Витязи руси – Какие они были —Древнерусские Воины—Витязи?… И что известно о них в истории?..))…

Витязи Руси - ВОИНЫ - ГОРДОСТЬ РУСИ - Каталог статей

Есть множественные источники, которые гласят, что слово "богатырь" происходит где-то из восточных государств, а вот в других языках такого понятия не встречается, разве что только в польском. Первые упоминания принадлежат Ипатьевской летописи, это примерно 1240 год.

В древнерусском языке схожее с "богатырем" понятие - это "храбры" или "хоробры".

При этом стоит отметить, что Русь всегда славилась не только своими храбрецами, которые могли бы сегодня преподавать курсы русского языка, но и их непосредственным вооружением. Всегда европейских представителей армии восхищала кольчуга, которая делала каждого воюющего славянина практически неуязвимым. Так что про ремесло кузнецов можно отметить отдельно, а именно, свое дело они знали на "ура".

Так же у витязей Руси имелся и собственный культ меча, который был немного схож с европейскими традициями. Мечу клялись, его посылали врагам, как особый знак о войне, самых юных бойцов при помощи мяча посвящали в мечники. При этом можно найти множество идентичных действий и ритуалов между русскими богатырями и европейскими рыцарями. Так же, как и сходства, имелось много и отличий.

Кто они

Нам сегодня хорошо знакомы многие образы древнерусских героев, которые так же немного имеют и мифологические характеристики. А выделить можно не менее пятидесяти таких богатырей. Самыми древними из них считаются:

- Святогор;

- Микула Селянинович;

- Вольга;

- Волх и так далее.

И практически за каждым таким героем стоит реальный человек со своими подвигами. Взять к примеру Илью Муромца, который считается самым известным из богатырей Руси. Если верить сказаниям, то до 33 лет он был калекой, но вскоре моментально вылечился от своего недуга. Его подвиги приходятся на период правления князя Владимира.

В общеобразовательных учреждениях всем учащимся объясняют, что данный богатырь - это всего лишь некий образ, собранный с реального человека. Но как же быть с тем утверждениям, что в Киево-Печерской лавре лежат останки именно Ильи Муромца, который кстати, был причислен к лику святых?

Витязи

Если верить толковому словарю Даля, то витязи - это доблестные воины, рыцари, богатыри и так далее.То есть, по сути, понятие достаточно широкое. Традиции богатырей на Руси развивались на протяжении сотен лет, передавали их от поколения к поколению. Легендарный феномен "богатыря" в итоге получился благодаря высоким понятиям нравственности и небывалой силы воинов. В народной же памяти, данный след остался практически навсегда.

 

wikii.ru

Место Встречи Славян - Оформление

Витязи Руси.

Как известно, слово «богатырь» восточного происхождения.

В других славянских языках, кроме польского, оно неведомо, да и то было заимствовано из языка русского. В Ипатьевской летописи это слово впервые встречается в рассказе о татарских воеводах под 1240, 1243 и 1263 годами. Для обозначения понятия, которое теперь обозначается словом «богатырь», в древнерусском языке употреблялось слово «хоробр» или «храбр». Какое же отношение, спросит въедливый читатель, имеют древнерусские «храбры» к латвийской истории? Смеем заверить, что самое непосредственное. Но об этом несколько позже.

Великие воители

«Родился ли на свете
и согревается ли лучами солнца тот человек,
который бы подчинил себе силу нашу?»
Ответ славянского вождя Даврита
аварскому кагану, VI век.

Анонимный восточный автор составил по материалам VIII века «Книгу пределов мира» и в «Рассуждениях о стране Рус» пишет про её воинство так: «Одна часть их рыцарство… Там изготавливают очень ценные клинки и булатные мечи. Все руссы вооружены такими мечами, их рыцари всегда носят броню». Заметим, что слово «рыцари» он употребил без перевода. Вообще древняя Русь славилась не только лихими воителями, но и достойным вооружением. В средневековой французской героической поэме «Рено де Монтобан» упомянута bon haubert qui en Roussie, то есть «добрая кольчуга, что из Руси», благодаря которой знатный рыцарь Рено де Монтобан стал неуязвим в сражениях. Так что умели ковать железо наши предки! Существовал у древнерусских витязей и своеобразный культ меча, подобный известным рыцарским традициям Европы. На мече клялись, меч посылали врагу как знак объявления войны, юных воинов посвящали в мечники, то есть меч был основным предметом рыцарского ритуала и главным оружием в бою. Можно найти ещё немалого схожего в традициях, поведении, образе жизни европейских рыцарей и древнерусских богатырей. Однако, между этими двумя понятиями присутствует и ряд отличий, проводящих резкую грань между ними. И это важно для нас.

Кто он?

«Мужи росские доблестные воины.
При набегах немного рабов взять удается от них,
ибо неволе предпочитают все они смерть»
Захария Ритор, V век.

Образы древних, полулегендарных воинов достаточно хорошо известны нам из былин, этого уникального памятника древнерусской культуры. В них упоминается более пятидесяти богатырей! Древнейшие из них, это Святогор, Волх Всеславьевич, Михайло Потык, Вольга, Микула Селянинович. И практически за каждым из этих полулегендарных персонажей стоял реальный исторический герой! Прежде всего, это касается Ильи Муромца, наиболее известного из древнерусских богатырей, ставшего настоящим символом силы и преданного служения родине.

Предание говорит о том, что до тридцати трех лет он страдал параличом, потом чудесно излечился и совершил множество воинских подвигов во славу Руси во времена княжения Владимира Святого. Учителя истории и литературы доходчиво объясняют школярам, что это всего лишь «собирательный образ сказочного русского богатыря» и реально он никогда не существовал. Но чьи же тогда мощи лежат в полумраке Киево-Печерской лавры рядом с Нестором-летописцем и первым русским иконописцем Алимпием под скромной табличкой «Илья из Мурома»? Кого канонизировали в 1643 году? И на чем основана уверенность православной церкви в том, что в лавре почил тот самый былинный богатырь? Над этими вопросами уже почти два столетия бьются ученые мужи. Попробуем и мы приобщиться к загадке.

Начнем с того, что летописи не упоминают имени Ильи Муромца. Впрочем, это понятно – согласно традиции, простому дружиннику в них места не было. Не сохранилось достоверных сведений о житии преподобного Илии и в Киеве-Печерской лавре. Лишь косвенно говорится о том, что в иночестве он успел провести недолгое время. До монашеского пострига состоял в княжеской дружине и прославился не только воинскими подвигами, но и невиданной силой. Еще известно, что скончался он, сложив персты правой руки для молитвы так, как принято и теперь в православной церкви: три первых — вместе, а два последних — пригнув к ладони. В период борьбы со старообрядческим расколом этот факт из жития святого служил доказательством в пользу трехперстного сложения. Первый раз останки богатыря исследовались ещё в 1963 году. Тогда, в атеистическую эпоху, комиссия сделала заключение, что мумия принадлежит человеку монголоидной расы, а ранения, мол, имитированы монахами. В 1988 году экспертизу мощей провела межведомственная комиссия Минздрава УССР. Для получения объективных данных применялась самая современная методика и сверхточная японская аппаратура. Исследования позволили определить, что погребенному было 40-55 лет, рост его – 177-180 сантиметров, что для Х-ХII веков весьма внушительно! Выявлены дефекты позвоночника — результат перенесенного в юности паралича конечностей. По всей вероятности, это было следствием «ущемления седалищного нерва». Диспропорция костей плечевого пояса и неправдоподобно большие кисти рук, по мнению экспертов, свидетельствуют о том, что Илья в молодости вовсе не «сидел сиднем», а активно передвигался, используя руки. Установлена и причина смерти – «обширная рана в области сердца». Помимо округлой раны на левой руке зафиксировано также и значительное повреждение в левой области груди. Ученые предполагают, что Илья Муромец «прикрыл рукой грудь, и ударом копья рука была пригвождена к сердцу». Получается, пророчество «калик перехожих» о том, что «смерть ему в бою не писана», не сбылось. Датировка гибели была установлена приблизительно – ХI-ХII века.

Надо сказать, что Русская православная церковь, вопреки былинам, всегда относила годы активной жизни Ильи Муромца вовсе не к периоду княжения Владимира Святого, а лет на полтораста ближе к нам с вами. Еще в 1638 году в типографии лавры была напечатана книга «Тератургима» монаха Киево-Печерского монастыря Афанасия Кальнофойского. Он отметил, что богатырь жил за 450 лет до написания книги, то есть в 1188 году. Результатам последней экспертизы это не противоречит. Мы помним, что события тех далеких лет более чем драматичны. В 1157-1169 годах Киев стал ареной кровавой междоусобицы за право «великого княжения». Половцы тоже не стояли в стороне, совершив несколько опустошительных набегов на южнорусские земли. Но самым драматичным для Киева стал 1203 год. Именно тогда киевские монахи, а не только Илья, вынуждены были защищать себя и свою обитель. Войска князя Рюрика Ростиславича совместно со степняками взяли Киев «на копье» — приступом. По свидетельству летописцев, «такого разорения в Киеве дотоле не бывало». Понятно, бывший воин не мог оставаться в стороне, защищая символ древнерусского православия. Но даже если взять за основу 1188 год, получается, что Илья Муромец был современником событий, описанных в «Слове о полку Игореве», в составе киевской дружины активно участвовал в разгроме половецких войск в 1183 – 1185 годах. Даже будучи монахом, Илья Муромец мог присутствовать «в гриднице высокой», на княжеском пиру, где, скорее всего, и было впервые принародно прочтено «Слово».

Илью Муромца как былинного героя знали и за пределами Руси. В германских сказаниях ХIII века «Ортнит» помощником главного действующего лица является «Илья Русский». В норвежских сагах ХII-ХIII веков также действует отважный воин по имени Илья, сводный брат «короля Руси». Цикл былин об Илье Муромце был хорошо известен и в средневековой Польше. Посланник римского императора Эрих Лассота, посетивший Киев проездом в Запорожскую Сечь, оставил описание гробницы Ильи Муромца (Илиаса Муромлянина) в Софийском соборе. В то время богатырская гробница уже пустовала, останки были перенесены в Антониеву пещеру Киево-Печерского монастыря. В других письменных источниках того же XVI века появляется и прозвище Ильи – Чоботок. Римлянин пересказывает историю приобретения богатырем этого прозвища: неожиданно окруженный врагами в то время, когда он обувался, не имея под рукой никакого оружия, воин схватил сапог (чоботок) и принялся крушить им злодеев, одержав полную победу. Если же кто-то и сомневался в реальности Ильи Муромца, то только не жители Мурома и уж тем более села Карачарова. Здесь до сих пор помнят, что семейство Ильи носило родовое прозвище – Гущины. Проживали они не в самом Карачарове, а неподалеку, в непроходимом лесу – отсюда и прозвище, которое впоследствии стало фамилией большей части села. Среди Гущиных нередко встречались очень сильные люди. Многим мужчинам из этого рода строго-настрого запрещалось участвовать в кулачных боях, ибо те в пылу боя могли нанести серьезные увечья. Еще одна распространенная фамилия в Карачарове тоже многозначительная – Ильюшины. Местные жители издревле почитали родники, которые, по преданию, возникли от ударов копыт коня Ильи Муромца. Особо почиталась и часовня при церкви Ильи Пророка, так как ее по легенде заложил сам Илья. Здесь даже существовало поверье, «что гром происходит от того, что Илья Муромец на шести жеребцах ездит». Считается, что Троицкая церковь в селе Карачарове также заложена богатырем. В ее основание он положил несколько дубов, которые вырвал у реки и внес на крутую гору. В последние годы получило особое распространение церковное почитание Ильи. В Карачарове восстановлен храм Гурия, где установлена икона святого с частицей мощей Муромца. В подмосковной Власихе в военном гарнизоне главного штаба ракетных войск стратегического назначения построен храм в его честь. Ракетчики называют святорусского богатыря своим небесным покровителем. Недавно частицы мощей семнадцати святых праведников, в том числе и преподобного Ильи Муромца, переданы священнослужителями Киево-Печерской лавры в дар строящемуся в Ростове-на-Дону собору святителя Дмитрия Ростовского. Криминалистом и скульптором С. Никитиным по методу профессора М. Герасимова воссоздан скульптурный портрет Ильи Муромца. Мы видим лицо сильного человека, прожившего непростую жизнь. В нем воплощение спокойной силы, мудрости, великодушия и умиротворения. Сильные руки богатыря опираются не на булатный меч, а на монашеский посох как символ последних лет его жизни, проведенных в монастыре.

Согласно церковному календарю, день преподобного Ильи Муромца приходится на 1 января. Так что он имеет полное право быть принятым в компанию сказочных завсегдатаев русской новогодней ночи. Думается, новогоднего волшебства от этого только прибудет. Может, хоть он шикнет, как следует, на многочисленных Санта-Клаусов, гномов, троллей и покемонов, расплодившихся в последнее время!

Застава богатырская

«Они любят свободу и не склонны ни к рабству, ни к повиновению.
Храбры, в особенности в своей земле, выносливы:
легко переносят холод и жару, недостаток в одежде и пище.
Юноши их очень искусно владеют оружием…
Находящихся у них в плену они не держат в рабстве,
как другие народы в течение неограниченного времени…
предлагают им выбор: желают ли они за известный выкуп
возвратиться восвояси или остаться там, где они находятся,
на положении свободных и друзей».
Маврикий, VI век

«Сей народ отважен до безумия, храб, силен»
Лев Диакон, X век

«Русы мужественны и храбры… Ростом они высоки, красивы собою…»
Ибн-Русте

Вспомним известную картину Васнецова, на которой изображены три знаменитых героя русских былин: Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович. Могли ли они встретиться реально? О Добрыне Никитиче известно, что он был дядей князя Владимира Святого по матери: мать Владимира, ключница княгини Ольги Малуша – его сестра. Через двести лет летописи упоминают еще одного Добрыню — рязанского богатыря — среди знаменитых «хоробров», павших в битве на реке Калке. Имя Алеша (или Олешко) в Древней Руси было уменьшительным от Александра. Известно несколько Александров Поповичей, живших в разное время. Один из них сражался с половцами и в 1100 году «множество половец изби, а иных в поле прогна». Другой был дружинником ростовского князя Константина Всеволодовича, и в 1216 году участвовал в Липицкой битве против владимирского князя Юрия. Получается, что прототипы былинных Добрыни Никитича и Алеши Поповича действительно могли встретиться в 1223 году на Калке, правда без Ильи Муромца. Разве что в отрочестве, до 1203 года, они могли застать «храбра» — ветерана живым, если не в киевской дружине, то в монастыре уж точно!

Честь воина

А братья княжие друг друга корят,
И жадные вороны с кровли глядят,
Усобицу близкую чуя…
А. К. Толстой «Три побоища»

С горечью заметим, что история домонгольской Руси полна княжескими распрями. Но ни одно из сражений того времени не потрясло современников своей ожесточённостью так, как битва на Липице в 1216 г. И особую роль в этом сражении сыграли богатыри, прежде всего Александр Попович.
Война была порождена двумя причинами: враждой между новгородцами и Владимирской землей и усобицей между самими владимиро-суздальскими князьями. Князь Мстислав Мстиславич, прозванный за удачливость в своих многочисленных военных предприятиях Удатным (позднейшие историки переиначили прозвище в «Удалого») выступил в защиту интересов Новгорода. К его рати присоединился Попович и такие известные богатыри, как Добрыня Златой Пояс (Тимоня Резанич) и Нефедий Дикун.
Враждебные рати сошлись на равнине у Липицы. Оба воинства имели в своих рядах знаменитых витязей-богатырей, каждый из которых возглавлял собственную небольшую дружину. Так, Александр Попович, помимо слуги Торопа, выводил в поле «прочих же храбрых того ж града». Богатыри на Руси ещё именовались тогда божьими людьми (для сравнения рыцари-монахи Тевтонского ордена носили среди русских имя божьих дворян), что указывает на тот особый статус, который занимали эти витязи в обществе. Они могли служить тому или иному князю или городу, но при этом сохраняли известную независимость, которая, в конечном счете, и привела в 1219 г. к принятию ими совместного решения служить лишь великому князю киевскому как традиционному главе всей Русской земли.

Один из суздальских воевод спустился в овраг к ручью и воскликнул «ратным голосом», вызывая ростовского витязя на поединок: «Червлен щит, еду сим». Заслышав это, Попович послал к суздальцу оруженосца Торопа со своим червленым щитом – «на нем же написан лютый змей». Тороп, показав противнику герб своего хозяина, спросил: «Что хочешь от щита сего?» «Я хочу того, кто за ним едет», – отвечал поединщик. Вызов был принят. «И Торопец пригна к Олександру, рече: «Тоби, господине, зовет». И Олександр, похватя щит, бысть за рекою и рече ему: «Отъеди». И тако борзо ся съехашася. И Олександр вырази воеводу из седла и ступи ему на горло и обрати оружие свое, рече ему: «Чего хочешь?» И он рече: «Господине, хощу живота». И Олександр рече: «Иди, трижды погрузися в реку да буди у мене». И он погрузивси и прииде к нему. И Олександр рече: «Едь к своему князю и скажи ему: «Олександр Попович велит тебе уступить вотчину великого князя или же мы ее сами у тебя возьмем. Да привези мне ответ, а то я тебя и среди полков найду!» Суздалец съездил к своему князю и вернулся с отказом.

Уже в разгаре битвы Мстислав Удатный со своими витязями врубился во вражеские полки. В этом натиске Александр Попович сошелся с «безумным боярином» Ратибором и тот, несмотря на всю свою похвальбу, был сражен им в поединке. Та же участь постигла и другого суздальского богатыря Юряту. В конце концов, воины Ярослава дрогнули и побежали, а, глядя на них, и Юрий тоже «вда плече». Немалую роль в этой победе сыграли богатыри, сражавшиеся за правое дело, поскольку кровавую междоусобицу развязали именно князья Ярослав и Юрий.

Мстислав Удатный покинул Новгород уже в 1218 г., отправившись на юг «поискать Галича», да так и остался там. Вскоре ему пришлось потерпеть первое в жизни и самое страшное поражение – на Калке в 1223 году, от неведомых ещё никому татар. Ростовские витязи Александр Попович и Добрыня Золотой Пояс отъехали в Киев и также погибли на Калке вместе со всеми бывшими там богатырями, прикрывая отход разбитой русской рати: «…и Александр Попович ту же убиен бысть с теми семьюдесятью храбрых».

На нем лежит, как символ посвященья,
Арийской чистоты последняя печать.
Он – Бог Войны, он – призрак отомщенья,
Мы смотрим на него, и… глаз не оторвать.
С. Яшин

Старины… Так называл народ свой героический эпос. К сожалению, не осталось уже на земле ни одного человека, который мог бы не с книги, а по па

uistoka.com

Какие они были ---Древнерусские Воины---Витязи?... И что известно о них в истории?..))...

Ратное искусство древних славян.

Помню в детстве после того, как я закончил третий класс, классный руководитель подарила мне книгу – сказания про русских богатырей. Ещё тогда я был очарован силой, мудростью, предприимчивостью русских былинных воинов и богатырей. Особенно поражал тот факт, что богатыри могли драться с несколькими противниками и побеждали. В голове не укладывается тот факт, что в троем-пятером эти смельчаки патрулировали окрестности и сражались на равных с отрядами, превосходящих их отряд по численности в несколько раз. Можно посчитать всё это вымыслом, однако, не только легенды и сказания, но и исторические хроники приписывали обладание нечеловеческими магическими навыками вполне реальным историческим лицам. Так Вольга Святославович, персонаж русских былин, мог превращаться в зверя, сходная молва шла и о князе Всеславе, правившим Полоцкой землей в середине 9 века, предполагаю, что у летописцев не было оснований сомневаться в истинности слухов, так как они упомянули наличие способности обращаться в волка в «Слово о полку Игореве» .

Секретами ратного колдовства обладали также киевский князь Святослав и его дядька-наставник Добрыня, а также запорожские казаки. Своими мифическими победами казаки обязаны познаниями в боевой магии, когда они без ратного доспеха сражались и побеждали. Также они могли заранее узнать о планах противника, передвигаться со сверхъестественной скоростью, могли долгое время находиться в неблагоприятных условиях, могли напускать на своих врагов ледяной страх и забирать силы и отвагу.

К сожалению, многие секреты ратного искусства древних славян канули в лепту, многие секреты остались жить, но их хранят как зеницу ока и не распространяют среди простого люда, однако стараниями филологов, фольклористов, исследователей старины, мы можем прикоснуться и приоткрыть эти древние тайны. Но даже донеся эти знания современному человеку мы получим его неверие, столь необычно оно кажется нам, обитателям бетонных джунглей. Битва происходила не только на физическом уровне, но и на уровне астрала, поэтому только тот, кто позаботился о своей защите на этом уровне, может рассчитывать на победу. Поражает тот факт, что Илья Муромец мог подпитаться энергией от Земли-матушки, да так, что становился непобедимым и мог сражаться дольше любого тренированного воина. Хотя большинство ритуалов высшей магии было доступно только профессионалам, существовали нехитрые ритуалы, проделав которые любой воин мог повысить свою защиту и улучшить шанс успешного нападения, получить преимущества по сравнению с врагом.

Умение создавать оружие, наделяющее воина великой силой и позволяющее выходить победителем из любого поединка, называлось «Кий-Бий» . Для создания такого оружия воин уходил в тёмную безлунную ночь в лес, прихватив оружие; после того, как он приходил на место назначения, клал оружие под большой камень, закрыв место сверху листьями дуба и зверобоя. После этого ему нужно было лишь ждать, он разводил недалеко от камня костёр, повернувшись к камню спиной, сидел всю ночь. Он ждал крика ночной птицы или зверя, раздававшегося в ночной тишине за спиной. Если такой крик был, то оружие прошло зарядку и было готово к битве, если нет, то ритуал повторяли. Вынимая оружие из под камня, воин произносил заклинание-наговор: «На защиту и бережение против всякого лиха! »

Запорожские казаки использовали несколько другой способ защиты – они умело нападали, а нападали они по своему: лишая врага силы и отваги на расстоянии, при этом всю силу они забирали себе, сила перетекала к самому колдующему и простые смертные не имели шансов против такого рода противников. До сих пор учёные ломают головы над тем, как легковооружённые казаки могли побеждать отборные войска польских рыцарей. А не в наличие ли способностей к колдовству кроется ответ… Овладение техникой ведения боя запорожских казаков требует продвинутого уровня экстрасенсорных способностей. Казак видел своего противника и представлял как сила противника рекой течёт к нему, чем

otvet.mail.ru

Гипотезы и факты » Витязи Руси

Как известно, слово «богатырь» восточного происхождения.

В других славянских языках, кроме польского, оно неведомо, да и то было заимствовано из языка русского. В Ипатьевской летописи это слово впервые встречается в рассказе о татарских воеводах под 1240, 1243 и 1263 годами. Для обозначения понятия, которое теперь обозначается словом «богатырь», в древнерусском языке употреблялось слово «хоробр» или «храбр». Какое же отношение, спросит въедливый читатель, имеют древнерусские «храбры» к латвийской истории? Смеем заверить, что самое непосредственное. Но об этом несколько позже.

Великие воители

«Родился ли на свете
и согревается ли лучами солнца тот человек,
который бы подчинил себе силу нашу?»
Ответ славянского вождя Даврита
аварскому кагану, VI век.

Анонимный восточный автор составил по материалам VIII века «Книгу пределов мира» и в «Рассуждениях о стране Рус» пишет про её воинство так: «Одна часть их рыцарство… Там изготавливают очень ценные клинки и булатные мечи. Все руссы вооружены такими мечами, их рыцари всегда носят броню». Заметим, что слово «рыцари» он употребил без перевода. Вообще древняя Русь славилась не только лихими воителями, но и достойным вооружением. В средневековой французской героической поэме «Рено де Монтобан» упомянута bon haubert qui en Roussie, то есть «добрая кольчуга, что из Руси», благодаря которой знатный рыцарь Рено де Монтобан стал неуязвим в сражениях. Так что умели ковать железо наши предки! Существовал у древнерусских витязей и своеобразный культ меча, подобный известным рыцарским традициям Европы. На мече клялись, меч посылали врагу как знак объявления войны, юных воинов посвящали в мечники, то есть меч был основным предметом рыцарского ритуала и главным оружием в бою. Можно найти ещё немалого схожего в традициях, поведении, образе жизни европейских рыцарей и древнерусских богатырей. Однако, между этими двумя понятиями присутствует и ряд отличий, проводящих резкую грань между ними. И это важно для нас.

Кто он?

«Мужи росские доблестные воины.
При набегах немного рабов взять удается от них,
ибо неволе предпочитают все они смерть»
Захария Ритор, V век.

Образы древних, полулегендарных воинов достаточно хорошо известны нам из былин, этого уникального памятника древнерусской культуры. В них упоминается более пятидесяти богатырей! Древнейшие из них, это Святогор, Волх Всеславьевич, Михайло Потык, Вольга, Микула Селянинович. И практически за каждым из этих полулегендарных персонажей стоял реальный исторический герой! Прежде всего, это касается Ильи Муромца, наиболее известного из древнерусских богатырей, ставшего настоящим символом силы и преданного служения родине.

Предание говорит о том, что до тридцати трех лет он страдал параличом, потом чудесно излечился и совершил множество воинских подвигов во славу Руси во времена княжения Владимира Святого. Учителя истории и литературы доходчиво объясняют школярам, что это всего лишь «собирательный образ сказочного русского богатыря» и реально он никогда не существовал. Но чьи же тогда мощи лежат в полумраке Киево-Печерской лавры рядом с Нестором-летописцем и первым русским иконописцем Алимпием под скромной табличкой «Илья из Мурома»? Кого канонизировали в 1643 году? И на чем основана уверенность православной церкви в том, что в лавре почил тот самый былинный богатырь? Над этими вопросами уже почти два столетия бьются ученые мужи. Попробуем и мы приобщиться к загадке.

Начнем с того, что летописи не упоминают имени Ильи Муромца. Впрочем, это понятно – согласно традиции, простому дружиннику в них места не было. Не сохранилось достоверных сведений о житии преподобного Илии и в Киеве-Печерской лавре. Лишь косвенно говорится о том, что в иночестве он успел провести недолгое время. До монашеского пострига состоял в княжеской дружине и прославился не только воинскими подвигами, но и невиданной силой. Еще известно, что скончался он, сложив персты правой руки для молитвы так, как принято и теперь в православной церкви: три первых — вместе, а два последних — пригнув к ладони. В период борьбы со старообрядческим расколом этот факт из жития святого служил доказательством в пользу трехперстного сложения. Первый раз останки богатыря исследовались ещё в 1963 году. Тогда, в атеистическую эпоху, комиссия сделала заключение, что мумия принадлежит человеку монголоидной расы, а ранения, мол, имитированы монахами. В 1988 году экспертизу мощей провела межведомственная комиссия Минздрава УССР. Для получения объективных данных применялась самая современная методика и сверхточная японская аппаратура. Исследования позволили определить, что погребенному было 40-55 лет, рост его – 177-180 сантиметров, что для Х-ХII веков весьма внушительно! Выявлены дефекты позвоночника — результат перенесенного в юности паралича конечностей. По всей вероятности, это было следствием «ущемления седалищного нерва». Диспропорция костей плечевого пояса и неправдоподобно большие кисти рук, по мнению экспертов, свидетельствуют о том, что Илья в молодости вовсе не «сидел сиднем», а активно передвигался, используя руки. Установлена и причина смерти – «обширная рана в области сердца». Помимо округлой раны на левой руке зафиксировано также и значительное повреждение в левой области груди. Ученые предполагают, что Илья Муромец «прикрыл рукой грудь, и ударом копья рука была пригвождена к сердцу». Получается, пророчество «калик перехожих» о том, что «смерть ему в бою не писана», не сбылось. Датировка гибели была установлена приблизительно – ХI-ХII века.

Надо сказать, что Русская православная церковь, вопреки былинам, всегда относила годы активной жизни Ильи Муромца вовсе не к периоду княжения Владимира Святого, а лет на полтораста ближе к нам с вами. Еще в 1638 году в типографии лавры была напечатана книга «Тератургима» монаха Киево-Печерского монастыря Афанасия Кальнофойского. Он отметил, что богатырь жил за 450 лет до написания книги, то есть в 1188 году. Результатам последней экспертизы это не противоречит. Мы помним, что события тех далеких лет более чем драматичны. В 1157-1169 годах Киев стал ареной кровавой междоусобицы за право «великого княжения». Половцы тоже не стояли в стороне, совершив несколько опустошительных набегов на южнорусские земли. Но самым драматичным для Киева стал 1203 год. Именно тогда киевские монахи, а не только Илья, вынуждены были защищать себя и свою обитель. Войска князя Рюрика Ростиславича совместно со степняками взяли Киев «на копье» — приступом. По свидетельству летописцев, «такого разорения в Киеве дотоле не бывало». Понятно, бывший воин не мог оставаться в стороне, защищая символ древнерусского православия. Но даже если взять за основу 1188 год, получается, что Илья Муромец был современником событий, описанных в «Слове о полку Игореве», в составе киевской дружины активно участвовал в разгроме половецких войск в 1183 – 1185 годах. Даже будучи монахом, Илья Муромец мог присутствовать «в гриднице высокой», на княжеском пиру, где, скорее всего, и было впервые принародно прочтено «Слово».

Илью Муромца как былинного героя знали и за пределами Руси. В германских сказаниях ХIII века «Ортнит» помощником главного действующего лица является «Илья Русский». В норвежских сагах ХII-ХIII веков также действует отважный воин по имени Илья, сводный брат «короля Руси». Цикл былин об Илье Муромце был хорошо известен и в средневековой Польше. Посланник римского императора Эрих Лассота, посетивший Киев проездом в Запорожскую Сечь, оставил описание гробницы Ильи Муромца (Илиаса Муромлянина) в Софийском соборе. В то время богатырская гробница уже пустовала, останки были перенесены в Антониеву пещеру Киево-Печерского монастыря. В других письменных источниках того же XVI века появляется и прозвище Ильи – Чоботок. Римлянин пересказывает историю приобретения богатырем этого прозвища: неожиданно окруженный врагами в то время, когда он обувался, не имея под рукой никакого оружия, воин схватил сапог (чоботок) и принялся крушить им злодеев, одержав полную победу. Если же кто-то и сомневался в реальности Ильи Муромца, то только не жители Мурома и уж тем более села Карачарова. Здесь до сих пор помнят, что семейство Ильи носило родовое прозвище – Гущины. Проживали они не в самом Карачарове, а неподалеку, в непроходимом лесу – отсюда и прозвище, которое впоследствии стало фамилией большей части села. Среди Гущиных нередко встречались очень сильные люди. Многим мужчинам из этого рода строго-настрого запрещалось участвовать в кулачных боях, ибо те в пылу боя могли нанести серьезные увечья. Еще одна распространенная фамилия в Карачарове тоже многозначительная – Ильюшины. Местные жители издревле почитали родники, которые, по преданию, возникли от ударов копыт коня Ильи Муромца. Особо почиталась и часовня при церкви Ильи Пророка, так как ее по легенде заложил сам Илья. Здесь даже существовало поверье, «что гром происходит от того, что Илья Муромец на шести жеребцах ездит». Считается, что Троицкая церковь в селе Карачарове также заложена богатырем. В ее основание он положил несколько дубов, которые вырвал у реки и внес на крутую гору. В последние годы получило особое распространение церковное почитание Ильи. В Карачарове восстановлен храм Гурия, где установлена икона святого с частицей мощей Муромца. В подмосковной Власихе в военном гарнизоне главного штаба ракетных войск стратегического назначения построен храм в его честь. Ракетчики называют святорусского богатыря своим небесным покровителем. Недавно частицы мощей семнадцати святых праведников, в том числе и преподобного Ильи Муромца, переданы священнослужителями Киево-Печерской лавры в дар строящемуся в Ростове-на-Дону собору святителя Дмитрия Ростовского. Криминалистом и скульптором С. Никитиным по методу профессора М. Герасимова воссоздан скульптурный портрет Ильи Муромца. Мы видим лицо сильного человека, прожившего непростую жизнь. В нем воплощение спокойной силы, мудрости, великодушия и умиротворения. Сильные руки богатыря опираются не на булатный меч, а на монашеский посох как символ последних лет его жизни, проведенных в монастыре.

Согласно церковному календарю, день преподобного Ильи Муромца приходится на 1 января. Так что он имеет полное право быть принятым в компанию сказочных завсегдатаев русской новогодней ночи. Думается, новогоднего волшебства от этого только прибудет. Может, хоть он шикнет, как следует, на многочисленных Санта-Клаусов, гномов, троллей и покемонов, расплодившихся в последнее время!

Застава богатырская

«Они любят свободу и не склонны ни к рабству, ни к повиновению.
Храбры, в особенности в своей земле, выносливы:
легко переносят холод и жару, недостаток в одежде и пище.
Юноши их очень искусно владеют оружием…
Находящихся у них в плену они не держат в рабстве,
как другие народы в течение неограниченного времени…
предлагают им выбор: желают ли они за известный выкуп
возвратиться восвояси или остаться там, где они находятся,
на положении свободных и друзей».
Маврикий, VI век

«Сей народ отважен до безумия, храб, силен»
Лев Диакон, X век

«Русы мужественны и храбры… Ростом они высоки, красивы собою…»
Ибн-Русте

Вспомним известную картину Васнецова, на которой изображены три знаменитых героя русских былин: Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович. Могли ли они встретиться реально? О Добрыне Никитиче известно, что он был дядей князя Владимира Святого по матери: мать Владимира, ключница княгини Ольги Малуша – его сестра. Через двести лет летописи упоминают еще одного Добрыню — рязанского богатыря — среди знаменитых «хоробров», павших в битве на реке Калке. Имя Алеша (или Олешко) в Древней Руси было уменьшительным от Александра. Известно несколько Александров Поповичей, живших в разное время. Один из них сражался с половцами и в 1100 году «множество половец изби, а иных в поле прогна». Другой был дружинником ростовского князя Константина Всеволодовича, и в 1216 году участвовал в Липицкой битве против владимирского князя Юрия. Получается, что прототипы былинных Добрыни Никитича и Алеши Поповича действительно могли встретиться в 1223 году на Калке, правда без Ильи Муромца. Разве что в отрочестве, до 1203 года, они могли застать «храбра» — ветерана живым, если не в киевской дружине, то в монастыре уж точно!

Честь воина

А братья княжие друг друга корят,
И жадные вороны с кровли глядят,
Усобицу близкую чуя…
А. К. Толстой «Три побоища»

С горечью заметим, что история домонгольской Руси полна княжескими распрями. Но ни одно из сражений того времени не потрясло современников своей ожесточённостью так, как битва на Липице в 1216 г. И особую роль в этом сражении сыграли богатыри, прежде всего Александр Попович.
Война была порождена двумя причинами: враждой между новгородцами и Владимирской землей и усобицей между самими владимиро-суздальскими князьями. Князь Мстислав Мстиславич, прозванный за удачливость в своих многочисленных военных предприятиях Удатным (позднейшие историки переиначили прозвище в «Удалого») выступил в защиту интересов Новгорода. К его рати присоединился Попович и такие известные богатыри, как Добрыня Златой Пояс (Тимоня Резанич) и Нефедий Дикун.
Враждебные рати сошлись на равнине у Липицы. Оба воинства имели в своих рядах знаменитых витязей-богатырей, каждый из которых возглавлял собственную небольшую дружину. Так, Александр Попович, помимо слуги Торопа, выводил в поле «прочих же храбрых того ж града». Богатыри на Руси ещё именовались тогда божьими людьми (для сравнения рыцари-монахи Тевтонского ордена носили среди русских имя божьих дворян), что указывает на тот особый статус, который занимали эти витязи в обществе. Они могли служить тому или иному князю или городу, но при этом сохраняли известную независимость, которая, в конечном счете, и привела в 1219 г. к принятию ими совместного решения служить лишь великому князю киевскому как традиционному главе всей Русской земли.

Один из суздальских воевод спустился в овраг к ручью и воскликнул «ратным голосом», вызывая ростовского витязя на поединок: «Червлен щит, еду сим». Заслышав это, Попович послал к суздальцу оруженосца Торопа со своим червленым щитом – «на нем же написан лютый змей». Тороп, показав противнику герб своего хозяина, спросил: «Что хочешь от щита сего?» «Я хочу того, кто за ним едет», – отвечал поединщик. Вызов был принят. «И Торопец пригна к Олександру, рече: «Тоби, господине, зовет». И Олександр, похватя щит, бысть за рекою и рече ему: «Отъеди». И тако борзо ся съехашася. И Олександр вырази воеводу из седла и ступи ему на горло и обрати оружие свое, рече ему: «Чего хочешь?» И он рече: «Господине, хощу живота». И Олександр рече: «Иди, трижды погрузися в реку да буди у мене». И он погрузивси и прииде к нему. И Олександр рече: «Едь к своему князю и скажи ему: «Олександр Попович велит тебе уступить вотчину великого князя или же мы ее сами у тебя возьмем. Да привези мне ответ, а то я тебя и среди полков найду!» Суздалец съездил к своему князю и вернулся с отказом.

Уже в разгаре битвы Мстислав Удатный со своими витязями врубился во вражеские полки. В этом натиске Александр Попович сошелся с «безумным боярином» Ратибором и тот, несмотря на всю свою похвальбу, был сражен им в поединке. Та же участь постигла и другого суздальского богатыря Юряту. В конце концов, воины Ярослава дрогнули и побежали, а, глядя на них, и Юрий тоже «вда плече». Немалую роль в этой победе сыграли богатыри, сражавшиеся за правое дело, поскольку кровавую междоусобицу развязали именно князья Ярослав и Юрий.

Мстислав Удатный покинул Новгород уже в 1218 г., отправившись на юг «поискать Галича», да так и остался там. Вскоре ему пришлось потерпеть первое в жизни и самое страшное поражение – на Калке в 1223 году, от неведомых ещё никому татар. Ростовские витязи Александр Попович и Добрыня Золотой Пояс отъехали в Киев и также погибли на Калке вместе со всеми бывшими там богатырями, прикрывая отход разбитой русской рати: «…и Александр Попович ту же убиен бысть с теми семьюдесятью храбрых».

Образ богатыря

На нем лежит, как символ посвященья,
Арийской чистоты последняя печать.
Он – Бог Войны, он – призрак отомщенья,
Мы смотрим на него, и… глаз не оторвать.
С. Яшин

Старины… Так называл народ свой героический эпос. К сожалению, не осталось уже на земле ни одного человека, который мог бы не с книги, а по памяти, со слов прадеда, по-старинному нараспев, от «зачина» до «исхода» исполнить, скажем, старину о крестьянском сыне-богатыре, прискакавшем из далекого села Карачарова на помощь осажденному татарами Чернигову. Великая народная мечта продлила жизнь русского богатыря от Х века, когда он, победив Соловья-разбойника, пьет зелено вино на пиру самого Владимира Красное Солнышко, до XVII, когда «старой ли казак Илья Муромец» едет по чистому полю через ковыль траву и ему встречаются «станишники, по-нашему, русскому, разбойники». Народная память хранила имена и деяния богатырей, олицетворявших сопротивление грабителям и захватчикам, которые слились в собирательный образ «татар», главных врагов того времени, а центром единения и борьбы сделался Киев, древняя столица Руси. Народное творчество, связуя поколения памятью, воспитывало патриотические чувства, исподволь, из глуби жизни подготавливая народ к роли подлинного творца истории. Любопытно, что князей церкви в старинах совсем нет, бояре и князья светские, кроме Владимира, эпизодические и довольно пассивные фигуры. Все они не только далеки от забот и дел богатырей, но и относятся к ним с откровенным презрением: сам «ласковый» Владимир назовет однажды Илью Муромца «деревенщиной засельщиной». Безыменные гусляры, скоморохи, калики перехожие, песнопевцы создали всесословную галерею народных героев. Среди них Самсон Колыбанович, Данило Ловчанин, Соловей Будимирович, Волх Всеславич, Дунай Иванович, Василий Буслаев и его строгая матушка Амелфа Тимофевна, богатый гость Садко, вожак перехожих калик Косьян Михайлович, Чурила Пленкович, Иван Гостиный сын, Суровец Суздалец и так далее — такого многообразия народных типов не знала великая средневековая русская литература! Отметим также, что герои нашего былинного эпоса, кроме физической силы, обладают прекрасными нравственными качествами, наиболее полно отразившимися в образе Ильи Муромца: он прост, сдержан, спокоен, смел, уверен в себе, независим в суждениях, бескорыстен, добродушен, скромен, умеет пахать, воевать и от души веселиться. И еще одно, очень важное. Среди сотен былинных сюжетов нет ни единого, в котором изображались бы феодальные распри, междоусобицы князей, и, сообразно народным идеалам, русские богатыри не путешествуют с обнаженным мечом за тридевять земель. Они уничтожают лесных разбойников, держат заставы и, оберегая родную землю от внешнего врага, ведут только оборонительные сражения, что было главной заботой и великой исторической миссией русского народа в эпоху средневековья. Центр тяжести этой эпохи пришелся на период со второй трети XIII века до середины XV. Историк В. О. Ключевский подсчитал, что с 1228 по 1462 год только северо-восточная и северная Русь вынесли 160 внешних войн и грабительских набегов! Русский героический эпос как высокое гуманистическое достижение общечеловеческой культуры был активной силой этого самого тяжкого лихолетья в жизни народа, подготовившего коренной поворот всемирной истории.

Русские рыцари?

О тех героях, что ушли,
Оставив сталь свою в курганах…
А. Аринушкин «Пророчество»

Мы с юных лет находимся под неосознанным обаянием рыцарства. Даже страшные факты средневековых зверств псов-рыцарей, которые огнём и мечом несли западные «общечеловеческие ценности» народам востока, не могут поколебать красивую легенду о «благородном рыцаре», любимце прекрасных дам: «О, прекрасная Брунгильда, будь моей женой!». И белоснежная улыбка в сорок зубов. Всё же, давайте, поразмышляем.

Согласно словарю В.И.Даля, витязь — это «храбрый и удатливый воин, доблестный ратник, герой, воитель, рыцарь, богатырь». Это понятие даже шире, чем рыцарь, ведь витязь, в отличие от него, мог быть и пешим. По своему положению, воинской подготовке, вооружению русские богатыри практически не отличались от западноевропейских рыцарей. Но как радикально различались они по своему мировоззрению и духовно-нравственным основам! Попробуем же сравнить.
Рыцари совершали свои подвиги либо по внутреннему побуждению, либо во славу своего сюзерена, либо ради прекрасной дамы. Заставы богатырские защищали родную землю. В этом и состоял исключительный смысл жизни богатырей. Ни в одном из трёх тысяч (!) сохранившихся былинных текстов нет восхваления успешных захватнических походов или грабительских набегов.

Рыцари участвовали в крестовых походах, искали церковные реликвии, боролись с «неверными» и язычниками. В то же время не известно фактов участия русских богатырей в акциях, носивших религиозный характер.

Рыцарь — это всегда человек благородного происхождения, дворянин, полный сословной гордости и презирающий чернь. Среди богатырей были как представители знати, так и выходцы из народа. Например, Илья Муромец, самый знаменитый и прославленный богатырь – крестьянский сын.

Рыцарь — это боец, который заботится прежде всего о личной славе, ярко выраженный индивидуалист, в котором нет чувства содружества, «рыцарского братства». Витязи заставы богатырской — это всегда побратимы, до конца стоящие «за други своя».

Ещё в 1869 году О.Миллер отмечал: «В западноевропейском эпосе не видим мы впереди, первенствующими, богатырей из народа, потому что эпос облекает в богатырские формы основные действующие силы истории, а на Западе в течение средних веков такою действующею силой народ не являлся».
Выводы делай сам, уважаемый читатель.

Последний подвиг

«Да не посрамим земли Русския,
но ляжем костьми тут: мертвыи бо срама не имут».
князь Святослав

В течение сотен лет развивались традиции русских витязей. Их передавали новому, молодому поколению богатырей. Высокие нравственные каноны в сочетании с великолепной воинской выучкой прирождённых бойцов создали в конечном счёте легендарный феномен русского богатырства, оставивший неизгладимый след в народной памяти. Раздробленность государства, княжеские усобицы XII века ослабляли Русь, делали её беззащитной перед лицом внешней угрозы. В этих условиях именно богатыри сыграли особую роль в спасении родной земли, являясь не только отборной боевой силой, но и живым примером, действующими хранителями древних воинских традиций. Самим фактом своего существования они оказывали существенное влияние на процесс воссоединения древнерусских земель. Известно, что незадолго до трагической битвы на Калке в 1223 г. цвет русского богатырства принимает единодушное решение отныне служить лишь киевскому князю как символу государственного единства Руси. Отряд в семь десятков богатырей, среди которых находился и уже известный нам Александр Попович, выступил вслед за основными силами объединённого русского войска, которое двинулось в степи навстречу татарским туменам Субудая. Они подошли к месту сражения в тот момент, когда разбитые княжеские дружины в беспорядке отступали под натиском монголо-татарской конницы, безжалостно вырубавшей бегущих. Тогда и был совершён последний богатырский подвиг русских витязей. Семьдесят бойцов прикрыли отход разбитого войска, ценой своей жизни позволив уйти уцелевшим…

Символичным стал последний подвиг богатырей. У реки Калки полегли лучшие люди русского воинства, и с ними ушла целая эпоха. После 1223 года русское богатырство, как уникальное военно-духовное явление исчезло. Просто не стало тех, кто был хранителем нравственной традиции, кто мог бы передать её, воспитав новые поколения витязей. Потом рождались другие воины-герои, слово «богатырь» по-прежнему было в ходу, но дух древнего богатырского братства ушёл безвозвратно, сохранившись лишь в старых былинах.

Мужи чести

Дружина Рюрикова на двунадесяти языках говорила.
Были варяги, называвшие князя смешно: кнез.
Были свеи, англы, эсты, были даже датчане,
с которыми варяги от века то люто дрались,
то вместе шли против саксов.
Тут брали лучших из тех, кто странствовал сам собой
по холодному Варяжскому морю, искал удачливого вождя.
А был ли на свете вождь славнее Рюрика из племени вагров?
М.Семёнова «Лебеди улетают».

Но какое же отношение имели витязи Руси к земле латвийской? Как выясняется, самое непосредственное. Об этом не принято говорить вслух в приличном латышском обществе, но многочисленные находки археологов позволяют утверждать, что существовала тысячу лет назад т.н. «культура северной дружины», в том числе и на территории современной Латвии. Не многие знают, что княжеская дружина никогда не была чисто национальным формированием, но являлась боевым содружеством воинов-побратимов, сынов разных земель и народов. В «род» воинский вступали после многочисленных испытаний, и великой честью было стать членом боевого братства. Отметим, что воин проходил проверку не столько своих бойцовских, сколько духовных качеств и в конце получал мистическое Посвящение. В этом смысле настоящие воины, Мужи Чести, противостояли людям Выгоды, видя в битвах особое служение богам. И сами они были ОСОБЫМИ ЛЮДЬМИ, избранными и отверженными.

Древнерусские летописи доносят до нас вести из глубины веков, память об удальцах земли балтийской. Известно, что ещё в начале X века в дружине князя Олега были воины эстского происхождения. Чудские «вои» и «мужи» неоднократно принимали участие в боевых походах киевских князей. Владимир даже использовал «лучших мужей» для заселения южнорусских «градов». Так что ещё в X веке прибалты принимали активное участие в устроении русской земли (как тут не вспомнить красных латышских стрелков, достойных наследников боевой славы дружинников-балтов). В договоре 944 года с Византией упомянуты киевские дружинники из «либи», т.е. из ливов. Киевский князь Владимир Мономах использовал «чудь» для борьбы с кочевниками. Отмечены ливские и латгальские бойцы в 1180 году в войске полоцкого князя Всеслава. Вообще отряды храбрых ливов в составе древнерусских дружин упоминаются многократно. Нужно понять, что тысячу лет назад, когда сильна была ещё традиция, именно род был самой живучей формой общественной организации. Человеку, не мыслившему себя иначе как в роду, непременно хотелось, чтобы рядом по-прежнему были отец и братья, готовые прийти на помощь. Поэтому предводитель дружины считался ОТЦОМ своих людей, а воины одного ранга – БРАТЬЯМИ. Любопытно, что летописи древней Руси говорят об этом, именуя дружины «чадью», то есть буквально «детьми» князя. Поэтому, вспоминая о дружинах древнерусских князей, мы говорим о вненациональных отрядах воинов-побратимов, что служили верой и правдой «ища себе чести, а князю славы». К XII веку, когда на территорию современной Латвии пришли немецкие захватчики, здесь уже стояли укрепленные города-форпосты, в которых рядом с ливами, латгалами, селами жили выходцы из русских земель. Жили под охраной княжеских дружин, олицетворявших собой особый мир. Сталь волн Варяжского моря. Сталь глаз соколят из Рюрикова гнезда. Ясность. Четкость. Ответственность. Прямые полосы тяжелых клинков, беспощадных и справедливых, несущих честное имя кузнеца-руса на своих стальных телах. Четкость строя «стены» кольчужников-русов и четкость каст-«родов». То, что пытался выразить в своих полотнах прозревший сквозь века великий русский художник Константин Васильев.

Латгальские амазонки

Излечиться от липкого света луны,
Вспомнить истинный свет, что не тронут еще зеркалами,
Станут руны видны, станут Веды слышны
И взметнется костров очистительных пламя.
Разудалая братина круг обойдет,
Ярой силы полна, зашумит богатырская страва.
Снова посолонь будет ходить хоровод:
— Слава Предкам! — и эхом откликнется, — Слава!
Светобор.

Смешанные княжеские дружины, где плечом к плечу стояли венд, полочанин, новгородец, лив. Но были ли среди этих воинов витязи знаменитые, память о которых дошла до нас сквозь мглу веков? Ответ на этот немудрящий вопрос таится в сокровищнице народных преданий. И узнаем мы вещь удивительную! Оказывается, в древнерусских былинах наряду с циклами о Святогоре, Илье Муромце или Добрыне Никитиче есть целый цикл сказаний о богатырше Латыгорке, что родом была из наших прибалтийских мест. Само прозвание этой отчаянной воительницы прославляет имя её отважного племени: летты, лотыголы, латгалы.

По преданию, эта красавица вызвала на бой самого Илью Муромца, и одолел он её лишь на третий день борьбы. Признаем, не самое славное достижение Ильи, который бывало с целым полчищем кочевников разделывался гораздо быстрее. Но, победив в поединке честном, пал Муромец жертвой чар прекрасной латгалки, безропотно покорившись вековечной мужской участи… И через положенный срок родила Латыгорка ему дочь. Правда, возникает легкомысленное предположение: а вдруг инициативная Латыгорка и на поединок-то его вызвала просто потому, что искала повод для знакомства с прославленным витязем? Если так, то воистину неисповедимо женское коварство… Кстати, Илье не пришлось краснеть за происхождение своего ребенка: богатырша оказалась княгиней, правительницей небольшого владения в Балтии.

Другому русскому былинному богатырю, Микуле Селяниновичу, повезло меньше: он даже не смог познакомиться с могучей и страстной княгиней Латыгоркой, а лишь одолел на поединке одного из ее дружинников. С киевским князем воевал брат Латыгорки и сумел прославиться своими воинскими подвигами. И словно в романах писателя Александра Дюма о мушкетерах, приключения продолжаются лет двадцать спустя, когда дочь воительницы Латыгорки отправляется в Киев проведать своего батюшку Илью.

Вызывает восхищение богатырская сила и бойцовские качества Латыгорки. Напомним, что Илья Муромец играючи скрутил Соловья-разбойника, без проблем мог в одиночку уничтожить целую рать кочевников, и лишь прибалтийская дама оказалась для него достойным противником. Не потому ли это происходило, что воины из Балтии служили и в русских дружинах, а о товарищах по оружию положено отзываться с уважением?

Скандинавские валькирии пользовались особым почётом среди воинов. Можно только предполагать, какой мистический ореол мог окружать легендарную латгальскую воительницу в те времена. С кем только ни приходилось воевать киевским дружинникам, даже с трехглавым змеем по имени Горыныч. А вот с богатыршей впервые столкнулись в Балтии. А, может, не случаен цикл легенд о Латыгорке, и посмеем мы высказать смелое предположение: а вдруг более тысячи лет назад существовали латгальские амазонки? Ответ, возможно, скрывают древние могильные курганы, где спят до поры прекрасные балтийские воительницы.

gifakt.ru

ОТЧЕГО ПЕРЕВЕЛИСЬ ВИТЯЗИ НА РУСИ?

ОТЧЕГО ПЕРЕВЕЛИСЬ ВИТЯЗИ НА РУСИ?

  Однажды на закате солнца выехало на Сафат-реку семеро русских богатырей, названых братьев; был тут и Илья Муромец, и Добрыня, и Алеша Попович.

  Видят богатыри перед собою широкое чистое поле, а среди поля вырос развесистый дуб, дуплистый, старый; около дуба сходятся три дороги: первая ведет к Новгороду, вторая к старому Киеву, а третья к синему морю, последняя дорога широкая, прямая, только нельзя по ней ездить: уже три года, как залегла она, заняли ее разбойники татары.

  Остановились под дубом русские витязи, разложили тут шатер полотняный, коней пустили на зеленый луг, а сами легли отдыхать. Поутру проснулся Добрыня с зарею, чистой росой умылся, господу богу помолился и оглянулся кругом. Видит Добрыня: за Сафат-рекою стоит белый полотняный шатер, залег в нем злой татарин, не дает проезду конному, не дает дороги пешему.

  Оседлал Добрыня своего доброго коня, положил потнички на потнички, воилочки на воилочки, а сверх всего на коврик надел черкасское седельце, взял свое оружие, сел на коня и ударил своего бурушку по крутым бедрам; конь от земли отделился, перескочил на другой берег Сафат-реки. Кричит Добрыня татарину:

  — Выходи, злой татарин, со мной на честный бой!

  Не два ветра в поле слетались, не две тучки в небе сходились — сходились, слетались два удалые витязя, сломались в этой сшибке их острые копья, в куски рассыпались булатные мечи.

  Сошли тогда витязи с коней, стали биться рукопашным боем; размахнулся Добрыня правой рукою, поскользнулась у него правая нога, упал Добрыня на сырую землю, и разрубил татарин грудь его белую, вынул из нее молодецкое, богатырское сердце.

  Встал и Алеша, росой умылся, богу помолился, вышел из шатра — видит, стоит у шатра конь Добрыни, стоит невесел, копытом землю роет, очи потупил, тоскует по хозяине.

  Поскакал тогда Алеша к татарскому шатру, видит он — лежит Добрыня в чистом поле убитый; очи ясные закатились, опустились руки сильные, на груди запеклась богатырская кровь.

  Кричит Алеша:

  — Злой татарин-бусурманин! выходи со мною на честный бой!

  Отвечает татарин:

  — Худо тебе, Алеша, бороться со мною, из твоего рода все в бою не крепки,— не устоишь и ты!

  — А ты, молодец, не хвались раньше времени, хвались потом, как одолеешь меня в бою.

  Но в бою одолел Алеша татарина; уже заносит меч свой, чтобы срубить ему голову, как откуда ни возьмись прилетает черный ворон и говорит Алеше:

  — Послушайся меня, добрый молодец, не убивай татарина; слетаю я за синее море, принесу тебе мертвой и живой воды. Вспрыснешь ты Добрыню мертвой водой — срастется его белое тело, вспрыснешь живой — очнется добрый молодец.

  Послушался Алеша ворона. Принес ворон живой и мертвой воды, и ожил Добрыня, а татарина богатыри отпустили на волю.

  Вот проснулся Илья Муромец, росой умылся, богу помолился, оглянулся кругом, видит старый казак — на том берегу Сафат-реки собралась несметная татарская сила, столько силы, что ни на коне ее не объехать, серым волком не обежать, черным вороном не облететь.

  Закричал Илья громким голосом, собрал своих названых братьев; сбежались витязи, сели на добрых коней, все врубились в силу татарскую. Долго бились витязи и одолели татарскую силу: кого конем потоптали, кого мечом порубили, и разгорелось в богатырях молодецкое их сердце, расходились могучие руки; стали они похваляться:

  — Одолели мы татарскую силу; руки у нас еще не притомились, кони не утоптались!

  И сказал Алеша безрассудное слово:

  — Не только с татарской силой мы можем справиться, но справились бы и с нездешней силою, если б вышла против в нас такая сила.

  Не успел Алеша кончить своей речи, а сила небесная тут как тут: явилось двое воинов; лица у них светлые, как день.

  И говорят воины русским витязям:

  — Давайте померяемтесь с вами силою, не смотрите на то, что нас двое, а вас семеро.

  Не угадали витязи, кто явился перед ними, как ударил Алеша одного воина с размаху по голове, разрубил его надвое и видит дивное диво: вместо одного — перед ним двое воинов; разрубил он обоих — и стало воинов четверо.

  Кинулся в битву Добрыня; порубил воинов и видит чудное чудо: из каждого воина стало два.

  Прискакал Илья Муромец, ринулись в битву и другие богатыри: чем больше рубят, тем больше прибывает у противников их силы; утомились тут у богатырей могучие руки, притоптались добрые кони.

  Страх взял богатырей; в первый раз бросились они бежать от врага… Побежали укрыться в каменные горы, в темные пещеры. Только — неслыханное дело! Как подбежит к горе богатырь — так и окаменеет; и все до одного превратились могучие богатыри в белые горючие камушки.

  И перевелись с тех пор витязи на святой Руси, только не замолкла, не потемнела их слава, и поют поныне деды внукам славные песни об их великих подвигах, о верной их службе Солнышку-князю и всему народу христианскому.

"Богатыри и Витязи Русской земли" составитель Н.И. Надеждин

  

ruhistor.ru

Место Встречи Славян - Оформление

Витязи Руси.

Как известно, слово «богатырь» восточного происхождения.

В других славянских языках, кроме польского, оно неведомо, да и то было заимствовано из языка русского. В Ипатьевской летописи это слово впервые встречается в рассказе о татарских воеводах под 1240, 1243 и 1263 годами. Для обозначения понятия, которое теперь обозначается словом «богатырь», в древнерусском языке употреблялось слово «хоробр» или «храбр». Какое же отношение, спросит въедливый читатель, имеют древнерусские «храбры» к латвийской истории? Смеем заверить, что самое непосредственное. Но об этом несколько позже.

Великие воители

«Родился ли на свете
и согревается ли лучами солнца тот человек,
который бы подчинил себе силу нашу?»
Ответ славянского вождя Даврита
аварскому кагану, VI век.

Анонимный восточный автор составил по материалам VIII века «Книгу пределов мира» и в «Рассуждениях о стране Рус» пишет про её воинство так: «Одна часть их рыцарство… Там изготавливают очень ценные клинки и булатные мечи. Все руссы вооружены такими мечами, их рыцари всегда носят броню». Заметим, что слово «рыцари» он употребил без перевода. Вообще древняя Русь славилась не только лихими воителями, но и достойным вооружением. В средневековой французской героической поэме «Рено де Монтобан» упомянута bon haubert qui en Roussie, то есть «добрая кольчуга, что из Руси», благодаря которой знатный рыцарь Рено де Монтобан стал неуязвим в сражениях. Так что умели ковать железо наши предки! Существовал у древнерусских витязей и своеобразный культ меча, подобный известным рыцарским традициям Европы. На мече клялись, меч посылали врагу как знак объявления войны, юных воинов посвящали в мечники, то есть меч был основным предметом рыцарского ритуала и главным оружием в бою. Можно найти ещё немалого схожего в традициях, поведении, образе жизни европейских рыцарей и древнерусских богатырей. Однако, между этими двумя понятиями присутствует и ряд отличий, проводящих резкую грань между ними. И это важно для нас.

Кто он?

«Мужи росские доблестные воины.
При набегах немного рабов взять удается от них,
ибо неволе предпочитают все они смерть»
Захария Ритор, V век.

Образы древних, полулегендарных воинов достаточно хорошо известны нам из былин, этого уникального памятника древнерусской культуры. В них упоминается более пятидесяти богатырей! Древнейшие из них, это Святогор, Волх Всеславьевич, Михайло Потык, Вольга, Микула Селянинович. И практически за каждым из этих полулегендарных персонажей стоял реальный исторический герой! Прежде всего, это касается Ильи Муромца, наиболее известного из древнерусских богатырей, ставшего настоящим символом силы и преданного служения родине.

Предание говорит о том, что до тридцати трех лет он страдал параличом, потом чудесно излечился и совершил множество воинских подвигов во славу Руси во времена княжения Владимира Святого. Учителя истории и литературы доходчиво объясняют школярам, что это всего лишь «собирательный образ сказочного русского богатыря» и реально он никогда не существовал. Но чьи же тогда мощи лежат в полумраке Киево-Печерской лавры рядом с Нестором-летописцем и первым русским иконописцем Алимпием под скромной табличкой «Илья из Мурома»? Кого канонизировали в 1643 году? И на чем основана уверенность православной церкви в том, что в лавре почил тот самый былинный богатырь? Над этими вопросами уже почти два столетия бьются ученые мужи. Попробуем и мы приобщиться к загадке.

Начнем с того, что летописи не упоминают имени Ильи Муромца. Впрочем, это понятно – согласно традиции, простому дружиннику в них места не было. Не сохранилось достоверных сведений о житии преподобного Илии и в Киеве-Печерской лавре. Лишь косвенно говорится о том, что в иночестве он успел провести недолгое время. До монашеского пострига состоял в княжеской дружине и прославился не только воинскими подвигами, но и невиданной силой. Еще известно, что скончался он, сложив персты правой руки для молитвы так, как принято и теперь в православной церкви: три первых — вместе, а два последних — пригнув к ладони. В период борьбы со старообрядческим расколом этот факт из жития святого служил доказательством в пользу трехперстного сложения. Первый раз останки богатыря исследовались ещё в 1963 году. Тогда, в атеистическую эпоху, комиссия сделала заключение, что мумия принадлежит человеку монголоидной расы, а ранения, мол, имитированы монахами. В 1988 году экспертизу мощей провела межведомственная комиссия Минздрава УССР. Для получения объективных данных применялась самая современная методика и сверхточная японская аппаратура. Исследования позволили определить, что погребенному было 40-55 лет, рост его – 177-180 сантиметров, что для Х-ХII веков весьма внушительно! Выявлены дефекты позвоночника — результат перенесенного в юности паралича конечностей. По всей вероятности, это было следствием «ущемления седалищного нерва». Диспропорция костей плечевого пояса и неправдоподобно большие кисти рук, по мнению экспертов, свидетельствуют о том, что Илья в молодости вовсе не «сидел сиднем», а активно передвигался, используя руки. Установлена и причина смерти – «обширная рана в области сердца». Помимо округлой раны на левой руке зафиксировано также и значительное повреждение в левой области груди. Ученые предполагают, что Илья Муромец «прикрыл рукой грудь, и ударом копья рука была пригвождена к сердцу». Получается, пророчество «калик перехожих» о том, что «смерть ему в бою не писана», не сбылось. Датировка гибели была установлена приблизительно – ХI-ХII века.

Надо сказать, что Русская православная церковь, вопреки былинам, всегда относила годы активной жизни Ильи Муромца вовсе не к периоду княжения Владимира Святого, а лет на полтораста ближе к нам с вами. Еще в 1638 году в типографии лавры была напечатана книга «Тератургима» монаха Киево-Печерского монастыря Афанасия Кальнофойского. Он отметил, что богатырь жил за 450 лет до написания книги, то есть в 1188 году. Результатам последней экспертизы это не противоречит. Мы помним, что события тех далеких лет более чем драматичны. В 1157-1169 годах Киев стал ареной кровавой междоусобицы за право «великого княжения». Половцы тоже не стояли в стороне, совершив несколько опустошительных набегов на южнорусские земли. Но самым драматичным для Киева стал 1203 год. Именно тогда киевские монахи, а не только Илья, вынуждены были защищать себя и свою обитель. Войска князя Рюрика Ростиславича совместно со степняками взяли Киев «на копье» — приступом. По свидетельству летописцев, «такого разорения в Киеве дотоле не бывало». Понятно, бывший воин не мог оставаться в стороне, защищая символ древнерусского православия. Но даже если взять за основу 1188 год, получается, что Илья Муромец был современником событий, описанных в «Слове о полку Игореве», в составе киевской дружины активно участвовал в разгроме половецких войск в 1183 – 1185 годах. Даже будучи монахом, Илья Муромец мог присутствовать «в гриднице высокой», на княжеском пиру, где, скорее всего, и было впервые принародно прочтено «Слово».

Илью Муромца как былинного героя знали и за пределами Руси. В германских сказаниях ХIII века «Ортнит» помощником главного действующего лица является «Илья Русский». В норвежских сагах ХII-ХIII веков также действует отважный воин по имени Илья, сводный брат «короля Руси». Цикл былин об Илье Муромце был хорошо известен и в средневековой Польше. Посланник римского императора Эрих Лассота, посетивший Киев проездом в Запорожскую Сечь, оставил описание гробницы Ильи Муромца (Илиаса Муромлянина) в Софийском соборе. В то время богатырская гробница уже пустовала, останки были перенесены в Антониеву пещеру Киево-Печерского монастыря. В других письменных источниках того же XVI века появляется и прозвище Ильи – Чоботок. Римлянин пересказывает историю приобретения богатырем этого прозвища: неожиданно окруженный врагами в то время, когда он обувался, не имея под рукой никакого оружия, воин схватил сапог (чоботок) и принялся крушить им злодеев, одержав полную победу. Если же кто-то и сомневался в реальности Ильи Муромца, то только не жители Мурома и уж тем более села Карачарова. Здесь до сих пор помнят, что семейство Ильи носило родовое прозвище – Гущины. Проживали они не в самом Карачарове, а неподалеку, в непроходимом лесу – отсюда и прозвище, которое впоследствии стало фамилией большей части села. Среди Гущиных нередко встречались очень сильные люди. Многим мужчинам из этого рода строго-настрого запрещалось участвовать в кулачных боях, ибо те в пылу боя могли нанести серьезные увечья. Еще одна распространенная фамилия в Карачарове тоже многозначительная – Ильюшины. Местные жители издревле почитали родники, которые, по преданию, возникли от ударов копыт коня Ильи Муромца. Особо почиталась и часовня при церкви Ильи Пророка, так как ее по легенде заложил сам Илья. Здесь даже существовало поверье, «что гром происходит от того, что Илья Муромец на шести жеребцах ездит». Считается, что Троицкая церковь в селе Карачарове также заложена богатырем. В ее основание он положил несколько дубов, которые вырвал у реки и внес на крутую гору. В последние годы получило особое распространение церковное почитание Ильи. В Карачарове восстановлен храм Гурия, где установлена икона святого с частицей мощей Муромца. В подмосковной Власихе в военном гарнизоне главного штаба ракетных войск стратегического назначения построен храм в его честь. Ракетчики называют святорусского богатыря своим небесным покровителем. Недавно частицы мощей семнадцати святых праведников, в том числе и преподобного Ильи Муромца, переданы священнослужителями Киево-Печерской лавры в дар строящемуся в Ростове-на-Дону собору святителя Дмитрия Ростовского. Криминалистом и скульптором С. Никитиным по методу профессора М. Герасимова воссоздан скульптурный портрет Ильи Муромца. Мы видим лицо сильного человека, прожившего непростую жизнь. В нем воплощение спокойной силы, мудрости, великодушия и умиротворения. Сильные руки богатыря опираются не на булатный меч, а на монашеский посох как символ последних лет его жизни, проведенных в монастыре.

Согласно церковному календарю, день преподобного Ильи Муромца приходится на 1 января. Так что он имеет полное право быть принятым в компанию сказочных завсегдатаев русской новогодней ночи. Думается, новогоднего волшебства от этого только прибудет. Может, хоть он шикнет, как следует, на многочисленных Санта-Клаусов, гномов, троллей и покемонов, расплодившихся в последнее время!

Застава богатырская

«Они любят свободу и не склонны ни к рабству, ни к повиновению.
Храбры, в особенности в своей земле, выносливы:
легко переносят холод и жару, недостаток в одежде и пище.
Юноши их очень искусно владеют оружием…
Находящихся у них в плену они не держат в рабстве,
как другие народы в течение неограниченного времени…
предлагают им выбор: желают ли они за известный выкуп
возвратиться восвояси или остаться там, где они находятся,
на положении свободных и друзей».
Маврикий, VI век

«Сей народ отважен до безумия, храб, силен»
Лев Диакон, X век

«Русы мужественны и храбры… Ростом они высоки, красивы собою…»
Ибн-Русте

Вспомним известную картину Васнецова, на которой изображены три знаменитых героя русских былин: Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович. Могли ли они встретиться реально? О Добрыне Никитиче известно, что он был дядей князя Владимира Святого по матери: мать Владимира, ключница княгини Ольги Малуша – его сестра. Через двести лет летописи упоминают еще одного Добрыню — рязанского богатыря — среди знаменитых «хоробров», павших в битве на реке Калке. Имя Алеша (или Олешко) в Древней Руси было уменьшительным от Александра. Известно несколько Александров Поповичей, живших в разное время. Один из них сражался с половцами и в 1100 году «множество половец изби, а иных в поле прогна». Другой был дружинником ростовского князя Константина Всеволодовича, и в 1216 году участвовал в Липицкой битве против владимирского князя Юрия. Получается, что прототипы былинных Добрыни Никитича и Алеши Поповича действительно могли встретиться в 1223 году на Калке, правда без Ильи Муромца. Разве что в отрочестве, до 1203 года, они могли застать «храбра» — ветерана живым, если не в киевской дружине, то в монастыре уж точно!

Честь воина

А братья княжие друг друга корят,
И жадные вороны с кровли глядят,
Усобицу близкую чуя…
А. К. Толстой «Три побоища»

С горечью заметим, что история домонгольской Руси полна княжескими распрями. Но ни одно из сражений того времени не потрясло современников своей ожесточённостью так, как битва на Липице в 1216 г. И особую роль в этом сражении сыграли богатыри, прежде всего Александр Попович.
Война была порождена двумя причинами: враждой между новгородцами и Владимирской землей и усобицей между самими владимиро-суздальскими князьями. Князь Мстислав Мстиславич, прозванный за удачливость в своих многочисленных военных предприятиях Удатным (позднейшие историки переиначили прозвище в «Удалого») выступил в защиту интересов Новгорода. К его рати присоединился Попович и такие известные богатыри, как Добрыня Златой Пояс (Тимоня Резанич) и Нефедий Дикун.
Враждебные рати сошлись на равнине у Липицы. Оба воинства имели в своих рядах знаменитых витязей-богатырей, каждый из которых возглавлял собственную небольшую дружину. Так, Александр Попович, помимо слуги Торопа, выводил в поле «прочих же храбрых того ж града». Богатыри на Руси ещё именовались тогда божьими людьми (для сравнения рыцари-монахи Тевтонского ордена носили среди русских имя божьих дворян), что указывает на тот особый статус, который занимали эти витязи в обществе. Они могли служить тому или иному князю или городу, но при этом сохраняли известную независимость, которая, в конечном счете, и привела в 1219 г. к принятию ими совместного решения служить лишь великому князю киевскому как традиционному главе всей Русской земли.

Один из суздальских воевод спустился в овраг к ручью и воскликнул «ратным голосом», вызывая ростовского витязя на поединок: «Червлен щит, еду сим». Заслышав это, Попович послал к суздальцу оруженосца Торопа со своим червленым щитом – «на нем же написан лютый змей». Тороп, показав противнику герб своего хозяина, спросил: «Что хочешь от щита сего?» «Я хочу того, кто за ним едет», – отвечал поединщик. Вызов был принят. «И Торопец пригна к Олександру, рече: «Тоби, господине, зовет». И Олександр, похватя щит, бысть за рекою и рече ему: «Отъеди». И тако борзо ся съехашася. И Олександр вырази воеводу из седла и ступи ему на горло и обрати оружие свое, рече ему: «Чего хочешь?» И он рече: «Господине, хощу живота». И Олександр рече: «Иди, трижды погрузися в реку да буди у мене». И он погрузивси и прииде к нему. И Олександр рече: «Едь к своему князю и скажи ему: «Олександр Попович велит тебе уступить вотчину великого князя или же мы ее сами у тебя возьмем. Да привези мне ответ, а то я тебя и среди полков найду!» Суздалец съездил к своему князю и вернулся с отказом.

Уже в разгаре битвы Мстислав Удатный со своими витязями врубился во вражеские полки. В этом натиске Александр Попович сошелся с «безумным боярином» Ратибором и тот, несмотря на всю свою похвальбу, был сражен им в поединке. Та же участь постигла и другого суздальского богатыря Юряту. В конце концов, воины Ярослава дрогнули и побежали, а, глядя на них, и Юрий тоже «вда плече». Немалую роль в этой победе сыграли богатыри, сражавшиеся за правое дело, поскольку кровавую междоусобицу развязали именно князья Ярослав и Юрий.

Мстислав Удатный покинул Новгород уже в 1218 г., отправившись на юг «поискать Галича», да так и остался там. Вскоре ему пришлось потерпеть первое в жизни и самое страшное поражение – на Калке в 1223 году, от неведомых ещё никому татар. Ростовские витязи Александр Попович и Добрыня Золотой Пояс отъехали в Киев и также погибли на Калке вместе со всеми бывшими там богатырями, прикрывая отход разбитой русской рати: «…и Александр Попович ту же убиен бысть с теми семьюдесятью храбрых».

На нем лежит, как символ посвященья,
Арийской чистоты последняя печать.
Он – Бог Войны, он – призрак отомщенья,
Мы смотрим на него, и… глаз не оторвать.
С. Яшин

Старины… Так называл народ свой героический эпос. К сожалению, не осталось уже на земле ни одного человека, который мог бы не с книги, а по па

uistoka.com

Ящик пандоры – Витязи Руси

Как известно, слово «богатырь» восточного происхождения. В других славянских языках, кроме польского, оно неведомо, да и то было заимствовано из языка русского. В Ипатьевской летописи это слово впервые встречается в рассказе о татарских воеводах под 1240, 1243 и 1263 годами. Для обозначения понятия, которое теперь обозначается словом «богатырь», в древнерусском языке употреблялось слово «хоробр» или «храбр». Какое же отношение, спросит въедливый читатель, имеют древнерусские «храбры» к латвийской истории? Смеем заверить, что самое непосредственное. Но об этом несколько позже. 

Великие воители

«Родился ли на свете
и согревается ли лучами солнца тот человек,
который бы подчинил себе силу нашу?»
Ответ славянского вождя Даврита
аварскому кагану, VI век.

Анонимный восточный автор составил по материалам VIII века «Книгу пределов мира» и в «Рассуждениях о стране Рус» пишет про её воинство так: «Одна часть их рыцарство… Там изготавливают очень ценные клинки и булатные мечи. Все руссы вооружены такими мечами, их рыцари всегда носят броню». Заметим, что слово «рыцари» он употребил без перевода. Вообще древняя Русь славилась не только лихими воителями, но и достойным вооружением. В средневековой французской героической поэме «Рено де Монтобан» упомянута bon haubert qui en Roussie, то есть «добрая кольчуга, что из Руси», благодаря которой знатный рыцарь Рено де Монтобан стал неуязвим в сражениях. Так что умели ковать железо наши предки! Существовал у древнерусских витязей и своеобразный культ меча, подобный известным рыцарским традициям Европы. На мече клялись, меч посылали врагу как знак объявления войны, юных воинов посвящали в мечники, то есть меч был основным предметом рыцарского ритуала и главным оружием в бою. Можно найти ещё немалого схожего в традициях, поведении, образе жизни европейских рыцарей и древнерусских богатырей. Однако, между этими двумя понятиями присутствует и ряд отличий, проводящих резкую грань между ними. И это важно для нас.

Кто он? 

«Мужи росские доблестные воины.
При набегах немного рабов взять удается от них,
ибо неволе предпочитают все они смерть»
Захария Ритор, V век.

Образы древних, полулегендарных воинов достаточно хорошо известны нам из былин, этого уникального памятника древнерусской культуры. В них упоминается более пятидесяти богатырей! Древнейшие из них, это Святогор, Волх Всеславьевич, Михайло Потык, Вольга, Микула Селянинович. И практически за каждым из этих полулегендарных персонажей стоял реальный исторический герой! Прежде всего, это касается Ильи Муромца, наиболее известного из древнерусских богатырей, ставшего настоящим символом силы и преданного служения родине.

Предание говорит о том, что до тридцати трех лет он страдал параличом, потом чудесно излечился и совершил множество воинских подвигов во славу Руси во времена княжения Владимира Святого. Учителя истории и литературы доходчиво объясняют школярам, что это всего лишь «собирательный образ сказочного русского богатыря» и реально он никогда не существовал. Но чьи же тогда мощи лежат в полумраке Киево-Печерской лавры рядом с Нестором-летописцем и первым русским иконописцем Алимпием под скромной табличкой «Илья из Мурома»? Кого канонизировали в 1643 году? И на чем основана уверенность православной церкви в том, что в лавре почил тот самый былинный богатырь? Над этими вопросами уже почти два столетия бьются ученые мужи. Попробуем и мы приобщиться к загадке. 

Начнем с того, что летописи не упоминают имени Ильи Муромца. Впрочем, это понятно – согласно традиции, простому дружиннику в них места не было. Не сохранилось достоверных сведений о житии преподобного Илии и в Киеве-Печерской лавре. Лишь косвенно говорится о том, что в иночестве он успел провести недолгое время. До монашеского пострига состоял в княжеской дружине и прославился не только воинскими подвигами, но и невиданной силой. Еще известно, что скончался он, сложив персты правой руки для молитвы так, как принято и теперь в православной церкви: три первых — вместе, а два последних — пригнув к ладони. В период борьбы со старообрядческим расколом этот факт из жития святого служил доказательством в пользу трехперстного сложения. Первый раз останки богатыря исследовались ещё в 1963 году. Тогда, в атеистическую эпоху, комиссия сделала заключение, что мумия принадлежит человеку монголоидной расы, а ранения, мол, имитированы монахами. В 1988 году экспертизу мощей провела межведомственная комиссия Минздрава УССР. Для получения объективных данных применялась самая современная методика и сверхточная японская аппаратура. Исследования позволили определить, что погребенному было 40-55 лет, рост его – 177-180 сантиметров, что для Х-ХII веков весьма внушительно! Выявлены дефекты позвоночника — результат перенесенного в юности паралича конечностей. По всей вероятности, это было следствием «ущемления седалищного нерва». Диспропорция костей плечевого пояса и неправдоподобно большие кисти рук, по мнению экспертов, свидетельствуют о том, что Илья в молодости вовсе не «сидел сиднем», а активно передвигался, используя руки. Установлена и причина смерти – «обширная рана в области сердца». Помимо округлой раны на левой руке зафиксировано также и значительное повреждение в левой области груди. Ученые предполагают, что Илья Муромец «прикрыл рукой грудь, и ударом копья рука была пригвождена к сердцу». Получается, пророчество «калик перехожих» о том, что «смерть ему в бою не писана», не сбылось. Датировка гибели была установлена приблизительно – ХI-ХII века.

Надо сказать, что Русская православная церковь, вопреки былинам, всегда относила годы активной жизни Ильи Муромца вовсе не к периоду княжения Владимира Святого, а лет на полтораста ближе к нам с вами. Еще в 1638 году в типографии лавры была напечатана книга «Тератургима» монаха Киево-Печерского монастыря Афанасия Кальнофойского. Он отметил, что богатырь жил за 450 лет до написания книги, то есть в 1188 году. Результатам последней экспертизы это не противоречит. Мы помним, что события тех далеких лет более чем драматичны. В 1157-1169 годах Киев стал ареной кровавой междоусобицы за право «великого княжения». Половцы тоже не стояли в стороне, совершив несколько опустошительных набегов на южнорусские земли. Но самым драматичным для Киева стал 1203 год. Именно тогда киевские монахи, а не только Илья, вынуждены были защищать себя и свою обитель. Войска князя Рюрика Ростиславича совместно со степняками взяли Киев «на копье» — приступом. По свидетельству летописцев, «такого разорения в Киеве дотоле не бывало». Понятно, бывший воин не мог оставаться в стороне, защищая символ древнерусского православия. Но даже если взять за основу 1188 год, получается, что Илья Муромец был современником событий, описанных в «Слове о полку Игореве», в составе киевской дружины активно участвовал в разгроме половецких войск в 1183 – 1185 годах. Даже будучи монахом, Илья Муромец мог присутствовать «в гриднице высокой», на княжеском пиру, где, скорее всего, и было впервые принародно прочтено «Слово». 

Илью Муромца как былинного героя знали и за пределами Руси. В германских сказаниях ХIII века «Ортнит» помощником главного действующего лица является «Илья Русский». В норвежских сагах ХII-ХIII веков также действует отважный воин по имени Илья, сводный брат «короля Руси». Цикл былин об Илье Муромце был хорошо известен и в средневековой Польше. Посланник римского императора Эрих Лассота, посетивший Киев проездом в Запорожскую Сечь, оставил описание гробницы Ильи Муромца (Илиаса Муромлянина) в Софийском соборе. В то время богатырская гробница уже пустовала, останки были перенесены в Антониеву пещеру Киево-Печерского монастыря. В других письменных источниках того же XVI века появляется и прозвище Ильи – Чоботок. Римлянин пересказывает историю приобретения богатырем этого прозвища: неожиданно окруженный врагами в то время, когда он обувался, не имея под рукой никакого оружия, воин схватил сапог (чоботок) и принялся крушить им злодеев, одержав полную победу. Если же кто-то и сомневался в реальности Ильи Муромца, то только не жители Мурома и уж тем более села Карачарова. Здесь до сих пор помнят, что семейство Ильи носило родовое прозвище – Гущины. Проживали они не в самом Карачарове, а неподалеку, в непроходимом лесу – отсюда и прозвище, которое впоследствии стало фамилией большей части села. Среди Гущиных нередко встречались очень сильные люди. Многим мужчинам из этого рода строго-настрого запрещалось участвовать в кулачных боях, ибо те в пылу боя могли нанести серьезные увечья. Еще одна распространенная фамилия в Карачарове тоже многозначительная – Ильюшины. Местные жители издревле почитали родники, которые, по преданию, возникли от ударов копыт коня Ильи Муромца. Особо почиталась и часовня при церкви Ильи Пророка, так как ее по легенде заложил сам Илья. Здесь даже существовало поверье, «что гром происходит от того, что Илья Муромец на шести жеребцах ездит». Считается, что Троицкая церковь в селе Карачарове также заложена богатырем. В ее основание он положил несколько дубов, которые вырвал у реки и внес на крутую гору. В последние годы получило особое распространение церковное почитание Ильи. В Карачарове восстановлен храм Гурия, где установлена икона святого с частицей мощей Муромца. В подмосковной Власихе в военном гарнизоне главного штаба ракетных войск стратегического назначения построен храм в его честь. Ракетчики называют святорусского богатыря своим небесным покровителем. Недавно частицы мощей семнадцати святых праведников, в том числе и преподобного Ильи Муромца, переданы священнослужителями Киево-Печерской лавры в дар строящемуся в Ростове-на-Дону собору святителя Дмитрия Ростовского. Криминалистом и скульптором С. Никитиным по методу профессора М. Герасимова воссоздан скульптурный портрет Ильи Муромца. Мы видим лицо сильного человека, прожившего непростую жизнь. В нем воплощение спокойной силы, мудрости, великодушия и умиротворения. Сильные руки богатыря опираются не на булатный меч, а на монашеский посох как символ последних лет его жизни, проведенных в монастыре. 

Согласно церковному календарю, день преподобного Ильи Муромца приходится на 1 января. Так что он имеет полное право быть принятым в компанию сказочных завсегдатаев русской новогодней ночи. Думается, новогоднего волшебства от этого только прибудет. Может, хоть он шикнет, как следует, на многочисленных Санта-Клаусов, гномов, троллей и покемонов, расплодившихся в последнее время!

Застава богатырская

«Они любят свободу и не склонны ни к рабству, ни к повиновению.
Храбры, в особенности в своей земле, выносливы:
легко переносят холод и жару, недостаток в одежде и пище.
Юноши их очень искусно владеют оружием…
Находящихся у них в плену они не держат в рабстве,
как другие народы в течение неограниченного времени…
предлагают им выбор: желают ли они за известный выкуп
возвратиться восвояси или остаться там, где они находятся,
на положении свободных и друзей».
Маврикий, VI век

«Сей народ отважен до безумия, храб, силен» 
Лев Диакон, X век

«Русы мужественны и храбры… Ростом они высоки, красивы собою…» 
Ибн-Русте

Вспомним известную картину Васнецова, на которой изображены три знаменитых героя русских былин: Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович. Могли ли они встретиться реально? О Добрыне Никитиче известно, что он был дядей князя Владимира Святого по матери: мать Владимира, ключница княгини Ольги Малуша – его сестра. Через двести лет летописи упоминают еще одного Добрыню — рязанского богатыря — среди знаменитых «хоробров», павших в битве на реке Калке. Имя Алеша (или Олешко) в Древней Руси было уменьшительным от Александра. Известно несколько Александров Поповичей, живших в разное время. Один из них сражался с половцами и в 1100 году «множество половец изби, а иных в поле прогна». Другой был дружинником ростовского князя Константина Всеволодовича, и в 1216 году участвовал в Липицкой битве против владимирского князя Юрия. Получается, что прототипы былинных Добрыни Никитича и Алеши Поповича действительно могли встретиться в 1223 году на Калке, правда без Ильи Муромца. Разве что в отрочестве, до 1203 года, они могли застать «храбра» — ветерана живым, если не в киевской дружине, то в монастыре уж точно!

Честь воина

А братья княжие друг друга корят,
И жадные вороны с кровли глядят,
Усобицу близкую чуя…
А. К. Толстой «Три побоища»

С горечью заметим, что история домонгольской Руси полна княжескими распрями. Но ни одно из сражений того времени не потрясло современников своей ожесточённостью так, как битва на Липице в 1216 г. И особую роль в этом сражении сыграли богатыри, прежде всего Александр Попович.
Война была порождена двумя причинами: враждой между новгородцами и Владимирской землей и усобицей между самими владимиро-суздальскими князьями. Князь Мстислав Мстиславич, прозванный за удачливость в своих многочисленных военных предприятиях Удатным (позднейшие историки переиначили прозвище в «Удалого») выступил в защиту интересов Новгорода. К его рати присоединился Попович и такие известные богатыри, как Добрыня Златой Пояс (Тимоня Резанич) и Нефедий Дикун.
Враждебные рати сошлись на равнине у Липицы. Оба воинства имели в своих рядах знаменитых витязей-богатырей, каждый из которых возглавлял собственную небольшую дружину. Так, Александр Попович, помимо слуги Торопа, выводил в поле «прочих же храбрых того ж града». Богатыри на Руси ещё именовались тогда божьими людьми (для сравнения рыцари-монахи Тевтонского ордена носили среди русских имя божьих дворян), что указывает на тот особый статус, который занимали эти витязи в обществе. Они могли служить тому или иному князю или городу, но при этом сохраняли известную независимость, которая, в конечном счете, и привела в 1219 г. к принятию ими совместного решения служить лишь великому князю киевскому как традиционному главе всей Русской земли.

Один из суздальских воевод спустился в овраг к ручью и воскликнул «ратным голосом», вызывая ростовского витязя на поединок: «Червлен щит, еду сим». Заслышав это, Попович послал к суздальцу оруженосца Торопа со своим червленым щитом – «на нем же написан лютый змей». Тороп, показав противнику герб своего хозяина, спросил: «Что хочешь от щита сего?» «Я хочу того, кто за ним едет», – отвечал поединщик. Вызов был принят. «И Торопец пригна к Олександру, рече: «Тоби, господине, зовет». И Олександр, похватя щит, бысть за рекою и рече ему: «Отъеди». И тако борзо ся съехашася. И Олександр вырази воеводу из седла и ступи ему на горло и обрати оружие свое, рече ему: «Чего хочешь?» И он рече: «Господине, хощу живота». И Олександр рече: «Иди, трижды погрузися в реку да буди у мене». И он погрузивси и прииде к нему. И Олександр рече: «Едь к своему князю и скажи ему: «Олександр Попович велит тебе уступить вотчину великого князя или же мы ее сами у тебя возьмем. Да привези мне ответ, а то я тебя и среди полков найду!» Суздалец съездил к своему князю и вернулся с отказом.

Уже в разгаре битвы Мстислав Удатный со своими витязями врубился во вражеские полки. В этом натиске Александр Попович сошелся с «безумным боярином» Ратибором и тот, несмотря на всю свою похвальбу, был сражен им в поединке. Та же участь постигла и другого суздальского богатыря Юряту. В конце концов, воины Ярослава дрогнули и побежали, а, глядя на них, и Юрий тоже «вда плече». Немалую роль в этой победе сыграли богатыри, сражавшиеся за правое дело, поскольку кровавую междоусобицу развязали именно князья Ярослав и Юрий.

Мстислав Удатный покинул Новгород уже в 1218 г., отправившись на юг «поискать Галича», да так и остался там. Вскоре ему пришлось потерпеть первое в жизни и самое страшное поражение – на Калке в 1223 году, от неведомых ещё никому татар. Ростовские витязи Александр Попович и Добрыня Золотой Пояс отъехали в Киев и также погибли на Калке вместе со всеми бывшими там богатырями, прикрывая отход разбитой русской рати: «…и Александр Попович ту же убиен бысть с теми семьюдесятью храбрых».

Образ богатыря

На нем лежит, как символ посвященья,
Арийской чистоты последняя печать.
Он – Бог Войны, он – призрак отомщенья,
Мы смотрим на него, и… глаз не оторвать.
С. Яшин

Старины… Так называл народ свой героический эпос. К сожалению, не осталось уже на земле ни одного человека, который мог бы не с книги, а по памяти, со слов прадеда, по-старинному нараспев, от «зачина» до «исхода» исполнить, скажем, старину о крестьянском сыне-богатыре, прискакавшем из далекого села Карачарова на помощь осажденному татарами Чернигову. Великая народная мечта продлила жизнь русского богатыря от Х века, когда он, победив Соловья-разбойника, пьет зелено вино на пиру самого Владимира Красное Солнышко, до XVII, когда «старой ли казак Илья Муромец» едет по чистому полю через ковыль траву и ему встречаются «станишники, по-нашему, русскому, разбойники». Народная память хранила имена и деяния богатырей, олицетворявших сопротивление грабителям и захватчикам, которые слились в собирательный образ «татар», главных врагов того времени, а центром единения и борьбы сделался Киев, древняя столица Руси. Народное творчество, связуя поколения памятью, воспитывало патриотические чувства, исподволь, из глуби жизни подготавливая народ к роли подлинного творца истории. Любопытно, что князей церкви в старинах совсем нет, бояре и князья светские, кроме Владимира, эпизодические и довольно пассивные фигуры. Все они не только далеки от забот и дел богатырей, но и относятся к ним с откровенным презрением: сам «ласковый» Владимир назовет однажды Илью Муромца «деревенщиной засельщиной». Безыменные гусляры, скоморохи, калики перехожие, песнопевцы создали всесословную галерею народных героев. Среди них Самсон Колыбанович, Данило Ловчанин, Соловей Будимирович, Волх Всеславич, Дунай Иванович, Василий Буслаев и его строгая матушка Амелфа Тимофевна, богатый гость Садко, вожак перехожих калик Косьян Михайлович, Чурила Пленкович, Иван Гостиный сын, Суровец Суздалец и так далее — такого многообразия народных типов не знала великая средневековая русская литература! Отметим также, что герои нашего былинного эпоса, кроме физической силы, обладают прекрасными нравственными качествами, наиболее полно отразившимися в образе Ильи Муромца: он прост, сдержан, спокоен, смел, уверен в себе, независим в суждениях, бескорыстен, добродушен, скромен, умеет пахать, воевать и от души веселиться. И еще одно, очень важное. Среди сотен былинных сюжетов нет ни единого, в котором изображались бы феодальные распри, междоусобицы князей, и, сообразно народным идеалам, русские богатыри не путешествуют с обнаженным мечом за тридевять земель. Они уничтожают лесных разбойников, держат заставы и, оберегая родную землю от внешнего врага, ведут только оборонительные сражения, что было главной заботой и великой исторической миссией русского народа в эпоху средневековья. Центр тяжести этой эпохи пришелся на период со второй трети XIII века до середины XV. Историк В. О. Ключевский подсчитал, что с 1228 по 1462 год только северо-восточная и северная Русь вынесли 160 внешних войн и грабительских набегов! Русский героический эпос как высокое гуманистическое достижение общечеловеческой культуры был активной силой этого самого тяжкого лихолетья в жизни народа, подготовившего коренной поворот всемирной истории.

Русские рыцари?

О тех героях, что ушли,
Оставив сталь свою в курганах…
А. Аринушкин «Пророчество»

Мы с юных лет находимся под неосознанным обаянием рыцарства. Даже страшные факты средневековых зверств псов-рыцарей, которые огнём и мечом несли западные «общечеловеческие ценности» народам востока, не могут поколебать красивую легенду о «благородном рыцаре», любимце прекрасных дам: «О, прекрасная Брунгильда, будь моей женой!». И белоснежная улыбка в сорок зубов. Всё же, давайте, поразмышляем.

Согласно словарю В.И.Даля, витязь — это «храбрый и удатливый воин, доблестный ратник, герой, воитель, рыцарь, богатырь». Это понятие даже шире, чем рыцарь, ведь витязь, в отличие от него, мог быть и пешим. По своему положению, воинской подготовке, вооружению русские богатыри практически не отличались от западноевропейских рыцарей. Но как радикально различались они по своему мировоззрению и духовно-нравственным основам! Попробуем же сравнить.
Рыцари совершали свои подвиги либо по внутреннему побуждению, либо во славу своего сюзерена, либо ради прекрасной дамы. Заставы богатырские защищали родную землю. В этом и состоял исключительный смысл жизни богатырей. Ни в одном из трёх тысяч (!) сохранившихся былинных текстов нет восхваления успешных захватнических походов или грабительских набегов.

Рыцари участвовали в крестовых походах, искали церковные реликвии, боролись с «неверными» и язычниками. В то же время не известно фактов участия русских богатырей в акциях, носивших религиозный характер. 

Рыцарь – это всегда человек благородного происхождения, дворянин, полный сословной гордости и презирающий чернь. Среди богатырей были как представители знати, так и выходцы из народа. Например, Илья Муромец, самый знаменитый и прославленный богатырь – крестьянский сын.

Рыцарь – это боец, который заботится прежде всего о личной славе, ярко выраженный индивидуалист, в котором нет чувства содружества, «рыцарского братства». Витязи заставы богатырской – это всегда побратимы, до конца стоящие «за други своя».

Ещё в 1869 году О.Миллер отмечал: «В западноевропейском эпосе не видим мы впереди, первенствующими, богатырей из народа, потому что эпос облекает в богатырские формы основные действующие силы истории, а на Западе в течение средних веков такою действующею силой народ не являлся».
Выводы делай сам, уважаемый читатель.

Последний подвиг

«Да не посрамим земли Русския,
но ляжем костьми тут: мертвыи бо срама не имут».
князь Святослав

В течение сотен лет развивались традиции русских витязей. Их передавали новому, молодому поколению богатырей. Высокие нравственные каноны в сочетании с великолепной воинской выучкой прирождённых бойцов создали в конечном счёте легендарный феномен русского богатырства, оставивший неизгладимый след в народной памяти. Раздробленность государства, княжеские усобицы XII века ослабляли Русь, делали её беззащитной перед лицом внешней угрозы. В этих условиях именно богатыри сыграли особую роль в спасении родной земли, являясь не только отборной боевой силой, но и живым примером, действующими хранителями древних воинских традиций. Самим фактом своего существования они оказывали существенное влияние на процесс воссоединения древнерусских земель. Известно, что незадолго до трагической битвы на Калке в 1223 г. цвет русского богатырства принимает единодушное решение отныне служить лишь киевскому князю как символу государственного единства Руси. Отряд в семь десятков богатырей, среди которых находился и уже известный нам Александр Попович, выступил вслед за основными силами объединённого русского войска, которое двинулось в степи навстречу татарским туменам Субудая. Они подошли к месту сражения в тот момент, когда разбитые княжеские дружины в беспорядке отступали под натиском монголо-татарской конницы, безжалостно вырубавшей бегущих. Тогда и был совершён последний богатырский подвиг русских витязей. Семьдесят бойцов прикрыли отход разбитого войска, ценой своей жизни позволив уйти уцелевшим…

Символичным стал последний подвиг богатырей. У реки Калки полегли лучшие люди русского воинства, и с ними ушла целая эпоха. После 1223 года русское богатырство, как уникальное военно-духовное явление исчезло. Просто не стало тех, кто был хранителем нравственной традиции, кто мог бы передать её, воспитав новые поколения витязей. Потом рождались другие воины-герои, слово «богатырь» по-прежнему было в ходу, но дух древнего богатырского братства ушёл безвозвратно, сохранившись лишь в старых былинах.

Мужи чести

Дружина Рюрикова на двунадесяти языках говорила.
Были варяги, называвшие князя смешно: кнез.
Были свеи, англы, эсты, были даже датчане,
с которыми варяги от века то люто дрались,
то вместе шли против саксов.
Тут брали лучших из тех, кто странствовал сам собой
по холодному Варяжскому морю, искал удачливого вождя.
А был ли на свете вождь славнее Рюрика из племени вагров?
М.Семёнова «Лебеди улетают».

Но какое же отношение имели витязи Руси к земле латвийской? Как выясняется, самое непосредственное. Об этом не принято говорить вслух в приличном латышском обществе, но многочисленные находки археологов позволяют утверждать, что существовала тысячу лет назад т.н. «культура северной дружины», в том числе и на территории современной Латвии. Не многие знают, что княжеская дружина никогда не была чисто национальным формированием, но являлась боевым содружеством воинов-побратимов, сынов разных земель и народов. В «род» воинский вступали после многочисленных испытаний, и великой честью было стать членом боевого братства. Отметим, что воин проходил проверку не столько своих бойцовских, сколько духовных качеств и в конце получал мистическое Посвящение. В этом смысле настоящие воины, Мужи Чести, противостояли людям Выгоды, видя в битвах особое служение богам. И сами они были ОСОБЫМИ ЛЮДЬМИ, избранными и отверженными.

Древнерусские летописи доносят до нас вести из глубины веков, память об удальцах земли балтийской. Известно, что ещё в начале X века в дружине князя Олега были воины эстского происхождения. Чудские «вои» и «мужи» неоднократно принимали участие в боевых походах киевских князей. Владимир даже использовал «лучших мужей» для заселения южнорусских «градов». Так что ещё в X веке прибалты принимали активное участие в устроении русской земли (как тут не вспомнить красных латышских стрелков, достойных наследников боевой славы дружинников-балтов). В договоре 944 года с Византией упомянуты киевские дружинники из «либи», т.е. из ливов. Киевский князь Владимир Мономах использовал «чудь» для борьбы с кочевниками. Отмечены ливские и латгальские бойцы в 1180 году в войске полоцкого князя Всеслава. Вообще отряды храбрых ливов в составе древнерусских дружин упоминаются многократно. Нужно понять, что тысячу лет назад, когда сильна была ещё традиция, именно род был самой живучей формой общественной организации. Человеку, не мыслившему себя иначе как в роду, непременно хотелось, чтобы рядом по-прежнему были отец и братья, готовые прийти на помощь. Поэтому предводитель дружины считался ОТЦОМ своих людей, а воины одного ранга – БРАТЬЯМИ. Любопытно, что летописи древней Руси говорят об этом, именуя дружины «чадью», то есть буквально «детьми» князя. Поэтому, вспоминая о дружинах древнерусских князей, мы говорим о вненациональных отрядах воинов-побратимов, что служили верой и правдой «ища себе чести, а князю славы». К XII веку, когда на территорию современной Латвии пришли немецкие захватчики, здесь уже стояли укрепленные города-форпосты, в которых рядом с ливами, латгалами, селами жили выходцы из русских земель. Жили под охраной княжеских дружин, олицетворявших собой особый мир. Сталь волн Варяжского моря. Сталь глаз соколят из Рюрикова гнезда. Ясность. Четкость. Ответственность. Прямые полосы тяжелых клинков, беспощадных и справедливых, несущих честное имя кузнеца-руса на своих стальных телах. Четкость строя «стены» кольчужников-русов и четкость каст-«родов». То, что пытался выразить в своих полотнах прозревший сквозь века великий русский художник Константин Васильев.

Латгальские амазонки

Излечиться от липкого света луны,
Вспомнить истинный свет, что не тронут еще зеркалами,
Станут руны видны, станут Веды слышны
И взметнется костров очистительных пламя.
Разудалая братина круг обойдет,
Ярой силы полна, зашумит богатырская страва.
Снова посолонь будет ходить хоровод:
– Слава Предкам! – и эхом откликнется, – Слава!
Светобор.

Смешанные княжеские дружины, где плечом к плечу стояли венд, полочанин, новгородец, лив. Но были ли среди этих воинов витязи знаменитые, память о которых дошла до нас сквозь мглу веков? Ответ на этот немудрящий вопрос таится в сокровищнице народных преданий. И узнаем мы вещь удивительную! Оказывается, в древнерусских былинах наряду с циклами о Святогоре, Илье Муромце или Добрыне Никитиче есть целый цикл сказаний о богатырше Латыгорке, что родом была из наших прибалтийских мест. Само прозвание этой отчаянной воительницы прославляет имя её отважного племени: летты, лотыголы, латгалы.

По преданию, эта красавица вызвала на бой самого Илью Муромца, и одолел он её лишь на третий день борьбы. Признаем, не самое славное достижение Ильи, который бывало с целым полчищем кочевников разделывался гораздо быстрее. Но, победив в поединке честном, пал Муромец жертвой чар прекрасной латгалки, безропотно покорившись вековечной мужской участи… И через положенный срок родила Латыгорка ему дочь. Правда, возникает легкомысленное предположение: а вдруг инициативная Латыгорка и на поединок-то его вызвала просто потому, что искала повод для знакомства с прославленным витязем? Если так, то воистину неисповедимо женское коварство… Кстати, Илье не пришлось краснеть за происхождение своего ребенка: богатырша оказалась княгиней, правительницей небольшого владения в Балтии.

Другому русскому былинному богатырю, Микуле Селяниновичу, повезло меньше: он даже не смог познакомиться с могучей и страстной княгиней Латыгоркой, а лишь одолел на поединке одного из ее дружинников. С киевским князем воевал брат Латыгорки и сумел прославиться своими воинскими подвигами. И словно в романах писателя Александра Дюма о мушкетерах, приключения продолжаются лет двадцать спустя, когда дочь воительницы Латыгорки отправляется в Киев проведать своего батюшку Илью. 

Вызывает восхищение богатырская сила и бойцовские качества Латыгорки. Напомним, что Илья Муромец играючи скрутил Соловья-разбойника, без проблем мог в одиночку уничтожить целую рать кочевников, и лишь прибалтийская дама оказалась для него достойным противником. Не потому ли это происходило, что воины из Балтии служили и в русских дружинах, а о товарищах по оружию положено отзываться с уважением? 

Скандинавские валькирии пользовались особым почётом среди воинов. Можно только предполагать, какой мистический ореол мог окружать легендарную латгальскую воительницу в те времена. С кем только ни приходилось воевать киевским дружинникам, даже с трехглавым змеем по имени Горыныч. А вот с богатыршей впервые столкнулись в Балтии. А, может, не случаен цикл легенд о Латыгорке, и посмеем мы высказать смелое предположение: а вдруг более тысячи лет назад существовали латгальские амазонки? Ответ, возможно, скрывают древние могильные курганы, где спят до поры прекрасные балтийские воительницы.

Занимательная история латвийских русских. Часть 1
(С древнейших времён до начала XX века)

Редактор-составитель
Игорь Николаевич Зорин

Источник: slavyanskaya-kultura.ru

pandoraopen.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *