задний ход в ситуации, которую сами же и создали — в то время как если бы ситуация была разыграна правильно, она могла бы восприниматься противоположным образом: СССР смело спасает мир от ядерного истребления, отказавшись от требования восстановить ядерное равновесие. Смещение Хрущёва несколькими годами позже можно частично связать с раздражением в Политбюро ЦК КПСС относительно уступок Соединённым Штатам, сделанными Хрущёвым, и его неумелым лидерством, приведшим к кризису.

Для Кубы это было предательством со стороны Советского Союза, которому они доверяли, поскольку решение, положившее конец кризису, было принято исключительно Хрущёвым и Кеннеди.

Военачальники США также были недовольны результатом. Генерал Кёртис Лемэй сказал президенту, что это было «наихудшим поражением в нашей истории» и что США должны были немедленно начать вторжение.

По окончании кризиса аналитики советских и американских спецслужб предложили установить между Вашингтоном и Москвой прямую телефонную линию (т. н. «красный телефон »), чтобы в случае кризисных ситуаций у лидеров сверхдержав была возможность немедленно связаться друг с другом, а не пользоваться телеграфом.

Историческое значение

Историческое значение Карибского кризиса трудно переоценить. Кризис стал переломным моментом в «ядерной гонке » и в Холодной войне , советская и американская дипломатия инициировали начало «разрядки ». После Карибского кризиса были подписаны первые международные договоры, регламентирующие и ограничивающие накопление, испытание и использование оружия массового уничтожения. Ажиотаж на грани паники в прессе породил в западном обществе мощное антивоенное движение, пик которого пришёлся на -70-е годы.

Невозможно однозначно утверждать, стало ли удаление ракет с Кубы победой или поражением Советского Союза. С одной стороны — план, задуманный Хрущёвым в мае не был доведён до конца, и советские ракеты уже не могли обеспечить безопасность Кубы. С другой — Хрущёв добился от руководства США гарантий ненападения на Кубу, которые, несмотря на опасения Кастро , были соблюдены и соблюдаются по сей день. Через несколько месяцев американские ракеты в Турции , спровоцировавшие Хрущёва на размещение оружия на Кубе, были также демонтированы. В конце концов, благодаря техническому прогрессу в ракетостроении, отпала необходимость размещения ядерного оружия на Кубе и в западном полушарии вообще, поскольку через несколько лет Советский Союз создал ракеты , способные достичь любого города и военного объекта в США непосредственно с советской земли.

Эпилог

Примечания

  1. Table of US Strategic Bomber Forces (англ.) . Archive of Nuclear Data (2002). Проверено 17 октября 2007.
  2. Table of US ICBM Forces (англ.) . Archive of Nuclear Data
  3. Table of US Ballistic Missile Submarine Forces (англ.) . Archive of Nuclear Data (2002). Проверено 15 октября 2007.
  4. «Операция «Анадырь»: Цифры и Факты», Зеркало Недели, №41 (416) 26 октября — 1 ноября 2002
  5. А. Фурсенко «Безумный риск», с. 255
  6. А. Фурсенко «Безумный риск», с. 256
  7. Interview with Sidney Graybeal — 29.1.98, The National Security Archive of the George Washington University
  8. А. Фурсенко, Безумный риск, стр. 299
  9. Кубинский кризис: историческая перспектива (дискуссия) James Blight, Philip Brenner, Julia Sweig, Svetlana Savranskaya и Graham Allison в качестве ведущего (англ.)
  10. Советский анализ стратегической ситуации на Кубе 22го октября 1962 (англ.)
  11. The «Cuban Missile Crisis, October 18-29, 1962» from History and Politics Out Loud
  12. Cuba and the United States: A Chronological History by Jane Franklin , 420 pages, 1997, Ocean Press

Самое опасное изобретение человечества — ядерное оружие уже не раз ставило планету на край гибели. Ближе всего к концу света мир стоял осенью 1962 года. Внимание международного сообщества в октябре оказалось прикованным к событиям, разворачивающимся в Карибском бассейне. Противостояние двух сверхдержав стало вершиной гонки вооружений и высшей точкой напряжения в Холодной войне.

Сегодня Кубинский кризис, как именуют его в Соединенных Штатах, оценивается по-разному. Одни считают операцию «Анадырь» блестящей работой советских спецслужб и организации военных поставок, а также рискованным, но грамотным политическим ходом, другие клеймят Хрущева за недальновидность. Утверждать, что Никита Сергеевич предвидел абсолютно все последствия решения о размещении ядерных боеголовок на Острове свободы, не верно. Хитрый и опытный политический деятель наверняка понимал, что реакция со стороны США будет решительной.

«Николаев» в порту Касильда. На причале видна тень от RF-101 «Вуду», самолёта-разведчика, сделавшего снимок


Рассматривать действия советского военного руководства на Кубе следует, учитывая предысторию развития кризиса. В 1959 году на острове, наконец, победила революция, и во главе государства встал Фидель Кастро. Особой поддержки от СССР в этот период Куба не получала, так как не рассматривалась в качестве стабильного участника социалистического лагеря. Однако уже в 1960-х годах, после введения экономической блокады со стороны Штатов, в Кубу начинаются поставки советской нефти. Кроме того, Советы становятся основным внешнеторговым партнером молодого коммунистического государства. В страну потянулись тысячи специалистов в области сельского хозяйства и промышленности, начались крупные капиталовложения.

Интересы Союза на острове были продиктованы далеко не идеологическими убеждениями. Дело в том, что в 1960 году США удалось разместить на территории Турции свои ядерные ракеты средней дальности полета, что вызвало в Москве крайнее возмущение. Удачная стратегическая позиция позволяла американцам контролировать огромные советские территории, включая столицу, причем скорость запуска и достижения цели у данного вооружения была минимальная.

Куба располагалась в непосредственной близости к границам США, поэтому размещение системы наступательного вооружения с ядерным зарядом могло в какой-то мере компенсировать создавшийся перевес в противостоянии. Идея размещения на территории острова пусковых установок с ядерными ракетами принадлежала непосредственно Никите Сергеевичу, и была высказана им 20 мая 1962 года Микояну, Малиновскому и Громыко. После идея была поддержана и получила свое развитие.

Интерес в размещении на своей территории советских военных баз со стороны Кубы был очевиден. С момента утверждения в качестве политического лидера и главы государства, Фидель Кастро стал постоянной мишенью для различного рода американских провокаций. Его пытались устранить, причем США открыто готовило военное вторжение на Кубу. Свидетельством чего являлась пусть и неудачная попытка высадки десанта в Заливе Свиней. Увеличение советского контингента и наращивание вооружения на острове давало надежду на сохранение режима и суверенитета государства.

Никита Хрущёв и Джон Кеннеди

Заручившись согласием Кастро, Москва развернула широкую секретную операцию по переброске ядерного вооружения. Ракеты и комплектующие для их установки и приведения в боеготовность доставлялись на остров под видом торговых грузов, выгрузку осуществляли лишь ночью. В трюмах судов на Кубу выехали около сорока тысяч военных, переодетых в штатское, которым строго запрещалось изъясняться на русском языке. За время путешествия солдаты не могли выходить на открытый воздух, так как командование всерьез опасалось быть разоблаченными раньше намеченного срока. Руководство операцией возложили на маршала Ованеса Хачатуряновича Баграмяна.

Первые ракеты советские корабли выгрузили в Гаване 8 сентября, вторая партия прибыла 16 числа того же месяца. Капитаны транспортных судов не знали о характере груза и месте его назначения, перед отправкой им вручались конверты, открыть которые они могли лишь в открытом море. Текст приказа указывал на необходимость следования к берегам Кубы и уклонении от встреч с кораблями НАТО. Основная часть ракет была размещена в западной части острова, там же сосредотачивалась подавляющая часть военного контингента и специалистов. Часть ракет планировалось установить в центре, и несколько на Востоке. К 14 октября на остров доставили сорок ракет средней дальности с ядерным зарядом и приступили к их установке.

За действиями СССР на Кубе настороженно следили из Вашингтона. Молодой американский президент Джон Кеннеди ежедневно собирал экском -исполнительный комитет национальной безопасности. Вплоть до 5 сентября США направляла самолеты-разведчики U-2, но данных о наличии ядерного вооружения они не приносили. Скрывать, однако, далее намерения СССР, становилось все труднее. Длина ракеты вместе с тягачом составляла около тридцати метров, поэтому их выгрузка и транспортировка оказалась замеченной местными жителями, среди которых было немало американских агентов. Тем не менее, одних предположений американцам казалось не достаточно, лишь фотографии, сделанные 14 октября пилотом Lockheed U-2 Хайзером не оставили сомнения в том, что Куба стала одной из стратегических советских баз, оснащенных ядерными ракетами.

Кеннеди считал советское руководство не способным на столь решительные действия, поэтому снимки стали в какой-то мере неожиданностью. С 16 октября самолеты-разведчики начинают летать над островом до шести раз за день. Комитет выдвинул два основных предложения: начать военные действия, либо организовать военно-морскую блокаду Кубы. К идее вторжения Кеннеди сразу отнесся критично, так как понимал, что подобное может спровоцировать начало Третьей мировой. Брать на себя ответственность за последствия такого решения президент не мог, поэтому американские силы были направлены на блокаду.

Первое изображение советских ракет на Кубе, полученное американцами. 14 октября 1962

Разведывательная деятельность американцев в данном инциденте показала себя с худшей стороны. Сведения, представленные спецслужбами президенту, оказались далеки от истины. Например, количество военного контингента СССР, по их информации, на Кубе составляло не более десяти тысяч человек, в то время как реальная численность давно превышала сорок тысяч. Не знали американцы и о том, что на острове имеются не только ядерные ракеты средней дальности, но и атомное оружие ближнего спектра действия. Бомбардировка, которую так настойчиво предлагали американские военные, уже проведена быть не могла, так как четыре пусковые установки были готовы к 19 октября. В радиус их досягаемости входил и Вашингтон. Высадка десанта также грозила катастрофическими последствиями, так как советские военные были готовы пустить в ход комплекс под названием «Луна».

Напряженная обстановка продолжала накаляться, так как ни одна из сторон не желала идти на уступки. Для США размещение ракет на Кубе являлось вопросом безопасности, но и СССР находился под прицелом американского ракетного комплекса в Турции. Кубинцы требовали открыть огонь по самолетам-разведчикам, но вынуждены были подчиняться решениям СССР.

22 октября последовало публичное заявление Кеннеди в адрес американцев о том, что на Кубе действительно устанавливается наступательное оружие против США, и правительство будет рассматривать любой акт агрессии как начало войны. Это означало, что мир находится на грани уничтожения. Международное сообщество поддержало американскую блокаду, во многом благодаря тому, что советское руководство длительное время скрывало истинное значение своих действий. Однако Хрущев законной ее не признал и заявил, что огонь будет открыт по любому из судов, проявивших агрессию к советскому морскому транспорту. Большую часть кораблей СССР все же обязал вернуться на родину, но пять из них уже подходили к месту назначения в сопровождении четырех дизельных субмарин. Подводные лодки несли на своем борту вооружение, способное уничтожить большую часть американского флота в данном регионе, но США об этом не были информированы.

24 октября один из кораблей «Александровск» пристал к берегу, но в адрес Хрущева была отправлена телеграмма с призывом о благоразумии. На следующий день после скандального разоблачения на заседании ООН, в США был впервые за всю историю отдан приказ о боевой готовности 2. Любое неосторожное действие могло вызвать начало войны — мир замер в ожидании. Утром Хрущев направил примирительное письмо, в котором предлагал демонтировать ракеты в обмен на обещание США отказаться от вторжения на Кубу. Обстановка несколько разрядилась, и Кеннеди принял решение отложить начало военных действий.

Кризис вновь обострился 27 октября, когда советским руководством было выдвинуто дополнительное требование о демонтаже американских ракет в Турции. Кеннеди и его окружение предположили, что в СССР произошел военный переворот, в результате которого Хрущев был смещен. В это время над Кубой был сбит американский самолет-разведчик. Некоторые считают, что это являлось провокацией со стороны команданте, выступавшего за категорический отказ в выводе вооружения с острова, однако большинство именует трагедию самовольными действиями советских командиров. 27 октября мир ближе всего за всю свою историю стоял на грани самоуничтожения.

Утром 28 октября в Кремль поступило обращение из США, в котором предлагалось решить конфликт мирным путем, причем условиями разрешения стало первое предложение Хрущева. По неподтвержденным данным устно была обещана и ликвидация ракетного комплекса в Турции. Всего за 3 недели СССР провел демонтаж ядерных установок, а 20 ноября блокада острова была снята. Несколько месяцев спустя американцы демонтировали ракеты в Турции.

Радиус покрытия ракет, дислоцированных на Кубе: Р-14 — большой радиус, Р-12 — средний радиус

Самый опасный момент человеческой истории пришелся на двадцатый век, но стал он также и завершением периода гонки вооружений. Две сверхдержавы вынуждены были научиться искать компромисс. Современные политики нередко пытаются расценить результат Кубинского кризиса как поражение или победу Союза. С точки зрения автора настоящей статья сделать однозначный вывод в данном случае нельзя. Да, Хрущев смог добиться ликвидации американской базы в Турции, но риск оказался слишком велик. Благоразумие Кеннеди, находившегося под сильнейшим давлением Пентагона, требовавшего развязать войну, заранее не просчитывалось. Попытки сохранения ракетной базы на Кубе могли стать трагическими не только для кубинцев, американцев и советских людей, но и уничтожить все человечество.

О ядерном кризисе в прошлом веке и сейчас

Сегодня, 28 октября 1962 года, разрешился так называемый «Кубинский кризис». В этот день президент Кеннеди получил письма от Никиты Сергеевича Хрущева с предложением, как решить этот кризис, и решение было принято. Советский Союз согласился убрать те ракеты, которые были размещены на Кубе, и давал гарантию больше не размещать, Соединенные Штаты согласились, правда, не публично, чтобы не потерять лицо, убрать свои ракеты из Италии и из Турции.

Вообще говоря, многие забыли об этом времени. Я-то хорошо помню, я был вполне взрослым человеком в 62-м году. И я помню, было ощущение, что вот-вот начнется ядерная война и все мы погибнем. То, насколько близко мы были к этой войне, даже из тех, которые тогда жили, далеко не все знают.

Могу вспомнить вот такой эпизод. Во время этих событий – а все это началось, если я не ошибаюсь, 6 октября – первые фотографии были показаны президенту США, где было видно, что наши ракеты на Кубе. Так вот в это время американцы сбросили глубинную бомбу на одну нашу подводную лодку, которая, к счастью, не погибла, но взрыв произошел. И командование этой лодки не знало, началась война или не началась, и им надо было принять решение, – а это была лодка, вооруженная ядерными ракетами, – выпустить ракеты или нет. Их было три командира, и для решения надо было, чтобы все трое согласились. Двое сказали – да, один сказал – нет, звали его Василий Архипов. Так вот если бы Василий Архипов сказал – да, то была бы война. Вот насколько близко мы были от того, чтобы уничтожить друг друга.

И вы знаете, что меня удивляет, что сегодня, когда положение не менее опасное, хотя нет «Кубинского кризиса», но когда уровень недоверия так высок, как никогда не был, и когда ядерное оружие еще более мощное, более точное, чем тогда, мы вроде о войне не говорим. Такие тосты, как «Лишь бы не было войны», больше не звучат. Люди не выходят на улицы, ни на Западе, ни у нас, с требованием, чтобы власть сокращала производство вооружений.

Я этого не понимаю, но во всяком случае, я хотел просто напомнить вам то, что было тогда – 28 октября, то есть сегодня, но в 1962 году.

Журнал Международная жизнь — В США опубликованы новые документы по Карибскому кризису

Президент Джон Кеннеди, генерал-майор ВВС США Ричард Хейсер (слева) и начальник штаба ВВС генерал Кертисом Лемэем в Белом доме обсуждают полеты самолета-разведчика U-2 над Кубой.

 

 

ВАШИНГТОН, 19.10.2012.

В США в эти дни вспоминают полувековой юбилей самого напряженного момента холодной войны. Короткий период в октябре 1962 года, в течение которого мир находился на грани обмена ядерными ударами между СССР и США, в отечественной историографии получил название Карибский кризис, в Америке известен в качестве Кубинского ракетного кризиса. В канун полувековой даты со времени острого ракетно-ядерного противостояния в Вашингтоне опубликована подборка новых, ранее неизвестных документов, проливающих свет на секретные переговоры Президента Джона Кеннеди с членами Совета национальной безопасности США и мрачные оценки последствий начала ядерной войны между Америкой и Советским Союзом.

В начале текущей недели на сайте архива Национальной безопасности  (исследовательской структуры в составе) Университета имени Джорджа Вашингтона были размещены рассекреченные документы из фондов Пентагона, Объединенного комитета начальников штабов (КНШ) США, Государственного департамента США, а также американских разведывательных структур и ряда правительственных агентств.

Согласно впервые выложенным в открытый доступ документам, военные «ястребы», особенно председатель КНШ генерал Максвелл Тэйлор не только убеждали Президента Кеннеди начать полномасштабное военное вторжение на Кубу с моря и воздуха, но и уже прикидывали примерное число потерь, которые американские войска понесут в первые дни десантной операции.

Так, согласно предоставленному в Белый дом меморандуму Тейлора от 2 ноября 1962 года (уже после заключения негласного соглашения между Москвой и Вашингтоном о выводе советских баллистических ракет с острова), американский генералитет приводил цифру в 18 500 убитых солдат США в первые десять дней атаки на Кубу. Впрочем, признавали в Пентагоне, если для отражения американского вторжения СССР применит тактическое ядерное оружие, то подсчитать возможные потери невозможно, «поскольку такого никогда ранее не случалось».

Как известно, советские войска на Кубе в этот период располагали почти сотней тактических ядерных боезарядов, но даже этот факт, похоже, не остужал боевой запал американских генералов.

Как рассказал старший аналитик архива Национальной безопасности Уильям Бёрр, на текущий момент рассекречены и доступны для изучения большие объемы документов по Карибскому кризису, включая бумаги Госдепартамента и ЦРУ. Впрочем, по словам ученого, многие документы внешнеполитического и оборонного ведомств США из фонда «Важные записи о Кубе» до сих пор остаются за закрытыми дверьми в Национальном архиве в Вашингтоне.

На вопрос «Международной жизни» о том, какие из вновь опубликованных документов представляют наибольший интерес для профессиональных исследователей и широкой публики, Уильям Бёрр говорит, что «все материалы в той или иной степени примечательны, но докладные записки генерала Тейлора действительно содержат много устрашающих деталей и наглядно иллюстрируют степень накала страстей в Белом доме». Также ученый отметил секретную переписку Пентагона, в которой детально расписываются подробности того, как провести обманные операции и создать ложное впечатление у Москвы и Гаваны о готовности США нанести удар по Кубе в любую минуту, с тем чтобы держать противника в постоянном напряжении и заставлять его тратить драгоценные ресурсы.

Имеющиеся в распоряжении исследователей документы подтверждают — на Кеннеди оказывалось колоссальное давление со стороны военных, некоторые из которых «вели себя неуважительно к Президенту США и позволяли себе высказывать возмутительные вещи», — пояснил «Международной жизни» Уильям Бёрр.

Примечательно, что вновь открытые для публики архивные документы содержат и любопытную «бухгалтерию кризиса». Согласно оценками экономистов Пентагона, всего ракетное противостояние вокруг Кубы обошлось бюджету США в 165 млн. долларов в ценах 1962 года, что примерно равно сумме в 1,4 млрд. долларов на текущий момент. Затраты Советского Союза на защиту «кубинских товарищей» пока подсчитать невозможно. Но, как рассказывают американские историки, они надеются узнать больше подробностей и деталей по Карибскому кризису из российских источников и ждут рассекречивания закрытых архивных документов Министерства обороны СССР и других советских ведомств за 1962 год.

Побеседовала «Международная жизнь» о 50-летнем юбилее Карибского кризиса с историком и профессором Сергеем Никитовичем Хрущевым, сыном советского лидера, руководившего страной в годы наиболее острого противостояния СССР и США. Сергей Хрущев с 1990 года проживает в США и в настоящее время преподает на славянской кафедре Университета Брауна.

С.Н.Хрущев: Советские ядерные ракеты были установлены на Кубе с целью послать ясный сигнал американской стороне, чтобы США не вторгались на Кубу, как это было ими запланировано. Москва четко дала понять, что СССР будет очень серьезно защищать остров, точно так же, как Америка защищала своих союзников в Западном Берлине. По итогам противостояния в Вашингтоне этот сигнал поняли, а после напряженных двухнедельных переговоров стороны в итоге договорились. Москва была удовлетворена тем, что американцы дали обязательство не вторгаться на Кубу и не свергать Фиделя Кастро, а в ответ Советский Союз вывез свои ракеты с Кубы, в том числе поэтому основная задача с помощью них была решена.

Но при этом в США создали атмосферу приближающегося конца света и ужаса вокруг Карибского кризиса, потому что впервые в своей истории американцы почувствовали —  они могут погибнуть точно так же, как европейцы и россияне в случае начала полномасштабной войны. Осознание этого факта вызвало очень серьезный психологический кризис в американском обществе, возможно, еще более сильный, чем теракты 11 сентября 2001 года. Кроме того, появился и побочный продукт тех событий, ведь с тех пор американцам стало невозможно внушить идею о том, что США во много раз сильнее Советского Союза. Иронично, что на самом деле на тот момент это было действительно так – преимущество США перед СССР по ядерным зарядам было 10 к 1.

«Международная жизнь»: Не секрет, что советская историческая наука в свое время страдала от идеологизированного подхода к оценке тех или иных сюжетов. Считаете ли вы, что в американской историографии Карибский кризис исследован более объективно?

С.Н.Хрущев В США существует мифология кризиса. И она связана с тем, что «хорошая» сверхдержава обязательно должна выиграть и выйти победителем. Поэтому у американцев устоялась достаточно лубочная картина произошедшего вокруг Кубы. Она заключается в том, что агрессивный и нахальный, с их точки зрения, Никита Хрущев пытался давить на интеллигентного и мягкого Президента Кеннеди. С этой целью Хрущев и послал ракеты на Кубу, но Кеннеди преобразился и показал Советам железный кулак, а Хрущев испугался, забрал свои ракеты и в итоге его отстранили от власти в Москве.

К сожалению, примерно такая картина существует не только в США, но и России. Но сейчас американцы пересматривают свои оценки Карибского кризиса, и я имел возможность в этом убедиться, побывав недавно на конференции в библиотеке имени Кеннеди. Теперь речь идет о том, что оба лидера были мудрыми, проявив готовность к переговорам друг с другом и именно поэтому удалось избежать войны, а мы все живы и можем обсуждать и оценивать события 50-летней давности.

Сегодня в США речь уже идет о том, что в противостоянии вокруг Кубы победили не американцы и не русские, а Фидель Кастро. К такому выводу американцы приходят, поскольку уже давно нет ни Кеннеди, ни Хрущева, ни Советского Союза, а Кастро до сих пор на месте. 

«Международная жизнь»: Считаете ли Вы, что какие-то принципиально новые документы по Карибскому кризису могут стать известны широкой публике?

С.Н.Хрущев: Я не могу сказать, что я ожидаю, каких-то принципиально новых документов и источников по событиям Карибского кризиса с российской стороны. Но в США были опубликованы аудиозаписи заседаний Президента Кеннеди со своими советниками по Совету национальной безопасности, которые производились непосредственно в Белом доме в октябре 1962 года. Выяснилось, что не только военные генералы, входившие в СНБ, но практически все члены Совета давили на Кеннеди, убеждая его, что нужно осуществить военное вторжение на Кубу и решить проблему советских ракет. При этом ЦРУ полностью провалилось и точно не знало, сколько советских войск было на Кубе, не знало и то, что на острове размещено 94 тактических ядерных боезаряда. Фактически «ястребы» вслепую убеждали президента отдать приказ о начале вторжения. Но благодаря этим записям, мы теперь знаем, что Кеннеди был практически единственным, кто отрицательно ответил на эти предложения и предпочел вести переговоры с Хрущевым.

 

 

Карта Кубы с комментариями бывшего Президента США Джона Кеннеди в Библиотеке имени Джона Ф.Кеннеди в Бостоне, штат Массачусетс, 13 июля 2005 г. Кеннеди написал «Ракетные места» и отметил их крестиками после того, как впервые был проинформирован ЦРУ о Карибском кризисе, 16 октября 1962 г.

 

 

Это очень важно, отметил С.Н.Хрущев, ведь сегодня совершенно ясно — тот период сильно отличается от нынешнего тем, что в то время американцы считали необходимым вести переговоры со своим противником.  Поскольку только так можно было высказать свою позицию, узнать позицию противоположной стороны и найти какие-то общие моменты. Сегодня мы видим, что американская позиция совсем другая и заключается, прежде всего в том, чтобы заявить противникам ультиматум, как, например, это сделано в отношении Ирана. Таким образом, в этом смысле США так и не выучили уроки Карибского кризиса.

Всего, выложенная в открытый доступ коллекция, состоит из более чем 40 интереснейших документов. К статье прилагаются фотографии трех документов из числа тех самых новых, представленных публике, секретных депеш и меморандумов высших военных и правительственных структур США, опубликованных архивом Национальной безопасности Университета имени Джорджа Вашингтона.

Так, в приложенном к публикации меморандуме профессора Массачусетского технологического института и аналитика исследовательской корпорации RAND Уильяма Кауфманна под названием «Куба и стратегическая угроза» (см. Документ №1) детально расписываются различные варианты начала ядерной войны между СССР и США и дается пессимистический прогноз «выживаемости» американских стратегических сил при внезапном советском ударе. Будучи консультантом главы Пентагона Роберта Макнамары, Кауфманн в своей «совершенно секретной» записке рассчитал, что успешный запуск ракет с Кубы по базам межконтинентальных ракет США и пунктам дислокации стратегической авиации уничтожит 12% американских носителей ядерного оружия и 20% боеголовок. В другом примечательном документе (см. Документ №2), подготовленном в управлении разведки и разработок Госдепартамента США, подтверждается, что в Вашингтоне пристально следили за процессом вывода советских ракет с острова Свободы и эффективностью установленной морской блокады Кубы. Как видно из документа, уже к середине ноября 1962 года американцы точно установили, что СССР действительно выполняет достигнутые между Москвой и Вашингтоном негласные договоренности, а с Кубы вывезено по меньшей мере 42 баллистические ракеты средней дальности. В третьем документе – меморандуме на имя генерала Максвелла Тэйлора, председателя Объединенного комитета начальников штабов (см. Документ №3), излагаются очень современные по вербализации позиции американских ястребов в конфликте, конфликте которому минуло полвека…

Приложения: Документ №1, Документ №2Документ №3

Материалы по теме: Карибский кризис. Взгляд с высоты полувека

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

СОВЕТСКИХ РАКЕТ НАПРАВЛЕНЫ В США В КРИЗИСЕ 62-го

МОСКВА, ЯНВАРЬ. 28. Советские официальные лица, предупрежденные кубинским лидером Фиделем Кастро о возможности неминуемого нападения США на Кубу, были лучше подготовлены к запуску ядерных ракет по Соединенным Штатам в октябре 1962 года, чем предполагалось ранее, согласно участникам советско-американской встречи. Кубинская конференция по ракетному кризису здесь. Источники в США процитировали советского участника конференции, который сказал, что Кастро в разгар кризиса направил советскому премьер-министру Никите Хрущеву послание, в котором он призвал его запустить ядерные ракеты, размещенные на острове, в ожидании нападения США.Атака С. — шаг, который почти наверняка вызвал бы массированный ответ США против Советского Союза. Советы, принимавшие участие в этой конференции, заявили, что Вашингтон и Нью-Йорк были среди американских городов, подвергшихся атаке советских ракет кубинского базирования, и что по крайней мере половина из 42 ракет, развернутых на острове, были в рабочем состоянии с ядерными боеголовками под рукой. Кубинские власти отказались подтвердить сообщение послания Кастро Хрущеву, которое было передано американским участникам в частном порядке и не вошло в официальный отчет конференции.Однако они признали, что кубинский лидер направил в Кремль сообщение в последние выходные кризиса, предупреждая, что в течение следующих 72 часов, вероятно, произойдет воздушный удар или вторжение США. Атмосферу крайней напряженности в Гаване проиллюстрировал бывший советский посол на Кубе Александр Алексеев, который рассказал, что Кастро провел ночь 26 октября 1962 года в бункере авианалета посольства, опасаясь нападения США. Кубинский лидер изображался взволнованным, но готовым умереть за дело, в которое он верил.Несколько американских участников двухдневной конференции заявили, что ранее они недооценивали степень, в которой кубинские и советские официальные лица считали реальную возможность вторжения США на остров. «Большая часть проблем возникла из-за отсутствия связи» между Вашингтоном и Москвой, — сказал Макджордж Банди, который во время кризиса был советником президента Кеннеди по национальной безопасности. «В Советском Союзе вы не поняли, что мы не собираемся вторгаться на остров Куба. Отчасти это тоже была наша ошибка, поскольку мы не смогли понять ваших опасений.«Все три страны, представленные здесь сегодня, могут нести много вины», — согласился бывший помощник Белого дома Теодор Соренсен, подготовивший многие из выступлений Кеннеди. Среди других участников конференции был бывший министр иностранных дел СССР Андрей Громыко, бывший посол в США. Вашингтон Анатолий Добрынин и Сергей Хрущев, отец которых отдал приказ о размещении советских ракет на Кубе и их последующем удалении. В состав делегации США входил бывший министр обороны Роберт С.Макнамара, а кубинскую делегацию возглавлял Хорхе Риске, ближайший помощник Кастро и член Политбюро правящей Коммунистической партии. Подробную информацию о готовности советских ракет на Кубе предоставил генерал Дмитрий Волкогонов, военный историк, который сказал, что изучал архивные материалы по этому вопросу. Официальные лица США в течение многих лет обсуждали, были ли ракеты оснащены ядерными боеголовками, и многие эксперты предполагали, что военно-морская блокада США не позволила такому оружию достичь острова.Волкогонов сказал, что на подготовку ракет к пуску ушло бы четыре-пять часов, а на запуск еще 15 минут. Сергей Хрущев сказал, что хотя боеголовки были на Кубе, на самом деле они не были установлены на ракетах. «Мой отец не позволил бы их установить», — сказал Хрущев, инженер, который сейчас возглавляет лабораторию компьютерных исследований. «Он чувствовал, что так сумасшедшему было бы легче начать войну». После конференции Хрущев сказал журналистам, что его отец «чрезвычайно встревожился», когда узнал, что американский разведывательный самолет U2 был сбит 10 октября.27 советским зенитным отрядом на Кубе, действующим без указаний из Москвы. «Мой отец был убежден, что ядерная война не разразится, пока он и президент будут держать ситуацию под контролем», — сказал Хрущев. Ранее он зачитал в протоколе конференции телеграмму своему отцу из Кастро в ночь на 26 октября, в которой говорилось, что он и его товарищи готовы умереть «за революцию» в случае нападения американцев. После сбития американского U2 Кеннеди пригрозил уничтожить все советские ракетные объекты на Кубе, если ракеты не будут демонтированы.Но документы США, недавно опубликованные в соответствии с Законом о свободе информации, ясно показывают, что Соединенные Штаты не имели возможности предотвратить советское ядерное нападение с Кубы. На встрече в Белом доме 21 октября Объединенный комитет начальников штабов сказал президенту, что США могут быть уверены в уничтожении только 90 процентов известных советских ракет на острове. Поскольку некоторые ракетные объекты не были обнаружены самолетами-разведчиками, уцелело бы от 10 до 15 ракет.Отвечая на вопрос на сегодняшнем заседании, где были нацелены ракеты, Сергей Хрущев сказал, что в то время стандартная советская военная доктрина была нацелена на крупные города, а не на военные базы. Позже он сказал американским участникам, что, по его мнению, Вашингтон и Нью-Йорк были среди приоритетных целей для атаки. Советские силы из 42 ракет средней дальности на Кубе составляли две трети возможностей Кремля для нанесения ядерного удара по Соединенным Штатам во время кризиса. Советские официальные лица заявили, что в 1962 году в Советском Союзе было развернуто всего около 20 межконтинентальных ракет, а это означает, что Соединенные Штаты в то время имели огромное стратегическое превосходство.Один из кубинских участников конференции, команданте Эмилио Арагонос, сказал, что, по оценкам кубинских властей, в случае вторжения США на остров могло быть убито до 800000 человек. Он сказал, что 20 000 советских солдат, дислоцированных на Кубе, также были готовы «сражаться и умирать» вместе со своими «кубинскими братьями». Другой высокопоставленный кубинский коммунист Хосе Арбесу заявил в интервью, что ему ничего не известно о каком-либо призыве Кастро к Хрущеву запустить ракеты. Но он признал, что кубинский лидер отправил сообщение около октября.26 предупреждение о вероятном авиаударе или вторжении США «в ближайшие 24–72 часа». Конференция, похоже, убедила американских участников в том, что решимость Советского Союза защитить Кубу от американского нападения сыграла гораздо большую роль в мышлении Хрущева, чем считалось ранее. Хотя Хрущев назвал оборону Кубы своей основной причиной установки там ракет, официальные лица и ученые США склонны подчеркивать другие мотивы. Конференция также подчеркнула опасность выхода кризиса из-под контроля в результате событий, таких как сбитие U2, которые ни Хрущев, ни Кеннеди не смогли контролировать.В то время Кеннеди был убежден, что крушение самолета было результатом сознательного решения Хрущева обострить кризис. Хотя было проведено множество конференций по ракетному кризису, это был первый раз, когда высокопоставленные советские и кубинские участники согласились обсудить эту тему с бывшими официальными лицами США и учеными. Риске предложил провести дополнительную встречу на Кубе. В совместном заявлении по завершении встречи участники из США, Советского Союза и Кубы заявили, что преодоление возникающего кризиса «неизмеримо труднее», чем предотвращение кризиса.«Любые механизмы деэскалации вооруженного противостояния ненадежны», — говорится в заявлении. «Нет никакой гарантии, что исход другого такого кризиса окажется столь благоприятным для человечества».

Размещение ракет | Кубинский ракетный кризис | Национальная учебная программа | Школы и колледжи

Хрущев планировал развертывание в мае 1962 года, и к концу июля более шестидесяти советских кораблей направлялись на Кубу, некоторые из них уже несли военную технику.Директору ЦРУ Джону Маккоуну французская разведка сообщила, что Советы планируют разместить ракеты на Кубе, поэтому он предупредил президента Кеннеди. Однако президент вместе с генеральным прокурором; Государственный секретарь и министр обороны пришли к выводу, что Советский Союз попробует такое!

Администрация Кеннеди получала неоднократные заявления от советских дипломатов об отсутствии ракет на Кубе, о том, что не было никаких планов по их развертыванию и что они не заинтересованы в разжигании международного кризиса.

Это был полет U-2 в конце августа 1962 года, который сфотографировал строящиеся ракетные объекты земля-воздух. 4 сентября 1962 года Кеннеди сообщил конгрессу, что на Кубе нет наступательных ракет.

8 сентября 1962 года первая партия БРСД SS-4 была выгружена в Гаване, а вторая партия кораблей прибыла 16 сентября. Кубинское население заметило происходящее, и до Майами дошли сотни сообщений, которые американская разведка сочла ложными.

Ракеты не были обнаружены США до тех пор, пока самолет U-2 не сфотографировал изображения, показывающие строительство площадки SS-4 недалеко от Сан-Кристобаля.Эти фотографии были показаны Кеннеди 16 октября 1962 года. В течение нескольких дней полеты U-2 обнаружили, что четыре объекта находятся в эксплуатации.

Изначально правительство США держало информацию в секрете, сообщая об этом лишь небольшому числу ключевых официальных лиц. Соединенное Королевство не было проинформировано до 21 октября. Президент Кеннеди объявил об обнаружении установок в телеобращении 22 октября. Он заявил, что любое ядерное нападение с Кубы будет рассматриваться как нападение Советского Союза, и Америка ответит соответствующим образом. .

Кеннеди ввел военно-морской карантин на Кубу, чтобы не допустить прибытия туда дальнейших советских грузов. Международное право предписывает использовать слово карантин, а не блокаду. Установление блокады было бы классифицировано как акт войны, и война между США и Кубой не объявлялась.

Советы говорят, что ядерные боеголовки были размещены на Кубе в 1962 году

Разоблачение того, что советские ядерные боеголовки достигли Кубы до того, как президент Кеннеди приказал военно-морскую блокаду острова, было сделано генералом.Дмитрий Волкогонов, руководитель Московского военно-исторического архивного института, которому было поручено изучить документы того периода в рамках подготовки к конференции в эти выходные.

Американцы долго безрезультатно обсуждали, удалось ли Советскому Союзу поставить боеголовки для 42 ракет средней дальности, установленных на объектах на Кубе. — Разве я не говорил тебе. . . ?

Сообщается, что г-н Добрынин сказал сегодня на конференции, что, будучи послом СССР в Вашингтоне, он также держался в неведении относительно статуса ракет.По словам одного из участников встречи, г-н Громыко затем прервал г-на Добрынина, чтобы сказать: «Разве я не говорил вам об этом, когда вы проводили меня в аэропорту на обратном пути в Москву?»

». Нет, — якобы ответил г-н Добрыйнин, — «нет».

«Ой», — с легкой улыбкой сказал неразговорчивый г-н Громыко. «Это, должно быть, был большой секрет». # 20 боеголовок доставлены на Кубу По словам участников, генерал Волкогонов сказал, что к моменту разборки в Карибском море на Кубу прибыло 20 боеголовок, и еще 20 находились на советском корабле. Полтава, остановленная американской блокадой.

Сергей Хрущев сказал сегодня вечером, что ракеты почти наверняка были нацелены на крупные американские города, а не на военные объекты, потому что это было стандартной практикой американских и советских военных планировщиков в то время.

К удивлению некоторых американских экспертов, генерал Волкогонов, как сообщается, сказал, что в то время у Советов было всего около 20 межконтинентальных ядерных ракет, нацеленных на Соединенные Штаты с советской территории, поэтому боеголовки на Кубе увеличивали их ядерную угрозу вдвое. .

По оценкам американских разведчиков, в то время у Советов было 75 ракет большой дальности, нацеленных на Соединенные Штаты с советской земли.

Советские и американские официальные лица выразили надежду, что свободное обсуждение неудач и просчетов в октябре 1962 года приведет к урокам, позволяющим избежать подобной конфронтации.

Как сбор разведданных соотносится с анализом и политикой

Пятьдесят пять лет назад на этой неделе одинокий самолет-шпион U-2 пролетел над западной Кубой, сделав 928 фотографий острова на 72 500 футов ниже.Анализируя эти изображения на следующий день, фотоинтерпретаторы Национального центра интерпретации фотографий (NPIC) определили баллистические ракеты средней дальности SS-4, развернутые за пределами города Сан-Кристобаль. Советник по национальной безопасности Макджордж Банди сообщил президенту Джону Ф. Кеннеди о развертываниях на следующее утро.

Слишком часто история разведки США и кубинского ракетного кризиса рассказывается с этого момента. Например, фильм « Тринадцать дней » начинается с монтажа полета U-2, и фотоинтерпретаторы изучают черно-белые кинопленки и находят ракеты.В таких отчетах сбор американской разведки был всеобъемлющим, настойчивым и эффективным, что означало, что обнаружение ракет было неизбежным. Напротив, США не смогли обнаружить секретную операцию по установке советских ядерных ракет на Кубе в течение почти шести месяцев. Баллистические ракеты средней дальности действительно находились на Кубе за пять недель до того, как их обнаружила американская разведка. Хотя разведывательное сообщество считает ракетный кризис одним из своих исторических успехов, его можно было бы рассматривать скорее как провал, как отмечали многие ученые.Многие извлекли из ракетного кризиса уроки, касающиеся принятия политических решений, оценочного интеллекта и критического мышления. Тем не менее, сбор разведданных остается относительно неизученным аспектом дела. Что мы узнали, когда и какими средствами? В этом эссе рассматривается, как были обнаружены ракеты, и какие долгосрочные последствия это имеет для сбора разведданных и их взаимосвязи с анализом и политикой.

Эксплуатация АНАДЫРЬ

Советский лидер Никита Хрущев в мае 1962 года предпринял смелый шаг: выполнить просьбу Кубы о военной помощи (после неудачной операции ЦРУ в заливе Свиней), отправив танки, самолеты, средства ПВО и, что особенно важно, пять полков средней и дальности. баллистические ракеты средней дальности на Кубу.Он надеялся, что эта операция под кодовым названием АНАДЫРЬ повысит доверие к российским средствам ядерного сдерживания, станет риторическим ответом на недавнее размещение баллистических ракет средней дальности США в Турции и продемонстрирует солидарность с новым государством-клиентом России. Задуманный лично Хрущевым и основанный на секретности, АНАДЫРЬ был известен только избранным советским политическим и военным руководством.

Несмотря на масштабную военную операцию — тысячи единиц оборудования и десятки тысяч личного состава прошли 8000 миль, совершив 200 рейсов начиная с июня 1962 года — АНАДЫРЬ поставил перед У.С. Сбор разведданных. Сбор изображений (IMINT) и радиотехнической разведки (SIGINT) внутри самого СССР был ограниченным и спорадическим. U-2 IMINT больше не был жизнеспособен в СССР после сбития Фрэнсиса Гэри Пауэрса в мае 1960 года. Спутники фоторазведки Corona обеспечивали ценное, но нечастое покрытие, и им не хватало частоты и разрешения, чтобы идентифицировать ракетные полки, отходящие от гарнизонов, или грузы ANADYR, загружаемые в советских портах. SIGINT в основном использовала радиочастотный перехват с платформ за пределами советской периферии.СССР был, за одним или двумя заметными исключениями, средой, запрещающей сбор разведданных (HUMINT): закрытый характер советского общества и обширные контрразведывательные меры чрезвычайно затрудняли традиционный шпионаж. По этим причинам сборник США полностью пропустил начальные этапы ANADYR.

Более того, АНАДЫРЬ был одной из тех проблем с интеллектом, которые часто встречаются в сценариях фильмов, но редко встречаются в реальной жизни: секретный сюжет. Шпионская фантастика часто вращается вокруг таких сюжетов: противники вынашивают сложные секретные планы, на создание которых уходит много месяцев.Вымышленные офицеры разведки раскрывают такие планы, делая правильную фотографию, расшифровывая правильное сообщение, крадя нужный документ или допросив нужного человека. Однако реальные проблемы редко принимают такую ​​форму. Как знаменито описывает светило разведки Грегори Тревертон, проблемы интеллекта можно рассматривать как загадки (познаваемые секреты) или загадки (будущие события, которые могут быть только ограничены или сформулированы, но никогда не известны окончательно). Типичный сбор разведывательных данных предназначен для решения типичных проблем: небольших головоломок, таких как военные операции, замаскированные под стандартную оперативную безопасность, или личности террористов, замаскированных под вымышленные имена, или большие загадки, такие как намерения иностранных лидеров или важные политические события.Коллекция обычно не предназначена для решения больших головоломок : редкие экземпляры секретных заговоров, таких как Перл-Харбор, сюрприз в октябре 1973 года, 9/11 и АНАДЫРЬ. Когда вы не знаете, что имеете дело с секретным заговором (а вы этого не сделаете, если заговорщик хорош), сбор разведданных не будет оптимальным для обнаружения угрозы, и ограниченные ресурсы будут направлены на другие приоритеты. . Весной и летом 1962 года на Кубе не было американского посольства, и несколько американских источников HUMINT сосредоточились на стабильности режима, государственной безопасности и социально-экономических вопросах, а также на поддержке тайных усилий по свержению Кастро.

Секретные заговоры также позволяют противникам широко опровергать и обманывать. АНАДЫРЬ сопровождала высокосложная маскировка . Оперативные знания были разделены и жестко ограничены. Советский персонал предпринял шаги, чтобы избежать американского SIGINT, сведя к минимуму конфиденциальные сообщения и записывая их или передавая их устно, когда это необходимо. Экипажи маскировали чувствительное оборудование на ходу и загружали и выгружали только ночью, за безопасными периметрами с высокими стенами.Чтобы сбить американцев со следа ложными указателями, некоторым экипажам было выдано арктическое снаряжение, а само название миссии должно было передать некоторую связь с Анадырским регионом на советском Дальнем Востоке. Советы даже солгали своему послу в США Анатолию Добрынину, который служил невольным (и весьма эффективным) обманщиком.

Слухи и предположения о возможной гнусной советской деятельности на острове еще больше осложнили сбор США. Такой отток нарушил понимание разведывательным сообществом реальной деятельности без добавления какой-либо реальной информации.Как отмечалось в одном из вскрытых 1964 г., разведка США получила более 200 отчетов HUMINT об атомном оружии и баллистических ракетах на Кубе с до января 1962 года — за несколько месяцев до того, как Хрущев даже задумал АНАДЫРЬ. Слухи о ракетах на Кубе также ходили публично. После кризисов Бухты Свиней и блокады Берлина республиканские политики и эксперты указали на признание советской военной деятельности на Кубе свидетельством неспособности Кеннеди предотвратить советскую агрессию на пороге Америки.Один из участников общественной дискуссии пошел еще дальше: 31 августа сенатор Кеннет Китинг (республика Нью-Йорк) заявил, что на Кубе могут быть советские ракетные установки. 10 октября Китинг заявил, что присутствовало «шесть ракетных баз». На запрос подробностей от директора Центральной разведки Джона Маккоуна Китинг отказался сотрудничать. Каким бы ни был источник заявлений сенатора — надежный, реальный или иной — их партийный характер еще больше заставил многих в кабинете Кеннеди подвергнуть сомнению и отвергнуть идею советских наступательных ракет на Кубе.

СНИЭ-85-3-62, Фоторазрыв и (отложенное) открытие ракет

19 сентября ЦРУ опубликовало печально известную оценку специальной национальной разведки (SNIE) 85-3-62 «Наращивание военной мощи на Кубе». Эта оценка часто приводится как печальный пример укоренившегося мышления, группового мышления и предвзятости при зеркальном отображении. SNIE пришла к выводу, что на Кубе нет явных доказательств наличия советского ядерного оружия и что Советы, вероятно, не будут размещать такое оружие. Честно говоря, несмотря на все аналитические недостатки, первая часть SNIE была правильной в том, что касалось сбора: на момент крайнего срока составления сметы ни IMINT, ни SIGINT не детализировали прибытие такого оружия.Никакие точные отчеты HUMINT не детализируют их присутствие до тех пор, пока не будет SNIE. До середины октября IMINT и SIGINT неоднозначно говорили о более широком характере советского наращивания сил. Накопление явно было большим по размаху и размаху. Тем не менее, все данные — прибытие самолетов, крылатых ракет, ракет класса «земля-воздух» (ЗРК) и общий всплеск секретных военных грузов, прибывающих в кубинские порты с неполными или ложными декларациями, — в равной степени соответствовали либо 1) утверждениям Советского Союза. были ли обычные военные поставки, предназначенные исключительно для самообороны Кубы, или 2) опасения таких людей, как Маккоун, по поводу того, что накопление может содержать ядерное оружие.(Позже этот и аналогичный опыт побудил разведывательное сообщество разработать методы структурированного анализа, чтобы выявить скрытые предположения о значении собранных данных.)

В отличие от IMINT и SIGINT, некоторые HUMINT — от кубинских эмигрантов, опрошенных во Флориде, и из тайных источников на Кубе — предлагали сообщения, прямо заявляющие о наличии наступательных ракет. Как заметил один из коллекционеров вскоре после кризиса, источники утверждали, что видели «большие межконтинентальные ракеты длиной более 20 метров» и «множество мобильных пандусов для ракет средней дальности».«Хотя в ретроспективе эти отчеты кажутся тревожными, в то время они были относительно редкими среди более крупных отчетов и обрабатывались только после того, как ЦРУ написало SNIE. Кроме того, они поступали из источников с небольшим количеством проверок или отчетов.

Тем не менее, несмотря на необходимость продолжать наблюдение за накоплением доказательств, что оно могло включать такое оружие, 10 сентября Банди и госсекретарь Дин Раск направили будущие полеты U-2, чтобы избежать воздушного пространства Кубы, чтобы уклониться от недавно обнаруженных ЗРК — игнорируя протесты IMINT Представители утверждают, что это нанесет вред сбору над центральной Кубой.В течение следующих пяти недель это решение привело к так называемому «фото пробелу», в котором были подтверждены опасения представителей IMINT: ни одна из четырех миссий, совершенных за этот период, не охватывала внутреннюю часть острова из-за ограничений по траектории полета. На должностных лиц администрации оказали давление с целью возобновить полеты над кубинской внутренней территорией 9 октября только после того, как Маккоун и руководство Управления военной разведки выразили обеспокоенность по поводу увеличения количества сообщений HUMINT о ракетах на западе Кубы. Это привело к роковому окт.14 полета и обнаружение ракет NPIC.

Долгосрочные последствия

Как подчеркивается в данном случае, платформы и источники сбора данных сами по себе являются политическими механизмами и субъектами, чьи особенности, ограничения и риски определяют то, как производится разведка. Последствия этого дела устойчивы, потому что они отражают основные реалии человеческой природы и политического поведения.

Для успешного взыскания требуется дополнительное покрытие из нескольких дисциплин . Это вывод, который современное разведывательное сообщество, вероятно, восприняло наиболее близко к сердцу. Множественные источники необходимы для получения точных и всеобъемлющих данных. В конечном итоге обнаружение ракет было возможно только благодаря перекрестному сбору нескольких ИНТ. SIGINT не смог предоставить независимых доказательств наращивания наступления, но выявил увеличение морских перевозок и необычные связи, что привлекло дополнительное внимание. HUMINT оправдал отмену ограничений на «фотоаппарат» и дал сигнал к полету IMINT, который в конечном итоге выявил ракеты.В свою очередь, в то время как IMINT предоставил «дымящийся пистолет», аналитики изображений извлекли пользу из контекста, полученного от HUMINT: технические детали советских ракетных планеров и полевых операций, предоставленные шпионом, советским полковником Олегом Пеньковским. Такая совместная коллекция с несколькими ИНТ является отличительной чертой современных разведывательных операций.

Несмотря на то, что они часто изображаются как последовательные шаги, сбор, анализ и политика находятся в постоянном состоянии взаимодействия и обратного потока. Как отмечали другие, понятие последовательного «интеллектуального цикла» глубоко ошибочно.За несколько месяцев до обнаружения ракет разведывательное сообщество опубликовало аналитическую оценку, согласно которой Советы не стали бы устанавливать такие ракеты, даже если они настаивали на увеличении сбора для поиска указанных ракет. Политики заблокировали этот запрос на сбор данных на основе анализа, который, в свою очередь, пострадал от недостаточного сбора. Политик, возможно, знающий о секретных сообщениях по этому вопросу, сформировал дебаты по сбору и анализу, публично сделав их партийной политической проблемой.

Географическая близость не гарантирует полезной коллекции . Спутники могли безнаказанно пролететь над СССР и Кубой, источники HUMINT были доступны на Кубе, а SIGINT собирал информацию из различных источников по всему миру. Однако ни один из них не предоставил необходимой диагностической информации. Хотя спутник Corona сделал снимки западной Кубы 1 октября, у него не было достаточного разрешения для определения ракетных объектов, а плохие погодные условия усугубили ситуацию.Хотя подпольные источники HUMINT присутствовали на Кубе, они решали множество конкурирующих приоритетов и не обладали достаточной проверкой и доверием коллекционеров. В то время как SIGINT собирался как на море, так и на Кубе, эффективная советская безопасность связи и шифрование предотвращали любую ссылку на «ракеты» или «ядерную» деятельность, производные от SIGINT.

Потребители разведки получают данные из источников, не относящихся к разведке, которые борются за внимание и доверие . Беседы с Добрыниным и министром иностранных дел СССР Андреем Громыко, спекуляции в прессе и политизированные слухи — все это сформировало понимание реальности политиками и специалистами разведки.Проблема даже появилась в массовой культуре. Роман Грэма Грина « Наш человек в Гаване » 1958 года и его экранизация в следующем году вращались вокруг ложных слухов о размещении иностранного оружия на Кубе и легковерности шпионов, поддавшихся на такие слухи. Нетрудно представить, что именно сюда могли повернуться мысли аналитиков ЦРУ и DIA, когда они увидели сообщения HUMINT о мощном оружии, развернутом на острове.

Сегодня упор России на информационные операции, которые аналогичным образом разъедают ткань анализа, основанного на фактах, является общепризнанным.Как отмечали различные СМИ в отношении усилий России по формированию представлений о Крыме, Mh27, Сирии и других проблемах, очень эффективно просто наводнять новостные агентства и социальные сети контрарративами и антизападным цинизмом. Россия часто извлекает выгоду из дошедших до нас слухов и теорий заговора. Такие усилия могут подавить любое основанное на доказательствах повествование, полученное из сбора разведывательных данных, подорвав наше понимание угроз и их приписывания.

Сбор информации не происходит в вакууме политики .Сбор — это по своей сути политический акт, который может способствовать развитию событий, а также информировать их. Как проиллюстрировал сбитие U-2 на пике кризиса 27 октября, сбор разведданных — это не пассивная исследовательская функция. Это акт государственного управления, который неизменно сопряжен с риском. В свою очередь, реалии политики либо позволяют, либо препятствуют эффективному сбору. Твердая поддержка администрацией Эйзенхауэра развития технической разведки сделала возможным само существование U-2 и операции, которые позволили U.С. разведка, чтобы найти ракеты. Однако Эйзенхауэр также закрыл посольство в Гаване, что нанесло ущерб коллекции HUMINT. Нежелание администрации Кеннеди рискнуть еще одним международным кризисом по существу закрыло сбор США в отношении наличия ракет на пять недель. Еще до решения о «фотопауче» администрация ясно дала понять политическую чувствительность потенциальных советских наступательных операций. Сегодня мы видим решения, в которых чувствительность и неприятие риска приводят к добровольным ограничениям на сбор, что, в свою очередь, создает риск того, что сборщик шор, который почти предотвратил обнаружение советских ракет на Кубе.

Успех разведки во время кризиса требует эффективного сбора до кризиса. Взыскание можно увеличить или пересмотреть во время кризиса; однако агентства должны постоянно собирать, каталогизировать и распространять исходную информацию для подготовки к этим событиям. Детали советского оборудования, необходимые для их обнаружения и информирования политиков об их возможностях, были получены за много месяцев до кризиса через Пеньковского, отчеты атташе и технический сбор с помощью изображений с высоты птичьего полета, отбора радиоактивных проб, сейсмографов и наземных радаров.Разведывательное сообщество не могло просто запрашивать и собирать такую ​​информацию специально, если подозревалась гнусная деятельность. Архивы NPIC и знания целей, накопленные за годы работы с U-2 и Corona, были важны для аналитиков, чтобы быстро и точно идентифицировать оборудование на Кубе. SIGINT ранее собирал и каталогизировал частоты связи и излучения радаров, что позволяло аналитикам определять местонахождение и характеризовать активность. И наоборот, ограничения HUMINT на Кубе создают серьезную проблему.

Это можно было бы назвать Разведывательным Кодицилом к ​​Закону Мерфи: серьезные кризисы произойдут в странах, находящихся в конце списка приоритетов сбора. Сегодня это так же верно, как и в 1962 году: решения о переориентации усилий и операций по сбору платежей несут реальный риск. Поскольку сбор по своей сути является игрой с нулевой суммой — вокруг ограниченное количество самолетов, датчиков, офицеров и антенн, — это останется постоянной проблемой для сбора разведывательных данных.

Хотя 2017 год — это совсем другое время для сбора разведывательной информации, чем 1962 год — учитывая сегодняшний многополярный мир, наполненный разнообразными угрозами, и глобальную сетевую среду общественной информации — есть идеи, которые мы можем извлечь из этого знаменательного события 55 лет назад.Хотя платформы и методы сбора разведданных неизбежно меняются с течением времени, взаимодействие между сбором, анализом и политикой, описанное выше, сохранится. Было бы безрассудно игнорировать с трудом извлеченные уроки из (по общему признанию, в последнюю минуту) обнаружения советских ядерных ракет, развернутых в 90 милях от наших берегов.

Джозеф Кадделл — заведующий кафедрой геопространственного интеллекта имени Артура К. Ландала в Национальном университете разведки в Бетесде, штат Мэриленд.Взгляды, выраженные в этой статье, принадлежат только ему и не предполагают одобрения со стороны Министерства обороны или правительства США.

Изображение: Архив национальной безопасности

В одном шаге от ядерной войны

Кубинский ракетный кризис, 50 ​​лет: в поисках исторической перспективы

Осень 2012 г., т. 44, № 2

Мартин Дж. Шервин

© 2012 Мартин Дж. Шервин

Кубинская ракетная война была самой разрушительной войной в мировой истории.

По оценкам, число смертей в Северной Америке превысило 200 миллионов человек. Вдвое, а может быть, даже в четыре раза больше, чем число советских, восточноевропейских и китайских граждан погибло, и ни у кого не было достоверных данных о том, сколько западных европейцев, африканцев, азиатов, австралийцев и других погибло в результате радиоактивных осадков, охвативших земной шар .

Куба мгновенно превратилась в пустыню, и в Москве и Вашингтоне осталось несколько построек.С.

Это была немыслимая война, но вполне вообразимая: в 1957 году австралийский писатель Невилл Шут описал ее развязку в своем устрашающе спокойном апокалиптическом романе « На пляже». Адаптировано для экрана Стэнли Крамером в 1959 году, On the Beach премьера состоялась одновременно в крупных городах США и Москве. Поступали сообщения о зрителях, рыдающих, когда Грегори Пек, Ава Гарднер, Фред Астер и Энтони Перкинс стоически готовились к прибытию над Австралией смертоносных радиоактивных осадков в результате ядерной войны в северном полушарии.Они были последними выжившими людьми, тихо уходившими в бесконечную ночь.

Пентагон, противник любого фильма, который может подорвать общественный энтузиазм по поводу ядерного оружия, отказался от сотрудничества.

Но кубинский ракетный кризис не повторил On the Beach, , и поэтому мысли о кубинской ракетной войне незаметно ушли в историю. В то время как участники и историки кризиса не устают вспоминать его детали и его опасности, большинство поколения, которое пережило кризис, и последующие поколения никогда не были эмоционально вовлечены в его потенциальные последствия.Это не был ни Вьетнам, ни Уотергейт, ни Даллас 22 ноября 1963 года.

Это было самое разрушительное событие в мировой истории. . . чего-то не случилось .

Почему кубинский ракетный кризис закончился мирно и каковы были его последствия, остаются актуальными для историков даже 50 лет спустя. Ужасающее осознание в 1962 году того, что ядерный армагедон — всего лишь попытка споткнуться, глубоко повлияло на поведение в холодной войне в течение следующих 27 лет, пока обрушение стены в Берлине не возвестило второй ядерный век.Но до этого конца было еще далеко, в знаменательный осенний вечер, когда президент Кеннеди произнес речь, «услышанную во всем мире».

JFK говорит нации: ядерная война возможна

Общественность узнала, что ядерная война неизбежна, в понедельник, 22 октября 1962 года, в 19:00. Восточное летнее время.

«Это правительство, как и было обещано, внимательно следило за наращиванием советской военной мощи на острове Куба», — заявил президент Джон Ф.Кеннеди начал с того, что можно считать самым страшным президентским посланием холодной войны.

«В течение последней недели безошибочные доказательства установили тот факт, что в настоящее время готовится серия наступательных ракетных объектов на этом заточенном острове. Целью этих баз может быть не что иное, как обеспечение возможности нанесения ядерного удара по Западному полушарию. »

Кеннеди объяснил, что советские официальные лица неоднократно лгали о наращивании сил. Он сказал, что Соединенные Штаты требовали, чтобы все наступательные ракеты были удалены с Кубы немедленно — или иначе — и объявил, что «карантин» Кубы (назвав его блокадой, представил бы это как акт войны) был только первым шагом. к принуждению к удалению оскорбительного оружия.И добавил, что любая ракета, запущенная с Кубы, будет считаться исходящей из Советского Союза и потребует «полного ответного ответа» СССР.

«Мы не будем преждевременно или без надобности рисковать ценой всемирной ядерной войны, в которой даже плоды победы будут пеплом во рту, — сказал он, но предупредил, — и мы не будем уклоняться от этой опасности в любое время, она должна быть столкнулся. »

Блокада Кубы и другие ответы, подробно описанные в драматической 20-минутной речи президента, были придуманы избранной группой советников на прошлой неделе на секретных встречах, которые часто продолжались до поздней ночи.

Официально назначенный Исполнительным комитетом Совета национальной безопасности (ExComm), его члены были собраны по просьбе президента во вторник утром, 16 октября, после того, как советник по национальной безопасности Макджордж Банди сообщил ему, что U-2 сфотографировал «безошибочные доказательства» на что он ссылался в первом абзаце своей речи.

Исполком изначально состоял из 16 членов, самым влиятельным из которых был брат президента, генеральный прокурор Роберт Ф.Кеннеди. Среди других были министр обороны Роберт С. Макнамара, госсекретарь Дин Раск, президентский спичрайтер и советник Теодор Соренсен, помощник министра обороны Пол Нитце, заместитель госсекретаря Джордж Болл, председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Максвелл. Тейлор, бывший посол в Советском Союзе Ллевеллин Томпсон и Банди.

На одном заседании присутствовали все члены Объединенного комитета начальников штабов, как и государственный секретарь президента Гарри Трумэна Дин Ачесон.

Решая, как реагировать на советский обман, комитет имел одно большое преимущество: ни Хрущев, ни Кастро не знали, что их ракетные объекты были обнаружены.

«Я сомневаюсь, что мое президентство сможет пережить еще одну катастрофу»

В течение той первой (скрытой) недели кризиса, предшествовавшей выступлению президента — 16–22 октября — члены Исполкома обсуждали, следует ли бомбить ракетные объекты, вторгнуться на Кубу, тайком приблизиться к Хрущеву с ультиматумом или начать усилия по принудительному устранению ракет с блокадой.

Несмотря на точку зрения Макнамара (оспариваемую Объединенным комитетом начальников штабов), что советские ракеты « вовсе не » изменили «стратегический баланс», вариант принятия их развертывания как свершившегося факта был сразу отвергнут.Даже если они не представляли серьезной военной опасности, их присутствие считалось политически неприемлемым.

«Я сомневаюсь, что мое президентство сможет пережить еще одну подобную катастрофу», — написал Кеннеди доверенному лицу президента Демократической партии Кларку Клиффорду вскоре после Залива Свиней в 1961 году, и тень этого фиаско нависла над принятием решений в течение 13 напряженных дней кризис.

Несколькими месяцами ранее Кеннеди приказал Секретной службе установить системы записи в Овальном кабинете и Кабинете, где проводится большинство заседаний ExComm.В 1985 году начали появляться стенограммы и магнитофонные записи этих встреч, и на основе этой новой информации историки начали заполнять, пересматривать и переосмысливать важнейшие аспекты кризиса.

Написание о процессе принятия решений с точки зрения «мухи на стене» было неотразимо, и новая информация показала, кто что сказал, кому, когда и как. Это ясно показало особый статус Роберта Кеннеди. Это обнажило динамику между старшими советниками и противоречило многим их воспоминаниям.Это раскрыло их запутанные взгляды на советские цели, выявило их аналитические инстинкты (и их отсутствие) и выявило, обладают ли они тем, что можно назвать только здравым смыслом. И это вызвало глубоко тревожные вопросы по поводу суждения Объединенного комитета начальников штабов.

Стенограммы также показали, что члены комитета были разделены, непоследовательны, часто сбиты с толку и, соответственно, напуганы. Серьезность столкновения, к которому они приступили, и их неуверенность в том, что любая предложенная стратегия приведет к достижению их цели, заставили большинство из них — вместе с Объединенным комитетом начальников — изначально отдавать предпочтение той или иной форме военных действий — как бы нанести удар , как загнанные в угол животные.

Список неверных предположений, ложной информации и неверных суждений, который прошел через обсуждения комитета, вызывает тревогу.

Пытаясь понять мотивы и намерения Хрущева, ведущие советские эксперты Государственного департамента, бывшие послы в Москве Чарльз Э. «Чип» Болен и Ллевеллин Томпсон (который позже дал очень хороший совет) выступили за военный удар, исходя из того, что Хрущев намеревался использовать ракеты на Кубе, чтобы вытеснить западные державы из Берлина.Другой член Исполкома, казалось, находившийся на грани истерии, написал президенту, «что для выживания нашей нации требуется скорейшая ликвидация наступательных вооружений, имеющихся сейчас на Кубе».

Бывший госсекретарь Ачесон, возможно, самый опытный дипломат страны времен холодной войны, дал не менее опасный совет. Приглашенный на встречу 18 октября по просьбе президента, он просто повторил старую утку о том, что военная сила — единственный способ справиться с Советами, и призвал к немедленному внезапному нападению с целью уничтожения ракет.Когда его рекомендация была оспорена, он отказался присутствовать на дальнейших встречах.

Разведка, предоставленная ЦРУ, была ошибочной и неадекватной. Агентство не только пропустило развертывание ракет средней и средней дальности, пока не стало почти слишком поздно отвечать, но и не знало, что у Советов было 35 боевых ядерных боеприпасов LUNA, которые могли бы уничтожить любой американский десант. . По оценкам ЦРУ, численность советских сухопутных войск на Кубе составляла 10–12 000 человек; Фактически, более 40 000 боевых советских войск были готовы противостоять U.С. штурм.

Если президент одобрил нападение на Кубу, усиленный гарнизон Гуантанамо Бэй был готов к участию. Но Советы переместили ядерное оружие поля боя в зону досягаемости базы с намерением уничтожить его до того, как хоть один морской пехотинец сможет пройти через ворота.

В то время как ExComm дискутировал, хаос оказался неприятным

Прочие близкие к стихийным бедствиям, недосмотры и несчастные случаи добавили хаоса в кризис. Несколько антикастровских группировок, действующих в рамках программы ЦРУ (под кодовым названием «Мангуст») под руководством Роберта Кеннеди, начали свою диверсионную деятельность, потому что никто не подумал отменить их миссию, которую можно было принять за подготовку к штурму.

Власти на базе ВВС Ванденберг в Калифорнии, казалось, не обращали внимания на кризис. Они провели испытательный пуск ракеты, не связавшись предварительно с Пентагоном. В Пентагоне, похоже, никто, занимающийся кризисом, не знал о запланированном испытании, чтобы оценить, могут ли Советы неверно истолковать запуск как враждебную акцию.

И, что наиболее необычно, командующий Стратегическим авиационным командованием генерал Томас Пауэрс по собственному усмотрению, не проинформировав президента или сотрудников службы национальной безопасности, поднял уровень оборонительных условий (DefCon) до 2 — на один уровень меньше война — и транслировать его приказ «в открытом виде» (без кода).Очевидно, пытаясь запугать Советы, его поведение было подтверждением тревожной оценки генерала Кертиса Лемея о том, что Пауэрс психически «нестабилен».

Также в субботу утром, 27 октября, в самый напряженный день кризиса, пилот U-2 был убит, когда его самолет был сбит над Кубой советской ракетой класса «земля-воздух». Все члены ExComm предположили, что приказ о стрельбе был отдан Москвой; Фактически, решение было несанкционированным и было принято местным командиром.

В ответ Объединенный комитет начальников полиции оказал давление на президента, чтобы тот взорвал зенитный объект ЗРК, но у него хватило здравого смысла и воли, чтобы отклонить их настойчивые просьбы. И, как будто по невероятному голливудскому сценарию, в тот же день U-2, выполнявший миссию по отбору проб воздуха к Полярному кругу, который тоже следовало бы очистить, случайно пролетел над советской территорией, когда пилот допустил навигационную ошибку. Советы могли интерпретировать этот разведывательный полет как ожидание атаки.

Но самый опасный момент кризиса случился поздно вечером в субботу, и Соединенные Штаты узнали о нем только спустя почти 40 лет.

Четыре советские подводные лодки отслеживались в районе линии блокады, но ни один американец не знал, что у каждой из них есть 15-килотонная ядерная торпеда на борту, которую их капитаны уполномочены использовать. Около 5 часов командир подводной лодки Б-59 капитан В. Г. Савицкий убедился, что его атакуют учебные глубинные бомбы и гранаты, которыми У.Силы противолодочной обороны (ПЛО) ВМФ США сбрасывались, чтобы вынудить его всплыть, загрузили его ядерную торпеду и пришли через несколько секунд после того, как запустили ее по своим противникам. Если бы он выстрелил из этого оружия, нет никаких сомнений в том, что за этим последовали бы разрушительные последствия.

«Любой дурак может начать войну»

Все эти инциденты и ошибки, а также недоразумения, зафиксированные в стенографических отчетах ExComm, дают понять, что управление кризисными ситуациями — это миф.Фундаментальный недостаток концепции состоит в том, что точная информация, — самый важный элемент в преодолении любого серьезного кризиса, неизменно недоступна. Во время кубинского ракетного кризиса удача заменила хорошую информацию и здравый смысл, что вряд ли можно было бы приветствовать или рекомендовать при выработке политики.

Тем не менее, после кризиса обсуждения в Исполкоме стали центром усилий историков по пониманию процесса, который привел к его мирному разрешению.Члены комитета, а также президент продвигали эту идею, рекламируя ее работу как классический пример способности администрации умело справляться с международными проблемами.

Сборник ранних историй, основанных на интервью с участниками, подтвердил мнение о том, что Исполнительный комитет состоял из «мудрых людей», которые усердно прорабатывали наиболее разумные варианты политики для принятия наиболее подходящих решений. А в 1968 году Роберт Кеннеди опубликовал (посмертно) мемуары о кризисе « Тринадцать дней, », которые продолжают укреплять эту точку зрения.

Это внимание к словам «мудрецов» привело ко многим заблуждениям, но изначально, в частности, к двум историческим искажениям. Первое — это модель из , которая вернула впечатление, что решения Исполкома продиктовали политику президента. Вторая заключалась в том, чтобы изолировать кризис от более широкой исторической среды холодной войны.

Извлекаются опасно неправильные уроки, когда Исполнительному комитету приписывают успешное управление кубинским ракетным кризисом. Война была предотвращена по двум причинам, и члены ExComm не несли ответственности ни за одну из них.Первое и самое главное — Хрущев не хотел войны. Его целью было защитить правительство Кастро, сдерживая, а не сражаясь с Соединенными Штатами. «Любой дурак может начать войну», — часто отмечал он; и он испытал более чем достаточно ужасов войны.

Вторая причина того, что войны удалось избежать, состоит в том, что президент, а не члены Исполкома (и, конечно, не Объединенный комитет начальников, который единогласно и настойчиво рекомендовал атаковать Кубу), настаивал на предоставлении Хрущеву политически приемлемого выхода из его неудачной игры.Задача заключалась в том, чтобы найти решение, которое давало бы советскому лидеру другой выбор, кроме : капитулировать или сражаться. Для этого президенту необходимо было сопереживать своему противнику, смотреть на кризис с точки зрения Хрущева. В этом его вдохновили два незамеченных, неизменно уравновешенных советника.

«Существование ракетно-ядерных баз в любом месте может быть предметом переговоров»

Записи Исполнительного комитета, несмотря на всю подробную и увлекательную информацию, которую они раскрывают, не говорят нам достаточно о взглядах самого важного члена администрации, Джона Кеннеди.Склоняясь к военным действиям в начале кризиса, президент быстро стал опасаться его непредсказуемых последствий.

Вынужденный придерживаться своего графика, чтобы не вызывать подозрений в том, что происходит что-то непредвиденное, он пропустил многие встречи в течение недели, предшествующей его выступлению. Но в течение 48 часов после того, как Банди проинструктировал его, он в частном порядке сказал своему брату отказаться от военного варианта и привести членов комитета для поддержки блокады.

Совершенно очевидно, что грубый обман Хрущева, по крайней мере на начальном этапе, перевесил любые склонности президента к дипломатическому выходу из кризиса.Но менее ясно, что восстановило его приверженность дипломатии, хотя косвенные свидетельства говорят о том, что убедительные аргументы, представленные ему заместителем госсекретаря Джорджем Боллом и послом при Организации Объединенных Наций Адлаем Стивенсоном, помогли настроить его против военного нападения.

«Мы судили японцев как военных преступников из-за тайного нападения на Перл-Харбор», — написал Болл после дискуссий в первый день, резко опровергнув ястребиные взгляды своих коллег.Внезапное нападение [на Кубу], «далекое от утверждения нашей моральной силы … фактически оттолкнуло бы большую часть цивилизованного мира … и осудило бы нас как лицемеров».

Расширяя точку зрения Макнамара о том, что ракеты не имели стратегического значения, Болл осудил идею развязывания войны от их имени. Его альтернативой было начать процесс ликвидации ракет с блокады.

Вклад Стивенсона в развитие разума был более подробным и прямым. К счастью, прибывший 16 октября в Вашингтон для участия в обеде в Белом доме, президент после обеда проинформировал его о ракетах и ​​выводах утреннего заседания Исполнительного комитета.

«Альтернатива — войти по воздуху и уничтожить их, — сказал он своему послу, — или предпринять другие шаги, чтобы вывести оружие из строя».

Стивенсон категорически возражал. «Давайте не будем наносить авиаудар, пока мы не изучим возможности мирного решения», — настаивал он, а затем составил меморандум, в котором, по сути, изложено 90 процентов шагов, которые предпринял Кеннеди для разрешения кризиса.

Стивенсон указал, что, хотя Соединенные Штаты имеют превосходящие силы в Карибском бассейне, Советский Союз может противодействовать любым военным действиям против Кубы в Берлине или Турции, и этот процесс, скорее всего, быстро выйдет из-под контроля.

«Начало или риск начать ядерную войну в лучшем случае неизбежно вызовет разногласия, — сухо заметил он, — и суждения истории [серьезное беспокойство Джона Кеннеди] редко совпадают с настроениями момента». Он сказал, что понимает дилемму президента, но написал подчеркнутым предложением: «Принятые средства имеют такие неисчислимые последствия, что, как мне кажется, вы должны были прояснить, что существование ядерных ракетных баз где угодно [например, ракеты Юпитер в Турция] является предметом переговоров, прежде чем мы начнем что-либо.«

Проблема этой интерпретации в том, что Кеннеди сильно не любил Стивенсона как по политическим, так и по личным причинам. Его враждебность зашла настолько глубоко, что после кризиса он начал распространять ложные истории, изображая своего посла как сторонника «другого Мюнхена». Они предположили, что Стивенсон был трусом, а не из той же героической ткани, что и братья Кеннеди.

Но на самом деле Стивенсон проявил героизм в своем несогласии и в те первые смутные дни предоставил самый четкий анализ опасностей, порожденных кризисом, и диапазона возможных мирных решений.

Эта мысль задела президента. Однако нравится это или нет — а Кеннеди ненавидел это — точка зрения Стивенсона (и Болла) имела для него гораздо больше смысла, чем военные возгласы Объединенного комитета начальников комитета и большинства Исполнительного комитета. Психология сложна, но, несмотря на личную неприязнь президента к Стивенсону-мужчине, интеллект Стивенсона ясно, прямо и убедительно говорил с интеллектом Кеннеди. Этот «разговор» посеял семена дипломатического решения, которое Кеннеди взращивал и собирал как свой собственный в течение следующих 12 дней.

«У нас будет баланс страха»

Кубинский ракетный кризис был колоссальной безответственной авантюрой Хрущева, которая в ретроспективе кажется почти непостижимо глупой. Но это была азартная игра, основанная на 17-летнем ядерном опыте еще в Хиросиме. Обзор его рассуждений показывает исторические корни его мышления и грубое подражание ядерной политике Соединенных Штатов.

К 1962 году ядерное оружие сыграло важную роль в советско-американской дипломатии.Сюда входило то, как каждая нация тестировала и использовала их, как они фигурировали в дипломатических обменах и как стратеги и генералы продвигали их использование в войне.

Такое положение дел побудило Хрущева поспорить, что их секретное размещение на Кубе решит многие из его проблем. Но попытка развертывания также побудила Кеннеди потребовать их удаления, чтобы их существование, даже если оно не использовалось, разрушило его президентство.

План был причудливым, старинным Хрущевым, дикой авантюрой, обещавшей огромную выгоду как для его внутренней, так и для внешней политики.Он сам подумал об этом и поэтому протолкнул его через президиум, манипулируя сомневающимися, попеременно демонстрируя разумность и воинственную уверенность.

Он начал с того, что заручился поддержкой столь же легкого энтузиаста, маршала Родиона Малиновского, своего министра обороны. Будучи военным и не имеющим политического чутья, Малиновский сказал посетившей кубинскую делегацию: «Никакой большой реакции со стороны США не будет. А если возникнут проблемы, мы пришлем Балтийский флот».

Хрущев был поглощен вторжением в Залив Свиней в апреле 1961 года с необходимостью защитить коммунистическое правительство Кастро.

«Я был уверен, что новая атака неизбежна и что это только вопрос времени», — писал он в своих мемуарах. Кроме того, нужно было учитывать репутацию Советского Союза.

«Если бы мы потеряли Кубу, — заключил Хрущев, — наш престиж в странах Латинской Америки упал бы. И как бы все посмотрели на нас потом? Советский Союз — такая великая страна, но ничего не мог сделать, кроме пустых заявлений, угроз и т. Д. выступления в ООН »

Такие мысли о Кубе смещали ее с периферии в центр советских приоритетов и, по мнению Хрущева, неразрывно связывали советское руководство социалистическим миром с выживанием правительства Кастро.Эта загадка казалась неразрешимой, пока Хрущев не остановился на идее имитации развертывания ракет США на своих союзниках по НАТО.

«А потом я подумал, — писал Хрущев, — а что, если мы разместим наши ядерные ракеты на Кубе … Я пришел к выводу, что если бы мы все организовали тайно, даже если бы американцы узнали об этом, они бы дважды подумали. перед попыткой ликвидировать Кастро после того, как ракеты заработали «. Это была стратегия, которую президент Дуайт Д. Эйзенхауэр и его госсекретарь Джон Фостер Даллес должны были признать: советский вариант балансирования на грани войны, всего в 90 милях от побережья Флориды.

Расчеты Хрущева были безответственными и реалистичными. Он предполагал, что, хотя Соединенные Штаты могут уничтожить большую часть его ракет до того, как они будут запущены, он также знал, что Соединенные Штаты никогда не могут быть уверены в том, что они могут уничтожить их все. Это, рассуждал он, обеспечило Кубе второй удар — идею, которую на протяжении почти десятилетия продвигали американские ядерные стратеги.

«Даже если бы только одна или две ядерные бомбы достигли Нью-Йорка, их бы почти не осталось», — рассуждал Хрущев.«У нас был бы баланс страха, как выразился Запад», и Куба была бы в безопасности.

Расширение советского присутствия для защиты ракет

Когда Хрущев размышлял о соотношении ядерных сил США и Советского Союза, больше всего его впечатлил баланс на и страха. Близость к его стране ядерных сил США в Европе усилила опасения Советского Союза перед ядерным ударом, намного превосходящие то, что испытали американцы. «Они [американцы] окружили нас военными базами и держали под прицелом», — сердито вспоминал он.Но если его кубинская уловка увенчается успехом, подумал он, «американцы поделятся опытом пребывания под [ядерным] оружием».

Оценка Хрущевым осторожности США перед лицом возможного ядерного удара была подтверждена много лет спустя Макнамарой, который сказал, что Кеннеди выбрал вариант блокады в качестве меры предосторожности против возможности даже одиночной ядерной боеголовки, выпущенной с Кубы по американскому городу.

План Хрущева начался достаточно просто. Ракеты, способные разрушить несколько городов Соединенных Штатов, будут тайно отправлены на Кубу, и когда они будут готовы к стрельбе, он объявит об их присутствии.Но по мере развития процесса организации миссии план начал жить собственной жизнью. Простота уступала место, одно решение за раз, возрастающей сложности, поскольку военные планировщики добавляли требования к требованию.

В целях обмана предприятие было обозначено как Анадырь — название известной реки на замерзшем далеком северо-востоке Сибири. Он был запущен с решением поставить 24 баллистических ракеты средней дальности (БРСД) Р-12 (обозначение НАТО SS-4), каждая с дальностью 1100 миль, и 16 баллистических ракет средней дальности Р-14 (SS-5). ракеты (БРСД), способные преодолевать расстояние 2500 миль.Ракеты несли боеголовки мощностью от 200 килотонн в тротиловом эквиваленте до 1 мегатонны. Этот массив ядерной огневой мощи обеспечит почти полное прикрытие Соединенных Штатов.

Рост начался практически сразу.

«Мы решили, что если мы поставим ракеты на Кубу, то нам нужно будет их защищать. Так что нам также нужна пехота… примерно несколько тысяч». (В конце концов, это число увеличилось где-то между 40 000 и 50 000.) Конечно, эти войска также должны были быть защищены, особенно от воздушного нападения, и поэтому были добавлены зенитные батареи.

Тогда, вспоминал Хрущев, «мы решили, что нам нужны артиллерия и танки на случай десанта». Среди других значительных вооружений, которые последовали за этим, были бомбардировщики Ил-28 (с ядерными боеголовками), истребители МиГ-21, комплекс боевых ядерных боеприпасов, в том числе около 80 крылатых ракет малой дальности FKR-1 с ядерными боеголовками (которые могли быть запущены по атакам США. Военно-морские корабли), несколько десятков тактических ядерных боеприпасов LUNA (обозначенных НАТО) (которые можно использовать для уничтожения десантников при высадке) и подводных лодок, вооруженных ядерными торпедами.

Если сдерживание не сработало, кубинские бригады Хрущева были готовы к ядерной войне.

Опасное противостояние в открытом море

Кризис, возникший в результате этого развертывания, был смертельной конфронтацией между тремя странами, их правительствами и их лидерами.

По сути, это была шекспировская драма между двумя мужчинами. Никита Сергеевич Хрущев и Джон Фицджеральд Кеннеди приняли все важные решения: решения, которые привели к кризису, решения, которые сформировали кризис, и решения, которые положили конец кризису, — мирным путем.Фидель Кастро сыграл значительную, но явно второстепенную роль.

Кризис достиг апогея в субботу, 27 октября, через три дня после того, как ВМС США развернули армаду из почти 200 кораблей вдоль дуги блокады в 500 милях к северу от Гаваны.

К этому времени — через пять дней после выступления Кеннеди — Хрущеву, Кеннеди и Кастро стало очевидно, что военные действия с каждым днем ​​экспоненциально увеличивают опасность выхода инцидента из-под контроля. Наряду с потенциальными столкновениями на линии карантина, напряженность усилилась из-за широко разрекламированного наращивания сил У.Силы С. в США и Европе. Три соперничающих лидера остро осознали и забеспокоились (по крайней мере, Хрущев и Кеннеди), что в любой момент события могут выскользнуть из-под их контроля.

За последнюю неделю Кастро пришел в ярость, очевидно, без всякого беспокойства. Хорошо осведомленный о военных приготовлениях США, он был уверен, что атака «почти неизбежна в течение следующих 24-72 часов».

В ответ на речь Кеннеди он приказал всеобщую мобилизацию и приказал своим зенитным батареям сбить U.Самолет S., совершивший облет его острова; несколько низколетящих разведывательных реактивных самолетов ВВС были близки к цели.

Уверенный, что он мало что может сделать для предотвращения нападения, он стал мрачным фаталистом, полон решимости противостоять неизбежному лоб в лоб независимо от последствий. Если «империалисты вторгнутся на Кубу с целью ее оккупации», — писал он Хрущеву в ту ночь, — «Советский Союз никогда не должен допустить обстоятельств, при которых империалисты могут нанести по нему первый ядерный удар.«Воспринимая Армагедон как акт возмездия, он призвал Хрущева приготовиться нанести удар первым.

Письмо Кастро показалось Хрущеву еще одним предупреждением (после несанкционированного уничтожения U-2), что ситуация на Кубе выходит из-под контроля. Отчаявшись избежать Армагеддона или чего-либо похожего на него, он, тем не менее, был полон решимости не выводить свои ракеты, не получив фунтов стерлингов за услугу. Более того, он считал блокаду незаконным, возмутительным актом войны.

Это был «откровенный бандитизм … безумие выродившегося империализма … [и] акт агрессии, толкающий человечество к пропасти мировой ракетно-ядерной войны», — гневно написал он Кеннеди 24 октября. казалось, тогда он был полон решимости заставить американцев потопить советское судно.

«Узел войны»

Но теперь, три дня спустя, обстоятельства изменили его тон, и он с тревогой оставался в своем кабинете всю ночь. Он находился в 9000 милях от Гаваны, но всего в 32 минутах от межконтинентальной ракеты, запущенной из Соединенных Штатов.Когда противолодочные силы США приблизились к советским подводным лодкам, достигшим линии блокады, он написал личное умоляющее письмо:

Г-н Президент, нам и вам не следует сейчас тянуть за концы веревки, на которой вы связали узел войны, потому что чем больше мы вдвоем потянем, тем крепче будет этот узел. И может наступить момент, когда этот узел будет завязан так туго, что даже у того, кто его завязал, не будет сил развязать его, и тогда нужно будет разрубить этот узел.И что бы это значило, не мне вам объяснять, потому что вы сами прекрасно понимаете, какими ужасными силами располагают наши страны.

Кеннеди тоже несколько дней волновали противоречивые эмоции. Иногда он не был уверен, был ли он слишком осторожным, слишком агрессивным, слишком гибким, слишком жестким или просто слишком взволнованным.

«Пьер, — сказал он ранее своему пресс-секретарю Пьеру Сэлинджеру, — ты понимаешь, что, если я совершу ошибку в этом кризисе, 200 миллионов человек погибнут?» Он был в ярости на своих военачальников за их бесцеремонное отношение к войне, и он потерял терпение со своими советниками, которые продолжали давать противоречивые рекомендации.Как и Хрущев, Кеннеди хотел мирного урегулирования, но у него тоже был практический результат: советские ракеты должны быть удалены с Кубы.

Кеннеди и Хрущев были врагами, идеологическими и военными противниками, которые по ошибке вступили в опасную конфронтацию, которой не хотели и не предвидели.

Каждый знал, что авария или даже неправильное толкование могут вызвать ядерный пожар. Однако обстоятельства их политических и международных обязательств, а также их личные интересы вынуждали их настаивать на достижении своих целей, несмотря на признание того, что ничто, чего они не могут достичь, не стоит последствий ядерной войны.

Тем не менее, к этой ночи они подтолкнули друг друга так близко к краю ядерной пропасти, что в их расчеты вошел ужас.

Кеннеди выступил с двумя инициативами.

Первый заключался в объединении более раннего публичного обещания, что Соединенные Штаты не нападут на Кубу, с секретным обязательством США, переданным в ту ночь Робертом Кеннеди советскому послу Анатолию Добрынину, удалить в течение нескольких месяцев опасные ракеты Юпитер из Турции.

Вторая инициатива заключалась в том, чтобы принять предложение Раска связаться с Генеральным секретарем ООН У Таном и попросить его предложить обмен ракет (демонтаж ракет «Юпитер» в обмен на удаление советских ракет).Кеннеди примет это предложение, что позволит ему избежать обязательства перед Объединенным комитетом начальников штабов начать военные действия.

Но в субботу вечером Хрущев заглянул глубже в пропасть и, опасаясь, что союзник, которого он стремился защитить, был на грани развязывания войны, в воскресенье он резко положил конец кризису, сделав неожиданное объявление по Московскому радио. «Мы должны были действовать очень быстро», — сказал Хрущев вскоре после этого приехавшему с визитом дипломату Восточного блока. «Вот почему мы даже использовали радио для связи с президентом.. . . На этот раз мы действительно были на грани войны ».

Самая опасная часть кризиса закончилась. Остались переговоры, связанные с удалением связанных систем вооружений и соглашения об инспекции (которые Кастро отказался принять).

В поисках исторической перспективы

Оглядываясь назад на кубинский ракетный кризис с точки зрения 50-летней перспективы, становится ясно, что опасность была больше, чем предполагали современники: что большинство советов, которые получил президент, привели бы к войне, и что Хрущев и Кеннеди вошли в кризис как противники. искали преимущества, но быстро стали партнерами в поисках мирного решения.Во всем этом незаменимым ингредиентом была удача. Пять десятилетий исследований также показывают, почему без пересмотра история превращается в миф.

Кризис стал переломным моментом в отношениях между США и Советским Союзом, а также отношениями между США и Кубой в период холодной войны. Это не только обеспечило выживание Кастро (предполагаемая цель советского развертывания), но и сбросило неустановленные правила американо-советских ядерных отношений.

Ядерное сдерживание больше не могло рассматриваться как стабильное условие, позволяющее правительствам размахивать ядерным оружием в дипломатических целях.Кризис выявил уязвимость сдерживания, потребовав, чтобы им управляли открыто как деликатно сбалансированным процессом . Кеннеди подчеркнул важную мысль в своем обращении от 22 октября:

Ядерное оружие настолько разрушительно, а баллистические ракеты настолько быстры, что любое существенное увеличение возможности его применения или любое внезапное изменение в его развертывании вполне можно рассматривать как определенную угрозу миру.

Исследование также выявило необходимость пересмотреть определение кубинского ракетного кризиса.

Было ли это «Тринадцать дней» с 16 по 28 октября 1962 года, которые Роберт Кеннеди увековечил в своих мемуарах об этом событии?

Или это были 13 недель, которые начались с первых поставок советских ракет на Кубу?

Или это были 20 месяцев с момента разгрома Бухты Свиней в апреле 1961 года по ноябрь 1962 года, когда последние советские ракеты и бомбардировщики покинули Кубу?

Или прошло 13 лет с августа 1949 года, когда Советский Союз успешно испытал свое первое ядерное оружие?

Кризис соответствует всем этим определениям, но по мере расширения исторической линзы в повествование входит больше сложности, больше политики, больше просчетов, больше непредвиденных последствий и больше понимания.

Расширение границ за 13 дней до революции Кастро и неудавшееся вторжение в Залив Свиней (1959 и 1961 соответственно) объясняет обстоятельства, создавшие место для кризиса, но не устраняет его первопричину. Первопричиной была центральная роль, которую ядерное оружие сыграло в американо-советских отношениях.

Игнорирование того, как это оружие воспринималось и ценилось советскими и американскими лидерами в течение 17 лет, предшествовавших кризису, аналогично объяснению причины Гражданской войны в США, сосредоточив внимание исключительно на избрании Авраама Линкольна в 1860 году, игнорируя историю рабства.

Больше, чем кризис: глобальное событие

Структуры альянса по обе стороны железного занавеса — и роль, которую ядерное оружие сыграло в поддержании этих структур — превратили Кубинский ракетный кризис в глобальное событие года, несмотря на то, как его определяли Хрущев, Кеннеди и Кастро.

Советы назвали это Карибским кризисом, кубинцы — Октябрьским кризисом. Но это был также Берлинский кризис, кризис НАТО, китайско-советский кризис, китайско-индийский кризис и кризис, в котором Организация американских государств (ОАГ) и ООН сыграли важную роль.

Это пугало людей повсюду. Даже такой опытный дипломат, как британский премьер-министр Гарольд Макмиллан, обнаружил, что кризис «самая напряженная неделя, которую я когда-либо мог вспомнить в своей жизни».

Буквальный страх, вызванный кризисом, положил конец серьезным размышлениям об ограниченной ядерной войне. Столкнувшись с возможностью такого исхода, большинство ядерных стратегов признали, что ограниченный обмен ядерными ударами был бы более аналогичен спотыканию на скользкой дорожке, чем восхождению по ступеням лестницы эскалации.Это признание положило конец усилиям Хрущева по ликвидации Западного Берлина как жизнеспособного западного анклава; стало ясно, что опасности, связанные с такими усилиями, могут слишком легко выйти из-под контроля.

Кризис также обнажил множественные полюса так называемой биполярной международной системы.

Организация Объединенных Наций, например, сыграла гораздо более важную роль в ее разрешении, чем правительства США или Советского Союза были готовы признать.Создав мировую арену, он превратил кризис в публичную международную драму холодной войны, которая усилила давление в пользу мирного урегулирования.

Кризис даже способствовал возникновению китайско-советской враждебности, с одной стороны, а с другой — корректировке отношений между Соединенными Штатами и их европейскими союзниками. Это также оказало благотворное влияние на латиноамериканскую деятельность Кеннеди «Альянс во имя прогресса».

Энергичные усилия по получению одобрения ОАГ на блокаду дали странам Центральной и Южной Америки ощущение, что к ним относятся серьезно, возможно, впервые.Это был уникальный момент, потому что, по сути, Соединенные Штаты просили поддержки своих южных соседей.

Попытка заручиться поддержкой ОАГ и выбор администрацией Кеннеди ООН в качестве форума для представления доказательств советской двуличности — фотографий U-2 — подчеркнули важность невоенного измерения холодной войны, конкурса по обе стороны железного занавеса для сердец и умов.

Он выявил пределы того, что великие державы могли делать в одиночку, и продемонстрировал влияние, которое могут оказывать малые государства — будь то клиенты или враги.Куба была крупным игроком во всех аспектах кризиса, хотя ни один американский политик не хотел учитывать, что Хрущев очень внимательно следил за тем, что говорил и делал Кастро.

У кризиса было еще одно измерение, которому никогда не уделялось достаточного аналитического внимания: технологии. Не только технологии, положившие начало ядерной эре, но и огромное количество связанных с ними технологий, которые во многом сформировали историю отношений США и СССР: баллистические ракеты, зенитные ракеты класса «земля-воздух» и U-2.

В важном смысле эти технологии были действующими лицами в драме «Кубинский ракетный кризис» так же верно, как и любой из участников. Можно даже утверждать, что технологии сыграли ведущую роль как в создании, так и в разрешении кризиса. Это сделало вещи возможными, и, поскольку они были возможными, были предприняты попытки. По этой причине кубинский ракетный кризис является метафорой современности.

Генри Адамс давно написал об этом важном моменте: «Человек поднял науку, и теперь он убегает от нее.«


Мартин Дж. Шервин — профессор истории Университета Джорджа Мейсона. Его последняя книга, Американский Прометей: Триумф и трагедия Дж. Роберта Оппенгеймера (написанная вместе с Каем Бердом), была удостоена Пулитцеровской премии 2006 года за биографию. Его текущий проект Gambling with Armageddon, — это исследование глобального кубинского ракетного кризиса.


Примечание по источникам

Даже по прошествии 50 лет история кубинского ракетного кризиса продолжает развиваться.Президентская библиотека Джона Ф. Кеннеди — центральное хранилище для исследования американской истории. Но документы, которые меняют общепринятое мнение, продолжают извлекаться из правительственных архивов по всему миру.

После окончания холодной войны стали доступны многие советские источники, описывающие решение Хрущева отправить ракеты на Кубу, подробности операции «Анадырь» и переговоры, завершившие кризис. Даже кубинские источники, которые труднодоступны, обогатили наше понимание роли, которую играл Кастро, и особенности действий и действий советских Анадырских сил на Кубе.Некоторые из лучших советских и кубинских сведений были получены на замечательной конференции в Гаване в октябре 1992 года, на которой собрались высокопоставленные ветераны кризиса из США, России и Кубы для подробного обсуждения и обзора событий. См. Джеймс Блайт, Брюс Дж. Аллин и Дэвид А. Уэлч, Куба на грани, и документальный фильм ABC 1992 года Октябрьские ракеты: чего мир не знал.

В США наиболее важным источником международных документов по кризису является Архив национальной безопасности Университета Джорджа Вашингтона.Кроме того, в специальном выпуске Центра международных ученых им. Вудро Вильсона, осень 2012 г., Бюллетень международной истории холодной войны № , были опубликованы переводы на английский язык документов из архивов многих стран: Японии, Китая, Венгрии, Франции, Израиля, Голландии, Югославия, Швейцария и другие страны. Кризис был поистине глобальным событием.

Статьи, опубликованные в Prologue , не обязательно отражают точку зрения NARA или любого другого агентства правительства США.

Кубинский ракетный кризис, 16 октября 1962 г.

Президент Джон Ф. Кеннеди сообщает американскому народу, что США устанавливают военно-морскую блокаду Кубы во время выступления в Белом доме 22 октября 1962 года. AP Photo

В этот день 1962 года началось 13-дневное противостояние между Соединенными Штатами и Советским Союзом по поводу размещения советских баллистических ракет средней дальности на Кубе — в 90 милях от побережья Флориды.Некоторые историки рассматривают конфронтацию как наиболее близкую к перерастанию «холодную» войну в ядерную войну.

Кризис начался, когда в ответ на неудачное вторжение в Залив Свиней в 1961 году и размещение американских баллистических ракет Юпитер в Турции, советский лидер Никита Хрущев согласился на просьбу Кубы разместить на острове ядерные ракеты для предотвращения будущего нападения.

С приближением промежуточных выборов Белый дом отверг обвинения республиканцев в том, что он проигнорировал спонсируемое Советом усиление влияния коммунистов на островное государство.Однако подготовка к ракетам была подтверждена, когда 15 октября самолет-разведчик ВВС U-2 предоставил фотографические доказательства баллистических ракет средней дальности (SS-4) и средней дальности (R-14).

С самого начала операция Советов предполагала тщательно продуманные планы отрицания и обмана, известные как «маскировка». (Советы выбрали операцию «Анадырь» из-за своего кодового названия. Река Анадырь впадает в Берингово море, и Анадырь также является столицей Чукотского района и базой бомбардировщиков на Дальнем Востоке.)

Специалисты по ракетостроению под видом «механизаторов», «специалистов по орошению» и «специалистов сельского хозяйства» прибыли в июле. В конечном итоге на Кубе будет размещено около 43 000 советских военнослужащих. Маршал Сергей Бирюзов, командующий Ракетными войсками СССР, возглавил исследовательскую группу, которая посетила остров. Он сказал Хрущеву, что ракеты будут замаскированы пальмами.

Президент Джон Ф. Кеннеди узнал о вновь установленных объектах на следующий день после полета U-2.Эта информация положила начало серии секретных встреч на высшем уровне в Белом доме, чтобы решить, что делать.

22 октября, выступая перед нацией, Кеннеди сообщил о наличии ракет и объявил, что он приказал ВМС США ввести блокаду, чтобы предотвратить поставку на Кубу любого наступательного оружия. Президент потребовал демонтировать оружие, уже находящееся на Кубе, и вернуть его Советскому Союзу.

После серии напряженных переговоров Кеннеди и Хрущев достигли соглашения, положившего конец кризису.Советы согласились демонтировать свои наступательные вооружения на Кубе и вернуть их Советскому Союзу, при условии проверки со стороны Организации Объединенных Наций, в обмен на публичное заявление Америки, подчеркивающее согласие никогда больше не вторгаться на Кубу. Втайне Соединенные Штаты также согласились, что они демонтируют все свои ракеты Юпитер в Турции.

Когда все наступательные ракеты и легкие бомбардировщики Ил-28 были выведены с Кубы, США официально сняли блокаду 21 ноября. Кризис привел к созданию горячей линии между Белым домом и Кремлем.На какое-то время ряд соглашений еще больше снизил напряженность между США и Советским Союзом.

ИСТОЧНИК: «КУБИНСКИЙ РАКЕТНЫЙ КРИЗИС. МЕЖДУНАРОДНЫЕ КРИЗИСЫ И РОЛЬ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ». АВРАМ ЧЕЙС (1974).

Эта статья помечена под:

Пропустите последние новости? Подпишитесь на POLITICO Playbook и получайте последние новости каждое утро на свой почтовый ящик.

Кубинский ракетный кризис | История западной цивилизации II

32.5.5: Кубинский ракетный кризис

Кубинский ракетный кризис, когда ВМС США установили блокаду, чтобы остановить советское ядерное оружие на пути к Кубе, приблизили мир к ядерной войне, чем когда-либо прежде.

Цель обучения

Оцените серьезность кубинского ракетного кризиса

Ключевые моменты

  • Продолжая искать способы свергнуть Кастро после неудавшегося вторжения в Залив Свиней, Кеннеди и его администрация экспериментировали с способами тайного содействия свержению кубинского правительства.
  • В феврале 1962 года Хрущев узнал об американских планах убийства Фиделя Кастро; подготовка к установке советских ядерных ракет на Кубе была предпринята в ответ.
  • Встревоженный, Кеннеди рассмотрел различные реакции и в конечном итоге ответил на установку ядерных ракет на Кубе морской блокадой и предъявил Советам ультиматум.
  • Хрущев отказался от конфронтации, и Советский Союз снял ракеты в обмен на обещание Америки больше не вторгаться на Кубу.
  • Напряженные несколько дней после американской блокады и до того, как было достигнуто ее решение, позднее названное Кубинским ракетным кризисом, приблизили мир к ядерной войне, чем когда-либо прежде.
  • Последствия кризиса привели к первым усилиям в гонке ядерных вооружений по ядерному разоружению и улучшению отношений.

Ключевые термины

Вторжение в залив Свиней
Неудачное военное вторжение на Кубу, предпринятое спонсируемой ЦРУ военизированной группировкой «Бригада 2506» 17 апреля 1961 года.
Фидель Кастро
Кубинский политик и революционер, который управлял Республикой Куба в качестве премьер-министра с 1959 по 1976 год, а затем в качестве президента с 1976 по 2008 год. Политически марксист-ленинист и кубинский националист, он также был первым секретарем Коммунистической партии Кубы. с 1961 по 2011 год. Под его управлением Куба стала однопартийным коммунистическим государством; промышленность и бизнес были национализированы, а государственные социалистические реформы проводились во всем обществе.
Горячая линия Москва – Вашингтон
Система, обеспечивающая прямую связь между лидерами США и СССР, созданная в 1963 году после Кубинского ракетного кризиса для предотвращения нового опасного противостояния.

Кубинский ракетный кризис был 13-дневным (16-28 октября 1962 г.) противостоянием между Соединенными Штатами и Советским Союзом по поводу размещения американских баллистических ракет в Италии и Турции с последующим развертыванием советских баллистических ракет на Кубе.Это событие, транслировавшееся по всему миру, было ближе всего к тому, чтобы холодная война подошла к перерастанию в полномасштабную ядерную войну.

В ответ на неудавшееся вторжение в залив Свиней в 1961 году и присутствие американских баллистических ракет «Юпитер» в Италии и Турции, советский лидер Никита Хрущев решил согласиться на просьбу Кубы разместить ядерные ракеты на Кубе, чтобы предотвратить будущие преследования Кубы. Соглашение было достигнуто во время секретной встречи между Хрущевым и Фиделем Кастро в июле 1962 года, и позже этим летом началось строительство ряда ракетных комплексов.

В США проходили промежуточные выборы 1962 года, и Белый дом отверг обвинения в игнорировании опасных советских ракет в 90 милях от Флориды. Эти приготовления к ракетам были подтверждены, когда самолет-разведчик ВВС U-2 представил четкие фотографические свидетельства объектов баллистических ракет средней (SS-4) и средней (R-14) дальности. Соединенные Штаты установили военную блокаду, чтобы не допустить попадания ракет на Кубу. Он объявил, что они не допустят поставки наступательного оружия на Кубу, и потребовал демонтировать оружие, уже находящееся на Кубе, и вернуть его в СССР.

После долгого периода напряженных переговоров 27 октября между президентом Джоном Кеннеди и Хрущевым было достигнуто соглашение. Публично Советы демонтировали свое наступательное оружие на Кубе и вернули его Советскому Союзу при условии проверки со стороны Организации Объединенных Наций. в обмен на публичное заявление США и согласие никогда не вторгаться на Кубу без прямой провокации. Втайне Соединенные Штаты согласились демонтировать все построенные США БРСД Юпитер, которые были развернуты в Турции и Италии против Советского Союза без ведома общественности.

Когда все наступательные ракеты и легкие бомбардировщики Ил-28 были выведены с Кубы, блокада была официально снята 20 ноября 1962 года. Переговоры между Соединенными Штатами и Советским Союзом указали на необходимость быстрого, четкого и прямого Линия связи между Вашингтоном и Москвой. В результате была открыта горячая линия Москва – Вашингтон. В последующие годы ряд соглашений резко снизил американо-советскую напряженность.

Соединенные Штаты были обеспокоены экспансией коммунизма, и латиноамериканская страна, открыто вступившая в союз с СССР, считалась неприемлемой с учетом США.С.-Советская вражда с конца Великой Отечественной войны. Такое участие также напрямую противоречило бы Доктрине Монро, политике США, которая, ограничивая участие Соединенных Штатов в европейских колониях и европейских делах, утверждала, что европейские державы не должны иметь ничего общего с государствами в Западном полушарии.

Соединенные Штаты публично смутило неудавшееся вторжение в залив Свиней в апреле 1961 года, начатое при президенте Джоне Кеннеди силами кубинских эмигрантов, обученных ЦРУ.Позже бывший президент Эйзенхауэр сказал Кеннеди, что «провал Залива свиней придаст Советам смелости сделать то, чего они в противном случае не стали бы делать». В результате нерешительного вторжения у советского премьера Никиты Хрущева и его советников сложилось впечатление, что Кеннеди был нерешителен и, как писал один советский советник, «слишком молод, интеллектуален, недостаточно хорошо подготовлен для принятия решений в кризисных ситуациях… слишком умен и слишком слаб. ” Секретные операции США продолжились в 1961 году, когда была проведена неудачная операция «Мангуст».

В мае 1962 года советского премьер-министра Никиту Хрущева убедили противостоять растущему лидерству Соединенных Штатов в разработке и развертывании стратегических ракет, разместив на Кубе советские ядерные ракеты средней дальности, несмотря на опасения советского посла в Гаване Александра Ивановича Алексеева. который утверждал, что Кастро не согласится с размещением этих ракет. Хрущев столкнулся со стратегической ситуацией, когда считалось, что США обладают «великолепным потенциалом первого удара», что поставило Советский Союз в очень невыгодное положение.

Хрущев также хотел вывести Западный Берлин — демократический анклав, контролируемый Америкой / Британией / Францией в коммунистической Восточной Германии — в орбиту Советского Союза. Восточные немцы и Советы считали западный контроль над частью Берлина серьезной угрозой для Восточной Германии. По этой причине, среди прочего, Хрущев сделал Западный Берлин центральным полем битвы холодной войны. Хрущев считал, что, если США ничего не сделают в отношении размещения ракет на Кубе, он сможет вывести Запад из Берлина, используя указанные ракеты в качестве сдерживающего фактора для западных контрмер в Берлине.Если США попытаются торговаться с Советским Союзом после того, как узнают о ракетах, Хрущев может потребовать обмена ракет на Западный Берлин. Поскольку Берлин был стратегически более важным, чем Куба, торговля была бы выигрышем для Хрущева.

Хрущев также частично реагировал на ядерную угрозу устаревших баллистических ракет средней дальности Юпитер, которые США установили в Турции в апреле 1962 года.

Кеннеди встретился с членами Исполнительного комитета Совета национальной безопасности (EXCOMM) и другими высокопоставленными советниками 21 октября, рассматривая два оставшихся варианта после исключения дипломатии с Советами и полномасштабного вторжения: авиаудар преимущественно по кубинским ракетным базам. или военно-морская блокада Кубы.Макнамара поддержал военно-морскую блокаду как сильную, но ограниченную военную операцию, которая позволила США контролировать ситуацию. Однако термин «блокада» был проблематичным. Согласно международному праву блокада — это акт войны, но администрация Кеннеди не думала, что СССР будет спровоцирован на нападение простой блокадой. Адмирал Андерсон, начальник военно-морских операций, написал позиционный документ, который помог Кеннеди различать то, что они называли «карантином» наступательного оружия и блокадой всех материалов, утверждая, что классическая блокада не была первоначальным намерением.

22 октября президент Кеннеди обратился к нации со словами:

Чтобы остановить это наращивание наступательной активности, вводится строгий карантин на всю наступательную военную технику, отправляемую на Кубу. Все корабли любого типа, направляющиеся на Кубу, из какой бы страны или порта, в случае обнаружения на них груза наступательного оружия, будут возвращены. При необходимости этот карантин будет продлен на другие типы грузов и перевозчиков. Однако в настоящее время мы не отрицаем предметы первой необходимости, как это пытались сделать Советы во время блокады Берлина в 1948 году.

Кризис не утихал, и вечером 24 октября советское информационное агентство ТАСС передало телеграмму Хрущева президенту Кеннеди, в которой Хрущев предупредил, что «прямое пиратство» Соединенных Штатов приведет к войне. Однако за этим последовала телеграмма от Хрущева Кеннеди, в которой Хрущев заявил: «Если вы взвесите нынешнюю ситуацию с хладнокровием, не поддаваясь страсти, вы поймете, что Советский Союз не может позволить себе не отказываться от деспотических требований США »и что Советский Союз рассматривает блокаду как« акт агрессии », а их кораблям будет дана инструкция игнорировать ее.

США запросили экстренное заседание Совета Безопасности ООН 25 октября. Посол США в ООН Адлай Стивенсон встретился с послом СССР Валерианом Зорином на экстренном заседании Совета Безопасности, предлагая ему признать существование ракет. На следующий день в 22:00. EST, США повысили уровень готовности сил SAC до DEFCON 2, что означает «следующий шаг к ядерной войне» и один шаг до «неизбежной ядерной войны». Единственное подтвержденное время в U.S. history, в то время как бомбардировщики B-52 находились в постоянной боевой готовности, средние бомбардировщики B-47 были рассредоточены по различным военным и гражданским аэродромам и подготовлены к взлету, полностью оснащенные ядерными боеголовками, с уведомлением за 15 минут.

В этот момент кризис якобы зашел в тупик. СССР не показал никаких признаков того, что они отступят, и фактически сделал несколько обратных комментариев. У США не было причин полагать иначе, и они находились на ранних этапах подготовки к вторжению вместе с ядерным ударом по Советскому Союзу на случай, если они ответят военными, как ожидалось.

Кризис продолжался, Куба готовилась к вторжению до 27 октября, когда после долгих раздумий между Советским Союзом и кабинетом Кеннеди Кеннеди тайно согласился удалить все ракеты, установленные на юге Италии и в Турции, последняя на границе Советского Союза. в обмен на удаление Хрущевым всех ракет на Кубе. 28 октября в 9 часов утра по восточному стандартному времени по Московскому радио было передано новое сообщение от Хрущева, в котором он заявил, что «Советское правительство, в дополнение к ранее изданным инструкциям о прекращении дальнейших работ на стройплощадках для размещения оружия, издало новый приказ о демонтаже оружия, которое вы называете «наступательным», и его складировании и возвращении в Советский Союз.Кеннеди немедленно ответил, сделав заявление, в котором назвал письмо «важным и конструктивным вкладом в дело мира». Он продолжил это официальным письмом:

Я рассматриваю свое письмо к вам от двадцать седьмого октября и ваш сегодняшний ответ как твердые обязательства со стороны обоих наших правительств, которые должны быть незамедлительно выполнены … США сделают заявление в рамках Совета Безопасности в отношении Куба следующим образом: она заявит, что Соединенные Штаты Америки будут уважать неприкосновенность кубинских границ, ее суверенитет, что они возьмут на себя обязательство не вмешиваться во внутренние дела, не вторгаться в себя и не допускать использования нашей территории в качестве плацдарм для вторжения на Кубу, и будет сдерживать тех, кто планирует осуществить агрессию против Кубы либо с территории США, либо с территории других стран, соседних с Кубой.

Компромисс привел в замешательство Хрущева и Советский Союз, потому что вывод американских ракет из Италии и Турции был секретной сделкой между Кеннеди и Хрущевым. Хрущев пошел к Кеннеди, думая, что кризис выходит из-под контроля. Считалось, что Советы отступают от начатых ими обстоятельств. Падение Хрущева двумя годами позже произошло отчасти из-за замешательства Политбюро как из-за возможных уступок Хрущева США, так и из-за его неумелости в первую очередь спровоцировать кризис.По словам Добрынина, высшее советское руководство восприняло исход Кубы как «удар по ее престижу, граничащий с унижением».

Кубинский ракетный кризис: ВМС США P-2H Neptune из VP-18 пролетает над советским грузовым кораблем с ящиками Ил-28 на палубе во время Кубинского ракетного кризиса.

Атрибуции

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *