Неисполнимое решение суда подлежит отмене если – Судом было принято неисполнимое решение, нарушены нормы процессуального права, решение подлежит отмене / Постановление от 27 мая 2002 года № 44Г-374 / Документ СПС-26571500/26499137 • СПС Право.ru

Содержание

Ошибки в решении суда

Если в решении суда присутствует юридическая ошибка, рассматривавший дело суд не может исправить ее сам. Нужно обратиться в вышестоящий суд для изменения или отмены содержащего юридическую ошибку решения.

В отличие от технических ошибок в решении суда, исправление юридических может потребовать отмены решения. 

Неисполнимое решение суда

Рассматривая вопрос о том, является ли судебное решение неисполнимым, стоит руководствоваться пунктом 11 постановления Пленума ВС РФ от 19.12.03 № 23 «О судебном решении». В нем Верховный суд РФ определил, как должно быть сформулировано судебное решение во избежание неисполнимости: 

Остались вопросы по обжалованию судебных актов? Ответ найдется в Системе Юрист

«...резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств, должно быть четко сформулировано, что именно постановил суд как по первоначально заявленному иску, так и по встречному требованию, кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, за какой из сторон признано оспариваемое право; должны быть разрешены и другие вопросы, указанные в законе, с тем чтобы решение не вызывало затруднений при исполнении».

Аналогичные требования к решению приводят статья 170 АПК РФ и статья 198 ГПК РФ.

Решение может стать неисполнимым, если суд:

Суд вынес решение. Истец подал апелляционную жалобу, где выразил несогласие с решением, а также отметил: «суд в решении, перечислив работы, которые должны были быть выполнены ООО “К.”, не указал, в соответствии с каким документом должны выполняться эти работы. Это обстоятельство является существенным для исполнения решения суда, так как при такой общей формулировке ни истцы, ни судебный пристав-исполнитель не смогут принудить ООО “К.” выполнить работы именно по перечню, установленному судебным экспертом». Суд апелляционной инстанции согласился с этим доводом, указав, что резолютивная часть не отвечает требованиям постановления № 23. В определении он конкретизировал, какие именно работы должен совершить ответчик (апелляционное определение Владимирского областного суда от 12.02.15 по делу № 33-415/2015).

Отмена неисполнимого решения суда

Чтобы апелляция отменила или изменила решение, нужно найти одно из следующих оснований (ст. 270 АПК РФ):

  • неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела;
  • недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд считал установленными;
  • несоответствие выводов, изложенных в судебном решении, обстоятельствам дела;
  • нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Аналогичные основания содержит часть 1 статьи 330 ГПК.

Основания для отмены решения суда

Неполное выяснение значимых обстоятельств

Основанием для отмены решения может стать то, что суд исследует не все сведения, которые могут повлиять на правовую позицию по спору.

Суд первой инстанции предоставил отсрочку исполнения судебного акта ответчику, поскольку тот указал на отсутствие у него на расчетных счетах денежных средств. Однако суд не исследовал вопрос о наличии у должника иного имущества, на которое можно наложить взыскание, – суд неполно выяснил обстоятельства, имеющие значение для дела. Апелляционная инстанция установила, что у должника также есть транспортные средства. В связи с этим не было оснований для удовлетворения заявления об отсрочке исполнения судебного акта (постановление Двадцатого ААС от 04.05.12 по делу № А09-3985/2011).

Недоказанность значимых обстоятельств

Если суд рассмотрит отдельные обстоятельства дела и счет их установлеными, всесторонне не оценив их, это может стать основанием для отмены решения.

Суд первой инстанции посчитал, что наличие подписанного акта приема-передачи оказанных услуг подтверждает, что услуги оказаны. Апелляция установила, что в материалах дела нет подтверждения результата реального оказания услуг ответчиком, их объема и стоимости. Наименование услуг в акте носит формальный характер, из акта нельзя установить, какие конкретно услуги оказаны ответчиком для истца и какие конкретно действия совершены. Суд пришел к выводу, что подписанный акт не может быть надлежащим доказательством оказания услуг, и отменил принятое решение. Он посчитал, что имеет место недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд первой инстанции считал установленными (постановление Второго ААС от 12.04.13 по делу № А82-9868/2012).

В похожем случае Арбитражный суд Московского округа указал, что задолженность документально не подтверждена, поскольку в материалах дела нет акта выполнения и сдачи работ. Следовательно, не доказаны имеющие значение для дела обстоятельства, которые суд первой инстанции посчитал установленными (постановление от 16.06.15 № Ф05-7040/2015 по делу № А40-135652/14, в передаче дела в судебную коллегию ВС РФ отказано определением от 01.10.15 № 305-ЭС15-12069).

Несоответствие выводов суда обстоятельствам дела

Основанием для отмены решения может стать то, что суд приходит к своему заключению вразрез имеющимся обстоятельствам.

Суд первой инстанции отказал истцу в удовлетворении требований о взыскании задолженности по договору подряда. Он указал, что условия договора не содержат положений о выполнении дополнительных работ, поэтому ответчик не обязан оплачивать их. Апелляция пришла к выводу, что между истцом и ответчиком фактически сложились подрядные отношения. Истец выполнил работы, а ответчик принял их. Это подтверждает потребительскую ценность работ для ответчика. Без заключенного договора при фактических подрядных отношениях неоплата ответчиком спорных работ привела к его неосновательному обогащению. Суд апелляционной инстанции отметил, что выводы суда первой инстанции не соответствуют обстоятельствам дела, и отменил решение (постановление Двадцатого ААС от 05.03.12 по делу № А62-5061/2011).

Нарушение правовых норм

Нарушение норм права само по себе может не стать основанием для отмены решения. Нужно доказать, что это нарушение повлекло или могло повлечь принятие неправильного решения.

Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования, но не учел, что истец не подтвердил соблюдение претензионного порядка, хотя такой порядок был обязателен в силу условий договора (постановление Пятого ААС от 21.03.12 № 05АП-704/2012 по делу № А51-17462/2011). Или другой случай – арбитражный суд рассмотрел дело, которое не подведомственно ему (постановление Пятого ААС от 20.09.13 № 05АП-9512/2013 по делу № А51-14220/2013).

Неверное применение правовых норм

Неправильным применением норм материального права признают (ч. 2 ст. 270 АПК РФ):

  • неприменение закона, подлежащего применению;
  • применение закона, не подлежащего применению;
  • неправильное истолкование закона.

Неприменение надлежащего закона

Суд может вынести решение, не основываясь на правовой норме, которая применима к спорным правоотношениям. Это может стать основанием для отмены решения.

Суд первой инстанции не применил нормы закона о банкротстве к соответствующим требованиям. Подрядчик обратился в суд с требованиями к заказчику о взыскании задолженности за выполненные работы. К тому моменту, как подрядчик подал исковое заявление, в отношении заказчика уже ввели процедуру конкурсного производства в деле о банкротстве. Требование не относилось к текущим платежам, поэтому суд должен был оставить заявление без рассмотрения. Однако он рассмотрел его и удовлетворил исковые требования. Апелляционная инстанция отменила решение суда первой инстанции, указав, что эти требования нужно было рассматривать в деле о банкротстве. Суд не вправе был разрешать спор по правилам искового производства (постановление Первого ААС от 01.10.13 по делу № А79-3924/2013).

Применение ненадлежащего закона

Суд может допустить ошибку в выборе правовой нормы и применить положения, которые не имеют отношения к делу. Либо он может применить отмененный закон или статьи в недействующей редакции.

Кредитор потребовал взыскать задолженность с компании и ее учредителя (Минобороны России) в порядке субсидиарной ответственности. Суд удовлетворил требования – взыскал долг с компании, а при недостаточности денежных средств – с учредителя. Минобороны России обжаловало решение. Апелляционный суд указал, что, взыскивая задолженность в порядке субсидиарной ответственности, суд первой инстанции применил закон, не подлежащий применению, – статью 399 ГК РФ. Эта норма устанавливает, что, если должник отказался удовлетворить требование, кредитор предъявляет его лицу, несущему субсидиарную ответственность. Но согласно статье 56 ГК РФ, учредитель юридического лица отвечает по его обязательствам только в случаях, предусмотренных законом или уставом. Истец не обосновал со ссылкой на закон или устав должника, что учредитель обязан отвечать по обязательствам. Закон устанавливает, что, когда банкротство юридического лица вызвано учредителями, на них можно возложить субсидиарную ответственность по обязательствам, если имущества должника недостаточно. В материалах дела нет доказательств, что должника признали банкротом и это вызвано действиями учредителя, а имущества недостаточно. Оснований для применения статьи 399 ГК РФ и взыскания долга с Минобороны России не было (постановление Седьмого ААС от 05.07.11 № 07АП-4322/11 по делу № А45-2266/2011).

Закон истолкован неверно

Нормы закона не всегда сформулированы однозначно и поэтому судьи иногда неправильно «читают» закон. Это может стать основанием для отмены судебного решения. (Под это основание подпадает также расхождение решения суда с разъяснениями Пленумов ВС РФ или ВАС РФ.)

Суд сделал неправильный вывод о том, что нормы закона об акционерных обществах о назначении аудитора и определении размера оплаты его услуг распространяются только на случаи обязательного аудита. Апелляция указала, что они действуют для всех случаев проведения аудиторских проверок (постановление Второго ААС от 29.05.08 по делу № А17-122-123/2008).

Читайте об этом

Читайте также

www.law.ru

Отмена решения суда

Является ли рассмотрение дела судом, компетенция которого относится к другому суду основанием к отмене решения суда.

Да, является, но не относится к безусловным основаниям.

Вышестоящий суд будет оценивать такое нарушение в совокупности с иными обстоятельствами, и наличие указанного нарушения не предопределяет заранее обязательность отмены принятого решения.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Является ли нарушение правил подсудности безусловным основанием для отмены судебного акта?

Долгое время в теории и судебной практике не исключался подход, согласно которому рассмотрение дела судом, которому оно не подсудно, само по себе не является безусловным основанием для отмены судебного акта.

В определении КС РФ от 15.01.2009 г. № 144-О-П «По жалобе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав гражданки Халимбековой Шамалы Шарабутдиновны положениями части 4 статьи 39, статей 270, 288 и 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» была высказана позиция о том, что положения ст. 270, 288 и 304 АПК РФ во взаимосвязи с ч. 4 ст. 39 данного Кодекса в системе действующего правового регулирования предполагают обязанность судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций отменить решение арбитражного суда первой инстанции в случае рассмотрения им дела с нарушением правил подсудности и направить данное дело в тот арбитражный суд, к подсудности которого оно отнесено законом.

Поскольку указанные в определении КС РФ нормы АПК РФ мало чем отличаются от аналогичных норм ч. 4 ст. 33, ст. 330, 387, 391.9 ГПК РФ, интересно посмотреть, какое развитие получила изложенная правовая позиция в практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции.

Очень важные выводы на этот счет были сформулированы в п. 37 постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»: «Нарушение судом первой инстанции норм процессуального права, устанавливающих правила подсудности, не является основанием для применения судом апелляционной инстанции пункта 1 части 4 статьи 330 ГПК РФ.

При наличии указанных нарушений суд апелляционной инстанции в соответствии со статьей 47 Конституции РФ и частью 2 статьи 33 ГПК РФ отменяет постановление суда первой инстанции по основаниям части 3 статьи 330 ГПК РФ и передает дело в суд первой инстанции, к подсудности которого законом отнесено его рассмотрение.*

Так, дело может быть передано на рассмотрение по подсудности в суд первой инстанции, если на нарушение правил подсудности указано в апелляционных жалобе, представлении и суд апелляционной инстанции установит, что лицо, подавшее жалобу, или прокурор, принесший представление, заявляли в суде первой инстанции ходатайство о неподсудности дела этому суду, либо что у них отсутствовала возможность заявить в суде первой инстанции такое ходатайство по причине их неизвещения о времени и месте судебного заседания или непривлечения к участию в деле; если вследствие нарушения правил родовой подсудности при рассмотрении дел, связанных с государственной тайной, или правил исключительной подсудности по искам о правах на недвижимое имущество отсутствовала возможность собрать, исследовать и оценить в качестве относимых и допустимых доказательств сведения, соответственно составляющие государственную тайну или находящиеся по месту расположения недвижимого имущества, что могло привести к вынесению неправильного по существу решения суда».

Схожим образом Президиум ВАС РФ в постановлении от 21.02.2012 г. № 13104/11 признал неправомерным отмену судом кассационной инстанции судебных актов судов первой и апелляционной инстанции, принимая во внимание тот факт, что ответчики (Внешэкономбанк и Минфин России) на всех стадиях процесса не возражали против подсудности спора Арбитражному суду Московской области и не выдвигали подобного довода в качестве основания для оспаривания судебных актов. Кроме того, ВАС РФ учел, что рассмотрение исков в Арбитражном суде Московской области вместо Арбитражного суда г. Москвы не привело к нарушению процессуальных прав ответчиков, поскольку эти суды располагаются в одном субъекте РФ, где и находится существенная часть доказательств по делу.*

Таким образом, можно видеть, что ВС РФ и ВАС РФ не пошли по пути признания нарушения правил подсудности безусловным основанием для отмены судебных актов. Аналогичная правовая позиция еще ранее начала формироваться на уровне рекомендаций, разрабатываемых в судебных округах22».

06.06.2017

www.law.ru

Нельзя взыскать астрент, если решение суда неисполнимо

Эксперты единодушно поддержали решение ВС РФ, отметив, что он отменил противоречащие здравому смыслу решения нижестоящих судов. При этом они положительно оценили внедрение и применение института астрента в России, поскольку проблема неисполнения судебных решений стоит очень остро.

Машиностроительное предприятие и производственное объединение заключили контракт на поставку оборудования. Поскольку в установленные сроки поставка не была произведена, предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к поставщику, в котором требовало исполнить обязательства в натуре в 10-дневный срок, взыскать с ответчика договорную неустойку в размере 0,05% от стоимости не поставленного в срок товара за каждый день просрочки, а также судебную неустойку в порядке ч. 1 ст. 308.3 ГК РФ за каждый день просрочки исполнения, начиная с одиннадцатого календарного дня с момента вступления в законную силу судебного акта по день его фактического исполнения.

Первая инстанция, которую затем поддержала апелляция, удовлетворила иск в части взыскания пеней и денежной суммы на случай неисполнения судебного акта, в удовлетворении иска в остальной части отказано. Отказывая в удовлетворении требования об исполнении обязательства в натуре в течение 10 календарных дней с момента вступления судебного акта в законную силу, суды исходили из того, что такое решение является очевидно неисполнимым, поскольку поставка продукции не может быть осуществлена в связи с неисполнением своих обязательств контрагентом поставщика. Но при этом суды пришли к выводу, что указанное обстоятельство в силу п. 3 ст. 401 ГК РФ не является основанием для освобождения от ответственности за нарушение обязательства.

Ответчик обратился в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ с кассационной жалобой. Проверив обоснованность доводов кассационной жалобы, коллегия пришла к выводу, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене в части.

ВС РФ указал, что нижестоящие суды, принимая решения, не учли, что согласно п. 1 ст. 308.3 ГК РФ в случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено данным Кодексом, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства. Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму на случай неисполнения судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения.

Также Суд напомнил, что в силу разъяснений, данных в Постановлении Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7, «не может быть отказано в удовлетворении иска об исполнении обязательства в натуре в случае, когда надлежащая защита нарушенного гражданского права истца возможна только путем понуждения ответчика к исполнению в натуре и не будет обеспечена взысканием с ответчика убытков за неисполнение обязательства, например обязанностей по представлению информации, которая имеется только у ответчика, либо по изготовлению документации, которую правомочен составить только ответчик».

«В настоящем деле суды, фактически признав объективную возможность исполнения обязательства по поставке продукции, вместе с тем пришли к выводу об очевидной неисполнимости обязательства в десятидневный срок с момента вступления в силу судебного акта. Однако, отказывая в понуждении ответчика исполнить обязательство в натуре в указанный истцом срок, суды не установили иной срок, в течение которого обязательство объективно должно быть исполнено. Кроме того, отказав в удовлетворении требования об исполнении обязательства в натуре, суды тем не менее применили последствия неисполнения судебного акта о понуждении исполнения обязательства в натуре, что противоречит положениям ст. 308.3 ГК РФ», – говорится в определении ВС РФ.

На основании изложенного Судебная коллегия отменила принятые по делу судебные акты и отправила их на новое рассмотрение в суд первой инстанции в части отказа в удовлетворении требования об обязании ответчика исполнить обязательство в натуре, а также в части взыскания судебной неустойки за каждый день неисполнения решения суда.

Партнер, руководитель корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Кирилл Саськов обратил внимание на фигурирующий в комментируемом определении ВС РФ новый институт российского права – астрент (право на присуждение судом в пользу кредитора денежной суммы на случай неисполнения судебного решения об исполнении обязательства в натуре). При этом эксперт напомнил, что, хотя положение об астренте появилось в ГК РФ только в июне 2015 г., возможность предъявления требования о его взыскании в пользу истцов по спорам о неисполнении должниками судебных актов по неденежным требованиям была установлена в Постановлении Пленума ВАС РФ от 4 апреля 2014 г. № 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта».

«Фактически нижестоящие суды взыскали астрент, отказав в удовлетворении неденежного требования, что противоречит положениям ст. 308.3 ГК РФ», – заключил Кирилл Саськов.

Старший партнер группы правовых компаний «Интеллект-С» Роман Речкин также констатировал, что Верховный Суд в данном случае отменил судебные акты в части, противоречащей здравому смыслу. «Либо исполнение в натуре обязательства по поставке продукции невозможно – и тогда не может быть присуждена и судебная неустойка (которая в таком случае будет начисляться вечно). Либо исполнение в натуре обязательства возможно – но тогда соответствующее требование истца должно было быть удовлетворено», – пояснил эксперт.

При этом Роман Речкин отметил, что сам по себе астрент необходим, поскольку проблема неисполнения судебных решений стоит очень остро, особенно по неимущественным требованиям. «Применять астрент по неимущественным требованиям можно и нужно. Другое дело, что судебная неустойка может применяться только по объективно исполнимым обязательствам. Стимулировать должника исполнить неимущественное требование можно только в случае, если это требование в принципе исполнимо», –  заключил эксперт.

Кирилл Саськов добавил, что появление новых инструментов в действующем законодательстве, включая астрент, положительно сказывается на стабильности гражданского оборота, дисциплинированности сторон договорных отношений и наличии эффективных механизмов судебной защиты. При этом формирование правоприменительной практики при использовании ранее не применяемых гражданско-правовых инструментов требует времени. В связи с этим, по его словам, можно только приветствовать широкое применение сторонами таких инструментов, что в конечном итоге позволит достичь единообразия в судебной практике.

www.advgazeta.ru

Критерий заведомо незаконного судебного решения

Общеизвестно состояние правосудия в системе СОЮ (судах общей юрисдикции).
Решения судьи, нарушающее право гражданина, после всех обжалований остается в силе, хотя бы затем, чтобы не портить хорошую статистику судьи и суда.
Совсем другое отношение, когда в качестве участника судебного процесса выступает ФГУП, ГКУ и прочие государственные предприятия, нарушения в отношении которых не допускаются. 
Не фокусируясь на том, как это практически происходит внутри системы, обратим внимание на результат. Судьи СОЮ в делах гражданин - гос. предприятие делах склонны принимать решения против гражданина. (Гипотетически - ошибочных решений против гос. предприятий в СОЮ не существует.) Это явление бесчестное, но рациональное, можно наблюдать по судебным решениям, где судьи не ограничиваются ни законом, ни здравым смыслом. Бывают случаи, что судьи формулируют в заседании ходатайство за представителя гос. предприятия. (Типичный пример в приложении: замечания на протокол составленный на основании аудиозаписи, показывающие как судья формулирует за сторону ГКУ ходатайство, затем спрашивает согласен ли представитель ГКУ с ним, в итоге ходатайство удовлетворяется.) 
На примерах можно видеть, как суд "ошибается" выдвигая утверждения прямо противоречащие закону, без объяснений, или придумывая объяснения с приданием вида правдоподобности, но без указания применяемого закона. 

(Из приложенного определения и апелляционного решения видно, что судья первой инстанции принимает незаконное решение. Судья, принявший заявление к рассмотрению, по закону мог оставить заявление без рассмотрения руководствуясь ст. 222 ГПК, но к тому не было фактических оснований и эта норма судом не процитирована. Узнав о замене ответчика на ГКУ судья сделал попытку оформить свое решение "по ходатайству ответчика", которое фактически судья сформулировал и заявил сам. Для отказа судья нашел сходство "по аналогии права" особого производства, регулируемого главой 27 ГПК и дела об оспаривании решений и действий по главе 25 ГПК. При этом, аналогия также не разъяснена. С таким успехом можно применять нормы из любых глав к любым делам. Апелляционный суд идет дальше и, в обоснование обоих решений, выдвигает утверждение прямо противоречащее, приведенному в частной жалобе указанию Пленума Верховного суда от 10.02.09 N 2 - разъяснения по 25 ГПК. Заявленное истцом обстоятельство, свидетельствующее о нарушении беспристрастности судьи, остается без необходимой оценки апелляционного суда, как будто его нет.)

Формально судья ограничен законом,а незаконные решения обжалуются и отменяются. Согласно статьям 330, 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации неприменение закона, подлежащего применению или применение закона, не подлежащего применению, при рассмотрении и разрешении дел являются основаниями для отмены или изменения решения суда в порядке апелляционного и кассационного обжалования. Кроме того, основаниями для отмены или изменения решения суда также являются и упомянутое в инициативе неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, а также несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела. Нарушение основных положений законодательства о гражданском судопроизводстве, а равно нарушение равенства перед законом и судом, как и нарушение судом принципа состязательности и равноправия сторон при осуществлении правосудия, может служить поводом для возражений на действия суда, заявления отвода его составу, обжалования решения суда и/или подачи жалобы в квалификационную коллегию судей (ККС).
Однако, объективная реальность такова, что при наличии законов, которые фактически должны служить противовесами, удерживающими судью от нарушения закона, эта схема не работает. Российский судья принимает незаконные решение легко и массово, а значит убежден, что останется безнаказанным.
ККС неформально подчинены председателям суда, в которых должны действовать. Так в Москве председатель ККС - действующая судья Полякова Л.Ф., которая подчинена председателю Мосгорсуда Егоровой О.А.
Таким образом, имеющиеся механизмы решения проблемы нарушения закона не эффективны, а точнее не работают.

Представляется, что событие отмены незаконного решения в вышестоящем суде имеет ничтожную вероятность. Если отмена (пересмотр) случаются, то это не побуждает судью принимать в своей дальнейшей деятельности законные решения. Побудить судью к этому можно, если ничтожную вероятность отмены решения дополнить фактической и большой ответственностью.

В настоящее время нет правила по которому можно отличать заведомо незаконное решение от просто незаконного. Нет практики и Верховный суд РФ отказывается давать разъяснения о том как проводить демаркацию.
Предлагается ввести следующий критерий, который может применяться в связи с отменой (пересмотра) вышестоящим судом решения нижестоящего суда.
Суть критерия в том, что когда применимый закон представлен суду, а суд его не увидел, не дал оценки, это не может быть ошибкой, а является действием и незаконным и намеренным.
3 положения, действующие в совокупности устанавливают, что решение нижестоящего суда заведомо незаконно:
1. При рассмотрении дела в нижестоящем суде сторона процесса в своих доводах (устных или письменных) доводила до суда закон подлежащий применению а, равно, ссылалось на разъяснения Верховного суда или Конституционного суда РФ применимые по делу.
2. Нижестоящий суд в своем решении не разъяснил почему приведенный стороной закон, либо его разъяснение, не следует применять, но, при этом, суд указывает в своем решении другие основания (или не указывает их).
3. Вышестоящий суд, получающий на оценку позиции (одна - данная в судебном решении, другая - позиция стороны) определяет, что, по правовым основаниям, позиция нижестоящего суда неправильная, а позиция стороны правильная.
Чтобы вышестоящий суд при признании незаконности решения не уклонился от оценки, надо ввести дополнительно правило, согласно которому решение вышестоящего суда, признающего в резолюции неправоту нижестоящего суда, может быть обжаловано по мотивировочной части. И в отношении этой мотивации, как и по решению в целом, применим предлагаемый критерий. Таким образом, если вышестоящий суд, захочет спасти от уголовного преследования нижестоящий суд, то он должен будет будет пойти на аналогичный риск в отношении себя.

Предлагаемая инициативой мера может удержать начинающих судей, от скатывания к правонарушительной и противозаконной практике по внутрикорпоративным правилам.
Если получится удерживать хотя бы часть судей от заведомо незаконных действий, это может стать улучшить ситуацию в СОЮ.

www.roi.ru

Неисполнимое решение вынес суд против портала 365info

Дата: 11 апреля 2016

Автор: Катерина КЛЕМЕНКОВА, 365info.kz

Просмотров: 437


Все началось со статьи «Аэропорт Алматы нарушает инструкцию безопасности ради владельцев таймшеров?» — упомянутые в ней компания ТОО «Калипсо плюс» и Иран Бекжигитов посчитали, что эта публикация наносит им вред.


Решение Бостандыкского районного суда Алматы в отношении нашего портала почти невозможно исполнить — потому что оно содержит требования, которые плохо согласуются с действующими законами Казахстана. Понять, какими убеждениями руководствовался судья Нурлан Нурмаханбетов, нам сложно.

Все началось со статьи «Аэропорт Алматы нарушает инструкцию безопасности ради владельцев таймшеров?» — упомянутые в ней компания ТОО «Калипсо плюс» и Иран Бекжигитов посчитали, что эта публикация наносит им вред. И обратились в суд, чтобы причиненный вред как-то исправить. Процесс продолжался 2,5 месяца. 9 марта судья Нурлан Нурмаханбетов вынес решение, отдельные положения которого просто непонятно, как исполнять.

Уточним:

  • Суд обязал полностью убрать ряд предложений и слов из той спорной статьи
  • Полностью убрать название главы в статье и текст под ним
  • Суд обязал ТОО «365info» опубликовать материал, опровергающий первоначальную статью, порочащую честь, достоинство и деловую репутацию ТОО «Калипсо плюс» и И. И. Бекжигитова.
  • Суд не нашел ничего порочащего в статье

На наш взгляд, здесь имеет место очевидное нарушение судьей норм материального, процессуального права, а также несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела. Именно поэтому мы убеждены — данное решение Бостандыкского суда подлежит отмене по следующим основаниям, согласно п. п. 4 ч. 1 ст. 427. ГПК РК.

В резолютивной части решения судьи Нурмаханбетова не указано, что какие-то фразы из статьи признаны судом порочащими и не соответствующими действительности. А раз нет порочащих фраз — опровергать нечего.

Ведь п. 12 Нормативного постановления ВС РК «О применении в судебной практике законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации физических и юридических лиц» прямо указывает: «При удовлетворении иска суд обязан указать в резолютивной части решения, какие конкретно порочащие сведения признаны не соответствующими действительности и каким способом они должны быть опровергнуты».

Закон не предусматривает исключения фраз из текста.

Согласно действующему законодательству РК, при признании сведений порочащими и не соответствующими действительности, предусмотрено только опровержение данной информации. В нашем же случае суд, не признав информацию порочащей и не соответствующей действительности, обязал исключить слова, фразы, предложения из текста статьи. Но дело в том, что исключение из текста слов и фраз не предусмотрено законом. Где и в каком законе описано, как это сделать? Как это должно быть оформлено технически?

Ничего этого судья не описал. Возможно, потому что тогда бы превратился из судьи в человека, который законы издает. Хотя уже это «исключение» само по себе что-то новое для законодательства Казахстана.

Важный нюанс: а если бы 365info издавал газету — как нам следовало бы исполнять решение суда — исключить отдельные слова? Выкупать все газеты обратно и вырезать оттуда буквы? На этом фоне такое «исключение» слегка напоминает цензуру с ее излюбленным методом — вырезать фразы.

Рискнем предположить, откуда взялось это «исключить». Когда Верховный суд редактирует законы Казахстана и вносит туда изменения, очень часто используется формулировка «исключить фразу», «исключить статью» и т. д. Но мы не знали, что теперь и судья Бостандыкского районного суда Алматы Нурлан Нурмаханбетов делает то же самое. Возможно, и сам судья — исключение из правил?

Итак, в нашей статье суд не нашел ничего порочащего. Исключение слов из статьи законом не предусмотрено. И тем не менее, суд требует исключить и опровергнуть. Как это можно исполнить?

Мы попросим городской суд Алматы прояснить ситуацию с этим «исключением» и несуществующими порочащими сведениями.

Но это еще не все, на наш взгляд:

В судебном процессе был допущен ряд серьезных процессуальных нарушений
Кто именно подал в суд на 365info — что это за люди и кто за ними стоит?

  • Роль специалиста Р. Карымсаковой в вынесении такого необычного решения суда.
  • Принципы работы «туристических компаний» в аэропорту Алматы.
  • Аренда в аэропорту Алматы 1,5 млн тенге за 4 кв.м.

И о каждом из этих эпизодов мы расскажем в ближайшее время.

ИСТОЧНИК:
365info.kz
http://365info.kz/2016/04/neispolnimoe-reshenie-vynes-sud-protiv-portala-365info/ 

bureau.kz

Семенихина И.А. «Дополнительное решение как способ исправления неполноты судебного решения»

Дополнительное решение как способ исправления неполноты судебного решения

Деятельность компетентных органов завершается изданием акта применения права. Он фиксирует принятое решение, придает ему официальное значение и властный характер. К данной деятельности относится и судебная.

Судебная деятельность по рассмотрению дела по существу является правоприменительной, сопровождается вынесением актов.

Акты органов судебной власти выносятся судом, то есть государственным органом, осуществляющим правосудие, что определяет властный характер принимаемых актов. Они имеют характер правоприменительных актов и выносятся на основании действующего законодательства, что придает им процессуальный характер, адресованы конкретным лицам и относятся к конкретным фактам, что определяет их индивидуально - конкретный характер, принимаются в письменной форме, носящей обязательный характер.

Арбитражный суд является органом судебной власти, наделенным властными полномочиями по применению норм материального и процессуального права. Свои властные полномочия арбитражный суд облекает в форму своих актов - решение, определение, постановление.
Судебное решение как правоприменительный акт завершает судебное разбирательство, восстанавливая нарушенные права, не создает новые нормы права.

Решение арбитражного суда - это такой акт суда первой инстанции, которым суд на основании достоверно установленных при судебном разбирательстве фактов в строгом соответствии с нормами процессуального и материального права разрешает дело по существу, то есть удовлетворяет иск либо отказывает в удовлетворении иска (заявления) полностью или в определенной части.

Существенными признаками понятия решения арбитражного суда являются:

- властный характер, то есть это акт органа судебной власти;

- правоприменительный акт, содержащий одновременно приказ и подтверждение. Приказ в решении арбитражного суда представляет собой проявление властного характера решения арбитражного суда, подтверждение в решении отражает устранение арбитражным судом спора о праве и констатацию наличия материально-правовых отношений, субъективных прав и обязанностей.

Решение арбитражного суда как правоприменительный акт выступает в качестве акта индивидуального поднормативного регулирования. В этом смысле решение арбитражного суда, так же как и любой иной правоприменительный акт, выступает в качестве юридического факта материального и процессуального права, входя элементом в многочисленные фактические составы;
является процессуальным актом - документом, поскольку оно выносится в определенной форме и в определенном законом порядке, должно иметь указанные в законе содержание и реквизиты.
В принятых судебных решениях возможны недостатки и отсутствует полнота содержания данного судебного акта.

Решение арбитражного суда, прежде всего, должно соответствовать закону, фактическим обстоятельствам дела и удовлетворять определенным требованиям. Главными среди них являются требования законности и обоснованности.

Правильное решение должно быть ясным, не содержать опечаток или описок и арифметических ошибок.

Объявленное решение суда, не отвечающее данным требованиям, приводит к допущению судебных ошибок. Данные решения подлежат исправлению.
В силу неизменности судебного решения суд, вынесший его, не вправе отменить или изменить решение, однако возможно исправление некоторых недостатков. При этом не должна меняться сущность принятого решения [1].

Арбитражное процессуальное законодательство предусматривает несколько способов устранения недостатков судебного решения, одним из которых является вынесение дополнительного решения. Например, судья, оглашая резолютивную часть судебного решения, забыл распределить судебные расходы. В данном случае судебное решение страдает отсутствием полноты.

Неполнота судебного акта означает наличие в его содержании пробела о такой информации, которая в силу требований процессуального закона подлежит обязательном включению в судебный акт. Неполнота судебного акта всегда означает его ущербность, но наиболее вредные последствия влечет за собой неполнота финального вывода суда по результатам рассмотрения им дела, жалобы или вопроса. Прежде всего, это относится к резолютивной части решения суда.

Отсутствие в резолютивной части решения исчерпывающих сведений о выводах суда, относящихся к судьбе всех заявленных требований и распределению судебных расходов, означает, что судебная защита предоставлена не в полном объеме. Если суд, удовлетворив иск, не указал в резолютивной части решения всей необходимой информации, без которой решение не может быть исполнено, то в этом случае защиту права нельзя признать состоявшейся.

Существует возможность устранения дефектов решения, связанного с неполнотой судебного путем вынесения дополнительного решения.

Дополнительное решение - это способ исправления неполноты судебного решения. Принятие дополнительного решения - это способ изменения объявленного решения, направленный исключительно на разрешение тех вопросов, которые по каким-либо причинам (по невнимательности судьи, к примеру) не были решены в заседании, при обязательном оставлении без изменений тех положений судебного акта, по которым решение было принято и объявлено.
Дополнительное решение является правоприменительным актом, содержащий властное предписание судебного органа, которое выносится им в результате разрешения конкретного дела.
Дополнительное решение является способом исправления недостатка судебного решения, как его неполнота. Требование неполноты - одно из существенных требований, предъявляемых к арбитражному решению.

Арбитражно-процессуальный кодекс Российской Федерации рассматривает факт представления (или попытки представления) доказательств относительно заявленного требования главным условием для вынесения дополнительного решения в случаях, когда по соответствующему требованию судом не принято решения.

Главной причиной, по которой возникает необходимость вынесения дополнительного решения, является неразрешенность судом заявленного требования. Если по нему не представлены доказательства, то это должно было бы влечь отказ в иске в соответствующей части по причине не доказанности истцом оснований своего требования, судьба которого не разрешена судом. Но законодатель считает иначе: непредставление доказательств влечет за собой оставление спора по заявленному требованию неразрешенным, должен быть найден адекватный процессуальный способ выхода из этой ситуации; в противном случае нарушалось бы право лица, обратившегося в суд с соответствующим требованием, не нашедшим в суде то или иное разрешение, на судебную защиту.
При наличии указанного пробела в решении и отсутствии оснований для вынесения дополнительного решения просматриваются два способа для судебного разрешения заявленного требования: обжалование решения и/или предъявление нового иска.

Между тем требования к содержанию решения суда в ряде случаев формулируются в нормах материального права. Так, ст. 54 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» предусмотрено, что, принимая решение об обращении взыскания на имущество, заложенного по договору об ипотеке, суд должен определить и указать в нем: 1) суммы, подлежащие уплате залогодержателю из стоимости заложенного имущества, за исключением сумм расходов по охране и реализации имущества, которые определяются по завершении его реализации; 2) имущество, из стоимости которого удовлетворяются требования залогодержателя; 3) способ его реализации; 4) начальную продажную цену. При этом «начальная продажная цена имущества на публичных торгах определяется на основе соглашения между залогодателем и залогодержателем, а в случае спора - самим судом».

Указанные положения и положения процессуальных законов, определяющих требования к содержанию решения, плохо увязаны: суд не может после вынесения решения определять суммы, подлежащие уплате залогодержателю из стоимости заложенного имущества по завершении его реализации, и разрешать спор о начальной цене имущества, поскольку все необходимые для исполнения решения сведения должны быть изложены в самом решении, а именно в его резолютивной части. Истец не должен заявлять в качестве самостоятельных требования о решении сопутствующих вопросов, таких как способ реализации имущества и т.п., поскольку их разрешение не представляет собой самостоятельного способа защиты права.

Исходя из задач судопроизводства, было бы логично допустить возможность вынесения дополнительного решения и в тех случаях, когда по заявленному требованию (а тем более по сопутствующему вопросу) не представлялись доказательства, поскольку ничто не препятствует их представлению при рассмотрении в судебном заседании заявления о вынесении дополнительного решения по не разрешенному судом требованию или вопросу. Кроме того, необходимо предусмотреть, что дополнительное решение может быть вынесено во всех случаях, когда неполнота судебного акта препятствует его исполнению. Неисполнимость судебного акта, обусловленная неполнотой решения, делает весь судебный процесс бессодержательным, поскольку он не заканчивается защитой права. Суд не должен выносить заведомо неисполнимого решения, а если это все же произошло, то должен быть эффективный механизм устранения соответствующего дефекта решения, не связанный с его полной отменой и рассмотрением заново уже разрешенных судом требований.

Вопрос о принятии дополнительного решения может быть поставлен до вступления решения в законную силу.

Постановка вопроса о вынесении решения до вступления решения в законную силу не равнозначна вынесению дополнительного решения. Так, если лицо, участвующее в деле, подало соответствующее заявление до вступления решения в законную силу, то это не означает, что и суд должен рассмотреть это заявление и вынести дополнительное решение также до вступления решения в законную силу. Законодательством предусмотрено, что дополнительное решение может быть принято судом и после вступления решения в законную силу. Для рассмотрения заявления о вынесении дополнительного решения суд должен назначить дату судебного заседания, известить о нем лиц, участвующих в деле, судебное заседание может быть отложено и т.д. Если заявление подано, например, в последний день отведенного на это срока, то совершенно ясно, что рассмотреть его до вступления решения в законную силу может оказаться невозможным, тем более если решение не обжаловано. Из этого следует, что вступление решения в законную силу не является каким-либо значимым юридическим фактом, с которым связана возможность вынесения дополнительного решения.

Необходимо обратить внимание на препятствия, которые возникают с вынесением дополнительного решения вследствие его вступления в законную силу.

Дополнительное решение может быть обжаловано отдельно от решения, как и определение об отказе в вынесении дополнительного решения. При отмене судом вышестоящей инстанции дополнительного решения или определения об отказе в принятии дополнительного решения вопрос о его вынесении будет разрешаться судом значительно позднее, чем вступит в силу первоначальное решение. В связи с этим дополнительное решение может быть принято лишь до вступления решения в законную силу.

Задачи обеспечения доступности правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности законодатель должен облегчать, а не усложнять возможность и для заинтересованных лиц, и для суда устранить дефекты решения, страдающего неполнотой, в особенности, если такая неполнота делает невозможным исполнение решения.

Механизм реализации нормы абзаца 1 части 1 статьи 178 АПК РФ дает понять, что в принятии дополнительного решения может быть отказано практически всегда: для этого достаточно, чтобы к моменту проведения судебного заседания по рассмотрению заявления о вынесении дополнительного решения решение вступило в законную силу, независимо от того, когда поступило это заявление. Между тем назначение даты судебного заседания зависит от усмотрения судьи. В статье 178 и главе 20 АПК РФ не установлено, в течение какого срока должно быть рассмотрено заявление о вынесении дополнительного решения.

В процессуальной науке срок на подачу заявления о вынесении дополнительного решения всегда рассматривался как процессуальный срок, который может быть восстановлен судом. В случае пропуска указанного срока по уважительной причине он может быть восстановлен.

В АПК РФ нет срока, в течение которого заинтересованным лицом может быть поставлен вопрос о вынесении дополнительного решения. Ныне срок установлен не для лиц, участвующих в деле, а для суда, который не может вынести дополнительное решение после вступления решения в силу. Во-вторых, восстановление срока при указанных обстоятельствах лишено какого-либо практического смысла: если решение вступило в силу, то восстановление срока на подачу соответствующего заявления ничего не дает, в принятии дополнительного решения все равно должно быть отказано.

Иногда возникают ситуации, когда дефектность судебного акта по причине его неполноты не может быть обнаружена при принятии и даже при исполнении решения.

Вряд ли есть смысл в сохранении действующего порядка, связывающего подачу заявления о вынесении дополнительного решения или вынесение такого решения именно со вступлением решения в законную силу.

Более оптимальным, обеспечивающим защиту прав, порядком было бы исчисление сроков на подачу заявления с момента, когда заявителю стало известно об обстоятельствах, препятствующих исполнению решения вследствие имеющейся в нем неполноты. В данном случае уместно было бы установление порядка, аналогичного тому, который предусмотрен для подачи заявлений о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам: соответствующее заявление может быть подано в течение трех месяцев со дня открытия соответствующих обстоятельств.

С учетом изложенного можно предложить:

  1. исключить из части 1 статьи 178 АПК РФ положение о том, что дополнительное решение может быть принято только до вступления решения в силу;
  2. расширить предусмотренные п. п. 1 - 2 ч. 1 ст. 178 АПК РФ основания, по которым возможно принятие дополнительного решения, установив, что дополнительное решение принимается в случае, если по какому-либо заявленному требованию судом не было принято решение либо решение содержит иные дефекты, связанные с его неполнотой, препятствующие исполнению решения;
  3. установить в АПК РФ, что заявление о вынесении дополнительного судебного акта может быть подано в течение трех месяцев со дня, когда заявитель узнал о его неполноте, а если неполнота судебного акта препятствует его исполнению - в течение трех месяцев со дня, когда заявитель узнал об обстоятельствах, препятствующих исполнению судебного акта.

Список использованных источников

1. Ярков В.В. Гражданский процесс:Учебник. М.: «Волтерс-Клувер», 2004.С.421.


И. А. Семенихина,
г. Тамбов

Актуальные вопросы теории государства и права: Сб. науч. ст. преподавателей, аспирантов и соискателей кафедры теории государства и права/ Отв. ред. Л.В. Кочетков; Федеральное агентство по образованию, Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина. -Тамбов: Изд-во Першина Р.В., 2008. - 128 с.

www.tambov.arbitr.ru

Неисполнимые судебные акты нарушают статью 6 Конвенции

Со ссылкой на пункт 1 статьи 6 Конвенции, гарантирующий, среди прочего, право на исполнение в разумный срок вступившего в законную силу судебного акта, которым разрешен спор о гражданских правах или обязанностях лица, Суд по интеллектуальным правам отменил акты нижестоящих судов, указав, в частности, что ими не было исследовано, инвидуализирован ли спорный товар в исковых требованиях в достаточной мере, чтобы обеспечить исполнимость судебных актов применительно к способам защиты, избранным истцом.

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 22 октября 2014 г. по делу N А40-91181/2013

(Извлечения)

[А]кционерное общество упрощенного типа «НЕСТЛЕ ВОТЕРС» (NESTLE WATERS) (далее — истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью «АкваЛайф» (далее также ответчик) о признании незаконным, нарушающим исключительные права акционерного общества упрощенного типа «НЕСТЛЕ ВОТЕРС» (NESTLE WATERS) ввоза на территорию Российской Федерации со стороны ответчика в отношении товара (минеральная вода), маркированного товарными знаками VITTEL (N 962890, N 472163 в Международном реестре товарных знаков) по декларации на товары N [номер] под таможенным режимом «выпуск для внутреннего потребления»; запрещении ООО «АкваЛайф» (ОГРН [номер]) совершать любые действия по введению в гражданский оборот на территории Российской Федерации товара, указанного в декларации на товары (ДТ) N [номер], маркированного товарными знаками VITTEL (N 962890, N 472163 в Международном реестре товарных знаков), без согласия правообладателя данных товарных знаков, в том числе: ввоз либо хранение либо перевозку с целью продажи на территории Российской Федерации, предложение к продаже, продажу, демонстрацию на выставках и ярмарках или иное введение в гражданский оборот на территории Российской Федерации; обязании ООО «АкваЛайф» (ОГРН [номер]) за его счет вывезти с таможенной территории Таможенного Союза (Республики Казахстан, Республики Беларусь, Российской Федерации) товар, указанный в декларации на товары (ДТ) N [номер], маркированного товарными знаками VITTEL (N 962890, N 472163 в Международном реестре товарных знаков). <…>

Решением Арбитражного суда города Москвы от 16.01.2014 исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.05.2014 решение суда оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми судебными актами, ответчик обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой.

Ответчик в кассационной жалобе не соглашается с принятыми по делу судебными актами, указав на невозможность исполнения данных судебных актов, так как суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили заведомо неисполнимые требования истца. <…>

Обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, проверив в соответствии со статьями 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу о наличии оснований для отмены обжалуемых судебных актов в связи со следующим. <…>

В Информационном письме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.1999 N С1-7/СМП-1341 «Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие» указано, что компетенция арбитражных судов по рассмотрению имущественных споров и компетенция Европейского суда по рассмотрению жалоб на нарушение имущественных прав взаимосвязаны. Связь базируется на необходимости решения единой задачи международного и внутригосударственного судопроизводства — защите имущественных прав частных лиц при надлежащей охране общественного порядка, что вытекает из статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Европейская конвенция) от 04.11.1950 и последующие протоколы к ней, статьи 1 Протокола 1 к этой Конвенции (1952).

В значении положений статьи 1 Протокола N 1 к Европейской конвенции товарный знак является собственностью (имуществом), если он зарегистрирован в соответствии с национальным законом (Постановление Европейского суда по правам человека от 11.01.2007 N 73049/01 по делу «Компания «Анхойзер-Буш инк.» (Anheuser-Busch Inc.) против Португалии».

В Постановлении от 14.06.2005 по делу «ООО «Русатоммет» (Rusatomet Ltd.) против Российской Федерации» (жалоба N 61651/00) Европейский Суд по правам человека в пунктах 24 и 25 отметил, что судебное решение, вынесенное в пользу компании-заявителя, остается неисполненным. Указанная задержка в исполнении судебного решения является достаточно длительной и нарушающей право компании-заявителя на доступ к суду. Власти Российской Федерации не представили доводов в обоснование задержки исполнения судебного решения. Следовательно, в данном деле имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Европейской конвенции.

В настоящем деле, судами также не исследовано, индивидуализирован ли спорный товар в исковых требованиях в достаточной мере, с тем, чтобы обеспечить исполнимость судебных актов применительно к соответствующим способам защиты, избранным истцом .

Суд кассационной инстанции полагает, что установление вышеназванных обстоятельств имеет существенное значение для рассмотрения настоящего дела. Допущенные судами нарушения норм материального и процессуального права привели к принятию неверного решения и постановления.

Учитывая, что допущенные судами нарушения норм материального и процессуального права могли привести к принятию неверного решения и постановления, принятые по делу судебные акты не могут быть признаны законными и подлежат отмене в соответствии с частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

europeancourt.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *