Вертолет военный – Военные вертолеты. Вертолеты различных вооруженных сил и флота, многоцелевые вертолеты и ударные вертолеты.

Содержание

Боевой вертолёт Википедия

Боевой разведывательно-ударный вертолёт Ка-52.

Боевой вертолёт — категория военного вертолёта предназначенная для поражения наземных и воздушных целей различным вооружением, а также для сопровождения и прикрытия транспортных и десантных вертолётов.

Боевые вертолёты обычно входят в состав армейской авиации и ведут боевые действия во взаимодействии с сухопутными войсками[1][2].

Разновидности боевого вертолёта

Боевые вертолёты разделяются по своей специализации на следующие типы[2][3][1][4]:

Особенности терминологии

В СССР и в Российской Федерации, как в научно-познавательной литературе, издаваемой Военным издательством для широких слоёв населения, так и в литературе для служебного пользования[5], для обозначения боевых вертолётов занимающихся подавлением и уничтожением наземных целей противника принято употреблять термин «вертолёт огневой поддержки» (включая иностранные аналоги)[3]. Данный термин не использовался для противолодочных вертолётов[2].

При этом например советские вертолёты, по специализации принятой в СССР, а затем и в Российской Федерации, являвшиеся «вертолётами огневой поддержки» (вооружённые комплексами управляемого вооружения, значительно расширявшими их огневые возможности для поддержки сухопутных войск): Ми-24 (Ми-35) и Ка-29, благодаря наличию у них грузовых кабин сочетали в себе также и транспортно-десантные функции, в связи с чем классифицировались некоторыми экспертами как «транспортно-боевые вертолёты»

[6][7]. На данный момент производитель вертолётов Ми-35 касательно образца использует оба определения: «вертолёт огневой поддержки» и «транспортно-боевой вертолёт»[8][9].

В современной России в качестве синонима «вертолёт огневой поддержки», также распространено обобщающее определение «боевой вертолёт»[10], наравне со специализированным термином «ударный вертолёт»[11][12] (литературным переводом англ. Attack helicopter, фр. Hélicoptère d'attaque исп. Helicóptero de ataque, и т. д.). При этом последний термин в зарубежных источниках (также как в русскоязычной военной терминологии), не применяется в отношении противолодочных и транспортно-десантных вертолётов.

Вооружение, использование и оснащение

Типичный профиль полёта боевого вертолёта с огибанием рельефа местности по высоте.
Положительные перегрузки при подъёме и отрицательные при снижении.

В комплекс вооружения боевого вертолёта могут входить[1]:

Основным противотанковым средством боевого вертолёта является ПТУР с кумулятивной боевой частью с дальностью полёта в более чем 4 километра. Благодаря возможности летать на низких высотах боевой вертолёт может поражать цель не входя в зону поражения противовоздушной обороны противника.

Боевые вертолёты могут использовать для нанесения удара кратковременный выход из складок местности, с зависанием на низкой высоте достаточной для целеуказания. Для снижения заметности боевого вертолёта и его защищённости, в конструкцию закладывается низкая эффективная площадь рассеяния несущего винта и фюзеляжа (площадь поперечного сечения фюзеляжа меньше чем у других типов вертолётов), а также снижается инфракрасное излучение двигателей, устанавливается оборудование пассивного радиопротиводействия радиолокационным станциям противника, и блоки постановки активных и пассивных помех ракетам с инфракрасными головками самонаведения.

Также, в целях снижения заметности боевого вертолёта и сокращения времени огневого воздействия противника, его конструкция должна обеспечивать высокую маневренность позволяющую быстро совершить отход в укрытие хвостом назад или боком, и производить полёты на малой и предельно малой высоте с огибанием рельефа местности. Для этого вертолёт конструктивно должен выдерживать положительные перегрузки при резком наборе высоты и отрицательные при резком снижении высоты. К примеру несущий винт и корпус вертолёта огневой поддержки AH-64A «Апач» рассчитаны на следующие перегрузки[5]:

  • кратковременные положительные перегрузки до +3,5 g на переходных режимах полёта;
  • положительные перегрузки до +1,7 g на установившихся режимах;
  • отрицательные перегрузки до −1,0 g на переходных режимах.

Для защиты экипажа боевого вертолёта и главных агрегатов машины проводится бронирование фюзеляжа от пуль стрелкового вооружения и снарядов малокалиберных пушек[1].

Образцы основных боевых вертолётов

Основные образцы российских и зарубежных боевых вертолётов[4]:

См. также

Примечания

  1. 1 2 3 4 Вертолёт ; Боевой вертолёт // Энциклопедия Авиации / под ред. Г. П. Свищёва. — М. : Большая Российская Энциклопедия, 1994. — С. 111, 128—132. — 736 с. — 25 000 экз. — ISBN 5-85270-086-X.
  2. 1 2 3 Вертолёт // Военная энциклопедия : в 8 т. / под ред. П. В. Грачёва. — М. : Воениздат, 1994. — Т. 2. — С. 72—74. — 544 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-203-00299-1.
  3. 1 2 Применение вертолётов огневой поддержки // Зарубежное военное обозрение : ежемесячный журнал. — М.: Издательство и типография газеты «Красная звезда», 1977. — № 3. — ISSN 0134-921Х.
  4. 1 2 Вертолёт // Военный энциклопедический словарь : [ВЭС] : в 2 т. / редкол.: А. П. Горкин [и др.] ; Ин-т воен. истории Минобороны России. — М. : БРЭ : РИПОЛ классик, 2001. — Т. 1. — С. 270—271. — 847 с. : ил. — (Энциклопедические словари). — ISBN 5-85270-219-6. — ISBN 5-7905-0994-0. — ISBN 5-7905-0995-9 (т. 1).
  5. 1 2 Учебное пособие для служебного пользования // Боевой вертолёт огневой поддержки наземных войск AH-64A Апач / под ред. А. Н. Пономарёва. — М.: Воениздат, 1986. — С. 3. — 39 с.
  6. Вадим Михеев. Вертолёт Ми-24 : История создания и развития // Авиация и космонавтика: вчера, сегодня, завтра : журн. — 1998. — № 3 (март). — С. 1—16. — ISSN 1682-7759.
  7. А. Мазепов. Из истории армейских вертолётов // Ка-50, Ка-52, Ка-50Н : Армейские боевые вертолёты / А. Мазепов ; А. Михеев, В. Зенкин, А. Жирнов, А. Фомин. — 2-е изд., доп. — М. : Любимая книга, 1997. — С. 12—13. — 128, [4] с. — (POLYGON : Авиационная серия). — ISBN 5-7656-0005-0.
  8. ↑ «Россия начинает поставку в Бразилию боевых вертолетов МИ-35М». russianhelicopters.aero (6 апреля 2009). Проверено 11 ноября 2018.
  9. ↑ «Боевые машины холдинга «Вертолеты России» начали первые полеты в рамках программы обучения летчиков ЮВО». russianhelicopters.aero
    (28 декабря 2016). Проверено 11 ноября 2018.
  10. ↑ Официальный сайт Рособоронэкспорт. Каталог продукции для воздушно-космических сил.
  11. Коллектив авторов. Глава 2.3 «Ударные вертолёты — главная сила Армейской авиации» // «Авиация ВВС России и научно-технический прогресс: боевые комплексы и системы вчера, сегодня, завтра» / Под ред. Федосова Е. А.. — М.: «Дрофа», 2005. — С. 277. — 734 с. — («Авиация и космонавтика»). — 2 000 экз. — ISBN 5-7107-7070-1.
  12. ↑ Вертолёты. Военные (рус.). АО «Вертолёты России». ГК «Ростех». Проверено 28 октября 2018.

wikiredia.ru

Военный вертолёт — WiKi

В данном разделе затрагивается история применения автожиров, как летательных аппаратов которые по своей конструкции близки к вертолётам[4].

Предвоенный период и Вторая мировая война

До использования в военных целях вертолётов, были попытки применения автожиров.

В 1931 году ВВС США закупили несколько автожиров Pitcairn PCA-2[en] и Kellett KD-1 для ведения разведки, корректировки артиллерийского огня, налаживания связи и участия в поисково-спасательных операций в интересах как армии так и военно-морского флота. В 1938 году Королевские ВВС Великобритании приобрели 7 единиц Cierva C.40[en]. Весной 1940 года они использовались для связи с войсками во Франции, при эвакуации британского экспедиционного корпуса. При этом все автожиры были потеряны.

В ходе боевых действий с Третьим рейхом, Франция также активно использовала ранее приобретённые автожиры в военных целях (52 единицы в армии и 8 единиц на флоте). Это были модифицированные французскими промышленниками британские Cierva C.30, которые производились по лицензии под названием Leo C-30 и служили для воздушной разведки. В 1941 году Япония разработала автожир Kayaba Ka-1 и запустил его в серийное производство, использовав полученный от США в 1939 году единственный образец Kellett KD-1. Автожиры японцами использовались с авианосцев для обнаружения американских подводных лодок в ходе всей Второй мировой войны.

В СССР автожиры впервые были использованы в военных целях в июне 1941 года, когда в составе 24-й армии из 5 автожиров А-7-3а была сформирована

1-я отдельная корректировочная эскадрилья. Эскадрилья участвовала в Смоленском сражении. В связи с потерями эскадрилья была расформирована. В период Второй мировой войны А-7-3а был самым мощным по вооружению среди машин такого класса: 3 пулемёта и до 400 килограмм бомбовой нагрузки[4]

К 1943 году в Армии США прекратили испытания автожиров, по причине появления первых успешных образцов вертолетов Sikorsky R-4, которые в 1944 году были приобретены Королевскими ВВС, которые стали основой вооружения 529-го авиаэскадрона.

Первым государством применившим вертолёты во Второй мировой войне являются США. С апреля 1944 года вертолёты VS-316 (армейское обозначение R-4B) начали использоваться в боевых действиях на территории Бирмы и на востоке Индии в целях снабжения очагов сопротивления высаженных десантников и эвакуацией раненых.

В Третьем рейхе первое и единственное формирование, имевшее на вооружении вертолёты, появилось в начале 1945 года. Это была 40-я авиатранспортная эскадрилья располагавшая вертолётами Focke Achgelis Fa 223 и Flettner Fl 282. Эскадрилья выполняла задачи по наведению связи, транспортировке грузов и корректировке огня

[4].

В СССР работы по созданию вертолётов для военных целей начались с постановления НКО СССР в марте 1940 года. Данным постановлением поручалось конструктору Братухину И. П. профессору Юрьеву Б. Н. а также директору МАИ Семичастному М. Ф. приступить к разработке двухместного вертолёта с двухдвигательной силовой установкой. В августе 1941 года образец под названием «Омега» был передан на государственные испытания. В связи с началом Великой Отечественной войны и тяжёлым экономическим положением в СССР, интерес правительства к образцу ослаб и дальнейшие испытания и доработка образца были перенесены в Алма-Ату. Единственным потенциальным заказчиком «Омеги» являлось Главное артиллерийское управление, которое рассматривало образец в качестве воздушного артиллерийского корректировщика, но тяжёлая ситуация военного времени фактически остановила развитие вертолётостроения в СССР. Так из-за эвакуации предприятий и конструкторского бюро из Москвы в Алма-Ату, первый испытательный полёт вертолёта был задержан почти на два года и состоялся только в июне 1943 года

[9].

Послевоенный период. От малайской войны до вьетнамской войны

  Bell H-13G («Ангел Милосердия») — основной американский санитарный вертолёт для эвакуации раненых в период корейской войны

После войны правительство СССР обратило пристальное внимание на военное вертолётостроение. Уже к августу 1945 года были выпущены опытные вертолёты «Омега-3» (Г-3), которые планировалось использовать в качестве артиллерийских корректировщиков. Главное артиллерийское управление планировало заказать 200 подобных машин. В 1946 году на вертолёты «Омега-3» обратило внимание командование ВВС. Вскоре решением правительства в конце 1947 года к вертолётостроению были подключены ОКБ Яковлева и вновь созданные ОКБ Миля (в 1947 году) и ОКБ Камова (в 1948 году)[9].

Первым случаем массового применения вертолётов в военных целях в послевоенный период, можно считать прецедент с британскими войсками в ходе Малайской войны в 1948 году, когда они использовали для переброски пехотинцев 26 вертолётов S-51, которые в общей сложности совершили 20 тысяч боевых вылетов[4].

Основной скачок в массовом применении вертолётов приходится на корейскую войну. Если в начале войны в составе армейской авиации США находилось 1 186 самолётов и 56 вертолётов, к окончанию боевых действий соотношение изменилось: 2 518 самолётов и 1 140 вертолётов. К примеру за одни сутки Инчхонской десантной операции 12 вертолётов совершили переброску 2 000 солдат и 50 тонн различных грузов. Основные образцы вертолётов были представлены Bell OH-13

[en], Hiller OH-23 Raven, Sikorsky H-5, Sikorsky H-19 и Piasecki H-25[4].

Показательным в массовости применения вертолётов является прозвище «Ангел Милосердия» (англ. «Angel of Mercy»), которое американские военнослужащие дали санитарному вертолёту Bell H-13G, на котором за годы войны было эвакуировано с поля боя в тыл 18 000 раненых[10].

По итогам корейской войны руководство ВС СССР сделало вывод о существенном отставании уровня советского вертолётостроения от западного. Во время корейской войны единственным вертолётом в СССР являлся Ми-1 производившийся небольшой серией с 1950 года. В октябре 1951 года было принято постановление правительства о одновременной разработке двух типов вертолётов:

  • ОКБ Миля — разработка среднего транспортно-десантного вертолёта;
  • ОКБ Яковлева — разработка тяжёлого транспортного вертолёта.

К весне 1952 года ОКБ Миля представило ВД-12 (Ми-4), которые в конце того же года были переданы на испытание в войска. В ноябре того же 1952 года был представлен к испытаниям Як-24, выпуск которого начался в 1955 году. Выпуск вертолётов постоянно наращивался: если в 1952 году Министерству обороны были переданы 6 685 самолётов и 38 вертолётов, то в 1954 — 5 617 самолётов и 117 вертолётов.

  Ми-4 — первый советский транспортно-боевой вертолёт.
Под фюзеляжем видна пулемётная установка

10 сентября 1956 года в ходе Тоцких учений, в ходе которых было применено ядерное оружие, с вертолётов Ми-4 был высажен десант 345-го гвардейского парашютно-десантного полка в количестве 272 человек в 500-600 метрах от эпицентра взрыва.

В ходе войны в Алжире 1954-1962 годов, вертолёты французской армии, оснащённые стрелково-пушечным вооружением, впервые в военной истории осуществили огневую поддержку при высадке десантов. В составе группировки французских войск действовала 22-я и 23-я вертолётные авиационные эскадры оснащённые вертолётами Bell 47G, Sikorsky S-55, Sikorsky S-58, Westland S-55[en], S.O. 1221 Djinn, SE.3120 Alouette[fr]. В эскадрах числилось около 250 машин из которых за 6 лет войны и около 35 000 боевых вылетов было потеряно только 6 единиц. Появился новый класс транспортно-боевых вертолётов.

В 1960 году в США также начались работы по оснащению вертолётов стрелково-пушечным вооружением. По аналогии с французским опытом на транспортные вертолёты Bell UH-1S Iroquois были установлены в разных сочетаниях носовой 7,62мм пулемёт на турели, 40мм гранатомёт, 20мм автоматическая пушка, блок с противотанковыми управляемыми ракетами SS-11 французского производства и блок с неуправляемыми авиационными ракетами. По положительным итогам испытаний на базе гражданского лёгкого вертолёта Bell 47 была разработана военная модификация Bell 207 Sioux Scout[en] с вооружением из спаренной установки пулемётов калибра 7,62мм. После испытания этого образца в 1963 году в США был объявлен конкурс на создание принципиального нового класса машин — вертолётов огневой поддержки. Программа была названа Усовершенствованная авиационная система огневой поддержки (англ. Advanced Aerial Fire Support System, сокращённо — AAFSS). Конкурс выиграл образец Lockheed AH-56 Cheyenne. В связи с выявившимися конструктивными недостатками, данный образец в серию не пошёл.

В июле 1965 года насыщение американских войск вертолётами позволило на базе 1-й кавалерийской дивизии создать 1-ю кавалерийскую аэромобильную дивизию (англ. 1st Air Cavalry Division) располагавшую парком из 428 вертолётов (разведывательные OH-13, огневой поддержки UH-1B, многоцелевые UH-1D и тяжёлые транспортные Boeing CH-47 Chinook). В октябре того же года дивизия была отправлена во Вьетнам[4].

В СССР насыщение Советской армии вертолётами, толкнуло военное руководство на аналогичный шаг, когда согласно директиве министра обороны от 22 мая 1968 года в составе Забайкальского и Дальневосточного военных округов были созданы соответственно 11-я и 13-я отдельные воздушно-десантные бригады, в состав каждой из которых входило по два вертолётных полка (транспортный и боевой)[11].

Из стран Третьего мира, первыми использовавшие вертолёты в боевых действия является Индия, закупившая у СССР 100 единиц Ми-4. В 1961 году эти машины были использованы для высадки войск при силовом захвате португальского эксклава Гоа. В 1962 году в ходе пограничного конфликта с Китаем в Гималаях и в 1965 году в ходе второй индо-пакистанской войны на Ми-4 осуществлялась транспортировка грузов для войск и эвакуация раненых.

Из-за набирающей обороты вьетнамской войны, американские войска испытывали острую потребность в вертолётах огневой поддержки. В июне 1967 году в войска стали поступать Bell AH-1 Cobra, который частично был сконструирован на базе несущей системы Bell UH-1S. В отличии от предшественников — это был первый в мире специально сконструированный военный вертолёт, не являвшийся модификацией гражданской версии.

  AH-1 Cobra ведёт ракетный обстрел противника.
Вьетнам. 1967 год

К середине 1967 года группировка американских войск во Вьетнаме располагала 2 000 вертолётами. Через год их число увеличилось до 4 200 единиц. С января 1962 года по март 1970 армейская авиация США во Вьетнаме произвела:

  • 24 млн. вылетов из которых около 18 млн. боевых;
  • перевозку 1,5 млн. человек и 150 000 тонн грузов;
  • эвакуацию около 150 000 раненых.

За 10 лет вьетнамской войны американские войска потеряли около 3 000 вертолётов, из которых в воздухе сбиты были около 800. Оставшиеся потери приходятся на повреждения полученные на земле и в результате лётных происшествий.

В 1966 году в СССР был объявлен конкурс на создание боевого вертолёта. В отличии от американской концепции машины, специализированной исключительно на функциях огневой поддержки и противотанковой борьбы, советский подход заключался в создании транспортно-боевого вертолёта, способного кроме перечисленного также совершать переброску отделения десантников с вооружением. В 1968 году ОКБ Миля начало разработку новой машины и в 1971 году первые образцы поступили на вооружение в войска под названием Ми-24, который являлся первым советским специально сконструированным боевым вертолётом.

Одновременно с созданием боевых вертолётов для армии, в разных государствах велась работа по оснащению военно-морских сил специализированными боевыми вертолётами, которые могли бы взлетать и садиться на палубу корабля. Впоследствии такие авианесущие корабли получили название крейсер-вертолётоносец,и могли кроме вертолётов нести на себе самолёты вертикального взлёта и посадки. В 1957 году в ВМФ СССР стал поступать Ка-15 модифицированный под военные нужды в качестве противолодочного вертолёта. Но в виду конструктивных недостатков машина была снята с вооружения ВМФ СССР в 1963 году и заменена на Ми-4М[9]. Более совершенный Ка-25 начал поступать на вооружение флота с конца 1964 года[4]. В США первым противолодочным вертолётом стал Sikorsky SH-3 Sea King, который поступил на вооружение флота в 1961 году[12].

В отличии от СССР, западные державы (США, Великобритания, Франция) рассматривали применение вертолётов в военно-морских силах не только в функции противолодочного средства, но и как основное средство для десантирования войск с кораблей на сушу. В то время как СССР создавал флот десантных кораблей различного класса, способных подходить к берегу на максимально близкое расстояние для высадки морской пехоты вместе с боевой техникой (БТР, САУ, РСЗО, танки и т.д.), западные государства разрабатывали корабли способные перевозить на себе десятки вертолётов, которые на большом удалении от берега должны были перебрасывать на сушу пехотные подразделения. В связи с этим в странах НАТО появился новый класс военных кораблей как десантный вертолётоносец.

60-е годы явились тем порогом в вертолётостроении, когда военные вертолёты перестали представлять из себя исключительно модифицированные версии гражданских аппаратов[3].

Если в корейской войне и в алжирской войне вертолёты доказали своё право на использование в армии, то по итогам вьетнамской войны вертолёты стали неотъемлемой частью армии как танки, самолёты и бронетранспортёры[4].

От 70-х годов до современности

В ходе третьей индо-пакистанской войны, индийская армия применила высадки тактического десанта в тылу противника. 7 декабря 1971 года 12 единиц Ми-4 в несколько рейсов высадили десантников у переправы через реку Милна в Восточном Пакистане, которые отрезали пути отступления пакистанских войск. За один день вертолеты перебросили 2791 солдата и 90 тонн грузов. Подобные десантные операции производились индийской стороной до конца войны.

В 70-е годы арены боевых действий на которых широко начали применяться вертолёты, переместились из Индокитая на Ближний Восток и в Африку.

Во второй половине 60-х годов СССР начал поставку военных вертолётов союзным арабским государствам (Египет и Сирия) противостоявших Израилю. В Шестидневной войне 1967 года вертолёты Египта и Сирии не успели поучаствовать в боевых действиях, поскольку были частично уничтожены на аэродромах базирования в ходе превентивных авиационных ударов ВВС Израиля. В Войне на истощение 1970 года, вертолёты с обеих сторон также не смогли принять заметного участия. А вот Война Судного дня 1973 года повторила положительный опыт из окончательного этапа вьетнамской войны, когда на практике было опробовано новое применение боевых вертолётов — борьба с танками. Во Вьетнаме прецедент произошёл годом ранее в марте 1972 года, когда 2 вертолёта UH-1B принадлежащие Южному Вьетнаму, применив 89 ПТУР BGM-71 TOW уничтожили 26 танков Северного Вьетнама. Аналогичная ситуация повторилась годом спустя: 8 и 9 октября 1973 года, две вертолётные эскадрильи Египта Ми-4 за 30 вылетов уничтожили половину танков 600-й танковой бригады 162-й танковой дивизии Израиля. 13 октября в ходе Синайского сражения 18 израильских вертолётов AH-1 Cobra уничтожили 90 египетских танков. Также в этой войне в качестве десантно-транспортных вертолётов сирийскими и египетскими войсками были использованы Ми-8, которые в тылу израильских войск высаживали тактические десанты[9][4].

По итогам эксплуатации AH-1 Cobra, в конце 1972 года в США был объявлен конкурс на создание вертолёта огневой поддержки нового поколения по программе Усовершенствованный Боевой Вертолёт (англ. Advanced Attack Helicopter или сокращённо — AAH), предназначенного в первую очередь, для борьбы с танками противника в любое время суток и в плохих погодных условиях. Основными требованиями к машине были: достаточное бронирование, большая дальность полёта, высокая скорость, наличие пушечного и ракетного вооружения, система снижения инфракрасного излучения, высокий ресурс. В декабре 1976 года по итогам испытаний был выбран образец AH-64 Apache от компании Hughes Helicopters. В этом же месяце, 16 декабря 1976 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР примет постановление о разработке боевых вертолётов нового поколения, который в отличии от Ми-24 должен был нести функции исключительно огневой поддержки, без возможности перевозки десантников. Концепция «летающего БМП» под которую создавалась Ми-24, более не рассматривалась приоритетной. Дополнительным стимулом для советского руководства повлияло требование к повышению скорости, а также разрекламированное в западных СМИ сообщение о появлении вертолёта AH-56 Cheyenne с толкающим винтом. В последующем разрабатываемым образцам порученным ОКБ Миля и ОКБ Камова были даны обозначения Ми-28 и Ка-50 соответственно. В отличии от AH-64, который поступил на вооружение в 1984 году (спустя 9 лет от первого полёта), начатые разрабатываться ещё в СССР образцы нового поколения, поступили на вооружение уже Российской Федерации спустя 13 лет (для Ка-50) и 31 год (для Ми-28) после первого полёта испытательных образцов[9].

Военные конфликты 80-х годов ознаменовались первыми случаями в которых боевые вертолёты были использованы для иных целей, кроме как уничтожение наземных и надводных целей. В эти годы они впервые были использованы в воздушных боях. Особо ярким было применение вертолётов в ходе ирано-иракской войны начавшейся в сентябре 1980 года, где в ноябре того же года произошёл первый в мировой истории воздушный бой вертолётов, в ходе которого где двум иранским AH-1J Cobra удалось сбить с помощью ПТУР TOW два иракских Ми-24Д. В апреле 1981 второй подобный случай в тех же обстоятельствах также закончился победой иранцев. В сентябре 1983 иракский Ми-24Д уничтожил AH-1J Cobra из пулемёта. В феврале 1984 три иракских Ми-24Д уничтожили в воздушном бою три иранских AH-1J Cobra применив ПТУР Фаланга и неуправляемые ракеты С-5. На опыте боёв вертолётов с вертолётами обе воюющие стороны сделали соответствующие выводы и усовершенствовали вооружение и увеличили боезапас. Так на иранских вертолётах AH-1S Cobra были установлены уже 8 ПТУР TOW а количество 70мм НАР увеличили с 14 до 38. На иракских Ми-24Д в ответ ПТУР «Фаланга» была заменена на более современные «Штурм» а также ракетами класса «воздух-воздух» советскими Р-60МК и американскими AIM-9 Sidewinder. 27 октября 1984 года был совершён первый в истории воздушный бой вертолёта со сверхзвуковым истребителем, победителем в котором остался вертолёт. Экипажу иракского Ми-24В удалось уничтожить иранский F-4E Phantom[13][9]. Иранскими AH-1 Cobra в ходе этой войны были сбиты четыре иракских самолёта (МиГ-21, МиГ-23, Су-22)[14].

Также военные конфликты 80-х годов отмечены ситуацией когда однотипные вертолёты применялись противоположными сторонами. Так в войне за Фолклендские острова тяжёлые транспортные вертолёты Boeing CH-47 Chinook применялись как британской так и аргентинской стороной[15].

Особое значение для Советской армии и пограничных войск военные вертолёты приобрели в ходе Афганской войны. Сильнопересечённая горная местность Афганистана, часто делала вертолёты единственным средством по оперативной переброске и снабжению войск, по эвакуации раненых и огневой поддержке наземных сил. Вертолёты использовались также для радиоэлектронной борьбы[16] и для борьбы с караванами поставляющими оружие из Пакистана и Ирана. Советской стороной в Афганской войне были задействованы: многоцелевые Ми-8, специальные вертолёты РЭБ Ми-9, огневой поддержки Ми-24, вертолёт-кран Ми-10, грузовые Ми-6 и Ми-26. В крупных войсковых операциях, вертолёты были главным средством по доставке подразделений на поле боя в высокогорную местность. Так в ходе Панджшерской операции 1982 года вертолётами было высажено в горах 4 200 советских и афганских военнослужащих из 12 000 человек общего количества задействованных сил. Общие потери вертолётов Советской армии за годы войны составили 334 машины. Потери вертолётов пограничных войск — 62 машины[17].

В современном мире ведущими державами в вертолётостроении рассматриваются проекты по созданию новых образцов, качественно отличающихся от ныне существующих своими параметрами и в некоторых случаях принципиально иной конструкцией[18].

Программа JMR в США

Так в США начата исследовательская программа, по созданию многоцелевого летательного аппарата с вертикальным взлётом и посадкой (Joint Multi-Role Rotorcraft[en] или сокращённо — JMR), с максимальной скоростью полета не менее 430 км/ч и радиусом действия более 425 километров. Планируется что в будущем такие образцы заменят традиционные вертолеты при выполнении боевых задач и задач по боевому и тыловому обеспечению. На первом этапе программы ставится цель разработки и испытаний пробных образцов с максимальной взлетной массой 12-13 тонн, платформа которых далее послужит созданию семейств аппаратов для замены многоцелевых вертолетов UH-60 Black Hawk и SH-60 Seahawk, а также ударных AH-64 Apache. В общих требованиях указано что транспортный вариант платформы должен обеспечивать переброску 12 полностью экипированных военнослужащих или груза массой около 6 тонн. По опыту применения вертолётов в последних военных конфликтах особое внимание уделяется способности разрабатываемых образцов работать в условиях жаркого климата с высокогорных площадок, находящихся на высоте более 1 800 м над уровнем моря.

В рамках данной программы фирмы Sikorsky Aircraft и Boeing предлагают вертолёт соосной схемы с пропульсивным (создающим основную горизонтальную тягу) толкающим винтом. Данный способ увеличения лётных параметров вертолётов используется фирмой AVX Aircraft Company в проекте соосного вертолёта с двумя толкающими двигателями в кольцевых насадках. По мнению разработчиков подобная компоновка силовой установки снизит уровень акустической заметности, повысит безопасность полетов на малых высотах, а также даёт возможность оснащения грузового отсека транспортного варианта опускающейся рампой. Для повышения аэродинамических показателей для варианта ударной машины рассматривается размещение вооружения внутри фюзеляжа[19].

Компания Bell Helicopter предлагает глубокую модернизацию эксплуатируемого с 2005 года конвертоплана V-22 Osprey в опытный образец V-280 «Valor» с расчетной максимальной скоростью полета около 520 км/ч и радиусом действия до 1 400 км. Главным отличием данного образца от предыдущего является то что процесс вертикального взлёта и перехода в горизонтальный полёт осуществляется не за счёт поворота массивных гондол с двигателями на концах крыльев, а за счёт поворота винтов. Данное новшество по мнению разработчиков упростит конструкцию что позволит обеспечить достаточную надежность (V-22 критиковались за высокую аварийность[20]) и снизит расходы на поддержание ресурса машины[18].

Программа FTH для стран НАТО

  Аварийная эвакуация однотипного вертолёта.
Одна из поставленных задач
в программе Future Transport Helicopter[de] (FTH)

В странах НАТО транспортно-десантные вертолеты различных типов рассматриваются как основное средство для обеспечения аэромобильности войск в зоне боевых действий, имеющих преимущество перед военно-транспортными самолётами в том что не нуждаются в оборудованных взлётно-посадочных полосах.

С другой стороны образцы тяжёлых транспортных вертолётов имеющиеся на вооружении стран НАТО (включая CH-53 Sea Stallion и СН-47) имеют ограничения не позволяющие транспортировку основных образцов бронетехники и тяжелых систем вооружения. Кроме того вертолёты данного класса находятся на вооружении стран НАТО более 30 лет. К примеру, последние аппараты CH-53G на вооружении Бундесвера, были изготовлены в 70-х годах, и поддержание их в лётной годности связано с высокими финансовыми затратами.

В связи с этим во Франции и Германии проводятся научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по разработке Перспективного тяжелого транспортного вертолета (Future Transport Helicopter[de], сокращённо — FTH). По замыслу конструкторов образец займет место между транспортным вертолетом NHI NH90 и военно-транспортным самолетом Airbus A400M, грузоподъёмность которых соответственно 4,6 и 37 тонн.

Проектируемый вертолёт должен иметь систему внешней подвески с грузоподъёмностью до 15 тонн, включая размещённых в стандартных морских 20-футовых контейнерах. Машину предполагается использовать для аварийной эвакуации других вертолетов такого типа со снятыми отдельными элементами силовой установки и планера. При этом должно быть обеспечено выполнение всех необходимых подготовительных демонтажных операций в полевых условиях. Как в случае с американским проектом JMR, от FTH требуется возможность применения в высокогорье и в жарком климате.

На опыте боевого применения вертолётов в Ираке и в Афганистане, в проекте предусматривается наличие в бортовом оборудовании надёжных систем предупреждения об опасном сближении с земной поверхностью и другими препятствиями в условиях плохой видимости из-за облаков пыли, снега или водяной пелены, создаваемого несущими винтами от неподготовленного грунта взлётно-посадочной площадки при выполнении взлёта, посадки и руления. Также по опыту военных конфликтов считается необходимым наличие систем предупреждения пуска ракет и системы защиты от зенитных ракет.

Также разработчики считают необходимым применение для нового транспортного вертолёта стелс-технологий используемых в боевых самолётах, таких как использование радиопоглощающих покрытий и оптимизация форм элементов фюзеляжа[18].

Гонка за скоростью

В странах НАТО проводятся НИОКР по увеличению скорости боевых вертолётов с целью повышения их эффективности. Для этой цели разрабатываются экспериментальные образцы, которые в будущем послужат основой новым высокоскоростным боевым вертолётам[18].

  Экспериментальный высокоскоростной
вертолёт Piasecki X-49
с толкающим винтом   Экспериментальный высокоскоростной
вертолёт Eurocopter X3
с двумя толкающими винтами

В период Холодной войны, в основном в рекордах по скорости вертолётов отмечались советские и американские образцы[21]:

  • Примечание: зелёным цветом выделены экспериментальные образцы созданные для научно-исследовательских целей, которые на данный момент не являются серийными военными вертолётами, либо находятся в стадии разработки

Традиционная схема, в которой подъёмная и пропульсивная сила машины создаются только несущим винтом при её тангаже, скорость обычно не превышает 300-350 км/ч. До 1986 года рекорд в скорости принадлежал экспериментальному образцу Ми-24 под названием А-10, с которого для увеличения скорости были сняты крылья[21]. Из опытных образцов серийных машин на данный момент рекорд в скорости вертолётов данной схемы принадлежит британскому Westland Lynx. Экспериментальный облегчённый образец данной машины с форсированным двигателем в 1986 году достиг скорости в 400 км/ч.

Единственным способом по преодолению барьера скорости в 400 км/ч многими вертолётостроительными компаниями рассматривается только наличие толкающего винта. Таким методом пошли в компаниях Sikorsky Aircraft и Piasecki Helicopter, которые предложили подобные образцы Sikorsky S-97 Raider (разработан на основе экспериментального Sikorsky X2) и Piasecki X-49[18].

В Западной Европе компанией Airbus Helicopters производятся аналогичные исследования по повышению скорости. Так в 2010 году совершил первый полёт экспериментальная машина Eurocopter X3. У данного образца в отличии от американских машин толкающие винты расположены не сзади хвоста, а на крыльях по бокам фюзеляжа. Данная конструкция позволила избавится от хвостового рулевого винта, традиционного для вертолётов с одним несущим винтом. Возможность для этого предоставила компенсация реактивного момента несущего винта выполняемая разницей в тяге подаваемой каждому из толкающих винтов. То есть толкающие винты при такой схеме выполняют одновременно функции традиционного рулевого винта[18]. В ходе испытаний 7 июня 2013 года опытный образец достиг скорости в 472 км/ч[24].

Ситуация в России с разработкой высокоскоростных вертолётов остаётся неясной. По заявлению руководителя холдинга «Вертолеты России» Андрея Шибитова на второй выставке вертолётной индустрии HeliRussia прошедшей в мае 2009 года, был дан старт проекту по разработке скоростного вертолёта, который планировалось использовать в том числе и для военных целей. На реализацию данного проекта отводилось 8 лет[27]. Однако по истечению срока вертолётостроительные компании России так и не смогли предоставить опытные образцы[28]. В ноябре 2017 года стало известно что холдинг «Вертолеты России» в 2018 году предоставит Министерству обороны России сразу две концепции перспективного скоростного вертолета (ПСВ), из которых военное ведомство выберет проект для дальнейшей разработки[29].

ru-wiki.org

Военный вертолёт — Википедия РУ

В данном разделе затрагивается история применения автожиров, как летательных аппаратов которые по своей конструкции близки к вертолётам[4].

Предвоенный период и Вторая мировая война

До использования в военных целях вертолётов, были попытки применения автожиров.

В 1931 году ВВС США закупили несколько автожиров Pitcairn PCA-2[en] и Kellett KD-1 для ведения разведки, корректировки артиллерийского огня, налаживания связи и участия в поисково-спасательных операций в интересах как армии так и военно-морского флота. В 1938 году Королевские ВВС Великобритании приобрели 7 единиц Cierva C.40[en]. Весной 1940 года они использовались для связи с войсками во Франции, при эвакуации британского экспедиционного корпуса. При этом все автожиры были потеряны.

В ходе боевых действий с Третьим рейхом, Франция также активно использовала ранее приобретённые автожиры в военных целях (52 единицы в армии и 8 единиц на флоте). Это были модифицированные французскими промышленниками британские Cierva C.30, которые производились по лицензии под названием Leo C-30 и служили для воздушной разведки. В 1941 году Япония разработала автожир Kayaba Ka-1 и запустил его в серийное производство, использовав полученный от США в 1939 году единственный образец Kellett KD-1. Автожиры японцами использовались с авианосцев для обнаружения американских подводных лодок в ходе всей Второй мировой войны.

В СССР автожиры впервые были использованы в военных целях в июне 1941 года, когда в составе 24-й армии из 5 автожиров А-7-3а была сформирована 1-я отдельная корректировочная эскадрилья. Эскадрилья участвовала в Смоленском сражении. В связи с потерями эскадрилья была расформирована. В период Второй мировой войны А-7-3а был самым мощным по вооружению среди машин такого класса: 3 пулемёта и до 400 килограмм бомбовой нагрузки[4]

К 1943 году в Армии США прекратили испытания автожиров, по причине появления первых успешных образцов вертолетов Sikorsky R-4, которые в 1944 году были приобретены Королевскими ВВС, которые стали основой вооружения 529-го авиаэскадрона.

Первым государством применившим вертолёты во Второй мировой войне являются США. С апреля 1944 года вертолёты VS-316 (армейское обозначение R-4B) начали использоваться в боевых действиях на территории Бирмы и на востоке Индии в целях снабжения очагов сопротивления высаженных десантников и эвакуацией раненых.

В Третьем рейхе первое и единственное формирование, имевшее на вооружении вертолёты, появилось в начале 1945 года. Это была 40-я авиатранспортная эскадрилья располагавшая вертолётами Focke Achgelis Fa 223 и Flettner Fl 282. Эскадрилья выполняла задачи по наведению связи, транспортировке грузов и корректировке огня[4].

В СССР работы по созданию вертолётов для военных целей начались с постановления НКО СССР в марте 1940 года. Данным постановлением поручалось конструктору Братухину И. П. профессору Юрьеву Б. Н. а также директору МАИ Семичастному М. Ф. приступить к разработке двухместного вертолёта с двухдвигательной силовой установкой. В августе 1941 года образец под названием «Омега» был передан на государственные испытания. В связи с началом Великой Отечественной войны и тяжёлым экономическим положением в СССР, интерес правительства к образцу ослаб и дальнейшие испытания и доработка образца были перенесены в Алма-Ату. Единственным потенциальным заказчиком «Омеги» являлось Главное артиллерийское управление, которое рассматривало образец в качестве воздушного артиллерийского корректировщика, но тяжёлая ситуация военного времени фактически остановила развитие вертолётостроения в СССР. Так из-за эвакуации предприятий и конструкторского бюро из Москвы в Алма-Ату, первый испытательный полёт вертолёта был задержан почти на два года и состоялся только в июне 1943 года[9].

Послевоенный период. От малайской войны до вьетнамской войны

  Bell H-13G («Ангел Милосердия») — основной американский санитарный вертолёт для эвакуации раненых в период корейской войны

После войны правительство СССР обратило пристальное внимание на военное вертолётостроение. Уже к августу 1945 года были выпущены опытные вертолёты «Омега-3» (Г-3), которые планировалось использовать в качестве артиллерийских корректировщиков. Главное артиллерийское управление планировало заказать 200 подобных машин. В 1946 году на вертолёты «Омега-3» обратило внимание командование ВВС. Вскоре решением правительства в конце 1947 года к вертолётостроению были подключены ОКБ Яковлева и вновь созданные ОКБ Миля (в 1947 году) и ОКБ Камова (в 1948 году)[9].

Первым случаем массового применения вертолётов в военных целях в послевоенный период, можно считать прецедент с британскими войсками в ходе Малайской войны в 1948 году, когда они использовали для переброски пехотинцев 26 вертолётов S-51, которые в общей сложности совершили 20 тысяч боевых вылетов[4].

Основной скачок в массовом применении вертолётов приходится на корейскую войну. Если в начале войны в составе армейской авиации США находилось 1 186 самолётов и 56 вертолётов, к окончанию боевых действий соотношение изменилось: 2 518 самолётов и 1 140 вертолётов. К примеру за одни сутки Инчхонской десантной операции 12 вертолётов совершили переброску 2 000 солдат и 50 тонн различных грузов. Основные образцы вертолётов были представлены Bell OH-13[en], Hiller OH-23 Raven, Sikorsky H-5, Sikorsky H-19 и Piasecki H-25[4].

Показательным в массовости применения вертолётов является прозвище «Ангел Милосердия» (англ. «Angel of Mercy»), которое американские военнослужащие дали санитарному вертолёту Bell H-13G, на котором за годы войны было эвакуировано с поля боя в тыл 18 000 раненых[10].

По итогам корейской войны руководство ВС СССР сделало вывод о существенном отставании уровня советского вертолётостроения от западного. Во время корейской войны единственным вертолётом в СССР являлся Ми-1 производившийся небольшой серией с 1950 года. В октябре 1951 года было принято постановление правительства о одновременной разработке двух типов вертолётов:

  • ОКБ Миля — разработка среднего транспортно-десантного вертолёта;
  • ОКБ Яковлева — разработка тяжёлого транспортного вертолёта.

К весне 1952 года ОКБ Миля представило ВД-12 (Ми-4), которые в конце того же года были переданы на испытание в войска. В ноябре того же 1952 года был представлен к испытаниям Як-24, выпуск которого начался в 1955 году. Выпуск вертолётов постоянно наращивался: если в 1952 году Министерству обороны были переданы 6 685 самолётов и 38 вертолётов, то в 1954 — 5 617 самолётов и 117 вертолётов.

  Ми-4 — первый советский транспортно-боевой вертолёт.
Под фюзеляжем видна пулемётная установка

10 сентября 1956 года в ходе Тоцких учений, в ходе которых было применено ядерное оружие, с вертолётов Ми-4 был высажен десант 345-го гвардейского парашютно-десантного полка в количестве 272 человек в 500-600 метрах от эпицентра взрыва.

В ходе войны в Алжире 1954-1962 годов, вертолёты французской армии, оснащённые стрелково-пушечным вооружением, впервые в военной истории осуществили огневую поддержку при высадке десантов. В составе группировки французских войск действовала 22-я и 23-я вертолётные авиационные эскадры оснащённые вертолётами Bell 47G, Sikorsky S-55, Sikorsky S-58, Westland S-55[en], S.O. 1221 Djinn, SE.3120 Alouette[fr]. В эскадрах числилось около 250 машин из которых за 6 лет войны и около 35 000 боевых вылетов было потеряно только 6 единиц. Появился новый класс транспортно-боевых вертолётов.

В 1960 году в США также начались работы по оснащению вертолётов стрелково-пушечным вооружением. По аналогии с французским опытом на транспортные вертолёты Bell UH-1S Iroquois были установлены в разных сочетаниях носовой 7,62мм пулемёт на турели, 40мм гранатомёт, 20мм автоматическая пушка, блок с противотанковыми управляемыми ракетами SS-11 французского производства и блок с неуправляемыми авиационными ракетами. По положительным итогам испытаний на базе гражданского лёгкого вертолёта Bell 47 была разработана военная модификация Bell 207 Sioux Scout[en] с вооружением из спаренной установки пулемётов калибра 7,62мм. После испытания этого образца в 1963 году в США был объявлен конкурс на создание принципиального нового класса машин — вертолётов огневой поддержки. Программа была названа Усовершенствованная авиационная система огневой поддержки (англ. Advanced Aerial Fire Support System, сокращённо — AAFSS). Конкурс выиграл образец Lockheed AH-56 Cheyenne. В связи с выявившимися конструктивными недостатками, данный образец в серию не пошёл.

В июле 1965 года насыщение американских войск вертолётами позволило на базе 1-й кавалерийской дивизии создать 1-ю кавалерийскую аэромобильную дивизию (англ. 1st Air Cavalry Division) располагавшую парком из 428 вертолётов (разведывательные OH-13, огневой поддержки UH-1B, многоцелевые UH-1D и тяжёлые транспортные Boeing CH-47 Chinook). В октябре того же года дивизия была отправлена во Вьетнам[4].

В СССР насыщение Советской армии вертолётами, толкнуло военное руководство на аналогичный шаг, когда согласно директиве министра обороны от 22 мая 1968 года в составе Забайкальского и Дальневосточного военных округов были созданы соответственно 11-я и 13-я отдельные воздушно-десантные бригады, в состав каждой из которых входило по два вертолётных полка (транспортный и боевой)[11].

Из стран Третьего мира, первыми использовавшие вертолёты в боевых действия является Индия, закупившая у СССР 100 единиц Ми-4. В 1961 году эти машины были использованы для высадки войск при силовом захвате португальского эксклава Гоа. В 1962 году в ходе пограничного конфликта с Китаем в Гималаях и в 1965 году в ходе второй индо-пакистанской войны на Ми-4 осуществлялась транспортировка грузов для войск и эвакуация раненых.

Из-за набирающей обороты вьетнамской войны, американские войска испытывали острую потребность в вертолётах огневой поддержки. В июне 1967 году в войска стали поступать Bell AH-1 Cobra, который частично был сконструирован на базе несущей системы Bell UH-1S. В отличии от предшественников — это был первый в мире специально сконструированный военный вертолёт, не являвшийся модификацией гражданской версии.

  AH-1 Cobra ведёт ракетный обстрел противника.
Вьетнам. 1967 год

К середине 1967 года группировка американских войск во Вьетнаме располагала 2 000 вертолётами. Через год их число увеличилось до 4 200 единиц. С января 1962 года по март 1970 армейская авиация США во Вьетнаме произвела:

  • 24 млн. вылетов из которых около 18 млн. боевых;
  • перевозку 1,5 млн. человек и 150 000 тонн грузов;
  • эвакуацию около 150 000 раненых.

За 10 лет вьетнамской войны американские войска потеряли около 3 000 вертолётов, из которых в воздухе сбиты были около 800. Оставшиеся потери приходятся на повреждения полученные на земле и в результате лётных происшествий.

В 1966 году в СССР был объявлен конкурс на создание боевого вертолёта. В отличии от американской концепции машины, специализированной исключительно на функциях огневой поддержки и противотанковой борьбы, советский подход заключался в создании транспортно-боевого вертолёта, способного кроме перечисленного также совершать переброску отделения десантников с вооружением. В 1968 году ОКБ Миля начало разработку новой машины и в 1971 году первые образцы поступили на вооружение в войска под названием Ми-24, который являлся первым советским специально сконструированным боевым вертолётом.

Одновременно с созданием боевых вертолётов для армии, в разных государствах велась работа по оснащению военно-морских сил специализированными боевыми вертолётами, которые могли бы взлетать и садиться на палубу корабля. Впоследствии такие авианесущие корабли получили название крейсер-вертолётоносец,и могли кроме вертолётов нести на себе самолёты вертикального взлёта и посадки. В 1957 году в ВМФ СССР стал поступать Ка-15 модифицированный под военные нужды в качестве противолодочного вертолёта. Но в виду конструктивных недостатков машина была снята с вооружения ВМФ СССР в 1963 году и заменена на Ми-4М[9]. Более совершенный Ка-25 начал поступать на вооружение флота с конца 1964 года[4]. В США первым противолодочным вертолётом стал Sikorsky SH-3 Sea King, который поступил на вооружение флота в 1961 году[12].

В отличии от СССР, западные державы (США, Великобритания, Франция) рассматривали применение вертолётов в военно-морских силах не только в функции противолодочного средства, но и как основное средство для десантирования войск с кораблей на сушу. В то время как СССР создавал флот десантных кораблей различного класса, способных подходить к берегу на максимально близкое расстояние для высадки морской пехоты вместе с боевой техникой (БТР, САУ, РСЗО, танки и т.д.), западные государства разрабатывали корабли способные перевозить на себе десятки вертолётов, которые на большом удалении от берега должны были перебрасывать на сушу пехотные подразделения. В связи с этим в странах НАТО появился новый класс военных кораблей как десантный вертолётоносец.

60-е годы явились тем порогом в вертолётостроении, когда военные вертолёты перестали представлять из себя исключительно модифицированные версии гражданских аппаратов[3].

Если в корейской войне и в алжирской войне вертолёты доказали своё право на использование в армии, то по итогам вьетнамской войны вертолёты стали неотъемлемой частью армии как танки, самолёты и бронетранспортёры[4].

От 70-х годов до современности

В ходе третьей индо-пакистанской войны, индийская армия применила высадки тактического десанта в тылу противника. 7 декабря 1971 года 12 единиц Ми-4 в несколько рейсов высадили десантников у переправы через реку Милна в Восточном Пакистане, которые отрезали пути отступления пакистанских войск. За один день вертолеты перебросили 2791 солдата и 90 тонн грузов. Подобные десантные операции производились индийской стороной до конца войны.

В 70-е годы арены боевых действий на которых широко начали применяться вертолёты, переместились из Индокитая на Ближний Восток и в Африку.

Во второй половине 60-х годов СССР начал поставку военных вертолётов союзным арабским государствам (Египет и Сирия) противостоявших Израилю. В Шестидневной войне 1967 года вертолёты Египта и Сирии не успели поучаствовать в боевых действиях, поскольку были частично уничтожены на аэродромах базирования в ходе превентивных авиационных ударов ВВС Израиля. В Войне на истощение 1970 года, вертолёты с обеих сторон также не смогли принять заметного участия. А вот Война Судного дня 1973 года повторила положительный опыт из окончательного этапа вьетнамской войны, когда на практике было опробовано новое применение боевых вертолётов — борьба с танками. Во Вьетнаме прецедент произошёл годом ранее в марте 1972 года, когда 2 вертолёта UH-1B принадлежащие Южному Вьетнаму, применив 89 ПТУР BGM-71 TOW уничтожили 26 танков Северного Вьетнама. Аналогичная ситуация повторилась годом спустя: 8 и 9 октября 1973 года, две вертолётные эскадрильи Египта Ми-4 за 30 вылетов уничтожили половину танков 600-й танковой бригады 162-й танковой дивизии Израиля. 13 октября в ходе Синайского сражения 18 израильских вертолётов AH-1 Cobra уничтожили 90 египетских танков. Также в этой войне в качестве десантно-транспортных вертолётов сирийскими и египетскими войсками были использованы Ми-8, которые в тылу израильских войск высаживали тактические десанты[9][4].

По итогам эксплуатации AH-1 Cobra, в конце 1972 года в США был объявлен конкурс на создание вертолёта огневой поддержки нового поколения по программе Усовершенствованный Боевой Вертолёт (англ. Advanced Attack Helicopter или сокращённо — AAH), предназначенного в первую очередь, для борьбы с танками противника в любое время суток и в плохих погодных условиях. Основными требованиями к машине были: достаточное бронирование, большая дальность полёта, высокая скорость, наличие пушечного и ракетного вооружения, система снижения инфракрасного излучения, высокий ресурс. В декабре 1976 года по итогам испытаний был выбран образец AH-64 Apache от компании Hughes Helicopters. В этом же месяце, 16 декабря 1976 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР примет постановление о разработке боевых вертолётов нового поколения, который в отличии от Ми-24 должен был нести функции исключительно огневой поддержки, без возможности перевозки десантников. Концепция «летающего БМП» под которую создавалась Ми-24, более не рассматривалась приоритетной. Дополнительным стимулом для советского руководства повлияло требование к повышению скорости, а также разрекламированное в западных СМИ сообщение о появлении вертолёта AH-56 Cheyenne с толкающим винтом. В последующем разрабатываемым образцам порученным ОКБ Миля и ОКБ Камова были даны обозначения Ми-28 и Ка-50 соответственно. В отличии от AH-64, который поступил на вооружение в 1984 году (спустя 9 лет от первого полёта), начатые разрабатываться ещё в СССР образцы нового поколения, поступили на вооружение уже Российской Федерации спустя 13 лет (для Ка-50) и 31 год (для Ми-28) после первого полёта испытательных образцов[9].

Военные конфликты 80-х годов ознаменовались первыми случаями в которых боевые вертолёты были использованы для иных целей, кроме как уничтожение наземных и надводных целей. В эти годы они впервые были использованы в воздушных боях. Особо ярким было применение вертолётов в ходе ирано-иракской войны начавшейся в сентябре 1980 года, где в ноябре того же года произошёл первый в мировой истории воздушный бой вертолётов, в ходе которого где двум иранским AH-1J Cobra удалось сбить с помощью ПТУР TOW два иракских Ми-24Д. В апреле 1981 второй подобный случай в тех же обстоятельствах также закончился победой иранцев. В сентябре 1983 иракский Ми-24Д уничтожил AH-1J Cobra из пулемёта. В феврале 1984 три иракских Ми-24Д уничтожили в воздушном бою три иранских AH-1J Cobra применив ПТУР Фаланга и неуправляемые ракеты С-5. На опыте боёв вертолётов с вертолётами обе воюющие стороны сделали соответствующие выводы и усовершенствовали вооружение и увеличили боезапас. Так на иранских вертолётах AH-1S Cobra были установлены уже 8 ПТУР TOW а количество 70мм НАР увеличили с 14 до 38. На иракских Ми-24Д в ответ ПТУР «Фаланга» была заменена на более современные «Штурм» а также ракетами класса «воздух-воздух» советскими Р-60МК и американскими AIM-9 Sidewinder. 27 октября 1984 года был совершён первый в истории воздушный бой вертолёта со сверхзвуковым истребителем, победителем в котором остался вертолёт. Экипажу иракского Ми-24В удалось уничтожить иранский F-4E Phantom[13][9]. Иранскими AH-1 Cobra в ходе этой войны были сбиты четыре иракских самолёта (МиГ-21, МиГ-23, Су-22)[14].

Также военные конфликты 80-х годов отмечены ситуацией когда однотипные вертолёты применялись противоположными сторонами. Так в войне за Фолклендские острова тяжёлые транспортные вертолёты Boeing CH-47 Chinook применялись как британской так и аргентинской стороной[15].

Особое значение для Советской армии и пограничных войск военные вертолёты приобрели в ходе Афганской войны. Сильнопересечённая горная местность Афганистана, часто делала вертолёты единственным средством по оперативной переброске и снабжению войск, по эвакуации раненых и огневой поддержке наземных сил. Вертолёты использовались также для радиоэлектронной борьбы[16] и для борьбы с караванами поставляющими оружие из Пакистана и Ирана. Советской стороной в Афганской войне были задействованы: многоцелевые Ми-8, специальные вертолёты РЭБ Ми-9, огневой поддержки Ми-24, вертолёт-кран Ми-10, грузовые Ми-6 и Ми-26. В крупных войсковых операциях, вертолёты были главным средством по доставке подразделений на поле боя в высокогорную местность. Так в ходе Панджшерской операции 1982 года вертолётами было высажено в горах 4 200 советских и афганских военнослужащих из 12 000 человек общего количества задействованных сил. Общие потери вертолётов Советской армии за годы войны составили 334 машины. Потери вертолётов пограничных войск — 62 машины[17].

В современном мире ведущими державами в вертолётостроении рассматриваются проекты по созданию новых образцов, качественно отличающихся от ныне существующих своими параметрами и в некоторых случаях принципиально иной конструкцией[18].

Программа JMR в США

Так в США начата исследовательская программа, по созданию многоцелевого летательного аппарата с вертикальным взлётом и посадкой (Joint Multi-Role Rotorcraft[en] или сокращённо — JMR), с максимальной скоростью полета не менее 430 км/ч и радиусом действия более 425 километров. Планируется что в будущем такие образцы заменят традиционные вертолеты при выполнении боевых задач и задач по боевому и тыловому обеспечению. На первом этапе программы ставится цель разработки и испытаний пробных образцов с максимальной взлетной массой 12-13 тонн, платформа которых далее послужит созданию семейств аппаратов для замены многоцелевых вертолетов UH-60 Black Hawk и SH-60 Seahawk, а также ударных AH-64 Apache. В общих требованиях указано что транспортный вариант платформы должен обеспечивать переброску 12 полностью экипированных военнослужащих или груза массой около 6 тонн. По опыту применения вертолётов в последних военных конфликтах особое внимание уделяется способности разрабатываемых образцов работать в условиях жаркого климата с высокогорных площадок, находящихся на высоте более 1 800 м над уровнем моря.

В рамках данной программы фирмы Sikorsky Aircraft и Boeing предлагают вертолёт соосной схемы с пропульсивным (создающим основную горизонтальную тягу) толкающим винтом. Данный способ увеличения лётных параметров вертолётов используется фирмой AVX Aircraft Company в проекте соосного вертолёта с двумя толкающими двигателями в кольцевых насадках. По мнению разработчиков подобная компоновка силовой установки снизит уровень акустической заметности, повысит безопасность полетов на малых высотах, а также даёт возможность оснащения грузового отсека транспортного варианта опускающейся рампой. Для повышения аэродинамических показателей для варианта ударной машины рассматривается размещение вооружения внутри фюзеляжа[19].

Компания Bell Helicopter предлагает глубокую модернизацию эксплуатируемого с 2005 года конвертоплана V-22 Osprey в опытный образец V-280 «Valor» с расчетной максимальной скоростью полета около 520 км/ч и радиусом действия до 1 400 км. Главным отличием данного образца от предыдущего является то что процесс вертикального взлёта и перехода в горизонтальный полёт осуществляется не за счёт поворота массивных гондол с двигателями на концах крыльев, а за счёт поворота винтов. Данное новшество по мнению разработчиков упростит конструкцию что позволит обеспечить достаточную надежность (V-22 критиковались за высокую аварийность[20]) и снизит расходы на поддержание ресурса машины[18].

Программа FTH для стран НАТО

  Аварийная эвакуация однотипного вертолёта.
Одна из поставленных задач
в программе Future Transport Helicopter[de] (FTH)

В странах НАТО транспортно-десантные вертолеты различных типов рассматриваются как основное средство для обеспечения аэромобильности войск в зоне боевых действий, имеющих преимущество перед военно-транспортными самолётами в том что не нуждаются в оборудованных взлётно-посадочных полосах.

С другой стороны образцы тяжёлых транспортных вертолётов имеющиеся на вооружении стран НАТО (включая CH-53 Sea Stallion и СН-47) имеют ограничения не позволяющие транспортировку основных образцов бронетехники и тяжелых систем вооружения. Кроме того вертолёты данного класса находятся на вооружении стран НАТО более 30 лет. К примеру, последние аппараты CH-53G на вооружении Бундесвера, были изготовлены в 70-х годах, и поддержание их в лётной годности связано с высокими финансовыми затратами.

В связи с этим во Франции и Германии проводятся научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по разработке Перспективного тяжелого транспортного вертолета (Future Transport Helicopter[de], сокращённо — FTH). По замыслу конструкторов образец займет место между транспортным вертолетом NHI NH90 и военно-транспортным самолетом Airbus A400M, грузоподъёмность которых соответственно 4,6 и 37 тонн.

Проектируемый вертолёт должен иметь систему внешней подвески с грузоподъёмностью до 15 тонн, включая размещённых в стандартных морских 20-футовых контейнерах. Машину предполагается использовать для аварийной эвакуации других вертолетов такого типа со снятыми отдельными элементами силовой установки и планера. При этом должно быть обеспечено выполнение всех необходимых подготовительных демонтажных операций в полевых условиях. Как в случае с американским проектом JMR, от FTH требуется возможность применения в высокогорье и в жарком климате.

На опыте боевого применения вертолётов в Ираке и в Афганистане, в проекте предусматривается наличие в бортовом оборудовании надёжных систем предупреждения об опасном сближении с земной поверхностью и другими препятствиями в условиях плохой видимости из-за облаков пыли, снега или водяной пелены, создаваемого несущими винтами от неподготовленного грунта взлётно-посадочной площадки при выполнении взлёта, посадки и руления. Также по опыту военных конфликтов считается необходимым наличие систем предупреждения пуска ракет и системы защиты от зенитных ракет.

Также разработчики считают необходимым применение для нового транспортного вертолёта стелс-технологий используемых в боевых самолётах, таких как использование радиопоглощающих покрытий и оптимизация форм элементов фюзеляжа[18].

Гонка за скоростью

В странах НАТО проводятся НИОКР по увеличению скорости боевых вертолётов с целью повышения их эффективности. Для этой цели разрабатываются экспериментальные образцы, которые в будущем послужат основой новым высокоскоростным боевым вертолётам[18].

  Экспериментальный высокоскоростной
вертолёт Piasecki X-49
с толкающим винтом   Экспериментальный высокоскоростной
вертолёт Eurocopter X3
с двумя толкающими винтами

В период Холодной войны, в основном в рекордах по скорости вертолётов отмечались советские и американские образцы[21]:

  • Примечание: зелёным цветом выделены экспериментальные образцы созданные для научно-исследовательских целей, которые на данный момент не являются серийными военными вертолётами, либо находятся в стадии разработки

Традиционная схема, в которой подъёмная и пропульсивная сила машины создаются только несущим винтом при её тангаже, скорость обычно не превышает 300-350 км/ч. До 1986 года рекорд в скорости принадлежал экспериментальному образцу Ми-24 под названием А-10, с которого для увеличения скорости были сняты крылья[21]. Из опытных образцов серийных машин на данный момент рекорд в скорости вертолётов данной схемы принадлежит британскому Westland Lynx. Экспериментальный облегчённый образец данной машины с форсированным двигателем в 1986 году достиг скорости в 400 км/ч.

Единственным способом по преодолению барьера скорости в 400 км/ч многими вертолётостроительными компаниями рассматривается только наличие толкающего винта. Таким методом пошли в компаниях Sikorsky Aircraft и Piasecki Helicopter, которые предложили подобные образцы Sikorsky S-97 Raider (разработан на основе экспериментального Sikorsky X2) и Piasecki X-49[18].

В Западной Европе компанией Airbus Helicopters производятся аналогичные исследования по повышению скорости. Так в 2010 году совершил первый полёт экспериментальная машина Eurocopter X3. У данного образца в отличии от американских машин толкающие винты расположены не сзади хвоста, а на крыльях по бокам фюзеляжа. Данная конструкция позволила избавится от хвостового рулевого винта, традиционного для вертолётов с одним несущим винтом. Возможность для этого предоставила компенсация реактивного момента несущего винта выполняемая разницей в тяге подаваемой каждому из толкающих винтов. То есть толкающие винты при такой схеме выполняют одновременно функции традиционного рулевого винта[18]. В ходе испытаний 7 июня 2013 года опытный образец достиг скорости в 472 км/ч[24].

Ситуация в России с разработкой высокоскоростных вертолётов остаётся неясной. По заявлению руководителя холдинга «Вертолеты России» Андрея Шибитова на второй выставке вертолётной индустрии HeliRussia прошедшей в мае 2009 года, был дан старт проекту по разработке скоростного вертолёта, который планировалось использовать в том числе и для военных целей. На реализацию данного проекта отводилось 8 лет[27]. Однако по истечению срока вертолётостроительные компании России так и не смогли предоставить опытные образцы[28]. В ноябре 2017 года стало известно что холдинг «Вертолеты России» в 2018 году предоставит Министерству обороны России сразу две концепции перспективного скоростного вертолета (ПСВ), из которых военное ведомство выберет проект для дальнейшей разработки[29].

http-wikipediya.ru

Военный вертолёт — ВиКи

В данном разделе затрагивается история применения автожиров, как летательных аппаратов которые по своей конструкции близки к вертолётам[4].

Предвоенный период и Вторая мировая война

До использования в военных целях вертолётов, были попытки применения автожиров.

В 1931 году ВВС США закупили несколько автожиров Pitcairn PCA-2[en] и Kellett KD-1 для ведения разведки, корректировки артиллерийского огня, налаживания связи и участия в поисково-спасательных операций в интересах как армии так и военно-морского флота. В 1938 году Королевские ВВС Великобритании приобрели 7 единиц Cierva C.40[en]. Весной 1940 года они использовались для связи с войсками во Франции, при эвакуации британского экспедиционного корпуса. При этом все автожиры были потеряны.

В ходе боевых действий с Третьим рейхом, Франция также активно использовала ранее приобретённые автожиры в военных целях (52 единицы в армии и 8 единиц на флоте). Это были модифицированные французскими промышленниками британские Cierva C.30, которые производились по лицензии под названием Leo C-30 и служили для воздушной разведки. В 1941 году Япония разработала автожир Kayaba Ka-1 и запустил его в серийное производство, использовав полученный от США в 1939 году единственный образец Kellett KD-1. Автожиры японцами использовались с авианосцев для обнаружения американских подводных лодок в ходе всей Второй мировой войны.

В СССР автожиры впервые были использованы в военных целях в июне 1941 года, когда в составе 24-й армии из 5 автожиров А-7-3а была сформирована 1-я отдельная корректировочная эскадрилья. Эскадрилья участвовала в Смоленском сражении. В связи с потерями эскадрилья была расформирована. В период Второй мировой войны А-7-3а был самым мощным по вооружению среди машин такого класса: 3 пулемёта и до 400 килограмм бомбовой нагрузки[4]

К 1943 году в Армии США прекратили испытания автожиров, по причине появления первых успешных образцов вертолетов Sikorsky R-4, которые в 1944 году были приобретены Королевскими ВВС, которые стали основой вооружения 529-го авиаэскадрона.

Первым государством применившим вертолёты во Второй мировой войне являются США. С апреля 1944 года вертолёты VS-316 (армейское обозначение R-4B) начали использоваться в боевых действиях на территории Бирмы и на востоке Индии в целях снабжения очагов сопротивления высаженных десантников и эвакуацией раненых.

В Третьем рейхе первое и единственное формирование, имевшее на вооружении вертолёты, появилось в начале 1945 года. Это была 40-я авиатранспортная эскадрилья располагавшая вертолётами Focke Achgelis Fa 223 и Flettner Fl 282. Эскадрилья выполняла задачи по наведению связи, транспортировке грузов и корректировке огня[4].

В СССР работы по созданию вертолётов для военных целей начались с постановления НКО СССР в марте 1940 года. Данным постановлением поручалось конструктору Братухину И. П. профессору Юрьеву Б. Н. а также директору МАИ Семичастному М. Ф. приступить к разработке двухместного вертолёта с двухдвигательной силовой установкой. В августе 1941 года образец под названием «Омега» был передан на государственные испытания. В связи с началом Великой Отечественной войны и тяжёлым экономическим положением в СССР, интерес правительства к образцу ослаб и дальнейшие испытания и доработка образца были перенесены в Алма-Ату. Единственным потенциальным заказчиком «Омеги» являлось Главное артиллерийское управление, которое рассматривало образец в качестве воздушного артиллерийского корректировщика, но тяжёлая ситуация военного времени фактически остановила развитие вертолётостроения в СССР. Так из-за эвакуации предприятий и конструкторского бюро из Москвы в Алма-Ату, первый испытательный полёт вертолёта был задержан почти на два года и состоялся только в июне 1943 года[9].

Послевоенный период. От малайской войны до вьетнамской войны

  Bell H-13G («Ангел Милосердия») — основной американский санитарный вертолёт для эвакуации раненых в период корейской войны

После войны правительство СССР обратило пристальное внимание на военное вертолётостроение. Уже к августу 1945 года были выпущены опытные вертолёты «Омега-3» (Г-3), которые планировалось использовать в качестве артиллерийских корректировщиков. Главное артиллерийское управление планировало заказать 200 подобных машин. В 1946 году на вертолёты «Омега-3» обратило внимание командование ВВС. Вскоре решением правительства в конце 1947 года к вертолётостроению были подключены ОКБ Яковлева и вновь созданные ОКБ Миля (в 1947 году) и ОКБ Камова (в 1948 году)[9].

Первым случаем массового применения вертолётов в военных целях в послевоенный период, можно считать прецедент с британскими войсками в ходе Малайской войны в 1948 году, когда они использовали для переброски пехотинцев 26 вертолётов S-51, которые в общей сложности совершили 20 тысяч боевых вылетов[4].

Основной скачок в массовом применении вертолётов приходится на корейскую войну. Если в начале войны в составе армейской авиации США находилось 1 186 самолётов и 56 вертолётов, к окончанию боевых действий соотношение изменилось: 2 518 самолётов и 1 140 вертолётов. К примеру за одни сутки Инчхонской десантной операции 12 вертолётов совершили переброску 2 000 солдат и 50 тонн различных грузов. Основные образцы вертолётов были представлены Bell OH-13[en], Hiller OH-23 Raven, Sikorsky H-5, Sikorsky H-19 и Piasecki H-25[4].

Показательным в массовости применения вертолётов является прозвище «Ангел Милосердия» (англ. «Angel of Mercy»), которое американские военнослужащие дали санитарному вертолёту Bell H-13G, на котором за годы войны было эвакуировано с поля боя в тыл 18 000 раненых[10].

По итогам корейской войны руководство ВС СССР сделало вывод о существенном отставании уровня советского вертолётостроения от западного. Во время корейской войны единственным вертолётом в СССР являлся Ми-1 производившийся небольшой серией с 1950 года. В октябре 1951 года было принято постановление правительства о одновременной разработке двух типов вертолётов:

  • ОКБ Миля — разработка среднего транспортно-десантного вертолёта;
  • ОКБ Яковлева — разработка тяжёлого транспортного вертолёта.

К весне 1952 года ОКБ Миля представило ВД-12 (Ми-4), которые в конце того же года были переданы на испытание в войска. В ноябре того же 1952 года был представлен к испытаниям Як-24, выпуск которого начался в 1955 году. Выпуск вертолётов постоянно наращивался: если в 1952 году Министерству обороны были переданы 6 685 самолётов и 38 вертолётов, то в 1954 — 5 617 самолётов и 117 вертолётов.

  Ми-4 — первый советский транспортно-боевой вертолёт.
Под фюзеляжем видна пулемётная установка

10 сентября 1956 года в ходе Тоцких учений, в ходе которых было применено ядерное оружие, с вертолётов Ми-4 был высажен десант 345-го гвардейского парашютно-десантного полка в количестве 272 человек в 500-600 метрах от эпицентра взрыва.

В ходе войны в Алжире 1954-1962 годов, вертолёты французской армии, оснащённые стрелково-пушечным вооружением, впервые в военной истории осуществили огневую поддержку при высадке десантов. В составе группировки французских войск действовала 22-я и 23-я вертолётные авиационные эскадры оснащённые вертолётами Bell 47G, Sikorsky S-55, Sikorsky S-58, Westland S-55[en], S.O. 1221 Djinn, SE.3120 Alouette[fr]. В эскадрах числилось около 250 машин из которых за 6 лет войны и около 35 000 боевых вылетов было потеряно только 6 единиц. Появился новый класс транспортно-боевых вертолётов.

В 1960 году в США также начались работы по оснащению вертолётов стрелково-пушечным вооружением. По аналогии с французским опытом на транспортные вертолёты Bell UH-1S Iroquois были установлены в разных сочетаниях носовой 7,62мм пулемёт на турели, 40мм гранатомёт, 20мм автоматическая пушка, блок с противотанковыми управляемыми ракетами SS-11 французского производства и блок с неуправляемыми авиационными ракетами. По положительным итогам испытаний на базе гражданского лёгкого вертолёта Bell 47 была разработана военная модификация Bell 207 Sioux Scout[en] с вооружением из спаренной установки пулемётов калибра 7,62мм. После испытания этого образца в 1963 году в США был объявлен конкурс на создание принципиального нового класса машин — вертолётов огневой поддержки. Программа была названа Усовершенствованная авиационная система огневой поддержки (англ. Advanced Aerial Fire Support System, сокращённо — AAFSS). Конкурс выиграл образец Lockheed AH-56 Cheyenne. В связи с выявившимися конструктивными недостатками, данный образец в серию не пошёл.

В июле 1965 года насыщение американских войск вертолётами позволило на базе 1-й кавалерийской дивизии создать 1-ю кавалерийскую аэромобильную дивизию (англ. 1st Air Cavalry Division) располагавшую парком из 428 вертолётов (разведывательные OH-13, огневой поддержки UH-1B, многоцелевые UH-1D и тяжёлые транспортные Boeing CH-47 Chinook). В октябре того же года дивизия была отправлена во Вьетнам[4].

В СССР насыщение Советской армии вертолётами, толкнуло военное руководство на аналогичный шаг, когда согласно директиве министра обороны от 22 мая 1968 года в составе Забайкальского и Дальневосточного военных округов были созданы соответственно 11-я и 13-я отдельные воздушно-десантные бригады, в состав каждой из которых входило по два вертолётных полка (транспортный и боевой)[11].

Из стран Третьего мира, первыми использовавшие вертолёты в боевых действия является Индия, закупившая у СССР 100 единиц Ми-4. В 1961 году эти машины были использованы для высадки войск при силовом захвате португальского эксклава Гоа. В 1962 году в ходе пограничного конфликта с Китаем в Гималаях и в 1965 году в ходе второй индо-пакистанской войны на Ми-4 осуществлялась транспортировка грузов для войск и эвакуация раненых.

Из-за набирающей обороты вьетнамской войны, американские войска испытывали острую потребность в вертолётах огневой поддержки. В июне 1967 году в войска стали поступать Bell AH-1 Cobra, который частично был сконструирован на базе несущей системы Bell UH-1S. В отличии от предшественников — это был первый в мире специально сконструированный военный вертолёт, не являвшийся модификацией гражданской версии.

  AH-1 Cobra ведёт ракетный обстрел противника.
Вьетнам. 1967 год

К середине 1967 года группировка американских войск во Вьетнаме располагала 2 000 вертолётами. Через год их число увеличилось до 4 200 единиц. С января 1962 года по март 1970 армейская авиация США во Вьетнаме произвела:

  • 24 млн. вылетов из которых около 18 млн. боевых;
  • перевозку 1,5 млн. человек и 150 000 тонн грузов;
  • эвакуацию около 150 000 раненых.

За 10 лет вьетнамской войны американские войска потеряли около 3 000 вертолётов, из которых в воздухе сбиты были около 800. Оставшиеся потери приходятся на повреждения полученные на земле и в результате лётных происшествий.

В 1966 году в СССР был объявлен конкурс на создание боевого вертолёта. В отличии от американской концепции машины, специализированной исключительно на функциях огневой поддержки и противотанковой борьбы, советский подход заключался в создании транспортно-боевого вертолёта, способного кроме перечисленного также совершать переброску отделения десантников с вооружением. В 1968 году ОКБ Миля начало разработку новой машины и в 1971 году первые образцы поступили на вооружение в войска под названием Ми-24, который являлся первым советским специально сконструированным боевым вертолётом.

Одновременно с созданием боевых вертолётов для армии, в разных государствах велась работа по оснащению военно-морских сил специализированными боевыми вертолётами, которые могли бы взлетать и садиться на палубу корабля. Впоследствии такие авианесущие корабли получили название крейсер-вертолётоносец,и могли кроме вертолётов нести на себе самолёты вертикального взлёта и посадки. В 1957 году в ВМФ СССР стал поступать Ка-15 модифицированный под военные нужды в качестве противолодочного вертолёта. Но в виду конструктивных недостатков машина была снята с вооружения ВМФ СССР в 1963 году и заменена на Ми-4М[9]. Более совершенный Ка-25 начал поступать на вооружение флота с конца 1964 года[4]. В США первым противолодочным вертолётом стал Sikorsky SH-3 Sea King, который поступил на вооружение флота в 1961 году[12].

В отличии от СССР, западные державы (США, Великобритания, Франция) рассматривали применение вертолётов в военно-морских силах не только в функции противолодочного средства, но и как основное средство для десантирования войск с кораблей на сушу. В то время как СССР создавал флот десантных кораблей различного класса, способных подходить к берегу на максимально близкое расстояние для высадки морской пехоты вместе с боевой техникой (БТР, САУ, РСЗО, танки и т.д.), западные государства разрабатывали корабли способные перевозить на себе десятки вертолётов, которые на большом удалении от берега должны были перебрасывать на сушу пехотные подразделения. В связи с этим в странах НАТО появился новый класс военных кораблей как десантный вертолётоносец.

60-е годы явились тем порогом в вертолётостроении, когда военные вертолёты перестали представлять из себя исключительно модифицированные версии гражданских аппаратов[3].

Если в корейской войне и в алжирской войне вертолёты доказали своё право на использование в армии, то по итогам вьетнамской войны вертолёты стали неотъемлемой частью армии как танки, самолёты и бронетранспортёры[4].

От 70-х годов до современности

В ходе третьей индо-пакистанской войны, индийская армия применила высадки тактического десанта в тылу противника. 7 декабря 1971 года 12 единиц Ми-4 в несколько рейсов высадили десантников у переправы через реку Милна в Восточном Пакистане, которые отрезали пути отступления пакистанских войск. За один день вертолеты перебросили 2791 солдата и 90 тонн грузов. Подобные десантные операции производились индийской стороной до конца войны.

В 70-е годы арены боевых действий на которых широко начали применяться вертолёты, переместились из Индокитая на Ближний Восток и в Африку.

Во второй половине 60-х годов СССР начал поставку военных вертолётов союзным арабским государствам (Египет и Сирия) противостоявших Израилю. В Шестидневной войне 1967 года вертолёты Египта и Сирии не успели поучаствовать в боевых действиях, поскольку были частично уничтожены на аэродромах базирования в ходе превентивных авиационных ударов ВВС Израиля. В Войне на истощение 1970 года, вертолёты с обеих сторон также не смогли принять заметного участия. А вот Война Судного дня 1973 года повторила положительный опыт из окончательного этапа вьетнамской войны, когда на практике было опробовано новое применение боевых вертолётов — борьба с танками. Во Вьетнаме прецедент произошёл годом ранее в марте 1972 года, когда 2 вертолёта UH-1B принадлежащие Южному Вьетнаму, применив 89 ПТУР BGM-71 TOW уничтожили 26 танков Северного Вьетнама. Аналогичная ситуация повторилась годом спустя: 8 и 9 октября 1973 года, две вертолётные эскадрильи Египта Ми-4 за 30 вылетов уничтожили половину танков 600-й танковой бригады 162-й танковой дивизии Израиля. 13 октября в ходе Синайского сражения 18 израильских вертолётов AH-1 Cobra уничтожили 90 египетских танков. Также в этой войне в качестве десантно-транспортных вертолётов сирийскими и египетскими войсками были использованы Ми-8, которые в тылу израильских войск высаживали тактические десанты[9][4].

По итогам эксплуатации AH-1 Cobra, в конце 1972 года в США был объявлен конкурс на создание вертолёта огневой поддержки нового поколения по программе Усовершенствованный Боевой Вертолёт (англ. Advanced Attack Helicopter или сокращённо — AAH), предназначенного в первую очередь, для борьбы с танками противника в любое время суток и в плохих погодных условиях. Основными требованиями к машине были: достаточное бронирование, большая дальность полёта, высокая скорость, наличие пушечного и ракетного вооружения, система снижения инфракрасного излучения, высокий ресурс. В декабре 1976 года по итогам испытаний был выбран образец AH-64 Apache от компании Hughes Helicopters. В этом же месяце, 16 декабря 1976 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР примет постановление о разработке боевых вертолётов нового поколения, который в отличии от Ми-24 должен был нести функции исключительно огневой поддержки, без возможности перевозки десантников. Концепция «летающего БМП» под которую создавалась Ми-24, более не рассматривалась приоритетной. Дополнительным стимулом для советского руководства повлияло требование к повышению скорости, а также разрекламированное в западных СМИ сообщение о появлении вертолёта AH-56 Cheyenne с толкающим винтом. В последующем разрабатываемым образцам порученным ОКБ Миля и ОКБ Камова были даны обозначения Ми-28 и Ка-50 соответственно. В отличии от AH-64, который поступил на вооружение в 1984 году (спустя 9 лет от первого полёта), начатые разрабатываться ещё в СССР образцы нового поколения, поступили на вооружение уже Российской Федерации спустя 13 лет (для Ка-50) и 31 год (для Ми-28) после первого полёта испытательных образцов[9].

Военные конфликты 80-х годов ознаменовались первыми случаями в которых боевые вертолёты были использованы для иных целей, кроме как уничтожение наземных и надводных целей. В эти годы они впервые были использованы в воздушных боях. Особо ярким было применение вертолётов в ходе ирано-иракской войны начавшейся в сентябре 1980 года, где в ноябре того же года произошёл первый в мировой истории воздушный бой вертолётов, в ходе которого где двум иранским AH-1J Cobra удалось сбить с помощью ПТУР TOW два иракских Ми-24Д. В апреле 1981 второй подобный случай в тех же обстоятельствах также закончился победой иранцев. В сентябре 1983 иракский Ми-24Д уничтожил AH-1J Cobra из пулемёта. В феврале 1984 три иракских Ми-24Д уничтожили в воздушном бою три иранских AH-1J Cobra применив ПТУР Фаланга и неуправляемые ракеты С-5. На опыте боёв вертолётов с вертолётами обе воюющие стороны сделали соответствующие выводы и усовершенствовали вооружение и увеличили боезапас. Так на иранских вертолётах AH-1S Cobra были установлены уже 8 ПТУР TOW а количество 70мм НАР увеличили с 14 до 38. На иракских Ми-24Д в ответ ПТУР «Фаланга» была заменена на более современные «Штурм» а также ракетами класса «воздух-воздух» советскими Р-60МК и американскими AIM-9 Sidewinder. 27 октября 1984 года был совершён первый в истории воздушный бой вертолёта со сверхзвуковым истребителем, победителем в котором остался вертолёт. Экипажу иракского Ми-24В удалось уничтожить иранский F-4E Phantom[13][9]. Иранскими AH-1 Cobra в ходе этой войны были сбиты четыре иракских самолёта (МиГ-21, МиГ-23, Су-22)[14].

Также военные конфликты 80-х годов отмечены ситуацией когда однотипные вертолёты применялись противоположными сторонами. Так в войне за Фолклендские острова тяжёлые транспортные вертолёты Boeing CH-47 Chinook применялись как британской так и аргентинской стороной[15].

Особое значение для Советской армии и пограничных войск военные вертолёты приобрели в ходе Афганской войны. Сильнопересечённая горная местность Афганистана, часто делала вертолёты единственным средством по оперативной переброске и снабжению войск, по эвакуации раненых и огневой поддержке наземных сил. Вертолёты использовались также для радиоэлектронной борьбы[16] и для борьбы с караванами поставляющими оружие из Пакистана и Ирана. Советской стороной в Афганской войне были задействованы: многоцелевые Ми-8, специальные вертолёты РЭБ Ми-9, огневой поддержки Ми-24, вертолёт-кран Ми-10, грузовые Ми-6 и Ми-26. В крупных войсковых операциях, вертолёты были главным средством по доставке подразделений на поле боя в высокогорную местность. Так в ходе Панджшерской операции 1982 года вертолётами было высажено в горах 4 200 советских и афганских военнослужащих из 12 000 человек общего количества задействованных сил. Общие потери вертолётов Советской армии за годы войны составили 334 машины. Потери вертолётов пограничных войск — 62 машины[17].

В современном мире ведущими державами в вертолётостроении рассматриваются проекты по созданию новых образцов, качественно отличающихся от ныне существующих своими параметрами и в некоторых случаях принципиально иной конструкцией[18].

Программа JMR в США

Так в США начата исследовательская программа, по созданию многоцелевого летательного аппарата с вертикальным взлётом и посадкой (Joint Multi-Role Rotorcraft[en] или сокращённо — JMR), с максимальной скоростью полета не менее 430 км/ч и радиусом действия более 425 километров. Планируется что в будущем такие образцы заменят традиционные вертолеты при выполнении боевых задач и задач по боевому и тыловому обеспечению. На первом этапе программы ставится цель разработки и испытаний пробных образцов с максимальной взлетной массой 12-13 тонн, платформа которых далее послужит созданию семейств аппаратов для замены многоцелевых вертолетов UH-60 Black Hawk и SH-60 Seahawk, а также ударных AH-64 Apache. В общих требованиях указано что транспортный вариант платформы должен обеспечивать переброску 12 полностью экипированных военнослужащих или груза массой около 6 тонн. По опыту применения вертолётов в последних военных конфликтах особое внимание уделяется способности разрабатываемых образцов работать в условиях жаркого климата с высокогорных площадок, находящихся на высоте более 1 800 м над уровнем моря.

В рамках данной программы фирмы Sikorsky Aircraft и Boeing предлагают вертолёт соосной схемы с пропульсивным (создающим основную горизонтальную тягу) толкающим винтом. Данный способ увеличения лётных параметров вертолётов используется фирмой AVX Aircraft Company в проекте соосного вертолёта с двумя толкающими двигателями в кольцевых насадках. По мнению разработчиков подобная компоновка силовой установки снизит уровень акустической заметности, повысит безопасность полетов на малых высотах, а также даёт возможность оснащения грузового отсека транспортного варианта опускающейся рампой. Для повышения аэродинамических показателей для варианта ударной машины рассматривается размещение вооружения внутри фюзеляжа[19].

Компания Bell Helicopter предлагает глубокую модернизацию эксплуатируемого с 2005 года конвертоплана V-22 Osprey в опытный образец V-280 «Valor» с расчетной максимальной скоростью полета около 520 км/ч и радиусом действия до 1 400 км. Главным отличием данного образца от предыдущего является то что процесс вертикального взлёта и перехода в горизонтальный полёт осуществляется не за счёт поворота массивных гондол с двигателями на концах крыльев, а за счёт поворота винтов. Данное новшество по мнению разработчиков упростит конструкцию что позволит обеспечить достаточную надежность (V-22 критиковались за высокую аварийность[20]) и снизит расходы на поддержание ресурса машины[18].

Программа FTH для стран НАТО

  Аварийная эвакуация однотипного вертолёта.
Одна из поставленных задач
в программе Future Transport Helicopter[de] (FTH)

В странах НАТО транспортно-десантные вертолеты различных типов рассматриваются как основное средство для обеспечения аэромобильности войск в зоне боевых действий, имеющих преимущество перед военно-транспортными самолётами в том что не нуждаются в оборудованных взлётно-посадочных полосах.

С другой стороны образцы тяжёлых транспортных вертолётов имеющиеся на вооружении стран НАТО (включая CH-53 Sea Stallion и СН-47) имеют ограничения не позволяющие транспортировку основных образцов бронетехники и тяжелых систем вооружения. Кроме того вертолёты данного класса находятся на вооружении стран НАТО более 30 лет. К примеру, последние аппараты CH-53G на вооружении Бундесвера, были изготовлены в 70-х годах, и поддержание их в лётной годности связано с высокими финансовыми затратами.

В связи с этим во Франции и Германии проводятся научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по разработке Перспективного тяжелого транспортного вертолета (Future Transport Helicopter[de], сокращённо — FTH). По замыслу конструкторов образец займет место между транспортным вертолетом NHI NH90 и военно-транспортным самолетом Airbus A400M, грузоподъёмность которых соответственно 4,6 и 37 тонн.

Проектируемый вертолёт должен иметь систему внешней подвески с грузоподъёмностью до 15 тонн, включая размещённых в стандартных морских 20-футовых контейнерах. Машину предполагается использовать для аварийной эвакуации других вертолетов такого типа со снятыми отдельными элементами силовой установки и планера. При этом должно быть обеспечено выполнение всех необходимых подготовительных демонтажных операций в полевых условиях. Как в случае с американским проектом JMR, от FTH требуется возможность применения в высокогорье и в жарком климате.

На опыте боевого применения вертолётов в Ираке и в Афганистане, в проекте предусматривается наличие в бортовом оборудовании надёжных систем предупреждения об опасном сближении с земной поверхностью и другими препятствиями в условиях плохой видимости из-за облаков пыли, снега или водяной пелены, создаваемого несущими винтами от неподготовленного грунта взлётно-посадочной площадки при выполнении взлёта, посадки и руления. Также по опыту военных конфликтов считается необходимым наличие систем предупреждения пуска ракет и системы защиты от зенитных ракет.

Также разработчики считают необходимым применение для нового транспортного вертолёта стелс-технологий используемых в боевых самолётах, таких как использование радиопоглощающих покрытий и оптимизация форм элементов фюзеляжа[18].

Гонка за скоростью

В странах НАТО проводятся НИОКР по увеличению скорости боевых вертолётов с целью повышения их эффективности. Для этой цели разрабатываются экспериментальные образцы, которые в будущем послужат основой новым высокоскоростным боевым вертолётам[18].

  Экспериментальный высокоскоростной
вертолёт Piasecki X-49
с толкающим винтом   Экспериментальный высокоскоростной
вертолёт Eurocopter X3
с двумя толкающими винтами

В период Холодной войны, в основном в рекордах по скорости вертолётов отмечались советские и американские образцы[21]:

  • Примечание: зелёным цветом выделены экспериментальные образцы созданные для научно-исследовательских целей, которые на данный момент не являются серийными военными вертолётами, либо находятся в стадии разработки

Традиционная схема, в которой подъёмная и пропульсивная сила машины создаются только несущим винтом при её тангаже, скорость обычно не превышает 300-350 км/ч. До 1986 года рекорд в скорости принадлежал экспериментальному образцу Ми-24 под названием А-10, с которого для увеличения скорости были сняты крылья[21]. Из опытных образцов серийных машин на данный момент рекорд в скорости вертолётов данной схемы принадлежит британскому Westland Lynx. Экспериментальный облегчённый образец данной машины с форсированным двигателем в 1986 году достиг скорости в 400 км/ч.

Единственным способом по преодолению барьера скорости в 400 км/ч многими вертолётостроительными компаниями рассматривается только наличие толкающего винта. Таким методом пошли в компаниях Sikorsky Aircraft и Piasecki Helicopter, которые предложили подобные образцы Sikorsky S-97 Raider (разработан на основе экспериментального Sikorsky X2) и Piasecki X-49[18].

В Западной Европе компанией Airbus Helicopters производятся аналогичные исследования по повышению скорости. Так в 2010 году совершил первый полёт экспериментальная машина Eurocopter X3. У данного образца в отличии от американских машин толкающие винты расположены не сзади хвоста, а на крыльях по бокам фюзеляжа. Данная конструкция позволила избавится от хвостового рулевого винта, традиционного для вертолётов с одним несущим винтом. Возможность для этого предоставила компенсация реактивного момента несущего винта выполняемая разницей в тяге подаваемой каждому из толкающих винтов. То есть толкающие винты при такой схеме выполняют одновременно функции традиционного рулевого винта[18]. В ходе испытаний 7 июня 2013 года опытный образец достиг скорости в 472 км/ч[24].

Ситуация в России с разработкой высокоскоростных вертолётов остаётся неясной. По заявлению руководителя холдинга «Вертолеты России» Андрея Шибитова на второй выставке вертолётной индустрии HeliRussia прошедшей в мае 2009 года, был дан старт проекту по разработке скоростного вертолёта, который планировалось использовать в том числе и для военных целей. На реализацию данного проекта отводилось 8 лет[27]. Однако по истечению срока вертолётостроительные компании России так и не смогли предоставить опытные образцы[28]. В ноябре 2017 года стало известно что холдинг «Вертолеты России» в 2018 году предоставит Министерству обороны России сразу две концепции перспективного скоростного вертолета (ПСВ), из которых военное ведомство выберет проект для дальнейшей разработки[29].

xn--b1aeclack5b4j.xn--j1aef.xn--p1ai

Военный вертолёт — википедия фото

В данном разделе затрагивается история применения автожиров, как летательных аппаратов которые по своей конструкции близки к вертолётам[4].

Предвоенный период и Вторая мировая война

До использования в военных целях вертолётов, были попытки применения автожиров.

В 1931 году ВВС США закупили несколько автожиров Pitcairn PCA-2[en] и Kellett KD-1 для ведения разведки, корректировки артиллерийского огня, налаживания связи и участия в поисково-спасательных операций в интересах как армии так и военно-морского флота. В 1938 году Королевские ВВС Великобритании приобрели 7 единиц Cierva C.40[en]. Весной 1940 года они использовались для связи с войсками во Франции, при эвакуации британского экспедиционного корпуса. При этом все автожиры были потеряны.

В ходе боевых действий с Третьим рейхом, Франция также активно использовала ранее приобретённые автожиры в военных целях (52 единицы в армии и 8 единиц на флоте). Это были модифицированные французскими промышленниками британские Cierva C.30, которые производились по лицензии под названием Leo C-30 и служили для воздушной разведки. В 1941 году Япония разработала автожир Kayaba Ka-1 и запустил его в серийное производство, использовав полученный от США в 1939 году единственный образец Kellett KD-1. Автожиры японцами использовались с авианосцев для обнаружения американских подводных лодок в ходе всей Второй мировой войны.

В СССР автожиры впервые были использованы в военных целях в июне 1941 года, когда в составе 24-й армии из 5 автожиров А-7-3а была сформирована 1-я отдельная корректировочная эскадрилья. Эскадрилья участвовала в Смоленском сражении. В связи с потерями эскадрилья была расформирована. В период Второй мировой войны А-7-3а был самым мощным по вооружению среди машин такого класса: 3 пулемёта и до 400 килограмм бомбовой нагрузки[4]

К 1943 году в Армии США прекратили испытания автожиров, по причине появления первых успешных образцов вертолетов Sikorsky R-4, которые в 1944 году были приобретены Королевскими ВВС, которые стали основой вооружения 529-го авиаэскадрона.

Первым государством применившим вертолёты во Второй мировой войне являются США. С апреля 1944 года вертолёты VS-316 (армейское обозначение R-4B) начали использоваться в боевых действиях на территории Бирмы и на востоке Индии в целях снабжения очагов сопротивления высаженных десантников и эвакуацией раненых.

В Третьем рейхе первое и единственное формирование, имевшее на вооружении вертолёты, появилось в начале 1945 года. Это была 40-я авиатранспортная эскадрилья располагавшая вертолётами Focke Achgelis Fa 223 и Flettner Fl 282. Эскадрилья выполняла задачи по наведению связи, транспортировке грузов и корректировке огня[4].

В СССР работы по созданию вертолётов для военных целей начались с постановления НКО СССР в марте 1940 года. Данным постановлением поручалось конструктору Братухину И. П. профессору Юрьеву Б. Н. а также директору МАИ Семичастному М. Ф. приступить к разработке двухместного вертолёта с двухдвигательной силовой установкой. В августе 1941 года образец под названием «Омега» был передан на государственные испытания. В связи с началом Великой Отечественной войны и тяжёлым экономическим положением в СССР, интерес правительства к образцу ослаб и дальнейшие испытания и доработка образца были перенесены в Алма-Ату. Единственным потенциальным заказчиком «Омеги» являлось Главное артиллерийское управление, которое рассматривало образец в качестве воздушного артиллерийского корректировщика, но тяжёлая ситуация военного времени фактически остановила развитие вертолётостроения в СССР. Так из-за эвакуации предприятий и конструкторского бюро из Москвы в Алма-Ату, первый испытательный полёт вертолёта был задержан почти на два года и состоялся только в июне 1943 года[9].

Послевоенный период. От малайской войны до вьетнамской войны

  Bell H-13G («Ангел Милосердия») — основной американский санитарный вертолёт для эвакуации раненых в период корейской войны

После войны правительство СССР обратило пристальное внимание на военное вертолётостроение. Уже к августу 1945 года были выпущены опытные вертолёты «Омега-3» (Г-3), которые планировалось использовать в качестве артиллерийских корректировщиков. Главное артиллерийское управление планировало заказать 200 подобных машин. В 1946 году на вертолёты «Омега-3» обратило внимание командование ВВС. Вскоре решением правительства в конце 1947 года к вертолётостроению были подключены ОКБ Яковлева и вновь созданные ОКБ Миля (в 1947 году) и ОКБ Камова (в 1948 году)[9].

Первым случаем массового применения вертолётов в военных целях в послевоенный период, можно считать прецедент с британскими войсками в ходе Малайской войны в 1948 году, когда они использовали для переброски пехотинцев 26 вертолётов S-51, которые в общей сложности совершили 20 тысяч боевых вылетов[4].

Основной скачок в массовом применении вертолётов приходится на корейскую войну. Если в начале войны в составе армейской авиации США находилось 1 186 самолётов и 56 вертолётов, к окончанию боевых действий соотношение изменилось: 2 518 самолётов и 1 140 вертолётов. К примеру за одни сутки Инчхонской десантной операции 12 вертолётов совершили переброску 2 000 солдат и 50 тонн различных грузов. Основные образцы вертолётов были представлены Bell OH-13[en], Hiller OH-23 Raven, Sikorsky H-5, Sikorsky H-19 и Piasecki H-25[4].

Показательным в массовости применения вертолётов является прозвище «Ангел Милосердия» (англ. «Angel of Mercy»), которое американские военнослужащие дали санитарному вертолёту Bell H-13G, на котором за годы войны было эвакуировано с поля боя в тыл 18 000 раненых[10].

По итогам корейской войны руководство ВС СССР сделало вывод о существенном отставании уровня советского вертолётостроения от западного. Во время корейской войны единственным вертолётом в СССР являлся Ми-1 производившийся небольшой серией с 1950 года. В октябре 1951 года было принято постановление правительства о одновременной разработке двух типов вертолётов:

  • ОКБ Миля — разработка среднего транспортно-десантного вертолёта;
  • ОКБ Яковлева — разработка тяжёлого транспортного вертолёта.

К весне 1952 года ОКБ Миля представило ВД-12 (Ми-4), которые в конце того же года были переданы на испытание в войска. В ноябре того же 1952 года был представлен к испытаниям Як-24, выпуск которого начался в 1955 году. Выпуск вертолётов постоянно наращивался: если в 1952 году Министерству обороны были переданы 6 685 самолётов и 38 вертолётов, то в 1954 — 5 617 самолётов и 117 вертолётов.

  Ми-4 — первый советский транспортно-боевой вертолёт.
Под фюзеляжем видна пулемётная установка

10 сентября 1956 года в ходе Тоцких учений, в ходе которых было применено ядерное оружие, с вертолётов Ми-4 был высажен десант 345-го гвардейского парашютно-десантного полка в количестве 272 человек в 500-600 метрах от эпицентра взрыва.

В ходе войны в Алжире 1954-1962 годов, вертолёты французской армии, оснащённые стрелково-пушечным вооружением, впервые в военной истории осуществили огневую поддержку при высадке десантов. В составе группировки французских войск действовала 22-я и 23-я вертолётные авиационные эскадры оснащённые вертолётами Bell 47G, Sikorsky S-55, Sikorsky S-58, Westland S-55[en], S.O. 1221 Djinn, SE.3120 Alouette[fr]. В эскадрах числилось около 250 машин из которых за 6 лет войны и около 35 000 боевых вылетов было потеряно только 6 единиц. Появился новый класс транспортно-боевых вертолётов.

В 1960 году в США также начались работы по оснащению вертолётов стрелково-пушечным вооружением. По аналогии с французским опытом на транспортные вертолёты Bell UH-1S Iroquois были установлены в разных сочетаниях носовой 7,62мм пулемёт на турели, 40мм гранатомёт, 20мм автоматическая пушка, блок с противотанковыми управляемыми ракетами SS-11 французского производства и блок с неуправляемыми авиационными ракетами. По положительным итогам испытаний на базе гражданского лёгкого вертолёта Bell 47 была разработана военная модификация Bell 207 Sioux Scout[en] с вооружением из спаренной установки пулемётов калибра 7,62мм. После испытания этого образца в 1963 году в США был объявлен конкурс на создание принципиального нового класса машин — вертолётов огневой поддержки. Программа была названа Усовершенствованная авиационная система огневой поддержки (англ. Advanced Aerial Fire Support System, сокращённо — AAFSS). Конкурс выиграл образец Lockheed AH-56 Cheyenne. В связи с выявившимися конструктивными недостатками, данный образец в серию не пошёл.

В июле 1965 года насыщение американских войск вертолётами позволило на базе 1-й кавалерийской дивизии создать 1-ю кавалерийскую аэромобильную дивизию (англ. 1st Air Cavalry Division) располагавшую парком из 428 вертолётов (разведывательные OH-13, огневой поддержки UH-1B, многоцелевые UH-1D и тяжёлые транспортные Boeing CH-47 Chinook). В октябре того же года дивизия была отправлена во Вьетнам[4].

В СССР насыщение Советской армии вертолётами, толкнуло военное руководство на аналогичный шаг, когда согласно директиве министра обороны от 22 мая 1968 года в составе Забайкальского и Дальневосточного военных округов были созданы соответственно 11-я и 13-я отдельные воздушно-десантные бригады, в состав каждой из которых входило по два вертолётных полка (транспортный и боевой)[11].

Из стран Третьего мира, первыми использовавшие вертолёты в боевых действия является Индия, закупившая у СССР 100 единиц Ми-4. В 1961 году эти машины были использованы для высадки войск при силовом захвате португальского эксклава Гоа. В 1962 году в ходе пограничного конфликта с Китаем в Гималаях и в 1965 году в ходе второй индо-пакистанской войны на Ми-4 осуществлялась транспортировка грузов для войск и эвакуация раненых.

Из-за набирающей обороты вьетнамской войны, американские войска испытывали острую потребность в вертолётах огневой поддержки. В июне 1967 году в войска стали поступать Bell AH-1 Cobra, который частично был сконструирован на базе несущей системы Bell UH-1S. В отличии от предшественников — это был первый в мире специально сконструированный военный вертолёт, не являвшийся модификацией гражданской версии.

  AH-1 Cobra ведёт ракетный обстрел противника.
Вьетнам. 1967 год

К середине 1967 года группировка американских войск во Вьетнаме располагала 2 000 вертолётами. Через год их число увеличилось до 4 200 единиц. С января 1962 года по март 1970 армейская авиация США во Вьетнаме произвела:

  • 24 млн. вылетов из которых около 18 млн. боевых;
  • перевозку 1,5 млн. человек и 150 000 тонн грузов;
  • эвакуацию около 150 000 раненых.

За 10 лет вьетнамской войны американские войска потеряли около 3 000 вертолётов, из которых в воздухе сбиты были около 800. Оставшиеся потери приходятся на повреждения полученные на земле и в результате лётных происшествий.

В 1966 году в СССР был объявлен конкурс на создание боевого вертолёта. В отличии от американской концепции машины, специализированной исключительно на функциях огневой поддержки и противотанковой борьбы, советский подход заключался в создании транспортно-боевого вертолёта, способного кроме перечисленного также совершать переброску отделения десантников с вооружением. В 1968 году ОКБ Миля начало разработку новой машины и в 1971 году первые образцы поступили на вооружение в войска под названием Ми-24, который являлся первым советским специально сконструированным боевым вертолётом.

Одновременно с созданием боевых вертолётов для армии, в разных государствах велась работа по оснащению военно-морских сил специализированными боевыми вертолётами, которые могли бы взлетать и садиться на палубу корабля. Впоследствии такие авианесущие корабли получили название крейсер-вертолётоносец,и могли кроме вертолётов нести на себе самолёты вертикального взлёта и посадки. В 1957 году в ВМФ СССР стал поступать Ка-15 модифицированный под военные нужды в качестве противолодочного вертолёта. Но в виду конструктивных недостатков машина была снята с вооружения ВМФ СССР в 1963 году и заменена на Ми-4М[9]. Более совершенный Ка-25 начал поступать на вооружение флота с конца 1964 года[4]. В США первым противолодочным вертолётом стал Sikorsky SH-3 Sea King, который поступил на вооружение флота в 1961 году[12].

В отличии от СССР, западные державы (США, Великобритания, Франция) рассматривали применение вертолётов в военно-морских силах не только в функции противолодочного средства, но и как основное средство для десантирования войск с кораблей на сушу. В то время как СССР создавал флот десантных кораблей различного класса, способных подходить к берегу на максимально близкое расстояние для высадки морской пехоты вместе с боевой техникой (БТР, САУ, РСЗО, танки и т.д.), западные государства разрабатывали корабли способные перевозить на себе десятки вертолётов, которые на большом удалении от берега должны были перебрасывать на сушу пехотные подразделения. В связи с этим в странах НАТО появился новый класс военных кораблей как десантный вертолётоносец.

60-е годы явились тем порогом в вертолётостроении, когда военные вертолёты перестали представлять из себя исключительно модифицированные версии гражданских аппаратов[3].

Если в корейской войне и в алжирской войне вертолёты доказали своё право на использование в армии, то по итогам вьетнамской войны вертолёты стали неотъемлемой частью армии как танки, самолёты и бронетранспортёры[4].

От 70-х годов до современности

В ходе третьей индо-пакистанской войны, индийская армия применила высадки тактического десанта в тылу противника. 7 декабря 1971 года 12 единиц Ми-4 в несколько рейсов высадили десантников у переправы через реку Милна в Восточном Пакистане, которые отрезали пути отступления пакистанских войск. За один день вертолеты перебросили 2791 солдата и 90 тонн грузов. Подобные десантные операции производились индийской стороной до конца войны.

В 70-е годы арены боевых действий на которых широко начали применяться вертолёты, переместились из Индокитая на Ближний Восток и в Африку.

Во второй половине 60-х годов СССР начал поставку военных вертолётов союзным арабским государствам (Египет и Сирия) противостоявших Израилю. В Шестидневной войне 1967 года вертолёты Египта и Сирии не успели поучаствовать в боевых действиях, поскольку были частично уничтожены на аэродромах базирования в ходе превентивных авиационных ударов ВВС Израиля. В Войне на истощение 1970 года, вертолёты с обеих сторон также не смогли принять заметного участия. А вот Война Судного дня 1973 года повторила положительный опыт из окончательного этапа вьетнамской войны, когда на практике было опробовано новое применение боевых вертолётов — борьба с танками. Во Вьетнаме прецедент произошёл годом ранее в марте 1972 года, когда 2 вертолёта UH-1B принадлежащие Южному Вьетнаму, применив 89 ПТУР BGM-71 TOW уничтожили 26 танков Северного Вьетнама. Аналогичная ситуация повторилась годом спустя: 8 и 9 октября 1973 года, две вертолётные эскадрильи Египта Ми-4 за 30 вылетов уничтожили половину танков 600-й танковой бригады 162-й танковой дивизии Израиля. 13 октября в ходе Синайского сражения 18 израильских вертолётов AH-1 Cobra уничтожили 90 египетских танков. Также в этой войне в качестве десантно-транспортных вертолётов сирийскими и египетскими войсками были использованы Ми-8, которые в тылу израильских войск высаживали тактические десанты[9][4].

По итогам эксплуатации AH-1 Cobra, в конце 1972 года в США был объявлен конкурс на создание вертолёта огневой поддержки нового поколения по программе Усовершенствованный Боевой Вертолёт (англ. Advanced Attack Helicopter или сокращённо — AAH), предназначенного в первую очередь, для борьбы с танками противника в любое время суток и в плохих погодных условиях. Основными требованиями к машине были: достаточное бронирование, большая дальность полёта, высокая скорость, наличие пушечного и ракетного вооружения, система снижения инфракрасного излучения, высокий ресурс. В декабре 1976 года по итогам испытаний был выбран образец AH-64 Apache от компании Hughes Helicopters. В этом же месяце, 16 декабря 1976 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР примет постановление о разработке боевых вертолётов нового поколения, который в отличии от Ми-24 должен был нести функции исключительно огневой поддержки, без возможности перевозки десантников. Концепция «летающего БМП» под которую создавалась Ми-24, более не рассматривалась приоритетной. Дополнительным стимулом для советского руководства повлияло требование к повышению скорости, а также разрекламированное в западных СМИ сообщение о появлении вертолёта AH-56 Cheyenne с толкающим винтом. В последующем разрабатываемым образцам порученным ОКБ Миля и ОКБ Камова были даны обозначения Ми-28 и Ка-50 соответственно. В отличии от AH-64, который поступил на вооружение в 1984 году (спустя 9 лет от первого полёта), начатые разрабатываться ещё в СССР образцы нового поколения, поступили на вооружение уже Российской Федерации спустя 13 лет (для Ка-50) и 31 год (для Ми-28) после первого полёта испытательных образцов[9].

Военные конфликты 80-х годов ознаменовались первыми случаями в которых боевые вертолёты были использованы для иных целей, кроме как уничтожение наземных и надводных целей. В эти годы они впервые были использованы в воздушных боях. Особо ярким было применение вертолётов в ходе ирано-иракской войны начавшейся в сентябре 1980 года, где в ноябре того же года произошёл первый в мировой истории воздушный бой вертолётов, в ходе которого где двум иранским AH-1J Cobra удалось сбить с помощью ПТУР TOW два иракских Ми-24Д. В апреле 1981 второй подобный случай в тех же обстоятельствах также закончился победой иранцев. В сентябре 1983 иракский Ми-24Д уничтожил AH-1J Cobra из пулемёта. В феврале 1984 три иракских Ми-24Д уничтожили в воздушном бою три иранских AH-1J Cobra применив ПТУР Фаланга и неуправляемые ракеты С-5. На опыте боёв вертолётов с вертолётами обе воюющие стороны сделали соответствующие выводы и усовершенствовали вооружение и увеличили боезапас. Так на иранских вертолётах AH-1S Cobra были установлены уже 8 ПТУР TOW а количество 70мм НАР увеличили с 14 до 38. На иракских Ми-24Д в ответ ПТУР «Фаланга» была заменена на более современные «Штурм» а также ракетами класса «воздух-воздух» советскими Р-60МК и американскими AIM-9 Sidewinder. 27 октября 1984 года был совершён первый в истории воздушный бой вертолёта со сверхзвуковым истребителем, победителем в котором остался вертолёт. Экипажу иракского Ми-24В удалось уничтожить иранский F-4E Phantom[13][9]. Иранскими AH-1 Cobra в ходе этой войны были сбиты четыре иракских самолёта (МиГ-21, МиГ-23, Су-22)[14].

Также военные конфликты 80-х годов отмечены ситуацией когда однотипные вертолёты применялись противоположными сторонами. Так в войне за Фолклендские острова тяжёлые транспортные вертолёты Boeing CH-47 Chinook применялись как британской так и аргентинской стороной[15].

Особое значение для Советской армии и пограничных войск военные вертолёты приобрели в ходе Афганской войны. Сильнопересечённая горная местность Афганистана, часто делала вертолёты единственным средством по оперативной переброске и снабжению войск, по эвакуации раненых и огневой поддержке наземных сил. Вертолёты использовались также для радиоэлектронной борьбы[16] и для борьбы с караванами поставляющими оружие из Пакистана и Ирана. Советской стороной в Афганской войне были задействованы: многоцелевые Ми-8, специальные вертолёты РЭБ Ми-9, огневой поддержки Ми-24, вертолёт-кран Ми-10, грузовые Ми-6 и Ми-26. В крупных войсковых операциях, вертолёты были главным средством по доставке подразделений на поле боя в высокогорную местность. Так в ходе Панджшерской операции 1982 года вертолётами было высажено в горах 4 200 советских и афганских военнослужащих из 12 000 человек общего количества задействованных сил. Общие потери вертолётов Советской армии за годы войны составили 334 машины. Потери вертолётов пограничных войск — 62 машины[17].

В современном мире ведущими державами в вертолётостроении рассматриваются проекты по созданию новых образцов, качественно отличающихся от ныне существующих своими параметрами и в некоторых случаях принципиально иной конструкцией[18].

Программа JMR в США

Так в США начата исследовательская программа, по созданию многоцелевого летательного аппарата с вертикальным взлётом и посадкой (Joint Multi-Role Rotorcraft[en] или сокращённо — JMR), с максимальной скоростью полета не менее 430 км/ч и радиусом действия более 425 километров. Планируется что в будущем такие образцы заменят традиционные вертолеты при выполнении боевых задач и задач по боевому и тыловому обеспечению. На первом этапе программы ставится цель разработки и испытаний пробных образцов с максимальной взлетной массой 12-13 тонн, платформа которых далее послужит созданию семейств аппаратов для замены многоцелевых вертолетов UH-60 Black Hawk и SH-60 Seahawk, а также ударных AH-64 Apache. В общих требованиях указано что транспортный вариант платформы должен обеспечивать переброску 12 полностью экипированных военнослужащих или груза массой около 6 тонн. По опыту применения вертолётов в последних военных конфликтах особое внимание уделяется способности разрабатываемых образцов работать в условиях жаркого климата с высокогорных площадок, находящихся на высоте более 1 800 м над уровнем моря.

В рамках данной программы фирмы Sikorsky Aircraft и Boeing предлагают вертолёт соосной схемы с пропульсивным (создающим основную горизонтальную тягу) толкающим винтом. Данный способ увеличения лётных параметров вертолётов используется фирмой AVX Aircraft Company в проекте соосного вертолёта с двумя толкающими двигателями в кольцевых насадках. По мнению разработчиков подобная компоновка силовой установки снизит уровень акустической заметности, повысит безопасность полетов на малых высотах, а также даёт возможность оснащения грузового отсека транспортного варианта опускающейся рампой. Для повышения аэродинамических показателей для варианта ударной машины рассматривается размещение вооружения внутри фюзеляжа[19].

Компания Bell Helicopter предлагает глубокую модернизацию эксплуатируемого с 2005 года конвертоплана V-22 Osprey в опытный образец V-280 «Valor» с расчетной максимальной скоростью полета около 520 км/ч и радиусом действия до 1 400 км. Главным отличием данного образца от предыдущего является то что процесс вертикального взлёта и перехода в горизонтальный полёт осуществляется не за счёт поворота массивных гондол с двигателями на концах крыльев, а за счёт поворота винтов. Данное новшество по мнению разработчиков упростит конструкцию что позволит обеспечить достаточную надежность (V-22 критиковались за высокую аварийность[20]) и снизит расходы на поддержание ресурса машины[18].

Программа FTH для стран НАТО

  Аварийная эвакуация однотипного вертолёта.
Одна из поставленных задач
в программе Future Transport Helicopter[de] (FTH)

В странах НАТО транспортно-десантные вертолеты различных типов рассматриваются как основное средство для обеспечения аэромобильности войск в зоне боевых действий, имеющих преимущество перед военно-транспортными самолётами в том что не нуждаются в оборудованных взлётно-посадочных полосах.

С другой стороны образцы тяжёлых транспортных вертолётов имеющиеся на вооружении стран НАТО (включая CH-53 Sea Stallion и СН-47) имеют ограничения не позволяющие транспортировку основных образцов бронетехники и тяжелых систем вооружения. Кроме того вертолёты данного класса находятся на вооружении стран НАТО более 30 лет. К примеру, последние аппараты CH-53G на вооружении Бундесвера, были изготовлены в 70-х годах, и поддержание их в лётной годности связано с высокими финансовыми затратами.

В связи с этим во Франции и Германии проводятся научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по разработке Перспективного тяжелого транспортного вертолета (Future Transport Helicopter[de], сокращённо — FTH). По замыслу конструкторов образец займет место между транспортным вертолетом NHI NH90 и военно-транспортным самолетом Airbus A400M, грузоподъёмность которых соответственно 4,6 и 37 тонн.

Проектируемый вертолёт должен иметь систему внешней подвески с грузоподъёмностью до 15 тонн, включая размещённых в стандартных морских 20-футовых контейнерах. Машину предполагается использовать для аварийной эвакуации других вертолетов такого типа со снятыми отдельными элементами силовой установки и планера. При этом должно быть обеспечено выполнение всех необходимых подготовительных демонтажных операций в полевых условиях. Как в случае с американским проектом JMR, от FTH требуется возможность применения в высокогорье и в жарком климате.

На опыте боевого применения вертолётов в Ираке и в Афганистане, в проекте предусматривается наличие в бортовом оборудовании надёжных систем предупреждения об опасном сближении с земной поверхностью и другими препятствиями в условиях плохой видимости из-за облаков пыли, снега или водяной пелены, создаваемого несущими винтами от неподготовленного грунта взлётно-посадочной площадки при выполнении взлёта, посадки и руления. Также по опыту военных конфликтов считается необходимым наличие систем предупреждения пуска ракет и системы защиты от зенитных ракет.

Также разработчики считают необходимым применение для нового транспортного вертолёта стелс-технологий используемых в боевых самолётах, таких как использование радиопоглощающих покрытий и оптимизация форм элементов фюзеляжа[18].

Гонка за скоростью

В странах НАТО проводятся НИОКР по увеличению скорости боевых вертолётов с целью повышения их эффективности. Для этой цели разрабатываются экспериментальные образцы, которые в будущем послужат основой новым высокоскоростным боевым вертолётам[18].

  Экспериментальный высокоскоростной
вертолёт Piasecki X-49
с толкающим винтом   Экспериментальный высокоскоростной
вертолёт Eurocopter X3
с двумя толкающими винтами

В период Холодной войны, в основном в рекордах по скорости вертолётов отмечались советские и американские образцы[21]:

  • Примечание: зелёным цветом выделены экспериментальные образцы созданные для научно-исследовательских целей, которые на данный момент не являются серийными военными вертолётами, либо находятся в стадии разработки

Традиционная схема, в которой подъёмная и пропульсивная сила машины создаются только несущим винтом при её тангаже, скорость обычно не превышает 300-350 км/ч. До 1986 года рекорд в скорости принадлежал экспериментальному образцу Ми-24 под названием А-10, с которого для увеличения скорости были сняты крылья[21]. Из опытных образцов серийных машин на данный момент рекорд в скорости вертолётов данной схемы принадлежит британскому Westland Lynx. Экспериментальный облегчённый образец данной машины с форсированным двигателем в 1986 году достиг скорости в 400 км/ч.

Единственным способом по преодолению барьера скорости в 400 км/ч многими вертолётостроительными компаниями рассматривается только наличие толкающего винта. Таким методом пошли в компаниях Sikorsky Aircraft и Piasecki Helicopter, которые предложили подобные образцы Sikorsky S-97 Raider (разработан на основе экспериментального Sikorsky X2) и Piasecki X-49[18].

В Западной Европе компанией Airbus Helicopters производятся аналогичные исследования по повышению скорости. Так в 2010 году совершил первый полёт экспериментальная машина Eurocopter X3. У данного образца в отличии от американских машин толкающие винты расположены не сзади хвоста, а на крыльях по бокам фюзеляжа. Данная конструкция позволила избавится от хвостового рулевого винта, традиционного для вертолётов с одним несущим винтом. Возможность для этого предоставила компенсация реактивного момента несущего винта выполняемая разницей в тяге подаваемой каждому из толкающих винтов. То есть толкающие винты при такой схеме выполняют одновременно функции традиционного рулевого винта[18]. В ходе испытаний 7 июня 2013 года опытный образец достиг скорости в 472 км/ч[24].

Ситуация в России с разработкой высокоскоростных вертолётов остаётся неясной. По заявлению руководителя холдинга «Вертолеты России» Андрея Шибитова на второй выставке вертолётной индустрии HeliRussia прошедшей в мае 2009 года, был дан старт проекту по разработке скоростного вертолёта, который планировалось использовать в том числе и для военных целей. На реализацию данного проекта отводилось 8 лет[27]. Однако по истечению срока вертолётостроительные компании России так и не смогли предоставить опытные образцы[28]. В ноябре 2017 года стало известно что холдинг «Вертолеты России» в 2018 году предоставит Министерству обороны России сразу две концепции перспективного скоростного вертолета (ПСВ), из которых военное ведомство выберет проект для дальнейшей разработки[29].

org-wikipediya.ru

Военный вертолет • ru.knowledgr.com

Военный вертолет - вертолет, который или определенно построен или преобразован для использования вооруженными силами. Миссия военного вертолета - функция своего дизайна или преобразования. Наиболее популярный способ использования военных вертолетов - перевозка войск, но транспортные вертолеты могут быть модифицированы или преобразованы, чтобы выполнить другие миссии, такие как боевой поиск и спасение (CSAR), медицинская эвакуация (MEDEVAC), бортовой командный пункт, или даже вооружены оружием для нападения на измельченные цели. Специализированные военные вертолеты предназначены, чтобы провести определенные миссии. Примеры специализированных военных вертолетов - вертолеты нападения, вертолеты наблюдения и противолодочные вертолеты войны.

Типы и роли

Военные вертолеты играют неотъемлемую роль в море, земле и воздушных операциях современных вооруженных сил. Обычно изготовители будут развивать корпусы в различных классах веса/размера, которые могут быть адаптированы к различным ролям посредством установки миссии определенное оборудование. Минимизировать развитие стоит основных корпусов, может быть протянут и сокращен, обновить с новыми двигателями и электроникой и иметь все механическое, и системы полета сцепились с новыми фюзеляжами, чтобы создать новый самолет. Например, ММ 1 дал начало многим производным посредством протяжения и re-engining, включая АХ 1.

Современные вертолеты ввели модульные системы, которые позволяют тому же самому корпусу формироваться для различных ролей, например А 101 в обслуживании Королевского флота могут быстро формироваться для ASW или транспортных миссий в часах. Чтобы в то же время сохранить затраты гибкости и предела, возможно соответствовать корпусу для, но не с системой, например в американской армии АХ-64D, варианты все приспособлены, чтобы быть в состоянии взять радарную систему Большого лука, но недостаточно наборов было принесено, чтобы оборудовать целую силу. Системы могут быть приспособлены к только тем корпусам, которым нужен он, или когда финансы позволяют покупку достаточного количества единиц.

Оборудование

Большинство военных вертолетов бронировано в некоторой степени, однако, все оборудование ограничено установленной властью и способностью лифта, и пределы установили места оборудования на полезном полезном грузе. Самая обширная броня помещена вокруг пилотов, двигателей, передачи и топливных баков. Топливные линии, кабели контроля и власть к ротору хвоста могут также быть покрыты броней кевлара. Наиболее в большой степени бронированные вертолеты - нападение, нападение и вертолеты спецназа. В транспортных вертолетах отделение команды может или может не быть полностью бронировано, компромисс, быть, чтобы дать кевлар пассажиров выровняло места, но оставить отделение по большей части небронированным. Жизнеспособность увеличена избыточностью и размещением компонентов, чтобы защитить друг друга. Например, семья Блэкхока вертолетов использует два двигателя и может продолжить лететь на только одном (при определенных условиях), двигатели отделены передачей и помещены так, чтобы, если напали с любого фланга, двигатель на том фланге действовал, чтобы защитить передачу и двигатель с другой стороны от повреждения.

Электроника авиации или авиационная радиоэлектроника, такая как коммуникационные радио и навигационные пособия распространена на большинстве военных вертолетов. Специализированная авиационная радиоэлектроника, такая как радиоэлектронное подавление и идентификационные системы друга или противника, является военными определенными системами, которые могут также быть установлены на военных вертолетах. Другой полезный груз или системы миссии установлены или постоянно или временно, основанные на определенных требованиях миссии; оптические и камеры IR для вертолетов бойскаута, макая гидролокатор и радар поиска для противолодочных вертолетов, дополнительных радио-приемопередатчиков и компьютеров для вертолетов, используемых в качестве бортовых командных пунктов.

Броня, подавление огня, динамичное и улучшения электроники систем, невидимы для случайного контроля, как мера снижения затрат некоторые страны и услуги испытали желание использовать то, что является чрезвычайно коммерческими вертолетами в военных целях. Например, было сообщено, что СТРОИТЕЛЬСТВО ИЗ СБОРНОГО ЖЕЛЕЗОБЕТОНА выполняет быстрое расширение своих вертолетных полков нападения с гражданской версией Мил Ми 17. Эти вертолеты без брони и электронных встречных мер будут функционировать достаточно хорошо для учебных маневров и фото возможностей, но были бы убийственными, чтобы развернуться в роли нападения в фактических боевых ситуациях. Намерение Китая, кажется, чтобы модифицировать эти вертолеты с в местном масштабе произведенной электроникой и броней, если это возможно, освобождая доступные средства, чтобы позволить быстрому созданию достаточного количества полков снабжать каждую из своих армий Группы. Разрешение широко распространенного растет опыта в вертолетных операциях.

Вертолеты нападения

Вертолеты нападения - вертолеты, используемые в ролях поддержки противотанкового и спертого воздуха. Первым из современных вертолетов нападения была Вьетнамская эра АХ 1 Кобра, которая вела теперь классический формат пилота и чиновника оружия, усаженного в тандеме в узком фюзеляже, подбородок установил оружие и ракеты, установленные на крыльях окурка. Чтобы позволить им найти и определить свои цели, некоторые современные вертолеты нападения оборудованы очень способными датчиками, такими как радарная система волны миллиметра.

Спасательное jpg|A русское Ми-24P пустыни Имэдже:ми-24 Задний-F большой боевой вертолет и военный транспорт низкой способности.

Апач Image:Westland wah-64d апачский вертолет нападения с применением Большого лука большого лука zj206 arp.jpg|Westland WAH-64, эксплуатируемый британской армией.

Кобра jpg|Cobra Image:Refueling нападает на вертолеты, дозаправляемые в FARP во время Операционной иракской Свободы

Транспортные вертолеты

Транспортные вертолеты используются для транспортировки персонала (войска) и груз в поддержку военных операций. В более многочисленных вооруженных силах эти вертолеты часто специальные для военных операций, но коммерчески доступные самолеты также используются. Выгода использования вертолетов для этих операций - то, что персонал и груз могут быть перемещены в и от местоположений, не требуя взлетно-посадочной полосы для взлетов и приземлений. Груз несет или внутренне, или внешне брошенный груз, где груз приостановлен от точки крепления под самолетом. Персонал прежде всего загружен и разгружен, в то время как вертолет находится на земле. Однако, когда ландшафт ограничивает даже вертолеты в приземлении, персонал может также быть забран и понизился, используя специализированные устройства, такие как спасательные подъемы или специальные линии веревки, в то время как самолет колеблется наверху.

Воздушное нападение - военная стратегия

это полагается в большой степени на использование транспортных вертолетов. Воздушное нападение включает настроенную силу нападения, которая собрана на зоне погрузки и организована для последовательной транспортировки к зоне посадки (LZ). Идея состоит в том, чтобы использовать вертолеты, чтобы транспортировать и посадить большое количество войск и оборудования в относительно короткий срок, чтобы напасть и сокрушить цель около LZ. Преимущество воздушного нападения по бортовому нападению - способность вертолетов ко все время пополнению запаса сила во время операции, а также транспортировать персонал и оборудование к их предыдущему местоположению или последующему местоположению, если миссия диктует.

Image:KazakhstanMi-8MT2000 (DF SD 01 06442) .jpg|Mil Ми 17 перевозки Казахстанского правительства.

Image:Wiesel fährt aus CH-53G (Heer).jpg|A Wiesel развертывается от CH-53

Image:CH-21C-Shawnee-transports-M101-105mm-howitzer-1960s .jpg|CH-21C с 105-миллиметровой гаубицей как брошенный груз

Вертолеты Image:UH-1D во Вьетнаме 1966.jpg|UH-1D вертолеты перебрасывают по воздуху членов американского полка пехоты, 1 966

Вертолеты наблюдения

Первая разведка и самолет наблюдения были воздушными шарами, сопровождаемыми легкими самолетами, такими как Taylorcraft L-2 и Fieseler Fi 156. Поскольку первые военные вертолеты стали доступными, их способность и маневрировать и остаться в одном местоположении сделала их идеальными для разведки. Первоначально вертолеты наблюдения были ограничены визуальным наблюдением экипажем самолета, и большинство вертолетов показало округленные, хорошо застекленные кабины для максимальной видимости. В течение долгого времени человеческий глаз стал добавленным оптическими системами датчика. Сегодня, они включают телевидение уровня недостаточной освещенности и прогнозные инфракрасные камеры. Часто, они установлены в устойчивой горе наряду с многофункциональными лазерами, способными к действию как лазерный дальномер и планированию для указателей для систем оружия.

По своей природе миссии, основное оружие вертолета наблюдения - его набор датчика и оборудование связи. Ранние вертолеты наблюдения были эффективными при призыве к огню артиллерии и авианалетам. С современными наборами датчика они также в состоянии обеспечить предельное руководство к ATGWs, бомбам с лазерным наведением и другим ракетам и боеприпасам, выпущенным другим вооруженным самолетом. Вертолеты наблюдения могут также быть вооружены комбинациями стручков оружия и ракеты и иногда противотанковых управляемых ракет или ракет класса воздух-воздух, но в меньших количествах, чем большие вертолеты нападения. Прежде всего это оружие было предназначено для борьбы противоразведки — чтобы устранить активы разведки врага — но они могут также использоваться, чтобы оказать ограниченную прямую поддержку огня или поддержку спертого воздуха.

Вертолет Image:Gazelle SA341F2.jpg|A Газели французского ALAT.

Image:OH-58D_2.jpg|An, О, 58 Кайова, показывая его мачту установил вид и стручок ракеты.

Image:Kawasaki, О, 1 01.jpg|The Кавасаки, О, 1.

Морские вертолеты

Среди первых практических применений вертолетов, когда R-4 и R-5 стали доступными американским и британским силам, было развертывание от морских крейсеров и линкоров, при первом добавлении и более позднем заменяющем начатом катапультой самолете наблюдения. Другая ниша в пределах способности ранних вертолетов была как охрана самолета - задана работу с восстановлением пилотов, которые угробили около авианосца.

Поскольку вертолетная технология назрела с увеличенным полезным грузом и выносливостью, противолодочная война (ASW) была добавлена к репертуару вертолета. Первоначально, вертолеты действовали в качестве систем доставки оружия, нападающих торпедами воздушного базирования и глубинными бомбами, основанными на информации, предоставленной ее родителем и другими военными кораблями. В 1960-х развитие turboshaft технологии двигателя и транзистора изменило лицо морской вертолетной авиации. turboshaft двигатель позволил вертолеты меньшего размера, такие как Оса Уэстленда, чтобы работать от судов меньшего размера, чем их оплачивающие предшественники двигателя. Введение транзисторов позволило вертолеты, такие как Морской Король SH-3, чтобы быть оборудованным гидролокатором макающего интеграла, радаром и магнитным оборудованием обнаружения аномалии. Результатом был самолет, который в состоянии более быстро ответить на подводные угрозы флоту, не ожидая направлений от быстроходных судов.

Сегодня, морские вертолеты, такие как SH-60 Seahawk и Рысь Уэстленда разработаны, чтобы управляться от фрегатов, разрушителей и подобных судов размера. Желание нести и эксплуатировать двумя вертолетами от фрегата - и суда размера разрушителя оказало влияние на максимальный размер вертолетов и минимальный размер судов. Увеличивая миниатюризацию электроники, лучшие двигатели и современное оружие теперь позволяют даже современному, основанному на разрушителе, мультиролевому вертолету работать почти автономно в ASW, антиотгрузке, транспорте, SAR и ролях разведки.

Средние и крупные вертолеты эксплуатируются от перевозчиков и земельных баз. В британцах, испанцах и итальянских военно-морских флотах, большие вертолеты формируют главную противолодочную силу воздушных крыльев перевозчика. Работая с баз на береге, вертолеты используются в качестве противолодочных пикетов, чтобы защитить от враждебных субмарин, слоняющихся внешние военные порты и гавани; их обеспечение выносливости и полезного груза способствует по вертолетам меньшего размера.

У

советских морских вертолетов, работающих от его крейсеров, была дополнительная роль руководства антисудоходными ракетами крейсеров дальнего действия.

Морские вертолеты - navalised для операции от судов, это включает увеличенную защиту от соленой водной коррозии, защиту от приема пищи воды и предоставления для принудительного отказа в море.

Image:Eh201 Мерлин НА СЛУЖБЕ ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ ВЕЛИКОБРИТАНИИ Монмут 2007.jpg|A Королевский флот Мерлин HM1 противолодочный вертолет войны в 2007

Вертолет Image:SH-60B Seahawk2.jpg|A SH-60B Seahawk 2

Россия Image:Ka 27 2003.jpg|A Камов Ka-27 корабельный вертолет, показывая его вращающую мятежника систему ротора и выпуклый радарный обтекатель антенны радиолокационной станции

Воздушная сила jpg|A дофина Image:Eurocopter Мэлинезе Харбин Z-9

Многоразового использования и спасение

Поскольку вертолеты вошли в военную службу, они были быстро принуждены к обслуживанию для поиска и спасения и медицинской эвакуации. Во время Второй мировой войны Flettner Fl 282 с использовались в Германии для разведки, и Sikorsky R-4s использовались Соединенными Штатами, чтобы спасти побежденные экипажи самолета и раненный персонал в отдаленных районах китайской Бирмы Театр Индии с апреля 1944 до конца войны. Использование вертолетов для спасения во время боя увеличилось во время Корейской войны и алжирской войны. Во время войны во Вьетнаме ВВС США приобрели Sikorsky S-61R (Весьма Зеленый Гигант) и Морской Жеребец CH-53 (Супер Веселый Зеленый Гигант) вертолеты для миссии CSAR.

Image:Bell 47 (H-13G) medevac bw.jpg|Bell 47 в полете с терпеливыми корзинами передачи.

Image:HH-60G Прокладывают Hawk.jpg|Fast-roping при Боевом действии Поиска и Спасения, показывание ГД-60G Прокладывает Ястреба.

Image:Patiententransporteinheit. JPG|Patient передают единицу для немецкого армейского Корпуса Авиации CH-53Gs.

Учебные вертолеты

Некоторые услуги используют версию своих боевых вертолетов, обычно в легком классе, для экспериментального обучения. Например, британцы использовали Газель Aérospatiale и в операциях и как тренер. Некоторые услуги также имеют С начала фаза в обучении, которое использует очень основные вертолеты. Мексиканский военно-морской флот приобрел много коммерчески доступного Робинсона R22 и вертолеты R44 с этой целью.

Тактика и операции

В то время как не важный для боевых операций, вертолеты дают существенное преимущество своим операторам, будучи множителем силы. Чтобы максимизировать их воздействие, вертолеты используются в объединенном подходе оружия.

Война высокой интенсивности

Война высокой интенсивности характеризуется большими массивами обычных вооруженных сил, включая массовые формирования баков, со значительными ПВО. Вертолетное вооружение и тактика были изменены, чтобы составлять менее - разрешающая окружающая среда полета. Противотанковые ракеты, такие как Nord SS.11 и Aérospatiale SS.12/AS.12 были разработаны и повысились на французских военных вертолетах. В свою очередь Соединенные Штаты приспособили свою БУКСИРОВКУ BGM-71 к увольнению из вертолетов и в конечном счете развили ЕЖЕГОДНОЕ ОБЩЕЕ СОБРАНИЕ 114 Адских огней. Между тем Советский Союз приспособился 3M11 ракета Falanga для увольнения от Мил Ми 24.

В воздухе вертолеты нападения, вооруженные противотанковыми ракетами, и один или несколько невооруженные, или слегка вооруженные вертолеты бойскаута, работают на концерте. Вертолет бойскаута, летящий на низком уровне в дремоте земного подхода, пытается и определить местонахождение вражеских бронированных колонок и планировать подходы и положения из засады для вертолетов нападения. Вертолеты бойскаута последней модели включают лазерные указатели, чтобы управлять ракетами, запущенными из вертолетов нападения. После нахождения цели вертолет бойскаута может определить местонахождение его и затем направить ракету вертолета нападения, где стрелять. Вертолеты нападения должны только повыситься с покрытия кратко, чтобы запустить их ракеты прежде, чем возвратиться в скрытое местоположение. Последнее развитие вертолетов нападения, таких как Ми-28N Мил, Камов Ka-52, и АХ-64D Большой лук, включает датчики и системы командования и управления, чтобы уменьшить требование для вертолетов бойскаута.

Чтобы увеличить боевую выносливость этих вооруженных ракетой вертолетов, транспортные вертолеты использовались, чтобы нести технический персонал, перезагружает и топливо, чтобы отправить местоположения. Установление их отправляет вооружение и дозаправляет пункты (FARP) в заранее подготовленных местоположениях и времена, позволенные вооруженными или вертолеты нападения, чтобы перевооружиться и дозаправиться, часто с их управлением двигателей и роторами, все еще поворачивающимися, и быстро возвратиться к линиям фронта.

Низкая война интенсивности

В действиях против партизан (МОНЕТА) война правительственная сила устанавливает свое присутствие в постоянных или временных военных базах, с которых можно установить патрули и конвои. Правительственные силы стремятся удержать повстанческие силы от работы, и захватить или убить тех, которые делают. Операция сил от фиксированных оснований, связанных фиксированной сетью дорог, становится слабостью. Установленные местоположение повстанцы и местные сочувствующие могут наблюдать такие средства тайно и собрать разведку по графикам и маршрутам патрулей и конвоев. С этой разведкой повстанцы могут время их действия, чтобы избежать сил МОНЕТЫ или засад плана, чтобы нанять их, в зависимости от их собственной тактической ситуации.

Вертолеты возвращают меру удивления и тактической гибкости командующему МОНЕТЫ. Патрули не должны начать и закончить в том же самом месте (главный вход местного состава), ни действительно удовлетворяют нужду конвоев, идут по тем же самым дорогам и шоссе. Во время Проблем Временная Ирландская республиканская армия (IRA) приобрела сноровку при предотвращении обычных, фиксированных контрольно-пропускных пунктов и патрулей. Чтобы предотвратить предсказуемые образцы, патрули были развернуты вертолетом, известным как Орлиные Патрули, и тогда смогли разрушить способность IRA переместить персонал и руки. После американского вторжения в Ирак вертолеты использовались в качестве воздушных грузовиков поставки и военного транспорта, чтобы предотвратить воздействие засад, установленных иракским мятежом.

Из-за стоимости и сложности обучения и требований поддержки, у повстанческих сил редко есть доступ к вертолетам.

Изготовители

Крупные западноевропейские производители вертолетов - теперь AgustaWestland and Eurocopter Group. В Америке три крупных остающихся компании - Boeing (Boeing Vertol и Макдоннелл Дуглас), Bell Helicopter и Самолет Sikorsky.

В Японии три главных производителя вертолетов - отделения авиации японских конгломератов Мицубиси, Кавасаки и Отрасли тяжелой промышленности Фуджи. Эти компании первоначально следовали за бизнес-моделью, основанной на формировании стратегических партнерств с иностранным, обычно американским, компании с лицензированным производством тех продуктов компаний, создавая их собственную способность проектировать и произвести вертолеты посредством процесса workshare и передачи технологии.

В запланированной Советом экономической системе Мил и Камове OKBs были ответственны только за дизайн вертолетов. Реорганизация 2006 года производства вертолетов в России создала Оборонпром, холдинговую компанию, чтобы примирить Мил и заводы-изготовители.

См. также

  • Воздушное нападение
  • Вооруженный вертолет
  • Армейская авиация
  • Вертолет, бомбящий

Примечания

Дополнительные материалы для чтения

GlobalSecurity.org GlobalSecurity.org GlobalSecurity.org GlobalSecurity.org GlobalSecurity.org GlobalSecurity.org GlobalSecurity.org GlobalSecurity.org GlobalSecurity.org GlobalSecurity.org

Внешние ссылки

  • Армейская ассоциация авиации Америки
  • CombatAircraft.com - Вертолеты

ru.knowledgr.com

Военный вертолёт — википедия орг

В данном разделе затрагивается история применения автожиров, как летательных аппаратов которые по своей конструкции близки к вертолётам[4].

Предвоенный период и Вторая мировая война

До использования в военных целях вертолётов, были попытки применения автожиров.

В 1931 году ВВС США закупили несколько автожиров Pitcairn PCA-2[en] и Kellett KD-1 для ведения разведки, корректировки артиллерийского огня, налаживания связи и участия в поисково-спасательных операций в интересах как армии так и военно-морского флота. В 1938 году Королевские ВВС Великобритании приобрели 7 единиц Cierva C.40[en]. Весной 1940 года они использовались для связи с войсками во Франции, при эвакуации британского экспедиционного корпуса. При этом все автожиры были потеряны.

В ходе боевых действий с Третьим рейхом, Франция также активно использовала ранее приобретённые автожиры в военных целях (52 единицы в армии и 8 единиц на флоте). Это были модифицированные французскими промышленниками британские Cierva C.30, которые производились по лицензии под названием Leo C-30 и служили для воздушной разведки. В 1941 году Япония разработала автожир Kayaba Ka-1 и запустил его в серийное производство, использовав полученный от США в 1939 году единственный образец Kellett KD-1. Автожиры японцами использовались с авианосцев для обнаружения американских подводных лодок в ходе всей Второй мировой войны.

В СССР автожиры впервые были использованы в военных целях в июне 1941 года, когда в составе 24-й армии из 5 автожиров А-7-3а была сформирована 1-я отдельная корректировочная эскадрилья. Эскадрилья участвовала в Смоленском сражении. В связи с потерями эскадрилья была расформирована. В период Второй мировой войны А-7-3а был самым мощным по вооружению среди машин такого класса: 3 пулемёта и до 400 килограмм бомбовой нагрузки[4]

К 1943 году в Армии США прекратили испытания автожиров, по причине появления первых успешных образцов вертолетов Sikorsky R-4, которые в 1944 году были приобретены Королевскими ВВС, которые стали основой вооружения 529-го авиаэскадрона.

Первым государством применившим вертолёты во Второй мировой войне являются США. С апреля 1944 года вертолёты VS-316 (армейское обозначение R-4B) начали использоваться в боевых действиях на территории Бирмы и на востоке Индии в целях снабжения очагов сопротивления высаженных десантников и эвакуацией раненых.

В Третьем рейхе первое и единственное формирование, имевшее на вооружении вертолёты, появилось в начале 1945 года. Это была 40-я авиатранспортная эскадрилья располагавшая вертолётами Focke Achgelis Fa 223 и Flettner Fl 282. Эскадрилья выполняла задачи по наведению связи, транспортировке грузов и корректировке огня[4].

В СССР работы по созданию вертолётов для военных целей начались с постановления НКО СССР в марте 1940 года. Данным постановлением поручалось конструктору Братухину И. П. профессору Юрьеву Б. Н. а также директору МАИ Семичастному М. Ф. приступить к разработке двухместного вертолёта с двухдвигательной силовой установкой. В августе 1941 года образец под названием «Омега» был передан на государственные испытания. В связи с началом Великой Отечественной войны и тяжёлым экономическим положением в СССР, интерес правительства к образцу ослаб и дальнейшие испытания и доработка образца были перенесены в Алма-Ату. Единственным потенциальным заказчиком «Омеги» являлось Главное артиллерийское управление, которое рассматривало образец в качестве воздушного артиллерийского корректировщика, но тяжёлая ситуация военного времени фактически остановила развитие вертолётостроения в СССР. Так из-за эвакуации предприятий и конструкторского бюро из Москвы в Алма-Ату, первый испытательный полёт вертолёта был задержан почти на два года и состоялся только в июне 1943 года[9].

Послевоенный период. От малайской войны до вьетнамской войны

  Bell H-13G («Ангел Милосердия») — основной американский санитарный вертолёт для эвакуации раненых в период корейской войны

После войны правительство СССР обратило пристальное внимание на военное вертолётостроение. Уже к августу 1945 года были выпущены опытные вертолёты «Омега-3» (Г-3), которые планировалось использовать в качестве артиллерийских корректировщиков. Главное артиллерийское управление планировало заказать 200 подобных машин. В 1946 году на вертолёты «Омега-3» обратило внимание командование ВВС. Вскоре решением правительства в конце 1947 года к вертолётостроению были подключены ОКБ Яковлева и вновь созданные ОКБ Миля (в 1947 году) и ОКБ Камова (в 1948 году)[9].

Первым случаем массового применения вертолётов в военных целях в послевоенный период, можно считать прецедент с британскими войсками в ходе Малайской войны в 1948 году, когда они использовали для переброски пехотинцев 26 вертолётов S-51, которые в общей сложности совершили 20 тысяч боевых вылетов[4].

Основной скачок в массовом применении вертолётов приходится на корейскую войну. Если в начале войны в составе армейской авиации США находилось 1 186 самолётов и 56 вертолётов, к окончанию боевых действий соотношение изменилось: 2 518 самолётов и 1 140 вертолётов. К примеру за одни сутки Инчхонской десантной операции 12 вертолётов совершили переброску 2 000 солдат и 50 тонн различных грузов. Основные образцы вертолётов были представлены Bell OH-13[en], Hiller OH-23 Raven, Sikorsky H-5, Sikorsky H-19 и Piasecki H-25[4].

Показательным в массовости применения вертолётов является прозвище «Ангел Милосердия» (англ. «Angel of Mercy»), которое американские военнослужащие дали санитарному вертолёту Bell H-13G, на котором за годы войны было эвакуировано с поля боя в тыл 18 000 раненых[10].

По итогам корейской войны руководство ВС СССР сделало вывод о существенном отставании уровня советского вертолётостроения от западного. Во время корейской войны единственным вертолётом в СССР являлся Ми-1 производившийся небольшой серией с 1950 года. В октябре 1951 года было принято постановление правительства о одновременной разработке двух типов вертолётов:

  • ОКБ Миля — разработка среднего транспортно-десантного вертолёта;
  • ОКБ Яковлева — разработка тяжёлого транспортного вертолёта.

К весне 1952 года ОКБ Миля представило ВД-12 (Ми-4), которые в конце того же года были переданы на испытание в войска. В ноябре того же 1952 года был представлен к испытаниям Як-24, выпуск которого начался в 1955 году. Выпуск вертолётов постоянно наращивался: если в 1952 году Министерству обороны были переданы 6 685 самолётов и 38 вертолётов, то в 1954 — 5 617 самолётов и 117 вертолётов.

  Ми-4 — первый советский транспортно-боевой вертолёт.
Под фюзеляжем видна пулемётная установка

10 сентября 1956 года в ходе Тоцких учений, в ходе которых было применено ядерное оружие, с вертолётов Ми-4 был высажен десант 345-го гвардейского парашютно-десантного полка в количестве 272 человек в 500-600 метрах от эпицентра взрыва.

В ходе войны в Алжире 1954-1962 годов, вертолёты французской армии, оснащённые стрелково-пушечным вооружением, впервые в военной истории осуществили огневую поддержку при высадке десантов. В составе группировки французских войск действовала 22-я и 23-я вертолётные авиационные эскадры оснащённые вертолётами Bell 47G, Sikorsky S-55, Sikorsky S-58, Westland S-55[en], S.O. 1221 Djinn, SE.3120 Alouette[fr]. В эскадрах числилось около 250 машин из которых за 6 лет войны и около 35 000 боевых вылетов было потеряно только 6 единиц. Появился новый класс транспортно-боевых вертолётов.

В 1960 году в США также начались работы по оснащению вертолётов стрелково-пушечным вооружением. По аналогии с французским опытом на транспортные вертолёты Bell UH-1S Iroquois были установлены в разных сочетаниях носовой 7,62мм пулемёт на турели, 40мм гранатомёт, 20мм автоматическая пушка, блок с противотанковыми управляемыми ракетами SS-11 французского производства и блок с неуправляемыми авиационными ракетами. По положительным итогам испытаний на базе гражданского лёгкого вертолёта Bell 47 была разработана военная модификация Bell 207 Sioux Scout[en] с вооружением из спаренной установки пулемётов калибра 7,62мм. После испытания этого образца в 1963 году в США был объявлен конкурс на создание принципиального нового класса машин — вертолётов огневой поддержки. Программа была названа Усовершенствованная авиационная система огневой поддержки (англ. Advanced Aerial Fire Support System, сокращённо — AAFSS). Конкурс выиграл образец Lockheed AH-56 Cheyenne. В связи с выявившимися конструктивными недостатками, данный образец в серию не пошёл.

В июле 1965 года насыщение американских войск вертолётами позволило на базе 1-й кавалерийской дивизии создать 1-ю кавалерийскую аэромобильную дивизию (англ. 1st Air Cavalry Division) располагавшую парком из 428 вертолётов (разведывательные OH-13, огневой поддержки UH-1B, многоцелевые UH-1D и тяжёлые транспортные Boeing CH-47 Chinook). В октябре того же года дивизия была отправлена во Вьетнам[4].

В СССР насыщение Советской армии вертолётами, толкнуло военное руководство на аналогичный шаг, когда согласно директиве министра обороны от 22 мая 1968 года в составе Забайкальского и Дальневосточного военных округов были созданы соответственно 11-я и 13-я отдельные воздушно-десантные бригады, в состав каждой из которых входило по два вертолётных полка (транспортный и боевой)[11].

Из стран Третьего мира, первыми использовавшие вертолёты в боевых действия является Индия, закупившая у СССР 100 единиц Ми-4. В 1961 году эти машины были использованы для высадки войск при силовом захвате португальского эксклава Гоа. В 1962 году в ходе пограничного конфликта с Китаем в Гималаях и в 1965 году в ходе второй индо-пакистанской войны на Ми-4 осуществлялась транспортировка грузов для войск и эвакуация раненых.

Из-за набирающей обороты вьетнамской войны, американские войска испытывали острую потребность в вертолётах огневой поддержки. В июне 1967 году в войска стали поступать Bell AH-1 Cobra, который частично был сконструирован на базе несущей системы Bell UH-1S. В отличии от предшественников — это был первый в мире специально сконструированный военный вертолёт, не являвшийся модификацией гражданской версии.

  AH-1 Cobra ведёт ракетный обстрел противника.
Вьетнам. 1967 год

К середине 1967 года группировка американских войск во Вьетнаме располагала 2 000 вертолётами. Через год их число увеличилось до 4 200 единиц. С января 1962 года по март 1970 армейская авиация США во Вьетнаме произвела:

  • 24 млн. вылетов из которых около 18 млн. боевых;
  • перевозку 1,5 млн. человек и 150 000 тонн грузов;
  • эвакуацию около 150 000 раненых.

За 10 лет вьетнамской войны американские войска потеряли около 3 000 вертолётов, из которых в воздухе сбиты были около 800. Оставшиеся потери приходятся на повреждения полученные на земле и в результате лётных происшествий.

В 1966 году в СССР был объявлен конкурс на создание боевого вертолёта. В отличии от американской концепции машины, специализированной исключительно на функциях огневой поддержки и противотанковой борьбы, советский подход заключался в создании транспортно-боевого вертолёта, способного кроме перечисленного также совершать переброску отделения десантников с вооружением. В 1968 году ОКБ Миля начало разработку новой машины и в 1971 году первые образцы поступили на вооружение в войска под названием Ми-24, который являлся первым советским специально сконструированным боевым вертолётом.

Одновременно с созданием боевых вертолётов для армии, в разных государствах велась работа по оснащению военно-морских сил специализированными боевыми вертолётами, которые могли бы взлетать и садиться на палубу корабля. Впоследствии такие авианесущие корабли получили название крейсер-вертолётоносец,и могли кроме вертолётов нести на себе самолёты вертикального взлёта и посадки. В 1957 году в ВМФ СССР стал поступать Ка-15 модифицированный под военные нужды в качестве противолодочного вертолёта. Но в виду конструктивных недостатков машина была снята с вооружения ВМФ СССР в 1963 году и заменена на Ми-4М[9]. Более совершенный Ка-25 начал поступать на вооружение флота с конца 1964 года[4]. В США первым противолодочным вертолётом стал Sikorsky SH-3 Sea King, который поступил на вооружение флота в 1961 году[12].

В отличии от СССР, западные державы (США, Великобритания, Франция) рассматривали применение вертолётов в военно-морских силах не только в функции противолодочного средства, но и как основное средство для десантирования войск с кораблей на сушу. В то время как СССР создавал флот десантных кораблей различного класса, способных подходить к берегу на максимально близкое расстояние для высадки морской пехоты вместе с боевой техникой (БТР, САУ, РСЗО, танки и т.д.), западные государства разрабатывали корабли способные перевозить на себе десятки вертолётов, которые на большом удалении от берега должны были перебрасывать на сушу пехотные подразделения. В связи с этим в странах НАТО появился новый класс военных кораблей как десантный вертолётоносец.

60-е годы явились тем порогом в вертолётостроении, когда военные вертолёты перестали представлять из себя исключительно модифицированные версии гражданских аппаратов[3].

Если в корейской войне и в алжирской войне вертолёты доказали своё право на использование в армии, то по итогам вьетнамской войны вертолёты стали неотъемлемой частью армии как танки, самолёты и бронетранспортёры[4].

От 70-х годов до современности

В ходе третьей индо-пакистанской войны, индийская армия применила высадки тактического десанта в тылу противника. 7 декабря 1971 года 12 единиц Ми-4 в несколько рейсов высадили десантников у переправы через реку Милна в Восточном Пакистане, которые отрезали пути отступления пакистанских войск. За один день вертолеты перебросили 2791 солдата и 90 тонн грузов. Подобные десантные операции производились индийской стороной до конца войны.

В 70-е годы арены боевых действий на которых широко начали применяться вертолёты, переместились из Индокитая на Ближний Восток и в Африку.

Во второй половине 60-х годов СССР начал поставку военных вертолётов союзным арабским государствам (Египет и Сирия) противостоявших Израилю. В Шестидневной войне 1967 года вертолёты Египта и Сирии не успели поучаствовать в боевых действиях, поскольку были частично уничтожены на аэродромах базирования в ходе превентивных авиационных ударов ВВС Израиля. В Войне на истощение 1970 года, вертолёты с обеих сторон также не смогли принять заметного участия. А вот Война Судного дня 1973 года повторила положительный опыт из окончательного этапа вьетнамской войны, когда на практике было опробовано новое применение боевых вертолётов — борьба с танками. Во Вьетнаме прецедент произошёл годом ранее в марте 1972 года, когда 2 вертолёта UH-1B принадлежащие Южному Вьетнаму, применив 89 ПТУР BGM-71 TOW уничтожили 26 танков Северного Вьетнама. Аналогичная ситуация повторилась годом спустя: 8 и 9 октября 1973 года, две вертолётные эскадрильи Египта Ми-4 за 30 вылетов уничтожили половину танков 600-й танковой бригады 162-й танковой дивизии Израиля. 13 октября в ходе Синайского сражения 18 израильских вертолётов AH-1 Cobra уничтожили 90 египетских танков. Также в этой войне в качестве десантно-транспортных вертолётов сирийскими и египетскими войсками были использованы Ми-8, которые в тылу израильских войск высаживали тактические десанты[9][4].

По итогам эксплуатации AH-1 Cobra, в конце 1972 года в США был объявлен конкурс на создание вертолёта огневой поддержки нового поколения по программе Усовершенствованный Боевой Вертолёт (англ. Advanced Attack Helicopter или сокращённо — AAH), предназначенного в первую очередь, для борьбы с танками противника в любое время суток и в плохих погодных условиях. Основными требованиями к машине были: достаточное бронирование, большая дальность полёта, высокая скорость, наличие пушечного и ракетного вооружения, система снижения инфракрасного излучения, высокий ресурс. В декабре 1976 года по итогам испытаний был выбран образец AH-64 Apache от компании Hughes Helicopters. В этом же месяце, 16 декабря 1976 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР примет постановление о разработке боевых вертолётов нового поколения, который в отличии от Ми-24 должен был нести функции исключительно огневой поддержки, без возможности перевозки десантников. Концепция «летающего БМП» под которую создавалась Ми-24, более не рассматривалась приоритетной. Дополнительным стимулом для советского руководства повлияло требование к повышению скорости, а также разрекламированное в западных СМИ сообщение о появлении вертолёта AH-56 Cheyenne с толкающим винтом. В последующем разрабатываемым образцам порученным ОКБ Миля и ОКБ Камова были даны обозначения Ми-28 и Ка-50 соответственно. В отличии от AH-64, который поступил на вооружение в 1984 году (спустя 9 лет от первого полёта), начатые разрабатываться ещё в СССР образцы нового поколения, поступили на вооружение уже Российской Федерации спустя 13 лет (для Ка-50) и 31 год (для Ми-28) после первого полёта испытательных образцов[9].

Военные конфликты 80-х годов ознаменовались первыми случаями в которых боевые вертолёты были использованы для иных целей, кроме как уничтожение наземных и надводных целей. В эти годы они впервые были использованы в воздушных боях. Особо ярким было применение вертолётов в ходе ирано-иракской войны начавшейся в сентябре 1980 года, где в ноябре того же года произошёл первый в мировой истории воздушный бой вертолётов, в ходе которого где двум иранским AH-1J Cobra удалось сбить с помощью ПТУР TOW два иракских Ми-24Д. В апреле 1981 второй подобный случай в тех же обстоятельствах также закончился победой иранцев. В сентябре 1983 иракский Ми-24Д уничтожил AH-1J Cobra из пулемёта. В феврале 1984 три иракских Ми-24Д уничтожили в воздушном бою три иранских AH-1J Cobra применив ПТУР Фаланга и неуправляемые ракеты С-5. На опыте боёв вертолётов с вертолётами обе воюющие стороны сделали соответствующие выводы и усовершенствовали вооружение и увеличили боезапас. Так на иранских вертолётах AH-1S Cobra были установлены уже 8 ПТУР TOW а количество 70мм НАР увеличили с 14 до 38. На иракских Ми-24Д в ответ ПТУР «Фаланга» была заменена на более современные «Штурм» а также ракетами класса «воздух-воздух» советскими Р-60МК и американскими AIM-9 Sidewinder. 27 октября 1984 года был совершён первый в истории воздушный бой вертолёта со сверхзвуковым истребителем, победителем в котором остался вертолёт. Экипажу иракского Ми-24В удалось уничтожить иранский F-4E Phantom[13][9]. Иранскими AH-1 Cobra в ходе этой войны были сбиты четыре иракских самолёта (МиГ-21, МиГ-23, Су-22)[14].

Также военные конфликты 80-х годов отмечены ситуацией когда однотипные вертолёты применялись противоположными сторонами. Так в войне за Фолклендские острова тяжёлые транспортные вертолёты Boeing CH-47 Chinook применялись как британской так и аргентинской стороной[15].

Особое значение для Советской армии и пограничных войск военные вертолёты приобрели в ходе Афганской войны. Сильнопересечённая горная местность Афганистана, часто делала вертолёты единственным средством по оперативной переброске и снабжению войск, по эвакуации раненых и огневой поддержке наземных сил. Вертолёты использовались также для радиоэлектронной борьбы[16] и для борьбы с караванами поставляющими оружие из Пакистана и Ирана. Советской стороной в Афганской войне были задействованы: многоцелевые Ми-8, специальные вертолёты РЭБ Ми-9, огневой поддержки Ми-24, вертолёт-кран Ми-10, грузовые Ми-6 и Ми-26. В крупных войсковых операциях, вертолёты были главным средством по доставке подразделений на поле боя в высокогорную местность. Так в ходе Панджшерской операции 1982 года вертолётами было высажено в горах 4 200 советских и афганских военнослужащих из 12 000 человек общего количества задействованных сил. Общие потери вертолётов Советской армии за годы войны составили 334 машины. Потери вертолётов пограничных войск — 62 машины[17].

В современном мире ведущими державами в вертолётостроении рассматриваются проекты по созданию новых образцов, качественно отличающихся от ныне существующих своими параметрами и в некоторых случаях принципиально иной конструкцией[18].

Программа JMR в США

Так в США начата исследовательская программа, по созданию многоцелевого летательного аппарата с вертикальным взлётом и посадкой (Joint Multi-Role Rotorcraft[en] или сокращённо — JMR), с максимальной скоростью полета не менее 430 км/ч и радиусом действия более 425 километров. Планируется что в будущем такие образцы заменят традиционные вертолеты при выполнении боевых задач и задач по боевому и тыловому обеспечению. На первом этапе программы ставится цель разработки и испытаний пробных образцов с максимальной взлетной массой 12-13 тонн, платформа которых далее послужит созданию семейств аппаратов для замены многоцелевых вертолетов UH-60 Black Hawk и SH-60 Seahawk, а также ударных AH-64 Apache. В общих требованиях указано что транспортный вариант платформы должен обеспечивать переброску 12 полностью экипированных военнослужащих или груза массой около 6 тонн. По опыту применения вертолётов в последних военных конфликтах особое внимание уделяется способности разрабатываемых образцов работать в условиях жаркого климата с высокогорных площадок, находящихся на высоте более 1 800 м над уровнем моря.

В рамках данной программы фирмы Sikorsky Aircraft и Boeing предлагают вертолёт соосной схемы с пропульсивным (создающим основную горизонтальную тягу) толкающим винтом. Данный способ увеличения лётных параметров вертолётов используется фирмой AVX Aircraft Company в проекте соосного вертолёта с двумя толкающими двигателями в кольцевых насадках. По мнению разработчиков подобная компоновка силовой установки снизит уровень акустической заметности, повысит безопасность полетов на малых высотах, а также даёт возможность оснащения грузового отсека транспортного варианта опускающейся рампой. Для повышения аэродинамических показателей для варианта ударной машины рассматривается размещение вооружения внутри фюзеляжа[19].

Компания Bell Helicopter предлагает глубокую модернизацию эксплуатируемого с 2005 года конвертоплана V-22 Osprey в опытный образец V-280 «Valor» с расчетной максимальной скоростью полета около 520 км/ч и радиусом действия до 1 400 км. Главным отличием данного образца от предыдущего является то что процесс вертикального взлёта и перехода в горизонтальный полёт осуществляется не за счёт поворота массивных гондол с двигателями на концах крыльев, а за счёт поворота винтов. Данное новшество по мнению разработчиков упростит конструкцию что позволит обеспечить достаточную надежность (V-22 критиковались за высокую аварийность[20]) и снизит расходы на поддержание ресурса машины[18].

Программа FTH для стран НАТО

  Аварийная эвакуация однотипного вертолёта.
Одна из поставленных задач
в программе Future Transport Helicopter[de] (FTH)

В странах НАТО транспортно-десантные вертолеты различных типов рассматриваются как основное средство для обеспечения аэромобильности войск в зоне боевых действий, имеющих преимущество перед военно-транспортными самолётами в том что не нуждаются в оборудованных взлётно-посадочных полосах.

С другой стороны образцы тяжёлых транспортных вертолётов имеющиеся на вооружении стран НАТО (включая CH-53 Sea Stallion и СН-47) имеют ограничения не позволяющие транспортировку основных образцов бронетехники и тяжелых систем вооружения. Кроме того вертолёты данного класса находятся на вооружении стран НАТО более 30 лет. К примеру, последние аппараты CH-53G на вооружении Бундесвера, были изготовлены в 70-х годах, и поддержание их в лётной годности связано с высокими финансовыми затратами.

В связи с этим во Франции и Германии проводятся научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по разработке Перспективного тяжелого транспортного вертолета (Future Transport Helicopter[de], сокращённо — FTH). По замыслу конструкторов образец займет место между транспортным вертолетом NHI NH90 и военно-транспортным самолетом Airbus A400M, грузоподъёмность которых соответственно 4,6 и 37 тонн.

Проектируемый вертолёт должен иметь систему внешней подвески с грузоподъёмностью до 15 тонн, включая размещённых в стандартных морских 20-футовых контейнерах. Машину предполагается использовать для аварийной эвакуации других вертолетов такого типа со снятыми отдельными элементами силовой установки и планера. При этом должно быть обеспечено выполнение всех необходимых подготовительных демонтажных операций в полевых условиях. Как в случае с американским проектом JMR, от FTH требуется возможность применения в высокогорье и в жарком климате.

На опыте боевого применения вертолётов в Ираке и в Афганистане, в проекте предусматривается наличие в бортовом оборудовании надёжных систем предупреждения об опасном сближении с земной поверхностью и другими препятствиями в условиях плохой видимости из-за облаков пыли, снега или водяной пелены, создаваемого несущими винтами от неподготовленного грунта взлётно-посадочной площадки при выполнении взлёта, посадки и руления. Также по опыту военных конфликтов считается необходимым наличие систем предупреждения пуска ракет и системы защиты от зенитных ракет.

Также разработчики считают необходимым применение для нового транспортного вертолёта стелс-технологий используемых в боевых самолётах, таких как использование радиопоглощающих покрытий и оптимизация форм элементов фюзеляжа[18].

Гонка за скоростью

В странах НАТО проводятся НИОКР по увеличению скорости боевых вертолётов с целью повышения их эффективности. Для этой цели разрабатываются экспериментальные образцы, которые в будущем послужат основой новым высокоскоростным боевым вертолётам[18].

  Экспериментальный высокоскоростной
вертолёт Piasecki X-49
с толкающим винтом   Экспериментальный высокоскоростной
вертолёт Eurocopter X3
с двумя толкающими винтами

В период Холодной войны, в основном в рекордах по скорости вертолётов отмечались советские и американские образцы[21]:

  • Примечание: зелёным цветом выделены экспериментальные образцы созданные для научно-исследовательских целей, которые на данный момент не являются серийными военными вертолётами, либо находятся в стадии разработки

Традиционная схема, в которой подъёмная и пропульсивная сила машины создаются только несущим винтом при её тангаже, скорость обычно не превышает 300-350 км/ч. До 1986 года рекорд в скорости принадлежал экспериментальному образцу Ми-24 под названием А-10, с которого для увеличения скорости были сняты крылья[21]. Из опытных образцов серийных машин на данный момент рекорд в скорости вертолётов данной схемы принадлежит британскому Westland Lynx. Экспериментальный облегчённый образец данной машины с форсированным двигателем в 1986 году достиг скорости в 400 км/ч.

Единственным способом по преодолению барьера скорости в 400 км/ч многими вертолётостроительными компаниями рассматривается только наличие толкающего винта. Таким методом пошли в компаниях Sikorsky Aircraft и Piasecki Helicopter, которые предложили подобные образцы Sikorsky S-97 Raider (разработан на основе экспериментального Sikorsky X2) и Piasecki X-49[18].

В Западной Европе компанией Airbus Helicopters производятся аналогичные исследования по повышению скорости. Так в 2010 году совершил первый полёт экспериментальная машина Eurocopter X3. У данного образца в отличии от американских машин толкающие винты расположены не сзади хвоста, а на крыльях по бокам фюзеляжа. Данная конструкция позволила избавится от хвостового рулевого винта, традиционного для вертолётов с одним несущим винтом. Возможность для этого предоставила компенсация реактивного момента несущего винта выполняемая разницей в тяге подаваемой каждому из толкающих винтов. То есть толкающие винты при такой схеме выполняют одновременно функции традиционного рулевого винта[18]. В ходе испытаний 7 июня 2013 года опытный образец достиг скорости в 472 км/ч[24].

Ситуация в России с разработкой высокоскоростных вертолётов остаётся неясной. По заявлению руководителя холдинга «Вертолеты России» Андрея Шибитова на второй выставке вертолётной индустрии HeliRussia прошедшей в мае 2009 года, был дан старт проекту по разработке скоростного вертолёта, который планировалось использовать в том числе и для военных целей. На реализацию данного проекта отводилось 8 лет[27]. Однако по истечению срока вертолётостроительные компании России так и не смогли предоставить опытные образцы[28]. В ноябре 2017 года стало известно что холдинг «Вертолеты России» в 2018 году предоставит Министерству обороны России сразу две концепции перспективного скоростного вертолета (ПСВ), из которых военное ведомство выберет проект для дальнейшей разработки[29].

www-wikipediya.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *