Танк тг 5 – сверхтяжелый советский танк, который придумал немец.Быстроходная поддержка для лёгких танков (2 статьи)

5 - это... Что такое ТГ-5?

Эскизный проект танка ТГ-5, 1931 год
ТГ-5
Классификация сверхтяжелый танк
Боевая масса, т 1000
Компоновочная схема альтернативная
Экипаж, чел. 40
История
Производитель ОКБ-5 завода «Большевик»
Годы разработки 1931
Количество выпущенных, шт. не реализован
Основные операторы
Бронирование
Лоб корпуса, мм/град. 300мм
Борт корпуса, мм/град. 250мм
Днище, мм 100
Крыша корпуса, мм 60
Лоб башни, мм/град. 300
Борт башни, мм/град. 250
Крыша башни, мм 60
Вооружение
Калибр и марка пушки 2 × 304 мм, 4 × 152 мм, 4 × 76 мм, 2 × 45 мм
Подвижность
Тип двигателя 2/3/4 × корабельных двигателя
Мощность двигателя, л. с. 2/3/4 × 24 000
Скорость по шоссе, км/ч 60
Удельная мощность, л. с./т ~48…96
Тип подвески гидравлическая с тройными гусеницами

ТГ-5 — советский проект сверхтяжёлого танка массой более 1000 тонн межвоенного периода. Разрабатывался в 1931 году конструкторским бюро завода «Большевик» ОКБ-5 под руководством немецкого инженера-конструктора Эдварда Гротте.

История создания

В марте 1931 года немецкий конструктор-изобретатель Э. Гротте предложил правительству СССР и Совнаркому два проекта танка массой около одной тысячи тонн. По его замыслу это должна была быть машина с 3 или 5 башнями, в которых было бы установлено более десятка орудий, и колоссальной бронёй. В движение конструкцию должны были приводить 2—4 корабельных двигателя мощностью по 24 000 л. с. каждый, которые, согласно расчётам, должны были в сочетании с гидромеханической трансмиссией обеспечивать танку скорость до 60 км/ч. Танк не был реализован ввиду чрезвычайно громоздкой и сложной для освоения в производстве конструкции, делавшей его постройку фактически нереальной.

Примечательно, что в период Второй мировой войны в нацистской Германии рассматривался проект очень схожей машины, выполненный тем же автором — 1000-тонного танка Ratte.

Литература

Ссылки

  • ТГ-5. Энциклопедия авиации и бронетанковой техники Aviarmor. Архивировано из первоисточника 16 мая 2012.
    Проверено 25 ноября 2011.

dic.academic.ru

ТГ-5 Википедия

ТГ-5
ТГ-5
Классификация сверхтяжелый танк
Боевая масса, т планировалась1000
Компоновочная схема трёх-шестибашенная с тремя двигателями
Экипаж, чел. планировался 40
История
Производитель Обуховский завод
Годы разработки 1931 з-д «Большевик»
Количество выпущенных, шт. не реализован
Бронирование
Лоб корпуса, мм/град. планировался 300мм
Борт корпуса, мм/град. планировался 250мм
Днище, мм планировалось 100
Крыша корпуса, мм планировалась 60
Лоб башни, мм/град. планировался 300
Борт башни, мм/град.
планировался 250
Крыша башни, мм планировалась 60
Вооружение
Калибр и марка пушки 2 305 мм, 4 152 мм, 4 76 мм, 2 45 мм
Подвижность
Тип двигателя 2/3/4 суд-х двигателя
Мощность двигателя, л. с. 2/3/4 по 24 000 л.с.
Скорость по шоссе, км/ч 60
Удельная мощность, л. с./т ~48-96
Тип подвески гидравлическая

ТГ-5 — советский проект сверхтяжёлого танка массой более 1000 тонн межвоенного периода. Разрабатывался в 1931 году конструкторским бюро завода «Большевик» ОКБ-5 под руководством немецкого инженера-конструктора Эдварда Гротте.

История создания[ | ]

В марте 1930 года для оказания технической помощи в Советский Союз были приглашены иностранные специалисты, в числе которых был немецкий инженер Эдвард Гротте. Под его руководством к осени 1931 года на ленинградском заводе «Большевик» был разработан и изготовлен опытный средний танк ТГ, не пошедший в серию из-за высокой сложности, огромной стоимости и ошибок при проектировании.

Однако, Гротте также предлагал советскому правительству целую серию тяжелых и сверхтяжелых машин, увенчанную исполинским 1000-тонным «наземным линкором». По его замыслу это должна была быть машина с 3 или 6 башнями, в которых было бы установлено более десятка орудий, и бронёй до 300 мм. В движение конструкцию должны были приводить 2—4 корабельных двигателя мощностью по 24 000 л. с. каждый, которые, согласно расчётам, должны были в сочетании с гидромеханической трансмиссией обеспечивать танку скорость до 60 км/ч. В ходовой части должны были использоваться тройные гусеницы и гидравлическая подвеска. Танк не был реализован ввиду чрезвычайно громоздкой и сложной для освоения в производстве конструкции, делавшей его постройку фактически нереальной.

Примечательно, что в период Второй мировой войны в нацистской Германии рассматривался проект очень схожей машины, выполненный тем же автором — 1000-тонного танка

ru-wiki.ru

ТГ (танк) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 29 сентября 2017; проверки требует 1 правка. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 29 сентября 2017; проверки требует 1 правка. Перейти к навигации Перейти к поиску У этого термина существуют и другие значения, см. ТГ.
ТГ

Танк ТГ во дворе ВАММ РККА им. Сталина, 1940 год.
ТГ
Классификация Средний танк
Боевая масса, т 25
Компоновочная схема классическая
Экипаж, чел. 5—6
История
Годы производства 1931
Годы эксплуатации 1931—1932
Количество выпущенных, шт. 1 опытный
Основные операторы

ru.wikipedia.org

ТГ-5 — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

ТГ-5
Классификация

сверхтяжелый танк

Боевая масса, т

1000

Компоновочная схема

альтернативная

Экипаж, чел.

40

История
Производитель

ОКБ-5 завода «Большевик»

Годы разработки

1931

Количество выпущенных, шт.

не реализован

Основные операторы

Бронирование
Лоб корпуса, мм/град.

300мм

Борт корпуса, мм/град.

250мм

Днище, мм

100

Крыша корпуса, мм

60

Лоб башни, мм/град.

300

Борт башни, мм/град.

250

Крыша башни, мм

60

Вооружение
Калибр и марка пушки

2 × 304 мм, 4 × 152 мм, 4 × 76 мм, 2 × 45 мм

Подвижность
Тип двигателя

2/3/4 × корабельных двигателя

Мощность двигателя, л. с.

2/3/4 × 24 000

Скорость по шоссе, км/ч

60

Удельная мощность, л. с./т

~48…96

Тип подвески

гидравлическая с тройными гусеницами

ТГ-5 — советский проект сверхтяжёлого танка массой более 1000 тонн межвоенного периода. Разрабатывался в 1931 году конструкторским бюро завода «Большевик» ОКБ-5 под руководством немецкого инженера-конструктора Эдварда Гротте.

История создания

В марте 1930 года для оказания технической помощи в Советский Союз были приглашены иностранные специалисты, в числе которых был немецкий инженер Эдвард Гротте. Под его руководством к осени 1931 года на ленинградском заводе «Большевик» был разработан и изготовлен опытный средний танк ТГ, не пошедший в серию из-за высокой сложности, стоимости и ошибок при проектировании.

Однако, Гротте также предлагал советскому правительству целую серию тяжелых и сверхтяжелых машин, увенчанную исполинским 1000-тонным «наземным линкором». По его замыслу это должна была быть машина с 3 или 5 башнями, в которых было бы установлено более десятка орудий, и колоссальной бронёй. В движение конструкцию должны были приводить 2—4 корабельных двигателя мощностью по 24 000 л. с. каждый, которые, согласно расчётам, должны были в сочетании с гидромеханической трансмиссией обеспечивать танку скорость до 60 км/ч. Танк не был реализован ввиду чрезвычайно громоздкой и сложной для освоения в производстве конструкции, делавшей его постройку фактически нереальной.

Примечательно, что в период Второй мировой войны в нацистской Германии рассматривался проект очень схожей машины, выполненный тем же автором — 1000-тонного танка Ratte. По ряду данных, проект был разработан на основании ранних идей Гротте.

Напишите отзыв о статье "ТГ-5"

Литература

  • Федосеев С. [www.vokrugsveta.ru/vs/article/1962/ Танки с приставкой «сверх»] // Вокруг света : Журнал / Иллюстрации Ю. Юрова. — М.: ООО «Издательство „Вокруг света“», 2006. — Вып. Январь. — № 1 (2784).

Ссылки

  • [www.aviarmor.net/tww2/tanks/ussr/tg-5.htm ТГ-5]. Энциклопедия авиации и бронетанковой техники Aviarmor.
    Проверено 25 ноября 2011.
    [www.webcitation.org/67h0035in Архивировано из первоисточника 16 мая 2012].

Отрывок, характеризующий ТГ-5

«Он и тогда хотел сказать мне то, что он сказал мне в день своей смерти, – думала она. – Он всегда думал то, что он сказал мне». И вот ей со всеми подробностями вспомнилась та ночь в Лысых Горах накануне сделавшегося с ним удара, когда княжна Марья, предчувствуя беду, против его воли осталась с ним. Она не спала и ночью на цыпочках сошла вниз и, подойдя к двери в цветочную, в которой в эту ночь ночевал ее отец, прислушалась к его голосу. Он измученным, усталым голосом говорил что то с Тихоном. Ему, видно, хотелось поговорить. «И отчего он не позвал меня? Отчего он не позволил быть мне тут на месте Тихона? – думала тогда и теперь княжна Марья. – Уж он не выскажет никогда никому теперь всего того, что было в его душе. Уж никогда не вернется для него и для меня эта минута, когда бы он говорил все, что ему хотелось высказать, а я, а не Тихон, слушала бы и понимала его. Отчего я не вошла тогда в комнату? – думала она. – Может быть, он тогда же бы сказал мне то, что он сказал в день смерти. Он и тогда в разговоре с Тихоном два раза спросил про меня. Ему хотелось меня видеть, а я стояла тут, за дверью. Ему было грустно, тяжело говорить с Тихоном, который не понимал его. Помню, как он заговорил с ним про Лизу, как живую, – он забыл, что она умерла, и Тихон напомнил ему, что ее уже нет, и он закричал: „Дурак“. Ему тяжело было. Я слышала из за двери, как он, кряхтя, лег на кровать и громко прокричал: „Бог мой!Отчего я не взошла тогда? Что ж бы он сделал мне? Что бы я потеряла? А может быть, тогда же он утешился бы, он сказал бы мне это слово“. И княжна Марья вслух произнесла то ласковое слово, которое он сказал ей в день смерти. «Ду ше нь ка! – повторила княжна Марья это слово и зарыдала облегчающими душу слезами. Она видела теперь перед собою его лицо. И не то лицо, которое она знала с тех пор, как себя помнила, и которое она всегда видела издалека; а то лицо – робкое и слабое, которое она в последний день, пригибаясь к его рту, чтобы слышать то, что он говорил, в первый раз рассмотрела вблизи со всеми его морщинами и подробностями.
«Душенька», – повторила она.
«Что он думал, когда сказал это слово? Что он думает теперь? – вдруг пришел ей вопрос, и в ответ на это она увидала его перед собой с тем выражением лица, которое у него было в гробу на обвязанном белым платком лице. И тот ужас, который охватил ее тогда, когда она прикоснулась к нему и убедилась, что это не только не был он, но что то таинственное и отталкивающее, охватил ее и теперь. Она хотела думать о другом, хотела молиться и ничего не могла сделать. Она большими открытыми глазами смотрела на лунный свет и тени, всякую секунду ждала увидеть его мертвое лицо и чувствовала, что тишина, стоявшая над домом и в доме, заковывала ее.
– Дуняша! – прошептала она. – Дуняша! – вскрикнула она диким голосом и, вырвавшись из тишины, побежала к девичьей, навстречу бегущим к ней няне и девушкам.

17 го августа Ростов и Ильин, сопутствуемые только что вернувшимся из плена Лаврушкой и вестовым гусаром, из своей стоянки Янково, в пятнадцати верстах от Богучарова, поехали кататься верхами – попробовать новую, купленную Ильиным лошадь и разузнать, нет ли в деревнях сена.
Богучарово находилось последние три дня между двумя неприятельскими армиями, так что так же легко мог зайти туда русский арьергард, как и французский авангард, и потому Ростов, как заботливый эскадронный командир, желал прежде французов воспользоваться тем провиантом, который оставался в Богучарове.
Ростов и Ильин были в самом веселом расположении духа. Дорогой в Богучарово, в княжеское именье с усадьбой, где они надеялись найти большую дворню и хорошеньких девушек, они то расспрашивали Лаврушку о Наполеоне и смеялись его рассказам, то перегонялись, пробуя лошадь Ильина.
Ростов и не знал и не думал, что эта деревня, в которую он ехал, была именье того самого Болконского, который был женихом его сестры.
Ростов с Ильиным в последний раз выпустили на перегонку лошадей в изволок перед Богучаровым, и Ростов, перегнавший Ильина, первый вскакал в улицу деревни Богучарова.

wiki-org.ru

ТГ-5 — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

ТГ-5
ТГ-5
Классификация сверхтяжелый танк
Боевая масса, т планировалась1000
Компоновочная схема трёх-шестибашенная с тремя двигателями
Экипаж, чел. планировался 40
История
Производитель Обуховский завод
Годы разработки 1931 з-д «Большевик»
Количество выпущенных, шт. не реализован
Бронирование
Лоб корпуса, мм/град. планировался 300мм
Борт корпуса, мм/град. планировался 250мм
Днище, мм планировалось 100
Крыша корпуса, мм планировалась 60
Лоб башни, мм/град. планировался 300
Борт башни, мм/град. планировался 250
Крыша башни, мм планировалась 60
Вооружение
Калибр и марка пушки 2 305 мм, 4 152 мм, 4 76 мм, 2 45 мм
Подвижность
Тип двигателя 2/3/4 суд-х двигателя
Мощность двигателя, л. с. 2/3/4 по 24 000 л.с.
Скорость по шоссе, км/ч 60
Удельная мощность, л. с./т ~48-96
Тип подвески гидравлическая

ТГ-5 — советский проект сверхтяжёлого танка массой более 1000 тонн межвоенного периода. Разрабатывался в 1931 году конструкторским бюро завода «Большевик» ОКБ-5 под руководством немецкого инженера-конструктора Эдварда Гротте.

История создания

В марте 1930 года для оказания технической помощи в Советский Союз были приглашены иностранные специалисты, в числе которых был немецкий инженер Эдвард Гротте. Под его руководством к осени 1931 года на ленинградском заводе «Большевик» был разработан и изготовлен опытный средний танк ТГ, не пошедший в серию из-за высокой сложности, огромной стоимости и ошибок при проектировании.

Однако, Гротте также предлагал советскому правительству целую серию тяжелых и сверхтяжелых машин, увенчанную исполинским 1000-тонным «наземным линкором». По его замыслу это должна была быть машина с 3 или 6 башнями, в которых было бы установлено более десятка орудий, и бронёй до 300 мм. В движение конструкцию должны были приводить 2—4 корабельных двигателя мощностью по 24 000 л. с. каждый, которые, согласно расчётам, должны были в сочетании с гидромеханической трансмиссией обеспечивать танку скорость до 60 км/ч. В ходовой части должны были использоваться тройные гусеницы и гидравлическая подвеска. Танк не был реализован ввиду чрезвычайно громоздкой и сложной для освоения в производстве конструкции, делавшей его постройку фактически нереальной.

Примечательно, что в период Второй мировой войны в нацистской Германии рассматривался проект очень схожей машины, выполненный тем же автором — 1000-тонного танка Ratte. По ряду данных, проект был разработан на основании ранних идей Гротте.

Литература

  • Федосеев С. Танки с приставкой «сверх» // Вокруг света : Журнал / Иллюстрации Ю. Юрова. — М.: ООО «Издательство „Вокруг света“», 2006. — Вып. Январь. — № 1 (2784).
  • Михаил Барятинский. ""Маус" и другие. Сверхтяжелые танки Второй Мировой." — М.: ООО Издательство "Коллекция", "Яуза","Эксмо" , 2010. — 96 с.

Видео по теме

Ссылки

  • ТГ-5. Энциклопедия авиации и бронетанковой техники Aviarmor. Проверено 25 ноября 2011. Архивировано 16 мая 2012 года.

wiki2.red

сверхтяжелый советский танк, который придумал немец — Рамблер/новости

Серия сверхтяжелых танков, разработанных советскими конструкторами под началом немецкого инженера Эдварда Гротте, так и осталась неосуществимой мечтой — то, что придумывал немец, было слишком дорогим, громоздким и в конечном итоге малофункциональным продуктом в условиях войны.

«Большевик» пытался родить «мышь»

Разработкой сверхтяжелого танка ТГ-5 («Танка Гротте») в начале 30-годов занималось КБ «Большевик», конструкторы которого трудились под началом немецкого немецкого инженера-конструктора Эдварда Гротте. Гротте был приглашенным специалистом. Он успел осуществить конструкторское воплощение среднего танка в деталях до осложнения взаимоотношений СССР с гитлеровской Германией. Впрочем, это обстоятельство не повлияло на перспективы воплощения замысла Гротте в жизнь. Оно в итоге оказалось нулевым.

Согласно исторически исследованиям М. В. Свирина «Броня крепка: История советского танка 1919 — 1937», проектирование сверхтяжелого танка под руководством немца Э. Гротте на ленинградском заводе «Большевик» началось с осени 1931 года. Судя по исследованиям историков советского вооружения, Гротте стремился предложить разнообразные варианты реализации своих смелых замыслов, но ни одна из задумок Гротте так и не осуществилась.

Что он собой представлял

Конструкторское бюро «Большевика» под руководство Э. Гротте разработало проект более чем стотонного свехтяжелого танка «ТГ-5» (Т-42). Для сравнения: самый функциональный средний советский танк Т-34 1940 — 1950-х годов (основной танк РККА в Великую Отечественную войну) имел боевой вес 28,5 — 40 тонн.

По проекту Гротте, эта 15-метровая максимально бронированная махина должна была иметь до пяти башен с более чем десятком разнокалиберных орудий. Четыре корабельных двигателя приводили машину в движение. В проекте танка предусматривалась 300-миллиметровая броневая защита лобовой части и башни (по бокам броня на 50 мм тоньше), мощные двигатели и гидромеханическая трансмиссия. В идеале танк на тройных гусеницах и с гидравлической подвеской смог бы развивать скорость до 60 километров в час. Все это хозяйство предполагалось обслуживать экипажу в 40 человек.

Находки Гротте

Как писал историк, журналист, автор книг по военной технике времен Второй Мировой войны Михаил Борисович Барятинский, помыслы Эдварда Гротте были далеки от реальности — его многобашенный и полуторамиллионный по стоимости танк для массового производства комиссия Управления по механизации и моторизации РККА сочла нецелесообразным. Хотя, считает другой военный историк М. В. Коломиец, некоторые интересные инженерные результаты в процессе работы над проектированием ТГ-5 все же были получены.

В частности, как прогрессивная была отмечена идея устроить в танке командирскую башню, интерес вызвали также и система противовоздушной обороны танка Гротте, принципы механических приводов (электро-сервоприводы).

Хотя проекты танков Э. Гротте так и остались нереализованными, часть его разработок впоследствии использовалась при создании тяжелых танков Т-35, которые принимали участие во Второй Мировой войне.

Читайте также

news.rambler.ru

сверхтяжелый советский танк, который придумал немец.Быстроходная поддержка для лёгких танков (2 статьи)

Идея создания специализированных САУ, предназначенных для поддержки танковых и пехотных частей, будоражила умы американских военных ещё с начала 30-х годов XXвека. Но попытки создания такой машины несколько раз заканчивались неудачей. В результате во Вторую мировую войну американская армия вступила без неё. В январе 1942 года на испытания вышла HMC T30, разработанная на базе бронетранспортёраM3. В феврале того же года самоходную установку запустили в серийное производство. Несмотря на то, что HMC T30 выпустили довольно большим тиражом — 500 штук, американские военные продолжали рассматривать её как временное решение. Требования на создание самоходной установки с 75-мм гаубицей и танковым шасси оставались в силе.

От рубки к башне

Сложная ситуация с лёгкими САУ поддержки не являлась уникальной для американской армии. Проблемы имелись и с разработкой других самоходных установок. Полугусеничное шасси бронетранспортёра М3 стало своеобразной палочкой-выручалочкой. Оно использовалось в качестве базы и для истребителя танков (GMC T12, позже стандартизирован как 75 mm GMC M3), и для самоходной 105-мм гаубицы (HMC T19). Обе машины также считались временными решениями, что не помешало им довольно долго воевать.

Безусловно, самоходная установка на танковом шасси выглядела предпочтительнее, но, как говорится, хороша ложка к обеду. Например, зенитную самоходную установку (ЗСУ) на танковом шасси американская армия получила только в самом конце войны. За то время, пока её проектировали, американская армия получила больше 6 тысяч ЗСУ на полугусеничном шасси.

Первый вариант макета HMC T47, ставший первым шагом к будущей HMC M8

Осенью 1941 года начались работы по созданию закрытой САУ на базе Light Tank M3, результатом которых стало появление HMC T18. Вместе с тем, единого мнения насчёт удачности самоходной установки с закрытым боевым отделением у американцев не было. Дело в том, что такая система отличалась рядом недостатков, в том числе неважной вентиляцией боевого отделения. Дальнейшие работы по созданию самоходных установок уже на базе Medium Tank M3 пошли по пути разработки боевых машин с боевым отделением, открытым сверху.

В декабре 1941 года аналогичная разработка стартовала и в лёгком весе. Была, впрочем, и ещё одна причина, по которой оказалась запущена работа над альтернативой для HMC T18: американцы признали неудачной концепцию бронемашины с вертикальным расположением лобового листа. С октября 1941 года начались работы по созданию переработанной версии Light Tank M3A1E1, верхний лобовой лист которого был выполнен под рациональным углом наклона. Самоходная установка с аналогичным лобовым листом получила обозначение HMC T41. История T41 и родственных ей машин достойна отдельного рассказа. Здесь лишь отметим, что первоначально она проектировалась на базе Light Tank M3E2 (будущий Light Tank M5), но вскоре конструкторы сменили базу на Light Tank M3.

Ранняя версия башни получилась недостаточно просторной

Перенос орудия к лобовому листу со смещением центра тяжести вперёд имел не только достоинства, но и ряд недостатков. Увеличивалась нагрузка на передние опорные катки, а манёвренность огня у такой установки оказывалась невысокой. Для решения этой проблемы появилась идея поставить гаубицу в открытую сверху башню. Идея была воплощена в макете HMC T47, построенном в апреле 1942 года, практически одновременно с обновлённым макетом HMC T41. Данную установку также предполагалось выпускать на базе Light Tank M3. Верхний лобовой лист макета состоял из двух частей, а борта были выполнены под рациональным углом наклона.

Доработанный вариант башни, получившей развитую кормовую нишу. Корпус выполнен из бронелистов с рациональными углами наклона, но при этом отличается от корпуса Light Tank M3A3

Наиболее заметным изменением стало появление башни с увеличенным по сравнению с Light Tank M3 диаметром башенного погона. Увеличение погона до 1382 мм позволило разместить внутри башни трёх членов расчёта. Правда, башню заказчики потребовали переделать, поскольку для трёх членов экипажа она оказалась маловата. Так появилась вторая версия башни, получившая характерную кормовую нишу, сохранившуюся и в дальнейшем. Как и первый вариант, башня имела гранёную конструкцию.

Переработанный HMC T47, на сей раз базирующийся на шасси Light Tank M5

Сохранить сравнительно небольшие размеры башни при вполне сносных условиях работы для её расчета оказалось возможным благодаря перепроектированию орудийной установки. До того Pack Howitzer устанавливалась в самоходные установки практически неизменной. Такая конструкция получалась громоздкой, кроме того, возникали проблемы с броневой защитой откатных систем.

Эта же башня с другой стороны. До финальной версии оставалось совсем немного

Проблему удалось решить путём объединения ствола Pack Howitzer с немного модифицированной орудийной установкой M34, которая использовалась на Medium Tank M4. Получилась компактная и довольно лёгкая орудийная установка, лишённая недостатков предыдущих систем. Установку, получившую обозначение 75 mm howitzer mount M7, конструкторы прикрыли массивной бронировкой.

75 mm howitzer mount M7 в серийном варианте

Переделка башни стала первой, но не последней метаморфозой HMC T47. Вскоре было принято решение вновь поменять базу САУ на Light Tank M5. Теперь к работе армейских конструкторов присоединились специалисты Cadillac. К 15 мая 1942 года был подготовлен новый макет САУ, на сей раз на шасси Light Tank M5. Башня всё ещё оставалась сварной и собиралась в основном из плоских листов, но их число уменьшилось, а объём боевого отделения вырос. Подвижная бронировка стала более массивной. Как и раньше, орудийная установка обеспечивала внушительные углы вертикальной наводки — в пределах от −20 до +40 градусов. После осмотра макета Комитет по вооружениям стандартизировал HMC T47 как Howitzer Motor Carriage M8. Случилось это ещё до постройки опытного образца машины. Случай для американского танкостроения редкий, что лишний раз подчёркивает, насколько войска нуждались в такой САУ.

Стабильная лёгкая платформа

Контракт на выпуск HMC M8 был подписан с Cadillac. Решение вполне логичное, поскольку здесь же выпускались и Light Tank M5. Первый серийный образец HMC M8 был готов в сентябре 1942 года, его направили на Абердинский полигон. По сравнению с макетом башня снова изменилась. Бортовые листы стали гнутыми, что позволило увеличить объём боевого отделения. Носовую часть башни выполнили литой, как и подвижную бронировку орудийной маски, которую также переделали: с неё исчезли выступы от бронировок откатных механизмов, а ствол гаубицы прикрыли массивным кожухом. Также в крыше башни появилась зенитная турель для крупнокалиберного пулемёта Browning M2HB.

Первый серийный образец HMC M8. Абердинский полигон, 22 сентября 1942 года. Опытного образца этой САУ построено не было

Определённые изменения были внесены и в конструкцию корпуса машины. От установки курсового пулемёта, который был у Light Tank M5, на самоходной установке конструкторы отказались. Кроме того, башня с увеличенным диаметром погона заставила переделать носовую часть корпуса: установить здесь люки также, как на Light Tank M5, не представлялось возможным. По этой причине в лобовом листе появились смотровые люки. Для улучшения обзорности механик-водитель и его помощник получили перископические смотровые приборы в крыше отделения управления. Поскольку размеры люков не позволяли через них забираться внутрь, механик-водитель и его помощник попадали в машину через крышу башни.

Эта же машина сзади. Видна зенитная пулемётная установка

Весьма специфичной оказалась общая концепция устройства боевого отделения. Как и Light Tank M5, самоходная установка на его базе была четырёхместной. В походном положении внутри башни находилось двое членов расчёта. В боевой обстановке к ним присоединялся помощник механика-водителя, он же наводчик. В отличие от лёгких танков, в которых наводчик находился слева, в HMC M8 он размещался справа по ходу движения. Командир в боевой обстановке находился за наводчиком, а слева работал заряжающий. В отличие от Light Tank M5, у башни HMC M8 не было ни полика, ни гидравлического механизма поворота. Заряжающий нередко работал стоя, при этом он не испытывал такого дискомфорта, как на Light Tank M3. Дело в том, что вал от двигателя к трансмиссионному блоку шёл довольно низко, так что при повороте башни через него прыгать не требовалось.

Продольный разрез HMC M8

Создатели HMC M8 серьёзно подошли к вопросу удобства работы в не отличавшемся простором боевом отделении. Здесь был предусмотрен ровный пол, что облегчало работу при повороте башни. Кроме того, грамотно был размещён боекомплект: впереди находилась укладка первой очереди на 6 унитарных патронов, ещё 9 патронов располагалось в левой надгусеничной полке. Наконец, основной боекомплект из 31 патрона разместили в задней части боевого отделения. В правой надгусеничной полке находилась радиостанция SCR 510, которой пользовался командир.

Для столь небольших размеров машины боевое отделение получилось вполне просторным

Проведённые в начале 1943 года совместные испытания HMC M8, GMC M10 и 75 mm GMC M3 показали, что машина получилась довольно проворной. На просёлке лёгкая САУ оказалась быстрее всех. В условиях более серьёзного бездорожья GMC M3 и HMC M8 оказались примерно равны, обе были быстрее GMC M10. Наконец, на тяжёлом бездорожье GMC M10 и HMC M8 имели схожую проходимость и обе опережали GMC M3. На ровной поверхности HMC M8 удавалось двигаться со скоростью 48 км/ч. На коротком участке, согласно отчёту, ей удалось разогнаться до 73,5 км/ч, что намного превосходит паспортные данные. До 48 км/ч машина разгонялась всего за 19 секунд. Испытатели отметили очень хорошую работу тормозов.

HMC M8 поздних серий. Хорошо видны крепления на башне, где находились шпоры для гусениц

Ложкой дёгтя стали наихудшие условия работы экипажа HMC M8 при быстром движении. Вероятность получить травмы при движении на высокой скорости по бездорожью была довольно высокой. Диаметр погона в 1382 мм был признан маленьким для нормальной работы трёх номеров расчёта. Также отмечалась худшая, чем у других машин, обзорность с места механика-водителя.

Тем не менее, общее впечатление от машины у испытателей оказалось положительным. HMC M8 была признана быстрой и стабильной платформой для 75-мм гаубицы. Небольшая масса в 15,7 тонн позволяла машине преодолевать те мосты, которые для GMC M10 оказывались непроходимыми.

Как и Light Tank M5A1, поздние M8 получили кормовые ящики для личных вещей

Участвовала новая самоходная установка и в программе создания истребителя танков. Достаточно просторное боевое отделение и использование орудийной установки M34 от 75-мм пушки M3 навели военных на мысль поставить в установку и ствол от M3. В результате появилась самоходная установка, которая известна как M8A1, хотя в реальности этот индекс ей не присваивался. Впрочем, к январю 1943 года, когда эту машину представили на Абердинском полигоне, уже существовала САУ GMC T67, получившая более мощное орудие калибра 76 мм. Кроме того, была запущена программа разработки самоходной установки GMC T70, которая также должна была получить вооружение в виде 76-мм орудия.

Переоборудованный HMC M8, иногда упоминающийся как M8A1

Изменения в конструкции истребителя танков по сравнению с серийной HMCM8 оказались минимальными. Немного была переделана башня: с неё была убрана зенитная турель, появился вырез в лобовой части, а в корме разместился противовес. Орудийная установка не потребовала крупных переделок, немного изменилась только система отката из-за того, что была установлена более мощная система. С февраля 1943 года M8A1 испытывалась в Форт-Худ.

Как показали испытания, установка нового орудия мало повлияла на характеристики машины. Вместе с тем, работать трём номерам расчёта в башне было тесновато. Для оптимизации работы расчёта были испробованы разные варианты его размещения. Впрочем, от такой перестановки мало что менялось.

Длинноствольное орудие M3 встало без особых проблем

Далее переделанная САУ отправилась в Форт-Нокс, где прошёл второй этап испытаний. К тому моменту стало окончательно ясно, что истребитель танков на базе HMC M8 в серию не пойдёт. Тем не менее, машина всё ещё представляла интерес. Дело в том, что в марте 1943 года начались работы по Light Tank T24, который планировалось вооружить 75-мм пушкой. M8A1 стала своеобразной тестовой лабораторией, на которой исследовалась сама возможность использования 75-мм танковой пушки на столь небольшом шасси. Итоги испытаний оказались положительными, правда, орудийную установку для Light Tank T24 всё же пришлось переделывать для меньшей длины отката. Кроме того, по итогам испытаний было рекомендовано увеличить диаметр башенного погона. У Light Tank M24 он увеличился до 1520 мм.

Не возникло больших проблем и с организацией боеукладок

Первые 197 HMC M8 были вооружены 75-мм гаубицами M2. Далее в производство пошла упрощённая версия гаубицы, стандартизированная как 75-мм гаубица M3. Переделки орудийной установки M7 в связи с заменой не понадобилось, поскольку M2 и M3 были взаимозаменяемыми.

Один из вариантов размещения расчёта. Хорошо видны изменения, которые претерпела верхняя часть башни

Во время производства конструкция HMC M8 менялась очень незначительно. Большинство переделок было связано с изменениями, которые претерпевала базовая машина, то есть Light Tank M5 и M5A1. Наиболее заметным изменением стало появление на бортах башни креплений для шпор. Примерно в это же время на корме корпуса разместился ящик для личных вещей. В таком виде самоходная установка выпускалась до января 1944 года, всего их было построено 1778 штук.

В одном строю с лёгкими танками

Первые серийные HMC M8 были построены ещё в сентябре 1942 года, но боевой дебют машин несколько задержался. В отличие от GMC M10, в Северную Африку эти машины не успели. 1-я бронетанковая дивизия получила первые M8 в июне 1943 года. В этом соединении они пришли на смену HMC T30. Тогда же сложилась и общая концепция их применения: M8 действовали в одном строю с Light Tank M5, выполняя роль машин непосредственной поддержки. Впервые такое сочетание было опробовано в ходе боевых действий на Сицилии, далее последовали бои в Италии.

HMC M8 в Италии, 1944 год. За переднюю машину зацеплен трофейный немецкий прицеп, в котором перевозились боеприпасы

Опыт первого боевого применения показал справедливость выводов, сделанных по итогам испытаний M8. Благодаря небольшой массе эти машины оказались более подвижными, чем M10, и в гористой местности это преимущество проявилось в полной мере. Но с созданием 75-мм самоходной гаубицы американские военные слегка опоздали, для эффективной поддержки войск на поле боя во второй половине Второй мировой войны требовалась гаубица помощнее. В ноябре 1943 года была запущена программа установки на шасси M5A1 гаубицы M3 калибра 105 мм. Это, впрочем, отнюдь не означало заката карьеры M8 — по мановению волшебной палочки новые машины не появляются. Кроме того, по итогам итальянской кампании устаревшим был признан и Light Tank M5A1. Менять эти машины в тот момент оказалось не на что. Воевать пришлось на том, что есть, а не ждать, когда промышленность выпустит новые машины.

Погрузка самоходной установки на десантный плашкоут

Как бы то ни было, M8 нельзя назвать неудачной машиной. Во-первых, большие углы наведения орудия по вертикали позволяли выполнять широкий спектр задач. Во-вторых, далеко не всегда для поражения цели требовалась 105-мм гаубица, часто 75-мм орудия вполне хватало. В-третьих, HMC M8 оказалась не беззащитной и против немецких танков. В её боекомплект кроме осколочно-фугасных снарядов M48 и дымовых M64 входили и кумулятивные M66. Согласно американским данным, кумулятивный снаряд мог пробить броню толщиной 89-91 мм. Разумеется, борьба с танками не входила в список первоочередных задач HMC M8, но в случае чего она вполне могла постоять за себя.

Наиболее интенсивно HMC M8 применялись в 1944-45 годах в Западной Европе

M8 широко применялась в ходе кампании во Франции летом 1944 года. Эти машины включались в разведывательные эскадроны, в основном поддерживая всё те же Light Tank M5A1. Шустрая самоходная гаубица оказалась весьма полезным дополнением для лёгких танков. Она могла поражать те цели, против которых мощности 37-мм пушки было маловато. Нередко самоходные гаубицы использовались в качестве средства поддержки пехотных подразделений. Здесь очень пригодилась их способность закидывать снаряды по навесной траектории. Неудивительно, что M8 в больших количествах применялись до самого конца Второй мировой войны. Даже появление в конце 1944 года Light Tank M24 не особо изменило ситуацию. Преимущество у новой машины было только при стрельбе прямой наводкой, а вот закинуть снаряд с закрытой позиции так, как это делала HMC M8, пушка M24 не могла.

Часто эти самоходные установки использовались для поддержки пехоты

Применялись M8 и на тихоокеанском театре боевых действий. Здесь они зарекомендовали себя как весьма эффективное средство поддержки пехоты. Для ведения боёв на островах машины получали шнорхели, что позволяло высаживаться на мелководье. Экипажам часто приходилось использовать зенитный пулемёт, правда, в основном для работы по наземным целям.

Башня HMC M8 использовалась и на другой машине — LVT(A)4, амфибии, широко применявшейся на Тихом океане. В немного изменённом виде башня использовалась и на более позднем LVT(A)5.

Применялись M8 и на Тихом океане

К концу Второй мировой войны на вооружении американской армии находилось 862 HMC M8. С учётом интенсивности боевого применения число уцелевших машин выглядит весьма внушительно. После окончания войны эти САУ довольно быстро были сняты с вооружения. Их частично заменили HMC M37 на базе Light Tank M24. Но в полном объёме замены не случилось, поскольку после окончания Второй мировой войны объёмы выпуска бронетехники сильно сократились.

Французские машины прослужили долго. На фото колонна HMC M8 в Индокитае, начало 50-х годов

Официально по программе ленд-лиза американские лёгкие самоходные гаубицы союзникам не поставлялись. Такие планы были: например, в британской армии Н8 должна была получить наименование Scott, но поставок так и не произошло. В СССР же эту машину в качестве возможного вооружения для Красной армии даже не рассматривали.

Тем не менее, эти машины успели повоевать не только под американским флагом. Французы получали самоходные установки напрямую от американских войск. Всего в части «Сражающейся Франции» попало около 170 машин, которые использовались французами для поддержки разведывательных подразделений. После окончания Второй мировой войны французские HMC M8 успели повоевать в Индокитае.

Йеменская САУ в Адене, 1961 год

Также 140 таких САУ в 1948 году оказалось на вооружении в итальянской армии. Получили их итальянцы от американцев и использовали до конца 50-х годов. В армии Йемена М8 использовались как минимум до начала 60-х годов и участвовали в боевых действиях. А башни от М8, состоявших на вооружении мексиканской армии, позже были установлены на бронемашины V-100 Commando.


Источники:

  1. NARA
  2. Stuart History of the American Light Tank, Vol. 1, R.P. Hunnicutt, Presidio Press, 1992
  3. Фотоархив автора

http://warspot.ru/10791-bystrohodnaya-podderzhka-dlya-lyogki...

bolivar1958ds.mirtesen.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *