Т 19 танк – Т-19 — Википедия

Т-19 Средний танк сопровождения пехоты

Разработчик: КБ ОАТ
Год начала работ: 1929
Год выпуска первого прототипа: 1931
Серийно не строился по причине отсутствия преимуществ перед Т-26

Едва был принят на вооружение легкий танк Т-18 (МС-1), как уже в 1929 году его признали устаревшим. Если по бронированию “малый сопровождения” вполне удовлетворял военных, то его ходовые характеристики по большей части не отвечали предъявляемым требованиям. Главным препятствием для Т-18 стали окопы и рвы шириной более 1,7 метра – при попытке их преодоления танк застревал и вытащить его можно было только с помощью другого танка или трактора. Максимальная скорость 15 км\ч тоже трудно было назвать преимуществом этого танка. Кроме того, как показали бои на КВЖД, огневая мощность 37-мм пушки типа Гочкисс оказалась слишком мала для борьбы с долговременными оборонительными сооружениями. В то же время, пулеметное вооружение полностью себя оправдало.

Основываясь на имеющихся сведениях штаб РККА пересмотрел техническое задание к танку сопровождения пехоты. На заседании РВС СССР, проходившем 17-18 июля 1929 года, была принята Система танко-тракторного-автоброне-вооружения, одним из пунктов которой была замена не оправдавших себя Т-18 на более мощный танк, получивший обозначение

Т-19.

Разработка этой машины была поручена конструкторскому бюро орудийно-арсенального треста (КБ ОАТ), которому поставили срок сдачи проекта к 15 января 1930 г. Руководителем и ответственным за исполнение технического задания назначили талантливого конструктора С.А.Гинзбурга. Вместе с ним над проектом работали А. Микулин и В. Симский (силовая установка и ходовая часть), а также Д. Майдель (общая компоновка и башня) и П. Сячинтов (вооружение).

Требования к танку сопровождения были вполне приемлемые — Т-19 должен был самостоятельно преодолевать рвы и окопы шириной более 2 метров на максимально возможной скорости и иметь вооружение, дающее танку превосходство на боевыми машинами аналогичного класса. Боевая масса определялась в 7300 кг, а максимальная скорость – в 30 км\ч по твердому грунту. На танке планировалось установить двигатель мощностью 100 л.с.

Бронирование Т-19 должно было защищать жизненно важные агрегаты и экипаж от попаданий пуль любого калибра и 37-мм снарядов на дальности 1000 метров, в связи с чем толщина броневых листов определялась в 18-20 мм. Однако даже предварительные расчеты показывали, что в этом случае этом масса танка неизбежно возрастала. Толщину бронелистов пришлось уменьшить до 16 мм, что по уровню защищенности отодвигало Т-19 до уровня Т-18. Тогда, по предложению инженера М.И.Таршинова и С.А.Гинзбурга был предложен вариант с наклонным бронированием лобовых листов корпуса и башни. Предполагалось, что это будет способствовать рикошету пуль и снарядов.

Согласно техническому заданию вооружение Т-19 состояло из одной 40-мм пушки и двух 7,62-мм пулеметов ДТ, но поскольку орудие указанного калибра так и не было создано, его пришлось заменить на 37-мм полуавтоматическую пушку образца 1930 г. Разработали два варианта установки вооружения в новой конической башне. Первый из них был аналогичен Т-18 (установка пушки и пулемета раздельно), а второй предусматривал монтаж пушки и пулемета в общей маске.Для наблюдения за полем боя по-прежнему использовались смотровые щели, которые были защищены пуленепробиваемыми стеклами типа “Симплекс-Триплекс”.

Ходовая часть Т-19 была отчасти заимствована у французского танка Renault NC-27. Дело в том, что в те годы у советских конструкторов не было достаточно опыта для проектирования шасси “с нуля”, в то время как авторитет фирмы Renault в области танкостроения был тогда весьма высок. Конструктивно ходовая часть Т-19 состояла (применительно на один борт) из 12 опорных катков малого диаметра с вертикальной пружинной подвеской, сблокированных в три тележки, 4 поддерживающих роликов, переднего ведущего и заднего направляющего колеса. Для сравнения, шасси танка NC-27 отличалось двумя дополнительными “натяжными” катками, а также несколько иной конструкцией подвески, ведущего и направляющего колес. Подобная ходовая часть, из-за большого количества катков, впоследствии стала именоваться как “японский тип”.

Однако, в остальном, Т-19 имел достаточно много новаций, которые чрезмерно усложнили его конструкцию. Например, при своих габаритных размерах, танк мог свободно преодолевать рвы шириной до 2 метров без помощи “хвоста” (уже тогда считавшегося архаизмом), но в случае встречи со рвом до 3 метров два танка должны были сцепляться при помощи специальных ферменных конструкций, для чего в носовой и кормовой части корпуса имелись по три проушины для их установки.

На Т-19 впервые в советском танкостроении решили отработать установку оборудования для действий в условиях химической войны. Танк оснащался приточной вентиляцией с “противогазным фильтром”, способной пропускать 180 кубических метров воздуха в час. Фильтр мог нейтрализовать такие отравляющие вещества, как синильная кислота, фосген, хлорпикрин, окись углерода и ядовитые дымы в течении 3-х часов. Затем предполагалась смена фильтра, либо экипаж должен был одеть противогазы.

Более сложной была попытка сделать Т-19 плавающим. В первоначальном техническом задании это не предусматривалось, но инженерам пришлось постоянно дорабатывать проект, согласно требованиям военных. В одном из первых вариантов планировалась установка двух съёмных винтов в кормовой части корпуса, однако из-за чрезмерного усложнения конструкции от этого пришлось отказаться. Тогда было решено оснастить Т-19 навесными плавсредствами (надувными или каркасными поплавками), которые могли бы сбрасываться без выхода экипажа из танка. Такие поплавки были разработаны корабельным инженером Б.С.Смирновым, но на практике они построены не были.

Кроме того, военные выдвинули ещё несколько требований, с целью обеспечить максимальную многофункциональность танка, временами доводя их до абсурда. Например, было высказано пожелание

“коленчатыми лапами с шипами для перелезания через стенки и движения в условиях гор, покрытых снегом …”

Разумеется, ни КБ, ни завод-изготовитель в указанный срок не уложились. В постановлении РВС от 13 августа 1930 года по этому поводу было сказано следующее:

“Малый танк Т-19. Отмечая совершенную неудовлетворительность взятых темпов по изготовлению опытного образца танка Т-19 – поручить Орудийно-арсенальному объединению ВСНХ закончить изготовление опытного образца к 1 марта 1931 г., а выпуск первой валовой партии в IV квартале 1930/31 г. с тем, чтобы с 1 октября 1931 года перейти на массовое производство танков этого типа”.

Поэтому постройка опытного образца Т-19 началась в июне 1931 года. Прототип танка в основных узлах был готов к концу августа, а окончательная сборка была завершена только осенью 1931 г. Подобная задержка была вызвана огромной сложностью конструкции Т-19, которая была сравнима разве что с ТГ (“Танк Гротте”). Наибольшие затруднения, как и ожидалось, доставила сборка ходовой части. В производстве требовалось применить огромное количество разнотипных подшипников – эти детали в СССР тогда не производились, являясь исключительно импортным товаром. Кроме этого, 100-сильный двигатель конструкции Микулина так и не был готов в срок, из-за чего на танк пришлось ставить американский мотор Franklin мощностью 95 л.с. Это повлекло за собой полную переработку трансмиссии (вместе с КПП) и моторного отсека. Оснащение Т-19 химическим и плавательным оборудованием тоже повлияло на него не лучшим образом.

На испытаниях, проведенных в конце 1931 — начале 1932 гг., прототип танка сопровождения показал неудовлетворительные результаты. За счет удлинения ходовой части удалось повысить его показатели по преодолению фортификационных сооружений и естественных препятствий, но в остальном Т-19 проявил себя не лучшим образом. Прежде всего, многокатковая ходовая часть оказалась слишком сложной в обслуживании, обладала низкой надежностью, а максимальная скорость танка составила всего 27 км\ч. Коническая башня так и не была получена, поэтому опытный образец танка был оснащен башней с серийного Т-18 образца 1930 года, на которой был расширен погон. Вооружение на Т-19 вообще не устанавливалось в виду неготовности нового 37-мм орудия. Вместе с тем, масса танка доходила до 8 тонн, а после заполнения танка полным комплектом оборудования и боезапасом она могла увеличиться ещё на несколько сотен килограмм. Но главное – по стоимости Т-19 был почти в три раза дороже легкого двухбашенного танка Т-26, производство которого в 1931 году наладили в Ленинграде. В такой ситуации работы над отечественным проектом решили свернуть в пользу более перспективного “англичанина”, хотя уже были построены два прототипа и элементы корпуса из литых деталей. Тем не менее, конструкторская бригада Гинзбурга не сдавалась.

Ещё 26 января 1931 года был утвержден проект модифицированного танка, известного как Т-19 “улучшенный”. Корпус, коническая башня и состав вооружения претерпели минимальные изменения, но ходовую часть полностью перепроектировали. Вместо сложного шасси “японского типа” танк получил “британскую” подвеску и опорные катки (как у Т-26). В результате полученного симбиоза получилась более дешевая боевая машина с чуть лучшим бронированием. В своем докладе Гинзбург отмечал, что модернизированный Т-19 будет обладать лучшими ТТХ, но уже в феврале 1931 года вышло постановление о принятии на вооружение Т-26 и БТ-2, которые могли с успехом выполнять те же задачи, что и Т-19. Так, проект был окончательно закрыт, а опытные образцы в скором времени разделали на металл.

Источники:
М.Свирин, А.Бескурников «Первые советские танки» (Армада №1 за 1995 год)
М.Свирин «Броня крепка. История советского танка. 1919—1937». Эксмо, Москва, 2007
«Battlefield»: Основной танк Т-19

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ СРЕДНЕГО ТАНКА
Т-19 обр.1931 г.

БОЕВАЯ МАССА 8050 кг
ЭКИПАЖ, чел. 3
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм 4500
Ширина, мм 2300
Высота, мм 2183
Клиренс, мм ?
ВООРУЖЕНИЕ одна 37-мм пушка Б-3 или «Гочкисс» и два 7,62-мм пулемета ДТ-29 (не устанавливались)
БОЕКОМПЛЕКТ 98 выстрелов и 3500 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ телескопический прицел
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса – 16 мм
борт корпуса – 16 мм
корма корпуса – 16 мм
башня – 16 мм
крыша — 8 мм
днище — 8 мм
ДВИГАТЕЛЬ ГАЗ-М1, карбюраторный, 6-цилиндровый, мощностью 100 л.с.
ТРАНСМИССИЯ механического типа
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ (на один борт) 13 опорных катков с вертикальной пружинной подвеской, 4 поддерживающих ролика, переднее напрвляющее и заднее ведущее колесо, мелкозвенчатая гусеница из стальных траков
СКОРОСТЬ 27 км\ч
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ 192 км
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град. ?
Высота стенки, м ?
Глубина брода, м 0,62
Ширина рва, м 2,00
СРЕДСТВА СВЯЗИ

aviarmor.net

Легкий танк Т-19

Т-19 — советский опытный лёгкий танк (в документах иногда обозначается, как основной танк сопровождения). Был создан в 1929—1931 годах для замены танка Т-18 в РККА. Отличался множеством внедрённых на нём новшеств — системой защиты от химического оружия, способностью преодолевать водные преграды при помощи съёмных понтонов, конструкцией для жёсткой сцепки танков попарно для преодоления противотанковых рвов и т.д. В 1931 году было изготовлено два прототипа. Однако высокая цена и сложность изготовления делали Т-19 малопригодным для массового производства. В итоге предпочтение было отдано разворачиванию серийного производства в СССР танка «Виккерс 6-тонный» (Т-26), не уступавшего Т-19 по основным показателям и намного более дешёвого, а все работы по Т-19 были прекращены.

 

Танк Т-19 должен был стать ударным средством мобильных подразделений РККА в условиях маневренного боя. Главными требованиями к нему стали: способность преодолевать большинство полевых фортификационных сооружений (окопов) и проволочных заграждений без помощи «хвоСта» и на максимально возможной скорости; огневая мощь, обеспечивающая превосходство на поле боя перед всеми известными боевыми машинами сходной массы; бронирование, защищающее его экипаж от винтовочных и пулеметных пуль на всех дистанциях, а от огня 37-мм пушек на дальности 1000 м.

 

Согласно техзаданию танк должен был обладать массой не более 7,3 т, скоростью движения по хорошему грунту не ниже 30 км/ч, двигателем мощностью 100 л.с., вооружением из 40-мм танковой пушки и 2 пулеметов и броневой защитой толщиной 18–20 мм. Ответственным исполнителем по танку Т-19 был назначен С. Гинзбург. Над проектом работали также инженеры А. Микулин и В. Симский (силовой агрегат и ходовая часть), Д. Майдель (общая компоновка, башня), П. Сячинтов (вооружение).

 

Подвеска Т-19 стала развитием таковой от французского танка «Рено» обр 1927 г. (Renault NC). Новый танк был более длинным, чем Т-18, что позволяло улучшить его проходимость без применения «хвоста», а также уменьшить продольные колебания корпуса. Интересно отметить, что когда выяснился факт превышения допустимой массы Т-19 по сравнению с техзаданием (что не позволяло использовать в нем бронирование толщиной более 16 мм), повышение пулестойкости корпуса попытались достичь тщательным подбором формы кузова. Для строящегося Т-19 была выбрана схема бронирования, предложенная конструктором С. Гинзбургом и разработанная М. Таршиновым (занятым в КБ ХПЗ созданием Т-12/Т-24). Идея улучшения бронестойкости кузова заключалась в том, чтобы изготавливать его с большими углами наклона броневых листов, которые будут сказываться на склонности пуль и снарядов к рикошету (аналогичное решение было применено позднее при создании А-20 — Т-34).

 

Вооружение Т-19 после пересмотра проекта предполагалось из 37-мм полуавтоматической танковой пушки обр. 1930 г., а также двух пулеметов ДТ (один располагался в лобовом листе корпуса у радиста; второй — в башне). Установка вооружения в башне предусматривалась в двух вариантах — независимая установка пушки и пулемета, а также спаренная установка их в единой маске.

 

Т-19 стал первым танком, специально спроектированным для действий в условиях химической войны, для чего он оборудовался приточной вентиляцией производимостью 180 м/ч с «противогазным фильтром», способным нейтрализовать фосген, синильную кислоту, хлорпикрин, окись углерода и ядовитые дымы в течение трех часов, после чего экипаж мог выполнять боевую задачу в противогазах либо, выйдя из отравленной зоны и сменив фильтр, действовать без них еще 3 часа.

 

Проектом Т-19 предусматривалось придание ему «плавучих свойств» при помощи надувных, или каркасных поплавков, сброс которых мог бы производиться без выхода экипажа из машины. К изготовлению были приняты плавсредства корабельного инженера Б. Смирнова. Первоначально было даже желание оснастить танк двумя съемными винтами для движения танка по воде, но позднее функцию движения танка по водной глади доверили специальному «водяному трактору», создание которого планировалось в 1931 г.

 

Кроме того, несмотря на то что смета изготовления опытного образца была израсходована полностью, ряд узлов так и остался на бумаге. Например, коническую башню, предполагавшуюся к установке на танк, даже не начинали делать на Ижорском заводе и для испытаний опытного образца на Т-19 установили башню Т-18 на немного уширенном погоне.

 

37-мм танковая пушка обр. 1930 г. также не была закончена в срок и попала, таким образом, только на машины постройки 1932–33 гг. БТ, Т-26 и прототипы Т-28 и Т-35.

 

Шестицилиндровый двигатель воздушного охлаждения мощностью 100 л.с. конструкции А. Микулина также не был доведен на «Большевике», а применение быстро-оборотного мотора «Франклин» мощностью 95 л.с. требовало применения новой КПП и даже переделки МТО танка (мотор был больше по габаритам).

 

www.tankimira.ru

Легкий танк Т-19


Год разработки: 1929 г.
Год производства: 1931 г.
Боевая масса: 8,05 тонн
Длинна: 4500 мм
Ширина: 2300 мм
Высота: 2183 мм
Скорость: 27 км\ч
Запас хода: 190 км
Радио:
Броня
a. Лоб:
16 мм
b. Борт:: 16 мм
c. Корма: 16 мм
d. Рубка: 8 мм
e. Корпус: (верх) 8 мм
f. Корпус: (низ) 8 мм
g. Крыша/Днище: 8 мм
Экипаж: 3 чел.
Вооружение: Пушка 37-мм системы Гочкисса, 2 × 7,62-мм ДТ-29
Изготовители: СССР

Т-19 — советский опытный лёгкий танк (в документах иногда обозначается, как основной танк сопровождения). Был создан в 1929—1931 годах для замены танка Т-18 в РККА. Отличался множеством внедрённых на нём новшеств — системой защиты от химического оружия, способностью преодолевать водные преграды при помощи съёмных понтонов, конструкцией для жёсткой сцепки танков попарно для преодоления противотанковых рвов и т.д. В 1931 году было изготовлено два прототипа. Однако высокая цена и сложность изготовления делали Т-19 малопригодным для массового производства. В итоге предпочтение было отдано разворачиванию серийного производства в СССР танка «Виккерс 6-тонный» (Т-26), не уступавшего Т-19 по основным показателям и намного более дешёвого, а все работы по Т-19 были прекращены.

 

Танк Т-19 должен был стать ударным средством мобильных подразделений РККА в условиях маневренного боя. Главными требованиями к нему стали: способность преодолевать большинство полевых фортификационных сооружений (окопов) и проволочных заграждений без помощи «хвоСта» и на максимально возможной скорости; огневая мощь, обеспечивающая превосходство на поле боя перед всеми известными боевыми машинами сходной массы; бронирование, защищающее его экипаж от винтовочных и пулеметных пуль на всех дистанциях, а от огня 37-мм пушек на дальности 1000 м.

 

Согласно техзаданию танк должен был обладать массой не более 7,3 т, скоростью движения по хорошему грунту не ниже 30 км/ч, двигателем мощностью 100 л.с., вооружением из 40-мм танковой пушки и 2 пулеметов и броневой защитой толщиной 18–20 мм. Ответственным исполнителем по танку Т-19 был назначен С. Гинзбург. Над проектом работали также инженеры А. Микулин и В. Симский (силовой агрегат и ходовая часть), Д. Майдель (общая компоновка, башня), П. Сячинтов (вооружение).

 

Подвеска Т-19 стала развитием таковой от французского танка «Рено» обр 1927 г. (Renault NC). Новый танк был более длинным, чем Т-18, что позволяло улучшить его проходимость без применения «хвоста», а также уменьшить продольные колебания корпуса. Интересно отметить, что когда выяснился факт превышения допустимой массы Т-19 по сравнению с техзаданием (что не позволяло использовать в нем бронирование толщиной более 16 мм), повышение пулестойкости корпуса попытались достичь тщательным подбором формы кузова. Для строящегося Т-19 была выбрана схема бронирования, предложенная конструктором С. Гинзбургом и разработанная М. Таршиновым (занятым в КБ ХПЗ созданием Т-12/Т-24). Идея улучшения бронестойкости кузова заключалась в том, чтобы изготавливать его с большими углами наклона броневых листов, которые будут сказываться на склонности пуль и снарядов к рикошету (аналогичное решение было применено позднее при создании А-20 — Т-34).

 

Вооружение Т-19 после пересмотра проекта предполагалось из 37-мм полуавтоматической танковой пушки обр. 1930 г., а также двух пулеметов ДТ (один располагался в лобовом листе корпуса у радиста; второй — в башне). Установка вооружения в башне предусматривалась в двух вариантах — независимая установка пушки и пулемета, а также спаренная установка их в единой маске.

 

Т-19 стал первым танком, специально спроектированным для действий в условиях химической войны, для чего он оборудовался приточной вентиляцией производимостью 180 м/ч с «противогазным фильтром», способным нейтрализовать фосген, синильную кислоту, хлорпикрин, окись углерода и ядовитые дымы в течение трех часов, после чего экипаж мог выполнять боевую задачу в противогазах либо, выйдя из отравленной зоны и сменив фильтр, действовать без них еще 3 часа.

 

Проектом Т-19 предусматривалось придание ему «плавучих свойств» при помощи надувных, или каркасных поплавков, сброс которых мог бы производиться без выхода экипажа из машины. К изготовлению были приняты плавсредства корабельного инженера Б. Смирнова. Первоначально было даже желание оснастить танк двумя съемными винтами для движения танка по воде, но позднее функцию движения танка по водной глади доверили специальному «водяному трактору», создание которого планировалось в 1931 г.

 

Кроме того, несмотря на то что смета изготовления опытного образца была израсходована полностью, ряд узлов так и остался на бумаге. Например, коническую башню, предполагавшуюся к установке на танк, даже не начинали делать на Ижорском заводе и для испытаний опытного образца на Т-19 установили башню Т-18 на немного уширенном погоне.

 

37-мм танковая пушка обр. 1930 г. также не была закончена в срок и попала, таким образом, только на машины постройки 1932–33 гг. БТ, Т-26 и прототипы Т-28 и Т-35.

 

Шестицилиндровый двигатель воздушного охлаждения мощностью 100 л.с. конструкции А. Микулина также не был доведен на «Большевике», а применение быстро-оборотного мотора «Франклин» мощностью 95 л.с. требовало применения новой КПП и даже переделки МТО танка (мотор был больше по габаритам).

 

www.tank2.ru

Лёгкий танк сопровождения пехоты Т-19.

Разработчик: КБ ОАТ Год начала работ: 1929 Год выпуска первого прототипа: 1931 Судьба проекта: Серийно не строился по причине отсутствия преимуществ перед Т-26 и БТ-2

Практически сразу после принятия на вооружение РККА танк МС-1(Т-18) был признан морально устаревшим. По состоянию на 1929 год эта машина ещё удовлетворяла представителей армии, а по ходовым качествам – уже нет. Танк был не в состоянии преодолеть ров или окоп шириной более 1,7 м. Бои на КВЖД продемонстрировали низкую огневую мощь установленной на танке пушки Гочкиса калибра 37 мм. Скорость в 15 км/час также нельзя было отнести к преимуществам Т-18.

Поэтому одним из первых пунктов, включённых во вновь принятую 18.07.29 «Систему ТТАБВ» было задание на разработку более мощного танка, Т-19, которым планировалось заменить Т-18. Новый танк должен был стать основной ударной силой частей РККА в современном маневренном бое.

ГКБ ОАТ, которое в тот период являлось ведущим танкостроительным КБ СССР, была поставлена задача разработать проект новой машины до 15.01.30.

Согласно ТЗ на разработку нового танка последний должен был отвечать минимальному набору требований:

  • на максимальной скорости преодолевать рвы шириной более 2 метров и все основные полевые укрепления без использования «хвоста»;
  • иметь вооружение, обеспечивающее ему превосходство надо всеми иными машинами аналогичного класса, находящимися на вооружении вероятного противника;
  • полная масса Т-19 не должна была превышать 7,3 тонны;
  • максимальная скорость по твёрдым грунтовым покрытиям – не менее 30 км/час;
  • минимальная мощность двигателя – 100 и более л.с.;
  • бронирование машины на дальности свыше 1000 м должно было гарантированно защищать экипаж и внутренние агрегаты танка от попадания снаряда калибра 37 мм.

Рис.83 Танк Т-19 без установленного вооружения. Вид сбоку.

В качестве вооружения была принята пушка калибра 40 мм и два пулемёта калибра 7,62 мм. Но пушки такого калибра в СССР не выпускались, поэтому остановились на пушке образца 1930 года калибра 37 мм.  Для Т-19 проработали два варианта размещения вооружения. Первый – аналогичный тому, который был использован на Т-18 (раздельная установка пулемёта и пушки в башне). Согласно второму – пулемёт и пушка размещали в единой маске. Второй пулемёт устанавливался в лобовом листе корпуса в качестве курсового.

Специальных систем наблюдения на танке не было, оно велось через смотровые щели.

Проектирование ходовой части нового танка велось под сильным влиянием французской танковой школы. В качестве образца был выбран танк  Renault NC-27. Из-за большого количества используемых в ней катков (12 на борт) в дальнейшем такую схему стали называть «японским типом».

 

Рис.84  Танк Т-19 без вооружения. Вид спереди.

 

В проект внесли много новых конструктивных решений, что сделало конструкцию крайне сложной в производстве. Пример. Преодолевать рвы шириной до 2 м Т-19 мог без подстыкованного хвоста. Рвы большей ширины (до 3 м) преодолевались сцепкой из двух танков Т-19, для чего на корпусе последнего впереди и сзади были размещены специальные устройства.

Кроме этого Т-19 стал первым советским танком, на котором прорабатывалась возможность защиты экипажа от ОВ и использование танка в войне химической. Для чего на танке была установлена специально спроектированная для него система фильтровентиляции, которая защищала экипаж в течение 3 часов от отравляющих дымов всех известных на то время боевых ОВ. После этого требовалась замена фильтра или переход на противогазы.

В ходе разработки проекта Т-19 было предпринято несколько попыток сделать новую машину плавающей. Но работа по данному вопросу сильно тормозилась постоянно меняющимися требованиями заказчика, представителей армии. Первоначально планировалось установить два гребных винта (съёмных). Но такая конструкция получалась излишне сложной. От винтов отказались. А буксировку танка планировалось возложить на специально разрабатываемый для этих целей «вдяной трактор». Затем последовало требование обеспечить плавучесть танка за счёт навесных поплавков, которые после преодоления водной преграды сбрасывались с танка. Конструкцию таких поплавков разработали, но она так и осталась только в чертежах.

Требования военных иногда доходили до абсурда. Например одно из них, внесённое в ТЗ ОФИЦИАЛЬНО, требовало обеспечить Т-19 коленчатыми лапами, которые будут иметь шипы и позволят танку перелезать через стены и двигаться в условиях высокогорья по рыхлому снегу.

Всё это привело к тому, что реальные работы над первым прототипом начались только летом 1931 года, и была завершена глубокой осенью этого же года.  Это обусловлено было тем, что по своей сложности конструкция Т-19 была сопоставима с танком ТГ. Двигатель Микулина, который создавался для танка, к сроку доведён не был, поэтому пришлось заменять его иностранным, «Franklin» мощность которого составляла 95 л.с. Замена двигателя потребовала переработки конструкции моторного отсека, КПП и всей трансмиссии. Установка оборудования для плавания и средств химической защиты далеко не лучшим образом сказалась на боевых возможностях танка и его конечной стоимости.

Испытания 31/32 годов показали его низкую надёжность, излишнюю техническую сложность. Скорость танка не превышала 27 км/час. А башню конической формы для него так и не разработали. Поэтому на испытания танк вышел со штатной баней от Т-18, у которой просто уширили погон.

Рис. 85 Т-19 без установленного вооружения на испытаниях.

Опытный экземпляр проходил испытания без пушки. так как её не смогли изготовить в срок. машина получилась значительно тяжелее заданных 7,3 т (фактическая масса превышала 8 тонн без боекомплекта и вооружения). А по стоимости проект Т-19 в три раза был дороже танка Т-26, который с 1931 года уже серийно выпускался в Ленинграде.

Всё это привело к сворачиванию работ над «советским» проектом в пользу проекта «английского», несмотря на то, что уже были потрачены значительные средства и изготовлено два опытных танка Т-19.

Но КБ Гинзбурга не сдавалось и в январе 1931 года завершило работы по глубокой модернизации Т-19, который получил полностью переделанную ходовую часть, аналогичную Т-26, и улучшенное бронирование. Но даже в своём новом обличии танк не мог конкурировать с уже принятыми на вооружение танками Т-26 и БТ-2.

Поэтому проект закрыли окончательно.

Рис.86  Т-19. Вид сбоку.

Поделитесь с друзьями:

bronetechnikamira.ru

Советские танки тридцатых годов. Методом проб и ошибок. Часть 3.2.

Продолжение вот этого поста http://mihalchuk-1974.livejournal.com/30198.html эта часть обзора посвящена легким танкам тридцатых годов.

Начнем с коннкурента Т-26. Танка отечественной разработки известного под индексом Т-19. Этот танк известен тем, что над ним трудились известные в последующем советские конструкторы.

Современный чертеж танка Т-19

Разработка этой машины была поручена конструкторскому бюро орудийно-арсенального треста (КБ ОАТ), которому поставили срок сдачи проекта к 15 января 1930 г. Руководителем и ответственным за исполнение технического задания назначили конструктора С.А.Гинзбурга. Вместе с ним над проектом работали А. Микулин и В. Симский (силовая установка и ходовая часть), а также Д. Майдель (общая компоновка и башня) и П. Сячинтов (вооружение). Согласно техническому заданию вооружение Т-19 состояло из одной 40-мм пушки и двух 7,62-мм пулеметов ДТ, но поскольку орудие указанного калибра так и не было создано, его пришлось заменить на 37-мм полуавтоматическую пушку образца 1930 г. Разработали два варианта установки вооружения в новой конической башне. Первый из них был аналогичен Т-18 (установка пушки и пулемета раздельно), а второй предусматривал монтаж пушки и пулемета в общей маске.Для наблюдения за полем боя по-прежнему использовались смотровые щели, которые были защищены пуленепробиваемыми стеклами типа “Симплекс-Триплекс”. Танк должен был преодолевать рвы шириной 2 метра, вес не более 7300 кг, скорость не менее 30 км/ч по шоссе. Бронирование танка должно было защищать машину от пуль любого калибра и снарядов 37 мм пушки на расстоянии 1000 метров. Расчеты показали, что для этого танк должен иметь толщину брони 20 мм, но тогда он получался тяжелей 7,3 тонн. Тогда впервые в отечественном танкостроении, по предложению инженера М.И.Таршинова и С.А.Гинзбурга был предложен вариант с наклонным бронированием лобовых листов корпуса и башни. Это был первый советский танк с защитой от химического оружия. Военные постоянно меняли требования к машине.
Поэтому постройка опытного образца Т-19 началась в июне 1931 года. Прототип танка в основных узлах был готов к концу августа, а окончательная сборка была завершена только осенью 1931 г. Подобная задержка была вызвана огромной сложностью конструкции Т-19, которая была сравнима разве что с ТГ (“Танк Гротте”), и "капризностью" военных, требовавших, чтобы Т-19 был "и швец, и жнец и на дудке игрец".
На испытаниях, проведенных в конце 1931 - начале 1932 гг., прототип танка сопровождения показал неудовлетворительные результаты. За счет удлинения ходовой части удалось повысить его показатели по преодолению фортификационных сооружений и естественных препятствий, но в остальном Т-19 проявил себя не лучшим образом. Прежде всего, многокатковая ходовая часть оказалась слишком сложной в обслуживании, обладала низкой надежностью, а максимальная скорость танка составила всего 27 км\ч. Коническая башня так и не была получена, поэтому опытный образец танка был оснащен башней с серийного Т-18 образца 1930 года, на которой был расширен погон. Вооружение на Т-19 вообще не устанавливалось в виду неготовности нового 37-мм орудия. Вместе с тем, масса танка доходила до 8 тонн, а после заполнения танка полным комплектом оборудования и боезапасом она могла увеличиться ещё на несколько сотен килограмм. Но главное – по стоимости Т-19 был почти в три раза дороже легкого двухбашенного танка Т-26, производство которого в 1931 году наладили в Ленинграде. В такой ситуации работы над отечественным проектом решили свернуть в пользу более перспективного “англичанина”, хотя уже были построены два прототипа и элементы корпуса из литых деталей. Тем не менее, конструкторская бригада Гинзбурга не сдавалась.
Ещё 26 января 1931 года был утвержден проект модифицированного танка, известного как Т-19 “улучшенный”. Корпус, коническая башня и состав вооружения претерпели минимальные изменения, но ходовую часть полностью перепроектировали. Вместо сложного шасси “японского типа” танк получил “британскую” подвеску и опорные катки (как у Т-26). В результате полученного симбиоза получилась более дешевая боевая машина с чуть лучшим бронированием. В своем докладе Гинзбург отмечал, что модернизированный Т-19 будет обладать лучшими ТТХ, но уже в феврале 1931 года вышло постановление о принятии на вооружение Т-26 и БТ-2, которые могли с успехом выполнять те же задачи, что и Т-19. Так, проект был окончательно закрыт, а опытные образцы в скором времени разделали на металл.
Танк Т-19 на испытаниях


Несмотря на провал первой попытки поставить танк Т-26 на колесно гусеничный ход (это танк КТ-26) попыток модернизации с целью улучшить Т-26 не бросали. Одной из машин, которые родились в результате этих работ стал танк Т-46.
Его проект был выполнен под руководством С. Гинзбурга. Ведущим конструктором танка стал В. Симский.
От своих предшественников танк отличался в первую голову двигателем. Конструкция танка предполагала установку в его моторно-силовом отделении либо дизель-мотора ДТ-4, либо бензинового МТ-4 мощностью 200 л.с. (180-210 л.с.) Проектирование этих двигателей велось на заводе им. Ворошилова. Они были одинаковы по габаритным размерам и креплению, поскольку предполагалась их взаимозамена.
Ожидалось, что покуда работы над дизелем продлятся несколько лет, конструкцию танка можно будет отрабатывать на бензомоторе, в создании которых у двигателистов был большой опыт.
Танк Т-46 на испытаниях


По компоновке танк Т-46 напоминал Т-26 с двигателем в корме и ведущими колесами переднего расположения. Но форма корпуса танка подверглась некоторым изменениям. Он был крупнее и нес более просторную башню, в которую можно было без изменений установить танковую пушку либо калибра 45-мм (танковая пушка 20К обр. 1932/34 гг.), либо 76-мм (танковая пушка ПС-3 обр. 1933 г.).
Опытный образец танка был построен в 1935 г., но оказался сильно перетяжелен. Его вес почти наполовину превысил положенные 10 т, и потому КПП и бортредуктора, спроектированные для него, уже не справлялись с возросшими нагрузками.Было принято решение по доработке танка, боевой вес которого разрешили поднять до 14-15 т. Продолжала работы над Т-46 (проекты №№ 46-1, 46-2, 46-3) конструкторская группа нового КБ Опытного завода Спецмаштреста им. Кирова (бывшего ОКМО) под руководством О. Иванова, так как С. Гинзбург был отстранен приказом замнаркома вооружений М. Тухачевского.
При рассмотрении проектов Т-46 для постройки эталона был выбран проект № 46-3, который под индексом Т-46-1, постановлением СТО от 29 февраля 1936 г., был принят на вооружение РККА. Эталон же танка был готов в ноябре 1936 г. Он прошел цикл дополнительных испытаний, и с декабря 1936 г. началось его серийное производство на заводе № 174 им. Ворошилова.
Этот вариант, по сравнению с прототипом Т-46, потяжелел еще больше. Его боевой вес составлял уже 17,5 т, что произошло во многом потому, что танк получил новый двигатель МТ-5 мощностью 300 л.с., а также усиленную броню (толщина вертикальных листов брони теперь составляла 15 мм, а не 10-14, как прежде), вооружение дополнялось огнеметом пневматического типа с баком огне-смеси, танк получил усиленную трансмиссию. Танк весил 17,5 тонн, экипаж 4 человека, вооружение 45-мм пушка 20К, три 7,62- мм пулемета ДТ, огнемет КС-45, бронирование лоб корпуса - 22 мм, башня - 15-20 мм, борт - 15 мм, корма - 8 мм, днище - 8 мм.
"Серийный" танк Т-46-1

Всего в ноябре – декабре 1936 г. заводом им. Ворошилова было изготовлено 4 серийных танка Т-46-1, которые поступили на войсковые испытания.Танки эксплуатировались в войсках больше года и показали себя очень хорошо. Их проходимость на колесном ходу была выше, чем у БТ, подвижность как на гусеницах, так и на колесах была сравнима с ПТ-1. Танки были легче в управлении, потребляли бензин 2-го сорта. Но…
После всесторонних испытаний серийных танков Т-46-1 начальник УММ с горечью констатировал, что «в результате доработки дешевого Т-26 к требованиям улучшения его подвижности, мы получили танк, догнавший по цене средний трехбашенный Т-28». С этим смириться, конечно, никто не мог. Выпуск танка Т-46-1 и все работы по нему в начале 1937 г. были прекращены.
В октябре 1941 года, когда немецкие воска вышли на ближние подступы к Москве, со складов и полигонов начали “вытаскивать” всю боеспособную технику. По всей видимости, к этому времени ни один из Т-46 не был в состоянии “на ходу” (скорее всего это был тот самый музейный экспонат), поэтому из них решили сделать бронированные огневые точки (БОТ). Имевшиеся Т-46 без ходовой части закопали по башню в землю, сохранив им весь комплект вооружения, но без огнемета. Один из таких БОТ был обнаружен несколько лет назад и тем демонстрируется в музее Великой Отечественной.

Как минимум два бронекорпуса Т-46 использовались под Ленинградом, один из них на рубежах КарУРа, а другой ( захвачен немцами южнее Ленинграда.

Еще один корпус был найден в 2006 году и передан музею БТиВ в подмосковной Кубинке.

В то время, как полным ходом велись работы над легким танком Т-46, который прочили в приемники устаревающего Т-26, в начале 1936 года известный советский конструктор С.А.Гинзбург выступил с инициативой создания более мощной боевой машины такого типа. В направленном им на имя начальника АБТУ донесении указывалось, что танки Т-26 и БТ-7, прототипы которых были созданы в конце 1920-х гг., уже не отвечают требованиям современной войны. Особо подчеркивалось, что в плане бронирования эти машины не способны выдержать обстрел даже мелкокалиберной артиллерии, в виду их крайне слабой защищенности. Более того, аналогичные танки зарубежных образцов имеют литые, либо сварные корпуса с наклонной броней и противоснарядным бронированием, что даёт им преимущества в бою. Гинзбург считал, что РККА нет необходимости иметь на вооружении два практически одинаковых танка, а создание танка Т-46 с противопульной броней является “полумерой”.
В начале 1937 года Гинзбург разработал проект танка Т-111 (“Объект 111”). Он также часто именуются как Т-46-5, хотя конструктивно эти машины отличались очень сильно и объединяло их только назначение. Едва появившись, проект был отложен на год, поскольку главный конструктор находился под следствием и не мог заниматься работой. Лишь зимой 1938 года, с приходом на должность начальника УММ РККА Д.Павлова, возобновляется дальнейшая разработка Т-111, правда требования к защищенности значительно изменяются – теперь танк должен был имел 60-мм броню. Опытный образец Т-111 был готов в апреле 1938 года.
Корпус Т-111 изготовлялся из листов катаной брони толщиной от 20 (крыша и днище) до 60 мм (лобовая часть). Слева в передней части корпуса размещался механик-водитель, справа находилась радиостанция.
За ними располагались места командира танка и заряжающего. В кормовой части был установлен дизельный двигатель МТ-5 мощностью 300 л.с. Башня танка конической формы имела броню 50-60 мм. В её лобовом листе устанавливалась общая макса для 45-мм пушки 20К и спаренного с ней пулемета ДТ. Ещё один такой же пулемет находился в кормовой части башни.



На испытаниях, проведенных весной-летом 1938 года, опытный образец Т-111 оставил двоякое впечатление. Было выяснено, что корпус и башня танка способны выдержать обстрел из 37-мм и 45-мм противотанковых орудий, а также из 76,2-мм полковой пушки образца 1927 г. По крайней мере, не было зафиксировано ни одного случая сквозного пробития брони или поражения жизненно важных агрегатов.
На ходовых испытаниях на полигоне НИБТ, где Т-111 предстояло поразить три неподвижные и одну подвижную цель, экипаж новой машины показал на 9 секунд лучшее время, чем Т-26-1 (будущий Т-26 образца 1939 года) и на 5 секунд лучше, чем БТ-7. При этом по проходимости Т-111 мало отличался от своих “конкурентов”.
Хуже дела обстояли с моторно-трансмиссионной группой. На предварительном этапе проектирования уже было ясно, что с имеющимся бронированием в запланированные 18 тонн уложиться будет невозможно, а после усиления брони боевой вес танка составил более 32 тонн. Для столь тяжелой машины мощности дизеля МТ-5 явно не хватало, что сразу сказалось на ходовых качествах танка. Помимо этого, трансмиссия была изначально рассчитана на гораздо меньший вес.
Устранить эти недостатки так и не удалось. Более мощный двигатель ДТМ-8 (400 л.с.) завод-изготовитель №185 довести не смог, а на радикальную переработку трансмиссии времени не оставалось. Вместе с тем, в начале 1939 году начальник АБТУ распорядился построить установочную серию Т-111 для войсковых испытаний. Заказ передали всё тому же заводу №185, однако к тому времени процесс изготовления корпуса танка посчитали низкотехнологичным, а вооружение – слишком слабым. В конечном итоге от дальнейшей постройки Т-111 отказались в пользу более совершенных проектов, одним из которых был Т-126(СП), а единственный образец был отправлен в музей БТТ в Кубинке.


Дальнейшая судьба Т-111 остаётся неясной, но согласно отчету сделанному в апреле 1941 года этот танк все ещё находился в экспозиции музея.

В конце концов наступил момент, когда стало понятно, что самый массовый танк РККА Т-26 устарел. С 1936 года ведутся судоржные работы по его модернизации одним из решений по переделке Т-26 в более современный танк был легкий танк Т-25 \ СТЗ-24. В 1937 году КБ Сталинградского Тракторного Завода на рассмотрение АБТУ был подан проект модифицированного Т-26 с усиленным бронированием на колесно-гусеничном ходу, но с сохранением силовой установки и коробки передач от серийного танка. По заводскому реестру эта разработка проходила под обозначением СТЗ-24. Военная комиссия рассмотрела проект, подвергнув его разгромной критике, однако спустя год к “сталинградскому варианту” пришлось вернуться.
Танк Т-25 на испытаниях 1939 год.


Выпущенный в начале 1939 года прототип танка СТЗ-24, которому был присвоен войсковой индекс Т-25, сохранил множество черт серийной машины. От Т-26 образца 1938 года заимствовалась кормовая часть корпуса, коническая башня, двигатель типа Т-26 мощностью 97 л.с., 6-скоростная КПП и ряд элементов трансмиссии. Однако носовая часть корпуса и подбашенная коробка были сильно изменены. Танк получил верхний броневой лист толщиной 16 мм установленный под большим углом наклона и нижний лист толщиной 24 мм. Подбашенная коробка имела чуть меньшую высоту и собиралась из листов 20 мм брони. Таким образом, по бронезащите Т-25 превосходил серийный Т-26, хотя в первоначальном проекте предусматривалось лобовое бронирование до 30 мм.
Впрочем, главным отличием Т-25 была его ходовая часть, за счет которой сталинградцы хотели получить существенное улучшение ходовых данных. Она состояла из 4-х обрезиненных опорных катков на борт с одним поддерживающим роликом и ведущим колесом переднего расположения. Свечная балансирная подвеска танка, выполненная по явной аналогии с БТ, была вынесена наружу бронекорпуса. Такой приём оказался ошибочным, но узнали об этом только во время испытаний.На полигон НИБТ прототип Т-25 поступил в сентябре 1939 года.
Танк Т-25 испытывают на проходимость. 1939 год

Поскольку при его создании использовался все тот же двигатель от Т-26, динамические качества потяжелевшей машины оказались намного хуже. Танк ломался, застревал, быд медленным и в итоге у него загорелся мотор. В общем на вооружение его не приняли, а то опытный танк Т-25 был разобран на метал до начала войны.

mihalchuk-1974.livejournal.com

Модернизация «малой кровью»: Т-45 и другие

Принимая на вооружение танк Т-60, Главное автобронетанковое управление Красной армии (ГАБТУ КА) было вынуждено идти на компромисс сразу по многим пунктам. Было очевидно, что этот танк практически по всем тактико-техническим характеристикам уступает Т-50. Зато можно было очень быстро наладить его серийное производство и выпускать тысячами. О чём серьёзно беспокоилось ГАБТУ, так это о вооружении Т-60. Испытания его 20-мм пушки ТНШ показали, что по бронепробиваемости она примерно равна крупнокалиберному пулемёту ДШК. Неудивительно, что вопрос об усилении вооружения был поднят ещё до постройки первого опытного образца Т-60. Его модернизация шла несколькими путями, один из которых привёл к созданию танка Т-45.

Горьковская конкуренция

В сентябре 1941 года Артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления Красной армии (Артком ГАУ КА) инициировал работы по установке в танк Т-60 более мощного вооружения. На совещание по данному вопросу было вызвано руководство конструкторских бюро ГАЗ им. Молотова и завода №92 «Новое Сормово» (ныне ОАО «Нижегородский машиностроительный завод»), одного из ведущих на тот момент предприятий по выпуску танкового и артиллерийского вооружения. Эти два завода находились в одном городе, и от проходной ГАЗ до проходной завода № 92 было километров десять. В случае успеха разработки это заметно облегчило бы дальнейшую кооперацию по выпуску более мощного вооружения.

Нередко в качестве причины замены ТНШ на другое вооружение приводится тот факт, что эта автоматическая пушка была капризной системой и при стрельбе часто заедала. Действительно, такие случаи имели место, но связано это в том числе и с неправильной эксплуатацией системы. А часть претензий и вовсе оказалась результатом некоторых вольностей со стороны заводов, производивших боеприпасы к пушке. По этому поводу было даже выпущено постановление Государственного комитета обороны (ГКО) №627 от 4 сентября 1941 года, запрещавшее заводам вносить изменения в конструкцию вооружения и боеприпасов без согласования с Наркоматом вооружения. Ну и самое главное: запуск программы по усилению вооружения Т-60 состоялся в сентябре 1941 года, в то время как жалобы на ТНШ пошли из войск только в октябре. А до того жалобы шли на не модернизированные авиационные пушки ШВАК.

Схема установки 45-мм пушки в башне Т-60, разработанная КБ завода №92

После изучения образцов трофейной бронетехники было принято решение о перевооружении Т-60 на 45-мм танковую пушку обр. 1938 года, при этом, согласно проекту, на танке должна была сохраниться штатная башня. По первоначальному плану, работы по усилению вооружения выполнялись совместно конструкторскими бюро ГАЗ и завода №92, однако в ходе проектирования возникли разногласия. В результате было принято решение, согласно которому заводы должны были разрабатывать свои варианты перевооружённой башни. Изготовление макетных образцов намечалось на декабрь. В случае с программой модернизации от ГАЗ им. Молотова дело закончилось созданием танка Т-70, и это тема для отдельной статьи. В этом же материале речь пойдёт о модернизации, которую разработал коллектив завода №92.

Инженеры КБ под руководством В. Г. Грабина решили максимально использовать штатную схему размещения вооружения в башне Т-60. Прицел они разместили в центре маски, слева устанавливался пулемёт ДТ, а справа 45-мм пушка обр. 1938 года. Сиденье командира располагалось со смещением к корме башни, между пушкой и пулемётом, также повторяя этим конструкцию Т-60. Кнопку для выстрела из пушки предполагалось расположить на рукоятке поворотного механизма башни, а кнопку стрельбы из пулемёта – на рукоятке подъёмного механизма. К моменту представления проекта завод №92 имел чертежи для установки 45-мм пушки, а после получения танка планировалось приступить к изготовлению опытного образца в металле.

Т-60 с танковой пушкой ЗИС-19

Между тем, у коллектива завода №92 были и другие соображения по поводу перевооружения Т-60. Дело в том, что ещё с августа 1941 года завод №92 в инициативном порядке разрабатывал 37-мм танковую пушку ЗИС-19. Пушка имела баллистику 37-мм зенитной автоматической пушки обр. 1939 года (61-К, она же ЗИК-37) и использовала те же боеприпасы. Новая танковая пушка состояла всего из 153 деталей (для сравнения, 45-мм танковая пушка 20-К состояла из 436 деталей). Вес 37-мм системы составлял 235 кг вместе с бронировкой против 403,3 кг у 20-К.

37-мм танковая пушка ЗИС-19

Неудивительно, что параллельно с установкой в башню Т-60 45-мм пушки заводское КБ продвигало идею установку своей пушки, причём ближе к концу 1941 года именно её стали рассматривать как основной вариант. На это имелись свои причины, и с конструкторами здесь трудно не согласиться.

45-мм пушка обр. 1938 года имела гораздо больший вес по сравнению с ТНШ, и после её установки башня танка становилась неуравновешенной. В результате поворот башни при высоких углах возвышения пушки становился затруднительным. Для устранения этого недостатка предлагалось разместить на гильзоулавливателе груз массой 30 кг, который уравновешивал бы башню. Но после установки массивного груза и без того не слишком просторная башня Т-60 становилась ещё более тесной. Кроме того, менее удобной становилась и работа поворотными механизмами.

Эта же пушка сзади-слева

По итогам рассмотрения проектов модернизации завод №92 получил задачу к 15 января 1942 года изготовить опытный образец ЗИС-19, а уже к 1 февраля ожидался выход танка с новой пушкой на испытания. В период с 20 декабря 1941 года по 13 января 1942 года были разработаны рабочие чертежи системы. С 12 по 19 января завод №92 изготовил опытный образец пушки. 14 января на ГАЗ были отправлены чертежи ЗИС-19, ведомость ЗИП и основные характеристики. 27 числа на завод №92 прибыла башня с установленной в неё системой (пушку установили в башню к 19 января).

Установка ЗИС-19 в штатной башне Т-60, февраль 1942 года

Установка ЗИС-19 в серийной башне Т-60, как и требовало задание, была выполнена с минимальными изменениями башенной конструкции. По сравнению с проектом завода №92 по перевооружению Т-60 на 45-мм танковую пушку изменения оказались минимальными, лишь сиденье командира башни сместили влево, аналогично проекту ГАЗ. Артиллерийская система вместе с люлькой устанавливалась на модифицированной маске серийного производства. Благодаря компактному механизму отката, размещённому сверху, ЗИС-19 по сравнению с ТНШ занимала не очень много места. Прицел на танке был оставлен штатный (ТМФП), как и установка пулемёта. Для спаренной установки ЗИС-19 и ДТ была разработана новая бронировка сварной конструкции, которая крепилась к маске на болтах.

Орудие ЗИС-19 на максимальном угле возвышения

Как это часто бывает, сроки начала испытаний чуть сдвинулись. Огневые испытания орудия ЗИС-19, установленного в танке Т-60, проходили с 21 по 24 февраля 1942 года. Всего был произведен 181 выстрел на различных углах возвышения, при этом длина отката составила 140–170 мм. По результатам испытаний комиссия сделала вывод, что прочность системы, противооткатных устройств, затвора и полуавтоматики удовлетворительная. Усилия на маховиках подъёмного и поворотного механизмов не превышали установленных норм. Вместе с тем, к установке ЗИС-19 в башне Т-60 имелись претензии в плане удобства её использования. Из-за ограниченных размеров башни наводчик внутри не мог ни выпрямиться, ни встать. Установку сидения признали неудобной, вместо него предлагалось использовать седлообразное сидение, откидывающееся назад.

Бронировка орудийной маски во многом повторяла ту, что штатно ставилась на Т-60

Согласно предписанию Арткома ГАУ КА от 27 февраля 1942 года, к 9 марта на Гороховецкий артиллерийский научно-испытательный опытный полигон должны были поступить два танка: с завода №92 Т-60 с 37-мм пушкой ЗИС-19 и переработанный на ГАЗ Т-60 с 45-мм пушкой обр. 1938 года. На деле же события развивались совсем по иному сценарию. Поскольку к размещению командира орудия в башне было предъявлено немало претензий, заводское КБ внесло в исходный проект значительное число изменений, что потребовало времени. В результате перевооружённый танк прибыл на Гороховецкий полигон лишь 27 марта, и его башня к тому моменту претерпела массу метаморфоз.

Второй вариант установки ЗИС-19 в Т-60. Как можно заметить, башня сильно отличается от штатной

Получившаяся в результате переделок конструкция имело немного общего со штатной башней Т-60. По сути, от неё осталась лишь нижняя часть. Башенный люк с крыши был перенесён на корму, вместо него был установлен смотровой прибор от Т-70. Сама башня получила весьма оригинальную, клиновидную форму, орудийная маска стала литой и по форме напоминала аналогичную деталь Т-70. С Т-70 башню роднило и размещение вооружения: прицел был смещён влево, а на его месте оказался пулемёт ДТ. Благодаря подобным метаморфозам внутренний объём башни увеличился, но об идее использования штатной башни Т-60 можно было забыть. Что же касается ГАЗ, то завод прислал свой танк только 18 апреля, и им оказался не перевооружённый на 45-мм пушку Т-60, а Т-70.

Внутри новой башни было, мягко говоря, не очень просторно

Испытания ЗИС-19 в новой башне были начаты 19 апреля. По их результатам выяснилось, что из-за более высокой начальной скорости снаряда живучесть ствола ЗИС-19 оказалась ниже, чем у 45-мм танковой пушки. Показатели бронепробиваемости, скорострельности и кучности оказались практически идентичными, зато по эффективности осколочно-фугасного боеприпаса ЗИС-19 оказалась далеко позади. В виду того, что одной из основных задач малых и лёгких танков являлась поддержка пехоты и борьба с живой силой противника, данный показатель считался весьма важным.

Тем не менее, 37-мм пушка показала себя неплохо, и в случае устранения обнаруженных конструктивных недостатков планировалась её установка в Т-70. Не в последнюю очередь положительные отзывы были вызваны простотой ЗИС-19 по сравнению с орудием-конкурентом и почти в два раза меньшей массой. Проблема заключалась в том, что про Т-60 к окончанию испытаний (19 июля) можно было уже окончательно забыть: в начале июля 1942 года вышло постановление ГКО о снятии танка с производства на заводах №37, 38 и 264. Но и на Т-70 ЗИС-19 в итоге тоже опоздала: к тому моменту уже вовсю шла работа над танковой версией 45-мм танковой пушки с удлинённым стволом, более известной как ВТ-42. Она выглядела куда более перспективной.

Т-45

Благодаря публикациям некоторых отечественных историков о Т-45 сложилось мнение как о танке, который якобы конкурировал с Т-70. На деле к реальности эти домыслы не имеют никакого отношения. История этой машины началась весной 1942 года, и кратко её можно описать фразой «Т-60 не хотел уходить».

9 марта 1942 года вышло постановление ГКО №1417 «Об организации производства танков Т-70 на заводах № 37 и 38 Наркомтанкопрома». Согласно этому документу, производство Т-60, который с таким трудом осваивали на заводе №37, сворачивалось, а вместо него налаживался выпуск Т-70. К такому повороту событий завод оказался совершенно не готов. В течение месяца руководство завода убеждало НКТП в том, что на текущий момент завод №37 не в состоянии освоить Т-70. Наконец, 12 апреля 1942 года было подписано Постановление ГКО №1581 «О выпуске танков Т-60 на заводе №37 Наркомсредмаша», согласно которому выпуск этого танка сохранялся до конца августа 1942 года.

Опытный лёгкий танк Т-45, июнь 1942 года

Между тем, завод столкнулся с ещё одной проблемой, которой стали моторы. За 1-й квартал 1942 года ГАЗ им. Молотова недопоставил 664 двигателя. Из-за проблем с поставками моторов сборочный цех завода №37 простаивал в течение апреля 8 дней. При этом за тот же апрель было изготовлено 230 корпусов (100% плана), так что задержка с двигателями очень сильно повлияла на выпуск Т-60. Именно в этот момент пригодилась теоретическая возможность установки в Т-60 двигателя ЗИС-5, которая предусматривалась на момент проработки корпуса танка проекта 060 ещё в июле 1941 года.

Работой над установкой двигателя ЗИС-5/ЗИС-16 в Т-60 занялось конструкторского бюро завода №37. Костяк КБ составляли конструкторы, ранее работавшие в отделе 22 завода №37 до его эвакуации в Свердловск (данный отдел был ответственным за опытные работы по танковой тематике). К весне 1942 года КБ возглавил Н. А. Попов, до эвакуации работавший старшим конструктором по теме Т-40. На посту начальника отдела №22 он сменил Г. С. Суреняна, возглавлявшего отдел ещё до эвакуации (также до Попова он возглавлял заводское КБ).

Необходимый для установки в танк двигатель был снят с автобуса ЗИС-16, который к тому моменту проездил без капитального ремонта 35000 километров. Танковая версия двигателя ЗИС-16 получила обозначение ЗИС-60. По сравнению с ЗИС-16 новый мотор имел изменённые выхлопной коллектор, картер маховика с креплениями двигателя, а также конус коленчатого вала с насаженным шкивом для привода вентилятора. Кроме того, на ЗИС-60 ставились заводной механизм от Т-60 и усиленный радиатор. Помимо нового двигателя, на танк была установлена главная передача с изменёнными передаточными соотношениями. Также была переделана выхлопная система.

По конструкции Т-45 мало чем отличался от Т-60

Танк с новой силовой установкой вышел на испытания 19 мая. Машину искусственно догрузили до боевой массы 6800 кг, чтобы она соответствовала танку, над которым одновременно работало КБ завода. По результатам испытаний, проходивших до 9 июня, выяснилось, что максимальная скорость Т-60 с ЗИС-16 (40,5 км/ч) оказалась на 1 км/ч выше расчетной. Двигатель работал менее напряженно, чем ГАЗ-202, был не таким шумным, а доступ для обслуживания не вызывал затруднений. Основной проблемой оказалась система охлаждения двигателя, которую признали недостаточной (проблема охлаждения, впрочем, имела место и на Т-60 с ГАЗ-202). Тем не менее, идея установки ЗИС-5 и ЗИС-16 в Т-60 была признана удачной. Для полноценной проверки предполагалось построить 5 танков с новыми моторами.

Одновременно с установкой в Т-60 мотора ЗИС-16 конструкторское бюро завода №37 работало и над более глубокой модернизацией малого танка. Впервые вопрос о данном проекте был поднят на заседании Наркомата Танковой Промышленности 14 мая. Суть предложения завода №37, переданного через военинженера 1-го ранга С.А. Афонина, заключалась в установке в Т-60 45-мм пушки и усилении его бронирования до 35 мм. К моменту обсуждения проекта модернизированная машина, получившая заводской индекс Т-45, была в значительной мере готова.

Военные встретили идею в штыки. Разработку танка посчитали нецелесообразной, поскольку усиление его вооружения и бронирования должно было отрицательно сказаться на нагрузке мотора и трансмиссии. Появлению на свет новая разработке завода №37 обязана главному конструктору танка Т-50 С.А. Гинзбургу, занимавшему к тому моменту должность заместителя начальника Технического отдела Наркомата танковой промышленности. С апреля 1942 года Гинзбург курировал работу по созданию на заводе №37 легкой штурмовой САУ на агрегатах Т-60, и с заводским руководством у него были общие интересы. На совещании, в ходе которого обсуждалось предложение завода №37, Гинзбург присутствовал, и однозначно повлиял на итоговое решение. В протоколе появилась пометка:

«испытать этот танк на 200 км. Материал прислать в ГАБТУ КА. Пока больше этих танков не делать».

Как и в варианте модернизации завода №92, 45-мм пушка была смещена вправо, дабы хоть как-то уменьшить тесноту внутреннего пространства

Появление Т-45 объяснялось очень просто – завод №37 очень не хотел делать Т-70. Для того, чтобы наладить производство Т-70, необходимо было освоить изготовление 1440 новых деталей, изготовить 545 новых штампов. Требовалось 825 новых приспособлений и 2300 единиц инструмента. Для сравнения, Т-45 требовал только 224 новых деталей, 104 штампа, 175 приспособлений и 255 единиц инструмента, плюс 132 детали, 85 штампов, 149 приспособлений и 433 единицы инструмента брались от Т-70. Кроме того, запуск Т-70 в серию означал, что из Горького должно было приходить в 2 раза больше двигателей, а они и так шли с перебоями. В сложившейся ситуации попытка заводского КБ создать на базе Т-60 достаточно технологичный танк с более мощным бронированием и вооружением, а также оснащенный двигателем, выпускавшемся неподалеку, выглядела вполне логично.

Главным внешним отличием Т-45 от предшественника стала башня с кормовой нишей, в которой устанавливалась 45-мм танковая пушка обр.1938 года и спаренный с ней пулемет ДТ. В установке вооружения использовался упрощенный поворотный механизм башни Т-60. Толщина бортов башни была доведена до 35 мм, что соответствовало уровню Т-70. Уровень защиты корпуса был оставлен на уровне Т-60, за исключением верхнего лобового листа, толщину которого увеличили с 15 до 25 мм. По проекту, в случае необходимости толщину лобового листа можно было нарастить с 35 до 45 мм, и тогда по уровню защиты Т-45 полностью бы сравнялся с Т-70. Корпус в целом соответствовал корпусу Т-60. Главным отличием стал новый люк механика-водителя, который сделали поворачивающимся вбок.

Любопытный факт: в то время, как на свердловских Т-60 бортовые листы соединяли при помощи сварки, в Т-45 использовалось заклепочное соединение

Поскольку на заводе был всего один двигатель ЗиС-16, на Т-45 поставили менее мощный, но куда менее дефицитный мотор ЗИС-5 (мотор сняли с грузовика, прошедшего 12000 км). С менее мощным мотором максимальная скорость танка снижалась до 37,2 км/ч. В случае успешных испытаний завод рассчитывал немедленно переключиться на выпуск Т-45 с ЗИС-5, а после освоения на Миасском заводе мотора ЗИС-16 перейти на него. Помимо нового двигателя, на Т-45 установили главную передачу и бортовые фрикционы от Т-70. Из-за того, что боевая масса поднялась почти до 7 тонн, на танк были установлены усиленные торсионные валы.

Первый этап испытаний, начавшийся согласно программе 20 мая, был открыт тестами со стрельбой. Была достигнута скорострельность 7–8 выстрелов в минуту с места и около 3 выстрелов в минуту с ходу. Отмечалось, что обслуживание пушки более удобно, чем в Т-60, башня стала более просторной. Правда, тяжесть башни привела к небольшому прогибу подбашенного листа. Несмотря на этот дефект, в ходе огневых испытаний все 25 выстрелов попали в мишень. На серийной машине планировалось вместо прицела ТМФП поставить штатный прицел ТОП для 45-мм танковой пушки.

Несмотря на то, что башня Т-45 создавалась на базе штатной башни Т-60, их конструкции достаточно сильно отличались

Испытания пробегом проводились с 6 по 13 июня. Всего танк прошел 1505 км, из них 189 км по асфальту, 805 км по булыжнику, 410 км по щебенке и 110 км по проселочной дороге. В ходе ходовых испытаний имелись нарекания на конструкцию крепления вентилятора, дважды выходившего из строя. Также двигатель часто работал на повышенных оборотах, что в итоге могло привести к его преждевременной поломке. Кроме того, имелось несколько случаев поломок траков, что, впрочем, говорит не о ненадежности самого танка, а о качестве их изготовления заводом №183. Имелась тенденция к отслоению бандажей от катков. Несмотря на ряд замечаний, в целом испытания были признаны успешными, тем более что танк ездил на нештатном двигателе, к тому же еще и не новом.

Отчет об испытаниях Т-60 с ЗИС-16, а также Т-45 был отправлен в ГАБТУ ближе к концу июня. К тому моменту эта машина, как и Т-60 с пушкой ЗИС-19, выглядела безнадежно устаревшей по сравнению с Т-70. Тем не менее, опытному танку довелось повоевать: согласно переписке, в конце сентября 1942 года единственный Т-45 был отправлен на Западный фронт.


Источники:

warspot.ru

Советский танк Т-20 или «улучшенный Т-18» (МС-1)

Характеристики танка Т-20

Страна: СССР
Тип: Легкий танк
Дата выпуска: 1931 г.
Длинна: 4,5 м
Ширина: 2,5 м
Высота: 1,76 м
Броня, лоб: 15
Броня, борт: 15
Броня, башня: 16
Экипаж: 2
Двигатель: 4-х цилиндровый, воздушный, специальный танковый конструкции А.Микулина, 57 л.с.
Дальность хода: 180 км
Максимальная скорость: 22,8 км/ч
Масса:4,95 тонн, 7,62-мм пулемёт ДТ, 160 выстрелов, ок. 2000 патронов
Вооружение:37-мм пушка Гочкиса или ПС-1

Не прошло и пяти лет с тех пор, как МС-1 (Т-18), первый советский серийный танк, принятый на вооружение в 1927 году, безнадежно устарел. Ему на смену должен был прийти Т-19, однако что-то пошло не так, проект «завис», и вот уже в светлые головы командиров пришла мысль не отказываться совсем от Т-18, а провести его глубокую модернизацию, а там, глядишь, и принципиально новая машина, наконец будет готова к производству.

Проект «реанимации» Т-18 назвали Т-20Т-18 улучшенный») и начали зимой 1930 года. Задачи, стоявшие перед конструкторами были следующими:

  • Увеличить мощность двигателя до 60 л.с.
  • Улучшить пушечное вооружение (по возможности).
  • Увеличить боекомплект пулемета.
  • Увеличить емкость топливного бака со 100 до 160 л.
  • Снизить вес пустого танка (для чего даже допускалось уменьшение толщины брони до 15 — 7 мм).
  • Унифицировать катки танка с катками Т-19.
  • Упростить процесс управления танком.
  • Уменьшить число импортных деталей.

Корпус нового танка был готов в мае 1931 г. В нем были устранены все недостатки корпуса Т-18, родившиеся в результате его переделки из Т-16 (наконец-то убрали и носовой удлинитель-противовес, а это между прочим 150 кг живого веса. И заметьте, без уменьшения толщины брони!). Также убрали лишнюю пару катков спереди, упростили форму корпуса, и в целом, можно сказать, что конструкторы выполнили поставленные задачи.

Двигатель танка мощностью 60 л.с. запоздал почти на полгода. Он был подан 14 октября и развил на стенде мощность 57 л.с., правда при лучшей экономичности. Этот двигатель планировалось устанавливать также на танки Т-18 новых серий, танкетки Т-23, а также малые (легковые) и средние тракторы РККА.

Ввиду того, что клепка очень удорожала конструкцию, в октябре под руководством зав. опытным цехом «Большевика» И.Шумилина были разработаны и изготовлены на Ижорском заводе опытные сварные бронекорпуса для Т-20, а позднее — и для Т-19. В изготовлении одного из корпусов непосредственное участие принял известный в те годы конструктор — самоучка Н.И. Дыренков.

Ходовая часть советского легкого танка Т-20. Легко идентифицируется по огромному переднему колесу

Корпуса подвергли обстрелу из 37-мм пушки стальной гранатой, причем обстрел они выдержали хорошо; только 45-мм пушка оказалась эффективной — были обнаружены трещины в соединительных швах и частичные разрушения листов. Но, несмотря на привлекательность сварки для производства танков, для ее применения в массовом производстве не было ни необходимого оборудования, ни опыта, на что неоднократно указывали И.Шумилин и директор завода «Большевик» С.Королев.

Башню Т-20 предполагалось заимствовать от Т-19 вместе с вооружением, но, поскольку таковая изготовлена не была, на опытный образец Т-20 подали серийную башню МС-1 обр. 1930 г. Вместо «броневого глаза» для механика-водителя установили наблюдательную амбразуру, прикрытую пуленепробиваемым стеклом «триплекс» желтоватого цвета. Убрали и рычаги управления, вместо которых ввели колонку по типу авиационной (предусматривалась впоследствии установка рулевого колеса типа автомобильного).

Первые 15 танков Т-20 должны были быть готовы к 7 ноября 1930 г. (планировалось их участие в параде), но долгострой был в то время нормальным явлением и даже в 1931 году единственный опытный танк так и не был готов на 100%. Поэтому от заказа на изготовление 350 танков в течение 1931 -32 гг. отказались в пользу отечественной кальки британского «Виккерс 6-тонн» — Т-26. Недостроенный же Т-20 был передан летом 1931 года для изготовления «60-сильного среднего трактора РККА».

И всё же в 1933 году предпринимается ещё одна попытка «оживить» проект Т-18 путем переработки его ходовой части. Для уменьшения продольных колебаний танка, а также для поднятия скорости движения и ресурса ходовой части в апреле этого же года был создан опытный образец Т-18 с подвеской от танка Т-26.

В нем использовались гусеницы, зубчатые ободы ведущего колеса, а также поддерживающие катки, тележки и рессоры от Т-26 без переделки. Опытный танк поступил на испытания 19 мая 1933 года… и полностью их провалил.

Интересный эксперимент — Т-18 на ходовой части Т-26

Последняя попытка (уже не «модернизации», а скорее «воскрешения») МС-1 (Т-18)  была предпринята аж в 1937 году на заводе №37 им. Орджоникидзе. Двигатели всех машин обоих серий уже никуда не годились и их предлагалось заменить на ГАЗ-М1 с коробкой передач и радиатором танка Т-38. Эту версию машины назвали Т-18М, от оригинала она отличалась ещё и бортовыми фрикционами, ленивцами (сдвоенными) и ведущей звездочкой от Т-38, а также опорными катками от Т-27.

Гусеницу заузили, чтоб не цеплялась за корпус, облегчили башню — вместо грибообразной наблюдательной вышки на крыше башни появилась конусная крышка из углеродистой стали, а также упразднена кормовая ниша. В сущности, эксперимент удался – Т-18М достиг рекордной среди своих «сородичей» скорости – 24,3 км/ч… Но кому она была нужна в 1937 году? Более ветераном МС-1 (Т-18) и его производными Т-20 всерьез уже никто не занимался.

Описание конструкции танка МС-1 (Т-18)

Источник: компиляция armedman.ru из открытых источников (в т.ч. М.Свирин, А.Бескурников «Первые советские танки»)

armedman.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *