Происхождение слова варяг – Происхождение слова варяг. Этимология слова варяг в словаре Шанского

это кто? Загадки истории |

Варяг – это кто? История России IX – XI веков тесно связана с варягами. Считается, что Российское государство создано ими. Об этом пишется в самом раннем рукописном источнике – летописи Нестора «Повесть временных лет». Так кто такие варяги, откуда они пришли на нашу землю?

Кто такой варяг

До настоящего времени учёные не дали ответ на этот вопрос. Существует несколько теорий определения, кто такие варяги. Только в русской истории насчитывается несколько основных версий. Используя различные источники, учёные выдвигают свои определения. До настоящего времени сказать однозначно, что «варяг – это…» не может никто.

  • Русский историк Карамзин Н.М. был сторонником версии скандинавского происхождения варягов. Следует отметить, что это самая распространённая теория. Её поддерживает ряд современных русских историков и историков запада.
  • Много версий отождествления варягов с немцами, финнами, шведами, пруссами, а так же балтийскими славянами.
  • В дореволюционный период существовала теория немецкого учёного Эверса И.. Она имела многих последователей и была признана официально. Согласно ей, варяги имели территориальное деление и были северными, в большинстве своём представленные скандинавами, и южные, сформировавшиеся из предков казаков, хазар и славян Южной степи.
  • Последователи И. Эверса, в частности Голубовский П., выдвигали версию, что варяги – это славянско-тюркское племя. Они отвергали версию призыва на Русь скандинавских варягов по причине принесённого на Русь лествичного права наследования, которого нет  у скандинавов. В основном опирались на летописи Нестора, в которых призванные варяги были из племени рось.

Варяги, как профессиональное определение

Известный русский историк Ключевский В. отвергал скандинавское происхождение варягов в русской истории. То есть он не ставил знак равенства между викингами, скандинавами и варягами. Он считал, что варяги – это вооружённые купцы или их охрана, состоящая большей частью из выходцев древнего германского племени данов и прочего примкнувшего к ним люда, состоящего из беглых рабов разных национальностей. Это подтверждает и то, что существовал водный торговый путь из варяг в греки. А викинги — это морские пираты и разбойники.

Из византийских хроник можно сделать вывод, что под определение варягов (варангов) попадали наёмные воины, находящиеся на службе императоров. В большинстве своём это были выходцы  северных территорий: норманны, шведы, русы, готы,  прусы, франки, англы. Всё это разнородное племя носило название варангов.

Кто такие варяги-русь

Согласно летописи Нестора «Повесть временных лет», варяги представляют собой племя или народ русь, пришедшее с князьями Рюриком, Трувором, Синеусом.  Читая летопись можно узнать, чтобы прекратить междоусобицу в своих землях, совет славянских и финно-угорских племён пошли за море и призвали варягов-русь в свои земли. «…Те варяги назывались русь, как другие назывались шведы, а иные нормандцы…».

Из этого следует, что все народности, живущие на Варяжском море для русских варяги, при этом они различали варягов –русь, варягов-нормандцев и так далее.

Варяги на русской службе

Все сведения о варягах берутся из летописей, одна из которых является «Повестью временных лет». Это практически единственный русский источник в котором можно почерпнуть некоторые сведения о варягах. Несомненно, интересным вопросом является и существование пути  из варягов в греки. Существовал ли он на самом деле, если да, то каким образом перетаскивали суда по суше, так как в то время не было прямого пути  из Балтийского моря по рекам до Византии и Греции.

Византийские хроники указывают на варягов, как на народ с севера, но конкретно не называют из какой земли они пришли на службу. Из той же летописи Нестора можно узнать, что русские князья часто прибегали к помощи варягов в борьбе за власть.  С помощью наёмников-варягов новгородский князь Владимир захватил киевский престол. После этого он отправил дружину в Византию, а трех князей посадил в городах.

Во времена князя Владимира появились сведения о большом количестве русов на византийской службе. В восточных источниках есть упоминание о том, что князь отправляет русов на помощь императору, а их князьям даёт города. Как предполагает часть историков именно после этого в византийских хрониках появились сведения о варангах – подразделениях наёмников различных национальностей.

В истории много народностей появлялись и исчезали как бы в никуда, в большей части смешивались с более многочисленными народностями и ассимилировались в них, принимая  обычаи, язык. Более поздние исторические документы не содержат никаких сведений о варягах. Что стало с ними, куда они ушли. Остались только упоминания о них в сагах, сказаниях, летописях. Сведения в этих документах очень противоречивые, поэтому остаётся гадать, что такое варяг.

Слово «варяг» в русском языке

Нет единства среди учёных в образовании слова варяг. Что послужило первоначальной предпосылкой для его образования?  Версий много. Каждый учёный, прежде чем составить определённое объяснение проработал со многими первоисточниками.

Поэтому, может, правы те учёные, которые утверждали, что на Руси варягами называли народности, жившие по берегам Варяжского моря. Но возникает вопрос, действительно ли там жил народ с названием рось? Так как упоминания о нём встречаются только в русских летописях.

Есть версия, что слово «варяг» произошло от древнегерманского varg, что переводится, как волк или разбойник. Это соответствует описаниям византийцами варягов, как жестоких, сильных воинов.

У древних германцев есть слово wara, что обозначает клятва или присяга. У скандинавов слово var так же означает клятву, этим объясняется слово варяг, как воин-наёмник, который даёт присягу на верность императору.

Интересное предположение высказывал историк Кузьмин А., который связывал слово «варяг» с кельтским словом var, что значит вода. Здесь возникает ещё одна версия, что варяги это предшественники поморов, проживающих на берегу Варяжского моря.

Но как же варяги-рось? Может и правда, что славянские племена варягами называли народы, которые проживали на побережье Варяжского моря и слово это собирательное?

solnechnajdolina.ru

Варяги.Задорнов.

Главная - Наше наследие - Загадки Карелии - Варяги

Варяги

Михаил Задорнов

ЧАСТЬ 1.

Как только ни пытались объяснить слово «варяги» за последнюю тысячу лет. Расшифровывали с помощью протоиндоевропейского корня «вар», объясняли созвучными финскими, шведскими, датскими словами. Хотя в то время, когда варяги так нашумели в истории, шведского языка ещё не было, а на финский не повлиял угорский. И, как говорили в то время финны, мы не знаем.

Может быть, надо проще – попробовать всё-таки разобраться в смысле этого слова с точки зрения родного русского языка? Ведь оно, главным образом, встречается в русских летописях. В византийских варяги упоминаются редко и под именем «варанги». Если строго следовать научной точке зрения, то ещё надо доказать, что «варяги» и «варанги» означают одно и то же.

Так что слово «варяги» русское!

А теперь давайте подумаем… Те, кто трудятся, – трудяги. Те, кто бродят, – бродяги… Ходят – ходяги, делают – деляги, а воруют – ворюги! Слог-суффикс «га» не только переводил глагол в существительное, но и придавал слову ощущение особой значимости, как бы усиливал его смысл: именно тот, кто не просто работает, а много работает, – работяга; а тот, кто набрал много дел, не может справиться и начал жульничать, – деляга!

Значит, от какого глагола могло произойти слово «варяги»? От «варить»! Что же могли варить в нашем далёком прошлом варяги?

Посмотрим на карту сегодняшней Новгородской области, прочитаем названия деревень, речушек, озёр... Все они сохранились с древности. Когда власть меняется – а она у нас меняется постоянно – первым делом новые правители переименовывают улицы, города, сносят памятники предыдущих вождей, но при этом о названиях рек, озёр и деревень забывают, потому что они народные, а народ политиков не интересует. Особенно свой. Старинные непонятные, не опасные для политиков слова сохраняются в веках, не меняясь, и много таят в себе… правдивого. Не меньше, чем раскопанные археологами древности.

К сожалению, далеко не все ученые обращают на эти свидетельства внимание, хотя, казалось бы, что может быть проще? Ведь до артефактов ещё надо докопаться, а то, что называется по-научному топонимикой и гидронимикой, у нас перед глазами на каждой карте. Надо только не полениться и взглянуть на неё.

оз.Ильмень со спутника.

Рядом с Великим Новгородом есть летописное озеро Ильмень. Многие пытаются расшифровать и его название с помощью шведского или финского языка. Кто-то из лингвистов даже настаивал, что оно арабское. Понятное дело, арабы же любили гонять на Ильмень, как на курорт, на субботу с воскресением, потому что арабов пахлавой не корми, дай поплавать в студёной водице.

Почему такое недоверие к родной речи? На языке древних славян «ильмень», как и «лиман», означало разлив реки. Как в сказках: «Море разливанное – разлиманное!»

Теперь почитаем название посёлков и деревень вокруг озера…

Сплошные корневые «рус». В Псковской области Русаново, Русиново, Русски (Руски), Русский Бор. Озеро Русское (Руское) на реке Порусья (на границе с Новгородской областью). Наконец, Старая Русса!

При этом необходимо понимать, что Старая Русса как городище существовала задолго до Великого Новгорода. То есть до прихода первых князей-русов из якобы Швеции. Так что не корректно и не научно слово «рус», как это делают многочисленные норманоиды, выводить из языка шведского. А точнее: мол, «росы» означало по-шведски «гребцы», от него произошло слово «Русь», а позже – «Россия». С таким же успехом можно утверждать, что река Лена была названа советскими вождями в честь Ленина.

Или основным населением Старой Руссы были шведы? Кстати, ещё раньше речку – приток Днепра – называли рекой Рось. А народ, расселившийся вдоль неё, – россами. Тоже шведы? А русины в Закарпатье? Древнейший, кстати, народ! А этруски? И они от шведов произошли? То есть тогдашние шведы плодились, ну прямо как сегодняшние китайцы! Ещё был такой ассирийский царь Руса Первый – явно шведского рода. Достаточно поглядеть на его изображение на барельефе, чтобы сразу сказать: «Ну, вылитый швед!»

Однако нам интересны не просто русы, а русы-варяги. То есть те русы, которые что-то варили. Что же они могли варить в округе озера Ильмень? Разгадка проста: озеро Ильмень… солевое! Те, кто жили в округе, варили соль. Соль в ту пору была такой дорогой, что нередко считалась самой ценной разменной интернациональной валютой. Круче, чем сегодня евро или доллар. Если жена рассыпала соль, ей ой как доставалось от мужа-варяга. Видимо, частенько славянские жёны неаккуратно обращались с солью – потому и родилась такая примета: «Рассыпанная соль к ссоре». И никакой мистики тут нет. Рассыпала соль, подорвала бюджет семьи – получи в ухо!

В то время о нефти ещё не знали, поэтому нередко войны случались из-за соли.

Соль – белая нефть Средневековья!

Новгород, варяги, русы… Казалось бы, всё сходится – всё рядом! О чём может быть спор?

Но не только в Лаврентьевском списке сказано, что варяги-русы «пришли из-за моря». Можно, конечно, предположить, что озеро Ильмень это и есть море разливанное-разлиманное, с которого пришли править русы-варяги в будущую первую столицу Руси. Впрочем, что-то смущает... Как-то недалече им пришлось идти. Не дальше, чем от Мытищ до московского Кремля. Чего их тогда было призывать? Они и так свои.

Но, может, где-нибудь подальше могло быть подобное место, где варили соль варяги-русы? Давайте опять не поленимся и поползаем взглядом по карте Европы, «за морем». Выражение, кстати, «из-за моря», я уверен, весьма условное. И когда его приводят как доказательство того, что варяги были шведами, поселяя тем самым шведов за морем, это то же самое, что в песне Юлии Ковальчук: «Я в Торонто, ты в Майями, между нами океаны!»

Шведы и финны точно так же могли добраться до нас пёхом, как и морем. Неужели грамотные, образованные наши летописцы разбирались в географии на уровне современных выпускников школ, угадавших правильный ответ по географии во время сдачи ЕГЭ? В это с трудом верится. Скорее, «за морем» выражение образное: означало всех чужестранцев, которые прибыли морским путём. Недаром позже появилось слово по отношению к иноземным заморским торгашам – «заморыши».

А теперь возвращаемся к карте.

Как это ни обидно учёным шведолюбам, но в Швеции ничего похожего на Приильменье мы не находим, как и в Финляндии. Только местечко на южном берегу скандинавского полуострова под названием Рослаген, откуда, как наши норманоиды считают, и пришли варяги-русы на будущую русскую землю править! Но Рослаген вынырнул из-под воды на двести лет позже, чем состоялось призвание варягов! Господа норманоиды, лажа – ненаучно! Хоть бы на шведские геодезические карты взглянули, прежде чем «туфту гнать»!

С таким же успехом можно утверждать, что Швейцарией страна названа в честь многочисленных московских швейцаров. И доказательства привести: мол, у этого народа даже одежда своя была – костюм швейцара.

Съёмочная группа нашего документального фильма «Откуда есть и пошла земля русская» была недавно в Швеции, где сняла в геодезическом музее макет Скандинавии. Как полуостров выглядел в разные века, каковы были его очертания. Да-да! Рослаген в 9-ом веке был ещё под водой. Так что, господа, Рюрик мог прийти с Рослагена на Ладогу, только если он был… Садко!

Фильм будет показан в середине октября по РЕН ТВ. Очень надо постараться смонтировать его к празднованию 1150-летия со дня образования государства российского. Фильм уже почти снят, и что хочется особо отметить – на народные деньги, присланные теми, кому небезразлична украденная из нашей истории чужестранцами-заморышами быль.

Первый народный документальный фильм!

Были мы и в Германии. Там-то и открылось столько интересного, неожиданного, что даже пришлось задержаться на несколько дней. Например, одна из рек и по сей день называется Ильменау. (Немецкое окончание «ау» соответствует славянским окончаниям «ов»/«ав», то есть, если по-нашенски, то это озеро должно называться Ильменёво – Разливное). Действительно в одном месте речка слегка разливается, образуя небольшое озерцо. И что вы думаете? Задолго до образования Новгорода, а если ещё точнее – даже до Рождества Христова, жители, населявшие берега этой реки и озера, варили соль! На это указывают археологи. Но что особенно интересно: соседняя область/провинция и сейчас называется – Варин! Поскольку эти названия записывались латиницей на немецком языке, мало кто обращал на них внимание и понимал, что они русские.

Кстати, и Померания тоже вполне внятное название, если по-нашенски: «По морю расположенная».

Посмотрите на названия городков и посёлков в германской области Варин? Вот фотография расписания автобусов на автобусной остановке. Можете прочитать сами.

Для тех, кому буковки маловаты, расшифровываю:

Буков, Раков, Костин, Рантов, Бантов, Пепелов, Буков и тут же Ньюбуков, наконец, Роггов и… Руссов!

(Кстати, знаменитый на весь мир город-порт Росток тоже был назван так славянами: впадая в море, река растекается. Такое место называлось или лиманом, или ростоком!)

Немецкие археологии в провинции Варин и её окрестностях, включая Тюрингию, Померанию и ближе к Ютландскому полуострову, раскопали более пятисот древних славянских поселений.

Фрагмент карты-схемы раскопок славянских деревень и городищ на севере Германии.

Одна из восстановленных немецкими археологами славянских деревень.

Низкий поклон немцам! Благодаря их сегодняшним исследованиям мы знаем, где и как в прошлом жила одна из ветвей наших предков. Как бы должны были написать авторы славянской святой книги, если б решили таковую создать: «Исчезнувшее “колено славянское”!»

За четыре столетия, начиная с 8-го века, часть славян, живших на этих плодородных землях с залежами «белой нефти»-соли, была завоёвана и онемечена. Часть ушла к своим братьям и сёстрам на восток. А названия посёлков и городов сохранились. Германским вождям данов и саксов важны были богатые земли, а не то, как они называются. Вот так и прозявили правду!

Конечно, солью в то время было так же выгодно торговать, как нынче нефтью. Особенно с южными странами. Добраться до них с тяжёлым грузом легче всего было на кораблях. Задолго до германского нашествия из варягов-варщиков соли выделились варяги-купцы. Они постепенно переселялись на берег Балтийского моря, строили в бухтах порты для своих торговых лодий. Так образовалась маленькая, но удаленькая страна варягов – купцов славянских. Вытянулась она вдоль берега Балтийского моря от сегодняшней Померании аж до Ютландского полуострова. Сегодня о ней совершенно забыли. Называлась она Варангия. В этом названии как бы соединились два слова: «варины» и «варяги». «Варин» – название земли, в которой главным ремеслом славян когда-то была варка соли, а варяги – те, кто её варил и продавал. Иногда Варангию называли сокращённо Вагрия. На некоторых старинных картах эту страну можно увидеть.

Теперь важно понять, что любой купец в те жестокие времена должен был стать также воином. Иначе со своей солью далеко не дойдёт. Товар нуждался в серьёзной охране по дороге туда и в ещё более грозной на пути обратно, поскольку охранять надо было не хухры-мухры, а чистую прибыль. Пришлось варягам-купцам вскоре освоить новое мастерство – боевое искусство. Так к слову «варяг» добавилось третье значение – воитель!
(Сегодня целые армии создаются, чтобы охранять нефть и прибыль от неё!)

Быстро разбогатела Вагрия-Варангия, торговая и боевая страна-порт. Своими очертаниями, похожими на морскую каёмку, она в какой-то степени напоминала знаменитую Финикию. Только финикийцы были сборной торговцев семитских народов, а варанги-вагры – славянских. Но как финикийцы, так и варяги-русы, это не национальность, а профессия торговца-воина – бывшего варщика соли.

Германские племена данов и саксов давно завидовали богатству вагров-варягов-варангов – их «белой нефти» – и, однажды объединившись, навалились на них всем Ютландским полуостровом. Варангию не завоевали, а раздавили. Уцелевшие жители уселись на свои лодьи и спаслись на многочисленных островах Балтийского моря.

Жителей этих островов, как и южных морских берегов, славяне называли русами.

ЧАСТЬ 2.

Жителей островов Балтийского моря и его южных берегов славяне называли русами. Слово очень древнее. Оно тоже не обозначало никакую национальность. Со словом «русы» связывали воинов севера. Русый – это светлый. (Рис, рысь – всё светлое) По ошибке русом жители юга могли назвать и шведа, и финна, и германца. Любого, как бы сказали ещё до Гитлера, арийца или норманна.

Учёные говорят, что таких ошибок в то время быть не могло. Неужто? Я недавно выезжал из Марокко с латвийским видом на жительство. Марокканский пограничник меня спросил: «Латвия это Германия или Россия?» И это в наше время, когда Земля опутана единой телепаутиной. Что говорить про те времена? Кстати, сегодняшние турки всех блондинок называют наташками. Через сто лет учёные-книжники будут утверждать, что наташки – это национальность.

И хотя русом могли назвать и германца, и финна, и свея, подавляющее большинство русов были рода славянского. Знаете, почему? Причина очень простая: большую часть населения Европы составляли славяне. Между прочим, до сих пор в Европе на славянских языках говорит гораздо большее число людей, чем на каком-то другом европейском языке. И славян до сих пор больше. Просто никто не обращает на это внимания.

Кстати, в летописи довольно ясно сказано: «… у русов и славян язык един был…»

Вот на этом мысе острова Руяна (ныне – Рюгена) находилась столица славяно-русов Аркона.

Вс.Иванов.АРКОНА.

То, что на островах Балтийского моря и на его южных берегах испокон веков жили русы – выходцы из славянских племён и народов, доказывают летописи средневековых авторов, в которых достаточно точно описываются боги, а также кумиры и идолы, которые стояли на капищах. Их имена сплошь славянские: Свентовит, Ярило, Прове…

Свентовит

Последнее от слова «правь». Жители Рюгена вырезали из дерева Свентовита. Видимо, в них до сих пор «искрит» родовая память. Вот так по представлению сегодняшних немцев выглядели боги русов, а значит, и сами русы.

На острова сбегали в первую очередь те мо?лодцы, которым расхотелось пахать и потянуло к романтике пиратства и торговли: этакие «солнцевские» того времени. Кстати, поклонялись они действительно солнечным богам. Свентовит означало «Свет дающий жизнь»!

На острове располагались места поклонения солнцу…

Вот и соединились после разгрома Вагрии-Варангии бывшие варяги с русами! Германские племена их впредь долго держали в боевом тонусе. Всегда надо было быть начеку. Да и скандинавы-викинги не дремали. И превратились варяги-русь в серьёзную силу, которая, как щитом, ограждала с моря славянские народы. Боевым искусством должен был владеть каждый рус-варяг. Их любили нанимать купцы для охраны своих судов. Из них легко набиралась немногочисленная, но надёжная дружина. Вот так слово «русь» очень скоро стало означать боевую дружину. Команду! Поэтому в некоторых летописях и написано: «И пошли за море к варягам, к руси» и «И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь». То есть всю дружину, команду... Просили прийти для защиты своих земель профессионалов, братьев по крови с запада.

Получается, что в летописи чётко обозначено переселение западных славян на восток во главе с князьями и их дружинами. Гениальный дипломатический ход того времени – объединиться славянам в некий мощный боевой кулак, который можно было бы в любой момент сжать и дать по морде тем, кто сунется.
У западных славян – русов-варягов – после многочисленных разборок с германскими народами к тому времени народу для этого оставалось маловато, а у восточных, наоборот, народу вдоволь, а воевать, как западные братья, выросшие в сражениях с германцами, они не умели.

Сегодня модно рассуждать о женской и мужской энергии: Инь и Ян стали своеобразными брендами. Выражаясь языком модным, объединились две энергии: Инь и Ян. Восточные славяне, почитавшие Землю-матушку, сохраняли женскую энергию. А славяне западные, которых многовековая жизнь в центре европейской мясорубки научила воевать, принесли с собой энергию мужскую, то есть умение не только воевать, но и организовывать. И организовали! И создали кулак. Даже хазары свою прыть умерили. Скандинавы-викинги вскоре вместо разбойничьих походов, вылазок в страну Гардариков (так они называли восточно-славянские земли) решили, что выгоднее жениться на славянских… княжнах! Тем более, что в отличие от скандинавских они мылись и пахли натуральной свежестью, а не французскими вонявками, изобретёнными специально, чтобы не мыться и заглушать смердящий запашок. Таким образом, действительно со временем скандинавы со славянами на уровне князей и конунгов породнились. Но это было позже.

А в то время, когда кулака-Руси ещё не было, более всех ненавидели варяги-русы викингов, данов, скандинавов и других будущих тевтонцев-натовцев. Чуяли, что добра от них ждать так же бессмысленно, как благотворительности от римлян или греков. Так что варяги это не скандинавы, а те, кто благодаря скандинавам, данам, саксам и другим германским народам стали беспощадными защитниками своего рода. Родное Балтийское море контролировали тщательно, поэтому называлось оно в те времена Варяжским. И викинги этим морем старались в Европу не ходить. Даже на своих грозных судах драккарах. Перебирались на материк через Ютландский полуостров. Словом, не надо путать яичницу с сапогами. Варяги это не национальность, это общеславянская авторитетная группировка.

Несколько раз упоминают страну Варангию и её жителей варангов византийские летописцы. Это название северной страны-непонятки встречается даже у Тацита. Но, повторяю, в византийских летописях «варанги» появляются только в 10-ом веке. Лишённые к тому времени родины, рассеянные по всему Варяжскому морю, русы-варяги в качестве легионеров и охранников нанимались к правителям разных стран. Кстати, страна, откуда происходили родом их предки, согласно греческим описаниям находилась именно на том месте, где сейчас немецкая провинция Варин. Несмотря на богатырское телосложение, греки их любили дразнить варанги-маранги. («маранги» означало «пришельцы с моря»).

К 10-му веку Варангии-Вагрии уже не существовало. И все забыли о том, что когда-то слово это произошло от простых варщиков соли. Конечно, византийские императоры любили нанимать варангов в свою охрану. Для низкорослых рамеев северные жители выглядели сказочными великанами-богатырями. В тех краях, на севере Германии, и сейчас народ более рослый. Приглядитесь как-нибудь в немецкой пивной к напившимся пивом немцам? Точь-в-точь наши мужики. И рожи красные, и волосы у большинства русые, и выпить любят, и закусить, и, напившись, орут, как наши! Вот только встанут из-за стола – ростом значительно выше, словно их специально вытянули на каком-то удлиняющем туловище тренажёре.

Ещё одно немаловажное доказательство о том, что варяги были выходцами из славянских народов, мы получили в Петербурге, расспросив подводного археолога, учёного Лукошкова Андрея Васильевича. Есть такая наука – подводная археология. Поднимают сохранившиеся на дне суда и изучают их. Так вот…

Поднятые со дна Волги, Дона, Днепра, Днестра, Буга, Волхова, Двины остатки лодок, лодий и других кораблей – все славянские! Технологии строительства судов у славян и скандинавов сильно разнились. Ни одного скандинавского судна! Однако выражение «из варягов в греки» летописное. Раз такой путь для торговцев существовал, а суда, на которых они ходили на юг торговать той же солью, были славянскими, то выводы можете сделать сами: какой национальности были варяги? Кстати, те же шведские учёные прекрасно знают, что в их сагах не существует описания пути свеев (предков шведов) по рекам славянским из «Скандинавии на юг». Скандинавы никогда не пользовались путём из «варяг в греки»!

И опять в летописи всё сказано чётко: «…Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, – вот так и эти…» Разве не понятно, что шведы и варяги-русь упоминаются летописцем как народы разные? Как и норманны, англы и иные готландцы… Во-первых, их бы на российские реки просто так никто не пустил, а, во-вторых, кто не верит, может попробовать перетащить викинговский драккар (15-18 тонн!) на себе: через Финский залив по порогам Невы, по Ладожскому озеру, по порогом Волхова в Ильмень, затем через Ловать, Кунью и Серёжу до деревни Волок и оттуда волоком в реку Торопа, впадающую в Западную Двину. Далее по Двине до Каспли, в истоках которой через волок – в речку Катынь, впадавшую в Днепр. И только потом уже можно было выйти… в Чёрное море! Но через такие пороги, по сравнению с которыми сегодняшние лежачие полицейские на дорогах могут показаться небольшими кочками. Не самое приятное занятие. Особенно если одновременно надо делать дополнительную оснастку для кораблей и отбиваться от славян, нападавших с тяпками, граблями и секирами.

Конечно, постепенно всё перемешалось «в доме славянском». И у варягов стали служить в дружинах скандинавские кореша, и наоборот. И варяги порой вели себя далеко не благородно, подражая скандинавам, грабили окрестные берега. Возможно, что слова «ворог»/«враг»/«врази»/«враже» и даже «вор» появились именно в то время из-за разбойничьих нападений варягов-изгоев на своих же сородичей. В семье не без урода! (До этого говорили не «вор», а «тать», от слова «утаить».)

К 10-му веку слово «варяг» стало мутным. Одни понимали его совсем не так, как другие. Более того, это слово стали соотносить и с разбойниками-скандинавами. А те и рады были порой называться варягами, которых большинство славян всё ещё считали своими защитниками.

Вот так всё и перепуталось. И если во времена нашего первого летописца Нестора знали, кто такие варяги, то вскоре за бесконечными войнами, а также, простите за банальное слово, реформами истинное значение его было потеряно. Правда, долгое время – в течение нескольких столетий – на Руси варягами продолжали называть купцов. То есть родовая память исходное значение этого слова хранила.

К нашему времени слово «варяг» приобрело ещё одно значение – «праздно шатающийся по миру человек». Я помню, как в сибирских деревнях говорили про кого-то: «А этот у нас варяг – без роду, без племени!» В этом отличие варягов от бомжей. Бомжи вели оседлый образ жизни, а варягам никогда на одном месте не сиделось… Родовая память продолжала искрить!

Слово «варяг» многозначно. Оно многослойно. Оно развивалось, как и сама история варягов.
Произнесите несколько раз подряд слово «викинги», а потом «варяги»! Нашему слуху «варяги» явно приятнее. В нас живут варяги-защитники, а не викинги-грабители. Помните, какой крейсер во время русско-японской войны оказал особое героическое сопротивление японцам? «ВАРЯГ»! Матросы проявили отвагу, потрясшую даже врагов! Наверняка, чувствовали магию слова «варяг», означавшего когда-то мирного жителя, а потом – защитника!

А теперь вернёмся к тому, с чего начались эти рассуждения. К озеру Ильмень, на котором варили соль варяги. Германский поршень постепенно начал выдавливать славян с их исконных земель. Большинство из славян были земледельцами. Что главное для крестьянина? Мирный труд, спокойствие, дом, семья… Вот и стали бодричи-ободриты, полабские славяне, лютичи и другие славянские племена, заселявшие сегодняшнюю восточную Германию, расселяться. Кто на восток, кто пошёл южнее по Дунаю. Даже на Карпатах по сей день живут переселенцы с Балтийского моря. Отношения между восточными и западными славянами существовали с давних пор. Язык ведь был один! Одним богам поклонялись. Об этом, кстати, сказано в тех же русских летописях. «У русов и славян язык был единый».

Немецкие учёные восстановили одежду наших предков, которую те носили, когда варяги-славяне ещё не были германской провинцией. То есть лет за двести до появления Великого Новгорода. Ну чем не зажиточный новгородский купец?

Когда переселенцы приходят на новые места, они приносят с собой названия посёлков, деревень, городищ, в которых жили раньше. Они приносят с собой… Родину! Вот и на востоке появилось новое озеро Ильмень. Благо, оно тоже оказалось солевое. Вокруг него тоже расселились славяне-русы. Так что объединение славян в единый кулак началось ещё до прихода Рюрика с братьями. Кстати, такое переселение с запада славянского рода ободритов подтверждается даже археологическими раскопками на Волхове и вблизи Ладоги.

Жили поначалу мирно, ни с кем не воюя. Но наступали новые времена. С юга мечтали обложить данью восточных славян хазары, с севера теребили шайки скандинавов-викингов, а на западе, на ошмётках Римской империи, созревала новая грозная сила – империя германских народов, будущих тевтонцев и натовцев.

Славяне нуждались в образовании не менее мощного собственного государства.
После образования новгородской Руси дети руссов-варягов от славянок стали зваться русичами, а вскоре и все славяне – русскими. А страна стала называться Россией!

В конце тёмного средневекового туннеля появился свет!

Вот так объединились восточные славяне-земледельцы с более боевыми западными варягами-русами. Огнищане земли новгородской с переселенцами бодричами-ободритами и славянами полабскими. Мужская энергия воинов – с женской земледельцев. И образовалось государство Русь, которое ещё многие века сдерживало натиск тевтонцев всех народов. А германских крестоносцев уничтожило!

Блог Задорнова на Mail.ru


www.karvin.ru

Этимология :: Варяг, Варежка: svetorusie

В этимологическом словаре Льва Успенского «Почему не иначе?» автор отмечает, что легче варежку связать, чем точно ответить на вопрос, откуда взялось её название. Версий происхождения данного слова много. Одни лингвисты считают, что это название значило когда-то «варяжские», скандинавского образца, рукавицы. Однако в особую разницу между «русским» и «варяжским» покроем простых однопалых перчаток верится с трудом.

Другие приводят такую версию этимологии слова варежка : «В областных русских говорах есть немало названий рукавиц, связанных с обозначением процессов обработки шерсти: вязанки, плетёнки, ва́леги (валеные рукавицы), ка́танки (катаные рукавицы). Сюда же относятся и ва́реги, варежки, образованные по названию процесса – варить, кипятить. Готовые изделия из шерсти заваривали в кипятке, чтобы они стали более прочными и тёплыми».

Версии эти интересны, но они далеки от правды. Поскольку основное предназначение варежки – это защищать, оберегать руку, логичней было бы предположить, что именно это качество и заложено в названии. Ежели вдобавок к этому вспомнить, что в древнерусском языке имелся глагол «варити» (защищать, сохранять, беречь, предупреждать), то разгадка приходит сама собой: варежки – это «оберегалки», «защитки» для рук. Их название происходит от слова «варега», берущего своё начало от глагола «варити», который в свою очередь восходит к древнерусскому «варъ» (защита).

От корня «вар» (защита) образовалось и слово варяг , буквальный смысл которого – воин, защитник. Кстати, различные фонетические формы корня «вар» без труда можно обнаружить во многих европейских языках: нем. Wehr (оборона, сопротивление; оружие), дат. værn (защита), швед. värn (защита) и т.д.

Однако несмотря на столь очевидное русское происхождение слова «варяг», норманисты на вопрос, кем же на самом деле были эти самые варяги, не моргнув глазом отвечают: шведами, датчанами, норвежцами. И это при том, что каждый уважающий себя учёный знает, что данные этносы сформировались в лучшем случае к XVII веку.

Вплоть до XII века скандинавы говорили на общем языке – и язык этот был флективным, славянским. Древнейшие слои скандинавских городищ и торжищ принадлежали славянам. Все норманны, викинги, варяги VI-XI векрв были русами, славянами. «Проблемы» начались с XIII-XV вв., когда заезжие латинские и свежеобразованные псевдогерманские собиратели фольклора (типа Снорри Стурлусона) стали записывать славянские былины и сказания Скандинавии латынью и новообразованными искусственными для того времени «немецкими диалектами». В результате такого «испорченного телефона» исследователи получили германообразные саги – и вся дальнейшая скандинавистика и норманистика из исторической науки превратилась в самое пошлое и заурядное литературоведение, изучение и трактование переводных и заказных литературных произведений.

По словам академика М.А. Алпатова: «Варяжский вопрос родился не в Киеве в летописные времена, а в Петербурге в XVIII в. Он возник как антирусское явление и возник не в сфере науки, а в области политики». Остается добавить, что норманская теория не просто антирусское явление, и не просто политика. Это лишь одно из проявлений той чудовищной болезни, которой как раковой опухолью поражен Запад. Имя этой болезни – русофобия.

[]

Какова этимология (история) слов варяг и варежка, и что они означают?

Происхождение слов варяг и варежка (не из википедии и не из этимологического словаря)

svetorusie.livejournal.com

О происхождении термина "варяги" - Исторические записки


Термин "варяг/варанг" (древнерусск. Варѧгъ скандинавск. Væringjar, греч. Βάραγγοι) происходит, по мнению большинства исследователей, от древнескандинавского vár ― «верность, честность; порука, залог; обещание, обязательство, обет» (В. Томсен). И обозначало первоначально скандинавских наемников на службе русских князей и византийских императоров.

Гипотеза 1.

Слово имеет усеченную семантику: "верный", "давший обет" (кому?). Здесь подразумевается клятва либо князю, либо обществу. Судя по тому, что скандинавы, по описанию саг, становясь варягом на Руси или Византии, "вступали в сообщество варангов", клятва могла даваться именно товарищам, членам варяжской дружины или шайки. Такая точка зрения имеет весьма убедительные параллели в русском слове ротники - (от "рота" - клятва, присяга и одновременно артель, дружина давших присягу). Ротниками называли в Новгороде артели грабителей, ушкуйников, дававших друг другу присягу-роту на время набега.  (наводку на близость семантики ротники и варяги мне дал в свое время valdemarus).

Вместе с тем эта простая и ясная по семантике модель все же на мой взгляд не до конца убедительна. В деятельности и организации скандинавских отрядов и дружин на Руси не было ни чего особенного, не известного в их собственных странах.  Почему же термин Væringjar появился и бытовал именно на Руси  и Византии? Скандинавские источники знают Væringjar с 11 века, при этом назвают варягами только тех, кто служил в Греции и на Руси.

Мне кажется есть смысл рассмотреть еще одну версию происхождения этого названия.

Гипотеза 2.

У Византийского историка Никиты Хонитата (12-13 вв.) варанги упоминаются в контексте их общности с παραμοναί (Βάραγγοι καὶ παραμοναί = варяги и парамоны), как с видами военослужащих, выполняющих сходные обязанности. Парамонай  - это ординарцы, стража, телохранители императора и военачальников. У Константина Багрянородного: παραμοναι των στρατηγων και των αλλωυ αρχόντων = "ординарцы стратегов и других командиров".

Варяжская гвардия, составлявшая личную охрану императора, стражу была по сути контингентом παραμοναί.   Слово παραμοναί  буквально означает "остающиеся", "верные", то есть в смысле "остающиеся до конца" или "остающиеся везде" (с охраняемым лицом).

Слово παραμοναί  пересекается   с væringjar  в значении "верные".  Случайно ли такое совпадение. Или væringjar ("верные") - это попытка адоптировать для своего языка (или попросту перевести) византийское название? Такой экзотический вариант мне представляется тоже вполне вероятным.

Есть два косвенных свидетельства в пользу этой версии в русских источниках:

Свидетельство 1. Варяжко

Слуга князя Ярополка Святославича, об убийстве которого сообщается в летописной статье 980 г. носил по легенде имя Варяжко. Слуга  оказался верным своему князю и после смерти, много лет мстил за него людям Владимира. Есть основания считать, что свое прозвище Варяжко получил, за то, что стал эталоном верности господину. То есть "варяг" (уменьшительное -ко может быть свидетельствует о статусе несвободного) употреблено здесь в буквальном смысле ("верный", "оставшийся до конца"). А само предание сложилось еще в ту эпоху, когда помнили и буквальное значение слова.

Свидетельство 2. Поромонь двор

Согласно одной из двух основных версий название "Поромонь двор", на котором в 1015 г. были перебиты варяги Ярослава, происходит от παραμοναι ("телохранители", "вахта", А.Стендер-Петерсен, Varangica, 1953). Если Ярослав, подражая Византийским императорам, держал у себя на службе отряд варяжской стражи (а по факту она там была). То не было бы ничего странного в том, чтобы и называть ее на византийский манер παραμοναι (парамоны).

nickfilin.livejournal.com

Варяги — кто они? - Забытые истории

Вопрос о происхождении термина «варанг/варяг» основательно запутан. К числу наиболее распространенных относятся два заблуждения: что этот термин возник в древней Руси и что он обозначал преимущественно скандинавов. Между тем то и другое неверно. На Руси слово «варяг» вошло в повседневный обиход не раньше второй половины XI в., то есть позднее, чем в Византии и даже на арабском Востоке. Более того, анализ источников показывает, что первое в средневековой литературе упоминание народа «варанков» и «моря Варанк» («Варяжского моря») принадлежит арабоязычному автору — среднеазиатскому ученому аль-Бируни («Канон об астрономии и звездах», 1030 г.), который почерпнул свои сведения из Византии.

В свою очередь, скандинавские саги недвусмысленно отрицают тождество «варягов» и викингов. Древнерусский термин «варяг» был известен в Скандинавии в форме «вэринг» (vaering). Но слово это пришло в скандинавские языки извне. И более того, вэринги в сагах в большинстве случаев отличаются от норманнов-викингов.

На Руси термин «варанг/варяг», прежде чем приобрести расширительное значение «выходец из заморья», прилагался преимущественно к жителям славянского Поморья. Так, во вводной части «Повести временных лет» варяги «приседят» к морю Варяжскому, в соседстве с ляхами, пруссами и чудью — населением южного берега Балтики. В Никоновской летописи «варяжская русь» Рюрика приходит «из немец». В договоре 1189 г. Новгорода с Готским берегом этими же «немцами» предстают варяги — жители ганзейских городов Балтийского Поморья, то есть бывших славянских земель, колонизованных в XI–XII вв. германскими феодалами. Наконец, Ипатьевская летопись (Ермолаевский список) прямо сообщает в статье под 1305 г., что «Поморие Варязское» находится за «Кгданьском» (польским Гданьском, немецким Данцигом), то есть опять же в бывшем славянском Поморье.

Арабские писатели в своих известиях о народе «варанков» практически слово в слово повторяют русских летописцев. По их представлениям, народ «варанков» жил на южном побережье Балтийского моря, в его славянском регионе. Наконец, византийский хронист Никифор Вриенний во второй четверти XII в. записал, что варанги-«щитоносцы» происходили «из варварской страны вблизи Океана и отличались издревле верностью византийским императорам». Оборот «вблизи Океана» подразумевает именно южный, а не скандинавский берег Балтики.

Однако, несмотря на то, что термин «варанг/варяг» наделялся определенным этническим содержанием, славянского племени с таким названием никогда не существовало. Между тем слово «варяг» бытовало прежде всего в славянской среде Балтийского Поморья и, более того, обладало неким символическим смыслом. В одном месте у Саксона Грамматика можно прочитать о славянском князе Варизине (Warisin, то есть Варязин, Варяг), побежденном датским конунгом Омундом в Ютландии вместе с шестью другими славянскими князьями. Употребление слова «варяг» как имени собственного убедительно свидетельствует о его священном значении у славян.

Прояснить это значение помогает одна филологическая находка графа И. Потоцкого, который в 1795 г. опубликовал в Гамбурге словарь еще сохранявшегося в XVIII в. древанского наречия (древане — славянское племя, на чьей земле возник Гамбург). В нем среди уцелевших древанских слов оказалось слово «варанг» (warang) — «меч» (Гедеонов С. А. Отрывки из исследований о варяжском вопросе. 1862-64. Т. II. С. 159–160. Он же. Варяги и Русь. СПб., 1876. С. 167–169).

Слову «варанг» суждены были долгие приключения.

Византийцы, по-видимому, познакомились с ним достаточно рано, услыхав его из уст поморских славян, поступавших вместе с русами на византийскую службу, или от самих русов. Впрочем, в Константинополе оно не было в ходу, по крайней мере, до конца Х в. («варанги» еще отсутствуют в списке императорских наемников у Константина Багрянородного). Но звучное иностранное слово не осталось незамеченным. На рубеже X – XI вв. константинопольское простонародье сделало его нарицательным, что явствует из слов византийского писателя Иоанна Скилицы о том, что варанги «назывались так на простонародном языке». В пользу этой датировки говорит и употребление слова «варанк» в «Каноне об астрономии и звездах» аль-Бируни.

Отсюда следует, что термин «варанг» для обозначения отряда наемников возник в Византии, а не на Руси и не в Скандинавии. Из сообщений средневековых авторов известно, что славяне и русы почитали меч в качестве священного предмета; в частности, на нем приносились клятвы. Поэтому известие Потоцкого дает право считать, что под варангами греки подразумевали меченосцев, давших клятву верности на мече, иначе говоря, славянских дружинников-телохранителей (отсюда славянское слово «варить» — оберегать, защищать). Чиновники императорской канцелярии лишь узаконили это словечко из местного «арго» в качестве официального термина государственных документов — хрисовулов*, а византийские писатели XII столетия ввели его в «высокую» литературу. Между тем в греческом языке оно ничего не означает и, следовательно, является заимствованием. Буквальное его совпадение с древанским «варанг» доказывает, что на рубеже Х – XI вв. наемные славяне-венды в Византии стали называться по роду их оружия «меченосцами» — «варангами»**. Подтверждением тому служат и сведения средневековых арабских писателей, почерпнутые большей частью от византийцев, о «народе варанк» на южном берегу Балтики.

*Хрисовулы — указы византийских императоров. Варанги упоминаются в хрисовулах 60 – 80-х гг. XI в., которые освобождали дома, поместья, монастыри, по просьбе их владельцев и настоятелей, от постоя наемных отрядов. Последние перечислены в следующем порядке: хрисовул 1060 г. указывает «варангов, рос, саракинов, франков»; хрисовул 1075 г. — «рос, варангов, кульпингов [древнерусских колбягов], франков, булгар или саракинов»; хрисовул 1088 г. — «рос, варангов, кульпингов, инглингов, франков, немицев, булгар, саракин, алан, обезов, “бессмертных” (отряд византийской гвардии, чей численный состав всегда оставался неизменным — выбывшие из него воины немедленно заменялись другими. — С. Ц.) и всех остальных, греков и чужеплеменников». Примечательно, что, варанги постоянно соседствуют с росами, как выходцы из одного региона.
**Здесь уместно заметить, что характерным оружием викингов и вообще народов Северной Европы был не меч, а секира. Наемников-норманнов византийские писатели называют «секироносцами»; они же именуют кельтов с Британских островов — «секироносными бриттами».

Видимо, потребность в новом термине появилась у греков в связи с необходимостью различать старых «росов-франков» из славянского Поморья от новых — многочисленного корпуса киевских русов, направленных в 988 г. князем Владимиром на помощь императору Василию II.

В дальнейшем слово «варанг» в Византии получило значение «верный», «принесший клятву верности» — от обычая поморских славян клясться на мече. В этом значении оно и вошло в византийские хроники. Со второй половины XI в., когда приток поморских славян в Константинополь резко сократился, имя варангов было перенесено на жителей Британских островов, преимущественно кельтов-бриттов. По словам Скилицы, «варанги, по происхождению кельты, служащие по найму у греков».

В свое время В. Г. Васильевский убедительно показал, что норманнское завоевание Англии в 1066 г. должно было вызвать значительную англо-саксонскую эмиграцию. Но островные бритты испытывали еще большие притеснения, так как наряду с национальным угнетением их коснулись еще и религиозные гонения. В 1074 г. папа Григорий VII предал анафеме женатых священников. Это был выпад не столько против греческой церкви, сколько против церкви бритто-ирландской, которая жила по особому уставу, позволявшему, в частности, монахам жить с семьями и передавать кафедры по наследству от отца к сыну. Спустя еще десятилетие, в 1085 г., Григорий VII фактически ликвидировал самостоятельность бритто-ирландской церкви. Поэтому массовая эмиграция в первую очередь коснулась не англо-саксов, а бриттов и других кельтов, продолжавших придерживаться своих верований (см.: Васильевский В. Г. Варяго-русская и варяго-английская дружина в Константинополе XI и XII веков. Труды. СПб., 1908. Т. 1).

Бритты, естественно, вливались в славянский корпус варангов на протяжении многих лет и далеко не сразу получили в нем численное преимущество. Важную роль в «оваряживании» бриттов сыграла их конфессиональная принадлежность. Славянские наемники, как правило, принимали в Константинополе христианство греческого образца. Русы, а потом и варанги имели в византийской столице особую церковь, которая называлась Варяжской Богородицей и была расположена при западном фасаде храма Святой Софии. Найдены свидетельства, что она принадлежала Константинопольскому патриархату.
Преследуемые Римской церковью бритты, поступая в корпус варангов, также молились в этом храме и вообще легко находили общий язык с православием, чему способствовали некоторые общие черты ирландской и греческой Церквей: допущение брака для священников, причащение мирян под двумя видами (вина и хлеба), отрицание чистилища и т. д. Конфессиональная близость бриттов православию привела к тому, что они унаследовали прозвище славян-вендов — «варанги», в значении «верные», ибо никакие другие наемники в Византии не исповедовали греческой веры.

Византийские авторы XII столетия уже позабыли об этнической принадлежности первых, настоящих варангов-меченосцев и сохранили только смутные воспоминания, что они жили в какой-то «варварской стране близ Океана» и что они чем-то родственны «росам», рядом с которыми варанги и продолжали упоминаться в исторических сочинениях и документах. Зато арабские писатели, получившие в XI в. от византийцев сведения о варангах (поморских славянах), закрепили эти знания в качестве устойчивой литературной традиции о «море варанков» и «народе варанков» — «славянах славян», живущих на южном побережье Балтики (такая обработка и передача из поколения в поколение известий, полученных однажды из первоисточника, вообще характерна для арабской географической и исторической литературы об отдаленных землях и народах).

На Руси термин «варанг» в форме «варяг» сделался известен в первой половине XI в., то есть в то время, когда он еще обозначал наемников из славянского Поморья. В пользу такой датировки говорят некоторые древнерусские тексты, как Ермолаевский список Ипатьевской летописи, в котором «Поморие Варяжское» равнозначно землям поморских славян.
Память об их присутствии поморских «варягов» в Таврической Руси сохранилась в средневековом названии нынешнего поселка Черноморское — Варанголимен (Varangolimen). В «Книге о древностях Российского государства» (конец XVII в.) также говорится о варягах, живших еще до основания Киева на берегах Теплого (Черного) моря.

Но затем в связи с исчезновением славян-вендов из византийского варяжского корпуса и начавшимся активным онемечиванием славянского Поморья прежнее его значение было забыто. Для Нестора «варяг» — это уже «наемный воин» или просто «выходец из заморья». Впрочем, и в XII в. все еще сохраняется неясное воспоминание об этническом значении термина: летопись помещает варягов, как этнос, на южное побережье Балтики, к западу от ляхов и пруссов, а новгородцы в договорной грамоте с Готским берегом именуют варягами ганзейских купцов, обитающих опять же на территории бывшего славянского Поморья.
Однако характерно, что русские люди XII столетия уже не могут четко отделить новые значения слова «варяг» от старого. Поэтому, когда Нестор попытался определить Рюрикову «русь» посредством термина «варяги», причем взятом в современном для летописца значении «житель заморья» («ибо звались те варяги «русь», яко другие зовутся «свеи», другие же «урманы», «англяне», иные «готы»), этот непредумышленный анахронизм стал причиной многовекового историографического заблуждения, породив пресловутый «варяжский вопрос», который, по удачному выражению кого-то из историков, сделался настоящим кошмаром начальной русской истории.

sergeytsvetkov.livejournal.com

Слово ВАРЯГИ

Слово ВАРЯГИ

Значение слова ВАРЯГИ

Слово варяги совсем недавно чаще использовалось в культурном сленге, где оно имеет некоторое негативное и ироническое значение, как людей, пришедших или приглашенных со стороны, которое сразу решили завоевать позиции в новом обществе за счет старых членов. Однако борьба за чистоту истории Руси выдвинула на первое место этническое значение слова ВАРЯГИ как выходцев из Скандинавского полуострова, приплывших на территорию восточных славя. В момент появления слова варяги в славянских языках никто не уточнял принадлежность варягом к конкретному этносу, поэтому в широком смысле - варягами могли быть и представители балтов и даже лужицкие славяне, населявшие южные берега Балтийского моря.

Вы спросите - какая же ПРОБЛЕМА связана с употреблением слова ВАРЯГИ?

А ОШИБКА многих авторов статей в употреблении слова ВАРЯГИ в ретроспективе к событиям, во времена которых этакого слова ВАРЯГИ даже не существовало в славянских языках. Конечно, нельзя ручаться за древних славян, что у них в обиходном словарном запасе не было слова ВАРЯГИ, но руководствуясь принципом научности, надо честно признать - мы об этом не знаем. Потому автор, имеющий научную честь, не имеет права использовать слово ВАРЯГИ вне исторических рамок.

Дело в том, что практически все первые упоминания о варягах появляются в русских летописях во времена правления князя Ярослава Мудрого (1019—1054). Считается, что к этому времени относится первоначальный список летописи Повести временных лет, в которой слово ВАРЯГИ появляется ВПЕРВЫЕ в письменном документе, написанном на старославянском языке.

Я думаю, читателю будет удобно, если я возьму за объект критики статью ВАРЯГИ Википедия, так как остальные статьи используют термин варяги (в принципе) аналогично - неправомочно и ретроспективно.

Смотрим абзац из Повести временных лет, который приведен в статье ВАРЯГИ на сайте ВикипедиЯ

«Ляхи [поляки] же и пруссы, чудь сидят близ моря Варяжского. По этому морю сидят варяги: отсюда к востоку до пределов Симовых, сидят по тому же морю и к западу — до земли Английской и Волошской. Потомство Иафета также: варяги, шведы, норманны [норвежцы], готы [жители Готланда], русь, англы, галичане, волохи, римляне, немцы, корлязи, венецианцы, фряги [франки] и прочие.»

Другим документом, почти синхронно упоминавшим варягов была «Русская Правда», где выделялся их правовой статус на Руси.

Собственно, верить сказочной русской летописи мы даже на грамм и не собирались, но в сочинении Аль-Бируни (1029 г.) - учёного из древнего Хорезма есть упоминание о неких варанках, сведения о которых судя по тексту получены от славян:

«От [океана] отделяется большой залив на севере у саклабов [славян] и простирается близко к земле булгар, страны мусульман; они знают его как море варанков, а это народ на его берегу

Впрочем, вопрос КОГДА ПОЯВИЛОСЬ СЛОВО ВАРЯГИ В СЛАВЯНСКОМ ЯЗЫКЕ никогда не вызывал сложности. Другое дело, что как обычно, в советской историографии на какие-либо детали никто не обращал внимание, лишь была бы идея. ВЫВОДОМ из предыдущего можно считать положение, что слово ВАРЯГИ - нельзя использовать в период, РАНЕЕ конца первого тысячелетия. Как именовались люди, пришедшие с Рюриком мы знаем лишь из фантастической Повести временных лет, но считать это фактом - ниже достоинства любого автора, пишущего статьи по истории. Мы просто должны признать - у нас нет данных о точном времени появления слова ВАРЯГИ в славянском языке, но мы имеем основание предположить, что к 1000-му году оно уже существовало.

Этимология слова ВАРЯГИ на этом не заканчивается, так как встает более сложный вопрос - ОТКУДА СЛАВЯНЕ ПОЗАИМСТВОВАЛИ СЛОВО ВАРЯГИ.

Я не думаю, что кто-будет спорить со мной по предположению, что слово варяги было позаимствовано из других языков. Как правило - имена давались как созвучие на славянский лад тому слову, которым сами гости себя и называли при первой встрече.

Источником слова ВАРЯГИ для славян могли быть - (1) сами выходцы с Балтики, имевшими какое-то имя, созвучное слову "варяги " или (2) - Византийская империя, куда эти выходцы с Балтики направлялись, спуская по рекам восточноевропейской равнины, которую заселили восточные славяне. Точнее, словом, созвучным славянскому слову ВАРЯГИ могли представляться опять же некие выходцы из Балтики, ВОЗВРАЩАВШИЕСЯ со службы из Византии.

Причины исхода норманнов из Скандинавии в 7-9 веках находятся вне данной статьи, но одним из вариантом заработка для германцев, населявших Скандинавский полуостров, была богатая Византия, где их охотно нанимали на службу в качестве охранников.

Государственное устройство Римской империи уже давно перешло к наемному войску. Элита империи не могла себе позволить давать оружие собственному народу, который в этом случае начинал требовать политических прав. Иноземные наемники были гораздо безопаснее, так как попытка переворота с их стороны рассматривалась уже всем обществом как нападение на страну.

[15]

Византийский хронист 2-й половины XI века Скилица впервые сообщает о варягах (варангах) при описании событий 1034 года, когда варяжский отряд находился в Малой Азии.[14] Понятие варяги также зафиксировано

Этимология

Примерные пределы распространения древнескандинавского языка и родственных ему языков в X веке.

— западный древнескандинавский, — восточный древнескандинавский, — западногерманские языки, — древнеанглийский язык, — крымско-готский диалект.

Ретроспективно русские летописцы конца XI века относили варягов к середине IX века («призвание варягов»). В исландских сагах варяги (væringjar) появляются при описании службы скандинавских воинов в Византии в начале XI века. Византийский хронист 2-й половины XI века Скилица впервые сообщает о варягах (варангах) при описании событий 1034 года, когда варяжский отряд находился в Малой Азии.[14] Понятие варяги также зафиксировано в сочинении учёного из древнего Хорезма Аль-Бируни (1029 г.): «От [океана] отделяется большой залив на севере у саклабов [славян] и простирается близко к земле булгар, страны мусульман; они знают его как море варанков, а это народ на его берегу.»[15] Также одно из первых синхронных упоминаний варягов относится ко времени правления князя Ярослава Мудрого (1019—1054) в «Русской Правде», где выделялся их правовой статус на Руси.

Известный специалист по Византии В. Г. Васильевский, собрав обширный эпиграфический материал по истории варягов, отметил сложности в разрешении загадки происхождения термина варяги:

"Тогда нужно будет принять, что имя варангов образовалось в Греции совершенно независимо от русского «варяги» и перешло не из Руси в Византию, а наоборот, и что наша первоначальная летопись современную ей терминологию XI и XII веков перенесла неправильным образом в предыдущие столетия. … Пока гораздо проще предполагать, что сами Русские, служившие в Византии, называли себя Варягами, принеся с собою этот термин из Киева, и что так стали называть их те Греки, которые прежде всего и особенно близко с ними познакомились. "[16]

Переводчик саг с древнеисландского О. И. Сенковский высказал следующие версии происхождения слова «варяги». По его мнению «варяги» означали искажённое в славянском самоназвании дружины викингов — félag.[17] Возникшая позднее в Византии лексема «веринги» (væringjar) могла быть заимствованием от русов, то есть искажённые «варяги».

Татищев также предполагал, ссылаясь на Страленберга, происхождение от varg — «волк», «разбойник»[18]

Другая распространённая версия — «варяги» произошло от др.-герм. wara (присяга, клятва), то есть варягами были воины, давшие клятву. Макс Фасмер, придерживаясь в целом этой этимологии, производит слово от предполагаемого скандинавского *váringr, vœringr, от vár «верность, порука, обет», то есть «союзники, члены корпорации»[19]

По мнению А. Г. Кузьмина слово происходит от кельтского var (вода), то есть под варягами понимали жителей (по версии Кузьмина: ославяненных кельтов) побережья вообще (аналог этимологии в русском: поморы).[20] По его же мнению слово «варяги» восходит к этнониму «варины» или «варны», через промежуточный этноним «варанги», от которого выводит др.-русск. «варяги» и «Варяжское море», и возможно «вагры» и «варны» (в германской передаче имена некоторых племён балтийских славян).

Историк XIX века С. А. Гедеонов нашёл ещё одно близкое значение в балтийско-славянском словаре древанского наречия, опубликованном И. Потоцким в 1795 г. в Гамбурге: warang «меч».

Герберштейн, будучи советником посла в Московском государстве в 1-й половине XVI века, одним из первых европейцев ознакомился с русскими летописями и высказал своё мнение о происхождении варягов:

…поскольку сами они называют Варяжским морем Балтийское… то я думал было, что вследствие близости князьями у них были шведы, датчане или пруссы. Однако с Любеком и Голштинским герцогством граничила когда-то область вандалов со знаменитым городом Вагрия, так что, как полагают, Балтийское море и получило название от этой Вагрии; так как … вандалы тогда не только отличались могуществом, но и имели общие с русскими язык, обычаи и веру, то, по моему мнению, русским естественно было призвать себе государями вагров, иначе говоря, варягов, а не уступать власть чужеземцам, отличавшимся от них и верой, и обычаями, и языком.

— С. фон Герберштейн. Записки о Московии

Варя́ги (др.-сканд. Væringjar, греч. Βάραγγοι) — группа в составе населения Древней Руси, носящая этнический, профессиональный либо социальный характер, который вызывает многочисленные дискуссии. На Руси варягами называли выходцев из Скандинавии — викингов и их обрусевших потомков, а также выходцев с южного побережья Балтийского моря — полабских славян и балтов, бывших наёмными воинами либо торговцами в Древнерусском государстве (IX—XII вв.) и Византии (XI—XIII вв.).

design-for.net

Происхождение и появление варяг на Руси

С начала 9 века, с конца царствования Карла Великого, по берегам Западной Европы начинают рыскать вооружённые шайки пиратов из Скандинавии. Так как эти пираты выходили преимущественно из Дании, то они стали известны на Западе под именем данов. Около этого же времени и на речных путях нашей равнины стали появляться заморские пришельцы с Балтийского моря, получившие здесь название варягов.

Варяги

В 10 и 11 веках эти варяги постоянно приходили на Русь или с торговыми целями, или по зову наших князей, набиравших из них свои военные дружины. Но присутствие варягов на Руси становится гораздо раньше 10 века. Повесть временных лет знает этих варягов по русским городам уже около половины 9 века. Киевское предание 11 столетия склонно было даже преувеличивать численность этих заморских пришельцев. По этому преданию, варяги, обычные обыватели русских торговых городов, издавна наполняли их в таком количестве, что образовали густой слой в составе их населения, закрывавший собою туземцев. Так, по словам Повести, новгородцы сначала были славянами, а потом стали варягами, как бы оваряжились вследствие усиленного наплыва пришельцев из-за моря. Особенно людно скоплялись они в Киевской земле. По летописному преданию, Киев даже был основан варягами, и их в нём было так много, что Аскольд и Дир, утвердившись здесь, могли набрать из них целое ополчение, с которым отважились напасть на Царьград.

Время появления варяг

Смутное воспоминание нашей летописи как будто отодвигает появление варягов на Руси ещё в первую половину 9 века. Встречаем иноземное известие, из которого видим, что действительно варяги, или те, кого так звали у нас в 11 веке, стали известны Восточной Европе ещё в первой половине 9 века, задолго до того времени, к которому наша Начальная летопись приурочивает появление Рюрика в Новгороде. Упомянутые послы от народа Руси, не хотевшие из Константинополя возвратиться домой прежней дорогой, отправлены были в 839 году с византийским посольством к германскому императору Людовику Благочестивому и там по расследовании дела, по удостоверении их личности, оказались свеонами, шведами, то есть варягами, к которым наша Повесть причисляет и шведов. Вслед за этим свидетельством западной хроники идут навстречу тёмному преданию нашей летописи с византийского и арабского Востока известия о том, что уже в первой половине 9 века там хорошо знали Русь по торговым делам с нею и по её нападениям на северные и южные берега Чёрного моря.

Образцовые критические исследования академика Васильевского о житиях святых Георгия Амастридского и Стефана Сурожского выяснили этот важный в нашей истории факт. В первом из этих житий, написанном до 842 года, автор рассказывает, как Русь, народ, который «все знают», начав опустошение южного черноморского берега от Пропонтиды, напала на Амастриду. Во втором житии читаем, что по прошествии немногих лет от смерти Святого Стефана, скончавшегося в исходе 8 века, большая русская рать с сильным князем Бравлином, пленив страну от Корсуня до Керчи, после десятидневного боя взяла Сурож (Судак в Крыму).

Другие известия ставят эту Русь первой половины 9 века в прямую связь с заморскими пришельцами, которых наша летопись помнит среди своих славян во второй половине того же века. Русь Вертинской хроники, оказавшаяся шведами, посольствовала в Константинополе от имени своего царя хакана, всего вероятнее хозарского кагана, которому тогда подвластно было днепровское славянство, и не хотела возвращаться на родину ближайшей Дорогой по причине опасностей от варварских народов — намёк на кочевников днепровских степей. Араб Хордадбе даже считает «русских» купцов, которых он встречал в Багдаде, прямо славянами, приходящими из отдалённейших концов страны славян.

Наконец, патриарх Фотий называет Русью нападавших при нём на Царьград, а по нашей летописи это нападение было произведено киевскими варягами Аскольда и Дира. Как видно, в одно время с набегами данов на Западе их родичи варяги не только людно рассыпались по большим городам греко-варяжского пути Восточной Европы, но и так уже освоились с Чёрным морем и его берегами, что оно стало зваться Русским и, по свидетельству арабов, никто, кроме Руси, по нему не плавал в начале 10 века.

Происхождение варягов

Балтийские варяги, как и черноморская Русь, по многим признакам были скандинавы, а не славянские обитатели южнобалтийского побережья или нынешней южной России, как думают некоторые учёные. Наша Повесть временных лет признаёт варягов общим названием разных германских народов, обитавших в Северной Европе, преимущественно по Варяжскому (Балтийскому) морю, каковы шведы, норвежцы, готы, англы. Название это, по мнению некоторых ученых, есть славяно-русская форма скандинавского слова «vaering» или «varing», значение которого недостаточно выяснено. Византийцы 11 века знали под именем норманнов, служивших наёмными телохранителями у византийского императора.

В начале 11 века немцы, участвовавшие в походе польского короля Болеслава на князя русского Ярослава в 1018 году, приглядевшись к населению Киевской земли, рассказывали потом епископу мерзебургскому Титмару, дописывавшему тогда свою хронику, что в Киевской земле несметное множество народа, состоящего преимущественно из беглых рабов и «проворных данов». Немцы едва ли могли смешать своих соплеменников скандинавов с балтийскими, славянами. В Швеции находят много древних надписей на могильных камнях, которые говорят о древних морских походах из Швеции на Русь.

Скандинавские саги, восходящие иногда к очень древнему времени, рассказывают о таких же походах в страну Гардарик, как называют они Русь, то есть в «царство городов». Самое это название, так мало идущее к деревенской Руси, показывает, что варяжские пришельцы держались преимущественно в больших торговых городах Руси. Наконец, имена первых русских князей-варягов и их дружинников почти все скандинавского происхождения. Те же имена встречаем и в скандинавских сагах: Рюрик в форме «Hrorek», Трувор – «Thorvardr», Олег по древнекиевскому выговору на «о» – «Helgi», Ольга – «Helga», Игорь – «Ingvarr, Оскольд – «Hoskuldr», Дир – «Dyri» и тому подобное. Что касается до Руси, то арабские и византийские писатели 10 века отличают её как особое племя от славян, над которыми она господствовала, и Константин Багрянородный в перечне днепровских порогов отчётливо различает славянские и русские их названия как слова, принадлежащие совсем особым языкам.

Образование военно-промышленного класса в городах

Эти варяги-скандинавы и вошли в состав военно-промышленного класса, который стал складываться в 9 веке по большим торговым городам Руси под влиянием внешних опасностей. Варяги являлись к нам с иными целями и с иной физиономией, не с той, какую носили даны на Западе, там дан — пират, береговой разбойник. На Руси варяг — преимущественно вооружённый купец, идущий на Русь, чтобы пробраться далее в богатую Византию, там с выгодой послужить императору, с барышом поторговать, а иногда и пограбить богатого грека, если представится к тому случай. На такой характер наших варягов указывают следы в языке и в древнем предании.

В областном русском лексиконе варяг — разносчик, мелочной торговец, варяжить — заниматься мелочным торгом. Любопытно, что, когда неторговому вооружённому варягу нужно было скрыть свою личность, он прикидывался купцом, идущим из Руси или на Русь: это была личина, внушавшая наибольшее доверие, наиболее привычная, к которой все пригляделись. Известно, чем обманул Олег своих земляков Аскольда и Дира, чтобы выманить их из Киева. Он послал сказать им: «я купец, идем мы в Грецию от Олега и княжича Игоря: придите к нам, землякам своим».

Превосходная скандинавская сага о Святом Олафе, полная исторических черт, рассказывает, как этот скандинавский герой, долго и усердно служивший русскому конунгу Вальдамару, то есть Святому Владимиру, возвращаясь с дружиной на кораблях домой, был занесён бурею в Померанию, во владения вдовствующей княгини Гейры Буриславны и, не желая открывать своё звание, выдал себя за купца гардского, то есть русского. Осаживаясь в больших торговых городах Руси, варяги встречали здесь класс населения, социально им родственный и нуждавшийся в них, класс вооружённых купцов, и входили в его состав, вступая в торговое товарищество с туземцами или нанимаясь за хороший корм оберегать русские торговые пути и торговых людей, то есть конвоировать русские торговые караваны.

Города и окрестное население

Как скоро из туземных и пришлых элементов образовался такой класс в больших торговых городах и они превратились в вооружённые пункты, должно было измениться и их отношение к окрестному населению. Когда стало колебаться хозарское иго, эти города у племён, плативших дань хозарам, сделались независимыми. Повесть временных лет не помнит, как поляне освободились от хозарского ига. Она рассказывает, что Аскольд и Дир, подошедши Днепром к Киеву и узнав, что городок этот платит дань хозарам, остались в нём и, набрав много варягов, начали владеть землёю полян. По-видимому, этим и обозначился конец хозарского владычества в Киеве.

Неизвестно каким образом Киев и другие города управлялись при хозарах; но можно заметить, что, взявши в свои руки защиту торгового движения, они скоро подчинили себе свои торговые округа. Это политическое подчинение торговых районов промышленным центрам, теперь вооружённым, по-видимому, началось ещё до призыва князей, то есть раньше половины 9 века. Повесть о начале Русской земли, рассказывая о первых князьях, вскрывает любопытный факт: за большим городом идёт его округ, целое племя или часть его. Олег, отправившись по смерти Рюрика из Новгорода на юг, взял Смоленск и посадил в нём своего наместника: в силу этого без дальнейшей борьбы смоленские кривичи стали признавать власть Олега.

Олег занял Киев, и киевские поляне вследствие этого также признавали его власть. Так целые округа являются в зависимости от своих главных городов, и эта зависимость, по-видимому, установилась. помимо и раньше князей. Трудно сказать, как она устанавливалась. Может быть, торговые округа добровольной подчинялись городам, как укрепленным убежищам, под давлением внешней опасности; ещё вероятнее, что при помощи вооружённого класса, скопившегося в торговых городах, последние силой завладевали своими торговыми округами; могло быть в разных местах и то и другое.

Образование городовых областей

Как бы то ни было, в неясных известиях нашей Повести обозначается первая местная политическая форма, образовавшаяся на Руси около половины 9 века это — городовая область, то есть торговый округ, управляемый укрепленным городом, который вместе с тем служил и промышленным средоточием для этого округа. Эти области и звались по именам городов. Когда образовалось княжество Киевское, вобравшее в себя племена восточных славян, эти древние городовые области — Киевская, Черниговская, Смоленская и другие, прежде независимые, вошли в его состав как его административные округа, послужили готовыми единицами областного деления, установившегося на Руси при первых киевских князьях к половине 11 века.

Древняя Повесть о начале Руси делит восточных славян на несколько племён и довольно точно указывает их размещение. Может быть, области Киевского княжества 10 — 11 веков были политически объединившиеся племена полян, северян и прочих, а не промышленные округа древних торговых городов Руси? Разбор этнографического состава древних городовых областей даёт отрицательный ответ на этот вопрос. Если бы эти области имели племенное происхождение, сложились из племенных связей, без участия экономических интересов, каждое племя образовало бы особую область или, иначе говоря, каждая область составилась бы из одного племени. Но этого не было на деле: не было ни одной области, которая бы состояла только из одного и притом цельного племени.

Большинство областей составилось из разных племён или их частей, в иных областях к одному цельному племени примкнули разорванные части других племён. Так, Новгородская область состояла из славян ильменских с ветвью кривичей, центром которой был городок Изборск. В состав Черниговской области вошла северная половина северян с частью радимичей и с целым племенем вятичей, а Переяславскую область составила южная половина северян. Киевская область состояла из всех полян, почти всех древлян и южной части дреговичей с городом Туровом на Припяти. Северная часть дреговичей с городом Минском оторвана была западной ветвью кривичей и вошла в состав Полоцкой области. Смоленская область составилась из восточной части кривичей со смежной частью радимичей. Таким образом, Древнее племенное деление не совпадало с городовым, или областным, образовавшимся к половине 11 века. Значит, не размещением племён очертились пределы городовых областей.

По племенному составу этих областей нетрудно заметить, какая сила стягивала их. Если среди племени возникало два больших города, оно разрывалось на две области (кривичи, северяне). Если среди племени не оказывалось и одного такого города, оно не образовывало и особой области, а входило в состав области чужеплеменного города. Замечаем при этом, что появление значительного торгового города среди племени зависело от географического положения последнего: такие города, становившиеся центрами областей, возникали среди населения, жившего па главным речным торговым линиям Днепра, Волхова и Западной Двины. Напротив, племена, удалённые от этих линий, не имели своих значительных торговых городов и потому не составили особых областей, но вошли в состав областей чужеплеменных торговых городов. Так, не видно больших торговых городов у древлян, дреговичей, радимичей и вятичей; не было и особых областей этих племён. Значит, силой, которая стягивала все эти области, были именно торговые города, какие возникали по главным речным путям русской торговли и каких не было среди племён, от них удалённых.

Если мы представим себе восточных славян, как они устроились во второй половине 9 века, и сопоставим это устройство с древним племенным делением их, то найдём на всём пространстве от Ладоги до Киева восемь славянских племён. Четыре из них (дреговичи, радимичи, вятичи и древляне) постепенно, частью уже при первых киевских князьях, а частью ещё до них, вошли в состав чужеплеменных областей, а четыре других племени (славяне ильменские, кривичи, северяне и поляне) образовали шесть самостоятельных городовых областей, из коих ни одна, кроме Переяславской, не имела цельного, одноплеменного состава. Каждая вобрала в себя сверх одного господствующего племени или господствующей части одного племени ещё подчинённые части других племён, не имевших своих больших городов. Это были области Новгородская, Полоцкая, Смоленская, Черниговская, Переяславская и Киевская.

Итак, большие вооружённые города, ставшие правителями областей, возникли именно среди тех племён, которые принимали наиболее деятельное участие во внешней торговле. Города эти подчинили себе соплеменные им окрестные населения, для которых они прежде служили торговыми средоточиями, и образовали из них политические союзы, области, в состав которых втянули, частью ещё до появления князей киевских, а частью при них, и соседние поселения чужих безгородных племён.

Варяжские княжества

Образование этой первой политической формы на Руси сопровождалось в иных местах появлением другой, вторичной и тоже местной формы, варяжского княжества. В тех промышленных пунктах, куда с особенной силой приливали вооружённые пришельцы из-за моря, они легко покидали значение торговых товарищей или наемных охранителей торговых путей и превращались во властителей. Во главе этих заморских пришельцев, составлявших военно-промышленные компании, становились вожди, получавшие при таком перевороте значение военных начальников охраняемых ими городов. Такие вожди в скандинавских сагах называются конингами или викингами. Оба этих термина перешли и в наш язык, получив славяно-русские формы князя и витязя. Эти слова есть и у других славян, которые заимствовали их у германских племён Средней Европы. В наш язык они перешли от более близких к нам в древности скандинавов, северных германцев. Превращение варягов из союзников во властителей при благоприятных обстоятельствах совершалось довольно просто.

Известен рассказ Начальной летописи о том, как Владимир, одолев киевского брата своего Ярополка в 980 году, утвердился в Киеве с помощью призванных из-за моря варягов. Заморские его соратники, почувствовав свою силу в занятом ими городе, сказали своему наёмщику: «Князь, ведь город-то наш, мы его взяли; так мы хотим брать с горожан окуп — контрибуцию — по две гривны с человека». Владимир только хитростью сбыл с рук этих назойливых наёмников, выпроводив их в Царьград. Так иные вооружённые города со своими областями при известных обстоятельствах попадали в руки заморских пришельцев и превращались во владения варяжских конингов. Таких варяжских княжеств мы встречаем на Руси несколько в 9 и 10 веках. Так являются во второй половине 9 века на севере княжества Рюрика в Новгороде, Синеусово на Белом озере, Труворочо в Изборске, Аскольдово в Киеве.

В 10 веке становятся известны два других княжества такого же происхождения, Рогволодово в Полоцке и Турово в Турове на Припяти. Наша древняя летопись не помнит времени возникновения двух последних княжеств, самое существование их отмечено в ней лишь мимоходом, кстати. Отсюда можно заключить, что такие княжества появлялись и в других местах Руси, но исчезали бесследно. Подобное явление совершалось в то время и среди славян южнобалтийского побережья, куда также проникали варяги из Скандинавии. Стороннему наблюдателю такие варяжские княжества представлялись делом настоящего завоевания, хотя основатели их варяги являлись обыкновенно без завоевательной цели, искали добычи, а не мест для поселения.


Смотрите также:

istoriyadrevnegomira.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *