Русско финская война 1939 1940 – Советско-финская война (1939—1940) — это… Что такое Советско-финская война (1939—1940)?

Советско-финская война 1939-1940

План
Введение
1 Предыстория
1.1 События 1917—1937 годов

2 Переговоры 1938—1939
2.1 Переговоры Ярцева в 1938—1939
2.2 Московские переговоры о территории Финляндии
2.3 Причины войны
2.4 Стратегические планы сторон
2.4.1 План СССР
2.4.2 План Финляндии

2.5 Вооружённые силы противников
2.6 Повод к войне и разрыв отношений
3 Война
3.1 Начало боёв
3.2 Терийокское правительство
3.3 Иностранные добровольцы
3.4 Подготовка к наступлению
3.5 Февральское наступление Красной Армии

4 Завершение войны и заключение мира
5 Итоги войны
5.1 Территориальные изменения
5.2 Потери Финляндии
5.2.1 Военные
5.2.2 Гражданские

5.3 Потери СССР
5.3.1 Именные списки
5.3.2 Другие оценки потерь


6 Линия Маннергейма — альтернативная точка зрения
7 «Карельский вопрос»
8 Пропаганда во время войны
9 Интересные факты
10 Художественные произведения о войне

Список литературы
Советско-финская война (1939—1940)

Введение

По российским источникам:
до 95 тысяч[9] солдат убитыми
45 тысяч ранеными
806 пленными

71 214 убито и умерло на этапах санитарной эвакуации
16 292 умерло от ран и болезней в госпиталях
39 369 пропало без вести
264 908 санитарных потерь[5]
Советско-финская война (1939—1940)

Майнильский инцидент

Салла • Петсамо • Колла • Суомуссалми • Толваярви • Келья • Тайпале • Раатская дорога • Сумма • Кухмо • Хонканиеми

Московский договор

Войны независимой ФинляндииГражданская война • Первая советско-финская война • Вторая советско-финская война • Советско-финская война 1939—1940 годов • Советско-финская война 1941—1944 годов • Лапландская война

Сове́тско-фи́нская война́ 1939—1940 годов (фин. talvisota — Зи́мняя война́[10]) — вооружённый конфликт между СССР и Финляндией в период с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года. Война завершилась подписанием Московского мирного договора. В составе СССР оказалось 11 % территории Финляндии со вторым по величине городом Выборгом. 430 тысяч жителей потеряли свои дома и переселились в глубь Финляндии, создав ряд социальных проблем.

По мнению ряда зарубежных историков — наступательная операция СССР против Финляндии во время Второй мировой войны[11]. В советской и российской историографии эта война рассматривается как отдельный двусторонний локальный конфликт, не являющийся частью Второй мировой войны, так же как и необъявленная война на Халхин-Голе. Объявление войны привело к тому, что в декабре 1939 года СССР был объявлен военным агрессором и исключён из Лиги Наций[12].

1. Предыстория

1.1. События 1917—1937 годов

6 декабря 1917 года финский сенат объявил Финляндию независимым государством. 18 (31) декабря 1917 года Совет народных комиссаров РСФСР обратился во Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК) с предложением признать независимость Финляндской Республики. 22 декабря 1917 года (4 января 1918) ВЦИК постановил признать независимость Финляндии[13]. В январе 1918 года в Финляндии началась гражданская война, в которой «красным» (финским социалистам) при поддержке РСФСР противостояли «белые», поддерживаемые Германией и Швецией. Война закончилась победой белых. После победы в Финляндии войска финских «белых» оказывали поддержку сепаратистскому движению в Восточной Карелии. Начавшаяся первая советско-финская война в ходе уже гражданской войны в России длилась до 1920 года, когда между этими государствами был заключён Тартуский (Юрьевский) мирный договор. Некоторые финские политики, такие как Юхо Паасикиви, расценили этот договор как «слишком хороший мир», полагая, что супердержавы идут на компромисс только при сильной необходимости. Маннергейм, бывшие активисты и лидеры сепаратистов в Карелии — наоборот, считали этот мир позором и предательством соотечественников[14], а представитель Ребол Х. Н. (Боби) Сивен (фин. H. N.(Bobi) Siven) в знак протеста застрелился[15].

Тем не менее отношения между Финляндией и СССР после советско-финских войн 1918−1922 гг., по результатам которых к Финляндии на Севере, в Заполярье, отошла Печенгская область (Петсамо), а также западная часть полуострова Рыбачий и большая часть полуострова Среднего, не были дружественными, но и открыто враждебными тоже. В Финляндии опасались советской агрессии, а советское руководство до 1938 практически игнорировало Финляндию, акцентировав внимание на крупнейших капиталистических странах, в первую очередь Великобритании и Франции.

В конце 1920-х — начале 1930-х годов идея всеобщего разоружения и безопасности, нашедшая своё воплощение в создании Лиги Наций, доминировала в правительственных кругах Западной Европы, особенно в Скандинавии. Дания разоружилась полностью, а Швеция и Норвегия существенно сократили свои вооружения. В Финляндии правительство и большинство депутатов парламента последовательно срезали расходы на оборону и вооружения. Начиная с 1927 года по причине экономии вообще не проводились войсковые учения. Выделяемых денег едва хватало на содержание армии. Вопрос о расходах на обеспечение вооружениями в парламенте не рассматривался. Танки и военная авиация отсутствовали полностью.

Интересный факт:

Броненосцы «Ильмаринен» и «Вяйнямёйнен» были заложены в августе 1929 года, приняты в состав ВМС Финляндии в декабре 1932 года.

Тем не менее был создан Совет обороны, который 10 июля 1931 года возглавил Карл Густав Эмиль Маннергейм. Он был твёрдо убеждён в том, что пока у власти в России находится правительство большевиков, ситуация в ней чревата самыми серьёзными последствиями для всего мира, в первую очередь для Финляндии: «Чума, идущая с востока, может оказаться заразительной »[16]. В разговоре с Ристо Рюти, тогда управляющим Банка Финляндии и известным деятелем Прогрессивной партии Финляндии, состоявшемся в том же году, он изложил свои соображения о необходимости скорейшего решения вопроса с созданием военной программы и её финансированием. Рюти, выслушав аргументацию, задал вопрос: «

Но какая польза от предоставления военному ведомству таких больших сумм, если войны не предвидится? »

Начиная с 1919 года лидером социалистической партии был Вяйнё Таннер. В годы гражданской войны склады его фирмы служили базой для коммунистов, а затем он стал редактором влиятельной газеты, решительным противником ассигнования на нужды обороны. Маннергейм отказался от встречи с ним, понимая, что этим он только уменьшит свои усилия по укреплению обороноспособности государства. В результате по решению парламента расходная оборонная статья бюджета была ещё урезана.

В августе 1931 года, после инспекции оборонительных сооружений линии Энкеля, созданной в 1920-х годах, Маннергейм убедился в её непригодности к условиям современной войны как из-за неудачного расположения, так и разрушения временем.

В 1932 году Тартуский мирный договор был дополнен пактом о ненападении и продлён до 1945 года.

В бюджете 1934 года, принятом после подписания в августе 1932 года договора о ненападении с СССР, статья о постройке оборонительных сооружений на Карельском перешейке была вычеркнута.

Таннер заметил, что социал-демократическая фракция парламента:

…по-прежнему считает, что обязательным условием сохранения самостоятельности страны является такой прогресс благосостояния народа и общих условий его жизни, при котором каждый гражданин понимает, что это стоит всех затрат на оборону.

Свои усилия Маннергейм описывает, как «тщетную попытку протащить канат сквозь узкую и заполненную смолой трубу ». Ему казалось, что все его инициативы по сплочению финского народа в целях заботы о своём доме и обеспечения своего будущего встречают глухую стену непонимания и безразличия. И он подал прошение об отстранении от занимаемой должности[16].

2. Переговоры 1938—1939

2.1. Переговоры Ярцева в 1938—1939

Переговоры были начаты по инициативе СССР, первоначально они велись в секретном режиме, что устраивало обе стороны: Советский Союз предпочитал официально сохранять «свободу рук» в условиях неясной перспективы в отношениях с западными странами, а для финских официальных лиц оглашение факта переговоров было неудобно с точки зрения внутренней политики, так как население Финляндии в основном негативно относилось к СССР.

14 апреля 1938 года в Хельсинки, в посольство СССР в Финляндии прибыл второй секретарь Борис Ярцев[17]. Он встретился сразу с министром иностранных дел Рудольфом Холсти и изложил позицию СССР: правительство СССР уверено, что Германия планирует нападение на СССР и в эти планы входит боковой удар через Финляндию. Поэтому отношение Финляндии к высадке немецких войск так важно для СССР. Красная армия не будет ждать на границе, если Финляндия позволит высадку. С другой стороны, если Финляндия окажет немцам сопротивление, СССР окажет ей военную и хозяйственную помощь, поскольку Финляндия не способна сама отразить немецкую высадку.[18] В течение пяти последующих месяцев он проводил многочисленные беседы, в том числе с премьер-министром Каяндером и министром финансов Вяйнё Таннером. Гарантий финской стороны в том, что Финляндия не позволит нарушить свою территориальную неприкосновенность и вторгнуться в Советскую Россию через её территорию, было недостаточно для СССР[19]. СССР требовал секретного соглашения, прежде всего, при нападении Германии участвовать в обороне финского побережья, строительства укреплений на Аландских островах и получить военные базы для флота и авиации на острове Гогланде (фин. Suursaari). Территориальных требований не выдвигалось. Финляндия отвергла предложения Ярцева в конце августа 1938.

В марте 1939 года СССР официально заявил, что желает арендовать на 30 лет острова Гогланд, Лаавансаари (ныне Мощный), Тютярсаари, Сескар. Уже позже, в качестве компенсации, предложили Финляндии территории в Восточной Карелии[20]. Маннергейм был готов отдать острова, так как их невозможно было оборонять или использовать для охраны Карельского перешейка[21]. Переговоры безрезультатно прекратились 6 апреля 1939.

mirznanii.com

Советско-финская война 1939-1940 2

Советско-финская война 1939-1940

57 лет назад между Советским Союзом и Финляндией была развязана война. Начавшаяся 30 ноября 1939 года, она продолжалась 105 дней и завершилась подписанием 12 марта 1940 года мирного договора.

ОБСТАНОВКА НАКАНУНЕ ВОЙНЫ

К началу второй мировой войны сформировался антикоминтерновский пакт, в который вошли наиболее агрессивные государства (Германия, Италия и Япония) , что не могло быть оставлено без внимания Советского Союза.

В связи с развертыванием второй мировой войны осенью 1939 года резко обострилась международная обстановка. В этих условиях советское правительство вполне закономерно проявляло беспокойство о безопасности северо-западных границ. Здесь, всего на расстоянии 32 км от важнейшего политического и экономического центра страны - Ленинграда, проходила государственная граница, что давало возможность финским войскам осуществлять наблюдение и обстреливать город из дальнобойных орудий. В пределах дальности их стрельбы находилась также и база Балтийского флота - Кронштадт, так как всего 22 км отделяло ее от финляндского форта Ино. Не меньшая угроза создавалась и базе Северного морского флота, а также Кировской железной дороге. Немаловажным был и тот факт, что укрепленный полуостров Ханко и Аландские острова, разбросанные в финском заливе, находились в руках финнов и тем самым запирали Балтийский флот в восточной части финского залива, ограничивая его возможности по успешному выполнению задач по обороне северо-западных границ СССР.

Нельзя было оставить без внимания совершенствование оперативного оборудования финского театра военных действий, прежде всего территории прилегающей к границам СССР. Большая помощь в 20-х - 30-х годах Финляндии была оказана западными специалистами, особенно Великобритании, Германии, США, в возведении сильно укрепленной для того времени оборонительной полосы - линии Маннергеймая51я0, Построенная на глубину до 100 км, оборонительная полоса в целом не уступала известным линиям Зигфрида и Мажино, а в сочетании с естественными препятствиями (озера, болота, леса, валуны) представляла собой исключительно трудное препятствие. Основу линии Маннергейма составляли возведенные в огневой и тактической взаимосвязи железобетонные и бронированные огневые сооружения долговременного типа.

Советское правительство вынуждено было также учитывать внимание, которое уделялось руководством фашистской Германии финскому театру военных действий, о чем, например, свидетельствует визит в Финляндию начальника Генерального штаба Сухопутных войск Германии Гальдера летом 1939 года. Гальдера интересовала обстановка на мурманском и ленинградском стратегических направлениях. По высказываниям У. К. Кекконена финское общество находилось под влиянием гитлеровской пропаганды, и многие в Финляндии относились к Гитлеру с благосклонностью.

Военные закупки Финляндии за границей возрастали с каждым годом.

Так, только с Великобританией в 1936 году они были осуществлены на сумму 22 миллиона марок, в 1937 году - на 50 миллионов, а в 1938 году на 102 миллиона марок. В районах Южной и Восточной Финляндии Маннергейм - барон, генерал-лейтенант царской армии, в последующем - финский маршал, возглавлял строительство оборонительной системы на Карельском перешейке.

Осуществлялось строительство железных и шоссейных дорог, имеющих стратегическое значение, подходивших вплотную к советским границам. Построенные аэродромы и взлетно-посадочные площадки имели возможность по приему самолетов, превышающих их количество в Финляндии в десять раз.

Но даже это не дает объективных оснований считать обоснованными распространявшиеся в СССР слухи о том, что Финляндия стремится оккупировать часть территории Советского Союза, в силу того, что для подготовки и проведения наступательных операций не было необходимости возводить мощный оборонительный рубеж. Скорее всего, к началу советско-финляндской войны линия Маннергейма создавалась для предотвращения возможного вторжения на свою территорию со стороны своего грозного соседа.

Разгоревшийся пожар войны в Европе охватывал все больше и больше стран. 1 сентября 1939 года вторжение в Польшу явилось началом второй мировой войны. Попытка СССР создать в Европе систему Коллективной безопасности не увенчалась успехом, так как правительства Англии, Франции и других стран не изъявили желания заключать такой договор.

И. В. Сталин знал, что страна не готова к войне и решился пойти на сделку с агрессором, т.е. с Германией. 23 августа в Москве состоялось заключение договора о ненападении. Одновременно был подписан дополнительный секретный протокол. В последнем предусматривалось разделение сфер влияния и невмешательство в вопросы связанные с данными сферами влияния, т.е. полная свобода действий обоих государств. Первым пунктом данного договора предусматривалась полная свобода действий относительно прибалтийских стран (к которым относились Финляндия, Эстония, Латвия, Литва) . Северная граница Литвы одновременно являлась границей сфер влияния Германии и СССР. В соответствии с данным договором Германия могла спокойно действовать не боясь нападения с востока. Советский Союз получил полную свободу действий в границах бывшей Российской империи для присоединения принадлежавших ей ранее земель.

Одновременно предполагалось отодвинуть свою границу на запад и северо-запад и, таким образом, повысить безопасность своего государства.

Успешно проведенный поход в Западную Украину и Западную Белоруссию с 17 по 25 сентября 1939 года с минимальными потерями (безвозвратные потери составили 996 человек(среднесуточные потери - 110 человек или 0.0235 проц.) санитарные - 2383 человек от общего числа участников похода - 466516 чел.) , дал И. В. Сталину основание полагать, что присоединение северо-западных земель Финляндии будет таким же легким. Тем более, по заверениям К. Е. Ворошилова, для разгрома армии Финляндии было необходимо всего несколько дней. Основываясь на данных выводах И. В. Сталин все больше склонялся к решению вопроса по Финляндии вооруженным путем, что повлияло на ход переговоров осенью 1939 года.

Стремление советского правительства заключалось в присоединении Финляндии и образовании на ее территории социалистического государства или даже союзной республики, с одновременным обеспечением безопасности Ленинграда и укреплением северо-западной границы страны. Все это предполагалось осуществить в начале 1939 года путем проведения мирных переговоров. Но, в связи с разгорающимся пожаром войны в Европе, советское правительство обратилось к правительству Финляндии с предложением, чтобы последнее приняло на себя обязательства по оказании Советскому Союзу помощи против агрессии, включая военную. Это содействие со стороны Финляндии могло выразиться в предоставлении СССР в аренду ряда мелких островов при входе в Финский залив сроком на 30 лет. Взамен гарантировалась неприкосновенность границы Финляндии. Одновременно предполагалось заключить торговый договор на взаимовыгодных условиях. В свою очередь Советский Союз предполагал получить безопасность Ленинграда, как с суши, так и с моря.

После неудачно завершившихся переговоров, Сталин принял решение о проработке второго варианта укрепления северо-западных границ. В конце марта -начале апреля 1939 года он поручил командующему Ленинградским военным округом разработать план проведения "контрудара, после отражения возможного вторжения Финляндии на территории СССР".

Осенью, на военном совете, был рассмотрен план, разработанный под руководством начальника Генерального Штаба Б. М. Шапошникова, в котором был учтен, как характер укреплений, возведенных противником, так и преобладание на данном театре военных действий лесисто-болотистой местности. Были проведены необходимые подсчеты сил и средств на случай отражения возможного вторжения противника и проведения контрудара с прорывом сильно укрепленной полосы обороны. Шапошников предполагал, что планируемый контрудар по Финляндии может затянуться на несколько месяцев напряженной кровопролитной войны, даже если она будет проводиться без вмешательства в конфликт крупнейших капиталистических государств. Однако настроенный К. Е. Ворошиловым на легкую победу, Сталин отверг план Шапошникова, подсчитав его излишне осторожным.

Не получил также полного одобрения у высшего государственного руководства план, разработанный под руководством командующего войсками Ленинградского военного округа командарма второго ранга К. А. Мерецкова. В плане командующего округом предусматривались значительные сроки подготовки и проведения контрнаступательной операции, а также темпы наступления ниже, чем хотелось бы И. В. Сталину. Поэтому данный план также не был утвержден. Обосновывая свои расчеты, К. А. Мерецков утверждал, что он исходил из возможностей Ленинградского военного округа. Но ему заметили, что необходимо исходить из возможностей Вооруженных Сил Советского Союза. На попытку Мерецкова убедить, что возможность вступления в войну других стран изменит соотношение сил, Сталин заметил, что не он один думает над этой проблемой. Это все свидетельствует о том, что разработка плана предстоящей операции была лишена всякой инициативы, все коррективы и изменения к плану поступали только сверху.

Одним из требований, предъявлявшихся к плану, было сокращение сроков проведения операции до одной недели. Расчет на достижение быстрой победы "малой кровью", без наличия достаточного количества резервов, заранее обрекало такой план на провал.

Уверенность Сталина в завершении такой войны в несколько дней была настолько велика, что он не счел нужным уведомить об этом находившегося в отпуске начальника Генерального Штаба Б. М. Шапошникова.

В ответ на начавшуюся в сентябре 1939 года под видом учебных сборов мобилизацию в Ленинградском военном округе, маршал Маннергейм 11 октября обратился с письмом к министру обороны Ю. Ниукканену в котором в частности говорилось: " Учитывая современную обстановку и особо обращая внимание на преимущество которое имеют отмобилизованные войска русских, движущиеся в направлении границы с Финляндией... безотлагательно приступить к мобилизации". Аналогично, как и в Советском Союзе, резервисты в целях маскировки, призывались под видом учебных сборов. Параллельно осуществлялась добровольная эвакуация населения из Хельсинки в сельскую местность, а также из приграничных районов в глубь страны. Эти дорогостоящие мероприятия проводились также с целью оказать давление на Советский Союз.

mirznanii.com

Русско-финская война

Война удачей переменной

Сто лет продержится вполне,

Хоть человек обыкновенный

Не видит радости в войне…

(Из драмы Б. Брехт «Мамаша Кураж и ее дети)

Во все века и времена, человеку было свойственно подчинять себе не только зверей, но и себе подобных. Войны прослеживаются на протяжении всей истории человечества. Между племенами разгорались конфликты. Более сильные временно оказались поработителями. В этих войнах гибли некоторые члены племени. В последующем времена становились наро­дами. И все продолжилось. Человечество так устроено, что соперничество на почве ожесто­ченной борьбы за рынки, источники сырья – являются главной причиной нараставших про­тиворечий, которые могли разрешить только с помощью оружия. Этот синдром можно на­звать воинственной неприятностью другой общественной системы.

В своей работе мне хотелось бы коснуться темы «Советско-Финская война», которая яви­лась результатом кризисных отношений между СССР и Финляндии. На протяжении ряда лет Советско-Финская война увы не была блистательной, и не принесла славу русскому оружию. А теперь рассмотрим действия двух сторон, которые увы не смогли договориться.

Тревожно было в эти последние дни ноября 1939 года в Финляндии: в западной Европе продолжалась война, неспокойно было на границе с Советским Союзом, шла эвакуация на­селения из крупных городов, газеты упорно твердили о злых намерениях восточного соседа. Часть населения верила этим слухам, другая надеялась, что война обойдет Финляндию сто­роной.

Но утро, наступившее 30 ноября 1939 года, все прояснило. Орудия береговой обороны Кронштадта, открывшие в 8 часов огонь по территории Финляндии, обозначили начало Со­ветско-Финской войны.

Что же в действительности произошло в эти осенние месяцы 1939 года на Карельском перешейке? О чем же говорят факты, с признания которых, как говорят, начинается муд­рость?

Конфликт назревал исподволь. На протяжении двух десятилетий между СССР и Финлян­дией существовало взаимное недоверие. Если Финляндия опасалась возможных великодержавных устремлений со стороны Сталина, действия которого как диктатора не­редко были непредсказуемы, то советское руководство не без оснований было озабочено крупнейшими связями Хельсинки с Лондоном, Парижем и Берлином. Вот почему для обес­печения безопасности Ленинграда в ходе переговоров, состоявшихся с февраля 1937 года по ноябрь 1939 года, Советский Союз предлагал Финляндии различные варианты. Вследствие того, что правительство Финляндии не считало возможным принимать эти предложения, со­ветское руководство проявило инициативу решения спорного вопроса силовым способом, с помощью оружия.

Боевые действия в первый период войны протекали для советской стороны неблагоприятно. Расчет на скоротечность достижения цели малыми силами не увенчался успехом. Финские войска, опираясь на укрепленную линию Маннергейма, применяя разнообразные тактиче­ские приемы и умело используя условия местности, вынудили советское командирование со­средоточить более крупные силы и в феврале 1940 года предпринять генеральное наступле­ние, которое и привело к победе и заключению мира 12 марта 1940 года.

Длившаяся война 105 дней была тяжелой для обеих сторон. Советские войны, выполняя приказы командования, в трудных условиях снежной зимы бездорожья проявляли массовый героизм. В ходе войны как Финляндия, так и Советский Союз добивались достижения своих целей не только боевыми действиями войск, но и политическими средствами, которые, как оказалось, не только не ослабили взаимную нетерпимость, но, наоборот, обострили ее.

Политический характер Советско-Финской войны не укладывался в обычную классифи­кацию, ограниченную этическими рамками понятий о «справедливой» и «несправедливой» войне. Она была не нужной для обеих сторон и не праведной преимущественно с нашей сто­роны. Нельзя не согласиться в этом отношении с высказываниями таких видных государст­венных деятелей Финляндии, как президенты Ю. Паасикиви и У. Кекконен, что вина Фин­ляндии состояла в ее неуступчивости в ходе предвоенных переговоров с Советским Союзом, и вина этого последнего в том, что он не использовав до конца политические методы. Отдал приоритет военному решению спора.

Неправомерные действия советского руководства состоят в том, что советские войска, без объявления войны на широком фронте перешедшие границу, нарушили советско-фин­ский мирный договор 1920 года и договор ненападении 1932 года, продленный в 1934 году. Советское правительство нарушило так же собственную конвенцию, заключенную с сосед­ними государствами в июле 1933 года. К этому документу присоединилась тогда и Финлян­дия. В нем определялось понятие агрессии и четко отмечалось, что никакими соображениями политического, военного, экономического или какого-либо другого харак­тера нельзя будет обосновывать или оправдывать угрозы, блокаду или нападение на другое государство-участника.

Подписывая название документа, Советское правительство не допустила, что сама Фин­ляндия могла совершить агрессию против своего великого соседа. Она опасалась лишь того, что ее территория может быть использована третьими странами в антисоветских целях. Но поскольку подобное условие не было оговорено в этих документах, то, стало быть, договари­вающиеся страны не признавали его возможность и им надо было уважить букву и дух ука­занных договоренностей.

Конечно, одностороннее сближение Финляндии с западными странами и особенно с Гер­манией обременяло советско-финляндские отношения. Послевоенный президент Финляндии У. Кекконен это сотрудничество считал логическим последствием внешнеполитических устремлений впервые десятилетия независимости Финляндии. Общим отправным моментом этих устремлений, как считали в Хельсинки, была угроза с востока. Поэтому Финляндия стремилась обеспечить поддержку других стран в кризисных ситуациях. Она тщательно обе­регала образ «форпоста Запада» и избегала двустороннего урегулирования спорных проблем со своим восточным соседом.

В силу этих обстоятельств Советское правительство допускало возможность военного конфликта с Финляндией еще с весны 1936 года. Именно тогда было принято постановление СНК СССР о переселении гражданского населения

( речь шла о 3400 хозяйствах ) с Карельского перешейка для строительства здесь полигонов и других военных объектов. В течение 1938 года Генштаб, по крайней мере, трижды ставил вопрос о передаче военному ведомству лесного массива на Карельском перешейке для обо­ронного строительства. 13 сентября 1939 года нарком обороны СССР Ворошилов специ­ально обратился к председателю Экономсовета при СНК СССР Молотову с предложением об активизации этих работ. Однако тогда же предпринимались дипломатические меры, чтобы предотвратить военные столкновения. Так, в феврале 1937 года состоялась первое по­сещение Москвы министром иностранных дел Финляндии со времени обретения его незави­симости Р. Хопсти. В сообщениях о его беседах

с наркомом иностранных дел СССР М. М. Литвиновым говорилось, что «рамках сущест­вующих советско-финских соглашений имеется возможность бесперебойно развивать и укре­плять дружественные добрососедские отношения между обоими государствами и что к этому стремятся и будут, стремится оба правительства».

Но прошел год, и в апреле 1938 года Советское правительство сочло своевременным предложить правительству Финляндии провести переговоры относительно совместной вы­работки мер по укреплению безопасности морских и сухопутных подступов Ленинграду и границ Финляндии и заключению с этой целью договора о взаимопомощи. Переговоры, про­должающиеся несколько месяцев, оказались безрезультатными. Финляндия это предложение отвергла.

С начала 1939 года Советский Союз продолжал прилагать настойчивые усилия к тому, чтобы склонить Финляндию к уступкам. В начале марта М. М. Литвинов внес новое предло­жение – сдать Советскому Союзу в аренду на 30 лет несколько островов в Финском заливе. Но на сей раз не для строительства военно-морских баз, а для сооружения на них наблюда­тельства. Ответ их Хельсинки, как и в предыдущих случаях был отрицательный. Последо­вавшее вскоре новое предложение обменять эти острова на советскую территорию в Карелии севернее Ладожского озера также не привлекло внимание финнов. Правда, в своих мемуарах, написанных в эмиграции в Швейцарии после второй мировой войны, маршал Маннергейм рассказывал, что некоторые военные, в том числе и он, не придавали этим островам никакого значения для обороны страны и готовы были произвести соответствующий обмен с Совет­ским Союзом.

Вскоре для неофициальных переговоров по поручению Советского правительства в Хель­синки прибыл Б.Е. Штейн. Он привез принципиально новое Советское предложение, состо­явшее в следующем: Финляндия уступает Советскому Союзу определенную территорию на Карельском перешейке, получая взамен большую Советскую территорию и компенсацию финансовых расходов по переселению финских граждан уступаемой территории. Ответ фин­ской стороны был отрицательным с тем же обоснованием – суверенитет и нейтралитет Фин­ляндии.

В этой обстановке Финляндия предприняла оборонительные меры. Было усилено военное строительство, проводились учения, на которых присутствовал начальник генштаба сухо­путных войск Германии генерал Ф. Гальдер, войска получали новые образцы вооружения и боевой техники.

Очевидно, именно эти меры дали повод командарму второго ранга К. А. Мерецкову, кото­рый в марте 1939 года был назначен командующем войсками Ленинградского военного ок­руга, утверждать, что финские войска с самого начала якобы имели наступательную задачу на Карельском перешейке с целью измотать Советские войска, а затем ударить по Ленин­граду.

Создается впечатление, что высшее советское политическое и военное руководство в то время еще не имело ясного представления о позиции Финляндии. Если Сталин и Молотов твердили о том, что их беспокоит не столько сама Финляндия, сколько то, что ее как антисо­ветский плацдарм могут использовать западные державы, то Мерецков оценивал обстановку более резко и прямолинейно. При подобной оценке было бы бессмысленно искать полити­ческие пути решения проблемы, что и подтвердили последующие решения советского руко­водства.

mirznanii.com

финская война причины и последствия

В начале 20 века между СССР и Финляндией были кризисные отношения. На протяжении ряда лет Советско-Финская война увы не была блистательной, и не принесла славу русскому оружию. А теперь рассмотрим действия двух сторон, которые увы не смогли договориться.

Тревожно было в эти последние дни ноября 1939 года в Финляндии: в западной Европе продолжалась война, неспокойно было на границе с Советским Союзом, шла эвакуация населения из крупных городов, газеты упорно твердили о злых намерениях восточного соседа. Часть населения верила этим слухам, другая надеялась, что война обойдет Финляндию стороной.

Но утро, наступившее 30 ноября 1939 года, все прояснило. Орудия береговой обороны Кронштадта, открывшие в 8 часов огонь по территории Финляндии, обозначили начало Советско-Финской войны.

Конфликт назревал исподволь. На протяжении двух десятилетий между

СССР и Финляндией существовало взаимное недоверие. Если Финляндия опасалась возможных великодержавных устремлений со стороны Сталина, действия которого как диктатора нередко были непредсказуемы, то советское руководство не без оснований было озабочено крупнейшими связями Хельсинки с Лондоном, Парижем и Берлином. Вот почему для обеспечения безопасности Ленинграда в ходе переговоров, состоявшихся с февраля 1937 года по ноябрь 1939 года, Советский Союз предлагал Финляндии различные варианты. Вследствие того, что правительство Финляндии не считало возможным принимать эти предложения, советское руководство проявило инициативу решения спорного вопроса силовым способом, с помощью оружия.

Боевые действия в первый период войны протекали для советской стороны неблагоприятно. Расчет на скоротечность достижения цели малыми силами не увенчался успехом. Финские войска, опираясь на укрепленную линию Маннергейма, применяя разнообразные тактические приемы и умело используя условия местности, вынудили советское командирование сосредоточить более крупные силы и в феврале 1940 года предпринять генеральное наступление, которое и привело к победе и заключению мира 12 марта 1940 года.

Длившаяся война 105 дней была тяжелой для обеих сторон. Советские войны, выполняя приказы командования, в трудных условиях снежной зимы бездорожья проявляли массовый героизм. В ходе войны как Финляндия, так и Советский Союз добивались достижения своих целей не только боевыми действиями войск, но и политическими средствами, которые, как оказалось, не только не ослабили взаимную нетерпимость, но, наоборот, обострили ее.

Политический характер Советско-Финской войны не укладывался в обычную классификацию, ограниченную этическими рамками понятий о «справедливой» и «несправедливой» войне. Она была не нужной для обеих сторон и не праведной преимущественно с нашей стороны. Нельзя не согласиться в этом отношении с высказываниями таких видных государственных деятелей Финляндии, как президенты Ю. Паасикиви и У.Кекконен, что вина Финляндии состояла в ее неуступчивости в ходе предвоенных переговоров с Советским Союзом, и вина этого последнего в том, что он не использовав до конца политические методы. Отдал приоритет военному решению спора.

Неправомерные действия советского руководства состоят в том, что советские войска, без объявления войны на широком фронте перешедшие границу, нарушили советско-финский мирный договор 1920 года и договор ненападении 1932 года, продленный в 1934 году. Советское правительство нарушило так же собственную конвенцию, заключенную с соседними государствами в июле 1933 года. К этому документу присоединилась тогда и Финляндия. В нем определялось понятие агрессии и четко отмечалось, что никакими соображениями политического, военного, экономического или какого-либо другого характера нельзя будет обосновывать или оправдывать угрозы, блокаду или нападение на другое государство-участника.

Подписывая название документа, Советское правительство не допустила, что сама Финляндия могла совершить агрессию против своего великого соседа. Она опасалась лишь того, что ее территория может быть использована третьими странами в антисоветских целях. Но поскольку подобное условие не было оговорено в этих документах, то, стало быть, договаривающиеся страны не признавали его возможность и им надо было уважить букву и дух указанных договоренностей.

Конечно, одностороннее сближение Финляндии с западными странами и особенно с Германией обременяло советско-финляндские отношения. Послевоенный президент Финляндии У. Кекконен это сотрудничество считал логическим последствием внешнеполитических устремлений впервые десятилетия независимости Финляндии. Общим отправным моментом этих устремлений, как считали в Хельсинки, была угроза с востока. Поэтому Финляндия стремилась обеспечить поддержку других стран в кризисных ситуациях. Она тщательно оберегала образ «форпоста Запада» и избегала двустороннего урегулирования спорных проблем со своим восточным соседом.

В силу этих обстоятельств Советское правительство допускало возможность военного конфликта с Финляндией еще с весны 1936 года.Именно тогда было принято постановление СНК СССР о переселении гражданского населения

( речь шла о 3400 хозяйствах ) с Карельского перешейка для строительства здесь полигонов и других военных объектов. В течение 1938 года Генштаб, по крайней мере, трижды ставил вопрос о передаче военному ведомству лесного массива на Карельском перешейке для оборонного строительства. 13 сентября 1939 года нарком обороны СССР Ворошилов специально обратился к председателю Экономсовета при СНК СССР Молотову с предложением об активизации этих работ. Однако тогда же предпринимались дипломатические меры, чтобы предотвратить военные столкновения. Так, в феврале 1937 года состоялась первое посещение Москвы министром иностранных дел Финляндии со времени обретения его независимости Р. Хопсти. В сообщениях о его беседах с наркомом иностранных дел СССР М. М. Литвиновым говорилось, что

«рамках существующих советско-финских соглашений имеется возможность

бесперебойно развивать и укреплять дружественные добрососедские отношения между обоими государствами и что к этому стремятся и будут, стремится оба правительства».

Но прошел год, и в апреле 1938 года Советское правительство сочло

своевременным предложить правительству Финляндии провести переговоры

относительно совместной выработки мер по укреплению безопасности

морских и сухопутных подступов Ленинграду и границ Финляндии и

заключению с этой целью договора о взаимопомощи. Переговоры,

продолжающиеся несколько месяцев, оказались безрезультатными. Финляндия

это предложение отвергла.

Вскоре для неофициальных переговоров по поручению Советского

правительства в Хельсинки прибыл Б.Е. Штейн. Он привез принципиально

новое Советское предложение, состоявшее в следующем: Финляндия уступает

Советскому Союзу определенную территорию на Карельском перешейке,

получая взамен большую Советскую территорию и компенсацию финансовых

расходов по переселению финских граждан уступаемой территории. Ответ

финской стороны был отрицательным с тем же обоснованием – суверенитет и

нейтралитет Финляндии.

В этой обстановке Финляндия предприняла оборонительные меры. Было

усилено военное строительство, проводились учения, на которых

присутствовал начальник генштаба сухопутных войск Германии генерал Ф.

Гальдер, войска получали новые образцы вооружения и боевой техники.

Очевидно, именно эти меры дали повод командарму второго ранга К. А.

Мерецкову, который в марте 1939 года был назначен командующем войсками

Ленинградского военного округа, утверждать, что финские войска с самого

начала якобы имели наступательную задачу на Карельском перешейке с

целью измотать Советские войска, а затем ударить по Ленинграду.

12 октября 1939 года в новой ситуации, в которой ни Англия и

Франция, ни Германия, занятые войной, не могли оказать поддержку

Финляндии, начался еще один тур советско-финляндских переговоров. Они

состоялись в Москве. Как и прежде, финляндскую делегацию возглавлял

Паасикиви, но на втором этапе в состав делегации был включен министр

финансов Ганнер. В Хельсинки тогда ходили слухи, что социал-демократ

Ганнер был знаком со Сталиным еще с дореволюционного времени в

Хельсинки и даже однажды оказал ему должную услугу.

В ходе переговоров Сталин и Молотов сняли свое прежнее предложение

об аренде островов в Финском заливе, но предложили финнам отодвинуть

границу на несколько десятков километров от Ленинграда и арендовать для

создания военно-морской базы полуостров Хайко, уступив Финляндии вдвое

большую территорию в Советской Карелии.

28 ноября Советский Союз заявил о денонсации Договора о

ненападении и отзыве своих дипломатических представителей из Финляндии.

Когда началась война, Финляндия обратилась в Лигу Наций с просьбой о

поддержки. Лига Наций, в свою очередь, призвала СССР прекратить военные

действия, но получила ответ, что Советская страна не ведет ни какой

войны с Финляндией.

14 декабря Лига Наций приняла решение об исключении СССР из этой

организации. Многие страны провели сбор средств в пользу Финляндии или

предоставили займы, в частности США и Швеция. Больше всего оружия

доставили Великобритания и Франция, но снаряжение в основном было

устаревшем. Наиболее ценным был вклад Швеции: 80 тыс. винтовок, 85

противотанковых орудий, 104 зенитных орудия и 112 полевых орудий.

Выражали недовольство действиями СССР и немцы. Война нанесла

ощутимый удар по жизненно важным для Германии поставкам леса и никеля

из Финляндии. Сильное сочувствие западных стран сделало реальным

вмешательством в войну северной Норвегии и Швеции, что повлекло бы за

собой ликвидацию ввоза железной руды в Германию из Норвегии. Но даже

оказавшись перед такими затруднениями, немцы соблюдали условия пакта.

mirznanii.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *