Ракеты фау 1 и фау 2 – немецкая межконтинентальная баллистическая ФАУ-1, технические характеристики, применение

немецкая межконтинентальная баллистическая ФАУ-1, технические характеристики, применение

В 1942 году ход Второй Мировой Войны начал изменяться, и не в пользу нацистской Германии. Тяжёлые поражения рассеивали впечатление, созданное блестящими победами рейха в начальных кампаниях. Естественно, германская пропаганда продолжала уверять обывателей в том, что победа будет достигнута. Но, что показательно, особую роль в достижении будущей победы отводили не гению фюрера или мужеству солдат. Триумф должно было обеспечить «чудо-оружие».

К «вундерваффе» относится и «оружие возмездия» — крылатые и баллистические ракеты, которые должны были наносить удары по Британии, заменив авиацию.

Содержание статьи

Крылатая ракета «Фау-1»

Первым «оружием возмездия» стал самолёт-снаряд Fi 103, разрабатывавшийся с лета 1942 года. Этот беспилотный моноплан с прямым крылом приводился в движение простым и недорогим пульсирующим воздушно-реактивным двигателем, установленным над фюзеляжем. Автопилот «Фау-1» удерживал ракету на заданном курсе и высоте при помощи гироскопов и магнитного компаса.

Дальность «Фау-1» задавал механический счётчик, который скручивала до нуля аэродинамическая вертушка на носу снаряда. Когда счётчик вставал на ноль, «беспилотник» уходил в пике.

Боевая часть «Фау-1» содержала до тонны аммотола.

Запускалась ракета с паровой катапульты длиной около 50 метров. Подобная пусковая установка была не очень мобильной и легко обнаруживалась воздушными разведчиками.

Баллистическая ракета «Фау-2»

Семейство баллистических ракет, создаваемых с конца 30-х годов под руководством Вернера фон Брауна, носило индекс «А»- «Aggregat». Самая знаменитая из них – А-4, несмотря на цифровое обозначение, была пятой в серии проектов, и впервые взлетела весной 1942 года.

В устройство корпуса «Фау-2» входили четыре отсека. Боевая часть снаряжалась аммотолом, масса заряда доходила до 830 кг. В отсеке управления находилась гироскопическая система наведения. Центральный, и самый крупный, отсек занимали баки с горючим и окислителем. Топливом служил водный раствор этилового спирта, а в роли окислителя выступал сжиженный кислород. Наконец, хвост ракеты занимал жидкостный ракетный двигатель.

Изначально ракеты «Фау-2» предполагалось запускать из защищённых бункеров, но превосходство в воздухе, завоёванное авиацией союзников, не дало даже завершить постройку укреплённых позиций. В итоге ракетчики «работали» с мобильных полевых позиций.

Для подготовки такой стартовой площадки было достаточно найти ровный участок местности и установить на нём пусковой стол.

Применение

Первое крупное соединение ракетных войск – 65-й армейский корпус – сформировали в конце 1943 года. В его состав входил полк, который должен был производить запуски «Фау-1», но для конспирации именовавшийся «зенитно-артиллерийским». Спустя неделю после высадки войск в Нормандии начались «удары возмездия» по Британии.

По мере отступления вермахта из Франции позиции, с которых можно было наносить удары по Лондону, терялись, и «беспилотники» начали использовать для обстрела стратегически важных портов в Бельгии. Снаряды оказались крайне ненадёжными – до четверти запущенных «Фау-1» падало сразу после старта. Столь же велик был и процент ракет, чьи двигатели выходили их строя в полёте.

Долетевшие до Британии «Фау-1» сталкивались с аэростатами, сбивались истребителями и уничтожались зенитным огнём.

Для продолжения бомбардировок Лондона и снижения риска встречи с перехватчиками «Фау-1» пытались запускать с борта самолёта He.111H-22. Исследования показали, что при таких атаках терялись до 40% «Фау-1», а из самолётов-носителей была уничтожена почти треть.

«Фау-2» вступили в дело только осенью 1944 года. Хотя боевая часть нового оружия была не мощнее, а точность попаданий оставляла желать лучшего, психологическое воздействие от применения «Фау-2» было несравнимым. Баллистическая ракета не засекалась радарами, невозможен был и её перехват истребителями.

Некоторое время считалось, что «Фау-2» наводятся по радару – это повлекло за собой работы по созданию помехопостановщиков.

Они прекратились в декабре 1944 года. Предполагалось создавать артиллерийский заслон на предполагаемой траектории полёта. Зато неплохим средством противодействия «Фау-2» оказались ложные отчёты, отправляемые британской разведкой. В них докладывалось о том, что немецкие ракеты стабильно промахиваются по Лондону, уходя в перелёт.

Ракетчики скорректировали наведение, и «Фау-2» стали поражать малонаселённые предместья. Разведка, естественно, начала сообщать о точных попаданиях и больших разрушениях. Запуски «Фау-2» по Лондону (обозначенному как приоритетная цель лично Гитлером) и по Антверпену продолжались до весны 1945 года.

В ходе сражения за Ремаген произошла попытка использовать «Фау-2», как тактическое оружие. Фюрер приказал с их помощью уничтожить захваченный американцами железнодорожный мост через Рейн. Ни одна из выпущенных ракет в мост не попала, а одна отклонилась от цели на 60 километров.

Технические характеристики

Приведём основные данные обоих образцов германского «оружия возмездия».

 Fi 103 (Фау-1)A-4 (Фау-2)
Стартовая масса, кг220012500
Масса топлива, кг5409760
Масса боевой части, кг700-1000730-830
Максимальная скорость, км/ч656 522
Максимальная дальность, км286320
Отклонение от цели, км0.9 (проектное)5,0 (по результатам советских испытаний)

Несложно заметить, даже не вдаваясь в детали, что «Фау-2», доставляя даже меньший заряд взрывчатого вещества, по общей массе намного превосходила примитивный самолёт-снаряд. Можно сказать, что если рейх ещё мог позволить себе выпуск крупных партий «Фау-1», то сборка «Фау-2» экономике легко не давалась.

Ещё в конце войны американцы скопировали «Фау-1» и приняли на вооружение под названием JB-2. Американская ракета выгодно отличалась от «Фау-1» наведением по радиокомандам и стартом с помощью компактных пороховых ускорителей.

Применение ракет «Фау» само по себе можно считать удачным. Даже с учётом того количества «Фау-1», которое выходило из строя или уничтожалось средствами ПВО, затраты на своё производство они оправдывали. А вот «Фау-2», хотя и кажутся более эффективным оружием из-за невозможности перехвата и высокого процента удачных запусков, стоили гораздо дороже.

А производство баллистических ракет оттягивало на себя и ценные ресурсы. Например, для того, чтобы обеспечить топливом одну «Фау-2», надо было переработать на спирт около 30 тонн картофеля. И это в то время, когда нехватка пищи становилась ощутимой.

Невысокая точность ракет делала их пригодными только использования в качестве оружия террора, для обстрела крупных городов.

Ни о каких точечных ударах по стратегически важным объектам не приходилось даже и говорить. Массированные бомбардировки были бы более результативными – но осуществлять их Германии было нечем. А главное — время, когда Британию можно было принудить к выходу из войны, к 1944 году ушло безвозвратно.

В период, когда Вермахт выгоняли из Франции, удары по жилым кварталам скорее могли вызвать желание поскорее покончить с противником. Зато после войны немецкими наработками в области ракетного оружия в полной мере воспользовались страны-победители.

Видео

warbook.club

Фау-2 Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Фау.
Vergeltungswaffe-2

Старт ракеты «Фау-2» с полигона Маас, Голландия, между 1942 и 1945 годами.
Общие сведения
Страна Германия Германия
Индекс V-2
Назначение баллистическая ракета
Разработчик Вернер фон Браун
Основные характеристики
Количество ступеней 1
Длина (с ГЧ) 14 м
Диаметр 1,65 м
Стартовая масса 12500 кг
Забрасываемый вес 1000 кг
Вид топлива этиловый спирт и жидкий кислород
Максимальная дальность 320 км
Тип головной части моноблочная, фугасная, неотделяемая, масса 1000 кг
Количество боевых блоков 1
Мощность заряда 800 кг аммотола
Система управления «LEV-3» автономная, инерциальная; c дек. 1944
«Leitstrahlstellung» радиокомандная на разгонном участке
Способ базирования стационарный наземный стартовый стол, мобильная установка
История запусков
Состояние приостановлены
Места запуска Полигон Дазенхау
/ Полигон Маас
Первый запуск март 1942
Первая ступень
Маршевый двигатель ЖРД
Тяга 270 кН
Горючее 75% этиловый спирт
Окислитель жидкий кислород
 Фау-2 на Викискладе

«Фау-2» (от нем. V-2 — Vergeltungswaffe-2, оружие возмездия; другое название — нем. А-4 — Aggregat-4, агрегат) — первая в мире баллистическая ракета дальнего действия, разработанная немецким конструктором Вернером фон Брауном и принятая на вооружение вермахта в конце Второй мировой войны.

Первый пуск состоялся в марте 1942 года, а первый боевой пуск — 8 сентября 1944 года. Количество осуществлённых боевых пусков ракеты составило 3225. Применялась с целью запугивания, поражая в основном мирное население (погибло около 2700 человек

ru-wiki.ru

Тайны ракеты Фау-2

вернёмся в начало?

"Крылья Родины" 1998 №5

Сканировал Вадим Аносов

Тайны ракеты Фау-2.
«Чудо-оружие» нацистской Германии

Работы по созданию баллистических и крылатых ракет начались в кайзеровской Германии еще в конце Первой мировой войны. Тогда инженер Г.Оберт создал проект большой ракеты на жидком топливе, оснащенной боевым зарядом. Предположительная дальность ее полета составляла несколько сот километров. Офицер авиации Р.Небель работал над созданием авиационных ракет, предназначенных для поражения наземных объектов. В 1920-х годах Оберт, Небель, братья Вальтер и Ридель проводили первые эксперименты с ракетными двигателями и разрабатывали проекты баллистических ракет. «В один прекрасный день, — утверждал Небель, — ракеты, подобные этой, вытеснят артиллерию и даже бомбардировщики на свалку истории».

В 1929-м министр Рейхсвера отдал секретный приказ начальнику отдела баллистики и боеприпасов Управления вооружения германской армии Беккеру об определении возможности увеличения дальности стрельбы арт-систем, включая использование ракетных двигателей в военных целях.

Для проведения экспериментов в 1931-м при отделе баллистики была образована группа из нескольких сотрудников по исследованию двигателей на жидком топливе под руководством капитана В.Дорнбергера. Через год недалеко от Берлина в Кумерсдорфе он организовал экспериментальную лабораторию по практическому созданию жидкостных реактивных двигателей для баллистических ракет. А в октябре 1932-го в эту лабораторию пришел работать Вернер фон Браун, вскоре ставший ведущим конструктором ракет и первым помощником Дорнбергера.

В 1932-м к команде Дорнбергера присоединились инженер В. Ридель и механик Г.Грюнов. Группа начала свою деятельность со сбора статистических данных, основанных на бесчисленных испытаниях своих и сторонних ракетных двигателей, изучались зависимости соотношения топлива и окислителя, охлаждения камеры сгорания и способов зажигания. Одним из первых двигателей был «Хейландт», со стальной камерой сгорания и электрической пусковой свечой.

С двигателем работал механик К.Вахрмке. Во время одного из испытательных пусков произошел взрыв и Вахрмке погиб.

Испытания продолжил механик А.Рудольф. В 1934-м была зафиксирована тяга в 122 кгс. В том же году снимали характеристики с ЖРД конструкции фон Брауна и Риделя, созданного для «Агрегата-1» (ракета А-1) взлетным весом 150 кг. Двигатель развивал тягу 296 кгс. Топливный бак, разделенный герметичной перегородкой, содержал в нижней части спирт, а в верхней — жидкий кислород. Ракета оказалась неудачной.

А-2 имела такие же габариты и стартовую массу, что и А-1.

Полигон Кумерсдорф был уже мал для реальных пусков, и в декабре 1934-го две ракеты, «Макс» и «Мориц», поднялись с острова Боркум. Полет на высоту 2,2 км длился всего 16 секунд. Но по тем временам это был впечатляющий результат.

В 1936-м фон Брауну удалось уговорить командование Люфтваффе выкупить большую территорию близ рыбацкой деревеньки Пенемюнде на острове Узедом. На строительство ракетного центра были выделены средства. Центр, обозначенный в документах аббревиатурой НАР, а позднее — HVP, располагался в незаселенной местности, и ракетные стрельбы можно было производить на дальность около 300 км в северо-восточном направлении, траектория полета проходила над морем.

В 1936-м специальная конференция приняла решение создать «Армейскую экспериментальную станцию», которая должна была стать совместным испытательным центром ВВС и армии под общим руководством вермахта. Командиром полигона назначили В.Дорнбергера.

Третья ракета фон Брауна, названная «Агрегат А-3», взлетела только в 1937-м. Все это время было потрачено на проектирование надежного ЖРД с вытеснительной системой подачи компонентов топлива. Новый двигатель вобрал в себя все передовые технологические достижения Германии.

«Агрегат А-3» представлял собой веретенообразное тело с четырьмя длинными стабилизаторами. Внутри корпуса ракеты располагались бак с азотом, емкость жидкого кислорода, контейнер с парашютной системой для приборов регистрации, бак с горючим и двигатель.

Для стабилизации А-3 и управления ее пространственным положением использовались молибденовые газовые рули. В системе управления использовались три позиционных гироскопа, соединенные с демпфирующими гироскопами и датчиками ускорения.

Ракетный центр Пенемюнде еще не был готов для эксплуатации, и запуск ракет А-3 с бетонной платформы решили провести на маленьком островке в 8 км от острова Узедом. Но, увы, все четыре пуска оказались неудачными.

Техническое задание на проект новой ракеты Дорнбергер и фон Браун получили от главнокомандующего сухопутными войсками Германии генерала Фрича. «Агрегат А-4» со стартовой массой 12 т должен был доставить заряд весом 1 т на расстояние 300 км, но постоянные неудачи с А-3 приводили в уныние как ракетчиков, так и командование вермахта. На многие месяцы затягивались сроки разработки боевой ракеты А-4, над которой уже трудились более 120 сотрудников центра Пенемюнде. Поэтому параллельно с работами по А-4 решили создать и уменьшенный вариант ракеты — А-5.

На проектирование А-5 затратили два года и летом 1938-го провели первые ее запуски.

Затем, в 1939-м на базе А-5 разработали ракету А-6, предназначенную для достижения сверхзвуковых скоростей, оставшуюся только на бумаге.

В проекте остался и разработанный в 1941-м агрегат А-7 — крылатая ракета, предназначенная для экспериментальных пусков с самолета на высоте 12000 м.

С 1941-го по 1944-й годы происходило развитие А-восьмой, которая ко времени прекращения разработок стала базовой для ракеты А-9. Ракета А-8 создавалась на основе А-4 и А-6, но также не воплотилась в металле.

Таким образом, основным следует считать агрегат А-4. Через десять лет после начала теоретических исследований и шести лет практических работ эта ракета имела следующие характеристики: длина 14 м, диаметр 1,65 м, размах стабилизаторов 3,55 м, стартовая масса 12,9т, вес боеголовки 1 т, дальность 275 км.


Ракета А-4 на лафете транспортера

Первые пуски А-4 должны были начаться весной 1942-го. Но 18 апреля первый прототип А-4 V-1 взорвался на пусковом столе во время предварительного прогрева двигателя. Снижение уровня ассигнований отодвинуло начало комплексных летных испытаний на лето. Попытка запуска ракеты А-4 V-2, состоявшаяся 13 июня, на которой присутствовали министр вооружения и боеприпасов Альберт Шпеер и генерал-инспектор Люфтваффе Эрхард Мильх, окончились неудачей. На 94-й секунде полета из-за отказа системы управления ракета упала в 1,5 км от точки пуска. Через два месяца А-4 V-3 также не достигла необходимой дальности. И только 3 октября 1942-го четвертая ракета А-4 V-4 пролетела 192 км на высоте 96 км и разорвалась в 4 км от намеченной цели. С этого момента работы проходили все более удачно, и до июня 1943-го удалось осуществить 31 запуск.

Спустя восемь месяцев специально созданной комиссии по ракетам дальнего действия были продемонстрированы пуски двух ракет А-4, точно поразивших условные цели. Эффект удачных стартов А-4 произвел ошеломляющее впечатление на Шпеера и гросс-адмирала Деница, которые безоговорочно поверили в возможность при помощи нового «чуда-оружия» поставить на колени правительства и население многих стран.

Еще в декабре 1942-го был издан приказ о развертывании массового производства ракеты А-4 и ее компонентов в Пенемюнде и на заводах «Цеппелин». В январе 1943-го при министерстве вооружений создается комитет по А-4 под общим руководством Г.Дегенкольба.

Экстренные меры дали положительный результат. 7 июля 1943-го начальник ракетного центра в Пенемюнде Дорнбергер, технический директор фон Браун и начальник полигона Штейнгоф выступили с докладом об испытании «оружия возмездия» в ставке Гитлера «Вольфшанц» в Восточной Пруссии. Был продемонстрирован цветной фильм о первом удачном запуске ракеты А-4 с комментариями фон Брауна, а Дорнбергер выступил с подробным докладом. Гитлер был буквально заворожен увиденным. 28-летнему фон Брауну присвоили звание профессора, а руководство полигона добилось получения вне очереди необходимых материалов и квалифицированных кадров для массового производства своего детища.


Ракета А-4 (V-2)

Но на пути серийного производства встала основная проблема ракет — их надежность. К сентябрю 1943-го показатель успешных пусков составлял лишь 10-20%. Ракеты взрывались на всех участках траектории: на старте, при подъеме и при подлете к цели. Только в марте 1944-го стало ясно, что сильная вибрация ослабляла резьбовые соединения топливопроводов. Спирт испарялся и смешивался с парогазом (кислород плюс водяной пар). «Адская смесь» попадала на раскаленное сопло двигателя, далее следовал пожар и взрыв. Вторая причина подрывов — слишком чувствительный импульсный детонатор.

По расчетам командования вермахта, по Лондону необходимо было наносить удары каждые 20 минут. Для круглосуточного обстрела требовалось около сотни А-4. Но чтобы обеспечить такой темп стрельбы, три ракетосборочных завода в Пенемюнде, Винер-Нойштатте и Фридрихсхафене должны отгружать около 3 тысяч ракет в месяц!

В июле 1943-го изготовили 300 ракет, которые пришлось истратить на экспериментальные пуски. Серийный же выпуск все еще не был налажен. Однако с января 1944-го и до начала ракетных обстрелов британской столицы произвели 1588 Фау-2.

Запуск 900 ракет Фау-2 в месяц требовал 13000 т жидкого кислорода, 4000 т этилового спирта, 2000 т метанола, 500 т перекиси водорода, 1500 т взрывчатки и большое количество других компонентов. Для серийного выпуска ракет необходимо было экстренно построить новые заводы по производству различных материалов, полуфабрикатов и заготовок.

В денежном выражении при запланированном производстве 12000 ракет (30 штук в сутки) одна Фау-2 обошлась бы в 6 раз дешевле бомбардировщика, которого в среднем хватало на 4-5 боевых вылетов.

Первое учебно-боевое подразделение ракет V-2 (читается «Фау-2») было сформировано в июле 1943-го. В августе разработали структурную организацию и штатное расписание спецчастей в составе двух дивизионов, один из которых был подвижным (между мысом Гри-Нэ и полуостровом Контантен на северо-западе Франции) и три стационарных в районах Ваттон, Визерн и Соттеваст. Командование сухопутных войск с такой организацией согласилось и назначило Дорнбергера специальным армейским комиссаром по баллистическим ракетам.

Каждый подвижный дивизион должен был запускать 27, а стационарный — 54 ракеты в сутки. Защищенная стартовая позиция явилась крупным инженерным сооружением с бетонным куполом, в котором оборудовали зоны сборки, обслуживания, казарму, кухню и медпункт. Внутри позиции пролегала железнодорожная ветка, выходящая к забетонированной стартовой площадке. На самой площадке устанавливался пусковой стол, а все необходимое для старта было размещено на автомобилях и бронетранспортерах.

В начале декабря 1943-го был создан 65-й армейский корпус спецназначения ракет Фау-1 и Фау-2 под командованием генерал-лейтенанта артиллерии Э.Хейнемана. Формирование ракетных частей и строительство боевых позиций не компенсировало отсутствия необходимого количества ракет для начала массированных пусков. Среди руководителей вермахта весь проект А-4 со временем стал восприниматься как трата попусту денег и квалифицированной рабочей силы.

Первые разрозненные сведения о Фау-2 начали поступать в аналитический центр британской разведки только летом 1944-го, когда 13 июня при испытании радиокомандной системы на «Агрегате А-4» в результате ошибки оператора ракета изменила траекторию и через 5 минут взорвалась в воздухе над юго-западной частью Швеции, вблизи города Кальмара. 31 июля англичане обменяли 12 контейнеров с обломками упавшей ракеты на несколько передвижных радиолокаторов. Примерно через месяц в Лондон доставили и фрагменты одной из серийных ракет, добытых польскими партизанами из района Сариаки.

Оценив реальность угрозы от дальнобойного оружия немцев, англо-американская авиация в мае 1943-го ввела в действие план «Пойнт-блэнк» (удары по предприятиям ракетного производства). Английские бомбардировщики провели серию налетов, целью которых был завод фирмы «Цеппелин» во Фридрихсхафене, где производили окончательную сборку Фау-2.

Американские самолеты разбомбили и промышленные корпуса заводов в Винер-Нойштадте, изготавливавшие отдельные компоненты ракет. Особыми объектами для бомбардировок стали химические предприятия, производившие перекись водорода. Это было ошибкой, так как к тому времени еще не были выяснены компоненты ракетного топлива Фау-2, что не позволило на первом этапе бомбардировок парализовать выпуск спирта и жидкого кислорода. Затем произвели перенацеливание бомбардировочной авиации на стартовые позиции ракет. В августе 1943-го полностью разрушили стационарную позицию в Ваттоне, а вот подготовленные позиции легкого типа потерь не понесли из-за того, что считались второстепенными объектами.

Следующими целями союзников стали базы снабжения и стационарные склады. Ситуация для немецких ракетчиков осложнялась. Однако основная причина оттягивания начала массового применения ракет — отсутствие доведенного образца Фау-2. Но этому были свои объяснения.

Только летом 1944-го удалось выяснить странные закономерности подрыва ракет в конце траектории и на подлете к цели. Это срабатывал чувствительный детонатор, но времени для доводки его импульсной системы не оставалось. С одной стороны, командование вермахта требовало начать массированное применение ракетного оружия, с другой — этому противостояли такие обстоятельства, как наступление советских войск, перенесение боевых действий на территорию Польши и приближение линии фронта к полигону Близка. В июле 1944-го немцам снова пришлось переносить испытательный центр на новую позицию в Хельдекрауте, в 15 км от города Тухепь.


Камуфляжная схема ракеты А-4
Рисунок Вадима А.Хвощина (с) 1997 Воронеж

За время семимесячного применения баллистических ракет по городам Англии и Бельгии выпущено около 4300 Фау-2. По Англии произведено 1402 пуска, из которых только 1054 (75%) достигли территории Соединенного Королевства, а на Лондон упало всего 517 ракет. Людские потери составили 9277 человек, из них 2754 убитых и 6523 раненых.

Гитлеровскому командованию до самого конца войны так и не удалось добиться массового нанесения ракетных ударов. Тем более не стоит говорить о разрушении целых городов и промышленных районов. Была явно переоценена возможность «оружия возмездия», которая, по замыслу руководителей гитлеровской Германии, должна была вызвать ужас, панику и паралич в лагере противника. Но ракетное оружие того технического уровня никоим образом не могло изменить ни ход войны в пользу Германии, ни предотвратить краха фашистского режима.

Тем не менее, география целей, которых достигли Фау-2, очень внушительна. Это — Лондон, Южная Англия, Антверпен, Льеж, Брюссель, Париж, Лиль, Люксембург, Ремаген, Гаага...

В конце 1943-го был разработан проект «Лафференц», по которому предполагалось в начале 1944-го нанести ракетами Фау-2 удары по территории Соединенных Штатов. Для выполнения этой операции гитлеровское руководство заручилось поддержкой командования военно-морского флота. На подводных лодках планировалось транспортировать по три огромных, 30-метровых контейнера через всю Атлантику. Внутри каждого из них должны были находиться ракета, баки с топливом и окислителем, водный балласт и контрольно-пусковая аппаратура. Прибыв в точку пуска, экипаж субмарины обязан был перевести контейнеры в вертикальное положение, произвести проверку и предстартовую подготовку ракет... Но времени катастрофически не хватало: война приближалась к завершению.

С 1941-то, когда агрегат А-4 начал принимать конкретные черты, группа фон Брауна предприняла попытки увеличить дальность полета будущей ракеты. Проработки носили двойной характер: чисто военный и космический. Предполагалось, что на завершающем этапе крылатая ракета, планируя, сможет преодолеть расстояние 450-590 км за 17 мин. И вот осенью 1944-го построили два прототипа ракеты A-4d, оснащенные стреловидными крыльями в средней части корпуса размахом 6,1 м с увеличенными рулевыми поверхностями.

Первый запуск A-4d произвели 8 января 1945-го, но на высоте 30 м отказала система управления, и ракета потерпела аварию. Второй запуск 24 января конструкторы посчитали удачным, несмотря на то, что на конечном участке траектории у ракеты разрушились консоли крыла. Вернер фон Браун утверждал, что агрегат A-4d был первым крылатым аппаратом, проникшим за звуковой барьер.

Дальнейшие работы по агрегату А-4d не проводились, но именно он стал основой для нового прототипа новой ракеты А-9. В этом проекте предусматривалось более широко применять легкие сплавы, усовершенствованные двигатели, а выбор компонентов топлива аналогичен с проектом А-6.

Во время планирования А-9 должна была управляться при помощи двух радиолокаторов, измеряющих дальность и углы линии визирования на снаряд. Над целью ракету предполагалось переводить в крутое пикирование со сверхзвуковой скоростью. Были уже разработаны несколько вариантов аэродинамических компоновок, но трудности с реализацией A-4d остановили и практические работы по ракете А-9.

К ней вернулись при разработке большой составной ракеты, получившей обозначение А-9/А-10. Этот гигант высотой 26 м и взлетным весом порядка 85 т начали разрабатывать еще в 1941-1942 годах. Ракету предполагалось применить против целей на Атлантическом побережье Соединенных Штатов, а стартовые позиции разместить в Португалии или на западе Франции.


Крылатая ракета А-9 в пилотируемом варианте


Ракеты дальнего действия А-4, А-9 и А-10

А-10 предположительно должна была доставить вторую ступень на высоту 24 км с максимальной скоростью 4250 км/ч. Затем в отделившейся первой ступени срабатывал самораскрывающийся парашют, для спасения стартового двигателя. Вторая ступень набирала высоту до 160 км и скорость около 10000 км/ч. Затем она должна была пролететь баллистический участок траектории и войти в плотные слои атмосферы, где на высоте 4550 м совершить переход к планирующему полету. Расчетная дальность ее — 4800 км.

После стремительного наступления советских войск в январе-феврале 1945-го руководство Пенемюнде получило приказ эвакуировать все возможное оборудование, документацию, ракеты и технический персонал центра в Нордхаузен.

Последние обстрелы мирных городов с применением ракет Фау-1 и Фау-2 произошли 27 марта 1945-го. Времени было в обрез, и эсэсовцы не успели полностью разрушить все производственное оборудование и готовую продукцию, которую не удавалось эвакуировать. При этом было уничтожено более 30 тысяч военнопленных и политзаключенных, занятых на строительстве сверхсекретных объектов.

В июне 1946-го в 3-й отдел НИИ-88 (Государственный НИИ реактивного вооружения № 88 Министерства вооружения СССР), возглавляемый С.П.Королевым, привезли из Германии отдельные узлы и агрегаты ракеты Фау-2, а также некоторые чертежи и рабочие документы. Создали группу, куда вошли А.Исаев, А.Березняк, Н.Пилюгин, В.Мишин, Л.Воскресенский и другие. В кратчайшие сроки были восстановлены компоновка ракеты, ее пневмогидросистема, а также произведен расчет траектории. В пражском техническом архиве нашли чертежи ракеты Фау-2, по которым удалось восстановить полный комплект технической документации.

На основе изученных материалов, С.Королев предложил начать разработку ракеты дальнего действия для поражения целей на расстоянии до 600 км, но многие влиятельные лица в военно-политическом руководстве Советского Союза настоятельно рекомендовали создавать ракетные войска, базируясь на уже отработанном немецком образце. Ракетное стрельбище, а позднее — полигон Капустин Яр оборудовали в 1946-м.

К этому времени немецкие специалисты, прежде работавшие на советских ракетчиков в Германии в так называемом «институте Рабе» в Блёйшероде и «Миттельверке» в Нордхаузене, были переведены в Москву, где они возглавили целые параллельные направления теоретических исследований: доктор Вольф — баллистика, доктор Умифенбах — двигательные системы, инженер Мюллер — статистика и доктор Хох — системы управления.

Под руководством немецких специалистов на полигоне Капустин Яр в октябре 1947-го состоялся первый пуск трофейной ракеты А-4, изготовление которых некоторое время было вновь налажено на заводе в Блейшероде в советской зоне оккупации. Нашим ракетчикам во время старта ассистировала группа немецких экспертов во главе с ближайшим помощником фон Брауна инженером Х.Греттрупом, которые в СССР занимались налаживанием производства А-4 и изготовлением для нее приборного оборудования. Последующие запуски проходили с переменным успехом. Из 11 стартов в октябре-ноябре 6 закончились авариями.

Ко второй половине 1947-го уже был готов комплект документации на первую советскую баллистическую ракету, получившую индекс Р-1. Она имела ту же конструктивно-компоновочную схему немецкого прототипа, однако введением новых решений удалось повысить надежность системы управления и двигательной установки. Более прочные конструкционные материалы привели к снижению сухого веса ракеты и усилению ее отдельных элементов, а расширенное применение неметаллических материалов отечественного производства позволило резко повысить надежность и долговечность некоторых агрегатов и всей ракеты в целом, особенно в зимних условиях.

Первая Р-1 взлетела с полигона Капустин Яр 10 октября 1948-го, достигнув дальности 278 км. В 1948-1949 годах проведены две серии пусков ракет Р-1. Причем, из 29 запущенных ракет аварии потерпели лишь три. Были превышены данные А-4 по дальности на 20 км, а точность попадания в цель возросла в два раза.

Для ракеты Р-1 в ОКБ-456 под руководством В.Глушко разработали кислородно-спиртовой ЖРД РД-100 тягой 27,2 т, аналогом которого был двигатель ракеты А-4. Однако в результате теоретических анализов и экспериментальных работ оказалось возможным повысить тягу до 37 т, что позволило параллельно с созданием Р-1 начать разработку более совершенной ракеты Р-2.

Для снижения веса новой ракеты топливный бак сделали несущим, установили отделяемую головную часть, а герметичный приборный отсек установили непосредственно над двигательным. Комплекс мер по снижению веса, разработка новых навигационных приборов, боковая коррекция траектории выведения позволили достичь дальности полета 554 км.

Наступили 1950-е годы. У бывших союзников уже заканчивался запас трофейных Фау-2. Разобранные и распиленные они занимали свое заслуженное место в музеях и технических вузах. Ракета А-4 уходила в небытие, становилась историей. Ее нелегкая военная карьера переросла в служение космической науке, открыв человечеству путь к началу бесконечного познания Вселенной.


Геофизические ракеты В-1А и LC-3 «Бампер»

Теперь более подробно рассмотрим конструкцию Фау-2.

Баллистическая ракета дальнего действия А-4 со свободным вертикальным стартом класса «земля-земля» предназначена для поражения площадных целей с заранее заданными координатами. На ней был установлен ЖРД с турбонасосной подачей двухкомпонентного топлива. Органами управления ракеты являлись аэродинамические и газовые рули. Вид управления — автономный с частичным радиоуправлением в декартовой системе координат. Метод автономного управления — стабилизация и программное управление.

Технологически А-4 разделена на 4 агрегата: боеголовку, приборный, баковый и хвостовой отсеки. Такое разделение снаряда выбрано из условий его транспортировки. Боевой заряд помещался в коническом головном отсеке, в верхней части которого находился ударный импульсный взрыватель.

Четыре стабилизатора крепились фланцевыми стыками к хвостовому отсеку. Внутри каждого стабилизатора размещены электромотор, вал, цепной привод аэродинамического руля и рулевая машина отклонения газового руля.

Основными агрегатами ЖРД ракеты являлись камера сгорания, турбонасос, парогазогенератор, баки с перекисью водорода и продукты натрия, семибаллонная батарея со сжатым воздухом.

Двигатель создавал тягу 25 т на уровне моря и около 30 т в разреженном пространстве. Камера сгорания грушевидной формы состояла из внутренней и внешней оболочек.

Органами управления А-4 служили электрические рулевые машины газовых рулей и аэродинамические рули. Для компенсации бокового сноса применялась система радиоуправления. Два наземных передатчика излучали сигналы в плоскости стрельбы, а антенны приемников были расположены на стабилизаторах хвостового оперения ракеты.

Скорость, при достижении которой подавалась радиокоманда на выключение двигателя, определялась с помощью радиолокатора. Автомат стабилизации включал в себя гироскопические приборы «Горизонт» и «Вертикант», усилительно-преобразовательные блоки, электродвигатели, рулевые машины и связанные с ними аэродинамические и газовые рули.

Каковы же итоги запусков? 44% от общего количества выпущенных Фау-2 упали в радиусе 5 км от точки прицеливания. Модифицированные ракеты с наведением по направляющему радиолучу на активном участке траектории имели боковое отклонение, не превышающее 1,5 км. Точность наведения с применением только гироскопического управления составляла примерно 1 градус, а боковое отклонение плюс-минус 4 км при дальности до цели 250 км.

ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ФАУ-2

Длина, м 14
Макс. диаметр, м 1,65
Размах стабилизатора, м 2,55
Стартовый вес, кг 12900
Вес боевой части, кг 1000
Вес ракеты без топлива и боевого заряда, кг 4000
Двигатель ЖРД с макс. тягой, т 25
Макс. скорость, м/сек 1700
Температура внешн. оболочки ракеты в полете, град. С 700
Высота полета при пуске на макс, дальность, км 80-100
Максимальная дальность полета, км 250-300
Время полета, мин. 5


Компоновочная схема ракеты А-4
Рисунок Вадима А.Хвощина (с) 1997 Воронеж 1 — Наконечник с головным взрывателем, 2 — взрывная трубка, 3 — заряд взрывчатого вещества, 4 — стыковой разъем головной части, 5 — донный электровзрыватель, 6 — фанерная перегородка, 7 — приборы системы управления, 8 — баллоны высокого давления, 9 — стыковой разъем приборного отсека, 10 — силовая рама подвески топливного бака, 11 — шпангоут силового корпуса, 12 — топливный бак, 13 — труба заправки топливного бака, 14 — топливный клапан, 15 — бак окислителя, 16 — изолированный трубопровод подачи топлива, 17 — силовая рама подвески бака окислителя, 18 — силовая рама двигателя, 19 — турбонасосный агрегат, 20 — воздушные баллоны высокого давления двигательной установки, 21 — стабилизатор, 33 — главный клапан горючего, 23 — труба подачи топлива для регенеративного охлаждения камеры сгорания, 24 — камера сгорания ЖРД, 25 — газовый руль, 26 — рулевая машина, 27 — аэродинамический руль, 28 — штыревая антенна, 29 — шлейфовая антенна, 30 — цепной привод руля. 31 — рулевое кольцо, 32 — электродвигатель аэродинамического руля, 33 — выхлопная труба турбонасосного агрегата, 34 — главный клапан окислителя, 35 — парогазогенератор, 36 — главный клапан парогазогенератора, 37 — бак перекиси водорода, 38 — стыковой разъем двигательного отсека, 39 — штуцер заправки окислителя, 40 — клапан окислителя, 41- клапан слива топлива, 42 — изоляция из стекловолокна, 43 — штуцер заправки топлива, 44 — труба наддува топливного бака.

Вадим Хвощин, Анатолий Каневский

epizodsspace.narod.ru

2 - Gpedia, Your Encyclopedia

У этого термина существуют и другие значения, см. Фау.

«Фау-2» (от нем. V-2 — Vergeltungswaffe-2, оружие возмездия; другое название — нем. А-4 — Aggregat-4, агрегат) — первая в мире баллистическая ракета дальнего действия, разработанная немецким конструктором Вернером фон Брауном и принятая на вооружение вермахта в конце Второй мировой войны.

Первый пуск состоялся в марте 1942 года, а первый боевой пуск — 8 сентября 1944 года. Количество осуществлённых боевых пусков ракеты составило 3225. Применялась с целью запугивания, поражая в основном мирное население (погибло около 2700 человек[1], обстрелу подвергалась в основном территория Великобритании, в особенности отличающийся большой площадью город Лондон)[1].

Ракета являлась одноступенчатой, имела жидкостный ракетный двигатель, запускалась вертикально, на активном участке траектории в действие вступала автономная гироскопическая система управления, оснащённая программным механизмом и приборами для измерения скорости. Максимальная скорость полёта — до 1,7  км/с (6120 км/ч), дальность полёта достигала 320 км, высота траектории — 100 км. Боевая часть вмещала до 800 кг аммотола. Средняя стоимость — 119 600 рейхсмарок.

«Фау-2» является первым в истории объектом, совершившим суборбитальный космический полёт, достигнув при вертикальном запуске высоты в 188 км. Это произошло в 1944 году[2].

После войны являлась прототипом для разработки первых баллистических ракет в США, СССР и других странах.

История

Снимок площадки со стартовым столом и двумя «Фау-2» в горизонтальном положении,
23 июня 1943.

Начало разработки немецких жидкостных ракет было положено в 1926 году, когда группа энтузиастов ракетостроения и межпланетных сообщений организовала Общество космических полётов (нем. Verein für Raumschiffahrt) (VfR). Твердотопливные ракеты использовались как оружие в годы Первой мировой войны практически всеми враждующими сторонами, поэтому по Версальскому мирному договору побеждённой Германии было запрещено разрабатывать и создавать такие ракеты. Однако в этом договоре ни слова не было сказано о разработке ракет на жидком топливе. В конце 1929 года министр обороны отдал приказ об изучении возможности использования ракет для военных целей, а в 1932 году была создана экспериментальная станция для ракет на жидком топливе в Куммерсдорфе под Берлином. В частности, полковнику Вальтеру Дорнбергеру была продемонстрирована экспериментальная ракета, разработанная молодым немецким конструктором Вернером фон Брауном. Несмотря на то, что возможности показанной ракеты были достаточно ограничены, Дорнбергера заинтересовала работа, и он предложил фон Брауну продолжить разработку под управлением военных.

Как и большинство других членов общества, фон Браун согласился работать на таких условиях. В декабре 1934 года был достигнут успех в запуске ракеты A-2 — небольшой модели, работавшей на этаноле (этиловом спирте) и жидком кислороде. Особое внимание уделялось отработке двигателя. К этому времени было рассчитано множество потенциально пригодных вариантов топливной смеси, однако военных больше всего заинтересовала возможность использования этанола, связанная с постоянным дефицитом нефтепродуктов для Германии. Этиловый спирт производился в больших количествах как результат переработки картофеля и гидролизом древесины. Этот вид топлива использовался немцами на протяжении всей Второй мировой войны.

Добившись успеха с A-2, группа фон Брауна перешла к разработкам ракет A-3 и A-4 (будущей «Фау-2»). Последняя должна была стать уже полноразмерной ракетой с предположительной дальностью полёта около 175 километров, высотой подъёма до 80 километров и массой полезной нагрузки около 1 тонны. Увеличение возможностей во многом опиралось на комплексную переработку двигателя, выполненную инженером Вальтером Тилем.

Конструкция

Баллистическая ракета дальнего действия «Фау-2» (A-4/V-2) со свободным вертикальным стартом класса «земля-земля» была предназначена для поражения площадных целей с заранее заданными координатами. Внешне ракета «Фау-2» имела классическую для ракеты веретенообразную форму с четырьмя крестообразно расположенными воздушными стабилизаторами.

Общая длина корпуса ракеты составляла 14 300 мм, максимальный диаметр равнялся 1650 мм.

Стартовая масса ракеты «Фау-2» достигала 12,8 тонны и складывалась из массы боевого заряда (980 кг), компонентов топлива (8760 кг) и конструкции вместе с двигательной установкой (3060 кг).

Ракета состояла из более чем 30 тысяч отдельных деталей, а длина проводов электрического оборудования превышала 35 км.

На ракете устанавливался жидкостный ракетный двигатель с турбонасосной подачей обоих компонентов топлива. Основными агрегатами жидкостного ракетного двигателя являлись камера сгорания (КС), турбонасосный агрегат (ТНА), парогазогенератор, баки с перекисью водорода и марганцовокислым натрием, батарея из семи баллонов со сжатым воздухом.

Технологически «Фау-2» была поделена на 4 отсека: боевой, приборный отсек, баковый (топливный) и хвостовой отсеки. Такое разделение диктовалось условиями транспортировки.

Боевой отсек конической формы, изготовленный из мягкой стали толщиной 6 мм, общей длиной по оси (от основания обтекателя) 2010 мм, снаряжался аммотолом. Выбор этого взрывчатого вещества был обусловлен его относительной безопасностью к применению в условиях вибрации и нагрева. В верхней части боевого отсека находился высокочувствительный ударный импульсный взрыватель. От использования механических взрывателей пришлось отказаться в силу большой скорости столкновения ракеты с землёй, в результате чего механические взрыватели просто не успевали сработать и разрушались. Скорость падения ракеты составляла 1100 м/c. Подрыв заряда осуществлялся расположенным в его тыльной части пиропатроном по электрическому сигналу, полученному от взрывателя. Сигнальный кабель от головной части протягивался по каналу, расположенному в центральной части боевого отсека.

В приборном отсеке размещалась аппаратура системы управления и радиооборудование.

Топливный отсек занимал центральную часть ракеты. Горючее (75 % водный раствор этилового спирта) размещалось в переднем баке. Окислитель — жидкий кислород, заправлялся в нижний бак. Оба бака изготавливались из лёгкого сплава. В целях предотвращения изменения формы и поломок оба бака наддувались давлением, равным приблизительно 1,4 атмосферы. Пространство между баками и обшивкой плотно заполнялось теплоизолятором (стекловолокном).

В хвостовом отсеке на силовой раме размещалась двигательная установка. Подача топлива в камеру сгорания осуществлялась с помощью двух центробежных насосов, приводимых в действие турбиной, работающей за счёт парогаза, образующегося при разложении перекиси водорода в парогазогенераторе в присутствии катализатора — марганцовокислого натрия. Мощность турбины 680 л.с. Четыре стабилизатора крепились фланцевыми стыками к хвостовому отсеку. Внутри каждого стабилизатора размещались электромотор, вал, цепной привод аэродинамического руля и рулевая машинка, отклоняющая газовый руль (находящийся в створе сопла, сразу за его срезом).

«Фау-2» на транспортно-установочной тележке Meilerwagen

Развёртывание

С момента создания «Фау-2» в германском командовании велись споры по поводу схемы развёртывания ракет. Ракета заправлялась быстроиспаряющимся жидким кислородом, получение которого велось на специальных предприятиях. Поэтому, с технической точки зрения, разумно было развёртывать ракеты на стационарных позициях в непосредственной близости от заводов жидкого кислорода и запускать сразу же после заправки.

Военные, тем не менее, критически отнеслись к этой концепции. Их главным аргументом было превосходство авиации союзников в воздухе, делавшее любые стационарные позиции ракет слишком уязвимыми для массированных бомбардировок. По мнению военных, запуск ракет должен был осуществляться с мобильных быстро перемещающихся позиций, которые было бы трудно обнаружить и уничтожить.

Позиция военных тоже имела ряд недостатков, главным из которых были очевидные сложности с обслуживанием ракет на мобильных позициях, меньшая вероятность успешного запуска в полевых условиях и главное — сравнительно меньший темп запуска ракет с полевых позиций, чем с оборудованных стационарных комплексов. Тем не менее, военные настаивали на своём, утверждая, что любые стационарные комплексы будут подвергаться интенсивным воздушным бомбардировкам, которые если и не разрушат их полностью, то затруднят до крайности запуск ракет.

В конечном итоге, спор был разрешён в пользу стационарных комплексов вмешательством лично Гитлера, испытывавшего симпатии к грандиозным проектам. По его приказу было начато строительство нескольких гигантских заглублённых бункеров, каждый из которых должен был представлять собой защищённый от бомбардировок комплекс, предназначенный для предстартовой подготовки, заправки и запуска ракет в максимально быстром темпе.

Строительство нескольких подобных конструкций было начато в 1943, но не доведено до конца:

Как и предсказывалось военными, интенсивные воздушные бомбардировки союзников с применением 5-тонных бомб «Толлбой», падающих со с&

www.gpedia.com

Фау-2

«Фау-2» (нем. V-2 (Vergeltungswaffe-2) — Оружие возмездия-2. Другое название нем. А-4 (Aggregat-4)) — одноступенчатая баллистическая ракета, разработанная немецким конструктором Вернером фон Брауном. Применялась Германией в конце Второй мировой войны для поражения городов и крупных объектов на территории Великобритании и Бельгии. После войны являлась прототипом для разработки первых баллистических ракет в США, СССР и других странах.

Масса ракеты составляла около 13 тонн, длина — 14 м, максимальный диаметр корпуса — 1,65 м. Боевая часть вмещавшая до 800 килограмм взрывчатого вещества размещалась в головном отсеке. Жидкостный ракетный двигатель работал на 75-процентном этиловом спирте (примерно 3,5 тонны) и жидком кислороде (около 5 тонн) и развивал тягу до 270 кН, обеспечивая максимальную скорость полёта до 1700 м/с (6120 км/ч). Дальность полёта достигала 320 км, высота траектории — 100 км. Средняя стоимость — 119600 рейхсмарок.

Ракета стартовала вертикально, на активном участке траектории в действие вступала автономная гироскопическая система управления, оснащённая программным механизмом и приборами для измерения скорости. Первый старт состоялся в марте 1942, а первый боевой запуск — 8 сентября 1944 года.

Эффективность боевого применения «Фау-2» была невысокой: ракеты имели малую точность попадания (в круг диаметром 10 км попадало только 50% запущенных ракет) и низкую надёжность (из 4300 запущенных ракет более 2000 взорвались на земле или в воздухе при запуске либо вышли из строя в полёте). На основе «Фау-2» разрабатывался проект двухступенчатой баллистической ракеты с дальностью полёта 5000 км. Её предполагалось использовать для поражения крупных объектов и деморализации населения на территории США. Однако разработка подобной ракеты к моменту поражения фашистской Германии так и не была завершена.

С запуска трофейных, а позже скопированных ракет «Фау-2» начинались как американская, так и советская космические программы. Так, ракета «Р-1» С. П. Королёва полностью копировала «Фау-2» (а первые 11 ракет «Р-1» на испытаниях и просто были захваченными А-4), а «Р-2» стала первой самостоятельно сконструированной ракетой, благодаря опыту, полученному при копировании немецкого образца.

Именно ракета «Фау-2» стала первым в истории искусственным объектом, достигшим границ космического пространства. В первой половине 1944 года, с целью отладки конструкции, был произведен ряд вертикальных пусков ракет с несколько увеличенным (до 67 сек) временем горения топлива. Высота подъема при этом достигала 189 километров.[1] В ряде стран (например, в Великобритании) именно немцы считаются первопроходцами космоса.

История создания

Начало разработки немецких жидкостных ракет было положено в 1927 году, когда группа энтузиастов ракетостроения и межпланетных сообщений организовала «Общество космических полётов» (нем. Verein für Raumschiffahrt (VfR)). Твёрдотопливные ракеты использовались как оружие в годы Первой мировой войны практически всеми враждующими сторонами, поэтому по Версальскому мирному договору побеждённой Германии было запрещено разрабатывать и создавать такие ракеты. Однако в этом договоре ни слова не было сказано о разработке ракет на жидком топливе. В 1932 году руководство Рейхсвера обратило внимание на возможность их использования в качестве дальнобойной артиллерии. В частности, генералу Вальтеру Дорнбергеру была продемонстрирована экспериментальная ракета, разработанная молодым немецким конструктором Вернером фон Брауном. Несмотря на то, что возможности показанной ракеты были достаточно ограничены, Дорнбергера заинтересовала работа, и он предложил Фон Брауну продолжить разработку под управлением военных.

Основные технические характеристики

Длина, мм 14 000
Диаметр корпуса, мм 1 650
Диаметр по стабилизаторам, мм 3 550
Масса незаправленной ракеты с боеголовкой, кг 4 000
Масса стартовая, кг 12 900
Полезная нагрузка, кг 1 000
Масса взрывчатого вещества, кг 750
Масса спирта (доля воды - 25%), кг 3 965
Масса жидкого кислорода, кг 4 970
Масса перекиси водорода, кг 129
Масса перманганата натрия, кг 15,8
Масса жидкого азота, кг 13,5
Расход топлива, кг/с 127
Пропорция смеси (спирт/кислород) 0,81
Время горения максимальное, с 65
Тяга на старте, кг 25 000
Тяга перед отсечкой топлива, кг 4 200
Ускорение на старте, g 0,9
Ускорение перед отсечкой топлива, g 5
Температура в камере сгорания, °C ок. 2 700
Давление в камере сгорания, атм. 15,45
Давление зажигания (сверх давления в камере сгорания), атм. 2,4
Скорость истечения топлива, м/с 2 050
Время набора скорости звука, с 25
Скорость полета по траектории максимальная, м/с 1 600
Скорость в момент удара, м/с 900...1 100
Высота к моменту отсечки подачи топлива, тыс. м 22
Расстояние от места старта к моменту отсечки подачи топлива, км 24
Высшая точка траектории, тыс. м 80...90
Дальность полета максимальная, км 320

См. также

Литература

  • Tracy Dungan: V-2: A Combat History of the First Ballistic Missile. Westholme Publishing ([1]) 2005, ISBN 1594160120 (англ.)
  • Вальтер Дорнбергер. ФАУ-2. Сверхоружие Третьего Рейха 1930—1945. ISBN 5952414443 (русск.)

Источники

  1. Вальтер Дорнбергер: — Пенемюде (Peenemuende, Walter Dornberger, Moewig, Berlin 1985. ISBN 3-8118-4341-9).(нем.)

Ссылки

mediaknowledge.ru

Фау-2

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ № 10/2007, стр.31-38

«Фау-2»

Станислав Воскресенский

Продолжение.

Начало см. в «ТиВ» № 4,7/2007 г.

Экспериментальная отработка полномасштабной А-4 началась 14 мая 1942 г. огневыми испытаниями с включенным двигателем на наземном стенде. Ранее на протяжении двух лет двигатель для ракеты проходил огневые испытания автономно.

Первый пуск 13 июня 1942 г. прошел неудачно. С самого начала ракета не управлялась по крену, шла неустойчиво и по основным каналам. Все быстрее вращаясь по крену, она обломала стабилизаторы и окончательно утратила устойчивость. В полете А-4 поднялась на высоту 5 км и затем рухнула в море всего в километре с небольшим от стартовой позиции. Немногим дальше (на 8 км) улетела и вторая ракета, запущенная 16 августа. В первые мгновения все шло нормально, но через 10 с отключилось электропитание аппаратуры. Вскоре от ракеты отлетела головная часть. Стало ясно, что изделие еще «сырое» и нуждается в доработке, которая продлилась до глубокой осени.

Третий пуск состоялся 3 октября и прошел на редкость удачно, в полном соответствии с программой. Двигатель выключили по радиокоманде, ракета невредимой упала в море на заданной дальности 190 км.

Но, как оказалось, этот успех носил в значительной мере случайный характер. Последующие пуски были либо однозначно аварийными, либо «частично успешными». Дважды, 12 декабря и 7 января, ракеты взрывались на старте или непосредственно рядом с ним. Только в десятом пуске удалось достигнуть дальности 200 км, а 14 апреля 1943 г. А-4 пролетела 287 км. Но и после этого большинство испытаний заканчивалось авариями. Наиболее серьезные последствия имел неудачный пуск 29 июня. На аэродром Пенемюнде упала 38-я из запущенных ракет, уничтожив при этом три самолета. Хотя никто из людей не пострадал, этот эпизод свидетельствовал о том, что совмещение научно-исследовательского института, конструкторского бюро и опытного производства с испытательным полигоном, конечно, удобное, но все-таки не самое разумное решение.

Демонстрационный показ ракеты А-4 высшему руководству Третьего рейха.

Тем не менее отработка ракет продолжалась, все больше пусков расценивались как успешные. Из Берлина 26 мая 1943 г. прибыла представительная комиссия, включавшая рейхсминистра Шпеера, адмирала Деница и фельдмаршала Мильха от авиации. Ракетчикам фон Брауна удалось блеснуть: обе запущенные «Фау-2» успешно отлетали на дальность 260 км, в то время как конкурирующий проект - самолет снаряд « Фау-1» - показал себя не с лучшей стороны: один разбился вскоре после старта, второй отказал в ходе подготовки.

С подачи министра вооружения Шпеера руководители ракетного проекта Дор-нбергер и фон Браун 7 июля 1943 г. предстали перед фюрером в его ставке в Растенбурге, в Восточной Пруссии. Демонстрация документального фильма об А-4, центральным эпизодом которого стал успешный пуск ракеты 3 октября 1942 г., а также тщательно сделанного макета защищенного стартового бункера произвела очень благоприятное впечатление на Гитлера. В целом отношение фюрера к ракетной программе радикально изменилось. Ранее, во время посещения Кумерсдорфского полигона в марте 1939 г., он поразил Дорнбергера тем, что стал единственным очевидцем огневых стендовых испытаний жидкостного ракетного двигателя, оставшимся равнодушным при виде столь впечатляющего зрелища. Позже суеверному главе Третьего рейха приснился «вещий» сон, в котором ни одна из запущенных ракет не смогла долететь до Англии.

После июльской встречи с ракетчиками на их головы посыпались благодеяния. В ближайшие недели Дорнбергер стал генералом, фон Брауну вручили профессорский диплом, подписанный лично Гитлером, а другие сотрудники избавились от кошмарной перспективы отправиться на Восточный фронт. Ракетной программе был официально придан статус наивысшего приоритета. Тем же летом в Пенемюнде побывали Геринги, повторно с начала года, Гиммлер. Визиты рейхсфюрера стал дурным предзнаменованием. Руководство СС активизировало стремление «подмять» под себя программу А-4.

Как и положено «отцу нации», Гитлер дал ряд очень ценных, но, увы, принципиально не выполнимых указаний. В частности, он предложил увеличить вес боевой части с 1 до 5 т - и это для ракеты, весившей менее 13 т! Кроме того, последовало решение предусмотреть наращивание планового производства с 900 до 2000 ракет в месяц, что было нереально.

В ходе приема было также дано указание ускорить строительство защищенного стационарного пускового комплекса в Ваттенне на крайнем северо-западе Франции, работы по которому уже развернулись по личной инициативе Шпеера. Гитлер, испытывавший особую любовь к грандиозным сооружениям, не только одобрил представленный макет этого бункера, но и приказал нарастить толщину железобетонного перекрытия до 7 м. Однако объект шириной 90 м и длиной 45 м оказался слишком заметным.

В ходе налета 27 августа 1943 г. 185 тяжелых бомбардировщиков союзников он был разбомблен еще на стадии возведения стен до высоты 3,5 м. Немцы решили срочно возвести перекрытие толщиной 3 м и по мере наращивания высоты стен поднимать его гидравлическими домкратами на проектную высоту, после чего довести толщину до заданных 7 м. Вместо стартового комплекса в сооружении разместили оборудование по производству жидкого кислорода. Но оно было выведено из строя при новых налетах, хотя даже тяжелые бомбы не смогли пробить перекрытие.

Также неудачным оказалось и строительство другого укрытия в Визерене. Там грандиозным бетонным куполом толщиной более 6 м перекрывался бывший меловой карьер глубиной 30 м. И в данном случае бомбы союзников не смогли разрушить купол, но вызвали оползни в ранее изрядно развороченном основании карьера, и укрытие стало непригодным для применения.

Аварии в ходе испытательных пусков ракет А-4 на полигоне в Пенемюнде.

Успешный запуск ракеты А-4 на полигоне в Пенемюнде в 1943 г.

Таким образом, уже на самой начальной стадии развития ракетного оружия стационарные комплексы проявили свою уязвимость, в отличие от подвижных, подтвердивших свою высокую живучесть. Ни одна из батарей «фау-2» не была уничтожена, несмотря на все усилия господствовавшей в воздухе авиации союзников.

Вскоре после приема у фюрера недальновидность совмещения центра разработки и испытательного полигона проявилась с предельной убедительностью. При этом понесенный ущерб несоизмеримо превысил самые ужасные последствия возможной катастрофы от падения ракеты.

Еще в 1939 г., спустя пару месяцев после начала войны, из Осло в Англию поступили первые сообщения о разработке в Германии мощной головной части для ракеты дальнего действия. При этом указывалось, пусть и неточно, место испытаний - балтийское побережье между Данцингом и Кенигсбергом. По-видимому, автором письма был немецкий инженер Г.Г. Куммеров, впоследствии арестованный и казненный гитлеровцами.

После завершения «Битвы за Англию» британское руководство ожидало ее возобновления, причем в куда более кошмарном исполнении. В 1940 г. немцы не смогли нанести Англии неприемлемый ущерб и принудить ее прекратить войну, используя обычные фугасные и зажигательные бомбы. Поэтому можно было опасаться того, что для достижения поставленных целей будут применены намного более действенные средства. Англичане готовились к грядущему применению гитлеровцами химического либо иного, ранее неизвестного, оружия массового поражения. Среди прочих возможных угроз пока еще чисто гипотетически просматривался и обстрел Англии дальнобойными ракетами, оснащенными сверхмощными многотонными боевыми частями.

В дальнейшем как по сообщениям разведки, так и в результате подслушивания разговоров пленных немцев версия о разработке в Германии ракетного оружия получила многочисленные подтверждения. Правда, привлеченные к анализу информации английские специалисты пришли к неверному заключению о том, что для достижения Лондона с континента немцам необходимо создать гигантские многоступенчатые ракеты со стартовым весом свыше 100 т. Эксперты сделали такой вывод исходя из применения в дальнобойной ракете твердотопливных (пороховых) двигателей с низким уровнем весового и энергетического совершенства, характерным для реактивных снарядов того времени, типичным представителем которых были и советские «катюши». Кроме того, англичан ввели в заблуждение полученные данные о многотонном весе головной части ракеты.

По мере осознания реальности немецкого ракетного проекта английское командование поставило перед Королевскими ВВС задачу найти испытательный полигон. Вполне резонные соображения об отсутствии в Германии сколько-нибудь подходящих незаселенных просторов и о нежелательности для немцев проведения испытаний на территории оккупированных стран по соображениям секретности привели к верному выводу о размещении полигона на южном берегу Балтики. Помимо разведывательных самолетов на этот район были нацелены и службы радиотехнической разведки: испытания столь сложных беспилотных летательных аппаратов были немыслимы без передачи информации по радиоканалам.

Ко второй половине апреля 1943 г. в распоряжение аналитиков английской разведки поступили достаточно подробные снимки Пенемюнде. Не все объекты были идентифицированы правильно. «Ошибочка вышла» даже с самой ракетой А-4, запечатленной в вертикальном положении в процессе предстартовой подготовки. Дешифровщики определили ее как колонну, установленную на строительной площадке для возведения перекрытия какого-то нового сооружения. Но «маленький белый крестик» на другой фотографии был совершенно правильно определен как «небольшой беспилотный самолет». Это был будущий «Фау-1». Что самое главное, в целом Пенемюнде был правильно квалифицирован как центр по разработке и испытаниям ракетной техники.

Подготовка ракет А-4 в Пенемюнде.

Стартовая позиция ракет А-4 на испытательном полигоне в Пенемюнде.

Сокрушительный удар по нему стал неизбежен и был осуществлен в ясную лунную ночь с 17 на 18 августа 1943 г. Армада английских бомбардировщиков, летящих над Балтикой, сначала не вызвала особого беспокойства за Пене-мюнде. Путь над морскими просторами был относительно безопасным маршрутом к Берлину и другим целям в центральной Германии по сравнению с пролетом над насыщенной аэродромами истребителей, зенитками, прожекторами и радиолокаторами территорией Западной Европы. Для придания правдоподобности версии о налете на Берлин в небе над немецкой столицей несколько часов крутились с десяток легких скоростных бомбардировщиков «Москито», не только вызвавших на себя огонь немецких зениток, но и стянувших поближе к рейхстагу большинство ночных истребителей. Как обычно в таких случаях, даже у немцев образовался немалый бардак.

Только занявшееся на севере яркое зарево пожаров над Пенемюнде заставило пилотов люфтваффе призадуматься над сложившейся обстановкой и ринуться навстречу подходившим к острову Узедом второй и третьей волне английских бомбардировщиков, а затем и перейти к преследованию отбомбившихся самолетов. Ценой гибели над Берлином одного экипажа «Москито» потери Королевских ВВС были сведены к минимуму за счет применения удачной военной хитрости. Из бомбивших Пенемюнде 433 тяжелых бомбардировщиков было сбито всего четыре десятка. Косвенным признанием исключительного успеха англичан стала история в руководстве люфтваффе, смахивающая на пропагандистский анекдот, но, по-видимому, имевшая место в реальности. После налета на Пенемюнде Геринг столь яростно орал на начальника штаба ВВС Г. Йешенонека, что тот, не дождавшись утра, застрелился, оставив записку со словами верности фюреру и обиды на рейхсмаршала.

Тем не менее Пенемюнде был нанесен тяжелый, но не смертельный удар. Разрушенные здания, оборудование, испепеленные чертежи можно было восстановить в течение нескольких недель, максимум месяцев. Кроме того, сгоревшая документация была в основном продублирована копиями, снятыми в соответствии с распоряжением, отданным всего за пару месяцев до налета. Новейшие, еще не скопированные документы выбрасывали из горящего здания с уже рухнувшей крышей не только сам фон Браун с парой своих сотрудников, но и его секретарша. Впрочем, обезопасив секретные бумаги, ракетчики перешли к не менее героическому спасению мебели из своих пылающих кабинетов.

По-настоящему серьезным ударом по ракетной программе стала гибель людей, в ряде случаев, вопреки известному высказыванию, незаменимых. К ним, видимо, относился В. Тиль, погибший со всей семьей. Его уход из жизни принято считать одной из основных причин задержки с разработкой по-настоящему необходимой Германии зенитной управляемой ракеты «Вассерфаль».

Всего в результате налета погибли 735 человек. Среди них было только 120 немцев, а остальные - иностранные рабочие, вывезенные с Украины, из Польши и с других оккупированных территорий. Среди погибших оказались и антифашисты, от которых английская разведка получила некоторые интересующие ее сведения: после бомбежки поток информации прекратился. Однако даже гибель ведущих специалистов уже не могла негативно сказаться на программе создания А-4. Основные задачи были успешно решены, ракета благополучно достигла максимальной заданной дальности, так что главной проблемой по-прежнему оставалась низкая надежность - большинство пусков кончалось авариями.

Так или и иначе, но уже к середине 1943 г. отработку ракеты сочли почти завершенной. Еще в 1941 г. рассматривался вопрос ее серийного изготовления, а в следующем году эти планы конкретизировались применительно к его началу в 1943 г. Задержки в реализации ракетной программы привели к тому, что в окончательном варианте плана серийное производство предусматривалось начать в январе 1944 г., подготовив 300 ракет, с наращиванием объема ежемесячного выпуска до 900 единиц. Для этого планировалось задействовать производственные мощности все в том же Пенемюнде, на заводе фирмы Цеппелин в Фридрихсгафене на Баденском озере и Ракса в Винер Нейштадте.

Однако наносившиеся с лета 1943 г. удары авиации союзников причинили большой ущерб этим предприятиям задолго до того, как они освоили выпуск А-4. Учитывая потенциальную уязвимость и других традиционных промышленных объектов, производство решили сосредоточить на вновь организуемом подземном заводе «Миттельверке» в окрестностях городка Нордхаузена, расположенного в 70 км севернее Эрфурта. Цеха разместили в четырех сквозных просторных туннелях и 42 связывающих их поперечных штольнях, прорытых в известняке горы Кронштайн, возвышающейся на 150 м над окружающей местностью. Объем подземных цехов допускал выпуск 1800 ракет в месяц, что почти соответствовало волюнтаристскому указанию Гитлера. Реальное планирование велось исходя из ежемесячного производства 900 ракет, а фактический выпуск не достиг и 80% от этой величины. Помимо А-4 на заводе собирали самолеты-снаряды « Фау-1» и реактивные двигатели для истребителей. Монтаж и контрольные испытания А-4 велись в одном из туннелей длиной более 3 км при ширине подземных помещений до 15 ми высоте до 25м.

Стенд для испытаний реактивных двигателей в Леестене.

Приходится напомнить, что история ракеты «Фау-2» омрачена не только тысячами погибших среди гражданского населения Лондона, Антверпена и других европейских городов, но и каторжным, заведомо гибельным трудом заключенных гитлеровских концлагерей (в основном привезенных из Дахау) на подземном заводе «Миттельверке» , рядом с которым был специально организован лагерь «Дора-Миттельверке». Наряду с 9000 вольнонаемных немцев на этом предприятии одновременно работали до 30000 заключенных. Смертность была настолько высока, что время от времени дирекция запрашивала пополнение в несколько тысяч человек. Всего через эту «фабрику смерти» прошли более 60000 узников концлагерей, более четверти которых погибли.

Налет в ночь на 18 августа 1943 г. свидетельствовал о том, что англичанам известно местонахождение центра разработки немецких ракет. Во избежание дальнейших невосполнимых потерь разработку и испытания следовало переместить в другие места и, по возможности, рассредоточить.

В качестве нового полигона была выбрана деревня Близна в малонаселенных районах оккупированной Польши, к северу от железной дороги Краков-Львов, в междуречье рек Вислы и Саны. В десятке километров от нее размещался учебный лагерь, рассчитанный на 16 тыс. эсэсовцев. Местных жителей выселили, заменив их в целях маскировки манекенами, которые для придания достоверности ежедневно переставляли с одного места на другое. Необходимое инженерное оборудование нового полигона осуществили две тысячи заключенных концлагерей - евреи из стран Западной Европы. По завершении работ их расстреляли: секретность превыше всего! Наряду с завершением отработки конструкции полигон в Близне служил и для подготовки боевых расчетов формируемых частей войск СС, которым поручили освоить эксплуатацию ракет.

Один из входов в подземный завод «Миттельверке».

Сборочные цеха ракет «Фау-2» на подземном заводе «Миттельверке».

Старт ракеты А-4 с полигона в районе деревни Близна на территории оккупированной Польши. 1943 г.

При пусках с Близны ракеты падали уже не в море, а на боевое поле в районе Пинских болот, поблизости от Сарнаки, в 120 км восточнее Варшавы. Наблюдательный пункт разместили непосредственно в точке прицеливания, почему-то решив, что как раз туда запущенная ракета ни в коем случае не попадет. На самом деле вероятность поражения наблюдательного пункта в этой точке достигает максимума, но по абсолютной величине невелика и практически не отличается от показателей, характеризующих расположение в десятках или сотнях метров отточки прицеливания.

Ранее при пусках над морем вдоль побережья об успешности испытаний судили по близости к заданной точке прицеливания яркого зеленого пятна на воде от размещенного на ракете красителя. Это пятно образовывалось при падении в море не только неповрежденной ракеты, но и более или менее крупных обломков разрушившегося изделия. С началом пусков по наземному боевому полю вскрылась ранее не замеченная недопустимая особенность завершающего этапа их полета. Ракеты, которые, казалось бы, успешно пролетели по заданной траектории, все-таки взрывались или распадались на крупные части на удалении в километр-другой от цели. Нередки были пожары и взрывы на начальном участке полета. Наблюдалась и явная потеря управляемости.

Возникло предположение, что основной причиной аварий на конечном участке полета является снижение прочности фрагментов конструкции под воздействием нагрева при входе в плотные слои атмосферы. Поэтому алюминиевые элементы наружного силового корпуса ракеты заменили на стальные, сохраняющие несущую способность и при более высокой температуре. Во избежание перегрева остатков компонентов топлива промежуток между этим корпусом и баками заполнили стекловатой, что привело к желанному результату - взрывы ракет на конечном участке прекратились. При этом среди немецких инженеров не было единого мнения о механизме достигнутого успеха. Одни считали, что дополнительная теплоизоляция позволила избежать перегрева баков и их содержимого, а следовательно, и возможного воспламенения спирта или взрывоподобного вскипания кислорода. Другие указывали на повышение жесткости конструкции при заполнении зазора между силовым корпусом и баками. Их мнение подтверждается широким распространением в современной авиакосмической технике конструкций из композиционных материалов, представляющих собой пару относительно тонких сплошных листов углепластика, связанных сотовым наполнителем малой плотности. Существовала и версия, объясняющая достигнутый положительный эффект благоприятным перемещением центра тяжести ракеты после внедрении стекловаты.

В целом, учитывая большие нагрузки на конечном участке полета, ракета нуждалась в упрочнении конструкции. На активном участке траектории при работающем двигателе А-4 одновременно набирала скорость и высоту, при этом падение плотности воздуха снижало нагрузки. Но при подходе к цели ракета не успевала затормозиться и достигала наиболее плотных приземных слоев атмосферы на скорости, почти втрое превышающей звуковую, что обуславливало многократный рост нагрузок.

Пожары на начальном участке полета связывали с недостаточной герметичностью выводов трубопроводов из днищ баков. На раннем этапе развития ракетостроения инженеры еще не вполне прониклись спецификой функционирования легких тонкостенных конструкций, которые «дышали» под действием нагрузок. Пары спирта просачивались в хвостовой отсек и воспламенялись. Пришлось доработать конструкцию, изменить технологию изготовления трубопроводов.

В ряде пусков на завершающем этапе полета происходил отрыв головной части от ракеты. После усиления крепления головной части это явление больше не наблюдалось. Но конструкторы хорошо запомнили то, что и отделившиеся от ракеты головные части вполне успешно подрывались у цели. Встал вопрос: а столь ли необходимо предохранить ракету от разрушения вплоть до удара о землю? Не стоит ли сосредоточить усилия на обеспечении сохранности относительно небольшой головной части, заранее отделяемой от ракеты? Но практически разрешить этот вопрос пришлось уже не немецким, а советским инженерам при создании ракеты Р-2.

Однако, несмотря на доработки, внесенные по результатам испытаний, добиться должной надежности так и не удалось. Во время пусков из Близны до 80% ракет серийного производства оказались непригодными для использования. В начале боевого применения уже 83% ракет «Фау-2» успешно достигли своих целей. В 1945 г. удалось снизить долю неудачных пусков до 4%, что было значительно лучше, чем почти 13% аварийных «Фау-1». Для обеспечения приемлемой надежности немцы по возможности осуществляли запуск ракет не позднее, чем через три дня после вывоза с завода. Из-за утяжеления конструкции в результате внесенных доработок дальность ракеты снизилась с первоначально заданных 320 до 306 км.

Нужно отметить, что пуски из Близны принесли ощутимую пользу и противникам немцев. Фрагменты упавших ракет стали для польских патриотов предметом коллекционирования. В результате фотографии ракеты, упавшей в апреле 1944 г. в болото в почти не разрушенном состоянии, три блока ее системы управления и пробирки с образцами топлива переправили на самолете в Англию.

До начала боевого применения А-4 ее обломки попали в руки союзников и из другого источника. Немцы решили заранее испытать в реальных полетных условиях аппаратуру радиокомандного наведения для разрабатывавшейся зенитной ракеты «Вассерфаль», разместив ее на борту А-4. Однако при пуске 26 июня 1944 г. оператор потерял из вида скрывшуюся в облаках ракету и, стараясь не допустить ее падения на немецкую территорию, отклонил ее в северном направлении. Ракета «удалилась в сторону моря» и, перелетев его, упала в Швеции. Узнав об официальном протесте шведского правительства, англичане попросили передать им останки ракеты. К лету 1944 г. исход войны был уже очевиден, и шведы без особых колебаний предоставили обломки ракеты, взорвавшейся еще в воздухе до сокрушительного удара о землю. Это позволило англичанам получить довольно верное представление о «Фау-2», заисклю-чением одного важного аспекта. Наличие на конкретном изделии «чужой» аппаратуры от «Вассерфаля» привело англичан к выводу о том, что на А-4 используется радиоуправление. В дальнейшем они потратили много сил на совершенно бесполезные попытки организовать радиопротиводействие боевому применению «Фау-2».

По мере наступления Красной Армии немцы были вынуждены перенести испытательный центр из Близны в Тухель, на юг Германии.

Англичане решили воспользоваться успехами своего союзника, и 13 июля 1944 г. Черчилль обратился с письмом к Сталину с просьбой оказать содействие в части доступа к оставшимся в Польше обломкам ракет. Группа английских специалистов под руководством полковника Сандерса тут же выехала в Советский Союз, но, по-видимому, из-за преднамеренных проволочек добралась до Близны только к 3 сентября. В десятке воронок от упавших ракет англичане разыскали полторы тонны обломков, в том числе почти не поврежденную камеру сгорания двигателя. Все найденное собрали и упаковали в ящики для отправки в Англию. Но на берега туманного Альбиона эти контейнеры прибыли с совсем иным содержимым - фрагментами хорошо известных серийных самолетов.

Загадка разрешилась спустя полвека, после публикации мемуаров ветерана отечественного ракетостроения Б.Е. Чертока. Он очень красочно описал фигуру будущего главного конструктора ракетных двигателей A.M. Исаева, погрузившегося по пояс в ту самую почти целую камеру сгорания от «Фау-2», которая почему-то оказалась не в Лондоне, а под Москвой, на территории КБ В.Ф. Болховитинова. Впрочем, англичанам не пришлось горько сетовать на коварство советского союзника: к этому времени немало подобного металлолома скопилось и на их территории. Немцы уже начали ракетный обстрел Лондона. Но до этого в Германии случилось немало событий. В частности, немецким ракетчикам вслед за советскими коллегами пришлось полюбоваться на небо в мелкую клетку. «Отец» «Фау-2» Вернер фон Браун и еще двое его ближайших сотрудников 15 марта 1944 г. были арестованы германскими «компетентными органами» по надуманному обвинению в саботаже развития военного ракетостроения из-за пацифистской приверженности мечтам о полете в космос. Немецким конструкторам повезло. Их арестовали не в силу национального бедствия, каким у нас был так называемый 1937 год, а в результате мелкой межведомственной интрижки - «наезда» СС и гестапо на армейское руководство ракетным проектом. Партийно-спецслуж-бистской верхушке не терпелось отобрать у армии впечатляющие и наконец-то созревшие плоды многолетних трудов. К счастью для немецких специалистов, их арестовали до покушения на фюрера. Дорнбергеру вместе с другими генералами вермахта удалось вырвать их из лап невольно приукрашенных создателями «Семнадцати мгновений весны» нацистских монстров - Гиммлера и Мюллера. Через пару недель после ареста ракетчиков, которым так и не предъявили каких-либо обвинений, освободили, а с началом боевого применения «Фау-2» об обвинениях и вовсе забыли.

Отметим, что как военно-промышленный отдел партии, так и СС неоднократно пытались наложить свою лапу на ракетный проект. Несговорчивость фон Брауна, не поддавшегося на соблазнительные уговоры Гиммлера, в какой-то мере и спровоцировала его арест. В конечном счете все эти интриги завершились торжеством спецслужб. После покушения на Гитлера 20 июля все передали под руководство СС. Начальник строительного отдела Главного хозяйственно-административного управления СС Ганс Каммлер (автор и исполнитель идеи применения газовых камер для уничтожения узников концлагерей) 8 августа 1944 г. был назначен Генеральным уполномоченным по программе «Фау-2». А в конечном счете в звании бригаденфюрера он возглавил эсэсовские части, осуществлявшие боевое применение этих ракет.

Парадоксально, но двухнедельное пребывание в гестапо принесло фон Брауну через год с небольшим немалую пользу, позволив причислить себя к числу жертв гитлеризма и откреститься от собственного нацистского прошлого. Дело в том, что «отец Фау-2» еще в мае 1937 г. вступил в ряды национал-социалистической немецкой рабочей партии. С другой стороны, кто из видных деятелей оборонки не вступал в партию!

Английские специалисты изучают обломки одной из ракет «Фау-2». Ноябрь 1944 г.

Но был и более серьезный компромат. В 1940 г. некий эсэсовец сообщил фон Брауну, что Гиммлер хочет видеть конструктора в рядах СС. Дорнбергер объяснил фон Брауну, что единственный путь продолжить его работу над «Фау-2» - согласиться на предложение рейхсфюрера. Сам Дорнбергер как офицер вермахта перед подобной дилеммой тогда не стоял. К 1943 г. фон Браун получил звание штурмбанфюрера, соответствующее майору вермахта. По заверениям фон Брауна, он занимался только техникой и только однажды напялил на себя эсэсовский мундир. В это можно поверить: почти на всех фотографиях в компании с высшими нацистскими партайгеноссе он фигурирует в штатском. Конечно, если подойти к делу серьезно, по совести, фон Браун неоднократно бывал в подземельях Мит-тельверке и не мог не видеть там доходяг-заключенных.

Продолжение следует


militaryarticle.ru

Ракеты Фау 1 и Фау 2 - Пресса о глухих - Видео - MirDeaf.do.am

Описание материала:

"Оружие возмездия" - асимметричный ответ "второму фронту"
В половине седьмого утра 6 июня 1944 года на севере Франции был открыт долгожданный "второй фронт". Неделю спустя, в ночь с 12 на 13 июня, немцами было впервые применено "оружие возмездия" (Vergeltungswaffe, или V-1). В русской транскрипции это оружие принято называть Фау-1.

Фау-1 представляли собой реактивные беспилотные самолеты-снаряды длиной 8 м и с размахом крыльев 5 м. Наведение самолета-снаряда производилось на земле перед стартом, и в полете этот снаряд, несущий около 1 тонны взрывчатки, был уже неуправляем. Точность попадания не превышала 15 км, поэтому имело смысл выпускать Фау-1 только по крупным объектам, что немцы и сделали, обстреливая Большой Лондон, а позже Антверпен. Первоначально они собирались пустить "оружие возмездия" в дело 20 апреля 1944 года, в день рождения Гитлера, но помешали недоработки технического характера.

Пусковые установки для Фау-1 были построены в Северной Франции, откуда они могли долететь до Англии - радиус действия V-1 составлял 250 км. С октября 1944-го по март 1945-го немцы выпустили около 16 000 ракет Фау-1, испытывавшихся в основном в Пенемюнде, на берегу Балтийского моря. Аэрофотоснимки этого центра были сделаны англичанами после донесений участников польского движения Сопротивления, обнаруживших здесь крупный ракетный полигон. Первой крылатую ракету Фау-1 идентифицировала на снимках старший лейтенант Констанс Бебингтон-Смит.

Несмотря на низкую точность наведения и действия английской авиации и зенитной артиллерии, несколько тысяч Фау-1 достигло Лондона. Великий английский писатель Ивлин Во пишет, что самым страшным для лондонцев был не столько звук летящего над ними снаряда, сколько прекращение звучания. Это означало, что мотор выключался и снаряд падал вертикально вниз. Еще 17 июня 1944 года отклонившийся от курса Фау-1 упал на бетонный бункер в Марживале (Франция), где в тот момент находился Гитлер. Всего от Фау-1 пострадало более 80 тысяч зданий, погибло около 6 тысяч человек.

В литературе приводятся противоречивые сведения о топливе Фау-1. Некоторые источники сообщают, что горючим компонентом являлся бензин, другие - гидразингидрат. Известно, что емкость с похищенным топливом однажды загорелась в кармане у польского подпольщика (что чуть не стоило ему жизни, поскольку случилось на глазах у немецкого патруля). С бензином такого произойти не могло, так что, по-видимому, справедливо утверждение английского историка Джона Фуллера об использовании обычного авиационного бензина с добавками гидразингидрата. Подтверждением этому является установка на Фау-1 простого двигателя, разработанного еще в 1938 году. Окислителем являлся кислород воздуха. Для работы катапульты, с которой осуществлялся запуск "оружия возмездия", применяли концентрированную перекись водорода (то самое вещество, с помощью которого изготавливают крашеных блондинок). Говоря о топливе, нельзя не вспомнить великого русского химика академика Владимира Ипатьева, основателя отечественной химической промышленности, в 1930 году эмигрировавшего из СССР в США.

Академик Ипатьев в Америке возглавил химическую лабораторию одного из крупнейших нефтехимических концернов. Одним из результатов его экспериментов было создание катализаторов для получения высокооктанового топлива. Полученное по методу Ипатьева топливо использовалось для заправки американских и английских самолетов, которые после этого могли летать со значительно большими скоростями без переделки двигателя. В результате самолеты союзников получили огромное преимущество перед немецкими - в частности, могли сбивать (до 70%) неуправляемые Фау-1, которые летали со скоростью 600 км/ч. Многие западные историки отмечают, что именно Ипатьев выиграл "битву за Англию". Именем Ипатьева названа одна из органических реакций. А в СССР он считался изменником родины.

Однако с баллистическими ракетами Фау-2 справиться уже не удалось. Скорость этой уже полноценной ракеты - 6 тыс. км/ч, ракета несла также 1 тонну взрывчатки, горючим компонентом был этиловый спирт, окислителем - жидкий кислород. Всего по Англии и Антверпену было выпущено около 3 тыс. снарядов, сбить их было невозможно, и только невысокая точность попадания объясняет сравнительно небольшое количество погибших от этого оружия (3 тыс. убитых, 6 тыс. раненых в Англии). Единственным способом защититься от Фау-2 были бомбардировки пусковых установок.

С точки зрения разработки вооружений появление Фау-1 и особенно Фау-2 представляло собой подлинную революцию. После войны советским специалистам досталось в качестве трофеев некоторое количество Фау-1 и Фау-2, а также часть документации на их производство. Большинство оборудования немцы уничтожили. Как и 30 тыс. военнопленных, трудившихся на полигоне. Фау-1 и Фау-2 были тщательно изучены и использованы при создании советского ракетного оружия. Кстати, немцы планировали использовать Фау-2 и против советских городов, в частности Ленинграда, и даже индустриальных комплексов на Урале. Наступление советских войск сорвало эти планы.

Надо отметить, что в СССР работы по созданию жидкостных ракетных двигателей были начаты даже раньше, чем в Германии. Например, существовала Группа по изучению реактивного движения (ГИРД), которой руководил Сергей Королев, но покровительствовал, увы, маршал Тухачевский. "Увы" - потому, что после расстрела Тухачевского в 1938 году расстреляли и большинство наших ракетчиков. Будущий генеральный конструктор Королев уцелел лишь потому, что его готовили для более крупного процесса над Туполевым.

В 1947 году были собраны из немецких деталей и запущены на полигоне Капустин Яр первые 11 фактически трофейных ракет. Первая ракета из отечественных деталей (Р-1, или "Волга") была запущена там же через год, причем Р-1 уже не была точной копией Фау-2, а усовершенствованным Королевым агрегатом.

Гораздо более ценный трофей достался американцам. Они перевезли в США отца ракетной техники Германии штурмбанфюрера СС Вернера фон Брауна, под руководством которого была создана ракета "Сатурн", доставившая в 1969 году человека на Луну.

mirdeaf.do.am

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *