Военная колесная техника – Военная техника: обзоры военных автомобилей, грузовиков, танков и бронетехники

Содержание

6 самых нестандартных военных машин, которые вас точно удивят

Мы привыкли представлять военную технику с развитой броней или высокими технологиями. Но встречаются и такие, которые совершенно не вписываются в привычный образ. Давайте посмотрим на 6 самых нестандартных военных машин, рожденных увлеченным полетом конструкторской мысли.

Tortuga

Tortuga (в переводе с испанского – черепаха) был разработан в Венесуэле в 1934 году. Такие машины предназначались для укрепления обороноспособности страны после войны в Перу.

Основой для бронеавтомобиля послужило шасси грузовика Ford. Броня танка в виде пирамиды была прикреплена на полноприводный 6-колесный грузовик Ford, в башне наверху находилось единственное орудие – 7мм пулемет Mark 4B. Всего было построено 7 подобных машин, у которых недостатков было более чем предостаточно: плохая обзорность, недостаточная маневренность и слабая вентиляция. 

МТУ-90

Танковый мостоукладчик МТУ-90 был выпущен ФГУП КБТМ (Омск) и принят на снабжение в 1997 году. Построенная на базе Т-90 военная машина из вооружения имеет автомат Калашникова и десяток гранат. Всего за несколько минут МТУ-90 превращается 24-метровый мост, по которому могут передвигаться тяжелые бронемашины. Устанавливать мост на препятствие машина может как на суходоле, так и находясь под водой на глубине до 2,8 м. Наведение моста осуществляется экипажем машины без выхода личного состава из машины. Штурмовой мост шириной 4 метра обеспечивает пропуск гусеничной и колесной техники весом до 60 тонн со скоростью до 30 км/ч. Время снятия моста с преграды – 4-5 минут. 

Грузоподъемность моста составляет 50 тонн, а его фактическая масса – 7,5 тонны. Передвижная платформа оснащена 1000-сильным двигателем, может разгоняться до 60 км/ч. Машина оснащена системой оптико-электронного подавления, системой коллективной защиты от ОМП типа ПРХР ГО 27 и ФВУ, быстродействующей системой автоматического пожаротушения и фильтро-вентиляционной установкой. 

БТМ-4М

БТМ-4М — российский траншейный экскаватор для быстрой прокладки канав, траншей и окопов. Был разработан в 1997 году Кировским заводом, под руководством главного конструктора Николая Сергеевича Попова. Быстроходная траншейная машина БТМ-4М построена на основе ходовой части самоходной пушки 2С7 «Пион». 

Предназначена для рытья и засыпки траншей, котлованов, расчистки и планировки местности в условиях бездорожья, труднопроходимых районах и вечной мерзлоты. Окопы машина роет с помощью ротора со стальными ковшами. Стальное колесо с ковшами опускается за машину и крутится, выкапывая канаву. Производительностью в обычном грунте — 1000 м/ч, в мерзлом грунте — 250 м/ч. Диаметр ротора — 3 300 мм. Весит  БТМ-4М 43 900 кг. 

Прогрев-T

Прогрев-Т — советский минный тралльщик с очень необычным способом обнаружения мин. Боевая машина представляет из себя шасси танка Т-54 с установленным на нём турбореактивным двигателем от МиГ-15. Предназначен для обнаружения и траления мин, установленных на дорогах с твердым покрытием. Выглядит Прогрев-Т конечно устрашающе, хотя на деле безобиден. 

Прообразом и подобием «Прогрева» стала аэродромная тепловая машина. На базе шасси танка Т-54 установили реактивный двигатель от МиГ-15 и приркрепили объемистый бак с керосином. Мощная струя раскаленных газов из реактивного сопла срывала с дороги слой грунта, обнажая замаскированные под ним мины. «Отжигать» Прогрев может 2,5 часа без остановки, затем потребуется перезаправить бак с керосином.

Kugelpanzer

Kugelpanzer или танк-шар был создан в Третьем Рейхе в 30-х годах. Про эту машину, единственный экземпляр которой весом в 1,8 т находится в бронетанковом музее в Кубинке, почти ничего не известно. 

На сегодняшний день известно лишьнесколько подтвержденных фактов о машине: танк-шар произведен в нацистской Германии компанией Krupp, и был захвачен советскими войсками в 1945 году  в Манчжурии; управлялась одним человеком; приводилась в движение одноцилиндровым мотоциклетным двигателем; кабина оборудована радиостанцией, вооружения нет, корпус единый, попасть в него можно через люк; толщина брони – 5 миллиметров. 

Vespa 150 TAP

В 1956 году во Франции появился проект самоходной артиллерийской установки (САУ), который даже на первый взгляд был абсурдным и невозможным к нормальной эксплуатации- Vespa 150 TAP (ACMA Troupes Aeról Portées Mle. 56) — мотороллер Vespa с 75-мм безоткатным орудием М-20, разработанный для нужд французских ВДВ. 

Характеристики этого сугубо штатского транспортного средства, скажем прямо, не впечатляют — одноцилиндровый двухтактный двигатель объёмом 145 см³ и максимальная скорость всего 66 км/ч, а вот огневая мощь должна поддерживаться довольно внушительной штукой- 75-мм орудием безоткатного типа, на котором водитель мотороллера сидел во время поездки. В это мобильное огневое подразделение входило как минимум два мотороллера Vespa: на одном размещается орудие, на втором перевозятся снаряды.В ходе эксплуатации обнаружилось, что орудие слишком тяжелое для мотороллера и отнюдь не повышает его проходимость на бездорожье. Но не смотря на сложности эксплуатации, сомнительной проходимости и малой грузоподъемности, французы приобрели около 800 таких САУ (по 500 долларов за единицу) и использовали это устройство во время войн в Алжире и Индокитае. 

carakoom.com

методы повышения защищенности колес военной автомобильной техники » Военное обозрение


Система Spicer предназначена для повышения проходимости машины за счет регулирования давления в шинах, позволяющего получить оптимальный размер отпечатка шины на любом грунте

Повреждение колеса или шины не должно приводить к чрезвычайно затратному ремонту, а уже тем более к застреванию боевой машины прямо посреди зоны боевых действий. Исключение подобных ситуаций является основной задачей специализированных компаний.


Покупая сегодня новый автомобиль, вы вполне можете уехать из салона на комплекте резины с противопрокольными вставками, который избавит вас от неприятного занятия по замене спущенного колеса на обочине дороги. В случае прокола или повреждения шины вы сможете продолжить движение на расстояние до 80 км без каких-либо серьезных последствий для самого колеса, пока не найдете сервисный центр для ее замены.

Кроме экономии массы на возимых с собой запасном колесе и инструментах для его замены боестойкие шины позволяют водителям не беспокоиться о том, что прокол произойдет в плохую погоду или в небезопасном для остановки месте, ведь они могут продолжить движение без риска повредить машину еще больше.

Увеличьте стоимость транспортного средства на несколько сотен тысяч долларов, стоимость замены колеса на десять, замените опасное место на дороге зоной ведения боевых действий и вы легко поймете почему совершенствование шинных технологий является одним из важнейших аспектов защиты бронированных машин и их экипажей, участвующих в военных операциях.

Уязвимость колеса

Тактическое преимущество колесных бронированных машин, которое они позволяют получить за счет своей гибкости, развертываемости и маневренности, быстро сделало их предпочтительным типом транспортного средства в Афганистане. Впрочем, на театре военных действий (ТВД), обуславливаемом вездесущей угрозой самодельных взрывных устройств (СВУ), они также имели и свои слабые места. В то время как дополнительное бронирование и вновь разработанные корпуса двойной V-образной формы способствовали повышению уровней защиты экипажей, неизбежное в таких случаях повышение массы машин обострило проблемы, связанные с проколом или разрывом шины.

Десять лет назад для большей части колесных боевых машин применялась технология боестойких вставок из монолитной резины. Это фактически упрочненный «бублик», помещаемый внутрь шины, который амортизирует массу машины и защищает колесо в случае повреждения и выпуска воздуха из шины. Для того чтобы вставка (утолщенные боковины шины) была способна нести массу платформы при сохранении скорости на значительном расстоянии, резина должна быть очень «жесткой», то есть в этом случае необходимы мощные опрессовочные инструменты для установки и извлечения вставки из колеса, ну или шина должна быть доставлена из боевой зоны в ремонтную мастерскую.

Для британской армии, весь парк колесных машин которой использовал эту технологию, это привело к серьезным логистическим проблемам в Афганистане. В какой-то период времени поврежденные шины отправлялись назад в Великобританию для ремонта пока организация сети передвижных мастерских для ремонта колес типа «Runflat» PTRF-RF (Portable Tyre Repair Facility – Runflat) не позволила делать всё на местах. Эти развертываемые контейнерные модули позволяют проводить все виды оперативного ремонта и обслуживания шин во время проведения военной кампании.

Мягкой поступью

Угроза СВУ заставляет производителей шин постоянно разрабатывать новые решения, которые после прокола или разрыва шины дают возможность машине с экипажем безопасно добраться до базы, а также сводят повреждение колеса к минимуму.

Компания Michelin, выпускающая универсальные шины X-Force, которые широко используются на военных машинах, разработала так называемую «противоминную» шину. Шина, впервые показанная на выставке Eurosatory 2014, была разработана с целью удовлетворения потребности французской армии, в частности для системы разминирования SOUVIM II.

Эта система производства компании MBDA, предназначенная для разминирования проходов и обезвреживания СВУ, способна расчистить до 150 км в день. Система состоит из двух машин, буксирующих прицепы для активации мин. Первая машина перекатывается через мину нажимного действия без ее активации, при этом масса буксируемой машины – прицепа для срабатывания мин RDM (mine-triggering trailer) – заставляет срабатывать мины нажимного действия для того, чтобы обеспечить проезд второй машины. Та в свою очередь буксирует еще два RDM с разными колесными базами, расчищая, таким образом, колею по всей ширине.



Компания Michelin создала свою противоминную шину, оказывающую давление на грунт меньше, чем человеческая нога. Это позволяет без взрывов расчищать безопасные проходы в минных полях

Противоминные шины Michelin LX PSI 710/75 R34 позволяют машине передвигаться по минным полям без инициирования и активации наземных мин плоской и конической формы. Это стало возможным за счет колес с очень низким давлением. При установке этих шин на 7,5-тонную машину SOUVIM II фактическое давление на грунт отказывается меньше давления ноги человека – 360г/см2. Стандартные разведывательные машины имеет удельное давление на грунт примерно 5 кг/см2.



Система разминирования SOUVIM II французской армии

В конструкции шины используется полоска пены толщиной 10 см, приклеивающаяся к покрышке, которая является развитием покрышек компании Michelin для сельскохозяйственной техники. Покрышка позволяет получить максимально большое пятно контакта шины с опорной поверхностью, а сама полоска пены покрыта тонкой защитной резиновой «пленкой», повышающей также сцепление.

Преимущества резины

Резина имеет ряд преимуществ в технологии боестойких вставок, и некоторые производители работают исключительно с этим материалом.

«Резина не имеет склонности к разрушению, она поглощает часть ударных нагрузок, что важно для военных транспортных средств, двигающихся по бездорожью во враждебной обстановке», – заметил технический директор компании Tyron Тони Глейзбрук.

«В отличие от композиционных материалов, которые сами по себе являются очень твердыми материалами и могут стать причиной больших ударных нагрузок даже при наличии превосходной подвески – а при высоких ударных нагрузках повышается вероятность повреждения колеса и потери мобильности – резина резко снижает вибрацию и удары, которые передаются через вставку на колеса, мосты и приводные валы».

«Это положительно сказывается на управлении транспортным средством и уменьшает повреждения внутренней части шины, что означает её потенциально возможное повторное использование».

Резина также является единственным материалом, который позволяет получить так называемый «замок», являющийся центральным элементом конструкции пулестойких вставок компании Tyron. Замок борта шины представляет собой механическое устройство, которое фиксирует борт шины (край который садится на колесо) на самом колесе. В надутом колесе буртик придавливается к внутренней поверхности обода колеса за счет давления в шине так, что шина и колесо вращаются как единое целое. При падении давления в шине, например при проколе или повреждении, замок необходим для исключения проворачивания шины внутри колеса, которое, в конце концов, может привести к потере подвижности.

«Военные транспортные средства должны быть способны продолжать выполнение задачи и возвратиться на базу на одном или на всех спущенных колесах – гарантированный минимум составляет 50 км с двумя или более спущенными шинами или минимум два часа движения по бездорожью с уклонами и препятствиями, – сказал Глейзбрук. – Наши вставки All Terrain Rubber [ATR] позволяют военным машинам превысить это расстояние, и поэтому в случае повреждения машина может ехать с одной, двумя или даже восемью спущенными шинами до места, где они будут отремонтированы или заменены».

«В связи с тем, что наши вставки состоят из нескольких частей, они могут устанавливаться без специальных инструментов, их легко заменить даже на обочине дороги при помощи стандартного оборудования для замены шин, при этом они всё же сохраняют все преимущества резины».

Проверенные и испытанные

Заказчики компании Tyron подвергли вставки ATR баллистическим испытаниям с акцентом на соединительные элементы для того, чтобы убедиться, что при мощной кинетической атаке вставка останется работоспособной. Это важно, поскольку резина поглощает существенно больше энергии (начиная от бордюрных камней и кончая СВУ), чем твердые материалы.

В сентябре 2015 года компания Tyron объявила о том, что она будет совместно работать с фирмой Global Wheel по поставке комплектных боестойких вставок для бронетранспортера Springbuck производства южноафриканской DCD Defence. Первоначальным контрактом предусматривалась поставка трех полных комплектов колес, конструкция которых состоит из обода колеса от Global Wheel, сборных боестойких вставок ATR от компании Tyron и шины от компании Continental.


Совместно со своим партнером, фирмой Global Wheel, компания Tyron поставляет комплектные колеса с боестойкими вставками для бронетранспортера Springbuck производства южноафриканской DCD Defence

Работы по этому контракту продолжаются и в компании утверждают, что видят большой интерес к своей продукции со стороны производителей машин с колесными формулами 4×4, 6×6 и 8×8.

«Как и в случае с машиной Springbuck, вставка может поставляться как часть укомплектованного колеса для установки на новую машину, – сообщил Глейзбрук. – Они также могут поставляться в качестве нового компонента при модернизации на среднем этапе эксплуатации, поскольку мост машины может взять лишний вес. Они действительно добавляют массу к машине также как и любая другая вставка, но большинство бронемашин могут принять некоторую массу и поэтому здесь нет проблемы».

Сравнение с композитами

Как основная альтернатива резине композиционные материалы имеют собственные преимущества – они легче, менее дороги в производстве и могут быть адаптированы под существующее цельное колесо.

Компания RunFlat International предлагает несколько решений из композиционных материалов для колес, включая свою систему Dynamic RunFlat, которая состоит из двух или трех противопульных композитных сегментов, прикрученных болтами к ободу колеса. Преимущество двух- или трехсоставной системы по сравнению со стилем «бублик» состоит в том, что она может устанавливаться и сниматься в полевых условиях при помощи стандартного оборудования.

Когда шина полностью накачана, сегменты остаются закрепленными на ободе, но когда шина спущена, они «раскручиваются» против вращения шины и колеса вперед, компенсируя разницу диаметров накачанных/ненакаченных шин с каждой стороны оси. Это позволяет машине проехать до 100 км с одной или более спущенными шинами.

«Наши модульные вставки позволяют относительно просто заменять шины на ТВД, что очень важно, поскольку шины в Афганистане служат меньше расчетного срока службы, – сообщил начальник службы продаж в компании RunFlat International Том Уэстли. – Кроме того, наши изделия не изнашиваются со временем и хорошо справляются с баллистическими атаками или пересеченной местностью, что всегда является причиной поломок вставок».

Полимер, созданный и используемый компанией, способен выдерживать баллистические атаки. Материал не раскалывается, он поглощает энергию и затягивается обратно вне зависимости от температуры. По данным компании, этот материал легче резины, что дает возможность увеличить грузоподъемность машины.

В зависимости от требований заказчика разные варианты решения Dynamic RunFlat позволяют машине со спущенной шиной проехать разное расстояние: начиная от 15 км на скорости 50 км/ч по дороге и до 100 км по дороге или 60 км по бездорожью. Патентованная система фиксации позволяет их легко устанавливать; внутри шины не нужна смазка, она необходима только на внутреннем профиле вставки, который контактирует с ободом, что способствует более гладкому скольжению шины в спущенном состоянии. Компания также предлагает систему Static RunFlat для составных сборно-разборных ободьев колес военных транспортных средств, зачастую передвигающихся по бездорожью. Система состоит из трех пулестойких сегментов, жестко соединенных болтами вокруг ступицы колеса; они фиксируются и удерживают шину на месте, будь она спущена или нет. Благодаря своей патентованной форме «буртик» системы работает особенно стабильно в режиме спущенного колеса. Эта система в первую очередь предназначена для военного применения на дорогах и бездорожье, она, как правило, позволяет проехать со спущенными колесами от 50 до 100 км.

Компания RunFlat International не называет военные проекты, в которых используются ее изделия, но она имеет несколько контрактов на Ближнем Востоке – втором по объему рынке сбыта после Европы, – которые в настоящее время выполняются.

«Вывод войск из Ирака и Афганистана негативно повлиял на спрос…, но начинаются новые большие проекты по боевым машинам, которые определят потребность во вставках в предстоящие годы, – полон оптимизма Уэстли. – Здесь очень важна наша способность поставлять легкие, прочные и удобные в эксплуатации колеса, которые можно адаптировать под каждый проект».

«Обеспечение более высоких уровней защиты от СВУ привело к тому что, машины сильно прибавляют в весе, а более тяжелые машины необходимо обувать в колеса, которые могут выдерживать повышенные нагрузки. Как специалист в сфере шин и колес, мы можем разработать и поставить колесо, полностью совместимое с боестойкой вставкой или замком, а также колесо в сборе, полностью готовое к установке на машину».



Система Dynamic runflat состоит из двух или трех сегментов из пулестойкого композита, прикручиваемых к ободу колеса

В твердом состоянии

Концепция «безвоздушных» или непневматических шин исследуется уже несколько лет. В основном они предназначены для гражданского рынка, особенно для медленно движущихся транспортных средств, которые не используют или которым не нужна подвеска, например газонокосилки. Но эта технология переместилась в военную сферу в качестве потенциального решения, способного противостоять наземным минам и СВУ.

Компания Bridgestone разработала ряд прототипов безвоздушных шин Air Free Concept Tyre, тогда как Michelin заинтересована в военном применении своего решения X Tweel Airless Radial Tire (ART), представляющего собой колесо с шиной в сборе, доступное в нескольких вариантах и предназначенное для транспортных средств повышенной проходимости.


Семейство шин Tweel компании Michelin

Решение Tweel представляет собой набор лент из высокопрочной стали, который работает как полужесткая цилиндрическая «продольная стенка», образующая своего рода эластичную механическую пружину вокруг колеса; спицы из полирезины высокой прочности соединяют стальные ленты с втулкой колеса. Как и в случае с обычными воздушными шинами, обеспечивается низкое удельное давление при сравнительно небольшой общей массе.

Еще один вариант разработала компания Resilient Technologies. Непневматическая шина Non-Pneumatic Tire (NPT) по контракту с армейской исследовательской лабораторией, выданному в середине 2000-х годов, с самого начала разрабатывалась и тестировалась для бронеавтомобиля HMMWV. Шина NPT обеспечивает исключительную мобильность и безопасность по сравнению с шинами со вставками, поскольку она не прокалывается и не спускается при попадании пули, осколка или подрыве на СВУ.


Непневматическая шина Non-Pneumatic Tire (NPT)

После покупки Resilient Technologies компанией Polaris непневматические шины NPT появились в качестве опции для внедорожника Sportsman MV850. Шины TerrainArmor NPT могут выдержать попадание пуль, острых камней и других объектов, которые могут повредить пневматические шины, при этом исключается необходимость в запасном колесе на машине. Вождение на таких непневматических шинах ничем не отличается от вождения на пневматических шинах.

Конструкция шины состоит из обода, полимерного диска и протекторного полотна, которые в сборе образуют «фактически неразрушаемое» колесо. Полотно, диск и обод специально проектируются под целевую нагрузку и преобладающий рельеф местности.

Технологии управления шинами

Сложные технологии «управления шинами» также получают все большее распространение на оборонном рынке, поскольку пользователи хотят иметь улучшенные характеристики полного привода, лучшую мобильность и интегрированный в одной подсистеме комплекс полной диагностики.

Компания Dana объявила в сентябре 2015 года о том, она будет поставлять свою систему регулирования давления в шинах Spicer для нового легкого тактического бронеавтомобиля JLTV (Joint Light Tactical Vehicle), который компания Oshkosh будет производить для американской армии и корпуса морской пехоты. Система предназначена для повышения характеристик тактических колесных машин на грунтовых дорогах, на больших уклонах, в песке или грязи, при этом она способствует повышению скоростей на самых разных типах местности и позволяет добраться до базы в случае прокола шины. Система также позволяет уменьшать дорожный просвет при перевозке автомобиля различными видами транспорта.

По сути, система позволяет при необходимости накачивать и скачивать шины, регулировать в них давление до уровня, соответствующего рельефу, что повышает сцепление с грунтом и сохраняет проходимость. Работой системы управляет электронно-механический блок управления, который определяет и решает все проблемы с давлением в шинах, позволяя контролировать каждое колесо отдельно. Блок управления представляет собой интегрированный модуль, который включает механические, электрические и компьютерные подсистемы.

Компания Dana имеет в своем портфолио две базовые системы с немного различающимися конфигурациями. Первая система оптимизирована для легких машин 4×4, в настоящее время она законтрактована для проекта JLTV. Вторая, более производительная система устанавливается на некоторые более крупные военные машины, например категории MRAP или семейство войсковых транспортных средств средней грузоподъёмности FMTV. Основные компоненты включают блок управления пневматикой, быстродействующие выпускные клапаны, блок электронного управления и клапаны колес.

Руководитель департамента продаж в компании Dana Роберт Голдстон сказал, что компания активно сопровождала контракты по всем проектам, которые боролись за программу JLTV, начиная от этапа отработки концепции, этапа технического проекта и кончая этапом полномасштабной разработкой и подготовкой производства.

«За счет этих усилий и прочных связей с поставщиками комплектующих для наших систем мы смогли четко пройти по всем этапам программы JLTV, – добавил он. – Эта система по существу представляет собой готовую коммерческую систему, которую мы доработали для легких военных машин, работающих в непростых условиях. Нам оставалось провести некоторую доработку программного обеспечения для того, чтобы выполнить все требования проекта JLTV по тактико-техническим характеристикам».

Компания в настоящее время готовится к серийному производству в больших объемах, при этом системы для начальной партии уже были поставлены.

Главным определяющим фактором в опытно-конструкторских работах компании Dana были настойчивые просьбы заказчиков по интегрированным пользовательским интерфейсам и алгоритмам согласованной работы с другими подсистемами машины.

«Например, если поступил запрос подвеске перейти в определенный режим, то система регулирования давления также войдет в заранее заданный режим. Кроме того, заказчики хотят сократить время накачки и выпуска воздуха из шин, чтобы как можно было быстро переходить с одного типа местности на другой».

Кроме того, система может программироваться в условиях эксплуатации, а встроенные диагностические инструменты предупреждают водителя о возможных проблемах с шинами и выдают состояние всей системы. Работая на перспективу, компания работает над решениями, которые помогут сократить время накачки и выпуска воздуха из шины.

Использованы материалы:
www.michelin.com
www.mbda-systems.com
www.tyron.com
www.runflatinternational.com
www.resilienttech.com
www.dana.com
www.wikipedia.org
ru.wikipedia.org

topwar.ru

Советские военные амфибии — Колеса.ру

Малоизвестно, что, несмотря на «железный занавес», в Советском Союзе существовало обширное семейство военных плавающих автомобилей, не имевших прямых зарубежных аналогов. И пусть все они создавались под грифом «совершенно секретно» и были известны лишь высшим военным чинам, пусть большинство из них так и не вышло из стадии опытных образцов, вся эта небольшая водоплавающая армия амфибий «от мала до велика» на деле доказала настойчивость, творческий талант советских конструкторов и мощь отечественного Военно-промышленного комплекса.

 

Плавающая четырхосная машина «Дельфин» достигала на плаву скорости 16 км/ч (из архива СКБ ЗИЛ)

В нашем сериале о секретной автотехнике СССР мы уже рассказывали о легких плавающих микролитражках ТПК, об уникальнейших уральских амфибиях, закамуфлированных под обычные грузовики или белоголубых ЗИЛах для космонавтов.

В этом обзоре, поскребя по сусекам, вспомним о других не менее оригинальных и секретных амфибиях для Советской армии.

ВАЗ-2122 «Река» (1976–1987 гг.)

Начнем с достаточно известного плавающего варианта легендарного вездехода ВАЗ-2121 «Нива», который по велению Министерства обороны был преобразован в разведывательную амфибию ВАЗ-2122 «Река», способную передвигаться по скоростным магистралям и скользить по поверхности неглубоких внутренних водоемов.

Легкая плавающая машина ВАЗ-2Э2122 второй серии (из архива НИИЦ АТ)

Идея создания собственного простого и недорогого плавающего джипа на шасси внедорожника «Нива» возникла в начале 1970-х, а для маскировки он значился как «автомобиль для рыбаков и охотников, способный преодолевать водные преграды». Летом 1976-го были построены первые 80-сильные образцы Э2122 с цельнометаллическим водоизмещающим кузовом, а все последующие годы конструкторы провели в многократных доработках первенца, которые свелись к улучшениям системы охлаждения двигателя.

Испытания модернизированной амфибии ВАЗ-2122.500 (из архива НИИЦ АТ)

Последний шестой вариант плавающей машины ВАЗ-2122.600 «Река» (из архива ВАЗ)

Только в 1984-м Волжский автозавод собрал пробную партию из 10 машин пятой серии ВАЗ-2122.500, а вся эта долгая эпопея завершилась через два года, когда появились три последних доработанных образца ВАЗ-2122.600. Перестройка и бурное разоружение страны заставили ВАЗ свернуть свои смелые эксперименты за государственный счет. В целом он собрал 21 опытный джип серии 2122.

УАЗ-3907 «Ягуар» (1983–1989 гг.)
(Фотографии из архива УАЗ)

Являясь ведущим советским предприятием по производству легких вездеходов, Ульяновский автозавод не мог не прийти к воплощению заманчивой идеи создания на их основе собственного плавающего варианта. Работа над ним началась в 1977-м, но только через шесть лет появился многоцелевой автомобиль-амфибия УАЗ-3907 «Ягуар» для Советской армии и погранвойск, способный доставлять грузы до 600 кг, легкое вооружение или раненых на носилках.

Армейский 77-сильный плавающий автомобиль УАЗ-3907 «Ягуар»

Сохранившаяся в Рязанском автомузее амфибия «Ягуар» (фото М. Шелепенкова)

Автомобиль оборудовали цельнометаллическим кузовом с аркой безопасности и двумя боковыми герметично закрывавшимися дверями с рычажными запорами (задрайками). Унифицированная с серией УАЗ-469, амфибия оснащалась 77-сильным мотором и раздаточной коробкой с отбором мощности на гребные винты и лебедку. Два водяных винта устанавливались под ее днищем непосредственно за передними колесами, которые при отклонении в разные стороны служили для управления машиной на плаву. В середине 1980-х собрали еще два пробных образца с узлами от УАЗ-3151.

На плаву машина «Ягуар» с двумя гребными винтами под днищем кузова

Выход 11-местной амфибии УАЗ-3907 «Ягуар» на крутой берег Волги

До 1989 года УАЗ собрал 14 амфибий, удачно прошедших заводские и военные испытания. Среди них был один экземпляр пограничного автомобиля «Баклан» для северных регионов, который укомплектовали двумя парами лыж и клеткой для розыскной собаки.

Амфибия «Баклан» для северных подразделений пограничных войск

В 1991 году амфибию УАЗ-3907 приняли на вооружение, но с распадом Советского Союза все работы по ней были свернуты.

НАМИ-0281 (1989–1990 гг.)
(Фотографии из архива НАМИ)

Бесславно завершив разработку легких амфибий НАМИ-032, известных как ТПК, Научно-исследовательский автомоторный институт (НАМИ) в течение почти 30 лет воздерживался от соприкосновения с этой тематикой. Только в 1989-м по заказу Министерства обороны там построили оригинальный низкопрофильный заднемоторный транспортер НАМИ-0281 класса 1,25–1,5 тонны для доставки подразделений быстрого реагирования.

Опытная амфибия НАМИ-0281 для доставки вооруженных десантников

Конструктивно он представлял собой комбинацию легкого транспортера переднего края и открытой боевой машины с центральным размещением рабочего места водителя. В ее открытом несущем корпусе на двух продольных сиденьях спинками друг к другу помещался боевой расчет из восьми человек. Главными новинками являлись независимая гидропневматическая подвеска, двухвальная раздаточная коробка с отводом мощности на гребной винт и принудительная блокировка дифференциалов.

Быстроходная 1,5-тонная плавающая бронемашина НАМИ-0281

На шоссе машина развивала скорость 125 км/ч и внешне напоминала скорее экскурсионно-прогулочный катер, чем эффективную боевую машину. Это была последняя работа НАМИ в области легких армейских амфибий.

Урал-375П (1975–1976 гг.)
(Фотографии из архивов НАМИ и Андрея Карасева)

В одной из первых глав нашего сериала, посвященной уникальным плавающим грузовикам Уральского автозавода, мы упоминали предшествовавшие им разработки других советских предприятий. Так в середине 1970-х, в процессе создания перспективного военного семейства «Суша», важную роль сыграл институт НАМИ. Он занимался «изучением возможности придания плавучести грузовику Урал-375», проводил научно-исследовательскую разработку будущей машины, сборку и испытания опытного образца.

Плавающий грузовик Урал-375П — прототип будущего семейства «Суша»

Уникальный плавающий автомобиль Урал-375П  был построен в НАМИ в 1975 году под руководством главного конструктора Н. И. Коротоношко. Будучи предшественником семейства «Суша», эта машина не требует подробного рассказа о своей конструкции: она уже давно и достаточно подробно описана в статье, посвященной экспериментальным амфибиям «Урал». Здесь же стоит лишь отметить главные черты московского образца: стальной герметизированный кузов с высокими бортами, обеспечивавший плавучесть, волноотражающий щит с воздуховодом и навесные поплавки с пенополиуретановым наполнителем.

Подготовка машины к форсированию водной преграды (обратите внимание на облачение водителя)

На плаву Урал-375П с герметизированным кузовом и люком к крыше кабины

В отличие от будущей амфибии Урал-43221 «Суша» на нем установили только один гребной винт и люк во всю ширину крыши серийной кабины, в которой водителю приходилось работать в водонепроницаемом костюме.

В начале 1960-х, после передачи с Московского автозавода ЗИЛ в Брянск всей документации по четырехосным машинам, для СКБ под руководством В. А. Грачева наступил критический момент. Оно лишилось государственной поддержки и было вынуждено самостоятельно изыскивать заказчиков и источники финансирования. Как ни странно, именно к этому периоду относились самые смелые и наиболее оригинальные проекты вездеходов, в том числе плавающей машины ЗИЛ-135П.

ЗИЛ-135П «Дельфин» (1965–1970 гг.)
(Фотографии из архивов СКБ ЗИЛ и Романа Данилова)

Уникальная советская амфибия ЗИЛ-135П (8х8) претендовала на звание самой быстроходной в мире колесной плавающей машины, а с технической точки зрения являлась одним из направлений развития военных машин 135-й серии. В прежние времена она считалась лишь «гадким утенком Грачева», хотя достигала высшего мирового уровня, и в СССР не получила никакого применения.

20-тонный ЗИЛ-135П — одна из крупнейших в мире колесных плавающих машин

С 1961 года работы по автомобилю ЗИЛ-135П были нацелены на применение его в качестве самоходного парома «Челнок», имевшего все шансы превзойти выпускавшиеся за границей паромные машины, но уже в процессе проектирования его признали ненадежным и слишком дорогим. После переделки в законченном виде амфибия с условным названием «Дельфин» появилась зимой 1965 года.

Амфибия ЗИЛ-135П со стеклопластиковым кузовом на испытаниях в Балтийском море

]]> ]]>

Модернизированный вариант ЗИЛ-135П имел компоновку с передней кабиной управления, силовыми агрегатами в кормовом отсеке и центральным расположением пассажирского салона для размещения 22 человек. Его базой являлось длиннобазное сухопутное шасси ЗИЛ-135К с двумя 180-сильными моторами, бортовыми трансмиссиями, жесткой подвеской всех колес и системой регулирования давления воздуха в шинах, на котором смонтировали несущий корпус из стеклопластика. Привод двух гребных винтов осуществлялся от коленчатых валов двигателей через редукторы и карданы, а сами винты помещались в кольцевых подъемных и поворотных насадках, что позволило отказаться от водяных рулей.

Скоростные испытания пятитонной 360-сильной амфибии ЗИЛ-135П

Гребные винты диаметром по 700 мм в поворотных кольцевых насадках

Выгрузка амфибии из десантного судна во время испытаний на Балтике

Свои первые испытания на Москве-реке машина провалила. Повторные пробы состоялись в Балтийске на базе Балтийского флота, где в соответствии с потребностями ВМФ СССР ее переоборудовали открытым грузовым отсеком, превратив в мореходную транспортную амфибию ЗИЛ-135ТА.

Открытая грузовая амфибия ЗИЛ-135ТА для работы в качестве лихтера

Летом 1970-го представилась возможность испытать ЗИЛ-135П в качестве перегру­зочного плавсредства (лихтера) для челночной доставки грузов с рейдовых судов на берег и обратно. Для этого уже заброшенная машина была реанимирована и оснащена перегрузочным краном, а потом короткое время возила грузы на побере­жье Северного Ледовитого океана. По возвращении в лоно родного завода ее разукомплектовали.

Понтонно-мостовая машина ПММ на 300-сильном шасси БАЗ-135МБ (фото К. Дунаева)

Паромная амфибия ПММ «Волна» (1974–1985 гг.)

В истории советской автотехники для форсирования водных преград самой необычной и прогрессивной считается система самоходных четырехосных паромов с кодовым наименованием «Волна», которая до сих пор применяется в Российской армии.

Проектирование упомянутой выше паромной машины «Челнок» на базе стеклопластиковой амфибии ЗИЛ-135П привело к необходимости оснащения такой техники более прочными цельнометаллическими конструкциями. С конца 1960-х дальнейшей разработкой таких систем занималось СКБ инженерно-переправочных средств Крюковского вагоностроительного завода (КВСЗ) из Кременчуга. В 1974-м там построили первый прототип понтонно-мостовой машины (ПММ), входившей в состав самоходного понтонного парка (СПП).

Плавающая машина ПММ с герметичными раскладными понтонами (фото Е. Певзнера)

Амфибия ПММ, ее алюминиевый корпус и движители были разработаны и собраны в Кременчуге на сухопутном 300-сильном шасси БАЗ-135МБ, на котором смонтировали упрощенную трехместную кабину от модели ЗИЛ-135ЛМ с почти плоской передней стенкой. Передвижение на воде обеспечивали два гребных винта, расположенные в подъемных кольцевых насадках с водяными рулями.

На фотографии видны два задних гребных винта в кольцевых ограждениях (фото К. Дунаева)

На плоской грузовой платформе (палубе) помещались две пары уложенных друг на друга понтонов (передних и задних) и четверо средних подъемных аппарелей. На плаву они откидывались в разные стороны и вместе с палубой образовывали типовой однозвенный паром с полезной нагрузкой 42 тонны. При взаимном соединении таких машин друг с другом можно было создавать более тяжелые самоходные паромные системы или плавающие мосты для пропуска тяжелой военной техники. Все 24 амфибии, входившие в состав парка СПП, можно было в течение 30–40 минут объединить в крупные 50-тонные переправы длиной до 260 метров.

Возведение понтонно-мостовых сооружений с участием машин ПММ

]]>

1 / 5

Паромные амфибии ПММ в составе самоходного мостового парка СПП

]]>

2 / 5

Самоходный 126-тонный паром, составленный из трех машин ПММ

]]>

3 / 5

Типовой трехзвенный паром с откинутыми в разные стороны аппарелями

]]>

4 / 5

Наплавной двухколейный 50-тонный ленточный мост парка СПП

]]>

5 / 5

Передвижение бронетанковой техники по наведенному мосту СПП

В 1977 году сборку ПММ перенесли на Кадиевский завод сварных конструкций в Луганской области, который в 1978-м изменил свое название на Стахановский вагоностроительный завод. До 1985-го там собрали порядка 70 понтонных машин ПММ.

www.kolesa.ru

Преимущества и проблемы колесных танков » Военное обозрение

На протяжении последних десятилетий мировая оборонная промышленность придумала немало новых видов вооружения. Среди прочих определенный интерес представляет идея установки сравнительно мощного вооружения на относительно легкое колесное шасси с соответствующим бронированием. Такая военная техника получила неофициальное название «колесный танк». При этом вопрос классификации подобных бронемашин до сих пор не имеет четкого и однозначного ответа. Дело в том, что разные страны используют отличающиеся друг от друга термины. В результате в одних армиях служат тяжелые бронеавтомобили, в других – пушечные броневики, а третьи используют бронированные разведывательные машины. Наконец, в договоре ДОВСЕ подобная техника значится как боевые машины с тяжелым вооружением (БМТВ). При этом все три или четыре «класса» техники почти не отличаются друг от друга в основных чертах своего облика.

К сожалению авторов идеи, проблемы с классификацией – далеко не самые серьезные трудности колесных танков. На уровне самой своей идеологии они имеют ряд характерных особенностей, которые на протяжении многих лет вызывают активные споры в военных кругах, а также среди экспертов и любителей военной техники. Чаще всего колесные танки сравниваются с тяжелыми гусеничными бронемашинами, из-за чего обсуждения очень редко заканчиваются согласием сторон. Попробуем разобраться, чем хороши и чем плохи колесные БМТВ, а также попытаемся предугадать будущее броневиков с мощными пушками.


Прежде всего надо разобраться с предпосылками к появлению первых колесных танков и формированием их облика. Если их старшие гусеничные собратья формировались для работы в европейских условиях, где проходили самые крупные войны прошлого века, то колесные бронемашины с пушечным вооружением в некоторой мере являются «порождением» ландшафта других континентов. В качестве примера первого колесного танка часто приводится французский бронеавтомобиль Panhard AML, одна из модификаций которого несла 90-миллиметровую пушку. Колесная ходовая часть этого броневика хорошо зарекомендовала себя в условиях Африки во время разных войн с участием Франции. Что касается вооружения, то пушка CN-90FJ была эффективна практически против всех целей, с которыми приходилось бороться французским солдатам. Однако главным толчком к созданию тяжелого броневика с серьезной пушкой оказались боевые действия на юге Африки. Военные ЮАР достаточно быстро пришли к выводу, что наиболее эффективными в тамошних условиях будут колесные бронемашины с, как минимум, противопульной защитой и противотанковым вооружением, например, пушкой или ПТРК. Одновременно с этим появились и первые задумки в отношении броневиков системы MRAP.

Panhard AML

Колесные шасси были признаны наиболее перспективными ввиду их хорошего ресурса. Во время боев с ангольскими вооруженными формированиями южноафриканским солдатам очень часто приходилось совершать длительные марши по автодорогам. Гусеницы классических танков в таком случае быстро приходили в негодность и подавляющее большинство новой техники стали делать на колесном ходу. Кроме того, сказались производственные возможности и географические особенности местности. Из-за сравнительно твердого грунта саванн характеристики проходимости гусеничных танков оказались избыточными, что, однако, почти никак не сказывалось на износе гусениц. Такой интересный подход к выбору ходовой части в итоге сказался на всем облике армии ЮАР – даже полноценные самоходные артиллерийские установки выполнены на колесной базе.

Ratel FSV90

Собственно говоря, именно хорошие ходовые качества на нормальных дорогах вместе с высоким ресурсом движителя стали главной причиной того, что вслед за южноафриканскими бронеавтомобилями Ratel FSV90 стали появляться другие машины похожего облика. Со временем количество тяжелых бронеавтомобилей с пушечным вооружением достигло тех размеров, при которых можно было говорить о сформировавшейся тенденции. На данный момент широкую известность получили французские ERC-90 и AMX-10RC, итальянская Centauro, американская M1128 MGS и другие машины этого класса. Российские военные и конструкторы пока не определились с необходимостью подобной техники для наших вооруженных сил, но уже проявили интерес к зарубежным разработкам, которые могут помочь сформировать общее представление о конструктивных особенностях колесного танка.

ERC-90

AMX-10RC

Стоит отметить, в основном придется довольствоваться только конструктивными подробностями. Дело в том, что из всей массы колесных танков в реальных широкомасштабных боевых действиях удалось поучаствовать только южноафриканскому Ratel FSV90. Другие машины этого класса участвовали в боях лишь в небольшом количестве и только в небольших локальных конфликтах, где приходилось воевать со слабо оснащенным противником. Так, в 1992 году восемь итальянских Centauro были отправлены в Сомали, где участвовали в миротворческой операции. Почти сразу выяснилось, что мощность 105-мм пушки LR избыточная для борьбы с подавляющим большинством целей, встречавшихся итальянским миротворцам. Поэтому большая часть боевых заданий касалась наблюдения за местностью и выдачи информации патрулям, для чего весьма полезными оказались новые наблюдательные приборы. Тяжелое вооружение бронемашин применялось только в некоторых случаях для самообороны. При этом не обошлось без нареканий. Прежде всего, солдат не устроила прочность шин. Состояние дорог в Сомали было, мягко говоря, неудовлетворительным: даже главная трасса страны «Императорское шоссе» к моменту прибытия броневиков «Кентавр» уже года четыре не видела ремонтников, а на остальных дорогах дело обстояло еще хуже. Из-за этого итальянским миротворцам слишком часто приходилось менять колеса ввиду постоянных повреждений. Со временем Centauro стали комплектоваться более прочными шинами. Более серьезной проблемой оказалось бронирование. Корпус итальянского колесного танка делался с расчетом на обстрел из 12,7-миллиметрового стрелкового оружия, но в ряде случаев во время засад «Кентавры» получали серьезные повреждения от пулеметов ДШК. Более серьезное вооружение, например гранатометы РПГ-7, могло просто уничтожить бронемашину. По этим причинам итальянцам в срочном порядке пришлось заказывать у Великобритании комплекты динамической защиты ROMOR-A. Благодаря своевременному усилению защиты, Италия не потеряла в Сомали ни одного колесного танка.

B1 Centauro

Примечательно, что во время боев в Сомали проявились все основные недостатки концепции колесного танка. Несмотря на предварительные расчеты, колесный движитель на практике не имел большого преимущества перед гусеничным. Большая максимальная скорость в реальных условиях была невозможна ввиду отсутствия хороших дорог, а на бездорожье проходимость колесных машин нередко оказывалась хуже, чем у гусеничных. Кроме того, «Кентавры» с первым вариантом колес, как уже говорилось, были подвержены регулярному повреждению шин. Что касается ресурса ходовой части, то из-за специфических нагрузок при движении по пересеченной местности фактический износ деталей оказался гораздо выше расчетного, как раз на уровне гусениц танков. В результате все казавшиеся преимущества, связанные с различными аспектами передвижения, были «убиты» реальной обстановкой. В дальнейшем броневик Centauro был немного доработан, в частности увеличился ресурс ходовой части.

Вторая «сомалийская» проблема была связана с уровнем защиты. При создании первых колесных танков предполагалось, что эта техника возьмет на себя роль основных танков в конфликтах со слабо вооруженным противником. Поэтому большинство бронеавтомобилей с тяжелым вооружением не оснащаются противоснарядным бронированием. Тем не менее, уже первые случаи использования колесных танков в локальных конфликтах продемонстрировали, как минимум, сомнительный характер такого технического решения. Машины с противопульным бронированием могут достойно противостоять противнику, вооруженному только стрелковым оружием. Но против артиллерии или танков они просто бесполезны. Тут же можно вспомнить и избыточную мощность оружия, проявившуюся еще в Сомали. В результате получается достаточно странная машина с колесной базой, мощным оружием и слабой защитой. На протяжении всей истории бронетехника развивалась по пути баланса вооружения и защиты. Колесные танки, в свою очередь, попытались сломать эту техническую «традицию», но особого успеха не достигли. Более того, установка мощного орудия в случае с некоторыми БМТВ возымела весьма интересные последствия. Большинство колесных танков имеет сравнительно высокий центр тяжести (выше, чем у танков классической схемы), что при повороте башни на большой угол от продольной оси может привести к опрокидыванию машины набок. Гусеничные ОБТ такой проблемы не имеют.

B1 Centauro


Как уже говорилось, итальянские «Кентавры» еще во время работы в Сомали получили модули дополнительной защиты. По тому же пути пошли и другие страны. Например, американский колесный танк M1128 MGS семейства Stryker комплектуется целым набором средств для повышения уровня защиты. Все эти бронепанели и противокумулятивные решетки увеличивают общий вес машины, что ухудшает ее ходовые качества. В то же время, почти все колесные танки имеют боевую массу не более 20-25 тонн, что значительно меньше соответствующего параметра любого современного основного боевого танка. Как следствие, переброска колесных машин с тяжелым вооружением становится более простым делом, нежели транспортировка танков.

M1128 MGS

Возможность перевозки колесных танков военно-транспортной авиацией силами наиболее распространенных самолетов (C-130 и подобные ему) является одной из главных причин того, что этот класс техники продолжает развиваться и пока не уходит с военной «сцены». Военные конфликты последних лет привели к формированию новой концепции применения войск, подразумевающей быструю переброску в район боевых действий. Военные некоторых стран развили эту идею до интересного вида: первой к месту боев должна прибывать сравнительно легкая техника, наподобие бронетранспортеров, боевых машин пехоты и все тех же колесных танков. Далее, при необходимости, к линии фронта могут быть доставлены более тяжелые бронемашины наподобие полноценных танков или самоходных артиллерийских установок. Таким образом, легким и средним бронемашинам, в том числе и колесным танкам, придаются функции главной ударной силы сухопутных войск, имеющей высокую мобильность.

И все же использование колесных машин с мощным вооружением требует правильного подхода к планированию операций. К примеру, колесные танки не должны встречаться в бою с гусеничными или с артиллерией, иначе результат этого столкновения вряд ли будет хорошим для техники на колесном ходу. В таком случае колесные танки должны бороться с легкобронированной техникой противника, например, с бронетранспортерами и БМП, не входя в зону поражения их оружия. Это касается вооруженных конфликтов высокой интенсивности. В случае с контртеррористическими, противопартизанскими или миротворческими операциями применение колесных танков так же требует правильного планирования, но при этом уже нет необходимости так «беречь» колесные бронемашины от встреч с гусеничными танками и артиллерией. В то же время, партизанские вылазки противника могут потребовать соответствующего подхода к защите машин, которые должны быть выполнены в соответствии с концепцией MRAP.

Для специалистов уже давно не секрет, что колесные танки с гусеничными роднят только одно слово в названии, к тому же неофициальном, а также большой калибр орудия. Однако время от времени в различном контексте всплывает вопрос вытеснения основных танков колесными бронемашинами с тяжелым вооружением. Как понятно из приведенных выше фактов, при современном состоянии дел колесный танк не сможет не только полноценно выполнять все функции ОБТ, но и даже просто приблизиться к последнему по целому ряду характеристик. В связи с этим о замене гусеничной техники колесной, пусть даже частичной, пока нигде не идет и речи. Что касается будущего колесных танков, то дальнейшее развитие этой идеи, скорее всего, пойдет по пути улучшения защиты при сохранении сравнительно малой боевой массы. Вооружение должно остаться прежним, ведь установка еще более мощных пушек, чем, например, на итальянском «Кентавре», связана с рядом технических проблем, которые просто невозможно решить, сохранив имеющиеся преимущества этого класса техники.

Однако последнее слово в формировании облика колесных танков будущего все же останется за реалиями военных конфликтов последнего времени, в которых участвовала эта техника. Во время практического применения всех имеющихся БМТВ накопилось большое количество претензий к конструкции, часть из которых уже решена. Тем не менее, немалое количество проблем осталось и их исправление может значительно изменить облик колесных танков. Но, скорее всего, и в этом случае они не смогут полностью вытеснить привычные танки на гусеничном ходу.

По материалам:
http://globalsecurity.org/
http://army-technology.com/
http://warwheels.net/
http://vpk-news.ru/
http://oborona.ru/
Никольский М.В., Ильин В.Е. Колесная бронетехника. – М.: Астрель/АСТ, 2001

topwar.ru

Колесные танки Второй мировой: предки «Бумеранга»

Известно, что все новое – это хорошо забытое старое. Буквально только что мы написали о новой разработке для российской армии – колесном танке «Бумеранг», представленном публике на параде 9 мая в Москве. Однако у концепции колесного танка история долгая, и отсчет свой она начинает вовсе не с принятия на вооружение армией США успевшего стать «живой легендой» Stryker M1128 MGS. Воевали такие машины уже в годы Второй мировой, причем достаточно успешно. И только сложности организации промышленного производства в военное время остановили развитие этой техники, уже тогда имевшей ряд преимуществ перед гусеничными танками.

 

Как все начиналось

Первыми, надо признать, были немецкие конструкторы. Причем к разработке колесных танков, то есть – тяжелых броневиков, их подтолкнула безвыходная ситуация, в которой оказалась Германия после Первой мировой войны.

Дело в том, что по условиям Версальского договора проигравшая войну Германия не имела права иметь на вооружении танки. А вот броневики им разрешили – для полицейских нужд. То есть, для борьбы с разного рода массовыми беспорядками. К слову, и многие современные военные бронемашины имеют полицейские аналоги – в этом мир за последние сто лет не изменился.


Причем немецкие конструкторы сразу предложили для повышения проходимости машины по бездорожью формулу 8х8. Уже в 1928 году компании Daimler-Benz и Magirus создали два прототипа, которые после заводских испытаний были переданы Рейхсверу – это произошло в 1931 году. Однако экономика Германии находилась в жесточайшем кризисе, денег в военном бюджете не было, и в серию пошел тяжелый броневик 6×4 Sd.Kfz.231. Лишь позже в войсках появились модификации 8х8. Именно эти машины вошли в 1939 году в Польшу в ходе ее раздела между Германией и Советским Союзом, где и попали в руки советских специалистов. По одной версии, машины были подбиты поляками, по другой – Красной армией, ошибочно принявшей двигавшихся навстречу немцев за поляков.

Ижорский броневик и его заслуги

Нельзя, впрочем, сказать, что советские конструкторы просто скопировали немецкую машину. Работы над аналогичным колесным танком начались на Московском автозаводе в 1936 году. Сперва было создано специальное укороченное шасси ЗИС-6К (ЗИС-34) с двигателем увеличенной мощности, с дополнительным задним управлением (машина могла с равным успехом двигаться как в одну сторону, так и в другую). Одновременно на Ижорском заводе в Ленинграде проектировали бронекорпус. К концу 1938 года на ЗИСе были собраны экспериментальные шасси с макетными бронекорпусами, а через год Ижорский завод построил первый прототип бронеавтомобиля БА-11.


На фото: подбитый БА-11


Тут-то и подоспели два немецких Sd.Kfz.231, некоторые технические решения из которых и перекочевали в советские колесные танки. Но в целом по вооружению БА-11 превосходил все зарубежные образцы тяжелых бронеавтомобилей тех лет, а дизельный БА-11Д вообще не имел аналогов. Подкачали только мощность двигателя и колесная формула 6×4. Полноприводная версия БА-11 6х6 была изготовлена осенью 1940 года, но серийному производству помешала блокада Ленинграда немецкими войсками. Фактически производство БА-11 было свернуто, а наладить сборку на Подольском заводе не удалось.

Уже готовые к началу войны БА-11 воевали на Ленинградском фронте (поскольку новых не производилось, в 1943 году этих машин в строю не осталось). По отзывам фронтовиков, по бронезащите, огневой мощи, проходимости и запасу хода БА-11 превосходил танк Т-26. Разработанный с учетом немецких технических решений, низкий корпус с наклонным расположением бронелистов неплохо защищал экипаж от бронебойных и крупнокалиберных пуль, не говоря уже об осколках. Машина была вполне устойчивой при стрельбе, несмотря на то, что на ней стояла 45-мм танковая пушка 20К образца 1932 года. Пулеметов было два: в башне и в лобовом листе брони (огонь из него вел командир).


На фото: Sd.Kfz.231 (6-Rad)


Стандартный «зисовский» двигатель был форсирован до 93-99 л.с. (было два варианта бензинового мотора). Для сравнения: на немецком Sd.Kfz.231 был установлен двигатель в 115 л.с., но таких советская промышленность в те годы не производила. Зато зажигание было дублировано: могло работать от магнето (генератора) и батареи, что повышало его надежность. А наличие реверса в трансмиссии обеспечивало 9 передач вперед и 6 назад, причем скорость заднего хода достигала 90% от переднего. Имелся и механизм ручного запуска двигателя изнутри машины. Шины были пулестойкими и с глубоким протектором. Дополнительно проходимость машины увеличивалась за счет цепей «Оверолл», которые надевали на ведущие колеса, а также запасных колес по бортам, которые могли вращаться.

Чем ответил противник?

Немцы, правда, тоже не стояли на месте. В войска к началу войны поступили тяжелые броневики 8х8. Для того, чтобы не путать их с трехосными платформами, были введены обозначения Sd.Kfz.231 (8-Rad) и Sd.Kfz.231 (6-Rad). Соответственно были обозначены и следующие модели колесных танков: Sd.Kfz.232 (6-Rad) и Sd.Kfz.232 (8-Rad), Sd.Kfz.263 (6-Rad) и Sd.Kfz.263 (8-Rad). Sd.Kfz.263 Fu (8 Rad) выпускался только в формуле 8х8.


На фото: Sd.Kfz.231 (8-Rad)


Вооружен был Sd.Kfz.231 (8-Rad) 20-мм пушкой KwK 30 и спаренным с ней 7,92-мм пулеметом MG34. Вообще все немецкие тяжелые броневики уступали в вооружении БА-11, за исключением Sd.Kfz.233 – специальный бронеавтомобиль артиллерийской поддержки. Он также был модификацией Sd.Kfz.231(8-Rad), и на нем была установлена короткоствольная 75-мм пушка KwK-37 фирмы Rheinmetall-Borsig. Для ее установки пришлось пожертвовать башней: орудие устанавливалось непосредственно в лобовом листе боевого отделения, которое вдобавок стало открытым. Экипаж при этом был сокращен до 3 человек за счет второго механика-водителя: у классического Sd.Kfz.231 (8-Rad), как и у БА-11, было две кабины управления: для движения вперед и назад.

Как видите, немецких модификаций Sd.Kfz.231 было множество, производились они и в годы войны, воевали вплоть до полного разгрома Вермахта союзными войсками антигитлеровской коалиции. Лишь Sd.Kfz.231 (6-Rad) из-за плохой проходимости по пересеченной местности был отозван с фронта и передан полиции. То есть, в результате выполнял функции, положенные ему по Версальскому договору.


Краткие технические характеристики советского и немецких колесных танков

БА — 11 Sd.Kfz.231 (6-Rad) Sd.Kfz.231 (8-Rad)
Боевая масса, т 8,13 6,0 8,3
Экипаж, чел 4 4 4
Выпуск, шт 18 123 607
Габариты (Д х Ш х В) 5 295 х 2 490 х 2 390 5 570 х 1 820 х 2 250 5 850 х 2 200 х 2 350
База, мм 3 550 3 400 4 800
Колея, мм 1 920 1 690 / 1 840 1 350 / 1 440
Клиренс, мм 265 240 270
Тип двигателя Рядный 6-цилиндровый карбюраторный жидкостного охлаждения Рядный 6-цилиндровый карбюраторный жидкостного охлаждения V-образный 8-цилиндровый карбюраторный жидкостного охлаждения
Мощность двигателя, л.с. 90 70 150
Скорость по шоссе, км/ч 64 62 85
Запас хода по шоссе, км 316 250 300
Колесная формула 6 х 4 6 х 4 8 х 8
Тип подвески на листовых рессорах полунезависимая, на листовых рессорах полунезависимая, на листовых рессорах
Преодолеваемый подъём, град. 22 20 30
Преодолеваемый брод, м 0,6 0,6 1,0


Читайте также:


www.kolesa.ru

Военная автотехника 21-го института — Колеса.ру

Внимание! Не пробегайте мимо! Внимательно вглядитесь в это фото! Нет, это вовсе не тепловоз, и даже не электровоз. Да это же какая-то уникальная помесь тепловоза с автомобилем, сотворенная ради шутки! Вовсе нет: это серьезная экспериментальная машина, разработанная в секретном военном институте из подмосковного города Бронницы с кодовым индексом 21 НИИИ. За 50 лет там было построено немало необычных транспортных средств нетрадиционных конструкций, послуживших делу развития отечественной военно-автомобильной отрасли и в большинстве оставшихся неизвестными. Наш рассказ о некоторых из них — тех, о которых сегодня можно говорить вслух.

 

Главное здание научно-исследовательского института в Бронницах Полигон 21 НИИИ АТ Министерства обороны России. Фото 2006 года

Разработка специальной автотехники началась за несколько лет до рождения института. В октябре 1954 года в тихом городке Петродворец, известном своими фонтанами, родился его предшественник, НИИ-21, занимавшийся колесными и гусеничными тягачами. В июле 1959-го путем его объединения с автотракторным полигоном из Бронниц был образован 21­-й Научно-исследовательский и испытательный институт автомобильной техники Министерства обороны СССР (21 НИИИ АТ), который со временем превратился в единый координирующий центр по реализации военно­-технической политики страны в автомобильной области. Его производственной базой стал соседний Опытный завод № 38.

Испытания, испытания, испытания…

С момента образования главными задачами 21 НИИИ являлись всесторонние полигонные испытания и лабораторные исследования всех видов отечественных автомобилей, многоосных ракетных шасси и прицепного состава, изучение вопросов проходимости и отработка тактико-технических требований к новым военным грузовикам, которые после испытаний и дальних пробегов получали рекомендации для принятия на вооружение Советской армии.

Фрагменты испытаний различных автомобилей на полигоне 21 НИИИ

]]>

1 / 6

Седельный тягач ЗИС-120Н и полуприцеп ММЗ-584Г на арочных шинах

]]>

2 / 6

Автомобиль-тягач МАЗ-200Г с бортовым прицепом МАЗ-5207В

]]>

3 / 6

Седельный тягач МАЗ-200В с военным полуприцепом МАЗ-5215Б

]]>

4 / 6

Грузовик Урал-4320 с пятитонным бортовым прицепом ГКБ-817

]]>

5 / 6

Автомобиль-шасси КамАЗ-4310 с фургоном К-4320Д и прицепом

]]>

6 / 6

Опытный четырехосный автомобиль БАЗ-6909 на территории института

Ориентир на кузова-фургоны и спецкабины

В 1960-е годы одной из важнейших практических задач института являлась разработка технических требований, сборка опытных образцов и принятие на вооружение унифицированных герметизированных кузовов-фургонов на шасси серийных грузовиков. В них размещались рабочее оборудование и системы жизнеобеспечения, создававшие надлежащие условия работы персонала.

Автомобиль ГАЗ-66-12 с обитаемым фургоном К-66 и одноосным прицепом
Типовой герметизированный бескаркасный кузов К-131 на шасси ЗИЛ-131

К самым оригинальным разработкам того периода относились секретные «сверхобтекаемые» кузова, выдерживавшие силу ударной волны ядерного взрыва. В 1980-е институт вернулся к этой теме, установив на армейском шасси ЗИЛ-443114 угловатую стеклопластиковую кабину, способную защитить экипаж в условиях ядерного нападения и гамма-излучения.

Обтекаемый стеклопластиковый фургон КЗ-1
на автомобиле ГАЗ-66
Шасси ЗИЛ-443114 с кабиной, устойчивой к воздействию ядерного взрыва

Автопоезда: пассивные и активные

На протяжении многих лет 21 НИИИ активно занимался разработками и испытаниями специальных войсковых автопоездов с седельными тягачами, которые буксировали как обычные полуприцепы, так и специальные активные конструкции высокой проходимости со всеми ведущими колесами, позволявшие доставлять по бездорожью длинномерные военные грузы. Примером оригинальной и достаточно простой системы являлся автопоезд КТ-214-40П, составленный из седельного тягача ЯАЗ-214 (6х6) и двухосного полуприцепа с неведущими управляемыми колесами.

Полуприцеп 40П со всеми управляемыми колесами в составе автопоезда КТ-214-40П

В 1950-е годы в институте построили необычный активный артиллерийский автопоезд — одну из первых в мире машин такого назначения. Ее основой являлся грузовик ГАЗ-63А с дополнительным редуктором, передававшим крутящий момент на колеса доработанной 85-мм дивизионной пушки СД-44.

Артиллерийский автопоезд в составе грузовика ГАЗ-63А и активной пушки

Развитием этой конструкции стал автопоезд с седельным тягачом Урал-375 и механическим приводом колес одноосного полуприцепа, несшего на себе пусковую установку ракетного комплекса «Луна».

Тягач Урал-375 с механическим приводом колес полуприцепа с ракетой комплекса «Луна»

В 1960-м специалисты 21 НИИИ разработали свой первый автопоезд с гидростатической трансмиссией, базировавшийся на тягаче ЗИЛ-157В с гидромотором для привода колес доработанного трехтонного бортового полуприцепа ММЗ-584.

Первый советский автопоезд с гидроприводом колес полуприцепа ММЗ-584

Секретный «Периметр»

Малоизвестной работой института являлось создание в 1970-е годы нескольких комплектов съемного оборудования с кодовым обозначением «Периметр» для самоокапывания военной автотехники, которое навешивали на обычные грузовики с дополнительными гидронасосами. Главным рабочим органом являлся поперечный нож-отвал, срезавший грунт на небольшую глубину и отбрасывавший его на прицепной резиновый фартук. Автомобиль перемещал его в нужное место, сбрасывал грунт и возвращался обратно. Совершая множество челночных циклов, комплекс «Периметр» мог в течение двух часов отрыть котлован глубиной 2,5 метра и шириной более трех метров.

Автомобиль ЗИЛ-131 с навесным оснащением «Периметр» для самоокапывания
Грузовик Урал-375Д со съемным оборудованием
«Периметр»
В задней части грузовика КрАЗ-255Б видны нож для срезания грунта и фартук

Испытания «периметров», напоминавшие крупное строительство, доказали неприспособленность серийной автотехники к выполнению столь тяжелой и трудоемкой процедуры. Работы по этому проекту были закрыты, а пробные образцы отправили на отрывание колхозных прудов и силосных ям.

Направление на эвакуацию и ремонт

Долгое и кропотливое создание мобильных средств эвакуации и полевого ремонта автотехники началось в середине 1950-х. Их первым результатом стали тактико-технические задания на эвакуационные транспортеры и сборка опытных образцов на шасси военных грузовиков. В их оснащение входили механические лебедки, погрузочные краны и задние подъемные устройства для буксировки поврежденных машин в полупогруженном положении.

Эвакуатор ТК-5А на шасси Урал-375 с подъемной решетчатой фермой

В 1970-е годы были заложены основы второго поколения эвакуаторов с грузовой платформой для рабочего оборудования, лебедкой и буксировочными приспособлениями. С появлением автомобиля Урал-4320 на нем монтировали оснащение наиболее распространенного легкого колесного эвакуационного тягача КЭТ-Л, модернизированного затем в вариант КЭТ-ЛМ.

Модернизированный бортовой колесный тягач КЭТ-ЛМ на шасси Урал-4320 (фото автора)

Опыт эксплуатации такой техники привел к созданию военных машин технической помощи (МТП), способных не только буксировать поврежденную технику, но и оказывать непосредственную помощь водителям в устранении неисправностей и проведении мелкого ремонта в пути.

Открытая машина технической помощи МТП-А2 на шасси КамАЗ-4310

Летающие вездеходы

В 1965 году институт приступил к реализации смелой идеи создания транспортных средств сверхвысокой проходимости для перевозки грузов массой до 300 тонн с использованием эффекта воздушной подушки. Его суть заключалась в подаче воздуха в пространство под машиной с гибким кольцевым ограждением (юбкой), в котором создавалась область повышенного давления, приподнимавшая ее над поверхностью земли и позволявшая перемещаться над труднопроходимой местностью. В 1980-е завод № 38 собрал четыре опытных образца разной конструкции.

Первая машина базировалась на корпусном шасси БАЗ-5922 (6х6) из ракетного комплекса «Точка» и снабжалась дополнительным дизельным двигателем мощностью 240 л.с. для привода компрессора и создания давления в объемном заграждении, обрамлявшим корпус по периметру.

Машина на воздушной подушке конструкции 21 НИИИ на шасси БАЗ-5922 Прицеп на воздушной подушке с подводом воздуха от компрессора на тягаче

Уникальными в истории такой техники стали два прицепа, у которых частичное приподнимание колес над опорной поверхностью обеспечивали круговые воздушные камеры под кузовами. Воздух в них нагнетал компрессор, установленный в кузове гусеничного тягача ГТ-Т. Самой крупной была «летающая» 200-тонная платформа на семиосном шасси с двумя 525-сильными дизелями и двумя компрессорами. Результаты испытаний этих машин неизвестны.

Четырехосные «изделия» И-210 и И-21-15

В КБ НИИ-21 проектирование будущих многоосных полноприводных шасси для буксировки и несения новых видов вооружения началось уже в середине 1950-х. Первым результатом этой работы стал проект четырехосного автомобиля «Изделие 210» (8х8), сокращенно — И-210. Для его реализации делегация института посетила чехословацкий завод Tatra и договорилась о сотрудничестве и поставке комплектующих изделий. Так в 1960 году родился 10-тонный бортовой образец И-210, собранный на военном заводе № 61.

Его революционными достижениями являлись несущая хребтовая рама, спроектированная и собранная своими силами, скоростной короткоходный дизель (ДКС) в 240 сил и мосты с качающимися полуосями на независимой подвеске, поступившие из Чехословакии. На этой машине впервые появились две раздельные одноместные кабины для водителя и командира экипажа с характерными внешними гофрированными панелями.

Опытный армейский грузовой автомобиль И-210 с хребтовой рамой

В июле 1961-го грузовик И-210 был представлен высшему военному руководству страны и затем принял участие в сравнительных испытаниях. К непривычной трубчатой раме большинство конструкторов и военных специалистов отнеслись скептически, и на следующий год было вынесено решение в пользу шасси московского предприятия ЗИЛ.

Несмотря на неудачу, конструкторы 21 НИИИ взялись за создание целого семейства двух-, трех- и четырехосных армейских грузовиков.

Масштабные макеты унифицированных грузовиков И-21-15 с полезной нагрузкой 5 и 10 тонн

В 1962-м первым из них на 38-м заводе был собран 15-тонный макетный образец И-21-15. Практически единственным его отличием от модели И-210 был 340-сильный дизель с турбонаддувом, который для обслуживания и ремонта выдвигался на полозьях вперед из моторного отсека. Этот автомобиль также не смог оказать серьезной конкуренции другим машинам.

Пробеговые испытания 15-тонного грузовика И-21-15 на шоссе близ Бронниц

Шестиосное «Изделие» И-103

Конструкторам 21 НИИИ принадлежала честь создания первого советского военного автомобиля-шасси с колесной формулой 12х12, собранного в 1966 году для исследования трансмиссий многоосных машин. Новая 22-тонная машина «Изделие 103» (И-103) была выполнена по схеме с тремя передними и задними парами колес и оснащена 300-сильным дизелем от боевой машины пехоты (БМП). На ее раме имелись крепления для надстроек, нагрузочного балласта и стального цилиндрического контейнера, по массе и габаритам имитировавшего ракетную пусковую установку комплекса «Пионер».

Шасси И-103 с двумя кабинами и макетом ракетной установки (кадр из киносъемки 21 НИИИ)
Испытания шасси И-103 с будкой для испытателей и весовой нагрузкой

На испытаниях 14-метровый автомобиль показал хорошую проходимость, достаточную устойчивость и высокую скорость, что способствовало принятию решения о постановке его на производство. Это был редкий шанс сделать его основой будущих подвижных ракетных комплексов, но из-за сложной конструкции и отсутствия производственных мощностей на советских автозаводах он остался в единственном экземпляре.

Электроника и гидравлика на помощь водителю

В 1990 году на специальном шасси МАЗ-7908 (8х8) специалисты 21 НИИИ собрали и испытали опытную версию МАЗ-79085 с оригинальным электрогидравлическим рулевым приводом всех колес.

Опытный бортовой образец МАЗ-79085 со всеми управляемыми колесами

Для автоматического управления ими служил бортовой процессор с автопилотным и управляющими блоками, устанавливавший колеса на разные углы поворота в одну или в разные стороны, что позволяло машине разворачиваться на месте или перемещаться боком. Развитие этой передовой конструкции прервала перестройка.

Правда о скандальном «тепловозе»

В течение нескольких лет в соцсетях и журнальных публикациях не утихали споры о непонятном «чудовище», обнаруженном в Коломне. То ли был это выброшенный на свалку тепловоз, то ли шутка железнодорожников, наделивших его 12 огромными колесами для поездок в ближайший магазин.

На самом деле это была самоходная испытательная установка с электрической трансмиссией, являвшаяся продолжением работ по предыдущей машине МАЗ-79085 и служившая для изучения возможности применения на тяжелых многоосных шасси индивидуального электропривода всех ведущих и управляемых колес. Ее проектированием занимались специалисты 21 НИИИ совместно с МВТУ имени Н. Э. Баумана, а опытный образец в 2003-м собрал коломенский Научно-исследовательский институт подвижного состава.

Уникальная самоходная испытательная станция на 650-сильном ракетном шасси МАЗ-547В

С первого взгляда эта огромная 16-метровая машина представляла собой луганский тепловоз ДМ-62 с дизельным двигателем мощностью 2 000 л.с., входивший в состав железнодорожного ракетного комплекса «Молодец». Здесь же от него сохранилось только верхнее строение для испытателей и специального оборудования, которое водрузили на шасси МАЗ-547В (12х12) от ракетного комплекса «Пионер». В отличие от железнодорожного локомотива, на нем смонтировали генератор для питания тяговых электромоторов, встроенных в колеса шасси, и новую электронную систему автоматического регулирования мощности и выбора углов поворота.

«Тепловоз» с электрической трансмиссией после первых испытаний (фото Е. Федорова)

Однако столь экзотичной и сложной конструкции не было суждено стать проводником передовых технологий. Первая же попытка перегнать ее своим ходом в Бронницы закончилась потерей четвертой пары колес и подвернувшейся под корпус третьей осью. Оставленную в Коломне машину перекрасили в исходные цвета и установили на подпорки, а затем военные ремонтники поставили ее «на ноги». 17 июня 2004 года два мощных тягача вместе с восстановленным «тепловозом» проделали путь в 65 километров до Опытного завода № 38, где революционный и единственный в мире пневмоколесный тепловоз провел свои последние годы.

Изуродованный «тепловоз», подготовленный к ремонту (фото А. Иоффе) Перекрашенная и отремонтированная машина готова к перегону в Бронницы

Эпилог: ничего кроме испытаний

В апреле 2010 года в рамках реформирования Российской армии 21 НИИИ был преобразован в Научно-исследовательский испытательный центр автомобильной техники (НИИЦ АТ). Его персонал сократили в несколько раз, все конструкторские работы были остановлены, а завод № 38 ликвидирован. К тому времени главным итогом деятельности 21 НИИИ являлись свыше 1 600 испытанных колесных и гусеничных машин, а также разработка и сборка 550 оригинальных образцов военной техники. Теперь его наследник НИИЦ АТ сосредоточился исключительно на испытаниях и демонстрациях новых военных автомобилей.

Автор выражает благодарность полковнику к. т. н. А. А. Колтукову за содействие и предоставление архивных материалов

www.kolesa.ru

Колесная дорожная бронированная машина КДМБ » Военное обозрение

По очевидным причинам, армии нужна не только военная техника, но и строительные или инженерные машины. Для строительства различных объектов, уборки препятствий и т.д. инженерным войскам необходимы специализированные образцы, в том числе и созданные на базе коммерческой техники. Примером такого подхода к перевооружению инженерных частей является перспективный проект колесной дорожной машины бронированной КДМБ.

К настоящему времени на вооружение инженерных войск было принято большое число различных специализированных машин с теми или иными возможностями, построенными на основе серийной бронетехники. Теперь предлагается строить подобные образцы с использованием коммерческих шасси. Один из первых отечественных проектов такого рода стал результатом международного сотрудничества. Два разработчика объединили усилия и оснастили доработанное шасси зарубежного производства новым оборудованием.



Первая конфигурация опытной КДМБ

Проект КДМБ был создан 41-м Центральным заводом железнодорожной техники (г. Люберцы), входящим в состав корпорации «Уралвагонзавод», в рамках сотрудничества с немецкими специалистами из компании Liebherr. Целью проекта была адаптация существующего фронтального погрузчика к решению особых задач, возникающих перед военными инженерами. Работы по проекту стартовали несколько лет назад, и к настоящему времени привели к самым серьезным результатам.

В прошлом году 41-й Центральный завод и Liebherr приняли участие в международном военно-техническом форуме «Армия-2016». На открытой площадке этой выставки демонстрировался опытный образец «Колесной дорожной машины бронированной». Следует отметить, что на тот момент прототип не в полной мере соответствовал своему названию. В частности, на нем отсутствовало развитое бронирование.

В 2017 году совместный проект вновь был представлен на выставке в подмосковном парке «Патриот». На этот раз демонстрировался опытный образец с полноценным комплексом защиты. В остальном – с точки зрения основных элементов конструкции, силовой установки, ходовой части и целевого оборудования – обновленный прототип был похож на представлявшийся в прошлом.

Вскоре после новой публичной демонстрации машина КДМБ получила возможность продемонстрировать свой потенциал в реальных условиях. В сентябре Главное автобронетанковое управление министерства обороны организовало новую экспедицию с участием нескольких перспективных образцов автомобильной и специальной техники. На этот раз ряд современных машин должен был пройти сложный маршрут вдоль берега Волги, по южным пустыням и по горам Северного Кавказа. Конечной точкой пробега была г. Эльбрус.

В экспедиции участвовали несколько современных бронеавтомобилей и грузовики последних моделей. Кроме того, в качестве технической помощи к пробегу привлекли опытную КДМБ. Двигаясь в одном строю с другими отечественными машинами, она должна была продемонстрировать свои ходовые и эксплуатационные качества. В случае необходимости она должна была расчищать дорогу и обеспечивать проезд прочей испытываемой техники.

За несколько недель машины разных типов под управлением специалистов военного ведомства прошли заданный маршрут, что позволило уточнить их реальные возможности. По некоторым данным, во время пробега «Колесной дорожной машине бронированной» приходилось не только следовать за прочей техникой, но и использовать свое специальное оборудование.

По известным данным, 41-й Центральный завод железнодорожной техники и компания Liebherr при создании проекта КДМБ решили использовать достаточно простой и очевидный подход. В качестве основы для инженерной машины был взят серийный фронтальный погрузчик, который следовало частично доработать и оснастить некоторыми новыми агрегатами. Требуемые изменения конструкции, в первую очередь, были связаны с живучестью в боевой обстановке. В отличие от гражданских коммерческих образцов, военная «Колесная дорожная машина бронированная» нуждается в защите кабины, силовой установки и других агрегатов.

Основой КДМБ является двухосный фронтальный погрузчик сочлененной компоновки, оснащенный дизельной силовой установкой. Имеется развитая гидравлическая система, используемая для управления специальным оборудованием. Несмотря на военное назначение, при перестройке эта машина сохраняет основные свои особенности, в первую очередь компоновку.

Агрегаты крепятся на сочлененной раме, состоящей из двух основных устройств. Передний ее элемент имеет крепления для колесного моста, а также служит основанием для установки стрелы с рабочим органом. В передней части задней рамы, непосредственно над шарниром, находится кабина водителя. За ней расположен моторный отсек, ниже которого устанавливается задний мост. Два крупных агрегата машины соединяются шарниром, позволяющим им перемещаться друг относительно друга в горизонтальной плоскости. Их положение контролируется гидравлической системой, управляемой водителем.

КДМБ оснащается дизельным двигателем мощностью 180 л.с. Крутящий момент двигателя выдается как на ходовую часть, так и на агрегаты гидравлической системы. В составе ходовой части используется две оси с колесами большого диаметра. Сочлененная компоновка с контролируемым взаимным положением элементов рамы позволила отказаться от управляемой передней оси – маневрирование осуществляется за счет «изгиба» всей конструкции.



КДМБ на выставке «Армия-2016»

В центральной части машины находится сравнительно крупная кабина водителя. Первый прототип, демонстрировавшийся в 2016 году, имел незащищенную кабину. В рамках дальнейшего развития имеющихся идей был разработан новый обитаемый отсек. Кабина с противопульным и противоосколочным бронированием имеет достаточно простую форму и состоит преимущественно из ровных панелей, расположенных под небольшими углами друг к другу. Для обеспечения наилучшего обзора кабина не имеет полноценного лобового листа, вместо которого устанавливается бронестекло большой площади. В бортах и кормовом листе кабины имеются проемы для дополнительного остекления. На левом борту находится дверь. Ввиду большой высоты кабины на левом борту также устанавливается лестница.

Водителю предлагается работать в закрытом объеме, из-за чего проектом предусматривается использование определенных систем жизнеобеспечения. Кабина оснащена фильтровентиляционной установкой и кондиционером, способными поддерживать приемлемый микроклимат в широком диапазоне внешних условий.

Моторный отсек инженерной машины предлагается прикрывать собственным броневым кожухом. Для защиты двигателя и сопряженных с ним агрегатов используется корпус сравнительно сложной формы, образованной большим числом ровных поверхностей. Любопытно, что внешне такой бронекорпус напоминает штатные агрегаты коммерческих погрузчиков фирмы Liebherr, по понятным причинам, не имеющих никакой защиты.

Перед колесами задней оси располагаются дополнительные броневые короба, выполняющие функции защиты топливного бака и других устройств. Собственная защита колес, однако, не предусматривается. При этом сверху задние колеса прикрыты развитыми арками.

Используется штатная стрела, построенная на основе пары боковых балок и центрального шарнирного агрегата. Управление перемещениями отвала или иного рабочего органа осуществляется при помощи нескольких гидравлических цилиндров. В зависимости от типа решаемой задачи, КДМБ может перемещать рабочий орган в вертикальной плоскости и поднимать его на значительную высоту над грунтом.

В 2016 и 2017 годах выставочные образцы «Колесной дорожной машины бронированной» комплектовались одинаковым набором специального оборудования. На подъемной стреле был закреплен отвал бульдозерного типа, имевший изменяемую геометрию. Это изделие состоит из нескольких основных частей. Наиболее крупными являются боковые панели прямого типа, оснащенные ножами на нижней кромке. По бокам на них установлены откидные устройства схожей конструкции, отличающиеся меньшей шириной. Между двумя основными панелями отвала размещается соединительный агрегат, перекрывающий центральный зазор вне зависимости от их положения.

Подобная конфигурация отвала позволяет выполнять земляные работы в разных условиях. В зависимости от текущей задачи, типа грунта и других факторов, отвал может иметь клиновидную или прямую форму. С убранными назад боковыми откидными элементами ширина отвала не превышает поперечных габаритов машины. Их использование, в свою очередь, позволяет увеличить ширину обрабатываемой полосы.

При переделке коммерческого шасси в опытную КДМБ также было создано устройство для размещения специального оборудования в кормовой части. Аппаратуру соответствующих размеров предлагается монтировать на небольшой площадке, являющейся продолжением рамы. Для правильного распределения нагрузок площадка усилена треугольными вертикальными элементами, поддерживающими ее по бокам. Известный опытный образец использует эту площадку в качестве опоры для лебедки. Это устройство жестко закрепляется на своем месте и выдает трос назад.

Как сообщается, снаряженная масса КДМБ достигает 16,6 т. В транспортном положении на хорошей дороге она способна развить скорость до 45 км/ч. Управление всеми системами осуществляется с рабочего места водителя. Экипаж состоит только из одного человека.

Согласно имеющимся данным, «Колесная дорожная машина бронированная» в первую очередь предназначается для организации трасс и обеспечения прохождения другой техники. При невозможности движения военной или автомобильной техники по имеющейся поверхности КДМБ должна разравнивать местность, используя свой бульдозерный отвал. Его конструкция позволяет срывать некоторые препятствия, а также перемещать грунт разных типов.


Актуальная версия Колесной дорожной машины

Наличие лебедки также позволяет решать некоторые другие задачи. К примеру, этот агрегат можно использовать для помощи застрявшим машинам. Также возможны иные ситуации, при которых может быть полезен трос.

Следует отметить, что серийные фронтальные погрузчики немецкого производства оснащаются не только бульдозерными отвалами. Подобная техника также комплектуется ковшами различной конфигурации. Можно предположить, что в ходе дальнейшего развития КДМБ получит возможность использования разного специального оснащения, необходимого для решения тех или иных задач.

Насколько известно, к настоящему времени КДМБ прошла, как минимум, часть необходимых испытаний. Кроме того, она приняла участие в пробеге из Подмосковья к Эльбрусу. Все это позволяет определить реальные возможности и перспективы оригинальной техники. По-видимому, в ближайшее время потенциальный заказчик примет окончательное решение, после может появиться заказ на определенное число серийных инженерных машин.

В качестве основного заказчика промышленность рассматривает военное ведомство. Тем не менее, подобная техника может быть интересна и Росгвардии. В начале 2017 года командование этой структуры объявило о своих планах по отказу от инженерной техники, построенной на базе армейских гусеничных бронированных машин. Желая получить выгоду экономического характера при сохранении требуемого потенциала, Росгвардия планирует перейти на колесные машины. Таким образом, перспективная КДМБ может представлять определенный интерес и для такого заказчика.

Вооруженным силам необходимы инженерные машины разных классов, имеющие те или иные возможности. Любопытный вариант подобной техники не так давно был предложен люберецкими конструкторами. В дальнейшем основные идеи перспективного проекта получили развитие, что привело к появлению КДМБ в ее нынешнем виде. Не так давно опытная техника прошла испытания, по результатам которых может быть принята на вооружение. Каким будет будущее оригинальной инженерной машины – покажет время.

По материалам сайтов:
http://41zavod.ru/
https://liebherr.com/
http://arms-expo.ru/
https://tvzvezda.ru/
http://motorbreath.ru/

topwar.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.