Противотанковая батарея состоит из 10 орудий – ОРГАНИЗАЦИЯ, ВООРУЖЕНИЕ И БОЕВАЯ ТЕХНИКА МОТОСТРЕЛКОВОГО (ТАНКОВОГО) БАТАЛЬОНА

ИДЗ ТеорВер ч.1 / в_18,19

ВАРИАНТ 18

1. Пусть A,B, С - три события, наблюдаемые в данном эксперименте. Выразить в поле событий событие Е = { по край­ней мере два из событий A,B, С не произойдут }.

2. Подбрасывают две игральные кости. Наблюдаемый результат - пара чисел, выпавших на верхних гранях. Найти вероятность того, что произведение выпавших чисел равно шести.

3. К четырехстороннему перекрестку с каждой стороны подъехало по одному автомобилю. Каждый автомобиль может с равной вероят­ностью совершить один из четырех маневров на перекрестке: раз­вернуться и поехать обратно, поехать прямо, налево или направо. Через некоторое время все автомобили покинули перекресток. Найти вероятности следующих событий: А = {все автомобили поедут по одной и той же улице}; B = {по определенной улице поедут ровно три автомобиля } ; С = {по крайней мере по одной из улиц не поедет ни один автомобиль} .

4. Сколько раз нужно бросить симметричную монету, чтобы ве­роятность появления герба хотя бы один раз была не меньше 0,875?

5. Из урны, содержащей 3 белых и 7 красных шаров, наудачу (по схеме случайного выбора без возвращения) последовательно извлекаются два шара. События: А ={первый вынутый шар белый} ; B = { второй вынутый шар белый }; С = {по крайней мере один из вынутых шаров белый } . Определить вероятности Р(B/ А") , P(A/B) и Р(А/C) .

6. В ячейку памяти ЭВМ записывается 8-разрядное двоичное число. Значения 0 и 1 в каждом разряде появляются с paвной вероятностью. Определить вероятности одедутеих событий: А = {в записи 8-разрядного числа ровно 4 единицы } ; B = { в записи числа больше единиц, чем нулей }.

7. Прибор состоит из двух дублирующих друг друга узлов и может работать в одном из двух режимов: нормальном и неблаго­приятном. Нормальный режим наблюдается в 80% случаев эксплуа­тации прибора; неблагоприятный - в 20% случаев. Надежность (вероятность безотказной работы) каждого из узлов в нормальном режиме равна 0,9 , в неблагоприятном - 0,6. При выходе из строя (отказе) узла происходит автоматическое и безотказное переключение на дублера. Определить вероятность безотказной ра­боты прибора в любых условиях.

8. Противотанковая батарея состоит из 10 орудий, причем для первой группы из 6 орудий вероятности того, что при одном выстреле произойдут недолет, попадание и перелет, равны соответ­ственно 0,1; 0,7; 0,2. Для каждого из остальных 4 орудий вероятности тех же самых событий равны соответственно 0,2; 0,6 ; 0,2 . Наудачу, выбранное орудие произвело три выстрела по цели, в результате чего было зафиксировано одно попадание, один недолет и один перелет. Какова вероятность того, что стре­лявшее орудие принадлежит к первой группе?

ВАРИАНТ 19

1. Производится 5 независимых испытаний, в каждом из кото­рых может произойти или не произойти событие А . Построить множество элементарных исходов условного поля событий , если известно, что событие А произошло три раза.

2. I сентября на первом курсе одного из факультетов заплани­ровано по расписанию три лекции по разным предметам. Всего на первом курсе изучается 10 предметов. Студент, не успевший ознакомиться с расписанием, пытается его угадать. Какова веро­ятность успеха в данном эксперименте, если считать, что любое расписание из трех предметов равновозможно?

3.

Имеется две урны. В первой урне лежат 5 белых шаров, 3 синих и 2 красных, а во второй - 1 белый, 2 синих и 4 красных. Из каждой урны наудачу извлекается по одному шару. Определить вероятность того, что извлеченные шары: а) одного цвета; б) разного цвета.

4. В лаборатории установлены 4 прибора. Вероятности того, что в произвольный момент времени в течение дня эти приборы задействованы в работе, равны соответственно 0,2 ; 0,5 ; 0,6; 0,8. Какова вероятность того, что в данный момент времени не менее двух приборов задействованы в работе?

5. Вероятность отказа одного блока системы в .течение време­ни Т равна0,4; для повышения надежности устройства в систему включается n блоков. Каково должно быть n , чтобы вероятность безотказной работы системы за время Т была бы не менее 0,9 ?

6. Событие В наступает только а тем случае, если событие А появится не менее трех раз. Определять вероятность появления события В, если вероятность появления события А в каждом опыте равна 0,7 и произведено шесть независимых опытов.

7. Завод изготовляет изделия,. каждое из которых независимо от других с вероятностью р имеет дефект. В цехе имеется три контролера; изделие осматривается только одним из них (с оди­наковой вероятностью первым, вторым или третьим). Вероятность обнаружения дефекта, если он имеется, для 1-го, 2-го и 3-го контролеров равна соответственно р

1 , р2 , р3 . При обнаружении дефекта изделие бракуется. Если изделие не было забрако­вано в цехе, то оно отправляется на ОТК завода, где дефект, если он имеется, обнаруживается с вероятностью ро ; изделие, дефект которого обнаружен, бракуется. Найти вероятность того, что изделие будет забраковано.

8. Детали на сборку поступают из трех цехов: 60% - из первого, 30% из второго и 10°/0 - из третьего. При этом вероятности того, что изготовленная деталь отвечает стандарту для I-гo 2-го и 3-го цехов, равны соответственно 0,95; 0,98; 0,97. На сборку поступила бракованная деталь. В каком цехе она вероятнее всего изготовлена?

studfiles.net

Советская послевоенная противотанковая артиллерия » Военное обозрение


После окончания войны, в СССР на вооружении истребительно-противотанковой артиллерии имелись: 37-мм авиадесантные пушки образца 1944 года, 45-мм противотанковые орудия обр. 1937 года и обр. 1942 года, 57-мм противотанковые орудия ЗиС-2, дивизионные 76-мм ЗиС-3, 100-мм полевые образца 1944 года БС-3. Так же использовались немецкие трофейные75-мм противотанковые орудия Рак 40. Они целенаправленно собирались, складировались и ремонтировались в случае необходимости.

В середине 1944 года была официально принята на вооружение 37-мм авиадесантная пушка ЧК-М1.

Она была специально разработана для вооружения парашютно-десантных батальонов и мотоциклетных полков. Орудие массой в боевом положении 209 кг допускало транспортировку по воздуху и парашютирование. Имело хорошую для своего калибра бронепробиваемость, позволяющую поражать подкалиберным снарядом на малой дистанции бортовую броню средних и тяжелых танков. Снаряды были взаимозаменяемы с 37-мм зенитным орудием 61-К. Транспортировка орудия производилась в автомобилях «Виллис» и ГАЗ-64 (по одному орудию в автомобиле), а также в автомобилях «Додж» и ГАЗ-АА (по два орудия в автомобиле).


Кроме того, имелась возможность транспортировки орудия на одноконной тележке или санях, а также в коляске мотоцикла. При необходимости орудие разбирается на три части.

Расчёт орудия состоял из четырёх человек — командира, наводчика, заряжающего и подносчика. При стрельбе расчёт занимает положение лёжа. Техническая скорострельность достигала 25-30 выстрелов в минуту.
Благодаря оригинальной конструкции противооткатных устройств, 37-мм авиадесантная пушка обр.1944 г. сочетала мощную для своего калибра баллистику зенитного орудия с небольшими габаритами и массой. При близких с 45-мм М-42 значениях бронепробиваемости ЧК-М1 в три раза легче и значительно меньше по габаритам (намного более низкая линия огня), что значительно облегчало перемещение орудия силами расчёта и его маскировку. В то же время, М-42 имеет и ряд преимуществ — наличие полноценного колёсного хода, позволяющего буксировать орудие автомобилем, отсутствие демаскирующего при стрельбе дульного тормоза, более эффективный осколочный снаряд и лучшее заброневое действие бронебойных снарядов.

37-мм пушка ЧК-М1 опоздала примерно на 5 лет, была принята на вооружение и запущена в производство, когда война подошла к концу. В боевых действиях по всей видимости участия не принимала. Всего было произведено 472 орудия.

45-мм противотанковые орудия к моменту окончания боевых действий безнадёжно устарели, даже наличие в боекомплекте 45-мм орудия М-42 подкалиберного снаряда с бронепробиваемостью по нормали на дистанции 500 метров – 81-мм гомогенной брони не могло исправить ситуации. Современные тяжелые и средние танки поражалась только при стрельбе в борт, с предельно малых дистанций. Активное использование этих орудий до самых последних дней войны можно объяснить высокой манёвренностью, лёгкостью транспортировки и маскировки, огромными накопленными запасами боеприпасов этого калибра, а так же неспособностью советской промышленности обеспечить войска в требуемом количестве противотанковыми орудиями с более высокими характеристиками.
Так или иначе, в действующей армии «сорокапятки» пользовались огромной популярностью, только они могли передвигаться силами расчёта в боевых порядках наступающей пехоты, поддерживая её огнём.

В конце 40-х «сорокапятки» начали активно изыматься из частей и передаваться на хранение. Впрочем, в течение довольно таки длительного периода времени они продолжали оставаться на вооружении ВДВ и использоваться в качестве учебных орудий.
Значительное количество 45-мм М-42 было передано тогдашним союзникам.

Американские солдаты из 5-го кавполка изучают захваченную в Корее М-42

«Сорокапятка» активно применялась в Корейской войне. В Албании эти орудия состояли на вооружении до начала 90-х.


Массовое производство 57-мм противотанкового орудия ЗиС-2 стало возможно в 1943 году, после того как из США были получены необходимые металлообрабатывающие станки. Восстановление серийного производства проходило с трудом — снова возникли технологические проблемы с изготовлением стволов, кроме того, завод был сильно загружен программой выпуска 76-мм дивизионных и танковых пушек, имевших с ЗИС-2 ряд общих узлов; в этих условиях наращивание производства ЗИС-2 на существующем оборудовании могло осуществляться лишь за счёт снижения объёма производства данных орудий, что являлось недопустимым. В результате первая партия ЗИС-2 для проведения государственных и войсковых испытаний была выпущена в мае 1943 года, причём при производстве данных орудий широко использовался законсервированный на заводе с 1941 года задел. Массовый выпуск ЗИС-2 был организован к октябрю — ноябрю 1943 года, после ввода в строй новых производственных мощностей, обеспеченных поставленным по ленд-лизу оборудованием.


Возможности ЗИС-2 позволяли на типичных дистанциях боя уверенно поражать 80-мм лобовую броню наиболее распространённых немецких средних танков Pz.IV и штурмовых САУ StuG III, а также бортовую броню танка Pz.VI «Тигр»; на дистанциях менее 500 м поражалась и лобовая броня «Тигра».
По совокупности стоимости и технологичности производства, боевых и служебно-эксплуатационных характеристик ЗИС-2 стала лучшей советской противотанковой пушкой времён войны.
С момента возобновления производства, до конца войны в войска поступило более 9000 орудий, но этого оказалось не достаточно для полноценного оснащения истребительно-противотанковых частей.

Производство ЗиС-2 продолжалось по 1949 год включительно, в послевоенное время было выпущено около 3500 орудий. С 1950-го по 1951 год выпускались только стволы ЗИС-2. С 1957 года производилась модернизация ранее выпущенных ЗИС-2 в вариант ЗИС-2Н с возможностью ведения боя ночью за счёт применения специальных ночных прицелов
В 1950-х годах для пушки были разработаны новые подкалиберные снаряды с увеличенной бронепробиваемостью.

В послевоенное время ЗИС-2 состояла на вооружении Советской армии как минимум до 1970-х годов, последний случай боевого применения зафиксирован в 1968 году, в ходе конфликта с КНР на острове Даманский.
ЗИС-2 поставлялись ряду стран и приняли участие в нескольких вооружённых конфликтах, первым из которых стала Корейская война.
Имеется информация об успешном использовании ЗИС-2 Египтом в 1956 году в боях с израильтянами. Пушки этого типа состояли на вооружении китайской армии и производились по лицензии под индексом Tип 55. По состоянию на 2007 год, ЗИС-2 всё ещё находились на вооружении армий Алжира, Гвинеи, Кубы и Никарагуа.

Во второй половине войны, на вооружении истребительно – противотанковых частей состояли трофейные германские 75-мм противотанковые орудия Рак 40. В ходе наступательных операций 1943-1944 г было захвачено большое количество орудий и боеприпасов к ним. Наши военные по достоинству оценили высокие характеристики этих противотанковых пушек. На дистанции 500 метров, по нормали подкалиберный снаряд пробивал – 154–мм броню.

В 1944 году для Рак 40 в СССР были выпущены таблицы стрельбы и инструкция по эксплуатации.
После войны орудия были переданы на хранение, где находились, по меньшей мере, до середины 60-х. Впоследствии часть их была «утилизирована», а часть передана союзникам.

Снимок орудий РаК-40 сделан на параде в Ханое в 1960 г.

В опасении вторжения с Юга в составе армии Северного Вьетнама было сформировано несколько противотанковых артиллерийских дивизионов, вооруженных германскими 75-мм противотанковыми орудиями РаК-40 времен Второй мировой войны. Такие пушки в больших количествах были захвачены в 1945 г. Красной Армией, а теперь Советский Союз предоставил их вьетнамскому народу для защиты от возможной агрессии с Юга.

Советские дивизионные 76-мм орудия, предназначались для решения широкого круга задач, прежде всего огневой поддержки пехотных подразделений, подавления огневых точек, разрушения лёгких полевых укрытий. Однако в ходе войны орудиям дивизионной артиллерии пришлось вести огонь по танкам противника возможно даже чаще чем специализированным противотанковым пушкам.

С 1944 года, по причине снижения темпов выпуска 45-мм пушек и нехватки 57-мм пушек ЗИС-2, несмотря на недостаточную для того времени бронепробиваемость дивизионное 76-мм ЗиС-3 стало основной противотанковой пушкой РККА.
Во многом это была вынужденная мера, Бронепробиваемости бронебойного снаряда, пробивавшего на дистанции 300 метров по нормали 75-мм броню, было недостаточно для борьбы со средними немецкими танками Pz.IV.
По состоянию на 1943 год бронирование тяжёлого танка PzKpfW VI «Тигр» было неуязвимым для ЗИС-3 в лобовой проекции и слабо уязвимым на дистанциях ближе 300 м в бортовой проекции. Слабо уязвимыми в лобовой проекции для ЗИС-3 были также новый немецкий танк PzKpfW V «Пантера», а также модернизированные PzKpfW IV Ausf H и PzKpfW III Ausf M или N; однако все эти машины уверенно поражались из ЗИС-3 в борт.
Введение с 1943 года подкалиберного снаряда улучшило противотанковые возможности ЗИС-3, позволив ей на дистанциях ближе 500 м уверенно поражать вертикальную 80-мм броню, но 100-мм вертикальная броня так и осталась для неё непосильной.
Относительная слабость противотанковых возможностей ЗИС-3 осознавалась советским военным руководством, однако до конца войны заменить ЗИС-3 в истребительно-противотанковых подразделениях так и не удалось. Ситуацию можно было исправить введением в боекомплект кумулятивного снаряда. Но такой снаряд был принят на вооружение ЗиС-3 только в послевоенное время.

Вскоре после окончания войны и выпуска свыше 103 000 орудий, производство ЗиС-3 было прекращено. Орудие ещё долго оставалось на вооружении, но к концу 40-х, было практически полностью выведено из состава противотанковой артиллерии. Это не помешало ЗиС-3 очень широко распространиться по всему миру и принять участие во множестве локальных конфликтах, в том числе на территории бывшего СССР.

В современной Российской армии оставшиеся исправные ЗИС-3 часто используются как салютные орудия или в театрализованных представлениях на тему сражений Великой Отечественной войны. В частности, данные орудия состоят на вооружении Отдельного Салютного Дивизиона при комендатуре г. Москвы, проводящего салюты в праздники 23 февраля и 9 мая.

В 1946 году на вооружение была принята созданная под руководством главного конструктора Ф. Ф. Петрова 85-мм противотанковая пушка Д-44. Это орудие было бы очень востребовано во время войны, но его разработка по ряду причин сильно затянулась.
Внешне Д-44 сильно напоминало немецкую 75-мм противотанковую Рак 40.

С 1946 по 1954 год на заводе № 9 («Уралмаш») было изготовлено 10 918 орудий.
Д-44 состояли на вооружении отдельного артиллерийского противотанкового дивизиона мотострелкового или танкового полка (две противотанковых артиллерийских батареи состоящие из двух огневых взводов) по 6 штук в батарее (в дивизионе 12).

В качестве боеприпасов используются унитарные патроны с осколочно-фугасными гранатами, подкалиберными снарядами катушечной формы, кумулятивными и дымовыми снарядами. Дальность прямого выстрела БТС БР-367 по цели высотой 2 м составляет 1100 м. На дальности 500 м этот снаряд под углом 90° пробивает броневую плиту толщиной 135 мм. Начальная скорость БПС БР-365П — 1050 м/с, бронепробиваемость — 110 мм с дистанции 1000 м.

В 1957 году на часть пушек установили ночные прицелы, так же была разработана самодвижущаяся модификация СД-44, которая могла передвигаться на поле боя без тягача.

Ствол и лафет СД-44 были взяты от Д-44 с небольшими изменениями. Так, на одну из станин пушки был установлен прикрытый кожухом двигатель М-72 Ирбитского мотоциклетного завода мощностью 14 л.с. (4000 об/мин.) обеспечивавший скорость самодвижения до 25 км/ч. Передача мощности от двигателя обеспечивалась через карданный вал, дифференциал и полуоси на оба колеса орудия. КПП, ходящая в состав трансмиссии, обеспечивала шесть передач движения вперёд и две передачи заднего хода. На станине также закреплено сиденье для одного из номеров расчёта, выполняющего функции механика-водителя. В его распоряжении имеется рулевой механизм, управляющий дополнительным, третьим, колесом пушки, смонтированный на конце одной из станин. Устанавливается фара для освещения дороги в тёмное время суток.

В последствии было решено использовать 85-мм Д-44 в качестве дивизионной для замены ЗиС-3, а борьбу с танками возложить на более мощные артсистемы и ПТУР.

В этом качестве орудие применялось во многих конфликтах, в том числе на просторах СНГ. Крайний случай боевого применения отмечен на Северном Кавказе, в ходе «контртеррористической операции».

Д-44 до сих пор формально состоит на вооружении в РФ, некоторое количество этих орудий имеется во внутренних войсках и на хранении.

На базе Д-44 под руководством главного конструктора Ф. Ф. Петрова была создана противотанковая 85-мм пушка Д-48. Основной особенностью противотанковой пушки Д-48 являлся исключительно длинный ствол. Для обеспечения максимальной начальной скорости снаряда длина ствола была доведена до 74 калибров (6 м., 29 см.).
Специально для этого орудия были созданы новые унитарные выстрелы. Бронебойный снаряд на дистанции 1 000 м пробивал броню толщиной 150-185 мм под углом 60°. Подкалиберный снаряд на дистанции 1000 м пробивает гомогенную броню толщиной 180–220 мм под углом 60° Максимальная дальность стрельбы осколочно-фугасными снарядами весом 9,66 кг. - 19 км.
С 1955 по1957 годы выпущено: 819 экземпляров Д-48 и Д-48Н (с ночным прицелом АПН2-77 или АПН3-77).

Орудия поступали на вооружение отдельных артиллерийских противотанковых дивизионов танкового или мотострелкового полка. Как противотанковое орудие пушка Д-48 быстро устарела. В начале 60-х годов XX века в странах НАТО появились танки с более мощной броневой зашитой. Отрицательной чертой Д-48 стал «эксклюзивный» боеприпас, неподходящий к другим орудиям калибра 85-мм. Для стрельбы из Д-48 так же запрещено использование выстрелов от Д-44, КС-1, 85-мм танковых и САУ пушек, это существенно сузило область применения орудия.

Весной 1943 года В.Г. Грабин в своей докладной записке на имя Сталина, предложил наряду с возобновлением производства 57-мм ЗИС-2, начать проектирование 100-мм пушки с унитарным выстрелом, который применялся в морских орудиях.

Через год, весной 1944 года 100-мм полевая пушка образца 1944 года БС-3 была запущена в производство. Благодаря наличию клинового затвора с вертикально перемещающимся клином с полуавтоматикой, расположению механизмов вертикальной и горизонтальной наводки с одной стороны орудия, а также применению унитарных выстрелов скорострельность пушки составляет 8-10 выстрелов в минуту. Стрельба из пушки велась унитарными патронами с бронебойно-трассирующими снарядами и осколочно-фугасными гранатами. Бронебойно-трассирующий снаряд с начальной скоростью 895 м/с на дальности 500 м при угле встречи 90° пробивал броню толщиной 160 мм. Дальность прямого выстрела составляла 1080 м.
Однако роль этого орудия в борьбе с танками противника сильно преувеличена. К моменту её появления немцы практически не применяли танки массировано.

Во время войны БС-3 была выпущена в небольших количествах и большой роли сыграть не могла. На завершающем этапе войны 98 БС-3 были приданы как средство усиления пяти танковым армиям. Пушка состояла на вооружении легких артиллерийских бригад 3-полкового состава.

В артиллерии РГК по состоянию на 1 января 1945 года находилось 87 пушек БС-3. В начале 1945 года в 9-й Гвардейской армии в составе трёх стрелковых корпусов было сформировано по одному пушечному артиллерийскому полку по 20 БС-3.

В основном, благодаря большой дальности стрельбы - 20650 м и достаточно эффективной осколочно-фугасной гранате весом 15,6 кг пушка использовалась в качестве корпусного орудия для борьбы с артиллерией противника и подавления дальних целей.

БС-3 имело ряд недостатков, которые затрудняли её использование в качестве противотанковой. При стрельбе орудие сильно прыгало, что делало небезопасной работу наводчика и сбивало прицельные установки, что, в свою очередь, приводило к уменьшению практического темпа прицельной стрельбы – качества для полевого противотанкового орудия очень важного.

Наличие мощного дульного тормоза при небольшой высоте линии огня и настильных траекториях, характерных для стрельбы по бронецелям, приводило к образованию значительного дымопылевого облака, демаскировавшего позицию и ослеплявшего расчет. Подвижность орудия с массой более 3500 кг оставляла желать много лучшего, транспортировка силами расчёта на поле боя была практически невозможна.

После войны орудие находилось в производстве до 1951 года включительно, всего выпущено 3816 полевых орудий БС-3. В 60-е годы орудия прошли модернизацию, это касалось в первую очередь прицелов и боеприпасов. До начала 60-х годов БС-3 могло пробить броню любого западного танка. Но с появлением: М-48А2, Чифтен, М-60 - ситуация изменилась. Были срочно разработаны новые подкалиберные и кумулятивные снаряды. Следующая модернизация состоялась в середине 80-х, когда в боекомплект БС-3 поступил противотанковый управляемый снаряд 9М117 «Бастион».

Это орудие также поставлялась другим странам, принимала участие во многих локальных конфликтах в Азии, Африке и Ближнем Востоке в некоторых из них оно до сих пор стоит на вооружении. В России пушки БС-3 до последнего времени состояли в качестве орудия береговой обороны на вооружении 18-й пулеметно-артиллерийской дивизии, дислоцированной на Курильских островах, а также довольно значительное количество их имеется на хранении.

До конца 60-х начала 70-х годов прошлого столетия противотанковые орудия являлись основным средством борьбы с танками. Однако с появлением ПТУР с полуавтоматической системой наведения, которая требует лишь удержания цели в поле зрения прицела, во многом изменило ситуацию. Военное руководство многих стран сочло металлоёмкие, громоздкие и дорогие противотанковые орудия анахронизмом. Но только не в СССР. В нашей стране разработка и производство противотанковых орудий в значительном количестве продолжились. Причём на качественно новом уровне.

В 1961 году на вооружение поступила 100-мм гладкоствольная противотанковая пушка Т-12, разработанная в КБ Юргинского машиностроительного завода № 75 под руководством В.Я. Афанасьева и Л.В. Корнеева.

Решение сделать именно гладкоствольную пушку на первый взгляд может показаться довольно странным, время таких пушек закончилось почти сто лет назад. Но создатели Т-12 так не думали.

В гладком канале можно сделать давление газов намного выше, чем в нарезном, и соответственно увеличить начальную скорость снаряда.
В нарезном стволе вращение снаряда уменьшает бронепробивающее действие струи газов и металла при взрыве кумулятивного снаряда.
У гладкоствольного орудия значительно увеличивается живучесть ствола — можно не бояться так называемого «смыливания» полей нарезов.

Канал пушки состоит из каморы и цилиндрической гладкостенной направляющей части. Камора образована двумя длинными и одним коротким (между ними) конусами. Переход от каморы к цилиндрическому участку — конический скат. Затвор вертикальный клиновой с пружинной полуавтоматикой. Заряжание унитарное. Лафет для Т-12 был взят от 85-мм противотанковой нарезной пушки Д-48.

В 60-х годах для пушки Т-12 был сконструирован более удобный в эксплуатации лафет. Новая система получила индекс МТ-12 (2А29), а в некоторых источниках именуется «Рапирой». В серийное производство МТ-12 пошли в 1970 году. В состав противотанковых артиллерийских дивизионов мотострелковых дивизий ВС СССР входили две противотанковых артиллерийских батареи, состоящих из шести 100-мм ПТП Т-12 (МТ-12).

Пушки Т-12 и МТ-12 имеют одинаковую боевую часть – длинный тонкий ствол длиной 60 калибров с дульным тормозом-«солонкой». Раздвижные станины оснащены дополнительным убирающимся колесиком, установленным у сошников. Главным отличием модернизированной модели МТ-12 является то, что она оснащена торсионной подвеской, при стрельбе блокируемой для обеспечения стабильности.

При перекатывании пушки вручную под хоботовую часть станин подставляется каток, который крепится стопором на левой станине. Перевозка пушек Т-12 и МТ-12 осуществляется штатным тягачом МТ-Л или МТ-ЛБ. Для движения по снегу использовалась лыжная установка ЛО-7, которая позволяла вести огонь с лыж при углах возвышения до +16° с углом поворота до 54°, а при угле возвышения 20° с углом поворота до 40°.

Гладкий ствол намного удобней для стрельбы управляемыми снарядами, хотя в 1961 году об этом, скорее всего, еще не думали. Для борьбы с бронированными целями применяется бронебойно-подкалиберный снаряд со стреловидной боевой частью, обладающей высокой кинетической энергией, способной на дистанции 1000 метров пробить броню толщиной 215 мм. В боекомплект входит несколько типов подкалиберных, кумулятивных и осколочно-фугасных снарядов.

Выстрел ЗУБМ-10 с бронебойным подкалиберным снарядом

Выстрел ЗУБК8 с кумулятивным снарядом

При установке на пушке специального прибора наведения можно применять выстрелы с противотанковой ракетой «Кастет». Управление ракетой полуавтоматическое по лучу лазера, дальность стрельбы от 100 до 4000 м. Ракета пробивает броню за динамической защитой («реактивную броню») толщиной до 660 мм.

Ракета 9М117 и выстрел ЗУБК10-1

Для стрельбы прямой наводкой пушка Т-12 оснащена дневным прицелом и ночным прицелами. С панорамным прицелом может использоваться в качестве полевого орудия с закрытых позиций. Есть модификация пушки МТ-12Р с навесной РЛС наведения 1А31 "Рута".

МТ-12Р с РЛС 1А31 "Рута"

Пушка массово состояла на вооружении армий стран Варшавского договора, поставлялась в Алжир, Ирак и Югославию. Принимали участие в боевых действиях в Афганистане, в Ирано-Иракской войне, в вооруженных конфликтах на территориях бывшего СССР и Югославии. В ходе этих вооруженных конфликтов 100-мм противотанковые пушки в основном применяются не против танков, а как обычные дивизионные или корпусные орудия.

Противотанковые орудия МТ-12 продолжают состоять на вооружении в России.
По сообщению пресс-центра Министерства обороны 26 августа 2013 года с помощью точного выстрела кумулятивным снарядом УБК-8 из пушки МТ-12 "Рапира" екатеринбургской отдельной мотострелковой бригады Центрального военного округа ликвидирован пожар на скважине № Р23 U1 под Новым Уренгоем.

Пожар начался 19 августа и быстро перешел в неуправляемое горение прорывающегося через неисправную арматуру природного газа. Артиллерийский расчет был переброшен в Новый Уренгой самолетом военно-транспортной авиации, вылетевшим из Оренбурга. На аэродроме Шагол была произведена погрузка техники и боекомплекта, после чего артиллеристы под командованием офицера управления ракетных войск и артиллерии ЦВО полковника Геннадия Мандриченко были доставлены на место происшествия. Орудие было установлено на прямую наводку с минимально допустимого расстояния в 70 м. Диаметр цели — 20 см. Цель была успешно поражена.

В 1967 году советские специалисты пришли к заключению, что пушка Т-12 «не обеспечивает надежного поражения танков «Чифтен» и перспективного МВТ-70. Поэтому в январе 1968 года ОКБ-9 (ныне входит в АО «Спецтехника») получило указание разработать новую, более мощную противотанковую пушку с баллистикой 125-мм гладкоствольной танковой пушки Д-81. Задача была трудно выполнимая, так как Д-81, имея прекрасную баллистику, давала сильнейшую отдачу, что для танка весом 40 тонн было еще терпимо. А вот на полигонных испытаниях Д-81 стреляла с гусеничного лафета 203-мм гаубицы Б-4. Понятно, что о такой противотанковой пушке в 17 тонн весом и максимальной скоростью передвижения 10 км/час не могло идти и речи. Поэтому в 125-мм пушке откат был увеличен с 340 мм (ограничиваемый габаритами танка) до 970 мм и введен мощный дульный тормоз. Это дало возможность установить 125-мм пушку на трехстанинный лафет от серийной 122-мм гаубицы Д-30, допускавший круговой обстрел.

Новая 125-мм пушка была спроектирована ОКБ-9 в двух вариантах: буксируемая Д-13 и самодвижущаяся СД-13 («Д» — индекс артсистем конструкции В. Ф. Петрова). Развитием СД-13 стала 125-мм гладкоствольная противотанковая пушка «Спрут-Б» (2А-45М). Баллистические данные и боеприпасы танковой пушки Д-81 и противотанковой пушки 2А-45М были одинаковы.


Пушка 2А-45М имела механизированную систему для перевода ее из боевого положения в походное и обратно, состоящую из гидравлического домкрата и гидроцилиндров. При помощи домкрата лафет поднимался на определенную высоту, необходимую для разведения или сведения станин, а затем опускался на грунт. Гидроцилиндры осуществляют подъем пушки на максимальный клиренс, а также подъем и опускание колес.

«Спрут-Б» буксируется автомобилем «Урал-4320» или тягачом МТ-ЛБ. Кроме того, для самопередвижения на поле боя пушка имеет специальный силовой агрегат, выполненный на базе двигателя МеМЗ-967А с гидроприводом. Двигатель расположен с правой стороны орудия под кожухом. С левой стороны на раме устанавливаются сиденья водителя и система управления пушкой при самодвижении. Максимальная скорость при этом по сухим грунтовым дорогам — 10 км/ч, а возимый боекомплект — 6 выстрелов; запас хода по топливу — до 50 км.


В боекомплект 125-мм пушки «Спрут-Б» входят выстрелы раздельно-гильзового заряжания с кумулятивными, подкалиберными и осколочно-фугасными снарядами, а также противотанковыми ракетами. 125-мм выстрел ВБК10 с кумулятивным снарядом БК-14М может поражать танки типа М60, М48, «Леопард-1А5». Выстрел ВБМ-17 с подкалиберным снарядом — танки типа М1 «Абрамс», «Леопард-2», «Меркава МК2». Выстрел ВОФ-36 с осколочно-фугасным снарядом ОФ26 предназначен для поражения живой силы, инженерных сооружений и иных целей.

При наличии специальной аппаратуры наведения 9С53 «Спрут» может стрелять выстрелами ЗУБ К-14 с противотанковыми ракетами 9М119, управление которых полуавтоматическое по лазерному лучу, дальность стрельбы — от 100 до 4000 м. Масса выстрела около 24 кг, ракеты — 17,2 кг, она пробивает броню за динамической защитой толщиной 700–770 мм.

В настоящее время буксируемые противотанковые орудия (100- и 125-мм гладкоствольные) состоят на вооружении стран — бывших республик СССР, а также ряда развивающихся государств. Армии ведущих стран Запада давно отказались от специальных противотанковых пушек, как буксируемых, так и самоходных. Тем не менее можно предположить, что у буксируемых противотанковых орудий есть будущее. Баллистика и боеприпасы 125-мм пушки «Спрут-Б», унифицированные с пушками современных основных танков, способны поражать любые серийные танки мира. Важным преимуществом противотанковых пушек перед ПТУР являются более широкий выбор средств поражения танков и возможность поражения их в упор. Кроме того, «Спрут-Б» может использоваться и как не противотанковое оружие. Его осколочно-фугасный снаряд ОФ-26 близок по баллистическим данным и по массе взрывчатого вещества к снаряду ОФ-471 122-мм корпусной пушки А-19, прославившейся в Великой Отечественной войне.

По материалам:
http://gods-of-war.pp.ua
http://русская-сила.рф/guide/army/ar/d44.shtml
Широкорад А. Б. Энциклопедия отечественной артиллерии. — Минск: Харвест, 2000.
Шунков В. Н. Оружие Красной армии. — Минск: Харвест, 1999.

topwar.ru

Формулы полной вероятности и Байеса — КиберПедия

 

3.1. Имеется пять винтовок, из которых три с оптическим прицелом. Вероятность попадания в цель из винтовки с прицелом равна 0,95, а без – 0,8. Найти вероятность попадания в цель из наудачу выбранной винтовки.

3.2. Три цеха по пошиву обуви производят 25%, 35% и 40% продукции. Брак их продукции составляет соответст­венно 5%, 4% и 3%. Какова вероятность того, что слу­чайно выбранная пара обуви будет бракованной?

3.3. В условиях задачи 3.2. найти вероятность изготовления пары обуви цехами, если она оказалась бракованной.

3.4. Для участия в студенческих спортивных соревнова­ниях выделено из первой группы четыре студента, из

второй – шесть, из третьей – пять. Вероятность того, что отобранный студент из первой, второй, третьей группы попадет в сборную, равны соответственно 0,5; 0,4; 0,3. Наудачу выбранный участник соревнований попал в сборную. К какой из этих трех групп он веро­ятнее всего принадлежит?

3.5. Вероятность того, что изделие удовлетворяет стан­дарту, равна 0,96. Используется упрощенная схема контроля, которая дает положительный результат с ве­роятностью 0,98 для изделий, удовлетворяющих стан­дарту и с вероятностью 0,05 для изделий, не удовле­творяющих стандарту. Какова вероятность того, что изделие, прошедшее контроль, удовлетворяет стан­дарту?

3.6. На трех автоматических линиях изготавливаются оди­на­ковые детали в одинаковых количествах. Вероят­ность брака для первой линии равна 0,002; для второй– 0,001; для третьей – 0,005. Найти вероятность того, что: а) нау­дачу взятая деталь окажется стандартной; б) наудачу взя­тая стандартная деталь оказалась с первой линии.

3.7. Вся продукция фабрики выпускается станками трех ти­пов. На станках первого типа выпускается 30% всей про­дукции, на станках второго – 20%. станки первого типа дают 2% брака, второго типа – 1,5% и третьего – 1,2 %. найти вероятность того, что: а) наугад взятое изделие этой фабрики окажется бракованным; б) нау­гад взятая бракованная деталь выпущена станками первого типа.

3.8. Из урны, содержащей 2 белых и 1 черный шар, пере­кладывают шар в урну, содержащую 2 черных и 1 бе­лый шар. Определить вероятность извлечь черный шар из второй урны после указанного перекладывания.

3.9. Имеется 3 урны. В первой 3 белых и 4 черных шара, во второй – 2 белых и 5 черных шаров, в третьей – 4 белых и 3 черных шара. Наугад выбрали урну и вынули два шара. Найти вероятность того, что оба шара окажутся белыми. Найти вероятность того, что шары были вынуты из третьей урны, если оказалось, что они оба белые.



3.10. Три организации представили в контрольное управле­ние счета для выборочной проверки: первая – 15 сче­тов, вторая – 10, третья – 25. Вероятности правильного оформления счетов у этих организаций соответственно таковы: 0,9; 0,8; 0,85. Какова вероятность, что наугад выбранный счет окажется правильным?

3.11. В условиях задачи 3.9. был выбран счет, и он оказался правильным. Определите вероятность того, что этот счет принадлежит второй организации.

3.12. В группе из 10 студентов, пришедших на экзамен, 3 подготовлены отлично, 4 – хорошо, 2 – удовлетвори­тельно, 1 – плохо. В экзаменационных билетах имеется 20 вопросов. Отлично подготовленный студент может ответить на все 20 вопросов, хорошо подготовленный– на 16, удовлетворительно – на 10, плохо – на 5. Вы­званный наугад студент ответил на три произвольно заданных вопроса. Найти вероятность того, что этот студент подготовлен: а) отлично; б) плохо.

3.13. На автозавод поступили двигатели от трех моторных заводов. От первого завода поступило 10 двигателей, от второго – 6 и от третьего – 4 двигателя. Вероятности безотказной работы этих двигателей в течение гарантированного срока соответственно равны 0,9; 0,8; 0,7. Какова вероятность того, что:

а) установленный на машине двигатель будет работать без дефектов в течение гарантированного срока;

б) проработавший без дефекта двигатель изготовлен на первом заводе, на втором заводе?

3.14. Противотанковая батарея состоит из 10 орудий. Для любого из 6 орудий первой группы вероятность попадания в цель при одном выстреле равна 0,7. Для любого из 4 орудий второй группы эта вероятность равна 0,9. Наудачу выбранное орудие произвело два выстрела по цели, в результате чего были зафиксированы два попадания. Найти вероятность того, что стрелявшее орудие принадлежит: а) первой группе; б) второй группе.

3.15. Изделие проверяется на стандартность одним из двух товароведов. Вероятность того, что изделие попадет к первому товароведу, равна 0,55, а ко второму – 0,45. Вероятность того, что стандартное изделие будет признано стандартным первым товароведом равна 0,9, а вторым – 0,98. Стандартное изделие при проверке было признано стандартным. Найти вероятность того, что это изделие проверял второй товаровед.

 

cyberpedia.su

Противотанковая артиллерия РККА. Часть 1 » Военное обозрение

Советская противотанковая артиллерия сыграла важнейшую роль в Великой Отечественной войне, на её долю пришлось порядка 70% всех уничтоженных германских танков. Воины-противотанкисты сражаясь «до последнего», зачастую ценой собственной жизни отражали атаки «Панцерваффе».


Структура и материальная часть противотанковых подразделений в ходе боевых действий непрерывно совершенствовались. До осени 1940 года противотанковые орудия входили в состав стрелковых, горно-стрелковых, мотострелковых, моторизованных и кавалерийских батальонов, полков и дивизий. Противотанковые батареи, взводы и дивизионы были, таким образом, вкраплены в организационную структуру соединений, являясь их неотъемлемой частью. Стрелковый батальон стрелкового полка довоенного штата имел взвод 45-мм орудий (две пушки). Стрелковый полк и мотострелковый полк имели батарею 45-мм пушек (шесть орудий). В первом случае средством тяги были лошади, во втором — специализированные гусеничные бронированные тягачи «Комсомолец». В состав стрелковой дивизии и моторизованной дивизии входил отдельный противотанковый дивизион из восемнадцати 45-мм пушек. Впервые противотанковый дивизион был введен в штат советской стрелковой дивизии в 1938 году.
Однако маневр противотанковыми орудиями был возможен в тот период только внутри дивизии, а не в масштабах корпуса или армии. Командование имело весьма ограниченные возможности по усилению противотанковой обороны на танкоопасных направлениях.

Незадолго до войны началось формирование противотанковых артиллерийских бригад РГК. По штату в каждой бригаде должно было быть сорок восемь 76-мм пушек, сорок восемь 85-мм зенитных пушек, двадцать четыре 107-мм пушки, шестнадцать 37-мм зенитных пушек. Штатная численность бригады составляла 5322 человека. К началу войны формирование бригад не было завершено. Организационные трудности и общий неблагоприятный ход боевых действий не позволили первым противотанковым бригадам полностью реализовать свой потенциал. Однако уже в первых сражениях бригады продемонстрировали широкие возможности самостоятельного противотанкового соединения.

С началом Великой Отечественной войны противотанковые возможности советских войск подверглись жестоким испытаниям. Во-первых, чаще всего стрелковым дивизиям приходилось вести бой, занимая превышающий уставные нормативы фронт обороны. Во-вторых, советским войскам пришлось столкнуться с немецкой тактикой «танкового клина». Она заключалась в том, что танковый полк танковой дивизии Вермахта наносил удар на очень узком участке обороны. При этом плотность атакующих танков составляла 50–60 машин на километр фронта. Такое количество танков на узком участке фронта неизбежно насыщало противотанковую оборону.

Большие потери противотанковых пушек в начале войны привели к снижению количества противотанковых орудий в стрелковой дивизии. Стрелковая дивизия штата июля 1941 года имела всего восемнадцать 45-мм противотанковых пушек вместо пятидесяти четырех по предвоенному штату. По июльскому штату были полностью исключен взвод 45-мм пушек из стрелкового батальона и отдельный противотанковый дивизион. Последний был восстановлен в штате стрелковой дивизии в декабре 1941 года. Нехватку противотанковых пушек в какой-то мере восполняли недавно принятые на вооружение противотанковые ружья. В декабре 1941 года в стрелковой дивизии взвод ПТР был введен на полковом уровне. Всего в дивизии по штату было 89 ПТР.

В области организации артиллерии общей тенденцией конца 1941 года было наращивание числа самостоятельных противотанковых частей. На 1 января 1942 года в действующей армии и резерве Ставки ВГК имелись: одна артиллерийская бригада (на Ленинградском фронте), 57 противотанковых артиллерийских полков и два отдельных противотанковых артиллерийских дивизиона. По итогам осенних боев пять артиллерийских полков ПТО получили звание гвардейских. Два из них получили гвардию за бои под Волоколамском — они поддерживали 316-ю стрелковую дивизию И. В. Панфилова.
1942 год стал периодом наращивания числа и укрупнения самостоятельных противотанковых подразделений. 3 апреля 1942 года последовало постановление Государственного Комитета Обороны о формировании истребительной бригады. По штату в бригаде было 1795 человек, двенадцать 45-мм пушек, шестнадцать 76-мм пушек, четыре 37-мм зенитные пушки, 144 противотанковых ружья. Следующим постановлением от 8 июня 1942 года двенадцать сформированных истребительных бригад были объединены в истребительные дивизии, по три бригады в каждой.

Этапным для противотанковой артиллерии Красной армии стал приказ НКО СССР № 0528 за подписью И. В. Сталина, согласно которому: повышался статус истребительно-противотанковых подразделений, личному составу устанавливался двойной денежный оклад, за каждый подбитый танк устанавливалась денежная премия, весь командный и личный состав истребительно-противотанковых артиллерийских частей ставился на особый учёт и подлежал использованию только в указанных частях.

Отличительным знаком противотанкистов стал нарукавный знак в виде черного ромба с красной окантовкой со скрещенными орудийными стволами. Повышению статуса противотанкистов сопутствовало формирование летом 1942 года новых истребительно-противотанковых полков. Было сформировано тридцать лёгких (по двадцать 76-мм пушек) и двадцать противотанковых артиллерийских полков (по двадцать 45-мм пушек).
Полки были сформированы в короткие сроки и сразу же брошены в бой на угрожаемых участках фронта.

В сентябре 1942 года формировались еще десять истребительно-противотанковых полков по двадцать 45-мм пушек. Также в сентябре 1942 года в наиболее отличившиеся полки была введена дополнительная батарея из четырех 76-мм орудий. В ноябре 1942 года часть истребительно-противотанковых полков была объединена в истребительные дивизии. К 1 января 1943 года в составе истребительно-противотанковой артиллерии Красной армии насчитывалось 2 истребительные дивизии, 15 истребительных бригад, 2 тяжелых истребительно-противотанковых полка, 168 истребительно-противотанковых полков, 1 истребительно-противотанковый дивизион.

Усовершенствованная система противотанковой обороны Красной армии получила у немцев наименование «пакфронт» (Pakfront). РАК — это немецкая аббревиатура для обозначения противотанкового орудия — Panzerabwehrkannone. Вместо линейного расположения орудий по обороняемому фронту в начале войны они объединялись группами под единым управлением. Это позволяло концентрировать на одной цели огонь нескольких орудий. Основой противотанковой обороны являлись противотанковые районы. Каждый противотанковый район состоял из отдельных противотанковых опорных пунктов (ПТОПов), находящихся в огневой связи друг с другом. «Находиться в огневой связи друг с другом» — означает возможность ведения соседними ПТОПами огня по одной цели. ПТОП насыщался всеми видами огневых средств. Основой огневой системы ПТОПа являлись 45-мм орудия, 76-мм полковые орудия, частично пушечные батареи дивизионной артиллерии и истребительно-противотанковые артиллерийские части.

Звездным часом истребительно-противотанковой артиллерии стало сражение на Курской дуге летом 1943 года. На тот момент 76-мм дивизионные пушки были основным средством истребительно-противотанковых частей и соединений. «Сорокапятки» составляли около трети общего числа противотанковых орудий на Курской дуге. Длительная пауза в боевых действиях на фронте позволила улучшить состояние частей и соединений за счет поступления техники от промышленности и доукомплектования противотанковых полков личным составом.

Последним этапом эволюции противотанковой артиллерии Красной Армии стало укрупнение ее частей и появление в составе противотанковой артиллерии самоходных орудий. К началу 1944 г. в истребительно-противотанковые бригады были переформированы все истребительные дивизии и отдельные истребительные бригады общевойскового типа. На 1 января 1944 г. в истребительно-противотанковой артиллерии числились 50 истребительно-противотанковых бригад и 141 истребительно-противотанковый полк. Приказом НКО № 0032 от 2 августа 1944 г. в состав пятнадцати истребительно-противотанковых бригад вводилось по одному полку СУ-85 (21 САУ). Реально самоходные орудия получили только восемь бригад.

Особое внимание уделялось подготовке личного состава истребительно-противотанковых бригад, была организована целенаправленная боевая подготовка артиллеристов для борьбы с новыми немецкими танками и штурмовыми орудиями. В противотанковых частях появились специальные инструкции: «Памятка артиллеристу – истребителю вражеских танков» или «Памятка по борьбе с танками Тигр». А в армиях оборудовались специальные тыловые полигоны, где артиллеристы тренировались в стрельбе по танкам-макетам, в том числе и движущимся.

Одновременно с повышением мастерства артиллеристов совершенствовалась тактика. С количественным насыщением войск противотанковыми средствами, всё чаще стал применяться метод «огневого мешка». Орудия размещались в «противотанковых гнёздах» по 6-8 пушек в радиусе 50-60 метров и хорошо маскировались. Гнезда располагались на местности для достижения фланкирования на дальних дистанциях с возможностью концентрации огня. Пропуская двигающиеся в первом эшелоне танки, огонь открывался внезапно, во фланг, на средних и коротких дистанциях.

В наступлении противотанковые орудия оперативно подтягивались вслед за наступающими подразделениями, чтобы в случае необходимости поддержать их огнём.

История противотанковой артиллерии в нашей стране началась в августе 1930 года, когда в рамках военно-технического сотрудничества с Германией был подписан секретный договор, согласно которому немцы обязались помочь СССР организовать валовое производство 6 артиллерийских систем. Для реализации договора в Германии была создана подставная фирма «БЮТАСТ» (общество с ограниченной ответственностью «Бюро для технических работ и изучений»).

Среди прочих предложенных СССР орудий была противотанковая 37-мм пушка. Разработка этого орудия, в обход ограничений, наложенных Версальским договором, завершилась на фирме «Рейнметалл Борзиг» 1928 году. Первые образцы орудия, получившего наименование Так 28 (Tankabwehrkanone, т. е. противотанковая пушка – слово Panzer вошло в обиход позже) поступили на испытания в 1930 году, а с 1932 г. начались поставки в войска. Орудие Так 28 имело ствол длиной 45 калибров с горизонтальным клиновым затвором, обеспечивавшим достаточно высокую скорострельность – до 20 выстр./мин. Лафет с раздвижными трубчатыми станинами обеспечивал большой угол горизонтальной наводки – 60°, но при этом ходовая часть с деревянными колесами была рассчитана лишь на конную тягу.

В начале 30-х годов это орудие пробивало броню любого танка, пожалуй, являлось лучшим в своём классе, намного опередив разработки в других странах.

После модернизации, получив колеса с пневматическими шинами, допускающими буксировку автомобилем, усовершенствованный лафет и улучшенный прицел, оно было принято на вооружение, под обозначением 3,7 cm Pak 35/36 (Panzerabwehrkanone 35/36).
Оставаясь до 1942 года основным противотанковым орудием Вермахта.

Немецкая пушка была запущена на производство на подмосковном заводе им. Калинина (№ 8), где она и получила заводской индекс 1-К. Предприятие осваивало производство нового орудия с огромным трудом, пушки делались полукустарно, с ручной подгонкой деталей. В 1931 заказчику завод предъявил 255 пушек, но не сдал ни одной по причине низкого качества сборки. В 1932 удалось сдать 404 пушки, в 1933 - ещё 105.

Несмотря на проблемы с качеством производимых орудий, 1-К была довольно совершенной для 1930 года противотанковой пушкой. Её баллистика позволяла поражать все танки того времени, на дистанции 300 м, бронебойный снаряд по нормали пробивал 30-мм броню. Орудие было очень компактно, его небольшой вес позволял расчёту легко перемещать его по полю боя. Недостатками орудия, которые и привели к быстрому снятию его с производства, были слабое осколочное действие 37-мм снаряда и отсутствие подрессоривания. Кроме того, выпущенные орудия отличались невысоким качеством сборки. Принятие на вооружение этого орудия рассматривалось как временная мера, поскольку руководство РККА хотело иметь более универсальную пушку, совмещавшую функции противотанкового и батальонного орудия, а 1-К из-за малого калибра и слабого осколочного снаряда на эту роль подходила плохо.

1-К была первой специализированной противотанковой пушкой РККА и сыграла большую роль в освоении этого вида оружия. Очень скоро она стала заменяться 45-мм противотанковой пушкой, став на её фоне практически незаметной. В конце 30-х 1-К стали изыматься из войск и передаваться на хранение, оставаясь в эксплуатации только в качестве учебных.

В начале войны все пушки, имевшиеся на складах, были брошены в бой, поскольку в 1941 году наблюдался дефицит артиллерии для комплектации большого количества вновь формируемых соединений и восполнения огромных потерь.

Конечно, к 1941 году характеристики бронепробиваемости 37-мм противотанкового орудия 1-К уже не могли считаться удовлетворительными, оно могло уверенно поражать только с лёгкие танки и бронетранспортёры. Против средних танков это орудие могло быть эффективно лишь при стрельбе в борт с близких (менее 300 м) дистанций. Тем более что советские бронебойные снаряды значительно уступали по бронепробиваемости германским аналогичного калибра. С другой стороны, это орудие могло использовать трофейные 37-мм боеприпасы, в этом случае его бронепробиваемость существенно повышалась, превышая даже аналогичные характеристики 45-мм пушки.

Каких-либо подробностей боевого применения этих орудий установить не удалось, вероятно, практически все они были потеряны в 1941 году.

Очень большое историческое значение 1-К состоит в том, что она стала родоначальником серии самых многочисленных советских 45-мм противотанковых пушек и советской противотанковой артиллерии в целом.

В ходе «освободительного похода» на западную Украину, было захвачено несколько сотен польских 37-мм противотанковых пушек и значительное количество боеприпасов к ним.

Первоначально они были отправлены на склады, а в конце 1941 года их передали в войска, поскольку из-за больших потерь первых месяцев войны существовал большой дефицит артиллерии, особенно противотанковой. В 1941 году для этой пушки ГАУ издало "Краткое описание, инструкция по эксплуатации".

37-мм противотанковая пушка, разработанная фирмой Бофорс, была весьма удачным орудием, способным успешно бороться с бронетехникой, защищённой противопульной бронёй.

Орудие имело достаточно высокую начальную скорость снаряда и скорострельность, небольшие габариты и массу (что облегчало задачу по маскировке орудия на местности и перекатыванию его на поле боя силами расчёта), а также было приспособлено к быстрой перевозке механической тягой. По сравнению с немецкой 37-мм противотанковой пушкой Pak 35/36 польское орудие имело лучшую бронепробиваемость, что объясняется более высокой начальной скоростью снаряда.

Во второй половине 30-х годов наметилась тенденция увеличения толщины танковой брони, кроме того, советские военные хотели получить противотанковое орудие способное оказывать огневую поддержку пехоте. Для этого требовалось увеличить калибр.
Новое 45-мм противотанковое орудие, было создано путём наложения 45-мм ствола на лафет 37-мм противотанковой пушки обр. 1931 года. Лафет также был усовершенствован - было введено подрессоривание колёсного хода. Полуавтоматический затвор в основном повторял схему 1-К и позволял делать 15-20 выстр./мин.

45-мм снаряд имел массу 1.43 кг и был тяжелее 37-мм более чем в 2 раза.На дистанции на 500 м бронебойный снаряд, по нормали пробивал 43-мм броню.На момент принятия на вооружение 45-мм противотанковая пушка обр. 1937 года пробивала броню любого существующего тогда танка.
Осколочная 45-мм граната при разрыве давала около 100 осколков, сохраняющих убойную силу при разлёте по фронту на 15 м и в глубину на 5-7 м. Картечные пули при стрельбе образуют поражающий сектор по фронту на до 60 м и в глубину до 400 м.
Таким образом, 45-мм противотанковая пушка имела неплохие противопехотные возможности.

С 1937 по1943 год было выпущено 37354 орудия. Незадолго до начала войны 45-мм пушка была снята с производства, так как наше военное руководство полагало, что новые германские танки будут иметь толщину лобовой брони непробиваемую для этих орудий. Вскоре после начала войны, орудие было снова запущено в серию.

45-мм пушки образца 1937 года полагались по штату противотанковым взводам стрелковых батальонов Красной Армии (2 орудия) и противотанковым дивизионам стрелковых дивизий (12 орудий). Они же были на вооружении отдельных противотанковых полков, в составе которых было 4-5 четырёхорудийных батарей.

Для своего времени по бронепробиваемости «сорокапятка» была вполне адекватной. Тем не менее недостаточная пробивная способность по 50-мм лобовой броне танков Pz Kpfw III Ausf H и Pz Kpfw IV Ausf F1 не подлежит сомнению. Зачастую это было связано с невысоким качеством бронебойных снарядов. Многие партии снарядов имели технологический брак. При нарушении режима термообработки в производстве, снаряды получались излишне твёрдыми и в результате раскалывались о броню танка, однако в августе 1941 года проблема была решена — в производственный процесс были внесены технические изменения (введены локализаторы).

Для улучшения бронепробиваемости на вооружение был принят подкалиберный 45-мм снаряд, с вольфрамовым сердечником, пробивавший на дистанции 500 м по нормали 66-мм броню, а при стрельбе на дистанции кинжального огня в 100 м - броню 88 мм.

С появлением подкалиберных снарядов, «сорокапятке» стали «по зубам» поздние модификации танков Pz Kpfw IV. Толщина лобовой брони, которых не превышала 80-мм.

В первое время новые снаряды были на особом учёте и выдавались поштучно. За неоправданный расход подкалиберных снарядов, командира орудия и наводчика могли отдать под трибунал.

В руках опытных и тактически умелых командиров и тренированных расчётов 45-мм противотанковое орудие представляло серьёзную угрозу для вражеской бронетехники. Положительными его качествами были высокая мобильность и лёгкость маскировки. Однако для лучшего поражения бронецелей настоятельно требовалось более мощное орудие, которым стала 45-мм пушка обр. 1942 года М-42, разработанная и принятая на вооружение в 1942 году.

45-мм противотанковая пушка М-42 была получена путём модернизации 45-мм пушки образца 1937 года на заводе № 172 в Мотовилихе. Модернизация заключалась в удлинении ствола (с 46 до 68 калибров), усилении метательного заряда (масса пороха в гильзе увеличилась с 360 до 390 грамм) и ряда технологических мер для упрощения серийного производства. Толщина брони щитового прикрытия была увеличена с 4.5 мм до 7 мм для лучшей защиты расчёта от винтовочных бронебойных пуль.

В результате модернизации начальная скорость снаряда возросла почти на 15 % - с 760 до 870 м/с. На дистанции 500 метров по нормали, бронебойный снаряд пробивал- 61мм, а подкалиберный снаряд пробивал -81 мм броню. По воспоминаниям ветеранов - противотанкистов, М-42 обладала очень высокой точностью стрельбы и относительно небольшой отдачей при выстреле. Это позволяло вести огонь с высокой скорострельностью без исправления наводки.

Серийное производство 45-мм пушек обр. 1942 года было начато в январе 1943 года и осуществлялось только на заводе № 172. В наиболее напряженные периоды завод изготавливал по 700 таких пушек ежемесячно. Всего за 1943-1945 годы было изготовлено 10 843 пушки обр. 1942 года. Их производство продолжалось и после войны. Новые орудия по мере выпуска шли на перевооружение противотанковых артиллерийских полков и бригад, имевших 45-мм противотанковые пушки обр. 1937 года.

Как вскоре выяснилось, бронепробиваемости М-42 для борьбы с немецкими тяжелыми танками с мощным противоснарядным бронированием Pz. Kpfw. V «Пантера» и Pz. Kpfw. VI «Тигр» было недостаточно. Более успешной была стрельба подкалиберными снарядами по бортам, корме и ходовой части. Тем не менее, благодаря налаженному массовому производству, мобильности, лёгкости маскировки и дешевизне орудие оставалось на вооружении до самого конца войны.

В конце 30-х остро стал вопрос создания противотанковых орудий способных поражать танки с противоснарядной бронёй. Расчёты показали бесперспективность калибра 45-мм с точки зрения резкого роста бронепробиваемости. Различными исследовательскими организациями рассматривались калибры 55 и 60 мм, но в итоге было решено остановиться на калибре 57 мм. Орудия такого калибра применялись в царской армии и флоте (пушки Норденфельда и Гочкиса). Для этого калибра был разработан новый снаряд — в качестве его гильзы была принята стандартная гильза от 76-мм дивизионной пушки с переобжатием дульца гильзы на калибр 57 мм.

В 1940 году к проектированию новой противотанковой пушки, соответствующей тактико-техническим требованиям Главного Артиллерийского Управления (ГАУ), приступил конструкторский коллектив, возглавляемый Василием Гавриловичем Грабиным. Главной особенностью новой пушки стало использование длинного ствола длиной в 73 калибра. Орудие на дистанции 1000 м пробивало бронебойным снарядом броню толщиной в 90 мм

Опытный образец орудия был изготовлен в октябре 1940 года и прошёл заводские испытания. А в марте 1941 года пушка была принята на вооружение под официальным наименованием «57-мм противотанковая пушка обр. 1941 г.» Всего с июня по декабрь 1941 года было сдано около 250 орудий.

57-мм пушки из опытных партий приняли участие в боевых действиях. Часть их были установлены на лёгком гусеничном тягаче «Комсомолец» - это была первая советская противотанковая САУ, которая из-за несовершенства шасси получилась не слишком удачной.

Новая противотанковая пушка легко пробивала броню всех существовавших тогда немецких танков. Однако из-за позиции ГАУ выпуск орудия был прекращён, а весь производственный задел и оснастка законсервированы.

В 1943 году с появлением у немцев тяжелых танков, производство орудия было восстановлено. Орудие образца 1943 года имело ряд отличий от пушек выпуска 1941 года, направленных в первую очередь на повышение технологичности производства орудия. Тем не менее, восстановление серийного производства проходило с трудом — возникли технологические проблемы с изготовлением стволов. Массовый выпуск орудия под наименованием «57-мм противотанковая пушка обр. 1943 г.» ЗИС-2 был организован к октябрю — ноябрю 1943 года, после ввода в строй новых производственных мощностей, обеспеченных поставленным по ленд-лизу оборудованием.

С момента возобновления производства, до конца войны в войска поступило более 9000 орудий.

С восстановление производства ЗИС-2 в 1943 году, орудия поступали в истребительно-противотанковые артиллерийские полки (иптап), по 20 орудий на полк.

С декабря 1944 года ЗИС-2 вводятся в штаты гвардейских стрелковых дивизий — в полковые противотанковые батареи и в истребительно-противотанковый дивизион (12 пушек). В июне 1945 года на аналогичный штат были переведены и обычные стрелковые дивизии.

Возможности ЗИС-2 позволяли на типичных дистанциях боя уверенно поражать 80-мм лобовую броню наиболее распространённых немецких средних танков Pz.IV и штурмовых САУ StuG III, а также бортовую броню танка Pz.VI «Тигр»; на дистанциях менее 500 м поражалась и лобовая броня «Тигра».
По совокупности стоимости и технологичности производства, боевых и служебно-эксплуатационных характеристик ЗИС-2 стала лучшей советской противотанковой пушкой времён войны.

По материалам:
http://knowledgegrid.ru/2e9354f401817ff6.html
Широкорад А. Б. Гений советской артиллерии: Триумф и трагедия В. Грабина.
А.Иванов. Артиллерия СССР во Второй Мировой войне.

topwar.ru

Противотанковая артиллерия РККА. Часть 1

Советская противотанковая артиллерия сыграла важнейшую роль в Великой Отечественной войне, на её долю пришлось порядка 70% всех уничтоженных германских танков. Воины-противотанкисты сражаясь «до последнего», зачастую ценой собственной жизни отражали атаки «Панцерваффе».

 


Структура и материальная часть противотанковых подразделений в ходе боевых действий непрерывно совершенствовались.

До осени 1940 года противотанковые орудия входили в состав стрелковых, горно-стрелковых, мотострелковых, моторизованных и кавалерийских батальонов, полков и дивизий. Противотанковые батареи, взводы и дивизионы были, таким образом, вкраплены в организационную структуру соединений, являясь их неотъемлемой частью. Стрелковый батальон стрелкового полка довоенного штата имел взвод 45-мм орудий (две пушки). Стрелковый полк и мотострелковый полк имели батарею 45-мм пушек (шесть орудий). В первом случае средством тяги были лошади, во втором — специализированные гусеничные бронированные тягачи «Комсомолец». В состав стрелковой дивизии и моторизованной дивизии входил отдельный противотанковый дивизион из восемнадцати 45-мм пушек. Впервые противотанковый дивизион был введен в штат советской стрелковой дивизии в 1938 году.
Однако маневр противотанковыми орудиями был возможен в тот период только внутри дивизии, а не в масштабах корпуса или армии. Командование имело весьма ограниченные возможности по усилению противотанковой обороны на танкоопасных направлениях.

Незадолго до войны началось формирование противотанковых артиллерийских бригад РГК. По штату в каждой бригаде должно было быть сорок восемь 76-мм пушек, сорок восемь 85-мм зенитных пушек, двадцать четыре 107-мм пушки, шестнадцать 37-мм зенитных пушек. Штатная численность бригады составляла 5322 человека. К началу войны формирование бригад не было завершено. Организационные трудности и общий неблагоприятный ход боевых действий не позволили первым противотанковым бригадам полностью реализовать свой потенциал. Однако уже в первых сражениях бригады продемонстрировали широкие возможности самостоятельного противотанкового соединения.

С началом Великой Отечественной войны противотанковые возможности советских войск подверглись жестоким испытаниям. Во-первых, чаще всего стрелковым дивизиям приходилось вести бой, занимая превышающий уставные нормативы фронт обороны. Во-вторых, советским войскам пришлось столкнуться с немецкой тактикой «танкового клина». Она заключалась в том, что танковый полк танковой дивизии Вермахта наносил удар на очень узком участке обороны. При этом плотность атакующих танков составляла 50–60 машин на километр фронта. Такое количество танков на узком фронте неизбежно насыщало противотанковую оборону.

Большие потери противотанковых пушек в начале войны привели к снижению количества противотанковых орудий в стрелковой дивизии. Стрелковая дивизия штата июля 1941 года имела всего восемнадцать 45-мм противотанковых пушек вместо пятидесяти четырех по предвоенному штату. По июльскому штату были полностью исключен взвод 45-мм пушек из стрелкового батальона и отдельный противотанковый дивизион. Последний был восстановлен в штате стрелковой дивизии в декабре 1941 года. Нехватку противотанковых пушек в какой-то мере восполняли недавно принятые на вооружение противотанковые ружья. В декабре 1941 года в стрелковой дивизии взвод ПТР был введен на полковом уровне. Всего в дивизии по штату было 89 ПТР.

В области организации артиллерии общей тенденцией конца 1941 года было наращивание числа самостоятельных противотанковых частей. На 1 января 1942 года в действующей армии и резерве Ставки ВГК имелись: одна артиллерийская бригада (на Ленинградском фронте), 57 противотанковых артиллерийских полков и два отдельных противотанковых артиллерийских дивизиона. По итогам осенних боев пять артиллерийских полков ПТО получили звание гвардейских. Два из них получили гвардию за бои под Волоколамском — они поддерживали 316-ю стрелковую дивизию И. В. Панфилова.
1942 год стал периодом наращивания числа и укрупнения самостоятельных противотанковых подразделений. 3 апреля 1942 года последовало постановление Государственного Комитета Обороны о формировании истребительной бригады. По штату в бригаде было 1795 человек, двенадцать 45-мм пушек, шестнадцать 76-мм пушек, четыре 37-мм зенитные пушки, 144 противотанковых ружья. Следующим постановлением от 8 июня 1942 года двенадцать сформированных истребительных бригад были объединены в истребительные дивизии, по три бригады в каждой.

Этапным для противотанковой артиллерии Красной армии стал приказ НКО СССР № 0528 за подписью И. В. Сталина, согласно которому: повышался статус истребительно-противотанковых подразделений, личному составу устанавливался двойной денежный оклад, за каждый подбитый танк устанавливалась денежная премия, весь командный и личный состав истребительно-противотанковых артиллерийских частей ставился на особый учёт и подлежал использованию только в указанных частях.

Отличительным знаком противотанкистов стал нарукавный знак в виде черного ромба с красной окантовкой со скрещенными орудийными стволами. Повышению статуса противотанкистов сопутствовало формирование летом 1942 года новых истребительно-противотанковых полков. Было сформировано тридцать лёгких (по двадцать 76-мм пушек) и двадцать противотанковых артиллерийских полков (по двадцать 45-мм пушек).
Полки были сформированы в короткие сроки и сразу же брошены в бой на угрожаемых участках фронта.

В сентябре 1942 года формировались еще десять истребительно-противотанковых полков по двадцать 45-мм пушек. Также в сентябре 1942 года в наиболее отличившиеся полки была введена дополнительная батарея из четырех 76-мм орудий. В ноябре 1942 года часть истребительно-противотанковых полков была объединена в истребительные дивизии. К 1 января 1943 года в составе истребительно-противотанковой артиллерии Красной армии насчитывалось 2 истребительные дивизии, 15 истребительных бригад, 2 тяжелых истребительно-противотанковых полка, 168 истребительно-противотанковых полков, 1 истребительно-противотанковый дивизион.

Усовершенствованная система противотанковой обороны Красной армии получила у немцев наименование «пакфронт» (Pakfront). РАК — это немецкая аббревиатура для обозначения противотанкового орудия — Panzerabwehrkannone. Вместо линейного расположения орудий по обороняемому фронту в начале войны они объединялись группами под единым управлением. Это позволяло концентрировать на одной цели огонь нескольких орудий. Основой противотанковой обороны являлись противотанковые районы. Каждый противотанковый район состоял из отдельных противотанковых опорных пунктов (ПТОПов), находящихся в огневой связи друг с другом. «Находиться в огневой связи друг с другом» — означает возможность ведения соседними ПТОПами огня по одной цели. ПТОП насыщался всеми видами огневых средств. Основой огневой системы ПТОПа являлись 45-мм орудия, 76-мм полковые орудия, частично пушечные батареи дивизионной артиллерии и истребительно-противотанковые артиллерийские части.

Звездным часом истребительно-противотанковой артиллерии стало сражение на Курской дуге летом 1943 года. На тот момент 76-мм дивизионные пушки были основным средством истребительно-противотанковых частей и соединений. «Сорокапятки» составляли около трети общего числа противотанковых орудий на Курской дуге. Длительная пауза в боевых действиях на фронте позволила улучшить состояние частей и соединений за счет поступления техники от промышленности и доукомплектования противотанковых полков личным составом.

Последним этапом эволюции противотанковой артиллерии Красной Армии стало укрупнение ее частей и появление в составе противотанковой артиллерии самоходных орудий. К началу 1944 г. в истребительно-противотанковые бригады были переформированы все истребительные дивизии и отдельные истребительные бригады общевойскового типа. На 1 января 1944 г. в истребительно-противотанковой артиллерии числились 50 истребительно-противотанковых бригад и 141 истребительно-противотанковый полк. Приказом НКО № 0032 от 2 августа 1944 г. в состав пятнадцати истребительно-противотанковых бригад вводилось по одному полку СУ-85 (21 САУ). Реально самоходные орудия получили только восемь бригад.

Особое внимание уделялось подготовке личного состава истребительно-противотанковых бригад, была организована целенаправленная боевая подготовка артиллеристов для борьбы с новыми немецкими танками и штурмовыми орудиями. В противотанковых частях появились специальные инструкции: «Памятка артиллеристу – истребителю вражеских танков» или «Памятка по борьбе с танками Тигр». А в армиях оборудовались специальные тыловые полигоны, где артиллеристы тренировались в стрельбе по танкам-макетам, в том числе и движущимся.

Одновременно с повышением мастерства артиллеристов совершенствовалась тактика. С количественным насыщением войск противотанковыми средствами, всё чаще стал применяться метод «огневого мешка». Орудия размещались в «противотанковых гнёздах» по 6-8 пушек в радиусе 50-60 метров и хорошо маскировались. Гнезда располагались на местности для достижения фланкирования на дальних дистанциях с возможностью концентрации огня. Пропуская двигающиеся в первом эшелоне танки, огонь открывался внезапно, во фланг, на средних и коротких дистанциях.

В наступлении противотанковые орудия оперативно подтягивались вслед за наступающими подразделениями, чтобы в случае необходимости поддержать их огнём.

История противотанковой артиллерии в нашей стране началась в августе 1930 года, когда в рамках военно-технического сотрудничества с Германией был подписан секретный договор, согласно которому немцы обязались помочь СССР организовать валовое производство 6 артиллерийских систем. Для реализации договора в Германии была создана подставная фирма «БЮТАСТ» (общество с ограниченной ответственностью «Бюро для технических работ и изучений»).

Среди прочих предложенных СССР орудий была противотанковая 37-мм пушка. Разработка этого орудия, в обход ограничений, наложенных Версальским договором, завершилась на фирме «Рейнметалл Борзиг» 1928 году. Первые образцы орудия, получившего наименование Так 28 (Tankabwehrkanone, т. е. противотанковая пушка – слово Panzer вошло в обиход позже) поступили на испытания в 1930 году, а с 1932 г. начались поставки в войска. Орудие Так 28 имело ствол длиной 45 калибров с горизонтальным клиновым затвором, обеспечивавшим достаточно высокую скорострельность – до 20 выстр./мин. Лафет с раздвижными трубчатыми станинами обеспечивал большой угол горизонтальной наводки – 60°, но при этом ходовая часть с деревянными колесами была рассчитана лишь на конную тягу.

В начале 30-х годов это орудие пробивало броню любого танка, пожалуй, являлось лучшим в своём классе, намного опередив разработки в других странах.

После модернизации, получив колеса с пневматическими шинами, допускающими буксировку автомобилем, усовершенствованный лафет и улучшенный прицел, оно было принято на вооружение, под обозначением 3,7 cm Pak 35/36 (Panzerabwehrkanone 35/36).
Оставаясь до 1942 года основным противотанковым орудием Вермахта.

Немецкая пушка была запущена на производство на подмосковном заводе им. Калинина (№ 8), где она и получила заводской индекс 1-К. Предприятие осваивало производство нового орудия с огромным трудом, пушки делались полукустарно, с ручной подгонкой деталей. В 1931 заказчику завод предъявил 255 пушек, но не сдал ни одной по причине низкого качества сборки. В 1932 удалось сдать 404 пушки, в 1933 - ещё 105.

Несмотря на проблемы с качеством производимых орудий, 1-К была довольно совершенной для 1930 года противотанковой пушкой. Её баллистика позволяла поражать все танки того времени, на дистанции 300 м, бронебойный снаряд по нормали пробивал 30-мм броню. Орудие было очень компактно, его небольшой вес позволял расчёту легко перемещать его по полю боя. Недостатками орудия, которые и привели к быстрому снятию его с производства, были слабое осколочное действие 37-мм снаряда и отсутствие подрессоривания. Кроме того, выпущенные орудия отличались невысоким качеством сборки. Принятие на вооружение этого орудия рассматривалось как временная мера, поскольку руководство РККА хотело иметь более универсальную пушку, совмещавшую функции противотанкового и батальонного орудия, а 1-К из-за малого калибра и слабого осколочного снаряда на эту роль подходила плохо.

1-К была первой специализированной противотанковой пушкой РККА и сыграла большую роль в освоении этого вида оружия. Очень скоро она стала заменяться 45-мм противотанковой пушкой, став на её фоне практически незаметной. В конце 30-х 1-К стали изыматься из войск и передаваться на хранение, оставаясь в эксплуатации только в качестве учебных.

В начале войны все пушки, имевшиеся на складах, были брошены в бой, поскольку в 1941 году наблюдался дефицит артиллерии для комплектации большого количества вновь формируемых соединений и восполнения огромных потерь.

Конечно, к 1941 году характеристики бронепробиваемости 37-мм противотанкового орудия 1-К уже не могли считаться удовлетворительными, оно могло уверенно поражать только с лёгкие танки и бронетранспортёры. Против средних танков это орудие могло быть эффективно лишь при стрельбе в борт с близких (менее 300 м) дистанций. Тем более что советские бронебойные снаряды значительно уступали по бронепробиваемости германским аналогичного калибра. С другой стороны, это орудие могло использовать трофейные 37-мм боеприпасы, в этом случае его бронепробиваемость существенно повышалась, превышая даже аналогичные характеристики 45-мм пушки.

Каких-либо подробностей боевого применения этих орудий установить не удалось, вероятно, практически все они были потеряны в 1941 году.

Очень большое историческое значение 1-К состоит в том, что она стала родоначальником серии самых многочисленных советских 45-мм противотанковых пушек и советской противотанковой артиллерии в целом.

В ходе «освободительного похода» на западную Украину, было захвачено несколько сотен польских 37-мм противотанковых пушек и значительное количество боеприпасов к ним.

Первоначально они были отправлены на склады, а в конце 1941 года их передали в войска, поскольку из-за больших потерь первых месяцев войны существовал большой дефицит артиллерии, особенно противотанковой. В 1941 году для этой пушки ГАУ издало "Краткое описание, инструкция по эксплуатации".

37-мм противотанковая пушка, разработанная фирмой Бофорс, была весьма удачным орудием, способным успешно бороться с бронетехникой, защищённой противопульной бронёй.

Орудие имело достаточно высокую начальную скорость снаряда и скорострельность, небольшие габариты и массу (что облегчало задачу по маскировке орудия на местности и перекатыванию его на поле боя силами расчёта), а также было приспособлено к быстрой перевозке механической тягой. По сравнению с немецкой 37-мм противотанковой пушкой Pak 35/36 польское орудие имело лучшую бронепробиваемость, что объясняется более высокой начальной скоростью снаряда.

Во второй половине 30-х годов наметилась тенденция увеличения толщины танковой брони, кроме того, советские военные хотели получить противотанковое орудие способное оказывать огневую поддержку пехоте. Для этого требовалось увеличить калибр.
Новое 45-мм противотанковое орудие, было создано путём наложения 45-мм ствола на лафет 37-мм противотанковой пушки обр. 1931 года. Лафет также был усовершенствован - было введено подрессоривание колёсного хода. Полуавтоматический затвор в основном повторял схему 1-К и позволял делать 15-20 выстр./мин.

45-мм снаряд имел массу 1.43 кг и был тяжелее 37-мм более чем в 2 раза.На дистанции на 500 м бронебойный снаряд, по нормали пробивал 43-мм броню.На момент принятия на вооружение 45-мм противотанковая пушка обр. 1937 года пробивала броню любого существующего тогда танка.
Осколочная 45-мм граната при разрыве давала около 100 осколков, сохраняющих убойную силу при разлёте по фронту на 15 м и в глубину на 5-7 м. Картечные пули при стрельбе образуют поражающий сектор по фронту на до 60 м и в глубину до 400 м.
Таким образом, 45-мм противотанковая пушка имела неплохие противопехотные возможности.

С 1937 по1943 год было выпущено 37354 орудия. Незадолго до начала войны 45-мм пушка была снята с производства, так как наше военное руководство полагало, что новые германские танки будут иметь толщину лобовой брони непробиваемую для этих орудий. Вскоре после начала войны, орудие было снова запущено в серию.

45-мм пушки образца 1937 года полагались по штату противотанковым взводам стрелковых батальонов Красной Армии (2 орудия) и противотанковым дивизионам стрелковых дивизий (12 орудий). Они же были на вооружении отдельных противотанковых полков, в составе которых было 4-5 четырёхорудийных батарей.

Для своего времени по бронепробиваемости «сорокапятка» была вполне адекватной. Тем не менее недостаточная пробивная способность по 50-мм лобовой броне танков Pz Kpfw III Ausf H и Pz Kpfw IV Ausf F1 не подлежит сомнению. Зачастую это было связано с невысоким качеством бронебойных снарядов. Многие партии снарядов имели технологический брак. При нарушении режима термообработки в производстве, снаряды получались излишне твёрдыми и в результате раскалывались о броню танка, однако в августе 1941 года проблема была решена — в производственный процесс были внесены технические изменения (введены локализаторы).

Для улучшения бронепробиваемости на вооружение был принят подкалиберный 45-мм снаряд, с вольфрамовым сердечником, пробивавший на дистанции 500 м по нормали 66-мм броню, а при стрельбе на дистанции кинжального огня в 100 м - броню 88 мм.

С появлением подкалиберных снарядов, «сорокапятке» стали «по зубам» поздние модификации танков Pz Kpfw IV. Толщина лобовой брони, которых не превышала 80-мм.

В первое время новые снаряды были на особом учёте и выдавались поштучно. За неоправданный расход подкалиберных снарядов, командира орудия и наводчика могли отдать под трибунал.

В руках опытных и тактически умелых командиров и тренированных расчётов 45-мм противотанковое орудие представляло серьёзную угрозу для вражеской бронетехники. Положительными его качествами были высокая мобильность и лёгкость маскировки. Однако для лучшего поражения бронецелей настоятельно требовалось более мощное орудие, которым стала 45-мм пушка обр. 1942 года М-42, разработанная и принятая на вооружение в 1942 году.

45-мм противотанковая пушка М-42 была получена путём модернизации 45-мм пушки образца 1937 года на заводе № 172 в Мотовилихе. Модернизация заключалась в удлинении ствола (с 46 до 68 калибров), усилении метательного заряда (масса пороха в гильзе увеличилась с 360 до 390 грамм) и ряда технологических мер для упрощения серийного производства. Толщина брони щитового прикрытия была увеличена с 4.5 мм до 7 мм для лучшей защиты расчёта от винтовочных бронебойных пуль.

В результате модернизации начальная скорость снаряда возросла почти на 15 % - с 760 до 870 м/с. На дистанции 500 метров по нормали, бронебойный снаряд пробивал- 61мм, а подкалиберный снаряд пробивал -81 мм броню. По воспоминаниям ветеранов - противотанкистов, М-42 обладала очень высокой точностью стрельбы и относительно небольшой отдачей при выстреле. Это позволяло вести огонь с высокой скорострельностью без исправления наводки.

Серийное производство 45-мм пушек обр. 1942 года было начато в январе 1943 года и осуществлялось только на заводе № 172. В наиболее напряженные периоды завод изготавливал по 700 таких пушек ежемесячно. Всего за 1943-1945 годы было изготовлено 10 843 пушки обр. 1942 года. Их производство продолжалось и после войны. Новые орудия по мере выпуска шли на перевооружение противотанковых артиллерийских полков и бригад, имевших 45-мм противотанковые пушки обр. 1937 года.

Как вскоре выяснилось, бронепробиваемости М-42 для борьбы с немецкими тяжелыми танками с мощным противоснарядным бронированием Pz. Kpfw. V «Пантера» и Pz. Kpfw. VI «Тигр» было недостаточно. Более успешной была стрельба подкалиберными снарядами по бортам, корме и ходовой части. Тем не менее, благодаря налаженному массовому производству, мобильности, лёгкости маскировки и дешевизне орудие оставалось на вооружении до самого конца войны.

В конце 30-х остро стал вопрос создания противотанковых орудий способных поражать танки с противоснарядной бронёй. Расчёты показали бесперспективность калибра 45-мм с точки зрения резкого роста бронепробиваемости. Различными исследовательскими организациями рассматривались калибры 55 и 60 мм, но в итоге было решено остановиться на калибре 57 мм. Орудия такого калибра применялись в царской армии и флоте (пушки Норденфельда и Гочкиса). Для этого калибра был разработан новый снаряд — в качестве его гильзы была принята стандартная гильза от 76-мм дивизионной пушки с переобжатием дульца гильзы на калибр 57 мм.

В 1940 году к проектированию новой противотанковой пушки, соответствующей тактико-техническим требованиям Главного Артиллерийского Управления (ГАУ), приступил конструкторский коллектив, возглавляемый Василием Гавриловичем Грабиным. Главной особенностью новой пушки стало использование длинного ствола длиной в 73 калибра. Орудие на дистанции 1000 м пробивало бронебойным снарядом броню толщиной в 90 мм

Опытный образец орудия был изготовлен в октябре 1940 года и прошёл заводские испытания. А в марте 1941 года пушка была принята на вооружение под официальным наименованием «57-мм противотанковая пушка обр. 1941 г.» Всего с июня по декабрь 1941 года было сдано около 250 орудий.

57-мм пушки из опытных партий приняли участие в боевых действиях. Часть их были установлены на лёгком гусеничном тягаче «Комсомолец» - это была первая советская противотанковая САУ, которая из-за несовершенства шасси получилась не слишком удачной.

Новая противотанковая пушка легко пробивала броню всех существовавших тогда немецких танков. Однако из-за позиции ГАУ выпуск орудия был прекращён, а весь производственный задел и оснастка законсервированы.

В 1943 году с появлением у немцев тяжелых танков, производство орудия было восстановлено. Орудие образца 1943 года имело ряд отличий от пушек выпуска 1941 года, направленных в первую очередь на повышение технологичности производства орудия. Тем не менее, восстановление серийного производства проходило с трудом — возникли технологические проблемы с изготовлением стволов. Массовый выпуск орудия под наименованием «57-мм противотанковая пушка обр. 1943 г.» ЗИС-2 был организован к октябрю — ноябрю 1943 года, после ввода в строй новых производственных мощностей, обеспеченных поставленным по ленд-лизу оборудованием.

С момента возобновления производства, до конца войны в войска поступило более 9000 орудий.

С восстановление производства ЗИС-2 в 1943 году, орудия поступали в истребительно-противотанковые артиллерийские полки (иптап), по 20 орудий на полк.

С декабря 1944 года ЗИС-2 вводятся в штаты гвардейских стрелковых дивизий — в полковые противотанковые батареи и в истребительно-противотанковый дивизион (12 пушек). В июне 1945 года на аналогичный штат были переведены и обычные стрелковые дивизии.

Возможности ЗИС-2 позволяли на типичных дистанциях боя уверенно поражать 80-мм лобовую броню наиболее распространённых немецких средних танков Pz.IV и штурмовых САУ StuG III, а также бортовую броню танка Pz.VI «Тигр»; на дистанциях менее 500 м поражалась и лобовая броня «Тигра».
По совокупности стоимости и технологичности производства, боевых и служебно-эксплуатационных характеристик ЗИС-2 стала лучшей советской противотанковой пушкой времён войны.

Источник

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

super-arsenal.ru

105-мм противотанковая пушка 2А19 «Рапира» и 105-мм танковая пушка 2А20 «Стилет».

  1. История создания.
  2. Техническое описание.
  3. Боеприпасы.
  4. Танковая пушка.
  5. Дальнейшее развитие.
  6. Боевое применение.
  7. Зарубежные модификации.

I.

В середине 50-х годов прошлого века возникла необходимость резкого повышения могущества противотанковых средств, ввиду принятия на вооружение тяжелых танков М103 и «Конкеррор».  Разведка так же сообщала о разработке новых средних (основных) танков вероятного противника, защищенность которых позволит им противостоять существующим 100-мм танковым пушкам Д-10Т и буксируемым БС-3.

Наиболее простой и быстрый путь повышения боевых характеристик орудия увеличением калибра вёл в тупик, так как по оценкам необходимо было увеличить калибр до 122~130 мм, что делало орудие громоздким и очень тяжелым. Для преодоления возникшего противоречия конструкторами КБ завода №75 был выбрано революционное решение – вновь вернуться к гладкоствольной артиллерии, последний представитель которой был принят на вооружение царской армии в 1860 году! Что же заставило конструкторов отступить от проверенных временем и войной решений, устранив нарезы?

Дело в том, что для придания бронебойному снаряду высокой начальной скорости требуется создать в стволе очень большое давление. Горячие пороховые газы под очень высоким давлением быстро изнашивают ствол, причём наиболее интенсивно этот процесс идёт в тех местах, где присутствуют концентраторы напряжения – различные резкие перепады толщин, углы и перегибы поверхности. Как нетрудно догадаться, именно нарезы и являлись самой слабой частью, не выдерживающей воздействия продуктов сгорания метательного заряда. С самого первого выстрела орудия, его ствол начинает изнашиваться – нарезы истираются и «смыливаются» (разрушаются острые кромки, выкрашиваются поля), причём наиболее интенсивно этот процесс идёт возле казенника (где температура и давление пороховых газов максимальны) и возле дульного среза (где снаряд развивает свою максимальную скорость). Повышение давления выше определённого порога приводит к столь быстрому разрушению нарезов, что орудие придётся списать уже через несколько десятков выстрелов. Конечно, можно совершенствовать технологию изготовления ствола, улучшать материалы, из которых он изготовлен, тем самым отодвинув критический порог, но это позволит только слегка отодвинуть критический барьер.

Совершенно иная ситуация в гладком стволе, где отсутствуют какие либо концентраторы напряжения. Гладкая внутренняя поверхность не подвержена «смыливанию» и изнашивается более равномерно. Некоторый износ всё же присутствует, так как часть материала ствола будет уноситься при трении движущегося снаряда и от воздействия горячих газов, но это не идёт ни в какое сравнение с тем разрушительным действием, что эти факторы оказывают на нарезной ствол.

Решив проблему повышения начальной скорости путём повышения давления в стволе, конструкторы должны были найти замену нарезам, главная задача которых – придание снаряду быстрого вращения, за счёт которого он стабилизируется в полёте. И вновь решение пришло из седой старины! Снаряды гладкоствольного орудия стабилизировались оперением, как стрелы лука. Для подкалиберного снаряда оперение выполнили калиберным, т.е. размах лопастей совпадал с диаметром канала ствола. Кумулятивный и осколочно-фугасный снаряды для стабилизации оснащались раскрывающимся после покидания ствола оперением.

Первые проработки системы показали, что для борьбы с новыми и перспективными танками потребуется орудие не менее 100-мм калибра. Однако из ГРУ поступила информация о проектируемом в Англии новом 105-мм орудии с невиданными ранее показателями. Что бы «не допустить отставания» было решено проектировать 105-мм гладкоствольное орудие. Но наиболее дальновидным решением, принятым конструкторами под руководством В.Я.Афанасьева, можно считать то, что он предусмотрел и установку пушки на танке. При проектировании внутренней баллистики орудия была принята относительно короткая гильза, что хотя несколько ухудшило внутрибаллистические характеристики, но позволило сократить общую длину выстрела до 1000 мм.

Для ускорения принятия на вооружение лафет взяли от 85-мм пушки Д-48, заменив люльку и противооткатные приспособления. Однако полигонные испытания показали, что для отдачи столь мощного орудия лафет слабоват. Потребовалась его доработка, выполненная коллективом в кратчайшие сроки. Повторные заводские испытания новая система выдержала и была представлена на гос. Испытания, по завершении которых постановлением Совета Министров № 749-311 была принята на вооружение под названием «105-мм буксируемая противотанковая пушка Т-12» с присвоением индекса ГРАУ 2А19.

105-мм противотанковая пушка 2А19 «Рапира».

II.

Ствол орудия представляет собой гладкостенную трубу-моноблок длиной 62 калибра (6510 мм) с дульным тормозом активно-реактивного типа и казенником с вертикально скользящим клиновым затвором. Лафет двухстанинный, стрельба производится с колёс, торсионная подвеска при этом блокируется.

Тактико-технические данные 105-мм пушки Т-12 (2А19)

Калибр, мм:                                                 105

Расчет, чел.:                                                 6

Вес в боевом положении, кг:               3280

Длина ствола, мм:                                     6510

Длина в походном положении, мм:  9980

Угол ГН, град:                                             50

Угол ВН, град:                                             -6/+20

Начальная скорость снаряда

подкалиберного, м/с:                             1575

кумулятивного, м/с:                               1075

осколочно-фугасного, м/с:                   825

Масса снаряда

подкалиберного, кг:                                5,21

кумулятивного, кг:                                   11,4

осколочно-фугасного, кг:                     19,5

Макс. дальность стрельбы, м:             8700

Скорострельность, выстр/мин:         10-12

Скорость возки по шоссе, км/час:     60

Ширина хода, мм:                                     2050

обложка руководства службы 105-мм противотанковой пушки МТ-12

III.

               Боеприпасы для новой пушки пришлось разрабатывать буквально с чистого листа. Вместе с орудием были приняты на вооружение выстрелы с бронебойным-подкалиберным, кумулятивным, осколочно-фугасным и учебным подкалиберным снарядами. Много хлопот доставило оперение, которое должно было надёжно срабатывать при выстреле, обеспечивая безотказное, быстрое и симметричное раскрытие лопастей (у кумулятивного и осколочно-фугасного снарядов). Но при этом не иметь люфтов и надёжно фиксироваться на корпусе хвостовой части снаряда при движении по стволу, во избежание его повреждения. При создании бронебойного подкалиберного снаряда основные трудности были сопряжены с ведущим устройством. Было отработано множество конструкций, но ни одна из них не удовлетворяла предъявленным жестким требованиям. То происходило разрушение снаряда в канале ствола, или наоборот – ведущее устройство никак не хотело отделяться от снаряда в полёте. Однако предложенное в самом начале решение, хотя и отвергнутое как «слишком простое, что бы быть рабочим», оказалось тем самым недостающим звеном на пути создания надёжного и безопасного снаряда.

               Бронебойный подкалиберный снаряд представлял собой «стрелу» из высокопрочной мартенситно-стареющей стали, аэродинамического наконечника штампованного из листовой стали и узла хвостового оперения с трассирующим устройством. Пятилопастное оперение отливалось целиком из алюминиевого сплава, с последующей обработкой на металлорежущих станках и анодированием. Трассер собирается в стальной втулке и запрессовывается в стакан оперения, дополнительно фиксируется гайкой и кернением.

               Ведущее кольцо состоит из трёх секторов, размещённых на упорной гребёнке снаряда и соединённых медным обтюрирующим пояском. После покидания ствола, ведущее устройство за счёт аэродинамических сил, действующих не передний торец, разрывает обтюрирующее кольцо и отделяется от снаряда. Падение частей ведущего устройства происходит в секторе +/-2,5° от направления выстрела на дальности до 750 метров.

               Кумулятивный и осколочно-фугасный снаряды имели схожее принципиальное устройство – корпус снаряда соединялся с хвостовой втулкой, на которой крепились раскрывающиеся лопасти оперения. Оперение кумулятивных снарядов было пятилопастным, осколочно-фугасных – шести.

               Для кумулятивных и осколочно-фугасных снарядов применялась стальная, плакировання гильза, бронебойные подкалиберные снаряды снаряжались только в латунную гильзу.

 

Подробнее о боеприпасах см.: "Развитие бронебойных снарядов пушек 2А19, 2А29 «Рапира» и 2А20, 2А20М «Стилет»."

IV.

               Поначалу «танковые» КБ не проявляли внимания к новой разработке, считая достаточным действие 100-мм пушки Д-54 (принятие на вооружение которой считалось уже практически решенным вопросом) и 122-мм М62-Т2. Но затянувшаяся доводка новой «стомиллиметровки», а так же эффектная демонстрация первых образцов Т-12 для членов правительства и «заинтересованных лиц» изменила ход событий коренным образом. Батарея из четырёх орудий, на подготовленной по всем правилам позиции «отражала атаку» превосходящих танковых сил противника. В качестве мишеней использовались списанные корпуса танков Т-54, с наваренной дополнительной бронёй и щиты в виде силуэтов танков. Расчёты показали блестящие результаты, первыми же выстрелами поражая одну цель за другой, на запредельных для прежних орудий дальностях. Последующий осмотр целей впечатлил не менее, чем эффектная стрельба – усиленные дополнительными плитами брони, лобовые детали корпуса и башен танков Т-54 пробивались насквозь и не имели следов рикошетов! Тоненький «карандашик» снаряда как сквозь масло проходил через толстую броню, вызывая значительные разрушения внутри танков и убивая «экипаж» (овечек, вечных полигонных страдальцев).

               Немедленно по возвращению комиссии в Москву, выходит постановление Совета Министров о необходимости рассмотреть вопрос размещения качающейся части пушки Т-12 в танке. Хотя коллектив КБ и был готов к такому заданию, всё же работа оказалась значительно сложнее, чем предполагалось. Пришлось коренным образом переработать орудие, фактически оставив только баллистику «в пределах допустимой погрешности» и боеприпасы.

               В первую очередь необходимо было избавиться от дульного тормоза, так как танкисты были настроены решительно против него и допускали установку только в самом крайнем случае, когда все иные методы окажутся испробованными. Так же в конструкцию ствола ввели эжектор для продувки ствола после выстрела, без этого устройства об установке на танк столь мощной пушки нечего было и думать. Отказ от дульного тормоза и введение эжектора изменили резонансную картину собственных колебаний ствола, что отрицательно сказалось на точности стрельбы.

При движении снаряда по каналу, ствол вибрирует как консольно закреплённая балка. Т-12 изначально оказалась столь удачно сбалансированной, что дульный срез оказался точно в узле колебаний и фактически покоился на месте, не придавая снаряду никаких возмущающих ускорений при покидании ствола. Новый же ствол оказался не столь удачен, и дульный срез при вибрации ствола сам уже колебался, делая картину схода снаряда непредсказуемой. Незначительные смещения и едва регистрируемые ускорения снаряда в этот важный момент выстрела добавляли дециметры рассеивания на каждом километре полёта, учесть которые не было никакой возможности.

Выявленная проблема всерьёз обеспокоила конструкторов, так как высокая точность стрельбы бронебойными снарядами была не последним фактором, склонившим чашу весов в их пользу. Но исследования вскоре показали, что компенсировать изменения можно удлинив ствол всего на пол калибра. Этого незначительного изменения оказалось достаточно, для восстановления прежней картины собственных колебаний ствола.

               Для сокращения длины отката при отсутствующем дульном тормозе были разработаны новые тормоз отката и накатник. В отличие от Т-12, на танковой пушке два тормоза отката и два накатника располагались симметрично, что так же положительно повлияло на точность стрельбы. Предельная длина отката уменьшена до 325 мм.

               Большой объём изменений коснулся и казенной части, которую фактически спроектировали заново. Что бы предельно обжать казенную часть пушки, облегчить работу экипажа и упростить размещение на танке, клиновой затвор выполнили горизонтально скользящим, открывающимся влево. Массу и размеры казенника уменьшили, приблизив его форму к телу вращения. Введён электроспуск.

               Первый экземпляр успели собрать и установить на шасси танка Т-55 к началу 1960 года, как раз к повторным полигонным испытаниям Д54-ТС. Проведённые дополнительные сравнительные испытания показали полное превосходство 105-мм гладкоствольной пушки над нарезной, и дальнейшие работы по Д54 были прекращены. Через полгода на вооружение была принята доработанная по результатам испытаний 105-мм гладкоствольная танковая пушка под индексом 2А20 «Стилет».

Казенная часть 2А20 «Стилет».

V.

               Читателю может показаться, что история первой гладкоствольной противотанковой и танковой пушки состояла из одних только великих свершений, гениальных прозрений и громких побед. Увы, сухие строчки «принять на вооружение» не смогут передать все трудности, вставшие перед коллективом завода №75 при создании своего шедевра, затмившего легендарную британскую «семёрку». Но и с принятием на вооружение работа вовсе не была закончена.

               После начала эксплуатации в войсках началась работа по устранению «детских болезней», неизбежно обнаруживаемых у каждого нового образца вооружения. Эксплуатация показала недостаточную устойчивость лафета противотанковой пушки при стрельбе (особенно на больших углах возвышения). Орудие «козлило», мешая наводчику сопровождать цель и увеличивая рассеивание. Выход нашли в иной конструкции блокировки подвески и конфигурации ковшей станин.

               Танковый вариант показал низкую надёжность гидравлического тормоза отката, при интенсивной стрельбе подкалиберными снарядами нередко отмечались течи системы и даже выход орудия из строя. Попытка повторить неисправность на полигоне завода успеха не имела, орудия работали исправно во всём диапазоне паспортных данных. Специалисты КБ посетили части, в которых отмечалось наибольшее число отказов, выявляя отступления от регламента обслуживания вооружения. По результатам этой командировки были составлены соответствующие рекомендации и дополнения к инструкции по эксплуатации пушки.

               Но наиболее масштабные работы велись по доработке боеприпасов. Не смотря на то, что оперённые подкалиберные снаряды показывали отличную бронепробиваемость по вертикальным преградам, но с преодолением сильно наклонённых листов брони возникали проблемы. Снаряд либо «скользил» под поверхностью брони, либо уходил в рикошет. Модель за моделью разбивались о броню на полигонах, пока удовлетворительное решение не было найдено. Им стал небольшой (всего 18 мм в диаметре) сердечник из твёрдого сплава, не разрушающийся при прохождении брони. Удивительно, что добавление в головную часть снаряда заострённого цилиндрика из карбида вольфрама массой 800 грамм, на треть увеличило бронепробиваемость плит с углом наклона 60°. Последующие модели снарядов отличались в основном формой головной части сердечника и материалом демпфера, а так же его профилем, для уменьшения критического угла рикошета.

Фрагменты 305 мм цементированной брони (от списанного линкора "Марат") после обстрела бронебойными подкалиберными снарядами.

Слева — без бронебойного сердечника, справа — с сердечником.

               Немало хлопот добавила и отработка осколочно-фугасных снарядов, которые считались основным типом в боекомплекте. Недавно освоенная технология производства снарядов из бесшовных труб заметно снизила их себестоимость и позволила в короткие сроки создать достаточный мобилизационный резерв, но у неё имелся один крупный недостаток. При разрыве такого снаряда образовывалось много длинных, ножевидных осколков, которые содержали в себе большую часть металла, но были совершенно неэффективны. Разработанные методы термообработки корпусов и оптимизация состава разрывного заряда дали положительный результат. Охрупченная в определённых зонах сталь снаряда выдерживала выстрел и внедрение в твёрдый грунт, но при разрыве длинные осколки не образовывались.

               В 1970 году на вооружение принимается глубокая модификация орудие – 105 мм гладкоствольная противотанковая пушка Т-12А (2А29). Применение новых технологий при производстве стволов позволило повысить максимальное давление в канале, создав резерв для дальнейшего наращивания могущества боеприпасов. Заново спроектированный лафет окончательно избавил пушку от сильной вибрации, несколько улучшив точность стрельбы и практическую скорострельность. В состав прицельного комплекса вошел новый ночной прицел, а так же был разработан и принят на вооружение радиолокационный прицел для стрельбы в тёмное время суток и в условиях плохой видимости. Внешне пушка отличается иной конструкцией дульного тормоза (реактивного типа – «солонка»).

               Вместе с 2А29 принят на вооружение новый бронебойный подкалиберный снаряд с корпусом моноблоком из вольфрама (сплав ВНЖ). Благодаря повышенному давлению большего заряда пороха, новый снаряд имеет даже большую начальную скорость при возросшей массе. Стрельба снарядами повышенной баллистики из орудий 2А19 категорически запрещена.

               С 1971 года начинается производство танкового варианта Т-12А – 2А20М1 «Стилет».

VI.

               Первой участие в боевых действиях приняла танковая 2А20, это случилось в 1969 году во время пограничного конфликта на острове Даманский. Один из танков Т-55А со 105 мм пушкой , участвовавший в разгроме китайских войск был подбит и остался на ничейной территории. Попытки уничтожить танк при помощи миномётного и артиллерийского огня удались только частично – танк загорелся, но взрыва боекомплекта не последовало. Впоследствии китайской стороне удалось вытащить танк, и в данное время он является экспонатом музея НОАК.

               Буксируемые 105 мм противотанковые пушки Т-12 нашли применение в завершающей фазе так называемого "пограничной войны 1968-1970 года" между Тихоокеанской Конфедерацией и Народной Республикой Колумбия в Южной Америке. Колумбийская армия в начале конфликта не уделяла должного внимания противотанковой обороне, сделав ставку на значительное количество танков Т-54 и Т-55  и наступательную стратегию. Противотанковые пушки рассматривались как элемент статической обороны, малоценный и устаревающий.

               Ошибочность этой позиции полностью проявилась в завершающей фазе конфликта, когда колумбийские войска были вынуждены полностью отказаться от наступательных операций и перейти к обороне. Выяснилось, что имевшиеся на вооружении колубмийцев устаревшие противотанковые пушки Д-44 практически бесполезны против современных танков. Конфедеративные танки «Mark-1958», страдающие от недостаточной подвижности, но никак не от слабости брони, расстреливали позиции колумбийской ПТО с безопасной дистанции, на которой 85-миллиметровые снаряды не могли пробить их мощный 148 мм лобовой лист.

               Пытаясь избежать разгрома, президент НРК Игнасио Фернандес обратился за помощью к СССР. Хотя советское правительство было изрядно раздражено авантюрно-агрессивной политикой НРК, оно все же сочло возможным оказать таковую. Немаловажной причиной было опасение, что в случае военного поражения, про-советский режим Фернандеса может пасть, и смениться про-маоистским движением генерала Мигеле Суритоса, чья популярность в стране сильно возросла.

               Весной 1970 года, в числе прочих вооружений НРК были поставлены первые 100 противотанковых орудий Т-12.

               Войска Конфедерации впервые встретились с Т-12 во время боев за Пуэрто-Асис. Дебют новой советской противотанковой артиллерии на южноамериканской земле вышел впечатляющим: 1-я танковая рота 2-го отдельного бронетанкового полка конфедеративной армии, потеряла 7 из 8 танков и все бронетранспортеры поддержки в первом же столкновении с 105 мм орудиями. Конфедеративные танкисты, не зная, с чем имеют дело, заняли позиции на безопасном (как они считали) отдалении от колумбийских орудий. Колумбийские артиллеристы руководимые советскими инструкторами выжидали, пока танки развернутся для атаки, и лишь тогда открыли огонь на поражение.

               От разгрома, 2-ой отдельный танковый спасла стремительная контратака отдельной роты противотанковых САУ "Онтос". Используя высокую проходимость этих легких машин, командир роты сумел скрытно подвести "Онтосы" с фланга к батарее и открыть навесной огонь из 105-миллиметровых безоткатных орудий. Нанесённый урон был незначителен, но колумбийские артиллеристы, решив, что подвергаются артиллерийскому налету, в панике бросились к укрытиям, дезорганизовав оборону. Перешедшим в наступление конфедератам удалось взять два орудия в исправном состоянии: это были первые Т-12, захваченные противником за всю историю эксплуатации пушки.

Батарея 105 мм орудий ведёт бой на подступах к Пуэрто-Асис. 

               В дальнейшем, колумбийские войска активно применяли эти пушки для обороны стратегически важных объектов. В боях, пушки демонстрировали высокую эффективность и надежность, но из-за слабой подготовки и низкой мотивации колумбийских артиллеристов действия этой тяжелой противотанковой артиллерии были неспособны изменить общее катастрофическое положение на фронте или предотвратить свержение президента Фернандеса в конце 1970 года. Всего в НРК было поставлено 200 гладкоствольных противотанковых орудий: не менее двадцати из них достались конфедератам в качестве трофеев.

               Более массовое применение оба варианта пушки увидели во время войны «Судного дня» в октябре 1973 года. 105 мм пушки танков Т-55АМ1* уверенно поражали танки «Шот» и «Магах» с больших дистанций, став причиной значительных потери среди израильских танкистов. К сожалению, в боекомплект входили устаревшие снаряды, уже снятые с вооружения в СССР и борьба с американскими М60 велась арабскими танкистами в неравных условиях. Тем не менее, в боях на малых дистанциях, и особенно в ночное время сирийским танкистам удалось подбить большое количество этих танков. Черёд противотанковых пушек «Рапира» настал во второй половине боевых действий, когда армии Израиля удалось оправиться от неожиданного нападения и даже перейти в контрнаступление, форсировав Суэцкий канал. Батарея противотанковых орудий четвёртой танковой бригады обороняя Суэц уничтожила 22 израильских танка и несколько БТР, предотвратив в итоге захват города. Артиллеристам 21-й танковой дивизии так же удалось достичь немалых успехов при обороне Исмаили, подбив большое число танков, в том числе и М60.

Ночной бой за Суэц

Сирийский расчёт Т-12 на позиции.

               Однако благоприятное завершение столь неудачно начавшейся войны позволило Израилю захватить большое количество танков Т-55АМ1 и 105 мм противотанковых пушек «Рапира». Детальное изучение показало их превосходство над имевшимися на вооружении танков Израиля английской нарезной L7 и её американской копией М68, того же калибра. Не мечтая организовать собственное производство копий «Рапиры» и «Стилета», компании IMI  всё же удалось разработать и запустить в производство собственные боеприпасы для этого орудия. И сейчас Израиль предлагает на мировом рынке боеприпасов широкий ассортимент 105 мм выстрелов для гладкоствольных пушек.

               В последующее время буксируемые и танковые пушки «Рапира» и «Стилет» приняли участие во многих конфликтах по всему Земному шару. В составе добровольческих отрядов кубинских военных специалистов «Рапира» применялась во время гражданской войны в Анголе, так же отражая вторжение вооруженных сил ЮАР.  В Афганистане Т-12А применялись в качестве обычных артиллерийских орудий, за неимением у противника бронетехники. Выделенные из состава дивизионной противотанковой артиллерии, батареи и отдельные орудия защищали важные объекты, такие как штабы, авиабазы, блокпосты. Пушки получили высокую оценку, за исключительную точность стрельбы, о чём говорит прозвище «самая большая снайперская винтовка».

VII.

               Помимо СССР, производство 105 мм гладкоствольных пушек наладил и ряд других стран. В Югославии выпускалась противотанковая пушка «Топаз», полученная наложением ствола «Рапиры» на лафет гаубицы Д-30 с круговым обстрелом и без щитового прикрытия. Чехословакия наладила производство самоходной 105 мм противотанковой САУ на модернизированном четырёхосном шасси «Татра» 815.

В Китае производилось две буксируемые системы, в основу которых легла 2А19 «Рапира» — 105 мм гладкоствольная противотанковая пушка «Тип 76», отличавшаяся от оригинала меньшей длиной ствола и деталями лафета, и «Тип 84», представляющая собой наложение точной копии ствола Т-12 на модифицированный лафет полевой пушки БС-3. На данный момент «Тип 84» составляет основу противотанковой артиллерии моторизованных дивизий НОАК. Компанией NORINСO выпускается большое количество различных боеприпасов к ней, преимущественно являющиеся копиями устаревших советских, но в последнее время отмечены и собственные разработки. Интересной попыткой повышения мобильности противотанковой артиллерии стала лёгкая САУ на гусеничном шасси. По всей видимости, использовалось сильно изменённое шасси БМП-2, но из-за скудности сведений об этой машине утверждение носит вероятностный характер. Копия гладкоствольной танковой пушки с укороченным стволом устанавливалась на танки «Тип 69», в то время как танки «Тип 79» и «Тип 80» вооружались уже точной копией «Стилета» с полной длиной ствола. Имеются так же сведения о принятии на вооружение бронекатеров, с установленными на них башнями танков «Тип 79», что позволяет причислить Т-12 и к морским орудиям.

               Необычное применение нашла одна из Т-12А в мирных целях – её ствол на специально разработанной установке использовался для запуска активно-реактивных исследовательских снарядов в верхние слои атмосферы.


               * — Появление в армии Египта танков Т-55АМ1 косвенно связано с одной из самых больших загадок истории танкостроения середины века.  Во время ответного визита в Москву в 1969 году президента Египта Гамаля Абдель Насера, главы стран вели так же переговоры о поставках Египту новейших образцов вооружения. На подмосковном полигоне для высокого гостя были устроены своеобразные маневры с участием Т-55АМ1, где танки продемонстрировали свои выдающиеся качества. Но в ходе последовавшей экскурсии с осмотром техники, Насер отметил необычный танк, который не принимал участия в маневрах и похоже, не предполагалось, что он попадётся на пути президенту. Танк был представлен как «средний танк Т-64» и от дальнейших комментариев советская сторона воздержалась.

               Уже будучи у себя в Каире, президент Насер в письме Брежневу высказал пожелание иметь в составе танковых войск и что-то поновее Т-55, в частности не отказался бы от виденного им Т-64, который «произвёл впечатление исключительно мощного и мобильного». Кремль ответил пространным обещанием «рассмотреть возможности поставки», но вскоре Гамаль Абдель Насер скончался, а его преемник круто изменил курс внешней политики. История так и осталась бы достоянием архивов, если бы не вмешательство внешней разведки США – ЦРУ каким-то образом удалось перехватить и расшифровать переписку, в ходе анализа которой был сделан неутешительный для Америки вывод. Как было изложено в прилагаемом к расшифровке отчёте президенту Никсону, СССР удалось в короткое время создать принципиально новый тип танка, качественно превосходящий все ранее известные образцы, и более того – насытить ими армию до такой степени, что рассматривалась возможность поставки их дружественным странам. В связи с чем аналитики из Пентагона высказали крайнюю степень озабоченности внезапно возникшим отставанием США в вопросе бронетанковой техники.

               Как так получилось, что секретный танк был показан Насеру? Была ли это чья-то халатность, или намеренно спланированное представление «случайно» оказавшегося на пути делегации танка? Почему ЦРУ удалось получить переписку Каира с Кремлём практически одновременно с адресатами?

               Ответ на эти вопросы ещё ждёт своего исследователя, а сейчас эта череда необычных событий, коренным образом повлиявшая на всю программу развития бронетехники НАТО в 1970-80 гг. остаётся окутанной тайной.

alternathistory.com

Противотанковая артиллерия РККА

 Советская противотанковая артиллерия сыграла важнейшую роль в Великой Отечественной войне, на её долю пришлось порядка 70% всех уничтоженных германских танков. Воины-противотанкисты сражаясь «до последнего», зачастую ценой собственной жизни отражали атаки «Панцерваффе».

Структура и материальная часть противотанковых подразделений в ходе боевых действий непрерывно совершенствовались. До осени 1940 года противотанковые орудия входили в состав стрелковых, горно-стрелковых, мотострелковых, моторизованных и кавалерийских батальонов, полков и дивизий. Противотанковые батареи, взводы и дивизионы были, таким образом, вкраплены в организационную структуру соединений, являясь их неотъемлемой частью. Стрелковый батальон стрелкового полка довоенного штата имел взвод 45-мм орудий (две пушки). Стрелковый полк и мотострелковый полк имели батарею 45-мм пушек (шесть орудий). В первом случае средством тяги были лошади, во втором — специализированные гусеничные бронированные тягачи «Комсомолец». В состав стрелковой дивизии и моторизованной дивизии входил отдельный противотанковый дивизион из восемнадцати 45-мм пушек. Впервые противотанковый дивизион был введен в штат советской стрелковой дивизии в 1938 году.
Однако маневр противотанковыми орудиями был возможен в тот период только внутри дивизии, а не в масштабах корпуса или армии. Командование имело весьма ограниченные возможности по усилению противотанковой обороны на танкоопасных направлениях.

Незадолго до войны началось формирование противотанковых артиллерийских бригад РГК. По штату в каждой бригаде должно было быть сорок восемь 76-мм пушек, сорок восемь 85-мм зенитных пушек, двадцать четыре 107-мм пушки, шестнадцать 37-мм зенитных пушек. Штатная численность бригады составляла 5322 человека. К началу войны формирование бригад не было завершено. Организационные трудности и общий неблагоприятный ход боевых действий не позволили первым противотанковым бригадам полностью реализовать свой потенциал. Однако уже в первых сражениях бригады продемонстрировали широкие возможности самостоятельного противотанкового соединения.

С началом Великой Отечественной войны противотанковые возможности советских войск подверглись жестоким испытаниям. Во-первых, чаще всего стрелковым дивизиям приходилось вести бой, занимая превышающий уставные нормативы фронт обороны. Во-вторых, советским войскам пришлось столкнуться с немецкой тактикой «танкового клина». Она заключалась в том, что танковый полк танковой дивизии Вермахта наносил удар на очень узком участке обороны. При этом плотность атакующих танков составляла 50–60 машин на километр фронта. Такое количество танков на узком фронте неизбежно насыщало противотанковую оборону.

Большие потери противотанковых пушек в начале войны привели к снижению количества противотанковых орудий в стрелковой дивизии. Стрелковая дивизия штата июля 1941 года имела всего восемнадцать 45-мм противотанковых пушек вместо пятидесяти четырех по предвоенному штату. По июльскому штату были полностью исключен взвод 45-мм пушек из стрелкового батальона и отдельный противотанковый дивизион. Последний был восстановлен в штате стрелковой дивизии в декабре 1941 года. Нехватку противотанковых пушек в какой-то мере восполняли недавно принятые на вооружение противотанковые ружья. В декабре 1941 года в стрелковой дивизии взвод ПТР был введен на полковом уровне. Всего в дивизии по штату было 89 ПТР.

В области организации артиллерии общей тенденцией конца 1941 года было наращивание числа самостоятельных противотанковых частей. На 1 января 1942 года в действующей армии и резерве Ставки ВГК имелись: одна артиллерийская бригада (на Ленинградском фронте), 57 противотанковых артиллерийских полков и два отдельных противотанковых артиллерийских дивизиона. По итогам осенних боев пять артиллерийских полков ПТО получили звание гвардейских. Два из них получили гвардию за бои под Волоколамском — они поддерживали 316-ю стрелковую дивизию И. В. Панфилова.
1942 год стал периодом наращивания числа и укрупнения самостоятельных противотанковых подразделений. 3 апреля 1942 года последовало постановление Государственного Комитета Обороны о формировании истребительной бригады. По штату в бригаде было 1795 человек, двенадцать 45-мм пушек, шестнадцать 76-мм пушек, четыре 37-мм зенитные пушки, 144 противотанковых ружья. Следующим постановлением от 8 июня 1942 года двенадцать сформированных истребительных бригад были объединены в истребительные дивизии, по три бригады в каждой.

Этапным для противотанковой артиллерии Красной армии стал приказ НКО СССР № 0528 за подписью И. В. Сталина, согласно которому: повышался статус истребительно-противотанковых подразделений, личному составу устанавливался двойной денежный оклад, за каждый подбитый танк устанавливалась денежная премия, весь командный и личный состав истребительно-противотанковых артиллерийских частей ставился на особый учёт и подлежал использованию только в указанных частях.

Отличительным знаком противотанкистов стал нарукавный знак в виде черного ромба с красной окантовкой со скрещенными орудийными стволами.

Повышению статуса противотанкистов сопутствовало формирование летом 1942 года новых истребительно-противотанковых полков. Было сформировано тридцать лёгких (по двадцать 76-мм пушек) и двадцать противотанковых артиллерийских полков (по двадцать 45-мм пушек).
Полки были сформированы в короткие сроки и сразу же брошены в бой на угрожаемых участках фронта.

В сентябре 1942 года формировались еще десять истребительно-противотанковых полков по двадцать 45-мм пушек. Также в сентябре 1942 года в наиболее отличившиеся полки была введена дополнительная батарея из четырех 76-мм орудий. В ноябре 1942 года часть истребительно-противотанковых полков была объединена в истребительные дивизии. К 1 января 1943 года в составе истребительно-противотанковой артиллерии Красной армии насчитывалось 2 истребительные дивизии, 15 истребительных бригад, 2 тяжелых истребительно-противотанковых полка, 168 истребительно-противотанковых полков, 1 истребительно-противотанковый дивизион.

Усовершенствованная система противотанковой обороны Красной армии получила у немцев наименование «пакфронт» (Pakfront). РАК — это немецкая аббревиатура для обозначения противотанкового орудия — Panzerabwehrkannone. Вместо линейного расположения орудий по обороняемому фронту в начале войны они объединялись группами под единым управлением. Это позволяло концентрировать на одной цели огонь нескольких орудий. Основой противотанковой обороны являлись противотанковые районы. Каждый противотанковый район состоял из отдельных противотанковых опорных пунктов (ПТОПов), находящихся в огневой связи друг с другом. «Находиться в огневой связи друг с другом» — означает возможность ведения соседними ПТОПами огня по одной цели. ПТОП насыщался всеми видами огневых средств. Основой огневой системы ПТОПа являлись 45-мм орудия, 76-мм полковые орудия, частично пушечные батареи дивизионной артиллерии и истребительно-противотанковые артиллерийские части.

Звездным часом истребительно-противотанковой артиллерии стало сражение на Курской дуге летом 1943 года. На тот момент 76-мм дивизионные пушки были основным средством истребительно-противотанковых частей и соединений. «Сорокапятки» составляли около трети общего числа противотанковых орудий на Курской дуге. Длительная пауза в боевых действиях на фронте позволила улучшить состояние частей и соединений за счет поступления техники от промышленности и доукомплектования противотанковых полков личным составом.

Последним этапом эволюции противотанковой артиллерии Красной Армии стало укрупнение ее частей и появление в составе противотанковой артиллерии самоходных орудий. К началу 1944 г. в истребительно-противотанковые бригады были переформированы все истребительные дивизии и отдельные истребительные бригады общевойскового типа. На 1 января 1944 г. в истребительно-противотанковой артиллерии числились 50 истребительно-противотанковых бригад и 141 истребительно-противотанковый полк. Приказом НКО № 0032 от 2 августа 1944 г. в состав пятнадцати истребительно-противотанковых бригад вводилось по одному полку СУ-85 (21 САУ). Реально самоходные орудия получили только восемь бригад.

Особое внимание уделялось подготовке личного состава истребительно-противотанковых бригад, была организована целенаправленная боевая подготовка артиллеристов для борьбы с новыми немецкими танками и штурмовыми орудиями. В противотанковых частях появились специальные инструкции: «Памятка артиллеристу – истребителю вражеских танков» или «Памятка по борьбе с танками Тигр». А в армиях оборудовались специальные тыловые полигоны, где артиллеристы тренировались в стрельбе по танкам-макетам, в том числе и движущимся.

Одновременно с повышением мастерства артиллеристов совершенствовалась тактика. С количественным насыщением войск противотанковыми средствами, всё чаще стал применяться метод «огневого мешка». Орудия размещались в «противотанковых гнёздах» по 6-8 пушек в радиусе 50-60 метров и хорошо маскировались. Гнезда располагались на местности для достижения фланкирования на дальних дистанциях с возможностью концентрации огня. Пропуская двигающиеся в первом эшелоне танки, огонь открывался внезапно, во фланг, на средних и коротких дистанциях.

В наступлении противотанковые орудия оперативно подтягивались вслед за наступающими подразделениями, чтобы в случае необходимости поддержать их огнём.

История противотанковой артиллерии в нашей стране началась в августе 1930 года, когда в рамках военно-технического сотрудничества с Германией был подписан секретный договор, согласно которому немцы обязались помочь СССР организовать валовое производство 6 артиллерийских систем. Для реализации договора в Германии была создана подставная фирма «БЮТАСТ» (общество с ограниченной ответственностью «Бюро для технических работ и изучений»).

Среди прочих предложенных СССР орудий была противотанковая 37-мм пушка. Разработка этого орудия, в обход ограничений, наложенных Версальским договором, завершилась на фирме «Рейнметалл Борзиг» 1928 году. Первые образцы орудия, получившего наименование Так 28 (Tankabwehrkanone, т. е. противотанковая пушка – слово Panzer вошло в обиход позже) поступили на испытания в 1930 году, а с 1932 г. начались поставки в войска. Орудие Так 28 имело ствол длиной 45 калибров с горизонтальным клиновым затвором, обеспечивавшим достаточно высокую скорострельность – до 20 выстр./мин. Лафет с раздвижными трубчатыми станинами обеспечивал большой угол горизонтальной наводки – 60°, но при этом ходовая часть с деревянными колесами была рассчитана лишь на конную тягу.

В начале 30-х годов это орудие пробивало броню любого танка, пожалуй, являлось лучшим в своём классе, намного опередив разработки в других странах.

После модернизации, получив колеса с пневматическими шинами, допускающими буксировку автомобилем, усовершенствованный лафет и улучшенный прицел, оно было принято на вооружение, под обозначением 3,7 cm Pak 35/36 (Panzerabwehrkanone 35/36).
Оставаясь до 1942 года основным противотанковым орудием Вермахта.

Немецкая пушка была запущена на производство на подмосковном заводе им. Калинина (№ 8), где она и получила заводской индекс 1-К. Предприятие осваивало производство нового орудия с огромным трудом, пушки делались полукустарно, с ручной подгонкой деталей. В 1931 заказчику завод предъявил 255 пушек, но не сдал ни одной по причине низкого качества сборки. В 1932 удалось сдать 404 пушки, в 1933 — ещё 105.

Несмотря на проблемы с качеством производимых орудий, 1-К была довольно совершенной для 1930 года противотанковой пушкой. Её баллистика позволяла поражать все танки того времени, на дистанции 300 м, бронебойный снаряд по нормали пробивал 30-мм броню. Орудие было очень компактно, его небольшой вес позволял расчёту легко перемещать его по полю боя. Недостатками орудия, которые и привели к быстрому снятию его с производства, были слабое осколочное действие 37-мм снаряда и отсутствие подрессоривания. Кроме того, выпущенные орудия отличались невысоким качеством сборки. Принятие на вооружение этого орудия рассматривалось как временная мера, поскольку руководство РККА хотело иметь более универсальную пушку, совмещавшую функции противотанкового и батальонного орудия, а 1-К из-за малого калибра и слабого осколочного снаряда на эту роль подходила плохо.

1-К была первой специализированной противотанковой пушкой РККА и сыграла большую роль в освоении этого вида оружия. Очень скоро она стала заменяться 45-мм противотанковой пушкой, став на её фоне практически незаметной. В конце 30-х 1-К стали изыматься из войск и передаваться на хранение, оставаясь в эксплуатации только в качестве учебных.

В начале войны все пушки, имевшиеся на складах, были брошены в бой, поскольку в 1941 году наблюдался дефицит артиллерии для комплектации большого количества вновь формируемых соединений и восполнения огромных потерь.

Конечно, к 1941 году характеристики бронепробиваемости 37-мм противотанкового орудия 1-К уже не могли считаться удовлетворительными, оно могло уверенно поражать только с лёгкие танки и бронетранспортёры. Против средних танков это орудие могло быть эффективно лишь при стрельбе в борт с близких (менее 300 м) дистанций. Тем более что советские бронебойные снаряды значительно уступали по бронепробиваемости германским аналогичного калибра. С другой стороны, это орудие могло использовать трофейные 37-мм боеприпасы, в этом случае его бронепробиваемость существенно повышалась, превышая даже аналогичные характеристики 45-мм пушки.

Каких-либо подробностей боевого применения этих орудий установить не удалось, вероятно, практически все они были потеряны в 1941 году.

Очень большое историческое значение 1-К состоит в том, что она стала родоначальником серии самых многочисленных советских 45-мм противотанковых пушек и советской противотанковой артиллерии в целом.

В ходе «освободительного похода» на западную Украину, было захвачено несколько сотен польских 37-мм противотанковых пушек и значительное количество боеприпасов к ним.

Первоначально они были отправлены на склады, а в конце 1941 года их передали в войска, поскольку из-за больших потерь первых месяцев войны существовал большой дефицит артиллерии, особенно противотанковой. В 1941 году для этой пушки ГАУ издало "Краткое описание, инструкция по эксплуатации".

37-мм противотанковая пушка, разработанная фирмой Бофорс, была весьма удачным орудием, способным успешно бороться с бронетехникой, защищённой противопульной бронёй.

Орудие имело достаточно высокую начальную скорость снаряда и скорострельность, небольшие габариты и массу (что облегчало задачу по маскировке орудия на местности и перекатыванию его на поле боя силами расчёта), а также было приспособлено к быстрой перевозке механической тягой. По сравнению с немецкой 37-мм противотанковой пушкой Pak 35/36 польское орудие имело лучшую бронепробиваемость, что объясняется более высокой начальной скоростью снаряда.

Во второй половине 30-х годов наметилась тенденция увеличения толщины танковой брони, кроме того, советские военные хотели получить противотанковое орудие способное оказывать огневую поддержку пехоте. Для этого требовалось увеличить калибр.
Новое 45-мм противотанковое орудие, было создано путём наложения 45-мм ствола на лафет 37-мм противотанковой пушки обр. 1931 года. Лафет также был усовершенствован — было введено подрессоривание колёсного хода. Полуавтоматический затвор в основном повторял схему 1-К и позволял делать 15-20 выстр./мин.

45-мм снаряд имел массу 1.43 кг и был тяжелее 37-мм более чем в 2 раза.На дистанции на 500 м бронебойный снаряд, по нормали пробивал 43-мм броню.На момент принятия на вооружение 45-мм противотанковая пушка обр. 1937 года пробивала броню любого существующего тогда танка.
Осколочная 45-мм граната при разрыве давала около 100 осколков, сохраняющих убойную силу при разлёте по фронту на 15 м и в глубину на 5-7 м. Картечные пули при стрельбе образуют поражающий сектор по фронту на до 60 м и в глубину до 400 м.
Таким образом, 45-мм противотанковая пушка имела неплохие противопехотные возможности.

С 1937 по1943 год было выпущено 37354 орудия. Незадолго до начала войны 45-мм пушка была снята с производства, так как наше военное руководство полагало, что новые германские танки будут иметь толщину лобовой брони непробиваемую для этих орудий. Вскоре после начала войны, орудие было снова запущено в серию.

45-мм пушки образца 1937 года полагались по штату противотанковым взводам стрелковых батальонов Красной Армии (2 орудия) и противотанковым дивизионам стрелковых дивизий (12 орудий). Они же были на вооружении отдельных противотанковых полков, в составе которых было 4-5 четырёхорудийных батарей.

Для своего времени по бронепробиваемости «сорокапятка» была вполне адекватной. Тем не менее недостаточная пробивная способность по 50-мм лобовой броне танков Pz Kpfw III Ausf H и Pz Kpfw IV Ausf F1 не подлежит сомнению. Зачастую это было связано с невысоким качеством бронебойных снарядов. Многие партии снарядов имели технологический брак. При нарушении режима термообработки в производстве, снаряды получались излишне твёрдыми и в результате раскалывались о броню танка, однако в августе 1941 года проблема была решена — в производственный процесс были внесены технические изменения (введены локализаторы).

Для улучшения бронепробиваемости на вооружение был принят подкалиберный 45-мм снаряд, с вольфрамовым сердечником, пробивавший на дистанции 500 м по нормали 66-мм броню, а при стрельбе на дистанции кинжального огня в 100 м — броню 88 мм.

С появлением подкалиберных снарядов, «сорокапятке» стали «по зубам» поздние модификации танков Pz Kpfw IV. Толщина лобовой брони, которых не превышала 80-мм.

В первое время новые снаряды были на особом учёте и выдавались поштучно. За неоправданный расход подкалиберных снарядов, командира орудия и наводчика могли отдать под трибунал.

В руках опытных и тактически умелых командиров и тренированных расчётов 45-мм противотанковое орудие представляло серьёзную угрозу для вражеской бронетехники. Положительными его качествами были высокая мобильность и лёгкость маскировки. Однако для лучшего поражения бронецелей настоятельно требовалось более мощное орудие, которым стала 45-мм пушка обр. 1942 года М-42, разработанная и принятая на вооружение в 1942 году.

45-мм противотанковая пушка М-42 была получена путём модернизации 45-мм пушки образца 1937 года на заводе № 172 в Мотовилихе. Модернизация заключалась в удлинении ствола (с 46 до 68 калибров), усилении метательного заряда (масса пороха в гильзе увеличилась с 360 до 390 грамм) и ряда технологических мер для упрощения серийного производства. Толщина брони щитового прикрытия была увеличена с 4.5 мм до 7 мм для лучшей защиты расчёта от винтовочных бронебойных пуль.

В результате модернизации начальная скорость снаряда возросла почти на 15 % — с 760 до 870 м/с. На дистанции 500 метров по нормали, бронебойный снаряд пробивал- 61мм, а подкалиберный снаряд пробивал -81 мм броню. По воспоминаниям ветеранов — противотанкистов, М-42 обладала очень высокой точностью стрельбы и относительно небольшой отдачей при выстреле. Это позволяло вести огонь с высокой скорострельностью без исправления наводки.

Серийное производство 45-мм пушек обр. 1942 года было начато в январе 1943 года и осуществлялось только на заводе № 172. В наиболее напряженные периоды завод изготавливал по 700 таких пушек ежемесячно. Всего за 1943-1945 годы было изготовлено 10 843 пушки обр. 1942 года. Их производство продолжалось и после войны. Новые орудия по мере выпуска шли на перевооружение противотанковых артиллерийских полков и бригад, имевших 45-мм противотанковые пушки обр. 1937 года.

Как вскоре выяснилось, бронепробиваемости М-42 для борьбы с немецкими тяжелыми танками с мощным противоснарядным бронированием Pz. Kpfw. V «Пантера» и Pz. Kpfw. VI «Тигр» было недостаточно. Более успешной была стрельба подкалиберными снарядами по бортам, корме и ходовой части. Тем не менее, благодаря налаженному массовому производству, мобильности, лёгкости маскировки и дешевизне орудие оставалось на вооружении до самого конца войны.

В конце 30-х остро стал вопрос создания противотанковых орудий способных поражать танки с противоснарядной бронёй. Расчёты показали бесперспективность калибра 45-мм с точки зрения резкого роста бронепробиваемости. Различными исследовательскими организациями рассматривались калибры 55 и 60 мм, но в итоге было решено остановиться на калибре 57 мм. Орудия такого калибра применялись в царской армии и флоте (пушки Норденфельда и Гочкиса). Для этого калибра был разработан новый снаряд — в качестве его гильзы была принята стандартная гильза от 76-мм дивизионной пушки с переобжатием дульца гильзы на калибр 57 мм.

В 1940 году к проектированию новой противотанковой пушки, соответствующей тактико-техническим требованиям Главного Артиллерийского Управления (ГАУ), приступил конструкторский коллектив, возглавляемый Василием Гавриловичем Грабиным. Главной особенностью новой пушки стало использование длинного ствола длиной в 73 калибра. Орудие на дистанции 1000 м пробивало бронебойным снарядом броню толщиной в 90 мм

Опытный образец орудия был изготовлен в октябре 1940 года и прошёл заводские испытания. А в марте 1941 года пушка была принята на вооружение под официальным наименованием «57-мм противотанковая пушка обр. 1941 г.» Всего с июня по декабрь 1941 года было сдано около 250 орудий.

57-мм пушки из опытных партий приняли участие в боевых действиях. Часть их были установлены на лёгком гусеничном тягаче «Комсомолец» — это была первая советская противотанковая САУ, которая из-за несовершенства шасси получилась не слишком удачной.

Новая противотанковая пушка легко пробивала броню всех существовавших тогда немецких танков. Однако из-за позиции ГАУ выпуск орудия был прекращён, а весь производственный задел и оснастка законсервированы.

В 1943 году с появлением у немцев тяжелых танков, производство орудия было восстановлено. Орудие образца 1943 года имело ряд отличий от пушек выпуска 1941 года, направленных в первую очередь на повышение технологичности производства орудия. Тем не менее, восстановление серийного производства проходило с трудом — возникли технологические проблемы с изготовлением стволов. Массовый выпуск орудия под наименованием «57-мм противотанковая пушка обр. 1943 г.» ЗИС-2 был организован к октябрю — ноябрю 1943 года, после ввода в строй новых производственных мощностей, обеспеченных поставленным по ленд-лизу оборудованием.

С момента возобновления производства, до конца войны в войска поступило более 9000 орудий.

С восстановление производства ЗИС-2 в 1943 году, орудия поступали в истребительно-противотанковые артиллерийские полки (иптап), по 20 орудий на полк.

С декабря 1944 года ЗИС-2 вводятся в штаты гвардейских стрелковых дивизий — в полковые противотанковые батареи и в истребительно-противотанковый дивизион (12 пушек). В июне 1945 года на аналогичный штат были переведены и обычные стрелковые дивизии.

Возможности ЗИС-2 позволяли на типичных дистанциях боя уверенно поражать 80-мм лобовую броню наиболее распространённых немецких средних танков Pz.IV и штурмовых САУ StuG III, а также бортовую броню танка Pz.VI «Тигр»; на дистанциях менее 500 м поражалась и лобовая броня «Тигра».
По совокупности стоимости и технологичности производства, боевых и служебно-эксплуатационных характеристик ЗИС-2 стала лучшей советской противотанковой пушкой времён войны.

По материалам:
http://knowledgegrid.ru/2e9354f401817ff6.html
Широкорад А. Б. Гений советской артиллерии: Триумф и трагедия В. Грабина.
А.Иванов. Артиллерия СССР во Второй Мировой войне.
Автор Сергей Линник

источник

спасибо


feldgrau.info

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *