Война ирака и сша: Хроника военной операции США против Ирака в 2003 году

Содержание

Хроника военной операции США против Ирака в 2003 году

В феврале государственный секретарь США Колин Пауэлл впервые заявил о возможной "смене режима" в Ираке.

12 сентября Джордж Буш, выступая на Генеральной Ассамблее ООН, заявил о "серьезной опасности" со стороны Саддама Хусейна. По словам Буша, если Багдад откажется выполнять требования ООН по разоружению, военная акция станет неизбежной.

17 октября сенат США санкционировал крупнейшее за последние 20 лет увеличение военных ассигнований — на 37,5 миллиарда долларов, до 355,1 миллиарда. Перед этим Буш поставил подпись под резолюцией конгресса, разрешающей использование силы против Хусейна.

28 января 2003 года в обращении к нации Буш обещал предоставить доказательства того, что Багдад прячет оружие массового поражения. Кроме того, американский президент предложил возглавить антииракскую коалицию в случае военного конфликта.

В ночь с 19 на 20 марта 2003 года американо‑британские войска без санкции ООН в одностороннем порядке начали военную операцию против Ирака.

Руководство боевыми действиями осуществляло объединенное центральное командование (ОЦК) ВС США (US Central Command — USCENTCOM, штаб на авиабазе Мак‑Дилл, штат Флорида).

В операции была задействована группировка войск США и Великобритании в зоне Персидского залива, насчитывающая до 280 тысяч человек. Группировка боевой авиации ВВС коалиции насчитывала более 700 боевых самолетов.
На вооружении войска коалиции имели более 800 американских танков M‑1 Abrams, около 120 британских танков Challenger, более 600 американских бронемашин M‑2/М‑3 Bradley и около 150 британских бронемашин Warrior.

Им противостояла иракская армия численностью 389 тысяч военнослужащих, 40‑60 тысяч полувоенных и полицейских формирований и 650 тысяч резервистов. На вооружении в иракской армии числились около 2,5 тысяч танков (большинство — устаревшие Т‑55 и Т‑62), около 1,5 тысячи боевых машин пехоты БМП‑1 и БМП‑2 и около 2 тысяч артиллерийских орудий калибром свыше 100 мм. В иракской армии имелось примерно 300 боевых самолетов (в основном, Mirage F‑1EQ, МиГ‑29, МиГ‑25, МиГ‑23 и МиГ‑21), 100 боевых и около 300 транспортных вертолетов.

Почему США проиграли войну в Ираке / Войны и конфликты / Независимая газета

Разгромив армию Хусейна, Вашингтон потерпел сокрушительное политическое поражение

Восстание в Эль-Фаллужде показало, сколь эфемерна победа американцев. Фото с сайта www.army.mil

В ХХI веке время летит очень быстро. Кажется, что вторая иракская война началась совсем недавно. На самом деле, это случилось 15 лет назад.

Если первая война между США с группой стран-союзниц и Ираком имела очевидные юридические обоснования со стороны антииракской коалиции (Ирак совершил агрессию против Кувейта и был за это заслуженно наказан), то вторая война не имела никаких юридических оснований. Из-за этого союзников у США оказалось гораздо меньше, чем в 1990–1991 годы, антииракская коалиция действовала на этот раз без решения Совбеза ООН, то еcть совершила агрессию против Ирака.

МЕСТЬ БУШЕЙ, ИЛИ ЖАЖДА НЕФТИ

Что послужило истинной причиной американского вторжения в Ирак и оккупации этой страны – сказать сложно и сегодня. Трудно предположить, что в Вашингтоне всерьез верили в собственные «игры с пробирками», то есть в то, что в Ираке создается химическое или, тем более, ядерное оружие. Совершенно несостоятельна и чрезвычайно популярная в России и мире в целом «нефтяная версия» действий американцев. Никакой необходимости в захвате иракской нефти у США не было, и, главное, его и не произошло ни в какой форме (тем более а что такое вообще «захват нефти»?). То ли Джордж Буш-младший считал принципиальным завершить то, что не доделал отец, то ли американцы всерьез хотели превратить Ирак в страну «образцового демократического содержания», то есть в пример для всего арабского мира и заодно в плацдарм для будущих ударов по Ирану и Сирии, – теперь уже вряд ли удастся выяснить.

С чисто военной точки зрения из-за вышеупомянутого сокращения количества союзников антииракская группировка была заметно слабее, чем в 1990–1991 годы, кроме того, из-за отказа Саудовской Аравии предоставить свою территорию ей пришлось действовать из микроскопического по размерам Кувейта, из юго-восточного «угла» данного театра военных действий (ТВД).

Северный фронт создать не удалось, поскольку Турция также отказалась от любого участия в войне. Почти никакой принципиально новой техники (кроме бомбардировщиков-невидимок В-2) у американцев за 12 лет не появилось, но имеющаяся техника прошла радикальную модернизацию под требования сетецентрической войны. Это значительно повысило эффективность и управляемость американских войск.

С другой стороны, разгромленная в 1991 году и не обновляемая с тех пор из-за санкций иракская армия очень сильно деградировала. Сухопутные войска еще были довольно большими, хотя и крайне примитивными, а вот ВВС и ПВО, по сути, вообще отсутствовали (кроме переносных зенитных ракетных комплексов (ПЗРК) и зенитной артиллерии), что в войне против США фатально.

Впрочем, шанс испортить англосаксам жизнь у иракцев был: надо было всю армию загнать в крупные города и предложить противнику их штурмовать. Городские бои – самые жестокие и сложные, при этом техническое превосходство в них в значительной степени нивелируется. Но Саддам Хусейн решил, что нужно защищать всю территорию страны, чем просто подставил свою армию под удары американской авиации. Кроме того, военно-политическое руководство Ирака, видимо, находилось в плену очень популярного во всем мире, но совершенно абсурдного мифа о том, что «американцы не умеют воевать», то есть очень боятся контактных наземных боев. Поэтому иракцы попытались такие бои американцам навязывать, причем вдали от городов, в открытой пустыне.

СИЛЫ СТОРОН

В целом к началу войны в сухопутных войсках Ирака и Республиканской гвардии (элитные части) было 300–400 тыс. человек (23 дивизии и несколько отдельных бригад), примерно 2,2 тыс. танков, до 2,4 тыс. боевых машин пехоты (БМП) и бронетранспортеров (БТР), до 4 тыс. артсистем. Впрочем, исправность значительной части этой техники вызывала очень большие сомнения. Уровень боевой подготовки, и раньше не очень высокий, за годы санкций упал еще ниже.

Наземная группировка антииракской коалиции включала 4 дивизии (3-ю механизированную, 101-ю воздушно-штурмовую, 1-ю морской пехоты США, 1-ю бронетанковую Великобритании) и по одной бригаде морской пехоты США и Великобритании. На вооружении имелось 760 танков (640 М1 «Абрамс», 120 «Челленджер»), более 1200 БМП и БТР, около 900 артсистем, до 200 ЗРК, более 900 вертолетов.

Саддам Хусейн не признал правомочность суда, вынесшего ему смертный приговор. Фото Reuters

Воздушная группировка включала 1,8 тыс. самолетов и вертолетов, в том числе 786 боевых самолетов. Соединенные Штаты имели 344 боевых самолета ВВС (28 В-52, 11 В-1, 12 В-2, 12 F-117, 90 F-15, 131 F-16, 60 А-10), 362 боевых самолета авиации ВМС и авиации морской пехоты (236 F/А-18, 56 F-14, 70 АV-8). Великобритания и Австралия предоставили 80 боевых самолетов (60 «Торнадо», 4 «Ягуара», 16 F-18). Было задействовано также 46 самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления Е-2, Е-3, Е-8, 216 заправщиков (149 КС-135, 33 КС-10, 22 КС-130, 12 английских VC-10), 7 самолетов радиоэлектронной разведки (РЭР) КС-135, а также 2 самолета-разведчика U-2S.

В операции против Ирака, вообще не имевшего флота, было так или иначе задействовано три четверти гигантских ВМС США. Непосредственно в зоне боевых действий находились 13 атомных подводных лодок (АПЛ), 6 авианосцев, 12 крейсеров, 18 эсминцев, 7 фрегатов, а также 22 десантных корабля, включая 8 универсальных десантных кораблей (УДК), 6 десантно-вертолетных кораблей-доков (ДВКД) и 8 десантных транспортов-доков (ДТД). Британцы выставили авианосец, 3 эсминца, 2 фрегата, 4 десантных корабля, в том числе 1 вертолетоносец; Австралия – 2 фрегата и десантный транспорт; Италия – по 1 эсминцу и фрегату; Канада – 3 фрегата; Испания – 4 фрегата; Португалия – 1 фрегат и, наконец, Дания – 1 подлодку.

Иракское командование было уверено, что, как и в 1991 году (и как в 1999 году в Югославии), американцы начнут войну с многодневной воздушной кампании. Однако на этот раз англосаксы ограничились одной предварительной бомбардировкой вечером 20 марта 2003 года и утром следующего дня сразу начали наземное наступление на Багдад по двум различным направлениям.

У наступающих войск не было обеспеченных флангов, да и тыла, по сути, тоже не было. При этом, как несложно понять, зависимость наступающих колонн от тылового снабжения была исключительно высокой. Тыловики же вынуждены были действовать в условиях, когда они могли в любой момент встретиться с регулярными иракскими войсками. Первый такой случай произошел уже 23 марта, когда 507-я ремонтная рота по ошибке заехала в город Эн-Насирия, еще занятый иракцами, где была разгромлена, потеряв 11 человек убитыми и 6 пленными. Из-за этого часть 1-й дивизии морской пехоты втянулась в незапланированные бои за Эн-Насирию, которая была полностью занята к 1 апреля ценой гибели 18 морпехов. В ходе штурма выяснилось, что иракцы так и не удосужились провести хоть какую-то инженерную подготовку города к обороне. В остальных городах было то же самое, тем не менее американцы старались их обходить.

Быстрому продвижению вперед способствовало то, что взорвать мосты через Тигр и Евфрат иракцы тоже не удосужились. Кроме того, разумеется, авиация англосаксов имела абсолютное господство в воздухе.

Традиционной проблемой при этом становился «дружественный огонь». В первый же день наступления «Абрамс» был подбит ПТУРом с вертолета авиации морской пехоты АН-1W «Кобра». 23 марта американский ЗРК «Пэтриот» сбил над Кувейтом английский бомбардировщик «Торнадо», оба пилота погибли. На следующий день F-16 по ошибке (или намеренно, обнаружив ее работу по себе?) уничтожил РЛС другого ЗРК «Пэтриот».

ГЛАВНАЯ ЦЕЛЬ – БАГДАД

24 марта американцы открыли все-таки северный фронт, перебросив в Курдистан спецназ и 173-ю воздушно-десантную бригаду. Основные же силы шли на Багдад с юга: 3-я механизированная и 101-я воздушно-штурмовая дивизии – вдоль Евфрата, 1-я дивизия морской пехоты – вдоль Тигра. Англичане были брошены на штурм Басры и полуострова Фао на юге Ирака. Наступающие войска подвергались постоянным атакам регулярных войск и ополченцев, однако успеха эти атаки не приносили. Большая часть иракских сил выбивалась авиацией, остальных американцы громили в наземном контактном бою, которого боялись совсем не так сильно, как об этом думали иракцы.

Как было сказано выше, иракцам нужно было сидеть в городах и/или атаковать тыловые части американцев. Но иракское командование мыслило штампами и стереотипами и не было способно реагировать на реальную ситуацию.

В последних числах марта 3-я механизированная дивизия США вела бои за город Наджаф, в ходе которых перемолола несколько элитных дивизий Республиканской гвардии. Во время этих боев выяснилось, что американская рота способна успешно воевать против иракской дивизии. В начале апреля последовали бои за Кербелу, в ходе которых 3-я механизированная дивизия разгромила еще две дивизии Республиканской гвардии. Последние элитные части были уничтожены в ходе боев за столичный аэропорт, которые начались уже 3 апреля. Теперь оборонять Багдад было практически нечем. В связи с этим достаточно бессмысленна очень популярная у нас версия о том, что иракские генералы сдали столицу за деньги. На самом деле, столицу уже невозможно было оборонять, ВС Ирака были разгромлены по частям между Багдадом и кувейтской границей.

Формально в тылу американцев оставалась еще почти 100-тысячная иракская группировка, но она была в значительной степени рассеяна, утратила связь с командованием и, главное, была полностью деморализована.

Уже 6 апреля захваченный аэропорт Багдада принял первый американский транспортник С-130. 7 апреля пали одновременно Кербела и Басра, американский тыл становился все более безопасным, что позволяло идти на штурм Багдада. 5 и 7 апреля танковые группы 3-й механизированной дивизии провели лихие рейды к центру города по его широким магистралям, выявив иракскую оборону. При этом после рейда 7 апреля американская группа не ушла назад, а закрепилась в центре Багдада, где выдержала яростные атаки иракцев. 8 апреля в город вошли основные части 3-й механизированной дивизии, 9 апреля до Багдада доехала 1-я дивизия морской пехоты. В этот день столица Ирака пала, менее чем через три недели после начала войны.

На следующий день курды при поддержке американских десантников взяли Киркук, потом – Мосул. Это вызвало крайнее недовольство Турции, но идти против Вашингтона она не рискнула.

13 апреля американские морпехи без боя взяли Тикрит, родину Саддама Хусейна. На этом война, по сути, закончилась. Точнее, закончилась ее классическая фаза «армия против армии».

За время операции ВМС США выпустили по целям в Ираке 802 крылатые ракеты «Томагавк», бомбардировщики В-52 – 153 крылатые ракеты. Сухопутные войска выпустили 414 тактических ракет АТАСМS, которые в первую очередь использовались для подавления иракской ПВО. Со своей стороны, Ирак выпустил по Кувейту 17 ракет Р-17, из которых 9 было сбито «Пэтриотами», а 8 упали в пустыне.

Всего американская и английская авиация сделала 45,6 тыс. самолето-вылетов, использовав для ударов по наземным целям 29 345 авиационных боеприпасов общей массой 15 тыс. т. Из этого количества 19 269 боеприпасов, или 65,7%, были высокоточными.

Людские потери США в ходе операции составили всего 139 человек убитыми, Великобритании – 33 человека. Безвозвратные потери в бронетехнике составили у США 15 танков М1 «Абрамс» (3 уничтожено, 12 подбито и не подлежали восстановлению), 16 БМП М2 «Брэдли», 23 БТР М113, 28 амфибийных БТР ААV-7А и 11 БТР LAV-25, у Великобритании – 10 танков «Челленджер-2» (они, впрочем, признали потерю только одного, причем от огня другого «Челленджера») и 10 БМП «Уорриор». Было потеряно 6 американских (F-15E, F-14A, F/A-18C, A-10A, AV-8B+, S-3А) и 1 английский («Торнадо» GR4А) самолетов, из которых только А-10А был совершенно точно сбит иракской ПВО, F/A-18C и «Торнадо» стали жертвами собственного ЗРК «Пэтриот», палубные F-14A и S-3А разбились по техническим причинам. Вертолетов погибло 16: 4 АН-64D «Апач», 2 AH-1W, 2 UH-60A, 2 UH-1N, 2 OH-58D, 1 СН-46Е, 1 МН-53М, а также 2 английских «Си Кинга». Из этого количества лишь 2 вертолета (по 1 «Апачу» и UH-60) точно были сбиты иракцами. В целом при подобном размахе и результатах операции такие потери можно считать совершенно ничтожными.

Определить потери Ирака довольно сложно, поскольку по итогам войны его ВС прекратили свое существование. Они составили, по разным данным, от 3 до 30 тыс. человек убитыми, около 900 танков, около 800 БМП и БТР, более 300 орудий и минометов. Впрочем, в конечном счете вся иракская техника была либо уничтожена, либо захвачена противником.

В целом, несмотря на все описанные выше недостатки иракской армии, американцы одержали выдающуюся победу, продемонстрировав совершенно новый стиль ведения войны, недоступный (по крайней мере на тот момент) больше ни одной армии мира. 1 мая Джордж Буш-младший объявил об окончании войны.

ПОБЕДИЛИ В ВОЙНЕ, НО ПРОИГРАЛИ МИР

Действительно, классическая война окончилась блестящей победой англосаксов. После чего победители начали уверенно проигрывать мир.

В России и многих других странах мира США глубоко демонизированы, им приписываются разнообразные дьявольские замыслы и уж совершенно точно за всеми их действиями видится экономическая мотивация (например, захват нефти). При этом совершенно недооценивается высочайшая идеологизированность американского общества. Подавляющее большинство американцев, как простого населения, так и элиты, абсолютно уверено, что политическая и экономическая система США не просто идеальна, но единственно возможна и что любой народ в мире автоматически будет строить в своей стране аналогичную систему. Помешать ему в этом могут только разнообразные тираны (типа Саддама Хусейна). Соответственно если тиран свергнут, то все быстро наладится само собой. Отдельные американские ученые (историки, политологи, обществоведы) догадываются, что указанная теория, мягко говоря, не совсем верна, а точнее – не имеет никакого отношения к реальности, но кого когда интересовало мнение ученых?

Исходя из данной теории, американцы не имели никаких внятных планов послевоенного обустройства Ирака. Они лишь, по аналогии с денацификацией послевоенной Германии, провели дебаасизацию Ирака, то есть полностью ликвидировали структуры правившей при Хусейне партии Баас. Между тем подавляющее большинство ее членов вступало в партию только потому, что без этого нельзя было сделать никакой карьеры (как в СССР, не вступая в КПСС). Соответственно они вполне могли служить любому новому режиму. Но американцы, руководствуясь идеологическими догмами, полностью разрушили систему управления страной, не создав никакой новой, а заодно получили мощную прослойку ненавидящих их людей.

Разумеется, никак не была учтена этноконфессиональная структура населения Ирака. Структура эта примерно такова – по 20% курдов и арабов-суннитов, 60% арабов-шиитов. При Хусейне вся власть была сосредоточена в руках суннитского меньшинства. Шииты доступа к ней почти не имели, а курды вели долгую и тяжелую войну за независимость.

После свержения Хусейна Курдистан окончательно стал независимым де-факто, не провозглашать независимость де-юре его упросили американцы. Шииты начали брать власть «явочным порядком», из-за чего относились к американцам достаточно лояльно (кроме немногочисленных радикалов типа Муктады Ас-Садра). А вот сунниты сразу лишились всего и стали основой сопротивления. К тому же им на помощь немедленно двинулись боевики со всего исламского мира. Ведь исламский терроризм, олицетворением которого является «Аль-Каида», имеет чисто суннитскую природу. Поэтому в Ираке начала постепенно разворачиваться партизанская война против оккупантов с сильными элементами гражданской войны между этноконфессиональными группами самого Ирака.

Уже за период с 1 мая по 25 июля 2003 года погибли 163 американца, то есть больше, чем за всю активную фазу войны против иракской армии. Уничтожение 22 июля сыновей Хусейна никаким образом ни на что не повлияло. Диктатора и его сыновей на самом деле ненавидело подавляющее большинство населения, но к партизанской войне этот факт не имел никакого отношения.

Поняв, что война затягивается, американское командование поделило Ирак на три оккупационные зоны – свою, английскую и польскую, при этом в каждой контингенты уже были многонациональными. Понимая, что польза от союзников будет ограниченной, самые сложные суннитские районы американцы включили в собственную зону.

В апреле 2004 года началось восстание суннитов в провинции Анбар, завязались тяжелые бои в городах Фаллуджа, Рамади, Наджаф, Эн-Насирия. Только за этот месяц погибли 135 американских военнослужащих.

В декабре 2005 года в Ираке прошли первые парламентские выборы, однако это не решило никаких проблем, поскольку подавляющее большинство суннитов их бойкотировало. Кроме того, в очередной раз подтвердилось, что в обществах, не имеющих опыта электоральной демократии, люди голосуют не по политическим, а по религиозным, национальным и клановым принципам. Из-за этого формальное появление демократических институтов не делает страну демократической на деле. Более того, по новой Конституции в Ираке была введена система этноконфессионального разделения властей, что само по себе уже далеко от традиционной демократии. Как президента, так и премьера избирает парламент, при этом премьер (шиит) имеет больше полномочий, чем президент (курд). Формально важнейшей фигурой при такой системе становился председатель парламента (суннит), но при местных традициях это было невозможно. Реальным руководителем страны стал премьер.

В США стремительно росло недовольство огромными людскими и материальными потерями в ходе иракской кампании. Стало не менее стремительно падать качество военнослужащих сухопутных войск и морской пехоты, на которые и приходились почти все потери. В очередной раз подтвердился хорошо известный факт, что вести тяжелую войну с высокими потерями «профессиональная», то есть наемная, армия не может, ибо за деньги можно убивать, но нельзя умирать. В начале войны у американских военнослужащих была высокая мотивация (они верили, что мстят за теракты 11 сентября 2001 года, хотя в реальности Хусейн не имел к ним ни малейшего отношения), а потери очень невелики. Через три года с мотивацией возникли большие проблемы. Началась быстрая люмпенизация и криминализация наземных компонентов ВС США, при этом расходы на содержание личного состава стремительно росли.

ПЕРЕЛОМ В ВОЙНЕ

В августе 2006 года Буш заявил: «Наш уход из Ирака до того, как вся работа будет выполнена, создаст террористическое государство в самом сердце Ближнего Востока, террористическое государство, которое будет намного опаснее, чем был Афганистан перед тем, как мы вышибли оттуда «Талибан», террористическое государство, способное финансировать свою деятельность за счет нефтяных резервов Ирака». Таким образом, президент признал, что до победы очень далеко. Гораздо дальше, чем в начале войны. В сентябре контроль над иракскими ВС официально был передан от американского командования иракскому премьеру. В декабре был пойман американцами и повешен шиитами Саддам Хусейн, что не имело ни малейшего значения: бывший диктатор к этому моменту почти никого не интересовал.

Партизаны разными путями добыли значительное количество ПЗРК, кроме того, в борьбе с вертолетами часто эффективны были РПГ и обычное стрелковое оружие. К началу марта 2007 года потери авиации коалиции с начала войны составили 15 самолетов (1 F-15E, 3 F-16, 1 F-14, 3 F/А-18, 1 «Торнадо», 1 AV-8, 1 А-10, 1 S-3, 3 С-130) и 96 вертолетов (24 АН-64, 8 АН-1, 18 ОН-58, 1 АН-6М, 17 UH-60, 2 UH-1, 2 СН-3, 6 СН/МН-53, 5 СН-46, 5 СН-47, 1 «Пума», 1 «Линкс», 1 «Белл»-412, 1 «Сокол», 2 Ми-8, 2 МD-530D). Эти цифры уже не казались ничтожными.

Тем не менее именно 2007 год стал переломным. Сознательно или случайно американцы скопировали российскую тактику, использованную в начале второй чеченской войны. Как известно, в межвоенный период (1996–1999 годы) в Чечне произошел раскол тех, кто в первую войну воевал против России, на националистов, выступавших за независимость Чечни и строительство в ней национального государства, и исламистов, собиравшихся строить «халифат» в пределах как минимум Северного Кавказа. Именно исламисты спровоцировали вторую войну, начав вторжение в Дагестан. Когда в ответ на это в Чечню вновь пришла Российская армия, националисты предпочли перейти на ее сторону, ибо исламисты были для них уже совершенно неприемлемы. Аналогичная ситуация произошла в Ираке. Многочисленные иностранные исламисты, завербованные «Аль-Каидой» по всему миру, своей крайней жестокостью и пещерными обычаями оттолкнули очень значительную часть населения Ирака, в том числе и местных суннитов, поначалу воевавших против американцев как против оккупантов. Именно их американцы и сумели перетянуть на свою сторону, сформировав из них «отряды бдительности» («сахва»). Теперь они взяли на себя главную тяжесть борьбы с радикальными исламистами, а потери американцев с осени 2007 года резко пошли на убыль.

К ноябрю 2008 года общие потери США достигли 4207 человек, Великобритании – 176, Италии – 33, Польши – 23, Украины – 18, Болгарии – 13, Испании – 11, Дании – 7, Грузии и Сальвадора – по 5, Словакии – 4, Латвии и Румынии – по 3, Эстонии, Австралии, Таиланда и Голландии – по 2, Азербайджана, Венгрии, Кореи, Чехии и Казахстана – по 1. Всего – 4521 человек. Большинство стран коалиции выводило свои контингенты, задумались об этом и американцы, где к власти пришел новый президент, считающий себя пацифистом. В мае 2009 года Ирак покинули британцы, ближайшие союзники США. К августу в стране остались только американские войска. Их потери в месяц теперь редко превышали 10 человек. Таким образом, противопартизанскую войну США тоже сумели выиграть.

В планах США было оставить в стране несколько военных баз и до 50 тыс. военнослужащих. Но премьер Нури аль-Малики, находящийся под сильным влиянием иранских единоверцев, отказался подписать с Вашингтоном соглашение, дающее американским военнослужащим иммунитет от местного судебного преследования. И американцы отнюдь не свергли свою марионетку. Они утерлись и ушли. Вывод американских войск из Ирака полностью завершился в декабре 2011 года, потери составили 4484 человек. Кроме того, на стороне США в войне участвовали многочисленные частные военные компании (ЧВК), чьи потери были как минимум не меньше, но их никто не считал (гибель военнослужащего – проблема государства, гибель наемника – его личная проблема). При этом погибло не менее 162 тыс. иракцев.

В политическом плане США потерпели в Ираке полное поражение. Не только и даже не столько потому, что никакой демократии в этой стране построить не удалось. Главное в том, что Вашингтон, по сути, своими руками передал Ирак своему злейшему врагу – Тегерану. Просто потому, что при созданной американцами в Ираке политической системе главными стали шииты, автоматически ориентирующиеся на иранских единоверцев.

Но и формальная военная победа стал, фактически поражением. Война в Ираке и параллельная ей война в Афганистане, поглотив гигантские средства, привели к окончательной переориентации ВС США на войну с заведомо более слабым противником (примитивной и архаичной регулярной армией или с партизанскими формированиями). Это очень сильно изуродовало всю структуру ВС США и характер боевой подготовки (см. «Почему нам не страшен «быстрый глобальный удар», «НВО», 24.11.17). Именно поэтому таким шоком для американцев стал «крымско-сирийский» вызов со стороны России.

А начавшаяся в 2014 году третья иракская война, подтвердившая факт поражения США в предыдущей войне, заслуживает отдельного описания.

“Война - это зло в чистом виде”: премьера фильма “Однажды в Ираке” на русском языке

  • Екатерина Молодова
  • Русская служба Би-би-си

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

"Однажды в Ираке". Трейлер документального фильма

Русская служба Би-би-си выпускает на русском языке документальный сериал "Однажды в Ираке" (Once Upon A Time In Iraq), обладатель двух премий "Rose d'Or" 2020 года, снятый режиссером-документалистом, лауреатом премии BAFTA, Джеймсом Блюмелем и кинокомпанией Keo Films.

Сериал был впервые показан летом 2020 года в оригинальной версии на английском языке.

Комментируя премьеру сериала в России, Джеймс Блюмель сказал Русской службе Би-би-си: "Я думаю, многие считают, что они знают историю иракской войны и что добавить тут нечего. Но когда фильм показали на Би-би-си, отклик был ошеломляющим. Люди прониклись темой и героями, они стали воспринимать эту войну как человеческую историю, которой они сопереживают".

"Я не перестаю удивляться и радоваться тому, что фильм так встречают. А узнать, что все серии увидят в России и еще 10 странах - это просто фантастика. Я надеюсь, что и новым зрителям сериал откроет много нюансов и предложит человечный взгляд на то, что иракцам пришлось пережить с 2003 года", - добавил Блюмель.

Рок-музыкант

В 2003 году Валиду Несифу было 18 лет, он жил в Багдаде, был фронтменом созданной им самим рок-группы, чуть ли не единственной музыкальной группы в Ираке, игравшей хэви-метал.

Автор фото, Keo Films Ltd 2020

На каждом концерте его группа исполняла песню, посвященную президенту Ирака, Саддаму Хусейну. Так было принято, это было необходимо - в первую очередь, для безопасности, ведь тайная полиция была повсюду.

Но на самом деле Валида увлекал западный образ жизни и вся его атрибутика - голубые джинсы, скейтборд, наушники… Когда стало ясно, что война между Ираком и США неизбежна, Валида охватило нетерпение. Он мечтал, что американцы придут и навсегда изменят его страну.

Беженец

Автор фото, Keo Films Ltd 2020

В 2003 году, когда подготовка вторжения шла полным ходом, Самир Аль-Джассим, проживающий в Соединенных Штатах иракский беженец, узнал о том, что американской армии требуются переводчики для работы с отрядами спецназа в Ираке, и понял, что его час настал.

Для Самира, к тому времени жившего в Америке уже несколько лет, это была не просто возможность вернуться на родину, в Ирак, но еще и шанс отомстить за своих родных и друзей, за своих земляков из города Эн-Насирия, убитых верными Саддаму гвардейцами во время разгрома шиитского восстания 1991 года.

Самир всей душой ненавидел саддамовский режим и хотел принять участие в этой войне, видя себя одним из освободителей своего угнетенного народа.

Школьница

В 2003 году Салли Марс было шесть лет, она жила в Багдаде, училась в медресе.

Уже тогда Салли знала, что говорить плохо о Саддаме нельзя: учительница в медресе кричала на её одноклассницу, когда та сказала, что её отец сжег портрет Саддама, потому что он убил его брата.

Автор фото, Keo Films Ltd 2020

Подпись к фото,

В 2003 году Салли Марс было шесть лет, она жила в Багдаде, училась в медрес

Учительница кричала: "Ты что, хочешь, чтобы нас всех убили?! Нельзя говорить такое о Саддаме!"

Когда американские солдаты появились в Багдаде, Салли они казались похожими на черепашек ниндзя.

Она помнит, как трупы, лежащие на улицах, складывали в грузовики и увозили. Даже спустя столько лет Салли помнит, как улицы Багдада пахли кровью.

Обожатель Саддама

Автор фото, Keo Films Ltd 2020

Подпись к фото,

Иссам Аль-Рави называет себя одним из советников Саддама Хусейна

В 2003 году мир Иссама Аль-Рави пошатнулся. Иссам восхищался Саддамом Хусейном, восхищался его мужеством и твердостью, его царственным обликом, его манерой одеваться и тем, как красиво он держал в руке сигару…

Иссам называет себя одним из советников свергнутого лидера, он с гордостью показывает фото, где запечатлен вместе со своим кумиром. Иссам до сих пор скорбит о Саддаме, которого считает мучеником, и рассказывает о том, что иногда видит его во сне…

Сестра казненных шиитов

Автор фото, Keo Films Ltd 2020

Подпись к фото,

Во время правления Саддама, один из братьев Ум Ибрагим был обвинен в соучастии в заговоре и казнен, а с ним и еще 15 членов их семьи

В 2003 году Ум Ибрагим все еще оплакивала своих погибших братьев. Во время правления Саддама, один из братьев Ум был обвинен в соучастии в заговоре против президента и казнен, а с ним и еще 15 членов их семьи.

Семья Ум принадлежит к шиитской ветви ислама. Шииты в Ираке всегда составляли большинство населения, однако в последние десятилетия ХХ века в руководстве страны шиитов практически не было, вся власть сосредоточилась в руках суннитов, а духовные лидеры шиитских общин регулярно подвергались разного рода репрессиям.

"Я рада, что меня кто-то слушает. Мы вынесли столько притеснений, но никто нас не слушал" - говорит Ум.

Как начиналась работа над фильмом

Автор фото, Keo Films Ltd 2020

Подпись к фото,

Работа над фильмом шла в двух направлениях - сбор архивных видео- и фотоматериалов и поиск героев

Выслушать Ум и её соотечественников-иракцев, а также американцев - военных, разведчиков и журналистов, принимавших участие в этой войне, взялся британский кинодокументалист Джеймс Блюмель.

Его предыдущий фильм "Исход: наш путь в Европу" (Exodus: Our Journey To Europe, 2016) о сирийских беженцах удостоился в 2017-м премии BAFTA как лучший документальный фильм года.

Джеймс рассказывает, что когда работа над фильмом "Exodus" была закончена, он никак не мог переключиться на новый проект, он всё продолжал размышлять над тем, что ему рассказали герои "Exodus".

И ему пришло в голову, что, снимая "Exodus", он упустил из виду, не рассказал о том, почему, по каким причинам, вследствие каких исторических обстоятельств возник миграционный кризис, и люди оказались в том положении, в котором они находятся.

То есть, в "Exodus" он просто даже не пытался рассмотреть эту тему. И он решил попробовать рассказать о войне в Ираке, как об одной из главных исторических причин, обусловивших массовую миграцию людей с Ближнего Востока.

"Война навсегда" и другие

Документальный сериал, выросший из этой идеи, и то, как создатели организовали работу над фильмом, достойны войти в учебники по кинодокументалистике.

Автор фото, Ashley Gilbertson/Keo Films Ltd 2020

Подпись к фото,

Журналист Декстер Филкинс, который освещал события в Ираке для "Нью-Йорк Таймс", активно участвовал в создании фильма

Продюсер фильма, Джо Абель рассказывает, что прежде всего в их команду вошёл ресерчер (исследователь - если перевести с профессионального жаргона) - человек, который собрал источники - статьи, книги, фильмы, аналитические обзоры и другие материалы, и помог сформировать структуру фильма, очертить исторический период, о котором может рассказать такой фильм.

Одним из очень ценных источников - не только фактической информации, но и атмосферы, тона, деталей среды - стала для Джеймса и его коллег книга "Война навсегда" ("The Forever War", 2008) журналиста Декстера Филкинса, который освещал события в Ираке для "Нью-Йорк Таймс" в течение семи с лишним лет.

Постепенно стала собираться команда, и работа шла в двух направлениях - сбор архивных видео- и фотоматериалов и поиск героев.

Автор фото, Keo Films Ltd 2020

Подпись к фото,

Знаменитые кадры, где статую Саддама сбрасывают с пьедестала, обошедшие в свое время все телеканалы мира, оказалось не так-то легко разыскать в архивах новостных агентств

Продюсер по архивам Мириам Уэлш говорит, что в первую очередь создатели разыскали и посмотрели фильмы, которые в последние десятилетия снимали об Ираке другие документалисты, и это сразу подсказало множество новых направлений для поиска архивных видеозаписей.

Кроме того, разумеется, они обратились к обширным телевизионным архивам. Как оказалось, этот, хотя и очевидный, шаг тоже потребовал определенных усилий.

Например, знаменитые кадры, где статую Саддама сбрасывают с пьедестала, обошедшие в свое время все телеканалы мира, оказалось не так-то легко разыскать в архивах новостных агентств, ведь эти материалы были сняты больше 15 лет назад.

Продюсеры отсматривали добытые архивы, цифровали, тщательно каталогизировали, записывали дату и место, где был снят тот или иной материал.

Новые герои

Большой удачей для команды фильма стало знакомство с видеоархивом режиссера-документалиста Джулии Гест.

Автор фото, Keo Films Ltd 2020

Подпись к фото,

Валид Несиф стал центральным героем первого эпизода

Джулия снимала в Багдаде в 2003-м и 2004-м году, и с ней работал переводчик, восемнадцатилетний Валид Несиф, и он стал одним из героев её видео. Продюсерам удалось связаться с Джулией, и она охотно пошла им навстречу, предоставив свои материалы для фильма.

Джеймс очень заинтересовался судьбой Валида, и решил разыскать его и попросить об интервью.

Автор фото, Keo Films Ltd 2020

Подпись к фото,

Фаллуджа: мятежному городу посвящен целый эпизод документального сериала

В первые же минуты общения (посредством видеоконференции), Джеймс понял, что Валид просто необходим ему для фильма, и он вылетел в Канаду, куда Валид эмигрировал из Ирака, чтобы встретиться с ним.

Автор фото, Keo Films Ltd 2020

Подпись к фото,

Фотограф Эшли Гилбертсон рассказывает о своем опыте работы в Ираке

В этой первой их беседе Валид рассказал Джеймсу о том, что в 2003 году он принимал участие в телемосте между Нью-Йорком и Багдадом.

Факт такого рода - потрясающий сюжет для документального кино, и Джеймс позвонил Мириам с просьбой попытаться найти эти кадры. Мириам рассказывает, что видеозапись в итоге нашлась в архиве крошечной кабельной телекомпании в Нью-Йорке.

Огромный вклад в визуальную часть фильма внесли личные архивы журналиста Декстера Филкинса и фотографа Эшли Гилбертсона, которые, находясь в Ираке по редакционному заданию, в то же время переживали свой личный опыт жизни и работы в условиях войны, разрухи, хаоса и окружающей со всех сторон человеческой беды.

Воспоминания эти - не такого рода, что хочется рассказывать любому встречному. Нужна решимость и доверие, доверие к людям, которые поставили камеру и задают все эти тяжелые вопросы.

Как проходили съемки

Автор фото, Keo Films Ltd 2020

Подпись к фото,

Первый после свержения Саддама шиитский ритуал Ашура на многолюдной площади в Кербеле в 2004 году был прерван взрывами бомб

Отчасти поэтому, рассказывает Джеймс, студия, где сняты интервью, представляет собой "чёрную коробку", закрытое, интимное, исповедальное пространство, где человеку легче открыться и рассказать о том, что с ним было.

Ведь по замыслу, именно люди - и их истории - должны были стать хребтом, осью, вокруг которой закручиваются турбулентные вихри исторических событий, о которых рассказывает фильм.

Автор фото, Keo Films Ltd 2020

Подпись к фото,

Американские солдаты проводят обыск прохожего в Фаллудже, 2004 год

Вторая причина - в том, что компоненты такой студии легко перевезти в самолете и собрать в другом месте - в другой стране. Съёмки проходили в Ираке, Соединённых Штатах, Канаде, Иордании.

Джеймс рассказывает, что для него было важно, чтобы все герои были сняты в визуально одинаковых условиях, чтобы унифицировать фон, чтобы не было различий в том, как оформлены интервью с героями с иракской и с американской стороны, и чтобы фон этот был максимально нейтральным, чтобы он не отвлекал внимание от самой истории.

Автор фото, Keo Films Ltd 2020

Подпись к фото,

Фильм состоит из пяти эпизодов, каждый из которых посвящен одному или нескольким героям или событиям

В таких условиях - в пустом, лишенном красок пространстве - каждый из героев становится своего рода живым историческим документом.

А чтобы документ вызывал доверие, его текст подтверждают, дополняют, иллюстрируют кадры хроники. Создатели фильма говорят, что для них было чрезвычайно важно подтвердить, поддержать архивными кадрами достоверность рассказываемых историй.

Что вам предстоит увидеть

Фильм состоит из пяти эпизодов, каждый из которых посвящен одному или нескольким героям или событиям.

Автор фото, Keo Films Ltd 2020

Подпись к фото,

Фильм рассказывает о том, как стихийные повстанческие группы превратились в организованное сопротивление, во главе которого встали профессиональные террористы

Центральным героем первого эпизода стал Валид Несиф, который в числе нескольких других юношей и девушек в 2003 году принял участие в историческом телемосте между Багдадом и Нью-Йорком.

О том, с какими чувствами молодёжь Багдада ожидала начала военных действий, и о том, чем обернулись для иракцев первые несколько недель вторжения - в первом эпизоде фильма, "Война".

Второй эпизод, "Сопротивление", посвящен событиям следующего периода в истории войны, когда по всей стране стали стихийно вспыхивать бунты и восстания против американской оккупации.

Третий эпизод фильма, "Фаллуджа" рассказывает о том, как с течением времени партизанская война, которую вели против американской армии стихийные группы иракских повстанцев, переросла в организованное сопротивление, во главе которого встали профессиональные террористы.

Четвёртый эпизод, "Саддам", посвящен личности и судьбе лидера и диктатора, много лет правившего Ираком, Саддама Хусейна. Эпизод повествует о поимке Саддама американцами, о суде над ним и о том, как он был казнен.

Заключительный, пятый эпизод фильма, "Наследие", исследует то, какие исторические последствия для Ирака и всего Ближнего Востока возымела военная кампания 2003 года. Разруха, политическая нестабильность, отсутствие инфраструктуры и разобщенность между самими иракцами создали предпосылки для захвата большой части страны террористическими исламистскими группировками, и, фактически, втянули ее в новую, нескончаемую и кровопролитную, гражданскую войну.

Освободители или захватчики?

Автор фото, Keo Films Ltd 2020

Подпись к фото,

Захватчик или освободитель: тема роли армии США в Ираке проходит через весь фильм

Этот колоссальный по количеству исторического контекста период в истории Ирака предстает в фильме как живое полотно, или, лучше сказать, лоскутное одеяло, где каждый лоскут - это судьба отдельного человека с его личной болью, разочарованием и надеждой, а все лоскуты вместе - это сложное сплетение разнонаправленных, часто противоположных друг другу желаний, намерений и поступков.

И эта противоречивость, этот сложный замес конфликтующих интересов делает каждого героя фигурой неоднозначной, обнажает уязвимость, беззащитность каждого из нас и сводит на нет любую попытку встать на чью-то сторону.

Для кого-то американский солдат - это освободитель, пришедший сбросить тиранический режим, а для кого-то - безжалостный захватчик, который врывается ночью в мирный дом, крушит мебель и швыряет на пол продукты…

Автор фото, Keo Films Ltd 2020

Для кого-то Саддам Хусейн - жестокий деспот, уничтоживший тысячи неповинных людей, а для кого-то он - мудрый и мужественный правитель, герой и даже икона стиля…

Этот фильм не подвергает анализу сложные исторические события, а, скорее, фиксирует эту сложность, заставляя как мантру повторять вслед за одним из героев: "Война - это зло в чистом виде. Зло в чистом виде".

Посмотреть целиком документальный сериал "Однажды в Ираке" на русском языке можно с 26 апреля на сайте, а также на Youtube-канале и страницах Русской службы Би-би-си в "Одноклассниках" и "Вконтакте".

Фильм доступен для просмотра на территории России, Беларуси, Украины, Армении, Азербайджана, Молдовы, Казахстана, Кыргызстана, Туркменистана, Таджикистана и Узбекистана.

Национальная лаборатория внешней политики - О перспективах политики США в Ираке

Категория: Публикации
Автор: Эксперт НЛВП
Просмотров: 2949

Представленный 6 декабря президенту США доклад двухпартийной независимой группы по изучению ситуации в Ираке под руководством бывшего госсекретаря Дж.Бейкера и бывшего конгрессмена-демократа Л.Гамильтона вряд ли способен стать руководством к действию для Белого дома.

Его основные положения, в обилии утекавшие в СМИ в последние две недели, нуждаются в конкретизации (в кулуарах группы называют единственный срок - вывод войск должен начаться где-то в 2007 году) и не оправдали ожиданий республиканцев и демократов. Среди рекомендаций: замена американских патрулей в Ираке иракскими к началу 2008 года, ускорение подготовки иракских сил безопасности, переговоры с Ираном и Сирией, применение экономических рычагов воздействия на нынешнее правительство Ирака. Фактически Рамсфельд собирался сделать то же самое еще в 2003 году, когда установил цель сократить присутствие с 130 тыс. до 30 тыс. к концу 2003 года, передав всю полноту власти в обеспечении безопасности иракским силам безопасности. "Каждый год Пентагон озвучивал планы сокращения - в 2005, например, планировалось "к 2006 году сократить со 150 тыс. до менее 100 тыс. И каждый раз "реальные обстоятельства" в Ираке мешали это сделать... И мы ждали целых 9 месяцев, чтобы услышать рекомендацию "следовать прежним курсом?" (Weekly Standard, 11.12).

Не случайно в американских СМИ встретили доклад более чем прохладно, просвоили ему уничижительную характеристику "доклада благих намерений": "Кто же спорит, что Иран и Сирия... "должны" не допустить проникновения террористов в Ирак? Пока мы не предложим конкретных путей заставить их сделать это, такие заявления останутся бесполезным сотрясанием воздуха, а не стратегией" (National Review, 08.12).
"Долгожданный доклад - всего лишь способ обеспечить политическую ширму для вывода американских войск" (The New York Times, редакция, 07.12).

Сегодня число американских военных в Ираке составляет около 150 тыс. человек. США участвуют в этой войне уже дольше, чем во второй мировой (1348 дней). Потери приближаются к 3000 чел, а финансовые затраты - $8 млрд. в месяц или $76 млрд. в год. Основная нагрузка в обеспечении безопасности лежит на американцах. Существующие армия и силы безопасности Ирака, - всего около 124 тыс., из которых только 10 тыс. боеспособны, пока не могут противостоять радикальным исламистским группировкам (только у М.Садра - около 50 тыс. боевиков).

Война в Ираке - ключевая внутриполитическая проблема в США. По данным опросов, около 60% считают Ирак самой приоритетной проблемой (Gallup. 27-29.11). Поддержка американцами войны в Ираке сократилась до 33%. Около 60% опрошенных сравнивают нынешнюю ситуацию в Ираке с войной во Вьетнаме. Подавляющее большинство - за радикальное сокращение присутствия или полный вывод ВС США из Ирака. При этом, однако около 60% опрошенных уверены, что США могут одержать победу в Ираке (CNN/Opinion Research. 17-19.11). Стабильно больше половины американцев выступают за принятие четкого графика вывода войск из Ирака (Pew Research/ Princeton Survey. Nov. 9-12.11). Подавляющее большинство американцев не верит в наличие конкретного плана решения иракской проблемы ни у республиканского президента (74%), ни у демократов в Конгрессе (65%) (Pew Research / Princeton Survey. 9-12.11).

Доклад "Группы по изучению Ирака" - лишь часть масштабного аудита, проводимого в США уже на протяжении года. Согласно сообщениям Washington Post, еще в августе с.г. войсковая разведка морской пехоты США направила в Белый дом служебную записку, свидетельствующую о неспособности США контролировать западную суннитскую провинцию Анбар или "противодействовать растущей там популярности "Аль-Каиды".
В начале ноября с.г. советник президента по нацбезопасности Стивен Хэдли направил в Белый дом служебную записку, в которой выразил сомнения в способности иракского премьера Малики сдержать межконфессиональное насилие (New York Times). В конце ноября Хэдли сообщил, что до конца текущего года аппарат СНБ представит президенту собственный аудит действий США в Ираке.
В конце ноября- начале декабря стали достоянием гласности документы госдепартамента США, признающие провал ориентированной на поддержку суннитов (20% населения Ирака) политики США в Ираке.
С августа с.г. работает спецкомиссия Пентагона под руководством главы ОКНШ П.Пэйса. В ноябре она разработала формулы трех принципиальных вариантов действий США в Ираке, получившие краткие обозначения - "Go Home" (полный вывода войск в кратчайшие сроки), "Go Big" (увеличение контингента, активизация наступательных операций), и "Go Long" (поэтапное сокращение контингента, ставка на длительное пребывание в Ираке). Рабочий вариант Пентагона в краткосрочной перспективе - вывод войск из наиболее густонаселенных зон на несколько укрепленных баз.
Незадолго до своей отставки глава Минобороны Рамсфельд направил в Белый дом секретный меморандум "Ирак - новые направления действий с пояснениями". В нем утверждалось, что нынешняя стратегия в Ираке не приносит результатов и предлагалось резко активизировать помощь в формировании боеспособных иракских сил. Среди предлагаемых мер: разделение ответственности с иракским правительством и ВС в обеспечении безопасности страны - вывод американцев в безопасные районы, сокращение к лету 2007 года числа военных баз США в Ираке с 55 до пяти. Сокращение боевых и увеличение инструкторских функций ВС США. Внедрение "мягкой силы" - системы экономических и гуманитарных наказаний тех провинций, которые не сотрудничают с США (New York Times, 03.12).

Позиция демократов в Конгрессе, вероятно, будет основываться на теоретических наработках будущего председателя комитета сената по иностранным делам Джозефа Байдена и бывшего, а ныне почетного председателя влиятельного нью-йоркского Совета по международным отношениям Лесли Гелба. Еще в 2005 году их план включал в себя: отказ от навязывания Ираку либеральной демократии западного типа и поэтапный вывод американских войск в 2007 году, Международное патрулирование Багдада и "горячих зон". Ключевое в плане демократов - созыв широкой международной конференции по Ираку с участием Египта, Иордании, Саудовской Аравии, а также Ирана и Сирии с последующей федерализацией государства вплоть до фактического раздела страны на суннитскую, шиитскую и курдскую части. По мнению влиятельных демократов в сенате (Г.Рейд, Дж.Байден, К.Левин и др.) поэтапный вывод войск должен начаться в ближайшие шесть месяцев. Левое крыло демократов (Н.Пелоси, Дж.Мерта и др.), а также Дж.Керри, выступающие за определение жесткого графика и немедленное начало вывода, не встречает поддержки у однопартийцев. В ноябре-декабре с.г. практически все влиятельные демократы, в т.ч. супруги Клинтон, выступили против жесткого графика.
Велика вероятность, что в оставшиеся два года администрации, демократы будут последовательно урезать финансирование войны в Ираке (которое сейчас, и так ведется в значительной степени за счет "дополнительных ассигнований").

Таким образом, вырисовываются общие контуры вероятного двухпартийного консенсуса в США по Ираку - элементы, в той или иной форме содержащиеся в большинстве предложенных администрации аналитических документов:
1. Демонстративный отказ от "демократизации" Ирака в пользу прекращения междоусобиц, обеспечения внутреннего консенсуса и стабильности в стране.
2. Поэтапный вывод американских войск без установления жесткого графика. Постепенное сокращение до 100 тыс. уже в 2007 году (полный вывод, по мнению большинства военных экспертов, займет до 2 лет - New York Post, 04.12).
3. "Иракизация" войны - перевод американских ВС с боевых на вспомогательные функции. Ускоренное обучение и введение в строй иракских сил безопасности/армии.
4. Активизация диалога с Ираном и Сирией с целью купирования межрелигиозного насилия в стране и невмешательства извне. Созыв международной конференции по Ираку.
5. Федерализация и последующий раздел Ирака на суннитскую, шиитскую и курдскую территорию, международный протекторат над Багдадом.

Вместе с тем, вряд ли стоит рассчитывать на автоматическую реализацию двухпартийного консенсуса в политике администрации Буша в ближайшие год-полтора. Накануне доклада "Группы по Ираку", С.Хэдли заметил, что рекомендации Бейкера-Гамильтона будут всего лишь "рекомендациями". В кулуарах самой группы все время были сильны опасения, что их выводу не будут учтены президентом (Washington Post, 01.12). В ходе своей встречи с премьером Малики в Иордании Буш пообещал, что войска США останутся в Ираке до тех пор, "пока этого просит иракское правительство и пока не выполнят свою задачу". На саммите НАТО в Риге Буш подтвердил: "Я не отведу солдат с поля битвы, прежде чем будет завершена их миссия". Вопрос о степени учета рекомендаций и тактике действий в Ираке решится в ближайшие несколько месяцев в результате острого противостояния "старой гвардии" (Буш-старший, Б.Скоукрофт, Дж.Бейкер и др.) и Р.Чейни за влияние на президента, руководствующегося сейчас лишь собственным "наследием в истории". До сих пор Буш избегал признавать собственные ошибки и ни разу не выразил сомнений в правильности курса в Ираке.

Наибольшее раздражение в администрации вызывает перспектива обращения "за помощью" к Ирану и Сирии. Они - многолетние традиционные противники Вашингтона, неизменные члены "оси зла", считающиеся в США главными препятствиями на пути к миру на Ближнем Востоке. На саммите в Риге Буш уже, по сути, отверг идею переговоров с Ираном и Сирией. Против налаживания диалога с Ираном выступила и К.Райс. В ходе недавних встреч с израильтянами в Белом доме недвусмысленно демонстрировали, что считают сдерживание ядерной программы Тегерана более приоритетным, нежели сотрудничество с ним по Ираку.

В политической элите США осознают, что главной проблемой в Ираке становится объективный рост влияния Тегерана (за последнее время все иракские высшие чиновники побывали в Иране, электросеть Ирака завязана на Иран, оттуда поступают солидные гуманитарные пожертвования - $2 млрд. и пр.). Неофициально многие в правительственных и экспертных кругах Тегерана считают, что их интересам отвечает сохранение американского военного присутствия в Ираке - в роли своеобразного "громоотвода". Мошен Резаи, секретарь иранского "совета мудрецов" недавно отметил, что "Америка... уничтожила всех наших врагов в регионе" (цит. по Washington Times, 29.11). В интересах Ирана - обеспечить "совместное с США" решение иракской проблемы, которое можно позиционировать в арабском мире как "прямую заслугу Тегерана в выводе американских ВС". Однако эти намерения Тегерана выторговать за свое содействие по Ираку карт-бланш на ядерные разработки вполне очевидны американцам.

Несмотря на то, что администрация США сейчас явно "притормозила" в подготовке войны с Ираном, вряд ли можно исключить в ближайшее время осуществления воздушных ударов по объектам в Иране. За "достойный ответ" ядерной программе Ирана - влиятельное произраильское лобби в США, большинство влиятельных демократов, в частности, Х.Клинтон, сенатор Э.Бай, председатель нацкомитета демпартии Г.Дин. К тому же, многие в администрации рассматривают Иран как "часть проблемы, а не решения" иракского вопроса. Сильны настроения в пользу того, чтобы отыграться: нанести удар который даст понять, что Америка по-прежнему в состоянии добиваться поставленных целей". Известный идеолог неоконов Д.Муравчик в последнем номере Foreign Policy утверждает: "Не надо заблуждаться: президенту Бушу придется бомбить иранские ядерные объекты, прежде чем он покинет свой пост". По мнению Л.Гелба, в ближайшие год-два, администрация будет угрожать ударами по Ирану, чтобы добиться прежде всего "определенного уровня сдержанности Ирана внутри Ирака".


ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ

1. Сохранение государственного единства Ирака представляется невозможным уже в среднесрочной перспективе. Федерализация страны в принципе не вызывает противодействия у администрации. Это - не только часть большинства нынешних сценариев урегулирования в Ираке у республиканцев и демократов, но и элемент долгосрочной политики по созданию "управляемого хаоса" на Ближнем Востоке. В скандально нашумевшей книге "Никогда не выходи из боя" военный эксперт и публицист Ральф Петерс недавно предложил радикальную перекройку карты Ближнего и Среднего Востока, в том числе разделение Ирака по этно-конфессиональному признаку. Петерс предлагает переориентировать политику США в Ираке вместо поддержки суннитов на создание нежизнеспособного и зависимого от США шиитского государства, контролирующего до 40% мировых запасов нефти (см. Armed Forces Journal). По сути, сохранение единства страны выгодно лишь представителям марионеточного режима. И то не всем - номинальный президент страны курд Дж.Талабани не раз отмечал, что Курдистан никогда не будет управляться из Багдада.

2. Избежать полномасштабной религиозно-конфессиональной гражданской войны в Ираке вряд ли удастся при любом сценарии дальнейшего поведения США. В конфликт уже втянуты Сирия и Аль-Кайда, с суннитской стороны, Иран и Хизбалла - с шиитской, Израиль - с курдской. Сирию и Иран вполне устроит контроль над северной и, соответственно, южной частью Ирака. Однако вряд ли протекторат над иракскими суннитами и шиитами избавит их от внутриконфессиональных конфликтов (пример: 30-летний протекторат Сирии над Ливаном). Гражданская война в Ираке заставит вмешаться и Саудовскую Аравию - на стороне Аль-Каиды и Сирии. Эр-Рияд всерьез опасается, что гражданская война перекинется на нефтеносные шиитские районы (давно требующие независимости от Саудовской Аравии).

3. "Поражение в Ираке" (по крайней мере, как это подается в мировых СМИ) неминуемо приведет к падению авторитета США как мирового гегемона, росту международного терроризма и активизации стоящих за ним режимов (Иран, Сирия, Саудовская Аравия). В американском экспертном сообществе уже прогнозируют, что враги Америки "потеряют страх", и это потребует срочных мер по исправлению складывающегося впечатления о слабости США - на Ближнем Востоке в первую очередь. В этой связи вероятны своеобразные внешнеполитические "аффирмативные действия", вплоть до воздушных бомбардировок иранских ядерных объектов и "террористической инфраструктуры". Вероятны также глубинные трансформации в американское военной доктрине - ставка на разработку "бесконтактных методов" реагирования на военные и политические угрозы, наказания противника: воздушные операции в развитие доктрины Дуэ или современного израильского опыта ударов "возмездия", применение ЯО малой мощности и пр. Под это уже подводится мощная теоретическая база. Еще полтора года назад бывшая уделом маргинальных экспертов концепция всемирной борьбы с "исламо-фашизмом", ныне активно обсуждается в американских СМИ (см., например, статью М.Цуккермана в U.S. News & World Report, 03.12).

4. Несмотря на бытующие прогнозы возникновения "иракского синдрома" (наподобие "вьетнамского"), степень психологического надлома в обществе и элитах сильно преувеличена. Многочисленные опросы общественного мнения в США фиксируют лишь степень неудовлетворенности электората ходом действий в Ираке. Степень неудовлетворенности возможным "поражением США" пока остается неизученной.
Практически вся консервативно-настроенная часть американской прессы уже полгода-год активно инспирирует недовольство американцев потенциальным "национальным позором" в Ираке ("вашингтонские республиканцы и демократы предали наших солдат"). Согласно опросам, подавляющее большинство американских военных, находящихся в Ираке сейчас, или побывавших там, воспринимают свою задачу как уничтожение террористов, уверены в собственной победе и негативно оценивают перспективу вывода "не завершив миссии".
Наличие уже сейчас заметной неудовлетворенности в обществе ожидаемым "поражением" позволяет прогнозировать, что в отличие от "вьетнамского", "иракский синдром" может быть преодолен уже в течение ближайших 2-5 лет. Маятник общественных настроений качнется в обратную сторону - поведение США в мире станет еще более своекорыстным, прежде всего в отношении международных обязательств Вашингтона в Афганистане и в борьбе с терроризмом в целом. Эти настроения умело эксплуатирует один из республиканских фаворитов - Дж.Маккейн, выступающий за увеличение численности американских войск на 100 тыс. - примерно до 250 тыс.

5. Иракская проблема США, к сожалению, создает больше проблем, чем возможностей в российско-американских отношениях. В ближайшее время следует ожидать активизации параллельных попыток США нащупать пути переговоров с Ираном и Сирией и разделить ответственность за управление миром с другими ведущими игроками. Фактически России будет предложен безальтернативный выбор - сотрудничество с США в обмен на международное содействие по Ираку. В частности, от Москвы ожидают задействования ее рычагов влияния на Дамаск и Тегеран. Одна из немногих возможностей конструктивного сотрудничества Вашингтона и Москвы - совместная организация широкой международной конференции по Ираку. Ранее, российская сторона уже выступала с подобной инициативой. Теперь ее озвучили в Вашингтоне.
Андрей Серегин, эксперт НЛВП

  • < Назад
  • Вперёд >

Америка готовится к войне в Ираке | Политика и общество: анализ событий в Европе, России, мире | DW

Как сообщает из Лондона корреспондент "Немецкой Волны" Виталий Абрамкин, представители 50 оппозиционных Саддаму Хусейну партий и движений, собравшиеся в столице Великобритании на конгресс иракской оппозиции, неожиданно для многих наблюдателей 17 декабря пришли к соглашению о создании инициативного комитета. Этот комитет, который будет состоять из 65 представителей различных оппозиционных групп, должен, по мнению депутатов конгресса, стать прообразом будущего иракского правительства и содействовать смене режима в Ираке.

Делегатов конгресса заставили договориться

Это неожиданное сообщение, сделанное на пресс-конференции 17 декабря, по мнению большинства британских обозревателей, говорит о степени того давления, которое оказали на депутатов конгресса британское и американское правительства – ведь еще 16 декабря не было и речи о достижении вообще какого бы то ни было соглашения. Кроме того, отмечается, что ни Лондону, ни Вашингтону, по всей видимости, не удалось найти реальной оппозиции в вооруженных силах Ирака, ставку на которую, по словам представителя британского МИДа, собирались сделать в случае неудачи лондонского конгресса оппозиционных сил.

Одним и важнейших достижений конгресса его участники назвали достижение согласия между всеми участниками и решение об участии в созданном комитете женщин. Конкретные методы работы комитета и его взаимодействие с правительствами других государств будут выработаны позднее. Также позднее будет избран и глава комитета. При этом подчеркивается, что он будет избран демократическим путем, возможно при участии иракского населения. Пока же комитет будет действовать как орган коллективного управления страной.

Иракская пресса заклеймила "изменников"

Иракские средства массовой информации тут же объявили всех участников лондонского конгресса «изменниками и предателями». Газета «Эль Ирак», в частности, уверена, что поставить у власти в Ираке марионеточное правительство по типу афганского американцам не удастся. А все копии американской марионетки Карзаи неминуемо окажутся на свалке истории. Но уже и эти злобные выпады показывают, что иракский режим гораздо серьёзнее воспринимает лондонский съезд, чем большинство западных комментаторов.

США не верят иракскому отчету

Между тем, во вторник инспекторы ООН в Ираке продолжили свою работу. Шесть отдельных групп выезжали на различные объекты в окрестностях Багдада. А в Нью-Йорке продолжался анализ представленного Ираком отчёта о военных программах. Правительство США намерено до конца недели представить окончательное заключение об иракском отчёте. По словам Госсекретаря США Колина Пауэлла, надо дать специалистам возможность завершить работу, прежде чем выносить окончательную оценку. Однако, заявил Пауэлл, мы с самого начала говорили, что относимся к отчёту со скепсисом, и информация, которую я до сих пор получил, этот скепсис подтверждает.

Никто не хочет быть виноватым

Проблемы с отчётом возникли у Германии. Берлинская газета «ТАЦ» во вторник опубликовала список немецких фирм и концернов, поставлявших оборудование и технологии в Ирак. В списке 80 названий, представляющих цвет немецкой промышленности. Вот как оценивает этот список корреспондент газеты «ТАЦ» Андреас Цумах:

"Эти фирмы, особенно в период с конца 70-ых годов и до первой войны в регионе Персидского залива в январе 91-го года внесли существенный вклад в развитие иракских программ создания ядерного, химического и биологического оружия. А такие фирмы, как «МББ» и «Даймлер» сотрудничали с Ираком в области ракетостроения".

Конкретных доказательств сотрудничества немецких фирм с Ираком в области вооружений в последние годы газета «ТАЦ» не приводит. Более того, корреспондент газеты Андреас Цумах подчеркивает:

"Иракский отчёт наряду с информацией о немецких фирмах даёт и достаточно полное представление о том, какой вклад внесли, например, Россия или США в вооружение режима Саддама. Дело не только в 24 фирмах, которые поимённо названы. Важно ведь и то, что правительства Рейгана и Буша-старшего открыто давали добро на поставки в Ирак компонентов для создания ядерного, химического и биологического оружия. Вопрос только, кто получит всю информацию? Известно ведь, что полный текст иракского отчёта первые 24 часа находился в руках у американцев. Так что у них было достаточно времени, чтобы убрать самые важные места. Потом отредактированный текст получили 4 остальных постоянных члена Совета Безопасности ООН. Они его, в свою очередь, тоже подчистили. Я никого не обвиняю, но теоретически у всех была возможность целенаправленно воспользоваться этой информацией".

Министерство экономики Германии поспешило заверить, что вся информация будет тщательно проверена, как только министерство официально её получит.

Дипломатическая артподготовка

Возможно, эта явно сознательная утечка информации была организована, чтобы усилить давление на правительство Германии, которое до сих пор отказывается от непосредственного участия в возможной войне против Ирака. Не случайно ведь советник правительства США Ричард Пёрл именно во вторник в интервью немецкой газете «Вельт» в необычайно резких тонах предостерёг правительство Германии. Если Германия, которая с 1 января станет постоянным членом Совета Безопасности ООН, проголосует против вооруженной интервенции в Ираке, то это будет воспринято администрацией США как фактическая поддержка режима Саддама Хуссейна, подчеркнул Пёрл. Так, может быть, инспектора ООН, анализ отчёта - это всё лишь дипломатическая артподготовка, а вопрос о генеральном наступлении на Ирак давно решён?

Война – решенное дело

По словам нью-йоркского корреспондента "Немецкой Волны" Юрия Дулерайна, в США с самого начала к инспекторам ООН, задействованным в Ираке, относились с исключительно большим скепсисом. Говорили, что не могут 300 человек в громадной стране с территорией примерно Техаса найти оружие, которое может быть спрятано где угодно. Но, не смотря на все уверения Белого дома, что войну с Ираком можно предотвратить, если Саддам Хусейн сам разоружится добровольно, если докажет, что он больше не располагает химическим, биологическим и ядерным оружием, мало кто в Америке сомневается в том, что война все-таки будет, не знают лишь, когда именно она начнется.

Популярность президента Буша среди населения по-прежнему невероятно высока, свыше 60%. Такого даже Рейган не знал на пике своей популярности. По словам Дулейрана, дело идет к войне, и примет тому множество. Военнослужащим начали делать прививки от оспы, поскольку бациллы этой смертельной болезни относятся к биологическому оружию, и Пентагон уверен, что Ирак располагает и этими бациллами и средствами их доставки. Прежде всего, прививки делают медицинским работникам, морским пехотинцам, парашютистам, танкистам – тем, кто в первую очередь примет участие во вторжении. Это дело дорого стоит, поскольку прививке подлежит примерно полмиллиона военнослужащих, которые могут принять участие в этой войне в Персидском заливе.

Такую оценку ситуации вокруг Ирака, судя по всему, разделяют валютная и нефтяная биржа. Курс доллара по отношению к евро сегодня упал на рекордно низкую за последние три года отметку и составил 1 доллар и 3 цента. Зато цена нефти превысила контрольную отметку в 28 долларов за баррель. Биржи явно настраиваются на войну.

«Ирак потерял много людей из-за США. Война началась на моих глазах», сообщает Игрок «Крыльев» Хади - Футбол

Полузащитник «Крыльев Советов» Сафаа Хади в интервью Sports.ru поделился воспоминаниями о вторжении США и их союзников в Ирак в 2003 году.

– Ты помнишь день, когда Америка вторглась в Ирак? 

– Конкретный – нет, но приходилось тяжело и страшно. 

Я видел американских солдат как тебя сейчас. Мужчины Ирака поднялись против них. Это логично: если кто-то чужой приходит на твою землю, ты хочешь защититься. Многие люди пошли воевать с Америкой.

Я видел войну. Вся моя семья сидела в одной комнате и смотрела, что происходит на улице: смерть, смерть, смерть. Многие тогда садились в машины и уезжали в другой город. Родители сказали: «Нет. Умрем, значит умрем». У нас просто не было денег, чтобы уехать.

У нас даже не было дома. Представь, тот дом, где мы жили, одолжил нам в аренду дядя: 50 метров, две комнаты. Четыре брата и я жили в одной комнате. Родители и сестры – в другой. О каком переезде речь? Мы остались в Саддам-Сити, но мы выжили.

– С какими чувствами ты вспоминаешь об этом? 

– С такими, что война – дерьмо для меня и людей Ирака. Все хотят жить в мире и счастливо. Говорят, что мы, мусульмане, во всем виноваты сами. Но я уважаю всех. И хочу, чтобы у всех была жизнь без войны. Я не хочу жить в топовой вилле и иметь «Ламборгини». Я хочу жить просто, но война не дает людям жить так. Я не знаю, ради чего страны воюют.

Война началась на моих глазах, и я никогда не забуду этот момент. Много людей погибло, а я так и не понял за что. За что эти жертвы? Я житель этой страны, так почему вы воюете со мной? Ирак потерял много людей из-за Америки, ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация). Много проблем принесла война, много потерь. Родители, дети, сыновья, дочери были убиты.

Когда я возвращаюсь в Ирак, ко мне подбегают дети. Сейчас в стране все спокойно, но каждый раз я вспоминаю, что в мое детство в этих местах шла война. Много раз бомба разрывалась недалеко от меня, вокруг гибли люди, я видел кровь. Меня не ранило, но закладывало уши, как на войне. 

– В твоей семье все остались живы? 

– Моего родного брата убила война. Я помню этот момент: я пошел на тренировку с молодежной командой. Вернулся, он пошел на работу – брат трудился таксистом. И какая-то машина взорвалась, когда он проходил рядом с ней. Тогда погибло много людей, в том числе он. Я не понимал: «Почему?»

Мы отлично общались, у него ни с кем не было проблем. Он просто пошел на работу, делал работу, чтобы зарабатывать деньги для семьи.

У брата осталась дочь – моя племянница. Теперь она живет с моей семьей. Когда мы видимся, я вижу, что она часто грустит. И я понимаю ее: у нее нет отца, мать вышла замуж за другого. В Ираке так можно, если супруг погиб и есть с кем оставить ребенка. Теперь я хочу сделать для этой девочки все, она мне как сестра. Каждый раз, где бы я ни находился, в какой бы стране ни был, при звонке родителям я прошу дать телефон ей, чтобы узнать, все ли у нее хорошо в школе, в жизни. И говорю папе: «Пожалуйста, заботься о ней». 

Она потеряла отца, я потерял брата, но в будущем не хочу потерять сына или дочь. Я надеюсь, что война закончится. Везде – в Ираке, в Сирии, в Европе тоже не будет проблем. Но медиа сейчас еще сильнее убивают Ирак. Я общался с людьми в России, многие говорили: «По телевизору говорят, что в Ираке ужасно, опасно». Но если ты поедешь в Ирак сейчас, у тебя не возникнет проблем. Сейчас намного лучше: Америка ушла, ИГИЛ ушел. После матча с Ираном – того, в котором я надел маску в честь протестующих, – появился новый президент, который делает правильные вещи. Закончились протесты, в Багдаде нормальная обстановка. Вот до этого было неспокойно, люди бились с полицией и не хотели уходить с площади. 

Все это ужасно, потому что народ в Ираке хороший. Поверь мне, бро. Люди открытые, чистые. Если ты приедешь в Ирак, тебе очень понравится. Обязательно посети Эрбиль, Сулейманию, Басру, Вавилон – у нас есть десяток красивых городов для прогулок, с великой архитектурой. 

Мой агент из России приезжал в Ирак и сказал: «Это точно та страна? По телевизору говорили, что здесь нельзя выходить из отеля». Сейчас никто не сделает тебе плохого. Ты можешь ходить, где хочешь, – по ресторанам, семейным кафе. Я советую тебе приехать в Ирак. И друзьям в Самаре говорю об этом. Тем более визу получить просто – у меня есть общение с посольством, – сказал Хади.

«Убийца учителя во Франции – не мусульманин. В Коране написано, что нельзя вредить другим». Иракский игрок «Крыльев», который видел войну с Америкой

мощь и стратегия США — Россия в глобальной политике

ВИД С ВЫСОТЫ

В мире более нет равновесия. Если раньше кто-нибудь и сомневался
в военном превосходстве США, то война в Ираке расставила все точки
над «i». На долю Соединенных Штатов приходится почти половина
мировых военных расходов, и ни одна противостоящая коалиция не
способна создать традиционное равновесие военной мощи. Ни одна
страна со времен Древнего Рима не достигала такого превосходства
над остальными. Снова в ходу слово «империя»; авторитетные
аналитики и слева, и справа начинают с одобрением обсуждать
«американскую империю» как главный сюжет XXI века. Военная победа в
Ираке, кажется, лишь подтверждает наступление этого нового мирового
порядка.

Между тем американцы часто не осознают природу своего могущества
и полагают, будто нынешняя ситуация сохранится и в будущем.
Немногим более 10 лет назад было распространено мнение, что Америка
находится в стадии упадка. В 1992-м кандидат в президенты привлек
на свою сторону избирателей, заявив, что холодная война окончена и
Япония вышла из нее победительницей. Сейчас американцам твердят:
монополярный миропорядок далеко не исчерпан. Американцы, мол, могут
делать что захотят, поскольку у всех остальных нет иного выбора,
как следовать за ними. Однако полагаться на дисбаланс военной силы
между странами ошибочно. В течение последних десятилетий XX века в
мире – вне его поверхностной структуры – произошли глубокие
изменения. События 11 сентября 2001 года, подобно молнии в летнюю
ночь, осветили принципиально другой ландшафт и оставили стратегов и
аналитиков США по-прежнему блуждать в темноте, недоумевая, как это
следует понимать и как на это реагировать.

КРУГОМ – МАРШ!

Приступая к выполнению своих обязанностей, Джордж Буш-младший
намеревался проводить реалистичную внешнюю политику. Предполагалось
сосредоточить усилия на великих державах, таких, как Китай и
Россия, и избегать участия в строительстве государственности в
странах-неудачниках слаборазвитого мира. Китай должен был
превратиться из «стратегического партнера» эпохи Клинтона в
«стратегического соперника», а в отношении России планировалось
занять более жесткую позицию. Однако в сентябре 2002-го
администрация Буша обнародовала новую стратегию национальной
безопасности, констатировавшую, что «флот и армия представляют для
нас меньшую угрозу, чем разрушительные технологии, попавшие в руки
озлобленного меньшинства». Вместо курса на стратегическое
соперничество провозглашалось, что «сегодня крупнейшие державы мира
оказались на одной стороне, объединенные общей опасностью террора и
хаоса». Дело не ограничивается тем, что лидер Китая Цзян Цзэминь
встретил теплый прием на Кроуфордском ранчо Буша в Техасе, –
стратегия Буша предусматривает теперь «появление сильного, мирного
и процветающего Китая». Кроме того, так как «слабые государства,
подобные Афганистану, могут представлять столь же большую опасность
для наших национальных интересов, как и сильные государства», новая
стратегия обязывает США увеличивать помощь в развитии и наращивать
усилия по борьбе с распространением ВИЧ/СПИД. Более того, этот
политический курс будет «исходить из убеждения, что ни одна страна
не способна создать лучший, более безопасный мир в одиночку». Как
все изменилось лишь за один год! Между тем многие считают, что
именно Ирак стал полигоном для первого испытания новой стратегии,
хотя другая страна «оси зла» была значительно ближе к разработке
ядерного оружия.

Новая стратегия вызвала критику как в самих США, так и за их
пределами. Громогласное провозглашение американского лидерства
противоречило совету, данному Теодором Рузвельтом: говори тише,
когда в руках у тебя большая дубинка. США останутся державой номер
один, однако не было никакой необходимости постоянно твердить об
этом другим государствам. Неовильсонианские обещания распространять
демократию и свободу показались некоторым традиционным реалистам
угрожающе расплывчатыми. Заявления о сотрудничестве и коалициях не
были подкреплены должным обсуждением соответствующих институтов, а
резко критикуемые претензии США на право наносить упреждающий удар
могли быть истолкованы либо как обычная самооборона, либо как
опасный прецедент.

Тем не менее, несмотря на эту критику, администрация Буша
совершенно правильно изменила свои приоритеты. Выдающийся историк
Джон Льюис Гэддис сравнил новую стратегию с тем плодотворным
временем, которое изменило американскую внешнюю политику в 1940-е
годы. Это сравнение может показаться преувеличенным, но новая
стратегия действительно соответствует глубинным тенденциям мировой
политики, проявившимся в результате событий 11 сентября.
Глобализация, например, оказалось чем-то большим, чем просто
экономический феномен: она уничтожила естественную защиту, которой
всегда были обеспечены США благодаря своей отдаленности и двум
океанам. 11 сентября драматически продемонстрировало, как ужасающие
условия в бедных, слабых странах на другом конце света могут
вызвать страшные последствия для США.

Информационная революция и технологические изменения повысили
значимость транснациональных проблем и позволили негосударственным
субъектам играть более заметную роль в международной политике.
Несколько десятков лет назад мгновенная связь со всем миром была по
карману лишь государствам или крупным организациям, таким, как
международные корпорации или католическая церковь. В то же самое
время США и СССР тайно тратили миллиарды долларов на космические
фотосъемки. Сейчас недорогие коммерческие фотографии, сделанные со
спутника, доступны всем, а Интернет позволил 1 500
неправительственным организациям без особых затрат скоординировать
действия во время «сражения в Сиэтле», которое нарушило ход сессии
ВТО в декабре 1999 года.

Наибольшее беспокойство вызывает воздействие этих глубинных
изменений на терроризм. Как таковой, терроризм не представляет
собой ничего нового. Однако «демократизация технологии» за
прошедшие десятилетия привела к тому, что террористы стали
действовать более изощренно и наносить больший урон, и эта
тенденция, похоже, продолжится. В XX веке какой-нибудь
патологической личности – Гитлеру или Сталину – нужна была мощь
государства  для уничтожения миллионов жизней. Если в XXI веке
террористы доберутся до оружия массового уничтожения, то его
разрушительный потенциал впервые попадет в руки групп или отдельных
людей с девиантным, отклоняющимся от нормы, поведением.
Традиционные аналитики, ставящие во главу угла государство,
считают, что решить эту проблему можно, наказывая те страны,
которые поддерживают терроризм. Эти карательные меры способны
помочь, но в итоге они не остановят людей, уже получивших доступ к
разрушительной технологии. В конце концов, Тимоти Маквей в США и
«Аум Синрикё» в Японии действовали без поддержки со стороны
государства. В 2001-м в результате неожиданной атаки одной
транснациональной террористической группировки погибло больше
американцев, чем было убито в 1941 году, когда на Америку напало
целое государство – Япония. «Приватизация войны» – это не только
важнейшее историческое изменение в мировой политике: ее возможное
воздействие на американские города может радикально изменить
природу американской цивилизации. Этот новый резкий поворот
администрация Буша оценила совершенно верно.

РАЗДВОЕННАЯ СТРАТЕГИЯ

Как именно взяться за реализацию этого нового подхода,
администрация Буша еще не решила. На первый взгляд ответ на данный
вопрос получен в Ираке, но войну в Ираке скорее можно считать
последней главой XX столетия, чем первой главой XXI века. Те, кто
разрабатывал планы иракской операции, рассматривали ее как
незавершенное ранее предприятие. Кроме того, она опиралась на тот
факт, что в течение более чем десятилетия резолюции Совета
Безопасности ООН не выполнялись. Немалое число внимательных
наблюдателей, среди которых и посол Великобритании в ООН сэр
Джереми Гринсток, считают: еще немного терпения и дипломатии – и
администрации США удалось бы добиться еще одной резолюции, которая,
скорее всего, была бы посвящена грехам Саддама и не позволила бы
Франции и России превратить данный вопрос в проблему американской
мощи. При таком исходе связь с прошлым была бы сегодня очевиднее.
Больше того, в настоящее время администрация столкнулась с другим
опасным диктатором. Его отделяют от обладания ядерным оружием
месяцы, а не годы, и он, таким образом, еще больше соответствует
критериям применения новой стратегии, чем в свое время Ирак. Именно
Северная Корея может стать настоящим пробным камнем для новой
стратегии США. До сих пор администрация Буша действовала, соблюдая
осторожность и тщательно консультируясь с союзниками. Казалось, что
сдерживание принесло результаты, хотя в данном случае как раз
способность Северной Кореи уничтожить Сеул обычным вооружением
остановила военную акцию США.

Споры о путях реализации новой стратегии являются частью более
масштабного противостояния в американской администрации, которая
разделилась на два лагеря. С одной стороны, те, кто хочет избежать
давления, оказываемого международной структурой, которую США
помогли создать после 1945-го. С другой – те, кто полагает, будто
США удобнее добиваться своих целей в рамках этой структуры.
Неоконсервативные «правые вильсонианцы» и
«джексонианцы-унилатералисты», если использовать термины,
предложенные историком Уолтером Расселом Мидом, борются с
традиционными реалистами, более склонными к осторожности и
многосторонним действиям. То, что в администрации занимаются
перетягиванием каната, проявилось и в новой стратегии национальной
безопасности, и при подготовке к иракской войне. Вице-президент Дик
Чейни и министр обороны Доналд Рамсфелд поносили ООН, утверждая,
что ее деятельность приводит к «ложному успокоению»; традиционные
реалисты-республиканцы Брент Скоукрофт и Джеймс Бейкер призывали к
подходу, основанному на многосторонности. А речь, произнесенная
президентом Бушем 12 сентября 2002 года в ООН, засвидетельствовала
временную победу коалиции госсекретаря США Колина Пауэлла и
премьер-министра Великобритании Тони Блэра. Однако неспособность
добиться принятия второй резолюции Совета Безопасности и успех
военных действий обеспечили доминирование джексонианцев и
нео-вильсонианцев.

Обозреватель Чарлз Краутхаммер предвосхитил их взгляды еще в
2001-м, когда выступил за «новый унилатерализм», подразумевающий
отказ Соединенных Штатов от роли «покладистого гражданина мира» и
беззастенчивое преследование своих целей. Для большинства
аналитиков «унилатерализм» и «мультилатерализм» являются просто
двумя полюсами всего спектра дипломатической тактики; немногие
лидеры последовательно придерживаются того или иного подхода.
«Новые унилатералисты» продвинулись на шаг вперед. Они полагают,
что сегодня Вашингтон столкнулся с новыми и столь ужасающими
угрозами, что должен освободиться от давления со стороны той самой
многосторонней структуры, которую он помог создать после Второй
мировой войны. С точки зрения «новых унилатералистов», реализация
новой стратегии нуждается в более радикальных изменениях. Как
сформулировал Филип Стивенс из Financial Times, они хотели бы
изменить название знаменитой книги Дина Ачесона и «присутствовать
при уничтожении» (Имеются в виду мемуары Ачесона «Присутствуя при
сотворении: мои годы в Госдепартаменте» – Ред.). «Новые
унилатералисты» сознательно препятствовали обращению к НАТО, когда
после терактов 11 сентября союзники Вашингтона апеллировали к
статье V Устава Североатлантического альянса, предлагая привести в
действие механизм коллективной самообороны. Они стремились
уменьшить роль ООН в Ираке до и после войны, а теперь говорят не о
традиционной поддержке Европейского союза, а о необходимости
подходить к Европе с точки зрения «разукрупнения». По словам
Рамсфелда, коалицию определяет миссия, а не наоборот. Некоторым
защитникам этой точки зрения не чужд и откровенно имперский подход.
Как сказал Уильям Кристол, главный редактор журнала The Weekly
Standard, «если люди хотят считать нас империей – пожалуйста».

ОДНОМЕРНОЕ МЫШЛЕНИЕ

«Новые унилатералисты» совершенно справедливо считают, что
поддержание военной мощи США является важнейшим фактором и что
чистый мультилатерализм невозможен. Однако в то же время они
допускают серьезные ошибки, которые в конечном итоге ставят под
угрозу реализацию новой стратегии национальной безопасности. Первая
их ошибка заключается в том, что они придают слишком большое
значение военной силе. Военная мощь США необходима для поддержания
глобальной стабильности и является важнейшим фактором
противодействия терроризму. Вместе с тем эффектный образ войны с
террором не должен заслонять от американцев того факта, что
уничтожение терроризма потребует многих лет терпеливого,
невпечатляющего сотрудничества с другими странами в гражданской
сфере – в таких областях, как обмен разведывательными данными,
работа полицейских служб, отслеживание финансовых потоков и охрана
границ. Так, например, в результате успешной американской военной
операции в Афганистане был решен самый простой аспект проблемы:
свергнуть слабое и деспотическое правительство бедной страны. Но
все высокоточные бомбовые удары уничтожили лишь малую часть сети
организации «Аль-Каида», которая сохранила свои ячейки примерно в
60 государствах. Посредством бомбардировок не решить проблему таких
ячеек в Гамбурге или Детройте. Частичный характер достигнутого в
Афганистане успеха не доказывает правоту «новых унилатералистов» –
он, скорее, лишь подчеркивает дальнейшую необходимость
сотрудничества. Лучшим ответом транснациональным террористическим
сетям будут сети сотрудничающих государственных ведомств.

Сила дает возможность добиться того результата, к которому
стремишься. Вследствие изменений, в общих чертах описанных выше,
распределение силы в мире стало более сложным, чем кажется на
первый взгляд. Мировая политика превратилась в трехмерную шахматную
игру, в которой можно победить, только играя одновременно и по
вертикали, и по горизонтали. На верхней доске представлены
классические военные аспекты отношений между государствами – здесь
США, по всей вероятности, по-прежнему будут единственной
супердержавой в ближайшие годы, и можно говорить об однополярности
или гегемонии в традиционном смысле. А вот на среднем уровне,
уровне международной экономики, распределение силы уже имеет
многополярный характер. США не могут добиться желаемых результатов
ни в торговле, ни в сфере антимонопольного или финансового
регулирования без согласия ЕС, Японии и других стран. Вряд ли к
такому распределению сил применимо словосочетание «американская
гегемония». Наконец, на нижней доске, на уровне транснациональных
отношений, сила распространяется в широких пределах и хаотически
распределяется между государствами и негосударственными игроками.
Здесь абсолютно бессмысленно говорить об «однополярном мире» или
«Американской империи». И, как ясно показывает новая доктрина Буша,
именно эти вопросы вторгаются сейчас в мир большой политики. Однако
многие «новые унилатералисты», и особенно джексонианцы, почти
полностью поглощены тем, что происходит на верхней доске, а именно
решениями классических военных проблем. Эти люди принимают
необходимое за достаточное; они – одномерные игроки в трехмерной
игре. В долгосрочном плане их подход к реализации новой стратегии
гарантирует поражение.

РАСТРАТА СИЛЫ «МЯГКОГО ДАВЛЕНИЯ»

Готовность других стран сотрудничать в решении транснациональных
проблем, таких, как терроризм, зависит отчасти от их собственных
интересов, но также и от привлекательности американской позиции.
«Мягкое давление» заключается в способности привлекать и убеждать,
а не принуждать. Это означает, что другие хотят того же, что и США,
и поэтому уменьшается необходимость прибегать к политике кнута и
пряника. Если «жесткое давление», то есть способность к
принуждению, базируется на военной и экономической мощи, то «мягкое
давление» основано на привлекательности культуры, политических
идеалов и линии поведения страны. Когда политика США кажется другим
легитимной, «мягкое давление» Америки растет. «Жесткое давление»
всегда будет оставаться решающим фактором в мире национальных
государств, стоящих на страже своей независимости, но при решении
транснациональных вопросов, требующем многостороннего
сотрудничества, значение «мягкого давления» будет возрастать.

Согласно одному из «правил» Рамсфелда, «слабость провоцирует».
Здесь он прав. Как отметил Усама бен Ладен, лучше ставить на
сильную лошадь. Эффективная демонстрация военной мощи во время
второй войны в Персидском заливе – такая же, как и в ходе первой
операции, – могла бы оказать сдерживающее и трансформирующее
воздействие на Ближний Восток. Однако первая война в Заливе,
которая привела к мирному процессу, начатому в Осло,
рассматривалась значительной частью общественности как законная, а
легитимность второй войны оспаривалась. Не будучи в состоянии
уравновесить американское военное могущество, Франция, Германия,
Россия и Китай объединились в коалицию. Их целью было уравновесить
американское «мягкое давление», лишив США законных оснований для
развязывания войны, которые могла бы предоставить им вторая
резолюция Совета Безопасности ООН. Хотя этот противовес и не
предотвратил войну в Ираке, он значительно повысил ее цену.
Турецкие парламентарии сочли политику США нелегитимной и не
позволили Пентагону ввести 4-ю пехотную дивизию в Ирак с севера.
Недостаточное внимание к «мягкому давлению» оказалось вредным для
давления «жесткого», того, что США могли бы использовать в первые
дни войны. «Мягкое» и «жесткое» давление могут конфликтовать, но
могут и усиливать друг друга. И когда джексонианцы принимают
«мягкое давление» за слабость, они сильно рискуют.

Поучительным примером правильного использования Пентагоном
«мягкого давления» во время второй войны в Заливе является так
называемое «превращение репортеров в оружие». Введение репортеров в
состав передовых военных частей сорвало планы Саддама,
намеревавшегося вызвать международное возмущение заявлениями о том,
что американские военные целенаправленно убивают мирных жителей.
Первую войну в Заливе мир видел глазами CNN; с тех пор, однако,
прошло десятилетие, и распространение информационных технологий, а
также появление новых информационных ресурсов, таких, как
«Аль-Джазира», потребовали в ходе второй войны новых подходов с
целью сохранения «мягкого давления». Какие бы другие вопросы при
этом ни возникали, введение репортеров в состав фронтовых частей
стало мудрым ответом на перемены.

АЛЬЯНС A LA CARTE

Сторонники неоконсервативного направления в «новом
унилатерализме» проявляют особое внимание к некоторым аспектам
«мягкого давления». Их вильсонианский упор на демократию и права
человека способен помочь сделать политику США привлекательной для
других стран при условии, что последние сочтут эти ценности
истинными и увидят, что для их утверждения применяются справедливые
способы. Так, нарушения Саддамом Хусейном прав человека стали –
задним числом – главным основанием для узаконивания войны в Ираке.
Больше того, как было показано ранее, администрация Буша мудро
начала наращивать свое «мягкое давление», увеличивая объемы помощи
развитию и оказывая поддержку кампании по борьбе со СПИДом и
ВИЧ-инфекцией. Однако, хотя неовильсонианцы и разделяют желание
Вудро Вильсона распространить демократию, они игнорируют его мнение
относительно большой значимости соответствующих институтов. В
отсутствие международных институтов, которые позволяли бы другим
чувствовать, что с ними советуются и что они вовлечены в
происходящее, имперское навязывание своих ценностей не способно ни
привлечь других, ни оказать «мягкое давление».

Приверженцы как неовильсонианского, так и джексонианского
течений «нового унилатерализма» склонны оказывать предпочтение
альянсам a la carte и рассматривать международные организации
в качестве ящиков с инструментами, которые американские стратеги
могут использовать в случае надобности. Между тем такой подход
оставляет без внимания методы, применяемые этими институтами для
легитимации непропорционально внушительной американской мощи. Когда
другие чувствуют, что с ними советуются, они охотнее оказывают
помощь. Например, члены НАТО выполняют значительную часть работы по
поддержанию мира на Балканском полуострове и в Афганистане. НАТО
через свои многочисленные комитеты, стремится создать общие
критерии и возможности для взаимодействия, которые позволят
коалициям добровольцев превратиться в нечто большее, чем некие
объединения, сформированные под конкретную цель. Без регулярных
консультаций на уровне таких институтов США могут обнаружить, что
остальные все более неохотно складывают инструменты в ящик. В один
прекрасный день ящик может оказаться вообще пустым. Возглавляемые
Америкой коалиции станут менее добровольными, и число их членов
сократится, о чем свидетельствует сравнение двух войн в Персидском
заливе.

ООН – это чрезвычайно проблемная организация. Из-за системы вето
Совет Безопасности в большинстве случаев не имел возможности
санкционировать применение силы для проведения операций по
поддержанию коллективной безопасности; такое удавалось ему лишь
трижды за прошедшие полвека. Однако Совбез был специально задуман
как союз крупных держав, который не может функционировать, когда в
нем есть разногласия. Вето подобно предохранителю в домашней
электросистеме. Пусть лучше сгорит предохранитель и выключится
свет, чем пожар охватит весь дом. Кроме того, ООН разрывается между
жесткой вестфальской интерпретацией государственного суверенитета и
возрастающим влиянием международного гуманитарного права и прав
человека, которые ограничивают власть государственных лидеров над
гражданами их стран. (На это указал генеральный секретарь ООН Кофи
Аннан, после того как в 1999 году началась война в Косово – без
резолюции Совета Безопасности, но с участием Франции и Германии.)
Дело еще больше усложняется тем, что по политическим причинам в
Устав ООН практически невозможно внести поправки. И все же ООН при
всех недостатках – и с этим согласны все государства – доказала
свою полезность в гуманитарной и миротворческой сферах и остается
важным источником легитимности в международной политике.

Последнее вызывает особое недовольство «новых унилатералистов»,
которые (совершенно справедливо) указывают на недемократичный
характер многих режимов, имеющих право голоса в ООН и возглавляющих
ее комитеты. Печальным примером тому служит председательство Ливии
в Комиссии ООН по правам человека. Однако предлагаемое «новыми
унилатералистами» решение заменить ООН новой организацией,
объединяющей демократические страны, не учитывает того факта, что
наиболее серьезные разногласия по поводу Ирака имели место именно
между демократическими странами. Вместо того чтобы тщетно пытаться
игнорировать ООН или изменить ее структуру, Вашингтону необходимо
улучшить двусторонние дипломатические отношения с другими странами,
обладающими правом вето, и прагматично использовать ООН в целях
продвижения новой стратегии. Кроме того, Совет Безопасности
способен не только наблюдать за проведением политики ООН в сфере
оказания гуманитарной помощи и помощи развитию, но и сыграть
основополагающую роль в решении северокорейского кризиса. Комитет
по борьбе с терроризмом может помочь принудить государства к
усовершенствованию их законодательных норм, а миротворцы ООН могут
избавить США от роли единственного мирового шерифа. Если Вашингтон
проявит мудрость, используя ООН, то эта организация принесет
реальную и разнообразную пользу США. Верно также и обратное: атаки
«новых унилатералистов» на ООН могут вызвать ответный удар, который
подорвет силу «мягкого давления» США.

Согласно заслуживающим внимание свидетельствам, политика «новых
унилатералистов» способствует постепенной утрате Америкой силы
«мягкого давления». Опрос, проведенный фондом Pew Charitable Trust
до начала войны, показал, что за последние два года в 19 из 27
исследованных стран – в том числе в исламских, поддержка которых
столь важна для продолжения войны с терроризмом, – к США стали
относиться хуже; причиной этого является политика Вашингтона (а не
американская культура). Другие опросы показывают, что популярность
США в крупных европейских странах упала в среднем на 30
пунктов.

Ни одна крупная страна не может позволить себе полностью
следовать политике многосторонних действий, и иногда США должны
брать на себя лидерство, как это было в Афганистане. Скорее всего,
именно вероятная угроза односторонних действий со стороны США
заставила Совет Безопасности ООН принять резолюцию № 1441,
вернувшую инспекторов ООН в Ирак. Однако, когда это возможно, США
должны склоняться к политике многосторонних действий как к способу
легитимизации их мощи и достижения широкого признания их новой
стратегии. Упреждающее нападение, узаконенное многосторонними
санкциями, намного дешевле и создает куда менее опасный прецедент,
чем утверждения США о том, что они в одиночку могут выполнять роли
судьи, присяжных и палача. Не исключено, что менее крупные
государства могут прибегнуть к политике многосторонних действий,
чтобы ограничить американскую свободу действий. Это обратная
сторона медали, которая, тем не менее, не умаляет всеобъемлющую
полезность многостороннего подхода. Научится ли Вашингтон
прислушиваться к мнению других и шире определять национальные
интересы США, с тем чтобы они включали и глобальные интересы? От
ответа на этот вопрос будет зависеть успех новой стратегии, а также
и то, насколько благосклонно люди воспримут провозглашаемое этой
стратегией превосходство США. Следовательно, для успешной
реализации новой стратегии Соединенным Штатам потребуется уделять
«мягкому давлению» и многостороннему сотрудничеству больше
внимания, чем это хотелось бы «новым унилатералистам».

«ИМПЕРСКОЕ НЕДОНАПРЯЖЕНИЕ»

Наконец, те «новые унилатералисты», которые открыто приветствуют
идею «Американской империи», ошибочно понимают базовые принципы
общественного мнения США. Даже если в результате трансформации
недемократических режимов Ближнего Востока будут устранены
некоторые из источников исламского терроризма, еще неизвестно,
согласится ли с имперской ролью американская общественность.
Неоконсервативные авторы, такие, как Макс Бут, утверждают, что США
должны снабжать проблемные страны «просвещенной иностранной
администрацией из разряда тех, что предоставляли самоуверенные
англичане в индийских брюках и тропических шлемах». Однако, как
указывает британский историк Найэл Фергюсон, современная Америка
уступает Британии XIX века в умении сосредоточиться на многих
проблемах одновременно.

Некоторые утверждают, что США уже являются империей и речь идет
лишь о том, чтобы признать существующее положение дел, но они
принимают за политику империи политику превосходства. Подобно
Британской империи, которая в эпоху расцвета управляла четвертью
земного шара, США по своему могуществу значительно превосходят
остальные страны, причем в американском случае степень этого
превосходства существенно больше. Однако если сопоставить
способность тогдашней Британии и сегодняшней Америки контролировать
происходящее в других странах, то сравнение будет не в пользу
последней. Так, например, британские чиновники контролировали
школы, налоги, законы и выборы в Кении, не говоря уже о
международных отношениях. Сегодня нет ни одной страны, где США
осуществляли бы подобный контроль. Вашингтон не смог добиться даже
голосов Мехико и Сантьяго в поддержку второй резолюции Совета
Безопасности. Приверженцы нового империализма заявляют, что такой
подход к анализу проблемы чересчур буквален и термин «империя»
используется только как метафора. Но эта метафора предполагает
осуществление контроля из Вашингтона, что и нереально, и усиливает
искушение унилатерализма.

Несмотря на врожденную склонность к идеологии антиимпериализма,
США вмешивались во внутренние дела других государств и управляли
ими: так было в Центральной Америке и в странах Карибского
бассейна, а также на Филиппинах. Однако американцы никогда не
чувствовали себя комфортно в роли империалистов, и лишь в немногих
случаях их присутствие непосредственно привело к установлению
демократии. «Американская империя» ограничена не «имперским
перенапряжением» в том смысле, что для ее финансирования будто бы
необходима неподъемно большая доля ВВП. На самом деле военный
бюджет США во времена холодной войны составлял более значительную,
чем ныне, часть ВВП. Перенапряжение возникнет из-за необходимости
контролировать ситуацию в большем количестве периферийных стран,
чем готово принять общественное мнение. Даже опросы, проведенные
после второй войны в Персидском заливе, показывают, что
американская общественность не стремится к империи и не склонна
поддерживать вторжение в Сирию или Иран. Вместо этого она
по-прежнему выступает за политику многосторонних действий и
использование ООН.

На самом деле, к проблеме создания «Американской империи» лучше
применить термин «имперское недонапряжение». Ни общественность, ни
Конгресс, готовые выделять средства на военную силу, не
продемонстрировали желание инвестировать в механизмы строительства
государственности и управления. Все ассигнования на
внешнеполитическую деятельность и деятельность Американского
агентства по международному развитию составляют лишь один процент
от федерального бюджета. На вооруженные силы США тратят почти в 16
раз больше, и мало свидетельств того, что ситуация изменится в наш
век бюджетного дефицита и снижения налогов. Армия США предназначена
скорее для сражений, чем для полицейской службы, и Пентагон снизил
расходы на учения, связанные с проведением миротворческих операций.
На практике эта проблема способна вызвать разногласия в коалиции
неовильсонианцев и джексонианцев. Первые могут выступить за
продолжение присутствия США на Ближнем Востоке ради создания там
демократии. В то же время вторые предпочитают не заниматься
«строительством государственности». Они создали такую армию,
которая лучше подходит для того, чтобы выбить дверь, покончить с
диктатором и уйти домой, чем для того, чтобы задержаться ради более
трудного дела – построения демократического государства.

Среди нескольких возможных вариантов будущего Ирака существует
три сценария, заслуживающие более подробного рассмотрения. Первый
из них – развитие событий по примеру Японии или Германии в 1945-м
году, где США задержались на семь лет и, уходя, оставили
дружественную демократию. Этот исход был бы наиболее
предпочтительным, но стоит помнить, что и Германия, и Япония
представляли собой этнически однородные общества. Кроме того, они
не ответили террором на присутствие американских войск и могли
также похвастаться наличием значительной прослойки среднего класса,
который уже имел опыт демократии в 1920-х годах.

Второй сценарий сродни сценарию Рональда Рейгана в Ливане или
Билла Клинтона в Сомали. Там некоторые из тех, кто сначала
приветствовал ввод американских войск, спустя шесть месяцев уже
выступали против их присутствия. Согласно этому сценарию,
террористы убивают американских солдат, а американская
общественность заявляет на это: «Саддама больше нет, оружия
массового уничтожения в Ираке тоже нет, демократии нашей они не
хотят, так что давайте выведем войска». Если такой сценарий
приведет Ирак к конфликту, диктатуре или теократическому режиму, то
это задним числом подорвет предпринимаемые важнейшие усилия по
приданию войне легитимности.

Третий сценарий окажется напоминанием боснийского или
косовского. США убедят союзников по НАТО и другие страны помочь им
навести порядок в Ираке и переустроить страну. Резолюция ООН
благословит эти усилия, и международная администрация поможет
узаконить принимаемые решения. Сей процесс будет долгим и
разочаровывающим, но позволит США стать менее заметной мишенью для
антиимпериалистов и, возможно, будет лучшей гарантией от
преждевременного вывода американских войск. По иронии судьбы
неовильсонианцам из коалиции «новых унилатералистов» и реалистам,
выступающим за многосторонние действия, придется объединиться для
того, чтобы добиться своих целей. В конце концов они придут к
выводу, что единственная сверхдержава не в состоянии действовать в
одиночку.

ПАРАДОКС ПРЕВОСХОДСТВА

Новая стратегия национальной безопасности администрации Буша
верно обозначает проблемы, которые проистекают из проявившихся в
результате событий 11 сентября глубинных сдвигов в мировой
политике. Но администрация все еще не нашла наиболее эффективные
пути реализации данной стратегии. Вместо того чтобы способствовать
решению этой задачи, вторая война в Персидском заливе сохранила все
связанные с ней разногласия, и впереди можно ожидать настоящих
испытаний.

Проблема американского могущества в XXI веке состоит в том, что
из происходящего в мире все больше и больше выходит из-под контроля
даже самого сильного государства. Хотя США успешно применяют
традиционное «жесткое давление», эти меры не вполне соответствуют
переменам в мировой политике, вызванным глобализацией и
демократизацией технологии. Парадокс американского могущества в
том, что изменения в мировой политике лишили сильнейшее со времен
Древнего Рима государство возможности в одиночку добиться некоторых
из своих наиболее значительных международных целей. Кроме того, США
не хватает ни международных, ни внутренних возможностей для
разрешения конфликтов внутри других сообществ, а также для контроля
за транснациональными процессами, угрожающими американцам в их
собственной стране. В решении многих сегодняшних ключевых проблем,
таких, как международная финансовая стабильность, наркоторговля,
распространение заболеваний и, особенно, новый терроризм,
невозможно добиться успеха с помощью одной лишь военной силы: ее
применение зачастую может причинить только вред. Вместо этого США,
будучи самым могущественным государством, должны мобилизовать
усилия международных коалиций для противодействия этим общим
угрозам и вызовам. Обесценивая силу «мягкого давления» и роль
международных институтов, коалиция «новых унилатералистов» –
джексонианцев и неовильсонианцев – лишает Вашингтон нескольких
наиболее важных инструментов реализации новой стратегии
национальной безопасности. Если им удастся продолжить этот курс, то
США могут не пройти испытание историей. О таком испытании, выпавшем
на долю нынешнего поколения американских лидеров, говорил Генри
Киссинджер; имелось в виду использование сегодняшней превалирующей
мощи США в целях достижения международного консенсуса по
повсеместно признанным нормам, которые смогут защитить американские
ценности в более неопределенном будущем.

К счастью, у Америки еще есть шансы добиться успеха.

Иракская война | Резюме, причины, даты, комбатанты, жертвы и факты

Война в Ираке , также называемая Вторая война в Персидском заливе , (2003–11), конфликт в Ираке, состоявший из двух фаз. Первым из них была короткая война в марте-апреле 2003 г., в ходе которой объединенные силы войск из США и Великобритании (с меньшими контингентами из нескольких других стран) вторглись в Ирак и быстро разгромили иракские вооруженные силы и военизированные формирования. .За этим последовала более длительная вторая фаза, на которой оккупации Ирака под руководством США противостояли повстанцы. После того, как в 2007 году уровень насилия начал снижаться, Соединенные Штаты постепенно сократили свое военное присутствие в Ираке, формально завершив свой вывод в декабре 2011 года.

Главные вопросы

Что стало причиной войны в Ираке?

Президент США Джордж Буш утверждал, что уязвимость Соединенных Штатов после терактов 11 сентября 2001 года в сочетании с предполагаемым продолжающимся хранением и производством Ираком оружия массового уничтожения и его поддержкой террористических групп, включая Аль-Каиду, оправдана. U.Война С. с Ираком.

Когда началась война в Ираке?

Война в Ираке, также называемая Второй войной в Персидском заливе, началась 20 марта 2003 года.

Какой президент Соединенных Штатов начал войну в Ираке?

Президент США Джордж Буш выступил за военное нападение на Ирак. 17 марта 2003 года Буш объявил о прекращении дипломатии и предъявил Саддаму Хусейну ультиматум, дав президенту Ирака 48 часов на то, чтобы покинуть Ирак. Саддам отказался, и 20 марта США атаковали.

Когда закончилась война в Ираке?

Военные США официально объявили об окончании войны в Ираке на церемонии в Багдаде 15 декабря 2011 года, когда американские войска готовились к выводу из страны.

Прелюдия к войне

Вторжение Ирака в Кувейт в 1990 году закончилось поражением Ирака от возглавляемой США коалиции в войне в Персидском заливе (1990–91). Однако иракское отделение партии Бахат, возглавляемое Саддамом Хусейном, сумело удержать власть, жестко подавив восстания курдов из числа меньшинств в стране и арабов-шиитов в большинстве своем.Чтобы остановить исход курдов из Ирака, союзники создали «безопасную гавань» в преимущественно курдских регионах северного Ирака, а военные самолеты союзников патрулировали «бесполетные» зоны на севере и юге Ирака, которые были закрыты для иракской авиации. Более того, чтобы сдержать будущую агрессию Ирака, Организация Объединенных Наций (ООН) ввела экономические санкции против Ирака, чтобы, среди прочего, воспрепятствовать прогрессу его самых смертоносных программ вооружений, в том числе программ разработки ядерного, биологического и химического оружия. .( См. оружие массового уничтожения.) Инспекции ООН в середине 1990-х выявили множество запрещенных видов оружия и запрещенных технологий по всему Ираку. Продолжающееся нарушение этой страной запрета на оружие ООН и ее неоднократное вмешательство в инспекции разочаровали международное сообщество и привели президента США. Билл Клинтон в 1998 году приказал бомбить несколько иракских военных объектов (операция под кодовым названием Desert Fox). Однако после бомбардировки Ирак отказался позволить инспекторам повторно въехать в страну, и в течение следующих нескольких лет экономические санкции начали постепенно ослабевать, поскольку соседние страны стремились возобновить торговлю с Ираком.

В 2002 году новый президент США Джордж Буш утверждал, что уязвимость Соединенных Штатов после атак 11 сентября 2001 года в сочетании с предполагаемым продолжающимся хранением и производством Ираком оружия массового уничтожения (обвинение, которое позже было доказано ошибочно), а поддержка террористических групп, в которую, по словам администрации Буша, входила Аль-Каида, виновная в атаках 11 сентября, сделала разоружение Ирака новым приоритетом. Резолюция 1441 Совета Безопасности ООН, принятая 8 ноября 2002 г., потребовала, чтобы Ирак повторно допустил инспекторов и выполнил все предыдущие резолюции.Казалось, Ирак выполнил резолюцию, но в начале 2003 года президент Буш и премьер-министр Великобритании Тони Блэр заявили, что Ирак фактически продолжает препятствовать инспекциям ООН и что в нем все еще сохраняется запрещенное оружие. Другие мировые лидеры, такие как French Pres. Жак Ширак и канцлер Германии Герхард Шредер, ссылаясь на то, что они считали активизацией сотрудничества с Ираком, стремились продлить инспекции и дать Ираку больше времени для их выполнения. Однако 17 марта, не добиваясь дальнейших резолюций ООН и считая дальнейшие дипломатические усилия Совета Безопасности бесполезными, Буш объявил о прекращении дипломатии и предъявил Саддаму ультиматум, предоставив президенту Ирака 48 часов на то, чтобы покинуть Ирак.Лидеры Франции, Германии, России и других стран возражали против этой развязки войны.

Чрезвычайный саммит перед войной в Ираке

(Слева направо) премьер-министр Португалии Жозе Мануэль Дурау Баррозу, премьер-министр Великобритании Тони Блэр, президент США Джордж Буш и премьер-министр Испании Хосе Мария Аснар проводят экстренную встречу на высшем уровне 16 марта 2003 года на Азорских островах Португалии в преддверии вторжения в Ирак и начала войны в Ираке.

SSGT Мишель Мишо, USAF / U.S. Министерство обороны

Конфликт 2003 года

Когда Саддам отказался покинуть Ирак, США и их союзники начали атаку утром 20 марта; все началось, когда американские самолеты сбросили несколько высокоточных бомб на бункерный комплекс, в котором, как предполагалось, президент Ирака встречался с высокопоставленным персоналом. За этим последовала серия авиаударов по правительственным и военным объектам, и в течение нескольких дней силы США вторглись в Ирак из Кувейта на юге (U.S. Спецназ ранее был развернут в контролируемых курдами районах на севере). Несмотря на опасения, что иракские силы будут вести политику выжженной земли - разрушая мосты и плотины и поджигая южные нефтяные скважины Ирака, - отступающие иракские войска понесли незначительный ущерб; Фактически, большое количество иракских войск просто предпочло не сопротивляться продвижению коалиционных сил. На юге Ирака наибольшее сопротивление американским войскам, продвигавшимся на север, оказывали нерегулярные группы сторонников партии Бахат, известные как федаины Саддама.Британские силы, развернувшиеся вокруг южного города Басра, столкнулись с аналогичным сопротивлением со стороны военизированных формирований и нерегулярных боевиков.

Война в Ираке: морские пехотинцы США

Морские пехотинцы США помогают перемещенным иракским гражданам, к северу от Ан-Накирийи, Ирак.

Мейс М. Грац / США. Министерство обороны Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

В центральном Ираке подразделения Республиканской гвардии - хорошо вооруженная военизированная группа, связанная с правящей партией, - были развернуты для защиты столицы Багдада.По мере того как армия и морские силы США продвигались на северо-запад вверх по долине реки Тигр-Евфрат, они обходили многие населенные районы, где сопротивление федаинов было наиболее сильным, и были замедлены только 25 марта, когда ненастные погодные условия и протяженная линия снабжения на короткое время вынудили их приостановить наступление в пределах 60 км. миль (95 км) от Багдада. Во время паузы американская авиация нанесла серьезный урон подразделениям Республиканской гвардии вокруг столицы. Силы США возобновили наступление в течение недели и 4 апреля взяли под контроль международный аэропорт Багдада.Иракское сопротивление, хотя временами и было сильным, было крайне дезорганизованным, и в течение следующих нескольких дней подразделения армии и морской пехоты организовали рейды в центр города. 9 апреля сопротивление в Багдаде прекратилось, и американские солдаты взяли город под свой контроль.

В тот же день Басра была наконец защищена британскими войсками, которые вошли в город несколькими днями ранее. На севере, однако, планы открытия еще одного крупного фронта были сорваны, когда турецкое правительство отказалось разрешить механизированные и бронетранспортеры U.Подразделения ю. Армии должны пройти через Турцию для дислокации в северном Ираке. Тем не менее, полк американских десантников все же высадился в этом районе, и солдаты спецназа США вместе с курдскими бойцами пешмерга захватили северные города Киркук 10 апреля и Мосул 11 апреля. Родной город Саддама Тикрит, последний крупный оплот Саддама. режима, пал 13 апреля без особого сопротивления. Изолированные группы сторонников режима продолжали сражаться в последующие дни, но президент США объявил о прекращении крупных боев 1 мая.Иракские лидеры скрылись и стали объектом интенсивных поисков со стороны американских сил. Саддам Хусейн был схвачен 13 декабря 2003 г. и передан иракским властям в июне 2004 г. для предания суду за различные преступления; Впоследствии он был осужден за преступления против человечности и казнен 30 декабря 2006 года.

США объявляют об окончании войны в Ираке

На церемонии, состоявшейся в Багдаде 15 декабря 2011 года, война, начавшаяся в 2003 году с Вторжение в Ирак под руководством США официально подошло к концу.Хотя сегодня была официальная дата окончания войны в Ираке, насилие продолжалось и фактически усилилось в последующие годы. Вывод американских войск был приоритетом президента Барака Обамы, но к тому времени, когда он оставит свой пост, Соединенные Штаты снова будут проводить военные операции в Ираке.

Через пять дней после терактов 11 сентября президент Джордж Буш объявил «войну с террором» - обобщающий термин для серии превентивных военных ударов, призванных уменьшить угрозу терроризма для родины Америки.Первым таким ударом было вторжение в Афганистан в октябре 2001 года, когда началась война, которая продолжается по сей день.

На протяжении 2002 года администрация Буша утверждала, что президент Ирака Саддам Хусейн был союзником террористов и разработал «оружие массового уничтожения». По общему мнению, Хусейн был ответственен за множество злодеяний, но было мало свидетельств того, что он разрабатывал ядерное или химическое оружие. За закрытыми дверями представители разведки предупредили, что аргументы в пользу войны были основаны на догадках - британское расследование позже показало, что описание химического оружия Ирака в одном из отчетов на самом деле было взято из боевика « Скала» режиссера Майкла Бэя. Однако правительства США и Великобритании были решительны в своих публичных заявлениях о том, что Хусейн представляет угрозу для их родины, и продолжили вторжение.

Вторжение имело немедленный успех, поскольку коалиция свергла правительство Хусейна и к середине апреля оккупировала большую часть Ирака. Однако за этим последовали восемь лет восстания и межрелигиозного насилия. Американские надежды на то, что иракцы «встретят их как освободителей» и быстро сформируют стабильную плюралистическую демократию, оказались в высшей степени нереалистичными.Хотя коалиция действительно сформировала новое правительство, которое пришло к власти в 2006 году, она так и не приблизилась к умиротворению страны. Партизанские нападения, взрывы террористов-смертников и самодельные взрывные устройства продолжали уносить жизни солдат и гражданских лиц, а ополченцы по обе стороны суннитско-шиитской границы проводили этнические чистки.

Американская общественность по-прежнему скептически относилась к войне, и многие пришли в ужас от сообщений о зверствах, совершенных военными и ЦРУ. Просочившиеся фотографии доказали, что американцы нарушали права человека в тюрьме Абу-Грейб, а в 2007 году американские военные подрядчики убили 17 мирных жителей на площади Нисур в Багдаде.Противодействие войне стало важным предметом разговора в заявке Обамы на пост президента.

В первый день нового 2009 года, незадолго до прихода Обамы к власти, США передали контроль над зеленой зоной - районом Багдада, который служил штаб-квартирой коалиции - правительству Ирака. Конгресс официально прекратил санкционировать войну в ноябре, и последние боевые части ушли в следующем месяце. Даже по самым низким оценкам, война в Ираке унесла жизни более 100 000 человек; по другим оценкам, это число в несколько раз больше, только погибло более 205 000 мирных жителей.

В течение следующих трех лет продолжающееся межрелигиозное насилие переросло в полномасштабную гражданскую войну. Многие ополчения, сформированные во время войны в Ираке, объединились или вступили в партнерские отношения с экстремистскими группировками в соседней Сирии, которые сами пережили кровопролитную гражданскую войну. К 2014 году Исламское Государство Ирака и Леванта, которое поглотило многие из этих группировок, контролировало большую часть Сирии и Ирака. Шокирующий рост ИГИЛ побудил Обаму начать новые военные действия в регионе, начиная с июня 2014 года. Хотя ИГИЛ было изгнано из Ирака и, похоже, его численность значительно уменьшилась, американские войска все еще несут действительную службу в Ираке, 17 лет. после первоначального вторжения и через девять лет после официального окончания войны в Ираке.

ПОДРОБНЕЕ: Война с террором: хронология

Стратегия на дальние расстояния

Согнут, но не сломан - лучший способ описать состояние политики США в отношении Ирака. Однако решимость США обязательно будет проверена снова. Соединенным Штатам нужна всеобъемлющая стратегия, которая восстановит антисаддамовскую коалицию, решительно использует военную силу и ограничит односторонность, которая все больше характеризует их политику в отношении Ирака и Ирана.

ОБЗОР ПОЛИТИКИ № 7

Прошло более шести лет после вторжения Ирака в Кувейт и немногим более пяти лет после освобождения Кувейта.С одной стороны, Соединенные Штаты преуспели. Экономические санкции против Ирака остаются в силе и в основном соблюдаются. Большой прогресс был достигнут в обнаружении и уничтожении иракского оружия массового уничтожения. Ирак переживает экономические проблемы. Деморализованы крупные элементы его вооруженных сил. В конечном итоге Ирак Саддама Хусейна намного слабее, чем был в начале десятилетия, и его лучше понимать как опасную помеху, чем реальную стратегическую угрозу.

Но стакан тоже полупустой.Саддам Хусейн остается у власти, несмотря на многочисленные попытки его свергнуть. Он восстановил свои вооруженные силы не до уровня, существовавшего до войны в Персидском заливе, но значительно выше того, который был в момент окончания войны. Противодействие санкциям возникает по коммерческим и все в большей степени по гуманитарным соображениям, хотя соответствующие резолюции ООН включают положения об импорте Ираком продуктов питания и медикаментов.

Августовские орудия

Последние события изменили как реальность, так и восприятие.Ряд факторов - израильские и иранские вторжения в северный Ирак, новое возглавляемое исламом правительство в Турции, которое было менее расположено, чем предыдущее, к сотрудничеству с коалицией войны в Персидском заливе, раскол между двумя основными курдскими группировками в северном Ираке и решение одного повернуться к Ирану, а другое - к Багдаду, - должно было предоставить Саддаму возможность, которую он стремился ухватить, хотя бы для того, чтобы занять свои войска, чтобы у недовольных офицеров было меньше шансов совершить новый переворот.

Саддам двинулся в северный Ирак с 40 000 военнослужащими и многочисленным полицейским и разведывательным персоналом. Он быстро восстановил там значительное влияние. Тем не менее, поступив так, он нарушил резолюцию 688 Совета Безопасности ООН, которая требует, чтобы он прекратил любые репрессии в отношении иракского народа. Администрация Клинтона ответила косвенно, уничтожив несколько объектов ПВО к югу от Багдада, расширив южную запретную для полетов зону на один градус к северу и приостановив выполнение резолюции 986 Совета Безопасности ООН и ее разрешения на ограниченный экспорт иракской нефти.

В итоге Саддам получил больше, чем потерял. Действительно, сентябрь 1996 года был лучшим месяцем для Саддама с марта 1991 года, когда он смог подавить шиитские и курдские восстания и отклонить оппозицию, проистекающую из его катастрофического подхода к войне в Персидском заливе. В некоторой степени эти достижения были неизбежным следствием курдской распри и созданной ею возможности. Но внешняя политика США тоже внесла свой вклад.

Некоторые вещи можно и нужно было сделать по-другому. Первым было поддержание коалиции.Консенсусу против Саддама было позволено ослабнуть. В дипломатии пренебрежение почти никогда не бывает милосердным. За последние несколько лет Соединенные Штаты сделали очень мало для сохранения целостности и прочности коалиции. Политика «двойного сдерживания» Ирака и Ирана дала нам лозунг, в то время как нам нужна была стратегия и постоянные усилия по ее реализации. Это относится к Турции, арабским правительствам, европейцам и России. Кроме того, отсутствие реакции США на турецкие и иранские вторжения в северный Ирак только усилило стимул Саддама к действиям, в то же время увеличив вероятность того, что его действия будут приняты его арабскими соседями.

Вторая принципиальная ошибка связана с применением силы. Действия США - использование крылатых ракет для уничтожения ряда объектов ПВО Ирака - были слишком незначительными и слишком отдаленными. Безусловно, коалиция сопротивлялась использованию военной силы против Саддама в то время, и эта точка зрения отражала отсутствие симпатии к курдам и озабоченность по поводу поведения Ирана. Но у Соединенных Штатов будет лишь ограниченное число случаев применения силы против Ирака, и они должны максимально использовать их, даже если это означает размещение U.Пилоты S. подвергаются некоторому риску или причиняют побочный, то есть непреднамеренный ущерб людям и объектам в Ираке. Несмотря на эти неудачи, было бы неправильно делать вывод о безвозвратном ущербе позиции США. Слабость коалиции в ответ на действия Саддама внутри его страны не следует интерпретировать как ее упадок. По-прежнему существует значительный консенсус, достаточный для того, чтобы сохранить санкции и предотвратить повторное превращение Ирака в стратегическую угрозу для своих соседей.

Восстановление консенсуса

Укрепление коалиции должно быть первоочередной задачей. Это означает восстановление американо-турецких отношений и тесные консультации с Турцией о том, как лучше всего справляться с будущими кризисами на севере Ирака. Вопрос в том, «когда», а не «если» возникнет такой кризис. Саддам - ​​серийный исследователь; в какой-то момент он обратится против своих новых курдских друзей, вызывая тем самым большой поток беженцев в направлении турецкой границы.Таким образом, продолжение операции «Обеспечение комфорта» должно стать приоритетом внешней политики, чтобы избежать предположений Саддама о том, что он имеет полную свободу действий на севере, и чтобы правительства США и Турции были готовы к новому кризису, который потребует от США использования турецкого языка. базы. Турция должна быть готова присоединиться к такому курсу. Хотя турки по понятным причинам опасаются курдской автономии - они опасаются, что это только повысит требования к сепаратизму со стороны собственного курдского меньшинства Турции, и рассматривают любую автономную область в Ираке как убежище для террористов - они также заинтересованы в том, чтобы избежать массового потока беженцев через их границу.

Мы также должны убедиться, что существует консенсус в отношении того, что Саддам не сможет массировать силы против кого-либо из своих соседей, как он это делал в июле 1990 года и снова в октябре 1994 года. Если он это сделает, нам и другим необходимо нанести удар - и нанести сильный удар. . В более общем плане любое применение силы коалицией - будь то предотвращение нападения на Кувейт, ответ на государственную поддержку терроризма или наказание Ирака за нарушение резолюций ООН или препятствование инспекторам ООН по вооружениям в выполнении их миссии - должно быть достаточно масштабным. причинить вред Саддаму в военном и политическом отношении.

Политика США должна гарантировать, что Саддам больше не станет стратегической угрозой. Эта политика также может создать контекст, в котором иракский народ выступит против Саддама. С этой целью Соединенные Штаты должны гораздо лучше сформулировать, какие выгоды получит Ирак под другим руководством, которое продемонстрирует свое намерение действовать ответственно. Такая всеобъемлющая открытая политика - сочетание жестких санкций, существенного использования военной силы, когда это необходимо, и ясной публичной дипломатии - должна как минимум предотвратить побег Саддама и иметь потенциал для достижения большего.

Этот подход также потенциально может быть более эффективным, чем обновленная тайная политика, в которой курды используются в качестве основы для антисаддамовских усилий. Невозможно сделать курдов достаточно сильными, чтобы угрожать Саддаму, без возрождения интереса курдов к независимости, что было бы неприемлемо для Турции и многих наших арабских друзей, устранения того небольшого стимула, который есть у Анкары для работы с нами в этой области, и усиления поддержка Саддама вооруженными силами Ирака и его суннитским населением.Но помощь курдам «совсем немного» (как, по-видимому, сделала недавняя политика США) побуждает курдов действовать против Саддама и друг друга, в то же время это делает их уязвимыми для сил центрального правительства и оставляет нам мало средств для оказания помощи. если и когда они попадут в беду.

Вместо этого Соединенным Штатам было бы лучше сосредоточить свои дипломатические усилия на преодолении внутрикурдских разногласий и ослаблении связей двух основных курдских игроков как с Ираком, так и с Ираном, что является предпосылкой для получения региональной и международной поддержки от имени курдов.Кроме того, мы должны искать способы помочь курдам экономически и защитить их от худших видов репрессий со стороны Ирака - и принять суровую реальность, согласно которой настоящая курдская автономия может появиться только после того, как Саддам уйдет со сцены.

Еще одна важная проблема - того, чего следует избегать Соединенным Штатам. Одна из ловушек - одержимость Саддамом. Было бы неправильно преувеличивать угрозу, которую он сейчас представляет. Точно так же, и хотя мир был бы намного лучше без Саддама, делать его отставку явной целью также было бы неправильно.Если бы Соединенные Штаты поступили так, каждый день выживания Саддама был бы истолкован как победа для него. Более того, у Америки нет инструментов для достижения этой цели. Наши обычные вооруженные силы практически не имеют отношения к этой задаче, в то время как наши разведывательные средства ограничены в том, что они могут выполнить.

Было бы также разумно продолжать поддерживать территориальную целостность Ирака, даже несмотря на то, что распад Ирака, вероятно, устранил бы Саддама и угрозу, которую представлял изгой Ирак. Разделение Ирака стимулировало бы разного рода боевые действия между иракцами, между иракцами и их соседями, а также между этими соседями.Все это пойдет на пользу Ирану, который затем превратится в единственное сильнейшее местное государство. И даже если бы Соединенные Штаты пришли к иному выводу, им все равно пришлось бы признать тот факт, что ни один из их арабских друзей в регионе (ни Турция) не поддерживает демонтаж Ирака.

Семь непростых пьес

Успех в отношении Ирака потребует ряда устойчивых обязательств.

  • Первый связан с интеллектом. Ирак и Персидский залив в более широком смысле должны оставаться приоритетом для США.С. разведывательное сообщество. Открытые источники не могут нести бремя сбора или анализа. В частности, Соединенным Штатам потребуется больше человеческого интеллекта, чтобы иметь необходимое предупреждение и понимание поведения Ирака.
  • Второе соображение - военное. Соединенные Штаты должны быть в состоянии сдерживать и отражать обычную агрессию, проводить превентивные и упреждающие атаки против оружия массового уничтожения, наносить карательные удары по государственным сторонникам терроризма и поддерживать запреты во имя санкций.Дипломатия США может быть успешной только на фоне наличия вооруженных сил и желания их использовать.

    Что делает выполнение этой потребности особенно трудным, так это требование, чтобы присутствие США не становилось слишком большим или заметным, чтобы не вызвать столько же проблем для наших друзей, сколько оно предназначено для управления. Это свидетельствует в пользу сохранения нынешней позиции «присутствия без дислокации», включая предварительное размещение материалов, регулярные тренировки с посещением войск США и поддержание военно-воздушного и военно-морского присутствия в прибрежных водах.Ускорение консолидации нашего военного присутствия в менее заметных и доступных местах дает дополнительное преимущество в виде уменьшения подверженности сил США террористическим атакам.

  • В-третьих, политика США в отношении Ирака имеет гораздо больше шансов на успех, если политика США в отношении Ирана будет эффективной. Иран - репрессивная держава у себя дома с имперскими амбициями и глиняными экономическими ногами. Нашей целью должно быть ослабление ее влияния и обострение ее экономических проблем, чтобы стимулировать внутреннюю оппозицию.Иран, который представляет серьезную угрозу для региона, коренным образом изменит отношение арабов и прекратит любую поддержку усилий по свержению Саддама или сдерживанию Ирака.

    В результате политика США в отношении Ирана должна включать согласованные усилия по отказу Ирана в возможности создания нетрадиционного оружия; готовность применить силу, если будут обнаружены явные доказательства поддержки терроризма Ираном; и откровенное послание Ирану о неприемлемости будущих вторжений в Ирак. Однако жесткой риторики будет недостаточно. Соединенные Штаты не смогут достичь этих целей в одиночку.

    По этой причине Америка должна обратиться к своим друзьям в Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе и предложить структурированный диалог с Ираном. Достичь консенсуса будет непросто. Европейцы и японцы склонны рассматривать Иран как менее опасный, чем Соединенные Штаты, и утверждают, что лучший способ сделать его еще менее опасным - это вовлечь его в политическую и экономическую политику, чтобы усилить умеренных сторонников Ирана. Эта точка зрения почти наверняка ошибочна. Иран представляет собой серьезную угрозу для региона и даже за его пределами, и его так называемые умеренные сторонники либо неспособны, либо не желают изменять основы внешней политики Ирана.Тем не менее, прежде чем более строгий подход к Ирану может быть продан нашим союзникам, необходимо проверить «доброжелательное» отношение к Ирану.

    Для этого Соединенным Штатам придется отказаться от своего нежелания говорить конкретно о том, что они будут готовы предложить Ирану в экономическом и политическом плане, если поведение Ирана будет соответствовать конкретным, требовательным стандартам. Кроме того, Соединенным Штатам, возможно, придется приостановить (скажем, на период шести месяцев) выполнение существующего законодательства о санкциях, которое предусматривает наказание других за ведение бизнеса с Ираном.В свою очередь, европейцы и японцы должны были бы согласиться не вести дела с Ираном по отдельности и не заниматься Ираном экономически просто в надежде, что такое взаимодействие окупится улучшением поведения. Такая политика, возможно, не понравится Ирану или даже многим союзникам, но, безусловно, заслуживает серьезного продолжения хотя бы потому, что это явно предпочтительнее курса, на котором мы сейчас идем, который угрожает нанести еще больший ущерб отношениям с Америкой. союзники, чем Иран.

  • В-четвертых, необходимо понимать риски и издержки односторонних действий.Стратегия против Саддама и Ирака, включающая сохранение санкций и отказ Ираку в возможности экспортировать даже ограниченное количество нефти, может быть успешной только в том случае, если ее поддержат другие в регионе и в Европе. Это означает, что Соединенные Штаты должны проводить гораздо более частые и высокопоставленные консультации с другими странами. Вид односторонности, продемонстрированный недавно г-ном Клинтоном в отношении Ирака, а также Конгрессом и администрацией в отношении Ирана, является не столько проявлением лидерства, сколько отказом от него.
  • В-пятых, нам нужно побудить наших друзей в регионе проводить реформы, которые сделают их менее уязвимыми для революционных изменений.Это не означает публичное преследование их прав человека или призыв к выборам в отсутствие основных элементов гражданского общества, но это означает частный призыв к их проведению ограниченных политических и экономических реформ, которые увеличивают участие в политической жизни и частную собственность, уменьшают государственную собственность. роль в политической и экономической жизни, и препятствовать коррупции и чрезмерному государственному насилию. Государства, столкнувшиеся с волнениями у себя дома, окажутся менее способными и менее склонными действовать против Ирака.
  • Шестая реальность заключается в том, что У.Если арабо-израильский мирный процесс потерпит крах, будет намного труднее осуществить политику С. в отношении Ирака. Обеспокоенность арабов по поводу Ирака будет омрачена, а способность дружественных правительств тесно и явно сотрудничать с Соединенными Штатами против Саддама уменьшится. Это превращается в еще один аргумент в пользу активных усилий США по восстановлению серьезного диалога между Израилем и палестинцами.
  • Наконец, Соединенным Штатам нужно делать больше в области энергетики. Сейчас мы импортируем примерно половину потребляемой нефти.Хотя лишь небольшой процент нефти США поступает из Персидского залива, любые перебои с поставками прямо или косвенно затронут и будут оказывать Соединенные Штаты. Это свидетельствует о продолжающейся диверсификации предложения и сокращении спроса в США, что имеет смысл не только с точки зрения внешней политики, но и с точки зрения торгового дефицита и окружающей среды.

Все эти меры стоит того. Тем не менее, они не «решат» затруднительное положение Америки в Персидском заливе.Проблема, с которой сталкиваются Соединенные Штаты, заключается в том, что никакое сочетание дружественных местных государств не может противостоять ни Ираку, ни Ирану. В результате в обозримом будущем потребуется дальнейшее участие США в этом регионе, чтобы замкнуть круг сильных врагов, слабых друзей и жизненно важных интересов.

Политика США в отношении Ирака

Г-н Председатель:

Я рад этой возможности выступить в этом Комитете для обсуждения политики США в отношении Ирака и всего региона Персидского залива.Прежде чем начать, я хочу только отметить, что взгляды, которые вы собираетесь услышать, являются моими собственными и не обязательно отражают взгляды сотрудников, должностных лиц или попечителей Института Брукингса.

Политика США в отношении региона Персидского залива с годами менялась все чаще и чаще, чем любая другая внешняя политика, о которой я могу думать. Текущая политика США насчитывает более полувека. При этом самое полезное место, чтобы начать понимать, как мы пришли туда, где мы находимся сегодня, - это вернуться в конец 1960-х годов, когда Великобритания решила, что больше не может выполнять свои обязательства к востоку от Суэца.

Погружение в залив

Решение Великобритании и вызов, который он бросил Соединенным Штатам, напоминали решение двадцать лет назад, когда Соединенные Штаты были проинформированы правительством Его Величества о том, что они больше не могут выполнять свои обязательства перед Грецией и Турцией. Но иначе и быть не могло. В то время как в 1940-х годах Соединенные Штаты были готовы взять на себя новые глобальные обязательства - результатом были план Маршалла и, в конечном итоге, НАТО, - в конце 1960-х и начале 1970-х годов это было невозможно.Соединенные Штаты, уже обремененные войной в Юго-Восточной Азии, не имели ни желания, ни способности выполнять британскую роль.

Результатом стала внешняя политика, в которой Соединенные Штаты пытались защитить свои интересы - тогда, как и сейчас, в основном нефть и газ наряду со стабильностью традиционных друзей в этом регионе - косвенно и недорого. Главной угрозой был Советский Союз и поддерживаемый Советским Союзом радикализм. Предпочтительными политическими инструментами были поддержание скромного военно-морского присутствия в Персидском заливе и Индийском океане и продажа оружия, особенно так называемым двойным столпам Ирана и Саудовской Аравии.

Эта политика длилась большую часть десятилетия, пока иранская революция не устранила главный столп американской стратегии. Благодаря событиям, как локальным, так и глобальным - войне между Ираном и Ираком, которая отвлекла и истощила два самых могущественных государства региона, а также растущей слабости Советского Союза - Соединенные Штаты смогли обойтись и защитить свои интересы в регионе. с небольшими дополнительными усилиями. Принципиальным отклонением от политики США был ограниченный крен в сторону Ирака, который тогда рассматривался как меньшее из двух зол, когда казалось, что Иран берет верх в их конфликте.

Война между Ираном и Ираком закончилась в 1988 году. В течение следующих двух лет Соединенные Штаты в основном продолжали политику предыдущего десятилетия, а именно продолжали военную поддержку Саудовской Аравии и других дружественных стран Персидского залива, исследовать ограниченные отношения с Ираком и изоляция Ирана сдерживается только готовностью говорить.

Изучение возможностей построения более широких и глубоких отношений с Ираком формально закончилось его вторжением в Кувейт в августе 1990 года, хотя U.Усилия С. по существу были прекращены за несколько месяцев до этого в ответ на ряд заявлений и действий Ирака, которые продемонстрировали его незаинтересованность в том, чтобы стать более ответственным действующим лицом. Тем не менее, Desert Shield и Desert Storm ознаменовали собой серьезный отход в политике США от скромной и в значительной степени косвенной военной поддержки друзей США до серьезного и прямого присутствия и участия США.

После окончания войны в Персидском заливе было нежелательно и не нужно было поддерживать большой U.С. военное присутствие в регионе. Соединенные Штаты не могли позволить себе направить такой большой процент своих активов в один регион. Кроме того, местные органы власти опасались негативной реакции внутри страны, если сохранится такое крупное и заметное присутствие США. Кроме того, Ирак представлял гораздо меньшую военную угрозу, чем это было до войны. В результате безопасность могла поддерживаться посредством того, что можно было бы охарактеризовать как «присутствие без размещения», а именно некоторого предварительного размещения материалов, регулярных тренировок по посещению U.Южные силы, морское и воздушное присутствие в прибрежных водах и продажа оружия дружественным государствам.

Политика США после войны в Персидском заливе была отмечена тем фактом, что отношения США с двумя сильнейшими государствами региона - Ираном и Ираком - являются враждебными. Проблема, с которой сталкиваются Соединенные Штаты, заключается в том, что никакая комбинация дружественных местных государств не может компенсировать их. В результате в обозримом будущем потребуется дальнейшее участие США в этом регионе, чтобы замкнуть круг сильных врагов, слабых друзей и жизненно важных интересов.

Администрация Клинтона окрестила свою позицию «двойным сдерживанием». Целью было ограничить способность Ирана или Ирака угрожать интересам США в регионе и за его пределами. Тем не менее, фраза далеко не идеальна. Иран и Ирак представляют разные угрозы и требуют разных ответов. Кроме того, недостаточно ограничить их охват (как предполагает сдерживание). Соединенные Штаты могут и должны стремиться к большему. Более того, изоляция Ирана и Ирака все чаще бросает вызов ряду государств, поддержка которых необходима для успеха этой политики.В результате «двойное сдерживание» дает нам лозунг, когда нам действительно нужны стратегия и постоянные усилия в ее пользу.

США и Ирак

Прошло около шести лет после вторжения Ирака в Кувейт и чуть более пяти лет после освобождения Кувейта и окончания Буря в пустыне . С одной стороны, Соединенные Штаты преуспели очень хорошо. Экономические санкции против Ирака остаются в силе и по большей части соблюдаются. Можно также указать на существенный прогресс в усилиях по обнаружению и уничтожению иракского оружия массового уничтожения.Ирак испытывает экономические проблемы и политически разделен. В конечном итоге Ирак Саддама Хусейна значительно слабее, чем был в начале этого десятилетия, и его лучше понимать как опасную помеху, чем реальную стратегическую угрозу.

Но стакан тоже полупустой. Саддам Хусейн остается у власти, несмотря на многочисленные попытки его свергнуть. Он восстановил мощь своих вооруженных сил не до того уровня, который был до войны в Персидском заливе, а значительно выше того, где он был, когда война закончилась.Франция и Россия регулярно выступают за отмену санкций - предположительно для того, чтобы использовать потенциал Ирака как рынка для их экспорта, - в то время как в арабском мире растет сопротивление санкциям по гуманитарным соображениям, несмотря на то, что соответствующие резолюции ООН прямо включают положения, разрешающие Иракский импорт продуктов питания и медикаментов.

Последние события изменили как реальность, так и восприятие. То, что произошло, теперь достаточно ясно. Ряд факторов - усиление турецких и иранских вторжений в северный Ирак, новое возглавляемое исламом правительство в Турции, которое было менее склонно к сотрудничеству с коалицией войны в Персидском заливе, раскол между двумя основными курдскими группировками в северном Ираке и решение одной обратиться к Ирану, а другой - к Багдаду - все вместе предоставит Саддаму возможность.Кроме того, есть основания полагать, что Саддам с нетерпением ждал такого случая, чтобы использовать свои войска, хотя бы для того, чтобы занять их, чтобы у недовольных офицеров было меньше шансов совершить еще один переворот.

Саддам, никогда не сопротивлявшийся эксплуатации слабости противника, двинулся вперед с 40 000 военнослужащими и многочисленными полицейскими и разведчиками в штатском. За считанные дни он восстановил значительное влияние на севере Ирака. Тем не менее, поступив так, он нарушил резолюцию 688 Совета Безопасности ООН, которая требует, чтобы он прекратил любые репрессии в отношении иракского народа, в том числе курдов.Администрация Клинтона ответила косвенно, применив крылатые ракеты для уничтожения ряда объектов противовоздушной обороны к югу от Багдада, расширив южную запретную для полетов зону на один градус к северу и приостановив выполнение резолюции 986 Совета Безопасности ООН и ее разрешения на ограниченное количество иракской нефти. экспорт.

В итоге Саддам получил больше, чем потерял. Действительно, сентябрь 1996 года был лучшим месяцем для Саддама с марта 1991 года, когда он смог подавить шиитские и курдские восстания и отвлечь внимание и сопротивление, проистекающие из его катастрофического подхода к войне в Персидском заливе.В некоторой степени эти достижения были неизбежным следствием курдской распри и созданной ею возможности. Но внешняя политика США за последние несколько недель также не оправдала ожиданий.

Некоторые вещи можно и нужно было сделать по-другому. Двое выделяются. Первым было поддержание коалиции. Консенсусу против Саддама было позволено ослабнуть. В дипломатии пренебрежение почти никогда не бывает милосердным. Соединенные Штаты за последние несколько лет сделали очень мало для сохранения целостности и прочности коалиции.Это касается Турции, арабских правительств, европейцев и России. Кроме того, отсутствие реакции США на вторжение Турции и Ирана в северный Ирак только усилило стимул Саддама к действиям, в то же время увеличив вероятность того, что любые подобные действия с его стороны будут поняты его арабскими соседями.

Вторая принципиальная ошибка связана с применением силы. Действия США - использование нескольких десятков крылатых ракет для уничтожения ряда объектов противовоздушной обороны Ирака - были слишком незначительными и слишком отдаленными.Безусловно, коалиция сопротивлялась использованию военной силы против Саддама в то время, и эта точка зрения отражала отсутствие симпатии к курдам и озабоченность по поводу поведения Ирана. Но у Соединенных Штатов будет лишь ограниченное количество поводов для применения силы против Ирака, и они должны максимально использовать их. Поскольку любое применение силы приведет к несчастью, любое военное вмешательство с нашей стороны или со стороны коалиции должно быть достаточно масштабным, чтобы нанести военный ущерб Саддаму и продемонстрировать его неспособность защитить свою страну от продолжающейся боли и унижений.

Дальнейшие шаги Виз-за-Ви Ирак

Несмотря на эти неудачи, было бы неверно делать вывод о безвозвратном ущербе позиции США. Слабость коалиции в ответ на действия Саддама внутри его страны не следует интерпретировать как упадок коалиции в более общем смысле. По-прежнему существует значительный консенсус, достаточный для того, чтобы можно было сохранить санкции и не допустить, чтобы Ирак снова стал стратегической угрозой для своих соседей.Что потребуется для успеха такой политики?

Первым приоритетом должно стать оживление коалиции, которая выиграла войну против Саддама и с тех пор поддерживает мир. Это означает восстановление американо-турецких отношений и подробные консультации о том, как лучше всего справляться с будущими кризисами на севере Ирака. Мы не должны обманываться. Это больше вопрос «когда», чем «если» возникнет такой кризис. Саддам - ​​серийный исследователь; в какой-то момент он обратится к своим новым курдским друзьям, что спровоцирует большой поток беженцев в направлении турецкой границы.Таким образом, продолжение операции «Обеспечьте комфорт » должно стать приоритетом внешней политики, чтобы избежать предположений Саддама о том, что он имеет полную свободу действий на севере, и чтобы мы и турецкое правительство были готовы к новому кризису, который потребует вооруженных сил США. использование турецких баз.

Точно так же нам нужно убедиться, что в регионе и за его пределами существует консенсус, что Саддам не сможет массировать силы против кого-либо из своих соседей, как он это сделал в июле 1990 года и снова в октябре 1994 года.Если он это сделает, нам и другим нужно ударить - и ударить сильно. В более общем плане любое применение силы коалицией - будь то предотвращение нападения на Кувейт, ответ на государственную поддержку терроризма или наказание Ирака за нарушение резолюций ООН или препятствование инспекторам ООН по вооружениям в выполнении их миссии - должно быть достаточно масштабным. причинить вред Саддаму в военном и политическом отношении.

Такая политика должна гарантировать, что Саддам больше не станет стратегической угрозой. Эта политика также может создать контекст, в котором иракский народ выступит против Саддама.С этой целью Соединенным Штатам необходимо лучше сформулировать, какие выгоды получит Ирак под другим руководством, которое продемонстрировало бы свою готовность действовать ответственно. Такая всеобъемлющая политика и откровенно - сочетание жестких санкций, значительного использования военной силы, когда это необходимо, и ясной публичной дипломатии - должна как минимум предотвратить побег Саддама и иметь потенциал для достижения большего.

Также полезно указать, чего мы хотим избежать в политике в отношении Ирака.Одна из ловушек - это одержимость Саддамом. Как я уже сказал, неправильно преувеличивать угрозу, которую он сейчас представляет. Точно так же было бы неправильно делать его отставку явной целью. Если бы мы так поступили, каждый день, когда он выжил, был бы для него победой. Более того, нам не хватает инструментов для достижения цели. Наши обычные вооруженные силы практически не имеют отношения к этой задаче, в то время как наши разведывательные ресурсы ограничены в том, что от них можно ожидать. Соединенные Штаты столкнулись с большими трудностями при задержании Мануэля Норьеги с 20-тысячными войсками на земле и полностью оккупированной Панамой.Трудно представить себе, как мы могли предпринять столь амбициозные усилия в Ираке и преуспеть в них.

Я также считаю, что мы поступаем мудро, продолжая поддерживать территориальную целостность Ирака. Я знаю аргументы тех, кто не согласен, что это устранит Саддама и угрозу, исходящую от Ирака-изгоя, что он освободит курдов и шиитов. Но я опасаюсь, что раскол Ирака спровоцирует разного рода боевые действия между иракцами, между иракцами и их соседями, а также между этими соседями.Я также считаю, что и этот процесс, и его результаты пойдут на пользу Ирану, который затем станет единственным сильнейшим местным государством. И даже если бы Соединенные Штаты пришли к иному выводу, нам пришлось бы признать тот факт, что ни один из наших арабских друзей в регионе (ни Турция) не будет расположен к демонтажу Ирака.

На пути к комплексному подходу для региона

Успех в отношении Ирака потребует также ряда других усилий с нашей стороны. Первый связан с интеллектом.Ирак и Персидский залив в более широком смысле должны оставаться приоритетом для разведывательного сообщества. Открытые источники не могут нести бремя сбора или анализа. В частности, Соединенным Штатам потребуется больше человеческого интеллекта, чтобы иметь необходимое предупреждение и понимание поведения Ирака.

Второе соображение - военное. Способность США справляться с широким спектром сценариев очень важна. К ним относятся сдерживание и отражение обычной агрессии, превентивные и упреждающие нападения на оружие массового уничтожения, карательные удары по государственным сторонникам терроризма и запрещение санкций.Все эти потребности связаны с Ираком, хотя некоторые из них также могут иметь отношение к другим, особенно к Ирану. Дело в том, что дипломатия США может быть успешной только на фоне наличия вооруженных сил и желания их использовать. Что делает удовлетворение этой потребности более трудным, чем это было бы в других регионах, так это требование, чтобы наше присутствие не становилось слишком большим или заметным, чтобы не вызвать столько же проблем для наших друзей, сколько оно предназначено для решения.

Третий, У.У политики С. в отношении Ирака гораздо больше шансов на успех, если политика США в отношении Ирана будет эффективной. Наиболее важными ближайшими целями должны быть предотвращение приобретения или разработки Ираном оружия массового уничтожения и прекращение спонсируемых Ираном подрывной деятельности и терроризма. Иран, как и Советский Союз, является внутренней репрессивной державой с имперскими амбициями и глиняными экономическими ногами. Нашей целью должно быть ослабление ее охвата и усугубление ее экономических проблем, чтобы стимулировать внутренние силы, способствующие переменам.Иран, который «вспыхнул» и угрожал региону, коренным образом изменит отношение арабов и положит конец любой поддержке усилий по свержению Саддама или сдерживанию Ирака.

В результате политика США в отношении Ирана должна включать согласованные усилия по отказу Ирана в возможности создания нетрадиционного оружия; готовность применить силу, если есть явные доказательства поддержки терроризма Ираном; и четкий сигнал Ирану о том, что будущие вторжения в Ирак недопустимы. Однако мы не можем достичь этих целей в одиночку.По этой причине Соединенным Штатам следует подумать о том, чтобы обратиться к своим друзьям в Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе и предложить структурированный диалог с Ираном. Если бы наши условия были выполнены, тогда могло бы быть определенное экономическое взаимодействие; в противном случае все согласились бы сдерживаться.

В-четвертых, нам необходимо лучше понимать риски и издержки односторонних действий. Стратегия против Саддама и Ирака может быть успешной только в том случае, если она будет поддержана другими странами в регионе и за его пределами. Это приводит к необходимости гораздо более частых и высокопоставленных консультаций с правительствами региона.Вид односторонности, продемонстрированный администрацией Клинтона за последние несколько недель, - это не столько проявление лидерства, сколько отказ от него. То же самое относится и к нашей политике в отношении Ирана.

В-пятых, нам нужно побудить наших друзей в регионе проводить реформы, которые сделают их менее уязвимыми для революционных изменений. Это не означает публичное преследование их прав человека или призыв к выборам в отсутствие основных элементов гражданского общества, но это означает частный призыв к их проведению ограниченных политических и экономических реформ, которые увеличивают участие в политической жизни и частную собственность, уменьшают государственную собственность. роль в политической и экономической жизни, и препятствовать коррупции и чрезмерному государственному насилию.Государства, столкнувшиеся с волнениями у себя дома, окажутся менее способными и менее склонными действовать против Ирака.

В-шестых, Соединенным Штатам нужно делать больше в области энергетики. Сейчас мы импортируем примерно половину потребляемой нефти. Хотя лишь небольшой процент нефти США поступает из Персидского залива, Соединенные Штаты прямо или косвенно (в экономическом смысле) затронуты и будут затронуты любым нарушением поставок. Это свидетельствует о продолжающейся диверсификации предложения и сокращении спроса в США, что имеет смысл не только с точки зрения внешней политики, но и с точки зрения торгового дефицита и окружающей среды.

Хорошая новость в том, что все эти рекомендации выполнимы. Однако они потребуют постоянных усилий. Не очень хорошая новость заключается в том, что даже в случае успеха мы не решим наши проблемы с Ираком или в регионе Персидского залива в более широком смысле. Действительно, решения нет. Единственное, что можно сказать наверняка, - это то, что эта часть мира будет по-прежнему создавать самые сложные проблемы для американской внешней политики в предстоящие годы и десятилетия.

Ирак Хронология: после войны 2003 года

2003

19 марта

После того, как несколько месяцев дипломатических попыток вступить в контакт с президентом Саддамом Хусейном потерпели неудачу, президент Буш начал операцию «Иракская свобода».Все началось с массированных авиаударов, названных «потрясением и трепетом». 1 мая Буш произнес свою речь «Миссия выполнена» на борту авианосца «Линкольн», преждевременно объявив об окончании крупных боевых действий в Ираке.

12 мая

Посол США Пол Бремер был назначен руководителем Коалиционной временной администрации (CPA), правящей власти под руководством США в переходный период. 16 мая администратор КПА Бремер объявил вне закона бывшую правящую партию Баас и приказал учреждениям Ирака «дебаасифицировать», в результате чего члены партии Баас были отстранены от должностей в государственном секторе и министерских постов.23 мая Бремер распустил иракские вооруженные силы, оставив без работы более 350 000 солдат. Бывшим солдатам в звании полковника и выше было запрещено работать в новом иракском правительстве, и они не получали выходного пособия или выхода на пенсию. «Мы могли бы гораздо лучше справиться с этим и сохранить иракскую армию вместе, - сказал TIME в 2015 году генерал Рэй Одиерно, начальник штаба армии США. . » Некоторые из недовольных суннитов позже присоединились к группам боевиков, в том числе к ИГИЛ.Бремер занимал пост главы временного правительства до передачи в 2004 году временному правительству Ирака.

19 августа

В результате взрыва штаб-квартиры ООН в Багдаде погибло 23 человека, в том числе посланник ООН Сержиу Виейра де Меллу, и спровоцировал вывод сотен рабочих ООН из Ирака. Ответственность за это несет иорданский джихадист Абу Мусаб аз-Заркави, который возглавлял группу , первоначально известную как Тавхид и Джихад, а затем иракская Аль-Каида.29 августа в результате взрыва заминированного автомобиля погибло 95 человек в мечети Имама Али в Наджафе, самом священном шиитском храме в Ираке. Среди погибших был аятолла Мухаммад Бакр аль-Хаким, важный религиозный лидер, сотрудничавший с вооруженными силами США. В октябре и ноябре иракские повстанцы начали массированное наступление в течение месяца Рамадан, поразив десятки целей, в том числе штаб-квартиру Красного Креста в Багдаде.

13 декабря

U.Силы С. захватили Саддама Хусейна в яме на ферме недалеко от его родного города Тикрит. После вторжения США Хусейн транслировал сообщения в поддержку повстанцев и уклонился от нескольких попыток США убить или схватить его. Американские войска убили сыновей Саддама Хусейна, Удая и Кусая, в перестрелке у их убежища в Мосуле 22 июля.

2004

30 января

Советник по национальной безопасности Кондолиза Райс впервые признала, что Соединенные Штаты ошиблись в отношении обладания Саддамом Хусейном оружия массового уничтожения (ОМУ) - главного предлога для войны.Признание последовало за показаниями 23 января и отставкой Дэвида Кея, главного инспектора по вооружениям американской разведывательной группы Ирака, которой было поручено найти в Ираке ОМУ. Он сказал, что разведывательные оценки иракской программы вооружений до войны были почти полностью неверными.

1 февраля

Двойные взрывы террористов-смертников были направлены против офисов Демократической партии Курдистана (ДПК) и Патриотического союза Курдистана (ПСК) в Иракском Курдистане, в результате чего погибли по меньшей мере 70 человек, включая заместителя премьер-министра регионального правительства Курдистана.Силы США подозревали «Аль-Каиду» или «Ансар аль-Ислам», курдскую исламистскую группировку. 2 марта террористы атаковали верующих-шиитов, соблюдающих праздник Ашура в Багдаде и Кербеле, с применением стрелкового оружия и взрывчатых веществ. По меньшей мере 140 человек погибли в самый смертоносный день с начала оккупации США. Коалиционные силы заподозрили аз-Заркави. 17 мая группа Заркави убила Эззедин Салима, главу Управляющего совета Ирака.

4 апреля

The U.Южные военные начали неудачную Первую битву за Фаллуджу, чтобы взять под свой контроль город у суннитских повстанцев. Армия Махди, шиитское ополчение, возглавляемое священнослужителем Муктадой ас-Садром, провела свои первые нападения на силы коалиции в Амаре, Багдаде, Куфе и Наджафе. В апреле и мае хроническое насилие над заключенными со стороны сил США в тюрьме Абу-Грейб за пределами Багдада было выявлено на графических фотографиях и в свидетельствах заключенных. Скандал вызвал негативную реакцию против Соединенных Штатов и вооруженных сил США.

28 июня

ВМС и Управляющий совет Ирака передали политический контроль над страной Временному правительству Ирака во главе с временным премьер-министром Иядом Аллави, шиитом.Этот шаг передал номинальный суверенитет США в руки Ирака, хотя правительство имело ограниченные полномочия.

Октябрь

Группа аз-Заркави официально объявила о своей верности Усаме бен Ладену и стала известна в Ираке как «Аль-Каида» (АКИ). Группа совершила около десятка нападений в Ираке. Он также был печально известен обезглавливанием иностранных заложников. В ноябре и декабре силы США провели операцию «Призрачная ярость», или «Вторая битва при Фаллудже», чтобы взять под свой контроль Фаллуджу со стороны АКИ и других суннитских повстанческих групп.Операция была самой кровопролитной для американских войск в Ираке, но она увенчалась успехом.

2005

30 января

иракца проголосовали за Переходную национальную ассамблею на первых выборах после вторжения США. Шиитский священнослужитель аятолла ас-Систани одобрил выборы и призвал к участию. Объединенный иракский альянс, шиитская исламистская коалиция, получил 47 процентов голосов.Курдские партии обеспечили примерно 25 процентов. Партия премьер-министра Аллави заняла третье место. Насилие и низкая явка суннитов омрачили исход первых выборов.

28 февраля

По меньшей мере 122 человека были убиты в Хилле, к югу от Багдада, в результате самого смертоносного взрыва бомбы со времени вторжения США. В апреле и мае суннитские мятежники, в которых все больше доминирует АКИ, усилили свою кампанию бомбардировок.Повстанцы убили сотни шиитов, чтобы подорвать власть и спровоцировать более широкий межрелигиозный конфликт. Лидеры шиитов призвали своих последователей не мстить. В апреле в Ираке было взорвано 135 автомобилей, по сравнению с 69 в марте.

6-7 апреля

Парламент Ирака назначил Джаляла Талабани, курдского лидера, президентом Ирака. Президент Талабани назначил премьер-министром Ибрагима Джаафари из религиозной партии.14 июня Масуд Барзани был приведен к присяге в качестве президента Курдистана в Ираке в результате соглашения с президентом Ирака Талабани о разделении власти между их соперничающими курдскими партиями.

С июля по декабрь

Силы США и Ирака провели операцию Sayaid, серию операций по подрыву суннитского повстанческого движения и возвращению провинции Анбар. 31 августа опасения приближающегося террориста-смертника спровоцировали панику шиитских паломников на мосту к храму Кадхимия на севере Багдада, в результате чего погибло более 95 человек.14 сентября АКИ убила по меньшей мере 150 человек в результате серии нападений на шиитское население Багдада. На видео аз-Заркави объявил войну всем иракским шиитам.

13 ноября

Военнослужащие США обнаружили 173 истерзанных голодом тела в камерах следственного изолятора Министерства внутренних дел. Все задержанные были суннитами.

19 ноября

В результате взрыва двух террористов-смертников в двух шиитских мечетях в Ханакине, недалеко от восточной границы с Ираном, погибло 90 мирных жителей Ирака.Взрывы произошли в то время, когда силы США и Ирака вели ожесточенные бои в провинции Анбар в рамках операции «Стальной занавес», последней из серии операций провинции Анбар, направленных против суннитских повстанцев. В ноябре США нанесли 120 авиаударов по Ираку, по сравнению с 25 в январе.

15 декабря

После голосования по ратификации новой конституции в октябре иракцы избрали новый парламент впервые со времен США.С. нашествие. Явка была высокой. Результаты были объявлены в январе. Объединенный иракский альянс - список исламистских группировок - получил наибольшее количество мест, 128, но не набрал 10 мест от большинства, необходимого для управления без коалиции. Светский список бывшего премьер-министра Аллави получил всего 25 мест. Два суннитских списка в совокупности получили 55 мест, что значительно увеличило их представительство по сравнению с предыдущим парламентом. Сунниты в значительной степени бойкотировали выборы в январе 2005 года.

2006

5 января

В ходе отдельных атак террористы-смертники из АКИ атаковали новобранцев полиции в Рамади и паломников в Кербеле, убив более 140 человек.15 января АКИ объединилась с другими суннитскими повстанческими группировками и на короткое время была переименована в Совет шуры моджахедов. Его все еще обычно называли АКИ.

13 февраля

Объединенный иракский альянс, победивший на декабрьских парламентских выборах, избрал Ибрагима Джаафари премьер-министром, вторым после свержения Саддама. В марте курдские и суннитские партии отклонили Джаафари на посту премьер-министра и отказались присоединиться к правительству национального единства, потому что ему не удалось остановить эскалацию межрелигиозного насилия.Посол США Залмай Халилзад заявил лидерам шиитов, что президент Буш также выступает против Джаафари. 21 апреля Джаафари согласился отойти в сторону.

16 февраля

После ареста 22 полицейских за убийство суннитов Министерство внутренних дел начало расследование своих сотрудников, которые предположительно руководили «эскадронами смерти». Аресты привлекли внимание к практике внесудебных казней, совершаемых иракскими войсками против суннитских меньшинств.22 февраля знаменитый золотой купол святилища аль-Аскари в Самарре, одного из самых священных шиитских святынь, был разрушен в результате взрыва, возложенного на суннитских джихадистов АКИ. Взрыв храма спровоцировал насилие со стороны шиитских и суннитских ополченцев, в результате которых погибло более 1000 человек. Лидеры шиитов ас-Садр и великий аятолла ас-Систани призвали к спокойствию, но, как сообщается, шиитские ополченцы, включая армию Махди ас-Садра, продолжали убийства на религиозной почве. 26 марта посол США Хализад заявил, что насилие со стороны шиитских ополченцев превышает количество убийств суннитских террористов или повстанцев.Он призвал премьер-министра править ополченцами и положить конец внесудебным казням людей, связанных с правительством. 7 апреля в результате тройного взрыва террориста-смертника в мечети Шиит Бурата в Багдаде 85 человек погибли и 160 получили ранения. Теракт произошел на фоне политического кризиса после выборов и связанного с ним межрелигиозного насилия.

21 мая

Парламент Ирака утвердил Нури аль-Малики в качестве третьего премьер-министра Ирака после свержения Саддама Хусейна.В его кабинет вошли представители большинства иракских сект и этнических групп, хотя три ключевые должности в кабинете министров остались незаполненными из-за межконфессиональных разногласий. 8 июня парламент утвердил кандидатуры Малики. Генерал Абдул-Кадер Мохаммед Джассим аль-Мифарджи, суннит, стал министром обороны. Министром внутренних дел стал шиит Джавад аль-Болани. Шерван аль-Вайли, шиит, стал министром национальной безопасности.

7 июня

Аль-Заркави, лидер АКИ, причастный к взрывам, похищениям и обезглавливанию, был убит в U.С. Авиаудар. Его сменил Абу Айюб аль-Масри. 14 июня премьер-министр Нури аль-Малики обнародовал свой план безопасности под названием «Операция« Вместе вперед », целью которого является улучшение условий в районе Багдада на фоне растущего религиозного кровопролития. Он ввел комендантский час, контрольно-пропускные пункты и совместный иракско-американский. рейды на ячейки повстанцев. 25 июня премьер-министр Малики представил свой план из 24 пунктов по наведению порядка и снижению межрелигиозного насилия в Ираке. План примирения обещал амнистию заключенным по обвинениям, не связанным с преступлениями, военными преступлениями и преступлениями против человечности.В Интернете были опубликованы видеоролики казни трех российских дипломатов, похищенных 3 июня. 1 июля не менее 66 человек погибли в результате взрыва автомобиля на открытом рынке в районе Шиит-Садр-Сити в Багдаде.

9 июля

Ополченцы армии Махди убили не менее 40 суннитов во время обыска домов и на фиктивных контрольно-пропускных пунктах в Багдаде. Около двух десятков человек погибли в результате двойного взрыва автомобиля в мечети в районе Касра Багдада.11 июля в результате двойного взрыва террористов-смертников у входа в Зеленую зону погибло более 50 человек. Ответственность за это взял на себя Совет шуры моджахедов, зонтичная суннитская исламистская группировка, в которую входила АКИ. Премьер-министр Малики отверг предположения, что Ирак впадает в гражданскую войну, несмотря на усиление насилия. 17 июля в результате обстрела из минометов Махмудии, преимущественно шиитского города, погибло не менее 40 человек. Это нападение ознаменовало несколько дней усиления насилия в ответ на убийства, совершенные Армией Махди 9 июля.По данным Министерства здравоохранения Ирака, июль был самым смертоносным месяцем для мирных жителей с момента вспышки насилия. Около 3500 иракцев - или в среднем 110 иракцев в день - были убиты в том же месяце, хотя Организация Объединенных Наций заявила, что число убитых было выше. Более половины смертей произошли в районе Багдада. Соединенные Штаты увеличили развертывание войск в экстренном порядке, несмотря на надежды в начале года на частичный вывод.

15 октября

Масри распустил Совет шуры моджахедов, в который входил АКИ, и объявил о создании Исламского государства в Ираке (ИГИ).Масри и Абу Омар аль-Багдади, еще один преемник аль-Заркави, возглавили новую группу. 20 октября американские военные объявили, что план безопасности Багдада, операция «Вместе вперед», не остановил насилие в столице. 23 ноября в результате взрыва бомб в Садр-Сити, шиитском анклаве Багдада, погибло 215 шиитов. В знак мести шиитские ополченцы сожгли заживо шестерых суннитов после того, как они оставили пятничную молитву.

5 ноября

Специальный трибунал Ирака приговорил Саддама Хусейна к смертной казни за убийство в 1982 году 148 шиитов в городе Дуджайль.30 декабря года Хусейн был казнен через повешение за преступления против человечности. «Правосудие от имени народа привело в исполнение смертный приговор преступнику Саддаму, который столкнулся со своей судьбой, как и все тираны, испуганный и испуганный в течение тяжелого дня, которого он не ожидал», - сказал премьер-министр Малики в заявлении. .

2007

10 января

Президент Буш объявил о «всплеске» дополнительных 30 000 единиц U.Войска С., чтобы остановить массовое межрелигиозное насилие, противодействовать джихадистскому экстремизму и стабилизировать положение в стране. Параллель заключалась в том, чтобы дать иракским лидерам время и пространство для достижения политического примирения. В период с 16 января по 27 марта волна религиозных взрывов в Багдаде унесла жизни сотен суннитов и шиитов. 30 марта Сенат США поставил 31 марта 2008 года целью полного вывода войск США. 1 апреля президент Талабани заявил, что ас-Садр приказал своей армии Махди отступить после шести недель нового наступления на безопасность, предпринятого объединенным У.С.-Иракские войска. 18 апреля в результате взрывов автомобилей, подорванных разведкой, погибло более 190 человек. 10 июня силы США выдвинули стратегию вооружения суннитских группировок для борьбы с ИГИ.

13 июня

Мечеть аль-Аскари в Самарре подверглась второй бомбардировке, в результате чего были разрушены ее минареты. 14 августа бомбардировки ISI были направлены против общин езидов, немусульманского религиозного меньшинства, на севере Ирака. В результате самого смертоносного нападения на сегодняшний день погибло более 400 человек.

17 августа

Лидеры шиитов и курдов сформировали политическую коалицию в поддержку премьер-министра Малики после того, как 1 августа суннитская фракция вышла из коалиционного правительства. 29 августа ас-Садр приостановил военные операции своего ополчения Армии Махди на шесть месяцев после уличных боев с иракскими силами. в Кербеле.

5 ноября

Было убито семь американцев, что сделало 2007 год самым смертоносным для У.Силы С. после вторжения 2003 года. К концу года погибло 899 военнослужащих США. 16 декабря британские войска передали безопасность провинции Басра иракским силам, положив конец пятилетнему британскому контролю над южным Ираком. После переброски войск США ISI была вытеснена из Багдада в Диялу, Салахидин и Мосул. Организация потеряла большинство своих лидеров, ячеек и возможностей.

2008

12 января

Парламент принял закон, разрешающий некоторым бывшим офицерам партии Саддама Хусейна Баас работать в правительстве, получать государственные пенсии и возвращаться к общественной жизни.

Март

Между властями и ополченцами вспыхнули бои. 11 мая правительство согласилось на прекращение огня с ас-Садром. 21 апреля премьер-министр Малики объявил о подавлении вооруженных ополченцев и Армии Махди аль-Садра.

1 октября

Соединенные Штаты передали правительству Ирака административный и оперативный контроль над ополченцами Совета пробуждения суннитов.Правительство также взяло на себя контроль над безопасностью провинции Анбар. Но ситуация с безопасностью ухудшилась в соседнем городе Мосул. В октябре около 13 000 христиан бежали от угроз и убийств, приписываемых суннитским экстремистам.

2009

1 января

США передали контроль над охраняемым районом Зеленой зоны правительству Ирака. 5 января США открыли новое посольство в Зеленой зоне, одно из самых больших из когда-либо построенных.

27 февраля

Президент Обама объявил о плане завершить боевую миссию США в августе 2010 года. К 30 июня войска США были выведены примерно со 150 баз и застав в городах и деревнях, хотя около 130 000 человек все еще оставались в стране. 31 июля последние британские войска вышли из Ирака в Кувейт.

Август и декабрь

ISI взяла на себя ответственность за серию взрывов.Среди самых крупных - взрыв 19 августа в Багдаде, в результате которого погибло более 100 человек. В результате взрыва 25 октября в Багдаде погибло более 150 человек. 10 декабря в результате пяти взрывов террористов-смертников в Багдаде погибло не менее 127 человек.

2010

7 марта

В Ираке прошли вторые парламентские выборы после вторжения США в 2003 году. Ни одна коалиция не приблизилась к получению мест большинства.Новое правительство не было сформировано из-за политического тупика, который разыгрывался по нескольким вопросам в течение восьми месяцев. Малики исполнял обязанности временного премьер-министра.

18 апреля

Иракские силы безопасности при поддержке войск США убили лидеров ISI Абу Омара аль Багади и Абу Аюуба аль Масри. В мае ISI выбрала Абу Бакра аль Багдади новым лидером. Багдади участвовал в суннитском мятеже против У.Силы С. в 2000-х годах был задержан американскими войсками на 10 месяцев в лагере Букка в 2004 году и в конце концов присоединился к ISI.

9-10 мая

В результате серии скоординированных атак, проведенных ISI, погибло более 100 человек в Багдаде и других городах Ирака.

августа

Президент Обама официально прекратил семилетний срок действия У.С. Боевое задание в Ираке. Последние боевые части США ушли 19 августа, хотя военные советники и инструкторы США остались в Ираке.

12 ноября

Президент Ирака Джаляль Талабани попросил Малики, действующего премьер-министра, сформировать новое правительство. 21 декабря парламент утвердил новое правительство, включающее все основные политические партии и этнические группы, всего за четыре дня до установленного конституцией срока.Политическая борьба задержала процесс формирования.

2011

5-8 января

Шиитский священнослужитель Муктада ас-Садр вернулся в Ирак после трех лет добровольного изгнания в Иране. В своем первом публичном заявлении ас-Садр призвал своих последователей сопротивляться «оккупантам» Ирака. 25 февраля страну охватил «День гнева», когда десятки тысяч иракцев протестовали против новоизбранного правительства.Погибли 23 человека.

Июль

Абу Бакр аль-Багдади направил боевиков ISI для создания филиала в Сирии. Один из них, Абу Мухаммад аль-Джулани, стал лидером нового Фронта Нусра в январе 2012 года.

18 декабря

Последние войска США вышли из Ирака, официально положив конец восьмилетнему военному вмешательству США в Ираке.

19 декабря

Правительство выдало ордер на арест вице-президента Тарика аль Хашеми, суннитского толка, по обвинению в связях с группой, ответственной за убийства и взрывы. Блок суннитов «Аль-Иракия» бойкотировал парламент, и его девять министров перестали посещать заседания кабинета министров, что ознаменовало рост межрелигиозной напряженности. Законодатели Иракии прекратили бойкот в конце января 2012 года, и министры Иракии вновь вошли в состав кабинета в феврале 2012 года.

2012

5-14 января

В результате нападений на шиитские районы в Багдаде, Басре и Насирии погибло более 100 человек.

1 апреля

Региональное правительство Курдистана приостановило экспорт нефти в Багдад из-за отказа правительства платить за проданную курдскую нефть, нарушив соглашение 2011 года о разделе доходов между двумя сторонами.

Июль

ISI запустила кампанию «Разрушая стены». Она осуществила 24 взрыва и организовала побеги из тюрем на восьми объектах, освободив джихадистов, которые участвовали в атаках АКИ / ИГИ в 2006 и 2007 годах. Кампания продолжалась до июля 2013 года.

10 ноября

Ирак отменил сделку на 4,2 миллиарда долларов по покупке военных самолетов, вертолетов и ракет у России из-за опасений, что контракт содержал коррупцию.

28 декабря

Массовые протесты распространились по всему Ираку в провинциях Фаллуджа, Рамади и Анбар, где большинство населения составляют сунниты. Десятки тысяч суннитов выступили против шиитского правительства Малики.

2013

апрель-май

Повстанческое движение суннитов усилилось по всему Ираку.Сектантское насилие, похищения и взрывы эскалации не наблюдалось с 2006 и 2007 годов. 8 апреля Багдади объявил о поглощении поддерживаемого Аль-Каидой Фронта Нусра в Сирии. Он сказал, что объединенная группировка будет известна как «Исламское государство Ирака и Сирии» (ИГИЛ). Но лидер Фронта Нусра Джулани отверг слияние и вместо этого заявил о своей верности «Аль-Каиде». В апреле 2013 года гнев региона Хавиджа на правительство резко вырос после того, как иракская армия напала на суннитских протестующих, проявляя то, что они считали гражданским неповиновением.Погибли до 200 мирных жителей и не менее 150 получили ранения. Подобные инциденты спровоцировали всплеск активности ИГИЛ в этом районе в следующем году. К июню 2014 года ИГИЛ захватило Хавиджу и большую часть южного Киркурка, часто с помощью недовольных местных жителей.

21 июля

21 июля 2013 г. ИГИЛ начало свою вторую 12-месячную кампанию «Солдатская жатва» против иракских сил безопасности и по захвату территории. 22 июля боевики ИГИЛ напали на тюрьму Абу-Грейб, освободив от 500 до 1000 заключенных, в том числе высокопоставленных лидеров «Аль-Каиды» и других боевиков.

21 сентября

В Иракском Курдистане впервые за 22 года прошли парламентские выборы. Партия ДПК президента Курдистана Масуда Барзани оставалась доминирующей политической силой в субрегионе. ПСК понесла значительные потери, а новое движение Горана набрало голоса, что отражает сдвиг в политике региона.

29 сентября

ИГИЛ организовало волну атак в Эрбиле, столице Курдов, в ответ на иракские курды, борющиеся с джихадистами в Сирии.Эти нападения были первыми в городе с 2007 года. В октябре в результате нападений погибло около 900 человек, многие приписываются ИГИЛ. 30 декабря боевики организации ИГИЛ в Ираке захватили Фаллуджу и часть Рамади, оба крупных города.

2014

1-6 января

ИГИЛ захватило части городов Анбар и Рамади. В январе ИГИЛ также захватило сирийский город Ракка, объявленное столицей халифата.3 февраля центр «Аль-Каиды» отрицал какую-либо связь с ИГИЛ. В заявлении, размещенном на веб-форумах джихадистов, говорится, что «Аль-Каида» «не была проинформирована и не консультировалась по поводу создания ИГИЛ. Он не был доволен дублированием своих миссий и поэтому приказал приостановить его действие ».

30 апреля

Партия Дава премьер-министра Малики выиграла первые выборы после вывода войск США, но не набрала большинства.В течение следующих четырех месяцев политический тупик задерживал формирование нового правительства.

10 июня

Боевики ИГИЛ захватили Мосул, второй по величине город Ирака примерно в 250 милях к северу от Багдада. 12 июня Иран развернул силы для борьбы с ИГИЛ в Ираке и помог иракским войскам восстановить контроль над большей частью Тикрита. 18 июня Ирак попросил Соединенные Штаты нанести авиаудары по ИГИЛ. 21 июня ИГИЛ захватило стратегический пограничный переход между сирийской провинцией Дейр-эз-Зор и Ираком, а также тремя другими иракскими городами.С большой помпой он заявил о несостоятельности колониальных границ, определенных европейцами в соглашении Сайкса-Пико столетием ранее.

13 июня

Великий аятолла Али ас-Систани, ведущий шиитский мир марджа , ответил суннитскому джихадистскому движению фетвой , призвав иракцев взяться за оружие. Десятки тысяч человек, в основном шииты, присоединились к новым и старым вооруженным группам, многие из которых поддерживаются Ираном.Премьер-министр Малики подписал указ о создании Комиссии по народно-мобилизационным силам (PMF). В итоге более 60 вооруженных группировок объединились под эгидой PMF. В них преобладали шииты и часто поддерживались Ираном, но в их число входили также некоторые сунниты и христиане. Они стали решающими борцами в войне против ИГИЛ, что помогло им достичь статуса, который позволил им сражаться бок о бок с иракскими вооруженными силами.

29 июня

ИГИЛ объявило о создании халифата и переименовало себя в «Исламское государство.Абу Бакр аль-Багдади был объявлен халифом, «лидером мусульман во всем мире». Пресс-секретарь Абу Мухаммад аль-Аднани объявил, что «законность всех [других] эмиратов, групп, государств и организаций становится недействительной в результате расширения власти халифа и прибытия его войск в их районы».

2-3 августа

ИГИЛ захватило города Синджар и Зумар, вынудив тысячи езидов покинуть свои дома.ИГИЛ обвиняли в широкомасштабных нарушениях прав человека, включая изнасилование езидских женщин и массовые казни. ИГИЛ также захватило плотину Мосула, критически важный элемент инфраструктуры, отвечающий за контроль течения реки Тигр и снабжение электроэнергией более миллиона человек.

A августа 7

Президент Обама объявил о начале воздушных ударов по ИГИЛ в Ираке для защиты езидских граждан, застрявших в Синджаре.

15 августа

Премьер-министр Малики подал в отставку. 8 сентября парламент утвердил новое правительство, сформированное новым премьер-министром Хайдером аль-Абади.

10 сентября

США объявили о создании широкой международной коалиции для победы над ИГИЛ. В конечном итоге к нему присоединились семьдесят девять стран и институтов, включая НАТО, Европейский союз и Лигу арабских государств.Некоторые предоставили боевые самолеты для воздушных ударов, другие - материально-техническую поддержку или инструкторов.

2 декабря

Правительство Ирака подписало соглашение с региональным правительством Курдистана о разделении нефтяных и военных ресурсов страны для победы над ИГИЛ .

2015

16 марта

Ирак развернул 30 000 военнослужащих в крупном наступлении, чтобы отбить Тикрит у ИГИЛ.17 мая ИГИЛ захватило Рамади.

15 октября

Ирак отбил у ИГИЛ НПЗ Байджи, крупнейший в стране нефтеперерабатывающий завод. 13 ноября курдские силы захватили Синджар у ИГИЛ. 27 декабря иракские вооруженные силы захватили Рамади у ИГИЛ.

22 октября

Член сил специальных операций США был убит во время операции организации ИГИЛ по спасению заложников на севере Ирака. . Он был первым американцем, погибшим в наземном бою с ИГИЛ. 1 декабря министр обороны Эштон Картер объявил, что силы специальных операций США будут отправлены в Ирак для поддержки иракских и курдских боевиков и начала целенаправленных операций в Сирии. 10 декабря официальные лица США объявили, что в результате авиаудара погиб министр финансов организации ИГИЛ Абу Салех и два других высокопоставленных лидера в Тал-Афаре.

2016

30 апреля

Сторонники ас-Садра ворвались в Зеленую зону и штурмом взяли парламент.Протестующие потребовали создания нового правительства для борьбы с коррупцией после нескольких недель политического тупика и беспорядков, потому что партии настаивали на назначении министров в соответствии с сектантскими взглядами.

23 мая

Иракские войска при поддержке авиаудара США и коалиции двинулись на Эль-Фаллуджу, которую ИГИЛ удерживает с 2014 г. 26 июня иракская армия вернула Эль-Фаллуджу. 6 июля боевики организации ИГИЛ убили 250 человек в результате взрыва террориста-смертника в Багдаде.16 октября Ирак начал кампанию по освобождению Мосула от Исламского государства. 22 октября иракские войска захватили Каракош, христианский район к юго-востоку от Мосула, который находился под властью ИГИЛ с 2014 г. 25 октября ИГИЛ взяло под свой контроль половину западного иракского города Рутба, расположенного недалеко от границы с Сирией и Иорданией. . 28 октября года года боевики организации ИГИЛ использовали десятки тысяч мужчин, женщин и детей в качестве живых щитов в Мосуле, чтобы помешать иракским войскам продвигаться.

26 ноября

Парламент Ирака легализовал PMF, вооруженные группы, возникшие после захвата территории ИГИЛ в 2014 году. Голосование было единодушным. «Эти героические бойцы, молодые и старые, нуждаются в нашей преданности ради принесенных ими жертв», - заявили в офисе Абади.

1 ноября

Контртеррористическая служба Ирака захватила у организации ИГИЛ государственный телеканал Мосул.Это было первое здание, захваченное у ИГИЛ с начала кампании в Мосуле. 15 ноября представитель министерства внутренних дел Ирака объявил, что треть восточного Мосула освобождена.

5 декабря

Аби аль-Хасан аль-Мухаджер был назван новым представителем ИГИЛ в онлайн-аудиосообщении. Предыдущий пресс-секретарь Абу Мохаммад аль-Аднани был убит в результате авиаудара в конце августа в Сирии.В своем первом заявлении в качестве официального представителя аль-Мухаджер призвал сторонников ИГИЛ совершить новые атаки и призвал боевиков отстоять свои позиции в Ираке.

2017

23-24 января

Правительственные силы взяли полный контроль над восточной частью Мосула у организации ИГИЛ, через 100 дней после начала кампании. 19 февраля иракские силы, поддерживаемые США, начали наземное наступление на ИГИЛ в западном Мосуле.

24 февраля

Ирак впервые после согласования с Дамаском нанес удары с воздуха по целям организации ИГИЛ на территории Сирии. В период с 14 по 16 марта иракские войска убили командующего Исламским государством в Мосуле. 16 марта иракские войска осадили боевиков ИГИЛ в Старом городе Мосула. 31 марта в результате авиаудара был убит заместитель лидера Исламского государства Айяд аль-Джумаили. 18 мая PMF захватили авиабазу Сахл Синджар у Исламского государства в западной пустыне примерно в 40 милях от сирийской границы.26 мая в результате авиаудара США были убиты три высокопоставленных военных лидера ИГИЛ - Мустафа Гунес, Абу Асим аль-Джазери и Абу Хаттаб аль-Рави. 31 мая боевики ИГИЛ в Мосуле закрыли мечеть Гранд ан-Нури, готовясь к последнему противостоянию. 14 июня бойцов ИГИЛ начали контратаку в западном Мосуле против иракских войск. 21 июня ИГИЛ разрушило мечеть Гранд ан-Нури, где Абу Бакр аль-Багдади объявил исламский халифат в июне 2014 года. Иракские войска захватили остатки мечети 29 июня после восьмимесячной кампании.9 июля иракский премьер-министр аль-Абади объявил о победе над ИГИЛ в Мосуле. 26 августа иракские войска захватили Тал Афар недалеко от сирийской границы.

25 сентября - 16 октября

На региональном референдуме 92 процента иракских курдов проголосовали за независимость. Он был организован региональным правительством Курдистана как шаг к государственности. Явка составила более 72 процентов. Центральное правительство Ирака ответило применением военной силы для восстановления контроля над контролируемыми курдами территориями, включая богатый нефтью город Киркук, которые оспариваются между КРГ и центральным правительством.

21 сентября

Иракские войска начали наступление на Хавиджу, одну из последних территорий под контролем Исламского государства. В течение первой недели октября сотни боевиков ИГИЛ сдались курдским властям после изгнания из Хавиджи. 2 ноября иракские войска захватили газовое месторождение Аккас недалеко от сирийской границы. 3 ноября иракские силы отбили Аль-Каим, одну из последних территорий Исламского государства.17 ноября иракские войска захватили приграничный город Рава, последний город, оставшийся под контролем ИГИЛ в Ираке.

9 декабря

Премьер-министр Ирака аль-Абади объявил о победе над Исламским государством . «Уважаемые иракцы, ваша земля полностью освобождена. Мечта об освобождении стала реальностью », - сказал он по национальному телевидению.

27 декабря

The U.Коалиция под руководством С. сообщила, что в Ираке и Сирии осталось менее 1000 боевиков ИГИЛ.

2018

22 апреля

Иракские авианалеты были нанесены по военным позициям организации ИГИЛ и ее фабрике по производству взрывчатых веществ в Сирии. 1 мая поддерживаемые США Сирийские демократические силы (SDF) объявили о новых усилиях по возвращению последней территории, удерживаемой ИГИЛ в Сирии. «ИГИЛ сохраняет значительное присутствие вблизи границ Ирака, от которого оно стремится сохранить безопасную гавань для планирования атак по всему миру и расширения своей территории в Сирии и Ираке», - говорится в заявлении группировки SDF.«В ближайшие недели наши героические силы освободят эти районы, обезопасят иракско-сирийскую границу и раз и навсегда покончат с присутствием ИГИЛ на востоке Сирии». 6 мая иракские ВВС нанесли удар по командованию организации ИГИЛ в Сирии. 9 мая группа высокопоставленных официальных лиц ИГИЛ, скрывавшихся в Турции и Сирии, была захвачена в ходе трансграничной американо-иракской операции.

12 мая

В Ираке прошли парламентские выборы. Политический блок во главе с ас-Садром получил большинство.Это был маловероятный союз последователей ас-Садра, коммунистов и других светских групп. 7 июня парламент приказал провести общенациональный пересчет результатов майских выборов после появления широко распространенных обвинений в фальсификации выборов. В августе были подведены итоги. Блок Ас-Садра занял 54 места, на шесть больше, чем группа поддерживаемых Ираном шиитских лидеров, и на 12 больше, чем блок Абади.

Сентябрь

Протесты распространились по городу Басра, в котором большинство шиитов, на юге Ирака, по поводу безработицы, нехватки чистой воды и электричества и повсеместной коррупции.Протестующие сожгли правительственные здания и политические учреждения, в том числе иранское консульство. Соединенные Штаты приказали эвакуировать свое консульство после того, как в их направлении были запущены ракеты. Госсекретарь Майк Помпео возложил ответственность на Иран и его союзников.

15 сентября

Парламент избрал своим новым спикером суннитского законодателя Мухаммеда аль-Халбуси. В 37 лет аль-Хальбуси был самым молодым оратором в истории Ирака.Его совместно поддерживала коалиция Фатх (Завоевание) Хади аль-Амири, группа поддерживаемых Ираном групп, участвовавших в выборах 2018 года, и влиятельных суннитских политиков, таких как Джамал Карбули. 2 октября парламент избрал президентом ветерана курдского политика Бархама Салиха. На следующий день он попросил Адиля Абд аль-Махди, 76-летнего экономиста и ветерана шиитского политика, стать премьер-министром. Выбор Салиха и Махди, уважаемых технократов, означал сдвиг в сторону более примирительного и менее сектантского метода правления.Однако иракский народ по-прежнему скептически относился к своей способности проводить реформы и практические изменения в своей жизни.

30 сентября

РПК провело парламентские выборы. Правящая ДПК заняла первое место с 45 местами, а конкурирующая ПСК заняла второе место с 21 местом. В парламенте 111 мест, 11 из которых зарезервированы для групп меньшинств.

24 октября

Премьер-министр Махди был приведен к присяге с частичным кабинетом из 14 министров.Он был первым премьер-министром, не связанным с партией или политическим блоком, когда его выдвинули, что стало значительным сдвигом для Ирака. Политическим фракциям не удалось прийти к консенсусу по оставшимся восьми постам, включая министерства обороны, юстиции, иммиграции и внутренних дел. Законодатели должны были проголосовать по вакансиям 4 декабря, но заседание было прервано из-за того, что противники выбора Махди ударились по столам и кричали «незаконно». Утверждены еще пять министерств, но из-за серьезных разногласий остаются незаполненными министерства обороны, внутренних дел и юстиции.

2019

11-13 марта

Президент Ирана Хасан Рухани совершил свою первую официальную поездку в Багдад вместе с министром иностранных дел Джавадом Зарифом. Рухани провел встречу с великим аятоллой Али Систани, самым уважаемым религиозным авторитетом Ирака, а также с премьер-министром Махди и президентом Салихом. В ходе визита иранские и иракские официальные лица подписали меморандумы о взаимопонимании по нефти и газу, наземному транспорту, железным дорогам, сельскому хозяйству, промышленности, здравоохранению и банковскому делу.Визит Рухани в основном рассматривался как попытка стимулировать торговлю с Ираком и обойти санкции США.

7 мая

Госсекретарь Майк Помпео без предупреждения посетил Багдад через несколько часов после того, как сообщил журналистам, что Соединенные Штаты обеспокоены суверенитетом Ирака из-за растущей активности Ирана. Он сказал иракским лидерам, включая премьер-министра Махди и президента Салиха, что Вашингтон «не хочет, чтобы кто-либо вмешивался в их страну», и попросил их защитить У.С. Войска в Ираке.

15 мая - 18 июня

На фоне растущей напряженности между США и Ираном Государственный департамент приказал вывести из Ирака неэкстренных государственных служащих США как в посольстве в Багдаде, так и в консульстве в Эрбиле. В первой половине 2019 года неустановленные ополченцы нанесли восемь ракетных ударов по объектам в Ираке, связанным с США, включая удары по тренировочным объектам коалиции в Таджи и Мосуле 17-18 июня.

Июнь

Примерно через 10 месяцев после выборов в региональный парламент Курдистана законодатели избрали Нечирвана Барзани - бывшего премьер-министра РПК и лидера ДПК - президентом региона. Соперник его партии, ПСК, бойкотировал голосование, но старшие руководители ПСК в конце концов решили присутствовать на церемонии приведения к присяге. Президент Ирака Салих и спикер Совета представителей аль-Халбуси, среди других официальных лиц из Багдада, также присутствовали на церемонии 10 июня.Выборы были положительно восприняты международным сообществом и иракскими лидерами, поскольку пост президента Курдского региона оставался вакантным с тех пор, как Масуд Барзани ушел в отставку в 2017 году. Масрур Барзани, бывший канцлер Совета безопасности Курдистана, был назначен на пост премьер-министра и было поручено сформировать кабинет.

Октябрь

Массовые протесты охватили Багдад и южные провинции из-за неспособности правительства и политического класса предоставлять основные услуги, создавать рабочие места, бороться с коррупцией и т. Д.Чтобы разогнать протесты, согласно сообщениям, иракские силы безопасности и вооруженные группы, связанные с Ираном, убили более 100 протестующих и ранили более 6000 в течение первой недели. Требования демонстрантов расширились и включают призывы к смене режима, отставке премьер-министра Аделя Абдула Махди, досрочных выборах, противодействию иранскому влиянию и привлечению к ответственности за убийства мирных демонстрантов. Премьер отклонил призывы к его отставке и вместо этого предложил административные реформы, включая перестановки в кабинете министров.Президент Ирака Бархам Салих предложил новый закон о выборах как попытку ответить на требования протестующих о проведении более открытых и справедливых выборов.

26 октября

Лидер ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади был убит в результате налета авиации спецназа США в Идлибе на северо-западе Сирии. Президент Дональд Трамп подтвердил успех двухчасовой ночной операции против убежища аль-Багдади в Сирии.

ноября

Конфронтации между протестующими и силами безопасности усилились, в результате чего за первые два месяца более 400 протестующих погибли и тысячи получили ранения. 27 ноября антиправительственные демонстранты, выступавшие против иранского влияния в Ираке, сожгли консульство Ирана в Наджафе. Премьер-министр Адель Абдул Махди объявил о своей отставке в ответ на призыв самого известного шиитского священнослужителя Ирака, великого аятоллы Али Систани, сменить руководство.

27 декабря

Kataeb Hezbollah, входящая в состав Народных мобилизационных сил, осуществила ракетный удар, в результате которого был убит американский военный подрядчик и ранены четыре военнослужащих США на иракской военной базе в провинции Киркук. Двумя днями позже США нанесли ответные авиаудары по объектам Катаиб «Хезболла» в Ираке и Сирии, в результате чего погибло более 20 человек.

31 декабря

Катаиб Хезболла, другие поддерживаемые Ираном группировки и лидеры некоторых подразделений Народных мобилизационных сил организовали осаду У.С. Посольство в Багдаде. О жертвах США не сообщалось. После нападения министр обороны США Марк Эспер объявил о развертывании пехотного батальона общей численностью около 750 солдат из 82-й воздушно-десантной дивизии армии на Ближнем Востоке.

2020

3 января

В результате удара американского беспилотника по аэропорту Багдада были убиты Касем Сулеймани, могущественный командующий иранскими силами Кудс, и Абу-Махди аль-Мухандис, лидер «Катаиб Хезболла» и заместитель начальника Народных мобилизационных сил.

5 января

Премьер-министр Адиль Абдул Махди призвал иракских законодателей прекратить присутствие войск США в Ираке. Совет представителей Ирака принял необязательную резолюцию о прекращении иностранного военного присутствия в Ираке. Большинство курдов и суннитов бойкотировали голосование. Коалиция под руководством США прекратила свои операции против Исламского государства, поскольку американские войска готовились к ответным действиям Ирана. Спустя 10 дней операции возобновили.

8 января

В отместку за убийство Касема Сулеймани Иран выпустил более дюжины ракет по двум иракским базам, где размещаются войска США. В результате атаки были повреждены объекты, но первоначально Соединенные Штаты сообщили, что ни один американский или иракский персонал не пострадал. В феврале американские военные сообщили, что после иранского удара у более 100 военнослужащих были диагностированы черепно-мозговые травмы.27 января, после непродолжительного периода деэскалации, посольство США в Багдаде было поражено тремя ракетами, которые упали в посольство и его окрестности. В результате нападения пострадал по крайней мере один человек, и ни одна группа не заявила о нем.

9 января

Премьер-министр Адиль Абдул Махди призвал госсекретаря США Майкла Помпео направить делегатов в Ирак для обсуждения механизмов вывода войск У.S. Войска после резолюции Совета представителей Ирака о выводе иностранных войск из Ирака. Днем позже Госдепартамент заявил, что США не будут вести переговоры с Ираком относительно вывода войск.

24 января

Тысячи иракских демонстрантов собрались на площади Аль-Хуррия в Багдаде и возле главного университета в знак протеста против продолжения военного присутствия США.Протесты явились ответом на призыв шиитского священнослужителя Моктады ас-Садра с требованием вывода американских войск из Ирака.

1 февраля

Бывший министр связи Мохаммед Тауфик Аллави был назначен президентом Салихом на должность премьер-министра для формирования нового кабинета министров. Назначение Аллави вызвало бурю негодования на улицах демонстрантов, которые опасались его роли при правительстве бывшего премьер-министра Нури аль-Малики.Не получив вотума доверия в парламенте своим кандидатам в кабинет, Аллави снял свою кандидатуру 1 марта. Бывший премьер-министр Абдул-Махди продолжал выполнять функции смотрителя в тупиковой ситуации.

24 февраля

Министерство здравоохранения Ирака зарегистрировало первый случай COVID-19 в провинции Наджаф, а в последующие дни сообщило о нескольких других случаях в Ираке, большинство из которых были инфицированы после недавнего посещения Ирана.26 февраля Министерство здравоохранения ввело запрет на въезд и выезд из девяти стран, включая Иран и Китай. Первый смертельный исход из-за COVID-19 был зафиксирован 3 марта в городе Сулеймания в Курдистане в Ираке. 15 марта иракское правительство начало вводить несколько провинциальных комендантских часов и запретить публичные собрания, чтобы замедлить распространение вируса.

11 марта

Тридцать ракет "Катюша" были выпущены по лагерю Таджи к северу от Багдада, в результате чего два U.Военнослужащие S. и один британский военнослужащий и ранили 14 других. Ни одна из групп не взяла на себя ответственность за нападение, но поддерживаемые Ираном группы, в том числе Катаиб Хезболла (ХЗ), приветствовали операцию. В ответ на нападение на Кэмп-Таджи утром 13 марта США нанесли удар по пяти хранилищам оружия, принадлежащим К.Х. Однако иракские военные чиновники заявили, что в результате ударов был поврежден недостроенный гражданский аэропорт и погибли три иракских солдата, два офицера полиции и вольнонаемный рабочий. 14 марта по меньшей мере 25 ракет снова попали в лагерь Таджи, в результате чего три U.С. солдат и два иракских солдата.

17 марта

Президент Салих назначил бывшего губернатора Наджафа Аднана аз-Зурфи назначенным премьер-министром после ухода с должности первого кандидата Мохаммада Тауфика Аллави 1 марта. Аз-Зурфи был главой парламентской группировки в Насре бывшего премьер-министра Аль-Абади. После трех недель тупика и противодействия шиитских группировок аз-Зурфи отказался от участия, сославшись на «внутренние и внешние причины».”

9 апреля

Президент Салих назначил главу разведывательной службы Ирака Мустафу аль-Кадхими своим премьер-министром после того, как первые два назначенца ушли. 6 мая парламент утвердил аль-Кадими в качестве нового премьер-министра Ирака после почти шести месяцев временного правительства.

Обзор: война в Ираке - New York Times

Американское вторжение в Ирак в марте 2003 года свергло жестокое авторитарное правительство Саддама Хусейна, но развязало массовую межрелигиозную гражданскую войну, которой по состоянию на конец 2007 года не было конца.

В основе борьбы лежит восхождение большинства арабов-шиитов к правящему статусу. Яростно противостоят шиитскому правительству вооруженные группировки арабов-суннитов, которых раздражает свержение старого порядка. Британский Колонизаторы установили арабов-суннитов в качестве доверенных лиц в начале 20 века, и суннитские семьи и племена сумели удержать власть после того, как Ирак получил независимость и даже когда шиитское население страны стабильно увеличивалась.Саддам Хусейн был сильным суннитом с севера, который подавлял всех, кто выступал против него, но зарезервировал некоторые из своих самых жестоких наказаний для шиитских арабов и курдов, двух группировок в Ираке, которые давно стремился к значительной мере власти или независимости.

В 2002 и 2003 годах президент Джордж Буш сослался на возможность приобретения Саддамом Хусейном химического, биологического и ядерного оружия - и, таким образом, создавая прямую угрозу для Соединенных Штатов - в качестве главного основания для упреждающего вторжения в Ирак.Он и другие высокопоставленные американские официальные лица также заявили, что г-н Хусейн имел прямые связи с террористической организацией «Аль-Каида», основанной Усамой бен Ладеном. После того, как американцы свергли г-на Хусейна, они искали доказательства в Ирак поддержал оба заявления, но пока ничего не нашел.

Некоторые из первых шагов, предпринятых американскими оккупационными властями в 2003 году, критики обвиняют в разжигании восстания, возглавляемого суннитами: роспуск иракской армии и очищение членов бывшей правящей партии Баас от правительства и общественной жизни.Тем не менее, Конфликт между арабами-суннитами и шиитами по своей сути является глубоко экзистенциальным: редко после суннитско-шиитского сектантского раскола в 7 веке арабы-шииты когда-либо обладали какой-либо значительной властью, а многие сунниты Сегодня арабы рассматривают подъем иракских шиитов как переворот в истинном исламском порядке. По оценкам, от 80 до 90 процентов мусульман мира являются суннитами; демография и история всегда благоприятствовали суннитам.

Чтобы привести к власти большинство шиитов, американцы провели серию выборов в 2005 году. Иракцы в основном голосовали по этническим и религиозным мотивам, что еще больше усилило раскол в иракском обществе, который увеличился при г-на Хусейне. Более того, к разочарованию При администрации Буша партии, за которые голосовали иракцы, были в подавляющем большинстве консервативными и религиозными.Шиитская коалиция, созданная Великим аятоллой Али ас-Систани, самым могущественным шиитским священнослужителем в Ирак получил большинство голосов на обоих парламентских выборах в 2005 году и, следовательно, взял под свой контроль правительство. Это еще больше разожгло восстание арабов-суннитов, а также вызвало новые опасения у американского правительства.

Война в Ираке оказала широкий дестабилизирующий эффект на большей части Ближнего Востока.Многие наблюдатели в регионе говорят, что на данный момент самым большим победителем в войне является Иран, которым правят персы-шииты и который имеет тесные связи с шиитскими лидерами Ирака. Ободренный благодаря шиитскому господству и отвлечению американской силы и ресурсов в Ирак, Иран настаивал на своей повестке дня по всему региону, что, в свою очередь, встревожило суннитские арабские страны, особенно Саудовскую Аравию. Другой тревожный региональный эффект с далеко идущими последствиями - это исход иракских беженцев в соседние страны.Только в Сирию и Иорданию бежало около 2 миллионов человек.

Это прямой результат сектантской чистки, которая произошла в смешанных городах по всему Ираку, когда суннитские и шиитские ополчения захватили районы и изгнали жителей противоположной секты. Напряженность среди арабов и курдов также очень высока. в северный город Мосул, курдские и христианские анклавы подверглись нападению со стороны суннитских арабских боевиков, а в нефтяном городе Киркук, где проживает значительное население арабов, курдов и туркменов, произошли взрывы и стрельба. давно стали привычной частью повседневной жизни.

Начиная с лета 2007 года уровень насилия в некоторых частях центрального и западного Ирака, включая Багдад, резко снизился по ряду причин. Наиболее важно то, что некоторые суннитские арабские группы, которые воевали с американцами и шиитским правительством, решили направить свое оружие на конкурирующие суннитские арабские группировки, многие из которых являются членами «Аль-Каиды» в Месопотамии, доморощенного фундаменталистского ополчения с иностранными боевиками в своих рядах.Американские военные раздают деньги и оружие их новых союзников-суннитов-арабов, которых все вместе называют Пробуждением, хотя шиитские лидеры по-прежнему с подозрением относятся к намерениям суннитов.

Также в 2007 году по просьбе генерала Дэвида Х. Петреуса, командующего американскими войсками в Ираке, президент Буш принял решение увеличить численность войск в стране до 168 000 человек. Увеличение численности войск, обычно называемое «всплеском», помогло Генерал Петреус продвигает стратегию создания небольших оперативных баз в некоторых из самых жестоких районов Багдада, способствуя снижению уровня насилия в этих районах.Но темпы развертывания и операций серьезно напрягает американские вооруженные силы, особенно армию Соединенных Штатов, и в конце 2007 года президент Буш начал сокращать численность войск.

Белый дом и американское командование заявляют, что целью увеличения численности войск была попытка ослабить насилие до такой степени, которая позволила бы политическое примирение между враждующими иракскими группировками.В начале 2008 года, когда война в Ираке приближается к своей шестой год, главный вопрос - состоится ли такое примирение. Лидеры основных фракций обсуждали проблемы за закрытыми дверями и призвали парламент принять некоторые примирительные меры. Моктада Ас-Садр, молодой мятежный шиитский священнослужитель, наложил временное прекращение огня на свое ополчение, Армию Махди. Но иракские лидеры, а также их сторонники на Большом Ближнем Востоке еще не достигли грандиозного мира. договоренность, которая действительно вытащит Ирак из бездны несостоявшегося государства.Парламенту удалось согласовать один крупномасштабный законодательный пакет, объединяющий меры по федеральному бюджету, провинциальным выборам и пересмотру. ограничения на бывших членов партии Баас г-на Хусейна. Но президентский совет страны наложил вето на выборы, и многие сунниты жаловались, что новая мера дебаасификации в некотором роде жестче старого. - Эдвард Вонг, 15 февраля 2008 г.

Стоимость войны в Ираке: хронология, экономические последствия

Война в Ираке была военным конфликтом, который длился семь лет, с 2003 по 2011 год, и стоил 1 доллар.06 трлн. Президент Джордж Буш начал войну, чтобы устранить угрозу со стороны суннитского лидера Ирака Саддама Хусейна, который, как он считал, разрабатывал оружие массового уничтожения. Война в Ираке была частью войны с террором и была ответом США на террористические атаки 11 сентября 2001 г., совершенные «Аль-Каидой».

Война добавила к долгу США более 1 триллиона долларов, включая увеличение базовых бюджетов Министерства обороны (DoD) и Управления по делам ветеранов (VA). Во время войны в Ираке базовый бюджет Министерства обороны вырос на 193 миллиарда долларов, а бюджет VA - на 47 долларов.7 миллиардов. Однако часть этого увеличения объясняется войной в Афганистане.

Кроме того, сумма долга включала 819,7 миллиарда долларов из фондов зарубежных операций на случай непредвиденных обстоятельств, специально предназначенных для войны в Ираке. Это больше, чем 738 миллиардов долларов с поправкой на инфляцию, потраченных на войну во Вьетнаме, и уступает только 4,1 триллиона долларов с поправкой на инфляцию, потраченным во время Второй мировой войны. Военный бюджет США включает бюджет базы, подлежащий секвестру, и дополнительные средства, выделяемые на зарубежные войны.

Хронология затрат на войну в Ираке

Следующая временная шкала объясняет важные события, происходящие каждый год. Затраты взяты из Отчета о бюджетных службах Конгресса за 2014 год и отчетов о расходах федерального правительства. Следующая таблица суммирует эти затраты:

2003 финансовый год - 90,3 млрд долларов

19 марта Соединенные Штаты вторглись в Ирак с "шоком и трепетом". В следующем месяце режим Хусейна был свергнут массированными бомбардировками и наземным вторжением.Взаимодействие с другими людьми

2004 финансовый год - 90,9 млрд долларов

В апреле фотографии пыток в тюрьме Абу-Грейб еще больше раздули повстанцев. В сентябре Соединенные Штаты осадили удерживаемый суннитами город Фаллуджа. В июне Соединенные Штаты назначили шиитского лидера Ияда Аллави премьер-министром. Несмотря на это, два месяца спустя шиитские радикалы выступили против Соединенных Штатов в Наджафе.

Раскол между суннитами и шиитами является основной причиной напряженности на Ближнем Востоке.

2005 финансовый год - 105 долларов США.8 миллиардов

В апреле Ирак назначил курдского лидера Джалала Талабани президентом, а шиита Ибрагима Джаафари - премьер-министром. В мае суннитские повстанцы убили 672 человека в результате взрыва автомобилей, что вдвое больше, чем 364 человека, убитых в апреле. В октябре избиратели одобрили новую конституцию, направленную на создание исламской федеральной демократии. В декабре они избрали новый парламент.

2006 финансовый год - 108,3 миллиарда долларов

Соединенные Штаты отреагировали на эскалацию насилия между шиитами, суннитами и курдами, в результате чего погибло более 34 000 мирных жителей.В феврале сунниты взорвали важную шиитскую святыню в Самарре. В апреле вновь переизбранный президент Талабани попросил кандидата от шиитов Нури аль-Малики сформировать новое правительство. Лидер «Аль-Каиды» Абу Мусаб аз-Заркави был убит в Ираке. В ноябре Ирак и Сирия восстановили дипломатические отношения спустя почти 25 лет. В шиитском районе Садр-Сити в Багдаде более 200 человек погибли в результате взрыва автомобилей. В декабре Саддам Хусейн был незаметно казнен.

2007 финансовый год - 155,9 млрд долларов

Буш объявил о добавлении 20 000 единиц U.Войска S. помогут передать власть лидерам Ирака. В феврале более 130 военнослужащих были убиты бомбами на багдадском рынке Садрия. В марте еще сотни были убиты, когда сунниты взорвали три грузовика с токсичным хлором в Фаллудже и Рамади. В апреле в Багдаде от бомбардировок погибло 200 человек. В августе в двух курдских деревнях в результате взрыва заминированных грузовиков и автомобилей погибло 250 человек. Лидеры шиитов и курдов объединились, чтобы поддержать премьер-министра Малики. Охранники Blackwater, работающие по контракту с США, убили 17 мирных жителей в Багдаде.К декабрю Великобритания передала безопасность провинции Басра иракским силам.

2008 финансовый год - 196,8 млрд долларов

В январе иракский парламент разрешил бывшим чиновникам партии Саддама Хусейна вернуться к общественной жизни. В марте посетил президент Ирана Махмуд Ахмадинежад. Сотни людей были убиты, когда премьер-министр Малики расправился с армией Моктады Садра Мехди в Басре. В сентябре Соединенные Штаты передали суннитскую провинцию Анбар правительству под руководством шиитов.Буш подписал соглашение о статусе сил, в котором обещал вывести все войска США из Ирака к 2011 году.

2009 финансовый год - 132,9 миллиарда долларов

В январе Ирак взял под контроль безопасность в зеленой зоне Багдада. В июне американские войска покинули все города и передали Ирак службы безопасности. В июле Масуд Барзани из ДПК был переизбран президентом. В декабре группировка «Исламское государство» взяла на себя ответственность за взрывы террористов-смертников в Багдаде, в результате которых в том году погибло не менее 367 человек.Напряжение в отношениях с Ираном обострилось, когда его войска ненадолго оккупировали нефтяное месторождение на иракской территории. В ноябре президент Обама согласился вывести войска к 2011 году.

FY 2010 - 83,4 миллиарда долларов

Войска были выведены, оставив 50 тысяч для консультирования иракских войск и защиты интересов США до 2011 года.

2011 финансовый год - 50,9 млрд долларов

К концу декабря все американские войска покинули Ирак. Правительство шиитов подавляло суннитское меньшинство. Иракские вооруженные силы ослабли. Оба способствовали росту группировки Исламское государство.

2012-2014 - 7,8 млрд долларов

Соединенные Штаты поддержали подрядчиков, которые остались в Ираке для защиты интересов США.

2015–2016 - 38,7 млрд долларов

Войска вернулись в Ирак, чтобы обучить местных солдат победить группировку «Исламское государство».

Сводная таблица затрат на войну в Ираке (в миллиардах)
Финансовый год Увеличение бюджета Министерства обороны OCO для войны в Ираке VA Увеличение бюджета Итого Ботинки на земле *
2003 $ 36.7 $ 51,0 $ 2,6 $ 90,3 123,700
2004 $ 11,6 $ 76,7 $ 2,6 $ 90,9 142 600
2005 $ 23,6 79,1 долл. США 3,1 $ 105,8 157 982
2006 $ 10,5 $ 96,0 $ 1,8 $ 108,3 133,718
2007 20 долларов.9 130,8 $ 4,2 $ 155.9 161 783
2008 $ 47,5 $ 143,9 $ 5,4 $ 196,8 148 500
2009 $ 34,2 $ 93,1 $ 5,6 $ 132.9 114,300
2010 $ 14,7 $ 64,8 $ 3,9 $ 83,4 47 305
2011 0 руб.3 $ 46,5 $ 3,3 $ 50.9 11 455 90 241
2012 2,2 $ 20,3 $ 2,3 $ 24,8 0
2013 - 34,9 долл. США $ 7,7 $ 2,6 - 24,6 долл. США 0
2014 $ 0,8 $ 4,8 $ 2,0 $ 7,6 3,100
2015 - 0 руб.2 $ 5,0 $ 1,8 $ 6,6 3,550
2016 $ 25,6 НЕТ $ 6.5 $ 32,1 4 087
Итого $ 193,5 819,7 долл. США 47,7 $ 1 060,9

* Boots on Ground - это количество войск в Ираке. С 2003 по 2013 год это по состоянию на декабрь того же года.С 2014 по 2016 год это ближайший доступный квартал.

Стоимость войны в Ираке для ветеранов

Реальная стоимость войны в Ираке превышает сумму долга в размере 1,06 триллиона долларов. Во-первых, и это наиболее важно, это расходы, понесенные 4488 военнослужащими США, которые погибли, 32 226 человек получили ранения, и их семьями.

Более 90% солдат, раненых в Ираке, выжили благодаря улучшениям в медицине на поле боя. Это больше, чем 86,5% раненых, переживших войну во Вьетнаме.Более высокая выживаемость также означает, что многим теперь приходится жить со сложными и серьезными повреждениями. Двадцать процентов проходят лечение от черепно-мозговой травмы. Еще 20% страдают посттравматическим стрессовым расстройством или депрессией. Кроме того, 796 человек получили ампутацию конечностей, а 235 умерли от ран, нанесенных им самим, во время службы в Ираке.

Согласно исследованию VA 2016 года, в среднем 20 ветеранов совершают самоубийства каждый день. Американские ветераны Ирака и Афганистана обнаружили, что 47% ее членов знали о ком-то, кто пытался покончить жизнь самоубийством после возвращения с действующей службы.Группа считает самоубийство ветеранов своей проблемой номер один.

Стоимость выплат ветеранам по медицине и инвалидности в течение следующих 40 лет составляет более 1 триллиона долларов. Об этом говорит Линда Билмес, старший преподаватель кафедры государственных финансов Гарвардской школы государственного управления им. Кеннеди. «Стоимость ухода за ветеранами войны обычно достигает максимума через 30-40 лет и более после конфликта», - сказал Билмес.

Стоимость для экономии

В то время большинство американских семей не осознавали цену войны в Ираке.Во-первых, не было призыва, как во время войны во Вьетнаме или во Второй мировой войне. Во-вторых, не было дополнительного налога. В результате основной удар понесли те, кто служил, и их семьи. Они заплатят не менее 300 миллиардов долларов в течение следующих нескольких десятилетий, чтобы заплатить за своих раненых членов семьи. Это не включает потерю дохода с работы, которую они бросили, чтобы заботиться о своих родственниках.

Будущие поколения также заплатят за прибавку к долгу. Исследователь Райан Эдвардс подсчитал, что Соединенные Штаты понесли дополнительные 453 миллиарда долларов в виде процентов по долгу для оплаты войн на Ближнем Востоке.В течение следующих 40 лет эти расходы увеличат долг на 7,9 триллиона долларов.

Компании, особенно малый бизнес, были остановлены призывами в национальную гвардию и резерв. Экономика также лишена продуктивного вклада убитых, раненых или психологически травмированных военнослужащих.

Есть также альтернативные издержки с точки зрения создания рабочих мест. Каждый миллиард долларов, потраченный на оборону, создает 8 555 рабочих мест и добавляет 565 миллионов долларов в экономику. Тот же самый 1 миллиард долларов в виде снижения налогов стимулирует спрос, достаточный для создания 10 779 рабочих мест.Это приносит в экономику 505 миллионов долларов в виде розничных продаж. Тот же 1 миллиард долларов, потраченный на образование, добавляет 1,3 миллиарда долларов в экономику и создает 17 687 рабочих мест.

Причины

Администрация Буша хотела устранить террористическую угрозу лидера Ирака Саддама Хусейна. Он не был связан с «Аль-Каидой», но был мусульманином-суннитом, который использовал насилие для расширения своей власти.

Саддам Хусейн был суннитским лидером Ирака с 1979 года до вторжения США в 2003 году. Соединенные Штаты назначили лидера из шиитского большинства.Сунниты считают, что шииты, большинство в Иране, хотят возродить персидское правление на Ближнем Востоке. Суннитская Саудовская Аравия и шиитский Иран борются за контроль над Ормузским проливом, через который проходит 20 процентов мировой нефти.

Соединенные Штаты хотели установить проамериканскую систему. правительство для стабилизации региона. Они думали, что это разрядит напряженность между иранскими шиитами и суннитами Саудовской Аравии. Это также оказало бы давление на ближневосточные королевства, чтобы позволить больше демократии, которая перестала бы защищать «Аль-Каиду» и других анти-U.С. Террористические группы.

Администрация считала Хусейн большей угрозой, чем диктатор Северной Кореи Ким Чен Ир. Он мог финансировать свой терроризм за счет доходов от нефти. Войска так и не нашли доказательств наличия химического, ядерного или биологического оружия массового уничтожения. Но были серьезные опасения, что Хусейн наращивал этот потенциал, поскольку он применил химическое оружие против курдов в Ираке.

Обе партии в Конгрессе и 70% американского народа поддержали войну. Многие думали, что мы должны были устранить Хусейна в первой войне в Персидском заливе после того, как он вторгся в Кувейт.Это беспокойство обострилось после 11 сентября. Кроме того, война в Афганистане быстро свергла талибов. Сторонники думали, что войну в Ираке можно легко выиграть.

Ирак после войны

Война в Ираке не окончена, хотя войска США отсутствуют. Продолжается борьба между шиитским большинством страны и суннитским меньшинством. Сунниты подвергаются остракизму со стороны шиитского правительства. Эти разочарования также приводят к конфликтам в Сирии и Ливане.

Фактически, 2013 год стал самым смертоносным с 2008 года, пика войны.Война ослабила «Аль-Каиду» в Ираке, Афганистане и Пакистане. Но разочарования создали новую террористическую угрозу. Группа «Исламское государство» пообещала суннитам новую родину в регионе. Цена борьбы с группировкой Исламского государства в Ираке распространилась на Сирию, Иорданию и Ливан. Группа «Исламское государство» также провела войну в Брюсселе, Париже, Калифорнии, Берлине и многих других местах по всему миру.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *