Военная одежда при петре 1 – 310 лет назад Пётр Первый издал указ: Носить западноевропейские костюмы

Как Петр I «переодевал» русскую армию? | Культура

В середине XVI века Иван Грозный начал формировать стрелецкие отряды. Об одежде первых стрельцов подробных сведений нет, т.к. архивы Стрелецкого приказа не сохранились. Однако иностранцы, посещавшие Москву в конце XVI и в XVII веках, писали об особой, одинаковой для всех стрельцов одежде. Она состояла из длинного кафтана, шапки, опушенной мехом, сапог из цветного сафьяна, перевязи-берендейки с пороховыми зарядами и сумкой для пуль. В каждом стрелецком полку был свой цвет кафтанов, элементов их отделки, шапок.

На Руси издавна служили иноземные наемники. При царе Михаиле Федоровиче они приняли характер постоянных войск. Из них стали формировать полки «нового строя», которые первоначально организацией и вооружением, одеждой и снаряжением повторяли обычные полки европейских армий. Пикинеры носили каски, металлические нагрудники, ножные латы и наручи. Мушкетеры, как правило, лат не имели, а носили каски и кафтаны европейского покроя. Постепенно в полках нового строя иноземцев заменили русские воины, что во второй половине XVII века привело к изменению формы одежды, она стала схожей с формой одежды стрелецких полков. К концу XVII века русская военная форма одежды стала приобретать единообразие и ярко выраженный национальный характер.

Переломным в истории России стал XVIII век. «Поднятая на дыбы» железной рукой Петра I, Россия превратилась в мощную державу, обладающую первоклассной армией и сильным военным флотом. Впервые в истории нашей страны вся армия получила однообразное обмундирование. Первыми новую форму надели Преображенский и Семеновский полки. Затем она была распространена на всю армию. Первоначально мундиры шились из сукна разного цвета, т.к. закупалось оно значительными партиями за границей, и выдержать одинаковую цветовую гамму было очень сложно. С 1720 года цвет мундиров был строго регламентирован, но выдерживался не всегда — не хватало материи нужной расцветки. Эту проблему удалось решить только в середине XVIII века с развитием отечественных суконных мануфактур.

Форма петровского времени состояла из длинного, почти до колен, суконного кафтана с широкими обшлагами, под него надевался длинный камзол, похожий по покрою на кафтан, но без обшлагов, теснее и короче. На ногах короткие, чуть ниже колен штаны, толстые чулки, тупоносые башмаки (в кавалерии — сапоги). В холода поверх камзола надевали суконный плащ — епанчу. Форму дополняли черные галстуки, кожаные перчатки. В походе носили походную сумку или ранец. На голове — черная шляпа с тремя загнутыми полями (треуголка). Головными уборами гренадеров были особые гренадерские шапки в виде колпака, а бомбардиров — кожаные шапки с медными налобниками.

Покрой мундиров был одинаков для всех военнослужащих. Форма унтер-офицеров отличалась от солдатской лишь тем, что на бортах камзола, краях обшлагов и карманов, вдоль полей шляп имелся узкий золотистый галун. На офицерских мундирах галун был шире, пуговицы золоченые. Офицеры носили белый галстук, плюмаж из белых и красных перьев на шляпе и перекинутый через плечо шелковый бело-сине-красный шарф. Кроме обычного солдатского снаряжения сержантам и каптенармусам полагались алебарда, а фурьерам — специальный значок с обозначением полка и номера роты. Офицеры при исполнении служебных обязанностей надевали на шею особый металлический знак в виде пластины серповидной формы. По цвету знака и элементов его отделки определяли чин военнослужащего. Принадлежностью строевой формы офицеров был партазан — копье с фигурным наконечником и кистями.

Новое обмундирование прошло проверку в битвах с врагами, вокруг отдельных элементов формы одежды начали складываться военные традиции. Так, семеновцам и преображенцам был пожалован особый белый кант. Бытует мнение, что после битвы под Нарвой эти полки получили чулки красного цвета, как символ того, что воины, стоя по колено в крови, спасли русскую армию от полного разгрома. Но документального подтверждения этого найти не удалось.

Основными цветами русской армии стали зеленый и красный. Зеленые кафтаны и епанчи, красные камзолы и штаны. У артиллеристов и кафтан был красного цвета. Драгуны с 1720 года получили синие кафтаны и камзол, а штаны из лосины (замши) или белого полотна. Сапоги для них делали с раструбами, чтобы закрывать колени.

В середине XVIII века правила ношения военной формы составляли сложную науку. Ворот рубашки закрепляли специальной тесьмой, чтобы не выглядывал из-под галстука (черного — повседневного или красного — парадного). Чулки подвязывались специальной лентой над коленом. Затем надевались короткие брюки, у которых низ штанин подвязывался чуть ниже колен, так, чтобы не было морщин.

Тупоносые башмаки застегивали на пряжку. Часто под пряжкой они дополнительно крепились специальным шнурком. Башмаки каждый день переменяли с одной ноги на другую для равномерного снашивания. В ненастную погоду и в походе могли носить сапоги, которые за специальные ушки подвязывали под коленом. Поверх сапог или чулок надевали кожаные или суконные штиблеты на пуговицах. Из-под них на «4 вершка» выпускались штибель-манжеты.

Камзол застегивался на все пуговицы. Из-под обшлагов кафтана, который носили расстегнутым, выпускались манжеты. В теплую погоду свернутый плащ носили на специальном ремне через правое плечо. Амуниция дополнялась перевязью, портупеей, сумкой для патронов, ранцем.

В 1732 году в русской армии были введены погоны. Первоначально они носились только на левом плече. До 1827 года погоны показывали принадлежность к определенному полку, но не определяли воинского звания.

В 1762 году введены аксельбанты — плетеный шнур из серебряной или золотой нити с металлическими наконечниками. Их носили все генералы, офицеры генштаба, адъютанты, военные топографы и некоторые другие военнослужащие. В 1764 году введены петлицы для генералов, а с 1798 года — для всех военнослужащих.

Интересно, что отдельные элементы формы той поры дошли до наших дней почти без изменений. Это сапоги, аксельбанты, некоторые знаки различия. Так, носили на рукаве нашивки из галуна: капрал — одну, подпрапорщик — две, сержант — три. Теперь ефрейтор, младший сержант и сержант носят такие же нашивки, но на погонах.

Военная форма, созданная в Петровскую эпоху, прошла проверку Северной войной, боями с турками и с незначительными изменениями просуществовала до восьмидесятых годов XVIII века.

Этот материал продолжает цикл статей, посвященных русской военной форме:
Какое защитное снаряжение использовали воины древней Руси?
В какой военной форме русская армия громила Наполеона?
Как русский военный мундир стал символом чести?

Зачем Красной Армии понадобились ромбы, шпалы, квадраты и треугольники?

shkolazhizni.ru

Военная форма во времена Петра Великого

Вновь образованной Петром I армии была дана и новая форма обмундирования, по образцу шведской. Эта форма была довольно проста и одинакова для пехоты и для кавалерии: кафтан длиною до колен, в пехоте зеленого, в кавалерии синего цвета; камзол несколько короче кафтана, штаны узкие до колен, сапоги с раструбами при походной форме, обыкновенно башмаки с медной пряжкой, чулки в гвардии красные, в армии зеленые, в пехотных и драгунских полках треугольные шляпы, у гренадер круглые кожаные шапки со страусовым султаном, в бомбардирских ротах головной убор наподобие гренадерского, но с медвежьей опушкой.

Военная форма середины XVII века во времена царствования Алексея Михайловича Романова и на рубеже XVII-XVIII столетия в период начала реформ и правления императора Петра I.

1. Солдат-наёмник иноземного полка середины XVII века.
2. Бомбардир войска Петра Великого.
3. Офицер Гренадерского полка Петра Великого.

Верхней одеждой служила епанча, во всех родах оружия одинаково красного цвета, очень узкая и короткая, доходящая лишь до колен. Отличием унтер-офицеров служил золотой галун на обшлагах кафтана и полях шляпы. Таким же галуном обшивались борты и карманы кафтанов и камзолов у офицеров, отличием которых еще служили золоченые пуговицы, белый галстух и при парадной форме белый с красным плюмаж на шляпе.

В строю офицеры надевали еще особый металлический знак, который носился на шее и был похож на сохраненный до настоящего времени в бывших потешных полках и бомбардирской роте. Шарфы, носимые через плечо, служили для отличия штаб-офицеров от обер-офицеров: у первых кисти были золотые, у вторых серебряные. Напудренные парики надевались только офицерами и то лишь при парадной форме. Каждый солдат имел шпагу и ружье, а драгуны в конном строю – пистолет и палаш; офицеры, кроме гренадерских, имевших ружья с золотым погоном (ремнем, перевязью), также имели шпаги и протазаны (нечто вроде копья на длинном древке). Бороды брили, но усы носить разрешалось.

Обмундирование чинов флота при Петре Великом было весьма просто и у матросов состояло из недлинного бострога, коротких до колен штанов, синих чулок и башмаков с медными пряжками, на голову надевалась летом и зимой высокая черная войлочная шляпа с довольно большими полями; камзол и штаны были зимой темно-зеленые суконные, летом белые полотняные; флотские чины солдатских полков имели форму обмундирования почти совершенно одинаковую с формой сухопутных войск. Флотские офицеры никакой формы не имели.

Далее → Военная форма XVIII века

Главная → Мода и история театра

maskball.ru

Униформа кавалерии Петра I | Униформа армий мира

Целью российского царя Петра Великого, которой были подчинены все экономические и административные ресурсы империи, было создание армии, как эффективнейшей государственной машины.

Армию, которую унаследовал царь Петр, с трудом воспринимавшую военную науку современной ей Европы, армией можно назвать с большой натяжкой, а кавалерии в ней было значительно меньше, чем в армиях европейских держав.
Известны слова одного из русских дворян конца XVII века:
«На конницу смотреть стыдно: лошади негодные, сабли тупые, сами скудны, безодежны, ружьем владеть не умеют; иной дворянин и зарядить пищали не умеет, не только что выстрелить в цель; убьют двоих либо троих татар и дивятся, ставят своим успехом, а своих хотя сотню положили — ничего. Многие говорят: «Дай Бог великому государю служить, а саблю из ножен не вынимать».»1
А Брунсвикский посланник Вебер, живший в то время в России, характеризовал поместную конницу как «достойную сожаления толпу»…
Основу поместной конницы составляли низшие дворяне и помещики («спальники, и стольники, и стряпчие, и дворяне московские, и жильцы»1), а также их вооруженные слуги. Командовали этими отрядами, как правило, знатные бояре.

В допетровские времена отряды давались в награду за полученные раны и пролитую кровь, тем, кто вернулся из плена неприятельского, а также сыновьям бояр, погибших в боях и походах.

В ряды поместной конницы стольники и стряпчие вставали не только из-за необходимости пополнить войско после понесенных потерь — служба давала возможность получить более высокое дворянское звание. Так или иначе, но между 1681 и 1700 годами численность поместной кавалерии возросла с 6835 до 11533 сабель.
По приказу царя они должны были явиться на службу не только «конно и оружно», но и в сопровождении своих вооруженных слуг; допускалась также замена личного участия в походе выставлением вместо себя нанятого конного воина.

Информация: «Кавалерия Петра Первого» (Новый Солдат № 190)

8 ноября 1699 года царь Петр начал формирование новой армии по западному образцу, а к моменту своей смерти в 1725 году Петр Великий сумел вывести Россию в ряд ведущих государств и создал военную машину, которая изменила баланс сил в Европе.
В конце января 1700 года в селе Преображенском под Москвой были созданы два новых драгунских полка, организация и обучение которых были поручены двум офицерам-саксонцам — полковнику Иоахиму Гулицу и полковнику Шневенцу. По обычаю того времени, полки носили имена своих командиров, а для усиления и более качественного обучения эти драгунские полки были усилены более опытными кавалеристами из других частей.

Численность первого и второго полков равнялась соответственно 998 и 800 офицерам и солдатам. В этих полках было по десять рот численностью от 80 до 100 человек в каждой. Согласно штатному расписанию, в роте полагалось иметь капитана, поручика, прапорщика, восемь унтер-офицеров и двух музыкантов; остальные — солдаты.
Роты сводились по две в эскадроны. Таким образом, полк полного состава состоял из пяти эскадронов. Эскадроном командовал штаб-офицер или штаб-капитан (большинство из которых были немцами).

Информация: «Кавалерия Петра Первого» (Новый Солдат № 190)

В 1702-03 годах было сформировано еще три драгунских полка, и столько же — в 1705 году.
Очень невысокого качества был конский состав драгунских полков. Тяжелых коней, необходимых для действий в сомкнутом конном строю, в России в то время не было. Низкорослые легкие степные кони, которых выдавали драгунам, были обременены тяжелыми «немецкими» седлами, амуницией, сбруей. Даже спустя несколько десятилетий кони в русской драгунской кавалерии оставались настолько малыми, что «драгуны, сходя с коней, валили их наземь».
В 1705 году в каждом полку была учреждена конногренадерская рота численностью 100 сабель (солдат и офицеров). В конные гренадеры переводились солдаты полка по выбору командира.
Указом от 10 марта 1708 года повелевалось, чтобы отныне все линейные драгунские полки носили названия по месту своего формирования (городу или провинции), а не по имени командира.
Указ от 19 февраля 1712 года стал основой для дальнейших реформ русской армии. Согласно этому документу, численность личного состава драгунского полка устанавливалась в 1328 человек, сводившихся в десять рот, при 1100 строевых лошадях.
Списочный состав полка включал:
• Полковника;
• Двух штаб-офицеров;
• 22 обер-офицера;
• 10 прапорщиков;
• 40 сержантов и старших унтер-офицеров;
• 60 капралов;
• Одного литаврщика;
• 11 барабанщиков;
• Двух трубачей;
• 900 рядовых драгун;
• 94 слуги;
• 31 мастерового;
• 100 обозных;
• 34 нестроевых.
Общая численность полка в 1720 году была несколько уменьшена: в мирное время в полку предусматривалось наличие 35 офицеров, 1162 «нижних чинов» и 54 слуг.
Эти штаты сохранялись вплоть до смерти Петра I в 1725 году.

Информация: «Кавалерия Петра Первого» (Новый Солдат № 190)

Зимой 1699-1700 годов, при учреждении царем Петром двух новых драгунских полков, им была положена униформа «францужского фасона», то есть, сразу же при формировании русские драгуны получили униформу, которая не отличалась по сути от одеяния драгун европейских армий. При этом поместная столичная и провинциальная кавалерия сохранила свою старую одежду «русского» стиля, так же, как и иррегулярная кавалерия.
Как и в пехотных «новоприборных» полках, цвет драгунских кафтанов оставался на усмотрении полковых командиров. Их решение определялось по большей части доступностью ткани того или иного цвета и стоимостью «постройки» самих мундиров.

Покрой униформы был установлен единым для всей армии, и как пехотинцы, так и драгуны носили в общем одинаковую одежду.
Кафтан полагался длиною до колена. Воротник в виде очень низкой стойки или отложной. Рукава с большими обшлагами, с тремя обшлажными пуговицами. Обшлага и обшивка петель кафтана из сукна «приборного» (полкового) цвета.
На полах кафтана — два больших кармана с «зубчатыми» клапанами и четырьмя небольшими оловянными пуговицами, 13-16 оловянных пуговиц нашивались по борту мундира.
Камзол, который носили под кафтаном, имел такой же покрой, но был уже и короче, а также не имел воротника и обшлагов. По борту камзол застегивался на 18 пуговиц; еще по три пуговицы нашивалось на каждом рукаве, и по четыре — на кармане.

4
Информация: «Кавалерия Петра Первого» (Новый Солдат № 190)

Основным отличием драгунской униформы от «солдатской» была обувь. Вместо башмаков каждый драгун получал по паре тяжелых черных кавалерийских сапог-ботфортов с квадратными носками. В пешем строю ботфорты можно было отвернуть вниз.
Под сапоги драгуны надевали белые шерстяные чулки длиною до колена, которые удерживались черными кожаными подвязками.
Цвет галстуков и накидок-епанчей в драгунских полках варьировал еще шире, чем в пехотных. Все же, по-видимому, преобладали епанчи и галстуки различных оттенков красного цвета. Однако и здесь выбор оставался за полковником.
Кожаные перчатки с крагами, палевого цвета, чаще надевали в коном строю. Грубые перчатки давали некоторую защиту от удара вражеской шпаги, но затрудняли обращение с фузеей и пистолетом.
Головные уборы, как и в пехоте, были разнообразны. Некоторые полки получили черные шляпы-треуголки, в других солдаты носили более дешевые картузы («карпузы») с отделкой полкового цвета. Конные гренадеры получили гренадерские шапки-митры, подобные тем, что были даны гренадерам пехоты.
Никаких особых отличий по полкам не существовало. Разнообразие цветов и оттенков униформ в полках, да еще в дыму, пыли и грязи сражений, приводило к серьезным конфузам. Известна история о том, как в одном из боев, выравнивая ряды для следующей атаки, шведские гвардейские драгуны обнаружили в своем строю шесть русских драгун, встающих на места в их эскадроне: солдаты спутали свой эскадрон с вражеским…
Некоторое представление о разнообразии униформ русских драгун первого десятилетия XVIII века дает следующая таблица:

И лишь в 1720 году, с введением униформы нового образца, были четко определены положенные цвета. Русские драгуны отныне получили синие кафтаны с белым отложным воротником и красными обшлагами, отворотами фалд и обшивкой петель.
Под кафтаном полагалось носить светло-коричневый камзол. Короткие штаны, цвета камзола, полагалось носить поверх синих шерстяных чулок.
Униформу дополняли красные шейные галстуки и епанчи.

Информация: «Кавалерия Петра Первого» (Новый Солдат № 190)

Снаряжение драгун первоначально включало кожаную патронную суму черного цвета. Ее полагалось носить на широкой кожаной перевязи (светло-желтой или палевой) через правое плечо. Сума, таким образом, располагалась слева, рядом с ножнами.
Позже большие патронные сумы заменили малыми — лядунками, по внешнему виду схожими с лядунками гренадер. Лядунки могли носить как на перевязях, так и прямо на поясных портупеях.
Вторая перевязь, через левое плечо, предназначалась для ношения карабина. Для пристегивания оружия перевязь снабжалась железным крюком. Сзади перевязь имела массивную медную или латунную пряжку.
Тяжелое кожаное седло «немецкого» (западноевропейского) типа при седловке коня клали на чепрак. Цвет чепрака устанавливался командиром полка (в большинстве полков чепраки были красными).
Седло и чепрак удерживались на месте широкой кожаной подпругой. Слева к передней луке седла крепилась большая кожаная пистолетная кобура-ольстра; ольстру фиксировали крестообразно наложенные ремни.
Помимо подпруги, к седлу крепились стремянные ремни и бушмат — кожаный стакан, в который вставлялся конец ствола карабина. Таким образом, в конном строю карабин фиксировался на правом боку всадника крюком перевязи, пристегнутым к скобе, и бушматом, расположенным впереди.

Информация: «Кавалерия Петра Первого» (Новый Солдат № 190)

Петр I не посчитал нужным сформировать элитную кавалерийскую часть, однако его два военачальника создали собственные эскортные части. Это были лейб-эскадрон князя Меньшикова и Генеральская драгунская рота графа Шереметева. Оба подразделения были сформированы в 1704 году и имели скорее чисто кавалерийскую, а не драгунскую подготовку.
Униформа этих эскадронов в целом была такой же, как и у линейных драгун.

В роте Шереметева кафтаны были красные, а в эскадроне Меншикова солдаты носили униформу гвардейского Преображенского полка (административно эскадрон причислялся к этому полку).
В 1719 году Петр Великий приказал слить эскадроны Меншикова и Шереметева с драгунской ротой губернатора Санкт-Петербурга (эта рота была сформирована в 1706 году в качестве полицейской части столицы). Новая часть получила название Лейб-регимента (или Лейб-гвардии Кавалерийского полка).

Информация: «Кавалерия Петра Первого» (Новый Солдат № 190)

После ряда казачьих выступлений против царя, Петр I решил в порядке эксперимента создать легкокавалерийскую регулярную часть и разместить ее вдоль границы с Австрией. При успехе предполагалось на ее базе сформировать несколько регулярных полков и заменить ими ненадежных казаков.
В 1707 году была создана первая гусарская «хоругвь» (эскадрон) численностью 300 сабель. Командовал ею валашский дворянин Апостол Кигич, а самих гусар набрали из состоявших ранее на австрийской службе валахов, сербов, венгров и молдаван.
Эта часть была дислоцирована на границе России с турецкой Валахией и выполняла функции пограничной гарнизонной конницы.

Источник:
1. Военно-исторический альманах «Новый Солдат» № 190
2. Висковатов А. «Историческое описание одежды и вооружения российских войск с рисунками, составленное по высочайшему повелению.»

uniforma-army.ru

Одежда армии Петра I во время Северной войны.

О том, как были одеты и вооружены потешные полки, сохранилось мало сведений. Известно, что уже с момента их основания, а затем и после преобразования в пехотные эти полки были одеты и вооружены на европейский манер.

• В 1698 г. преображенцы носили верхнюю одежду зеленого цвета, а семеновцы — синего или голубого.

• До конца 1701 г. самая верхняя часть — кафтан — был так называемого «венгерского» покроя (1 — обер-офицер).

• С 1702 г. начался переход на «платье немецкое, саксонское и французское».

• В 1703 г. гвардия была полностью переодета в «немецкие» мундиры.

Иными словами, русский военный мундир (пока гвардейский) стал соответствовать общеевропейским «стандартам». Артиллеристы бомбардирской роты получили и долгое время сохраняли точно такое же обмундирование, как и пехотинцы Преображенского пота.

Одежда Преображенского полка состояла из следующих основных частей. Под кафтан надевали более короткий камзол. На ноги надевали чулки, штиблеты или тупоносые башмаки. Вокруг шеи завязывали черные галстуки, на руки натягивали кожаные или лосиные перчатки. От непогоды спасали суконная епанча (плащ) и головной убор: сначала медвежья шапка с красным верхом, а позже черная валеная шляпа — треуголка (3 — офицер в шляпе и епанче).

Лейб-гвардии Преображенский полк состоял из четырех фузелерных батальонов, одной гренадерской и одной бомбардирской рот. Фузелеры одевались в темно-зеленые с красными обшлагами кафтаны, красные камзолы и штаны, зеленые чулки; епанча имела тот же цвет, что и кафтан (2 — рядовой).
Унтер-офицеры (капралы, подпрапорщики, каптенармусы, сержанты) имели такое же обмундирование, но с золотым галуном на обшлагах и вокруг шляпы. Офицеры (прапорщик, подпоручик, поручик, капитан-поручик и капитан) носили одинаковую с нижними чинами по покрою и цвету одежду, но с некоторыми отличиями: на кафтане и камзоле по борту и краям обшлагов и карманных клапанов, вокруг шляпных полей — золотой галун; вызолоченные пуговицы; зеленый подбой кафтана; белый галстук; на шляпе плюмаж из белых и красных перьев. В парадном строю офицеры надевали большие парики, бывшие тогда в Европе в большой моде.

В бомбардирской роте (не путать с лейб-гвардии бомбардирской ротой) служили 107 человек: 55 гантлагеров, 30 бомбардиров, 6 ефрейторов, 6 капралов, 1 фурьер, 4 сержанта, 2 штык-юнкера, 1 подпоручик, 1 поручик и 1 капитан. Состав канонирской роты был такой: 100 фузелеров, 25 канониров, 6 ефрейторов, 6 капралов, 1 фурьер, 4 сержанта, 2 штык-юнкера, 1 подпоручик, 1 поручик, 1 капитан. Кроме того, в бомбардирской роте и в каждой из канонирских по штату полагались по 2 барабанщика.

Бомбардиры обслуживали орудия, стрелявшие бомбами, — мортиры и гаубицы. Канониры несли обязанности по обслуживанию только пушек: уход за ними, подготовка к стрельбе, ведение пушечного огня картечью, гранатами, ядрами.

Нижние чины артиллерийского полка носили: красный кафтан с синими обшлагами, оторочками петель и подбоем; красные штаны и камзол; епанчи синие; черный галстук, чулки синие либо синие с белыми продольными полосами; тупоносые сапоги или башмаки. Головным убором у бомбардиров (4) служила кожаная шапка, как у гренадеров-гвардейцев, но без перьев и задника, с тремя медными гренадами по бокам тульи и сзади. Остальные чины имели шляпы или картузы. Фузелеры-артиллеристы (3) от бомбардиров отличались головным убором.

Артиллерийские офицеры носили кафтан, камзол и штаны красного цвета, синие епанчи; первые три были с вызолоченными пуговицами, а епанча с вызолоченным крючком и петлею; галстук и чулки белые; башмаки тупоносые; шляпа обшивалась золотым галуном. Привилегией офицеров было ношение нагрудных знаков («горжетов») в форме широкого полумесяца: серебряного у младших офицеров (от прапорщика до капитана), золоченого у старших, а также шарфы, плетенные из красных, синих и серебряных нитей. Шарф либо завязывался узлом на поясе у левого бедра двумя кистями, либо перекидывался через правое плечо и таким же образом завязывался на левом бедре (5).
Первые годы Северной войны офицеры не носили ни нагрудных знаков, ни трехцветных шарфов. Для большинства из них даже золотой галун был роскошью, и им обычно обшивались треугольная шляпа, портупея, перевязь лядунки. Представляя себе армию Петра 1, следует иметь в виду, что количество суконных мануфактур в России того времени было мизерным; покупка сукна за границей стоила очень дорого. Поэтому цвета обмундирования встречались самых разнообразных оттенков. Случалось даже, что целые части вынуждены были носить одежду из некрашеного домотканого серого полотна. Тем не менее, основные цвета, установленные Петром I для всех родов войск, просуществовали почти весь X VIII в.

Вооружение и амуниция .

Солдаты Потешных войск Петра I были вооружены шпагой и портупеей, надевавшейся на пояс поверх кафтана, и фузеей. Более подробных сведений не сохранилось. Лейб-гвардии бомбардирская рота, по-видимому, была вооружена, как бомбардиры артиллерийского полка: пехотная шпага на лосиной портупее, пистолет и медная ручная мортирца, которая во время стрельбы накладывалась на специальную алебарду. На правой стороне бомбардиры носили гренадную сумку, а спереди —лядунку. Фузелеры артиллерийского полка имели то же вооружение, что и фузелеры пехотных полков: фузея с багинетом, а позже со штыком, и шпага. К фузее полагалась патронная сумка с ремнем (перевязью). Артиллерийские офицеры были вооружены пехотными шпагами.
Фузея (6) состояла из железного ствола на деревянном ложе с прикладом, замка с курком, огнивом, полкой и спуском. Для забивания заряда использовали деревянный шомпол, оправленный на концах железом. Во время Северной войны деревянные шомпола были вытеснены железными.
Типы фузей отличались разнообразием; часть их изготавливалась в России, но немало этих ружей приобреталось за границей — в Голландии, а также в качестве трофея — в боях со шведами.

С 1700 по 1708 г. к фузеям прилагались багинеты (7) — широкие острые на конце клинки, имевшие одну острую сторону, а вторую — тупую, так что багинетом можно было и рубить, и колоть. Он имел небольшой эфес (медный или железный) и насаживался на деревянный черенок. В бою багинетом действовали и как палашом, и как штыком. В первом случае его держали за черенок правой рукой, а во втором вставляли черенок в дуло фузеи.

Шведы первыми в Европе заменили багинеты штыками с трубкой вместо черенка, что позволило использовать оба вида оружия (ружье и штык), не разъединяя их, одновременно, то есть стрелять, не снимая штык.

Штыки (8) в России введены в 1709 г.; они имели длину от 22 до 35 см и были двух типов: плоские, с одной острой стороной, и трехгранные. Штык с помощью трубки насаживался на конец дула фузеи (9).

Одновременно со штыком рядовые получили шпаги. Они состояли из железного клинка длиной около 72 см и железного (10) или медного (11) эфеса, рукоять которого была перевита железной или медной проволокой. Шпагу носили в ножнах из нечерненой кожи с медным крючком и наконечником. Патроны носили в кожаной суме (12). Сначала она не имела украшений, но позже на ее крышке появилась медная круглая бляха с выбитым вензелем царя, а еще позже — с двуглавым орлом. Суму носили у правого бедра на ремне (или перевязи), надетом через левое плечо. Гренадерская сумка отличалась от фузелерной наличием расположенных по углам медных пылающих гренад.
Ручные мортирцы (13) бомбардиров состояли из замка с курком, огнивом и полкой, крепившихся на деревянном ложе, с прикладом и с погонным ремнем. Мортирцы стреляли гренадами (гранатами) калибром, равным фунтовому ядру. При стрельбе приклады мортирцы упирали в правое плечо, а дуло клали на железную алебарду с красным древком, которую бомбардиры носили с собой. Длина мортирцы составляла около 58 см.

Артиллерийские орудия петровской эпохи

В начале XVIII в. в русской артиллерии имелись орудия трех типов — пушки, мортиры и гаубицы. Пушка представляет собой орудие для настильной стрельбы с относительно длинным телом; ствол имеет цилиндрический канал. Снарядами для пушек служили ядра, гранаты, картечь. В полевой артиллерии на вооружении состояли в основном 6-, 8- и 12- фунтовые пушки (15), в полковой — легкие 3- и 4-фунтовые (17),с длиной ствола от 12 до 22 калибров. Лафеты пушек изготовлялись из дерева; подъемным механизмом служил окованный железом деревянный клин. Колеса лафетов имели диаметр около 1,2 м. Дальность стрельбы 3-фунтовых орудий составляла около 200 м. На некоторых орудиях этого калибра к оси крепились две 6-фунтовые мортирки, стрелявшие картечью. В другом варианте мортирка располагалась возле дульной части ствола.
Мортирой называлось крупнокалиберное артиллерийское орудие с коротким стволом, предназначенное для навесной стрельбы (16). Мортиры стреляли при углах возвышения 50—75 градусов. Снарядами служили сначала каменные ядра, затем чугунные ядра и зажигательные снаряды. Ствол мортиры состоял из двух частей: каморы и котпа. Диаметр котла в два — четыре раза превышал диаметр каморы. Снаряд помещали в котел, заряд — в камору. В полковой артиллерии, помимо пушек, использовались 1- и 2-пудовые мортиры, а также 6-пудовые для усиления картечного огня 3-фунтовых пушек. В составе полевой артиллерии находились 0.5- и 1- пудовые мортиры. На вооружении осадной артиллерии состояли 5- и 9-пудовые мортиры, а в крепостной встречались и 7-пудовые.
9-пудовые орудия были очень сложными при заряжении и возке, поэтому их производство пришлось прекратить.
Третий тип артиллерийских орудий —гаубица —предназначен для навесной стрельбы (18). Ее устройство представляет собой промежуточный между пушкой и мортирой вариант: более короткий, чем у пушки, ствол состоит из двух отделений — котла и каморы. При этом камора гаубицы меньше, чем у мортиры, а котел — длиннее. Сначала гаубицы стреляли каменной картечью, а с XVI в. — разрывными снарядами. Для полевой и полковой артиллерии производились 0.5-, 1- и 2-пудовые гаубицы. Эти орудия имели длину ствола 6—8 калибров, цилиндрическую или коническую камору. В 1707г. короткая полупудовая гаубица весом 26 пудов была заменена гаубицей того же калибра длиной в 10 калибров с конической каморой и весом 44,5 пуда. Цель этой замены состояла в усилении картечной стрельбы и придании траектории полета снаряда более отлогой формы. Коническая камора, сливающаяся с котлом, сделала более удобным заряжение орудия. Новые гаубицы находились на вооружении лейб-гвардии бомбардирской роты и драгунских полков и пользовались большим успехом у артиллеристов. Дальность стрельбы гаубиц прямой наводкой составляла около 500 саженей (около 1 км) под углом 45°— примерно 840 саженей (более 1,5км).
Сначала артиллерия, как и вообще все тяжести, перевозилась на лошадях, поставляемых земствами. В1705 г. с каждых 170 дворов собирали по две лошади и одному проводнику из крестьян. С1706 г. начали создаваться специальные фурштадские команды для перевозки артиллерии, а их персонал формировался из набираемых рекрутов.

Знамена полков в армии Петра I.

Вместе с созданием новой армии ее полки получали новые знамена. Преображенский полк получил знамя еще в 1695 г., при его преобразовании из потешного в действующий. По этому образцу в дальнейшем были построены знамена 1700 г. для обоих гвардейских полков — Преображенского и Семеновского. Преображенский полк получил 16 знамен: одно — белое, полковое, остальные — черные, ротные . Первое — четырехугольное, с узкой бахромой; в середине — двуглавый орел коричневого цвета, держащий в когтях меч с надписью: «Рах asculata sunt Psalma 84»; на груди орла черный круг с 26 гербами княжеств и городов. Над лапой идет длинная надпись на старорусском языке с цитатами из Евангелия. Размер белого знамени — 3,5x4,25 аршин (2,5x3 м). К сожалению, оно плохо сохранилось.
Черные (ротные) знамена (19) были несколько меньшего размера.

По краям располагались украшения из ветвей и листьев голубого цвета, в середине, под желтой царской короной, — плывущая на воде лодка (символизирующая рождение русского флота), в которой Сатурн (время) учит юношу (Россию) управлять веслом. Левее лодки изображен пылающий город, правее — строящиеся корабли. Над всем этим висит меч, упирающийся в море. Напротив горящего города изображен Марс, а напротив строящихся кораблей — Нептун, оба с соответствующими им атрибутами. Между ними на белой ленте надпись: «Аппо Domini 1700». Древки к новым знаменам имели длину 5 аршин, и покрывались краской и лаком.

В 1701 г. оба гвардейских полка получили новые знамена; каждый по 16 знамен: белое — полковое и 15 цветных — ротных, а именно:
• в Преображенском полку — черные,
• в Семеновском —голубые.

В середине белого знамени (20) были вышиты две голубые пальмовые ветви. Между ветвями — цепь ордена Андрея Первозванного с крестом, учрежденного Петром I в 1698 г. по возвращении из заграничного путешествия. Над цепью висит корона; в кругу, образованном цепью, расположен двуглавый орел с тремя коронами; над главами орла — всевидящее око. Белое знамя Семеновского полка 1701 г. почти такое же, как у Преображенского, но без голубых украшений. Голубое знамя Семеновского полка имеет в центре цепь ордена Андрея Первозванного, в середине которой обнаженный меч, а выше — всевидящее око в облаке; над цепью корона, по бокам — белые звезды, в углу —серебряный крест.

В 1706 г. гвардейцы вновь стали под новые знамена, и опять каждый полк получил по одному белому — полковому знамени и по числу рот — цветные: Преображенский — 15 черных, Семеновский — 11 голубых. Полковое знамя Преображенского полка не сохранилось. Черные знамена Преображенского полка (21) имели в середине круг из двух половинок: верхняя — белого цвета, нижняя —голубого. На последней нарисован крутой морской берег со стоящим деревом, на другой —море с уходящим вдаль парусником. Верхняя часть круга представляет собой небо со всевидящим оком в сиянии и с висящей из облака шпагой с золотым эфесом. Весь круг окаймлен золотой, с огненными лучистыми узелками цепью со знаком ордена Андрея Первозванного. Знамя обшито каймою с белой, голубой и красной полосами.

Из описаний знамен начала XVIII в. легко видеть, что тогда еще не существовало четких правил построения знамени даже для гвардейских полков, не говоря уже об армейских. Тем не менее новое в этом деле явственно проступало: военные эмблемы и государственный герб заняли главенствующее положение, а религиозные символы отошли на второй план.

Дополнительную информацию о вооружении и форме русской армии можно найти по адресу: : http://www.listvinoleg.nm.ru/
Клуб ВИР "Л-Гв.Преображенский полк"
 

www.slavgorod-museum.com

Форменная флотская одежда при Петре I

Мундир отечества

Данченко Владимир Георгиевич — старший научный сотрудник Государственного эрмитажа

(Санкт-Петербург. E-mail: [email protected])

Форменная флотская одежда при Петре I

Полноценные сведения о том, как одевались служители и солдаты Русского военно-морского флота (ВМФ) в исследуемое время (20-е годы XVIII в.), дают исторические источники петровской поры. Вместе с тем пользоваться ими нужно внимательно, поскольку они многочисленны и различны по жанру и происхождению. Среди них важное место занимают не только царские указы или бумаги видных царских чинов Ф.М. Апраксина и А.Д. Меншикова, но и делопроизводство отдельных структур морского ведомства. К числу последних относятся управленческие конторы и канцелярии, имевшие непосредственное отношение к вопросам жизнедеятельности флота, в том числе и мундирному обеспечению.

С образованием Адмиралтейств-коллегии (1718 г.) управление ВМФ стало постепенно приобретать большую упорядоченность и централизованность. Одним из проявлений этих тенденций явилось учреждение (1721 г.) контрольной («контролёрской») конторы, призванной осуществлять «надзор» за качеством закупавшихся и доставлявшихся на корабли, суда и в части морской пехоты различных «припасов», включая и форменную одежду. В ходе Северной войны (1700—1721 гг.) они поступали на флот без особого «разбора», поэтому качество их нередко оставляло желать лучшего. Однако положение стало меняться с началом деятельности «контролёрского» органа, а особенности его функций во многом объясняет сосредоточение в «конторских запасниках» массива документов большинства адмиралтейских подразделений. Чтобы освидетельствовать те или иные востребованные на флоте предметы, необходимо было иметь информацию об их номенклатуре, количестве, подрядах, ценах и пр., поэтому делопроизводство означенной конторы содержало разнообразные сведения о разных флотских «обиходных изделиях». Их список выглядел весьма значительно: канцелярские перья, карандаши, железные печи, медные циркули, лосиная кожа, флаги и парусина, полотна, простыни, холст и одеяла, сахар, сукна, готовое мундирное платье и многое другое1.

Подобные адмиралтейские службы возглавляли, как правило, штаб- или обер-офицеры, под началом которых состояли канцеляристы, подканцеляристы, копиисты из числа нижних морских и солдатских чинов, обученных грамоте. Контрольная контора в этом смысле не была исключением, однако здесь имелась и своя специфика, связанная с основной функцией — осмотром «припасов», которым Пётр I придавал особое значение. Следствием этого явилось активное привлечение к деятельности конторы проверяющих, то есть «браковщиков» (купцы, назначенные Главным магистратом для освидетельствования закупок; вахтёры «магазейнов», где хранились различные предметы флотского обихода; морские чины), в том числе комиссары Адмиралтейств-коллегии и Военной коллегии. Присутствие последних объяснялось тем, что с 1720 года мундирное платье для флота должен был поставлять в первую очередь Главный (сухопутный) кригс-комиссариат, представители которого участвовали в заключении подрядов на изготовление морского гардероба, занимались соответствующими закупками и пр. На практике, однако, быстро выяснилось, что военное ведомство не спешило пополнять мундирными вещами адмиралтейские «магазейны» (на первых порах морскому ведомству предоставлялась возможность на 50 проц. самому удовлетворять свои нужды в мундирном обеспечении). Такая ситуация сохранялась вплоть до 1724 года, когда решение мундирных вопросов вновь было передано Адмиралтейству в полном объёме.

Данные о морском форменном костюме петровского времени фиксировались в основном в уставных документах за разные годы, начиная с 1718-го, и представляли достаточно полную, но далеко не исчерпывающую информацию об облике первых русских военных моряков. Это объясняется многими причинами, связанными с издержками вещевого снабжения флота вообще и мундирного в частности. Недостаток финансов и соответствующих промышленных мощностей не позволял стабильно обеспечивать экипажи кораблей и судов, а также морских солдат форменной одеждой регламентных цветов даже несмотря на то, что численность личного состава была сравнительно невелика. Может быть в связи с этим в конце Северной войны и сразу после неё Пётр I неоднократно определял всё новые и новые нормы мундирного довольствия для флотских нижних чинов, поскольку ситуация в этой сфере была достаточно изменчивой. На служащих контрольной конторы нередко выпадала неблагодарная функция — освидетельствовать мундирные вещи, далёкие от образцовых, учреждавшихся Главным комиссариатом и Адмиралтейством. Так как подобных несоответствий хватало, то приходилось закрывать глаза на «неуставные» цвета сукна или готовых мундиров, а также на дефекты в их изготовлении2.

Негативно сказывалась «ответственность» за гардероб морских чинов, как уже отмечалось, одновременно двух ведомств, которые привлекали множество своих подразделений, что приводило к основательной путанице. Разбираться во всём этом приходилось служащим контрольной конторы, комиссарам, «браковщикам», а иногда и вахтёрам вещевых «магазейнов».

Из-за дефицита предметов обмундирования предписывалось принимать «в роздачу» даже то, что изначально не соответствовало адмиралтейским образцам. На корабли могли отправить, например, «плохие» сапоги или чулки, которые были заметно короче требуемых. Однако если такого рода брак оказывался чрезмерным, то башмаки или кафтаны не принимались, а с купцов-подрядчиков взыскивали неустойку3. Бывали случаи, когда купцы-«браковщики» не могли определить качество вещей, так как ими не торговали, в связи с чем Главный магистрат вынужден был подыскивать «знающих людей» нужного профиля (обычно приглашалось не более двух сведущих купцов)4. Вместе с комиссарами, вахтёрами, адмиралтейскими и армейскими офицерами они осматривали доставлявшееся из-за границы сукно, готовые мундиры, купленные в Москве или на Мытном дворе в Санкт-Петербурге, чулки и шляпы, присланные с Липских заводов, канефасные бостроки и кафтаны «аглицких сукон» и прочее5. По сути, все виды и предметы форменного платья морских нижних чинов подвергались осмотру представителями контрольной конторы. Это касалось также и ограниченных в количестве «мундирных припасов», изначально предназначавшихся для «кратковременного ношения» и не всегда фиксировавшихся в официальных адмиралтейских предписаниях и царских указах.

На основании осмотра составлялся реестр, в котором указывалось количество привезенных вещей, а также отдельно отмечались те из них, что отличались по своим параметрам и кондициям от установленных образцов. Вот в таких документах и «сохранялось» всё многообразие цветов и материалов, использовавшихся для изготовления форменного платья рядовых и нижних чинов русского флота того времени. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. 238 Контрольная контора при Адмиралтейств-Коллегии. Оп. 1. Д. 4. Л. 156, 194, 237, 241, 333, 398, 456.

2 Там же. Ф. 238. Оп. 1. Д. 4. Л. 309, 450, 451, 581, 749.

3 Там же. Д. 2. Л. 581—587.

4 Там же. Л. 749—753.

5 Там же. Л. 447—451.

history.milportal.ru

Мужская мода высшего сословия при Петре Первом

Нет нужды говорить, каким потрясением основ стали указы Петра I, предписывавшие боярам, дворянам и чиновникам сменить традиционные русские одежды на европейское платье, а также его борьба с бородами. Указ от 4 (14 по новому стилю) января 1700 года предписывал носить укороченное венгерское платье. Через несколько лет вышло указание носить немецкое платье как повседневное и французское - по праздникам. На улицах устанавливались манекены, одетые на новый манер. Всех, кто нарушал указ, ставили на колени и овечьими ножницами отрезали полы одежды на уровне земли. Тем, кому было не по средствам немедленно заказать себе новое платье, позволяли донашивать старое русское еще два года, при этом на одежду ставилось клеймо с датой. Это при том, что отец Петра I Алексей Михайлович в свое время наоборот иноземные платья запрещал, равно как и за курение табака при нем секли батогами и вырывали ноздри.


Портрет дяди Петра I  - Льва Кирилловича Нарышкина в традиционном русском костюме, XVII в.

Но не таков был Петр, "переодевший" Россию, научивший ее курить и танцевать на балах.


Петр I в иноземном наряде поражает домашних. Картина Н. Неврева, 1903.Вообще Петр любил одежду простую и практичную, но раззолоченными церемониальными кафтанами тоже приходилось обзаводиться в количестве.

В европейской моде пышная эпоха барокко тем временем плавно перетекала в не менее вычурную эпоху рококо. Состоял типичный костюм европейца  из белой рубашки с жабо, коротких штанов-кюлот, камзола, кафтана и чулок.
А это портрет швейцарца Франца Лефорта, сподвижника Петра - от 1698 года, когда на Руси такая одежда еще не стала мейнстримом:)

Рубашка шилась из тонкого полотна - батиста или муслина, собиралась вокруг шеи на тесьму, поверх которой повязывали галстук или шейный платок, широкие рукава собирались у запястья и застегивались на пуговицы (впрочем, изобрели уже и запонки), а поверх прилаживались кружевные манжеты. Под кюлоты надевали подштанники, обычно широкие, короткие или до колен, их, как правило, шили из полотна. Сами кюлоты кроились широкими сзади и собранными на полосу ткани, их ширина регулировалась с помощью пряжки на спине. Штанины опускались чуть ниже колена и застегивались внизу на пуговицы и пряжки, завязывались лентами. Камзол носили поверх рубашки, он был без воротника, облегающим, с рукавами без обшлагов - мог быть и без рукавов. Шили его из шелковых тканей, сукна, бархата.


Камзол Петра I, хлопчатобумажная ткань.

Французский камзол из шелка, ок. 1715 г.

Поверх камзола надевали кафтан, или, по-французски, жюстокор, - чуть длиннее камзола, из более плотных тканей (хотя мог быть и из той же материи, что и камзол), парадный часто украшался богатой вышивкой золотом и серебром.


Повседневный костюм Петра I, полушелк, лен


Парадный костюм Петра I. Сукно, атлас, шелковая нить. Фотографии в основном отсюда (спасибо авторам) https://plus.google.com/photos/112744369880559813480/albums/5349847085101314657?banner=pwa

На него же нашивались пожалованные монархом за заслуги ордена - тоже вышитые. Кафтан мог быть с прорезными карманами, в зимнем варианте - на меховой подкладке и с меховой же оторочкой.


Зимний костюм Петра I. Сукно, галун, мех бобра, штоф (плотная ткань из шерсти или шелка различных переплетений) , шерстяная ткань. Между  1710-1725 гг.

Кафтан и камзол эпохи Петра I, 1702-1720 гг.

Пуговицы, из которых застегивали обычно одну-две, шли от горла до подола. Расклешенные полы делались жесткими, иногда туда вшивали проклеенный холст или китовый ус, чтобы они держали форму.


Кафтан и камзол Петра I из голубого гродетура (разновидность тяжелой шелковой материи), шитье серебряными прядеными нитями на проем, работа придворных мастериц, 1724 г. "Довольно плотный и дробный орнамент вышивки состоит из мелких стилизованных веток, шитых "на проем", способом, при котором нить пропускалась сквозь ткань. Этот прием редко использовался в русских работах, в то время как в европейском шитье он являлся обычным, довольно распространенным. Таким образом, в узоре и в исполнении вышивки петровского костюма мы видим влияние западноевропейского шитья". http://steghok.ru/books/item/f00/s00/z0000001/st002.shtml  Моисеенко Елена Юрьевна - "Русская вышивка XVII - начала ХХ века".

Домашней одеждой был шлафрок - халат, надевавшийся на рубашку с кюлотами, а позднее и на камзол. Его тоже часто шили из дорогого бархата или шелка.


Халат Петра I

Верхней одеждой в холодную погоду служили разнообразные суконные плащи. Например - епанча - широкий просторный плащ, обычно без рукавов, часто с капюшоном.

Епанча из гардероба Петра I

Епанча, мундир, кюлоты 1702-1720 гг. (военного обмундирования мы здесь детально касаться не будем, это отдельная большая тема)

Чулки облегали ногу и крепились на подвязки под кюлоты, но могли крепиться и поверх них.

Немецкий принц с супругой, 1716 г.

Самой распространенной обувью были тупоносые туфли с пряжками, которые носили даже солдаты. Они шились одинаковыми, без различия на левую и правую, и знатным господам их разнашивали слуги.

Для верховой езды могли носить высокие сапоги. В домашней обстановке носили туфли без задников.
Нововведением для Руси также были парики в сочетании с чисто выбритым лицом. Делались они, как правило, из конского или человеческого волоса (хотя известно и о париках из перьев и из металла), обильно пудрились. Сам Петр парики не жаловал, но его придворные носили на голове эти довольно громоздкие конструкции. На наиболее вычурные парики даже не надевали шляпу - ее носили на сгибе руки, так как она все равно была необходима для того, чтобы правильно кланяться.


Р.Н. Никитин. Портрет Г.Д. Строганова, между 1721-1724 гг.


Портрет Петра I с семьей, 1717 г.

Шляпами излюбленной формы были треугольные, их украшали мехом, галунами и перьями.

Шляпа Петра I, офицерская, Преображенского полка.

Элементом военной униформы были круглые картузы.

Ночной колпак имел форму тюрбана, и его носили со шлафроком.
В качестве аксессуаров носили перчатки, от кожаных до шелковых с искусной вышивкой, шелковые пояса. Особенно популярны были трости - из тростника, эбенового дерева, слоновой кости, отделанные драгоценными камнями, перламутром и т.д., со встроенными кинжалами, компасами, часами и даже подзорными трубами. Петр I владел тростью со встроенной линейкой. Он сам часто дарил трости подданным в знак особого расположения.

Трости Петра I - отсюда http://marinni.livejournal.com/530257.html  - тут вообще очень интересный и картинистый пост о тростях, спасибо автору.

sukharevtower.livejournal.com

Военная форма во времена Петра Великого

 

Военная форма во времена Петра Великого

Вновь образованной Петром I армии была дана и новая форма обмундирования, по образцу шведской. Эта форма была довольно проста и одинакова для пехоты и для кавалерии: кафтан длиною до колен, в пехоте зеленого, в кавалерии синего цвета; камзол несколько короче кафтана, штаны узкие до колен, сапоги с раструбами при походной форме, обыкновенно башмаки с медной пряжкой, чулки в гвардии красные, в армии зеленые, в пехотных и драгунских полках треугольные шляпы, у гренадер круглые кожаные шапки со страусовым султаном, в бомбардирских ротах головной убор наподобие гренадерского, но с медвежьей опушкой. Верхней одеждой служила епанча, во всех родах оружия одинаково красного цвета, очень узкая и короткая, доходящая лишь до колен. Отличием унтер-офицеров служил золотой галун на обшлагах кафтана и полях шляпы. Таким же галуном обшивались борты и карманы кафтанов и камзолов у офицеров, отличием которых еще служили золоченые пуговицы, белый галстух и при парадной форме белый с красным плюмаж на шляпе.

 

Военная форма середины XVII века во времена царствования Алексея Михайловича Романова и на рубеже XVII-XVIII столетия в период начала реформ и правления императора Петра I.
1. Солдат-наёмник иноземного полка середины XVII века.
2. Бомбардир войска Петра Великого.
3. Офицер Гренадерского полка Петра Великого.

В строю офицеры надевали еще особый металлический знак, который носился на шее и был похож на сохраненный до настоящего времени в бывших потешных полках и бомбардирской роте. Шарфы, носимые через плечо, служили для отличия штаб-офицеров от обер-офицеров: у первых кисти были золотые, у вторых серебряные. Напудренные парики надевались только офицерами и то лишь при парадной форме. Каждый солдат имел шпагу и ружье, а драгуны в конном строю — пистолет и палаш; офицеры, кроме гренадерских, имевших ружья с золотым погоном (ремнем, перевязью), также имели шпаги и протазаны (нечто вроде копья на длинном древке). Бороды брили, но усы носить разрешалось.

Обмундирование чинов флота при Петре Великом было весьма просто и у матросов состояло из недлинного бострога, коротких до колен штанов, синих чулок и башмаков с медными пряжками, на голову надевалась летом и зимой высокая черная войлочная шляпа с довольно большими полями; камзол и штаны были зимой темно-зеленые суконные, летом белые полотняные; флотские чины солдатских полков имели форму обмундирования почти совершенно одинаковую с формой сухопутных войск. Флотские офицеры никакой формы не имели.
Военная форма XVIII века

 

www.nitpa.org

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *