История внешней разведки – Служба внешней разведки России: история, руководство, знаменитые разведчики — Биографии и справки

Содержание

Служба внешней разведки России: история, руководство, знаменитые разведчики - Биографии и справки

ТАСС-ДОСЬЕ. 20 декабря 2015 г. Служба внешней разведки России (СВР) отмечает свое 95-летие.

Иностранный отдел ВЧК

В этот день в 1920 г. председатель Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК) при Совете народных комиссаров (СНК) РСФСР Феликс Дзержинский подписал приказ о создании в организации Иностранного отдела (ИНО). Документ выводил внешнюю разведку из подчинения Особого отдела ВЧК и утверждал ее в качестве самостоятельного подразделения советских спецслужб. Штат ИНО первоначально составлял 70 человек.

ИНО ОГПУ

6 февраля 1922 г. ВЧК была упразднена и вместо нее создано Главное политическое управление (ГПУ) Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) РСФСР, в состав которого вошла и внешняя разведка. После образования Советского Союза (30 декабря 1922 г.) ГПУ было преобразовано в Объединенное государственное управление (ОГПУ) при СНК СССР. 2 ноября 1923 г. Иностранный отдел вошел в состав его Секретно-оперативного управления.

30 января 1930 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение об активизации деятельности внешней разведки. В качестве основных задач были определены борьба с организациями антисоветской эмиграции; выявление интервенционистских планов враждебных стран; противодействие иностранному шпионажу; получение технических новинок из-за заграницы и др. Штат ИНО ОГПУ в конце 1930 г. состоял из 121 сотрудника. Помимо резидентур, действовавших под легальным прикрытием (дипломатическим, журналистским и др.), с начала 1930-х гг. стала активно создаваться нелегальная сеть разведки.

ИНО НКВД

10 июля 1934 г. Иностранный отдел перешел из упраздненного ОГПУ в состав Главного управления государственной безопасности (ГУГБ) НКВД СССР. В 1936 г. в целях секретности отделам ГУГБ были присвоены номера, Иностранный отдел получил 7-й. В его составе было образовано два подразделения: закордонная разведка и внешняя контрразведка.

В июле 1939 г. внешняя разведка была переименована в 5-й отдел ГУГБ НКВД СССР. К концу 1940 г. общая численность ее сотрудников достигла 695 человек (из них 235 - центрального аппарата).

3 февраля 1941 г. решением Политбюро ЦК ВКП(б) НКВД СССР было разделено на два наркомата: НКВД и Наркомат государственной безопасности (НКГБ). Внешняя разведка была реорганизована в 1-е управление (разведка за границей) НКГБ СССР.

7 декабря 1943 г. во внешней разведке был образован информационно-аналитический отдел, который занимался обработкой добытой резидентами информации.

Послевоенные реформы

22 марта 1946 г. НКГБ СССР был преобразован в Министерство государственной безопасности (МГБ) СССР. Внешняя разведка стала Первым главным управлением (ПГУ) МГБ СССР.

Постановлением правительства от 30 мая 1947 г. все советские разведывательные службы, в том числе Первое главное управление МГБ (внешняя разведка), были объединены в единый орган - Комитет информации (КИ) при Совете Министров СССР (Комитет № 4). В системе КИ действовали восемь управлений: Англо-американское, Европейское, Ближнего и дальнего Востока, нелегальной разведки, научно-технической разведки, шифровальное и управление советников в странах народной демократии. Также в структуре КИ работали два самостоятельных направления: "ЕМ" (эмиграция) и "СК" (советские колонии за рубежом), а также шесть функциональных отделов (оперативной техники, связи и т. д.). В эти же годы для руководства разведкой за рубежом был введен институт главных резидентов, которыми, как правило, назначались послы или посланники. Первым главным резидентом стал Александр Панюшкин, который в 1947-1952 гг. был послом в США.

В феврале 1949 г. Комитет информации был переподчинен Министерству иностранных дел СССР. Однако уже 2 ноября 1951 г. внешняя разведка была вновь возвращена в состав Министерства государственной безопасности и стала его Первым главным управлением.

Сразу после смерти И.В. Сталина 5 марта 1953 г. было решено объединить МГБ и Министерство внутренних дел (МВД) в одно ведомство - МВД СССР. 14 марта 1953 г. внешняя разведка вошла в МВД как 2-е Главное управление (разведка за границей).

Первое главное управление КГБ

На следующий год разведывательные органы вновь были выделены в отдельную службу – Комитет государственной безопасности (КГБ) при Совете министров СССР (с 1978 г. – КГБ СССР). 13 марта 1954 г. в его структуре было образовано Первое главное управление, ответственное за внешнюю разведку. Данная структура оставалась неизменной вплоть до 1991 г.

Основными задачами ПГУ КГБ СССР были поиск информации о военных и политических замыслах противника и о новых видах вооружения и научных разработках стран НАТО; слежение за возможной подготовкой к нанесению ядерного удара по СССР; проведение активных мероприятий для "содействия внешнеполитическому курсу Советского государства". Также ПГУ занималось организацией противодействия спецслужбам зарубежных государств на территории СССР и других социалистических стран.

Служба внешней разведки России

11 октября 1991 г. Госсовет СССР принял решение в целях "устранения монополизма в сфере обеспечения государственной безопасности" упразднить КГБ СССР. На базе ПГУ КГБ была создана Центральная служба разведки (ЦСР) СССР. Новая служба просуществовала до 18 декабря 1991 г., когда указом президента РСФСР Бориса Ельцина, была образована Служба внешней разведки РСФСР (с 25 декабря 1991 г. – РФ). Этим же документом СВР была напрямую подчинена главе российского государства.

13 августа 1992 г. вступил в силу первый в российской истории закон "О внешней разведке", который определил ее статус, основы организации, а также порядок контроля и надзора за ее деятельностью. В настоящее время работа СВР России регулируется законом "О внешней разведке" от 10 января 1996 г. и положением о службе от 19 июля 2004 г. Согласно закону, СВР осуществляет свою деятельность "в целях обеспечения президента, Федерального собрания и правительства разведывательной информацией, необходимой им для принятия решений в политической, экономической, военно-стратегической, научно-технической и экологической областях", а также содействует экономическому и научно-техническому развитию России.

Алекса́ндр Сахаро́вский

© ru.wikipedia.org

Руководители советской и российской внешней разведки
 
С момента основания службы внешней разведки организацию возглавляли 29 человек. Дольше всех пост руководителя спецслужбы – 15 лет - занимал Александр Сахаровский. Самым коротким – всего восемь дней - оказалось пребывание на посту Вячеслава Гургенова в сентябре 1991 г.

 
Первым руководителем Иностранного отдела (ИНО) Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК) при СНК РСФСР стал 20 декабря 1920 г. Яков Давтян (1888-1938; использовал также псевдоним "Давыдов").

Я́ков Давтя́н

© ru.wikipedia.org

Он исполнял обязанности начальника до 20 января 1920 г. Позднее, в 1921 г. вновь вернулся на этот пост и занимал его с 10 апреля по 6 августа. Давтян был профессиональным революционером с дореволюционным стажем. С 1920 г. работал в Наркомате иностранных дел, затем совмещал дипломатическую и разведывательную деятельность, был полпредом СССР в нескольких европейских странах. 28 июля 1938 г. расстрелян.
 
20 января по 10 апреля 1921 г. главой ИНО ВЧК был Рубен Катанян (1881–1966). Член РСДРП с 1903 г. Из разведки ушел по собственному желанию, работал в Прокуратуре СССР, где курировал деятельность органов госбезопасности. С 1938 по 1948 г. и с 1950 по 1955 г. находился в заключении, а в 1948–1950 гг. – в ссылке. Соломон Могилевский (1885–1925) был начальником внешней разведки с 6 августа 1921 г. по 13 марта 1922 г. В 1919 г. решением руководящих органов компартии был направлен на работу в ВЧК. После ухода с поста руководителя ИНО ГПУ, вел разведывательную работу в Закавказье. Погиб в авиакатастрофе.

Меер Абрамович Трилиссер

© ru.wikipedia.org

 
С 13 марта 1922 г. по 27 октября 1929 г. Иностранный отдел (ИНО) Государственного политического управления (ГПУ) НКВД РСФСР (с 2 ноября 1923 г. - Объединенного государственного управления при СНК СССР) возглавлял Михаил (Меер) Трилиссер (1883-1940). Профессиональный революционер, он стал фактическим основателем советской внешней разведки, при нем была организована система "закордонных резидентур". С 1926 г., параллельно с постом руководителя внешней разведки, занимал должность заместителя председателя ОГПУ. 2 февраля 1940 г. расстрелян. Станислав Мессинг (1890-1937) был начальником разведки с 27 октября 1929 г. (исполнял обязанности; утвержден в должности 1 декабря 1929 г.) по 1 августа 1931 г.

Артур Артузов (Артур Фраучи)

© ru.wikipedia.org

В период с 1 августа 1931 г. по 21 мая 1935 г. внешней разведкой руководил Артур Артузов (Фраучи). Он принимал непосредственное участие в разработке и проведении многих операций по борьбе с антисоветской эмиграцией и иностранным шпионажем, был разработчиком оперативных игр "Синдикат-2" (1924) и "Трест" (1921-1926). В 1935 г. перешел на работу в военную разведку. Расстрелян 21 августа 1937 г.

 С 21 мая 1935 г. по 17 февраля 1938 г. пост начальника ИНО НКВД занимал Абрам Слуцкий (1898-1938). С 1931 г. он был заместителем начальника ИНО ОГПУ и параллельно в 1931–1933 гг. являлся главным резидентом по странам Европы. По официальной версии 17 февраля 1938 г. внезапно скончался в кабинете заместителя наркома внутренних дел СССР Михаила Фриновского. По другим данным, был отравлен цианистым калием.

 
В 1938 г. во внешней разведке сменилось пять руководителей. С 17 февраля по 9 июня 1938 г. обязанности главы ИНО НКВД исполнял Сергей Шпигельглаз (1897-1938). С 9 июня по 2 ноября 1938 г. разведкой руководил Зельман Пассов (1905-1940). После его ареста исполняющим обязанности начальника 5-го Отдела ГУГБ НКВД (внешняя разведка) был известный советский диверсант Павел Судоплатов (1907-1996).
 
С 2 декабря 1938 г. по 13 мая 1939 г. начальником внешней разведки был Владимир Деканозов (1898–1953). В 1921-1931 гг. он работал в органах госбезопасности в Закавказье. Затем занимал партийные должности в Грузинской ССР. Являлся доверенным лицом наркома внутренних дел СССР Лаврентия Берии. В 1939 г. был переведен на дипломатическую работу. В 1953 г. осужден по "делу Берии", 23 декабря 1953 г. расстрелян.

Павел Фитин

© ru.wikipedia.org

 
С 13 мая 1939 г. по 15 июня 1946 г. разведку возглавлял Павел Фитин (1907-1971). В органы госбезопасности он был призван в 1938 г. по партийному набору. После ухода из разведки возглавлял Управление МГБ по Свердловской области, затем был министром госбезопасности Казахской ССР.
 
15 июня по 7 сентября 1946 г. должность начальника Первого главного управления (ПГУ) МГБ СССР занимал Петр Кубаткин (1907–1950). А 7 июня 1946 г. по 19 сентября 1949 г. разведкой руководил Петр Федотов (1900–1963).
 
19 сентября 1949 г. по 5 января 1953 г. начальником советской внешней разведки являлся Сергей Савченко (1904-1966). В 1943-1949 г. он занимал пост наркома (с марта 1946 г. – министра) госбезопасности Украинской ССР. После ухода из разведки служил на руководящих должностях в МВД СССР. 12 февраля 1955 г. уволен в запас по служебному несоответствию.
 
В 1953 г. во внешней разведке сменилось пять руководителей. С 5 января по 5 марта службу возглавлял Евгений Питовранов (1915-1999). С 1946 г. он был начальником Второго Главного управления (контрразведка) и заместителем министра госбезопасности СССР Виктора Абакумова. 28 октября 1951 г. арестован по его делу, обвинялся в антисоветской деятельности, вредительстве, участии в "сионистском заговоре в МГБ". Находясь под следствием, направил И.В. Сталину письмо со своими предложениями по улучшению работы разведки, после чего был освобожден и продолжил службу в МГБ. С марта по 28 мая 1953 г., когда внешняя разведка входила в состав Министерства внутренних дел СССР, ее возглавлял Василий Рясной (1904–1995).
 
28 мая по 17 июля 1953 г. обязанности начальника внешней разведки исполнял Александр Коротков (1909–1961). В 1933-1938 гг. он был нелегальным разведчиком в Европе. Перед Великой Отечественной войной, будучи заместителем резидента в Берлине, восстановил связь с группой немецких подпольщиков-антифашистов, которая впоследствии получила название "Красная капелла". В 1943-1944 гг. выезжал в Тегеран и Афганистан для выполнения специальных заданий по ликвидации германской агентуры. С 1946 г. Коротков занимал должность начальника управления "1-Б" (нелегальная разведка) и заместителя начальника ПГУ МГБ СССР.

Александр Панюшкин

© ru.wikipedia.org

 
В период с 17 июля 1953 г. по 23 июня 1955 г. разведку возглавлял Александр Панюшкин (1905–1974). С 1939 г. он был главным резидентом в Китае под прикрытием должности уполномоченного СНК СССР по реализации торгового соглашения. В июне 1941 г., возглавляемая им резидентура, получила и направила в Москву оперативный план германского военного командования о главных направлениях наступления немецких войск против СССР, добытый оперативным путем у военного атташе Германии. В послевоенные годы Александр Панюшкин был послом и главным резидентом в США и Китае. С 1955 г. возглавлял кадровые подразделения в аппарате ЦК КПСС.

 
С 23 июня 1955 г. (исполнял обязанности; утвержден в должности 12 мая 1956 г.) по 15 июля 1971 г. главой ПГУ КГБ СССР был Александр Сахаровский (1909-1983). В годы Великой Отечественной войны работал начальником отдела Ленинградского управления госбезопасности. Затем был переведен на работу во внешнюю разведку, в 1950-1952 гг. был советником при МГБ Румынии. На посту руководителя внешней разведки свыше способствовал развитию научно-исследовательской работы, контрразведывательной, научно-технической и нелегальной линий разведки.
 
С 15 июля 1971 г. по 13 января 1974 г. ПГУ КГБ возглавлял Федор Мортин (1918-1991). С 1958 г. он был заместителем Александра Сахаровского, одновременно в 1966-1967 гг. возглавлял Высшую разведывательную школу.

Владимир Крючков

© Борис Кавашкин/Валерия Христофорова/ИТАР-ТАСС

 
С 13 января 1974 г. (исполнял обязанности; 12 декабря того же года утвержден в должности) по 1 октября 1988 г. начальником советской внешней разведки был Владимир Крючков (1924-2007). В 1959–1971 гг. он работал референтом, затем помощником в аппарате секретаря ЦК КПСС, а с 1967 г. председателя КГБ Юрия Андропова. В 1988 г. стал первым разведчиком, занявшим пост председателя КГБ СССР. А 1989 г. – первым руководителем внешней разведки – членом Политбюро ЦК КПСС. Один из организаторов Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) в августе 1991 г. После ликвидации ГКЧП был арестован, 25 февраля 1994 амнистирован постановлением Государственной думы РФ.
 
С 1 октября 1988 г. по 6 февраля 1989 г. обязанности начальника ПГУ КГБ СССР исполнял Вадим Кирпиченко (1921–2005). Профессиональный разведчик, он неоднократно работал в резидентурах государств Северной Африки. С 1979 г. по 1991 г. занимал должность заместителя Владимира Крючкова. После распада СССР руководил группой консультантов при директоре Службы внешней разведки РФ, возглавлял коллектив авторов 6-томного издания "Очерки истории внешней разведки".
 
С 6 февраля 1989 г. по 22 сентября 1991 г. советскую разведку возглавлял Леонид Шебаршин (1935-2012). Кадровый разведчик, был резидентом в Индии (1975-1977), Иране (1979-1983). В 1980-х гг. возглавлял информационно–аналитическое управление ПГУ. С 22 по 23 августа 1991 г. исполнял обязанности председателя КГБ СССР. В сентябре того же года вышел в отставку.

Вячеслав Гургенов

© ru.wikipedia.org

 
В период с 22 по 30 сентября 1991 г. обязанности главы ПГУ КГБ исполнял Вячеслав Гургенов (1935–1994).
 
С 30 сентября 1991 г. по 9 января 1996 г. последним главой разведки СССР и первым руководителем Службы внешней разведки (СВР) РФ являлся Евгений Примаков (1929-2015).

Евгений Примаков

© Валентин Соболев/Фотохроника ТАСС

Ученый-арабист, он работал корреспондентом газеты "Правда" на Ближнем Востоке. Затем руководил Институтом востоковедения и Институтом мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) Академии наук (АН) СССР. Стал первым разведчиком, который занял пост министра иностранных дел (1996-1998), а затем пост премьер-министра России (1998-1999).
 
С 10 января 1996 г. по 20 мая 2000 г. СВР возглавлял Вячеслав Трубников (1944 г.р.). С 1967 г. служил во внешней разведке, работал под прикрытием в Индии, Пакистане, Бангладеш. С 1992 г. занимал должность заместителя начальника СВР России. В 2004-2009 гг. был Чрезвычайным и Полномочным Послом России в Индии.

Сергей Лебедев

© Владимир Рдионов/Сергей Величкин/ИТАР-ТАСС

 
С 20 мая 2000 г. по 8 октября 2007 г. начальником СВР был Сергей Лебедев (1948 г.р.). В о внешней разведке с 1975 г. Работал в Германии, в 1998–2000 гг. являлся официальным представителем СВР в США. С 2007 г. – исполнительный секретарь Союза Независимых Государств.
 
В настоящее время Службу внешней разведки России возглавляет Михаил Фрадков (1950 г.р.). С 1973 г. работал в аппарате экономического советника посольства СССР в Индии. Затем более 15 лет был в системе Госкомитета СССР по внешнеэкономическим связям и Министерства внешних экономических связей СССР. В 1990-х гг. - министр внешнеэкономических связей в правительстве Виктора Черномырдина, министр торговли в кабинете Сергея Степашина. В 2004–2007 гг. занимал пост председателя правительства РФ.

Пять выдающихся сотрудников советской внешней разведки

Рудольф Абель (настоящее имя - Уильям Фишер)

Родился 11 июля 1903 г. в г. Ньюкасл-апон-Тайн (Великобритания) в семье русских политэмигрантов, отец Генрих Фишер был обрусевшим немцем. В 1919-1921 гг. Уильям обучался в Лондонском университете, в 1921 г. семья вернулась в СССР. Работал переводчиком, чертежником. В 1924 г. поступил в Московский институт востоковедения им. Н. Нариманова. В 1925 г. был призван на военную службу, после демобилизации работал в НИИ ВВС РККА. В 1927 г. поступил на работу в ОГПУ, назначен помощником уполномоченного Иностранного отдела. В 1931-1934 гг. - радист нелегальной резидентуры в Лондоне, организовал сеть тайных радиоточек в Дании. В 1935-1939 гг. - выполнял задания в Норвегии и Черновцах. В 1938 г. уволен из НКВД. Впоследствии работал инженером во Всесоюзной торговой палате, на авиазаводе. В 1941 г. восстановлен в органах госбезопасности, готовил радистов для партизанских отрядов и разведгрупп. В 1942-1944 г. руководил радиотехническим обеспечением радиоигр (в т. ч. "Монастырь" и "Березино"). В 1945-1948 гг. - сотрудник отдела нелегальной разведки 1-го Управления НКГБ/МГБ СССР, затем в 4-м управлении КИ при Совмине СССР.

В 1948 г. выехал в США, где под оперативным псевдонимом "Марк" организовал советскую нелегальную сеть, передававшую в Москву информацию от источников, работавших на атомных объектах. В 1949-1950 гг. координировал работу нелегалов-связников Леонтины и Морриса Коэнов, встречался с источником советской разведки Теодором Элвином Холлом ("Персей"). В 1950 г. легализовался в Нью-Йорке как фотограф Эмиль Роберт Голдфус. В 1957 г. в результате предательства радиста резидентуры Рейно Хейханена был арестован ФБР. Чтобы известить Центр об аресте, выдал себя за покойного товарища - Рудольфа Абеля. Был приговорен к 30 годам тюремного заключения за передачу СССР информации, составляющей гостайну. 10 февраля 1962 г. по договоренности между правительствами СССР и США был обменен на осужденного в СССР летчика-шпиона Френсиса Гэри Пауэрса. С 1962 г. работал в центральном аппарате ПГУ КГБ СССР.

Скончался в Москве 15 ноября 1971 г., похоронен на Донском кладбище. Награжден орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, двумя орденами Трудового Красного Знамени, Отечественной войны I ст., Красной Звезды, медалями.

Арнольд Дейч (Стефан Ланг)

Родился 21 мая 1904 г. в Вене (ныне - Австрия) в семье сельского учителя. С 1922 г. - член Австрийского Коммунистического союза молодежи, в 1924 г. вступил в Коммунистическую партию Австрии. В июле 1928 г. окончил Венский университет с дипломом доктора философии и химии. В 1928 г. побывал в Москве в составе рабочей делегации, с декабря 1928 г. по октябрь 1931 г. - сотрудник подпольного аппарата Отдела международных связей (ОМС) Коминтерна в Вене, выезжал в качестве курьера и связника в Грецию, Германию, Чехословакию, Румынию, Сирию и Палестину. Затем два года работал в московском аппарате ОМС Коминтерна. Позднее перешел на работу в ИНО ОГПУ.

В январе 1933 г. направлен на нелегальную работу в Париж, был курьером, помощником и заместителем резидента Федора Карина. Успешно выполнял спецзадания в Бельгии, Голландии, Австрии и Германии. В 1934 г. переведен на нелегальную работу в Лондон под псевдонимом "Стефан Ланг", где для прикрытия поступил на психологический факультет Лондонского университета, работал исследователем и лектором.

В период работы в Великобритании привлек к сотрудничеству с СССР более 20 человек, в том числе легендарную "Кембриджскую пятерку" агентов (Ким Филби, Гай Бёрджесс, Дональд Маклин, Энтони Блант, Джон Кернкросс), передававших в СССР данные о деятельности британской разведки. В 1934 г. совместно с Дмитрием Быстролетовым завербовал шифровальщика Управления связи британского МИДа. В 1936 г. работал с резидентом Теодором Малли ("Манн") над созданием глубоко законспирированной "Оксфордской группы" агентов. В сентябре 1937 г. вернулся в Москву, в 1938 г. получил советское гражданство (под именем Стефана Ланга), стал научным сотрудником Института мирового хозяйства и мировой экономики АН СССР.

После начала Великой Отечественной войны был направлен нелегальным резидентом в Аргентину. Путь туда пролегал через Северную Атлантику; 7 ноября 1942 г. транспорт "Донбасс", на котором находился разведчик, был потоплен немецким крейсером. По свидетельствам очевидцев, Арнольд Дейч героически погиб, спасая жизни других пассажиров и матросов.

Николай Кузнецов

Родился 27 июля 1911 г. в дер. Зырянка Пермской губернии (ныне - в составе Талицкого городского округа, Свердловская обл.). Окончил Талицкий лесной техникум, работал лесоустроителем в Кудымкаре, где начал сотрудничать с органами госбезопасности. В 1934 г. переехал в Свердловск (ныне - Екатеринбург), работал в конструкторском отделе Уралмашзавода, учился на вечернем отделении рабочего факультета Уральского индустриального института. По линии НКВД изучал вероятные связи работавших в Свердловске немецких специалистов с гитлеровской разведкой.

В 1938 г. переехал в Москву, участвовал в оперативной разработке немецких дипломатов совместно с сотрудниками отдела контрразведки центрального аппарата НКВД. Через год после начала Великой Отечественной войны, летом 1942 г., был заброшен в тыл противника для разведывательно-диверсионной работы, входил в состав оперативного отряда "Победители" под командованием полковника Дмитрия Медведева. Выдавая себя за обер-лейтенанта вермахта Пауля Зиберта, Кузнецов действовал на оккупированных территориях, где по приказу командования ликвидировал главного судью немецкого суда на Украине Альфреда Функа, имперского советника финансов Ганса Гелля, вице-губернатора Галиции Отто Бауэра, похитил командующего карательными войсками на Украине генерал-майора Макса Ильгена. Добыл важную разведывательную информацию о подготовке немецкого наступления на Курской дуге, о подготовке покушения на Сталина, Рузвельта и Черчилля в Тегеране.

Погиб в ночь с 8 на 9 марта 1944 г. в бою с националистами из Украинской повстанческой армии в селе Боратин под Львовом. В 1943 г. был награжден орденом Ленина, в 1944 г. посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Конан Молодый

Родился 17 января 1922 г. в Москве в семье научных работников. В 1932-1938 гг. с разрешения советского правительства жил в США у родственницы, учился в средней школе в Сан-Франциско, после возвращения в СССР окончил школу в 1940 г. и был призван в ряды Рабоче-Крестьянскую Красную армию (РККА). В годы Великой Отечественной войны служил во фронтовой разведке. Демобилизовался в 1946 г. в звании лейтенанта, окончил юридический факультет Московского института внешней торговли, работал преподавателем китайского языка.

С конца 1951 г. - во внешней разведке, в 1954 г. выведен в Канаду, позднее под видом канадского бизнесмена Гордона Лонсдейла возглавил нелегальную резидентуру в Лондоне. Его агентами-связниками были известные разведчики-нелегалы Моррис и Леонтина Коэны (Питер и Хелен Крогеры). В их доме близ базы британских ВВС в пригороде Лондона Нортхолте была организована радиоквартира для связи с Центром. В 1961 г., после предательства сотрудника польской разведки Михала Голеневского, который перебежал в США, ЦРУ сообщило британским спецслужбам сведения о советских агентах, и Молодый был арестован. В марте того же года лондонский уголовный суд приговорил его к 25 годам тюремного заключения (принадлежности к советской разведке обвиняемый не признал). В 1964 г. с согласия британского правительства был осуществлен обмен Молодого на арестованного в Москве британского агента Гревилла Винна. После возвращения в СССР Конан Молодый работал в центральном аппарате ГПУ.

Скончался от инсульта 9 октября 1970 г., похоронен на Донском кладбище в Москве. Полковник. Награжден орденами Красного Знамени и Трудового Красного знамени, Отечественной войны I и II степеней, Красной Звезды, медалями. 

Юрий Дроздов

Родился 19 сентября 1925 г. в Минске (Белорусская ССР, ныне Белоруссия) в семье военного. В 1944 г. закончил 1-е Ленинградское артиллерийское училище, в тот момент находившееся в эвакуации в Энгельсе (Саратовская обл.). На фронте командовал взводом в противотанковом дивизионе. Весной 1945 г. участвовал в штурме Берлина, Великую Отечественную войну завершил в звании лейтенанта. В 1956 г. закончил Военный институт иностранных языков, после чего был переведен на работу в КГБ СССР. В августе 1957 г. в качестве рядового оперативного работника начал карьеру в официальном представительстве КГБ при Министерстве государственной безопасности ("Штази") ГДР в Берлине.

В 1962 г. принимал участие в операции по обмену советского разведчика-нелегала Уильяма Фишера (Рудольфа Абеля) на американского летчика-шпиона Фрэнсиса Гарри Пауэрса. Под псевдонимом Юрген Дривс играл роль двоюродного брата Абеля, восточногерманского служащего. В 1963 г. завершил служебную командировку в Германию, был направлен на курсы усовершенствования оперативного состава (КУОС).

В 1964-1968 гг. - резидент внешней разведки КГБ СССР в Китае. В 1968-1975 гг. служил в структуре внешней разведки - центральном аппарате Первого главного управления (ПГУ) КГБ СССР. Заместитель начальника управления нелегальной разведки (управление "С"). С августа 1975 г. по октябрь 1979 г. руководил резидентурой разведки в Нью-Йорке (США), действовал под прикрытием заместителя постоянного представителя СССР при ООН. С ноября 1979 г. - заместитель начальника ПГУ КГБ СССР, начальник управления "С". В декабре 1979 г. отвечал за проведение операции "Шторм 333" по штурму советскими спецподразделениями дворца президента Афганистана Хафизуллы Амина, которая предшествовала вводу советских войск в эту страну. Инициатор создания и наставник разведывательно-диверсионного подразделения "Вымпел" КГБ СССР (1991-1993, с 1995 - в составе Центра специального назначения ФСБ России), первоначально предназначенного для проведения операций за пределами страны в "особый период".

В июне 1991 г. вышел в отставку с поста замначальника ПГУ КГБ СССР. С 1992 г. возглавляет аналитический центр НАМАКОН (ЗАО "Независимое Агентство Маркетинг и Консалтинг"). Почетный Президент Ассоциации ветеранов подразделений специального назначения и спецслужб "Вымпел-Союз". Генерал-майор. Награжден орденами Октябрьской Революции, Красного Знамени, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны I степени, Красной Звезды, медалями. Имеет правительственные награды ГДР, Польской народной республики, Кубы и Афганистана.

  • День работника органов безопасности РФ 20 декабря

tass.ru

Внешняя разведка России: описание, состав и история

Внешняя разведка России на сегодняшний день представлена службой внешней разведки РФ. Это одна из ключевых сил, которые обеспечивают безопасность граждан РФ и страны в целом от угроз, исходящих со стороны других государств, организаций и отдельных людей. Сокращенное название организации – СВР России.

Описание ведомства

Работа службы заключается в поиске и отчете перед президентом РФ, предоставлении полной и верной информации о военном, экономическом и других внешнеполитических положениях и настроениях. На основе всех полученных данных принимаются решения, обеспечивающие безопасность граждан и всей страны.

Полученные данные обрабатываются, информация докладывается непосредственно президенту РФ, которому и подчиняется федеральная служба внешней разведки России. Президент страны вправе снять и назначить директора службы, который отвечает за своевременность предоставляемых сведений, а также их достоверность.

Основной закон, регулирующий работу спецслужбы, был принят в 1996 году. После принятия закона "О внешней разведке" время от времени в него вносились различные поправки и изменения. Датой основания службы в России можно считать конец 1920 года.

История внешней разведки

Сегодня нельзя назвать точную дату появления разведывательных мероприятий в России. Разведка видоизменялась, переименовывалась, но была всегда. История внешней разведки России (в более или менее современном виде) берет начало примерно в 1918 году.

Именно тогда, после победы в Октябрьской революции, появилась необходимость на должном уровне защищать интересы страны во внешней политике. Для тогдашнего руководства страны жизненной необходимостью была возможность располагать полной и достоверной информацией о ситуации в мире и расстановке сил (противниках и союзниках).

Понятно, что никакие переговоры не позволили бы выяснить подобные данные, поэтому была поставлена задача: создать подразделение внешней разведки под началом председателя ВЧК Ф. Э. Дзержинского. Главой подразделения стал Яков Давыдов. Первостепенной задачей руководителя стала разработка плана работы штата и схемы деятельности отделов. Впоследствии название и структура подразделения менялись несколько раз, но все основные функции спецслужбы сохранялись.

Ноябрь 1991 года стал отправной точкой для разведывательного управления как самостоятельного органа. После процедуры выхода разведки из структуры КГБ, структуру переименовали и провели реорганизацию. Под конец зимы 1991 года указом президента РСФСР была сформирована самостоятельная организация – внешняя служба разведки. Старое подразделение при этом не подверглось никаким существенным изменениям, кроме перемены названия.

Вскоре службу снова переименовали, разведка стала называться СВР России. На пост директора спецслужбы пришел Евгений Примаков, занимавший ранее аналогичную должность в Советском Союзе. Примакову была поставлена задача за неделю разработать вид, штаты и систему работы новой организации. В начале 1992 года президент РФ добавил в штат должностей, назначил заместителей директора спецслужбы.

По факту все занимаемые должности ЦСР СССР просто перешли в новую структуру. Новичком стал только генерал-лейтенант Иван Гореловский, который принял на себя задачи административно-хозяйственного направления.

За все время работы управление сменило более 20 глав и множество названий. В 1991 году на пост вступил Евгений Примаков, в 96-м его сменил В. И. Трубников, в 2000 году глава внешней разведки России назначил директором СВР Сергея Лебедева. В 2007 году на должность директора пришел Михаил Фрадков. С 5 октября 2016 года пост занимает Сергей Нарышкин.

Законодательство

Служба внешней разведки России регулируется несколькими законами и поправками к ним. Первый и до настоящего времени основной закон “О внешней разведке” появился после распада СССР, летом 1992 года. Сегодня действует новый документ от 1996 года, с изменениями, внесенными в 2000, 2003, 2004 и 2007 годах.

Дополнительно деятельность службы регулируют законы и дополнения к ним: «Об обороне», «О статусе военнослужащих», «О государственной тайне», «Об оперативно-розыскной деятельности» и некоторые другие. Также разведывательная служба руководствуется и работает в соответствии с Конституцией РФ.

Задачи и средства службы

Основной функционал, который выполняет внешняя разведка России сегодня это:

  1. Создание обстановки, которая будет поддерживать успешное выполнение политических планов РФ.
  2. Поддержка и создание благоприятных условий для экономических, военных, научных и других планов РФ.
  3. Поиск, структуризация и обработка информации о вопросах, касающихся безопасности страны, планах ее развития, намерениях других стран и отдельных организаций в отношении РФ.
  4. Поддержка воплощения мероприятий по безопасности страны.
  5. Отчет президенту страны с максимально верной информацией о положении и намерениях стран по отношению к России. Данный отчет передает лично директор внешней разведки России либо его заместитель.
  6. Устранение угрозы терроризма и принятие мер по противодействию.

Общее руководство осуществляется президентом, а все управления подчиняются директору внешней разведки.

Полномочия службы

Закон предоставляет разведывательной службе право:

  • устанавливать контакты с лицами для получения необходимой информации, в том числе и засекреченной;
  • засекречивать данные и штат сотрудников;
  • использовать любые средства, которые не принесут вреда жизни и здоровью людей, репутации страны и экологической ситуации.

Оперативную работу и ее качество обеспечивает структура спецслужбы.

Структура спецслужбы

На сегодняшний момент внешняя разведка России имеет в своем составе различные службы и отделы, которые выполняют функции оперативного реагирования, аналитики и сбора информации. Относительно широко известна только структура центрального аппарата службы. Остальные подразделения, в том числе региональные и в других странах имеют место быть, но строго засекречены. Управление спецслужбой представлено директором, коллегией, заместителями, а также различными управлениями и службами, обеспечивающими весь функционал работы.

Начальник внешней разведки России подчиняется Президенту страны, и управляет всеми подразделениями службы. Коллегия СВР – еще одно важное звено в работе спецслужбы. Коллегия собирается для решения основных проблем и выработки планов по разведывательным мероприятиям, ориентируясь на современную ситуацию. Собрание включает в себя всех заместителей директора, а также начальников каждого из подразделений спецслужбы.

Для связи с общественностью в структуре службы создан свой отдел – Бюро по СО и СМИ.

Знаменитые операции

История насчитывает множество ярких операций наших разведчиков. Наверняка не все проекты широко оглашались в СМИ поскольку служба секретна. Но те операции, которые получили широкую огласку, представляют весьма результативные проекты:

  1. "Синдикат-2" - операция 20-х гг. по выводу из-за границы активного противника СССР Б. Санникова.
  2. Операция по расшифровке секретных посланий МИД Японии 1923 года.
  3. Операция “Тарантелла” 1930-1934 гг., которая проводилась с целью контроля деятельности английской разведки в отношении СССР.
  4. Разработка и создание ядерного щита страны.

Благодаря успешным операциям большинство сотрудников имеют именные награды от правительства страны.

Дополнительная информация

Сегодня существует заблуждение, что две важных структуры, обеспечивающие безопасность граждан и страны – ФСБ и внешняя разведка России, – довольно четко разделяют между собой свои обязанности. По мнению большинства, СВР работает только с внешней информацией, а ФСБ занимается только внутренней.

В реальности же все немного не так. Обе службы работают как внутри страны, так и за ее пределами. Различие между ними не в том где, а в том, как работают службы. ФСБ защищает страну от террористических нападок и шпионов, а СВР если не полностью, то по большей части, сама является шпионской организацией.

На сегодняшний день СВР России считается одной из лучших спецслужб в мире. Богатая история, строгий отбор специалистов и множество успешно выполненных задач подтверждают этот факт.

fb.ru

Леонид Млечин. История внешней разведки. Карьеры и судьбы

   Самый громкий шпионский скандал последнего времени разгорелся летом 2010 года, когда министерство юстиции США сообщило о раскрытии сети разведчиков-нелегалов, работавших на Службу внешней разведки России. Федеральное бюро расследований рассказало, что слежка за российской агентурой продолжалась много лет, прослушивались телефонные разговоры, в домах установили микрофоны, вели круглосуточное наблюдение. Арестовали одиннадцать человек. Но предъявить обвинение в шпионаже им не смогли! Обвинили в работе на иностранное правительство, отмывании денег, подделке паспортов и использовании чужих имен.
   Это показалось странным. Еще удивительнее – разнородный состав группы. Опытный нелегал, несколько человек с выданными на имя давно умерших людей паспортами (в основном канадскими), и граждане России, которые не скрывали своего происхождения. Что между ними общего? После арестов одни возмущались тем, что американцы взяли непричастных, другие говорили о деградации российской разведки, прибегающей к помощи дилетантов. Более трезвый анализ показал: в современном мире работа разведки становится невероятно сложной. Борьба с терроризмом привела к усложнению процедур проверки. Привычные способы засылки нелегалов с паспортами на чужие имена уходят в прошлое. Попытка установить связь с агентом тоже часто заканчивается провалом.
   Разведки приспосабливаются к меняющемуся миру и ищут новые способы проникновения в интересующую их среду. Одна из очевидных идей – используя открытость современного общества, наладить внедрение под собственными именами, в надежде, что молодые люди без прошлого не вызовут подозрений, сумеют устроиться и со временем займут важные для службы позиции. Необычной была реакция на аресты в США российских руководителей. Правительства не признают публично своей ответственности за нелегальных разведчиков и выручают их закулисно. На сей раз все было иначе. Министерство иностранных дел сразу же признало всех арестованных гражданами России и обещало им всю необходимую помощь. В обмен на отказ от судебного процесса над арестованными разведчиками Москва согласилась выпустить четырех осужденных за шпионаж. Президент Дмитрий Медведев помиловал бывшего полковника военной разведки Сергея Скрипаля, обвиненного в работе на британскую разведку, ученого Игоря Сутягина, бывшего полковника СВР Александра Запорожского и бывшего майора КГБ Геннадия Василенко, признанных виновными в шпионаже в пользу Соединенных Штатов.
   А суд в Нью-Йорке приговорил девятерых граждан России и одну гражданку Перу к одиннадцати дням заключения, которые они отбыли, конфискации имущества и высылке из США. Арестованные подписали соглашение, признав себя виновными в «преступном сговоре с целью действовать в качестве тайных агентов правительства Российской Федерации». Обвинение в заговоре с целью отмывания денег с них сняли. Все они подтвердили в суде, что тайно работали на Россию. Все признали, что их деятельность носила преступный характер, и согласились с тем, что без разрешения министра юстиции США они никогда не вернутся в Соединенные Штаты. Обмен произвели в аэропорту Вены.
   С вернувшимися на родину разведчиками встретился премьер-министр Владимир Путин, пел с ними любимую песню «С чего начинается Родина». Президент Дмитрий Медведев всех наградил. Обещали их хорошо трудоустроить, и, судя по тому, что просочилось в прессу, обещания исполнены.
   Арестованные, судя по всему, не представляли собой организованную группу, но каким-то образом обратили на себя внимание ФБР. В результате был провален разведчик, называвший себя Хуан Лacapo. Его внедрение началось еще в середине семидесятых через Испанию. Он сумел натурализоваться в Перу, женился там и с подлинными документами перебрался в США.
   Это история абсолютного успеха! Отсутствие текущей информации, получаемой от него, не должно вводить в заблуждение. В советские времена нелегалы внедрялись на случай чрезвычайных обстоятельств – то есть войны. Когда посольство и все остальные официальные учреждения закроются, разведчикам, действующим под легальным прикрытием, придется покинуть страну. Вот тогда пробьет час нелегальных резидентур, они возьмут на себя всю разведывательную работу… Как же его потеряли? Суд в Москве в июле 2011 года назвал виновным полковника Потеева из управления нелегальной разведки, который перебежал к американцам и всех продал.
   Зачем вообще существует разведка?
   Соединенные Штаты и Россия считают необходимым содержать гигантский разведывательный аппарат прежде всего потому, что разведка – атрибут великой державы. Разведка обещает вовремя предупредить страну о возникновении угрозы для национальной безопасности страны. Но история показывает, что даже самая мощная служба не способна спасти государство от внезапного нападения. Что интересно: если нападение или иная угроза застигнет страну врасплох, разведка всегда сумеет оправдаться. Она станет доказывать, что предупреждала о грядущем нападении, но к ней или не прислушались, или ее сообщения неправильно поняли.
   Способна ли разведка предсказать войны, революции, государственные перевороты, падение правительств?
   У американцев, например, длинный список претензий к собственной разведке. Она не сумела предсказать нападение японцев в декабре сорок первого на американскую базу в Пёрл-Харборе, способность Советского Союза быстро создать собственное атомное оружие, исламскую революцию в Иране, страшный теракт 11 сентября 2001 года, революционную волну на Ближнем Востоке в 2011 году…
   Разведка – это огромная империя, и, как всякая империя, она озабочена своим выживанием. Службе внешней разведки России нужно мощное и опасное ЦРУ, чтобы оправдать собственное существование, и наоборот. Выходит, что любая разведка объективно заинтересована в продолжении холодной войны, в создании атмосферы напряженности, в том, чтобы общество боялось врагов и вражеского шпионажа. Это приносит увеличение ассигнований и числа резидентур за рубежом, новые звездочки на погонах, продвижение по службе. Иногда создается ощущение, что разведка придумывает угрозы, раздувает опасность и сеет страх у государственных руководителей, которым подсовывает пугающие сообщения о вражеской активности.
   Каким образом разведка делает себя нужной? Удобный способ расположить к себе руководителя страны – внушить ему чувство, что он получает информацию, которая недоступна другим. Политики ощущают свою принадлежность к кругу избранных и привыкают к секретным сводкам, как к наркотику.
   Разведчики предпочитают молчать о том, чем они занимаются, утверждая, что раскрытие секретов опасно для безопасности страны. Так что совершенно невозможно установить степень эффективности разведки. Некоторые историки утверждают, что разведка не приносит никакой реальной пользы. Разведки стоят слишком дорого, они не оказывают реального влияния на политику своих государств, а заняты борьбой друг с другом. На это разведка обыкновенно отвечает, что безоружна перед клеветой, поскольку не имеет права разглашать истину, поэтому ее успехи остаются невоспетыми, а о неудачах трубят на каждом шагу.
   Германский канцлер Отто фон Бисмарк писал в своих воспоминаниях, что никогда не верил своим разведчикам, потому что большую часть времени они тратили на придумывание историй, которые должны были подтвердить их незаменимость, а также доказать, что выделенные им деньги потрачены не зря.

Яков Давтян
Приказ № 169

   В Советской России разведку стали создавать на три года позже контрразведки и политической полиции. Разведка понадобилась тогда, когда сражение за власть уже было выиграно.
   В апреле 1920 года внутри особого отдела ВЧК, военной контрразведки, появилось новое подразделение – иностранный отдел. В разработанной для него инструкции говорилось, что в каждой стране, где откроется дипломатическое или торговое представительство Советской России, будет создана и резидентура разведки. Причем разведчики займут официальное положение в представительстве, но только главу миссии поставят в известность, кто из его подчиненных на самом деле резидент.
   12 декабря 1920 года создатель советских карательных органов Феликс Эдмундович Дзержинский написал управляющему делами ВЧК:
   «Прошу издать секретный приказ за моей подписью о том, что ни один отдел ВЧК не имеет права самостоятельно отправлять агентов, или уполномоченных, или осведомителей за границу без моего на то согласия.
   Составьте проект приказа об Иностранном отделе ВЧК (с ликвидацией Иностранного отдела Особого отдела ВЧК) и начальнике его и о том, что все агенты за границу от ВЧК могут посылаться только этим отделом».
   После окончания Гражданской войны у чекистов появились новые заботы и новые интересы. Советская власть в России утвердилась, хотя большевики по-прежнему опасались интервенции. На очереди была мировая революция. В политбюро хотели знать, что происходит в других странах: не готовятся ли они напасть на Россию и не созрели ли для народного восстания?
   20 декабря Дзержинский подписал знаменитый приказ № 169:
   «1. Иностранный отдел Особого Отдела ВЧК расформировать и организовать Иностранный Отдел ВЧК.
   2. Всех сотрудников, инвентарь и дела Иностранного Отдела ООВЧК передать в распоряжение вновь организуемого Иностранного отдела ВЧК.
   3. Иностранный Отдел ВЧК подчинить Начальнику Особотдела тов. Менжинскому.
   4. Врид. Начальником Иностранного Отдела ВЧК назначается тов. Давыдов, которому в недельный срок представить на утверждение Президиума штаты Иностранного отдела.
   5. С опубликованием настоящего приказа все сношения с заграницей, Наркоминделом, Наркомвнешторгом, Центроэваком и Бюро Коминтерна всем Отделам ВЧК производить только через Иностранный отдел».
   Временно исполняющим обязанности начальника иностранного отдела стал Яков Христофорович Давтян (в чекистском обиходе использовался псевдоним – Давыдов). Он родился в 1888 году в Нахичевани. Отец рано умер, заботу о воспитании мальчика взял на себя дядя. Яков Давтян окончил 1-ю Тифлисскую гимназию и поехал поступать в Петербургский университет. В социал-демократическую партию он вступил в 1905 году, еще учась в гимназии.
   За активную подпольную деятельность молодой большевик был в 1907 году арестован. Его выпустили под залог, и он сразу уехал в Бельгию, где учился в политехническом университете. Там он познакомился с Инессой Арманд, возлюбленной Ленина. Она сыграла решающую роль в судьбе Якова Христофоровича. Во время Первой мировой войны Германия оккупировала Бельгию. Яков Давтян был арестован, как гражданин враждебной страны. Его освободили только в августе 1918 года, когда в Берлин приехал первый советский полпред Адольф Иоффе, член ЦК и соратник Троцкого.
   После заключения Брестского мира Советская Россия воспринималась немецкими властями почти как союзник, и личного поручительства полпреда было достаточно, чтобы Давтян вышел на свободу. Он вернулся в Москву. В феврале 1919 года вместе с Инессой Арманд в составе миссии Российского Красного Креста поехал в Париж, где занимался возвращением русских солдат из экспедиционного корпуса на родину.
   Потом Давтяна командировали в Киев уполномоченным Совета обороны, на Южном фронте он был начальником политотдела 1-й Кавказской кавалерийской дивизии. В начале 1920 года Давтяна назначили первым секретарем полпредства в Эстонии, затем он был секретарем делегации, которая во главе с заместителем главы советского правительства Львом Борисовичем Каменевым отправилась в Англию договариваться об урегулировании спорных вопросов.
   В конце года Давтяна вернули в Наркомат по иностранным делам и назначили заведовать отделом Прибалтики и Польши. Одновременно Инесса Арманд рекомендовала его председателю ВЧК. А Феликсу Эдмундовичу нужен был образованный человек, знающий заграничную жизнь. 12 ноября 1920 года по просьбе Дзержинского оргбюро ЦК, ведавшее распределением партийных кадров, перевело Давтяна из Наркоминдела в ВЧК.
   30 ноября ему поручили исполнять обязанности начальника еще не созданного иностранного отдела. Яков Давтян продолжал совмещать работу в двух ведомствах, благо они находились рядом друг с другом: ВЧК – на Лубянке, а Наркоминдел располагался тогда в доме бывшего страхового общества «Россия» на пересечении Кузнецкого моста и Лубянки (теперь это площадь Воровского). Дипломаты несколько иронически называли чекистов «соседями». Это словечко прижилось и употребляется до сих пор.
   Победа в Гражданской войне показала, что советское правительство твердо контролирует всю территорию России. Противники большевиков бежали и превратились в эмигрантов. При всей симпатии к ним западные правительства больше не могли игнорировать реальность – Россия слишком большая страна, чтобы вовсе не поддерживать с ней отношения. Правда, процесс признания Советской России растянулся на десятилетие. Основная часть мирового сообщества не желала иметь дело с коммунистическим правительством.
   Дипломатические отношения с Соединенными Штатами были установлены только 16 ноября 1933 года. Открытие советского посольства в Вашингтоне происходило с большой помпой. Прием был организован великолепно, знатные вашингтонцы валом валили в посольство, поскольку это было любопытно, а также потому, что ожидалось шампанское.
   Шампанское действительно подавали, а также и водку. Сухой закон, действовавший в США с 1917 года, только что был отменен, но настрадавшиеся американцы никак не могли утолить свою жажду. В драке из-за икры и шампанского оказалось немало пострадавших, причем только американцев. Русские были предупреждены, что в случае эксцессов их отошлют домой.
   Первый полпред в Соединенных Штатах Александр Антонович Трояновский никогда больше не угощал американских гостей водкой на больших приемах. Он пришел к неутешительному для американцев выводу: «Они не умеют пить».
   Создание легальных резидентур советской политической разведки под крышей официальных представительств шло медленно. Но разведчики устраивались в любом советском учреждении за границей.
   Начальником иностранного отдела ВЧК Давтяна так и не утвердили. Не сложились у него отношения с чекистским руководством. Он, подумав, все-таки предпочел дипломатию, как более надежное дело, и в конце января 1921 года вернулся в Наркоминдел. Его назначили советником полпредства в Венгрию, где власть перешла к революционному правительству.
   На посту руководителя иностранного отдела ВЧК Давтяна сменил Рубен Павлович Катанян, который до этого работал в политуправлении Реввоенсовета Республики, а потом в аппарате ЦК партии. Катанян был родом из Тифлиса, окончил юридический факультет Московского университета, до революции работал адвокатом. В студенческие годы присоединился к социал-демократам и находился под негласным надзором полиции.
   Он был начальником разведки с 20 января по 10 апреля 1921 года. Из разведки ушел в прокуратуру. Юридическая стезя привлекала его больше оперативной работы. В 1938 году Катаняна посадили, он провел семнадцать лет в местах не столь отдаленных. В пятьдесят шестом реабилитировали, и еще десять лет он прожил на свободе.
   В иностранный отдел вернулся Яков Давтян. Его поездка в Венгрию не состоялась, потому что социалистическое правительство там уже свергли. Но и второе пришествие Якова Христофоровича было недолгим. В августе 1921 года он был утвержден полпредом в Литве. Впрочем, и на дипломатическом посту он охотно выполнял поручения разведки. Он работал в Китае, Туве, Франции, Иране, Греции, Польше, часто совмещая дипломатическую должность с обязанностями резидента внешней разведки.
   В Париж Давтян поехал советником полпредства. Полпредом был Христиан Георгиевич Раковский, бывший руководитель Украины, отправленный в дипломатическую ссылку за дружбу с Троцким. Давтян не только вел основную часть дипломатической работы, но и успешно занимался вербовкой агентуры.
   «Длительное пребывание в Европе оставило на нем резкий отпечаток, выделивший его среди других крупных советских работников. Высокий, красивый брюнет с правильными чертами лица, корректно обращавшийся к окружающим, Давтян производил очень выгодное впечатление. В отличие от прежних послов Давтян имел еще то преимущество, что владел европейскими языками» – таким полпред в Иране Давтян запомнился Георгию Сергеевичу Агабекову, назначенному в 1927 году резидентом советской внешней разведки в Тегеран.
   Атабеков стал первым советским разведчиком, бежавшим на Запад. Свои воспоминания он написал еще в 1930 году. Они вышли под названием «Секретный террор: записки разведчика». Летом 1937 года Атабеков, судя по всему, был ликвидирован недавними сослуживцами из летучей группы иностранного отдела, уничтожавшей перебежчиков.
   У Якова Давтяна разведчик Атабеков обнаружил не одни только достоинства: «Оборотная сторона его характера сводила на нет все его преимущества. Он был трусливым, нерешительным человеком, без всякой инициативы. Трудолюбие его ограничивалось исполнением без размышления всех директив Москвы. По самым незначительным вопросам он запрашивал разрешения Москвы».
   Осенью 1937 года Якова Давтяна отозвали из Варшавы, где он был полпредом. 21 ноября арестовали. Его обвинили в работе на польскую разведку и в создании правотроцкистской организации в советском полпредстве в Варшаве, выжимали нужные следствию показания совершенно фантастического свойства.
   30 апреля 1938 года нарком внутренних дел генеральный комиссар госбезопасности Николай Иванович Ежов отправил Сталину «сводку важнейших показаний арестованных Управлениями НКВД за 28-е апреля». В списке значится и Давтян, бывший полпред в Польше.
   «Давтян дал дополнительные показания о том, что в 1937 году в Париже представитель Закавказской Федерации Пирумов Симон связал его с крупным нефтяником – английским подданным Гульбенкяном, который договорился с Давтяном о совместной работе под руководством англичан за отрыв Армении от СССР…
   Давтян будучи в Персии вел практическую контрреволюционную националистическую работу, имея связь с Местроном (представитель духовенства, английский разведчик) и английским консульством…»
   28 июля 1938 года первого начальника советской разведки расстреляли.

Соломон Могилевский
Загадочная авиакатастрофа

   Некоторое время иностранный отдел ВЧК (а с 6 февраля 1922 года ИНО ГПУ) возглавлял Соломон Григорьевич Могилевский.
   Он родился в 1885 году в Екатеринославской губернии. Совсем молодым присоединился к социал-демократам, в 1904 году был арестован. Его, как и Давтяна, выпустили под залог. И он точно так же уехал за границу – в Швейцарию. Он поступил на юридический факультет Женевского университета и познакомился с Лениным, безоговорочно поверив в его правоту. Вернувшись в 1906 году в Россию, вел подпольную работу. После первой русской революции поступил на юридический факультет Петербургского университета, оттуда перевелся в Москву.
   В Первую мировую Соломона Могилевского мобилизовали в царскую армию. Служил под Минском. После Февральской революции вошел в состав Минского совета. После Октябрьской революции Могилевский работал в Иваново-Вознесенске, где его сделали сначала губернским комиссаром юстиции, затем председателем революционного трибунала.
   Весной 1918 года его взяли в Москву в Наркомат юстиции и почти сразу отправили восстанавливать советскую власть в Поволжье, оттуда перебросили на Украину, назначили заместителем председателя ревтрибунала 12-й армии.
   Осенью 1919 года Могилевского вернули в Москву заведующим следственной частью Московской чрезвычайной комиссии, затем повысили – утвердили заместителем начальника особого отдела МЧК.
   В августе 1921 года, после ухода Давтяна, Соломон Могилевский стал руководителем иностранного отдела ВЧК. Видимо, учли, что до революции он некоторое время жил в эмиграции, следовательно, среди не слишком грамотных чекистов считался знатоком иностранной жизни.
   В феврале 1922 года ВЧК преобразовали в Государственное политическое управление при Наркомате внутренних дел (ГПУ). В утвержденном политбюро, а затем и ВЦИК «Положении о Государственном политическом управлении» перечислялись задачи нового ведомства:
   предупреждение и подавление открытых контрреволюционных выступлений;
   борьба с вооруженными восстаниями;
   раскрытие контрреволюционных организаций в народном хозяйстве;
   охрана государственных тайн и борьба со шпионажем;
   охрана железнодорожных и водных путей сообщения, борьба с хищениями грузов;
   охрана государственных границ;
   выполнение специальных заданий ВЦИК и Совнаркома по охране революционного порядка.
   Разведка в этом исчерпывающем перечне задач ГПУ даже не упоминается. Это свидетельствует о том, что закордонная разведка в тот момент мало интересовала руководство страны. Иностранный отдел включили в состав секретно-оперативного управления ГПУ.
   Разведкой Могилевский руководил недолго. В те годы шла кадровая чехарда, более или менее ценных работников перебрасывали с места на место. В марте 1922 года Могилевского назначили полномочным представителем ГПУ в только что созданной Закавказской Федерации, объединившей Грузию, Азербайджан и Армению. Одновременно он получил под командование внутренние и пограничные войска Закавказской Федерации. Заместителем ему дали Лаврентия Павловича Берию, молодого, но подававшего большие надежды чекиста.
   За подавление восстания в Грузии, которое назвали меньшевистским, Могилевский получил орден Красного Знамени.
   Соломон Могилевский погиб 22 марта 1925 года, когда во время перелета из Тифлиса в Сухуми загорелся и рухнул самолет «Юнкере-13». Погибли и летевшие с ним кандидат в члены ЦК секретарь Закавказского краевого комитета партии Александр Федорович Мясников (Мясникьян), заместитель наркома рабоче-крестьянской инспекции Георгий Александрович Атарбеков и оба летчика.
   Некоторые историки полагают, что катастрофа не была случайной: Могилевский что-то узнал о своем заместителе Берии и хотел доложить об этом. Но не успел – Лаврентий Павлович его убрал. Впрочем, другие исследователи полагают, что Берия опасался не Могилевского, а замнаркома Георгия Атарбекова, который раньше служил в ЧК и считал Берию темной личностью.
   Но эта версия не подкреплена никакими доказательствами. Во-первых, взорвать самолет вовсе не простое дело. Во-вторых, Лаврентий Павлович Берия, конечно, вполне был способен на любое преступление, но в тот момент ему, вообще говоря, нечего было опасаться. Незачем было и устранять пассажиров «Юнкерса-13».
   Карьера Берии началась с того, что он по заданию товарищей проник в контрразведку независимого Азербайджана, где у власти находилась партия «Мусават» (в переводе на русский – «Равенство»), С осени 1919 года по март 1920 года молодой Лаврентий Берия официально служил агентом Организации по борьбе с контрреволюцией (контрразведка) при Комитете государственной обороны независимой Азербайджанской республики.
   Лаврентий Павлович всегда утверждал, что выполнял поручение товарищей по партии. Их эта история смущала, устраивались проверки, опрашивали уцелевших подпольщиков. И именно в 1925 году ЦК компартии Азербайджана принял решение, которое полностью оправдывало Берию.
   Лаврентий Павлович совершил много преступлений, но, что бы про него ни говорили, служил он только одной власти – советской…
   В апреле 1922 года в составе ГПУ был образован еще и восточный отдел, который ведал национальными республиками в азиатской части страны и их связями с соседними государствами. Нарком по иностранным делам Георгий Васильевич Чичерин довольно быстро установил дипломатические отношения с Афганистаном, Турцией, Китаем, Ираном, Саудовской Аравией.
   Руководил восточным отделом Ян Христофорович Петерс, бывший заместитель председателя ВЧК.
   «Петерсу было тридцать два года, но выглядел он еще моложе, – таким его увидела в начале семнадцатого американская журналистка Бесси Битти, приехавшая в Россию после Февральской революции. – Энергичный, подвижный, нервный малый с копной кудрявых, зачесанных со лба черных волос, с вздернутым носом, придававшим его лицу вопрошающее выражение. Голубые глаза были необычайно добрыми».
   Петерс произвел на американку глубокое впечатление своей искренностью. Ночью 25 октября 1917 года, когда власть в Петрограде перешла к большевикам, он ей сказал:
   – Если мы потерпим поражение, все пропало. Мне первому перережут горло. Но все-таки мы сделаем попытку, и если даже мы будем разбиты, я знаю: придет день, когда мир скажет, что темная Россия сделала все, чтобы дать мир всем измученным войной народам!
   Петерс, старый большевик, вошел в первый состав коллегии ВЧК. В 1918 году он допрашивал английского дипломата Роберта Брюса Локкарта, обвиненного в заговоре против советской власти. Петерс показал англичанину свои ногти в доказательство тех пыток, которым подвергся в застенках дореволюционной России, пишет Локкарт. Ничто в характере Петерса не выдавало бесчеловечное чудовище, каким его обычно считали. Петерс говорил Локкарту, что каждое подписание смертного приговора причиняет ему физическую боль.

thelib.ru

В. С. АнтоновСлужба внешней разведки. История, люди, факты

Глава 1
Из истории внешней разведки Российской Федерации

Ежегодно 20 декабря Служба внешней разведки Российской Федерации отмечает свой день рождения. В этот день в далеком 1920 году Ф. Э. Дзержинский подписал исторический приказ № 169 о создании Иностранного отдела ВЧК, преемницей которого в наши дни является СВР России.

Внешняя разведка – это необходимый и обязательный механизм любой страны, решающий целый ряд важнейших государственных задач. Нужна или не нужна разведка – вопрос чисто риторический. Ни одно государство не может обойтись без нее. Это доказала история. Это подтверждает и современность. Ведь основной задачей внешней разведки является добывание для высшего руководства своей страны достоверной, во многом упреждающей информации по тем вопросам, которые могли бы нанести ущерб ее интересам.

Следует особо подчеркнуть, что на любом историческом этапе, при любом строе, в любых обстоятельствах внешняя разведка защищает интересы государства. С течением времени могут измениться акценты в ее деятельности, может произойти отказ от некоторых методов работы, но никогда государственный аппарат не откажется от разведки как важнейшего инструмента своей политики.

Октябрьская революция 1917 года положила начало появлению на огромной территории земного шара нового независимого государства – Советской России.

Первая мировая война, крах монархии в России, неспособность Временного правительства удержать ситуацию под контролем, переход власти в руки Советов привели к тому, что в стране в результате революционного процесса распались или были разрушены старые социально-политические структуры.

С первых своих шагов советская власть была вынуждена отражать удары внешних и внутренних врагов, отстаивать независимость и территориальную целостность нового, по существу, государства, выводить его из изоляции. Для защиты национальных интересов наряду с другими государственными органами создавались и новые спецслужбы, в том числе внешняя разведка. В соответствии с Декретом Совета Народных Комиссаров 20 декабря 1917 года была образована Всероссийская чрезвычайная комиссия при Совете Народных Комиссаров по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК). Возглавил ее Ф. Э. Дзержинский.

Зарождение советской внешней разведки относится к 1918 году, когда органы ВЧК в ходе Гражданской войны и интервенции вели острую и напряженную борьбу с многочисленными врагами Советского государства. На базе армейских чрезвычайных комиссий и органов военного контроля был создан Особый отдел ВЧК. В его задачу входили борьба против контрреволюции и шпионажа в армии и на флоте, против контрреволюционных организаций, а также организация агентурной работы за границей и в оккупированных иностранными державами или занятых белогвардейцами областях молодой республики. Безусловно, эта борьба носила в основном силовой характер. Однако в ходе ее применялись и методы разведывательной деятельности (агентурное проникновение во враждебные организации, добывание информации об их планах и кадровом составе, разложение контрреволюционных структур изнутри).

В то же время уже с первых месяцев существования ВЧК предпринимались попытки вести разведывательную работу за кордоном. Приведем несколько примеров разведывательной деятельности.

В начале 1918 года лично Дзержинский привлек к работе в качестве секретного сотрудника при Президиуме ВЧК на патриотической основе бывшего банкира и издателя газеты «Деньги» Алексея Фроловича Филиппова. Он несколько раз выезжал в Финляндию для сбора информации о политическом положении в стране, планах финских политических кругов и белой гвардии в отношении Советской России. Филиппову удалось убедить командование находившегося в финских портах Балтийского флота и российских гарнизонов перейти на сторону Советской власти и передислоцироваться в Кронштадт. Это был первый вывод сотрудника разведки ВЧК за границу для выполнения ответственных заданий.

В феврале 1919 года в Турцию для организации разведывательной работы с территории этой страны был направлен Р. К. Султанов. Дзержинский его лично инструктировал, а также направил советскому представителю в Стамбуле письмо с просьбой оказать разведчику всяческое содействие.

Весь длительный и сложный период борьбы за становление советской власти в Сибири и на Дальнем Востоке занимался активной разведывательной деятельностью бывший царский профессиональный разведчик штабс-капитан Алексей Николаевич Луцкий. Он вскрыл в Харбине заговор начальника КВЖД генерала Хорвата и проинформировал об этом советское правительство в Петрограде. Добывал через агентуру и сообщал в Центр ценные сведения о продвижении к Харбину японских войск. С февраля 1920 года являлся членом Военного совета Приморья. В конце мая того же года был сожжен японскими интервентами в паровозной топке на станции Муравьев-Амурская.

Особую опасность для Советской власти представляли тайные контрреволюционные организации внутри страны и за рубежом, большая часть которых была связана с иностранными разведками, опиралась на их помощь и поддержку и тесно с ними сотрудничала. Именно взаимосвязь между внутренней и внешней угрозами вынудила советское руководство активизировать контрразведывательную и разведывательную работу ВЧК.

В целях совершенствования разведывательной работы в апреле 1920 года внутри Особого отдела ВЧК было создано специальное подразделение – Иностранно-осведомительное бюро. При особых отделах фронтов, армий и флотов, а также в некоторых губернских ЧК были сформированы иностранные отделения. Одновременно была разработана и вступила в действие инструкция для Иностранно-осведомительного бюро, в которой оговаривались условия создания и функционирования в капиталистических странах «легальных» резидентур с целью «агентурного проникновения в разведываемые объекты: учреждения, партии, организации». Инструкция предусматривала, что в страны, не имевшие дипломатических отношений с РСФСР, агентура органов ВЧК должна направляться нелегально.

Первым руководителем первого штатного подразделения внешней разведки Особого отдела ВЧК стал Людвиг Францевич Скуйскумбре.

Он родился в 1898 году в Риге в латышской мещанской семье. Его отец был кассиром магазина. Получил среднее образование. Свободно владел немецким языком.

С ноября 1917 года работал на хозяйственных должностях в административном отделе Моссовета. Член РКП(б) с июня 1918 года. В октябре 1918 года добровольцем ушел в 1-ю Революционную армию Восточного (впоследствии Туркестанского) фронта. Служил политработником, затем секретарем председателя Реввоенсовета, а с середины 1919 года – сотрудником Особого отдела армии.

В начале 1920 года был переведен в Москву в Особый отдел ВЧК и в апреле того же года возглавил Иностранно-осведомительное бюро центрального аппарата военной контрразведки.

После создания Иностранного отдела ВЧК некоторое время являлся начальником Осведомительной части (агентурного отдела) Особого отдела ВЧК, а вскоре был назначен заместителем начальника Осведомительной части (агентурного отдела) ИНО ВЧК.

В 1922 году выполнял специальные задания за границей по линии ИНО ВЧК. В начале 1923 года перешел на работу в военную контрразведку, а затем до 1937 года трудился в Экономическом управлении ОГПУ – НКВД.

В 1938 году по состоянию здоровья уволился на пенсию.

* * *

Таким образом, советская внешняя разведка, созданная в недрах Особого отдела ВЧК, не имела до декабря 1920 года самостоятельного статуса и действовала внутри структур армейской контрразведки.

1920-й год стал годом окончания Гражданской войны на европейской территории России. На Дальнем Востоке боевые действия продолжались еще два долгих года. Завершилась Гражданская война полной победой Красной Армии.

Но в тех же временных рамках Гражданской войны проходили «локальные» войны против интервентов – стран Антанты и некоторых других государств. Среди них по масштабу военных действий и последствиям для Советского государства следует выделить российско-польскую войну 1920 года.

Во-первых, это была война упущенных для Советской России и ее вооруженных сил возможностей. Во-вторых, она стала единственной войной, которую за всю свою историю Красная Армия проиграла.

Готовить армию панской Польши страны Антанты начали еще в конце 1919 года. Поляки тогда получили от одной лишь Франции почти полторы тысячи орудий, около трех тысяч пулеметов, свыше трехсот тысяч винтовок, полмиллиарда патронов, двести броневиков, триста самолетов, уйму прочего военного снаряжения.

К весне 1920 года польская армия, полностью укомплектованная и обученная, насчитывала около 750 тысяч солдат.

В Польшу из Франции была переброшена 70-тысячная армия генерала Галлера, сформированная из проживавших в этой стране поляков-эмигрантов.

К сожалению, российская внешняя разведка, входившая в состав военной контрразведки ВЧК, действовавшая в прифронтовой полосе и не имевшая своих резидентур в европейских странах, просмотрела военные приготовления Польши и стран Антанты. 25 апреля 1920 года войска панской Польши, воспользовавшись тем, что основные силы Красной Армии были заняты борьбой с Добровольческой армией, в частности с закрепившимися в Крыму войсками барона Врангеля, нанесли молодой республике удар в спину, перейдя внезапно в наступление.

Противостоявшие им войска Красной Армии, входившие в состав Западного и Юго-Западного фронтов, насчитывали всего около 65 тысяч бойцов.

Боевые действия начались для поляков успешно: в первые же недели наступления они захватили Житомир, Коростень, в мае взяли Киев и вышли на левый берег Днепра.

ВЦИК, Совнарком и ЦК РКП(б) объявили срочную мобилизацию в действующую армию коммунистов и комсомольцев. Под ружье встали около одного миллиона человек.

В войне наступил перелом: полки Красной Армии начали освобождать захваченные поляками территории Украины и Белоруссии.

 

Страны Антанты и США потребовали от правительства РСФСР остановить наступление. Англия направила советскому правительству ноту, в которой предложила немедленно заключить перемирие с Польшей по так называемой «линии Керзона» (в то время министр иностранных дел Великобритании) – примерно соответствует нынешним западным границам Украины и Беларуси.

17 июля советское правительство отвергло «ультиматум Керзона», но заявило о готовности начать с Польшей переговоры о перемирии. Одновременно распоряжением Троцкого

Западному фронту было приказано не позднее 12 августа овладеть Варшавой.

Именно тогда командующий Западным фронтом Михаил Тухачевский отдал знаменитый приказ № 1423:

«Бойцы рабочей революции! Устремите свои взоры на Запад. На Западе решаются судьбы мировой революции. Через труп белой Польши лежит путь к мировому пожару. На штыках понесем счастье и мир трудящемуся человечеству! На Запад! На Вильну, Минск, Варшаву – марш!»

К 13 августа Красная Армия оказалась в 12 километрах от Варшавы. Однако полякам удалось перехватить и расшифровать переписку Тухачевского с Буденным, в которой говорилось о том, что армия осталась без боеприпасов, амуниции и фуража.

Французские советники в армии Пилсудского генерал Вейган и маршал Фош порекомендовали полякам воспользоваться ситуацией. 16 августа польская армия перешла в контрнаступление…

Красная Армия потеряла 150 тысяч убитыми, 66 тысяч ее бойцов попали в польский плен и в дальнейшем практически все погибли, 30 тысяч красноармейцев были интернированы в Восточной Пруссии.

В Риге начались российско-польские переговоры, которые завершились подписанием крайне невыгодного для Советской России мирного договора. Россия потеряла более 52 тысяч квадратных километров к востоку от «линии Керзона», а также признала независимость Литвы, Латвии и Эстонии, провозглашенную ими в условиях германской оккупации.

Война с Польшей, сложный комплекс взаимоотношений с Эстонией, Латвией, Литвой и Финляндией со всей остротой поставили вопрос о необходимости более полного и качественного обеспечения руководства страны разведывательной информацией. В сентябре 1920 года, рассмотрев на своем заседании причины поражения в польской кампании, Политбюро ЦК РКП(б) приняло решение о кардинальной реорганизации внешней разведки. В нем, в частности, говорилось: «Слабейшим местом нашего военного аппарата является, безусловно, постановка агентурной работы, что особенно ясно обнаружилось во время польской кампании. Мы шли на Варшаву вслепую и потерпели катастрофу.

Учитывая ту сложившуюся международную обстановку, в которой мы находимся, необходимо поставить вопрос о нашей разведке на надлежащую высоту. Только серьезная, правильно поставленная разведка спасет нас от случайных ходов вслепую».

Для выработки документов, связанных с созданием самостоятельного разведывательного подразделения, была создана комиссия, в которую вошли: И. В. Сталин, К. Е. Ворошилов и Ф. Э. Дзержинский.

В соответствии с решением Политбюро ЦК РКП(б) и материалами комиссии Председатель ВЧК Ф. Э. Дзержинский издал 20 декабря 1920 года приказ № 169 об организации Иностранного отдела (ИНО) ВЧК как самостоятельного разведывательного подразделения. Штат ИНО составил 70 человек.

Этот приказ явился административно-правовым актом, оформившим создание советской внешней разведки, правопреемницей которой в наши дни является Служба внешней разведки Российской Федерации.

6 февраля 1922 года ВЦИК РСФСР упразднил ВЧК и образовал Государственное политическое управление (ГПУ) при НКВД РСФСР. Внешняя разведка (ИНО) вошла в состав ГПУ. В связи с образованием Союза Советских Социалистических Республик (30 декабря 1922 года) постановлением ЦИК СССР 2 ноября 1923 года было создано Объединенное государственное политическое управление (ОГПУ) при СНК СССР, в которое вошел и Иностранный отдел (штат: 122 человека в центральном аппарате и 62 – за границей).

Создание самостоятельной внешнеполитической разведки пришлось на период становления советской власти, а следовательно, ее история органически связана со всеми этапами развития Советского государства.

Так, в первые годы своего существования усилия внешней разведки были направлены прежде всего на борьбу с белой эмиграцией за границей, которая представляла большую опасность для Советской России как база для подготовки контрреволюционных групп. Важное значение имело и получение сведений о планах подрывной деятельности иностранных государств против нашей страны.

За три-четыре года с момента своего создания Иностранному отделу удалось организовать «легальные» резидентуры в сопредельных с СССР странах, а также в главных капиталистических государствах Европы – Англии, Франции и Германии. Было положено начало ведению разведки с нелегальных позиций, образована солидная агентурная сеть в кругах белоэмигрантов и важных правительственных учреждениях ряда стран. Внешняя разведка приступила к добыванию научно-технической информации, необходимой для нужд обороны и народного хозяйства СССР.

Активная наступательная деятельность внешней разведки на первых этапах ее становления помогла сорвать агрессивные планы противников страны Советов и тем самым способствовала созданию благоприятных условий для экономического строительства и укрепления обороноспособности Советского государства.

В 1930-е годы с установлением нацистского режима в Германии начался период резкого обострения международной обстановки. И в Центре, и в резидентурах сотрудникам приходилось работать в очень сложных условиях: не хватало квалифицированных кадров; структура, формы и методы деятельности внешней разведки только начинали складываться; слабой была материально-техническая база. Однако именно в это время закладывались идейно-патриотические основы разведки, накапливался опыт и оттачивалось профессиональное мастерство.

30 января 1930 года было принято постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О приоритетных направлениях деятельности ИНО ОГПУ». В нем впервые на высоком политическом и государственном уровне были определены приоритетные направления разведывательной деятельности. Среди задач, поставленных перед внешней разведкой, были, в частности, следующие: выявление планов руководящих кругов Англии, Германии, Франции, Польши, Румынии и Японии относительно финансово-экономической блокады нашей страны; активизация научно-технического направления деятельности разведки.

Безусловно, возможность выполнения этих задач силами аппарата, насчитывавшего немногим более ста человек, может показаться сейчас просто нереальной. Тем не менее разведка работала довольно успешно. Выполняя данное постановление, внешняя разведка сумела получить большое количество секретной технической информации по различным отраслям промышленности и видам вооружений.

В декабре 1933 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление об активизации внешнеполитической деятельности Советского государства в целях предотвращения войны на основе плана коллективной безопасности в Европе.

Задача эта была непростой. Большинство стран, с которыми СССР имел общие границы, проводило в отношении нашего государства откровенно враждебную политику. Некоторые из них, такие как Финляндия, Польша, Румыния и Япония, открыто выступали с территориальными претензиями к нашей стране. Лимитрофы Прибалтики, в которых установились откровенно фашистские режимы, в любой момент могли превратиться в плацдарм нацистской агрессии против СССР.

Особенно непримиримую, антисоветскую позицию, граничившую с антирусским расизмом, занимала Польша. Курс руководства Польши во главе с лидером страны Ю. Пилсудским и министром иностранных дел Ю. Беком на сотрудничество с нацистской Германией стал роковым для польского народа. Польское правительство подписало в январе 1934 года германо-польскую декларацию о неприменении силы. Одновременно оно уведомило Гитлера о своих планах восстановления Польши в границах 1772 года – Польши «от моря до моря». Польская дипломатия, полагая, что безопасность ее границ на Западе обеспечена, методически отвергала все предложения Советского Союза о создании системы коллективной безопасности в Европе и заигрывала с Берлином.

Так, в августе 1939 года в Москве начались переговоры советской, английской и французской делегаций, явившиеся, как оказалось, последней возможностью воспрепятствовать планам германской военщины осуществить вторжение в Польшу и тем самым развязать Вторую мировою войну. Однако обсуждение вопроса о системе коллективной безопасности в Европе путем создания антигитлеровской коалиции в очередной раз провалилось. СССР, не имея общей границы с Германией, мог реально участвовать в такой коалиции при условии пропуска его армии через польскую территорию, что позволяло войти в прямое соприкосновение с германскими вооруженными силами. Это, собственно, и стало камнем преткновения на переговорах.

Польское руководство категорически воспротивилось этому, не осознавая всей полноты угрозы для собственного суверенитета. Варшава заняла позицию, исключающую возможность заключения военного соглашения между СССР, Англией и Францией при участии польской стороны.

Как свидетельствуют рассекреченные СВР документы, такая позиция польского руководства не была спонтанным решением, она формировалась годами. Еще во время визитов «нациста № 2» Г. Геринга в Варшаву в 1935 и 1937 годах стороны достигли соглашения о том, что Польша поддержит требования Германии о снятии ограничений на вооружение и идею аншлюса Австрии. Германия в свою очередь выразила готовность вместе с Польшей противодействовать политике Советского Союза в Европе. В ходе беседы с маршалом Рыдз-Смиглы 16 февраля 1937 года Геринг заявил, что «канцлер Гитлер поручил ему самым категорическим образом подчеркнуть, что он теперь в большей, чем когда бы то ни было, степени является сторонником политики сближения с Польшей и будет ее продолжать». Геринг отметил: «Гитлер однозначно придерживается тезиса о том, что всякий контакт с коммунизмом, а тем самым и с СССР, исключается… Необходимо всегда помнить, что существует большая опасность, угрожающая с Востока, со стороны России, не только Польше, но и Германии. Эту опасность представляет не только большевизм, но Россия как таковая, независимо от того, существует ли в ней монархический, либеральный или другой какой-нибудь строй. В этом отношении интересы Польши и Германии всецело совпадают».

Со своей стороны маршал Рыдз-Смиглы, ставший преемником маршала Пилсудского после смерти последнего, указал, что «в случае конфликта Польша не намерена становиться на сторону СССР» и что «по отношению к СССР она все более усиливает свою бдительность».

Следует подчеркнуть, что советская внешняя разведка накануне войны располагала в Варшаве хорошими агентурными возможностями, позволявшими получать совершенно секретную информацию из польского МИДа и документы, готовившиеся в МВД и Генштабе Польши. Содержание этих документов существенно дополняло информационную картину событий тех лет и раскрывало советскому руководству побудительные мотивы решений, принимавшихся польским руководством.

Так, 31 августа 1937 года 2-й отдел польского Генштаба инициировал директиву № 2304/2/37, посвященную работе польской разведки против СССР, в которой указывалось, что конечной целью польской политики является «уничтожение всякой России», а в качестве одного из действенных инструментов ее достижения называлось разжигание сепаратизма на Кавказе, Украине и в Средней Азии с использованием, в частности, возможностей польской военной разведки.

Казалось бы, в той угрожающей ситуации, в которую втягивалась Польша, приоритеты должны были бы быть иными. Тем не менее предусматривалось сосредоточить кадровые, оперативные и финансовые ресурсы для усиления работы с кавказской эмиграцией сепаратистского толка, имея в качестве сверхзадачи дестабилизацию всеми силами и средствами, в том числе и инструментами тайной войны, внутриполитической обстановки в этой части Советского Союза, которая во время войны превратится в тыл Красной Армии. Рассекреченные и опубликованные в конце 2009 года СВР имеющиеся в ее распоряжении документы свидетельствуют о том, что в польском Генштабе даже было создано специальное подразделение по работе с национальными меньшинствами на территории СССР.

Обнародованные материалы наглядно свидетельствуют о том, что политика польского руководства и его надежды на германо-польский антисоветский альянс и привели к тому, что англо-франко-советские переговоры военных делегаций пришлось свернуть всего за неделю до начала Второй мировой войны, первой жертвой которой оказалась именно Польша.

Варшава давала понять Берлину, что при определенных условиях Польша может принять участие в войне Германии с СССР, если будут удовлетворены ее захватнические аппетиты, в том числе предоставлен выход к Черному морю. В то же время нацистское руководство Германии имело совершенно иные взгляды на этот вопрос, поэтому не случайно, что Польша стала в 1939 году первым объектом германской экспансии и утратила свою национальную независимость. После того как Западная Украина и Западная Белоруссия были в 1939 году освобождены от польской оккупации и в руки советских органов госбезопасности попали некоторые документы польской «двуйки» (внешней разведки. – Прим. авт.), выяснилось, что Варшава вела активную шпионскую работу против СССР и имела разветвленную агентурную сеть в Москве, Киеве, Одессе, Минске и даже в Ташкенте.

 

Откровенно милитаристский курс Берлина, угрожавший самому существованию Советского Союза, потребовал коренной реорганизации советских спецслужб, в первую очередь внешней разведки органов государственной безопасности.

В начале 1932 года начальник ИНО ОГПУ Артузов внес в Коллегию ОГПУ предложение о перестройке разведывательной работы за рубежом в связи с реальной угрозой прихода к власти в Германии нацистов. Ввиду острой нехватки квалифицированных кадров Артузов поставил перед руководством ОГПУ вопрос об организации специальных курсов для подготовки и переподготовки разведчиков. Эти курсы, рассчитанные на 25 человек, комплектовались специально подобранными оперативными сотрудниками ОГПУ. При этом предпочтение отдавалось лицам, имевшим опыт оперативной работы за рубежом и владевшим иностранными языками. Создание курсов способствовало дальнейшему повышению уровня разведывательной работы за рубежом.

2 ноября 1932 года начальник ИНО ОГПУ Артузов подписал распоряжение о реорганизации внешней разведки. В нем, в частности, говорилось: «Перестроение всей агентурно-оперативной деятельности провести на основе возможного переключения всей работы в случае каких-либо осложнений с «легальных» рельс (берлинская резидентура) исключительно на подполье». Необходимость такой реорганизации была вызвана тем, что после относительно благоприятной обстановки для деятельности советских учреждений в Европе в предшествовавшее десятилетие в ряде европейских стран наметилась тенденция к ужесточению режима пребывания работников советских представительств, в том числе и сотрудников внешней разведки.

Следует отметить, что к середине 1930-х годов на Западе усилились антифашистские настроения. Не только простые люди, но и представители высших кругов общества, демократической интеллигенции смотрели в то время на Советский Союз с надеждой, как на силу, которая может противостоять фашизму и агрессии.

Именно на таких людей опиралась советская внешняя разведка, искала и находила среди них тех, кто соглашался на сотрудничество по политическим и идейным соображениям.

Яркими примерами этого служили знаменитая «Кембриджская пятерка» и представители «Красной капеллы».

Решение сложнейших задач, стоявших в 1930-е годы перед советской разведкой, потребовало мобилизации всех ее внутренних резервов, укрепления материальной базы и кадров, постоянной корректировки конкретных целей. Правительство, как и в предыдущие годы, уделяло самое серьезное внимание повышению ее эффективности. Так, в 1934 году на заседании правительства были рассмотрены вопросы об улучшении работы ИНО ОГПУ и Разведывательного управления РККА и о координации их деятельности.

10 июля 1934 года постановлением ЦИК СССР был образован Народный комиссариат внутренних дел (НКВД), в который вошли ряд главков, в том числе Главное управление государственной безопасности (ГУГБ). Иностранный отдел стал 5-м отделом ГУГБ НКВД СССР. Его задачи правительство определило следующим образом: «Выявление направленных против СССР заговоров и деятельности иностранных государств, их разведок и генеральных штабов, а также антисоветских политических организаций; вскрытие диверсионной, террористической и шпионской деятельности на территории СССР; руководство деятельностью закордонных резидентур».

Несмотря на обрушившиеся на разведку репрессии, она продолжала вести активную работу по освещению деятельности правящих кругов ведущих капиталистических стран Европы, США и Японии и частичному срыву их планов и мероприятий, направленных против СССР.

Немало полезного сделала советская разведка в эти годы в Испании. Она систематически получала сведения о поддержке франкистов Германией и Италией. В соответствии с личным указанием Сталина разведка организовала переброску в Испанию нескольких сотен советских добровольцев-интернационалистов. Этот контингент интербригадовцев с большой отдачей использовался в качестве инструкторов военного дела в учебных центрах, руководителей разведывательно-диверсионных групп, бойцов охраны важных объектов, а также военных переводчиков. После падения республиканского правительства советские разведчики способствовали спасению от неминуемой физической расправы многих бойцов и командиров интернациональных бригад.

За образцовое и самоотверженное выполнение заданий по оказанию помощи республиканской Испании постановлением ЦИК СССР 13 ноября 1937 года группа сотрудников НКВД была отмечена орденами. Среди них были и сотрудники внешней разведки. Орденом Ленина были награждены Г. С. Сыроежкин, К. П. Орловский и Я. И. Серебрянский, орденом Красного Знамени – Н. И. Эйтингон и Н. А. Прокопюк, орденом Красной Звезды – А. М. Рабцевич.

3 октября 1938 года нарком внутренних дел издал приказ о создании Школы особого назначения (ШОН) для централизованной подготовки разведывательных кадров. Слушатели школы набирались в основном из гражданских лиц, имеющих высшее образование. Первым начальником ШОН был В. Х. Шармазанашвили. С помощью оперативных работников центрального аппарата внешней разведки, за плечами которых были многие годы напряженной и результативной деятельности за границей, руководству школы удалось в сжатые сроки организовать учебный процесс. Первыми преподавателями ШОН были П. М. Журавлев, В. М. Зарубин, В. И. Пудин, П. А. Судоплатов и другие опытные разведчики. Первые выпускники ШОН сыграли заметную роль в активизации разведывательной работы накануне и в годы Великой Отечественной войны.

В предвоенный период разведчикам удалось создать серьезные агентурные позиции в госаппарате и спецслужбах Германии, Англии, Японии, Италии и некоторых других стран. Добытые ими материалы раскрывали приготовления Германии и Японии к войне против Советского Союза, истинную роль правящих кругов Англии, Франции и США по отношению к СССР.

17 июня 1941 года начальник внешней разведки П. М. Фитин доложил И. В. Сталину о том, что «все военные мероприятия Германии по подготовке вооруженного нападения на СССР полностью закончены и удар можно ожидать в любое время». Непосредственно перед нападением разведка установила и его точную дату – 22 июня 1941 года.

* * *

Сегодня, когда после Великой Победы вооруженных сил и советского народа над немецко-фашистскими захватчиками прошло уже почти семь десятилетий и мы знаем практически все о том, как начиналась и чем закончилась Великая Отечественная война, не мешало бы вспомнить, что было известно о предстоящей войне советской внешней разведке и, следовательно, высшему руководству нашей страны. Это тем более необходимо, что в нынешних средствах массовой информации можно порой встретить безапелляционные утверждения о том, что, дескать, Сталин из донесений разведки и сообщений дипломатов за границей знал все подробности плана «Барбаросса» и даже точную дату нападения Гитлера на Советский Союз, которую ему якобы сообщил военный разведчик-нелегал Рихард Зорге. Однако он доверился Гитлеру, которому удалось обвести советского руководителя вокруг пальца.

Вместе с тем анализ документов внешней разведки, рассекреченных ею еще в 1995 году, свидетельствует несколько об ином. События в предвоенный период развивались следующим образом.

fictionbook.ru

Служба внешней разведки России (СВР РФ) — самая засекреченная служба страны

У всякого полноценного государства должны быть специальные службы, которые занимаются разведывательной деятельностью за пределами своих стран. Имеется такая служба и в России. Называется она Служба внешней разведки Российской Федерации (СВР РФ). По вполне понятным причинам эта служба строго засекречена, и потому узнать о ее конкретной деятельности и достигнутых результатах можно лишь в общих чертах.

Этапы становления службы внешней разведки России

Принято считать, что история внешней разведки России начинается в 20-х годах минувшего века. Именно тогда в структуре ВЧК создали особое подразделение, названное Иностранным отделом (ИНО). Главной его задачей было создание резидентур и агентурных сетей за пределами Советской России. В то время отечественные внешние разведчики своим главным врагом считали укрывшихся в различных зарубежных странах белогвардейцев.

В период Великой Отечественной войны советская внешняя разведка по понятным причинам стала действовать иначе. В то время ее деятельность можно было разделить по двум направлениям. Первое направление заключалось в том, что сотрудники действовали в тылах и штабах фашистской Германии и ее союзников, добывая важную военную информацию, и тем самым внося свой вклад в общую победу. Вторым направлением Отечественной внешней разведки в те годы была организация диверсий в тылу врага и ведение боевых действий.

Когда закончилась Великая Отечественная война и разразилась холодная война, сотрудники советской внешней разведки активно действовали в странах Запада, добывая для страны ценную секретную и оперативную информацию. Именно в этот период страна и весь мир смогли узнать имена некоторых самых выдающихся советских разведчиков, таких, например, как Рудольф Абель.

В 1991 году, когда Советский Союз доживал свои последние дни, и на его месте образовывались новые суверенные государства (в том числе, и Россия), была образована Центральная служба разведки, названная вскоре Службой внешней разведки. Одновременно с переименованием отчасти изменились и задачи российской внешней разведки. Было объявлено, что российская Служба внешней разведки отныне не будет стремиться проникать во все страны, а станет работать лишь там, где могут иметься интересы Российской Федерации. Кроме того, тогда же было заявлено, что новая российская внешняя разведка не должна больше вступать в конфронтацию с аналогичными службами стран Запада, а, наоборот, всячески с ними сотрудничать.

В какой мере и в какую именно сторону изменились ориентиры, задачи и цели российской внешней разведки в данное время, сказать сложно ввиду засекреченности данной службы. Впрочем, бывший полковник СВР Станислав Лунёв не так давно открыто заявил, что в настоящее время СВР работает против Соединенных Штатов намного активней, чем это было во времена холодной войны. Эти слова отставного полковника можно найти в открытом доступе. Эти же слова в 1996 году косвенно подтвердил и сбежавший в Англию сотрудник российской СВР, выдавший западным спецслужбам координаты более тысячи законспирированных российских разведчиков.

Кто руководит Службой внешней разведки

За все время существования российской СВР (начиная с 20-х годов минувшего века) во главе этой организации стояли в общей сложности 33 человека. Одни имена руководителей история сохранила, другие имена известны лишь самому узкому кругу. Некоторые из руководителей продержались на своем руководящем посту достаточно долгое время, другие – в буквальном смысле несколько месяцев, а то и недель. Кто-то из руководителей в дальнейшем ушел в другие службы или на пенсию, кого-то арестовали и расстреляли.

В настоящее время во главе СВР России стоит Нарышкин Сергей Евгеньевич. Официально его должность называется Директор СВР. Такая должность соответствует званию генерала армии. Правом назначения на должность Директора СВР обладает исключительно Президент России. Ему же Директор СВР подотчетен по службе, он же может Директора СВР с должности снять. Генерал армии Нарышкин – тридцать четвертый по счету руководитель внешней разведки России. Штаб-квартира этой федеральной службы находится в Подмосковье, ее пресс-центр расположен в Москве.

Общие сведения о структуре СВР

В своей деятельности СВР РФ руководствуется федеральным законом «О внешней разведке». В соответствии с законом, структура СВР состоит из:

  • Добывающего аппарата. На сотрудников данного подразделения возложена задача сбора интересующей информации;
  • Аналитического аппарата. Здесь сотрудники занимаются анализом добытой информации;
  • Оперативно-технических служб;
  • Вспомогательных служб;
  • Кроме того, структура включает в себя систему, занимающуюся подготовкой кадров.

По заверениям руководящих лиц СВР, такая структура не является застывшей. Наоборот, она достаточно гибка, и может меняться в связи с новыми задачами и сменой обстановки.

Подробнее о деятельности СВР России

  1. Политическое направление российской разведки. В обязанность сотрудников этого направления входит добывание всяческой информации, касающейся того или иного аспекта политики, проводимой правительствами других стран. Внешнеполитические установки, намерения и проекты законов иностранных правительств интересуют сотрудников данного направления прежде всего. Кроме того, российские разведчики собирают сведения о планах и конкретной деятельности заграничных и международных общественных и политических структур (партии, общественные движения и пр.), а, кроме того, планы, намерения и конкретные дела ведущих зарубежных политиков и общественных деятелей. Разумеется, все это делается в целях обеспечения интересов России;
  2. Аналитическое и научно-исследовательское направление. Здесь обрабатываются, анализируются и обобщаются полученные сведения, готовятся аналитические документы по тому или иному важному вопросу, касающемуся, в первую очередь, всяческих глобальных международных процессов и явлений. После обработки аналитические выводы представляются высшим должностным лицам российского государства;
  3. Экономическое направление. Исходя из названия, основным интересом этой службы является все, что связано с экономикой других стран, зарубежных экономических структур и финансовых институтов. Сотрудников этого направления интересует, что творится на сырьевых рынках, на валютных и на рынках металлов и пр. В задачу экономических разведчиков входит также создание выгодных для России условий, при выполнении которых Россия смогла бы достичь успехов во внешнеэкономической деятельности;
  4. Научно-техническое направление. Здесь сотрудники призваны находить упреждающую информацию о всяческих технических, а также научных новшествах. Первоочередной интерес представляют различные инновации, связанные с изобретением нового вооружения;
  5. Служба внешней разведки. Первая обязанность этой службы состоит в обеспечении безопасного пребывания российских официальных лиц и граждан за границей. Служба внешней разведки противодействует спецслужбам других стран, а также криминальным структурам, которые могут нанести вред стране. В последнее время данная служба противостоит также организованным международным преступным сообществам (наркобизнес, терроризм, незаконное распространение всяческих видов вооружений, торговля людьми и пр.).

Полномочия Службы внешней разведки

У СВР имеется немало специфических полномочий, которыми наделило ее федеральное законодательство:

  • Право вербовки агентуры, привлекая к сотрудничеству лиц, добровольно согласившихся на это;
  • Шифровать своих сотрудников, не разглашая, где и кем они на самом деле работают;
  • Выдавать зашифрованным сотрудникам специальные документы, в которых значится, что они работают в учреждениях и фирмах, не имеющих отношения к СВР;
  • Осуществляя разведывательную деятельность, служба взаимодействует с федеральными исполнительными властями всех уровней, если в этом возникает необходимость;
  • Обеспечивает сохранность гостайны и предотвращает ее утечку;
  • Обеспечивает безопасное пребывание российских официальных лиц и других граждан РФ во время их пребывания за пределами России;
  • Поддерживает безопасность лиц, допущенных к гостайне во время их зарубежных командировок;
  • Служба имеет право взаимодействовать с аналогичными службами других государств. Порядок такого взаимодействия оговорен в российских федеральных законах;
  • Имеет право создавать специальные учебные заведения, учреждения, где повышается квалификация ее сотрудников, учреждать научно-исследовательские институты, архивы, выпускать специальные печатные издания;
  • Обеспечивает собственную безопасность в соответствии с действующим законодательством;
  • Служба может создавать всяческие организационные структуры, если она считает, что они помогут ей эффективней исполнять возложенные на службу обязанности.

Все перечисленные полномочия законодательно закреплены в федеральном законе «О внешней разведке».

Защита сотрудников Службы внешней разведки законом

Государство обеспечивает защиту всех категорий сотрудников СВР. Никто, кроме непосредственного начальства, не имеет права препятствовать служебной деятельности сотрудников СВР или вмешиваться в выполнение ими своих служебных обязанностей. Об этом говорится в упомянутом законе «О внешней разведке».

То же самое касается и лиц, конфиденциально сотрудничающих со Службой внешней разведки. Какие-либо сведения о таких лицах, равно как и все нюансы, связанные с сотрудничеством, являются государственной тайной, и рассекречиванию не подлежат никогда. В случае необходимости такие лица, равно как и члены их семей, могут быть взяты под специальную защиту.

Как можно стать сотрудником СВР

Чтобы стать разведчиком, необходимо окончить специальное учебное заведение – Академию внешней разведки. Требования к будущим разведчикам таковы:

  • Возраст от 22 до 30 лет;
  • Высшее гуманитарное либо техническое образование;
  • Отменное физическое здоровье;
  • Отсутствие троек и «неудов» во время учебы на последнем курсе учебного заведения, где кандидат в разведчики получал высшее образование;
  • Незаурядные способности к иностранным языкам;
  • Прекрасное знание русского языка;
  • Высокая общеобразовательная, научно-техническая, политическая и общекультурная подготовка;
  • Искренний патриотизм;
  • Искреннее и обоснованное желание работать в разведке;
  • Умение логически мыслить как в устной, так и в письменной форме, а также умение внятно излагать мысли на бумаге;
  • Отсутствие психологических сдвигов (экстремизм, авантюризм, религиозный экстремизм).

После прохождения медицинского и психологического освидетельствования, кандидаты на зачисление в Академию предстают перед специальной комиссией, которая в результате собеседования выявляет, насколько хорошо кандидат владеет русским языком, а также каковы его способности к иностранным языкам. По результатам собеседования комиссией выдается заключение, где указаны положительные, а также отрицательные стороны кандидата. Затем кандидат получает советы, как ему лучше устранить его отрицательные свойства, после чего оглашается решение комиссии о зачислении кандидата на обучение в академию, либо кандидату аргументированно отказывают в зачислении.

Состояние Службы внешней разведки в настоящее время

Как свидетельствуют отечественные эксперты, в настоящее время СВР России находится на высоте. В доказательство своих слов они приводят следующие аргументы.

Во-первых, СВР удалось избежать реорганизаций, которым подверглись другие российские силовые структуры. Во-вторых, профессионализм российских разведчиков за последние годы поднялся на чрезвычайно высокий уровень. В настоящее время СВР – это высокопрофессиональная, законопослушная и не подверженная влиянию какой-либо конкретной идеологии структура, способная к выполнению задач самого высокого уровня.

warways.ru

Глава 32. Зарождение внешней разведки России в 1917–1920 году

Глава 32. Зарождение внешней разведки России в 1917–1920 году

С победой Октябрьской революции в России молодому государству, чтобы обеспечить защиту своих жизненных интересов, успешно осуществлять внешнеполитический курс, следовало иметь исчерпывающую, достоверную и своевременно поступающую информацию о противнике, о внутренней и внешней политике сопредельных государств, державах «Антанты», их секретных военно-политических планах.

Дипломатическим путем таких сведений получить было нельзя, тем более, что Советская Россия и к 1920 году не имела дипломатических отношений со многими из них.

Подразделения разведки Советского государства создавались в Красной Армии и во Всероссийской чрезвычайной комиссии. Закордонная разведка создавалась как неотъемлемая часть чекистских органов.

Попытки вести разведку за границами Советской России предпринимались ВЧК сразу же после ее создания. Инициатором их был Председатель ВЧК Ф.Э.Дзержинский.

До создания самостоятельной разведывательной службы ВЧК — ОГПУ различные подразделения военных и чекистских органов самостоятельно решали контрразведывательные и разведывательные задачи, формулируя их в зависимости от складывающейся ситуации.

Главная задача, стоявшая перед этими органами, заключалась в борьбе с внутренней и внешней контрреволюцией. При этом чрезвычайные комиссии, в частности, на Дальнем Востоке, давали задания своим сотрудникам и агентуре по проникновению в контрреволюционные организации, в том числе за кордоном.

В годы Гражданской войны возникла необходимость засылки агентуры в сопредельные страны для выяснения планов Антанты и белогвардейцев в отношении России. Пионером в этом деле был Дзержинский.

В начале 1918 года он лично привлек к секретному сотрудничеству в качестве агента бывшего издателя газеты «Деньги» Филиппова, который доброжелательно относился к советской власти, имел обширные связи среди русских промышленников и располагал неплохими разведывательными возможностями.

По заданию Дзержинского Филиппов неоднократно выезжал в Финляндию для сбора политической информации о положении в стране, планах Финляндии в отношении Советской России, замыслах белой гвардии, настроениях солдатских масс и матросов бывшего царского флота, находившихся в те времена в финских портах.

Вскоре органы ВЧК осуществили вывод другого агента в Турцию. В феврале 1918 года Дзержинский направил полномочному представителю России в Турции письмо с просьбой оказать ему возможное содействие в выполнении разведзаданий.

Закордонную разведку стали проводить и приграничные чрезвычайные комиссии. Перед ними ставилась задача получения сведений о деятельности зарубежных контрреволюционных организаций, ведущих активную деятельность.

На практике же агентурную работу пограничные ЧК проводили лишь в приграничной зоне соседних государств и, в основном, для охраны границ России.

С началом Гражданской войны и иностранной интервенции 6 января 1919 года было принято решение об образовании на базе армейских ЧК Особых отделов для организации агентурной работы за рубежом с целью активизации борьбы с контрреволюцией и шпионажем в армии.

Агентурной работой за рубежом занимались оперативные отделения и отделения осведомительной службы, входившие в состав особых отделов. В целях усиления разведывательной работы за рубежом весной 1920 года в Особом отделе ВЧК создается Иностранный отдел, а при особых отделах фронтов, армий и ЧК некоторых губерний — иностранные отделения.

Они приступили к созданию первых резидентур в некоторых иностранных государствах. В соответствии с инструкцией ВЧК для ИНО Особого отдела, при каждой дипломатической и торговой миссии РСФСР создавалась резидентура.

Резидент работал под легальным прикрытием в миссии и его как разведчика знал лишь глава учреждения. В помощь резиденту выделялся один или два оперработника.

Такие резидентуры позднее получили название легальных. Резиденту предписывалось не реже одного раза в неделю отсылать в Центр сведения в шифрованном виде.

Эта же инструкция предусматривала также создание нелегальных резидентур в тех странах, с которыми мы не имели дипломатических отношений.

По мере необходимости нелегальные резидентуры создавались и там, где имелись легальные. В таких случаях для большей конспирации агент нелегальной резидентуры не поддерживал контактов с легальной резидентурой ВЧК, а имел связь непосредственно с Особым отделом.

Таким образом, внешняя политическая разведка зародилась в недрах Особого отдела ВЧК и оформилась как специальное подразделение к лету 1920 года.

К лету 1920 года международное и внутреннее положение нашей страны усложнилось. Советско-польская война закончилась поражением Советской России.

Чуда на Висле не произошло, так как из-за личных разногласий Сталина и Троцкого Красная Армия действовала несогласованно. Польские войска оккупировали земли Западной Украины и Белоруссии.

Стало ясно, что без хорошо организованной работы за границей органы ВЧК не смогут своевременно выявлять и пресекать подрывную деятельность противника.

В сентябре 1920 года было принято решение Политбюро о реорганизации закордонной разведки. Была создана специальная комиссия под председательством Ф.Э.Дзержинского.

Двадцатого декабря 1920 года он подписал приказ N 169 о создании Иностранного отдела ВЧК — ИНО. Эту дату принято считать датой рождения внешней разведки. Она выводилась из состава Особого отдела ВЧК и становилась самостоятельным подразделением.

Приказ N 169, в частности, гласил:

— иностранный отдел Особого отдела ВЧК расформировать и организовать Иностранный отдел ВЧК;

— временно исполняющим дела начальника Иностранного отдела ВЧК назначается тов. Давыдов, которому в недельный срок представить на утверждение Президиума штаты Иностранного отдела.

Подпись: Председатель ВЧК Дзержинский.

На ИНО ВЧК было возложено выполнение следующих функций:

— организация разведаппаратов — резидентур за границей и руководство ими;

— проведение агентурной работы среди иностранцев на территории нашей страны;

— обеспечение паспортно-визового режима.

30 декабря 1920 года Дзержинский утвердил организационную структуру и штатное расписание ИНО.

Штатным расписанием предусматривалось иметь следующие кадры:

— руководство отдела — начальник, два помощника начальника, особый уполномоченный для особо важных заданий, юрисконсультант, два сотрудника и один младший сотрудник для поручений;

— канцелярия отдела — начальник канцелярии, его заместитель, два старших делопроизводителя, три младших, два переводчика и три машинистки;

— агентурное отделение — начальник отделения, его заместитель, два уполномоченных, два сотрудника для поручений, один шифровальщик, одна машинистка;

— иностранное отделение — уполномоченный, секретарь отделения, машинистка;

— бюро виз в составе 11 человек.

Перед ИНО ВЧК в то время ставились две основных задачи:

— получение сведений о подрывной деятельности контрреволюционных белогвардейских организаций за границей и их агентуры, засылаемой в нашу страну;

— добывание секретной документальной информации, имеющей важнейшее значение для обеспечения безопасности государства.

Главным противником внешняя разведка в тот период считала эмигрантские белогвардейские организации, в том числе Российский общевоинский союз — РОВС, Народно-трудовой союз — НТС, организацию Бориса Савинкова. Активную роль в задержании и аресте Савинкова сыграли чекисты Сыроежкин, Федоров, Пузицкий.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Леонид МлечинИстория внешней разведки. Карьеры и судьбы

От автора

Самый громкий шпионский скандал последнего времени разгорелся летом 2010 года, когда министерство юстиции США сообщило о раскрытии сети разведчиков-нелегалов, работавших на Службу внешней разведки России. Федеральное бюро расследований рассказало, что слежка за российской агентурой продолжалась много лет, прослушивались телефонные разговоры, в домах установили микрофоны, вели круглосуточное наблюдение. Арестовали одиннадцать человек. Но предъявить обвинение в шпионаже им не смогли! Обвинили в работе на иностранное правительство, отмывании денег, подделке паспортов и использовании чужих имен.

Это показалось странным. Еще удивительнее – разнородный состав группы. Опытный нелегал, несколько человек с выданными на имя давно умерших людей паспортами (в основном канадскими), и граждане России, которые не скрывали своего происхождения. Что между ними общего? После арестов одни возмущались тем, что американцы взяли непричастных, другие говорили о деградации российской разведки, прибегающей к помощи дилетантов. Более трезвый анализ показал: в современном мире работа разведки становится невероятно сложной. Борьба с терроризмом привела к усложнению процедур проверки. Привычные способы засылки нелегалов с паспортами на чужие имена уходят в прошлое. Попытка установить связь с агентом тоже часто заканчивается провалом.

Разведки приспосабливаются к меняющемуся миру и ищут новые способы проникновения в интересующую их среду. Одна из очевидных идей – используя открытость современного общества, наладить внедрение под собственными именами, в надежде, что молодые люди без прошлого не вызовут подозрений, сумеют устроиться и со временем займут важные для службы позиции. Необычной была реакция на аресты в США российских руководителей. Правительства не признают публично своей ответственности за нелегальных разведчиков и выручают их закулисно. На сей раз все было иначе. Министерство иностранных дел сразу же признало всех арестованных гражданами России и обещало им всю необходимую помощь. В обмен на отказ от судебного процесса над арестованными разведчиками Москва согласилась выпустить четырех осужденных за шпионаж. Президент Дмитрий Медведев помиловал бывшего полковника военной разведки Сергея Скрипаля, обвиненного в работе на британскую разведку, ученого Игоря Сутягина, бывшего полковника СВР Александра Запорожского и бывшего майора КГБ Геннадия Василенко, признанных виновными в шпионаже в пользу Соединенных Штатов.

А суд в Нью-Йорке приговорил девятерых граждан России и одну гражданку Перу к одиннадцати дням заключения, которые они отбыли, конфискации имущества и высылке из США. Арестованные подписали соглашение, признав себя виновными в «преступном сговоре с целью действовать в качестве тайных агентов правительства Российской Федерации». Обвинение в заговоре с целью отмывания денег с них сняли. Все они подтвердили в суде, что тайно работали на Россию. Все признали, что их деятельность носила преступный характер, и согласились с тем, что без разрешения министра юстиции США они никогда не вернутся в Соединенные Штаты. Обмен произвели в аэропорту Вены.

С вернувшимися на родину разведчиками встретился премьер-министр Владимир Путин, пел с ними любимую песню «С чего начинается Родина». Президент Дмитрий Медведев всех наградил. Обещали их хорошо трудоустроить, и, судя по тому, что просочилось в прессу, обещания исполнены.

Арестованные, судя по всему, не представляли собой организованную группу, но каким-то образом обратили на себя внимание ФБР. В результате был провален разведчик, называвший себя Хуан Лacapo. Его внедрение началось еще в середине семидесятых через Испанию. Он сумел натурализоваться в Перу, женился там и с подлинными документами перебрался в США.

Это история абсолютного успеха! Отсутствие текущей информации, получаемой от него, не должно вводить в заблуждение. В советские времена нелегалы внедрялись на случай чрезвычайных обстоятельств – то есть войны. Когда посольство и все остальные официальные учреждения закроются, разведчикам, действующим под легальным прикрытием, придется покинуть страну. Вот тогда пробьет час нелегальных резидентур, они возьмут на себя всю разведывательную работу… Как же его потеряли? Суд в Москве в июле 2011 года назвал виновным полковника Потеева из управления нелегальной разведки, который перебежал к американцам и всех продал.

Зачем вообще существует разведка?

Соединенные Штаты и Россия считают необходимым содержать гигантский разведывательный аппарат прежде всего потому, что разведка – атрибут великой державы. Разведка обещает вовремя предупредить страну о возникновении угрозы для национальной безопасности страны. Но история показывает, что даже самая мощная служба не способна спасти государство от внезапного нападения. Что интересно: если нападение или иная угроза застигнет страну врасплох, разведка всегда сумеет оправдаться. Она станет доказывать, что предупреждала о грядущем нападении, но к ней или не прислушались, или ее сообщения неправильно поняли.

Способна ли разведка предсказать войны, революции, государственные перевороты, падение правительств?

У американцев, например, длинный список претензий к собственной разведке. Она не сумела предсказать нападение японцев в декабре сорок первого на американскую базу в Пёрл-Харборе, способность Советского Союза быстро создать собственное атомное оружие, исламскую революцию в Иране, страшный теракт 11 сентября 2001 года, революционную волну на Ближнем Востоке в 2011 году…

Разведка – это огромная империя, и, как всякая империя, она озабочена своим выживанием. Службе внешней разведки России нужно мощное и опасное ЦРУ, чтобы оправдать собственное существование, и наоборот. Выходит, что любая разведка объективно заинтересована в продолжении холодной войны, в создании атмосферы напряженности, в том, чтобы общество боялось врагов и вражеского шпионажа. Это приносит увеличение ассигнований и числа резидентур за рубежом, новые звездочки на погонах, продвижение по службе. Иногда создается ощущение, что разведка придумывает угрозы, раздувает опасность и сеет страх у государственных руководителей, которым подсовывает пугающие сообщения о вражеской активности.

Каким образом разведка делает себя нужной? Удобный способ расположить к себе руководителя страны – внушить ему чувство, что он получает информацию, которая недоступна другим. Политики ощущают свою принадлежность к кругу избранных и привыкают к секретным сводкам, как к наркотику.

Разведчики предпочитают молчать о том, чем они занимаются, утверждая, что раскрытие секретов опасно для безопасности страны. Так что совершенно невозможно установить степень эффективности разведки. Некоторые историки утверждают, что разведка не приносит никакой реальной пользы. Разведки стоят слишком дорого, они не оказывают реального влияния на политику своих государств, а заняты борьбой друг с другом. На это разведка обыкновенно отвечает, что безоружна перед клеветой, поскольку не имеет права разглашать истину, поэтому ее успехи остаются невоспетыми, а о неудачах трубят на каждом шагу.

Германский канцлер Отто фон Бисмарк писал в своих воспоминаниях, что никогда не верил своим разведчикам, потому что большую часть времени они тратили на придумывание историй, которые должны были подтвердить их незаменимость, а также доказать, что выделенные им деньги потрачены не зря.

Часть первая
Отечественная разведка в лицах

Яков Давтян
Приказ № 169

В Советской России разведку стали создавать на три года позже контрразведки и политической полиции. Разведка понадобилась тогда, когда сражение за власть уже было выиграно.

В апреле 1920 года внутри особого отдела ВЧК, военной контрразведки, появилось новое подразделение – иностранный отдел. В разработанной для него инструкции говорилось, что в каждой стране, где откроется дипломатическое или торговое представительство Советской России, будет создана и резидентура разведки. Причем разведчики займут официальное положение в представительстве, но только главу миссии поставят в известность, кто из его подчиненных на самом деле резидент.

12 декабря 1920 года создатель советских карательных органов Феликс Эдмундович Дзержинский написал управляющему делами ВЧК:

«Прошу издать секретный приказ за моей подписью о том, что ни один отдел ВЧК не имеет права самостоятельно отправлять агентов, или уполномоченных, или осведомителей за границу без моего на то согласия.

Составьте проект приказа об Иностранном отделе ВЧК (с ликвидацией Иностранного отдела Особого отдела ВЧК) и начальнике его и о том, что все агенты за границу от ВЧК могут посылаться только этим отделом».

После окончания Гражданской войны у чекистов появились новые заботы и новые интересы. Советская власть в России утвердилась, хотя большевики по-прежнему опасались интервенции. На очереди была мировая революция. В политбюро хотели знать, что происходит в других странах: не готовятся ли они напасть на Россию и не созрели ли для народного восстания?

20 декабря Дзержинский подписал знаменитый приказ № 169:

«1. Иностранный отдел Особого Отдела ВЧК расформировать и организовать Иностранный Отдел ВЧК.

2. Всех сотрудников, инвентарь и дела Иностранного Отдела ООВЧК передать в распоряжение вновь организуемого Иностранного отдела ВЧК.

3. Иностранный Отдел ВЧК подчинить Начальнику Особотдела тов. Менжинскому.

4. Врид. Начальником Иностранного Отдела ВЧК назначается тов. Давыдов, которому в недельный срок представить на утверждение Президиума штаты Иностранного отдела.

5. С опубликованием настоящего приказа все сношения с заграницей, Наркоминделом, Наркомвнешторгом, Центроэваком и Бюро Коминтерна всем Отделам ВЧК производить только через Иностранный отдел».

Временно исполняющим обязанности начальника иностранного отдела стал Яков Христофорович Давтян (в чекистском обиходе использовался псевдоним – Давыдов). Он родился в 1888 году в Нахичевани. Отец рано умер, заботу о воспитании мальчика взял на себя дядя. Яков Давтян окончил 1-ю Тифлисскую гимназию и поехал поступать в Петербургский университет. В социал-демократическую партию он вступил в 1905 году, еще учась в гимназии.

 

За активную подпольную деятельность молодой большевик был в 1907 году арестован. Его выпустили под залог, и он сразу уехал в Бельгию, где учился в политехническом университете. Там он познакомился с Инессой Арманд, возлюбленной Ленина. Она сыграла решающую роль в судьбе Якова Христофоровича. Во время Первой мировой войны Германия оккупировала Бельгию. Яков Давтян был арестован, как гражданин враждебной страны. Его освободили только в августе 1918 года, когда в Берлин приехал первый советский полпред Адольф Иоффе, член ЦК и соратник Троцкого.

После заключения Брестского мира Советская Россия воспринималась немецкими властями почти как союзник, и личного поручительства полпреда было достаточно, чтобы Давтян вышел на свободу. Он вернулся в Москву. В феврале 1919 года вместе с Инессой Арманд в составе миссии Российского Красного Креста поехал в Париж, где занимался возвращением русских солдат из экспедиционного корпуса на родину.

Потом Давтяна командировали в Киев уполномоченным Совета обороны, на Южном фронте он был начальником политотдела 1-й Кавказской кавалерийской дивизии. В начале 1920 года Давтяна назначили первым секретарем полпредства в Эстонии, затем он был секретарем делегации, которая во главе с заместителем главы советского правительства Львом Борисовичем Каменевым отправилась в Англию договариваться об урегулировании спорных вопросов.

В конце года Давтяна вернули в Наркомат по иностранным делам и назначили заведовать отделом Прибалтики и Польши. Одновременно Инесса Арманд рекомендовала его председателю ВЧК. А Феликсу Эдмундовичу нужен был образованный человек, знающий заграничную жизнь. 12 ноября 1920 года по просьбе Дзержинского оргбюро ЦК, ведавшее распределением партийных кадров, перевело Давтяна из Наркоминдела в ВЧК.

30 ноября ему поручили исполнять обязанности начальника еще не созданного иностранного отдела. Яков Давтян продолжал совмещать работу в двух ведомствах, благо они находились рядом друг с другом: ВЧК – на Лубянке, а Наркоминдел располагался тогда в доме бывшего страхового общества «Россия» на пересечении Кузнецкого моста и Лубянки (теперь это площадь Воровского). Дипломаты несколько иронически называли чекистов «соседями». Это словечко прижилось и употребляется до сих пор.

Победа в Гражданской войне показала, что советское правительство твердо контролирует всю территорию России. Противники большевиков бежали и превратились в эмигрантов. При всей симпатии к ним западные правительства больше не могли игнорировать реальность – Россия слишком большая страна, чтобы вовсе не поддерживать с ней отношения. Правда, процесс признания Советской России растянулся на десятилетие. Основная часть мирового сообщества не желала иметь дело с коммунистическим правительством.

Дипломатические отношения с Соединенными Штатами были установлены только 16 ноября 1933 года. Открытие советского посольства в Вашингтоне происходило с большой помпой. Прием был организован великолепно, знатные вашингтонцы валом валили в посольство, поскольку это было любопытно, а также потому, что ожидалось шампанское.

Шампанское действительно подавали, а также и водку. Сухой закон, действовавший в США с 1917 года, только что был отменен, но настрадавшиеся американцы никак не могли утолить свою жажду. В драке из-за икры и шампанского оказалось немало пострадавших, причем только американцев. Русские были предупреждены, что в случае эксцессов их отошлют домой.

Первый полпред в Соединенных Штатах Александр Антонович Трояновский никогда больше не угощал американских гостей водкой на больших приемах. Он пришел к неутешительному для американцев выводу: «Они не умеют пить».

Создание легальных резидентур советской политической разведки под крышей официальных представительств шло медленно. Но разведчики устраивались в любом советском учреждении за границей.

Начальником иностранного отдела ВЧК Давтяна так и не утвердили. Не сложились у него отношения с чекистским руководством. Он, подумав, все-таки предпочел дипломатию, как более надежное дело, и в конце января 1921 года вернулся в Наркоминдел. Его назначили советником полпредства в Венгрию, где власть перешла к революционному правительству.

На посту руководителя иностранного отдела ВЧК Давтяна сменил Рубен Павлович Катанян, который до этого работал в политуправлении Реввоенсовета Республики, а потом в аппарате ЦК партии. Катанян был родом из Тифлиса, окончил юридический факультет Московского университета, до революции работал адвокатом. В студенческие годы присоединился к социал-демократам и находился под негласным надзором полиции.

Он был начальником разведки с 20 января по 10 апреля 1921 года. Из разведки ушел в прокуратуру. Юридическая стезя привлекала его больше оперативной работы. В 1938 году Катаняна посадили, он провел семнадцать лет в местах не столь отдаленных. В пятьдесят шестом реабилитировали, и еще десять лет он прожил на свободе.

В иностранный отдел вернулся Яков Давтян. Его поездка в Венгрию не состоялась, потому что социалистическое правительство там уже свергли. Но и второе пришествие Якова Христофоровича было недолгим. В августе 1921 года он был утвержден полпредом в Литве. Впрочем, и на дипломатическом посту он охотно выполнял поручения разведки. Он работал в Китае, Туве, Франции, Иране, Греции, Польше, часто совмещая дипломатическую должность с обязанностями резидента внешней разведки.

В Париж Давтян поехал советником полпредства. Полпредом был Христиан Георгиевич Раковский, бывший руководитель Украины, отправленный в дипломатическую ссылку за дружбу с Троцким. Давтян не только вел основную часть дипломатической работы, но и успешно занимался вербовкой агентуры.

«Длительное пребывание в Европе оставило на нем резкий отпечаток, выделивший его среди других крупных советских работников. Высокий, красивый брюнет с правильными чертами лица, корректно обращавшийся к окружающим, Давтян производил очень выгодное впечатление. В отличие от прежних послов Давтян имел еще то преимущество, что владел европейскими языками» – таким полпред в Иране Давтян запомнился Георгию Сергеевичу Агабекову, назначенному в 1927 году резидентом советской внешней разведки в Тегеран.

Атабеков стал первым советским разведчиком, бежавшим на Запад. Свои воспоминания он написал еще в 1930 году. Они вышли под названием «Секретный террор: записки разведчика». Летом 1937 года Атабеков, судя по всему, был ликвидирован недавними сослуживцами из летучей группы иностранного отдела, уничтожавшей перебежчиков.

У Якова Давтяна разведчик Атабеков обнаружил не одни только достоинства: «Оборотная сторона его характера сводила на нет все его преимущества. Он был трусливым, нерешительным человеком, без всякой инициативы. Трудолюбие его ограничивалось исполнением без размышления всех директив Москвы. По самым незначительным вопросам он запрашивал разрешения Москвы».

Осенью 1937 года Якова Давтяна отозвали из Варшавы, где он был полпредом. 21 ноября арестовали. Его обвинили в работе на польскую разведку и в создании правотроцкистской организации в советском полпредстве в Варшаве, выжимали нужные следствию показания совершенно фантастического свойства.

30 апреля 1938 года нарком внутренних дел генеральный комиссар госбезопасности Николай Иванович Ежов отправил Сталину «сводку важнейших показаний арестованных Управлениями НКВД за 28-е апреля». В списке значится и Давтян, бывший полпред в Польше.

«Давтян дал дополнительные показания о том, что в 1937 году в Париже представитель Закавказской Федерации Пирумов Симон связал его с крупным нефтяником – английским подданным Гульбенкяном, который договорился с Давтяном о совместной работе под руководством англичан за отрыв Армении от СССР…

Давтян будучи в Персии вел практическую контрреволюционную националистическую работу, имея связь с Местроном (представитель духовенства, английский разведчик) и английским консульством…»

28 июля 1938 года первого начальника советской разведки расстреляли.

Соломон Могилевский
Загадочная авиакатастрофа

Некоторое время иностранный отдел ВЧК (а с 6 февраля 1922 года ИНО ГПУ) возглавлял Соломон Григорьевич Могилевский.

Он родился в 1885 году в Екатеринославской губернии. Совсем молодым присоединился к социал-демократам, в 1904 году был арестован. Его, как и Давтяна, выпустили под залог. И он точно так же уехал за границу – в Швейцарию. Он поступил на юридический факультет Женевского университета и познакомился с Лениным, безоговорочно поверив в его правоту. Вернувшись в 1906 году в Россию, вел подпольную работу. После первой русской революции поступил на юридический факультет Петербургского университета, оттуда перевелся в Москву.

В Первую мировую Соломона Могилевского мобилизовали в царскую армию. Служил под Минском. После Февральской революции вошел в состав Минского совета. После Октябрьской революции Могилевский работал в Иваново-Вознесенске, где его сделали сначала губернским комиссаром юстиции, затем председателем революционного трибунала.

Весной 1918 года его взяли в Москву в Наркомат юстиции и почти сразу отправили восстанавливать советскую власть в Поволжье, оттуда перебросили на Украину, назначили заместителем председателя ревтрибунала 12-й армии.

Осенью 1919 года Могилевского вернули в Москву заведующим следственной частью Московской чрезвычайной комиссии, затем повысили – утвердили заместителем начальника особого отдела МЧК.

В августе 1921 года, после ухода Давтяна, Соломон Могилевский стал руководителем иностранного отдела ВЧК. Видимо, учли, что до революции он некоторое время жил в эмиграции, следовательно, среди не слишком грамотных чекистов считался знатоком иностранной жизни.

В феврале 1922 года ВЧК преобразовали в Государственное политическое управление при Наркомате внутренних дел (ГПУ). В утвержденном политбюро, а затем и ВЦИК «Положении о Государственном политическом управлении» перечислялись задачи нового ведомства:

предупреждение и подавление открытых контрреволюционных выступлений;

борьба с вооруженными восстаниями;

раскрытие контрреволюционных организаций в народном хозяйстве;

охрана государственных тайн и борьба со шпионажем;

охрана железнодорожных и водных путей сообщения, борьба с хищениями грузов;

охрана государственных границ;

выполнение специальных заданий ВЦИК и Совнаркома по охране революционного порядка.

Разведка в этом исчерпывающем перечне задач ГПУ даже не упоминается. Это свидетельствует о том, что закордонная разведка в тот момент мало интересовала руководство страны. Иностранный отдел включили в состав секретно-оперативного управления ГПУ.

Разведкой Могилевский руководил недолго. В те годы шла кадровая чехарда, более или менее ценных работников перебрасывали с места на место. В марте 1922 года Могилевского назначили полномочным представителем ГПУ в только что созданной Закавказской Федерации, объединившей Грузию, Азербайджан и Армению. Одновременно он получил под командование внутренние и пограничные войска Закавказской Федерации. Заместителем ему дали Лаврентия Павловича Берию, молодого, но подававшего большие надежды чекиста.

За подавление восстания в Грузии, которое назвали меньшевистским, Могилевский получил орден Красного Знамени.

Соломон Могилевский погиб 22 марта 1925 года, когда во время перелета из Тифлиса в Сухуми загорелся и рухнул самолет «Юнкере-13». Погибли и летевшие с ним кандидат в члены ЦК секретарь Закавказского краевого комитета партии Александр Федорович Мясников (Мясникьян), заместитель наркома рабоче-крестьянской инспекции Георгий Александрович Атарбеков и оба летчика.

Некоторые историки полагают, что катастрофа не была случайной: Могилевский что-то узнал о своем заместителе Берии и хотел доложить об этом. Но не успел – Лаврентий Павлович его убрал. Впрочем, другие исследователи полагают, что Берия опасался не Могилевского, а замнаркома Георгия Атарбекова, который раньше служил в ЧК и считал Берию темной личностью.

Но эта версия не подкреплена никакими доказательствами. Во-первых, взорвать самолет вовсе не простое дело. Во-вторых, Лаврентий Павлович Берия, конечно, вполне был способен на любое преступление, но в тот момент ему, вообще говоря, нечего было опасаться. Незачем было и устранять пассажиров «Юнкерса-13».

Карьера Берии началась с того, что он по заданию товарищей проник в контрразведку независимого Азербайджана, где у власти находилась партия «Мусават» (в переводе на русский – «Равенство»), С осени 1919 года по март 1920 года молодой Лаврентий Берия официально служил агентом Организации по борьбе с контрреволюцией (контрразведка) при Комитете государственной обороны независимой Азербайджанской республики.

 

Лаврентий Павлович всегда утверждал, что выполнял поручение товарищей по партии. Их эта история смущала, устраивались проверки, опрашивали уцелевших подпольщиков. И именно в 1925 году ЦК компартии Азербайджана принял решение, которое полностью оправдывало Берию.

Лаврентий Павлович совершил много преступлений, но, что бы про него ни говорили, служил он только одной власти – советской…

В апреле 1922 года в составе ГПУ был образован еще и восточный отдел, который ведал национальными республиками в азиатской части страны и их связями с соседними государствами. Нарком по иностранным делам Георгий Васильевич Чичерин довольно быстро установил дипломатические отношения с Афганистаном, Турцией, Китаем, Ираном, Саудовской Аравией.

Руководил восточным отделом Ян Христофорович Петерс, бывший заместитель председателя ВЧК.

«Петерсу было тридцать два года, но выглядел он еще моложе, – таким его увидела в начале семнадцатого американская журналистка Бесси Битти, приехавшая в Россию после Февральской революции. – Энергичный, подвижный, нервный малый с копной кудрявых, зачесанных со лба черных волос, с вздернутым носом, придававшим его лицу вопрошающее выражение. Голубые глаза были необычайно добрыми».

Петерс произвел на американку глубокое впечатление своей искренностью. Ночью 25 октября 1917 года, когда власть в Петрограде перешла к большевикам, он ей сказал:

– Если мы потерпим поражение, все пропало. Мне первому перережут горло. Но все-таки мы сделаем попытку, и если даже мы будем разбиты, я знаю: придет день, когда мир скажет, что темная Россия сделала все, чтобы дать мир всем измученным войной народам!

Петерс, старый большевик, вошел в первый состав коллегии ВЧК. В 1918 году он допрашивал английского дипломата Роберта Брюса Локкарта, обвиненного в заговоре против советской власти. Петерс показал англичанину свои ногти в доказательство тех пыток, которым подвергся в застенках дореволюционной России, пишет Локкарт. Ничто в характере Петерса не выдавало бесчеловечное чудовище, каким его обычно считали. Петерс говорил Локкарту, что каждое подписание смертного приговора причиняет ему физическую боль.

«Я думаю, – писал Локкарт, – это была правда. В его натуре чувствовалась большая доля сентиментальности, но он был фанатиком, он преследовал большевистские цели с чувством долга, которое не знало жалости… Этот странный человек, которому я внушал почему-то интерес, решил доказать мне, что большевики в мелочах могут быть такими же рыцарями, как и буржуа…»

Летом 1918 года Ян Петерс два месяца исполнял обязанности председателя ВЧК, когда после левоэсеровского мятежа Дзержинский временно сложил с себя полномочия председателя ВЧК. Тогда по указанию Ленина допросили и самого Дзержинского: он тоже находился под подозрением, поскольку в мятеже участвовали его подчиненные-чекисты. И кроме того, как мог он проморгать, что на его глазах готовится убийство немецкого посла и зреет заговор?

Феликс Эдмундович легко оправдался и вернул себе полномочия председателя ВЧК, а Ян Петерс отправился наводить порядок на железных дорогах, потом он был комендантом Петроградского и Киевского укрепленных районов.

Два года он провел в Туркестане представителем ВЧК. Вернувшись в Москву, стал членом коллегии ГПУ, затем ОГПУ. Штат восточного отдела составлял семьдесят человек. Под началом Петерса начинал знаменитый боевик Леонид (Наум) Исаакович Эйтингон, непосредственно занимавшийся убийством Троцкого и дослужившийся в госбезопасности до генерал-майора.

Ян Петерс работал в органах госбезопасности до 1930 года, когда Сталин сменил руководство ОГПУ. Одновременно восточный отдел включили в состав особого отдела (военная контрразведка). Петерс работал в Центральной контрольной комиссии при ЦК, партийной инквизиции. В 1938 году его расстреляли как латвийского шпиона.

fictionbook.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *