Является ли китай ядерной державой – США, СССР, Россия, Пакистан и КНДР, список на 2018 год, ТОП мировых, официальные и признанные

Как Пакистан стал ядерной державой

Неуправляемая цепная реакция деления тяжёлых ядер и реакции термоядерного синтеза лежат в основе действия ядерного оружия. Ход развития стран, образованных в послевоенное время, подобным образом непредсказуем. Сегодня ядерным оружием обзавелись США (c 1945), Россия (сначала Советский Союз, с 1949 г.), Великобритания (с 1952 г.), Франция (с 1960 г.), Китай (с 1964 г.), Индия (с 1974 г.), Пакистан (с 1998 г.) и КНДР (с 2012 г.). Ещё имеющим ядерное оружие считается Израиль. Как видно из перечня, в конце прошлого века к «Ядерному клубу» присоединился совсем нежданный компаньон — Исламская Республика Пакистан, образованная только в 1947 году в результате раздела территории Британской Индии. Граничит она с Индией, Афганистаном, Ираном и Китаем. Поскольку Пакистан – вторая по численности мусульманского населения страна, после появления у неё ядерного оружия стали говорить о том, что и мусульманский мир продемонстрировал свою способность к конкуренции на мировой арене в столь специфичной сфере. Но не станем объединять понятия «религия» и «политика», а обратим внимание на объективные причины появления разработок ядерного оружия в этой молодой стране.

Зульфикар Али Бхутто: «Пакистан будет есть траву или листья, даже страдать от голода, но создаст ядерную бомбу»

«Страна чистых» – так переводится название интересующего нас государства. Это именование предложил Чаудхури Рахмат Али, который в своё время учился в Кембридже. Многим известно, что образовано это государство было усилиями Мусульманской лиги –сказались многолетние противоречия между разными конфессиональными группами Британской Индии. До сих пор спорным регионом остаётся Кашмир. Пакистан официально поддерживает могущественный союзник — США. Рассматривать ядерную программу Пакистана необходимо с учётом специфики всего региона Южная Азия, к которому он принадлежит. Конфликтующие интересы Индии, Китая, Пакистана, стремление Индии к высокому международному статусу на основе развития технических отраслей, ядерное вооружение в нестабильной обстановке — всё это говорит о потенциальной угрозе конфликта с применением ядерного оружия. Всё же ни Индия, ни Пакистан не нарушили международные правовые нормы, так как не подписывали Договор о нераспространении ядерного оружия. В Пакистане всё началось в ответ на развитие ядерной энергетики Индии.

Баллистическая ракета малой дальности «Газневи»
Максимальная дальность: до 320 км
Точность: 250 м
Боевая часть: обычная или ядерная 12–20 килотонн

Вооружённые конфликты между ними происходили в 1947–1948, 1965, 1971, 1999 годах. Поэтому до сих пор страны заинтересованы в создании средств взаимного «сдерживания и устрашения». Но здесь есть свои трудности, поскольку ядерное сдерживание генерирует распространение нового вооружения, а оно делает сдерживание более сложным и менее устойчивым. Комиссия по атомной энергии Пакистана – единственная организация, которая в начале 1970-х специализировалась на ядерных исследованиях. Испытания 1974 года в соседней Индии вызвали в Пакистане настоящую панику. Как и ряд других стран, Пакистан проводил изыскания с целью создать ядерное оружие, не декларируя идею «мирного атома». Но и он был весьма кстати, энергоресурсов не было достаточно: 80% экспортировалось, ситуация во многом и сейчас остаётся прежней. К 1950-м годам разработки атомной энергетики уже начались, но научно-технической базы, как и сырья, катастрофически не хватало. Подходящей инфраструктуры тоже не было.

Сначала реакторы испытывались и работали на топливе США. Первый из них был запущен в 1965 году и имел мощность всего 10 МВт. Важнейшим примером и стимулом для развития были разработки Индии. Именно её успехи сначала побуждали пакистанцев к заявлениям о намерении создать в Южной Азии зону, свободную от ядерного оружия. Были намерения присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия в качестве неядерной державы. Но даже в случае, если бы Индия поддержала тогда эти настроения, ничто, кроме политической воли, не помешало бы странам создавать ядерное оружие тайно, под видом научных изысканий по обогащению урана для получения столь необходимого ядерного топлива для АЭС. Но после войны 1971 года, отделившей Бангладеш, а также индийских ядерных испытаний 1974 года мирные заявления стали утихать. Стороны по сути пришли к гонке вооружений.

Премьер-министр Пакистана Зульфикар Али Бхутто поставил задачу создания ядерной бомбы. О том, каких усилий эти разработки стоили стране, он сам выразился довольно ярко: Пакистан «будет есть траву или листья, даже страдать от голода, но создаст ядерную бомбу».

Абдул Кадыр Хан – отец пакистанской ядерной бомбы

В Пакистане явно было недостаточно специалистов. Абдул Кадыр Хан — человек, теснейшим образом связанный со взрывами первой пакистанской ядерной бомбы на полигоне Чагай и дальнейшими разработками. Абдул Кадыр Хан происходил из пуштунской семьи, переехавшей в Пакистан. Он получил прекрасное европейское образование, в том числе в ФРГ, где учился на инженера-металлурга, а потом защитил докторскую диссертацию. Для него тогда открылись новые перспективы. Он работал в физической лаборатории в Амстердаме, участвовал в секретных исследованиях по обогащению урана европейского уранового консорциума «Urenco».

Я был в Бельгии в 1971 году, когда пакистанская армия сдала Восточный Пакистан и терпела унижения. (…) Я смотрел на эти сцены с ужасом. Когда Индия испытала свою бомбу в 1974 году, я жил в Нидерландах и работал в атомной области. Это было для меня весьма полезным опытом.

Вернувшись в Пакистан в 1975 году, Хан оказался очень востребованным специалистом и возглавил ядерную программу. Хан получил в своё распоряжение исследовательскую лабораторию по промышленному обогащению урана, впоследствии названную его именем. Параллельно Комиссия по атомной энергии Пакистана во главе с Муниром Ахмадом Ханом вела разработки ядерной бомбы на основе плутония. В дальнейшем обе программы были объединены. Есть также предположения, что технические сведения могли быть получены от Китая. Бомба была создана в научно-исследовательской лаборатории в Кахута на севере Пакистана. Более 1000 центрифуг для обогащения урана произвели достаточно расщепляющегося материала для 30–52 ядерных боеголовок. В результате, через 100 с лишним лет после открытия радиоактивности урана Антуаном Анри Беккерелем страна, о которой он тогда, вероятно, и не подозревал, взорвала свою ядерную бомбу. Первый взрыв произошёл 28 мая 1998 года, затем последовало ещё пять подземных ядерных взрывов, все на полигоне в провинции Белуджистан на границе с Афганистаном.

Чагай-I — первое ядерное испытание Пакистана 28 мая 1998 года

Кстати, США тогда ввели ряд санкций против Пакистана. Целью было подписание им Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и введение запрета на экспорт ядерных материалов и технологий военного назначения в другие страны. Эти цели не были достигнуты.

Абдул Кадыр Хана впоследствии обвиняли в незаконной продаже технологий ядерного вооружения, центрифуг для выработки урана, оборудования и средств доставки оружия разным странам и организациям. В феврале 2004 года, после встречи с президентом Мушаррафом, Хан признал свою вину по национальному телевидению. Его поместили под домашний арест, иностранные расследования пресекались. В поздних интервью Хан говорил, что торговля ядерными материалами и оборудованием велась с ведома руководства.

Беназир Бхутто – бывший премьер-министр, удивительная по своим взглядам и талантам женщина, ставшая главой правительства Пакистана, заявила, что, победив на выборах, позволит иностранцам допросить Хана по этому вопросу. Но в конце декабря 2007 года её убили, новое руководство не стало благоприятствовать зарубежным дознавателям для допроса Хана.

Старт крылатой ракеты «Хатф-VII Бабур» – по сути, аналога ранний версий «Томагавка»

На данный момент ядерный арсенал Пакистана опередил Индию и по размерам, и по оснащению, ядерная программа быстро развивается. Любое правительство испытывает к ней «патриотические чувства». Данные о местоположении складов и о размерах накопленных зарядов сильно различаются. Утверждается, что все склады и лаборатории тщательно охраняются и что вся программа нацелена на защиту суверенитета самого Пакистана, а не снабжение каких-либо глобальных организаций. Пакистанская ядерная бомба была действительно первым примером успешных разработок в мусульманской стране, этот факт активно использовался в пропаганде даже самим З. А. Бхутто.

Интересно ознакомиться с названиями современных пакистанских ракет. Некоторые действительно соотносятся с историей ислама:

  • Abdali («Абдали») — в честь Ахмад-шаха Абдали, пакистанского императора;
  • Babur («Бабур») — в честь средневекового полководца Мухаммада Бабура, покорившего Индию;
  • Ghauri («Гхаури», «Гхори») — в честь султана Мухаммада Гхори, завоевателя Индии;
  • Ghaznavi («Газневи») — в честь Махмуда Газневи, пакистанского правителя и полководца;
  • Hatf («Хатф») – по названию меча пророка Мухаммеда;
  • Nasr («Наср») — в переводе с арабского означает «Победа»;
  • Ra’ad («Раад») — «Гром». Крылатая ядерная ракета Ra’ad предназначена для запуска с самолёта JF-17;
  • Shaheen («Шахин») — хищная птица рода соколов. Обитает в Пакистане;
  • Taimur («Тимур») — в честь Тамерлана;
  • Tipu («Типу») — в честь монарха, который завоевал Южную Индию.

Абдул Кадыр Хан основал несколько учебных заведений технического профиля. Он всегда был убеждён, что образование может изменить к лучшему ситуацию в стране. Даже в условиях низкого уровня жизни современные научные разработки в Пакистане позволяют создать термоядерный боеприпас и межконтинентальные баллистические ракеты. Ядерная программа успешно развивается и наращивает потенциал. Основным фактором – будет ли применено новое оружие или останется средством сдерживания – остаются отношения с Индией.

Баллистическая ракета средней дальности «Шахин-II»

warspot.ru

Китайский ядерный арсенал может быть самым крупнейшим в мире

В статьях «Логика китайской морской стены» и «Китай готов к большой войне» мы уже  рассказывали о нынешнем состоянии обычных сил НОАК. Теперь речь пойдёт о ядерном оружии. Китай является единственной в Азии официальной ядерной державой, причем находится в этом статусе уже почти полвека. При этом никаких официальных данных о размерах его ракетно-ядерного арсенала никогда не было, нет и в обозримом будущем явно не предвидится.

Пекин не намерен обсуждать размеры и дислокацию своего ракетно-ядерного арсенала, заявляя лишь о его крайне незначительных величинах. Под этим предлогом он категорически отказывается участвовать в любых переговорах о ядерном разоружении. Оценочная неофициальная информация, предоставляемая большинством западных источников, представляет собой уникальный образец сюрреалистического абсурда, которому даже сложно найти объяснение. Хорошо известные западные институты – шведский SIPRI или Лондонский международный институт стратегических исследований приводят данные, по которым КНР имеет не более 250 ядерных зарядов.

Если же оценивать ядерный арсенал КНР исходя из производственных возможностей страны, то она может иметь, по крайней мере, несколько тысяч зарядов, а по максимуму – несколько десятков тысяч

. Ядерный комплекс Китая легко обеспечит такое количество. Первое ядерное испытание Китай провел в 1964 году. Неужели за 47 лет он создал 250 зарядов (а Пакистан, чьи научные возможности и производственные мощности несопоставимы с китайскими, за 13 лет – уже 110, по данным тех же источников)? Но весь этот абсурд тиражируется множеством изданий на Западе и в России.

Сколько ракет, никто не знает

Чаще всего приводимые значения количества китайских межконтинентальных баллистических ракет (МБР – 30 DF-31/31А, 24 DF-5), баллистических ракет средней дальности (БРСД – 20 DF-4, 30 DF-3A, 90 DF-21/21А) и оперативно-тактических и тактических ракет (ОТР/ТР – 600 DF-11, 300 DF-15) на самом деле вряд ли являются даже нижним пределом величин. Оценки производственных возможностей китайского ВПК и наличие в Центральном Китае огромной системы подземных тоннелей для укрытия МБР говорят о том, что КНР может иметь до тысячи только МБР и как минимум не меньшее количество БРСД.

Относительно общего числа ядерных зарядов различной мощности и назначения вряд ли речь идет о величине меньшей, чем пять тысяч единиц (включая, разумеется, авиабомбы), учитывая, что их производство в КНР ведется уже более 40 лет. Сам по себе факт строительства системы тоннелей, стоивших гигантских средств, показывает, что Китаю (который очень не любит выбрасывать деньги на ветер) есть что в них скрывать. Это уж точно не 250 ракет и столько же зарядов.

Китайской разведке еще в 80-е годы удалось добыть в США чертежи новейшей БЧ W-88, устанавливающейся на баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) «Трайдент-2», а также нейтронной бомбы, что позволило Китаю значительно продвинуться в разработках соответствующих собственных систем, сэкономив более 10 лет и сотни миллиардов долларов. В 90-е годы Китай производил не менее 140 ядерных боеголовок в год. Даже если часть старых боеприпасов выведена и разобрана, 250 зарядов невозможно считать даже неудачной шуткой.

Всего во Второй артиллерии (РВСН) НОАК шесть ракетных армий (51-я – 56-я), в составе которых 17 ракетных бригад. 52-я армия, включающая четыре бригады, развернута в провинции Аньхой против Тайваня, она оснащена в основном ОТР и БРСД. Остальные пять армий, дислоцированные в различных частях КНР, имеют на вооружении БРСД и МБР.

В зоне досягаемости БРСД DF-4 (ее дальность – не менее 5,5 тыс. км) территории России и Индии находятся практически целиком даже при стрельбе по ним из восточных районов Китая. То же относится к БРСД DF-3 (дальность стрельбы – 2,5–4 тыс. км) и новейшей DF-21 (не менее 1,8 тыс. км) при стрельбе из западной части Китая. Наиболее населенные и освоенные южные районы Восточной Сибири и Дальнего Востока находятся в радиусе поражения ракетами DF-15 (660 км) и DF-11 (до800 км).

Морской вариант МБР DF-31 JL-2 развернут на четырех ПЛАРБ проекта 094. Кроме того, в Китае в последнее время началось развертывание крылатых ракет наземного базирования DH-10, которых сейчас имеется 350–500 единиц.

Следует напомнить, что применительно к России китайские БРСД являются полноценным стратегическим оружием, потому что достают до любой ее точки. Россия же БРСД не имеет. Поскольку своими МБР и БРПЛ РФ сдерживает США, то с Китаем по ракетно-ядерным вооружениям сложился очень значительный дисбаланс в его пользу, хотя по странному недоразумению россияне (в том числе представители военно-политического руководства) продолжают верить в огромное превосходство над Китаем в данной сфере.

Что касается воздушного компонента китайских ядерных сил. В Китае, как и в СССР, основу СЯС всегда составляли ракеты, а не самолеты. Бомбардировщики были лишь определенным дополнением. Бомбардировщики Н-6 (Ту-16) первых модификаций, являющиеся носителями ядерных авиабомб В5 (таковых в китайских арсеналах имеется не менее 120), вряд ли могут прорвать какую-то хотя бы относительно современную ПВО.

Однако сейчас в КНР производятся Н-6Н/К/М, способные нести от двух до шести КРВБ CJ-10. Таких машин уже построено от 60 до 70 единиц. Носителями тактического ядерного оружия (авиабомб В4 не менее 320) могут быть бомбардировщики JH-7, коих сегодня в ВВС и морской авиации НОАК не менее 160, производство этих машин продолжается.

Подземные убежища и запасные города

В целом нет ни малейших сомнений, что Китай имеет больше ядерных зарядов, чем Великобритания, Франция и четыре неофициальные ядерные державы (Индия, Пакистан, Израиль, КНДР) вместе взятые. Как соотносится китайский ядерный потенциал с российским и американским, сказать крайне сложно. Принимая во внимание значительные многоэтапные сокращения ядерных зарядов всех классов в США и России в период после окончания холодной войны, можно с уверенностью считать, что китайский арсенал как минимум сопоставим с американским и российским (как максимум он может быть крупнейшим в мире).

При этом нельзя не учитывать географический фактор. По средствам доставки межконтинентальной дальности КНР, по-видимому, все же уступает США (впрочем, отставание будет сокращаться, поскольку в Китае разворачивается производство новейшей МБР DF-41 с РГЧ). А вот с учетом БРСД и ОТР над Россией, не говоря уже об Индии, он достиг существенного превосходства. Тем более во многих ситуациях в роли союзника Пекина выступит ядерный Пакистан.

Как и США, Китай бы скорее выиграл в случае всеобщего и полного ядерного разоружения благодаря наличию гигантских обычных ВС, которые в последнее десятилетие очень улучшились качественно. Впрочем, пока КНР все-таки существенно уступает США в области высокоточного оружия, поэтому ядерный арсенал выступает как определенная компенсация данного отставания. Главная же роль этого арсенала – скрытая угроза. Ее раскрытие, если таковое произойдет, может стать крайне неприятным сюрпризом для остального человечества.

К тому же Пекин откровенно демонстрирует, что не боится ядерной войны. В последнее время в крупных городах Китая развернуто строительство подземных убежищ, рассчитанных на прием сотен тысяч и даже миллионов человек. По официальным данным, эти убежища предназначены для защиты населения от землетрясений. Вполне очевидно, что такое объяснение нельзя считать удовлетворительным:

— во-первых, землетрясение происходит внезапно и длится максимум несколько минут, поэтому население просто не успеет укрыться в этих убежищах;

— во-вторых, если люди все же окажутся во время землетрясения в таком убежище, оно с гарантией, близкой к ста процентам, станет для них братской могилой, поскольку стены убежища будут разорваны сейсмическими волнами. При землетрясениях рекомендуется находиться на поверхности Земли подальше от любых сооружений.

Можно предположить следующее: этим подчеркнуто абсурдным объяснением Пекин дает понять и Москве, и Вашингтону, что он вполне готов к ядерной войне. Подземные убежища, как известно, являются наиболее эффективной защитой от ядерных взрывов и их поражающих факторов (ударной волны, проникающей радиации, светового излучения, радиоактивного заражения).

Кроме того, в последние годы во внутренних районах Китая (главным образом во Внутренней Монголии) построено несколько десятков городов со всей современной инфраструктурой, которые стоят пустые. И это при огромной перенаселенности страны. Объяснения данному феномену следуют подчеркнуто абсурдные – типа ошибки инвестора. Таких «ошибок» могло быть одна-две, но не десятки, тем более что нигде в мире нет ничего подобного (есть масса брошенных городов, но нигде нет новых, но незаселенных).

Практически нет сомнений, что строятся эти города на случай ядерной войны. Ни США, ни Россия по пустым городам ударов наносить не будут, для этого просто не хватит зарядов. А жители нынешних населенных пунктов и мегаполисов пересидят удары в сейсмоубежищах, а затем переселятся в новые города. Да, несколько миллионов человек при этом погибнут, но для 1,3-миллиардного Китая это уж точно не катастрофа.

По сути, Китай сегодня – единственная страна, всерьез готовая вести любую войну, как обычную, так и ядерную. Но остальное человечество всячески старается этого факта не замечать.

/Александр Храмчихин, замдиректора Института политического и военного анализа, vpk-news.ru/

army-news.ru

скрытая угроза » Военное обозрение

Китай является единственной в Азии "официальной" ядерной державой, причем находится в этом статусе уже почти полвека. При этом никаких официальных данных о размерах его ракетно-ядерного арсенала никогда не было, нет и в обозримом будущем явно не будет. Пекин вообще отказывается обсуждать размеры и дислокацию своего ракетно-ядерного арсенала, заявляя лишь о его крайне незначительных размерах.

Под этим предлогом он категорически отказывается участвовать в любых переговорах о ядерном разоружении. Оценочные неофициальные данные, приводимые большинством западных источников, представляют собой уникальный образец сюрреалистического абсурда, которому даже сложно найти объяснения.


Так, в прошлом году хорошо известный шведский SIPRI, привел данные, что КНР имеет 200 ядерных зарядов, причем все они неразвернутые. Абсурдность здесь многоплановая.

Во-первых, поскольку Китай признает наличие ядерного оружия, но даже не намекает на его количество, совершенно непонятно, с какого потолка взята эта ровная цифра "200". Если же оценивать ядерный арсенал КНР, исходя из производственных возможностей страны, то она может иметь, по крайней мере, несколько тысяч зарядов, а по максимуму – несколько десятков тысяч.

Ядерный комплекс Китая легко обеспечит такое количество. Первое ядерное испытание Китай провел в 1964 г. Неужели за 47 лет он создал 200 зарядов (а Пакистан, чьи научные возможности и производственные мощности несопоставимы с китайскими, за 13 лет – уже 110)? Еще больше ошеломляет неразвернутость всех зарядов.

Неужели китайские МБР и БРПЛ стоят в шахтах без БЧ? Такое впечатление, что SIPRI напрямую финансируется из Пекина. Но весь этот абсурд тиражируется множеством изданий на Западе и в России. Чаще всего приводимые значения количества китайских МБР (30 DF-31, 24 DF-5), БРСД (20 DF-4, 30 DF-3A, 80 DF-21) и ОТР/ТР (600 DF-11, 300 DF-15), на самом деле, вряд ли являются даже нижним пределом величин.

Оценки производственных возможностей китайского ВПК и наличие в центральном Китае огромной системы подземных тоннелей для укрытия МБР говорят о том, что КНР может иметь до тысячи только МБР и, как минимум, не меньшее количество БРСД. Что касается общего количества ядерных зарядов различной мощности и назначения, то вряд ли речь может идти о величине меньшей, чем 10 тыс. единиц (включая, разумеется, авиабомбы), учитывая, что их производство в КНР ведется уже более 40 лет.

Сам по себе факт строительства системы тоннелей, стоивших гигантских средств, показывает, что Китаю (который очень не любит выбрасывать деньги на ветер) есть, что в них скрывать. Это уж точно не 200 ракет и столько же зарядов.

Китайской разведке еще в 80-е годы удалось добыть в США чертежи новейшей БЧ W-88, устанавливающейся на БРПЛ «Трайдент-2», а также нейтронной бомбы, что позволило Китаю значительно продвинуться в разработках соответствующих собственных систем, сэкономив более 10 лет и сотни миллиардов долларов. В 90-е годы Китай производил не менее 140 ядерных боеголовок в год.

Соответственно, «200 неразвернутых зарядов» невозможно считать даже неудачной шуткой. Вообще, существует ничем не объяснимый феномен тотального занижения военного потенциала Китая, создан совершенно необоснованный миф о том, что новая техника производится в Китае "малыми партиями". Это миф не имеет никакого отношения к реальной ситуации, но обладает удивительной устойчивостью.

Почему-то совершенно не принимается во внимание тот факт, что производство боевой техники «малыми партиями» крайне невыгодно экономически (чем больше серия какой-либо продукции, тем дешевле каждая единица), а с военной точки зрения столь же бессмысленно (чем меньше имеется техники, тем ниже свой потенциал и выше цена потерь) и даже опасно (поскольку провоцирует противника на превентивный удар).

К тому же в этом случае затраты на разработку превышают затраты на производство, что является верхом абсурда. Соответственно, приведенные выше оценочные количества ракет надо умножать, как минимум, на 2-3, вполне вероятно – на 4-5.

Всего во "Второй артиллерии" (РВСН) НОАК насчитывает 6 ракетных армий (51-я – 56-я), включающие 17 ракетных бригад. 52-я армия, включающая 4 бригады, развернута в провинции Аньхой против Тайваня, она оснащена, в основном, ОТР и БРСД. Остальные 5 армий, дислоцированные в различных частях КНР, имеют на вооружении БРСД и МБР.

В зоне досягаемости БРСД DF-4 (ее дальность – не менее 5,5 тыс. км) территории России и Индии находятся практически целиком даже при стрельбе по ним из восточных районов Китая.


То же относится к БРСД DF-3 (дальность стрельбы – 2,5-4 тыс. км) и к новейшей DF-21 (не менее 1,8 тыс. км) при стрельбе из западной части Китая.

Наиболее населенные и освоенные районы Восточной Сибири и Дальнего Востока находятся в радиусе поражения ракетами DF-15 (660 км) и DF-11 (до 800 км). Морской вариант МБР DF-31 JL-2 развёрнут на 4 ПЛАРБ пр. 094.

Следует напомнить, что применительно к России китайские БРСД являются полноценным стратегическим оружием, потому что достают до любой ее точки. Россия же БРСД не имеет. Поскольку своими МБР и БРПЛ РФ сдерживает США, то с Китаем по ракетно-ядерным вооружениям уже сейчас сложился очень значительный дисбаланс в его пользу, хотя по странному недоразумению россияне (в т.ч. представители военно-политического руководства) продолжают верить в огромное превосходство над Китаем в данной сфере.

Бомбардировочная авиация ВВС НОАК включает до 140 самолетов Н-6, которые являются копиями крайне устаревших и давно снятых с вооружения еще при СССР Ту-16. Они имеют дальность полета около 2,5 тыс. км и формально относятся к СЯС. Прорвать современную ПВО эти самолеты не способны.

С 2006 года серийно выпускается бомбардировщик Н-6М с увеличенной дальностью полета. Он способен нести крылатую ракету DH-10, разработанную на базе советской КРВБ Х-55 (китайцы приобрели 6 таких ракет на Украине), но с использованием и американских технологий (китайцы их скопировали, либо получили от Пакистана). Впрочем, данный самолет устарел до такой степени, что никакие модернизации современным его не сделают.

С другой стороны, в Китае, как и в СССР, основу СЯС всегда составляли ракеты, а не самолеты. Носителями тактического ядерного оружия могут быть бомбардировщики JH-7, коих сейчас в ВВС и морской авиации НОАК имеется не менее 150, производство этих машин продолжается. В целом, нет ни малейших сомнений, что Китай имеет больше ядерных зарядов, чем Великобритания, Франция и 4 «неофициальные» ядерные державы вместе взятые.

Как соотносится китайский ядерный потенциал с российским и американским – сказать крайне сложно. Учитывая значительные многоэтапные сокращения ядерных зарядов всех классов в США и России в период после окончания холодной войны, можно с уверенностью сказать, что китайский арсенал, как минимум, сопоставим с американским и российским (как максимум, он может быть крупнейшим в мире).

При этом нельзя не учитывать географического фактора. По средствам доставки межконтинентальной дальности Китай, по-видимому, всё же уступает США (впрочем, отставание будет сокращаться, поскольку в Китае разворачивается производство новейшей МБР DF-41). А вот с учетом БРСД и ОТР, над Россией, не говоря уж об Индии, он достиг существенного превосходства.

Тем более, во многих ситуациях в роли союзника Китая выступит ядерный Пакистан. Как и США, Китай бы скорее выиграл в случае всеобщего и полного ядерного разоружения благодаря наличию гигантских обычных ВС, которые в последнее десятилетие очень улучшились качественно.

Впрочем, пока Китай всё же существенно уступает США в области высокоточного оружия, поэтому ядерный арсенал выступает как определенная компенсация данного отставания. Главная же роль этого арсенала – скрытая угроза. Ее раскрытие, если таковое произойдет, может стать крайне неприятным сюрпризом для остального человечества.

topwar.ru

Как СССР превратил Китай в великую ядерную державу » Военное обозрение


60 лет назад, 15 января 1955 года, руководство КНР приняло решение о создании собственного ядерного арсенала. Председатель КНР Мао Цзэдун просил советское руководство помочь наладить производство ядерного оружия в Китае, но Москва первоначально ответила отказом, пообещав, что в случае атомной угрозы Советский Союз возьмет китайское государство под защиту своего ядерного зонтика. Тогда 15 января 1955 года на заседании секретариата ЦК КПК китайское руководство приняло решение о развитии собственного военного атомного проекта.

Из истории ядерного оружия КНР

Военно-политическое руководство Китайской Народной Республики с самого начала становления социалистического государства исходило из того, что страна должна иметь полноценные вооруженные силы, имеющие в арсенале ядерное оружие. «Великий кормчий» Мао Цзэдун говорил: «В нынешнем мире мы не можем обойтись без этой штуки, если хотим, чтобы нас не обижали». Китай мог получить статус великой державы, только обладая ядерным оружием. А Пекин претендовал на особую роль в мире. Мао Цзэдун даже поставил цель глобального лидерства.

В китайском атомном проекте приняли участие сотни китайцев, проживающих за границей. Физики Ван Ганьпан и Чжао Чжуняо из Калифорнийского университета (последний работал и в советской Дубне), математик Хуа Логэн из университета штата Иллинойс, после долгих лет жизни за границей, оказались в Китае и внесли серьёзный вклад на первом этапе атомной программы. Китайские учёные, получившие образование и опыт за границей, привезли в страну многие секреты. Собственно, с того времени ничего не изменилось. Китайская иностранная община по-прежнему оказывает большое влияние на родину и связана с ней тысячью нитей. Китайцы не ассимилируются в «Большом Вавилоне», сохраняя свою самобытность.

В начале 1950 г. в составе Академии наук КНР был учрежден Институт современной физики. В 1953 году китайская делегация отправилась в СССР для расширения знаний в сфере атомных технологий. Во время визита Никиты Хрущева в Китай в октябре 1954 года Мао Цзэдун впервые обратился с просьбой помочь КНР в деле создания ядерного оружия. Первоначально Хрущёв отказался помогать Китаю в деле создания ядерной бомбы, так как у страны не было необходимой для этого научной и промышленной базы, и серьёзных финансовых средств, которых требовала атомная программа.

Внешнеполитическая ситуация заставила Пекин продолжить курс на создание ЯО. В ходе Корейской войны 1950-1953 гг. Китай вступил в прямой конфликт с США. Проблема Тайваня также была постоянным поводом для конфликта с США. В ходе китайско-американского столкновения в Тайваньском проливе 1958 года Пекин получил угрозу США применить ядерное оружие против КНР.

Китайское руководство проявило настойчивость в деле создания ЯО. Хрущёв часто бросался из крайности в крайность и в итоге согласился помогать Пекину в развитии атомного проекта. В 1954 году на Тоцком полигоне было проведено масштабное общевойсковое учение с применением ЯО. На учениях присутствовали министры обороны союзных СССР стран. Среди гостей были заместитель председателя КНР Чжу Дэ и министр обороны Пэн Дэхуай. 5 января 1955 года на заседании секретариата ЦК КПК китайским руководством было принято решение о разработке и создании собственного ядерного оружия.

20 января 1955 года было подписано соглашение, предусматривающее совместные геологические исследования в Китае (в Синьцзяне) и разработку урановых рудников. Советский Союз решал задачу увеличения урановой базы, поэтому Китай обязался в обмен на предоставленную помощь в геологоразведке передавать излишки урана советской стороне. В поисках урановых залежей участвовали советские и китайские специалисты, а также учёные из Восточной Европы. Это позволило выяснить, что Китай имеет хорошую урановую базу. Наибольшие запасы урана располагались в Синьцзяне, где в 1957 году в районе города Чугучак начали разрабатывать урановое месторождение.

7 апреля 1956 г. было заключено соглашение об оказании Москвой помощи Пекину в строительстве новых гражданских и военных объектов, среди них был и завод по производству ЯО. В этом же году ЦК компартии Китая принял решение «о развитии атомной энергетики». Среди приоритетов программы было создание атомной бомбы и стратегических ракет (средств доставки). В конце 1956 г. в Китае создали «атомное министерство» — т. н. «Третье министерство машиностроения» (в 1958 г. оно стало Вторым), ставшее аналогом советского Средмаша. Курировал проект «китайский Берия» — глава госбезопасности Кан Шэн.

В целом современная китайская военная промышленность и атомный проект родились в 1950-е годы при помощи СССР. По сути, Москва создала современный по тем временам военно-промышленный комплекс КНР, способный производить практически весь спектр вооружений. Так, советские специалисты построили в Китае более семи сотен полноценных заводов со всей инфраструктурой и оборудованием, 97 научно-технологических центров и 11 испытательных полигонов. В советских технических вузах по военным программам бесплатно обучили более 120 тыс. китайских студентов. Помощь Китаю в длительных командировках оказывали более 6 тыс. советских учёных, 85 тыс. разного рода технических специалистов. Только в сфере атомных исследований было задействовано около 10 тыс. советских специалистов. Многие построенные советскими специалистами и при их участии предприятия, включая авиационные комплексы в Шэньяне, Харбине, Сиане и Чэнду, танковый завод в Баотоу — завод №617 (Внутренняя Монголия) и т. д., до сих пор являются основной ВПК КНР. Москва передала Пекину лицензии на производство полного спектра вооружений и военной техники — от средств связи до самолетов.

Заложил СССР и атомный проект Китая, передав китайцам огромный массив документации и оборудования, которые необходимы для создания полного производственного цикла ЯО. Позаботился СССР и развитии ракетостроения в Китае. Китайцам были предоставлены образцы ракет «Р-1» и «Р-2», и технологии их создания.

Ещё в 1951 г. СССР стал принимать участие в развитие мирной атомной программы в Китае. В этом году между двумя странами было подписано секретное соглашение об оказании научно-технической помощи Китаю в области атомных исследований в обмен на поставки им урановой руды. В рамках этого соглашения Москва передала Пекину технологии по обогащению урана, строительству центрифуг и другие элементы производственного цикла. Надо сказать, что китайцы так и не смогли освоить самостоятельное производство центрифуг (на построенных советскими специалистами заводах). Их пришлось вместе с документацией завести из Москвы.

То же самое произошло с ракетными технологиями. Несколько лет китайцы пытались изготовить опытный образец и так не смогли. В 1957 г. между Москвой и Пекином было заключено ещё одно соглашение о передаче КНР советских ракетных технологий с полным циклом обучения китайских специалистов советскими учебными и научными заведениями. В рамках этого соглашения создали Пекинский институт физики и атомной энергии и начали строительство газодиффузионного завода по обогащению урана в Ланьчжоу. В Пекине на заводе № 601 запустили переданный Москвой экспериментальный тяжеловодный ядерный реактор мощностью 7 мегаватт и циклотрон. В 1958 году в районе озера Лобнор в Синьцзян-Уйгурском автономном округе был открыт ядерный полигон. Место выбрали советские специалисты.

СССР создал китайские стратегические силы, передав КНР средства доставки ЯО. Так, Поднебесной передали технологии создания и применения оперативно — тактических ракет наземного Р-1, Р-2 и морского базирования Р-11Ф. Советские специалисты на построенных СССР же заводах запустили процесс серийного производства ракет Дунфэн («Восточный ветер»), «проект 1059», по сути, это была копия советской баллистической оперативно-тактической ракеты Р-2. В 1957 году сформировали первую ракетную часть — учебную бригаду с советскими Р-2. В 1960 году создан боевой ракетный дивизион. К 1961 году Китай имел уже 20 полков, которые были вооружены ракетами «Дунфын-1» и Р-11 (китайское обозначение «тип 1060»). Китайская ракета Дунфэн 2 также была разработана на основе советских технологий.

Кроме того, благодаря Советскому Союзу Поднебесная получила и воздушную составляющую своих ядерных сил. Китаю передали технологию производства реактивных бомбардировщиков — фронтовых Ил-28 (в Китае «Хун-5») и дальних Ту-16 («Хун-6»). Они могли быть носителями ядерных бомб, тактического ЯО. Ещё раньше, незадолго до окончания Корейской войны, ВВС КНР начали получать бомбардировщики Ил-28, произведенные непосредственно в СССР. Союз также передал Поднебесной поршневые стратегические бомбардировщики Ту-4. Китаю тогда передали 25 Ту-4. Стоит сказать, что китайская лицензионная копия Ту-16 — H-6, до сих пор стоит на вооружении китайских ВС. Так Союз сделал Поднебесную ядерной державой, имеющей средства доставки ЯО. Китай получил статус великой державы благодаря Советскому Союзу.

Хрущёв не испытывал сомнений по поводу решения вооружить Поднебесную, хотя такой поток благодеяний, без ответных преференций, был не в стратегических и национальных интересах Советского Союза. Многие в СССР это понимали. Так советские учёные пытались саботировать этот процесс. Они хотели передать Китаю более старые проекты, чтобы серьёзно затормозить процесс развития атомной программы КНР. Однако саботаж обнаружили и Китаю передали наиболее передовые советские технологии. Причем вскоре произошёл разрыв отношений Москвы и Пекина.

Москва отказалась передать Пекину только технологии создания атомной подводной лодки. В 1958 году Пекин уже не первый раз попросил Союз помочь в деле создания современного флота оснащенного АПЛ. Однако Москва сообщила, что это дело новое, сложное и дорогое даже для Советского Союза. Москва предлагал проект совместного строительства атомного подводного флота. Китай обладал благоприятными условиями для базирования советских АПЛ. Однако Мао Цзэдун отказался рассматривать вопрос о создании инфтраструктуры для базирования советских АПЛ в Китае. «Великий кормчий» предлагал Москве оказать помощь в строительстве флота, «хозяевами которого будем мы». Фактический Хрущёв позволил китайцам сесть на шею Советскому Союзу. Мао считал, что в мирное время Москва должна помогать КНР «создавать военные базы и строить вооруженные силы».

В итоге Москва с Пекином рассорилась и перестала оказывать столь масштабную помощь своему азиатскому соседу. В 1960 году помощь со стороны Союза была свёрнута, а советские специалисты атомной отрасли отозваны из КНР. Это отрицательно сказалось на развитии ядерной программы КНР и, особенно на деле создания носителей для ЯО. Однако Китай уже мог создать ядерную бомбу самостоятельно. В 1964 году Китай испытал первую ядерную бомбу. В 1965 году произвели испытание ЯО со сбросом бомбы с самолета Ту-16. В 1966 г. первая китайская стратегическая баллистическая ракета «Дунфын-2» (созданная на основе советской Р-5М образца 1956 года) доставила 12-килотонный урановый боезаряд на дальность около 900 км. В 1967 году испытали первую термоядерную бомбу мощностью 3,3 мегатонны. Её сбросили с борта дальнего бомбардировщика Н-6 (Ту-16). В 1968 г. с фронтового бомбардировщика Н-5 (Ил-28) сбросили водородный заряд с тротиловым эквивалентом 3 мегатонны в виде тактической авиабомбы.

Таким образом, помощь СССР позволила Китаю стать четвёртой в мире термоядерной державой после СССР, США и Великобритании. В 1969 году в Китае было произведено первое подземное ядерное испытание. В конце 1960-х годов Поднебесная стала разворачивать стратегические бомбардировщики — носители ЯО.

Ухудшение отношений между СССР и КНР серьёзно замедлило развитие программ по созданию современных носителей ядерного оружия для китайских стратегических сил. Так, выпуск китайских стратегических бомбардировщиков Ил-28 (Harbin H-5) и Ту-16 (Xian H-6) удалось наладить только в 1967-1968 гг. Довольно долго Китай отставал в развитии носителей ЯО. Без притока технологий с СССР-России и Запада Поднебесная не могла самостоятельно развивать и создавать новые передовые технологии.

Десятилетиями ракетно-ядерные силы КНР не могли совершить качественный скачок. Поднебесная продолжала эксплуатировать советские технологии, переданные в 1950-1960-х годах. Несмотря на внимание правительства и многомиллиардные капиталовложения Пекин так и не смог получить полноценную ядерную триаду, способную реально противостоять ядерному потенциалу России или США. Долго основу стратегических сил КНР составляли устаревшие и громоздкие жидкостные МБР. Развал Советского Союза позволил китайцам поживиться на расхищении научно-технического наследия Красной империи. Технологии вывозились как с территории РФ, так и Украины.

В результате Китай смог обзавестись мобильными твердотопливными ракетами DF-31 и DF-31А («Дунфэн-31» и «Дунфэн-31-А»). Однако их боевые возможности ограничены из-за одной боеголовки, что снижает из возможности по преодолению ПРО. К тому же есть технологические проблемы, что замедляет процесс перевооружения ВС на новые ракеты. На основе украденных в России технологий (обвинять китайцев в этом не стоит, сами позволили украсть) был запущен проект создания твердотопливной МБР Дунфэн-41 (DF-41), которая имеет дальность 10-15 тыс. км и несет разделяющуюся головную часть (содержит до 10-12 боевых блоков). Эта ракета позволила бы КНР приблизиться к уровню России и США. Однако с учетом медленности развития ядерных программ КНР (с момента первого пуска до реального развертывания проходит обычно 20-30 лет), этого ждать не стоит. США по-прежнему способны испепелить большую часть ядерного арсенала КНР ещё до взлета, а уцелевшие ракеты не смогут причинить неприемлемого ущерба американской территории.

Ещё хуже дела обстоят со стратегическим подводным флотом. У Поднебесной долгое время была всего одна АПЛ, вооруженная стратегическая ракетами — подводная лодка проекта 092 «Ся». Её заложили ещё в 1978 г., на вооружении АПЛ БР средней дальности — 1700 км (модернизированные — 2500 км). Этот подводный ракетоносец не смог стать реальной боевой единицей, так как постоянно ломался и слишком шумный. Китай запустил строительство серии АПЛ проекта 094 «Цзинь», имеющих на вооружении 12 баллистических ракет типа Цзюйлан-2 (JL-2) с дальностью действия 8-12 тыс. км. При этом сами субмарины — копия советского проекта 1970-х годов 667 БДР «Кальмар». Кроме того, полностью украсть технологию производства советской АПЛ не удалось, поэтому по уровню шумности это второе поколение атомных ракетоносителей. В целом китайские АПЛ проекта 094 — это уровень СССР 1970-х годов. Стоит также помнить, что проект ещё не доведен до ума.

В стратегической авиации ситуация ещё более плачевная. Её основа — по-прежнему клоны советских самолетов Ту-16. Активно используя советско-русские «мозги», в 2011 г. китайцы приняли на вооружение новую модификацию Ту-16 — H-6K. Футуристические проекты Поднебесной по созданию нового стратегического бомбардировщика очень далеки от воплощения в жизнь.


H-6 ВВС КНР

topwar.ru

Сюрприз из Поднебесной. Китайский ядерный арсенал может быть самым крупнейшим в мире

Китай является единственной в Азии официальной ядерной державой, причем находится в этом статусе уже почти полвека. При этом никаких официальных данных о размерах его ракетно-ядерного арсенала никогда не было, нет и в обозримом будущем явно не предвидится. Пекин не намерен обсуждать размеры и дислокацию своего ракетно-ядерного арсенала, заявляя лишь о его крайне незначительных величинах. Под этим предлогом он категорически отказывается участвовать в любых переговорах о ядерном разоружении. Оценочная неофициальная информация, предоставляемая большинством западных источников, представляет собой уникальный образец сюрреалистического абсурда, которому даже сложно найти объяснение. Хорошо известные западные институты – шведский SIPRI или Лондонский международный институт стратегических исследований приводят данные, по которым КНР имеет не более 250 ядерных зарядов.

Если же оценивать ядерный арсенал КНР исходя из производственных возможностей страны, то она может иметь по крайней мере несколько тысяч зарядов, а по максимуму – несколько десятков тысяч. Ядерный комплекс Китая легко обеспечит такое количество. Первое ядерное испытание Китай провел в 1964 году. Неужели за 47 лет он создал 250 зарядов (а Пакистан, чьи научные возможности и производственные мощности несопоставимы с китайскими, за 13 лет – уже 110, по данным тех же источников)? Но весь этот абсурд тиражируется множеством изданий на Западе и в России.

Сколько ракет, никто не знает

Чаще всего приводимые значения количества китайских межконтинентальных баллистических ракет (МБР – 30 DF-31/31А, 24 DF-5), баллистических ракет средней дальности (БРСД – 20 DF-4, 30 DF-3A, 90 DF-21/21А) и оперативно-тактических и тактических ракет (ОТР/ТР – 600 DF-11, 300 DF-15) на самом деле вряд ли являются даже нижним пределом величин. Оценки производственных возможностей китайского ВПК и наличие в Центральном Китае огромной системы подземных тоннелей для укрытия МБР говорят о том, что КНР может иметь до тысячи только МБР и как минимум не меньшее количество БРСД. Относительно общего числа ядерных зарядов различной мощности и назначения вряд ли речь идет о величине меньшей, чем пять тысяч единиц (включая, разумеется, авиабомбы), учитывая, что их производство в КНР ведется уже более 40 лет. Сам по себе факт строительства системы тоннелей, стоивших гигантских средств, показывает, что Китаю (который очень не любит выбрасывать деньги на ветер) есть что в них скрывать. Это уж точно не 250 ракет и столько же зарядов. Китайской разведке еще в 80-е годы удалось добыть в США чертежи новейшей БЧ W-88, устанавливающейся на баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) «Трайдент-2», а также нейтронной бомбы, что позволило Китаю значительно продвинуться в разработках соответствующих собственных систем, сэкономив более 10 лет и сотни миллиардов долларов. В 90-е годы Китай производил не менее 140 ядерных боеголовок в год. Даже если часть старых боеприпасов выведена и разобрана, 250 зарядов невозможно считать даже неудачной шуткой.

Сюрприз из Поднебесной. Китайский ядерный арсенал может быть самым крупнейшим в миреВсего во Второй артиллерии (РВСН) НОАК шесть ракетных армий (51-я – 56-я), в составе которых 17 ракетных бригад. 52-я армия, включающая четыре бригады, развернута в провинции Аньхой против Тайваня, она оснащена в основном ОТР и БРСД. Остальные пять армий, дислоцированные в различных частях КНР, имеют на вооружении БРСД и МБР. В зоне досягаемости БРСД DF-4 (ее дальность – не менее 5,5 тысячи километров) территории России и Индии находятся практически целиком даже при стрельбе по ним из восточных районов Китая. То же относится к БРСД DF-3 (дальность стрельбы – 2,5–4 тысячи километров) и новейшей DF-21 (не менее 1,8 тысячи километров) при стрельбе из западной части Китая. Наиболее населенные и освоенные южные районы Восточной Сибири и Дальнего Востока находятся в радиусе поражения ракетами DF-15 (660 км) и DF-11 (до 800 км). Морской вариант МБР DF-31 JL-2 развернут на четырех ПЛАРБ проекта 094. Кроме того, в Китае в последнее время началось развертывание крылатых ракет наземного базирования DH-10, которых сейчас имеется 350–500.

Следует напомнить, что применительно к России китайские БРСД являются полноценным стратегическим оружием, потому что достают до любой ее точки. Россия же БРСД не имеет. Поскольку своими МБР и БРПЛ РФ сдерживает США, то с Китаем по ракетно-ядерным вооружениям сложился очень значительный дисбаланс в его пользу, хотя по странному недоразумению россияне (в том числе представители военно-политического руководства) продолжают верить в огромное превосходство над Китаем в данной сфере.

Воздушный компонент китайских ядерных сил описан в статье «Атака китайского авиапрома». В Китае, как и в СССР, основу СЯС всегда составляли ракеты, а не самолеты. Бомбардировщики были лишь определенным дополнением. Н-6 (Ту-16) первых модификаций, являющиеся носителями ядерных авиабомб В5 (таковых в китайских арсеналах имеется не менее 120), вряд ли могут прорвать какую-то хотя бы относительно современную ПВО. Однако сейчас в КНР производятся Н-6Н/К/М, способные нести от двух до шести КРВБ CJ-10. Таких машин уже построено от 60 до 70. Носителями тактического ядерного оружия (авиабомб В4 не менее 320) могут быть бомбардировщики JH-7, коих сегодня в ВВС и морской авиации НОАК не менее 160, производство этих машин продолжается.

Подземные убежища и запасные города

В целом нет ни малейших сомнений, что Китай имеет больше ядерных зарядов, чем Великобритания, Франция и четыре неофициальные ядерные державы (Индия, Пакистан, Израиль, КНДР) вместе взятые. Как соотносится китайский ядерный потенциал с российским и американским, сказать крайне сложно. Принимая во внимание значительные многоэтапные сокращения ядерных зарядов всех классов в США и России в период после окончания холодной войны, можно с уверенностью считать, что китайский арсенал как минимум сопоставим с американским и российским (как максимум он может быть крупнейшим в мире). При этом нельзя не учитывать географический фактор. По средствам доставки межконтинентальной дальности КНР, по-видимому, все же уступает США (впрочем, отставание будет сокращаться, поскольку в Китае разворачивается производство новейшей МБР DF-41 с РГЧ). А вот с учетом БРСД и ОТР над Россией, не говоря уже об Индии, он достиг существенного превосходства. Тем более во многих ситуациях в роли союзника Пекина выступит ядерный Пакистан.

Как и США, Китай бы скорее выиграл в случае всеобщего и полного ядерного разоружения благодаря наличию гигантских обычных ВС, которые в последнее десятилетие очень улучшились качественно. Впрочем, пока КНР все-таки существенно уступает США в области высокоточного оружия, поэтому ядерный арсенал выступает как определенная компенсация данного отставания. Главная же роль этого арсенала – скрытая угроза. Ее раскрытие, если таковое произойдет, может стать крайне неприятным сюрпризом для остального человечества.

К тому же Пекин откровенно демонстрирует, что не боится ядерной войны.

В последнее время в крупных городах Китая развернуто строительство подземных убежищ, рассчитанных на прием сотен тысяч и даже миллионов человек. По официальным данным, эти убежища предназначены для защиты населения от землетрясений. Вполне очевидно, что такое объяснение нельзя считать удовлетворительным. Во-первых, землетрясение происходит внезапно и длится максимум несколько минут, поэтому население просто не успеет укрыться в этих убежищах. Во-вторых, если люди все же окажутся во время землетрясения в таком убежище, оно с гарантией, близкой к ста процентам, станет для них братской могилой, поскольку стены убежища будут разорваны сейсмическими волнами. При землетрясениях рекомендуется находиться на поверхности Земли подальше от любых сооружений. Можно предположить следующее: этим подчеркнуто абсурдным объяснением Пекин дает понять и Москве, и Вашингтону, что он вполне готов к ядерной войне. Подземные убежища, как известно, являются наиболее эффективной защитой от ядерных взрывов и их поражающих факторов (ударной волны, проникающей радиации, светового излучения, радиоактивного заражения).

Кроме того, в последние годы во внутренних районах Китая (главным образом во Внутренней Монголии) построено несколько десятков городов со всей современной инфраструктурой, которые стоят пустые. И это при огромной перенаселенности страны. Объяснения данному феномену следуют подчеркнуто абсурдные – типа ошибки инвестора. Таких «ошибок» могло быть одна-две, но не десятки, тем более что нигде в мире нет ничего подобного (есть масса брошенных городов, но нигде нет новых, но незаселенных). Практически нет сомнений, что строятся эти города на случай ядерной войны. Ни США, ни Россия по пустым городам ударов наносить не будут, для этого просто не хватит зарядов. А жители нынешних населенных пунктов и мегаполисов пересидят удары в сейсмоубежищах, а затем переселятся в новые города. Да, несколько миллионов человек при этом погибнут, но для 1,3-миллиардного Китая это уж точно не катастрофа.

По сути КНР сегодня – единственная страна, всерьез готовая вести любую войну, как обычную, так и ядерную. Но остальное человечество всячески старается этого факта не замечать.

Автор Александр Храмчихин

deadland.ru

Об истинном ядерном потенциале Китая: f_fletcher

Китай является единственной в Азии официальной ядерной державой, причем находится в этом статусе уже почти полвека. При этом никаких официальных данных о размерах его ракетно-ядерного арсенала никогда не было, нет и в обозримом будущем явно не предвидится. Пекин не намерен обсуждать размеры и дислокацию своего ракетно-ядерного арсенала, заявляя лишь о его крайне незначительных величинах.

Под этим предлогом он категорически отказывается участвовать в любых переговорах о ядерном разоружении. Оценочная неофициальная информация, предоставляемая большинством западных источников, представляет собой уникальный образец сюрреалистического абсурда, которому даже сложно найти объяснение. Хорошо известные западные институты – шведский SIPRI или Лондонский международный институт стратегических исследований приводят данные, по которым КНР имеет не более 250 ядерных зарядов.

Если же оценивать ядерный арсенал КНР исходя из производственных возможностей страны, то она может иметь по крайней мере несколько тысяч зарядов, а по максимуму – несколько десятков тысяч. Ядерный комплекс Китая легко обеспечит такое количество. Первое ядерное испытание Китай провел в 1964 году. Неужели за 47 лет он создал 250 зарядов (а Пакистан, чьи научные возможности и производственные мощности несопоставимы с китайскими, за 13 лет – уже 110, по данным тех же источников)? Но весь этот абсурд тиражируется множеством изданий на Западе и в России.

Сколько ракет, никто не знает

Чаще всего приводимые значения количества китайских межконтинентальных баллистических ракет (МБР – 30 DF-31/31А, 24 DF-5), баллистических ракет средней дальности (БРСД – 20 DF-4, 30 DF-3A, 90 DF-21/21А) и оперативно-тактических и тактических ракет (ОТР/ТР – 600 DF-11, 300 DF-15) на самом деле вряд ли являются даже нижним пределом величин. Оценки производственных возможностей китайского ВПК и наличие в Центральном Китае огромной системы подземных тоннелей для укрытия МБР говорят о том, что КНР может иметь до тысячи только МБР и как минимум не меньшее количество БРСД. Относительно общего числа ядерных зарядов различной мощности и назначения вряд ли речь идет о величине меньшей, чем пять тысяч единиц (включая, разумеется, авиабомбы), учитывая, что их производство в КНР ведется уже более 40 лет.

Сам по себе факт строительства системы тоннелей, стоивших гигантских средств, показывает, что Китаю (который очень не любит выбрасывать деньги на ветер) есть что в них скрывать. Это уж точно не 250 ракет и столько же зарядов. Китайской разведке еще в 80-е годы удалось добыть в США чертежи новейшей БЧ W-88, устанавливающейся на баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) «Трайдент-2», а также нейтронной бомбы, что позволило Китаю значительно продвинуться в разработках соответствующих собственных систем, сэкономив более 10 лет и сотни миллиардов долларов. В 90-е годы Китай производил не менее 140 ядерных боеголовок в год. Даже если часть старых боеприпасов выведена и разобрана, 250 зарядов невозможно считать даже неудачной шуткой.

Всего во Второй артиллерии (РВСН) НОАК шесть ракетных армий (51-я – 56-я), в составе которых 17 ракетных бригад. 52-я армия, включающая четыре бригады, развернута в провинции Аньхой против Тайваня, она оснащена в основном ОТР и БРСД. Остальные пять армий, дислоцированные в различных частях КНР, имеют на вооружении БРСД и МБР. В зоне досягаемости БРСД DF-4 (ее дальность – не менее 5,5 тысячи километров) территории России и Индии находятся практически целиком даже при стрельбе по ним из восточных районов Китая. То же относится к БРСД DF-3 (дальность стрельбы – 2,5–4 тысячи километров) и новейшей DF-21 (не менее 1,8 тысячи километров) при стрельбе из западной части Китая. Наиболее населенные и освоенные южные районы Восточной Сибири и Дальнего Востока находятся в радиусе поражения ракетами DF-15 (660 км) и DF-11 (до 800 км). Морской вариант МБР DF-31 JL-2 развернут на четырех ПЛАРБ проекта 094. Кроме того, в Китае в последнее время началось развертывание крылатых ракет наземного базирования DH-10, которых сейчас имеется 350–500.

Следует напомнить, что применительно к России китайские БРСД являются полноценным стратегическим оружием, потому что достают до любой ее точки. Россия же БРСД не имеет. Поскольку своими МБР и БРПЛ РФ сдерживает США, то с Китаем по ракетно-ядерным вооружениям сложился очень значительный дисбаланс в его пользу, хотя по странному недоразумению россияне (в том числе представители военно-политического руководства) продолжают верить в огромное превосходство над Китаем в данной сфере.

Воздушный компонент китайских ядерных сил описан в статье «Атака китайского авиапрома». В Китае, как и в СССР, основу СЯС всегда составляли ракеты, а не самолеты. Бомбардировщики были лишь определенным дополнением. Н-6 (Ту-16) первых модификаций, являющиеся носителями ядерных авиабомб В5 (таковых в китайских арсеналах имеется не менее 120), вряд ли могут прорвать какую-то хотя бы относительно современную ПВО. Однако сейчас в КНР производятся Н-6Н/К/М, способные нести от двух до шести КРВБ CJ-10. Таких машин уже построено от 60 до 70. Носителями тактического ядерного оружия (авиабомб В4 не менее 320) могут быть бомбардировщики JH-7, коих сегодня в ВВС и морской авиации НОАК не менее 160, производство этих машин продолжается.

Подземные убежища и запасные города

В целом нет ни малейших сомнений, что Китай имеет больше ядерных зарядов, чем Великобритания, Франция и четыре неофициальные ядерные державы (Индия, Пакистан, Израиль, КНДР) вместе взятые. Как соотносится китайский ядерный потенциал с российским и американским, сказать крайне сложно. Принимая во внимание значительные многоэтапные сокращения ядерных зарядов всех классов в США и России в период после окончания холодной войны, можно с уверенностью считать, что китайский арсенал как минимум сопоставим с американским и российским (как максимум он может быть крупнейшим в мире). При этом нельзя не учитывать географический фактор. По средствам доставки межконтинентальной дальности КНР, по-видимому, все же уступает США (впрочем, отставание будет сокращаться, поскольку в Китае разворачивается производство новейшей МБР DF-41 с РГЧ). А вот с учетом БРСД и ОТР над Россией, не говоря уже об Индии, он достиг существенного превосходства. Тем более во многих ситуациях в роли союзника Пекина выступит ядерный Пакистан.

Как и США, Китай бы скорее выиграл в случае всеобщего и полного ядерного разоружения благодаря наличию гигантских обычных ВС, которые в последнее десятилетие очень улучшились качественно. Впрочем, пока КНР все-таки существенно уступает США в области высокоточного оружия, поэтому ядерный арсенал выступает как определенная компенсация данного отставания. Главная же роль этого арсенала – скрытая угроза. Ее раскрытие, если таковое произойдет, может стать крайне неприятным сюрпризом для остального человечества.

К тому же Пекин откровенно демонстрирует, что не боится ядерной войны.

В последнее время в крупных городах Китая развернуто строительство подземных убежищ, рассчитанных на прием сотен тысяч и даже миллионов человек. По официальным данным, эти убежища предназначены для защиты населения от землетрясений. Вполне очевидно, что такое объяснение нельзя считать удовлетворительным. Во-первых, землетрясение происходит внезапно и длится максимум несколько минут, поэтому население просто не успеет укрыться в этих убежищах. Во-вторых, если люди все же окажутся во время землетрясения в таком убежище, оно с гарантией, близкой к ста процентам, станет для них братской могилой, поскольку стены убежища будут разорваны сейсмическими волнами. При землетрясениях рекомендуется находиться на поверхности Земли подальше от любых сооружений. Можно предположить следующее: этим подчеркнуто абсурдным объяснением Пекин дает понять и Москве, и Вашингтону, что он вполне готов к ядерной войне. Подземные убежища, как известно, являются наиболее эффективной защитой от ядерных взрывов и их поражающих факторов (ударной волны, проникающей радиации, светового излучения, радиоактивного заражения).

Кроме того, в последние годы во внутренних районах Китая (главным образом во Внутренней Монголии) построено несколько десятков городов со всей современной инфраструктурой, которые стоят пустые. И это при огромной перенаселенности страны. Объяснения данному феномену следуют подчеркнуто абсурдные – типа ошибки инвестора. Таких «ошибок» могло быть одна-две, но не десятки, тем более что нигде в мире нет ничего подобного (есть масса брошенных городов, но нигде нет новых, но незаселенных). Практически нет сомнений, что строятся эти города на случай ядерной войны. Ни США, ни Россия по пустым городам ударов наносить не будут, для этого просто не хватит зарядов. А жители нынешних населенных пунктов и мегаполисов пересидят удары в сейсмоубежищах, а затем переселятся в новые города. Да, несколько миллионов человек при этом погибнут, но для 1,3-миллиардного Китая это уж точно не катастрофа.

По сути КНР сегодня – единственная страна, всерьез готовая вести любую войну, как обычную, так и ядерную. Но остальное человечество всячески старается этого факта не замечать.
via

f-fletcher.livejournal.com

Китай готов к Третьей мировой войне с применением ядерного оружия

Китай является единственной в Азии официальной ядерной державой, причем находится в этом статусе уже почти полвека. При этом никаких официальных данных о размерах его ракетно-ядерного арсенала никогда не было, нет и в обозримом будущем явно не предвидится. Пекин не намерен обсуждать размеры и дислокацию своего ядерного оружия, заявляя лишь о его крайне незначительных величинах. Под этим предлогом он категорически отказывается участвовать в любых переговорах о ядерном разоружении. Оценочная неофициальная информация, предоставляемая большинством западных источников, представляет собой уникальный образец сюрреалистического абсурда, которому даже сложно найти объяснение. Хорошо известные западные институты – шведский SIPRI или Лондонский международный институт стратегических исследований приводят данные, по которым КНР имеет не более 250 ядерных зарядов.

Если же оценивать ядерный арсенал КНР исходя из производственных возможностей страны, то она может иметь по крайней мере несколько тысяч зарядов, а по максимуму – несколько десятков тысяч. Ядерный комплекс Китая легко обеспечит такое количество. Первое ядерное испытание Китай провел в 1964 году. Неужели за 47 лет он создал 250 зарядов (а Пакистан, чьи научные возможности и производственные мощности несопоставимы с китайскими, за 13 лет – уже 110, по данным тех же источников)? Но весь этот абсурд тиражируется множеством изданий на Западе и в России.

Сколько ядерного оружия, никто не знает

Чаще всего приводимые значения количества китайских межконтинентальных баллистических ракет (МБР – 30 DF-31/31А, 24 DF-5), баллистических ракет средней дальности (БРСД – 20 DF-4, 30 DF-3A, 90 DF-21/21А) и оперативно-тактических и тактических ракет (ОТР/ТР – 600 DF-11, 300 DF-15) на самом деле вряд ли являются даже нижним пределом величин. Оценки производственных возможностей китайского ВПК и наличие в Центральном Китае огромной системы подземных тоннелей для укрытия МБР говорят о том, что КНР может иметь до тысячи только МБР и как минимум не меньшее количество БРСД. Относительно общего числа ядерных зарядов различной мощности и назначения вряд ли речь идет о величине меньшей, чем пять тысяч единиц (включая, разумеется, авиабомбы), учитывая, что их производство в КНР ведется уже более 40 лет. Сам по себе факт строительства системы тоннелей, стоивших гигантских средств, показывает, что Китаю (который очень не любит выбрасывать деньги на ветер) есть что в них скрывать. Это уж точно не 250 ракет и столько же зарядов. Китайской разведке еще в 80-е годы удалось добыть в США чертежи новейшей БЧ W-88, устанавливающейся на баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) «Трайдент-2», а также нейтронной бомбы, что позволило Китаю значительно продвинуться в разработках соответствующих собственных систем, сэкономив более 10 лет и сотни миллиардов долларов. В 90-е годы Китай производил не менее 140 ядерных боеголовок в год. Даже если часть старых боеприпасов выведена и разобрана, 250 зарядов невозможно считать даже неудачной шуткой.

Сюрприз из Поднебесной

Китайский ядерный арсенал может быть самым крупнейшим в мире. Всего во Второй артиллерии (РВСН) НОАК шесть ракетных армий (51-я – 56-я), в составе которых 17 ракетных бригад. 52-я армия, включающая четыре бригады, развернута в провинции Аньхой против Тайваня, она оснащена в основном ОТР и БРСД. Остальные пять армий, дислоцированные в различных частях КНР, имеют на вооружении БРСД и МБР. В зоне досягаемости БРСД DF-4 (ее дальность – не менее 5,5 тысячи километров) территории России и Индии находятся практически целиком даже при стрельбе по ним из восточных районов Китая. То же относится к БРСД DF-3 (дальность стрельбы – 2,5–4 тысячи километров) и новейшей DF-21 (не менее 1,8 тысячи километров) при стрельбе из западной части Китая. Наиболее населенные и освоенные южные районы Восточной Сибири и Дальнего Востока находятся в радиусе поражения ракетами DF-15 (660 км) и DF-11 (до 800 км). Морской вариант МБР DF-31 JL-2 развернут на четырех ПЛАРБ проекта 094. Кроме того, в Китае в последнее время началось развертывание крылатых ракет наземного базирования DH-10, которых сейчас имеется 350–500.

Следует напомнить, что применительно к России китайские БРСД являются полноценным стратегическим оружием, потому что достают до любой ее точки. Россия же БРСД не имеет. Поскольку своими МБР и БРПЛ РФ сдерживает США, то с Китаем по ракетно-ядерным вооружениям сложился очень значительный дисбаланс в его пользу, хотя по странному недоразумению россияне (в том числе представители военно-политического руководства) продолжают верить в огромное превосходство над Китаем в данной сфере.

Воздушный компонент китайских ядерных сил описан в статье «Атака китайского авиапрома». В Китае, как и в СССР, основу СЯС всегда составляли ракеты, а не самолеты. Бомбардировщики были лишь определенным дополнением. Н-6 (Ту-16) первых модификаций, являющиеся носителями ядерных авиабомб В5 (таковых в китайских арсеналах имеется не менее 120), вряд ли могут прорвать какую-то хотя бы относительно современную ПВО. Однако сейчас в КНР производятся Н-6Н/К/М, способные нести от двух до шести КРВБ CJ-10. Таких машин уже построено от 60 до 70. Носителями тактического ядерного оружия (авиабомб В4 не менее 320) могут быть бомбардировщики JH-7, коих сегодня в ВВС и морской авиации НОАК не менее 160, производство этих машин продолжается.

Подземные убежища и запасные города

В целом нет ни малейших сомнений, что Китай имеет больше ядерного оружия, чем Великобритания, Франция и четыре неофициальные ядерные державы (Индия, Пакистан, Израиль, КНДР) вместе взятые. Как соотносится китайский ядерный потенциал с российским и американским, сказать крайне сложно. Принимая во внимание значительные многоэтапные сокращения ядерного оружия всех классов в США и России в период после окончания холодной войны, можно с уверенностью считать, что китайский арсенал как минимум сопоставим с американским и российским (как максимум он может быть крупнейшим в мире). При этом нельзя не учитывать географический фактор. По средствам доставки межконтинентальной дальности КНР, по-видимому, все же уступает США (впрочем, отставание будет сокращаться, поскольку в Китае разворачивается производство новейшей МБР DF-41 с РГЧ). А вот с учетом БРСД и ОТР над Россией, не говоря уже об Индии, он достиг существенного превосходства. Тем более во многих ситуациях в роли союзника Пекина выступит ядерный Пакистан.

Как и США, Китай бы скорее выиграл в случае всеобщего и полного ядерного разоружения благодаря наличию гигантских обычных ВС, которые в последнее десятилетие очень улучшились качественно. Впрочем, пока КНР все-таки существенно уступает США в области высокоточного оружия, поэтому ядерный арсенал выступает как определенная компенсация данного отставания. Главная же роль этого арсенала – скрытая угроза. Ее раскрытие, если таковое произойдет, может стать крайне неприятным сюрпризом для остального человечества.

К тому же Пекин откровенно демонстрирует, что не боится Третьей мировой войны с применением ядерного оружия.

В последнее время в крупных городах Китая развернуто строительство подземных убежищ, рассчитанных на прием сотен тысяч и даже миллионов человек. По официальным данным, эти убежища предназначены для защиты населения от землетрясений. Вполне очевидно, что такое объяснение нельзя считать удовлетворительным. Во-первых, землетрясение происходит внезапно и длится максимум несколько минут, поэтому население просто не успеет укрыться в этих убежищах. Во-вторых, если люди все же окажутся во время землетрясения в таком убежище, оно с гарантией, близкой к ста процентам, станет для них братской могилой, поскольку стены убежища будут разорваны сейсмическими волнами. При землетрясениях рекомендуется находиться на поверхности Земли подальше от любых сооружений. Можно предположить следующее: этим подчеркнуто абсурдным объяснением Пекин дает понять и Москве, и Вашингтону, что он вполне готов к ядерной войне. Подземные убежища, как известно, являются наиболее эффективной защитой от ядерных взрывов и их поражающих факторов (ударной волны, проникающей радиации, светового излучения, радиоактивного заражения).

Кроме того, в последние годы во внутренних районах Китая (главным образом во Внутренней Монголии) построено несколько десятков городов со всей современной инфраструктурой, которые стоят пустые. И это при огромной перенаселенности страны. Объяснения данному феномену следуют подчеркнуто абсурдные – типа ошибки инвестора. Таких «ошибок» могло быть одна-две, но не десятки, тем более что нигде в мире нет ничего подобного (есть масса брошенных городов, но нигде нет новых, но незаселенных). Практически нет сомнений, что строятся эти города на случай Третьей мировой войны с использованием ядерного оружия. Ни США, ни Россия по пустым городам ударов наносить не будут, для этого просто не хватит зарядов. А жители нынешних населенных пунктов и мегаполисов пересидят удары в сейсмоубежищах, а затем переселятся в новые города. Да, несколько миллионов человек при этом погибнут, но для 1,3-миллиардного Китая это уж точно не катастрофа.

По сути КНР сегодня – единственная страна, всерьез готовая вести Третью мировую войну. Но остальное человечество всячески старается этого факта не замечать.

Источник

www.3world-war.su

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *