Что может быть орудием археолога копье меч стрелы – Вооружение русского воина состояло из меча, сабли, копья, сулицы, лука, кинжала-ножа, различных видов ударного оружия (топоры, булавы, кистени, шестоперы, клевцы), коляще-рубящих бердышей-алебард; различного защитного вооружения, включавшего, как правило, шлем, щит, нагрудник-кирасу, некоторые элементы доспеха (наручи, поножи, наплечники).

Содержание

Публикация: Побоище бронзового века

Побоище на мосту: Найдено место колоссальной битвы бронзового века.

Около 3200 лет назад две армии столкнулись у переправы через реку вблизи Балтийского моря. Сведений об этом столкновении нельзя найти ни в одной книге по истории: письменность в этом регионе получила распространение лишь спустя 2000 лет. И это не была стычка между двумя местными кланами. Тысячи воинов сошлись здесь в смертельной схватке, возможно, в один день, используя оружие, изготовленное из дерева, кремня и бронзы — металла, который в то время находился на вершине военной технологии.

Стремясь обрести твёрдую опору на берегах реки Толленсе (Tollense), узкой водной ленты, протекающей через болота Северной Германии в направлении Балтийского моря, армии сошлись врукопашную, калеча и убивая друг друга палицами, копьями, мечами и ножами. Стрелы с бронзовыми и кремнёвыми наконечниками, выпускаемые с близкого расстояния, пробивали черепа и застревали глубоко в костях молодых мужчин. Пронзённые копьями лошади, принадлежавшие воинам высокого ранга, падали в грязь. Не все выдержали ближний бой – некоторые воины смешались, побежали и были поражены сзади.

По окончанию битвы сотни человек, усеивая болотистую долину, остались лежать убитыми. Некоторые тела, после того, как с них было снято всё ценное, остались плавать в мелких озерцах, другие погрузились на дно, что благодаря одному или двум метрам воды защитило их от ограбления. Постепенно на кости осел торф. На долгие века о битве было забыто.

В 1996 году археолог-любитель обнаружил кость предплечья, торчащую из крутого берега реки – первый ключ к мрачной тайне долины Толленсе, расположенной примерно в 120 километрах к северу от Берлина. В один из концов этой кости был прочно внедрён кремнёвый наконечник, что побудило археологов провести пробные раскопки, которые дали больше костей, разбитых черепов и 73 сантиметровую дубину, напоминающую бейсбольную биту. Радиоуглеродная датировка артефактов показала 1250 год до н.э., что дало возможность предположить, что речь идёт об эпизоде из европейского бронзового века.

Сейчас, после серии раскопок 2009 – 2015 годов, исследователи начали осознавать, что это была за битва и её удивительное значение для общества бронзового века. На трёхкилометровом протяжении реки Толленсе археологи из Мекленбургско-Передне Померанского Департамента исторических находок и университета Грайфсвальда откопали деревянные дубинки, бронзовые наконечники копий, а также кремнёвые и бронзовые наконечники стрел. Они также обнаружили огромное количество костей: останки, по меньшей мере, пяти лошадей и более чем 100 человек. Не найденными могут оставаться кости ещё сотен людей, тогда как тысячи других могли принимать участие в сражении и остаться живыми.

«Если верна наша гипотеза о том, что все находки относятся к одному и тому же событию, то мы имеем дело с конфликтом масштаба прежде неизвестного к северу от Альп», — говорит соруководитель раскопок Томас Тербергер, археолог из Нижнесаксонской государственной службы культурного наследия в Ганновере. «Нет ничего, что можно было бы сравнить с этим». Это, вместе с оружием и воинами, может быть самым ранним непосредственным свидетельством о битве подобного масштаба в древнем мире.

Северная Европа в бронзовом веке долгое время рассматривалась как тихая заводь, находившаяся в тени более продвинутых цивилизаций Ближнего Востока и Греции. бронзе, появившейся на Ближнем Востоке примерно в 3200 году до н.э., потребовалось 1000 лет, чтобы прийти сюда. Но масштабы Толленсе говорят о большей организации и большей жестокости, чем предполагалось прежде. «Мы рассматривали сценарии рейдов небольших групп молодых людей, убивающих и крадущих продовольствие, но представить подобное крупное сражение тысяч человек было удивительно», говорит Свенд Хансен, глава Германского археологического института департамента Евразии в Берлине. Хорошо сохранившиеся кости и артефакты добавляют детали к картине развития в эпоху бронзы, показывая существование класса обученных воинов и позволяя предполагать, что люди по всей Европе участвовали в кровавых столкновениях.

Сейчас существует мало разногласий по поводу того, что Толленсе – это нечто особое. «Когда речь шла о бронзовом веке, нам недоставало веских доказательств. Открыв поле битвы и убитых на нём людей и их оружие», говорит археолог Барри Моллой из университетского колледжа в Дублине, — «мы получили эти доказательства».

(Кремнёвый наконечник стрелы, в кости предплечья, привлекший внимание археологов к древнему сражению в долине Толленсе.)

Охотничий особняк на берегу озера, названный Шлосс Вилиград был построен на рубеже XIX века глубоко в лесу, в 14 километрах к северу от Шверина, столицы северогерманской земли Мекленбург-Передняя Померания. В наше время это сырое здание — дом для государственного департамента исторического наследия и одновременно небольшой местный музей искусств.

В зале с высоким потолком на третьем этаже замка, высокие окна выходят на покрытое туманом озеро. Внутри, бледный зимний свет вырисовывает десятки черепов, выложенных на полках и столах. В центре комнаты длинные кости ног и короткие рёбер лежат упорядоченными рядами на столах, другие останки хранятся в картонных коробках, сложенных на металлических стеллажах, достигающих почти самого потолка. Кости занимают столько места, что почти не остаётся пространства для ходьбы.

Когда первые из этих находок были вырыты в 1996 году, ещё нельзя было понять, что Толленсе была полем битвы. Некоторые археологи предполагали, что скелеты могли быть смыты с кладбища или что они копились веками.

Для скептицизма были причины. До Толленсе прямые свидетельства о широкомасштабных сражениях эпохи бронзы были скудными, особенно в этом регионе. Исторические повествования рисуют эпические битвы на Ближнем Востоке и в Греции, но артефактов, подтверждающих эти хвастливые рассказы сохранилось мало. «Даже в Египте, зная много рассказов о войнах, мы никогда не находили достаточных археологических свидетельств об их участниках и жертвах», говорит Моллой. В Европе бронзового века не хватает даже исторических рассказов и все исследователи должны были заниматься оружием из церемониальных погребений и небольшим количеством могил, имеющих неоспоримые свидетельства насилия, такие как обезглавленные тела или наконечники стрел в костях. До 1990-х годов «мы в течение долгого времени не представляли реально доисторической войны», говорит Хансен. Находки в захоронениях объяснялись как престижные предметы или символы власти, а не как реальное оружие. «Большинство полагало, что древнее общество было мирным и что мужчины бронзового века занимались торговлей и т.д.», говорит Хелле Вандкильде, археолог из датского университета в Аархусе. «Очень мало говорилось о войне».

(Подписи: Вещи, которые они носили. На поле битвы археологи обнаружили множество артефактов, дающих детальное представление об оружии и украшениях воинов. Из-за того, что многие артефакты были найдены при помощи металлоискателей, было извлечено большое количество бронзовых и оловянных предметов.
-Оловянные кольца и бронзовые спирали. Эти два оловянных кольца воины могли носить на пальцах. Небольшая бронзовая спираль могла служить «кисточкой» или украшением одежды.
-Деревянные дубинки. Археологи нашли две дубинки в Толленсе, обе, вероятно, принадлежали людям низкого ранга. Простая 73 сантиметровая «бейсбольная бита» сделана из ясеня, а 62 сантиметровый «крокетный молоток» был изготовлен из тёрна.
-Бронзовый топор. Подобные топоры в эпоху бронзы использовались в качестве оружия, а также для хозяйственных работ. Их обменивали и даже копили как ценность.

-Бронзовый браслет. Отделанные украшения говорят о том что, как минимум, некоторые воины имели высокий статус).

Всё изменили 10000 костей, находящиеся в этой комнате – это то, что осталось от проигравших при Толленсе. Они были найдены густыми скоплениями: в одном скоплении 1478 костей, среди них 20 черепов, располагавшихся на площади около 12 квадратных метров. Археологи полагают, что тела были сложены или брошены в мелкие озёра, где движение воды перемешало кости разных людей. Учитывая специфику отдельных костей – черепов и бёдер, например, палеонтологи Юте Бринкер и Аннемарие Шрамм идентифицировали как минимум 130 человек, почти все мужчины, по большей части, между 20 и 30 годами.
Это число позволяет судить о масштабе битвы. «Имеется как минимум 130 человек и пять лошадей. И мы только открыли 450 квадратных метров. Это максимум 10% от обнаруженного слоя, может быть даже 3 или 4 процента», говорит Детлеф Янтцен, глава археологов. «Если бы мы раскопали всю область, то могли бы иметь 750 человек. Это невероятно для бронзового века». Он и Тербергер заявляют, что это свидетельствует о том, что по приблизительным оценкам, если один из пяти участников был убит и оставлен на поле боя, то в сражении могло принимать участие почти 4000 человек.

Бринкер, палеонтолог, ответственный за анализ останков, говорит, что влажность и химический состав почвы долины Толленсе сохранили кости почти идеально. «Мы можем реконструировать в точности то, что произошло», заявляет он, поднимая ребро с двумя крошечными V образными надрезами на краю. «Эти надрезы на ребре показывают, что он был заколот дважды в одно то же место. У нас таких много, часто с множественными отметками на одном и том же ребре».

При сканировании костей в научном институте в Берлине и в университете Ростока с использованием микроскопической компьютерной томографии, были получены детальные, трёхмерные образы этих повреждений. Сейчас археологи идентифицируют оружие, причинившее их, сопоставляя образы со сканами вооружения, обнаруженного в Толленсе или в современных ему захоронениях из разных мест Европы. Например, отверстия в костях в форме бриллианта, определённо соответствуют форме бронзовых наконечников стрел, найденных на поле битвы. (Бронзовые артефакты в Толленсе находят чаще чем кремнёвые, возможно из-за того, что при прочёсывании местности используются металлодетекторы ).

Сканы костей также помогают прояснить картину битвы, говорит Тербергер. Кость предплечья, с застрявшим в ней наконечником стрелы, та самая, с которой начались раскопки поля битвы, на рентгеновском снимке, кажется, обнаруживает признаки заживления. В статье 2011 года в «Antiquity», команда исследователей предположила, что человек получил рану в начале сражения, но смог продолжать воевать в течение нескольких дней или недель до того как он умер, что может означать, что конфликт был не одноразовым столкновением, а серией сражений в течение нескольких недель.

(Бронзовый наконечник стрелы, пробив череп, достал до мозга)

Но исследование под микроскопом рассказало другую историю: То, что вначале выглядело как заживление – неотчётливые линии вокруг наконечника в рентгеновских лучах, фактически оказалось слоем раскрошившейся кости, спрессованным одиночным ударом, вероятно оказавшимся смертельным. «Это заставило нас пересмотреть версию о том, что событие происходило в течение недель», говорит Тербергер. Пока что нет тел с признаками заживающих ран, что говорит о вероятности того, что битва происходила в один, или максимум, несколько дней. «Если мы имеем дело с одиночным событием, а не со столкновениями в течение нескольких недель, то это сильно влияет на нашу интерпретацию масштаба конфликта».

В прошлом году в Гамбурге команда инженеров использовала методику, разработанную для моделирования столкновений с деталями самолёта для того, чтобы понять каким типам ударов подвергались воины. Например, на первый взгляд археолога, бедренная кость, сломанная близко к тазобедренному суставу свидетельствует о возможном падении с лошади. В наше время подобные травмы случаются среди мотоциклистов и всадников при падении.

Но моделирование рассказывает иную историю. Мелани Швиннинг и Хелла Хартен-Буга, археологи и инженеры из Гамбургского университета рассмотрели физические свойства кости и оружия бронзового века совместно с образцами повреждений, получаемыми при падении с лошади. Археологи-экспериментаторы также воткнули воссозданные кремнёвые и бронзовые наконечники в мёртвых свиней и изучили повреждения.

Швиннинг и Хартен-Буга говорят, что бронзовый наконечник копья, попадая в кость под острым углом вниз, способен разбить бедренную кость, разрубив её пополам как бревно. «Когда мы промоделировали это, то всё стало больше похоже на ручное оружие, а не на падение с лошади», говорит Швиннинг. «Мы даже могли бы восстановить силу воздействия, которая, в действительности, не слишком велика». По их оценкам, мужчина средней комплекции, вложив в удар копьём вес своего тела, смог бы сделать это.

Почему люди собрались в этом месте, чтобы сражаться и погибнуть – это другая загадка, которую данные археологов помогают разгадать. Долина Толленсе здесь узкая, всего 50 метров в некоторых местах. Некоторые её части болотистые, тогда как другие имеют твёрдую почву. Это место могло быть точкой схождения для путешественников, пересекавших североевропейскую равнину.

Геомагнитный обзор 2013 года раскрыл факт существования 120 метрового моста или гати, пролегавшей через долину. Откопанные в течение двух сезонов раскопок конструкции оказались сделанными из деревянных столбов и камней. Радиоуглеродная датировка показала, что хотя большая часть конструкции старше времени битвы более чем на 500 лет, но части её могли быть построены или восстановлены приблизительно в ту же эпоху, когда произошло сражение. Предполагается, что сооружение могло использоваться столетиями, будучи хорошо известным ориентиром.

«Переправа играла важную роль в этом конфликте. Может быть, одна группа пыталась перейти, а другая ей препятствовала», говорит Тербергер. «Конфликт разгорелся здесь и превратился в сражение возле реки».

(Нынешняя, мирно петляющая река Толленсе, некогда была местом грозной битвы)

Впоследствии, победители, наверное, сорвали всё ценное с тел, до которых они могли добраться, а затем бросили трупы на мелководье, что защитило те от хищников и птиц. На костях отсутствуют следы обгладывания и волочения, обыкновенно оставляемые падальщиками.

Все человеческие и конские останки находились под одним-двумя метрами воды в тех местах, где могло быть русло реки в эпоху бронзы. Вместе с этими останками были найдены золотые кольца, скорей всего, носимые в волосах, спиральные кольца из олова, которые, возможно, носили на пальцах и бронзовые спирали, вероятно, декоративные. Мёртвые упали или были сброшены в глубокие места реки и быстро ушли на дно, где их ценные вещи стали недоступны для грабителей.

Во времена битвы, в Северной Европе, кажется, не было городов и даже небольших деревень. По мнению археологов, здешнее население имело некоторые связи со Скандинавией и проживало большими семьями в индивидуальных хозяйствах. Плотность населения была меньше, чем 5 человек на квадратный километр. Ближайшее известное крупное поселение находилось в более, чем 350 километров к югу отсюда в Ватенштедте (Watenstedt). Тогдашний ландшафт мало отличался от сельских районов современной Европы, за исключение дорог, телефонов или радио.

При всём этом, химические индикаторы свидетельствуют, что большинство воинов из Толленсе пришло сюда с расстояния в сотни километров. Изотопы в ваших зубах показывают, какую пищу и воду вы потребляли в детстве, что в свою очередь отражает окружающую геологию, являясь маркером того места, где вы росли. Отставной археолог из университета в Мэдисоне (штат Висконсин) Дуг Прайс проанализировал изотопы стронция, кислорода и углерода тридцати зубов из Толленсе. Всего у нескольких результат оказался типичным для Североевропейской равнины, простирающейся от Голландии до Польши. Другие зубы попали сюда издалека, хотя Прайс пока не может указать в точности откда. «Разброс в значениях изотопов действительно большой», говорит он. «Мы можем твёрдо утверждать, что умершие пришли из многих отдалённых мест».

Дальнейшие подсказки пришли от изотопов другого элемента – азота, рассказывающих о диете. Изотопы азота на зубах нескольких человек говорят о том, что в их диете было много пшена, что для того времени более характерно для южной, а не для северной Европы.

Древние ДНК могли бы помочь раскрыть гораздо больше. Проводя сравнения с другими образцами эпохи бронзы из разных мест Европы того времени, можно было бы определить родину воинов, а также такие их черты, как цвет глаз и волос. Генетические анализы только начались, но пока что они поддерживают версию о дальнем происхождении. ДНК зубов дают возможность предположить, что некоторые воины родственны современным южным европейцам, а другие — жителям нынешних Польши и Скандинавии. «Это не ватага местных идиотов», говорит генетик из университета в Майнце Иоахим Бургер. «Это весьма разнородная популяция».

Как говорит об этом Вандкильде из университета в Аархусе: «Это армия подобная той, что описана в эпосе Гомера, составленная из небольших воинских отрядов, которые собрались вместе, чтобы захватить Трою» — событие, судя по всему, произошедшее спустя чуть менее 100 лет в 1184 году до н.э. Всё это говорит о развитии социальной организации, говорит Янтцен. «Организовать битву подобную этой, преодолеть огромное расстояние и собрать всех этих людей в одном месте – это огромное достижение», говорит он.

Пока что команда опубликовала только небольшое количество статей для рецензии. Остановив раскопки, пополнив фонды, они теперь заняты подготовкой публикаций. Но археологи, знакомые с проектом, заявляют, что его значение трудно переоценить. Толленсе может привести к пересмотру целого исторического периода на территории от Балтики до Средиземноморья, говорит археолог Кристиан Кристиансен из Гётеборгского университета в Швеции. «Это открывает дверь для множества новых фактов о том, как были организованы общества бронзового века», говорит он.

Например, есть основательное свидетельство того, что эта битва не была первой для тех людей. Двадцать семь процентов скелетов имеют признаки излеченных ран после более ранних сражений, включая три черепа с зажившими повреждениями. «Трудно сказать о причинах этих ран, но они не выглядят типичными для молодых крестьян», говорит Янтцен.

(Этот череп, отрытый в долине Толленсе, демонстрирует явные свидетельства травмы от тупого предмета, возможно от дубины.)

Стандартное металлическое вооружение и останки лошадей, которые были найдены перемешанными вместе с человеческими костями, говорят о том, что, по крайней мере, некоторые бойцы были хорошо экипированы и обучены. «Это не солдаты-крестьяне, выходившие раз в несколько лет подраться», говорит Тербергер. «Это профессиональные воины».

Доспехи для тела и щиты появились в Северной Европе за столетия до конфликта у Толленсе и должны были принадлежать классу воинов. «Если вы сражаетесь в доспехах и шлеме и латах, вам требуется ежедневная тренировка или вы не сможете двигаться», говорит Хансен. Вот почему, например, библейский Давид, пастух, отказался надевать доспех и бронзовый шлем перед поединком с Голиафом. «Этот вид тренировки является основным для специализированной группы воинов», говорит Хансен. В Толленсе эти вооружённые бронзой конные воины могли быть своего рода классом офицеров, возглавляющим пехотинцев с более простым оружием.

Но почему столь значительные военные силы сошлись в узкой речной долине на севере Германии? Кристиансен говорит, что этот период, кажется, был весьма бурной эпохой на территории от Средиземного до Балтийского морей. В Греции передовая Микенская цивилизация пала примерно в то же время, когда произошла битва при Толленсе. В Египте фараоны похвалялись победами над «Народами моря», мародёрами из отдалённых земель, повергнувшими соседних хеттов. А в скором времени после Толленсе, разрозненные сельские усадьбы Северной Европы сменились многолюдным, хорошо защищённым поселениям, прежде известным только на юге. «Около 1200 года до н.э. произошло радикальное изменение в направлении развития обществ и культур», говорит Вандкильд. «Толленсе приходится на период, когда мы видим повсюду усиление войн».

Толленсе выглядит как первый шаг в том направлении жизни, которое всё ещё существует у нас и поныне. Начиная от масштабов и жестокости сражений и заканчивая классом воинов, оснащённых совершенным оружием, эти события далёкого прошлого связаны с более поздними и знакомыми нам конфликтами. «Это могло быть первым свидетельством о поворотной точке в социальной организации и военном деле в Европе», говорит Вандкилде.

Экипировка воинов во время сражения:

1. Копьё.

Бронзовый наконечник копья.
Археологи обнаружили этот наконечник у реки Толленсе. Раны в форме бриллианта, оставленные на костях, говорят о том, что воины использовали подобные копья с большой эффективностью.

2. Боевой конь.

Небольшие, коренастые лошади.
Археологи обнаружили останки 5 лошадей на поле битвы у Толленсе. Они некрупные, подобные исландской лошади на фото. Воины могли ездить на них во время сражения, либо использовать их в качестве вьючных животных. Те, кто обладал подобными животными, вероятно, были элитой класса воинов и имели бронзовое оружие.

3. Одежда.
Военная мода.
Одежда людей, погибших у Толленсе, была либо похищена после битвы грабителями, либо полностью сгнила за тысячелетия. Но другие редкие находки того времени, дают возможность предположить, что люди, вероятно, носили плащи и другую драпирующую одежду, вроде килтов, а также кожаные ремни. Они также могли носить войлочные шапки или бронзовые шлемы для защиты.

4. Меч.

Порезы от меча.
На поле битвы не было обнаружено мечей, вероятно из-за того, что они были взяты грабителями. Но кости, обнаруженные в месте раскопок, подобные ребру с двумя порезами, дают возможность предположить, что сражающиеся пользовались мечами. Археологами был найден меч, закопанный недалеко от места сражения, поскольку мечи включались в сложный похоронный обряд того времени.

5. Кольцо для волос.

Золотые кольца для волос воинов.
Эти спиральные золотые кольца, судя по всему, использовавшиеся для украшения волос, были обнаружены среди тел у Толленсе. Другие захоронения бронзового века содержат похожие кольца, а также гребни, что предполагает, что воины, по крайней мере, иногда, имели ухоженный вид.

6. Лук и стрелы.

Смертоносные стрелы.
Рядом с Толленсе археологи обнаружили множество бронзовых наконечников стрел, включая один, застрявший в задней части черепа. Тогда как богатые воины использовали бронзу, у лучников с низким статусом, скореей всего, наконечники были кремнёвые, также найденные на месте раскопок.

Автор Andrew Curry

Первоисточник http://www.sciencemag.org/news/2016/03/slaughter-bridge-uncovering-colossal-bronze-age-battle

Перевод http://inosmi.ru/science/20151118/231433136.html

Использованы фотографии:http://www.sciencemag.org

www.the-submarine.ru

Первобытная война. Вооружение | Warspot.ru

Вооружение людей эпохи неолита и раннего бронзового века представляет собой смесь оружия, имевшего хождение ранее (дротик, деревянная дубинка, топор, нож, лук и стрелы), и недавно появившихся благодаря первым успехам металлургии образцов. При этом медь и бронза, пришедшие на смену ранее использовавшемуся дереву, кости и камню, в некоторых случаях позволили значительно увеличить эффективность применения старого вооружения, а также создать принципиально новые его виды.

Копьё и дротик

История копья восходит к глубокой древности. Согласно наблюдениям антропологов, многие виды обезьян использовали острые палки для разорения термитников и охоты на мелких животных. Однако обезьяны не используют палок (и других приспособлений) для убийства крупной добычи или себе подобных. Эта практика является специфической человеческой чертой.

Использование копья изменило поведенческие практики древних охотников. Удар копья, в особенности нанесённый из засады, позволял охотнику сразу поразить даже крупное животное. Используя для метания лёгкие копья – дротики, люди получили возможность охотиться на самую осторожную и быструю дичь и убивать её с большого расстояния. Кроме того, копьё в руках дало человеку значительное превосходство в схватке над теми, у кого в руках копья не было. Для того, чтобы успешно охотиться или воевать, ему отныне требовалась группа гораздо меньшей численности, чем раньше.

Копьё имеет очень длительную историю развития и поистине универсальное распространение, чему способствует элементарная простота его конструкции и доступность необходимых для его изготовления материалов. Простейшее копьё первобытного человека представляло собой заточенную прямую палку длиной примерно в рост человека. Острие копья обжигалось в огне для придания ему большей твёрдости.

Палеолитический охотник с древнейшей формой копья, у которого деревянное острие было обожжено в пламени костра. Археологический музей, Бонн

Древнейшими находками археологов являются копьё из Эссекса (Великобратания) и 8 деревянных копий из Шёнингена (Германия) возрастом от 360 000 до 420 000 лет. Самые древние копья с обсидиановым наконечником были найдены в Гадемотте (Эфиопия), их возраст составляет 280 000 лет. Впрочем, есть находки и постарше. В 2012 г. на территории Капской провинции (ЮАР) были найдены 13 заострённых каменных лезвий, которые, с точки зрения археологов, являются наконечниками копий. Их возраст составляет по крайней мере 500 000 лет.

В эпоху среднего палеолита, около 200 000 лет назад, копья стали оснащаться более тонкими наконечниками, изготовленными в технике отжимной ретуши. В верхнем палеолите, 35 000 лет назад, появились наконечники, изготовленные из кремневых вкладышей и вырезанные из кости. В этот период наблюдается значительное разнообразие наконечников и техник их монтирования на древке. Наконец, в эпоху халколита, после 4000 г. до н.э., наконечники копий начинают изготавливать из меди, а затем из бронзы.

По сравнению со многими другими видами оружия, копья монофункциональны и предназначены главным образом для нанесения укола. Этим обусловлена незначительная вариативность форм копейных наконечников, хотя длина и устройство рукояти-древка демонстрируют значительное разнообразие. Лёгкие и тонкие наконечники небольших размеров, как правило, насаживались на деревянное древко 1,5–2 м длины и предназначались для метания. Такие копья решительно преобладали в течение длительного времени, поскольку допускали двоякое применение. При необходимости их можно было не только метать вдаль, но и наносить ими удары в рукопашной схватке.

В бронзовом веке появляются узкоспециализированные массивные наконечники, насаживавшиеся на длинное и тяжёлое древко. Они предназначались сугубо для нанесения глубокой раны крупному зверю или, в условиях рукопашной схватки, для поражения противника без доспеха. Для метания такие копья непригодны. С другой стороны, распространение получают также специализированные очень лёгкие метательные копья-дротики с небольшим наконечником и коротким (до 1,5 м) древком.

Петроглиф с изображением человека, вооружённого копьём, Швеция

В момент удара на наконечнике копья сосредотачивается энергия в несколько сот килограмм. Даже деревянным двухметровым копьём из березы или бука с обожжённым наконечником можно пробить насквозь обтянутую кожей доску толщиной в 10 мм. Копьё, оснащённое кремневым наконечником, легко входит в свиную тушу на глубину по крайней мере 20 см, а в некоторых случаях пробивает её насквозь.

Боевые свойства дротиков обычно недооцениваются нашими современниками, однако эксперименты показывают, что в умелых руках и они являлись грозным оружием. Подготовленный боец может метнуть дротик на расстояние 70 м, а при попадании в цель на дистанции до 10 м он пробивает насквозь обтянутую кожей дубовую доску толщиной 18 мм. Это расстояние не кажется особенно значительным, но следует учитывать, что расстояние эффективного поражения цели имеет большую значимость по сравнению с максимальным расстоянием броска. Зулусы, например, бросали дротик в цель с расстояния не более 25 м, поскольку на большем расстоянии сила удара и точность попадания значительно ухудшались. В то же время дротик, брошенный на 25 м, сохранял достаточную силу, чтобы при точном попадании пронзить человеческое тело насквозь.

Порой дротики, как и эти гарпуны, использовавшиеся северными охотниками на морского зверя, могли иметь причудливые формы лезвий и устройство наконечника

Хотя идентифицировать вид оружия, которым нанесены раны жертв, порой оказывается сложно, существует ряд ярких примеров использования копий в эпоху европейского бронзового века. В Дорчестере-на-Темзе (Великобритания), Виндинге (Дания), Хернадкак (Венгрия) в тазовых костях, принадлежавших покойникам, были обнаружены обломки наконечников копий, которыми была нанесена рана. Наконечник сломался при попытке извлечь его из раны, что предполагает большую силу удара и проникающую способность острия. Двое юношей из Тормартона (Великобритания) были убиты ударом сзади. В тазовой кости одного и в шейном позвонке другого были обнаружены засевшие наконечники дротиков.

Дубинка

Дубинка представляет собой оружие ударно-дробящего действия. Как и копьё, она относится к древнейшей разновидности оружия и имеет универсальное распространение, чему благоприятствуют простота конструкции и эффективность её применения. Самая простая дубинка представляет собой палку с утяжелённым концом. За счёт длины рукояти, образующей рычаг в продолжение человеческой руки, дубинка позволяет при хорошем замахе нанести сильный удар, которым можно сломать самые прочные кости и проломить череп жертве. Она может использоваться и в качестве метательного оружия при охоте на мелкую дичь.

Древнейшие находки дубин, обработанных человеческой рукой, датируются эпохой мезолита. В Каламбофаллс (Замбия) была обнаружена находка, чей возраст составляет примерно 200 000 лет. Вероятно, она использовалась для добивания раненых животных.

Деревянная дубинка Бронзового века в форме бейсбольной биты, из раскопок у Толлензе (Германия)

Простые дубинки, а также палицы и посохи вырезались из цельного куска твёрдого дерева. Для изготовления боевой части использовался комель, где древесина имеет наибольшую плотность и твёрдость. Применение комбинированных материалов, например камня или острых осколков кости, вставленных в расщепы деревянного ствола или заранее вращенных в дерево, позволяло значительно увеличить твёрдость навершия и тяжесть наносимого удара.

К числу древнейших находок относятся также круглые, многоугольные и дисковидные навершия из камня. Они прикреплялись к рукояти при помощи клея и ремней из лыка и сыромятной кожи. Поскольку прочно зафиксировать каменное навершие на рукояти таким образом было сложно, по крайней мере с эпохи неолита появилась техника высверливания в нём сквозного отверстия. Для обеспечения прочного сцепления, навершие могли продевать в ещё растущее дерево. Другая технология предусматривала размачивание рукояти с насаженным на неё навершием в воде. Действенность оружия также наращивалась выступами или острыми гранями навершия, сначала каменного, а затем бронзового. Таким образом, простая дубинка со временем превратилась сначала в булаву, а затем в боевой молот.

Каменные просверленные навершия булав (слева) и топоров (справа), III тыс. до н.э. Археологический музей, Шлезвиг

В 1996 г. на берегу небольшой реки Толлензе на территории земли Мекленбург-Передняя Померания (Германия) было обнаружено поле битвы эпохи Бронзового века, датируемое примерно 1250 г. до н.э. Среди остатков оружия, найденных археологами, были две деревянные дубинки, одна из которых имела форму бейсбольной биты длиной 73 см и была вырезана из ясеня. Вторая напоминала крокетный молоток на рукояти длиной 53 см, материалом для неё послужила древесина тёрна. Военный контекст этих находок определённо свидетельствует об их применении в качестве оружия на поле боя.

Топор

Топор, наравне с ножом и копьём, является древнейшей разновидностью рабочего инструмента и оружия. Деревянную рукоять к традиционному рубилу начали прикреплять в эпоху верхнего палеолита. Материалом для навершия служил кремень, обсидиан или сланец. В эпоху неолита при изготовлении топора уже вовсю начали использовать шлифовку, сначала для рабочей части лезвия, затем для всей поверхности инструмента.

Лезвие каменного топора в роговой оправе. Музей истории искусств, Брюссель

Пропорции и размеры топоров были самыми разнообразными. Они могли быть клиновидными, ладьевидными или лопастными, в поперечном сечении иметь плоский, округлый или односторонне выпуклый профиль. Рукоять могла привязываться к топору в развилке ремнями из сырой или сыромятной кожи, топор могли вставлять в проушину рукояти или заранее вращивать в дерево.

В эпоху неолита появились массивные топоры с отверстием для рукояти, форма которых напоминает очертания топоров Бронзового века. Такие топоры могли использоваться для различных видов работ, как для обработки дерева, так и в качестве мотыг или заступов. Топоры, тщательно изготовленные из труднообрабатываемых декоративных пород камня, возможно, имели церемониальную функцию. Кроме того, все они могли использоваться в качестве боевого оружия.

Каменный топор. Кремневое лезвие закреплено в деревянной рукояти, позади ранний образец бронзового топора. Галло-римский музей, Тонгерен

Топор относят к оружию ударно-дробящего действия. Тяжёлое и довольно короткое лезвие позволяет при ударе сконцентрировать в точке соприкосновения огромную энергию, многократно усиленную большим рычагом рукояти. Удар топора дробил кости и наносил тяжёлые повреждения мягким тканям. Единственным отрицательным качеством этого оружия была меньшая точность поражения, поскольку топор, в отличие от меча или копья, не является прямым продолжением руки воина. Как правило, этот недостаток легко компенсируется опытом, приобретаемым в ходе длительного применения. Благодаря простоте конструкции топор отличался универсальностью применения и повсеместно входил в боевой арсенал воинов.

О раннем использовании топора в качестве оружия свидетельствуют находки в местах массовых захоронений археологической культуры линейно-ленточной керамики в Талхайме, Аспарн-Шлётце и Шёнеке-Килианштедтене. Черепа погребённых в них жертв проломлены преимущественно этим оружием.

Бронзовые навершия и реконструкция их насадки на рукоять. Археологический музей, Шлезвиг

Алебарда

Особым видом оружия является алебарда раннего бронзового века, известная на широких пространствах европейского континента от Пиренейского полуострова до Балтийского побережья. Наконечник, по форме напоминающий клинок кинжала длиной 0,2–0,25 м, при помощи заклёпок под прямым углом насаживался на деревянную рукоять длиной примерно 1,5 м. Такая конструкция, напоминающая «боевой молот» или «вороний клюв» эпохи позднего средневековья, позволяла при широком размахе концентрировать максимальную силу на минимальной площади соприкосновения. За счёт этой особенности клинок алебарды обладал высокой пробивной способностью.

Период бытования этого оружия датируется временем между 2300 и 1500 гг. до н.э. Но его появлению, несомненно, предшествовала более ранняя традиция изготовления острия из кремня или обсидиана, восходящая ещё к IV тыс. до н.э. Несколько экзотический вид алебарды бронзового века, скруглённая, как правило, форма его острия и богатство внешней отделки сохранившихся экземпляров породили точку зрения, согласно которой такая алебарда являлась чисто церемониальным предметом, используемым при совершении погребальных ритуалов. Однако неоднократно наблюдаемые зазубрины на задней части острия, а также повреждения системы крепления клинка к рукояти свидетельствуют в пользу практического применения этого оружия на поле боя.

Реконструкторы предлагают несколько возможных техник его использования. При одной из них целью сокрушительных по силе ударов острия алебарды являлся череп противника. Также клинок мог использоваться для подсекания коленных сухожилий или нанесения добивающего удара в горло. Практические эксперименты доказывают эффективность такой техники. Ввиду дефицита костных останков с идентифицированными повреждениями, нанесёнными такой алебардой, обе гипотезы остаются лишь предположениями.

Алебарда или «вороний клюв». Археологический музей, Шлезвиг

Кинжал

Кинжал имеет прямой клинок длиной до 50 см, который постепенно сужается к острию. Такое оружие предназначено преимущественно для нанесения колющего удара. Эта особенность отличает кинжал от ножа, у которого приоритетной является режущая функция. При этом кинжал с длинным лезвием также может выполнять режущую и даже рубящую функцию в качестве вспомогательной.

Кремневые кинжалы и нож. Вверху набор кремневых вкладышей, крепившийся на деревянной основе кинжала. Археологический музей, Копенгаген

Предшественником кинжала являлось грубое каменное рубило, в ходе эволюции превратившееся в кремневый или обсидиановый нож. Последний мог использоваться как на охоте – для добивания раненого животного или для разделки туши, – так и для борьбы с себе подобными, как это показывают наскальные изображения V–IV тыс. до н.э.

С появлением бронзовой металлургии клинки ножей и кинжалов начали отливать из бронзы. На последнем этапе обработки лезвие уплотнялось ударами молота, а затем правилось и затачивалось на каменном оселке. Форма и размеры клинка главным образом определялись механическими свойствами бронзы. Клинок не мог быть слишком длинным и слишком тонким – в противном случае из-за потери прочности от сильного удара он мог просто переломиться в руках владельца.

Реконструкция кинжала с кремневыми вкладышами. Археологический музей, Шлезвиг

Недостаточную прочность металла кузнецам приходилось компенсировать массивностью формы, поэтому клинки, выходившие из-под их молотов, получались короткими и достаточно широкими. Конкретные исторические модели оружия этого типа демонстрируют значительное разнообразие форм и размеров.

Лук

Одним из ключевых изобретений человечества является лук. С его помощью охотник получил возможность прицельно поразить дичь с дальней дистанции, оставаясь в засаде. В условиях боевых действий лук позволял выстрелить в противника с безопасного расстояния, оставаясь вне дистанции его поражения. Новая способность сильно повлияла на дальнейший ход истории человечества. Не случайно найденные среди костных останков наконечники стрел являются наиболее важным индикатором начала регулярных боевых действий, направленных против себе подобных.

Лук из Хольмгарда, Дания. Исторический музей, Копенгаген

Возможно, наиболее древняя находка каменных наконечников стрел была сделана в пещере Абри Сибуду (ЮАР). Её возраст составляет 64 000 лет. В Европе находки наконечников стрел относятся к солютрейской культуре и датируются промежутком времени между 22 000 и 18 000 лет назад. Древнейшая археологическая находка лука происходит из гравийного карьера в Маннгейме-Фогельстанге и имеет возраст 14 680 лет. Она представляет собой фрагмент длиной примерно 40 см. Полная длина лука изначально составляла 110 см. Материалом, из которого был вырезан лук, являлась древесина сосны, которая, как считается, плохо подходит для этой цели. Тем не менее, из выполненной археологами реконструкции удалось послать стрелу на дистанцию 80 м.

Несомненные находки луков, датируемые эпохой мезолита, происходят из Дании. Два древнейших происходят из Хольмгарда, Зеландия, и датируются периодом между 6860–6540 и 6000 г. до н.э. соответственно. Оба вырезаны из вяза, имеют характерный D-образный поперечный профиль, в котором плоская сторона, вырезанная из более плотной древесины заболони, обнажена наружу, а выпуклая – вовнутрь. Длина одной находки 154 см, другой 170 см. К числу более многочисленных находок неолитического периода относится вырезанный из тиса лук из болота в Сомерсете (Великобритания), который датируется временем около 2700 г. до н.э.

Кремневые наконечники для стрел. Государственный исторический музей, Москва

Наконечники стрел являются одной из самых частых находок археологов. Кремневые наконечники продолжали использоваться даже одновременно с распространением технологии бронзового литься. Находки бронзовых наконечников достаточно распространены в средиземноморской и в центральной части Европы. Напротив, относительно редко они встречаются в западной и северной части континента. Характерную картину смешения наконечников различных типов даёт поле битвы у Толлензе в северной Германии, датируемое примерно 2500 г. до н.э. Наряду с кремневыми наконечниками, характерными для этих мест, здесь встречаются также бронзовые, находки которых являются редкими.

Современные эксперименты свидетельствуют, что дальность стрельбы из тисового лука в среднем превышает 200 м, однако прицельная дальность при этом лежит где-то в пределах 50–75 м. При попадании в тело жертвы на этой дистанции стрела с кремневым наконечником может пробить его насквозь. При увеличении дистанции стрельбы как её эффективность при попадании, так и общая меткость поражения цели снижаются.

Бронзовый наконечник стрелы, пробивший кость черепа и вонзившийся на 2 см в глубину. Толлензе, Германия

Праща

Ещё одним метательным оружием, имевшим универсальное распространение, является праща. Это простейшее оружие представляет собой кожаный ремень, один конец которого привязывали к большому пальцу, другой зажимали между большим и указательным. После 2–3 взмахов над головой свободный конец пращи отпускали, и снаряд с большой скоростью летел на расстояние до 250 м.

Ядра пращи, которые археологи часто находят при раскопках древних поселений, –каменные или глиняные. Позже их начали отливать из свинца. Обычный размер глиняного ядра не превышает куриное яйцо, его вес 50 г. Чтобы они не лопались при обжиге, их сушили на солнце. Ядра, брошенные пращой, летели с огромной силой, ломая кости, нанося тяжёлые контузии и раны, которые обычно заканчивались заражением крови и смертью. Об эффективности этого примитивного оружия отчасти свидетельствует то, что оно до сих пор иногда применяется в горячих точках для обстрела военных и полиции.

Щит и доспех

Защитное вооружение не обеспечивает преимуществ при охоте, и его появление наверняка является результатом систематических военных действий. Древнейшим приспособлением, используемым для отражения ударов вражеского оружия, является щит. Наиболее ранние изображения щита встречаются в неолитическом наскальном искусстве Пиренейского полуострова, а древнейшие археологические находки восходят к эпохе позднего бронзового века. Приспособления, предназначенные для защиты от метательного оружия, изготавливались из коры, лозы и прутьев или высушенной невыделанной кожи.

В зависимости от используемой тактики, они могли иметь различные размеры и способы переноски. Крупные ростовые щиты могли не иметь рукоятей, а переноситься на погонной шлее, переброшенной через грудь воина. Небольшие щиты компактного размера могли снабжаться изнутри деревянной рукоятью.

Щиты Бронзового века, Археологический музей, Копенгаген

Прочности лёгких щитов, сплетённых из прутьев или изготовленных из кожи, хватало, чтобы отражать стрелы и дротики. Если даже оружие пробивало щит, оно в нём застревало, не причиняя ущерба владельцу. Щиты для рукопашной схватки, способные отразить удар копья или топора, изготавливались из более прочных материалов. Их основа, как правило, была деревянной, обтянутой выделанной кожей. Изредка щит снаружи мог покрываться бронзой, украшенной сложными чеканными украшениями и узорами. Полностью бронзовые щиты, наподобие найденных в Иетольме (Ирландия) или Саут Кэдбери (Великобритания), по своим свойствам не отвечают требованиям, предъявляемым к защитному оружию, и, должно быть, являются сугубо ритуальными предметами.

Хотя шлем и защитные доспехи пришли в Европу с Востока и получили здесь распространение лишь в конце Бронзового века, вероятно, и прежде здесь имели место их аналоги. Изготавливаться они могли из мягких материалов, таких как кожа, войлок или ткань, простёганная в несколько слоёв. Хотя прямых признаков их использования обнаружено не было, возможность их ношения следует из этнографических параллелей и материалов более позднего времени.


Литература
  • Брей У., Трамп Д. Археологический словарь. М.: Прогресс, 1990. – 367 c.
  • Горелик М. В. Оружие Древнего Востока (IV тыс. до н.э. – IV в. до н.э.). М.: Наука, 1993. – 349 с.
  • Малина Я., Малинова Р. Прыжок в прошлое. Эксперимент раскрывает тайны древних эпох. М.: Мысль, 1988. – 272 с.
  • Christensen J. Warfare in the European Neolithic. // Acta Archaeologica 2004, vol. 75 p. 129–156.
  • Thorpe I. J. N. Anthropology, Archaeology, and the Origin of Warfare. // World Archaeology 2003, vol. 35, p. 145–165.

warspot.ru

Проверочная работа 1 Вариант – 1

Documents войти Загрузить ×
  1. No category
advertisement advertisement
Related documents
Лабораторная работа №1 1. Указать расстояния до Луны
Движение Земли
Итоговая контрольная работа по географии за I полугодие в 5
Урок 3. Влияние космоса на землю и жизнь людей.Движение
11 кл. Задания 2014
Способ вращения вокруг оси, перпендикулярной плоскости
Демонстрационный вариант для проведения промежуточной аттестации по географии, 5 класс
см по астрономии итоговый
новые наблюдения отклонения световых лучей в
1 вариант 1.Обведи понятие, которое тебе кажется верн
Всероссийская олимпиада школьников по астрономии 2013/2014 Школьный этап 7-8 класс Задания
Лекция 4. Кривые линии.Задание поверхности. Файл
Лекция «Статика»
Физика в фигурном катании

studydoc.ru

10 уникальных орудий со всего мира

Каждое оружие создают с определенной целью. Его постоянно улучшают для того чтобы воины, которые будут владеть им всегда были довольны. Иногда эти потребности помогают создать уникальное оружие.

10. Сюко

Сюко — холодное оружие, которое использовали в древней Японии. Существует подобное оружие «Шобо» сделанное из дерева, но, сюко как правило, делали из металла и на одном кольце был один или же несколько шипов. Тот, кто владел этим оружием, носили либо одно или два кольца: один на среднем пальце, а другое кольцо на указательном. Обычно они надевались на внутреннюю или наружную сторону ладони таким оружием старались бить по артериям, по шее, что позволяло ошеломить противника и нанести ему тяжелые увечья. Сюко использовали не для убийства противника, а для подчинения.Этим оружием пользовались ниндзя. Оно было распространено среди женщин ниндзя, которых называли «Куноити». На кончиках шипов наносили яд, что позволяло владельцу легко расправиться с противником. Для женщин ниндзя, сюко оказалось одним из смертельных и самых эффективных видов оружия.


9. Халадие



Много интересного оружия дошло до нас из древней Индии, но среди всех орудий, халадие самое опасное. Халадие — это оружие древнего сословия Раджпутов. Раджпут посвящал свою жизнь борьбе и чести и использовал халадие, чтобы уничтожать сразу нескольких врагов. Халадие это два обоюдоострых лезвия, присоединенные к двум противоположным сторонам рукояти. Это колющее оружие, хотя немного изогнутый клинок мог как и сразить противника, так и парировать удар. Некоторые виды халадие были сделаны из металла и походили на кастеты, которые охватывали одну сторону ручки. Армия древних индийских воинов оказались бы весьма опасными, используя халадие, а также знаменитый обоюдоострый ятаган кханде.

8. Содэгарами


Содэгарами, что означает «запутыватель рукавов» использовался полицией Эдо. Этим оружием старались запутывать одежду противника. Что помогало обезвредить и поймать преступника без нанесения ему каких-либо увечий и ран. Двух человек было достаточно для поимки преступника. Один атакует спереди, а второй нападает сзади, работая вместе, они смогли обезвредить преступника. Два содэрагами запутывавшие одежду преступника не оставляли ему шансов на побег. Это было важным орудием для ареста самураев, которые по закону могут быть убиты только другими самураями. После того как самурай обнажил катану, офицер нападал на него с содэрагами. Это оружие часто помогало офицерам в поимке преступника.

7. Цвайхендер


Возможно это самый большой меч в истории. Цвайхендером пользовались швейцарские и немецкие пехотинцы. Это двуручный меч, длиной 178 сантиметров и весом около 1.4-6.4 килограммов, хотя стоит отметить, что более крупные мечи использовались только для церемоний. Цвайхендер использовали против пик и алебард, также у этого меча имеется неострая часть лезвия, которая называется рикассо. Именно за рикассо можно было держать этот меч.Солдат, которые владели этим мечом, называлиссь Ландскнехтами. Этих солдат боялись и уважали. Свою очередь правительство освобождали их от уплаты налогов. Однако потом цвайхендер стал церемониальным оружием. Существует много сведений о том, что цвайхендер мешал в сражениях.

6. Маду


Древним мусульманским и индуистским отшельникам, не разрешали носить оружие, поэтому они вынуждены были придумать другой способ для того, чтобы защитить себя. Они создали маду. Сначала его сделали из двух рожков индийской антилопы, связанных перпендикулярно перекладиной. «Рога факира» были превосходны для поножовщины, но факиры предполагали, что это лучше всего подходит для защиты. Даже сегодня можно найти школу воинов маду. Maan kombu, что означает рога оленя- часть более крупного искусства silambam. Свое название оно получило из-за материала, из которого сделано оружие, поскольку факиры потом стали использовать рога других животных. Это боевое искусство потихоньку умирает, так как закон запрещает использовать рога животных. Есть несколько вариаций этого вида оружия, например сделанное из металла с добавлением небольших защитных щитов.

5. Огненное копьё


Это оружие появилось в Древнем Китае. Оно было похоже на копье только внутри был снаряд с порохом. Раньше оно представляла из себя бамбуковую трубку с песком, привязанная к копью. Что давало в бою огромное преимущество и также оно могло ослепить противника. Позже в огненных копьях начали добавлять шрапнель и яд. И затем копья начали изготавливать из более прочного дерева, а также металла.Есть сведения об оружии под названием «огненная труба», которая похоже на огнемет. С появлением ядовитых химикатов, оружие было улучшено, и его смешивали с взрывчатым веществом. Это оружие могло извергать ядовитый огонь около 5 минут, на расстояние до 4 метров.

4. Атлатль


Это оружие из каменного века было предшественником лука и стрел. Ведь атлатль в отличии от копья мог лететь со скоростью 160 км\ч. Это обычное и простое оружие, с небольшой выпуклостью на одном конце. Но, несмотря на свою простоту, атлатль был очень эффективным оружием, и помогал как на войне, так и на охоте.Благодаря своей гибкости оружие обладало очень высокой скоростью. Археологи утверждают, что это оружие было широко распространено на всех континентах, кроме Африки. Потом его заменили луком и стрелами. И именно этим орудием еще в 1500 пользовались ацтеки.

3. Хопеш


Часто это оружие называют серповидным мечом, но древнеегипетский хопеш был нечто гибридом меча и топора. Раньше египетские династии использовали булаву и это считалось главным оружием, но хопеш доказал свою эффективность на поле боя и потом он стал неким символом Египта. Хопеш, обычно изготавливали из бронзы и этот меч был довольно тяжелым. Как полагают, хопеш был египетским вариантом военного топора. Лезвие было кривым, как серп, и лишь внешний край был заострен. Но его также можно сравнить с современным тесаком. Внутренняя часть позволяла заманить руку в ловушку или лишить противника его щита.

2. Шотел


В отличие от хопеш, шотел был самым настоящим серповидным мечом, который использовали в древней Эфиопии. Благодаря своей форме было трудно парировать шотел другим мечом или щитом, так как шотел изгибался вокруг него. Несмотря на это считали, что данный вид оружия бесполезен. Рукоятка была маленькой, а большое лезвие в форме косы, делало оружие громоздким, и это мешало держать его и управляться с ним в бою. Из-за своей формы вытаскивать лезвие из ножен было неудобно. Многие говорили о непрактичности этого оружия, и ведь сами эфиопы считали, что это нечто иное как декоративное оружие. Они также считали, что шотел привлекал внимания дам.

1. Уруми


Уруми — гибкие кнуты-мечи. Само лезвие сделано из гибкого металла, который можно обернуть вокруг талии как пояс. Длина лезвий была разной, но одно лишь точно можно сказать, что уруми мог достигать 3-5 метров в длину. Этим мечом хлестали по кругу, тем самым создавая «защитную зону», что мешало противнику подойти ближе. Лезвиями, наточенные с двух сторон, были чрезвычайно опасны даже для владельца. Это оружие требовало определенного навыка. Даже просто перестать вращать меч или же изменить его направление требовало много усилий. Из-за этого уруми невозможно было использовать в массовых сражениях. Всё же, несмотря на некоторые сложности в обращении, уруми считалось сильным оружием. Сопротивление было бесполезным, потому что при попытке остановить этот меч щитом, уруми изгибался вокруг него.

vova-91.livejournal.com

Первобытная война. Вооружение. 1 часть. Алексей Козленко | Блог Дмитрий Савицкий

Вступление.

Отвлечение от основной темы.

В процессе оформления поста фотографиями, я обратил внимание, что доисторические каменные «топоры», которыми должны были пользоваться в быту, в боях, на охоте выглядят так, как будто их изготовили в современной мастерской и только, что продали. Обращает внимание на себя ровные, явно просверленные сверлами отверстия (в каменном веке!), либо выдавленные в мягком материале, если это были отливки, которые в дальнейшем окаменели или полимеризовались. А как добились абсолютно округлых форм «грузил» или «булав»? Невероятно! И зачем в принципе рабочему/боевому «топору» такие совершенные формы? Это сколько же надо было потратить усилий, что бы довести его до идеала! На всякий случай — токарных станков тогда не было, как не было стальных инструментов. Пемзой шлифовали?И и почему нет следов использования?

Можно подумать, что в то время все такие каменные орудия были. Нет, на других фото видно, что они грубо обкалывались вручную. Что-то мне подсказывает, что эти инструменты разные — по времени изготовления, по технологии изготовления и по назначению. Это первый пост по теме древнего вооружения и войн. Наверное, подготовлю отдельный о совершенных каменных инструментах.       

Первобытная война. Вооружение.

1я часть. Неолитические копья, дротики,дубинки, молоты, топоры

Вооружение людей эпохи неолита и раннего бронзового века представляет собой смесь оружия, имевшего хождение ранее (дротик, деревянная дубинка, топор, нож, лук и стрелы), и недавно появившихся благодаря первым успехам металлургии образцов. При этом медь и бронза, пришедшие на смену ранее использовавшемуся дереву, кости и камню, в некоторых случаях позволили значительно увеличить эффективность применения старого вооружения, а также создать принципиально новые его виды.

Копьё и дротик

История копья восходит к глубокой древности. Согласно наблюдениям антропологов, многие виды обезьян использовали острые палки для разорения термитников и охоты на мелких животных. Однако обезьяны не используют палок (и других приспособлений) для убийства крупной добычи или себе подобных. Эта практика является специфической человеческой чертой.

Использование копья изменило поведенческие практики древних охотников. Удар копья, в особенности нанесённый из засады, позволял охотнику сразу поразить даже крупное животное. Используя для метания лёгкие копья – дротики, люди получили возможность охотиться на самую осторожную и быструю дичь и убивать её с большого расстояния. Кроме того, копьё в руках дало человеку значительное превосходство в схватке над теми, у кого в руках копья не было. Для того, чтобы успешно охотиться или воевать, ему отныне требовалась группа гораздо меньшей численности, чем раньше.

Копьё имеет очень длительную историю развития и поистине универсальное распространение, чему способствует элементарная простота его конструкции и доступность необходимых для его изготовления материалов. Простейшее копьё первобытного человека представляло собой заточенную прямую палку длиной примерно в рост человека. Острие копья обжигалось в огне для придания ему большей твёрдости.

Палеолитический охотник с древнейшей формой копья, у которого деревянное острие было обожжено в пламени костра. Археологический музей, Бонн

Древнейшими находками археологов являются копьё из Эссекса (Великобратания) и 8 деревянных копий из Шёнингена (Германия) возрастом от 360 000 до 420 000 лет. Самые древние копья с обсидиановым наконечником были найдены в Гадемотте (Эфиопия), их возраст составляет 280 000 лет. Впрочем, есть находки и постарше. В 2012 г. на территории Капской провинции (ЮАР) были найдены 13 заострённых каменных лезвий, которые, с точки зрения археологов, являются наконечниками копий. Их возраст составляет по крайней мере 500 000 лет.

В эпоху среднего палеолита, около 200 000 лет назад, копья стали оснащаться более тонкими наконечниками, изготовленными в технике отжимной ретуши. В верхнем палеолите, 35 000 лет назад, появились наконечники, изготовленные из кремневых вкладышей и вырезанные из кости. В этот период наблюдается значительное разнообразие наконечников и техник их монтирования на древке. Наконец, в эпоху халколита, после 4000 г. до н.э., наконечники копий начинают изготавливать из меди, а затем из бронзы.

По сравнению со многими другими видами оружия, копья монофункциональны и предназначены главным образом для нанесения укола. Этим обусловлена незначительная вариативность форм копейных наконечников, хотя длина и устройство рукояти-древка демонстрируют значительное разнообразие. Лёгкие и тонкие наконечники небольших размеров, как правило, насаживались на деревянное древко 1,5–2 м длины и предназначались для метания. Такие копья решительно преобладали в течение длительного времени, поскольку допускали двоякое применение. При необходимости их можно было не только метать вдаль, но и наносить ими удары в рукопашной схватке.

В бронзовом веке появляются узкоспециализированные массивные наконечники, насаживавшиеся на длинное и тяжёлое древко. Они предназначались сугубо для нанесения глубокой раны крупному зверю или, в условиях рукопашной схватки, для поражения противника без доспеха. Для метания такие копья непригодны. С другой стороны, распространение получают также специализированные очень лёгкие метательные копья-дротики с небольшим наконечником и коротким (до 1,5 м) древком.

Петроглиф с изображением человека, вооружённого копьём, Швеция

В момент удара на наконечнике копья сосредотачивается энергия в несколько сот килограмм. Даже деревянным двухметровым копьём из березы или бука с обожжённым наконечником можно пробить насквозь обтянутую кожей доску толщиной в 10 мм. Копьё, оснащённое кремневым наконечником, легко входит в свиную тушу на глубину по крайней мере 20 см, а в некоторых случаях пробивает её насквозь.

Боевые свойства дротиков обычно недооцениваются нашими современниками, однако эксперименты показывают, что в умелых руках и они являлись грозным оружием. Подготовленный боец может метнуть дротик на расстояние 70 м, а при попадании в цель на дистанции до 10 м он пробивает насквозь обтянутую кожей дубовую доску толщиной 18 мм. Это расстояние не кажется особенно значительным, но следует учитывать, что расстояние эффективного поражения цели имеет большую значимость по сравнению с максимальным расстоянием броска. Зулусы, например, бросали дротик в цель с расстояния не более 25 м, поскольку на большем расстоянии сила удара и точность попадания значительно ухудшались. В то же время дротик, брошенный на 25 м, сохранял достаточную силу, чтобы при точном попадании пронзить человеческое тело насквозь.

Порой дротики, как и эти гарпуны, использовавшиеся северными охотниками на морского зверя, могли иметь причудливые формы лезвий и устройство наконечника

Хотя идентифицировать вид оружия, которым нанесены раны жертв, порой оказывается сложно, существует ряд ярких примеров использования копий в эпоху европейского бронзового века. В Дорчестере-на-Темзе (Великобритания), Виндинге (Дания), Хернадкак (Венгрия) в тазовых костях, принадлежавших покойникам, были обнаружены обломки наконечников копий, которыми была нанесена рана. Наконечник сломался при попытке извлечь его из раны, что предполагает большую силу удара и проникающую способность острия. Двое юношей из Тормартона (Великобритания) были убиты ударом сзади. В тазовой кости одного и в шейном позвонке другого были обнаружены засевшие наконечники дротиков.

Дубинка

Дубинка представляет собой оружие ударно-дробящего действия. Как и копьё, она относится к древнейшей разновидности оружия и имеет универсальное распространение, чему благоприятствуют простота конструкции и эффективность её применения. Самая простая дубинка представляет собой палку с утяжелённым концом. За счёт длины рукояти, образующей рычаг в продолжение человеческой руки, дубинка позволяет при хорошем замахе нанести сильный удар, которым можно сломать самые прочные кости и проломить череп жертве. Она может использоваться и в качестве метательного оружия при охоте на мелкую дичь.

Древнейшие находки дубин, обработанных человеческой рукой, датируются эпохой мезолита. В Каламбофаллс (Замбия) была обнаружена находка, чей возраст составляет примерно 200 000 лет. Вероятно, она использовалась для добивания раненых животных.

​Деревянная дубинка Бронзового века в форме бейсбольной биты, из раскопок у Толлензе (Германия) — Первобытная война. Вооружение | Военно-исторический портал Warspot.ru Деревянная дубинка Бронзового века в форме бейсбольной биты, из раскопок у Толлензе (Германия)

Простые дубинки, а также палицы и посохи вырезались из цельного куска твёрдого дерева. Для изготовления боевой части использовался комель, где древесина имеет наибольшую плотность и твёрдость. Применение комбинированных материалов, например камня или острых осколков кости, вставленных в расщепы деревянного ствола или заранее вращенных в дерево, позволяло значительно увеличить твёрдость навершия и тяжесть наносимого удара.

К числу древнейших находок относятся также круглые, многоугольные и дисковидные навершия из камня. Они прикреплялись к рукояти при помощи клея и ремней из лыка и сыромятной кожи. Поскольку прочно зафиксировать каменное навершие на рукояти таким образом было сложно, по крайней мере с эпохи неолита появилась техника высверливания в нём сквозного отверстия. Для обеспечения прочного сцепления, навершие могли продевать в ещё растущее дерево. Другая технология предусматривала размачивание рукояти с насаженным на неё навершием в воде. Действенность оружия также наращивалась выступами или острыми гранями навершия, сначала каменного, а затем бронзового. Таким образом, простая дубинка со временем превратилась сначала в булаву, а затем в боевой молот.

​Каменные просверленные навершия булав (слева) и топоров (справа), III тыс. до н.э. Археологический музей, Шлезвиг — Первобытная война. Вооружение | Военно-исторический портал Warspot.ru Каменные просверленные навершия булав (слева) и топоров (справа), III тыс. до н.э. Археологический музей, Шлезвиг

В 1996 г. на берегу небольшой реки Толлензе на территории земли Мекленбург-Передняя Померания (Германия) было обнаружено поле битвы эпохи Бронзового века, датируемое примерно 1250 г. до н.э. Среди остатков оружия, найденных археологами, были две деревянные дубинки, одна из которых имела форму бейсбольной биты длиной 73 см и была вырезана из ясеня. Вторая напоминала крокетный молоток на рукояти длиной 53 см, материалом для неё послужила древесина тёрна. Военный контекст этих находок определённо свидетельствует об их применении в качестве оружия на поле боя.

Топор

Топор, наравне с ножом и копьём, является древнейшей разновидностью рабочего инструмента и оружия. Деревянную рукоять к традиционному рубилу начали прикреплять в эпоху верхнего палеолита. Материалом для навершия служил кремень, обсидиан или сланец. В эпоху неолита при изготовлении топора уже вовсю начали использовать шлифовку, сначала для рабочей части лезвия, затем для всей поверхности инструмента.

Лезвие каменного топора в роговой оправе. Музей истории искусств, Брюссель

Пропорции и размеры топоров были самыми разнообразными. Они могли быть клиновидными, ладьевидными или лопастными, в поперечном сечении иметь плоский, округлый или односторонне выпуклый профиль. Рукоять могла привязываться к топору в развилке ремнями из сырой или сыромятной кожи, топор могли вставлять в проушину рукояти или заранее вращивать в дерево.

В эпоху неолита появились массивные топоры с отверстием для рукояти, форма которых напоминает очертания топоров Бронзового века. Такие топоры могли использоваться для различных видов работ, как для обработки дерева, так и в качестве мотыг или заступов. Топоры, тщательно изготовленные из труднообрабатываемых декоративных пород камня, возможно, имели церемониальную функцию. Кроме того, все они могли использоваться в качестве боевого оружия.

Каменный топор. Кремневое лезвие закреплено в деревянной рукояти, позади ранний образец бронзового топора. Галло-римский музей, Тонгерен

Топор относят к оружию ударно-дробящего действия. Тяжёлое и довольно короткое лезвие позволяет при ударе сконцентрировать в точке соприкосновения огромную энергию, многократно усиленную большим рычагом рукояти. Удар топора дробил кости и наносил тяжёлые повреждения мягким тканям. Единственным отрицательным качеством этого оружия была меньшая точность поражения, поскольку топор, в отличие от меча или копья, не является прямым продолжением руки воина. Как правило, этот недостаток легко компенсируется опытом, приобретаемым в ходе длительного применения. Благодаря простоте конструкции топор отличался универсальностью применения и повсеместно входил в боевой арсенал воинов.

О раннем использовании топора в качестве оружия свидетельствуют находки в местах массовых захоронений археологической культуры линейно-ленточной керамики в Талхайме, Аспарн-Шлётце и Шёнеке-Килианштедтене. Черепа погребённых в них жертв проломлены преимущественно этим оружием.

Бронзовые навершия и реконструкция их насадки на рукоять. Археологический музей, Шлезвиг

Источник http://warspot.ru/5771-pervoby…

Продолжение следует.

×

cont.ws

Медведев А.Ф. Татаро-монгольские наконечники стрел в Восточной Европе » SwordMaster

загрузка…

Опустошительное нашествие татаро-монгольских полчищ хана Батыя в XIII в. резко затормозило экономическое и культурное развитие народов Восточной Европы принесло неисчислимые бедствия. По всему пути их завоевательного похода до наших дней сохранились следы бессмысленного разрушения. Десятки городов и сотни поселений древней Руси были безжалостно сожжены и разрушены до основания, а их жители поголовно истреблены или угнаны в плен. Многие из этих городов и поселений так и остались лежать в руинах, под которыми в течение семи столетий покоятся не погребенные останки их мужественных защитников.

Страшные картины поголовного избиения жителей монголами были вскрыты археологами на Райковецком городище1, в Колодяжине2, в Изяславле3 и других поселениях.

О чудовищной жестокости татаро-монголов во время завоевательных походов первой половины XIII в. сообщают не только русские летописцы4, но и арабские, и западноевропейские писатели и путешественники.

Ибн-аль-Асир (1160-1233) писал о монгольском нашествии на Среднюю Азию и мусульманские страны как о величайшей трагедии за всю историю ислама. Татары, по его словам, никого не щадили, безжалостно убивали женщин, мужчин и младенцев5.

Рязань первым из русских городов подверглась варварскому разрушению, а затем ее участь постигла десятки цветущих городов, превратившихся в пепелища и ставших в наши дни печальной «добычей» археологов.

Русские летописцы часто сообщают, что татаро-монголы при осаде городов пускали тысячи стрел в защитников. При осаде Киева татарами в 1240 г., по образному выражению летописца, их стрелы «омрачиша свет»6. И действительно, при археологических раскопках разрушенных монголами городов самыми частыми находками являются железные наконечники стрел, монгольских и русских.

Рис. 1. Монгольские наконечники стрел XIII-XIV вв. из Каракорума (раскопки С. В. Киселева 1948-1949 гг.)

В XIII в. у всех восточных народов лук и стрелы были важнейшим дальнобойным оружием. Особенно широко лук и стрелы использовались конными кочевниками Сибири и Восточной Европы. Хотя на Руси лук и стрелы также были одним из важнейших видов оружия, но русские дружинники предпочитали меч луку и стрелам, тогда как монголы главный удар наносили стрелами. Неудивительно поэтому, что археологи при раскопках Колодяжина, Райковецкого городища, Изяславля, уничтоженных монголами, находят десятки и сотни, а иногда тысячи разнообразных наконечников стрел, свидетельствующих об упорной борьбе. Но выделить из общей массы наконечников стрел с подобных городищ собственно монгольские до последнего времени было затруднительно.

Некоторые виды оружия, широко употреблявшиеся в домонгольской Руси, были обычными и у других народов Восточной Европы и Азии. Поэтому определение типичного для татаро-монголов и других народов оружия очень важно для выяснения многих вопросов истории. Важность определения этнической принадлежности различных видов наконечников стрел для истории уже 80 лет назад отмечал Д. Н. Анучин7.

Оружие всегда было более «международным», чем другие предметы материальной культуры. Новые его виды, более совершенные и эффективные, появлявшиеся у того пли иного народа, значительно быстрее заимствовались и распространялись у соседних народов, чем украшения или орудия труда.

Отставание в военном деле и в оснащении войск оружием и снаряжением могло повлечь к потере независимости. Это и было причиной сравнительно быстрого распространения некоторых видов оружия у соседних народов. В этом же заключается и трудность определения места первоначального появления многих видов оружия.

Но, несмотря на трудности, отдельные виды оружия п, в частности, некоторые типы железных наконечников стрел, занесенных в Восточную Европу татаро-монголами, можно с уверенностью выделить из общей массы древнерусских наконечников стрел.

После раскопок С. В. Киселева8 в Каракоруме — столице Чингизхана — эта задача значительно облегчается. В результате раскопок стали известны подлинные монгольские наконечники стрел разных типов, с которыми можно сопоставлять многочисленные наконечники пз разрушенных монголами древнерусских поселений. Важным является и тот факт, что период существования Каракорума (с 1220 г. до начала XV в.) почти точно совпадает с периодом татаро-монгольского господства в Восточной Европе и связанного с этим историческим событием периода появления и распространения здесь некоторых типов железных наконечников стрел, совершенно не характерных ни для Руси, ни для южнорусских кочевников домонгольского времени. Эти наконечники стрел в погребениях кочевников XIV в. часто находятся вместе с монетами ханов Золотой Орды (Узбека, Джанибека и др.).

Для решения поставленной задачи мы будем привлекать материал погребений кочевников так называемого золотоордынского периода (XIII-XIV вв.), не вдаваясь в полемику о погребальном обряде татар и о существовании или отсутствии собственно татарских курганов на территории Восточной Европы. Этп вопросы много раз затрагивались в научной литературе, но до сих пор с полной достоверностью еще не удалось доказать, что татары уже в XIII-XIV вв. в Восточной Европе восприняли погребальный обряд местных кочевников хоронить в курганах9.

От XIII-XIV вв. до пас дошло огромное количество погребений кочевников юга России и Украины с оружием и другим вещевым материалом, совершенно аналогичным тому, что был обнаружен в золотоордынских городах Поволжья того же времени. До появления татаро-мопголов в Восточной Европе эти виды оружия и вещей не были известны — они появились вместе с ними.

Бесспорно, что облик вещевого материала и, в первую очередь, оружия в курганах кочевников золотоордынского времени зависел от золотоордынских центров производства и от влияния татар на подчиненных им кочевников. Последние неизбежно должны были иметь подобное татарскому оружие, но сохраняли свои обычаи и погребальный обряд. Даже оседлое адыго-черкесское население Прикубанья было под сильным воздействием этого влияния.

В обстоятельной работе о Белореченских курганах В. П. Левашева неоднократно отмечает, что оружие этих курганов аналогично оружию Сарая Берке — столицы Золотой Орды на Волге. Одинаковы сабли, некоторые типы наконечников стрел, кольца для натяжения тетивы, а также бытовые предметы и украшения10. Это сходство объясняется историческими фактами, тесными политическими связями Золотой Орды с Прикубаньем и прямым влиянием11. Местное адыго-черкесское население в это время находилось в зависимости от Золотой Орды и пользовалось оружием, образцы которого были занесены татаро-монголами из Монголии и Сибирских степей в XIII в.

Лук и стрелы у монгольских и тюркских кочевников на территории Монголии и соседних областей были важнейшим оружием задолго до нашей эры. У многих восточных народов с раннего детства начиналось обучение верховой езде и стрельбе из лука по движущейся цели12. Постоянные столкновения между отдельными племенами конных кочевников и охота вызывали необходимость в совершенстве владеть искусством стрельбы из лука с коня. Как свидетельствует Прокопий Кесарийский, потомки гуннов, пришедших из Монголии в Европу (за тысячу лет до татар), прекрасно стреляли по врагу, сидя на скачущих конях13.

Татаро-монголы XIII в., как и их предшественники, с малых лет обучались верховой езде и стрельбе из лука в цель с коня в любом положении. Плано Карпинп. посетивший Монголию в середине XIII в., сообщает, что монгольские мужчины ничего не делают, кроме стрел, и постоянно охотятся и упражняются в стрельбе, все они от мала до велика хорошие стрелки. Они обучают детей уже с двух-трех лет верховой езде и стрельбе из лука. Женщины так же хорошо стреляют, как мужчины14.

Тот же автор составил подробное описание монгольского оружия, в том числе и наконечников стрел. Это описание полностью соответствует формам наконечников стрел из раскопок в Каракоруме (рис. 1) и с древнерусских поселении, разрушенных монголами (рис. 2). Все наконечники стрел у монголов, по словам Плано Карпини, были черешковые («имеют острый хвост длиною в палец, который вставляется в древко»), они весьма остры, и монголы всегда носят при колчане напильники «для изощрения стрел»15. Среди других наконечников он выделяет специальные наконечники стрел «для стреляния птиц, зверей и безоружных людей», которые были «в три пальца ширины»16.

В курганах кочевников Восточной Европы и на русских поселениях, разрушенных монголами, постоянно встречаются подобные наконечники стрел. Они применялись для стрельбы по коням и не защищенным бронею воинам. Стрельба по коням противника была излюбленной тактикой татаро-монголов.

Плано Карпини сообщает, что татары, начиная сражение, «ранят и убивают лошадей и людей стрелами, а когда люди и лошади ослаблены стрелами, тогда они вступают с ними в бой» (рукопашный.— А. М.)17. Даже сбитые с коней, они сильно стреляют, ранят и убивают лошадей и людей18.

Венецианец Марко Поло, посетивший Монголию во второй половине XIII в., также приводит интереснейшие сведения о вооружении, искусной стрельбе и тактике татар и тюркских народов Средней Азии. «Татары стреляют п вперед и назад даже тогда, когда пх гонят. Стреляют метко, бьют и вражьих коней и людей. Часто враг терпит поражение потому, что кони его бывают перебиты»19.

Интересно его сообщение, что вооружение туркменов XIII в., живших к западу от Аму-Дарьи и боровшихся с татарами великого хана, было такое же, как п у татар. Они также имели по два колчана стрел. «У них заведено, — пишет Марко Поло,— чтобы каждый воин имел в сражении шестьдесят стрел. 30 маленьких — метать и 30 больших с железными широкими наконечниками — их они бросают вблизи, в лицо, в руки, перерезывают ими тетивы и много вреда наносят они друг другу»20.

Широкие наконечники стрел были широко распространены у всех кочевых и полукочевых народов Сибири. В древней Руси подобные стрелы назывались срезнями. Они наносили широкий порез и вызывали большую потерю крови. Особенно опасны они были для конницы и рекомендовались в одном из средневековых руководств по лучной стрельбе для охоты на крупных и быстро бегающих животных21.

Рис. 2. Монгольские наконечники стрел XIII-XIV вв. на территории Восточной Европы
1, 2. 25 — Девич-гора; 3, 4, 11, 13, 19, 24 — Княжая гора; 5, 14 — городище Горица Черниговской обл.; 6— Колодяжин; 7 — Райковецкое городище; 8, 18 — Старая Рязань; 9, 10, 17, 21 — Новгород; 12, 22, 23 — Изяславль; 15, 20 — Смоленск, 16 — Сувар

Монголы во время своих завоевательных походов очень широко использовали разнообразное оружие, захваченное ими у побежденных народов. Некоторые формы наконечников стрел они, несомненно, заимствовали у кочевых и полукочевых народов Сибири и использовали пленных кузнецов-оружейников. Поэтому название «монгольские» или «татарские» наконечники стрел закономерно лишь для Восточной Европы, куда они действительно, были занесены татаро-монгольскими полчищами хана Батыя.  

При археологических раскопках в Новгороде, Пскове и некоторых других древнерусских городов и поселений, не подвергавшихся монгольскому разорению, также иногда встречаются в слоях второй половины XIII и XIVвв. типичные монгольские наконечники стрел. Они могли попасть туда с баскаками, послами, численниками татарскими или завезены русскими из Орды и, наконец, могли быть сделаны по случайно завезенным образцам татарских наконечников стрел. Но период их употребления на русских поселениях, не подвергавшихся монгольскому разорению, не выходит за пределы общих хронологических рамок распространения подобных наконечников стрел на территории Восточной Европы. После разгрома Золотой Орды Тимуром в 1395 г. татаро-монгольскио наконечники стрел очень скоро выходят из употребления. Этому способствовало широкое распространение самострелов и затем огнестрельного оружия.

Все типы монгольских наконечников стрел из древнерусских городов и поселений, равно как и из курганов кочевников второй половины XIII-XIV вв., постоянно встречаются вместе в различных сочетаниях. Особенно хорошо это видно по курганам южнорусских степных кочевников, где в одном колчане обычно находятся разные типы наконечников стрел. Они предназначались для разных целей, и древки их у оперения имели различную окраску. Это свидетельствует об одновременном употреблении разных типов наконечников стрел для различных целей.

Что же представляли собой татаро-монгольские наконечники стрел, занесенные на территорию Восточной Европы во время монгольского нашествия, и как их отличить от наконечников, употреблявшихся народами Восточной Европы?

Как говорилось выше, все монгольские наконечники стрел из раскопок были черешковые железные, что полностью соответствует их описанию у Плано Карпини. Они отличаются своеобразными очертаниями от наконечников стрел, употреблявшихся на Руси и у кочевников южнорусских степей до монгольского нашествия. Казалось бы, по этому признаку можно было давно уже выделить их из общей массы древнерусских наконечников. Но это было невозможно из-за расплывчатых датировок многих поселении, где такие наконечники встречались. Да и этническую принадлежность наконечников стрел определить не так уж просто, когда одинаковые типы бытуют у разных народов. После раскопок в Каракоруме этот вопрос прояснился.

Среди монгольских наконечников стрел из Каракорума (кстати, весьма немногочисленных — всего 18 штук) можно выделить по форме несколько типов и вариантов. Характерная особенность всех монгольских наконечников — устойчивое соотношение длины черешка и длины пера (острия). Длина черешка у них, как правило, составляет ⅔ или ¾ длины пера. Почти все наконечники имеют упор для древка, за исключением двурогих наконечников из Каракорума, применявшихся, возможно, для охоты па птиц и животных.

Ниже даются краткая характеристика типов монгольских наконечников стрел и их отличительные особенности от внешне сходных наконечников народов Восточной Европы, употреблявшихся до нашествия.

1. Веслообразные (рис. 1, 4; рис. 2, 10; рис. 3, 19). Длина их 75-123, длина пера 50-85, ширина пера 12-20 мм, вес 8- 19 г. Пропорции пора (отношение ширины к длине ) 1:4-1:5. Этот тип, несомненно, был занесен монголами и имел распространение в XIII и XIV вв. преимущественно на юге России. Такие наконечники встречены почти на всех древнерусских поселениях и городах, разрушенных монголами в XIII в. Близок к ним по виду и следующий тип наконечников, употреблявшийся одновременно.

2. Срезни в виде узкой вытянутой лопаточки (рис. 1, 7, 2; рис. 2, 2-9; рис. 3, 1, 4, 5, 7). Длина их 63-135, длина пера 28-75, ширина пера 11-25 мм, вес 8-15 г. Пропорции пера от 1:3 до 1:6. Преобладают наконечники с пропорциями 1:4-1:6. Все они с упором для древка. До монгольского нашествия на Руси и в Восточной Европе не были известны и появились с ордами Батыя в XIII в. Они найдены на всех русских поселениях, разрушенных монголами, и имели распространение в XIII-XIV вв. по всей Восточной Европе. Этот тип был самым употребительным у монголов во время нашествия. На севере России встречается редко. Острие у них тупоугольное или дугообразное, но хронологических отличии эти признаки не имеют. Наконечники с пропорциями 1:3 характерны для XIV в., судя по находкам их в курганах кочевников юга и Поволжья.

Рис. 3. Монгольские наконечники стрел XIII-XIV вв. из курганов кочевников Поволжья и Украины
1, 2, 3 — курган №1 у с. Курнаевки Волгоградской обл.; 4, 9, 18 — из курганов у с. Бережновки Волгоградской обл.; 5 — курган у дер. Двоенки Саратовской обл.; 6, 10, и — курган № 2 у с. Молчановка Волгоградской обл.; 7, 15 — курган у с. Грушевки Днепропетровской обл.; 8 — курган у Белого Мара Саратовской обл.; 12 — курган в Причерноморье; 13 — курган у с. Бужилы Киевской обл.; 14 — курган № 16 Новоникольского могильника Волгоградской обл.; 16 — курган у дер. Вороной Днепропетровской обл.; 17 — курган Ку 10 близ пос. Мертвецовского Оренбургской обл.; 19 — курган на дюне Jsft 5 близ Красного Яра Саратовской обл.

До монгольского нашествия в Восточной Европе были в употреблении на первый взгляд похожие наконечники (рис. 4, 1-3), но они резко отличаются от типичных монгольских меньшими размерами (длина 48-85, длина пера 27-55, ширина пера 12-25 мм), меньшим весом (6-9 г) и пропорциями (1:2-2:5). Они имели широкое распространение с VIII по XIII в. включительно по всей Восточной Европе, а также в Венгрии и Чехословакии. Другой сходный тип в виде расширяющейся к острию лопаточки имел распространение у финно-угорских племен Южного Приладожья и ярославского Поволжья в X-XI вв., а в других районах древней Руси не употреблялся. Но и этот тип резко отличается от типичных монгольских по характеру черешка и отсутствию упора для древка (рис. 4, 4).

3. Срезни в виде расширяющейся лопаточки с широким тупоугольным острием (рис. 1, 3; рис. 2, 1; рис. 3, 2, 3). Этот тип близок по форме типу 2, но отличается от него более широким пером и пропорциями. Длина наконечников этого типа 85-135, длина пера 45-80, ширина пера 26-40 мм, пропорции пера 1:2 и редко 1:3. В Восточную Европу занесены монголами и имели распространение в XIII-XIV вв. у народов Поволжья и южной полосы. Они найдены в Каракоруме и на поселениях древней Руси, разрушенных монголами.

4. Срезни в виде широкой прямоугольной лопаточки (рис. 1, 5, 6; рис. 3, 17). Длина их 80-100, длина пера 45-55, ширина пера 21-28 мм, пропорции пера 1:2. Найдены в Каракоруме, в курганах XIV в. в Оренбургской области, в Гагинском могильнике XIV в. в Горьковской области. Много их в Сибири.

До нашествия монголов в Восточной Европе подобные наконечники, но более узкие, с пропорциями пера 1:3-1:4 были в употреблении в VIII-X вв. Они имеют форму узкой прямоугольной лопаточки (рис. 4, 5, 6).

5. Срезни джучидские (рис. 1, 7, 8; рис. 2, 13-15; рис. 3, 8, 12). Длина их 87-150, длина пера 47-88, ширина пера 30-45 мм. Пропорции пера 2:3 и 1:2. Это типичные татаро-монгольские наконечники, занесенные из Сибири в Восточную Европу войсками Батыя. Они найдены в Каракоруме и на разрушенных монголами древнерусских поселениях, употреблялись в XIII-XIV вв. кочевниками южнорусских степей для стрельбы по коням противника и по воинам без доспехов.

Сходные по форме наконечники (рис. 4, 7, 8) имели широкое распространение на территории Восточной Европы в степной и лесостепной полосе в IX — первой половине XIII в., но они почти вдвое меньших размеров (длина 60-95, длпна пера 36-52, ширина 18-30 мм) при пропорциях пера 1:2. Особенно характерны они для IX-XI вв. После XI в. встречаются очень редко и к тому же более вытянутых пропорций с вогнутыми сторонами (рис. 4, 9).

6. Секторовидные крупные срезни (рис. 1, 9; рис. 2, 12, 16; рис. 3, 9). Длина их 70-110, длина пера 45-65, ширина пера 20-35 мм, пропорции пера 1:2. Этот тип, занесенный монголами из Сибири и имевший распространение в XIII-XIV вв. преимущественно в южной полосе Восточной Европы, относится к типичным монгольским. Чрезвычайно широкое распространение они имели в Сибири, найдены в Каракоруме и на разрушенных монголами в XIII в. русских поселениях.

Рис. 4. Наконечники стрел, употреблявшиеся народами Восточной Европы до монгольского нашествия
1 — погр. № 1 Перемчалкинского могильника IX-X вв.; 2, 3, я, 10, и, 13, 16 — городище Алчедар IX-XI вв.; 4 — курган XI в. близ дер. Сязниги в Приладожье; 5, 14 — городище Екимауцы IX-XI вв.; 6 — Сарское городище IX-XI вв.; 7 — курган № 276/3 у дер. Краснополки Киевской обл.; 9 — Вышгород Киевский, X — первая половина XIII в.; 12 — Лядинский могильник IX-X вв.; 15 — Старая Ладога, X в.; 17 — могильник Мыдлань-Шай VIII-IX вв.; 18, 19 — Правобережное Цимлянское городище IX в.; 20 — Борисовский могильник VIII-IX вв.; 21 — Старая Рязань, XI — первая половина XIII в.; 22 — Новгород, XI в.

До монгольского нашествия сходный тип имел распространение на юго-западе древней Руси с IX до XI в., преимущественно в X-XI вв. Но они почти вдвое меньших размеров. Длина их 50-75, длина пера 30-50, ширина пера 15-25 мм (рис. 4, 10, 11).

7. Фигурнолистные или пламевидные (рис. 2, 22). Длпна их 55-130, длина пера 38-90, ширина пера 17-35 мм, пропорции 1:3. Выделяются две разновидности этого типа с небольшими, на первый взгляд, отличиями, одиако имеющими важное датировочное значение.

У первой разновидности наибольшее расширение всегда в нижней третя длины пера п пропорции 1:3. Эта разновидность имела распространение в древней Руси и у финно-угорских народов Восточной Европы с конца VIII до начала XI в. Основной период их употребления — IX-X вв. (рис. 4, 12-14).

У второй разновидности наибольшее расширение в средней трети или и верхней половине длины пера (рис. 2, 22). Эта разновидность найдена в Каракоруме (рис. 1, 14) и на древнерусских поселениях, разрушенных монголами. У одного монгольского наконечника пз Старой Рязани расширение в нижней трети длины пера, но пропорции (1:4) и резко отличный характер отделки не оставляют сомнений, что и он занесен татарами. Вторая (монгольская) разновидность этого типа не получила распространения на территории Восточной Европы после монгольского нашествия, и ее можно датировать здесь только XIII в.

8. Кунжутолистные (рис. 1, 13; рис. 2, 19-21; рис. 3, 11, 13-16). Длина их 50-165, длина пера 25-105, ширина пера 27-52 мм, вес 8-20 г. Пропорции пера 1:1-1:2. Этот тип по форме сходен с предыдущим, но резко отличается от него большей шириной пера и пропорциями. Это типичные монгольские наконечники, имевшие широкое распространение в Сибири, откуда и были занесены на Русь монголами. Они найдены в Каракоруме и на древнерусских поселениях, разрушенных монголами. На территории Восточной Европы имели распространение в XIII-XIV вв. повсеместно, но особенно широко в Нижнем Поволжье и в южной полосе. Своеобразный вариант этого типа (рис. 2, 18, рис. 3, 10) также занесен монголами и употреблялся в этот же период.

Рис. 5. Сибирские наконечники стрел, занесенные в Восточную Европу монголами в XIII-XIV вв.
1, 6 — из курганов XIV в. у ст. Белореченской на Кубани; 2, 4, 5 — из курганов XIV в. у дер. Вороной Днепропетровской обл.; 3 — из Киева. XIV в.

9. Шестиугольные широкие срезни (рис. 5, 1). Этот тип, несомненно, занесен из Сибири после монгольского нашествия, но широкого распространения в Восточной Европе не имел. Найден в кургане № 53 у станицы Белореченской на Кубани и относится к XIV в.

10. Ромбические крупные (рис. 5, 2, 3). Длина их 90-163, длина пера 50-110, ширина пера 35-55 лш, вес 18-40 г. Пропорции пера 2:3-1:2. Перо имеет вид почти правильного ромба. Этот тип совершенно не характерен для древней Руси и занесен в Восточную Европу монголами. Применялись такие крупные наконечники для стрельбы по коням противника и не защищенным бронею воинам. Употреблялись со времени нашествия до начала XV в. только на юге России и в Поволжье.

Встречены в Киеве и на Девпч-горе. Известно всего 22 экземпляра.

На Руси и у других народов Восточной Европы ромбические наконечники имели сравнительно широкое распространение, но они резко отличаются от занесенных монголами и по виду и меньшими размерами. В северной полосе, как правило, они не имели упора для древка и ширина их пера не превышала 25 мм (период распространения — с начала нашей ары до XIV в. включительно). Пропорции пера 1:3-1:4 очень характерны для периода с VIII до середины XI в. Наконечники с пропорциями пера 1:2 имели распространение с середины XI по XIV в. (рис. 4, 15).

Ромбические наконечники с упором для древка (рис. 4, 16) имели ширину пера от 14 до 30 мм, вес 4-10 г. Пропорции пера 1:2-1:3; употреблялись повсеместно в Восточной Европе с IX до XIV в. Длина их 60-120, длина пера 40-75 мм.

11. Килевидные (рис. 1, 15-17; рис. 2, 23-25). Наконечники стрел этого типа по форме напоминают кинжальчики. Некоторые разновидности этого типа употреблялись в Восточной Европе задолго до монгольского нашествия, а другие появились и распространились только после нашествия. К последним относятся килевидные наконечники вытянутых пропорций с отношением ширины пера к его длине как 1:5 и 1:6. Таких наконечников нам известно около 400 экземпляров. Этот вариант, по-видимому, занесен монголами. Такие наконечники найдены при раскопках в Каракоруме, в курганах второй половины XIII-XIV вв. па Кубани, Северном Кавказе и на разрушенных монголами русских поселениях. Характерным их отличием от местных наконечников, помимо пропорций пера, является отсутствие перехвата па шейке, около упора для древка стрелы. Время их распространения в Восточной Европе —XIII и XIV вв.

Пропорции пера наконечников, употреблявшихся в Восточной Европе до монгольского нашествия, 1:4 и 1:3. Наконечники с пропорциями пера 1: 4 при ширине пера 10-12 мм (длина их 70-100, длина пера 45-55 мм) имели распространение в VIII-IX вв. у народов Прикамья и в южной полосе древней Руси (рис. 4, 17, 18). Наконечники с пропорциями пера 1:3 при ширине пера 17-25 мм (длина их 80-105, длина пера 53-63 мм) были в употреблении также в VIII-IX вв. и, возможно, в X в. в тех же районах и на Северном Кавказе (рис. 4, 19, 20). Из 700 килевидных наконечников только 27 экземпляров относятся к двум местным разновидностям VIII-X вв. Около 280 наконечников с пропорциями пера 1 :3 при ширине пера до 17 мм найдены в курганах XIII-XIV вв. па Кубани, близ Пятигорска и Новороссийска, а также на древнерусских поселениях, разрушенных монголами в XIII в.

12. Двурогие срезни (рис. 1, 10-12). В Каракоруме были найдены своеобразные двурогие наконечники стрел без упора для древка, грубой обработки. На разрушенных в XIII в. монголами поселениях древней Руси они пока не обнаружены. Возможно, что они использовались монголами только для охоты.

Двурогие срезни на Руси и у народов Восточной Европы имели широкое распрострапеппе в IX-XIV вв. и использовались и на охоте и в бою. В разные века они имели своеобразные формы (рис. 4, 21, 22), но резко отличаются от монгольских из Каракорума. В XIII-XIV вв. изредка встречаются двурогие, явно сделанные из монгольских наконечников второго типа (рис. 2,17).

13. Трехлопастные кунжутолистные (рис. 5, 4. 5). Длина их 85-115мм, длина головки 60-65, ширина между лопастями 33-35 мм. До монгольского нашествия такие наконечники были широко распространены в Сибири, откуда они, несомненно, были занесены монголами на территорию Восточной Европы в XIII в. Известно пять таких наконечников пз курганов XIV в. у дер. Вороной Днепропетровской обл. и у станицы Белореченской на Кубани, один наконечник найден в Киеве на месте литовского замка, основанного в 1321 г. До татарского нашествия в Восточной Европе таких наконечников пе было.

14. Трехлопастные шатровые (рис. 5, 6). Наконечник этого типа найден в кургане № 9 XIV в у Белореченской на Кубани при раскопках Н. И. Веселовского 1907 г. (хранится в ГИМ). В Восточную Европу занесен монголами из Сибири, где этот тип имел широкое распространение.

Таковы отличительные признаки так называемых татаро-монгольских наконечников стрел. Бросается в глаза почти полное отсутствие у монголов бронебойных наконечников стрел. В Каракоруме из найденных при раскопках 18 наконечников стрел только один был бронебойный в виде трехгранной пирамидки (рис. 1, 18). Несомненно, что татаро-монголы во время своих завоевательных походов широко использовали трофейные стрелы. Но у них были и своп излюбленные формы наконечников стрел, применявшихся для стрельбы по коннице противника и для других целей. Многие широкие наконечники имели свистящие шарики для устрашения конницы (рис. 2, 21; рис. 3, 11). Именно этпми излюбленными наконечниками стрел усыпан путь монгольских завоевателей на территории Восточной Европы.

 

  1. В. К. Гончаров. Райковецкое городище. Киев, 1950.
  2. В. К. Гончаров. Древний Колодяжин. КСИИМК, 41, 1951, стр. 49-53; Р. О. Ю р а. Древній Колодяжин. АП, XII, Київ, 1962.
  3. М. К. Каргер. Древнерусский город Изяславль в свете археологических исследований 1957—1961 гг. Тезисы докладов на заседаниях, лосвященпых итогам полевых исследований 1961 г. М., 1962, стр. 59—61.
  4. ПСРЛ, I, М., 1962, стр. 460-465; ПСРЛ, XXV, М.-Л., 1949, стр. 126-131.
  5. В. Тизенгаузен. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, I, СПб., 1884, стр. 2.
  6. ПСРЛ, XXV, стр. 131.
  7. Д. Н. Анучин. О древнем луке и стрелах. Тр. V АС. М., 1887, стр. 411.
  8. Раскопки Советско-Монгольской экспедиции 1948-1949 гг. под руководством С. В. Киселева, который любезно разрешил использовать материал для данной статьи.
  9. K. П. Зяблин. О «татарских» курганах. CA, XXII, 1955, стр. 63-96.
  10. В. П. Левашева. Белореченские курганы. Археологический сборник ГИМ. М., 1953, стр. 177-178, 181, 183-184, 202, 205-206; рис. 3.
  11. Там же. стр. 209-210, 212.
  12. Н. Я. Бичурин. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена, I, М., 1051, стр. 2 сл., 11, 28, 151.
  13. Прокопий из Кесарии. Война с готами. М., 1950, VI (II), I.
  14. Путешествия в восточные страны Плано Карпинп и Рубрука. М., 1957, стр. 36-37.
  15. Там же, стр. 51.
  16. Там же, стр. 51.
  17. Там же, стр. 53.
  18. Там же, стр. 65.
  19. Марко Поло. Путешествие. JI., 1940, стр. 65.
  20. Там же, стр. 245.
  21. Arab Archery. Princeton, New Jersey, 1945.

 

 Автор: Медведев А.Ф. Татаро-монгольские наконечники стрел в Восточной Европе. // Советская археология. № 2. М., 1966.

загрузка…

swordmaster.org

Побоище бронзового века » Военное обозрение

Побоище на мосту: Найдено место колоссальной битвы бронзового века.
Около 3200 лет назад две армии столкнулись у переправы через реку вблизи Балтийского моря. Сведений об этом столкновении нельзя найти ни в одной книге по истории: письменность в этом регионе получила распространение лишь спустя 2000 лет. И это не была стычка между двумя местными кланами. Тысячи воинов сошлись здесь в смертельной схватке, возможно, в один день, используя оружие, изготовленное из дерева, кремня и бронзы — металла, который в то время находился на вершине военной технологии.

Стремясь обрести твёрдую опору на берегах реки Толленсе (Tollense), узкой водной ленты, протекающей через болота Северной Германии в направлении Балтийского моря, армии сошлись врукопашную, калеча и убивая друг друга палицами, копьями, мечами и ножами. Стрелы с бронзовыми и кремнёвыми наконечниками, выпускаемые с близкого расстояния, пробивали черепа и застревали глубоко в костях молодых мужчин. Пронзённые копьями лошади, принадлежавшие воинам высокого ранга, падали в грязь. Не все выдержали ближний бой – некоторые воины смешались, побежали и были поражены сзади.
По окончанию битвы сотни человек, усеивая болотистую долину, остались лежать убитыми. Некоторые тела, после того, как с них было снято всё ценное, остались плавать в мелких озерцах, другие погрузились на дно, что благодаря одному или двум метрам воды защитило их от ограбления. Постепенно на кости осел торф. На долгие века о битве было забыто.

В 1996 году археолог-любитель обнаружил кость предплечья, торчащую из крутого берега реки – первый ключ к мрачной тайне долины Толленсе, расположенной примерно в 120 километрах к северу от Берлина. В один из концов этой кости был прочно внедрён кремнёвый наконечник, что побудило археологов провести пробные раскопки, которые дали больше костей, разбитых черепов и 73 сантиметровую дубину, напоминающую бейсбольную биту. Радиоуглеродная датировка артефактов показала 1250 год до н.э., что дало возможность предположить, что речь идёт об эпизоде из европейского бронзового века.

Сейчас, после серии раскопок 2009 – 2015 годов, исследователи начали осознавать, что это была за битва и её удивительное значение для общества бронзового века. На трёхкилометровом протяжении реки Толленсе археологи из Мекленбургско-Передне Померанского Департамента исторических находок и университета Грайфсвальда откопали деревянные дубинки, бронзовые наконечники копий, а также кремнёвые и бронзовые наконечники стрел. Они также обнаружили огромное количество костей: останки, по меньшей мере, пяти лошадей и более чем 100 человек. Не найденными могут оставаться кости ещё сотен людей, тогда как тысячи других могли принимать участие в сражении и остаться живыми.

«Если верна наша гипотеза о том, что все находки относятся к одному и тому же событию, то мы имеем дело с конфликтом масштаба прежде неизвестного к северу от Альп», — говорит соруководитель раскопок Томас Тербергер, археолог из Нижнесаксонской государственной службы культурного наследия в Ганновере. «Нет ничего, что можно было бы сравнить с этим». Это, вместе с оружием и воинами, может быть самым ранним непосредственным свидетельством о битве подобного масштаба в древнем мире.

Северная Европа в бронзовом веке долгое время рассматривалась как тихая заводь, находившаяся в тени более продвинутых цивилизаций Ближнего Востока и Греции. бронзе, появившейся на Ближнем Востоке примерно в 3200 году до н.э., потребовалось 1000 лет, чтобы прийти сюда. Но масштабы Толленсе говорят о большей организации и большей жестокости, чем предполагалось прежде. «Мы рассматривали сценарии рейдов небольших групп молодых людей, убивающих и крадущих продовольствие, но представить подобное крупное сражение тысяч человек было удивительно», говорит Свенд Хансен, глава Германского археологического института департамента Евразии в Берлине. Хорошо сохранившиеся кости и артефакты добавляют детали к картине развития в эпоху бронзы, показывая существование класса обученных воинов и позволяя предполагать, что люди по всей Европе участвовали в кровавых столкновениях.
Сейчас существует мало разногласий по поводу того, что Толленсе – это нечто особое. «Когда речь шла о бронзовом веке, нам недоставало веских доказательств. Открыв поле битвы и убитых на нём людей и их оружие», говорит археолог Барри Моллой из университетского колледжа в Дублине, — «мы получили эти доказательства».

(Кремнёвый наконечник стрелы, в кости предплечья, привлекший внимание археологов к древнему сражению в долине Толленсе.)

Охотничий особняк на берегу озера, названный Шлосс Вилиград был построен на рубеже XIX века глубоко в лесу, в 14 километрах к северу от Шверина, столицы северогерманской земли Мекленбург-Передняя Померания. В наше время это сырое здание — дом для государственного департамента исторического наследия и одновременно небольшой местный музей искусств.

В зале с высоким потолком на третьем этаже замка, высокие окна выходят на покрытое туманом озеро. Внутри, бледный зимний свет вырисовывает десятки черепов, выложенных на полках и столах. В центре комнаты длинные кости ног и короткие рёбер лежат упорядоченными рядами на столах, другие останки хранятся в картонных коробках, сложенных на металлических стеллажах, достигающих почти самого потолка. Кости занимают столько места, что почти не остаётся пространства для ходьбы.

Когда первые из этих находок были вырыты в 1996 году, ещё нельзя было понять, что Толленсе была полем битвы. Некоторые археологи предполагали, что скелеты могли быть смыты с кладбища или что они копились веками.

Для скептицизма были причины. До Толленсе прямые свидетельства о широкомасштабных сражениях эпохи бронзы были скудными, особенно в этом регионе. Исторические повествования рисуют эпические битвы на Ближнем Востоке и в Греции, но артефактов, подтверждающих эти хвастливые рассказы сохранилось мало. «Даже в Египте, зная много рассказов о войнах, мы никогда не находили достаточных археологических свидетельств об их участниках и жертвах», говорит Моллой. В Европе бронзового века не хватает даже исторических рассказов и все исследователи должны были заниматься оружием из церемониальных погребений и небольшим количеством могил, имеющих неоспоримые свидетельства насилия, такие как обезглавленные тела или наконечники стрел в костях. До 1990-х годов «мы в течение долгого времени не представляли реально доисторической войны», говорит Хансен. Находки в захоронениях объяснялись как престижные предметы или символы власти, а не как реальное оружие. «Большинство полагало, что древнее общество было мирным и что мужчины бронзового века занимались торговлей и т.д.», говорит Хелле Вандкильде, археолог из датского университета в Аархусе. «Очень мало говорилось о войне».

(Подписи: Вещи, которые они носили. На поле битвы археологи обнаружили множество артефактов, дающих детальное представление об оружии и украшениях воинов. Из-за того, что многие артефакты были найдены при помощи металлоискателей, было извлечено большое количество бронзовых и оловянных предметов.
-Оловянные кольца и бронзовые спирали. Эти два оловянных кольца воины могли носить на пальцах. Небольшая бронзовая спираль могла служить «кисточкой» или украшением одежды.
-Деревянные дубинки. Археологи нашли две дубинки в Толленсе, обе, вероятно, принадлежали людям низкого ранга. Простая 73 сантиметровая «бейсбольная бита» сделана из ясеня, а 62 сантиметровый «крокетный молоток» был изготовлен из тёрна.
-Бронзовый топор. Подобные топоры в эпоху бронзы использовались в качестве оружия, а также для хозяйственных работ. Их обменивали и даже копили как ценность.
-Бронзовый браслет. Отделанные украшения говорят о том что, как минимум, некоторые воины имели высокий статус).

Всё изменили 10000 костей, находящиеся в этой комнате – это то, что осталось от проигравших при Толленсе. Они были найдены густыми скоплениями: в одном скоплении 1478 костей, среди них 20 черепов, располагавшихся на площади около 12 квадратных метров. Археологи полагают, что тела были сложены или брошены в мелкие озёра, где движение воды перемешало кости разных людей. Учитывая специфику отдельных костей – черепов и бёдер, например, палеонтологи Юте Бринкер и Аннемарие Шрамм идентифицировали как минимум 130 человек, почти все мужчины, по большей части, между 20 и 30 годами.
Это число позволяет судить о масштабе битвы. «Имеется как минимум 130 человек и пять лошадей. И мы только открыли 450 квадратных метров. Это максимум 10% от обнаруженного слоя, может быть даже 3 или 4 процента», говорит Детлеф Янтцен, глава археологов. «Если бы мы раскопали всю область, то могли бы иметь 750 человек. Это невероятно для бронзового века». Он и Тербергер заявляют, что это свидетельствует о том, что по приблизительным оценкам, если один из пяти участников был убит и оставлен на поле боя, то в сражении могло принимать участие почти 4000 человек.

Бринкер, палеонтолог, ответственный за анализ останков, говорит, что влажность и химический состав почвы долины Толленсе сохранили кости почти идеально. «Мы можем реконструировать в точности то, что произошло», заявляет он, поднимая ребро с двумя крошечными V образными надрезами на краю. «Эти надрезы на ребре показывают, что он был заколот дважды в одно то же место. У нас таких много, часто с множественными отметками на одном и том же ребре».

При сканировании костей в научном институте в Берлине и в университете Ростока с использованием микроскопической компьютерной томографии, были получены детальные, трёхмерные образы этих повреждений. Сейчас археологи идентифицируют оружие, причинившее их, сопоставляя образы со сканами вооружения, обнаруженного в Толленсе или в современных ему захоронениях из разных мест Европы. Например, отверстия в костях в форме бриллианта, определённо соответствуют форме бронзовых наконечников стрел, найденных на поле битвы. (Бронзовые артефакты в Толленсе находят чаще чем кремнёвые, возможно из-за того, что при прочёсывании местности используются металлодетекторы ).

Сканы костей также помогают прояснить картину битвы, говорит Тербергер. Кость предплечья, с застрявшим в ней наконечником стрелы, та самая, с которой начались раскопки поля битвы, на рентгеновском снимке, кажется, обнаруживает признаки заживления. В статье 2011 года в «Antiquity», команда исследователей предположила, что человек получил рану в начале сражения, но смог продолжать воевать в течение нескольких дней или недель до того как он умер, что может означать, что конфликт был не одноразовым столкновением, а серией сражений в течение нескольких недель.

(Бронзовый наконечник стрелы, пробив череп, достал до мозга)

Но исследование под микроскопом рассказало другую историю: То, что вначале выглядело как заживление – неотчётливые линии вокруг наконечника в рентгеновских лучах, фактически оказалось слоем раскрошившейся кости, спрессованным одиночным ударом, вероятно оказавшимся смертельным. «Это заставило нас пересмотреть версию о том, что событие происходило в течение недель», говорит Тербергер. Пока что нет тел с признаками заживающих ран, что говорит о вероятности того, что битва происходила в один, или максимум, несколько дней. «Если мы имеем дело с одиночным событием, а не со столкновениями в течение нескольких недель, то это сильно влияет на нашу интерпретацию масштаба конфликта».

В прошлом году в Гамбурге команда инженеров использовала методику, разработанную для моделирования столкновений с деталями самолёта для того, чтобы понять каким типам ударов подвергались воины. Например, на первый взгляд археолога, бедренная кость, сломанная близко к тазобедренному суставу свидетельствует о возможном падении с лошади. В наше время подобные травмы случаются среди мотоциклистов и всадников при падении.

Но моделирование рассказывает иную историю. Мелани Швиннинг и Хелла Хартен-Буга, археологи и инженеры из Гамбургского университета рассмотрели физические свойства кости и оружия бронзового века совместно с образцами повреждений, получаемыми при падении с лошади. Археологи-экспериментаторы также воткнули воссозданные кремнёвые и бронзовые наконечники в мёртвых свиней и изучили повреждения.

Швиннинг и Хартен-Буга говорят, что бронзовый наконечник копья, попадая в кость под острым углом вниз, способен разбить бедренную кость, разрубив её пополам как бревно. «Когда мы промоделировали это, то всё стало больше похоже на ручное оружие, а не на падение с лошади», говорит Швиннинг. «Мы даже могли бы восстановить силу воздействия, которая, в действительности, не слишком велика». По их оценкам, мужчина средней комплекции, вложив в удар копьём вес своего тела, смог бы сделать это.

Почему люди собрались в этом месте, чтобы сражаться и погибнуть – это другая загадка, которую данные археологов помогают разгадать. Долина Толленсе здесь узкая, всего 50 метров в некоторых местах. Некоторые её части болотистые, тогда как другие имеют твёрдую почву. Это место могло быть точкой схождения для путешественников, пересекавших североевропейскую равнину.

Геомагнитный обзор 2013 года раскрыл факт существования 120 метрового моста или гати, пролегавшей через долину. Откопанные в течение двух сезонов раскопок конструкции оказались сделанными из деревянных столбов и камней. Радиоуглеродная датировка показала, что хотя большая часть конструкции старше времени битвы более чем на 500 лет, но части её могли быть построены или восстановлены приблизительно в ту же эпоху, когда произошло сражение. Предполагается, что сооружение могло использоваться столетиями, будучи хорошо известным ориентиром.

«Переправа играла важную роль в этом конфликте. Может быть, одна группа пыталась перейти, а другая ей препятствовала», говорит Тербергер. «Конфликт разгорелся здесь и превратился в сражение возле реки».

(Нынешняя, мирно петляющая река Толленсе, некогда была местом грозной битвы)

Впоследствии, победители, наверное, сорвали всё ценное с тел, до которых они могли добраться, а затем бросили трупы на мелководье, что защитило те от хищников и птиц. На костях отсутствуют следы обгладывания и волочения, обыкновенно оставляемые падальщиками.

Все человеческие и конские останки находились под одним-двумя метрами воды в тех местах, где могло быть русло реки в эпоху бронзы. Вместе с этими останками были найдены золотые кольца, скорей всего, носимые в волосах, спиральные кольца из олова, которые, возможно, носили на пальцах и бронзовые спирали, вероятно, декоративные. Мёртвые упали или были сброшены в глубокие места реки и быстро ушли на дно, где их ценные вещи стали недоступны для грабителей.

Во времена битвы, в Северной Европе, кажется, не было городов и даже небольших деревень. По мнению археологов, здешнее население имело некоторые связи со Скандинавией и проживало большими семьями в индивидуальных хозяйствах. Плотность населения была меньше, чем 5 человек на квадратный километр. Ближайшее известное крупное поселение находилось в более, чем 350 километров к югу отсюда в Ватенштедте (Watenstedt). Тогдашний ландшафт мало отличался от сельских районов современной Европы, за исключение дорог, телефонов или радио.

При всём этом, химические индикаторы свидетельствуют, что большинство воинов из Толленсе пришло сюда с расстояния в сотни километров. Изотопы в ваших зубах показывают, какую пищу и воду вы потребляли в детстве, что в свою очередь отражает окружающую геологию, являясь маркером того места, где вы росли. Отставной археолог из университета в Мэдисоне (штат Висконсин) Дуг Прайс проанализировал изотопы стронция, кислорода и углерода тридцати зубов из Толленсе. Всего у нескольких результат оказался типичным для Североевропейской равнины, простирающейся от Голландии до Польши. Другие зубы попали сюда издалека, хотя Прайс пока не может указать в точности откда. «Разброс в значениях изотопов действительно большой», говорит он. «Мы можем твёрдо утверждать, что умершие пришли из многих отдалённых мест».

Дальнейшие подсказки пришли от изотопов другого элемента – азота, рассказывающих о диете. Изотопы азота на зубах нескольких человек говорят о том, что в их диете было много пшена, что для того времени более характерно для южной, а не для северной Европы.

Древние ДНК могли бы помочь раскрыть гораздо больше. Проводя сравнения с другими образцами эпохи бронзы из разных мест Европы того времени, можно было бы определить родину воинов, а также такие их черты, как цвет глаз и волос. Генетические анализы только начались, но пока что они поддерживают версию о дальнем происхождении. ДНК зубов дают возможность предположить, что некоторые воины родственны современным южным европейцам, а другие — жителям нынешних Польши и Скандинавии. «Это не ватага местных идиотов», говорит генетик из университета в Майнце Иоахим Бургер. «Это весьма разнородная популяция».

Как говорит об этом Вандкильде из университета в Аархусе: «Это армия подобная той, что описана в эпосе Гомера, составленная из небольших воинских отрядов, которые собрались вместе, чтобы захватить Трою» — событие, судя по всему, произошедшее спустя чуть менее 100 лет в 1184 году до н.э. Всё это говорит о развитии социальной организации, говорит Янтцен. «Организовать битву подобную этой, преодолеть огромное расстояние и собрать всех этих людей в одном месте – это огромное достижение», говорит он.

Пока что команда опубликовала только небольшое количество статей для рецензии. Остановив раскопки, пополнив фонды, они теперь заняты подготовкой публикаций. Но археологи, знакомые с проектом, заявляют, что его значение трудно переоценить. Толленсе может привести к пересмотру целого исторического периода на территории от Балтики до Средиземноморья, говорит археолог Кристиан Кристиансен из Гётеборгского университета в Швеции. «Это открывает дверь для множества новых фактов о том, как были организованы общества бронзового века», говорит он.

Например, есть основательное свидетельство того, что эта битва не была первой для тех людей. Двадцать семь процентов скелетов имеют признаки излеченных ран после более ранних сражений, включая три черепа с зажившими повреждениями. «Трудно сказать о причинах этих ран, но они не выглядят типичными для молодых крестьян», говорит Янтцен.

(Этот череп, отрытый в долине Толленсе, демонстрирует явные свидетельства травмы от тупого предмета, возможно от дубины.)

Стандартное металлическое вооружение и останки лошадей, которые были найдены перемешанными вместе с человеческими костями, говорят о том, что, по крайней мере, некоторые бойцы были хорошо экипированы и обучены. «Это не солдаты-крестьяне, выходившие раз в несколько лет подраться», говорит Тербергер. «Это профессиональные воины».

Доспехи для тела и щиты появились в Северной Европе за столетия до конфликта у Толленсе и должны были принадлежать классу воинов. «Если вы сражаетесь в доспехах и шлеме и латах, вам требуется ежедневная тренировка или вы не сможете двигаться», говорит Хансен. Вот почему, например, библейский Давид, пастух, отказался надевать доспех и бронзовый шлем перед поединком с Голиафом. «Этот вид тренировки является основным для специализированной группы воинов», говорит Хансен. В Толленсе эти вооружённые бронзой конные воины могли быть своего рода классом офицеров, возглавляющим пехотинцев с более простым оружием.

Но почему столь значительные военные силы сошлись в узкой речной долине на севере Германии? Кристиансен говорит, что этот период, кажется, был весьма бурной эпохой на территории от Средиземного до Балтийского морей. В Греции передовая Микенская цивилизация пала примерно в то же время, когда произошла битва при Толленсе. В Египте фараоны похвалялись победами над «Народами моря», мародёрами из отдалённых земель, повергнувшими соседних хеттов. А в скором времени после Толленсе, разрозненные сельские усадьбы Северной Европы сменились многолюдным, хорошо защищённым поселениям, прежде известным только на юге. «Около 1200 года до н.э. произошло радикальное изменение в направлении развития обществ и культур», говорит Вандкильд. «Толленсе приходится на период, когда мы видим повсюду усиление войн».

Толленсе выглядит как первый шаг в том направлении жизни, которое всё ещё существует у нас и поныне. Начиная от масштабов и жестокости сражений и заканчивая классом воинов, оснащённых совершенным оружием, эти события далёкого прошлого связаны с более поздними и знакомыми нам конфликтами. «Это могло быть первым свидетельством о поворотной точке в социальной организации и военном деле в Европе», говорит Вандкилде.

Экипировка воинов во время сражения:

1. Копьё.


Бронзовый наконечник копья.
Археологи обнаружили этот наконечник у реки Толленсе. Раны в форме бриллианта, оставленные на костях, говорят о том, что воины использовали подобные копья с большой эффективностью.

2. Боевой конь.


Небольшие, коренастые лошади.
Археологи обнаружили останки 5 лошадей на поле битвы у Толленсе. Они некрупные, подобные исландской лошади на фото. Воины могли ездить на них во время сражения, либо использовать их в качестве вьючных животных. Те, кто обладал подобными животными, вероятно, были элитой класса воинов и имели бронзовое оружие.

3. Одежда.
Военная мода.
Одежда людей, погибших у Толленсе, была либо похищена после битвы грабителями, либо полностью сгнила за тысячелетия. Но другие редкие находки того времени, дают возможность предположить, что люди, вероятно, носили плащи и другую драпирующую одежду, вроде килтов, а также кожаные ремни. Они также могли носить войлочные шапки или бронзовые шлемы для защиты.

4. Меч.


Порезы от меча.
На поле битвы не было обнаружено мечей, вероятно из-за того, что они были взяты грабителями. Но кости, обнаруженные в месте раскопок, подобные ребру с двумя порезами, дают возможность предположить, что сражающиеся пользовались мечами. Археологами был найден меч, закопанный недалеко от места сражения, поскольку мечи включались в сложный похоронный обряд того времени.

5. Кольцо для волос.


Золотые кольца для волос воинов.
Эти спиральные золотые кольца, судя по всему, использовавшиеся для украшения волос, были обнаружены среди тел у Толленсе. Другие захоронения бронзового века содержат похожие кольца, а также гребни, что предполагает, что воины, по крайней мере, иногда, имели ухоженный вид.

6. Лук и стрелы.


Смертоносные стрелы.
Рядом с Толленсе археологи обнаружили множество бронзовых наконечников стрел, включая один, застрявший в задней части черепа. Тогда как богатые воины использовали бронзу, у лучников с низким статусом, скореей всего, наконечники были кремнёвые, также найденные на месте раскопок.

topwar.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.