Рыцари средневековья при карле великом – Броня, Доспехи, Щит и Шлем, в Каких Войнах в Европе Участвовали, Кодекс Чести

Рыцарство | Средневековье вики | FANDOM powered by Wikia

Рыцарство — братство, привилегированное военно-землевладельческое сослов

Битва при Кресе

ие в Западной Европе в средние века. Посвящение в рыцари 

расценивалось как королевская награда за государственную службу. В средние века в Европе братства рыцарей делились на религиозные и светские

К первому классу можно отнести рыцарей, принявших религиозный обет, например, членов ордена тамплиеров и рыцарей Св. Иоанна (госпитальеры), рыцарские ордена, воевавшие против сарацинов (арабов) и других нехристиан. Второй класс возник из рыцарей, бывших на королевской службе или служившим высокой знати. Рыцарство происходит из средневековой Франции и Испании, распространившись впоследствии на всю Европу, достигло наибольшего расцвета в 12-13 веках. Усилилось во времена крестоносцев

Рыцарство можно так же рассматривать как кодекс поведения и чести, которого придерживались средневековые рыцари. Принципиальными ценностями рыцарства были: вера, честь, доблесть, благородство, целомудрие и верность.

История рыцарстваПравить

Рыцарство как военный и землевладельческий класс возникло у франков в связи с 

Дама помогает рыцарю надеть доспехи.

переходом в VII столетии от народного войска к коннице вассалов. Под влиянием церкви и поэзии оно создало моральный и эстетический идеал воина, а в эпоху Крестовых походов под влиянием появившихся духовно-рыцарских орденов превратилось в наследственную аристократию. Первыми из рыцарских орденов были госпитальеры и тамплиеры, паломники в Святую Землю.

Прообразом рыцарей в какой-то мере был класс всадников в Древнем Риме. Во франкском войске, в котором ещё в VII столетии доминировало пешее войско, конницу составляли дружинники короля. 

Свободный человек, становившийся вассалом приносил присягу на верность сеньору. С конца VIII столетия присяга требуется от всех, кто, получая бенефиции и поместья, становились вассалами. Карл Великий ещё использовал в войнах пехоту, однако уже Людовик I и Карл II собирали в поход только конницу. В 865 г. от вассала с большим наделом требовалась кольчуга или панцирь для принадлежности тяжелой коннице. Легкая конница могла прибывать с копьем, мечом, щитом и луком. Легковооруженные всадники, не будучи свободными вассалами, были гораздо ниже по положению. Из оброчного населения можно было подняться в министериалы, получив должность при дворе сеньора, нести службу в легкой коннице, а потом, заслужив соответствующий бенефиций, перейти в тяжелую конницу и стать рыцарем.

Таким образом создался привилегированный класс дворовых слуг у богатых фео

«Шитье знамени»-картина нарисована Эдмундом Блером Лейтоном. Дама провожает рыцаря на войну.

далов. В разных странах необходимые условия для превращения в рыцаря а также темпы, способы расширения этого явления были разными в разное время.

В Германии министериалы из столетия в столетия являются классом, выше городских жителей, но ниже рыцарей. Их несвобода выражалась в том, что они не могли оставить службу по собственному желанию. Привилегии этого класса заставляли свободных и даже знатных людей добровольно подчиняться сеньорам на правах министериалов. Вскоре это стало массовым явлением. А в XIV столетии их несвободное происхождение было вообще забыто. Это могло стать проблемой, поэтому переход новых слоев невойскового населения в рыцарство Был остановлен в XII столетии. Постановлением Фридриха поселянам запрещалось носить копье и меч, даже купцы не имели права пользоваться мечом. Появляется понятие рыцарского происхождения. Часто требовалось, чтобы отец и дед были рыцарями.

Во Франции уважаемыми были владельцы знатных земель, феодов, другим признаком знатности было допущение к посвящению в рыцари. Хотя простые люди и становились иногда рыцарями, главным правилом было, что в рыцари посвящался владелец надела.

В Англии право посвящать в рыцари рано стало привилегией королей. Генрих III и Едуард I требовали обязательного посвящения в рыцари всех, кто владел годовым доходом с земли не ниже 20 фунтов. Факт владения землей взял вверх над происхождением.

После того, как рыцари стали высшим классом, несвободные всадники остановились на титуле оруженосца, как наивысшем для них. Сыновья же рыцарей были оруженосцами до совершеннолетия, когда их принимали в рыцари. Со временем, с усилением феодальной раздробленности, рыцарство «одичало» и появилось много рыцарей-разбойников, которые из своих замков, превратившихся в разбойничьи гнезда, атаковали соседей и купцов. Рудольфу Габсбургскому принадлежит честь истребления в Германии большого числа разбойничьих гнезд таких рыцарей-грабителей.

Со временем, с возникновением огнестрельного оружия и увеличением роли пехоты рыцари как военная сила перестали существовать, оставшись лишь аристократическим классом.

Обряд посвященияПравить

Уже во времена Тацита вручение оружия молодому германцу в присутствии народного собрания обозначало его совершеннолетие. Оружие вручал кто-нибудь из вождей племени, либо отец, либо родич молодого человека. Карл Великий в 791 г. торжественно опоясал мечом своего 13-летнего сына Людовика, а Людовик, в 838 г. — своего 15-летнего сына Карла. Этот немецкий обычай лег в основу средневекового посвящения в рыцари, как члены воинского клана. Посвящение в рыцари в средневековых латинских текстах обозначалось словами «надеть воинский пояс».

Рыцарем на протяжении долгого времени мог стать каждый. Сначала рыцарство д

«Посвящение в рыцари», Эдмунд Блер Лейтон (1853—1922)

авалось, по немецкой традиции, в 12, 15, 19 лет, однако в XIII столетии заметно желание отодвинуть его до совершеннолетия, то-есть до 21-го года. Каждый рыцарь мог посвящать в рыцари, но чаще это делали родственники посвящаемого, сеньоры, короли и императоры стремились оставить это право за собой.

В XI—XII ст. к немецкому обычаю вручения оружия присоединился обряд подвязывания золотых шпор, надевания кольчуги и каски, принятия ванны перед одеванием. Сolée, или удар ладонью по шее, вошел в употребление позднее. Он был для рыцаря проверкой смирения и распространялся с севера. Некоторые исследователи связывают его с Римским актом освобождения (для несвободного всадника принятие в рыцари было фактически освобождением). Это единственный удар за всю жизнь рыцаря, который он мог получить, не возвращая. Ближе к концу обряда рыцарь вскакивал, не касаясь стремен, на коня, скакал галопом и ударом копья поражал манекены, установленные на столбах. Иногда сами рыцари обращались за освящением оружия к церкви, таким образом стали проникать в обряд христианские обычаи.

Однако вначале церемония посвящения носила светский характер. Тем не менее, влияние церкви на военное сословие было ощутимым, вначале через присягу на верность, потом через присягу Земному или Божественному свету, наконец — через обряд освящения оружия перед вручением его воину при достижении зрелости. «Верность» включает исполнение христианского долга служить Богу, защищать церковь, вдов, сирот, обязательство придерживаться справедливости и т. д.

Так церковь включила посвящение в религиозные рамки, превратила в религиозную церемонию. Посвящение чаще всего совершалось в праздники: Рождество, Крещение, Пасху. Возник обычай «ночной стражи»: перед посвящением, вечером, посвящаемый должен был отправиться в церковь и провести в храме у алтаря всю ночь. Он должен был не спать и молиться. На рассвете ночная стража заканчивалась, и церковь наполнялась людьми. Посвящаемый должен был выстоять мессу, исповедоваться, причаститься, потом положить свое оружие на алтарь и опуститься на колени перед священником, который благословлял его меч и потом, с молитвой, вручал его. Благословляя оружие, церковь вселяла мысль, что рыцарь должен быть христианским воином и защитником церкви. Потом проводилась светская часть: опоясывание мечем, «удар», «чучело», иногда священник не только освящал меч, но и опоясывал рыцаря.

ru.middleages.wikia.com

Карл Великий и рыцарь Роланд

800 год нашей эры был ознаменован весьма любопытным событием – фактическим восстановлением Западной Римской империи. Во главе её встал старший сын короля франков Пипина Короткого, варвар и потомок тех самых варваров, что 324 года тому назад сокрушили Рим. Новый титул, утверждённый Римским папой, звучал следующим образом:

«Карл, милостивейший и возвышенный, коронованный Богом, великий властитель-миротворец, правитель Римской империи, милостью Божьей король франков и лангобардов».

С юридической точки зрения новообразованная империя франков, в 962 году трансформировавшаяся в Священную Римскую империю, была прямой правопреемницей античного Рима и просуществовала до 1806 года – сиречь, ещё 1006 лет. Это может показаться казусом, но формально Римская империя являлась действующим государством непрерывно с 27 года до нашей эры (начало правления Октавиана Августа), затем императорский титул «переехал» в Византию, затем был возрождён на Западе и окончательно был упразднён только в XIX веке – то есть, история Римской империи насчитывает 1833 года. Повторимся – строго юридически…

Однако вернёмся в город Рим под Рождество 800 года, когда папа Лев III короновал императорским венцом короля франков Карла, к тому времени заслужившего прочную репутацию отличного полководца и справедливого правителя, сумевшего объединить под своей рукой многие германские племена и земли. С политической точки зрения это было поворотное событие в западноевропейской истории – усиливающееся папство, нуждавшееся в защите мирских владык, отныне становится непререкаемым духовным авторитетом, поскольку лишь папа имел право короновать новых императоров. Карл Великий же получил зримое подтверждение божественного происхождения своей власти. Византийцы, разумеется, остались недовольны, поскольку претендовали на единственность и уникальность императорского титула и считали коронацию Карла незаконной, однако Константинополь был далеко, и франки не особо обращали внимание на мнение тамошних кесарей.

Карл Великий (миниатюра XIV века)

Итак, Тёмные века и эпоха варварских завоеваний закончились. Тут хотелось бы сделать небольшую ремарку относительно культурной составляющей того времени. Обычно под словами «Ренессанс» или «эпоха Возрождения» мы подразумеваем историческую эпоху XV–XVII веков, но в действительности европейских ренессансов было три – renaissance carolingienne (каролингское Возрождение), renaissance du XIIe siècle (Возрождение XII века) и, разумеется, позднейший Ренессанс в традиционном понимании. Каролингское возрождение после серьёзного упадка Тёмных веков являлось первым в истории бывших варваров резким всплеском культурной и интеллектуальной активности – начали развиваться «семь свободных искусств», открывались школы, в монастырях собирались богатые библиотеки. Именно из времён каролингского возрождения и ведёт свою родословную эпическая поэма «Песнь о Роланде», ставшая впоследствии для французов символом нации, примерно как для немцев «Песнь о нибелунгах» или «Калевала» для финнов.

Повествует «Песнь о Роланде» об одном из эпизодов далеко не самого удачного похода Карла Великого в Испанию, состоявшегося в 778 году. Давайте попробуем разобраться, что же на самом деле тогда произошло, кто такой Роланд, выведенный в поэме образцом безупречного рыцаря, и какова реальная история битвы в Ронсевальском ущелье.

Саксонское направление

Воевал Карл Великий много, упорно и практически без перерывов – можно сказать, что всю сознательную жизнь, начиная с четырнадцати лет, он провёл в седле. Королевству франков неприятель угрожал с многих направлений, но главная опасность исходила с востока, из-за Рейна, где были расселены многочисленные и агрессивные племена саксов. Часть их в компании с другими древними германцами – англами, ютами и фризами – ещё в V веке отправились завоёвывать Британию, в чём саксы преуспели. Однако ядро саксонского народа, состоявшего из нескольких крупных племён (вестфалы, остфалы, энгры), осталось на материке, и, в отличие от обосновавшихся в Британии сородичей, категорически отказывалось принимать христианство, как многие другие варвары. Неудача миссионерской деятельности в Саксонии отчасти объясняется тем, что сюда не распространялась романизация, и саксы не получили свою часть античного наследия, подобно франкам или лангобардам, а также расстояниями и почти непроходимыми лесами – данные территории для Европы эпохи раннего Средневековья были настоящей Terra Incognita.

Карл являлся христианским государем и человеком глубоко верующим, а потому соседство с язычниками было не только военно-политической проблемой, но и религиозной – король франков был глубоко убеждён, что ему как помазаннику Божьему необходимо нести евангельский свет многобожникам. Следует добавить, что и саксы с франками не особо церемонились – пограничные конфликты и набеги на королевство не прекращались, подданных Карла брали в плен и продавали в рабство, страдали монастыри и церкви. Саксонским безобразиям следовало положить конец, чем Карл Великий и занялся, начиная с 772 года.

Первый рейд в глубину языческих земель был нацелен на крупное саксонское поселение Эресбург (ныне Обермарсберг, к югу от Падерборна). Это деревянное и земляное укрепление находилось на плато четырёхсотметровой высоты с отвесными склонами – только с южной стороны армия могла подойти к крепости. Кстати, эта скала осталась практически неизменной до наших дней. Карл молниеносно взял Эресбург штурмом и низверг находившийся неподалёку в священной роще Ирминсул – объект поклонения язычников в виде Мирового древа. В Эресбурге был оставлен солидный гарнизон и основан христианский храм, но три года спустя саксы отбили крепость обратно, уничтожив всех её защитников и, конечно же, клириков. Карл Великий пришёл в ярость и твёрдо решил довести саксонскую кампанию до логического конца – то есть, покорить и христианизировать все племена саксов и включить их земли в состав своего королевства.

Империя Карла Великого на начало его правления (коричневый) и с завоёванными территориями (зелёно-голубой)

В течении 775–777 годов Саксония была повержена – Карл, припомнив древнеримскую тактику, основывал на отвоёванных землях крепости, обязанные служить опорными точками обороны и центрами распространения христианства. Один из саксонских вождей, Видукинд из племени вестфалов, бежал на север, к данам, откуда подготовил крупное восстание против власти короля – армия франков потерпела сокрушительное поражение от язычников в битве при Зюнтеле в 782 году, но Карл Великий был человеком до крайности упорным. Вновь набранное войско ураганом прошло через Саксонию до реки Везер – это была показательная акция устрашения, франки сжигали и разрушали деревни и бурги, не испытывая ни малейших угрызений совести: язычники ранее притворно крестились и поклялись в верности королю, но затем изменили и новой вере, и Карлу. За это должно было последовать самое суровое наказание – 4500 мятежников племенные вожди выдали франкам и, по одной из версий, все они были обезглавлены (decollabat), а по другой – переселены (delocabat). Компромиссная интерпретация этих событий такова: казнили только зачинщиков, а основную массу пленных действительно отправили на постоянное жительство в королевство франков, где они были ассимилированы.

Ещё десятилетие ушло на частичное умиротворение Саксонии, земли которой были распределены между приближёнными Карла Великого и преобразованы в герцогство, которое унаследовал третий сын императора Людовик II Немецкий, ставшее затем одной из важнейших частей королевства Германия. Окончательно Саксония покорилась в 797 году, когда Карл Великий признал политическое и юридическое равноправие франков и саксов.

Роланд и Карл Великий

Необходимо обязательно отметить, что эпическая «Песнь о Роланде» датируется XII веком, то есть описывает события практически четырёхсотлетней давности. Автором рукописи считается некий Турольд, чьё происхождение и социальный статус доподлинно не известны, однако нет никаких сомнений, что поэма, созданная ориентировочно в 1170–1180 годах, является лишь записью устной традиции, развивавшейся на протяжении веков.

Краткий сюжет таков: король Сарагосы Марсилий (выведенный язычником, а не мусульманином) решает принести клятву верности Карлу Великому, героически завоевавшему Испанию в течение семи лет – обычное для эпоса преувеличение. Граф Бретонский Роланд отвергает соглашение с маврами, но его соперник граф Ганелон настаивает на принятии предложений Марсилия и решается на измену с целью погубить Роланда. Ганелон подговаривает Марсилия напасть на арьергард армии Карла Великого, возглавляемый Роландом. Войско попадает в засаду язычников, Роланд и его спутники героически погибают, не дождавшись подхода помощи. За измену Ганелона постигло Божье наказание, но этим было не вернуть «образцового воителя», ставшего примером для многих поколений рыцарей.

Битва Роланда с басками (миниатюра XIV века)

Итак, давайте взглянем на эпос с другой стороны – а что, собственно, сообщают нам летописцы об Испанском походе Карла Великого? Перво-наперво требуется напомнить, что в V–VI веках германские племена вестготов завоевали и колонизировали Испанию, создав там Толедское королевство, просуществовавшее до начала VIII века. Арабская экспансия из Северной Африки привела к разгрому государства вестготов – лишь на севере полуострова упорно держалась Астурия, впоследствии королевство Леон, ставшее основным плацдармом для будущей Реконкисты.

Для христиан-франков не существовало принципиальной разницы между упомянутыми выше язычниками-саксами и арабами-мусульманами – в тонкости богословия «неверных» вникали разве что учёные монахи, но не политики и полководцы. Не христианин – значит, враг, однако даже с врагом при необходимости можно договориться.

В 777 году, как раз в разгар саксонской кампании, ко двору Карла Великого, находившегося в Падерборне, прибывает посольство мавров от правителя Сарагосы Сулеймана Аль-А’рабия. Дело в том, что мусульманские феодалы Испании были весьма недовольны правлением эмира Кордовы Абд ар-Рахмана из династии Омейядов – эмир стремился присоединить Испанию к халифату и старательно подавлял вольницу окрестных эмиров, не желавших подчиняться Кордове. Сулейман Аль-А’рабий решил просить помощи у неверных, благо был осведомлён, что Карл Великий обладает могучим войском. Карл соглашается, несмотря на продолжающиеся волнения в Саксонии.

План был таков: Сарагоса и Барселона поднимают восстание против Омейядов, армия франков приходит к ним на помощь. Гладко, как обычно, бывает только на бумаге, а самый глубокий овраг на пути Карла Великого выкопал лично эмир Сулейман Аль-А’рабий – мятеж начался слишком рано, пока франки ещё находились за Пиренеями, и, разумеется, был подавлен. Эмира изгнали из Сарагосы, жители города отказались открывать ворота «христианскому халифу», пришлось начинать осаду по всем правилам. В этот самый момент гонцы доставляют Карлу Великому сообщение об очередном восстании в Саксонии – был принято решение оставить сарацин в покое и спешно возвращаться.

По дороге на север армия проходит через герцогство Васкония, формально признававшее сюзеренитет короля франков, но в действительности независимое – это было государство воинственных и строптивых басков, чей национальный характер не изменился и поныне. Попутно Карл берёт Памплону и продолжает двигаться дальше. Почему именно разладились отношения между христианами-басками и христианами-франками – мы, наверное, уже никогда не узнаем, но факт остаётся фактом – баски приняли решение напасть на арьергард королевского воинства.

Ронсевальская битва (средневековая миниатюра). Противника Роланда изображены сарацинами

Как говорил философ Вильгельм Оккам, самое простое объяснение обычно является самым верным – арьергард прикрывал обоз армии, нагруженный взятой в Испании добычей, то есть, скорее всего, события в Ронсевальском ущелье оказались банальным грабительским набегом. Командовал франками граф Бретани Хруодланд, о котором достоверно известно лишь то, что к моменту битвы, состоявшейся 15 августа 778 года, Хруодланду/Роланду было 42 года и он являлся родственником Карла Великого – по легенде, племянником.

Предположительно, засада была устроена басками на старой римской дороге, ведущей из Астурии через Памплону в Бордо и проходящей через Ронсевальский перевал в северной части Пиренейских гор. Современными исследователями численность франков под руководством Хруодланда оценивается 10–15 тысяч человек – практически все они погибли, чем и объясняется шок, испытанный франками после поражения от рук басков, которых тогда считали едва ли не дикарями. Так или иначе, после внезапного нападения франки не сумели дать отпор и были перебиты, обоз разграблен, а горцы безнаказанно скрылись с добычей. Среди жертв резни был не только граф Бретонский, но и другие приближённые Карла Великого – первый стольник короля Эггард и пфальцграф Ансельм.

Возвышенная история, изложенная в позднейшей «Песне о Роланде», испаряется вместе с большинством персонажей поэмы. На отряд графа Хруодланда напали не «язычники» во главе с «королём Марсилием», а, можно сказать, свои же – христиане. Коварный изменник Ганелон, чьё имя во французской традиции стало синонимом предательства, жил на полстолетия позже – известна довольно невнятная и не слишком подробная история измены архиепископа Сенского Венилона (Ганелона) внуку императора Карла Великого, королю Карлу Лысому, в пользу Людовика Немецкого. «Литературный» Ганелон ухитрился попасть даже в «Божественную комедию» Данте Алигьери, который поместил предателя в Коцит, последний круг ада (Песнь XXXII):

«…А если спросят, кто ещё, то вон –

Здесь Беккерия, ближе братьи прочей,

Которому нашейник рассечён;

Там Джанни Сольданьер потупил очи,

И Ганеллон, и Тебальделло с ним,

Тот, что Фаэнцу отомкнул средь ночи».

Мы отошли, и тут глазам моим

Предстали двое, в яме леденея;

Один, как шапкой, был накрыт другим…

За столетия, прошедшие после событий в Ронсевальском ущелье, образы героев адаптировались в соответствии с духом времени. Вульгарный грабёж обоза и бессмысленная гибель крупного франкского отряда в поэме преобразилась в битву благороднейших рыцарей с силами зла (вероломными язычниками), а образ Роланда становится настолько идеализированным, что до сих пор при упоминании этого имени на память приходят понятия «честь», «верность королю» и «беззаветная отвага» – то есть, важнейшие добродетели дворян в феодальном обществе.

Карл Великий оплакивает погибшего Роланда (средневековая миниатюра)

Напоследок стоит отметить, что никакого наказания баскам от Карла Великого не последовало – он слишком торопился вернуться в Саксонию. Имя Роланда со временем стало неотъемлемой частью мифологии пиренейских народов, включая и басков, что нашло отражение в топонимике – Па-де-Роланд, Сальто-де-Роланд, Бреча Роландо и так далее. Судя по всему, Ронсевальская битва в своё время оказалась очень громким событием – в основном, из-за устрашающего числа погибших франков, – что и послужило причиной возникновения красивой, но не слишком достоверной легенды…

warspot.ru

Рыцарская культура Средневековья | Исторические сюжеты

Образ средневековья часто ассоциируется с колоритной фигурой вооруженного рыцаря в доспехах. Рыцари - профессиональные воины - представляли собой корпорацию, членов которой объединяли способ жизни, морально-этические ценности, личные идеалы…

Рыцарская культура складывается в феодальной среде. Сам стан феодалов был неоднородным. Немногочисленную элиту феодального класса создавали самые большие землевладельцы - носители громких титулов. Эти самые благородные, с самой большой родословной рыцари стояли во главе своих дружин, иногда настоящих армий.

Рыцари ниже по рангу служили в этих дружинах со своими отрядами, появляясь по первому зову хозяина. На нижних уровнях рыцарской иерархии стояли безземельные рыцари, все имущество которых содержалось в военной выучке и оружии. Много кто из них путешествовал, примыкая к отрядам тех или иных командиров, становясь наемником, а нередко и просто промышлял разбоем

Военное дело было прерогативой феодалов, и они делали все, чтобы максимально не допустить участия в битвах "грубых мужиков". Часто запрещалось ношение оружия и верховая езда "базарным торговцам, крестьянам, ремесленникам и чиновникам". Бывали случаи, когда рыцари отказывались брать участие в битвах вместе с простолюдинами и вообще с пехотой.

Согласно с распространением в рыцарской среде представлений, настоящий рыцарь должен был происходить из знатного рода. Уважающий себя рыцарь ссылался для подтверждения своего благородного происхождения на ветвистое генеалогическое древо, имел фамильный герб и родовой девиз.

Принадлежность к стану передавалась по наследству, в редких случаях в рыцари посвящали за особенные военные подвиги. Суровость правил стала нарушаться с развитием городов - эти привилегии стали все чаще покупаться.

В разных странах существовали похожие системы воспитания рыцарей. Мальчика учили верховой езде, владению оружием - прежде всего мечем и пикой, а так же борьбе и плаванию. Он становился пажом, потом оруженосцем при рыцаре. Только после этого юноша удостаивался чести пройти через обряд посвящения в рыцари.

Посвящение в рыцари (1322-1326). Симоне Мартини.

Существовала и специальная литература, посвященная рыцарским "искусствам". Будущего рыцаря учили, кроме другого, и приемам охоты. Охота считалась вторым после войны занятием, достойным рыцаря.

У рыцарей вырабатывался особенный тип психологии. Идеальный рыцарь обязывался иметь множество достоинств. Он должен быть внешне красивым и привлекательным. Поэтому специальное внимание уделялось одежде, украшению, телосложению.

Доспехи и конская сбруя, особенно парадные, были настоящими произведениями искусства. От рыцаря требовалась физическая сила, иначе он просто не смог бы носить доспехи, который весил до 60-80 кг. Доспехи начинаю терять свою роль только с изобретением огнестрельного оружия.

От рыцаря ожидалось, что он будет постоянно заботиться о своей славе. Свою доблесть нужно было все время подтверждать, и много рыцарей находились в постоянном поиске новых возможностей для этого.

"Если здесь война, я здесь остаюсь", - говорил рыцарь в одной из баллад поэтессы Марии Французской. Ничего необычного не было в том, чтобы померяться силой с незнакомым соперником, если тот хоть чем-нибудь вызвал недовольство. Организовывались специальные рыцарские турниры. В 11-13 ст. выработались правила рыцарских дуэлей.

Так, их участники должны были пользоваться одинаковым оружием. Чаще всего сначала соперники мчались один на другого с копьем наперевес. Если копья ломались, брались за мечи, потом за булаву. Турнирное оружие было тупым, и рыцари старались только выбить соперника из седла.

При проведении турнира после множества индивидуальных поединков, которые могли продолжаться несколько дней, устраивали главное состязание - имитацию битвы двух отрядов.

Рыцарские поединки стали составляющей частью битв в бесконечных феодальных войнах. Такой поединок происходил перед боем, единоборство завершалось смертью одного из рыцарей. Если поединок не проводился, то считалось, что бой начат "не по правилам". Среди рыцарей была развита становая солидарность. История знает немало примеров истинно рыцарского поведения.

Во время войны между франками и сарацинами один из лучших рыцарей Карла Великого по имени Ожье вызвал на бой рыцаря сарацин. Когда же Ожье хитростью взяли в плен, его противник, не одобряя таких приемов, сам сдался франкам, чтобы те могли поменять его на Ожье.

Во время одной из битв в ходе крестовых походов Ричард Львиное Сердце оказался без коня. Его соперник Сайф-ад-Дин послал ему двух боевых коней. В том же году Ричард посвятил своего соперника в рыцари.

Высшим проявлением рыцарской любви к войне, агрессивного желания феодалов к захвату новых земель, поддержанным католической церковью, стали крестовые походы на Восток под флагом защиты христиан и христианских святынь от мусульман.

В 1096 году произошел первый из них, а в 1270 - последний. Во время их проведения возникают особенные военно-религиозные организации - рыцарские ордены. В 1113 году был основан орден иоаннитов, или госпитальеров. В Иерусалиме, вблизи храма находился центр ордена тамплиеров, или храмовников. Управлял орденом великий магистр, покорявшийся лично Папе римскому.

Вступая в орден, рыцари давали клятвы послушания и смирения. Они носили монашеские плащи поверх рыцарских лат. В агрессии против славянских народов главную роль сыграл Тевтонский орден.

Рыцарский кодекс нашел отображение в рыцарской литературе. Её вершиной считается светская лирическая поэзия трубадуров на народном языке, возникшем на юге Франции. Они создают культ Прекрасной Дамы, служа которой, рыцарь должен придерживаться правил "куртуазии".

"Куртуазия", кроме военной доблести, требовала умения вести себя в светском обществе, поддерживать разговор, петь. Был разработан особенный ритуал женихания к девушкам. Даже в любовной лирике, в описании чувств рыцаря к госпоже чаще всего используется характерная становая терминология: присяга, служение, дар, сеньор, вассал.

Во всей Европе развивается и жанр рыцарского романа. Для его сюжета были обязательными идеальная "рыцарская" любовь, военные подвиги во имя личной славы, опасные приключения. Романы широко отображали быт и черты своего времени. В то же время в них уже заметен интерес к отдельной людской личности.

Наиболее популярные сюжеты - о рыцарях "Круглого стола", о легендарном короле бриттов Артуре, рыцаре Ланселоте, Тристане и Изольде. Много в чем благодаря литературе в нашем сознании до сих пор живет романтический образ благородного средневекового рыцаря.

Рыцарство как военное и землевладельческое сословие возникло у франков в связи с переходом в VIII веке от народного пешего войска к конному войску вассалов. Подвергшись воздействию церкви и поэзии, оно выработало нравственный и эстетический идеал воина, а в эпоху Крестовых походов, под влиянием возникших тогда духовно-рыцарских орденов, замкнулось в наследственную аристократию.

Усиление государственной власти, перевес пехоты над конницей, изобретение огнестрельного оружия и создание постоянного войска к концу средних веков превратили феодальное рыцарство в политическое сословие нетитулованной знати.

Лишение Рыцарского Достоинства

Помимо церемонии посвящения в рыцари, существовала также и процедура лишения рыцарского достоинства, обычно (но не обязательно) завершавшаяся передачей бывшего рыцаря в руки палача.

Церемония происходила на эшафоте, на котором был повешен обратной стороной щит рыцаря (обязательно с изображённым на нём личным гербом), и сопровождалась пением заупокойных молитв хором из дюжины священников.

В ходе церемонии с рыцаря в полном облачении после каждого спетого псалма снимали какую-либо часть рыцарского облачения (снимали не только доспехи, но и например шпоры, являвшиеся атрибутом рыцарского достоинства).

После полного разоблачения и ещё одного заупокойного псалма разбивали на три части личный герб рыцаря (вместе с щитом, на котором он изображён). После чего пели 109-й псалом царя Давида, состоящий из набора проклятий, под последние слова которого герольд (а иногда лично сам король выливал на бывшего рыцаря холодную воду, символизируя очищение. Затем бывшего рыцаря спускали с эшафота при помощи виселицы, петля которой была пропущена под подмышками.

Бывшего рыцаря под улюлюканье толпы вели в церковь, где по нему проводили настоящую заупокойную службу, по окончании которой его передавали в руки палача, если ему не было уготовано по приговору иное наказание, не требующее услуг палача (если же рыцарю относительно «повезло», то всё могло ограничиться лишением рыцарского достоинства).

После исполнения приговора (например, казни), герольды во всеуслышанье объявляли детей (или иных наследников) «подлыми (дословно виланами фр. vilain/англ. villain), лишёнными чинов, не имеющими права носить оружие и появляться и участвовать в играх и турнирах, при дворе и на королевских собраниях, под страхом быть раздетыми донага и высеченными розгами, подобно вилланам и рождённым от неблагородного отца».

Особенно страшным подобное наказание было для германских министреалисов, так как они даже будучи рыцарями (с приставкой фон) формально считались «крепостными», и лишение рыцарского достоинства превращало их потомков в настоящих крепостных.

Рыцарские доблести:

мужество (pronesse)
верность (loyaut)
щедрость (largesse)
благоразумие (le sens, в смысле умеренности)
утончённая общительность, куртуазность (courtoisie)
чувство чести (honneur)
вольность (franchisse)

Рыцарские заповеди — быть верующим христианином, охранять церковь и Евангелие, защищать слабых, любить родину, быть мужественным в битве, повиноваться и быть верным сеньору, говорить правду и держать своё слово, блюсти чистоту нравов, быть щедрым, бороться против зла и защищать добро и т. п.

Позднее романы «Круглого Стола», труверы и миннезингеры поэтизируют утончённое придворное рыцарство XIII в. Среди всадников-министериалов и оруженосцев, заслуживающих рыцарские шпоры при дворах сюзеренов, мог возникнуть и культ дам.

Долг повиновения и уважения по отношению к жене сеньора, как существу более высокому, превратился в поклонение идеалу женщины и служение даме сердца, в основном замужней женщине, стоящей по общественному положению выше поклонника.

Столетняя война между Францией и Англией в XIV в. внесла идею «национальной чести» в среду рыцарей обеих враждебных стран.

 

 

 

 

 

 


link

storyfiles.blogspot.com

Конные воины эпохи карла мартелла.VII в.

Начало рыцарской конницы лежит в ранней истории империи франков. Как и большинство германских народов, франки традиционно сражались в пешем строю. Кони использовались лишь в качестве транспортного средства. Со времен образования франкского государства при короле Хлодвиге в V в. основой войска являлось ополчение свободных общинников. Это были крестьяне, которые обязаны были вооружаться самостоятельно в соответствии с достатком. Оружие предъявлялось на ежегодных общегосударственных смотрах — «мартовских полях».

Имелась также и прослойка профессиональных воинов из числа королевских дружинников. Эта группа была крайне малочисленной и выделялась из общей массы только роскошью снаряжения. При этом замкнутой кастой они не являлись, и в ряды дружины мог влиться любой свободный, владеющий оружием человек. Вместе войска франков формировали сильную, спаянную патриархальной дисциплиной фалангу, которая была способна решать широкий спектр тактических задач.

С течением времени единое королевство Хлодвига клонилось к своему закату. Варварское государство оказалось непрочным образованием, которое удерживала от развала только личная харизма короля — вождя. К концу VI в. наследники Хлодвига образовали три независимых королевства — Нейстрию, Австразию и Бургундию. Династия Мерoвингов неуклонно вырождалась, наступала эра «ленивых королей». В это время на первый план выступают мажордомы — изначально обычные управляющие при дворе королей. Постепенно они забирают огромную власть и становятся фактическими правителями. В истории Европы особую роль сыграли мажородомы Австразийского королевства. Сын мажордома Пиппина, Карл, борясь за объединение франкского королевства, вел столько войн, что заслужил прозвище «Молот» (лат7. Martellus). С его именем историографическая традиция и связывает зарождение конницы как доминирующей силы средневековых армий.

Карл Мартелл, «почти король», попытался создать прослойку профессиональных воинов, которые могли нести службу в любое время года, невзирая на сельскохозяйственный цикл. Кроме постоянной боеготовности, от них требовалась мобильность для оперативного решения тех или иных задач в пределах единого государства. Этим целям лучше всего соответствовала конница. Карл издал капитулярий, согласно которому несколько свободных крестьян должны были снаряжать на войну одного, приобретая для него необходимое снаряжение и фураж. Именно тогда зародилась классическая схема разделения средневекового общества на «воюющих и снаряжающих» или «молящихся, воюющих и работающих». Кроме того, Карл в массовом порядке стал наделять своих сторонников — «васси» (далее будем называть их вассалами) — землей для того, чтобы они могли вооружать себя и своих людей и нести круглогодичную службу. Именно вассалы со своими отрядами и составили основу конного войска франков. Для увеличения земельного фонда была произведена массовая секуляризация церковных наделов. Эффективности конницы способствовало распространение стремян, занесенных в VIII в. в Европу аварами. Теперь тяжеловооруженный всадник получил столь необходимую точку опоры, отсутствие которой столько веков снижало его боеспособность.

Серьезным испытанием для франкского королевства и его армии стало противостояние арабскому вторжению. Захватив почти весь Пиренейский полуостров, арабы стали совершать набеги, терроризируя всю южную Францию. В 732 г. Карл Мартелл двинул навстречу арабам войско, которое, как считается, впервые в массовом прядке сопровождала конница. Под городом Пуатье арабы были разбиты. Карл получил признание как борец за христианство и правитель своей Галлии.


Миниатюра Сен-Талленской рукописи

Не стоит преувеличивать роль конницы в раннем Средневековье. До сложения настоящего рыцарского войска было еще далеко. Роль пехоты в армии оставалась преобладающей. Малочисленная конница не могла соперничать со сплоченной пешей фалангой по эффективности в бою.

Даже битва при Пуатье, воспетая историографами как первая победа франкской кавалерии, была выиграна именно пехотой. В те годы мирный франк-землепашец оставался в душе свирепым германским воином, готовым бросить плуг и взяться за топор по требованию своего вождя. О тактике конницы VIII в. трудно сказать что-ибо определенное. Видимо, она должна была обеспечивать фланги и тыл пехоты в бою и организовывать преследование либо прикрывать отход. Потребность в коннице объяснялась, в первую очередь, необходимостью мобильных разъездов по стране с целью обеспечения порядка и лояльности населения и местной аристократии. Кроме того, только конница могла сопровождать и оберегать номадный1 двор короля в его непрерывном путешествии. Чрезвычайно выгодной чертой была повышенная боеготовность конницы вассалов. Народное ополчение без ущерба для экономики страны возможно было созывать только в определенный период времени, да и то ненадолго. Постоянное войско было жизненной необходимостью для Карла Мартелла, так как после битвы при Мамельди 716 г. (против армии Нейстрии) он каждый год совершал походы в том или ином направлении.

Роль «почти короля» в создании конницы также преувеличена в историографии. Процесс начался и продолжался бы без участия Карла. Графы на местах были заинтересованы в постоянных и верных вооруженных соединениях. Карл верно оценил происходящее и поддержал идущие процессы, обусловленные, в первую очередь, определенной исторической ситуацией, а не личной волей некоего правителя. Невзирая на слабость и несовершенство ранней конницы, начало было положено. Над средневековой Европой в полный рост встала тень ее будущего защитника и тирана, покровителя и эксплуататора — тяжеловооруженного конника рыцаря, а поля сражений застонали в ожидании неотвратимого приближения кованых копыт новых кентавров. В самом деле, все необходимые составляющие для зарождения рыцарской конницы были в наличии. Бенефициальная система земельных наделов обеспечивала экономическую базу. Стремена и тяжелые седла с прямыми луками создали потенциал для совершенствования специального тяжелого снаряжения, использование которого раньше было немыслимо.
При наследниках Карла Мартелла — Пиппине III Коротком и особенно при Карле Великом — конница продолжала развиваться количественно и качественно. Так, по подсчетам К. Ф. Вернера (на наш взгляд, несколько завышенным, но все же заслуживающим внимания), к 800м гг. империя Карла могла собрать до 35 тысяч всадников при общей численности вой скав120—130 тысяч человек. Таким образом, на одном направлении император мог сконцентрировать до 20 тысяч бойцов, как, например, при походе на Аварский каганат в 796 г. С распадом империи Карла Великого после смерти его сына Людовика Благочестивого значение конницы повысилось многократно.

Графы и герцоги, превратившись в фактических правителей своих земель, были вынуждены защищать земли и подданных от набегов соседей в любое время года, быстро перебрасывая силы на опасные направления. Помимо усиления конницы такая ситуация привела к более энергичному и последовательному сооружению постоянных и временных фортификационных укреплений. Особенно полезным конное войско оказалось при отражении венгерского нашествия. Пешее ополчение не могло угнаться за легкоконными кочевниками. В 955 г. именно конница императора Оттона Великого под Аугсбургом на реке Лех нанесла сокрушительное поражение венграм, обезопасив рубежи государства от этой опасности. К концу X в. складывается понятие воина как конного бойца. Например, в «Истории Франции» Рихера (990е гг.) появляется знаковое выражение «воины и пехотинцы» (milites et peditesque). Трудно придумать более яркое отождествление солдата как такового с конником. С этих пор сословие всадников и воинское сословие синонимизируются, однако еще не превращаются в замкнутую аристократическую касту. Аристократия X—XI вв. дистанцировалась от простых воинов. Совместные сражения и походы постепенно стирали эту грань, так что к XII в. термины «рыцарь» и «аристократ» приобретают знак равенства2.


Емкость для освящения воды, резная кость, серебро. IX в. Аахенская капелла

Вооружение конницы отличалось простотой и не было тяжелым в обычном понимании этого слова. В V—VIII вв. на первый план в качестве нательного прикрытия выходит кольчуга. Мелкие кольца сами по себе обладали значительной жесткостью. Когда же их сплетали в единую систему «один в четыре», прочность и надежность повышалась многократно.

Пластинчатые доспехи значительно проигрывали в этом отношении. Относительно крупные чешуи требовали чрезвычайно сложной выделки, без которой они серьезно уступали в прочности серии переплетенных колец, закрывающих ту же площадь. Кроме того, кольчужная рубаха представляла собой унитарную защиту с рукавами и подолом для прикрытия рук и ног. При полной степени гибкости кольчуга не имела функциональных щелей, обязательных для пластинчатого доспеха. Все эти качества обеспечили кольчугам долгую жизнь в боевом обиходе. Они быстро вытеснили пластинчатые доспехи. С IX—XIII вв. продолжался «век кольчуги», который закончился лишь с революционными изменениями в военном деле и ремесле 1250— 1300 гг. Под доспех или кольчугу поддевался матерчатый или кожаный, стеганный на вате и конском волосе жакет (акетон, гамбезон) для амортизации ударов3. При достаточной толщине набивки он мог служить самостоятельным защитным покровом. Подобные приспособления, видимо, пользовались популярностью у беднейшей части воинства.

Пластинчатые (чешуйчатые и ламеллярные) доспехи оставались в ходу, хотя, как отмечал Клод Блэр: «из сотни доспехов девяносто были кольчужными». В «темные века» подол и наплечники пластинчатых доспехов могли еще оформляться в виде птериг в качестве дани угасающей античной традиции. Шлемы в основном мало отличались конструктивно от варварских наголовий времен Великого переселения. Это были все те же конические и куполовидные шлемы сегментной конструкции. На стальном каркасе посредством клепки укреплялось несколько сегментов, которые могли выполняться как из железа, так и из кожи или полированной кости. Миниатюры Сен-Галленской рукописи VIII в. иллюстрируют шлемы с небольшими металлическими полями. Поножи и наручи, видимо, практически не употреблялись в этот период. Исключение составляет редкое (если не уникальное) изображение венгерского всадника в кольчуге, шинных наручах и поножах.


Шлем из захоронения в Саттон-Ху. Англия, VII в.

Меч меровингской эпохи был достаточно редкой и дорогой вещью. Массовым наступательным оружием были топор и копье. Последнее могло употребляться и для удара, и для метания. Копьями бились обратным хватом на поднятой руке для укола сбоку или сверху вниз. Другой способ состоял в уколе вытянутой рукой, наподобие улан или казаков XVIII—XIX вв. Атака сомкнутым строем с прижатыми под мышками копьями не была известна.

Данная реконструкция представляет франкского конного воина VIII в. Облик его восстановлен по миниатюрам Сен-Галленской рукописи.



1От фр. nómades — кочующий.
2Так было не везде. Например, в Германии рыцарство не слилось со старой аристократией. До XIV в. германские рыцари даже не имели места в высшем сословном представительстве — рейхстаге.
3Прямой аналог античной зомы.

historylib.org

Образ средневекового рыцаря — Битва Наций

Образ средневековья часто ассоциируется с колоритной фигурой вооруженного рыцаря в доспехах. Рыцари — профессиональные воины — представляли собой корпорацию, членов которой объединяли способ жизни, морально-этические ценности, личные идеалы. Рыцарская культура складывается в феодальной среде.

Сама стан феодалов был неоднородным. Немногочисленную элиту феодального класса создавали самые большие землевладельцы — носители громких титулов. Эти самые благородные, с самой большой родословной рыцари стояли во главе своих дружин, иногда настоящих армий.

Рыцари ниже по рангу служили в этих дружинах со своими отрядами, появляясь по первому зову хозяина. На нижних уровнях рыцарской иерархии стояли безземельные рыцари, все имущество которых содержалось в военной выучке и оружии. Много кто из них путешествовал, примыкая к отрядам тех или иных командиров, становясь наемником, а нередко и просто промышлял разбоем.

Военное дело было прерогативой феодалов, и они делали все, чтобы максимально не допустить участия в битвах «грубых мужиков». Часто запрещалось ношение оружия и верховая езда «базарным торговцам, крестьянам, ремесленникам и чиновникам». Бывали случаи, когда рыцари отказывались брать участие в битвах вместе с простолюдинами и вообще с пехотой.

Согласно с распространением в рыцарской среде представлений, настоящий рыцарь должен был происходить из знатного рода. Уважающий себя рыцарь ссылался для подтверждения своего благородного происхождения на ветвистое генеалогическое древо, имел фамильный герб и родовой девиз. Принадлежность к стану передавалась по наследству, в редких случаях в рыцари посвящали за особенные военные подвиги. Суровость правил стала нарушаться с развитием городов — эти привилегии стали все чаще покупаться.

В разных странах существовали похожие системы воспитания рыцарей. Мальчика учили верховой езде, владению оружием — прежде всего мечем и пикой, а так же борьбе и плаванию. Он становился пажом, потом оруженосцем при рыцаре. Только после этого юноша удостаивался чести пройти через обряд посвящения в рыцари. Существовала и специальная литература, посвященная рыцарским «искусствам». Будущего рыцаря учили, кроме другого, и приемам охоты. Охота считалась вторым после войны занятием, достойным рыцаря.

У рыцарей вырабатывался особенный тип психологии. Идеальный рыцарь обязывался иметь множество достоинств. Он должен быть внешне красивым и привлекательным. Поэтому специальное внимание уделялось одежде, украшению, телосложению. Доспехи и конская сбруя, особенно парадные, были настоящими произведениями искусства. От рыцаря требовалась физическая сила, иначе он просто не смог бы носить доспехи, который весил до 60-80 кг. Доспехи начинаю терять свою роль только с изобретением огнестрельного оружия.

От рыцаря ожидалось, что он будет постоянно заботиться о своей славе. Свою доблесть нужно было все время подтверждать, и много рыцарей находились в постоянном поиске новых возможностей для этого. «Если здесь война, я здесь остаюсь», — говорил рыцарь в одной из баллад поэтессы Марии Французской. Ничего необычного не было в том, чтобы померяться силой с незнакомым соперником, если тот хоть чем-нибудь вызвал недовольство. Организовывались специальные рыцарские турниры. В 11-13 ст. выработались правила рыцарских дуэлей. Так, их участники должны были пользоваться одинаковым оружием. Чаще всего сначала соперники мчались один на другого с копьем наперевес. Если копья ломались, брались за мечи, потом за булаву. Турнирное оружие было тупым, и рыцари старались только выбить соперника из седла. При проведении турнира после множества индивидуальных поединков, которые могли продолжаться несколько дней, устраивали главное состязание — имитацию битвы двух отрядов. Рыцарские поединки стали составляющей частью битв в бесконечных феодальных войнах. Такой поединок происходил перед боем, единоборство завершалось смертью одного из рыцарей. Если поединок не проводился, то считалось, что бой начат «не по правилам».

Среди рыцарей была развита становая солидарность. История знает немало примеров истинно рыцарского поведения. Во время войны между франками и сарацинами один из лучших рыцарей Карла Великого по имени Ожье вызвал на бой рыцаря сарацин. Когда же Ожье хитростью взяли в плен, его противник, не одобряя таких приемов, сам сдался франкам, чтобы те могли поменять его на Ожье. Во время одной из битв в ходе крестовых походов Ричард Львиное Сердце оказался без коня. Его соперник Сайф-ад-Дин послал ему двух боевых коней. В том же году Ричард посвятил своего соперника в рыцари.

Высшим проявлением рыцарской любви к войне, агрессивного желания феодалов к захвату новых земель, поддержанным католической церковью, стали крестовые походы на Восток под флагом защиты христиан и христианских святынь от мусульман. В 1096 году произошел первый из них, а в 1270 — последний. Во время их проведения возникают особенные военно-религиозные организации — рыцарские ордены. В 1113 году был основан орден иоаннитов, или госпитальеров. В Иерусалиме, вблизи храма находился центр ордена тамплиеров, или храмовников. Управлял орденом великий магистр, покорявшийся лично Папе римскому. Вступая в орден, рыцари давали клятвы послушания и смирения. Они носили монашеские плащи поверх рыцарских лат. В агрессии против славянских народов главную роль сыграл Тевтонский орден.

Рыцарский кодекс нашел отображение в рыцарской литературе. Её вершиной считается светская лирическая поэзия трубадуров на народном языке, возникшем на юге Франции. Они создают культ Прекрасной Дамы, служа которой, рыцарь должен придерживаться правил «куртуазии». «Куртуазия», кроме военной доблести, требовала умения вести себя в светском обществе, поддерживать разговор, петь. Был разработан особенный ритуал женихания к девушкам. Даже в любовной лирике, в описании чувств рыцаря к госпоже чаще всего используется характерная становая терминология: присяга, служение, дар, сеньор, вассал.

Во всей Европе развивается и жанр рыцарского романа. Для его сюжета были обязательными идеальная «рыцарская» любовь, военные подвиги во имя личной славы, опасные приключения. Романы широко отображали быт и черты своего времени. В то же время в них уже заметен интерес к отдельной людской личности. Наиболее популярные сюжеты — о рыцарях «Круглого стола», о легендарном короле бриттов Артуре, рыцаре Ланселоте, Тристане и Изольде. Много в чем благодаря литературе в нашем сознании до сих пор живет романтический образ благородного средневекового рыцаря.

battleofthenations.com.ua

Интересные факты о Средневековье: замки, рыцари, церковь, эпидемии

Эпоха Средневековья полна загадок. И чем дальше она отходит, тем больше обрастает вымыслом. Как же разобраться, понять, где правда, а где ложь? Приоткроем завесу таинственных веков и остановимся на интересных фактах о Средневековье.

Что это за период?

Что такое Средневековье? Это промежуток времени с 500 по 1500 год, хотя точные даты до сих пор не установлены. О каких интересных фактах о Средневековье в Европе сообщают современные историки? Примечательно, что в то время не было центральной власти или правительства. Это было промежуточное время между падением Римской империи и Ренессансом. Официальной идеологией в период раннего Средневековья стал аскетизм. Человек должен был еще при жизни готовить себя к загробному миру и проводить время в молитвах и покаяниях. Влияние церкви на общественную жизнь немного ослабло с 800 по 900 год.

Раннее Средневековье. Интересные факты

Раннее Средневековье – это период с 6 по 10 века. Второе название этого этапа – «поздняя античность», говорящее о связи с эпохой античности. То время позднее стали называть просто «темные века».

Интересный факт: период Средневековья ознаменовался приходом в Западную Европу германских племен, в первую очередь готов и вандалов, не знавших городов, европейской культуры. Многие из них были языческими племенами. Города пришли в упадок, многие были разграблены, местные жители обратились в бегство. Торговля пошла на спад: перевозить товары и торговать стало опасно. В это время началось расширение Франкского государства, достигшего наибольшей силы при Карле Великом (768-814). Карл Великий задумал создать новую Римскую империю.

Интересный факт: в империи Карла Великого не было столицы. Он вместе со своим двором разъезжал от одного поместья к другому. В государстве начали развиваться феодальные отношения. Свободные люди насильственно превращались в подневольных. Усилилась власть крупных феодалов, живших в своих замках, они стали полновластными хозяевами своих земель. А после падения Каролингской империи земли и вовсе были поделены между лордами и князьями, что еще больше укрепило власть феодалов.

Замки

В 12-16 века любое европейское государство состояло из городов и феодальных владений. Крупные феодалы жили в больших замках, окруженных вокруг рвом и стеной, способной защищать от врагов. Ведь в то время приходилось защищаться не только от внешнего врага, но еще и от нападок соседа, притязавшего на плодородные земли. Внешняя стена уходила в землю на несколько метров, чтобы нельзя было сделать подкоп. Толщина стен доходила до 3 метров, высота - до 6 метров. На стенах наверху были сделаны отверстия, бойницы, чтобы можно было стрелять из лука и арбалета. В стены встраивались каменные башни, откуда велось наблюдение.

Внутри двора обязательно должен был быть колодец, строительство которого было очень затратным делом. Но феодалы не жалели денег на источник воды: неизвестно, сколько могла длиться осада крепости. Некоторые колодцы имели глубину до 140 метров, так как феодальные замки строились на холмах.

Рядом с замком всегда стояли церковь и башня - самая высокая часть крепости. Отсюда велись наблюдения за окружающим пространством, и здесь прятались женщины и дети в случае прорыва осады.

Самой слабой частью стен были деревянные ворота. Чтобы укрепить, их защищали железными коваными решетками. В некоторых замках были двойные ворота, из-за чего враг мог попасть в ловушку между ними.

Интересные факты о замках Средневековья:

  1. Замки были хорошо приспособлены для защиты населения, но в них было очень неудобно жить: внутри часто была сырость, полумрак, потому что солнечные лучи не могли зайти через небольшие окна, плохая циркуляция воздуха.
  2. Самыми важными домашними животными в крепости были кошки и собаки. Они спасали помещения от нападения крыс.
  3. Практически в каждом замке создавались тайные ходы, чтобы незаметно перемещаться из одного помещение в другое.
  4. Осада замка иногда длилась несколько месяцев: осажденные порой сдавались только тогда, когда начинался голод.
  5. Через ров проходил мост с подъемной конструкцией, в случае осады мост поднимался, а широкий ров мешал неприятелю подойти вплотную к стенам.
  6. Виндзорский замок - один из знаменитых средневековых замков в мире. После того как Уильям Завоеватель стал королем Англии, он построил Виндзор. Сегодня замок по-прежнему используется английской королевой.

Эпоха рыцарства

История средневековых рыцарей уходит корнями в древний мир, но реальное явление стало популярным в средние и поздние средневековые времена. Рыцарство восходит к католическому рыцарскому ордену. Первые рыцари появились у вестготов, живших в Италии и Испании. А к концу 12 века почти все дворяне проходили обряд посвящения в рыцари. Далее будут представлены интересные факты о рыцарях Средневековья.

Обряд посвящения в рыцари

Примечательный факт: оказывается, быть рыцарем стоило очень дорого. Нужно было купить доспехи, коня, слугу. Это были обязательные условия. Всем этим рыцарей должен был обеспечить правитель. Он раздавал им участки земли, которые можно было сдать в аренду и на эти деньги купить все необходимое.

Еще один интересный факт о жизни в Средневековье: посвящение в рыцари происходило после исполнения 20 лет или 21 года при присутствии правителя или сеньора, которому молодой человек обязывался служить. Обряд посвящения был позаимствован у древних римлян. Сеньор подходил к будущему рыцарю, преклонившему перед ним колени, и несколько раз ударял плашмя мечом по плечу. Молодой человек произносил клятву верности богу и своему сеньору. После к рыцарю подводили коня.

Этому обряду предшествовали годы подготовки в рыцари: начиная с восьмилетнего возраста, мальчики дворянского происхождения обучались владению мечом, луком, верховой езде, светским манерам. Часто их отдавали на обучение в семью лордов, где мальчики выполняли роль слуги и одновременно обучались разным боевым искусствам.

Рыцари - элита государства

В идеале рыцаря должно было отличать не только благородное происхождение. Они должны были быть христианами, защитниками церкви, образцами храбрости и мужества, носителями чести и достоинства. Рыцари выступали в походе своего господина против другого феодала, участвовали в крестовых походах как проповедники христианства. В свободное от войны время устраивались турниры, участие в которых рыцари считали за честь. Ведь это была возможность продемонстрировать свою воинскую доблесть.

И все же многие из рыцарей считались отъявленными негодяями, грабившими простой люд, к которому относились с презрением. Во Франции при короле Карле VI рыцари стали элитой государства. В основном это были те же аристократы, появлявшиеся на публике или на турнирах в окружении целого эскорта. Но встречались и бедные «однощитные» рыцари, стоявшие на низшей ступени иерархии. Каждый рыцарь, кроме короля, подчинялся своему повелителю.

Примечательный факт: если в X, XI веках рыцарем мог стать каждый, то уже в 12 веке появились ограничения. При короле Людовике VI людей из низших сословий принародно лишали этого благородного звания, отбивали шпоры на навозной куче.

Крестовые походы

Всего за два столетия было предпринято восемь крестовых походов. Их целью обозначалась защита христианского мира от врагов – мусульман, но на самом деле заканчивалось все грабежами и разбоем. В благодарность за участие в походах рыцари получали материальное вознаграждение от церкви, общественное уважение и прощение за все грехи. Самым запоминающим был третий крестовый поход, возглавляемый императором Германии Фридрихом I, королем Франции Филиппом II и королем Англии Ричардом Львиное сердце.

Во время крестовых походов Ричард Львиное Сердце зарекомендовал себя как великий военачальник и достойный рыцарь. Он руководил третьим крестовым походом и показал себя отважным воином.

Другим известным средневековым рыцарем был Эль Сид, испанский дворянин, храбро сражавшийся против мавров в Испании в 11 веке. В народе его называли победителем, а после смерти его превратили в народного героя.

Военные ордена

Военные ордена играли роль постоянной армии, необходимой для поддержания порядка на завоеванных землях. Самые известные рыцарские ордена: Тевтонский, Орден тамплиеров, Орден госпитальеров.

Интересный факт о рыцарях Средневековья: воины Тевтонского ордена сражались с русским войском, возглавляемым Александром Невским на Чудском озере, и были разбиты.

Светское рыцарство

После окончания крестовых походов религия утратила свое влияние на рыцарство. В этот период рыцари принимали участие в Столетней войне между Англией и Францией.

Дворцовое рыцарство

Впоследствии рыцари были дворцовыми служителями и играли чисто светскую роль: принимали участие в рыцарских турнирах, устраивали поединки из-за прекрасной дамы, упражнялись в светских манерах на балах.

Эпидемии в Средние века

Перед ними люди были бессильны. Причинами их распространения являлись антисанитарные условия, грязь, плохая пища, голод, высокая плотность населения в городах. Одна из самых страшных эпидемий – чума. Остановимся на интересных фактах о чуме:

  • В Средневековье, а именно в 1348 году, «черная смерть» унесла жизни почти 50 миллионов людей, т. е. третьей части населения Европы. А в многонаселенных городах болезнь скосила более половины жителей. Улицы опустели, войны прекратились.
  • Врачи были бессильны перед этой болезнью, не знали, как лечить, кто является ее разносчиком. Винили людей, кошек, собак. А разносили болезнь чаще всего крысы.
  • Не зная причин инфекции, люди стали идти в церковь, молиться богу, жертвовать последние деньги. Другие, более суеверные, обратились к магам и колдунам.

Такие эпидемии повторялись несколько раз и полностью изменили облик средневековых городов. Для предупреждения заболевания начали мыть улицы, появились стоки для отходов, жителей стали обеспечивать чистой водой.

Интересные факты о культуре Средневековья

Это интересно знать:

  • Когда появились первые университеты: в 12 веке – Парижский, в 13 веке – как Оксфордский и Кембриджский в Англии, а затем еще 63 высших образовательных учреждений.
  • Еще один интересный факт о Средневековье: в этот период развивается вольнодумная и веселая поэзия вагантов (голиардов) - бродячих певцов и музыкантов, воспевающих беспечную свободную жизнь. Стихотворные рифмы они брали из латинской литературы: «Жизнь на свете хороша, коль душа свободна, а свободная душа Господу угодна!».
  • Записываются памятники героического эпоса, которые раньше передавались только в устной форме.
  • Именно в Средневековье возник культ прекрасной дамы. И связан он с развитием куртуазной поэзии и творчества поэтов-трубадуров.
  • Появляются первые рыцарские романы. Среди первых куртуазных романов – повесть о Тристане и Изольде.
  • В архитектуре появляется новый стиль – готический. Основными постройками в этом стиле были соборы – масштабные сооружения огромной высоты. Они отличались легкими и стройными колоннами, резными стенами, украшенными скульптурой, большими окнами с витражами из разноцветной мозаики. Одним из ярких памятников готики стал собор Парижской богоматери во Франции.
  • Эпоха Позднего Средневековья ознаменовалась великими географическими открытиями. Генуэзец Христофор Колумб совершил 4 плавания к берегам Южной и Центральной Америки. Но открытые им территории были названы в честь Америго Веспучи, описавшего новые земли и доказавшего, что это отдельные материки. Еще одним достижением этого времени стало открытие морского пути в Индию. Португальцы под руководством Васко да Гамы, обогнув мыс Доброй Надежды, достигли берегов Индии. А португальский дворянин Фернанд Магеллан совершил в 1519-1521 годах первое кругосветное путешествие.

Роль церкви в Средневековье

Церковь в эпоху Средневековья приобрела большое экономическое и политическое влияние. В ее руках сосредотачивались громадные участки земель, денежные богатства. Все это давало ей возможность влиять на государственную власть, подчинить себе культуру, науку, духовную жизнь. Интересные факты о церкви в Средневековье:

  • В историю вошли самые нашумевшие предприятия под руководством церкви: крестовые походы, охота на ведьм, инквизиция.
  • В 1054 году церковь разделилась на два ветви: православную и римско-католическую. Разрыв между ними постепенно увеличивался.

fb.ru

Карл Великий. Герои и чудеса Средних веков

Карл Великий – персонаж исторический, великий памятник как истории, так и имагинарного, еще при жизни все больше становившийся мифом.

Характерные вехи личности (742–814) и его царствования (771–814), сопровождающие развитие фигуры Карла Великого до образа мифологического героя, – это его восхождение к власти, его войны и завоевания, обретение им императорской короны, важность институций и законов, придуманных им для своей империи, и расцвет мероприятий в области культуры, оставшихся в истории под названием «ренессанса Каролингов».

Карл Великий прежде всего – наследник новой франкской династии, и вместе со своим отцом Пипином Коротким и старшим братом Карл Оманом, рано умершим в 771 г., он, впервые у франков, дважды проходит ритуал священного миропомазания – во второй раз, в 754-м, ритуал был совершен папой Стефаном II.

Карл Великий прежде всего – воин, что характерно и для большинства средневековых героев; количеством и значительностью военных походов, побед и завоеваний он повергает в изумление людей своей эпохи. Его основные враги – это германские племена, которых называют «саксами», по отношению к ним он проявит страшную свирепость и казнит множество пленных, что возмутит даже самых преданных ему современников. Продвигаясь дальше на восток, он разобьет и покорит баварцев, аваров и, в Италии, ломбардцев, что принесет ему ореол покровителя папской власти. На окраинах своего королевства он создаст буферные регионы, то есть границы, проведенные не линейно, которые в германском языке назовут Mark, a на языке франков marches. Важнейшие из этих marches появятся у земель Скандинавии, перед краями славян, бретонцев и северных народов Испании. Впервые с конца V века в западной истории Карл Великий получил императорскую корону в Риме из рук папы Льва III на Рождество 800 года в базилике Святого Петра, а не в кафедральной церкви пап и епископов Рима – соборе Святого Иоанна Латеранского. Так сложилось то положение, из-за которого по ходу развития всего Средневековья замутился реальный образ Карла Великого. Подобно Артуру, Карл Великий главным образом – король, король франков, но получение императорского титула, сопровождавшееся особым ритуалом коронования в Риме, превратило его в исключительную фигуру, стремившуюся подтвердить свое превосходство над другими христианскими королями, используя величие и обаяние возвращения к Античности и к Римской империи. Это раздвоение статуса на королевский и императорский было одновременно и его силой, и его слабостью. Если, с одной стороны, оно позволило Карлу Великому и, в меньшей степени, другим императорам Средневековья утвердить свою власть выше королевской, то с другой, отдалило его от королевского статуса, который являлся самым выразительным и высоким символом средневековой политической власти. Зазор между функциями королевской и императорской властей был еще и одной из главнейших причин эфемерного характера конструкции власти Каролингов. Эволюция Европы вела к основанию наций, а не к деятельности империи. Под покровительством Карла Великого императоры продолжали творить неподлинную политическую реальность, Священная Римская империя германской нации утверждала в одно и то же время и германский характер, и престиж римской коронации.

Но еще до самого недавнего времени миф о Карле Великом бытовал главным образом у наций – наследниц его империи. Среди своих современников Карл Великий начал приобретать мифологические черты в трех областях. В области пространственной, ибо он расширил свою империю до неслыханной протяженности; в области институций, в особенности учреждения законов, пригодных к действию во всей империи, и капитуляриев, и основанием такого учреждения, как разъездные представители государя, missi dominici; и, наконец, в области культурной – это введение основ среднего образования, открытие школ для будущих монахов и отпрысков аристократии, которые много позже приобретут, в сущности, мифическую значимость. Только после смерти, но довольно быстро в XI веке Карл Великий обретет прозвание великого – magnus. В таком переходном состоянии от истории к мифу изложено «Житие» этого персонажа, составленное около 840 года франкским аристократом Эгингардом, хорошо знавшим Карла, главным образом в его последние годы. Эгингард старается придать своему герою реалистический характер, однако попадает в сильную зависимость как от литературного произведения, которому подражает, «Жизни двенадцати цезарей» римского историка Светония, так и от франкского патриотизма, который он разделяет. Верный избранному античному образцу, Эгингард набросал физический портрет Карла Великого так, чтобы он находил продолжение в его мифологическом образе. Карл Великий выглядит весьма внушительно, и чем дальше, тем чаще это подчеркивается, причем тут имеется в виду его физическая мощь. Император прекрасен и статен, ростом примерно около двух метров, «если мерить до самой макушки круглой головы, глаза живые и большие, нос немного превышает обычные размеры, красивые седые волосы, лицо веселое и искрящееся радостью». Однако, по Эгингарду, у него чересчур толстая и короткая шея, слишком большой живот и слабый голос. От такого портрета остается только одно впечатление – колосса, которое и подтвердила эксгумация его трупа.

«Житие» Эгингарда позволяет понять, что, согласно блистательному исследованию Клаудио Леонарди, если происхождения Карл был германского, а присвоить старался традицию романскую, то все-таки с самого начала, по выражению Винэ, «сей король был с головы до пят франком». Карл Великий был, подобно всем героям, особенно средневековым, с одной стороны, тесно связан с определенными географическими местами, а с другой – со своей гробницей, ведь культ основных героев Средневековья, королей и святых, начинается и развивается от их гробниц. Среди связанных с Карлом Великим мест одно из главных, вследствие коронации 800 года, – это Рим. Затем, после того как этот странствующий король устраивает многочисленные стоянки и пытается основать возможную столицу в захваченной Саксонии, особенно в Падерборне, его выбор падает на Аахен, или, по-французски, Экс-ля-Шапель. Аахен – это при жизни Карла Великого огромная строительная площадка, призванная утвердить его власть и послужить его мифологизации после смерти. Громадный церемониальный зал и большая восьмиугольная часовня расположены на обоих концах двух длинных галерей, заключающих королевский и императорский дворец в его двойной роли, как семейной, так и управленческой. Аахен – единственная столица средневекового героя. Но эта столица быстро приходит в упадок. Она более не является основным местом императорского пребывания; она служит только для коронации новых императоров, таких, как короли Германии, утрачивая к началу XVI века и эту роль. После коронаций Карла Пятого в 1520 году и Фердинанда I в 1530-м эту функцию у Аахена перенимает Франкфурт. Мы еще поговорим о недавнем возрождении Аахена, или Экс-ля-Шапеля. Превратности судьбы гробницы Карла Великого рассказаны в прекрасной книге Олафа Б. Радера «Гробница и власть» (2003). Тело Карла Великого обладало такой притягательной силой и могло, как верилось, так мощно прибавить власти эксгуматору, присутствующему на вскрытии гробницы, что захоронение открывали, вполне возможно, в 1000 году, бесспорно – в 1165-м и несколько раз в XX веке, последний – в 1998-м. Эксгумация 1000 года, совершенная по приказу императора Отона III, не преминувшего и торжественно объявить о том, что отоновской династии покровительствует именно Карл, разумеется, была совсем не такой, какой описывает ее около 1030 года хронист из Новалезе:

«Мы вошли и предстали пред Карлом. Он не был простерт на ложе, по обыкновению тел других умерших, но сидел, как живой, на престоле. На голове была золотая корона. Скипетр он держал в руках, обтянутых перчатками, которые были на концах пальцев проколоты отросшими ногтями. Над ним нависал балдахин из камня и мрамора, который нам частично пришлось разбить, чтобы войти внутрь.

Когда мы вошли, распространилось сильное благоухание. Мы пали ниц и поклонились ему. Тем временем император Отон надел на него белые одежды, подстриг ему ногти и привел в порядок все, что было разбросано вокруг. Тление не тронуло его членов, разве только не хватало кончика носа, который император тут же прикрыл тонкой золотой пластинкой. Он вынул изо рта один зуб, привел балдахин в прежний вид и ушел».

Если и можно себе представить, что вскрытие гробницы имело место, что хорошо согласуется со склонностью Отона к мифологии и с нравами тысячного года, то безусловно то, что труп Карла Великого в гробнице сидящим быть не мог. Такой ритуал не был бы одобрен Церковью, и этот вымысел мог лишь подчеркнуть значимость королевских атрибутов, regalia, для королей-героев. К мечу – а у Карла Великого он имел прозвание Жуайез – добавляются корона и, в данном случае, трон. Но даже если труп Карла Великого появился здесь, чтобы усилить престиж образа героя, – доказательством смертности даже героя прежде всего выступают смерть, скелет. Результатом эксгумации Карла Великого должно было стать наличие скелета – то есть царственный герой должен, как и все люди, ждать воскресения в конце времен. Впрочем, для Карла Великого, как и для Артура, действительна и другая характерная черта героев с королевским титулом: у них есть свои слабости; они не святые. Очень скоро после смерти Карла Великого заговорили о его грехе. Карл Великий сумел при помощи Церкви скрыть расторжение брака с многочисленными женами, этот факт доказывает, что король франков был полигамен. Поистине небывалая привязанность, которую император питал к собственным дочерям, очень рано наталкивает на подозрение в инцесте, а поскольку такое, как мы уже видели, охотно приписывали героям и королям, то грех Карла Великого – это инцест с собственной сестрой, а плод инцеста – Роланд. Так средневековое обыкновение окружать королей-героев членами их семей и рыцарями великих заслуг откликается в Карле Великом. В этом мифологическом ансамбле можно будет встретить вместе с Карлом Великим его племянника Роланда, пэров и доблестных витязей, рыцарей-героев Средневековья, то в одиночестве, то с выстроенным окружением: семья, двор.

Эксгумация 1165 года, произведенная Фридрихом Барбароссой в Аахене, имеет отголосок, на котором стоит остановиться чуть подробнее. Вот как рассказывается о ней в императорской грамоте от 8 января 1166 года:

«…и поэтому, неся нашу веру в деяниях и славных заслугах полного святости императора, ободренного свершением нашего дорогого друга Генриха, короля Англии, и с одобрения и под властью сеньора Пасхалия, на советах всех владык, как церковных, так и светских, мы имеем для возвышения, поклонения и канонизации святого императора, державшего официальный двор на Рождество в Экс-ля-Шапель, куда его полное святости тело было спрятано из опасения перед врагами и где благодаря божественному прозрению мы смогли его отыскать. Мы возвысили и превознесли его 29 декабря во славу и хвалу Христу, ради упрочения Империи, приветствие нашей дорогой супруге, императрице Беатрисе; и сыновьям нашим Фридриху и Генриху, при большом стечении владык и в присутствии огромного числа духовенства и народа, в гимнах и песнопениях духовных, с почтением и благочестием».

Во время церемонии в Аахене в 1165 году в истории мифа о Карле Великом произошло одно событие – это недолговечное возведение императора в сан святого. В процитированном тексте Фридрих Барбаросса хорошо прорисовывает контекст этих постановлений. Упоминание о короле английском Генрихе II связано с усилиями, каковые предпринимал этот последний для канонизации англосаксонского короля Эдуарда Исповедника папой Александром III. А ссылка на Пасхалия II содержит напоминание о папе, который мог бы без проблем своей властью канонизировать Карла Великого, однако Фридрих Барбаросса не только стремился утвердить собственную власть в вопросе канонизаций, но также и знал, что Пасхалий II, избранный папой при его участии, не обладал достаточным влиянием, чтобы самому провозглашать святых согласно канону. Впрочем, все именно так и произошло. Оставив Пасхалия II антипапой, Церковь, все больше утверждавшая официальное право канонизации за папской властью, не замедлила провозгласить Карла Великого святым. Любопытно, что память об этой святости сохранилась в фольклоре, возникшем на обочине мифа о Карле Великом, и император к концу XIX века, как мы еще увидим, превратился в покровителя школяров: в школах, в том числе и в светских, праздновали день святого Карла Великого, и, особенно во Франции, пирушка в честь лауреатов общего экзамена 28 января стала традицией, не имеющей никакого отношения к месту Карла Великого в каноническом церковном календаре.

Миф о Карле Великом развивался на протяжении всего Средневековья. Главные регионы, где он был воспринят и разработан, – это Франция и Англия, а также Италия, три главные области исторической империи Каролингов. По мере возникновения национального чувства развернулась даже настоящая дуэль между немцами и французами за то, чей покровитель Карл Великий. Но миф о Карле Великом перешагнул границы центра христианского мира. О его проникновении к славянам говорит словарь, в котором имя собственное Карл превратилось в имя нарицательное со значением «король», особенно в русском и польском языках: крал, король, краль, кроль, что подчеркивает, насколько Карл-король был фигурой более значимой, нежели он же как носитель императорского титула. Любопытно, что миф о Карле Великом проник и в мир крестоносцев. С конца XI по XIII век Карл был одним из покровителей, или знаковых фигур, всего предприятия христианских крестоносцев. Туг, конечно, можно говорить об огромном влиянии популярных литературных произведений, «Песни о Роланде», «Путешествий Карла Великого в Иерусалим и Константинополь». Карл Великий был христианским мифом, который перешагнул пределы пространства собственно христианского: он и в Испании, и в византийском мире, и в мусульманской Палестине.

Миф о Карле Великом проник даже в края скандинавов. Приблизительно между XII и XIII веком была сложена древнескандинавская сага о Карле Великом, скорее всего, по наущению Хокона IV Хоконарсона, короля Норвегии, правившего с 1217 по 1263 год. «Сага о Карле Великом» насчитывает десять «ветвей», первая из которых излагает жизнь Карла Великого; третья связывает ее с историей героя Хольгера Датчанина; седьмая рассказывает о путешествии Карла Великого в Иерусалим и Константинополь; восьмая посвящена битве в Ронсевальском ущелье; наконец, в десятой и последней вокруг фигуры Карла Великого и его смерти объединены всевозможные чудеса и знамения.

А вот внешность Карла Великого претерпевала изменения. Герой Эгингарда, хотя и изображен главным образом в преклонные годы, был безбород и физически крепок. Невозможно датировать ту пору, когда Карл Великий превратился в «седобородого императора». Седые волосы с портрета, написанного Эгингардом, должны были в соответствии с развитием моды – тут, вероятнее всего, можно усмотреть сравнение с лицом Христа – увенчаться и появлением седой бороды. Она украшает нижнюю часть лица Карла Великого и в «Песни о Роланде», где он частенько, впадая в печаль и уныние, рвет на себе седые власы бороды. В Германии образ мифического императора достигает апогея в большом тронном портрете, нарисованном в 1512 году Дюрером для зала реликвий в Нюрнберге, где образу седобородого императора придан своеобразный характер, и миф о Карле Вликом после некоторого отступления на второй план вновь обретает важную роль в эпоху романтизма и политического подъема Пруссии в XIX столетии.

Во Франции эволюцию мифа о седобородом императоре лучше всего понять, следуя, конечно же, за Робером Морисси. В XII веке Карл Великий появляется в «Псевдо-Турпине», династия Капетингов изо всех сил старается установить связь с мифическим королем и императором. Это redditus ad s?rpem Karoli, возвращение к родству и преемственности с Карлом. Этот результат был достигнут при Филиппе-Августе. С одной стороны, король берет в жены Изабеллу из Эйно, дочь Бодуэна V, графа Фландрского, причисляющего себя к отпрыскам каролингской крови, а с другой, каноник церкви Святого Марсилия Эгидий Парижский в своей длинной поэме «Каролинус», написанной в 1195–1196 годах, призывает юного сына Филиппа-Августа, будущего Людовика VIII, брать за образец Карла Великого.

С XV по XX век Карл Великий переживает времена забвения, но никогда не исчезает из обихода совершенно, и его миф внезапно воскресает в самые разные периоды. Свидетельство того, как прекрасно помнит Карла Великого французское имагинарное, находим у поэта XV века Франсуа Вийона. Рефрен его баллады «Сеньоры прошлых дней» звучит так: «Но где же славный рыцарь Карл Великий?», а модный двор Филиппа Доброго, герцога Бургундского, вовсю зачитывается «Хрониками и завоеваниями Карла Великого». Наиболее сильный момент культа Карла Великого – это царствование Карла VIII (1483–1494), который выставлял себя новым Карлом Великим и, отправляясь в итальянские военные походы, заявлял, что великий Карл покровительствует ему. История гуманистической эпохи расцвечивает образ Карла Великого нюансами, тогда как предлагавшиеся французам исторические герои все больше – эта тенденция достигает кульминации в эстетике Революции – брались из Античности, а точнее – древнеримской Античности. Этьен Паскье в своих «Ученых записках о Франции» (1560) десакрализует Карла Великого. Классическая эпоха старательно и беспочвенно делает из Карла Великого абсолютиста, предвестника Короля-Солнца. Вольтер видит в Карле Великом антигероя и в мифологической системе французских королей заменяет его Генрихом IV.

Один из самых серьезных моментов воскресения Карла Великого – это, конечно, наполеоновское время. К этому причастен и сам Наполеон: он совершает путешествие в Аахен и проводит свою коронацию по образцу коронования Карла Великого, подчиняя церемонию папе, но сделав его роль еще меньше тем, что церемония происходит не в Риме, а в соборе Парижской Богоматери, а император французов сам возлагает себе на голову корону, которую Карл Великий, без сомнения, принял из рук Льва III. Романтики с воодушевлением ухватились за Карла Великого, и Виктор Гюго, открывая символику гробниц в мифологии героев, в «Эрнани» (1830) заставляет будущего Карла Пятого преклонить колени пред гробницей императора:

«Да, Карл Великий, ты!

О, так как ты решил, наперекор преградам,

Что мы сейчас должны стоять с тобою рядом,

Наполни грудь мою, из сумрака могил,

Величием своим, порывом гордых сил!

Дай мир постигнуть мне, но с зоркостью твоею.

Он мал, но я его коснуться все ж не смею.

Открой мне тайну жить, царить и побеждать!

Скажи, что лучше гнать врагов, чем их прощать!

Ведь так?

Когда уж нет тебя, Германии владыки, —

Скажи, возможно ль что свершить мне,

Карл Великий?»[1]

Начиная со второй половины ХIХ века миф о Карле Великом почти умирает, за одним удивительным и значительным исключением: хоть Карл Великий уже и не святой покровитель всех школяров, зато теперь он стал их светским покровителем. Он посещает школы; он внимательный инспектор национального образования; это средневековый Жюль Ферри. Наконец, после Второй мировой войны Карл Великий возрождается вместе с европейским строительством. Пока историки бурно обсуждают вопрос, можно ли считать Карла Великого первым великим европейцем, сам Карл, которым не слишком интересуются ни кино, ни телевидение, становится символом франко-германского примирения и покровителем Европы. Оборотистый муниципалитет города Аахена учреждает после Второй мировой войны премию Карла Великого, которую присуждают как видным европейским деятелям – от Жана Моне до Аденауэра и Роберта Шумана, так и великим европейцам с другой стороны «железного занавеса», например чеху Вацлаву Гавелу, поляку Геремеку и даже великим американцам, покровительствующим Европе, в частности Биллу Клинтону. Карл Великий – замечательный пример того, как бывали забыты и потом возрождались к жизни исторические герои, ставшие мифами, иллюстрация непрерывности истории имагинарного.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *