Конфликт между азербайджаном и арменией – «Замороженный конфликт» между Азербайджаном и Арменией начинает выплескиваться через край

Армяно-азербайджанский конфликт в Нагорном Карабахе. Справка

10:5205.05.2009

(обновлено: 11:02 05.05.2009)

43366328

15 лет назад (1994) Азербайджан, Нагорный Карабах и Армения подписали Бишкекский протокол о прекращении с 12 мая 1994 года огня в зоне карабахского конфликта.

15 лет назад (1994) Азербайджан, Нагорный Карабах и Армения подписали Бишкекский протокол о прекращении с 12 мая 1994 года огня в зоне карабахского конфликта.

Нагорный Карабах – область в Закавказье, де-юре входит в состав Азербайджана. Численность населения – 138 тысяч человек, подавляющее большинство – армяне. Столица – город Степанакерт. Население – около 50 тысяч человек.

По данным армянских открытых источников, Нагорный Карабах (древнеармянское название – Арцах) впервые упоминается в надписи Сардура II, царя Урарту (763—734 до н. э.). В раннем средневековье Нагорный Карабах входил в состав Армении, утверждают армянские источники. После того, как большая часть этой страны в средние века была захвачена Турцией и Ираном, армянские княжества (меликства) Нагорного Карабаха сохраняли полунезависимый статус.

По данным азербайджанских источников, Карабах – одна из древнейших исторических областей Азербайджана. По официальной версии, появление термина «Карабах» относится к VII веку и трактуется как сочетание азербайджанских слов «гара» (черный) и «баг» (сад). В числе других провинций Карабах (Гянджа по азербайджанской терминологии) в XVI в. входил в состав государства Сефевидов, позже стал самостоятельным Карабахским ханством.

Согласно Курекчайскому договору 1805 года, Карабахское ханство, как мусульмано-азербайджанская земля, было подчинено России. В 1813 году по Гюлистанскому мирному договору Нагорный Карабах вошел в состав России. В первой трети XIX в., согласно Туркменчайскому договору и договору Эдирне, началось искусственное размещение переселенных из Ирана и Турции армян в Северном Азербайджане, в том числе в Карабахе.

28 мая 1918 года в Северном Азербайджане было создано независимое государство Азербайджанская Демократическая Республика (АДР), сохранившая свою политическую власть над Карабахом. В то же время объявленная Армянская (Араратская) Республика выдвинула на Карабах свои претензии, не признанные правительством АДР.  В январе 1919 года правительство АДР создало Карабахскую губернию, включавшую в себя Шушинский, Джаванширский, Джебраильский и Зангезурский уезды.

В июле 1921 года решением Кавказского бюро ЦК РКП(б) Нагорный Карабах был включен в состав Азербайджанской ССР на правах широкой автономии. В 1923 году на территории Нагорного Карабаха была образована Нагорно-Карабахская АО в составе Азербайджана.

20 февраля 1988 года внеочередная сессия областного Совета депутатов НКАО приняла решение «О ходатайстве перед Верховными Советами АзССР и АрмССР о передаче НКАО из состава АзССР в состав АрмССР». Отказ союзных и азербайджанских властей вызвал демонстрации протеста армян не только в Нагорном Карабахе, но и в Ереване.

Второго сентября 1991 года в Степанакерте состоялась совместная сессия Нагорно-Карабахского областного и Шаумянского районного советов. На сессии была принята Декларация о провозглашении Нагорно-Карабахской Республики в границах Нагорно-Карабахской автономной области, Шаумянского района и части Ханларского района бывшей Азербайджанской ССР.

10 декабря 1991 года, за несколько дней до официального распада Советского Союза, в Нагорном Карабахе состоялся референдум, на котором подавляющее большинство населения   99,89% – высказалось за полную независимость от Азербайджана.

Официальный Баку признал данный акт незаконным и упразднил существовавшую в советские годы автономию Карабаха. Вслед за этим начался вооруженный конфликт, в ходе которого Азербайджан пытался удержать Карабах, а армянские отряды отстаивали независимость края при поддержке Еревана и армянской диаспоры из других стран.

В ходе конфликта регулярные армянские части полностью или частично захватили семь районов, которых Азербайджан считал своими. В результате Азербайджан потерял контроль над Нагорным Карабахом.

В то же время армянская сторона считает, что под контролем Азербайджана остается часть Карабаха – села Мардакертского и Мартунинского районов, весь Шаумяновский район и Геташенский подрайон, а также Нахичевань.

В описании конфликта стороны приводят свои цифры о потерях, отличающиеся от данных противоположной стороны. По консолидированным данным, потери обеих сторон в ходе карабахского конфликта составили убитыми от 15 до 25 тысяч человек, более 25 тысяч раненых, сотни тысяч мирных жителей покинули места проживания.

5 мая 1994 года при посредничестве России, Киргизии и Межпарламентской Ассамблеи СНГ в столице Киргизии Бишкеке Азербайджан, Нагорный Карабах и Армения подписали протокол, вошедший в историю урегулирования карабахского конфликта как Бишкекский, на основании которого 12 мая была достигнута договоренность о прекращении огня.

12 мая того же года в Москве состоялась встреча министра обороны Армении Сержа Саргсяна (ныне – президент Армении), министра обороны Азербайджана Мамедраффи Мамедова и командующего Армией Обороны НКР Самвела Бабаяна, на которой была подтверждена приверженность сторон ранее достигнутой договоренности о прекращении огня.

Переговорный процесс по урегулированию конфликта начался в 1991 году. 23 сентября 1991 года в Железноводске состоялась встреча президентов России, Казахстана, Азербайджана и Армении. В марте 1992 года была учреждена Минская группа Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) по урегулированию карабахского конфликта, сопредседателями которой являются США, Россия и Франция. В середине сентября 1993 года в Москве состоялась первая встреча представителей Азербайджана и Нагорного Карабаха. Примерно в то же время в Москве состоялась закрытая встреча Президента Азербайджана Гейдара Алиева и занимавшего в то время пост премьер-министра Нагорного Карабаха Роберта Кочаряна. С 1999 года проходят регулярные встречи президентов Азербайджана и Армении.

Азербайджан настаивает на сохранении своей территориальной целостности, Армения защищает интересы непризнанной республики, так как непризнанная НКР не является стороной переговоров.

ria.ru

Суть и история конфликта в Нагорном Карабахе

Нагорный Карабах более 25 лет остается одной из самых потенциально взрывоопасных точек на Южном Кавказе. Сегодня здесь снова идет война — Армения и Азербайджан обвиняют друг друга в эскалации. Читайте в справке Sputnik историю конфликта.

ТБИЛИСИ, 3 апр – Sputnik. Конфликт между Арменией и Азербайджаном начался в 1988 году, когда Нагорно-Карабахская автономная область заявила о выходе из Азербайджанской ССР. Переговоры по мирному урегулированию карабахского конфликта ведутся с 1992 года в рамках Минской группы ОБСЕ.

Нагорный Карабах — историческая область в Закавказье. Численность населения (по состоянию на 1 января 2013 года) — 146,6 тысяч человек, подавляющее большинство — армяне. Административный центр — город Степанакерт.

История вопроса

Армянские и азербайджанские источники имеют различные точки зрения на историю региона. По данным армянских источников, Нагорный Карабах (древнеармянское название — Арцах) в начале первого тысячелетия до н.э. входил в политико-культурную сферу Ассирии и Урарту. Впервые упоминается в клинописи Сардура II, царя Урарту (763-734 до н. э.). В раннем средневековье Нагорный Карабах входил в состав Армении, утверждают армянские источники. После того, как большая часть этой страны в средние века была захвачена Турцией и Персией, армянские княжества (меликства) Нагорного Карабаха сохраняли полунезависимый статус. В XVII-XVIII веках арцахские князья (мелики) возглавляли освободительную борьбу армян против шахской Персии и султанской Турции.

По данным азербайджанских источников, Карабах — одна из древнейших исторических областей Азербайджана. По официальной версии, появление термина «Карабах» относится к VII веку и трактуется как сочетание азербайджанских слов «гара» (черный) и «баг» (сад). В числе других провинций Карабах (Гянджа по азербайджанской терминологии) в XVI веке входил в состав государства Сефевидов, позже стал самостоятельным Карабахским ханством.

В 1813 году по Гюлистанскому мирному договору Нагорный Карабах вошел в состав России.

В начале мая 1920 года в Карабахе была установлена Советская власть. 7 июля 1923 года из нагорной части Карабаха (часть бывшей Елизаветпольской губернии) образована Нагорно-Карабахская автономная область (АО) в составе Азербайджанской ССР с административным центром в селении Ханкенды (ныне — Степанакерт).

Как началась война

20 февраля 1988 года внеочередная сессия областного Совета депутатов НКАО приняла решение «О ходатайстве перед Верховными Советами АзССР и АрмССР о передаче НКАО из состава АзССР в состав АрмССР».

Отказ союзных и азербайджанских властей вызвал демонстрации протеста армян не только в Нагорном Карабахе, но и в Ереване.

2 сентября 1991 года в Степанакерте состоялась совместная сессия Нагорно-Карабахского областного и Шаумянского районного советов, принявшая Декларацию о провозглашении Нагорно-Карабахской республики в границах Нагорно-Карабахской автономной области, Шаумянского района и части Ханларского района бывшей Азербайджанской ССР.

10 декабря 1991 года, за несколько дней до официального распада Советского Союза, в Нагорном Карабахе состоялся референдум, на котором подавляющее большинство населения — 99,89% — высказалось за полную независимость от Азербайджана.

Официальный Баку признал данный акт незаконным и упразднил существовавшую в советские годы автономию Карабаха. Вслед за этим начался вооруженный конфликт, в ходе которого Азербайджан пытался удержать Карабах, а армянские отряды отстаивали независимость края при поддержке Еревана и армянской диаспоры из других стран.

Жертвы и потери

Потери обеих сторон в ходе карабахского конфликта составили, по разным данным, до 25 тысяч человек убитыми, более 25 тысяч были ранены, сотни тысяч мирных жителей покинули места проживания, без вести пропавшими числятся более четырех тысяч человек.

В результате конфликта Азербайджан потерял над Нагорным Карабахом и — полностью или частично — семью прилегающими к нему районами.

Переговоры

5 мая 1994 года при посредничестве России, Киргизии и Межпарламентской Ассамблеи СНГ в столице Киргизии Бишкеке представители Азербайджана, Армении, азербайджанской и армянской общин Нагорного Карабаха подписали протокол с призывом прекратить огонь в ночь с 8 на 9 мая. Этот документ вошел в историю урегулирования карабахского конфликта как Бишкекский протокол.

Соглашение вступило в силу 12 мая 1994 года.

Переговорный процесс по урегулированию конфликта начался в 1991 году. С 1992 года ведутся переговоры по мирному урегулированию конфликта в рамках Минской группы Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) по урегулированию карабахского конфликта, сопредседателями которой являются США, Россия и Франция. В группу также входят Армения, Азербайджан, Белоруссия, Германия, Италия, Швеция, Финляндия и Турция.

С 1999 года проходят регулярные двусторонние и трехсторонние встречи лидеров двух стран. Последняя встреча президентов Азербайджана и Армении Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна в рамках переговорного процесса по урегулированию нагорно-карабахской проблемы состоялась 19 декабря 2015 года в Берне (Швейцария).

Несмотря на окружающую переговорный процесс конфиденциальность, известно, что их основой являются так называемые обновленные Мадридские принципы, переданные Минской группой ОБСЕ сторонам конфликта 15 января 2010 года. Основные принципы урегулирования нагорно-карабахского конфликта, именуемые Мадридскими, были представлены в ноябре 2007 года в столице Испании.

Азербайджан настаивает на сохранении своей территориальной целостности, Армения защищает интересы непризнанной республики, так как НКР не является стороной переговоров.

sputnik-georgia.ru

Карабахский конфликт

Находящаяся в армянском нагорье республика Нагорный Карабах имеет площадь 4,5 тысяч кв. километров.

Карабахский конфликт, ставший причиной ненависти и взаимной вражды между  некогда дружественными народами, уходит корнями в двадцатые годы прошлого столетия. Именно в это время Нагорно-Карабахская Республика, именуемая сегодня – Арцах, превратилась в яблоко раздора между Азербайджаном и Арменией.

Еще до Октябрьской революции эти две республики, втянутые в Карабахский конфликт, вместе с соседней Грузией принимали участие в территориальных спорах. А весной 1920 года нынешние азербайджанцы, которых русские называли «кавказскими татарами», при поддержке турецких интервентов учинили резню армян, которые на тот момент составляли 94% от всего населения Арцаха. Основной удар пришелся на административный центр – город Шуши, где было вырезано более 25 тысяч человек. Армянская часть города была стерта с лица земли.

Но азербайджанцы прогадали: убив армян, уничтожив Шуши, они, хоть и стали хозяевами в регионе, получили полностью разрушенное хозяйство, которое нужно было восстанавливать не один десяток лет.

Большевики, не желая разгорания полномасштабных военных действий, признают Арцах в качестве одной из частей Армении вместе с двумя областями — Зангезур и Нахичевань.

Однако Иосиф Сталин, который в те годы занимал пост наркома по национальным вопросам, под давлением Баку и тогдашнего лидера турков — Ататюрка, принудительно меняет статус республики и передает ее Азербайджану.

Это решение вызывает бурю негодования и возмущения среди армянского населения. По сути, именно оно спровоцировало нагорно-карабахский конфликт.

С тех пор прошло почти сто лет. В последующие годы Арцах, находясь в составе Азербайджана, скрыто продолжал бороться за свою независимость. В Москву посылались письма, в которых говорилось о попытках официального Баку вытравить из этой горной республики всех армян, однако, на все эти жалобы и просьбы о воссоединении с Арменией ответ был один: «социалистический интернационализм».

Карабахский конфликт, причины которого кроются в нарушении права народа на самоопределение, возник на фоне очень тревожной ситуации. По отношению к армянам в 1988 году началась открытая политика выселения. Ситуация накалялась.

Тем временем официальный Баку разработал свой план, по которому должен был быть «решен» карабахский конфликт: в городе Сумгаит за одну ночь были вырезаны все проживающие армяне.

Одновременно в Ереване начались многомиллионные митинги, основным требованием которых было рассмотрение возможности выхода Карабаха из состава Азербайджана, ответом на которые были акции в Кировабаде.

Именно в это время в СССР появились первые беженцы, которые в панике покидали насиженные места.

Тысячи людей, в основном старики, приезжали в Армению, где на всей территории для них были созданы лагеря.

Карабахский конфликт постепенно перерастал в настоящую войну. В Армении создавались отряды добровольцев, из Азербайджана были направлены в Карабах регулярные войска. В республике начался голод.

В 1992 году армяне захватили Лачин – коридор между Арменией и Арцахом, положив конец блокаде республики. Вместе с тем были захвачены значительные территории и в самом Азербайджане.

Непризнанная республика Арцах после развала СССР провела референдум, на котором было решено объявить о ее независимости.

В 1994 году в Бишкеке при участии России был подписан договор трехсторонний о прекращении военных действий.

Карабахский конфликт и по сей день является одной из самых трагичных страниц действительности. Вот почему его пытаются мирно разрешить как Россия, так и вся мировая общественность.

fb.ru

Армяно-азербайджанский конфликт не может быть урегулирован мирным путем

Армяно-азербайджанский конфликт возник из-за территории Нагорного Карабаха. Еще во времена Советского Союза эта земля принадлежала Азербайджанской республике. Только СССР уже не существует более 20 лет, а проблема осталась нерешенной до сих пор. И пока что стоит на месте. Главы претендующих на эту территорию государств не могут между собой договориться, а что уже говорить о населении Нагорного Карабаха.

Карабахский конфликт

Началось это противостояние еще в далекие 80-е годы, когда армяне стали просить правительство отдать Карабах под власть Армении. Азербайджанцы, проживавшие на этой территории, запротестовали. Каждый начал тянуть одеяло на себя. Вот тут-то и разгорелся армяно-азербайджанский конфликт, который не утихает до сих пор. Перестрелки регулярно происходят на этой территории. Попытки примирить граждан, которые почти в равном количестве проживали на территории Нагорного Карабаха, были бесполезными.

Может, из-за упрямства обоих государств армяно-азербайджанский конфликт не сдвигается c мертвой точки. 1992 год ознаменовался как пик противостояния, а республика стала одной из горячих точек Востока. Началась война между жителями республики Нагорный Карабах. Армения и Азербайджан получали вооруженную поддержку от России, которая пыталась таким способом контролировать конфликт. И только когда в 1994 году русские миротворческие войска вошли на территорию Карабаха, военные действия прекратились. А конфликт остался нерешенным до сегодняшнего дня. Мировые страны, наблюдая за этим, не вмешиваются, считая единственным выходом из ситуации мирные переговоры.

Современные способы решения проблемы

Армяно-азербайджанский конфликт на данный момент далеко не разрешен. Территория Нагорного Карабаха все еще официально принадлежит Азербайджану, и они вымогают от армян официального и юридического принятия гражданства, в противном случае требуют покинуть страну. Несколько месяцев назад погиб армянский солдат в зоне противостояния. Это стало причиной возгорания конфликта с новой силой. Иногда между войсками воспламеняются перестрелки.

Президент Армении Серж Саргсян объявил о том, что поддержит решение этой проблемы только путем переговоров. Если Азербайджан спровоцирует военные действия, то они выйдут далеко за границы территории такого государства, как Нагорный Карабах. Конфликта такого масштаба допустить никак нельзя, по мнению Саргсяна, поскольку это повлечет за собою огромные человеческие жертвы. Но правительство Азербайджана категорически отказывается вести переговоры и настаивает на военном решении проблемы. Дело в том, что главы государств не хотят идти на уступки друг другу. Каждый отстаивает свое мнение, даже не прислушавшись к оппоненту. Армения утверждает, что жители Нагорного Карабаха должны сами решить, к какому государству присоединиться. Азербайджан, в свою очередь, не отступается от мысли официально закрепить территорию за собой, переселить бежавших оттуда жителей обратно. Мировые аналитики паникуют и требуют вмешательства других государств, поскольку вскоре ситуацию будет диктовать поле боя.

fb.ru

Карабахский конфликт и Россия. Прошлое и настоящее…

На линии соприкосновения сторон в Нагорном Карабахе продолжаются спорадические перестрелки. Между тем, ряд экспертов полагает, что большой войны все-таки удастся избежать. Хотя периодические обострения неизбежны, учитывая сложный характер армяно-азербайджанского конфликта – самого длительного и одного из самых кровавых в государствах-наследниках Советского Союза.

С точки зрения международного права этот конфликт является примером противоречий между двумя фундаментальными принципами: с одной стороны, права народа на самоопределение, а с другой стороны, принципа территориальной целостности, согласно которому возможно только мирное изменение границ по соглашению.

Напомним, что Нагорный Карабах – историческая область в Закавказье. Армянские и азербайджанские источники имеют различные точки зрения на историю региона. По данным армянских источников, Нагорный Карабах (древнеармянское название – Арцах) в начале первого тысячелетия до н.э. входил в политико-культурную сферу Ассирии и Урарту. Впервые упоминается в клинописи Сардура II, царя Урарту (763-734 до н. э.). В раннем средневековье Нагорный Карабах входил в состав Армении, утверждают армянские источники. После того, как большая часть этой страны в средние века была захвачена Турцией и Персией, армянские княжества (меликства) Нагорного Карабаха сохраняли полунезависимый статус. В XVII-XVIII веках арцахские князья (мелики) возглавляли освободительную борьбу армян против шахской Персии и султанской Турции.

По данным азербайджанских источников, Карабах – одна из древнейших исторических областей Азербайджана. По официальной версии, появление термина “Карабах” относится к VII веку и трактуется как сочетание азербайджанских слов “гара” (черный) и “баг” (сад). В числе других провинций Карабах (Гянджа по азербайджанской терминологии) в XVI веке входил в состав государства Сефевидов, позже стал самостоятельным Карабахским ханством.

В 1813 году по Гюлистанскому мирному договору Нагорный Карабах вошел в состав России.

В начале прошлого века территория нынешней непризнанной республики дважды (с 1905 по 1907 и с 1918 по 1920 годы) становилась ареной кровавых межнациональных конфликтов между армянами и азербайджанцами. Весной 1918 года в связи с революцией и распадом Российской Империи в Закавказье провозгласили независимость три новых государства: Грузинская Демократическая РеспубликаАзербайджанская Демократическая Республика (АДР) и республика Армения. Однако армянская часть населения Зангезура и Карабаха изначально отказалась подчиняться указаниям властей АДР.

Проведенный в июле 1918 года Первый съезд армянского народа Карабаха торжественно провозгласил Народный Карабах самостоятельной административно-политической территорией и избрал собственное правительство. Последовавшее за этим вооруженное противостояние между правительственными азербайджанскими войсками и отрядами армянского народного ополчения с переменным успехом продолжались до прихода в Азербайджан советской власти.

В начале мая 1920 года в Карабахе была установлена Советская власть.

4 июля 1921 года так называемое Кавказское бюро (Кавбюро) Центрального комитета Российской коммунистической партии проголосовало за включение Нагорного Карабаха в состав Армении. Но на следующий день, 5 июля, было созвано новое заседание Кавбюро, на котором первое его решение было пересмотрено в пользу передачи спорной территории Азербайджану. Кавбюро постановило также, что Нагорному Карабаху предоставляется территориальная автономия в составе Азербайджанской Республики. Эта часть резолюции Кавбюро была проведена в жизнь через несколько лет с образованием НКАО.

Сторонники армянской позиции по проблеме Нагорного Карабаха часто подчеркивают, что резолюция Кавбюро от 5 июля 1921 года, явно принятая под давлением Иосифа Сталина, со всей очевидностью противоречит принципу самоопределения и, в любом случае, не может рассматриваться как имеющая законную силу: вопрос следует решить странам, которые он непосредственно затрагивает, а не комитетом, созданным специально для этого случая внутри правящей партии третьей страны.

7 июля 1923 года все регионы Азербайджанской ССР с преимущественным проживанием армянского населения были объединены в одно автономное административное образование – Нагорно-Карабахскую автономную область (НКАО) с административным центром в селении Ханкенды (ныне – Степанакерт). Однако границы НКАО не везде совпадали с этническим распределением населения и в Ханларском и Шаумяновском районах, не вошедших в автономную область, в большинстве своем проживали армяне.

Вопрос об окончательной передаче Нагорного Карабаха под эгиду Армении периодически зондировался армянским руководством, однако в союзном центре поддержки не встретил. В середине 60-х годов прошлого века социальная обстановка в НКАО на основе национальных разногласий несколько раз накалялась, что находило свое выражение в массовых беспорядках.

20 февраля 1988 года внеочередная сессия областного Совета депутатов НКАО приняла решение “О ходатайстве перед Верховными Советами АзССР и АрмССР о передаче НКАО из состава АзССР в состав АрмССР”.

Отказ союзных и азербайджанских властей вызвал демонстрации протеста армян не только в Нагорном Карабахе, но и в Ереване.

Армянский погром в Сумгаите 27 – 29 февраля 1988 года (фактически, первый взрыв этнического насилия в новейшей советской истории), стал поворотным пунктом в развитии межнационального конфликта. По официальным данным, в ходе этих событий погибло 26 армян и 6 азербайджанцев. Согласно армянским источникам, число жертв среди армян во много раз превосходило эти данные. Существуют явные свидетельства того, что разгул насилия в Сумгаите предопределили неспособность или нежелание местных и центральных властей своевременно вмешаться в конфликтную ситуацию.

Сумгаитские события кардинально изменили умонастроения жителей Армении, вызвали кризис доверия к власти. В требованиях и призывах армянских объединений стали заметны критические по отношению к партии мотивы. Нежелание либо неспособность властей применить решительные меры для защиты мирных граждан имела серьезные последствия для развития этнических конфликтов на Кавказе и в Средней Азии: создав впечатление, что насилие оправдывает себя, она сформировала условия для повторения бесчинств.

К концу 1988 года насильственные действия и акты мести в армяно-азербайджанском конфликте достигли апогея, так что тысячи азербайджанцев были вынуждены бежать из Армении и Нагорного Карабаха. Таким образом, политика этнических чисток стала обоюдной.

В январе 1989 года центральное правительство попыталось сдержать насилие передачей Нагорного Карабаха под прямое управление Москвы. Чрезвычайное положение было также введено и на части территории Армении (но не в Азербайджане). Вместе с тем, принадлежность области Азербайджану не ставилась под вопрос. Более того, центральному правительству не удалось предотвратить или остановить азербайджанскую блокаду Нагорного Карабаха и Армении, введенную летом 1989 года. В ноябре так называемая «особая форма управления» (прямое управление) была отменена, и Нагорный Карабах был возвращен под юрисдикцию Баку. Верховный Совет Армении ответил принятием в декабре резолюции об объединении Нагорного Карабаха с Арменией.

2 сентября 1991 года Сессия областного Совета провозгласила бывшую автономную область Республикой Нагорного Карабаха (РНК), включив в нее также населенный армянами Шаумянский район Азербайджана. 26 ноября Азербайджан ответил на это аннулированием автономного статуса Нагорного Карабаха. 10 декабря 1991 года, за несколько дней до официального распада Советского Союза, в Нагорном Карабахе состоялся референдум, на котором подавляющее большинство населения – 99,89% – высказалось за полную независимость от Азербайджана.

Официальный Баку признал данный акт незаконным и упразднил существовавшую в советские годы автономию Карабаха. Вслед за этим начался вооруженный конфликт, в ходе которого Азербайджан пытался удержать Карабах, а армянские отряды отстаивали независимость края при поддержке Еревана и армянской диаспоры из других стран.

Потери обеих сторон в ходе карабахского конфликта составили, по разным данным, до 25 тысяч человек убитыми, более 25 тысяч были ранены, сотни тысяч мирных жителей покинули места проживания, без вести пропавшими числятся более четырех тысяч человек.

В результате конфликта Азербайджан потерял контроль над Нагорным Карабахом и – полностью или частично – семью прилегающими к нему районами.

5 мая 1994 года при посредничестве России, Киргизии и Межпарламентской Ассамблеи СНГ в столице Киргизии Бишкеке представители Азербайджана, Армении, азербайджанской и армянской общин Нагорного Карабаха подписали протокол с призывом прекратить огонь в ночь с 8 на 9 мая. Этот документ вошел в историю урегулирования карабахского конфликта как Бишкекский протокол.

Соглашение вступило в силу 12 мая 1994 года.

Переговорный процесс по урегулированию конфликта начался в 1991 году. С 1992 года ведутся переговоры по мирному урегулированию конфликта в рамках Минской группы Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) по урегулированию карабахского конфликта, сопредседателями которой являются США, Россия и Франция. В группу также входят Армения, Азербайджан, Белоруссия, Германия, Италия, Швеция, Финляндия и Турция.

С 1999 года проходят регулярные двусторонние и трехсторонние встречи лидеров стран. Последняя встреча президентов Азербайджана и Армении Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна в рамках переговорного процесса по урегулированию нагорно-карабахской проблемы состоялась 19 декабря 2015 года в Берне (Швейцария).

Несмотря на окружающую переговорный процесс конфиденциальность, известно, что их основой являются так называемые обновленные Мадридские принципы, переданные Минской группой ОБСЕ сторонам конфликта 15 января 2010 года. Основные принципы урегулирования нагорно-карабахского конфликта, именуемые Мадридскими, были представлены в ноябре 2007 года в столице Испании.

Азербайджан настаивает на сохранении своей территориальной целостности, Армения защищает интересы непризнанной республики, так как НКР не является стороной переговоров.

В 2016 году тлеющий конфликт, как видим, вновь вспыхнул. Надо отметить, что экспертами подобное развитие событий ожидалось уже давно. С 2013 года столкновения на границе увеличились как минимум в 20 раз. Например, если в 2012-ом режим прекращения огня нарушался 3000 раз в год (примерный подсчет Минобороны Армении), то в 2015-ом число выстрелов достигло шестидесяти тысяч.

Ряд аналитиков полагает, что нынешний формат переговоров зашел в тупик. Все дело в том, что стороны поставлены в неравное положение: Армения контролирует Карабах, несмотря на то, что международным сообществом он признан территорией Азербайджана. В то же время международное сообщество настаивает на мирном разрешении конфликта, отказывая Азербайджану в праве восстановления своей юрисдикции силовым путем. При этом с течением времени положение для Баку только ухудшается, поскольку мировое сообщество постепенно теряет интерес к проблеме.

Эксперты полагают, что в этом кроется причина готовности Азербайджана раскачать ситуацию, подогреть конфликт, перезапустить, в конце концов, мирный процесс (если не удастся решить проблему сугубо военным путем). По мнению аналитиков, Азербайджан может победить только в случае блицкрига. Но стремительный захват Карабаха трудноосуществим, несмотря на хорошо вооруженную и подготовленную азербайджанскую армию. Карабахские армяне готовы к активному сопротивлению, они превратили свою территорию в крепость, да и география местности способствует обороне. Так что на быстротечную победу Баку вряд ли может рассчитывать. А на длительные боевые действия у Азербайджана не хватит ни экономических, ни моральных, ни дипломатических ресурсов.

Отсюда следует вывод: военные действия на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе вряд ли будут продолжаться долго. Подобное развитие событий не в интересах конфликтующих сторон, и тем более – не в интересах региональных игроков.

nashaarmenia.info

Почему идет вражда между Арменией и Азербайджаном

Принято считать, что обострение обстановки вокруг Нагорного Карабаха началось с сессии областного Совета, где было принято решение об отделении НКАО от Азербайджанской ССР и присоединении ее к Армянской ССР. Решение это противоречило Конституции СССР. Но суть даже не в этом. Почему было принято такое решение — вот в чем вопрос.

В Нагорном Карабахе положение осложнялось тем, что «территория» населена преимущественно армянами, а «начальство», Баку — это азербайджанцы. И вот уже претензии территории к центру обретают вид национальных претензий. Экономика оказалась густо перемешана с политикой. Прежнее руководство Азербайджанской ССР не желало этого замечать. Неконструктивную позицию занимало и прежнее руководство Армении. Как отметил в своем выступлении представитель ЦК КПСС в Нагорно-Карабахской автономной области А. И. Вольский, «истоки кризиса кроются прежде всего в грубейших извращениях национальной политики, которая осуществлялась прежним руководством республики. Сегодня друг против друга, по сути дела, стоят поколения, многие представители которых слова о дружбе двух народов начали воспринимать чуть ли не как лицемерие. И в этом корень всего драматизма обстановки».

Именно в такой ситуации стала возможной трагедия Сумгаита. А бездействие местных партийных, советских и, главное, правоохранительных органов лишь усугубило ее. Но после этой трагедии по Армении поползли слухи о том, что в Сумгаите погибли минимум сотни армян. В то же время Азербайджан был наводнен другими слухами: мол, в Нагорном Карабахе и в Армении были массовые избиения и даже убийства азербайджанцев, и Сумгаит — лишь «ответ» на бесчинства «той стороны».

Кому были нужны эти слухи, причем заведомо ложные? Прав оказался А. И. Вольский, заявивший на сессии: «Последние события особенно наглядно показали, что в руках разного рода кланов в Азербайджане и Армении по-прежнему остаются многие рычаги власти. Воспитанные и расставленные нами кадры до сих пор продолжают влиять на общую атмосферу, закулисно оказывать воздействие на принятие многих решений. И вывод напрашивается такой: Нагорный Карабах для них — лишь удобный повод, образно говоря, разменная монета…».

Такой монетой могла служить не только проблема Нагорного Карабаха. Например, митинги в Баку, начавшиеся в ноябре 1988 года, стали возможны потому, что на щит была поднята проблема Тапханы — исторического памятника природы, бастиона героической борьбы азербайджанского народа против иранских поработителей. И в вольном или невольном покушении на нее люди справедливо видели посягательств на дорогие сердцу ценности, на свою историческую память.

Дело в том, что в местечке под таким названием, расположенном в Нагорном Карабахе, началось было строительство кооперативного филиала Канакерского алюминиевого завода (завод расположен в Армении). Неправда, — тут же заявили в Армении, — Хачин Тан (армянское название Топханы) никогда не был никаким памятником. И в ход пошли доказательства, что вообще эта местность никакого отношения к азербайджанцам не имеет.

Не суть, у кого больше прав на это место — у азербайджанцев или армян. Важнее другое: обе стороны сегодня не хотели уступить друг другу ни слова, ни пяди.

Положение усугублялось тем, что и в Азербайджан, и в Армению с середины ноября 1988 года начали поступать сначала десятки, потом сотни, а затем уже тысячи беженцев. Всего за две недели «конца ноября — начала декабря из Азербайджана в Армению переселилось свыше 70 тысяч человек. Примерно в таких же масштабах шло переселение азербайджанцев из Армении. И там, и там переселенцам оказывали помощь, куда-то поселяли, устраивали на работу. И — обвиняли «противоположную сторону» в политике насильственной депортации. 5 декабря Центральному Комитету КПСС и Совету Министров СССР пришлось принять специальное постановление о прекращении ущемления прав с той и другой стороны. И только после этого постановления в Азербайджане и в Армении правоохранительные органы «очнулись от спячки» — стали привлекать к ответственности за нарушения закона, по сути дела — за проведение политики национальной розни.

Не снижалась напряженность и во многих районах обеих республик. Опять же при нерешительности правоохранительных органов в Азербайджане проходили столкновения между азербайджанцами и армянами, были во время этих столкновений и раненые, и жертвы. В Армении таких столкновений было меньше, но зато обстреливались колонны беженцев-азербайджанцев, покидающих города и села, где люди десятилетиями и веками жили вместе, в мире и добрососедстве. Причем каждая сторона старалась обвинить в этих инцидентах своих противников. Но и там, и там обвинения сыпались в адрес «гонителей» — там, в другой республике. А злость вымещали и даже стреляли у себя дома — в «гонимых».

Так продолжалось до 7 декабря, дня, который, казалось, разделил все события на «до» и «после». До — можно было выяснять отношения, враждовать и спорить, хотя лучше, конечно, было бы находить близкие позиции, начинать диалог. Но после 7 декабря оказалось: споры и раздоры должны, обязаны отойти в прошлое — столь страшное горе пришло на землю Армении. Землетрясение. Почти трое суток, по крайней мере на территории Армянской ССР, не было слышно ни одного националистического лозунга. Проблема взаимоотношений двух соседних республик, двух народов, казалось, отошла на самый задний план, и время поможет ее сгладить.

Не произошло. Уже 10 декабря в Ереване, у здания Союза писателей, собрались несколько сотен человек на митинг, где снова зазвучали слова проклятия в адрес соседей. Почему?

Сложно в этом разобраться. Видимо, потому, что чересчур велико было наше общее желание немедленно помирить два народа. Захотелось увидеть сусальную картинку, как азербайджанцы и армяне, забыв вчерашние раздоры, немедленно бросаются друг другу в объятья и клянутся в вечной дружбе. А понимания ситуации, простого такта не хватило ни идеологическим работникам, ни средствам массовой информации.

Ведь как развивались события? Вечером 7 декабря по радио и телевидению было передано соболезнование ЦК Компартии, правительства и народа Азербайджана армянскому народу, попавшему в беду. Это соболезнование было принято в Армении нормально. Более того: люди ждали реакции Азербайджана, и она оказалась адекватной ожиданиям. Затем стали поступать сообщения о том, что азербайджанский народ готов оказать помощь братскому армянскому народу — и эти сообщения тоже воспринимались как должное. Но поток таких сообщений нарастал. Потом пошла чуть ли не лавина комментариев к событиям, где усиленно педалировались «братские чувства обоих народов друг к другу».

А братских чувств-то не было. Еще не было. И пропагандистский пережим привел к обратной реакции. Более того. Понятно, что разные люди по-разному восприняли беду, свалившуюся на армянский народ. Очень многие искренне сочувствовали соседям. Но нашлись и злорадствующие. В Армении и особенно в Ереване мгновенно стало известно и о поступивших телеграммах «поздравительного» характера, и о телефонных звонках, и о надписях, с которыми приходили в охваченную горем республику поезда, пересекавшие соседний Азербайджан.

Наверное, такие факты были неизбежны. Но на них нужно было верно реагировать — предавать огласки и пытаться отыскать виновных, чтобы привлечь их к ответственности за разжигание межнациональной розни. «Негативные факты» замалчивались — и немедленно обрастали слухами. Говорилось уже не о единичных телеграммах, а о десятках и чуть ли не сотнях. Распускались слухи о том, что азербайджанцы собираются прислать для пострадавших зараженную кровь и отравленные продукты. Отпора эти сочинители небылиц не получали.

Но если бы дело было только в слухах. Не без помощи прежних активистов разжигания межнациональной вражды на границах с Азербайджаном выставлялись заслоны и пикеты, заворачивавшие назад колонны с медикаментами, техникой. А в это время в Спитаке, Ленинакане, Кировакане, в селах, разрушенных страшным землетрясением, каждый дополнительный подъемный кран мог принести спасение десяткам погребенных под обломками. Добровольные пикетчики в первые дни могли не знать о масштабах разрушений, о том, что, отвергая азербайджанскую технику, они обрекают на гибель своих соотечественников, ожидающих помощи. Ведь каждый час промедления в той ситуации приносил дополнительные двадцать смертей на тысячу замурованных заживо. Но об этом должны, обязаны были подумать те, кто выводил людей в пикеты. На их руках кровь неспасенных.

Должны были принять меры, навести порядок, разъяснить людям ситуацию местные партийные и советские органы. Обязана была четко и оперативно действовать милиция. Увы… Далеко не везде такие меры были приняты. А теперь уже умершим не поможешь. Но тогда своевременное разоблачение псевдопатриотов могло бы образумить тех, кто потом снова пошел за комитетом «Карабах», который выставил лозунг: «Не примем помощь из Азербайджана!»

Они и потом не упускали ни одной возможности сыграть на слабой информированности людей, на ошибках пропаганды, на плохой работе и некомпетентности некоторых руководителей, командовавших спасательными работами. Вот что было сказано о комитете «Карабах» в армянской республиканской газете «Коммунист»: «Лидеры комитета «Карабах», выискивая неизбежные в столь экстремальной обстановке промахи и неувязки, стремятся продемонстрировать трудящимся республики, что они и только они играют главную роль в ликвидации последствий землетрясения. Недостойная шумиха поднята комитетчиками в защиту детей-сирот, якобы вывозимых из региона для воспитания в неармянских семьях. Играя на самых гуманных чувствах людей, комитетчики пытаются внушить населению провокационную мысль, что вывоз детей якобы является частью некой «программы по переселению армян». И делают все, чтобы дестабилизировать обстановку, хотя прекрасно понимают, что лишь в условиях спокойствия и согласия можно на практике, а не на словах решать сложнейшие проблемы, вставшие перед нашим народом…».

В 1991—1994 годах конфликт спровоцировал глобальные военные действия. В 1994 году было подписано перемирие, но конфронтация обеих сторон де-факто продолжается до сих пор.

histnote.ru

Армяно-азербайджанский конфликт как тест на эффективность посредников

Растущее противостояние на Украине отвлекло внимание экспертного сообщества от положения дел на Южном Кавказе. Однако Закавказье, похоже, не хочет уйти из топа международной повестки дня, время от времени напоминая о себе новыми событиями. Их смысл можно свести к следующей формуле: «Прогресс почти не виден», считает Сергей Маркедонов.

Сергей Маркедонов, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета — для МИА «Россия сегодня».

Обострение в Нагорном Карабахе

Конец июля и начало августа выдались жаркими на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе и непосредственно на армяно-азербайджанской границе. Нарушение режима прекращения огня между Арменией и Азербайджаном трудно назвать неожиданным сюрпризом. И, хотя застарелый этнополитический конфликт многие политики и политологи называют «замороженным», делается это, скорее, по инерции.

«Замороженный» статус предполагает состояние «ни мира, ни войны». В случае же с нагорно-карабахским противостоянием мы видим регулярные попытки «разведки боем», сопровождаемые ростом милитаристской риторики, более жесткой с азербайджанской стороны. Но не в силу какой-то особой изощренности Баку и имманентного пацифизма Еревана. Азербайджан рассматривает себя в качестве проигравшей стороны. Отсюда и постоянная демонстрация нетерпимости к существующему статус-кво и готовности к его изменению.

Всплески вооруженного насилия в Нагорном Карабахе, как правило, чередуются с встречами президентов Армении и Азербайджана. Они либо предшествуют им, либо случаются сразу после их завершения, воочию демонстрируя тем самым неготовность сторон к компромиссам и уступкам, не говоря уже об отсутствии взаимного доверия — непременного условия любого успешного мирного процесса.

Украина разбудила Карабах? Армения и Азербайджан приблизились к войнеОднако нынешняя эскалация требует к себе особого внимания в силу нескольких причин. Во-первых, оно происходит на фоне невиданного с момента распада Советского Союза охлаждения отношений между Россией и Западом из-за Украины. Украинский кризис выпукло обозначил принципиальные различия взглядов Москвы и Вашингтона не только на отдельно взятую страну, но и на постсоветское пространство в целом. И Запад продемонстрировал не просто неготовность рассматривать эту часть мира как сферу особых интересов РФ, но и стремление к минимизации российского присутствия в Евразии.

Естественно, это противоречие внимательно изучается и анализируется, что называется, через «увеличительное стекло» во всех постсоветских государствах.

Если же говорить об армяно-азербайджанском контексте, то остроты ситуации добавляет тот факт, что и Россия, и США, и Франция (как своеобразный полпред Евросоюза) являются сопредседателями Минской группы ОБСЕ. Но украинский кризис фактически заблокировал возможности для эффективной кооперации между ними по всем другим направлениям. Отсутствует полноценный дипломатический диалог (не считать же таковым «телефонную» дипломатию?)

Закулисье дискуссий о прозападной ориентации в АрменииЗаметим также, что в последнее время американская сторона начала делать акцент на односторонние действия. Так, в мае 2014 года сопредседатель Минской группы ОБСЕ от США Джеймс Уорлик озвучил мирные предложения не от всех стран-посредников, а от имени своего правительства. Они не отличались принципиально от «Обновленных мадридских принципов» (согласованных и поддержанных Москвой и Парижем). Однако некий сигнал о том, кто рассматривается в качестве «правильного» лидера мирного урегулирования, был отправлен.
Другой пример — проект закона Конгресса США о «предотвращении российской военной агрессии» против бывших союзных республик, который предполагается распространить и на Азербайджан.

Все это вместе и по отдельности дает основу для повышения ставок самими конфликтующими сторонами. Эскалация насилия в зоне армяно-азербайджанского конфликта, таким образом, становится тестом на эффективность посредников. Невозможность полноценной коммуникации между ними на фоне углубления противоречий дополнительно провоцируют новые инциденты.

Эскалация на армяно-азербайджанской границе

Во-вторых, следует обратить особое внимание на растущую эскалацию насилия непосредственно на армяно-азербайджанской границе. Между тем 28 июля там был обстрелян автомобиль делегации Международного Красного Креста. И после этого происшествия Госдепартамент США рекомендовал своим гражданам воздержаться от поездок в район границы между Арменией и Азербайджаном.

В СМИ и экспертных отчетах, выходящих за пределами Армении и Азербайджана, «пограничный сюжет» традиционно либо остается в тени нагорно-карабахской динамики, либо по умолчанию отождествляется с линией соприкосновения сторон в зоне конфликта. Между тем это направление требует отдельного обстоятельного разговора. Межгосударственная армяно-азербайджанская граница, признаваемая в таковом качестве международным сообществом, конечно же, связана общим контекстом конфликтных отношений между соседними кавказскими странами с нагорно-карабахским противостоянием, но к определению статуса Нагорного Карабаха не имеет прямого отношения. Эти территории в советское время не были частью НКАО (Нагорно-Карабахской автономной области в составе Азербайджанской ССР). И «обновленные Мадридские принципы» не рассматривают их в качестве части процесса поиска мирного решения.

Эскалация насилия на этом направлении автоматически переводит конфликт из-за спора вокруг отдельной территории в полноценное межгосударственное противостояние. В этом случае повышаются риски интернационализации конфликта. Последнее, кстати, не означает непременного втягивания кого-то из игроков в противостояние. Под интернационализацией можно понимать и более широкие процессы, включая и кризис военно-политической интеграции на постсоветском пространстве.

Армения, напомним, является членом Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), в котором ведущая роль принадлежит России. Согласно Договору, агрессия против любого из членов интеграционной структуры рассматривается как нападение против всего блока в целом. И если в случае гипотетической попытки Азербайджана повторить грузинский опыт 2008 года Москва и ее союзники могли бы сослаться на суверенное право Баку восстанавливать контроль над своими территориями (а то, что Нагорный Карабах — часть Азербайджанской Республики признает и РФ), то в ситуации открытого вооруженного противостояния двух кавказских республик потребовалось бы каким-то образом реагировать.

Нельзя исключать, что в этом случае ОДКБ было бы трудно выработать единую позицию, учитывая особые отношения между Баку и Астаной. Совсем недавно президент Нурсултан Назарбаев высказал особое мнение по поводу вхождения Армении в Таможенный союз. Пафос казахстанского лидера был обращен на вопрос о границах потенциального участника евразийского интеграционного проекта.

В любом случае ухудшение ситуации на самой армяно-азербайджанской границе, находящейся вне «линии соприкосновения» в Нагорном Карабахе, создает немало сложных вызовов. Не только для Баку и Еревана, но и для всех соседей двух республик, ОДКБ и других евразийских проектов, а также внешних игроков.

Урегулирование по «принципу маятника»

ОБСЕ призвала к немедленному разрешению карабахского конфликтаНа сегодняшний день еще рано делать алармистские выводы. Нагорно-карабахское урегулирование не раз демонстрировало «принцип маятника». Вспомним, как после трех встреч президентов в 2009 году под эгидой президента РФ и шестью — при посредничестве Минской группы ОБСЕ Нагорный Карабах ждало «жаркое лето» 2010 года. Тогда обострение ситуации произошло практически сразу же после переговоров президентов РФ, Армении и Азербайджана в Санкт-Петербурге.

Схожий «маятник» мы видели и в 2011-2012 гг. В 2011 году на саммите в Довиле президенты стран «минской тройки» дали задание главам Армении и Азербайджана завершить согласование работы по базовым принципам. И своеобразным отчетом о проделанной работе должен был стать трехсторонний саммит (опять же с участием президента РФ) в Казани. Но этот форум окончился провалом. А июнь 2012 года снова выдался жарким. Не только на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе, но и вдоль армяно-азербайджанской границы.

Сегодня эскалация насилия происходит в канун встречи президентов Ильхама Алиева и Сержа Саркисяна (она запланирована на 8-9 августа в Сочи). И повышение ставок в игре также становится в данном случае предметом для переговоров. До сложных вопросов статуса и беженцев дело может и не дойти, однако самоуспокаиваться из-за этой «логики» не следует.

Продолжающийся украинский кризис не дает надежды на то, что ведущие мировые игроки смогут отойти от игры «с нулевой суммой». Но если таковая игра продолжится и даже обострится, риски того, что нагорно-карабахский конфликт останется «бесхозным», а значит, на первый план могут выйти уже не президенты, а сержанты и офицеры на линии соприкосновения или на границе, многократно повышаются.

В военном противоборстве трудно остановиться в некоторой «нужной точке». Надеяться в этой связи на форматы ОБСЕ (про Совет Европы или ПАСЕ вообще лучше умолчим) не очень-то приходится. Многое зависит от умения Вашингтона и Москвы выработать совместную жесткую линию по вопросу о недопущении военных действий. Увы, нынешняя ситуация пока что не дает поводов для излишнего оптимизма.

В свое время «разморозка» конфликта в Южной Осетии произошла во многом из-за того, что РФ и США втянулись в навязанную Грузией «посредническую войну»…

Однако надежды, как известно, умирают последними. К сожалению, параллельно с их затуханием гибнут участники застарелого и неразрешенного поныне конфликта.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора.

ria.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.