Оружие шмайсер фото – ПИСЬМО ХУГО ШМАЙСЕРА ПРОИЗВОДИТЕЛЯМ АВТОМАТА КАЛАШНИКОВА О МОШЕННИЧЕСТВЕ (ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ)

Оружейная фамилия. История Хуго Шмайссера и его разработок

Сложно найти человека, даже самого далёкого от оружейной тематики и военной истории, который бы не слышал фамилию Шмайссер. Даже за пределами Европы люди знают, что «шмайссер» — это такой угловатый немецкий автомат, с которым, засучив рукава, ходили эсэсовцы, стреляя длинными очередями от живота. Наиболее продвинутые, впрочем, в курсе, что вышеописанная картина, привычная по военному кинематографу, далека от исторической реальности, а некоторые даже знают, что называть упомянутый автомат (точнее, пистолет-пулемёт) «шмайссером» неправильно, так как немецкий оружейник Хуго Шмайссер его не создавал. Но лишь относительно немногим известно, что этот самый Шмайссер на самом деле является автором других оружейных систем, не меньшей, если не большей исторической значимости. Вспомним его жизненный путь и основные трудовые достижения.

Первый пистолет-пулемет

Хуго Шмайссер родился 24 сентября 1884 года в семье известного оружейника Луиса Шмайссера, одного из ведущих кострукторов фирмы Bergmann, специализируещегося на автоматическом оружии. На ту же фирму со временем устроился и Хуго.

Хуго Шмайссер (1884–1953)

В конце Первой мировой войны Шмайссер создал один из первых пистолетов-пулемётов. Формально — второй, так как первым был итальянский Villar-Perosa M1915, но тот был изначально разработан для вооружения аэропланов и даже в «наземном» варианте больше походил на уменьшенный станковый пулемёт (сошки, спусковой механизм в виде гашетки на затыльнике, на некоторых экземплярах даже бронещиток), в силу чего большого распространения не получил, в отличие от немецкого собрата. Творение же Шмайссера, получившее название MP.18, изначально рассчитывалось на использование именно в той тактической нише, в которой пистолеты-пулемёты были наиболее хороши — создание огня высокой плотности на небольших расстояниях при бое в окопах, зданиях, лесу и прочих подобных условиях.

MP.18 имел простую и надёжную конструкцию, основанную на отдаче свободного затвора, стрелял патроном 9 мм «Парабеллум» и был оснащён удобной деревянной ложей с прикладом. Магазин крепился сбоку, что, конечно, приводило к смещению центра тяжести оружия по мере расходования патронов. Это доставляло определённые неудобства стрелку, зато позволяло плотнее прижиматься к земле при стрельбе из положения лёжа — свойство, которое Шмайссер счёл гораздо более важным для оружия поля боя. Магазин же являлся и основным недостатком MP.18 – дело в том, что специального магазина для пистолета-пулемёта разработано не было, и в нём использовался магазин конструкции Леера, барабанная «улитка» на 32 патрона, используемая в артиллерийской модификации пистолета Luger P.08. Магазин Леера был тяжёл, сложен в устройстве и ненадёжен. Более простые коробчатые магазины на 20 и 32 патрона были созданы для MP.18 только после войны.

Немецкий солдат демонстрирует обращение с пистолетом-пулемётом MP.18

План по суммарному выпуску MP.18 различных модификаций составлял 35 тысяч штук, но целиком осуществлён не был. До конца Первой мировой было изготовлено лишь около 18 тысяч пистолетов-пулемётов, из них в войска успело попасть не более 10 тысяч.

Вне закона

Версальский договор запретил побеждённой Германии производство практически всех видов современного оружия, не обошёл запрет стороной и пистолеты-пулемёты — лишь очень небольшое их число было разрешено для использования полицией. Требованиями договора также были закрыты практически все немецкие оружейные фабрики, за исключением фирмы Simson. Немецкие оружейники перекочевали за границу — и тут между основателем фирмы Bergmann Теодором Бергманном и Хуго Шмайссером возникло разногласие. Громкий скандал начался с того, что Бергманн передал права на выпуск копий MP.18 швейцарской фирме SIG, не спросив мнения Шмайссера, которому принадлежал патент на это оружие.

В конце 1919 года бывшие коллеги расстались. Бергманн продолжил сотрудничество со швейцарцами, а Шмайссер, безуспешно попытавшись предложить свои услуги бельгийской фирме Bayard, в итоге основывает, совместно со своим родственником Паулем Кохом, фирму Industriewerk Auhammer Koch Co. Официально она занималась выпуском пневматических винтовок и велосипедных запчастей, по факту же Шмайссер продолжал заниматься тем, что нравилось ему больше всего — разработкой автоматического оружия. Только теперь это занятие было незаконным. В 1920 году удалось заключить соглашение с бельгийцами из Bayard, ранее не проявлявшими интереса к творчеству Шмайссера, на лицензионное производство MP.18, но конструкторские работы и производство ряда деталей всё равно велись в Германии, фактически в подполье. В 1925 году предприятие Коха и Шмайссера прогорело, и они продали свои услуги Герберту Генелю, владельцу фирмы C.G.Haenel. Хуго Шмассер возглавил техническое бюро в фирме Генеля.

В том же году рейхсвер испытал новое творение Шмайссера, пистолет-пулемёт MP.28/II, усовершествованную версию легендарного MP.18. От прародителя он отличался более технологичной конструкцией и простым коробчатым магазином на 32 патрона. Впоследствии были проведены параллельные испытания MP.28/II с пистолетами-пулемётами Бергманна MP.34 и MP.35, также представлявшими собой развитие шмайссеровского MP.18 — комиссия пришла к выводу, что конструкция Шмайссера более надёжна и эффективна. MP.28/II был принят на вооружение немецкой полиции, поставлялся в Латинскую Америку и Африку, использовался в Японии, Китае, Бельгии и Испании.

MP.28/II достаточно широко применялся во Второй мировой войне

В 1932 году Шмайссер и Генель вступили в НСДАП — ожидаемый приход к власти Гитлера сулил стремительный рост военных заказов и, главное, отказ от ограничений Версальского договора, так что подобным проявлением патриотического рвения оружейники надеялись добиться преференций. Это им удалось — правильные знакомства и вовремя налаженные связи в военных верхах привели к тому, что год спустя, когда нацисты окончательно закрепились, и Версальский дороговор был открыто отброшен, дела Шмайссера пошли в гору. Сочные контракты позволили ему изрядно поправить своё благосостояние, построив, в частности, «охотничий домик» (фактически — особняк) на деньги из казны фирмы.

За предвоенные годы Шмайссером было разработано два новых пистолета-пулемёта: MK.34/III (габаритный пехотный образец, выполненный на основе деревянной ложи карабана Mauser 98K) и не получивший названия более компактный образец со складным прикладом, созданный в 1936-м.

Самый известный немецкий пистолет-пулемёт MP.40 и его более раннюю модель MP.38 в просторечии часто именуют «шмайссерами», но это неправильно. Хуго Шмайссер не имел к их конструированию никакого отношения — их создал Генрих Фольмер, конструктор фирмы Erma. Более того, в своём пистолете-пулемёте 1936 года Шмайссер без разрешения Фольмера использовал ряд элементов конструкции его пистолета-пулемёта MP.36, которые впоследствии перекочевали в MP.38 и затем в MP.40. По этому состоялось даже судебное разбирательство между конструкторами, которое Шмайссер проиграл.

В 1941 году Шмайссер предложил гибридную версию пистолета-пулемёта, представляющую собой MP.40, в котором бакелитовая ложа, металлический складной приклад и пистолетная рукоятка были заменены на деревянную ложу с нескладывающимся прикладом от MP.28/II. Ударно-спусковой механизм также был позаимствован от MP.28/II и имел переводчик, позволяющий переключать режимы огня (оригинальный MP.40 таковым оснащён не был и стрелял только очередями). Оружие, названное MP.41, получилось устойчивым и надёжным, за счёт некоторого увеличения веса и габаритов оно приобретало более удобные органы удержания и прочный приклад, который, в отличие от оригинального складного, не разбалтывался и был пригоден для рукопашного боя. Однако превосходство было не столь велико, чтобы из-за него принимать на вооружение новый образец, поэтому MP.41 был выпущен в небольшом количестве и остался практически неизвестным.

Пистолет-пулемёт MP.41

Самым знаменитым и вызывающим наиболее горячие дискуссии произведением Шмайссера является автомат (штурмовая винтовка) Stg.44. Это был один из первых принятых на вооружение образцов стрелкового оружия под специально разработанный промежуточный патрон (первым многие оружейные специалисты считают американский M1 Carbine). Контракт на создание автоматического карабина был заключён со Шмайссером ещё в апреле 1938 года. Через четыре года, в апреле 1942-го, для испытаний были предоставлены первые опытные образцы. Осенью 1943-го были проведены войсковые испытания оружия, которое получило на тот момент название MP.43. Отзывы оказались в основном положительными, и систему приняли на вооружение. Несколько месяцев спустя её переименовали в MP.44, а потом, сообразив, что пистолетом-пулемётом (Machinenpistole, MP) называть оружие, стреляющее патроном, гораздо более мощным, чем пистолетный, уже как-то не с руки — в штурмовую винтовку (Sturmgewehr, Stg). Оружие поступало в подразделения Waffen SS и наиболее боеспособные части вермахта. Более широкое внедрение тормозилось нехваткой боеприпасов — с производством патрона 7,92×33 у немцев до самого конца войны были перебои — при том, что самих винтовок было выпущено почти полмиллиона.

Солдат с Stg.44

Stg.44 после окончания Второй мировой производился в Аргентине, США, Китае, Югославии, Турции и Чехословакии. Применялся в войнах в Корее и Вьетнаме, а также во множестве локальных конфликтов. В Латинской Америке до сих пор используется полицией многих стран. В обеих Германиях автомат использовался до семидесятых, но выпускали там только запчасти и патроны к нему — самого оружия хватало из запасов, заготовленных во время войны.

Шмайссер в СССР

После капитуляции Германии фабрика Генеля была, по настоянию советского коменданта, перепрофилирована на выпуск гражданской продукции, но в 1946 году ей разрешили производить и продавать охотничье оружие. Хуго Шмайссер же осенью того же года был вместе с большим числом других немецких оружейников увезён на Ижевский машиностроительный завод. Именно это и послужило источником большого числа домыслов о том, что за время своей работы там Шмайссер-де и разработал на основе своего Stg.44 автомат под советский патрон, который потом Калашников выдал за своё творение. Подпитывались эти фантазии некоторым внешним сходством этих образцов оружия, а взрастали на темноте и нехватке информации, так как документы о пребывании немцев на Ижмаше долгое время оставались неизвестными широкой публике. Однако в наши дни несложно найти соответствующие документальные свидетельства и убедиться, что работы, производимые Шмайссером на Ижмаше, ограничились рисованием эскиза пистолета-пулемёта под парабеллумовский патрон, проекта магазинов к ППШ и винтовке Мосина и обтекаемым «консультациям по проектированию образцов пехотного стрелкового оружия».

Эскиз пистолета-пулемёта под 9-мм патрон, выполненный Шмайссером для Ижевского машиностроительного завода в ноябре 1949 года

В характеристике, написанной парторгом завода в 1951 году, отдельно указано, что Шмайссер «никакой пользы за время пребывания не принёс», с чем сложно спорить, глядя на список выполненных за пять лет «работ» (Шмайссер, кстати, при всём при этом ещё и регулярно просил удвоить ему жалование). В той же характеристике указано, что с секретными работами завода Шмайссер не знаком — соответственно, ни о каком участии его в проектировании новейших образцов вооружения не может быть и речи. Это уже не говоря о том, что сходных элементов в Stg.44 и АК образца 1947 г. нет в буквальном смысле слова ни одного — даже характерной формы секторный магазин-«рожок», и придающий этим двум образцам внешнее сходство, устроен у них по-разному.

В Германию Шмайссер вернулся летом 1952 года. По некоторым данным, он был сильно болен уже на тот момент, хотя, возможно, заболел позже, уже в Германии. В любом случае, спустя немногим более года, 12 сентября 1953 года, в возрасте 68 лет, Хуго Шмайссер скончался в больнице города Эрфурта после операции на лёгких.

Характеристика на Хуго Шмайссера, написанная на Ижмаше осенью 1951 года

warspot.ru

Schmeisser MP 43MP 44 Stg.44 — Вооружение

Sturmgewehr(Штурмгевер) — автомат (штурмовая винтовка) Haenel / Schmeisser MP 43MP 44 Stg.44 (Германия)

Автомат Haenel / Schmeisser MP.43- предшественник знаменитого «штурмгевера» Stg.44. Вид слева

Автомат Haenel / Schmeisser MP.43- предшественник знаменитого «штурмгевера» Stg.44. Вид справа

Автомат Haenel / Schmeisser Stg.44 с кривоствольной насадкой для стрельбы из-за укрытий Krummlauf Vorsatz J

Автомат Haenel / Schmeisser MP.43- предшественник знаменитого «штурмгевера» Stg.44. Неполная разборка в сравнении с автоматом Калашникова АКМ

Калибр:7.92×33 mm (7.92mm Kurz)

Тип автоматики: газоотводный, запирание перекосомзатвора

Длина: 940 мм

Длина ствола: 419 мм

Вес: 5.22 кг

Магазин: 30 патронов

Разработка ручного автоматического оружия под патрон, промежуточный по мощности между пистолетным и винтовочным, была начата в Германии еще до начала Второй Мировой войны, в середине тридцатых годов. В качестве нового базового боеприпаса в 1939 году был выбран промежуточный патрон7.92×33 мм (7.92mm Kurz), разработанный в инициативном порядке немецкой фирмой Polte. В 1942 году по заказу германского управления вооружений HWaA две фирмы принялись за разработку оружия под этот патрон — C.G. Haenel и Karl Walther.

В результате были созданы два образца, изначально классифицированные как автоматические карабины — (MaschinenKarabiner,MKb). Образец фирмы Вальтер обозначался Mkb .42(W), образец фирмы Хенель, разработанный под руководством Хуго Шмайссера (Hugo Schmeisser)- Mkb .42(H) . По результатам испытаний было решено развивать конструкцию фирмы Хенель, в которую внесли существенные изменения, касавшиеся в первую очередь устройства УСМ. В связи с нежеланием Гитлера начинать производство оружия нового класса, разработка велась под обозначением MP 43 (MaschinenPistole = пистолет-пулемет). Первые образцы MP 43 были успешно испытаны на Восточном Фронте против Советских войск, и в 1944 году начинается уже более или менее массовый выпуск нового образца оружия под наименованием MP 44. После того, как результаты успешных фронтовых испытаний были представлены Гитлеру и одобрены им, номенклатура оружия была снова измена, и образец получил окончательное обозначение StG.44 (SturmGewehr 44, «штурмовая винтовка»). Название SturmGewehr несло сугубо пропагандистский смысл, однако, как это иногда бывает, намертво прилипло не только к данному образцу, но и ко всему классу ручного автоматического оружия под промежуточный патрон.Общий выпуск всех вариантов «штурмгевера» за 1943-45 годы составил более 400 тысяч штук, а в послевоенный период его производство не возобновлялось. Тем не менее, автоматы Stg.44 в ограниченных количествах использовались в ранний послевоенный период в ГДР и Чехословакии, а в Югославии они продержались на вооружении воздушно-десантных войск до 1970х годов.

Нужно отметить, что успешная разработка и применение автоматов Stg.44 фашистской Германией наложило отпечаток на все послевоенное развитие стрелкового оружия, так как рано или поздно большинство стран мира перешло на оружие этого же класса под промежуточный патрон. При этом наиболее распространенным обозначением нового класса оружия стала именно калька с германского слова «штурмгевер», т.е. «штурмовая винтовка», хотя с любой точки зрения гораздо более корректным видится изначально использованный немцами термин «автоматический карабин».

В целом, автомат Stg.44 являлся относительно удачным образцом, обеспечивающим ведение эффективного огня одиночными выстрелами на дальность до 500-600 метров и автоматическим огнем на дальность до 300 метров, будучи, правда, чрезмерно тяжелым и не слишком удобным в прикладке, особенно при стрельбе лежа.

Существует расхожая легенда о том, что автомат Калашникова был скопирован со «штурмгевера» и что сам Шмайсер, якобы, находясь в советском плену, участвовал в разработке АК. ОДНАКО, говорить о ПРЯМОМ ЗАИМСТВОВАНИИ Калашниковым от Шмайссеровской конструкции никак нельзя — конструкции АК и Stg.44 содержат слишком много принципиально различных решений (компоновка ствольной коробки, устройство УСМ, устройство узла запирания ствола и т.д.). Да и само возможное участие Шмайсера в разработке автомата Калашникова выглядит более чем сомнительным, учитывая то. что миф помещает Хуго в Ижевск, тогда как опытный АК-47 создавался в Коврове.

Автомат Stg.44 представлял собой оружие, построенное на основе автоматики с газовым двигателем с длинным ходом расположенного над стволом газового поршня. Запирание ствола осуществлялось при помощи перекоса затвора вниз, за вкладыш в ствольной коробке. Ствольная коробка штампованная из стального листа, также штампованный блок УСМ вместе с пистолетной рукояткой шарнирно присоединен к ствольной коробке и складывается вперед-вниз для разборки. Приклад деревянный, крепится к ствольной коробке поперечным штифтом и при разборке снимается, внутри приклада располагается возвратная пружина (исключая тем самым возможность простого создания варианта со складным прикладом). Прицел секторный, предохранитель и переводчик режимов огня — независимые (рычажок предохранителя слева над пистолетной рукояткой и расположенная над ним поперечная кнопка выбора режима огня), рукоятка затвора расположена слева и при стрельбе двигается вместе с затворной рамой. На дульной части ствола выполнена резьба для крепления винтовочного гранатомета, обычно закрытая защитной втулкой. Stg.44 мог оснащаться активным ИК-прицелом «Вампир», а также специальным кривоствольным устройством Krummlauf Vorsatz J, предназначенным для стрельбы из танков (и иных укрытий) по противнику в мертвой зоне вблизи танка.

www.nakop.ru

Погреем руки на теме Калашников vs Schmeisser

Вот вам ручной пулемет (или автоматическая винтовка) конструкции американца Льюиса, модели 1923 года. Штука хоть и малосерийная, но для своего времени хорошо известная и испытывавшаяся в самых разных странах.
если отрешиться от сошек и габаритов пулемета, определяемых обычным винтовочным патроном, то что мы видим? та же отдельная пистолетная рукоятка, тот же примыкаемый снизу рожковый магазин, то же верхнее расположение газоотвода и даже тот же длинный ход поршня и запирание поворотом затвора (привет, АК)

Далее, патрон.
Во-первых, Шмайсер к созданию промежуточного патрона никакого отношения не имел. Ему в 1940 году в рамках контракта HWaA выдали ТТТ и готовый патрон, созданный фирмой Польте. Притом работы в Германии над специальным армейским промежуточным патроном были начаты в 1935 году, а вообще в мире — в 1918. При этом о таких работах было прекрасно известно и в СССР. Еще в середине тридцатых В.Е.Маркевич призывал делать пистолеты-пулеметы (автоматические карабины) не под пистолетные патроны, а под винтовочные уменьшенного калибра и мощности, указывая в качестве хорошей отправной точки патрон .25 Remington

Почему ни в 1918, ни в двадцатые, ни в тридцатые годы вроде бы витавшая в воздухе идея промежуточного патрона «не выстрелила»?

Разумеется, всех точных причин мы знать не можем, но построить разумные предположения нам никто не мешает. Итак.
1) Высокопоставленные армейские чины по натуре своей консервативны, и не любят рисковать карьерой во имя систем, чья полезность не очевидна. А большая часть высокопоставленных военных того периода была воспитана и обучена еще в эпоху магазинных винтовок с отсечкой магазина, стрельбы залпами и штыковых атак в плотном строю. Идея массового вооружения обычных пехотинцев скорострельным автоматическим оружием была во многом чужда большинству таких военачальников.

2) Невзирая на очевидную экономию в материалах и затратах на производство и доставку каждого промежуточного патрона, значительно увеличенный расход патронов в автоматическом оружии по сравнению с магазинными винтовками все равно означал повышение нагрузки как на производство, так и на логистику.

3) К моменту окончания Первой Мировой войны пулемет стал неотъемлемым элементом вооружения пехоты. Использование существенно ослабленных промежуточных патронов в пулеметах, особенно станковых, означало резкую потерю в эффективности их огня по всем типам целей, что, в свою очередь, означало необходимость введения нового «ослабленного» патрона параллельно с уже существующими винтовочными (а не вместо них), что также усложняло логистику

4) Вплоть до конца тридцатых годов в число типичных целей для огня индивидуального стрелкового оружия пехоты входили не только солдаты противника, но и такие цели как лошади (кавалерия во многих странах все еще считалась важным родом войск), а также бронеавтомобили и низколетящие аэропланы. Использование ослабленных «промежуточных» патронов могло резко снизить возможности пехоты по борьбе с этими целями, что считалось тоже недопустимым

так что в межвоенный период в СССР перспективным видом вооружения пехоты стала самозарядная винтовка под обычный трехлинейный патрон, а «передовые» немцы вообще оставили в качестве основного оружия пехотинца обычную магазинку Маузера, построив огневую мощь отделения на базе единого пулемета.

Вторая Мировая война с ее повышенной (по сравнению с Первой мировой) механизацией и стремительно развивавшимися операциями явно продемонстрировала, что при боевых столкновениях больших масс пехоты основное значение имеют не точность стрельбы или мощность боеприпаса, а общее количество выстрелов, произведенное в сторону противника. По собранным уже после войны данным, в среднем на одного убитого солдата приходилось от нескольких тысяч то нескольких десятков тысяч выстрелов. Более того, кавалерия стремительно сошла со сцены, а развитие бронетехники и авиации сделало их малоуязвимыми даже для самых мощных винтовочных патронов. Надо сказать, что понимание этого факта (очередной раз) пришло к германским военным экспертам еще в середине тридцатых годов, и они таки начали серьезные работы над оружием под промежуточный патрон.

При этом резкому росту популярности появившихся в 1943-44 годах серийных «штурмгеверов» более всего способствовал подкрадывавшийся к Вермахту (и всей нацистской Германии) пушной зверек — сибирский песец. Ибо логистически получалось дешевле вооружить пехоту одними штурмгеверами, ибо магазинка явно устарела, самозарядки были дороги и их было очень мало, да и пулеметов на всех тоже хватать перестало. Ну а что эффективная дальность стрельбы заметно упадет — так все равно в реальном массовом бою пехоте дальше 300 метров стрелять только патроны в пустую жечь.

Никем не отвергается тот факт, что серьезные работы в СССР в направлении создания промежуточного патрона и оружия под него начались под влиянием немецких трофеев (захваченных зимой 1942-43 года под Ленинградом MKb.42), но далее они шли вполне самостоятельно. Прямое тому доказательство — к 1945 году, когда приснопамятный Гуго ШМайсер еще сидел в КБ компании Haenel и пытался сочинить для вермахта еще более дешевый Stg.45, в СССр уже имелись прототипы целого семейства оружия под промежуточный патрон — магазинных и самозарядных карабинов, ручных пулеметов и автоматов.
Так что к тому моменту когда в гости к герру Шмайсеру таки дошла доблестная РККА и сказала ему «хендэ хох», в СССР уже имелись подготовленные к войсковым испытаниям автоматы Судаева АС-44, а также их конкуренты от Токарева, Дегтярева и еще многих конструкторов, вот такие:

fishki.net

«Шмайсер»: история легендарного оружия | EG.RU

Исторический ракурс

Идея создать ПП S1-100 (в дальнейшем именуемый MP.34) родилась в далеком тысяча девятьсот девятнадцатом году. Ее автор – талантливый оружейник Луис Штанге. Именно под его началом сделан первый успешный образец оружия класса «пистолет-пулемет», получивший название MP.19. Германия тогда переживала не лучшие времена и по условиям Версальского договора не имела права серийно производить оружие в своей стране. В итоге интересная разработка была забыта почти 10 лет.

Вместе с тем, невзирая на интенсивный темп развития огнестрельного оружия, разработка Штанге 1919 года не потеряла своей актуальности даже десять лет спустя. Тогда произошло знаковое событие: немецкая корпорация Rheinmetall купила компанию Wafenfabrik Solothurn, базирующуюся на швейцарской территории.

В сжатые сроки все имевшиеся наработки по автомату S1-100 подверглись усовершенствованию, а техническую документацию актуализировали с учетом прогресса. Оставалось подобрать необходимые мощности и приступить к серийному производству. Для этого немцы создали совместное предприятие с компанией Steyr (Австрия). Так появилась на свет Steyr-Solothurn Waffen AG, и уже через год с конвейера сошли первые автоматы. Темпы по тем временам просто рекордные!

Вскоре австрийские полицейские приняли этот пистолет-пулемет себе на вооружение с маркировкой МР.30. Также был налажен экспорт этого вооружения в Латинскую Америку, Европу и даже Азию. Интересно, что потребителю предлагались модели с возможностью использовать патроны разного калибра. Популярность Steyr-Solothurn S1-100 стремительно росла. Пользователи отмечали отменную степень поражения вкупе с надежностью оружия при эксплуатации в различных условиях.

После присоединения Австрии к Германии ПП продолжали выпускать – до 1942 года, но производили его под другие боеприпасы – 9х19, имеющие маркировку MP.34(b).

Особенности конструкции пистолета-пулемета

Если сравнивать Steyr-Solothurn S1-100 с современными аналогичными по назначению образцами огнестрельного оружия, видны его недоработки и слабые места. Однако этот пистолет-пулемет был сконструирован почти век тому назад! В свое время он опередил все имеющиеся разработки в этом сегменте и на долгие годы стал образцом для всех.

Следует заметить, что S1-100 производили, взяв за основу автоматику со свободным затвором, а выстрел происходил при открытом затворе. Это давало возможность делать оружие под патроны, имеющие различные характеристики. Нужно было всего лишь устанавливать разные стволы, плюс требовалась адаптация затвора.

Особенность ПП проявилась и в расположении возвратной пружины. Ее поместили внутрь приклада из дерева, из-за чего уменьшились размеры коробки ствола, а также исключило необходимость ставить на Steyr-Solothurn S1-100 откидной приклад.

32 патрона поступали в отсек ствольной коробки ПП слева. В горловине патронника был один секрет: при вставлении обоймы в прорезное отверстие в горловине снизу, получалось возможность более быстрого снаряжения магазина.

MP-34 с левосторонним расположением магазина. Источник: wikipedia

Весьма оригинально выглядело и крепление штык-ножа: оно располагалось сбоку. В результате во время рукопашной использовать такое оружие в качестве колющего орудия было довольно сложно, так как магазин с патронами находился с левой стороны. С той же стороны располагался и переводчик режимов огня.

Характеристика оружия

Особенностью современных пистолетов-пулеметов является их легкость и компактность. Однако сто лет тому назад дела обстояли не так, тем более что автомат отличался большой длиной ствола – порядка 200 мм. Таким образом, общая длина оружия составляла была 85 см при весе свыше 4,2 кг (без боеприпасов).

Отмечалась стабильность в темпе стрельб – правда, она зависела от того, какие патроны используются. Скорость огня в минуту составляла порядка 400-500 выстрелов, в зависимости от типа боеприпасов. Самую большую эффективность по дальности стрельбы имела модификация Steyr-Solothurn S1-100, рассчитанная на использование патронов Маузера (9х25). Эти боеприпасы поражали врага на расстоянии почти трехсот метров, правда, прицельная способность при этом существенно снижалась.

Приспособление для снаряжения магазинов. Источник: wikipedia

Вес и габариты этого ПП сопоставимы с карабинами или даже винтовками. Вместе с тем наличие 32 патронов и автоматического огня сделали Steyr-Solothurn S1-100 бестселлером для применения в ближних боях.

Достоинства и недостатки ПП

Бесспорно, основным достоинством ПП Steyr-Solothurn S1-100 являлось качество его исполнения, а также очень толковая оружейная схема, которая предусматривала использование разных боеприпасов. Заслуживает внимания также и продуманный способ снаряжения магазина из обойм.

Оружие было простым в обслуживании, легким для чистки. Достаточно было поднять ствольную крышку, чтобы получить удобный доступ к узлам и механизмам ПП.

Критических минусов у этого оружия практически не было. Даже его существенный вес можно отнести к достоинствам – ведь благодаря своей массе Steyr-Solothurn S1-100 отличался стабильностью во время ведения огня.

Минусом была длина оружия, а также сложность его использования во время столкновения с противником в рукопашном бою. Штык-нож, конечно, предусмотрен, но в целом из-за конструктивных особенностей в ближнем бою применять его было не очень удобно.

В целом же ПП Steyr-Solothurn S1-100 – замечательное оружие своего времени. Это лучше всего доказывает тот факт, что ПП оставался актуальным с 1919 по 1942 годы. Ну, а позже его заменили другие образцы огнестрельного оружия, главным достоинством которых были дешевизна и лучшие огневые характеристики.

www.eg.ru

Ху из, герр Шмайссер? (окончание) » Военное обозрение

Часть девятая. Начинается самое интересное


Театр начинается с вешалки, оружие начинается с патрона. Эту простую истину забывает или не знает большинство «историков» типа А. Ручко.

История германского штурмгевера началась в 1923 году с выпуска меморандума немецкой инспекции по делам вооружений, в котором были сформулированы требования к новому патрону и оружию под него. Идея промежуточного патрона обсуждалась задолго до появления патрона для штурмгевера. Пожалуй, впервые она была публично озвучена полковником В. Г. Федоровым и даже частично реализована. Но настоящая работа началась в Германии в 30-е годы.

После проведения научно-исследовательских работ было решено остановиться на патроне 7,75х39,5, который разработал Густав Геншов из GECO, а Генрих Фольмер изготовил под него автоматический карабин. Патрон GECO очень похож на будущий советский 7,62×39, что дает злым фантазерам считать, будто советский патрон был «слизан» с немецкого. Это, конечно, вымысел. В Советском Союзе проводились самостоятельные работы, в том числе и с другими калибрами, и то, что принят был именно этот патрон, говорит лишь о том, что немцы были правы в расчетах на патрон фирмы GECO. А фантазерам остается лишь утереться тем, что работы по промежуточному патрону в СССР начались с того, что эти работы начались в Германии. При этом часто забывают, что Германия имела фору по отработке патрона в мирное время. А СССР был вынужден заниматься этим в военное время, и никакой надежды на то, что новому патрону придется воевать с Германией, не было!

Вернемся к Фольмеру и его карабину M35.

Нужно сказать, что сколь не прозорлив оказался немецкий заказчик в определении требований к новому оружию, идиотов в управлении по делам вооружений тоже хватало. Существовал запрет на оружие с газоотводной автоматикой через боковое отверстие в стволе. Что служило этому причиной, остается только догадываться. Мне видится, что проблема была в повышенном риске загрязнения газоотвода продуктами сгорания пороха и ослаблением газового давления в стволе. Фольмер применил решение, найденное когда-то Дж. Браунингом. Автоматика работала следующим образом: после вылета пули из ствола газы давили на надульник, который двигался вперед и через тягу вдоль ствола передавал поступательный импульс в затворную группу. Что там дальше происходило, имеет две версии. По одной, поступательный импульс инвертировался в обратный и открывал поворотный затвор. По другой, этот импульс только освобождал сцепление между стволом и затвором и далее затвор уже отлетал под действием силы отдачи.

В 1939 году, после успешных испытаний, армия отказывается и от патрона GECO, и от автомата Фольмера. Но за год до этого (!) управление вооружений подписывает договор с фирмой POLTE на новый патрон, а с фирмой герра Хэнеля на оружие под него. Ребята из фирмы POLTE не стали особо заморачиваться с расчетами и испытаниями. Взяли обычный маузеровский патрон, укоротили гильзу, всыпали пистолетный порох и облегчили пулю. Получился тот самый курц, который некоторые фантазеры теперь именуют «прародителем» всех промежуточных патронов. А на деле получилось то, что и ожидалось, когда работу делают дилетанты. Пуля получила плохую баллистику. Требования заказчика об установке прицельной планки на штурмгевере с разметкой 50 метров говорят только о низкой ее настильности, причем на самых боевых дистанциях — до 350 метров.

Европейское цивилизованное общество теряется в догадках: почему выбор пал именно на этот патрон и на фирму Хэнеля? Почему Вальтер получил контракт на разработку оружия под курц только через два года после того, как над этой темой уже поработал Шмайссер? Почему, наконец, управление вооружений перестало бояться боковых отверстий для газоотвода? Пусть теряется! Они до сих пор уверены, что важные решения принимаются в рабочих кабинетах. Но мы-то знаем, что если у нас есть уютный охотничий домик, то с его помощью можно повлиять на ход истории гораздо эффективнее, чем из кабинетов управления по делам вооружений.

Часть десятая. Что получилось у Шмайссера?

У Шмайссера получился тяжелый пистолет-пулемет, хотя и названный «машиненкарабином» Mkb-42(H). Стрельба велась по-прежнему с открытого затвора. Даже постановка на предохранитель осуществлялась по старому «шпингалетному» способу, известному со времен MP-18. Ударниковый механизм спуска, а в качестве возвратной пружины использовалось изобретение герра Фольмера — его «телескоп». Иначе было просто невозможно уложиться в требуемый заказчиком темп стрельбы — 350-400 выстрелов в минуту. Зато в автоматике появился прогресс: вместо отдачи свободного затвора стала, наконец, применяться газоотводная автоматика и запирание затвора его перекосом.

Первые образцы штурмгеверов были выполнены напильником. Дальше все штампованные узлы проектировались и выпускались на фирме Мерц-Верке.

По результатам испытаний совместно с образцами Вальтера штурмгевер был переработан кардинально.

Первым делом потребовали заменить ударниковый УСМ на курковый. Это привело к отказу от стрельбы с открытого затвора. А это даже не доработка образца, это введение совершенно другого механизма, который прямым указом заказчика был «элегантно» «взаимствован» у Вальтера. Шпингалетный предохранитель был заменен, наконец, на флажковый. Таким образом, в переработанном варианте «штурмгевера» от первоначального замысла остался только газоотвод и принцип запирания. В таком виде аппарат стал называться MP-43.

В апреле 1943 года, когда первая партия штурмгеверов пошла в войска на испытания, это были все те же Mkb-42(H). Возможно, просто не успели изготовить опытную партию. Правда, вместо телескопов Фольмера там уже стояли обычные пружины от MP-43. Заказчик решил поднять темп до 600 выстрелов в минуту, а длинный ход затворной рамы способствовал снижению темпа стрельбы до приемлемого. К вящему облегчению Шмайссера.

Ремарка 5. В «исследованиях» истории штурмгевера часто приводится факт, что Гитлер был против принятия его на вооружение. Скорее всего, это одна из собак, которых вешали на фюрера его оставшиеся в живых сообщники и до сих пор вешают современные историки, пытаясь выбелить очевидные провалы в принятии военных и технических решений.

Вопрос о принятии на вооружение нового образца личного стрелкового оружия с новым патроном требует решения гораздо более сложного, чем даже с новым образцом танка. Такие мероприятия возможны только в мирное время или в крайнем случае не тогда, когда твоя армия отступает и в деле военной логистики начинает хозяйничать фактор хаоса.

До Сталинграда необходимости в перевооружении немецкой армии на штурмгеверы с новым патроном не было! В самом деле, почти четыре года прошло с того момента, как фирмам HAENEL и POLTE был отдан контракт на разработку нового оружия. Скорее всего, этот контракт носил исследовательский и опытно-конструкторский характер. А вот 1942 год, когда в советские войска началась массовая поставка ППШ, а позже ППС, и миф о непобедимости немецких войск развеялся, заставил шевелиться аналитические умы вермахта в поисках «вундерваффе».

А пока военная промышленность Германии достигает своего пика. К концу войны на предприятии Хэнеля нещадно эксплуатируется более тысячи иностранных «специалистов», включая более 400 граждан Советского Союза. Интересно, сколько среди них было конструкторов и технологов?

Дойка Хэнеля идет ударными темпами. Доля братьев в прибыли в несколько раз превышает долю настоящего владельца. В августе 1943 года герр Хэнель заболевает, да так тяжело, что полностью отходит от дел фирмы. То ли заболевание было несерьезным, то ли симуляция отличная, но герр Хэнель пережил их всех, скончавшись только в 1983 году. Должность технического директора занимает инженер Штюмпель. А Шмайссер? Согласно исходнику информации (А.Кулинский), Шмайсер занимался как Цезарь двумя делами сразу, занимался конструированием и руководством HAENEL одновременно. Обратите внимание, в это время идет трансформация Mkb42 в MP-43. То есть кардинально меняется конструкция, а соответственно производственная оснастка. Что-то мне мало верится, что самый богатый человек Зуля (к тому времени богаче Хэнеля) занимается внедрением УСМ Вальтера в штурмгевер.

Далее — небольшая хроника

В ноябре 1943 года наркомат обороны СССР объявляет конкурс на новое оружие под промежуточный патрон по заданным баллистическим характеристикам, без прямого указания калибра. Рассматривались и испытывались калибры 7.62, 6.5 и 5.6. После отработки более трехсот вариантов остановились на том варианте 7.62, который сейчас известен. Причём отказ от других калибров был вызван тем, что с меньшими калибрами не возможно было удовлетворить требования заказчика.

25 апреля 1944 года штурмгевер, наконец, официально поступает на вооружение в немецкую армию. А уже в мае советские конструкторы Судаев, Дегтярев, Симонов, Токарев, Коровин и Кузмищев представляют свои первые образцы автоматов под советский промежуточный патрон.

Июль-август 1944-го. Второй тур, к которому присоединяются Шпагин и Булкин.

Декабрь 1944-го. Сержант советской армии Михаил Калашников приступает к работе над карабином под этот же патрон. Конструкторское решение в узле запирания этого карабина легло в основу будущей славы автомата Калашникова. Именно тогда — в конце 1944 года!

Январь 1945-го. Автомат Судаева поступает на полигонные испытания в войска.

Май 1945 года. Победа! Зуль временно находится в зоне американской оккупации. Американские чекисты ведут обработку всех светлых немецких голов, которые могут потрудиться на благо американского рейха. И такие головы нашлись. Например, Вернер фон Браун, который буквально спас Америку от космического позора. Если бы не он, сбылось бы пророчество Никиты Хрущева о том, что первым человеком на Луне будет, несомненно, советский человек. Отпрессовав Шмайссера по полной, американские чекисты пришли к тому же выводу, что и ижевские чекисты много позже — «герр Шмайссер никакой ценности не представляет». Штурмгевер американцев тоже не впечатлил. Ресурс — 5000 выстрелов, тяжелый вес, большой габарит, УСМ неразборный, длинными очередями не постреляешь, штампованное железо выглядит ненадежно. Общий вердикт — «оружие до первой поломки». Вот отрывок из заключения департамента вооружения США 1945 года:

«Тем не менее, при попытке создать массовыми методами лёгкое и точное оружие, обладающее существенной огневой мощью, немцы столкнулись с проблемами, которые серьёзно ограничили эффективность штурмовой винтовки Sturmgewehr. Дешёвые штампованные детали, из которых она в большой степени состоит, легко подвергаются деформации и сколам, что приводит к частым заклиниваниям. Несмотря на заявленную возможность вести огонь в автоматическом и полуавтоматическом режимах, винтовка не выдерживает продолжительного огня в автоматическом режиме, что вынудило руководство немецкой армии выпустить официальные директивы, предписывающие войскам использовать её только в полуавтоматическом режиме. В исключительных случаях солдатам разрешено вести огонь в полностью автоматическом режиме короткими очередями по 2-3 выстрела. Возможностью повторного использования деталей с исправных винтовок пренебрегли (не было обеспечено взаимозаменяемости. — Прим. автора), а общая конструкция намекала на то, что в случае невозможности использовать оружие по назначению солдат должен был просто выбросить его. За возможность вести огонь в автоматическом режиме отвечает существенная часть веса оружия, который достигает 12 фунтов с полным магазином. Поскольку этой возможностью нельзя воспользоваться в полной мере, этот дополнительный вес ставит Sturmgewehr в невыгодное положение в сравнении с армейским карабином США, который почти на 50% легче. Ствольная коробка, рамка, газовая камера, кожух и визирная рамка сделаны из штампованной стали. Поскольку спусковой механизм полностью собран на заклёпках, он является неразборным; если требуется ремонт, он заменяется целиком. Только поршень штока, затвор, ударник, ствол, газовый цилиндр, гайка на стволе и магазин обрабатываются на станке. Приклад изготовлен из дешёвой, грубо обработанной древесины и в процессе ремонта создает сложности по сравнению с автоматами со складным прикладом».

Американцев нельзя обвинить в том, что они проглядели что-то прогрессивное в штурмгевере. Для нации, история становления которой связана с развитием стрелкового оружия, а культура оружия является ее неотъемлемым признаком, это было бы по крайней мере неуважительно. Для советских же конструкторов и военных работало положение, сформулированное «крестным отцом» М. Т. Калашникова — академиком А. А. Благонравовым: «Не обладающее полной надёжностью в бою оружие не пользуется признанием в войсках при любых, каких угодно положительных качествах, и не должно быть допущено к эксплуатации».

Ремарка 6. Немного о ресурсе. Отвергнутый вермахтом Фольмеровский M35 имел настрел на испытаниях 18 000 выстрелов. Некоторые образцы советского ДП-27 доводили до 100 000 выстрелов. Заявленный ресурс автомата и пулеметов Калашникова — 25 000 выстрелов.

Октябрь 45-го. Наркомат обороны СССР, не удовлетворенный испытаниями автомата Судаева, объявляет второй конкурс, к которому присоединяется Михаил Калашников. А потерявшие свои капиталы буржуи Шмайссеры начинают приспосабливаться к суровым реалиям социализма. Странно, но после национализации фирмы Хэнеля пост коммерческого директора остался за Хансом Шмайссером. Почему Хуго не вернулся на пост технического директора или, на худой конец, простого конструктора, а оказался в комиссии по отбору немецких технологий для использования в СССР? Ответ для меня очевиден, но я напишу об этом в эпилоге. Целый год комиссия в лице Карла Барнитцке и Хуго Шмайссера отбирала кандидатов на этап в Россию.

Наконец, в октябре 1946 года в Ижевске поселилось несколько семей немецких специалистов. Шмайссер еще распаковывал чемоданы в Ижевске и получал пропуск на Ижмаш, а в Коврове, куда был направлен Калашников, уже изготавливали первую партию первых АК-46. Испытания АК-46 проводились летом 1947. После этих испытаний произошла знаменитая «перекомпоновка» автомата в АК-47, позволившая выиграть конкурс. Если как следует накуриться, то при желании можно каким-то концом притянуть к этой перекомпоновке Шмайссера с «рядом его советов». Правда, для этой версии пришлось бы транспортировать Шмайссера в Ковров или везти АК-46 в Ижевск, а доктору Рёшу разбираться с Дмитрием Ширяевым. Оба друг друга стоят, ну и бог с ними. История этой перекомпоновки достаточно детально описана в воспоминаниях непосредственных участников тех событий. Шмайссера там нет.

Март 1948 года. Калашников в Ижевске. На бывшей оружейной фабрике Березина, а в то время ижевского мотозавода, изготавливается опытная партия АК для участия в войсковых испытаниях. За короткий срок, пока идет изготовление опытной партии автоматов, Михаил Тимофеевич успевает создать в железе еще один карабин и пистолет.

Февраль 1949 года. Автомат Калашникова принят на вооружение Советской Армией. А его конструктор окончательно поселяется в Ижевске и начинает работу на Ижмаше по подготовке массового производства. Наступил, наконец, тот момент, когда Шмайссер должен был бежать за пивом для Калашникова. Но этого не произошло.

Эпилог

Что ты делаешь в Ижевске, старый и больной Хуго Шмайссер? Как ты вообще сюда попал? Ведь совсем недавно в своих охотничьих угодьях ты принимал высокопоставленных нацистских и военных шишек для того, чтобы получить выгодные контракты. Не известно, чем ты больше занимался, конструированием или плетением интриг против своих конкурентов из Вальтера и Маузера.

Какой черт дернул тебя связаться с советской технической комиссией? Ведь ты бы мог работать простым конструктором. Твой брат Ханс остался на своем месте, несмотря на национализацию фирмы Хэнеля. Ты мог бы заниматься своим любимым делом — конструированием спортивного и охотничьего оружия, и никакой Бергман был бы тебе по прежнему не указ. Но однажды ты сделал расчетливый шаг, полагаясь на свою интуицию, вступил в ряды нацистов — и не прогадал. Скорее всего, ты надеялся на сотрудничество с «советскими оккупантами», которое в дальнейшем принесет дивиденды. Или, может, испугался, что тебе предъявят счёт за твоё нацистское прошлое и эксплуатацию тех несчастных рабов из Европы и России, которые создавали твоё финансовое благополучие? Но на этот раз интуиция подвела, и вот теперь ты вынужден жить далеко от родины и смотреть в глаза тех людей — своих соотечественников, которые попали сюда не без твоей помощи. Кстати, почему нет среди них твоего вечного соперника Генриха Фольмера? Он теперь крутится как волчок, поднимает свою фирму с колен. Рассчитывается с работниками велосипедными покрышками и разрабатывает сложные бартерные схемы для снабжения своего предприятия сырьем. Совсем как в Советском Союзе много лет спустя…

В Германии умер сын. Страдает больная жена. От тоски и неизвестности того, что ждет в будущем, накатывают нехорошие мыли. Отвлечься от них помогает чтение технических журналов и прогулки с дочерью одного из коллег по несчастью в окрестностях Ижевска. Всю жизнь ты конструировал только то, что хотел. Конструировать по заданию других оказалось не по силам. Русские не получили от тебя того, на что рассчитывали. Как оказалось, MP-40 совершенно ошибочно называют «шмайссером», и никакого отношения к этому оружию ты не имеешь. «Штурмгевер» они изучили, и он их совершенно не интересует. Говорят, на заводе готовятся к производству нового русского «штурмгевера» под промежуточный патрон, который изобрел сержант-танкист. Любопытно было бы посмотреть.

Хуго Шмайссер умер, так и не увидев этого советского «штурмгевера». Автомат Калашникова был широко представлен мировому сообществу в Венгрии только через три года после его смерти. Поэтому он никак не мог ответить на вопрос: «Имеете ли Вы, герр Шмайссер, отношение к автомату Калашникова?» Вряд ли и американцы знали что-то об АК-47 до венгерских событий. Даже если и знали, то их интерес был только теоретический. По настоящему он проявился только во Вьетнаме, но после того, как он попал им в руки, у них остался только один вопрос: «Ху из, мистер Калашников?» Так что фраза про «несколько советов» целиком на совести тех, кто ее сочинил, как и байка про английский вертолет, который якобы должен был похитить Шмайссера из ГДР. Всё, что нужно было узнать от Шмайссера, можно было получить в ГДР безо всякого похищения. Рассказывать ему действительно было нечего. О том, как он регулярно отчитывался перед советским особистом о настроениях и разговорах между немецкими специалистами? Это никому не интересно. Личные дела секретных сотрудников КГБ никогда не будут рассекречены, поэтому документальных подтверждений этому никто никогда не увидит. Но и предположение о сотрудничестве Шмайссера с КГБ не беспочвенное. Среди немецких колонистов должен был находиться осведомитель, на которого заводилось дело и по которому регулярно писались справки и отчеты. Так было положено, и отрицать это бессмысленно. Шмайссер, который лично помогал отбирать «командированных» в Ижевск, в характере которого на первом месте отнюдь не открытость и дружелюбие, подходил на эту роль больше других.

И всё же: чем занимались немецкие конструкторы оружейники на Ижмаше? Нам страшно интересно. Разрабатывали оружие и, возможно, оснастку и оборудование для производства. Где-то в архивах пылятся чертежи, на которых стоят подписи Хуго Шмайссера, Вернера Грюнера. Не видел, но могу поверить, что это так. Вот только есть вопросы.

Первый: Шмайссер, не имея техобразования, не умел чертить и делать расчеты, а работал, как и большинство конструкторов, от эскизов, оставляя эту работу профессиональным чертежникам.

Второй: система немецкой конструкторской документации не соответствует советской. Таблицы допусков и посадок тоже. Различаются стандарты на сталь, качество обработки поверхностей, технологии покрытия, режимы обработки.

Третий: чтобы работа конструктора имела хоть какой-то смысл, по чертежам или эскизам должны были изготавливать детали, что-то из этих деталей собирать, испытывать, вносить изменения в документацию. Для этого недостаточно конструкторских чертежей, тут нужны и технологи, и слесари, которые могут по документации, отличной от привычной советской, что-то выпилить, выточить или отфрезеровать. Даже культура производства может стать серьезным препятствием в работе. Поэтому, скорее всего, что-то делали, что-то чертили. Но больше всего мне нравится цитата «историка» И. Кобзева: «Немецкие оружейники привезли из Германии в конструкторское бюро Калашникова великолепную бумагу и прочие принадлежности для работы. Но их чертежами, похожими на произведение искусства, покрывали станки. Шмайссер не мог выдержать такого зрелища и заболел». Вот такая печалька. Я плакаль.

Поколение Шмайссеров закончилось, прямых родственников не осталось. Патентное «наследие» Луиса, Ханса и Хуго Шмайссеров осталось пылиться в архивах.

Заключение

После войны остатки штурмгеверов расползлись по странам и континентам, их можно было увидеть у немецких полицейских и югославских парашютистов-десантников. Не пропадать же добру.

Автомат Калашникова не интересовал Запад даже после венгерских событий. В самом деле, баллистические характеристики оружия можно было восстановить по стреляным гильзам, или можно было даже украсть автомат. Главное достоинство АК — его потрясающая надежность — стала известно только после его реальных боевых применений в джунглях Вьетнама.

Шло время. АК стал распространяться по всему миру. А вот этого Силы Зла уже не могли простить, потому что такое распространение посягало на мифическую основу этого зла о том, что «все самое лучшее у них». Миллиарды долларов уплывали из оружейного бизнеса.

Наступили новые времена. Вместе со свободой информации пришла свобода пяти «С»: сенсаций, секса, скандалов, страха и словоблудия.

На волне мировой известности автомата Калашникова всплыла мумия Хуго Шмайссера. Его надменная физиономия стала всплывать при любом упоминании АК на просторах Интернета.

Появление публикаций «историков» типа А. Ручко, А. Коробейникова, И. Кобзева, «эксперта» А. Колмыкова и других можно объяснить психиатрическим термином «синдром Носова и Фоменко». Но есть личности, которым это выгодно и в финансовом плане.

Немецкий «историк творческого наследия великого конструктора Хуго Шмайссера» доктор Вернер Рёш. Коммерческие успехи «историка», видимо, не превзошли способностей братьев Шмайссеров. Так, его фирма «Schmeisser Suhl GmbH» не имеет даже своего сайта, а в Интернете была обнаружена только попытка создать на Украине совместное производство газовых пистолетов. Зато основатели компании «Schmeisser GmbH» Томас Хофф и Андреас Шумахер трудятся серьезно. На «творческое наследие» им глубоко наплевать. Выпускают они, разумеется, не штурмгеверы, а по отверточной технологии различные вариации американской AR-15. А вот устроить подлянку в духе самого «великого» Шмайссера — это запросто. Концерн «Калашников» имеет в качестве делового партнера (дилера) фирму «Waffen Schumacher GmbH». Учредителем этой фирмы является тот самый Андреас Шумахер, учредитель «Schmeisser GmbH». Так вот, до недавнего времени ссылка на «Waffen Schumacher GmbH» с сайта «Калашникова» вела прямым ходом на «Schmeisser GmbH», которая по сути является прямым конкурентом концерна! Списывать это безобразие на чью-то ошибку — вершина инфантильности.

Под ногами валяется бренд, усмешкой судьбы созданный трудом другого человека. Осталось сочинить миф о якобы причастности к самому знаменитому автомату в мире и придать ему вид научного исследования.

Вот таким Рёшам и Шумахерам прямая выгода поддерживать симулякр «великого» оружейника Хьюго Шмайссера, члена Эн-Эс-Дэ-А-Пэ с одна тысяча девятьсот тридцать третьего года.

Литература:
1. Александр Кулинский. Шмайссеры, судьбы и оружие. Калашников. №7-8/2003.
2. Илья Шайдуров. Швабский Характер. Мастерружьё. №9/2012 (186).
3. Илья Шайдуров. Теодор Бергман и его оружие. Мастерружьё. №8-9/2009 (150-151).
4. Илья Шайдуров. Хуго Шмайссер в Ижевске, или Конец одного мифа. Мастерружьё. №11-12/2009 (152-153).
5. Илья Шайдуров. Неизвестный и знаменитый Луис Штанге. Мастерружьё. №12/2010 (165).
6. Сергей Монетчиков. «Чудо-оружие» Третьего рейха. Братишка. №1-2/2008.
7. Серия солдат на фронте №49. Sturmgewer 44 — оружие германской пехоты.
8. Майк Ингрем. Пистолет-пулемет MP-40.
9. А. А. Малимон. Отечественные автоматы (записки испытателя-оружейника).
10. Калашников М.Т. Записки конструктора-оружейника.
11. Болотин Д.Н. История советского стрелкового оружия и патронов.
12. Chris McNab, German automatic rifles 1941-1945, 2005.
Хуго Шмайссер: от Бергмана до Калашникова

topwar.ru

Schmeisser MP.41 пистолет-пулемет — характеристики, фото, ттх

Пистолет-пулемет Schmeisser MP.41 (Третий рейх / Германия)

Пистолет-пулемет Schmeisser MP.41 с ремнем для переноски, вид справа

Пистолет-пулемет Schmeisser MP.41, вид слева

Пистолет-пулемет Schmeisser MP.41

Пистолет-пулемет Schmeisser MP.41

Пистолет-пулемет Schmeisser MP.41, как следует из наименования оружия, сконструирован Луисом Шмайсером, автором пистолетов-пулеметов MP.18 и MP.28, с целью создания наиболее подходящего образца для пехоты на основе в целом достаточно хорошо себя зарекомендовавшего MP.40. Шмайсер не стал вносить каких-либо существенных изменений, а просто снабдил MP.40 ударно-спусковым механизмом и деревянной ложей собственной конструкции. В отличии от MP.40, из пистолета-пулемета MP.41 можно вести огонь одиночными выстрелами, а не только очередями. Автоматика работает по схеме со свободным затвором. Цилиндрическая возвранто-боевая пружина размещается в собственном кожухе. Ударно-спусковой механизм допускает ведение стрельбы очередями и одиночными выстрелами, с открытого затвора. Переводчик режимов огня представляет собой поперечно перемещающуюся кнопку, размещающуюся над спусковым крючком. Рукоятка взведения размещается с левой стороны оружия. Защита от случайного выстрела осуществляется введением рукоятки взведения затвора в специальный фигурный паз в ствольной коробке, когда затвор находится в заднем положении. Ствол не снабжен упором для стрельбы из амбразур боевых машин. Питание патронами осуществляется из коробчатых магазинов с двухрядным расположением патронов с перестроением их на выходе в один ряд. Оружие имеет деревянную ложу, взамен металлического складного приклада. Перекидной целик позволяет вести прицельную стрельбу на 100 и 200 метров. Серийное производство MP.41 было налажено C.G. Haenel. Однако вскоре компания Erma, выпускавшая MP.40 с помощью судебного процесса о нарушении патентов добилась прекращения производства MP.41. Всего было выпущено около 26000 экземпляров этого оружия, которые пошли в основном в Ваффен СС и полицию.

Технические характеристики

Калибр: 9×19 (9mm Parabellum)

Длина оружия: 860 мм

Длина ствола: 251 мм

Масса без патронов: 3,9 кг.

Темп стрельбы: 500 выстр./мин

Емкость магазина: 32 патрона

Пистолеты-пулеметы

www.armoury-online.ru

Фольмер, а не Шмайссер » Военное обозрение

Первенец Хуго Шмайссера

В декабре 1917 г., в разгар первой мировой войны талантливый немецкий оружейник Хуго Шмайссер запатентовал «ручной пулемет под патрон 9х18 мм» — ни что иное, как пистолет-пулемет. Созданный со всей основательностью, ПП Шмайссера, получивший индекс МР-18/1, напоминал по внешнему виду «нормальный» ручной пулемет. Оснащенный тяжелой деревянной ложей, винтовочным прикладом с шейкой, массивным дырчатым кожухом, он имел большую массу и обслуживался, как и обычный пулемет, расчетом из двух человек — стрелка и подносчика боеприпасов. Питание патронами производилось из барабанного магазина, созданного для пистолетов Люгера, емкостью 32 патрона. Оружие имело перекидной прицел для стрельбы на дальность 100 и 200 м. В 1918 г. ПП стал серийно выпускаться на заводах Тео Бергмана и вскоре поступил на вооружение «штурмгрупп» кайзеровской армии. Несмотря на то, что после поражения Германии в первой мировой войне оружие этого типа было снято с вооружения согласно условиям Версальского договора, МР-18 послужил прототипом для большого семейства ПП, причем не только в Германии, но и в Англии, и в Японии.


Эсэсовец освежается из котелка. На плече висит 9-мм пистолет-пулемет системы Шмайссера МР 28.II.

Найдя лазейку в условиях мирного договора, немецкие конструкторы стали совершенствовать ПП, как «полицейское» оружие. В 1928 г. на вооружение германской полиции был принят МР-28 — развитие МР-18 с селектором огня, секторным прицелом, «насеченным» на дальности до 500 м и простым коробчатым магазином емкостью 20 или 32 патрона. Штатным для МР-28 являлся все тот же патрон «Парабеллум», но выпускались экспортные модификации калибров 7,63, 7,65 и даже 11,43 мм! Наиболее удачным был вариант под исключительно мощный патрон Маузера 7,63х24 мм с бутылочной гильзой и хорошими баллистическими характеристиками. Именно эта модель широко применялась франкистами в ходе Испанской войны 1936-1939 гг. Кроме того, эти ПП с успехом продавались в страны Латинской Америки. Но к началу второй мировой войны ПП Шмайссера безнадежно устарел и сохранился на вооружении лишь у полицейских формирований.

ПП Шмайссера-Бергмана явился прототипом при создании более поздних образцов — МР-34 (длинноствольный) и МР-35 (короткоствольный), отличавшихся некоторыми оригинальными техническими решениями — в частности, оба эти образца имели взводную рукоятку сзади затворной коробки. Она была снабжена разобщителем и при стрельбе не двигалась. Кроме этого, на МР-34/35 оригинально была решена проблема селекции огня — при нажатии на верхнюю часть спускового крючка происходил одиночный выстрел, а на нижнюю — открывалась автоматическая стрельба (подобным же образом селекция огня осуществлялась на немецких ручных пулеметах). Но эти два образца унаследовали большинство недостатков МР-28 — громоздкость, большую массу, несбалансированность конструкции, усугубляемую расположением магазина справа. Некоторое время МР-34/35 простояли на вооружении в Люфтваффе, полиции и у танкистов, но вскоре на сцене появился новый, весьма удачный и известный немецкий ПП…

Фольмер

Вермахт был одной из первых армий в мире, в которых появились парашютные войска. Как и следовало элитным воинским частям, немецкие парашютисты — «Зеленые дьяволы» — получали на вооружение новейшее оружие, специально для них разработанное. В 1937 г. фирмой Эрма Ваффенфабрик для вооружения парашютистов был создан простой и компактный (относительно образцов, имевшихся в Германии на вооружении) ПП. имевший характерный весьма элегантный внешний вид и обладавший рядом безусловных преимуществ перед своими современниками. Индекс его был МР-38, а сконструировал его Ханно Фольмер. Непонятно, почему в нашей стране этот ПП называют не иначе, как «Шмайссер».

Пистолет-пулемет MP-28-II (Шмайссера)
1 —защелка затворной коробки; 2 — вырез для постановки затвора на предохранитель; 3 — защелка магазина; 4 — рукоятка заряжания; 5 — переводчик огня.
Пистолет-пулемет обр. 1940 г. (МР-40)
1 — вырез для постановки затвора на предохранитель в заряженном пистолете-пулемете; 2 — вырез для постановки затвора в походное положение; 3 — защелка магазина; 4 — стопор затворной коробки.

Основной причиной отказов большинства ПП является забивание полости затворной коробки грязью через длинную прорезь для взводной рукоятки. На МР-38 эта проблема была решена весьма оригинально и эффективно. Затворная коробка внутри имела продольные фрезерованные каналы, в которые и отводилась грязь, не мешая движению затвора. А возвратная пружина предохранялась от загрязнения тремя трубками, при движении затвора телескопически входившими друг в друга. Эти трубки выполняли также роль пневмодемпфера — воздух, заключенный в них, при откате затвора начинал сжиматься, тормозя последний. В результате МР-38 имел достаточно низкую скорострельность — 450 выстр/мин.

Ствол не имел кожуха в целях соблюдения компактности и экономии массы. Зато мушка защищалась массивным намушником, а под стволом имелась пята — упор для стрельбы с борта автомобиля, из смотровых щелей БТР и прочих амбразур небольшого размера. Ложа и рукоятка были выполнены из бакелита. Массивный затыльник был весьма неплох в рукопашной схватке в качестве оружия ударного действия. К затыльнику крепился складной приклад, в убранном виде не выступавший за контуры оружия и не мешавшийся при стрельбе.

Боепитание осуществлялось из коробчатого «рожка» емкостью 32 патрона, унифицированного с магазинами более ранних типов ПП. Перекидной прицел позволял вести огонь на «стандартные» дальности в 100 и 200 м. Предохранение осуществлялось путем введения взводной рукоятки в коленчатый паз прорези затворной коробки, стопоривший затвор в заднем положении. Кроме того, взводная ручка могла утапливаться, входя в специальную выемку на затворной коробке, фиксируя затвор в переднем положении. Немаловажным было то, что ПП просто разбирался и собирался без применения инструментов.

Недостатков у МР-38 было не так уж и много — особенные нарекания вызывал сильно нагревавшийся ствол и отсутствие селектора огня. Кроме того, расположение взводной рукоятки затвора слева вызывало некоторые неудобства при переноске. ПП был довольно тяжел для своих размеров (4,85 кг с магазином) и дорог — фрезерованная ствольная коробка сложной формы была на редкость нетехнологична. В результате было решено перейти на изготовление затворной коробки штамповкой из стального листа. При этом поперечное сечение ее было не круглым, а фигурным, чтобы обеспечивать отвод грязи от затвора. В таком виде ПП Фольмера стал называться МР-40. Он оказался и дешевле, и легче без потери боевых характеристик. На некоторых сериях оружия вместо утапливаемой взводной рукоятки устанавливалась простая, штырьковая.


К 22 июня 1941 г. в Германии ПП типа МР-38/40 состояли на вооружении у пехоты, десанта, танкистов, летчиков, моряков, войск СС… Он стал необычайно популярен, был налажен его массовый выпуск. К концу войны на заводах Германии, а также ее сателлитов и завоеванных стран было выпущено более 2,5 миллионов МР-38/40! Наверное, только подводники его не имели «в штате», хотя зачастую один-два ПП этого типа в поход все же брались — надо же было чем-то обороняться от матросов с потопленных кораблей, представлявших для подлодки смертельную опасность…

Оружие Фольмера полюбили за надежность и неприхотливость к внешним условиям и температуре — и в Африке, и под Москвой, в 30-градусный мороз, МР-40 стрелял одинаково неплохо. Именно с его помощью солдаты вермахта показали всему миру на первой стадии мировой войны важность плотности огня по фронту. Советские солдаты с трехлинейками, пользование которыми подразумевало умение хорошо стрелять на дальнее расстояние, прочувствовали преимущество скорострельного оружия ближнего боя в полной мере.

По опыту боев под Москвой в конце 1941 г. Хуго Шмайссер предложил «скрестить» МР-40 и МР-28, взяв от последнего деревянный приклад с ложей и селектор огня. В результате получился MP-41 — довольно странный и неудобный образец ПП, лишившийся изящества МР-40 и заметно погрузневший. Большого распространения он не получил.

Разрез пистолета-пулемета МР-40
1 — ствол; 2 — затворная коробка; 3 — муфта; 4 — гайка ствола; 5 — упорное кольцо; 6 — промежуточное кольцо; 8 — основание мушки; 9 — мушка; 10 — предохранитель мушки; 11 — опорная шина; 12 — дульная муфта; 13 — основание прицела; 14 — прицельная стойка; 15 — откидная планка; 16 — обойма; 17 — отражатель; 18 — защелка магазина; 19 — затвор; 21— стержень ударника; 22 — боек; 23 — наружная трубка; 24 — средняя трубка; 25 — внутренняя трубка; 26 — возвратно-боковая пружина; 27 — поршень; 28 — буферная пружина; 29 — корпус рукоятки; 30 — плечевой упор; 31 — затылок; 32 — опорная ось упора; 33 — спусковая коробка; 35 — стопор; 34 — кожух коробки; 35 — стопор; 36 — пуговка; 37 — спусковой рычаг; 38 — спусковая тяга; 39 — спусковой крючок; 40 — спусковая пружина.
Пистолет-пулемет обр. 1941 г. МР-41
1 — рукоятка заряжания; 2 — вырез для постановки затвора на предохранитель; 3 — защелка затыльника; 4 — переводчик огня; 5 — защелка магазина.

К концу войны качество изготовления германских ПП сильно снизилось Это не замедлило сказаться на боевых качествах оружия — износ ствола наступал после пары десятков выпущенных рожков. Но запасы этих ПП складах были столь велики, что уже после окончания войны он официально состоял на вооружении многих стран — Румынии, Болгарии, Венгрии, Франции, Испании, Португалии… Единичные факты применения фольмеровского ПП зафиксированы в ходе Вьетнамской войны и даже в 80-е годы, в Афганистане.

Копии и подражания

К концу второй мировой войны вермахт стал испытывать дефицит ПП — хорошо зарекомендовавшие себя МР-38/40, производство которых было рассредоточено на большом количестве предприятий, становились чересчур дорогими. В декабре 1944 г. было принято решение скопировать британский СТЭН. Копия СТЭНа Мк.2, получившая название «Потсдам Герат», планировалась к выпуску на заводе Маузера. В начале 1945 г. была выпущена установочная партия, но слепое копирование оказалось слишком дорого — цена одного «Потсдам Герата» оказалась равной 1800 рейхсмаркам! (больше, чем у пулемета). В результате СТЭН был дополнительно адаптирован к условиям производства в Германии. Внешне это выразилось в укорачивании кожуха при одновременном удлинении ствола и «развороте» горловины магазина вниз. В таком виде ПП пошел в производство под индексом МР 3008. До окончания войны было выпущено около 10 000 штук германских СТЭНов.

Предпринимались попытки скопировать советский ППС, адаптировав его под парабеллумовский патрон, но из стадии эксперимента эти работы так и не вышли.

topwar.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.