В каких странах запрещена игил – А в каких странах ИГИЛ разрешённые если ИГИЛ у нас запрещённые? Если где-то что-то запрещённое, значит следует что это

Террористическая организация ИГИЛ: хронология запрета исламского “государства”

Наука до сих пор не может точно объяснить, что же такое терроризм. Чаще всего под этим термином понимают политику, основанную на постоянном применении насилия, однако нельзя сказать, что такая точка зрения является общепринятой. В то же время любой из нас, зная этимологию этого слова (а происходит оно от латинского terror, что обозначает “ужас”), сможет интуитивно определить основные черты терроризма. Пренебрежение базовыми человеческими правами, диктаторская власть, угроза для всего мира…Всем этим перечнем и характеризуется террористическая организация ИГИЛ. Несмотря на то, что ее деятельность противна всему доброму, что заложено в человеке, и сеет только разруху и смятение, желающих вступить в ее ряды не уменьшается. Даже жители европейских стран не могут устоять против пропаганды “Исламского государства”: настолько хорошо устроена у террористов система вербовки неофитов. А значит, деятельность подобных группировок нужно ограничить.

Хронология запрета

  • Впервые террористическая организация ИГИЛ, эта пародия на исламское государство, была запрещена еще в 2001 году, будучи в составе “Аль-Каиды”. После Великобритании террористов поставили вне закона США, ООН, Европейский Союз и Австралия (в 2004 и 2005 годах). Впоследствии эти запреты пришлось в 2014 году еще раз повторить, ибо ИГИЛ официально отделился от своей “родительницы”.
  • 20 августа 2012 года “Исламское государство” признали террористическим в Канаде, а 30 октября 2013 года — в Турции.
  • В 2014 году деятельность ИГИЛ оказалась под запретом в ряде стран — Саудовской Аравии, ОАЭ, Египте, Индонезии, России и т. д.
  • 25 марта 2015 года деятельность исламистов стала нелегальной в Киргизии.

Террористическая организация ИГИЛ  в России

В 2014 году  “Исламское государство” было официально поставлено вне закона в России. Формальным поводом для этого стал иск Генеральной прокуратуры, которой, в свою очередь, не понравились заявления боевиков о “спасении” Чечни от России. Вместе с ИГИЛ к террористам отнесли и членов “Джебхат-ан-Нусра”, которая является отделением “Аль-Каиды”.

wordyou.ru

Отныне ИГИЛ в России, как и в США, запрещен!

Террористическая организация под названием “Исламское государство” всерьез угрожает всему миру, в том числе и России. На ее территории — в Татарстане, на Северном Кавказе — происходит активная вербовка сторонников боевиков. Сколько точно выходцев из России воюет на стороне исламистов, сказать тяжело — где-то несколько тысяч. Попадают они в горячие точки через третьи страны. В результате действий этих “добровольцев” волна исламских террористов в 2013 году задела Татарстан, где были осквернены христианские святыни. Вывод: деятельность ИГИЛ в России по примеру западных стран вроде США необходимо максимально ограничить. Что, собственно говоря, правительство и сделало.

ИГИЛ в России: хронология запрета в 2014 году

  • сентябрь — исламистами заинтересовались в ФСБ. Причиной тому было распространенное в Сети видео, на котором террористы обещали Путину “освободить” Чечню. Это воззвание к российскому народу расценили как угрозу территориальной целостности страны.
  • 12 ноября — Генеральная прокуратура подала иск, дабы запретить деятельность исламистов.
  • 29 декабря — ИГИЛ в России официально запрещен. Теперь любые чаяния превратить мир в один большой халифат будут наказываться законом.

Вместе с “Исламским государством ” под запретом оказалась группировка "Джебхат-ан-Нусра" — ответвление “Аль-Каиды”, образованное в 2012 году. Ее деятельность признали террористической ООН, США, Россия; ИГИЛ же, к счастью, так и остался полувиртуальным квазигосударством с фантастическими, ничем не обоснованными притязаниями.

Надеемся на лучшее

С тех пор, как ИГИЛ запрещен в России, о каких-нибудь резких изменениях в лучшую сторону сказать тяжело. Хотя помним, что отсутствие плохих новостей — уже хорошая новость. Запрет “Исламского государства” уменьшит число пропаганды среди наиболее уязвимых слоев населения — выходцев из Средней Азии, прибывших в Россию на заработки. Видимо, опасаясь ответных действий со стороны последних, Верховный суд выносил приговор по поводу “Исламского государства” в закрытом режиме.

wordyou.ru

Политика Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Последние террористические акты джихадистов в Бельгии и бои в Сирии вокруг Пальмиры вновь поставили вопрос о военном, экономическом и террористическом потенциале в Ираке и Сирии так называемого «Исламского государства» (ИГИЛ, ДАИШ — запрещенные в России террористические организации).

На днях частная аналитическая компания The Soufan Group (SG) опубликовалапоследний отчет о бойцах-иностранцах, сражающихся в рядах ИГИЛ. Отметим, что SG обеспечивает услуги правительств и международных организаций в предоставлении стратегической аналитической разведывательной информации по вопросам безопасности. Она занимается исследованием некоторых наиболее сложных международных проблем и имеет многолетний опыт работы, обучения и консультаций по проблемам безопасности. SG — это пример неправительственной организации, которая с опорой на США, занимается глобальными и наднациональными проблемами в сфере безопасности. Она имеет штаб-квартиру в Нью-Йорке и региональные офисы в Чикаго, Лондоне, Дохе и Сингапуре. Проводит «операции» в Северной и Южной Америке, Европе, на Ближнем Востоке, Азии и Африке.

В июне 2014 года Soufan Group представила свой первый доклад об иностранных боевиках ИГИЛ в Сирии. Экспертам SG удалось определить 12 тысяч иностранных бойцов ИГИЛ из 81 страны только в Сирии.

Восемнадцать месяцев спустя в своем новом докладе SG констатировала, что, несмотря на устойчивые международные усилия по сдерживанию ИГИЛ и блокированию потоков добровольцев в его ряды, численность иностранных боевиков только в Сирии увеличилась более чем вдвое. SG подсчитала, что от 27 до 31 тысяч иностранных граждан из, по крайней мере, 86 государств отправились в Сирию и Ирак, чтобы присоединиться к ИГИЛ и другим экстремистским организациям. По другой оценке — ЦРУ США, в сентябре 2015 года число иностранных боевиков в Сирии превышало 30 тысяч человек из более чем 100 стран мира.

Далее SG констатировала, что рост числа иностранных боевиков свидетельствует о том, что усилия по сдерживанию притока иностранных добровольцев в исламские экстремистские группировки в Сирии и Ираке имеют лишь ограниченное воздействие.

SG удалось определить, что рост потоков иностранных боевиков не является равномерным в мире. Некоторые регионы и страны демонстрируют более существенный прирост, чем остальные. Среди таковых, например, оказалась Россия. С июня 2014 года число иностранных боевиков из Западной Европы более чем удвоилось, в то время, как поток из Северной Америки оставался относительно на прежнем уровне. Одновременно число иностранных бойцов, прибывающих из России и Средней Азии в ИГИЛ, показало более значительный рост, по некоторым оценкам, утроив поток за рассматриваемый период.

Рост числа иностранных бойцов ИГИЛ. Отчет Soufan Group

Рекрутинг экстремистов в Соединенных Штатах в основном зависит от социальных сетей, особенно, на начальном этапе процесса вовлечения в ИГИЛ. В странах, из которых идет самый большой поток добровольцев, вербовка в ИГИЛ стала более целенаправленной и локализованной. Здесь бóльшую роль стали играть семейные и дружеские связи. В настоящее время средний показатель возвратившихся в страны Запада воевавших в ИГИЛ составляет около 20−30%, что представляет собой серьезную проблему для безопасности. Правоохранительным органам еще предстоит оценить угрозу, которую представляют эти люди.

SG при определении числа иностранных боевиков ИГИЛ и других экстремистских организаций в Сирии и Ираке пользуется открытыми источниками: докладами ООН, исследованиями экспертных учреждений, научными источниками, высказываниями правительственных чиновников разных стран. Разумеется, SG признает, что численные оценки не всегда могут быть точны и всегда присутствует известный уровень неопределенности. Многие правительства специально не дают официальных цифр, хотя и отслеживают проблему. Не всегда раскрывается и методика существующих официальных подсчетов. Кроме того, не всегда статистика отражает факт возвращения или гибели боевиков. Некоторые оценки включают в число иностранных боевиков еще и женщин с детьми, которые сопровождали их мужчин в поездке в Сирию и Ирак.

По регионам мира иностранные боевики ИГИЛ распределены следующим образом:

  • Западная Европа — 5 тыс;
  • бывший Советский Союз — 4,7 тыс;
  • Северная Америка — 280;
  • Балканы — 875;
  • страны Магриба (Северная Африка) — 8 тыс;
  • Ближний и Средний Восток — 8240;
  • Южная Азия — 900.

Число иностранных бойцов ИГИЛ по регионам и странам. Отчет Soufan Group

По странам мира самые крупные группы иностранных боевиков в ИГИЛ дали:

  • Тунис — 6000 (офиц) на октябрь 2015;
  • Саудовская Аравия — 2500 (офиц) на октябрь 2015;
  • Россия — 2400 (офиц) на сентябрь 2015;
  • Турция — 2000−2200 (офиц) на ноябрь 2015;
  • Иордания — 2000 (офиц) на сентябрь 2015;

Далее приведем сведения по странам СНГ и бывшим республикам СССР:

  • Азербайджан — 104 (офиц), 216 (неофиц) на май 2014;
  • Грузия — 50 (неофиц) на июль 2015;
  • Казахстан — 300 (офиц) на январь 2015;
  • Киргизия — 500 (неофиц) на ноябрь 2015;
  • Молдова — 1 (офиц) на январь 2015;
  • Таджикистан — 386 (офиц) на май 2015;
  • Туркменистан — 360 (неофиц) на январь 2015;
  • Узбекистан — 500 (неофиц) на январь 2015;

Приведенные цифры означают, что рост экстремистских группировок в сирийской гражданской войне и хаос в Ираке остаются по существу местным и региональным явлением, что демонстрирует прибытие большинства иностранных рекрутов ИГИЛ из арабских государств. Тунисцы, саудовцы и иорданцы, по-прежнему, превышают число других национальных контингентов, хотя обратный возвращающийся поток иностранных боевиков ИГИЛ в Северную Африку может и изменить баланс внутри арабской группы иностранных боевиков.

Турция также остается крупным поставщиком рекрутов ИГИЛ, хотя идет и обратный поток. Согласно одному отчету турецких властей от ноября 2015 года, 500 граждан Турции были заключены в тюрьмы в этой стране за присоединение к ИГИЛ, а 100 — за участие в «Джабхат аль-Нусра».

Похоже, что число рекрутов в ИГИЛ из Западной Европы и России продолжает расти, несмотря на различные попытки отдельных стран и международного сообщества остановить этот поток. SG не берется давать оценку, насколько прямое участие России в войне в Сирии и большая вовлеченность в конфликт стран ЕС влияют на текущий поток иностранных новобранцев ИГИЛ в Сирию.

На сегодняшний день мотивация прибывающих в ИГИЛ остается более личностной, чем политической. Поиски сопричастности, приключений или дружба, по всей видимости, остаются основными мотивами для людей, присоединяющихся к ИГИЛ.

SG полагает, что в настоящее время подавляющее большинство новобранцев ИГИЛ направляются в Сирию для участия в военных действиях там, а не для обучения, чтобы потом стать в своих странах внутренними террористами. Однако теракт в Париже 13 ноября 2015 года, возможно, отразил растущий тренд планирования и организации ИГИЛ актов зарубежного терроризма. По мнению SG, понимание мотивации, как тех, кто присоединяется, так и тех, кто уезжает из ИГИЛ, остается ключевым и необходимым для оказания помощи в сдерживании новых волонтеров и выявления возвращенцев, которые могли бы своим личным примером подрывать привлекательность ИГИЛ.

Явление рекрутинга в ИГИЛ и другие исламские экстремистские группировки сейчас носит поистине глобальный характер. По крайней мере, 86 стран мира представлены в Сирии теми, кто присоединился к экстремистам.

Некоторые центры рекрутинга в ИГИЛ невелики, как, например, район Лислеби во Фредрикстаде в Норвегии. Отсюда, например, на протяжении года восемь молодых людей направились в Сирию, чтобы примкнуть к ИГИЛ, при том условии, что численность населения в Лислеби составляет всего около 6 тысяч человек. Если этот пример приложить к населеню США, то это значило бы цифру 413 тысяч человек. Похоже, что толчок в этом локальном месте дала одна харизматическая личность. Другие центры рекрутинга наоборот выглядят как «хорошо отлаженные инкубаторы и камертоны экстремистского поведения» такие, как Бизерта и Бен Гардан в Тунисе, Дерна — в Ливии, Панкисское ущелье — в Грузии и район Моленбек в Брюсселе. Так, например, более трети тунисских иностранных боевиков происходят из всего трех областей Туниса — Бен-Гардана (15,2%), Бизерты (10,7%), Туниса (10,7%). Бизерта и Бен Гардан известны, как традиционные центры пограничной контрабанды Туниса, с населением, у которого принято бросать вызов властям.

Дерна в Ливии также имеет долгую традицию экстремизма. Многие из примерно 600 человек из Ливии, которые отправились на «джихад» в ИГИЛ, происходят из этого района. С 2003 по 2009 годы именно Дерна внесла самый большой вклад бойцами в боевые действия в Ираке, а ранее ее уроженцы участвовали на стороне моджахедов в афганской войне против советских войск.

Вступление в ряды ИГИЛ иностранного добровольца чаще всего не является рациональным актом, но эмоциональным личностным моментом. Где присоединился один, как правило, присоединяется и другой. Районы, где присутствуют дружные группы восприимчивой молодежи, у которой зачастую отсутствует чувство цели или принадлежности за пределами своего круга, оказались способны генерировать импульс набора в ИГИЛ, который распространяется через личностные контакты от группы к группе.

Социальная пропаганда ИГИЛ через СМИ чаще всего готовит почву для убеждения, а не для форсирования личного решения о поездке в Сирию и Ирак. Подобным образом рекрутинг в ИГИЛ идет, например, в Алжире и Узбекистане. Подбор рекрутов через социальные медиа становится менее важным, чем с помощью прямого контакта от человека к человеку.

Европа. По разным оценкам, более 5 тыс человек в одиночку совершили поездку в Сирию из стран ЕС. По официальным оценкам французских властей от октября 2015 года, около 1800 лиц покинули Францию, чтобы присоединиться к борьбе исламистов в Сирии. Аналогичным образом 760 бойцов прибыли из Великобритании, а 760 — из Германии и 470 — из Бельгии. Эти четыре европейские страны дали более половины европейского потока джихадистов. Маргинализация местных общин иммигрантов, особенно из Северной Африки, по всей видимости, сыграла определенную роль в процессе радикализации. По отдельным сведениям, многие, хотя далеко не все, из новобранцев ИГИЛ, в частности, из стран Северной Европы, были причастны к мелкой преступности и, возможно, провели некоторое время в тюрьме. Всем им ИГИЛ предложил новую идентичность, которая меньше определяется их прошлым, чем их потенциальным вкладом в будущем. Возрастной диапазон рекрутов в основном колеблется вокруг 20 лет. Скорость радикализации в целом составляет недели, а не месяцы.

Существуют однако отдельные доказательства вербовки рекрутов на уровне общин в странах, давших самое большое количество иностранных боевиков, где группы знакомых втягиваются в рекрутинг, как, например, в районе Моленбек в Брюсселе. Теракт в Париже продемонстрировал, что террористы ранее жили в этом районе и знали друг друга.

Россия и бывшие советские республики продемонстрировали, по крайней мере, трехкратный рост числа боевиков ИГИЛ за 2014−2015 годы. Большинство бойцов приходят в ИГИЛ с Северного Кавказа — из Чечни и Дагестана, меньше — из Азербайджана и Грузии. В Азербайджане рекрутинг боевиков в ИГИЛ идет в нескольких городах, в частности, в Сумгаите, Шабране и Квазаре. Северный Кавказ имеет долгую историю исламского экстремизма, и увеличение притока боевиков из этого региона во многом неудивительно. Некоторые боевики отправились в Сирию отсюда просто потому, что ИГИЛ предложил больше возможностей, чем местные группы, вроде «Имарата Кавказ».

Страны Средней Азии также продемонстрировали значительное увеличение числа своих граждан, ставших иностранными боевиками ИГИЛ. SG определил, что в общей сложности около 2 тыс боевиков из Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана участвуют в ИГИЛ. В августе 2015 года «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ), которое с начала 2000-х годов действовало в Афганистане и Пакистане, присоединилось к ИГИЛ.

Магриб и Северная Африка. Эти арабские регионы поставили большинство иностранных волонтеров в ИГИЛ. По состоянию на октябрь 2015 года, 6 тысяч бойцов попали в Сирию из Туниса. По сведениям властей Туниса, 700 местных женщин отправились в Сирию, чтобы присоединиться к ИГИЛ и другим экстремистским группам. В мае 2015 года, по представленным в ООН официальным оценкам правительства Марокко, в ИГИЛ участвовало 1200 марокканцев. Но эта оценка представляется экспертам заниженной, как и оценка в 600 бойцов из Ливии — явно заниженная. Аналогичным образом это касается и Алжира — 200−250 человек. Известно, что Ливия дала и значительный обратный поток бойцов. В Ливии ИГИЛ с опорой на них уже создал значительное присутствие, даже поощряя иностранных новобранцев ехать именно сюда, а не в Сирию и Ирак.

Северная Африка имеет укоренившуюся со времен афганской войны традицию джихадизма. По ряду североафриканских стран могут быть прослежены потоки из конкретных областей, направляющиеся в Сирию и Ирак. Эти страны имеют некоторые общие факторы такие, как высокий уровень безработицы, обуславленный избыточным населением, но, кроме того, каждый регион представляет собой некий уникальный случай. В Ливии восточный прибрежный район, особенно Бенгази и Дерна, известны как рассадники для вербовки. В Тунисе город Бен-Гардан с населением в 80 тысяч человек дал наибольшее количество иностранных боевиков. В Марокко трущобы Сиди Мумен на окраине Касабланки также являются источником агрессивных экстремистов, в том числе террористов-смертников. Набор бойцов в странах Северной Африке осуществляется, как посредством сетей, так и личными мотивами и контактами на уровне друзей, родственников и знакомых.

Дальнейшее ухудшение ситуации в области безопасности в Ливии является серьезным дестабилизирующим фактором для региона в целом. Ливия в настоящее время используется в качестве транзитного узла для бойцов ИГИЛ, путешествующих туда и обратно из Сирии и Ирака. Для такого нестабильного государства, как Тунис вернувшиеся боевики представляют особую угрозу внутренней безопасности. Правительство Туниса объявило о закрытии границы с Ливией, что стало явным подтверждением того факта, что тунисские джихадисты возвращаются в Тунис через Ливию.

Страны Африканского Рога. Данные об иностранных боевиках ИГИЛ из стран Африканского Рога ограничены. На январь 2015 года 70 боевиков из Сомали воевали в Сирии. В Сомали укрепилась террористическая группировка «Аль-Шабааб», которая является частью «Аль-Каиды». В сентябре 2015 года представитель правительства Судана заявил, что 70 боевиков из Судана воюют в Сирии. Имеется информация об участии в гражданской войне в Сирии боевиков из Эритреи.

Балканы в результате Югославской войны стали пристанищем для значительного числа исламских экстремистов. Это особенно верно в отношении Западных Балкан со значительным количеством мусульманского населения — Боснии, Албании, Македонии и Косово. На июнь 2014 года было относительно мало информации о том, сколько боевиков из этого региона попали в Сирию. Однако, на основании имеющихся данных, представляется, что число боевиков с Балкан в 2015 году, по крайней мере, удвоилось, если не утроилось. Относительно большое число сочувствующих ИГИЛ на Балканах превратило регион в транзитный узел для желающих добраться до Сирии боевиков из других стран Европы. SG определила, что в Сирию с Балкан отправились, по крайней мере, 875 бойцов.

ИГИЛ, в свою очередь, прилагает значительные усилия для убеждения исламистов на Балканах присоединиться к нему в Сирии, а также воспользоваться существующими экстремистскими сетями на Балканах и большим числом сочувствующих там для вербовки новых боевиков и оказания помощи призывникам из других частей Европы.

Южная Азия. Страны Юго-Восточной Азии дают значительное число воюющих в Сирии иностранных боевиков. Правительство Индонезии в своем официальном отчете на ноябрь 2015 года назвало цифру в 700 индонезийцев, присоединившихся к ИГИЛ, хотя аналитики полагают, что эта цифра завышена на 200 человек. До 50 бойцов из числа индонезийцев вернулись в Индонезию. Некоторые заявили разочарование, потому что они не получили обещанную им плату.

В августе 2014 года бывший президент Филиппин заявил журналистам что, по крайней мере, 100 его соотечественников отправились на территорию, контролируемую ИГИЛ в Ираке. Эта цифра была оспорена официальными лицами, хотя филиппинцы были замечены на одном видео, снятом ИГИЛ в Ираке. Кроме того, ИГИЛ направляет пропаганду в сети на вербовку малайцев. Малайцы и горстка сингапурцев, арестованных в своих странах прежде, чем они смогли уехать в Сирию, ранее не имели связей с экстремистскими группировками. Они были мотивированы желанием быть хорошими мусульманами и имели романтические представления об «исламском халифате». На них воздействовала пропаганда ИГИЛ через интернет.

Америка. По сравнению с существенным увеличением потока иностранных боевиков из стран Западной Европы в ИГИЛ, поток боевиков из Северной и Южной Америки остается относительно стабильным, не демонстрируя за прошедшие 18 месяцев какого-либо роста. В итоге, он гораздо ниже из расчета на душу населения. По словам директора ФБР Джеймса Коми, на сентябрь 2015 года из 250 американцев, пытавшихся пробраться в Сирию и присоединиться к ИГИЛ, это удалось только 150-ти. В октябре 2015 года власти Канады определили, что примерно 130 канадцев отправились в Сирию. Что касается показателей по странам Латинской Америки, то они чрезвычайно низки. Рекрутинг в ИГИЛ в Северной и Южной Америке, в основном, зависит от социальных сетей, особенно на начальных этапах процесса.

* * *

В своем отчете SG приходит к следующему заключению. В ближайшее время гражданская война в Сирии не закончится, и, хотя ИГИЛ находится под большим давлением, чем это было в июне 2014 года, вероятно, оно устоит в течение значительного времени. Это привлечет больше новобранцев из-за рубежа, но они могут отличаться от предыдущей волны имевших надежды жить в совершенно новом «государстве», которое обеспечит им то, что они не смогли найти у себя дома. По мере того, как только ИГИЛ сменит свое внимание с консолидации и контроля над территорией на атаку своих внешних врагов на их землях или в других местах, профиль его иностранных новобранцев также изменится. Успех ИГИЛ был связан с тем, что в нем усмотрели мечту другие террористические группы, теперь кажущиеся обычными и даже старомодными, вроде «Аль-Каиды». ИГИЛ «питается» десятками тысяч людей, присоединяющихся к нему. И даже если ИГИЛ потеряет способность расширяться, начнет сжиматься, он, по-прежнему, будет иметь возможность влиять на действия своих зарубежных приверженцев. И это может стать более опасным, чем его смерть.

newsland.com

Как ломают ИГИЛ: Пальмира отбита. Что дальше? Сколько террористов и из каких стран воюет в рядах ДАИШ: отчет The Soufan Group

Последние террористические акты джихадистов в Бельгии и бои в Сирии вокруг Пальмиры вновь поставили вопрос о военном, экономическом и террористическом потенциале в Ираке и Сирии так называемого "Исламского государства" (ИГИЛ, ДАИШ — запрещенные в России террористические организации).

На днях частная аналитическая компания The Soufan Group (SG) опубликовала последний отчет о бойцах-иностранцах, сражающихся в рядах ИГИЛ. Отметим, что SG обеспечивает услуги правительств и международных организаций в предоставлении стратегической аналитической разведывательной информации по вопросам безопасности. Она занимается исследованием некоторых наиболее сложных международных проблем и имеет многолетний опыт работы, обучения и консультаций по проблемам безопасности. SG — это пример неправительственной организации, которая с опорой на США, занимается глобальными и наднациональными проблемами в сфере безопасности. Она имеет штаб-квартиру в Нью-Йорке и региональные офисы в Чикаго, Лондоне, Дохе и Сингапуре. Проводит "операции" в Северной и Южной Америке, Европе, на Ближнем Востоке, Азии и Африке.

В июне 2014 года Soufan Group представила свой первый доклад об иностранных боевиках ИГИЛ в Сирии. Экспертам SG удалось определить 12 тысяч иностранных бойцов ИГИЛ из 81 страны только в Сирии.

Восемнадцать месяцев спустя в своем новом докладе SG констатировала, что, несмотря на устойчивые международные усилия по сдерживанию ИГИЛ и блокированию потоков добровольцев в его ряды, численность иностранных боевиков только в Сирии увеличилась более чем вдвое. SG подсчитала, что от 27 до 31 тысяч иностранных граждан из, по крайней мере, 86 государств отправились в Сирию и Ирак, чтобы присоединиться к ИГИЛ и другим экстремистским организациям. По другой оценке — ЦРУ США, в сентябре 2015 года число иностранных боевиков в Сирии превышало 30 тысяч человек из более чем 100 стран мира.

Далее SG констатировала, что рост числа иностранных боевиков свидетельствует о том, что усилия по сдерживанию притока иностранных добровольцев в исламские экстремистские группировки в Сирии и Ираке имеют лишь ограниченное воздействие.

SG удалось определить, что рост потоков иностранных боевиков не является равномерным в мире. Некоторые регионы и страны демонстрируют более существенный прирост, чем остальные. Среди таковых, например, оказалась Россия. С июня 2014 года число иностранных боевиков из Западной Европы более чем удвоилось, в то время, как поток из Северной Америки оставался относительно на прежнем уровне. Одновременно число иностранных бойцов, прибывающих из России и Средней Азии в ИГИЛ, показало более значительный рост, по некоторым оценкам, утроив поток за рассматриваемый период.

Рост числа иностранных бойцов ИГИЛ. Отчет Soufan Group

Рекрутинг экстремистов в Соединенных Штатах в основном зависит от социальных сетей, особенно, на начальном этапе процесса вовлечения в ИГИЛ. В странах, из которых идет самый большой поток добровольцев, вербовка в ИГИЛ стала более целенаправленной и локализованной. Здесь бóльшую роль стали играть семейные и дружеские связи. В настоящее время средний показатель возвратившихся в страны Запада воевавших в ИГИЛ составляет около 20−30%, что представляет собой серьезную проблему для безопасности. Правоохранительным органам еще предстоит оценить угрозу, которую представляют эти люди.

SG при определении числа иностранных боевиков ИГИЛ и других экстремистских организаций в Сирии и Ираке пользуется открытыми источниками: докладами ООН, исследованиями экспертных учреждений, научными источниками, высказываниями правительственных чиновников разных стран. Разумеется, SG признает, что численные оценки не всегда могут быть точны и всегда присутствует известный уровень неопределенности. Многие правительства специально не дают официальных цифр, хотя и отслеживают проблему. Не всегда раскрывается и методика существующих официальных подсчетов. Кроме того, не всегда статистика отражает факт возвращения или гибели боевиков. Некоторые оценки включают в число иностранных боевиков еще и женщин с детьми, которые сопровождали их мужчин в поездке в Сирию и Ирак.

По регионам мира иностранные боевики ИГИЛ распределены следующим образом:

  • Западная Европа — 5 тыс;
  • бывший Советский Союз — 4,7 тыс;
  • Северная Америка — 280;
  • Балканы — 875;
  • страны Магриба (Северная Африка) — 8 тыс;
  • Ближний и Средний Восток — 8240;
  • Южная Азия — 900.

Число иностранных бойцов ИГИЛ по регионам и странам. Отчет Soufan Group

По странам мира самые крупные группы иностранных боевиков в ИГИЛ дали:

  • Тунис — 6000 (офиц) на октябрь 2015;
  • Саудовская Аравия — 2500 (офиц) на октябрь 2015;
  • Россия — 2400 (офиц) на сентябрь 2015;
  • Турция — 2000−2200 (офиц) на ноябрь 2015;
  • Иордания — 2000 (офиц) на сентябрь 2015;

Далее приведем сведения по странам СНГ и бывшим республикам СССР:

  • Азербайджан — 104 (офиц), 216 (неофиц) на май 2014;
  • Грузия — 50 (неофиц) на июль 2015;
  • Казахстан — 300 (офиц) на январь 2015;
  • Киргизия — 500 (неофиц) на ноябрь 2015;
  • Молдова — 1 (офиц) на январь 2015;
  • Таджикистан — 386 (офиц) на май 2015;
  • Туркменистан — 360 (неофиц) на январь 2015;
  • Узбекистан — 500 (неофиц) на январь 2015;

Приведенные цифры означают, что рост экстремистских группировок в сирийской гражданской войне и хаос в Ираке остаются по существу местным и региональным явлением, что демонстрирует прибытие большинства иностранных рекрутов ИГИЛ из арабских государств. Тунисцы, саудовцы и иорданцы, по-прежнему, превышают число других национальных контингентов, хотя обратный возвращающийся поток иностранных боевиков ИГИЛ в Северную Африку может и изменить баланс внутри арабской группы иностранных боевиков.

Турция также остается крупным поставщиком рекрутов ИГИЛ, хотя идет и обратный поток. Согласно одному отчету турецких властей от ноября 2015 года, 500 граждан Турции были заключены в тюрьмы в этой стране за присоединение к ИГИЛ, а 100 — за участие в "Джабхат аль-Нусра".

Похоже, что число рекрутов в ИГИЛ из Западной Европы и России продолжает расти, несмотря на различные попытки отдельных стран и международного сообщества остановить этот поток. SG не берется давать оценку, насколько прямое участие России в войне в Сирии и большая вовлеченность в конфликт стран ЕС влияют на текущий поток иностранных новобранцев ИГИЛ в Сирию.

На сегодняшний день мотивация прибывающих в ИГИЛ остается более личностной, чем политической. Поиски сопричастности, приключений или дружба, по всей видимости, остаются основными мотивами для людей, присоединяющихся к ИГИЛ.

SG полагает, что в настоящее время подавляющее большинство новобранцев ИГИЛ направляются в Сирию для участия в военных действиях там, а не для обучения, чтобы потом стать в своих странах внутренними террористами. Однако теракт в Париже 13 ноября 2015 года, возможно, отразил растущий тренд планирования и организации ИГИЛ актов зарубежного терроризма. По мнению SG, понимание мотивации, как тех, кто присоединяется, так и тех, кто уезжает из ИГИЛ, остается ключевым и необходимым для оказания помощи в сдерживании новых волонтеров и выявления возвращенцев, которые могли бы своим личным примером подрывать привлекательность ИГИЛ.

Явление рекрутинга в ИГИЛ и другие исламские экстремистские группировки сейчас носит поистине глобальный характер. По крайней мере, 86 стран мира представлены в Сирии теми, кто присоединился к экстремистам.

Некоторые центры рекрутинга в ИГИЛ невелики, как, например, район Лислеби во Фредрикстаде в Норвегии. Отсюда, например, на протяжении года восемь молодых людей направились в Сирию, чтобы примкнуть к ИГИЛ, при том условии, что численность населения в Лислеби составляет всего около 6 тысяч человек. Если этот пример приложить к населеню США, то это значило бы цифру 413 тысяч человек. Похоже, что толчок в этом локальном месте дала одна харизматическая личность. Другие центры рекрутинга наоборот выглядят как "хорошо отлаженные инкубаторы и камертоны экстремистского поведения" такие, как Бизерта и Бен Гардан в Тунисе, Дерна — в Ливии, Панкисское ущелье — в Грузии и район Моленбек в Брюсселе. Так, например, более трети тунисских иностранных боевиков происходят из всего трех областей Туниса — Бен-Гардана (15,2%), Бизерты (10,7%), Туниса (10,7%). Бизерта и Бен Гардан известны, как традиционные центры пограничной контрабанды Туниса, с населением, у которого принято бросать вызов властям.

Дерна в Ливии также имеет долгую традицию экстремизма. Многие из примерно 600 человек из Ливии, которые отправились на "джихад" в ИГИЛ, происходят из этого района. С 2003 по 2009 годы именно Дерна внесла самый большой вклад бойцами в боевые действия в Ираке, а ранее ее уроженцы участвовали на стороне моджахедов в афганской войне против советских войск.

Вступление в ряды ИГИЛ иностранного добровольца чаще всего не является рациональным актом, но эмоциональным личностным моментом. Где присоединился один, как правило, присоединяется и другой. Районы, где присутствуют дружные группы восприимчивой молодежи, у которой зачастую отсутствует чувство цели или принадлежности за пределами своего круга, оказались способны генерировать импульс набора в ИГИЛ, который распространяется через личностные контакты от группы к группе.

Социальная пропаганда ИГИЛ через СМИ чаще всего готовит почву для убеждения, а не для форсирования личного решения о поездке в Сирию и Ирак. Подобным образом рекрутинг в ИГИЛ идет, например, в Алжире и Узбекистане. Подбор рекрутов через социальные медиа становится менее важным, чем с помощью прямого контакта от человека к человеку.

Европа. По разным оценкам, более 5 тыс человек в одиночку совершили поездку в Сирию из стран ЕС. По официальным оценкам французских властей от октября 2015 года, около 1800 лиц покинули Францию, чтобы присоединиться к борьбе исламистов в Сирии. Аналогичным образом 760 бойцов прибыли из Великобритании, а 760 — из Германии и 470 — из Бельгии. Эти четыре европейские страны дали более половины европейского потока джихадистов. Маргинализация местных общин иммигрантов, особенно из Северной Африки, по всей видимости, сыграла определенную роль в процессе радикализации. По отдельным сведениям, многие, хотя далеко не все, из новобранцев ИГИЛ, в частности, из стран Северной Европы, были причастны к мелкой преступности и, возможно, провели некоторое время в тюрьме. Всем им ИГИЛ предложил новую идентичность, которая меньше определяется их прошлым, чем их потенциальным вкладом в будущем. Возрастной диапазон рекрутов в основном колеблется вокруг 20 лет. Скорость радикализации в целом составляет недели, а не месяцы.

Существуют однако отдельные доказательства вербовки рекрутов на уровне общин в странах, давших самое большое количество иностранных боевиков, где группы знакомых втягиваются в рекрутинг, как, например, в районе Моленбек в Брюсселе. Теракт в Париже продемонстрировал, что террористы ранее жили в этом районе и знали друг друга.

Россия и бывшие советские республики продемонстрировали, по крайней мере, трехкратный рост числа боевиков ИГИЛ за 2014−2015 годы. Большинство бойцов приходят в ИГИЛ с Северного Кавказа — из Чечни и Дагестана, меньше — из Азербайджана и Грузии. В Азербайджане рекрутинг боевиков в ИГИЛ идет в нескольких городах, в частности, в Сумгаите, Шабране и Квазаре. Северный Кавказ имеет долгую историю исламского экстремизма, и увеличение притока боевиков из этого региона во многом неудивительно. Некоторые боевики отправились в Сирию отсюда просто потому, что ИГИЛ предложил больше возможностей, чем местные группы, вроде "Имарата Кавказ".

Страны Средней Азии также продемонстрировали значительное увеличение числа своих граждан, ставших иностранными боевиками ИГИЛ. SG определил, что в общей сложности около 2 тыс боевиков из Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана участвуют в ИГИЛ. В августе 2015 года "Исламское движение Узбекистана" (ИДУ), которое с начала 2000-х годов действовало в Афганистане и Пакистане, присоединилось к ИГИЛ.

Магриб и Северная Африка. Эти арабские регионы поставили большинство иностранных волонтеров в ИГИЛ. По состоянию на октябрь 2015 года, 6 тысяч бойцов попали в Сирию из Туниса. По сведениям властей Туниса, 700 местных женщин отправились в Сирию, чтобы присоединиться к ИГИЛ и другим экстремистским группам. В мае 2015 года, по представленным в ООН официальным оценкам правительства Марокко, в ИГИЛ участвовало 1200 марокканцев. Но эта оценка представляется экспертам заниженной, как и оценка в 600 бойцов из Ливии — явно заниженная. Аналогичным образом это касается и Алжира — 200−250 человек. Известно, что Ливия дала и значительный обратный поток бойцов. В Ливии ИГИЛ с опорой на них уже создал значительное присутствие, даже поощряя иностранных новобранцев ехать именно сюда, а не в Сирию и Ирак.

Северная Африка имеет укоренившуюся со времен афганской войны традицию джихадизма. По ряду североафриканских стран могут быть прослежены потоки из конкретных областей, направляющиеся в Сирию и Ирак. Эти страны имеют некоторые общие факторы такие, как высокий уровень безработицы, обуславленный избыточным населением, но, кроме того, каждый регион представляет собой некий уникальный случай. В Ливии восточный прибрежный район, особенно Бенгази и Дерна, известны как рассадники для вербовки. В Тунисе город Бен-Гардан с населением в 80 тысяч человек дал наибольшее количество иностранных боевиков. В Марокко трущобы Сиди Мумен на окраине Касабланки также являются источником агрессивных экстремистов, в том числе террористов-смертников. Набор бойцов в странах Северной Африке осуществляется, как посредством сетей, так и личными мотивами и контактами на уровне друзей, родственников и знакомых.

Дальнейшее ухудшение ситуации в области безопасности в Ливии является серьезным дестабилизирующим фактором для региона в целом. Ливия в настоящее время используется в качестве транзитного узла для бойцов ИГИЛ, путешествующих туда и обратно из Сирии и Ирака. Для такого нестабильного государства, как Тунис вернувшиеся боевики представляют особую угрозу внутренней безопасности. Правительство Туниса объявило о закрытии границы с Ливией, что стало явным подтверждением того факта, что тунисские джихадисты возвращаются в Тунис через Ливию.

Страны Африканского Рога. Данные об иностранных боевиках ИГИЛ из стран Африканского Рога ограничены. На январь 2015 года 70 боевиков из Сомали воевали в Сирии. В Сомали укрепилась террористическая группировка "Аль-Шабааб", которая является частью "Аль-Каиды". В сентябре 2015 года представитель правительства Судана заявил, что 70 боевиков из Судана воюют в Сирии. Имеется информация об участии в гражданской войне в Сирии боевиков из Эритреи.

Балканы в результате Югославской войны стали пристанищем для значительного числа исламских экстремистов. Это особенно верно в отношении Западных Балкан со значительным количеством мусульманского населения — Боснии, Албании, Македонии и Косово. На июнь 2014 года было относительно мало информации о том, сколько боевиков из этого региона попали в Сирию. Однако, на основании имеющихся данных, представляется, что число боевиков с Балкан в 2015 году, по крайней мере, удвоилось, если не утроилось. Относительно большое число сочувствующих ИГИЛ на Балканах превратило регион в транзитный узел для желающих добраться до Сирии боевиков из других стран Европы. SG определила, что в Сирию с Балкан отправились, по крайней мере, 875 бойцов.

ИГИЛ, в свою очередь, прилагает значительные усилия для убеждения исламистов на Балканах присоединиться к нему в Сирии, а также воспользоваться существующими экстремистскими сетями на Балканах и большим числом сочувствующих там для вербовки новых боевиков и оказания помощи призывникам из других частей Европы.

Южная Азия. Страны Юго-Восточной Азии дают значительное число воюющих в Сирии иностранных боевиков. Правительство Индонезии в своем официальном отчете на ноябрь 2015 года назвало цифру в 700 индонезийцев, присоединившихся к ИГИЛ, хотя аналитики полагают, что эта цифра завышена на 200 человек. До 50 бойцов из числа индонезийцев вернулись в Индонезию. Некоторые заявили разочарование, потому что они не получили обещанную им плату.

В августе 2014 года бывший президент Филиппин заявил журналистам что, по крайней мере, 100 его соотечественников отправились на территорию, контролируемую ИГИЛ в Ираке. Эта цифра была оспорена официальными лицами, хотя филиппинцы были замечены на одном видео, снятом ИГИЛ в Ираке. Кроме того, ИГИЛ направляет пропаганду в сети на вербовку малайцев. Малайцы и горстка сингапурцев, арестованных в своих странах прежде, чем они смогли уехать в Сирию, ранее не имели связей с экстремистскими группировками. Они были мотивированы желанием быть хорошими мусульманами и имели романтические представления об "исламском халифате". На них воздействовала пропаганда ИГИЛ через интернет.

Америка. По сравнению с существенным увеличением потока иностранных боевиков из стран Западной Европы в ИГИЛ, поток боевиков из Северной и Южной Америки остается относительно стабильным, не демонстрируя за прошедшие 18 месяцев какого-либо роста. В итоге, он гораздо ниже из расчета на душу населения. По словам директора ФБР Джеймса Коми, на сентябрь 2015 года из 250 американцев, пытавшихся пробраться в Сирию и присоединиться к ИГИЛ, это удалось только 150-ти. В октябре 2015 года власти Канады определили, что примерно 130 канадцев отправились в Сирию. Что касается показателей по странам Латинской Америки, то они чрезвычайно низки. Рекрутинг в ИГИЛ в Северной и Южной Америке, в основном, зависит от социальных сетей, особенно на начальных этапах процесса.

* * *

В своем отчете SG приходит к следующему заключению. В ближайшее время гражданская война в Сирии не закончится, и, хотя ИГИЛ находится под большим давлением, чем это было в июне 2014 года, вероятно, оно устоит в течение значительного времени. Это привлечет больше новобранцев из-за рубежа, но они могут отличаться от предыдущей волны имевших надежды жить в совершенно новом "государстве", которое обеспечит им то, что они не смогли найти у себя дома. По мере того, как только ИГИЛ сменит свое внимание с консолидации и контроля над территорией на атаку своих внешних врагов на их землях или в других местах, профиль его иностранных новобранцев также изменится. Успех ИГИЛ был связан с тем, что в нем усмотрели мечту другие террористические группы, теперь кажущиеся обычными и даже старомодными, вроде "Аль-Каиды". ИГИЛ "питается" десятками тысяч людей, присоединяющихся к нему. И даже если ИГИЛ потеряет способность расширяться, начнет сжиматься, он, по-прежнему, будет иметь возможность влиять на действия своих зарубежных приверженцев. И это может стать более опасным, чем его смерть.

kaleidoscopelive.mirtesen.ru

Коротко о запрещённом у нас ИГИЛ

В последнее время братья наши меньшие из ИГИЛ (само собой, запрещённой в РФ террористической организации - А.Г.), - пишет magnus_ff в ИГИЛа псто, - всё чаще попадают в сводки мировых новостей, но при этом информация подается в стиле "ГРОБ ГРОБ КЛАДБИЩЕ ИСЛАМИСТЫ", и каких-то нормальных сведений о том, о чём вообще эти ребята, практически нет. Между тем, хотя бы базовые вещи о них знать стоит.
Почему не просто перепост? А в оригинале слишком много местных идиоматических выражений, пришлось редактировать, а это уже не оригинальный текст

1. Откуда взялось название ИГИЛ (ИГИШ, ИГ?)
ИГИЛ - аббревиатура от "Исламское государство Ирака и Леванта" (или "...и Шама"). Левантом от древнефранцузского Soleil levant (восход солнца) исторически назывались страны восточной части Средиземного моря. По-арабски эта область называется "Шам", нам она известна по её доисламскому названию "Великая Сирия". Надпись на флаге - Шахада, свидетельство о вере в Единого Бога и пророческой миссии Мухаммеда.

Если бы флаг делало какое-нибудь Исламское государство Манчестера и Бирмингема, он мог бы выглядеть так:

Правда, священным считается Коран только на арабском языке.

2. В чём отличие ИГИЛ от другой заразы вроде ;Аль-Каиды или "Джабхат ан-Нусра"?

В отличие от "Аль-Каиды в Ираке", от которой ИГИЛ в своё время откололся, халифатовцы реально хотят построить на захваченных землях своё государство с шариатом и гуриями. Когда орды с автоматами захватывают город, они сразу организуют на месте бородатую полицию, а деятели рангом повыше - местную администрацию и шариатские суды. Открываются магазины, социальные службы и появляются прочие ништяки из нормальной жизни. Катающиеся по городу игиловцы с помощью мегафонов радостно поздравляют местных жителей с наступлением нового праведного завтра и обещают, что казнить просто так никого не будут. Ещё они раздают беднякам хлеб (не забывая снимать всё на камеру), а в сирийской Пальмире, например, они взорвали тюрьму, в которой при Асаде убивали и пытали заключенных. Сами они убивают и пытают в других местах, потому что почему бы и нет. Последнее достижение Халифата: чеканка собственной монеты. И если раньше, когда они еще были "Исламским государством Ирака", на купюрах рисовали горящие башни WTC и бен Ладена, то теперь они не заморачиваются и фигачат сразу всю карту мира.

3. Как это оно всё смогло организоваться в подобие государства?

Самый интересный вопрос.
В основе ИГИЛ лежит жёсткая организация и неусыпный контроль, который закладывался с самого начала, потому что иначе львы халифата разбегутся из вольеров и получится очередная Аль-Каида, где хрен пойми кто кем командует и кому подчиняется. Недавно в руки немецкого "Шпигеля" из Сирии были переданы документы Самира абд Мухаммада аль-Клифави, который местной фауне был известен как Хаджи Бакр. Этот экземпляр при Саддаме служил на базе ВВС в качестве сотрудника разведслужбы.
После того, как иракская армия приуныла и разбежалась под натиском "абрамсов", рядовым разрешили вернуться на службу новому сияющему Ираку. Офицеров ждали фильтрационные лагеря, потому что они служили "плохому" Хусейну. Хаджи Бакр попал в "Абу-Грейб" (это где цивилизованные вертухаи немножко издевались над заключенными), а потом был переведен в лагерь "Кэмп-Букка", где заключенных проверяли на наличие порочащих связей в ужасном саддамовском вчера. Условия в лагере были вполне сносными, и Бакр имел возможность общаться с другими арестантами, много писать и лепить Крупскую из хлебного мякиша. В этом лагере было много других бывших разведчиков, так что лепить ему было нескучно. Там он и изложил охренительную историю о новом государстве на территории Сирии и Ирака. За идеологическую основу взял салафизм - направление ислама, которое требует от мусульман жить в соответствии с заветами и идеалами праведных предков ("ас-саляф ас-салихун"). У нас его еще называют "ваххабизм".

В этом самом "Кэмп-Букка" было очень много его бывших сослуживцев, они привыкли быть во власти, как и все силовики авторитарных режимов. Им, конечно, было унизительно сидеть в лагере для заключенных, и они хотели вернуть себе власть. Сам Хаджи Бакр, который реально был талантливым, вдумчивым и умным человеком, очень тщательно изложил всю концепцию создания государства.
В лагере он встретил и будущего "халифа" Абу Бакра аль-Багдади, которого хотел поставить во главе своего государства. Иными словами, его ум, талант, связи в разведке и реваншизм бывших спецслужбистов Хусейна сделали "идеальный шторм".
Одно "но": когда его убили (он оказался в части города, занятой неисламистской оппозицией, и стал отстреливаться, когда его пришли арестовывать), в доме нашли компьютеры, телефоны, паспорта, а Корана не нашли ни одного. Вот такой был главный идеолог ИГИЛ.

4. И чего там было за государство?

Бакр был членом саддамовской партии "Баас" - эти чуваки были не про религию, а про жесткое удержание власти. Его чудо-государство должно было опираться на идею служения богу или воплощению в жизнь великого предназначения арабской нации. Как уже стало понятно, в отсутствие смешной третьей опции был выбран первый вариант. Так как никакого другого государства он не знал, за основу взял саддамовский Ирак. То есть самые высокопоставленные чиновники должны были находиться под постоянной слежкой, потому что кругом враги и Израиль. Внутренняя бородатая полиция, которая похожа на Штази или всеми любимое гестапо, должна была практически дублировать властные центры. Обезьянам с автоматами готовили почву гораздо более продвинутые обезьяны с базовым пониманием логики проведения спецопераций.


Публичные казни - важная часть образа ИГИЛ

5. Как планировалось распространять "исламский мир"?

Сначала в городе открывался неприметный миссионерский центр самой мирной религии на свете, где бородачи в халатах читали лекции об исламских традициях. Халифатом голову пока не морочили. В пост-асадовской Сирии открывалось много всяких центров - вплоть до групп за женское равноправие, - поэтому никто внимания особо не обращал. Тем временем из рядов слушателей выбирали одного или двух самых рьяных млекопитающих, которых обязывали следить за своими соседями и докладывать обо всем сотрудникам центра. Знать хотели все: списки влиятельных семей города, источники их доходов, составы нелегальных групп и их политическую ориентацию. Еще искали тех, кто изменяет женам или трахается с мужиками: все в точном соответствии с канонами оперативной деятельности разведок. Как известно, радикальные бородачи не терпят других бородачей: о местном духовенстве узнавались все детали и подробности - от их предпочтений в исламе до возраста жён и детей. Когда сторонников набиралось достаточное количество, улицы баррикадировались, на окнах вывешивались чёрные флаги и вооруженные люди объявляли и создании нового вилаята.

6. Где набирали пушечное мясо?

Бакр прекрасно понимал, что в обществе, где каждый друг другу кум-сват-брат-вместе-молились-в-одной-мечети, трудно набрать головорезов, которые будут без колебаний убивать всяких там детей и прочих женщин. Поэтому он создавал тренировочные лагеря, куда звали исламистов всех стран соединяться. За два месяца из новобранцев получались отборные обезьяньи части, которые без лишних сомнений подчинялись любому приказу лидера.

7. Почему местное население терпело? Наркоманы штоле?

У мусульман Ближнего Востока есть реальная проблема: у них нет халифата. То есть вот реально, если ты прям весь из себя мумин, хочешь иметь несколько жён, торговать завоёванными рабами и судиться по шариату, всё - идти тебе некуда. Последний халифат накрылся с развалом Османской Империи, и все государства Ближнего Востока - светские, а не исламские. Исключение - Иран, но это шииты, а для суннитов, коих в исламском мире подавляющее большинство, шииты хуже собаки. Говорят, у них даже есть поговорка "убьёшь шиита - попадёшь в рай".
Для мусульман региона их религиозная идентичность выше идентичности национальной. Халиф Абу Бакр, формальный лидер ИГИЛ, часто пеняет на так называемое соглашение Сайкса-Пико, по которому страны Европы после Первой Мировой планировали поделить Ближний Восток на сферы влияния. И - что характерно - поделили. Многие мусульмане не без оснований считают сложившийся порядок наследием европейцев, а не их собственным изобретением. Они осуждают методы ИГИЛ, их излишнюю жестокость, но часто думают: "это всё-таки свои парни, тоже сунниты. Уж лучше они, чем какой-нибудь очередной султан". Плюс, говорят, там пока нету охреневшего правящего класса и люди чувствуют "социальную справедливость".
Такие вот дела.

8. Откуда ИГИЛ берёт деньги и почему у них их хватает?
Во-1-х, они назахватывали банков. В Мосуле, говорят, приняли $450 млн, хотя информация не подтверждена. Они заняли нефтеносные районы и вовсю торгуют нефтью по цене от $20 до $40 через сеть оффшоров. Покупают в основном турки (NB!). Ещё источник: мусульмане всего мира. Те самые, которые думают, что игиловцы очень жёсткие, но все-таки муслимы, и передают деньги через мечети, где есть возможность пожертвовать братьям "на джихад".
Ещё есть саудовские духовные фонды, которые получают значительную часть денег от нефти. Саудовская Аравия как государство не поддерживает ИГИЛ, потому что бородачи ни во что не ставят королевскую семью и хотят её свергнуть. Но частные фонды, контролируемые влиятельными кланами, вполне поддерживают. У них салафизм - официальная религия страны, и для этих ребят ислам в их понимании превыше короля.
Но денег, конечно, не хватает, потому что война требует огромных расходов. Зато у них просто невероятное количество оружия. И контрабандного, и захваченного у иракцев (читай американского). Доходит до того, что боевики подпольно продают иракским силовикам пушки (вообще за гранью!).
Так что истощение финансовых потоков ИГИЛ - реальный метод побороть их.


Традиционные источники денег для многих государств - сигареты и алкоголь - в ИГИЛ запрещены.

9. Choose your destiny! Кто сражается против ИГИЛ? Как воюют сами правоверные?

Сейчас против исламистов сражаются курды, которые давно хотят основать своё государство, но их катают и в Ираке, и в Турции. При поддержке американской авиации они достаточно успешно отвоевывают земли: в частности, захватили город в 50 км от Ракки, столицы игиловцев. Его вроде отбили, но урок халифату они преподают знатный. За январской битвой за город Кобани следили, наверное, все мировые СМИ.


"Пешмерга" - это не острый сметанный соус, а курдские вооруженные силы

Вторая сила - иракская армия. Хотя силой их можно назвать только условно. Помните, рядовым саддамовской армии было разрешено присоединиться к новым войскам? В общем, как они драпали от американцев, так же они драпают от ИГИЛ. Только при этом на американских же "Хамви", оставив половину машин наступающим муджахидам.
Львы халифата уже просекли фишку, и в бой обычно идут так: гаргантюанских размеров бронированный экскаватор едет впереди отряда, пробивая ограждения и укрепления. Следом за ними на вражескую базу на большой скорости влетает несколько "Хамви", начинённых взрывчаткой, и смертники прям оттуда отправляются к гуриям в райские сады (импровизированная артподготовка - юным империалистам на заметку!). После этого в бой вступают наши старые знакомые в чёрных тряпках.
Причем характерна невероятная мотивация игиловцев: если в Ираке местные парни платят взятки, чтобы их не призвали в армию, то в самом Халифате приезжие герои по блату стремятся попасть в ряды водителей заминированных "Хамви", чтобы скорее отправиться в Фирдаус.


Так иракский спецназ выглядит до встречи с ИГИЛ. А вот так - после:

Именно поэтому зачастую вместо силовиков в Ираке воюет ещё одна чудесная сторона конфликта - шиитские ополченцы! Население Ирака в основном состоит из шиитов, и потому ополчение из этих ребят с радостью готово дать отпор проклятым суннитам. Одна незадача: провинции, которые от ИГИЛ нужно освобождать, - суннитские. И местные "освобожденные" жители часто вообще не понимают, зачем им одно говно (ИГИЛ) заменили другим (шиитами). К тому же поговорка про собаку верна и в другую сторону, поэтому шиитские братья часто устраивают небольшие религиозные чистки. Впрочем, с кем не бывает!

Так как ополченцы шиитские, их поддерживает... верно, Иран! Иран спокойно себе делает атомную бомбу, гнётся, но не ломается под западными санкциями и вообще представляет из себя довольно грозную силу. Например, их Корпус стражей исламской революции (КСИР) имеет в своём составе печально известную элитную спецгруппу "Кодс", которая занимается подрывной работой в других странах, поддержкой всяких террористов шиитского толка (та же "Хезболла", например). Суннитский джихад им, понятно дело, нужен меньше всего, но открыто накатиться на ИГИЛ своей армией они не могут, только бомбят их. Потому что в действие вступит логический конструкт, который можно назвать "парадокс говна": кто бы ни воевал с ИГИЛ, получается говно. Если Иран начнет наступление на территорию муджахидов, то эти самые муджахиды заорут, что это все нападение шиитских мунафиков и мушриков на единственное в мире суннитское государство. Тут-то сунниты всего мира и поедут воевать против иранских свиней. Парадокс говна.


КСИР на параде. Жизнь в кругу недружественных суннитов научила их воевать.

Израиль. У Израиля всё в порядке. У него есть свои тёрки с "Хамас", который сам страдает от исламистов внутри своих рядов (которые приуныли от того, что "Хамас" заключил перемирие с Израилем и вообще от недостаточной набожности организации), но борьба с ИГ воспринимается ими как нечто отдаленное и глобальное. Тот же потенциально ядерный Иран и "Хамас" беспокоят Израиль гораздо больше. Тем более, в их случае "парадокс говна" сработает блестяще - атака мирового сионизма на страну самой мирной религии будет отлично смотреться in a muslim country of your choice.


Танкистки ЦАХАЛ (да, справа мужик, а вы бы отказались попасть в компанию таких красавиц?!). Вообще, быть убитым женщиной исламисту, наверное, обидно. У курдов, кстати, тоже есть женские боевые отряды.

Египет. После свержения президента из рядов "братьев-мусульман", во главе страны встала киевская хунта во главе с генералом ас-Сиси. Генерал железной рукой выкорчёвывает радикальных муслимов с территории своей страны, объявив "братьев" вне закона и обязывая суды выносить им максимально жестокие приговоры. После того как мирные исламисты взорвали генпрокурора страны, он даже предложил упрощенный порядок вынесения смертных приговоров. Исламисты, принесшие присягу халифу аль-Багдади, давно хотят сделать на Синайском полуострове свой вилаят, а египетская армия этому с переменным успехом противодействует. Недавно они провели одну из самых смертоносных атак: муджахиды одновременно напали на пять армейских блокпостов и полицейскую базу.
Короче, египетская армия - одна из самых сильных в регионе, она умеет воевать, но у страны свои проблемы. "Парадокс говна" сработает тоже отлично: бессердечные вояки во главе Египта вероломно громят мирных бородачей. Абу Бакр, введи войска!


Ас-Сиси (в центре) - неплохой вояка, а армия его страны считается одной из самых сильных на Ближнем Востоке

Турция, тудыть ей в качель!
На границе с Турцией есть часть Сирии, которая захвачена ИГИЛом. Через неё идет трафик оружия и нелегалов. Турки не спешат обеспечивать нерушимость этой границы, потому что иначе ИГИЛ обидится и будет шатать османов. Это во-1-х. Турки больше чем бородачей боятся независимости курдов и создания ими курдского государства, о чём говорил их премьер Реджеп Эрдоган. Это во-2-х. Сам Эрдоган тоже вибрирует: сначала он был премьером, рассказывал всем про турецкий мир, воевавших дедов, османское величие, и под этим соусом правил два срока. Медведева у него не нашлось и после премьерства он залез в президентское кресло. В Турции у президента мало власти, и он решил изменить конституцию, для чего его партии нужно было значительное большинство мест в парламенте. Туркам сказки про турецкий мир надоели, и его партию на недавних выборах прокатили, и потому Эрдоган сейчас приуныл: ему вообще не до того. И это плохо, потому что "парадокс говна" тут сработал бы в меньшей степени. Слава богу, пару дней назад пришло сообщение, что они там обсуждают какие-то военные планы.


Беженцы хотят перейти через границу, ИГИЛ им мешает, турки не открывают огонь, так как официально боятся за жизнь этих самых беженцев.

Вот эти страны могли бы раскатать ИГИЛ в блин единолично. Но, как видим, не судьба.

10. Кому ИГИЛ ещё мешает жить и кто может ему противостоять?

Саудовская Аравия. Саудовцы не то что очень крутые вояки, но техническое превосходство благодаря закупкам американского оружия имеют. Они сейчас ввязались в заварушку в Йемене, в которой им за кулисами противостоит Иран. Сами они не готовы победить ИГИЛ, к тому же боятся утратить влияние перед лицом иранской угрозы.


Нынешний министр обороны, принц Салман. В виде крысок, конечно, иранцы.

США. Эти чуваки полируют ИГИЛ сверху масштабными бомбардировками - нанесено 5 тыс. бомбовых ударов, якобы убиты тысячи джихадистов - в результате чего картинки колонн под чёрными флагами потеряли актуальность. Львы халифата крадутся ночами и небольшими группами. (До недавнего времени это не касалось "нефтяных конвоев" - А.Г.). Именно при поддержке американцев курды успешно захватывают все новые земли у ИГИЛ, а шиитские ополченцы кусочками отвоёвывают Ирак. Спецоперации иногда проводятся, но требуемое планирование обеспечивает малое их количество: в частности, в мае отрядом "Дельта" был убит "министр нефти и газа" Абу Сайяф, а в его доме были найдены и переправлены в США важные документы о деятельности ИГИЛ. Ещё они тренируют умеренную сирийскую оппозицию. Основная проблема тут - убедиться, что готовый солдат будет воевать не против ИГИЛ, а против Асада. Сирийцы воевать готовы, но только за свой дом и за свою деревню, буря мирового исламизма им зачастую не понятна. Обама выступал в Пентагоне и обещал над этим поработать: лучше тренировать и больше бомбить. Республиканцы - и наш любимый сбитый Маккейн - как обычно потребовали бомбить ещё больше и вообще снести там всё к чёртовой матери.

При всей сокрушительной силе американцев у всей ситуации есть два огромных "но"
1) мощи у американской авиации столько, что она может сжечь напалмом всю Ракку, Сирию и Ирак вместе с ними. Но потом эти черти полезут с фотографиями "невинно убиенных" женщин и детей, и наберут себе ещё больше дебилов по всем странам/регионам. Поэтому на счет атак были введены жесткие правила, по статистике лишь каждый четвёртый вылет заканчивается пуском хотя бы одной ракеты. Такие дела.
2) бомбить может каждый, но победа одерживается только при введении военного контингента (сомнительный тезис - А.Г.). Убедить американских избирателей, что их дети снова должны умирать на Ближнем Востоке - задача не из простых. По крайней мере, при президенте-демократе. Но и это еще не все. Представьте себе введение американских войск на территорию ИГИЛ. Это же идеальный "парадокс говна": христиане очередным крестовым походом пытаются поработить мусульман. В общем, астрологи объявят неделю исламистских новобранцев, что будет потом, вы знаете.


Штурмовики А-10. Вот такие самолеты трусливо наносят удары по бесстрашным львам халифата и пачками отправляют их в объятия райских гурий.

Ливия. У Ливии проблемы. После свержения Каддафи, который вопреки рассказам нашей пропаганды не был воплощением добра и справедливости, страна погрузилась в хаос. Сейчас в ней два конкурирующих правительства - избранное на выборах и международно признанное в Тобруке, и противостоящее им исламистское в Триполи. Последних подозревают в пособничестве местным исламистам вроде "Ансар аль-Шариа". Они ведут друг против друга вялотекущую войну, которой, конечно же, пользуется ИГИЛ. Причем ИГИЛ не сирийский а не иракский, а местные симпатизанты, эдакое независимое крыло.
Стратегическое положение Ливии максимально удачное: у страны большие запасы нефти, и она географически ближе всего расположена к Европе. Из страны в сторону итальянской Сицилии плывут десятки лодок, доверху набитые мигрантами, которых сердобольная Европа вынуждена принимать. ИГИЛ, который контролирует часть прибрежной территории и портовый город Сирт, использует этот факт на полную катушку: они облагают контрабандистов налогами и засылают вместе с беженцами своих агентов. А попутно стремятся захватить нефтеносные регионы. В общем, десятки тысяч мигрантов уже наводняют Европу, среди которых внедренные агенты ИГИЛ, а сами джихадисты ещё кормятся с этого. Что может быть лучше?!

Министр обороны Италии уже предлагала ввести в Ливию около 5000 солдат, но их премьер начал жаться в стиле: не знаем, нужна мудрость, осмотрительность, все дела. Поэтому пока всё идёт как идёт. Более того, эмбарго на поставку в страну оружия, введённое ещё при Каддафи, так и не отменили. Поэтому местным силам противостоять ИГИЛовцам приходится с тем, что Аллах послал.


Это уже местные ливийские ребята. Разницу видите?

Афганистан. Афганистан примечателен тем, что там есть две противоборствующие группы - власть в Кабуле и Талибан. Причём Талибан регулярно взрывает, убивает и уничтожает, но при этом считается эдакой цивилизованной политической группировкой. Конфликт центральной власти и талибов длится уже 13 лет и конца этому не видно. Хотя в последнее время они нарастили свои силы и становится очевидно, что нынешняя слабая власть не может справиться с ними даже при американской поддержке: очевидно, стороны будут договариваться. Масла в огонь подливают наши старые друзья из ИГИЛ, которые тоже не сидят сложа руки: уже набегают на Талибан: даже умудрились отжать у них район в одной из провинций. Многим боевикам среднего и мелкого звена не нравятся переговоры лидеров с Кабулом, да и вообще медлительность: лидера Талибана муллу Омара не видели со времен свержения талибов в 2001 году, и вообще неясно, жив ли он, поэтому они перебегают в ИГИЛ: с муллой неясно, зато с ИГИЛ все ясно. Масштабной угрозы талибам они пока не несут, но силы накапливают.

Йемен. Самая запутанная история. После сделки по переходу власти от диктатора Али Салеха избранному президенту Абд Раббо Мансуру Хади, Йемен приводили в пример как уникальный случай, когда демократия сложилась. Не тут-то было. Большинство йеменского населения - сунниты, а на севере страны жили шииты-зейдиты (у шиитов тоже до хрена сект), которые были объединены в группировку "Ансар Аллах". Ещё их называют "хоуситами". Салех, когда был у власти, воевал с ними семь раз. Так вот, они увидели, что центральная власть под руководством Хади достаточно слаба, и восстали. Восстали так, что захватили столицу, вынудили Хади свалить в Эр-Рияд и установили контроль над большой частью страны.
Шиитов-зейдитов поддержали шииты в Иране, поставляя им оружие и деньги. С этого прифигела Саудовская Аравия, которой ещё одна шиитская страна нафиг не нужна. Они дали убежище сбежавшему йеменскому Януковичу, а самих хоуситов стали бомбить. Логистическую поддержку им оказывают американцы, помогая с целеполаганием, дозаправкой в воздухе и т.п. Получилось хреново - опять же, с воздуха ничего не решить. В итоге: бомбардировки, кровь, смерть, кладбище... Беспорядок, в общем.
И тут на сцену выходят наши красавцы в чёрном, которые шиитов тоже не любят, их мечети взрывают, и рады бы убить всех хоуситов и забрать Йемен себе. И складывается парадоксальная ситуация: в Йемене есть одна шиитская сила - хоуситы, и три суннитские - Саудовская Аравия, ИГИЛ и Аль-Каида на Аравийском полуострове (АКАП). АКАП позиционирует себя как террористы со стратегией - резанье голов осуждают, по крайней мере, с ИГИЛ соперничают, но цели джихада разделяют.
Получается, ни одна суннитская сила не дает другой победить, чтобы ей не достался Йемен. И в итоге там получается цугцванг - только одна сторона начинает брать верх, ей в спину наносит удар её идеологический союзник.


Йеменская столица Сана. "Всё в порядке, начальник, мой суннитский друг просто поссорился с моим шиитским другом!".

11. Почему ИГИЛ такие упоротые? Они не могут послушать российских муфтиев или вообще каких-нибудь нормальных мусульман?

Ислам - это децентрализованная религия. Иными словами, это учение с тысячей вопросов и десятью тысячами ответов. У них есть свои улемы (знатоки ислама), которые очень грамотно все объясняют в правильном русле. Известный - Абу Мохаммад аль-Аднани, например, который подрабатывает пресс-секретарем движения. Есть интересный лингвистический парадокс - как мы уже знаем, "шахада" - это свидетельство. Свидетельство о вере в Единого Бога и его пророка. От него образовано однокоренное слово "шахид" - "мученик за веру". Так вот, некоторые особо одарённые улемы говорят, что чтобы на самом деле засвидетельствовать шахаду, надо стать шахидом. Иначе никак.

Приведу пример гибкости системы исламского права на примере Ирана - которые хоть и шииты, но все же мусульмане. Однажды аятолла Хомейни издал фетву, согласно которой добыча, покупка, хранение и употребление черной каспийской икры - небогоугодное дело для всех мусульман. Этот запрет в стране стал неукоснительно соблюдаться. Потом бизнес по добыче икры попал в руки иранского духовенства, и тот же Хомейни тут же издал другую фетву, в которой назвал это всё богоугодным делом. Официально это обосновывается тем, что духовное лицо, издавая фетву, учитывает "шуруты" - внешние факторы, и действует сообразно им. Де-факто получается какая-то полная хренотень.

12. Как соотносится ислам и другие авраамические религии? Почему ИГИЛ разбивает древние статуи?
Это коммент имеет опосредованное отношение к ИГИЛ, но подумалось, быть может, кто-то не успел об этом прочитать.

Бог захотел явить людям откровение и на горе Синай явил откровение пророку Мусе, но Муса был смертным, и поэтому, когда спустился и рассказал людям об учении Бога, передал его неверно. Так появились иудеи. Потом он отправил на землю своего пророка самостоятельно, пророка звали Иса, и он появился в результате непорочного зачатия у Марьям. Учение Исы записали его ученики, и тоже поняли его неверно: появились христиане.

Наконец, отчаявшись, Бог послал ангела Джабраила, который вселился в Мухаммеда и позволил ему написать Коран: сам Мухаммед был неграмотным. То есть рукой Мухаммеда управлял Джабраил (тот самый Гавриил из "Гавриилиады"), который был посредником между Богом и пророком, и наконец Бог донёс свою мысль истинно, без искажений. Именно поэтому мусульмане считают, что ислам отменил все устаревшие положения Ветхого и Нового заветов, и он представляет собой единую божью истину.

"У Аллаха нет сына", гласят исламские тексты. Что интересно, сына не было и у пророка Мухаммеда. Поэтому тот, кто признаёт существование у Бога сыновей или соратников, практикует "ширк", то есть многобожие, поклонение кому-то, кроме Аллаха, приравнивание к его фигуре кого-то ещё. А с точки зрения ислама, поклоняться можно только Богу.

ИГИЛ доводит эту мысль до безумия: у них "ширком" считается всё, с чем они не согласны. Ислам осуждает поклонения идолам, и потому все религиозные статуи беспощадно сносятся, невзирая на их древность. Достается и суннитским святыням: если мечеть содержит могилу какого-нибудь знатного духовного лица с погребальным камнем, она идёт под снос - могила мусульманина не должна подниматься выше уровня земли, и любые структуры над ней должны быть уничтожены, можно только оставить помету, знак, о том, кто похоронен здесь. Исходя из логики "ширка" были разбиты статуи древних царей в иракских музеях - поклонения заслуживает только Аллах, а не какие-то там смертные цари.


Древнеримский амфитеатр в Пальмире они не снесли, так как это не объект религиозного культа с их точки зрения. На его фоне они предпочли провести очередную казнь.

13. Как вся эта история повлияет на Россию и СНГ?
Повлияет плохо. По данным спецов, в ИГИЛ воюет до двух тысяч российских мусульман, которые рано или поздно вернутся домой. На территории российского Кавказа очень много суфиев, а с суфиями салафиты ИГИЛ беспощадно воюют: уничтожают их храмы, сносят мазары (мавзолеи), сравнивают с землей мусульманские кладбища. Не исключено, что рано или поздно вернувшиеся деятели захотят проявить себя или на территори России, или на территории СНГ. Плюс им не всегда нужно возвращаться - каких-нибудь местных уродов вроде "Исламского движения Узбекистана" можно просто вынудить себе присягнуть - те уже присягнули.
Мобилизация в рамках ШОС и ОДКБ проводится, но будет ли она действенной - кто знает! Учитывая типичное раздолбайство.
Идёт активная пропагандистская кампания в Интернете: людей накачивают идеей, что злой Израиль и кровожадные США (а теперь и Россия - А.Г.) гнут мир, всем навязывают свою волю и угрожают исламу по всему миру. А евреи ещё и Палестину с Иерусалимом отобрали. Короче, они формируют у российских мусульман именно исламскую идентичность, и они в первую очередь осознают себя мусульманами, а не россиянами (несмотря на неустанную заботу российского правительства). Таким образом, внутри России может быть создано такое подполье, которое будет положительно относиться к ИГИЛ, противопоставлять себя и христианам, и туповатым либералам. В случае обострения кризиса хрен знает, как это всё повернётся. Автократизм российской власти и её нерепрезентативность хорошему исходу не способствуют.


Узбеки, говоришь?

14. Правда ли, что радикальный исламизм - чуждое исламу явление, и сама мусульманская религия исключительно про мир, добро и котиков?

Неправда.
Если бы вся вот эта обезьянья тусовка была бы чуждой исламу, она никогда бы не превратилась в ИГИЛ и сошла бы на нет. В этом кроется большая проблема - официальное мусульманское духовенство (в том числе российское) вообще не готово обсуждать эту тему. Они с гораздо большим упоением будут рассуждать, можно ли молиться, если тебя лизнула собака, и можно ли на необитаемом острове пить вино, если больше ничего нет и ты умираешь от жажды. Обсуждать, почему уроды умирают с именно с криками "Аллаху акбар", а не "Аве Мария" или "Деус вульт!", они не хотят. Дескать, это не ислам. Последняя их охренительная идея - переименовать "ИГИЛ" в "Иблисское государство". То есть как бы переименовали "Исламское государство" в "Дьявольское" и зашибись, нихт проблемо! Даже аббревиатуру сохранили.

Но при этом нельзя говорить, что братья наши меньшие и их восхитительные взгляды и есть весь ислам. На самом Ближнем Востоке это прекрасно осознают, всех мусульман называют "муслимун" (отсюда, кстати, именно этот вариант слова в криках аш-Шишани), а исламистов - тех, кто считает что ислам это не религия в привычном нам смысле слова, а вполне себе состоятельное общественно-политическое течение. Даже среди исламистов есть нормальные люди, умеренные исламисты, которые хотят подчинить свою повседневную жизнь религиозным заветам, только и всего. То есть среди сотен миллионов нормальных людей есть тысячи обезьян, которые и генерируют весь этот ад.

Джихад считается религиозным долгом каждого мусульманина, и делится на два вида: большой и малый. Большой джихад - борьба с демонами в себе, со своими страстями и пороками, а малый - вооруженная борьба за ислам. Бороться со своими пороками обычно мало кому хочется, а воровать и убивать - самое то. Тем более, если это ещё и активно пропагандируется и приправляется сочными фразами из Корана: "...и сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается с вами... убивайте их везде, где встретите, и изгоняйте их оттуда, откуда они изгнали вас!".

Это если коротко.

gubarevan.livejournal.com

Все, что вы хотели знать об ИГИЛ, но боялись спросить(с)

Внешняя политика Халифата: война без границ

На Западе салафитов и ИГИЛ часто сравнивают с «красными кхмерами», уничтожившими во имя сомнительных идей социального равенства между городом и деревней около трети населения страны. Но Пол Пот и его «красные кхмеры» проводили свои эксперименты только с Камбоджой, не претендуя на соседние государства. Скорее, салафиты напоминают ленинских большевиков, не признававших никаких государственных границ в мире и бредивших идеями Мировой революции. И, надо признать, что идея построения Всемирного Халифата может поработить умы человечества ничуть не меньше, чем утопический проект создания Земшарного союза социалистических республик.

Именно воссоздание Всемирного халифата мусульман является главной целью Исламского государства – об этом заявил сам Абу Бакр, выступив в 2014 году в покоренном Мосуле с программной проповедью. «Это долг каждого мусульманина – долг, которым пренебрегали века, – цитирует речь основателя ИГИЛ американские журналисты New York Times. – Мусульмане впадают в грех, не исполняя его, и должны всегда искать восстановления халифата…»

Как считают салафиты, халифат – это не просто наднациональная теократическая империя, объединяющая всех мусульман мира, это непременное условие торжества шариата и воли Аллаха. То есть, считают фанатики, пока в мире не существовало халифата и единого халифа, которому все мусульмане мира обязаны принести клятву верности, земные правители исламских стран были вовсе не обязаны соблюдать все нормы шариата. Например, в исламских странах правоохранительные органы были не обязаны забивать камнями любовников или отрубать руки ворам – даже если это и происходило, это было частной инициативой отдельных поклонников «законов предков». Но с появлением халифата законы шариата становятся обязательными к исполнению. И именно поэтому салафиты, ревностно подражающие ранним мусульманам, считают, что они буквально «переучредили» ислам.

При этом самыми злейшими врагами ИГИЛ являются вовсе не европейцы или американцы, но турки и саудовцы – ведь внутривидовая борьба всегда самая жестокая. Дело в том, что предыдущим халифатом считалась Османская империя, которая достигла вершины своего могущества в XVI веке и затем долго клонилась к закату, пока в 1924 году Мустафа Кемаль Ататюрк не учредил на руинах империи светскую Турецкую республику. И за свое предательство идей халифата, считают идеологи ИГИЛ, турки должны быть жестоко наказаны. Кроме того, салафиты называют османских халифов «ложными» – ведь настоящим халифом может быть только «курайшит» – прямой потомок «праведных праотцов» ислама. Абу Бакр и Абу Аль считаются как раз «курайшитами», поэтому в глазах салафитов только они имеют законное право носить титул халифов.

Предали идеи халифата и жители современной Саудовской Аравии – потомки ваххабитов, пытавшихся в XVIII веке построить исламское государство, основанное на заветах Пророка. Но, по мнению идеологов ИГИЛ, они ввели неправильный шариат: исламский закон там действовал не полностью – например, без узаконенного рабства. Но самое главное: саудовские шейхи признали границы соседних государств и направляли посольства в страны Запада, что противоречило законам Пророка, позволяющего мусульманам заключать только временные перемирия, длящиеся не дольше десяти лет. Признать навсегда любую границу – святотатство для салафита.

По этой же причине салафиты провозгласили «такфир» и большей части радикальных исламистских группировок – как считают салафиты, и Талибан, и ХАМАС, и «Братья-мусульмане» предали путь «священной войны» – джихада, соблазнившись участием в большой международной политике. Даже «Аль-Каида» погрязла в дипломатии. Для салафитов смешны претензии лидеров «Аль-Каиды» на мировое лидерство – ведь ни Бен Ладен, будучи выходцем из Йемена, ни египтянин аз-Завахири не являются «курайшитами».

Война – до победного Конца света

Если для большевиков Мировая революция и установление коммунизма было венцом их политической программы, то для салафитов построение Всемирного халифата является лишь промежуточным этапом на пути к настоящей цели – к Концу света. Вот так – ни больше и не меньше.

«Вера в скорое наступление конца света и в Судный день является основой ислама, – пишет видный ученый-теолог и переводчик Корана Эльмир Кулиев. – О приближении конца света свидетельствует исполнение многих пророчеств Посланника Аллаха, который предупредил своих последователей. Например, одним из признаков конца света является то, что «пастухи верблюдов будут соревноваться в постройке высоких домов». Другой признак: расширение торговли, третий – «появление знаний», четвертый – продажа книг. Очевидно, что здесь речь идет о распространении книг и развитии наук, не связанных с Кораном…»

Всего в Коране можно насчитать 57 признаков приближения Конца света, и многие из этих признаков можно увидеть в любой день – хоть и сегодня. К примеру, в одном из хадисов говорится: «Судный день не наступит до тех пор, пока не начнутся проливные дожди…» В другом хадисе говорится: «Судный час не наступит до тех пор, пока не разверзнется Евфрат, а на его месте не появится золотая гора, и люди будут сражаться за это золото…» Третий же хадис обещает разрушение Каабы – главной святыни мусульман в Мекке, причем указано, что разрушение произведет некий эфиоп при помощи строительного инструмента. И вот вам пожалуйста: по всей планете наступает глобальное потепление, меняется климат, в долине Евфрата идет война за «черное золото», а 11 августа нынешнего года гастарбайтеры уронили на Каабу строительный кран, убив десятки человек… Что же, выходит, Конец Света уже близок? Возможно, это и так, но за последнюю тысячу лет климат менялся уже не раз, войны на Ближнем Востоке не стихают веками, а Кааба страдала множество раз – так, в 10 веке нашей эры завоеватели-карамиты вообще стерли этот храм с лица земли.

Тем не менее, исламские богословы, перечитывая древние тексты, убеждают себя и остальных, что Конец Света уже близок, и примерно раз в 50 лет в исламском мире появляются фанатики-мусульмане, ожидающие появления Махди – полководца-мессии, который поведет их в последний бой против неверных.

Салафиты как раз из таких радикалов, уверовавших, что Абу Бакр это и есть Махди собственной персоной.

И в этом состоит главное отличие ИГИЛ от «Аль-Каиды»: последняя группировка ставила перед собой вполне земные и политические цели – прежде всего, изгнание американцев, евреев и прочих «неверных» с территории мусульманских стран. ИГИЛ же, напротив, хочет завлечь как можно больше европейцев и американцев на Ближний Восток – как же иначе тогда исполнятся древние пророчества о последней войне между христианами и мусульманами накануне Конца света?! Именно поэтому исламисты и устраивают уничтожение древних храмов Пальмиры – это своего рода заявление о полном неприятии цивилизации, это открытый призыв к Западу начать воевать.

fishki.net

ИГИЛ — запрещенная в России организация — Блоги — Эхо Москвы, 11.04.2017

12:14 , 11 апреля 2017


Чтобы касаться сирийского кризиса, нужно изначально понимать, что такое ИГИЛ, откуда он взялся, и что его питает. Без этого ни «томагавки» Трампа, ни «калибры» Путина, ни сухопутные войска Турции и Ирана не смогут решить этот ближневосточный клубок накопившихся противоречий.

Во-первых, ИГИЛ — это не первое исламское государство. Подобное уже давно создано и с каждым годом наращивает свой потенциал, становясь опасной угрозой всему миру. Никто не хочет проводить параллели, но в 1979 году шиитам первым удалось создать свой «ИГИЛ», и подчинить Иран в безраздельное правление аятоллам, которые по сей день кроме террора, угроз, дискриминации и насилия ничего не экспортируют в мировое сообщество.

Наученные горьким опытом, суннитские феодалы очень трепетно относились к иерархии власти и всячески не допускали религиозных деятелей к реальным рычагам власти, но это не давало покоя суннитскому духовенству, которое довольствовалось лишь скрытой поддержкой разного рода мелких террористических организаций, пока не появилась «Аль-Каида» и ИГИЛ. Но при всем влиянии исламского духовенства в арабских республиках власть все же оставалась или монархической или авторитарной.

После прокатившейся по Северной Африке и Ближнему Востоку «арабской весны» авторитарные политические режимы резко ослабли, и, воспользовавшись этой смутой, суннитское духовенство решило создать свой ИГИЛ по образу и подобию иранского, чтобы, наконец-то, зажить комфортно и властно. Но век информационных технологий коварно обнажил весь этот стандартный процесс приобщения населения к религиозным догмам, и чтобы не вызвать дополнительное недовольство людей к духовенству, все конфессии дружно осудили данную исламизацию, которая ничем не отличалась ни от шиитской исламизации, ни от любого другого крещения или крестового похода.

То, что сегодня происходит в Сирии — это не борьба с терроризмом, это война между шиитским и суннитским исламскими государствами. И если шииты все как один поддерживают свое детище, то арабские шейхи не намерены передавать власть и накопленные миллиарды суннитскому духовенству.

Международная антитеррористическая коалиция противостоит в Сирии как ИГИЛу, так и режиму Асада, поддерживая светское направление в арабском мире, но что там делает Россия, и за что она воюет, наверное, внятно не смогут объяснить ни в Кремле, ни на Лубянке.


echo.msk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *