Ассасины существовали – Реальная история Ассасинов и Тамплиеров / Персональный блог История в видеоиграх

Реальная история Ассасинов и Тамплиеров / Персональный блог История в видеоиграх

Доброго времени суток, друзья!
Представляю на суд общественности мою личную историю серии Assassin’s Creed.
РЕАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ АССАСИНОВ И ТАМПЛИЕРОВ.
Наверное каждый знает, что основной конфликт игры строится на противостоянии двух орденов Ассасинов и Тамплиеров.
Поэтому давайте обратимся к истории, и узнаем какими в действительности были эти самые Ассассины и Тамплиеры, проследим за тем как зародились и погибли эти ордена, узнаем какой они придерживались идеологии, к каким целям стремились, а также попробуем выяснить существовал ли между ними реальный конфликт.
И начнем конечно же с братства ассасинов.

АССАСИН ЭТИМОЛОГИЯ ТЕРМИНА.
Впервые термин ассасин появляется в сочинениях западных летописцев начала 12 века, ассасинами — крестоносцы называли воинствующих сирийских низаритов.
Ведется много споров о происхождении этого термина и сегодня уже докопаться до истины не возможно, но основных версий три. Первая и самая распространенная говорит нам о том, что термин ассасин является производным от слова

«Хашишийа». Именно так Мусталиты обращались к низшему социальному сословию, а позже к своим врагам низаритам.
Еще одна теория, отсылает нас к персидскому языку, в котором «Асасаном» называют человека приверженца истинного пути.
Так же, предполагается и третья версия — от арабского слова «Хасанит», или последователь Хасана, Хасана Ибн Саббаха основателя низаритского государства.

РОЖДЕНИЕ ОРДЕНА АССАСИНОВ.
Пророк Мухаммед в седьмом веке смог создать целый культ вокруг своей личности и объединить разобщенные народы востока в новое сильнейшее религиозное государство.
Впрочем, сразу после смерти Мухаммеда, его наследники и ученики, в лучших традициях игры престолов, вгрызлись друг другу в глотки, и на протяжении следующих пяти сотен лет приложили все усилия чтобы разорвать на клочки наследие последнего из пророков.

Но давайте не будем углубляться в религиозную тему, чтобы не дай бог не оскорбить случайно чьих либо чувств, и возьмем на заметку лишь тот факт, что в ходе всех междоусобных войн и интриг, в исламе произошел раскол на два враждующих течения — Суннизм и Шиизм.

حسن صباح‎ (перс.) Хасан Ибн Саббах

Итак, история ассасинов началась с шиитского исмайлита и проповедника — Хасана ибн Саббаха. В 80-е годы XI века ему удалось сплотить вокруг себя множество последователей и учеников, а уже в 90-е, у них получается захватить крепость Аламут в горных районах Западной Персии не пролив ни единой капли крови.
Здесь, в Аламуте, зародилось новое государство. Государство которого на протяжении двух веков будут бояться сильнейшие средневековые монархи.

Хасан ибн Саббах был человеком глубокой веры, и стремился вселить эту веру в сердца и умы всех своих последователей.

Таким образом, на заре низаритского государства ему удалось создать фактически средневековую утопию, в которой все граждане имеют равные права, а устами духовного лидера говорит сам Аллах.
Хасан до самой смерти служил примером для своих последователей, придерживался аскетичного образа жизни и не нарушал законов ислама, однако, при всей своей набожности, обладал пытливым умом и прагматичным подходом в вопросах внешней политики.
За время своего правления он отменил налоги установленные Сельджуками, приказал гражданам своего государства строить дороги, рыть каналы, возводить мосты и неприступные крепости.
Он приглашал в Аламут ученых, врачей и философов со всего мира, а если те не соглашались то тайно похищал их и держал в заключении.
Он собрал огромную библиотеку из книг и манускриптов.
А разработанная низаритами того времени система фортификаций, вообще на многие годы опередила свою эпоху.

Но история запомнит ассасинов, как бесстрашных убийц-смертников, способных пойти на всё ради достижения своей цели.
Однако, Хасан ибн Саббах не сразу пришел к этой, во всех смыслах, убийственной тактике решения политических вопросов. Существует легенда, что всё произошло по воле случая.
Звучит эта легенда так:

Во всем исламском мире шпионы-проповедники Хасана распространяли свое учение. Местные власти часто были не рады такой пропаганде, так, в городе Сава, в 1092 году, по приказу визиря Альмулька схватили и публично казнили целую группу низаритов.
В Аламуте эта казнь вызвала бурю негодования, перед домом Саббаха собралась целая толпа возмущенных. Желая успокоить учеников, правитель в сердцах заявил, что Убийство этого шайтана-визиря предвосхитит райское блаженство.
Не успел ибн Саббах даже осмыслить сказанного, как из толпы вышел молодой человек по имени Бу Тахир Аррани и, упав на колени, изъявил желание привести в исполнение вынесенный смертный приговор. Включать заднюю было уже поздно, и Хасану не оставалось ничего кроме как благословить Аррани от имени Аллаха

Следующим же утром юноша отправился на дело. Проникнув каким-то непостижимым образом во дворец, новоиспеченный убийца затаился в саду. Где-то около полудня, на аллее появился человек одетый в очень богатые одеяния. Аррани никогда не видел визиря, но судя по тому что человека, идущего по аллее, окружало большое количество рабов и несколько сонных телохранителей, убийца решил что это и есть Альмульк.
Аррани выскочил как шайтан из табакерки, застав врасплох и визиря и всю его свиту. Стражники даже глазом моргнуть не успели, как убийца нанес их господину несколько смертельных ударов отравленным кинжалом.
Разъяренные солдаты буквально на месте разорвали убийцу на сирийский флаг, но это было уже не важно, Аранни выполнил свой долг.

Правдива эта легенда, или же убийство Альмулька было четко спланировано ибн Саббахом заранее, мы вряд ли когда либо узнаем. Но как бы то ни было, визирь был мертв и весть о его убийстве в мгновение ока облетела и взбудоражила весь исламский мир.

Это и подтолкнуло ибн Саббаха к мысли о создании небольшого отряда профессиональных убийц. Убийц которым ни высокие крепостные стены, ни огромная армия, ни преданные телохранители, не помеха. Убийц которые одним точным ударом будут лишать целые армии полководцев, а империи монархов. Так, зародилось братство Ассасинов, а Хасан ибн Саббах стал его незримым лидером и первым «Старцем Горы», именно этим прозвищем наградят его на западе.
Позже термин ассасин станет нарицательным, и им будут называть наемных убийц по всему миру.

Старец Горы подошел со всей серьезностью к подготовке первых в мире элитных спецслужб. Ассасины проходили усиленную подготовку, изучали восточные единоборства, мастерски владели всеми видами оружия, кроме того они изучали историю, религию и культуру разных народов, проходили курсы актерского мастерства и маскировки.

Таким образом, исполнители смертных приговоров, вынесенных Хасаном, легко могли подобраться к своей жертве маскируясь под монахов, купцов, нищих и стражников и нанести точный выверенный удар именно в тот момент, когда жертва ждала его меньше всего.
Проповедники низариты теперь не только проповедовали свое вероучение, но и собирали разведданные для ибн Саббаха, что помогало найти особенный подход к каждой цели.
Ассасины были настоящими профессионалами. Шиитская философия позволяла им идти на самые изощренные ухищрения. Например, Ассасины могли принять крещение и стать послушниками монашеского ордена. После этого они были готовы годами притворяться добрыми христианами, оставаясь на самом деле спящими агентами Ибн Саббаха.

Очень быстро весть об ассасинах разнеслась далеко за пределы исламского мира. Деятельность убийц не имеющих ни страха ни сомнений, распространилась на запад в Византийские земли и Европу, на юг в Северную Африку и Среднюю Азию.

Так почему же данная тактика возымела такой небывалый успех?
Ответ прост. Давайте вспомним как было принято решать конфликты в те времена? Два благородных господина ссорились, публично высказывали всё что думали друг о друге, потом официально объявляли войну, собирали армию, и стоя на холме друг против друга, наблюдали как в низине простые солдаты сходились стенка на стенку в кровавой мясорубке.
Хасан ибн Саббах пришел к простому выводу, если убрать этих двух ряженых шутов, то и необходимость в войне отпадет. И он оказался прав. Как только очередной агрессивно настроенный феодал отправлялся к праотцам, его войска расходились, а наследники увязали в спорах и междоусобицах. В народе же плодились слухи и возрастали тревожные настроения.

Но стратегия ибн Саббаха оказалась необычайно эффективной благодаря еще одному фактору. Ведь по сути ассасины были далеко не первыми убийцами, и задолго до них люди коварными методами убирали соперников. Однако, впервые мир столкнулся с убийцами действующими столь хладнокровно и расчетливо.

Вопреки всем красивым религиозным и философским идеям, обычный человек больше всего ценить свою жизнь. Именно за жизнь он цепляет до последнего вздоха. И именно боязнь смерти во многом ограничивает возможности человека. Ассасины свершив предначертанное зачастую даже не пытались скрыться с места преступления, и с улыбкой на лице встречали смерть. Пожалуй это и пугало их врагов больше всего.
На этой почве родилось множество слухов о том, что ассасинов одурманивали наркотическими веществами, и отправляли на задания именно в таком полубредовом состоянии.
Скорее всего эти слухи распускали противники Хасана с целью опорочить его имя, дескать глядите он прикрывается верой, а на самом деле он нарушает законы ислама! Он лжец! Он обычный еретик!

Но версия с наркотиками сама по себе звучит неправдоподобно, да и нужды в столь крайних мерах в те времена не было. Это сегодня в эпоху гугла и википедии, людей стало не так то просто одурачить, а представьте среднестатистического крестьянина тех времен. Он рождался в нищете, всю жизнь пахал на хозяйском огороде и умирал не услышав музыки, не умея читать и писать. Весь его мир ограничивался границами родной деревеньки.

Именно из таких семей Хасан ибн Саббах и набирал своих ассасинов. Он выбирал исключительно юношей от 12 до 20 лет, уже самостоятельных, но еще не сформировавшихся как личности. Он приводил их в свою школу, где духовные наставники и учителя на протяжении долгих лет, умело промывали мозги будущим ассасинам, формируя в их головах одну лишь идею — Они приведены в этот мир Аллахом для выполнения своей «великой миссии», перед которой меркнут все мирские соблазны и страхи, и если они эту миссию успешно выполнят, то врата рая распахнутся пред ними.
Ассасины были убеждены в праведности своего пути. И потому шли буквально на смерть с абсолютно ясными мыслями и твердыми намерениями.

ОРДЕН ПОСЛЕ СМЕРТИ ИБН САББАХА.
Хассан ибн Саббах умер в 1124 году, в возрасте 73 лет. После гибели основателя Аламут еще 132 года оставался неприступным для врага. Однако, дела у низаритов шли не так гладко как раньше, а рост границ практически прекратился.


Аль-Ма́лик ан-На́сир Сала́х ад-Дунийа ва-д-Дин Абу́ль-Муза́ффар Ю́суф ибн Айю́б

Первые серьезные удары по крепостям низаритов нанес Салах-ад-Дин, свергнувший Фатимидский халифат, и с армией мамлюков вторгшийся в земли крестоносцев и Западную Сирию.
Саладин, как его называли христиане, был приверженцем суннитского течения и поставил себе первоочередную цель очистить ислам от шиитской ереси. А низариты, как мы знаем, были шиитскими-исмайлитами, поэтому вражды с сарацинами избежать не удалось.
Тем временем, христиане истощенные после первого крестового похода против сельджуков и отрезанные от Европы, тоже ощутили на своей шкуре всю мощь объединенной армии Саладина и были вынуждены искать союзников на востоке. Как говорится враг моего врага мой друг.
Так низариты и крестоносцы стали союзниками и выступили против общего врага, назвавшего себя последним и единственным защитником ислама.
Небольшая область земли между графством Триполи и княжеством Антиохия продается крестоносцами во владение ассасинов.

Ассасины перебираются на святую землю и начинают принимать активное участие в священной войне. Их столицей здесь становится крепость Масиаф. В 1163 году главой Масиафа становится Рашид-Ад Дин Синан, именно он послужил прототипом игрового Альмуалима. В следующие десять лет ассасины предпринимают несколько попыток убийства Саладина, но увы все они терпят крах.
А в 1176 году Салах Ад Дин решает покончить с ассасинами раз и навсегда и берет Масиаф в осаду.
Христианские союзники не приходят на помощь к ассасинам, более того новый король крестоносцев Конрад Монфератский негативно относится к дружбе с иноверцами. Он грабит и изгоняет из Иерусалима низаритских купцов.
Казалось бы гибели не избежать, но неожиданно Саладин снимает осаду Масиафа и уводит войска в пустыню. А в скором времени король Конрад погибает от клинка ассасинов. Совпадение скажете вы? Возможно. Но с этого момента низариты начинают воевать на два фронта. При этом дабы сохранять некий нейтралитет ассасинам приходилось выступать исполнителями заказных убийств, как на стороне крестоносцев, так и сарацин.
В этот период от рук ассасинов погибают: шесть визирей, три халифа, десятки городских правителей и духовных лиц, несколько европейских правителей, в их числе, помимо уже упомянутого Конрада, Раймунд II и герцог Баварский.
Орден изменился. Если Хасан ибн Саббах действовал исключительно в личных религиозных целях и сам искренне верил в праведность своего учения. То его наследники не были столь радикальны. Учение отца основателя они искажали и использовали в угоду своим потребностям.

Организация ассасинов имела строгую иерархию.
В самом низу находились рядовые члены — «фидАины» — исполнители смертных приговоров. Они действовали в слепом повиновении и если выживали, что бывало крайне редко, повышались до звания — «рафИка».
Далее в иерархической пирамиде шли «даИ». Именно они передавали волю правителя фидаинам и рафИкам.
Продолжая продвигаться по служебной лестнице, можно было подняться и до статуса «дай аль-кирбаль», это были самые привилегированные из членов ордена, и только они были посвящены во все тайны на равне со Старцем горы.

И вот ведь в чем ирония, чем выше ассасин поднимался по служебной лестнице, тем дальше он отдалялся от веры и обещанного рая. Высшая степень посвящения почти не имела ничего общего с религией, а приобретала чисто политический характер.
Из всего этого можно сделать вывод, что верхушка правления братства ассасинов, в конце 12 века, придерживалась тщательно скрываемого от внешнего мира и рядовых членов «религиозного прагматизма», посредством которого решались насущные политические вопросы.

НЕОЖИДАННЫЙ ФАКТ Иерархия в игре такая же какая была у ассасинов в реальности

В первой игре про Альтаира сохранена реальная иерархия ордена. Например Рафик — начальник бюро в Дамаске это не имя как вы могли подумать, а его звание. Сам Альтаир в начале игры находится в звании Даи, о чем говорят стражники приветствующие его у входа в цитадель при первом посещении Масиафа. А так же этим званием награждают Малика после того, как он доставляет яблоко Альмуалиму, это можно услышать из разговора Альтаира и Малика во время мисси по убийству Мажд-ад-Дина.

Государство низаритов смогло просуществовать до 1256 года. Но в конечном итоге Аламут, как и весь средний и ближний восток, пал под натиском могучей золотой орды. А последний старец горы, сильно отличавшийся от отца основателя и во взглядах и в силе духа, после неудачной попытки покушения на жизнь Хана, сдался монголам и был казнен.
Ассасины больше не восстановили своего могущества. Однако, исмаилитское движение продолжило своё существование и сохранилось до наших дней.

МИФЫ ПРО АССАСИНОВ.
Легенды об ассасинах распространялись в Европе еще во времена существования ордена.
Говорили о том что ибн Саббах приглашал учеников в большой зал, где на блюде лежала отсеченная голова. По воле Старца Горы, голова начинала вещать, убеждая учеников в праведности ассасинских догматов. На самом деле голова вовсе не была отрублена. В полу была ниша в которую садился один из фидаинов, просунув шею в отверстие импровизированного блюда он изображал отсеченную голову. А потом, когда ученики выходили во двор, Хасан действительно отрубал фидаину голову и выносил её на общее обозрение, чтобы люди еще больше уверились в способностях правителя.
Так же существует легенда о большом количестве двойников Ибн Саббаха, которые от имени старца горы то бросались со скал, то совершали самосожжение, а на следующий день после их смерти, Хасан являлся ученикам и говорил, что побывал в раю и снизошел на землю чтобы привести в райские кущи всех своих последователей.

Но популяризатором главного мифа об ассасинах стал венецианский путешественник Марко Поло.
В своей книге о разнообразии мира Марко Поло писал, что в далекой восточной стране в старину жил горный старец, устроивший роскошный сад по образу и подобию мусульманского рая.
Он опаивал юношей и в сонном состоянии переносил их в этот сад. Там они проводили целый день, предаваясь ласкам и любовным утехам с девами неземной красоты, а к вечеру старец возвращал их. Как писал Поло после этого юноши были «готовы и на смерть идти, лишь бы только попасть в рай. Кому старец прикажет, тот охотно делал всё что мог; шел и исполнял всё что старец ему приказывал».
А уже в XIX веке Александр Дюма в романе «граф Монте Кристо» изложит эту историю в своем ключе, и скажет что ассасинов окуривали священной травой под названием гашиш. Отсюда и распространится основное заблуждение о том, что сам термин ассасин, произошел от слова гашишин, а тот в свою очередь производное от гашиш.

ИТОГ
В наши дни идеологией ассасинов вдохновляются исламские экстремисты, которые ведут деятельность схожую с той что вели ассасины. Однако, между террористами и ассасинами существует одна большая разница.
Ассасины убивали для того чтобы предотвратить войну. Они рассчитывали множество вариантов и обдумывали все возможные последствия, а затем наносили один удар. Они не убивали невинных, и само убийство ни когда не было их целью.
Тактика террористов совершенно другая. Они убивают для того чтобы развязать войну, посеять страх и хаос. И им плевать, кто пострадает от их действий женщины, дети, старики. Самое главное чтобы жертв было как можно больше.
Может террористы и вдохновляются деятельностью ассасинов, но вряд ли ассасины бы одобрили методы террористов.

На этом мы закончим историю ордена убийц, и поговорим, о извечных врагах ассасинов в игровой вселенной, рыцарском ордене тамплиеров.

ИСТОРИЯ ОСНОВАНИЯ ОРДЕНА ТАМПЛИЕРОВ.
Иерусалим — центр Христианского мира, храм гроба господня, город в котором на горе Голгофе распяли Иисуса. До 1071 года в Иерусалиме более менее мирно уживались представители трех главенствующих религиозных конфессий — Христиане, Иудеи и Мусульмане. Но в 1071-ом с востока пришла тьма. Катившаяся неостановимой волной армия Сельджуков, еще недавно бывшая лишь маленьким племенем, захлестнула всю восточную часть Византийской империи и нависла тенью над Иерусалимом.
Сельджуки отличались от своих мусульманских братьев арабов, до этого хозяйничавших в Иерусалиме, крайней нетерпимостью и агрессией в отношении всех тех кто не сходился с ними в религиозных взглядах. Они сразу учинили в Христовом граде бесчинства. Пылали и рушились церкви и монастыри. Завоеватели оскверняли христианские святыни, подвергали изощренным пыткам и убивали священников и монахов, принуждали местное население принимать ислам, истребляя всех кто оказывал сопротивление.

Возмущенные таким бесчеловечным и варварским поведением сельджуков, христиане европейских монархий, во главе с папой римским, приняли единственное верное решение — собрать объединенную армию со всех уголков Европы и прогнать захватчиков из святой земли. Вооружившись праведной верой и начертав на своих одеждах и щитах кресты, освободители назвались крестоносцами и с божьим благословением в 1099 году вырвали священный город из когтей еретиков, при этом, конечно же не забыв учинить кровавую расправу среди мирного мусульманского населения.
Формально крестоносцы победили, но победа эта не стала триумфом. Кровопролитная война вдали от Европы нанесла серьезный ущерб по экономике. Множество аристократов и рыцарей, вложивших свое состояние в богоугодную военную кампанию, оказались просто на просто разорены.


Hugues de Payns (фр.) Гуго Де Пейн

Одним из таких рыцарей стал шампанский дворянин Гуго Де Пейн оказавшийся в начале нового века у разбитого корыта. Он и еще несколько таких же маргиналов дворян встали перед выбором, опустится на самое днище социальной лестницы или стать монахами и сохранить человеческий облик, отдав душу и тело в аренду господу богу.
Выбор был очевиден и вскоре рыцари были пострижены. Однако Гуго и его товарищи просто не были созданы для спокойной монашеской жизни, бурная солдатская кровь не давала им покоя, и в 1118 году в голову Гуго пришла одна гениальная мысль.
Дело в том, что после того, как Иерусалим официально стал христианским королевством, со всех уголков Европы к гробу господню, неостановимым потоком, начали стекаться пилигримы и паломники. Путь в Иерусалим пролегал горными тропами, а они были населены большим количеством разбойничьих банд. Пилигримы постоянно подвергались нападению бандитов и вопрос о защите дорог остро встал перед церковью.

Гуго де Пейн решил организовать новый духовный орден, монахи которого будут не просто молиться и выполнять церковную работу, а встанут на защиту христианских пилигримов. Это будет орден члены которого станут одновременно и рыцарями и служителями бога.
Церковь положительно отнеслась к инициативе Де Пейна. Нанимать профессиональных солдат для защиты горных троп выходило накладно, а Гуго и его собратья готовы были рисковать жизнями за идею и еду.
Они назвались бедными рыцарями Христа, им выделили место под штаб-квартиру в юго-восточном крыле мечети Аль-Акса и подарили скудный клочок земли в палестине. На протяжении следующих десяти лет рыцари-монахи успешно справлялись со своей миссией. Путь в Иерусалим стал относительно безопасным.

Де факто орден стал отдельной военно-религиозной организацией, но юридически ни каких бедных рыцарей Христа не существовало. И в 1128 году Гуго Де Пейн отправился на родину в город Труа, где на церковном соборе предъявил требования об официальном признании ордена папой римским. Результатом собора стала булла папы Гонория второго, официально признающая создание нового ордена, получившего название — орден рыцарей Тамплиеров.
После официального признания ордена, Гуго и другие высокопоставленные тамплиеры путешествовали по всей Европе, проводили рекрутские наборы в свои ряды, способствовали строительству храмов и вербовочных центров.

В соответствии с уставом, орден был обязан защищать христиан от любой угрозы, и если изначально под этим подразумевалась защита от разбойников и бандитов, то ближе к середине XII века Тамплиеры стали активно участвовать в стычках с мусульманами. А уже во втором крестовом походе приняли полноценное участие присоединившись к армии крестоносцев.
Тамплиеров считали карающим мечом самого господа бога. Рыцари храма носили белые одеяния на которых были начертаны большие алые кресты, а в бой брали священные христианские символы и мощи святых. Появление рыцарей тамплиеров на поле боя вселяло отвагу в сердца союзников и ужас в сердца врагов.
Образ божьего воина получил необычайную популярность. Во всех концах христианского мира рыцари, аристократы и духовники шли к вербовочным пунктам тамплиеров чтобы вступить в ряды божьей армии.

ПУТЬ К БОГАТСТВУ
Погруженные в войну, Тамплиеры не забыли и о своей первоначальной цели — защите паломников. Для того чтобы эффективней справляться с этой задачей Тамплиеры придумали способ, как пилигримы могли сохранить свое имущество и деньги со стопроцентной гарантией.
Христианин, собравшийся совершить паломничество к гробу господню, мог прийти в отделение тамплиеров в своем королевстве, отдать всё нажитое казначею Храма, а взамен получить чек с тамплиерской печатью. По прибытии в Иерусалим, паломник прьедъявлял чек в Иерусалимское казначейство ордена и получал свои деньги обратно, естественно за вычетом определенного процента. Это была гениальная схема, по сути своей тамплиеры изобрели первую банковскую сеть.
Формально это можно было считать ростовщичеством, монополия на которое принадлежала церкви, однако Тамплиерам, как духовной организации, были дозволены подобные манипуляции, с разрешения самого папы римского.

Со временем орден становится всё более влиятельным. Банковской сетью тамплиеров пользовались все начиная от обычных крестьян и заканчивая монархами. Им преподносили щедрые дары, отдавали во владения земли и замки по всей Европе и в святой земле.
Будучи образованными, храмовники хорошо знали что такое бухгалтерский учёт и принцип двойной записи, им были знакомы чековые расчеты и сложные проценты.
Постепенно тамплиеры становятся крупнейшими кредиторами Европы. Банковское дело у них настолько развито, что Филипп II Август доверил казначею ордена исполнение функций министра финансов. А королевская казна Франции так и вовсе переехала в Тампль — твердыню ордена. Главный казначей ордена стал главным казначеем Франции и сосредоточил финансовое управление страной в руках Тамплиеров.

С каждым годом рыцари ордена всё сильнее отдаляются от своей первоначальной цели. Из доблестных божьих воинов превращаясь в разжиревших банкиров, землевладельцев и купцов.
Начиная с 1244 года орден терпит череду сокрушительных поражений на святой земле. Сначала в битве при Форбии египетская армия почти полностью истребляет войско тамплиеров. Потом, весной 1291 года, крестоносцы теряют Акру, летом Тир, Бейрут и Сидон. Орден тамплиеров терпит сокрушительное поражение в священной войне и навсегда покидает святую землю.


После поражения в святой войне Тамплиеры переносят свою резиденцию на Кипр.

КРАХ ОРДЕНА ТАМПЛИЕРОВ.
Рыцари храма проводят свои тайные встречи и обряды, устраивают пиры и балы, ходят слухи об оргиях и сектантских ритуалах. В общем тамплиеры занимаются всем, кроме своей прямой обязанности защиты христианского наследия.
Церковь, аристократия и простой народ были готовы мирится с подозрительной тайной деятельностью и ритуалами внутри ордена, покуда Тамплиеры символизировали всему миру образ защитников христианской веры, но поражения в священной войне им не простили.
У столь могущественной и богатой организации конечно же были завистники, и теперь они нашли реальный повод чтобы уничтожить орден и завладеть его богатствами.

Французский король Филипп четвертый ненавидевший орден за то, что тот обладал во Франций большей властью чем сам король, тайно сговорился с папой Климентом об отлучении и аресте тамплиеров. 13 октября 1307 года все члены ордена проживающие на территории Франции были арестованы. Инквизиция предъявила ордену множество обвинений в их числе: отречение от Иисуса Христа, оплевывание распятия, целование друг друга непристойным образом, мужеложство и поклонение Бафомету. Ко многим заключенным применялись пытки, в ходе которых благородные рыцари признавали себя виновными во всех инкриминируемых им деяниях.
После ареста во франции Филипп разослал во все христианские земли письма с призывом арестовывать тамплиеров, конфисковывать их землю и имущество и предавать вероотступников праведному суду. По всей Европе начинаются гонения на тамплиеров. И в 1312 году папа Климент пятый объявляет об окончательном роспуске ордена Храма, а чуть позже передает всю собственность тамплиеров во владение их соперникам Госпитальерам. После чего все нажитое бабло делится между французскими аристократами, католической церковью и коррумпированными чиновниками, принимавшими непосредственное участие в процессах над тамплиерами.
Во время этих процессов большинство рыцарей и членов ордена признали себя виновными. Они понесли наказания разной степени тяжести, от наложения штрафов, до пожизненного заключения. Тех же кто до конца не признавал свою вину и не раскаивался в содеянном приговорили к сожжению. В числе таких оказались два лидера ордена, великий магистр Жак де Моле и командор Нормандии Жоффруа де Шарне. Обоих предали огню в Париже, на небольшом островке посреди Сены.

МИФЫ О ТАМПЛИЕРАХ
Вся история и деятельность ордена окутана тайнами и загадками, на основании которых родилось множество мифов и легенд.
Более всего распространен миф о проклятии Жака де Моле, который гласит, что магистр ордена перед смертью проклял короля Филиппа, папу Климента и их потомство до тринадцатого колена.
Тут то и начинается самое интересное.
Чуть более чем через месяц после казни де Моле, на охоте скоропостижно погибает папа Климент, в ноябре того же года от инсульта скончался король Филип, а далее в течении четырнадцати лет не оставив наследников умирают и три его сына.
Но и на этом еще не конец. После гибели всех Капетингов бразды правления берет родственная им династия Валуа, на которую тут же обрушиваются неслыханные бедствия. Двоих королей из этой династии постигла печальная участь. Один — Жан Добрый погиб в плену у англичан, а второй — Карл шестой тронулся умом. Династию Валуа постигла та же участь что и династию Капетингов полное вырождение. И даже Бурбоны, сменившие Валуа в конце XVI века, продолжали испытывать на себе проклятие последнего магистра тамплиеров.

Следует заметить, что орден в глазах современников виделся как некий мистический культ. Рыцарей Храма подозревали в колдовстве и алхимии. Ходили слухи, что тамплиеры связаны с тёмными силами и запретными знаниями.
Так же существует немало мифов о том откуда у бедных рыцарей появились такие несметные богатства.
Одна из версий, выдвинутая исследователем Жаком де Майе и немецкой писательницей Инге Отт, гласит, что Тамплиеры уже с 1125 года нашли путь в Америку, где открыли серебряные копи и держали маршрут в земли неисчерпаемых богатств в строжайшем секрете.
Другая версия приписывает ордену владение Святым граалем, являющимся источником всякого богатства и плодородия на земле. Эта легенда рождена циклом эпических поэм о Годфруа Бульонском.
Кроме всего прочего орден в разные периоды времени причисляли к разным сектам, то членов ордена обвиняли в Катаризме, то причисляли их к последователям Бафомета, то заявляли, что Тамплиеры проповедовали идею строительства утопического государства нового типа, с религией впитавшей в себя всё лучшее из христианства, ислама и иудаизма.

ИТОГ
Орден Тамплиеров был одним из самых могущественных и влиятельных рыцарских орденов двенадцатого-тринадцатого веков. Он обладал властью, деньгами и славой. Орден Храма просуществовал недолго, но оставил глубокий след в истории. От самого своего основания и до печального финала, он был окутан мистической аурой.
И до сегодняшних дней писатели романисты, сценаристы, и создатели видеоигр переплетают сюжеты своих произведений с таинственной деятельностью этого средневекового ордена.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Такими были Ассасины и Тамплиеры в действительности. Два разных ордена из двух разных миров. Но есть в их истории что-то общее. И тот и другой орден были созданы радикальными идеологами. Приверженность своему делу и следование четко обозначенным принципам привело и тех и других на пик славы. И ассасины и тамплиеры со временем отошли от первоначальных целеей и идеалов, изменяясь не в лучшую сторону. И те и другие были очень скрытными для непосвященных организациями, из-за чего впоследствии породили множество мистических историй и таинственных легенд.

А теперь пришла пора ответить на главный вопрос. Враждовали ли в реальности ассассины и тамплиеры?

И Мне не удалось найти никаких исторических подтверждений тому, что интересы тамплиеров и ассасинов когда-то, где-то пересекались. Нет, конечно же во времена крестовых походов вполне вероятно, что низаритам и тамплиерам приходилось сражаться как бок о бок, так и друг против друга. Вряд ли вообще в те времена были какие-то фракции, оставшиеся в стороне от священной войны.
Но весьма сомнительно, то что между верхушкой правления Тамплиеров и Ассасинов возникала какая либо идеологическая или политическая вражда.
Поэтому конфликт ассасинов и тамплиеров является скорее всего исключительно авторской выдумкой компании Юбисофт. Если вам известны какие-то факты, которые возможно были упущены мной, напишите о них в комментариях, буду рад любому аргументированному мнению.

stopgame.ru

Кто такие ассасины и существуют ли они в современном мире?

С введением в пользование популярной игры «Ассасинс Крид» у многих возникли вопросы: «Кто такие ассасины?», «Имеет ли игра связь с реальностью?». Действительно, такое общество было в средневековье.

В 10-13 веках в горных районах Персии существовало государство Аламут. Возникло оно вследствие раскола ислама и развития секты исмаилитов шиитского направления, с которыми господствующая религиозная система вела непримиримую борьбу.

Идеологические столкновения в исламских странах часто превращались в вопросы о жизни и смерти. Хасан ибн-Саббах, основатель нового государства, должен был задуматься о выживании во враждующей среде. Кроме того, что страна располагалась в горной области, а все города были укреплены и недоступны, он широко использовал разведку и карательные операции против всех врагов Аламута. Вскоре весь восточный мир узнал о том, кто такие ассасины.

Во дворце Хасан-ибн-Саббаха, которого еще называли Царем горы, формировалось закрытое общество избранных, готовых на смерть ради одобрения правителя и Аллаха. Организация состояла из нескольких ступеней посвящения. Низшую ступень занимали каратели-смертники. Их задачей было во что бы то ни стало выполнить задание. Для этого можно было врать, притворяться, долго ждать, но кара приговоренному была неминуема. Многие правители мусульманских и даже европейских княжеств знали не понаслышке о том, кто такие ассасины.

Вступление в тайное общество было желанным для многих молодых людей Аламута, поскольку давало возможность получить всеобщее одобрение и приобщиться к тайному знанию. Только самые настойчивые получали право войти в ворота горной крепости – резиденции Хасан-ибн-Саббаха. Там новообращенный проходил психологическую обработку. Она сводилась к использованию наркотиков и внушению, что испытуемый побывал в раю. Когда молодые люди находились в состоянии наркотического опьянения, к ним входили полуобнаженные девушки, заверяя, что райские наслаждения станут доступны сразу после того, как исполнится воля Аллаха. Этим объясняется бесстрашие смертников – карателей, которые, выполнив задание, даже не пытались скрыться от возмездия, принимая его как награду.

Изначально ассасины вели борьбу с мусульманскими княжествами. И даже после прихода в Палестину крестоносцев их основными врагами оставались другие течения ислама и неправедные мусульманские правители. Считается, что некоторое время тамплиеры и ассасины были союзниками, рыцарские ордена даже нанимали убийц Царя горы для решения собственных проблем. Но такое положение продолжалось недолго. Ассасины не прощали предательств и использования втемную. Вскоре секта уже воевала и против христиан, и против единоверцев.

В 13 веке Аламут был разрушен монголами. Возникает вопрос: явилось ли это концом секты? Одни говорят, что с тех пор начинают забывать о том, кто такие ассасины. Другие же видят следы организации в Персии, Индии, в западноевропейских странах.

Дозволено все — так наставлял своих смертников Царь горы, отправляя на выполнение задания. Такой же девиз продолжает существовать у целого ряда экстремистских организаций, которые пускают в дело все методы для решения своих проблем. В подавляющем большинстве случаев просто используют религиозные чувства, потребности и надежды смертников. На высших же ступенях посвящения царит религиозный прагматизм. Так что ассасины в наше время также существуют — называются, быть может, по-другому, но осталась суть: запугивания и убийства для достижения своих политических или экономических целей. Особенно эта связь прослеживается в исламских террористических группах. В то же время необходимо отметить, что индивидуальный террор заменился общественным, а значит, и жертвой может стать любой самый обыкновенный житель страны.

fb.ru

Ассасины история создания | Тайны мира и человека

10 189

Что мы знаем о таинственной средневековой секте ассасинов? Их история, как и сведения об их загадочном предводителе, покрыта густым слоем мифов, легенд и слухов, так что уже и не отличить правду от домысла. Само название секты — хашишины — любители гашиша, содержит легенду, переданную путешественником Марко Поло: в процессе подготовки убийц использовался этот наркотик, и будущий террорист переносился в райский сад, возвращение в который ему было обещано после выполнения задания.

 В средневековой Европе репутация у хашишинов была сродни той, что в современном западном мире — у Аль-Каиды. Сведения о тайной секте мусульманских фанатиков распространились в Европе в эпоху первых крестовых походов. Их участники доносили разведданные о группировке тайных убийц, говоря современным языком — террористов. Было известно, что ими руководит Старец Горы — так крестоносцы прозвали Хасана ибн Саббаха. Сама группировка состоит в основном из персов, и в ней царит жесткая внутренняя иерархия и дисциплина.

В это бурное время на политическую сцену ближне-восточно-каспийского региона выходит шейх Хасан ибн Саббах. Его внешность и поведение меньше всего соответствовали его делам. Спокойный, рассудительный человек с мягкими манерами, при этом жестокий и циничный предводитель религиозно-террористического ордена. Его сетевое государство охватывало отнюдь не соседствующие между собой земли в горных районах Персии, Сирии, Ирака и Ливана.

Жизнь шейха была тайной для посторонних, да и для непосвященных своих тоже. Все, что с ним связано, хранилось как великая тайна. В течение трехсот лет секта Старца Горы по праву считалась главной террористической организацией средневекового мира. Организацией, жертвами которой становились короли, султаны, вельможи и ученые разных национальностей и вероисповеданий. Рука убийц этой организации застигала их в своих дворцах.

Хасан ибн Саббах родился в 1051 году в персидском городе Кум. Получил неплохое образование, с малых лет проявляя неподдельный интерес к наукам и познанию. Хасан был человеком, всей душой преданным своей религии — исламу. Но его жизнь круто изменилась после знакомства и долгих бесед с ученым, приверженцем течения исмаилитов Амиром Заррабом. Проповедь ученого глубоко затронула молодого человека. Однако в это направление ислама ибн Саббах перешел не сразу.

 Хасан стал исмаилитом в 20 с небольшим, после тяжелой болезни, и со временем утвердился в желании основать ни от кого не зависимое исмаилитское государство. Начиная с 1081 года, пребывая в Каире, столице Фатимидского халифата, он начал собирать сторонников, проповедуя власть скрытого имама из династии Низаритов. Он оказался блестящим проповедником, нашедшим живой отклик в сердцах немалого количества последователей. Однако вскоре ибн Саббах поссорился с фактическим правителем Египта — визирем, был арестован и отправлен в Тунис.

Но корабль, на котором его везли, потерпел крушение, в котором Хасан уцелел. После чего он вернулся на родину, в Персию. До поры до времени Хасан ибн Саббах был лидером одного из многочисленных суфийских орденов шиитского направления. От своих коллег шейх Хасан отличал тем, что предпочитал не традиционные для суфиев отвлеченные теологические рассуждения — о сущности Бога, о природе человеческой души, о возможности, человека для слияния с Божественностью и т. д., а участие в реальной политике. К этому его подталкивала и тревожная обстановка в регионе Ближнего Востока, и усталость от бесконечно войн, и ожидания мира и нового порядка среди местного населения — жителей Персии, Сирии и Ливана.

В 1090 году, когда Хасан, в результате преследование египетскими властями сектантов, вернулся на земли Западной Персии, он обосновался в гористой местности неподалеку от южного побережья Каспийского моря. Он был уже весьма популярен и являлся вождем группировки исмаилитов-низаритов, которая позже получит широкую известность как орден хашишинов, или ассасинов.

Постепенно создается крепко спаянная тайная организация, состоящая из разбросанных по всему халифату ячеек проповедников, которые несли свои идеи и, кроме того, занимались сбором разведывательной информации. В любое подходящее для их вождя время они быстро превращались в боевые группы. Первым шагом к созданию террористического государства был захват удобно расположенной территории, ставшей центром радикального движения.

Проведя мониторинг удобно расположенных и хорошо укрепленных природой и людьми крепостей и замков, шейх выбрал для своей резиденции крепость Аламут, спрятавшуюся среди горных хребтов на каспийском побережье. Название этой скалы в переводе означает «гнездо орла». Подступиться к ней было непросто — вокруг простирались глубокие ущелья и стремительные горные реки. Это было отличное место для базы тайной группировки. Правдами и неправдами, используя хитрость, ибн Саббах стал хозяином этой неприступной крепости.

 Вначале он послал туда своих миссионеров. Когда настроения и численный перевес в Аламуте оказались в пользу Хасана, коменданту и его людям ничего не оставалось, как самим покинуть крепость. Хасан перечислил ушедшему коменданту деньги. Следующие 34 года своей жизни шейх безвыездно провел в этой своей горной резиденции. Позже владения ассасинов пополнились рядом таких же укрепленных крепостей в горах Курдистана, Фарса и Альбурса и более западных землях Ливана и Сирии. Действовали проповедью — словом и увещеванием и, лишь когда это не помогало, прибегали к оружию. На руку хашишинам была и сложившаяся в регионе обстановка межцарствия и войн за престол в государстве Сельджукидов.

На кучку фанатиков из крепости Аламут до поры до времени никто не обращал внимания. Так на карте мира появилось исмаилитское государство, объединившее вокруг себя горные районы Персии, Сирии, Ливана и Месопотамии. Оно продержалось с 1090 по 1256 год. Хасан ибн Саббах служил примером для своих подданных, ведя аскетический образ жизни. Закон был один для всех. Однажды шейх приказал казнить одного из своих сыновей, которого застал за распитием вина; второго сына он приказал казнить только лишь заподозрив в причастности к убийству проповедника.

Провозгласив свое государство, Старец Горы организовал строительство дорог, рытье каналов и возведение неприступных крепостей. Обретение знаний также весьма ценилось исмаилитским шейхом, его проповедники скупали по всему миру редкие книги и манускрипты, содержащие важную информацию из различных отраслей знаний.

В Аламут приглашались (или же доставлялись насильно) специалисты разных наук, среди которых бы инженеры-строители, медики и даже алхимики. Благодаря столь инновационному подходу система оборонных укреплений ассасинов не имела аналогов в свое время. Радикальная группировка исмаилитов-низаритов подверглась жестоким преследованиям и на репрессии ответила террором. Террористы-самоубийцы в концепции борьбы, созданной ибн Саббахом, появились позже.

В 1092 году, после казни лидера местных исмаилитов, обвиненного в убийстве муэдзина, по приказу Низама аль-Мулька, визиря сельджукского султана, шейх призвал к мести. Мстителей вызвался стать человек по имени Бу Тахир Аррани. Визиря он зарезал в его собственном дворце отравленным ножом. Убийца был убит охраной чиновника, но ассасины окружили и подожгли дворец визиря. По преданию, ассасины смогли отбить труп своего соратника и похоронить по мусульманскому обряду. В память об этом подвиге Хасан ибн Саббах приказал прибить на воротах крепости бронзовую доску с именем Бу Тахира Аррани, а рядом написали имя его жертвы. Позже доска пополнилась целым мартирологом имен, вмещавшим имена визирей, князей, мулл, султанов, шахов, маркизов, герцогов и королей.

 Однако вернемся к началу эпохи террора ассасинов. Их первый теракт имел эффект взорвавшейся бомбы и настолько шокировал исламский мир, что убедил Старца Горы в эффективности такой технологии. Вместо создания и содержания большой регулярной армии, требовавшей больших затрат, было решено использовать убийц-смертников, что являлось экономически гораздо более оправданным.

Параллельно создавалась широкая агентурная сеть из множества проповедников, в том числе имевших доступ к вершинам власти в государствах региона, для чего осуществлялась вербовка, в том числе высоких чинов. Так шейх становится весьма информированным обо всех планах своих недругов, таких как правители Шираза, Бухары, Балха, Исфахана, Каира и Самарканда. Был налажен целый конвейер по подготовке убийц-террористов, для которых смерть была безразлична. Такая своеобразная диверсионная школа была создана в главной крепости ассасинов, Аламуте. В ней использовался разносторонний опыт, в том числе и экзотический для исламского востока опыт китайской школы боевых искусств.

Из двухсот человек, желающих стать террористами ибн Саббаха, отбирались самое большее пять — десять человек. Туда попадали физически крепкие мужчины, в идеальном варианте — сироты. Завербованные в организацию боевики разрывали связи с семьей и поступали в полное распоряжение вождя. В Аламуте они проводили время в физических тренировках и идеологической обработке. Террористов Средневековья учили обращаться со всеми видами оружия — стрелять из лука, фехтовать на саблях, метать ножи и использовать приемы рукопашного боя, а также применению ядов. Бойцов обучали языку и обычаям той страны, где им предстояло работать, а шейх отправлял убийц из своей горной резиденции во все нужные стороны света, приучая властителей целых государств к мысли, что от не отгородиться невозможно ни в крепости, ни во дворце.

Также их учили актерскому искусству и изменению имиджа. Это было важно, ведь ассасинам предстояло смешаться с местным населением, в ходе подготовки убийства играть роли бродячих цирковых артистов врачей, монахов-христиан или мусульман-дервишей, торговцев восточных базаров. Жертвами асcасинов стали многие тогдашние видные деятели.

Например, Конрад Монферратский, правитель Латинского королевства Иерусалима. Для его ликвидации ассасины долгое время притворялись католическими монахами. В общей сложности от их кинжалов пали три халифа, шесть визирей, несколько десятков наместников отдельных областей и городов, немало влиятельных духовных лидеров и два европейских монарха. С тех пор на многих европейских языках слово ассасин означает «убийца» или «наемный убийца».

Старец Горы выстроил строго иерархическую организацию. Нижнюю ступень группировки занимали фидаины, это были исполнители смертных приговоров. Если они оставались живы в течение нескольких лет, переходили на следующую ступень и становились старшими рядовыми — рафиками.

Дальше шли даи, через которых передавались распоряжения Хасана ибн Саббаха. Еще выше стояли даи аль-кирбаль, они подчинялись лишь непосредственно Старцу Горы. Своим примером тайной организации ассасины вызвали многочисленных подражателей разных времен и в разных частях света.

Принципы суровой дисциплины, ранжирования и повышения в рангах, знаки отличия у них перенимали и европейские ордена. Иерархия организации ибн Саббаха включала несколько степеней посвящения, что, в общем, не было исключением для исмаилитских общин той эпохи.

Чем выше был уровень посвящения, тем отчетливее проявлялось отступление от принципов ислама и все явственнее проявлялась политическая составляющая этой организации. Так что высшая степень посвящения уже совсем слабо соприкасалась с религией. Для посвященных этого уровня открывался совершенно другой смысл таких понятий, как «священная цель» или «священная война».

 Посвященные могли употреблять алкоголь, обходить законы ислама и даже воспринимать жизнь пророка Мохаммеда как поучительную легенду. Во главу угла этой идеологии своеобразного религиозного прагматизма была поставлена политическая целесообразность.

26 ноября 1095 года прозвучал призыв Папы Римского Урбана II начать крестовый поход за освобождение Иерусалима и Святой земли из-под власти мусульман. В следующем году из разных концов Европы в Палестину выступили воины-крестоносцы. Иерусалим был взят 15 июля 1099 года.

В результате похода на Ближнем Востоке появилось несколько христианских государств: Иерусалимское королевство, Антиохийское княжество, Триполийское и Эдесское графства. Это был новый поворот в истории не только Ближнего Востока, но и ордена ассасинов. Однако, не смотря на столь впечатляющие победы, в рядах крестоносцев единства не было. Удивительно, но христианские рыцари и исламские фанатики нашли общий язык.

Политические разногласия и личную вражду европейские крестоносцы зачастую разрешали при помощи убийц-ассасинов. Их нанимателями, по слух были даже рыцари-госпитальеры и тамплиеры. От кинжалов людей ибн Саббаха полегли и некоторые вожди крестоносцев.

Основатель и предводитель ордена ассасинов Хае ибн Саббах умер в 1124 году, когда ему было 73 года, многие годы непрестанных трудов ему удалось создать крепкую и действенную религиозно-террористическую организацию, с которой были вынуждены считаться сильные мира сего, обладавшую собственной территорией с укрепленными крепостями и разветвленной сеть а также фанатичными и преданными сторонниками.

Наследник Старца Горы не был его родственником, но перед своей смертью шейх посвятил его во все тайны и назначил своим преемником.Его государство-орден просуществовало еще 132 года, пока в 1256 году войска предводителя монголов Хулагу-хана не взяли практически без боя крепости Алам и Меймундиз. Последнее пристанище ассасинов в гор Сирии в 1273 году разрушил египетский султан Бейбарс I. В середине XVIII века английский консул в Сир писал, что в горах этой страны все еще живут потомки ассасинов.

Автор: А.В.ДзюбаИсточник: «Тайны и загадки истории и цивилизаций

taynikrus.ru

Ассасины. Кто такие ассасины?

Секта ассасинов. История создания, интересные факты

Содержание статьи:

Ассасины это таинственная секта, о существовании которой ходят легенды. У этих легенд имеются вполне конкретные исторические корни…

Секта ассасинов прославилась коварными убийствами, однако ее основателем был человеком, бравшим крепости, не проливая ни капли крови. Это был тихий, учтивый юноша, внимательный ко всему и охочий до знаний. Он был мил и приветлив, и он сплел цепь зла.

Звали этого юношу Хасан ибн Саббах. Именно он был основателем тайной секты ассасинов, чье название и теперь считается синонимом коварного убийства. Ассасины это — организации, которая готовила убийц. Они расправлялись с каждым, кто был противен их вере или ополчался на них. Они объявляли войну всякому, мыслившему иначе, запугивали его, угрожали, а то без долгой канители убивали.


Основатель секты ассасинов Хасан ибн Саббах

Хасан родился около 1050 года в небольшом персидском городке Кум. В скором времени после его рождения родители перебрались в городок Райи, располагавшийся близ современного Тегерана. Там юный Хасан получил образование и уже «с младых лет», писал он в своей автобиографии, дошедшей до нас только в отрывках, «воспылал страстью ко всем сферам знаний». Более всего он хотел проповедовать слово Аллаха, во всем «храня верность заветам отцов. Я никогда в жизни не усомнился в учении ислама; я неизменно был уверен в том, что есть всемогущий и вечносущий Бог, Пророк и имам, есть дозволенные вещи и запретные, небо и ад, заповеди и запреты».

Ничего не могло поколебать эту веру вплоть до того дня, когда 17-ти летний студент познакомился с профессором по имени Амира Зарраб. Тот смутил чуткий ум юноши следующей неприметной, казалось бы, оговоркой, которую раз за разом повторял: «По сему поводу исмаилиты полагают…» Вначале Хасан не уделял внимания этим словам: «Я считал учение исмаилитов философией». Более того: «Что они изрекают, противно религии!» Он давал это понять своему учителю, но никак не умел возразить его аргументам. Всячески молодой человек противился семенам странной веры, высеваемым Заррабом. Но тот «опровергал мои верования и подтачивал их. Я не признавался ему в этом открыто, но в моем сердце его слова нашли сильный отклик».

В конце концов, произошел переворот. Хасан тяжело заболел. Мы не знаем подробно, что могло произойти; известно только, что по выздоровлении Хасан отправился в обитель исмаилитов в Райи и поведал, что хочет перейти в их веру. Так, Хасан сделал первый шаг по стезе, приведшей его и его учеников к преступлениям. Путь к террору был открыт.

Когда Хасан ибн Саббах родился, власть фатимидских халифов уже заметно пошатнулась — она, можно сказать, была в прошлом. Но исмаилиты верили, что только они — подлинные хранители идей Пророка.

Итак, международная панорама была такой. В Каире правил исмаилитский халиф; в Багдаде — суннитский халиф. Оба они ненавидели друг друга и вели ожесточенную борьбу. В Персии же — то есть в современном Иране — жили шииты, которые знать ничего не хотели о властителях Каира и Багдада. Кроме этого, с востока пришли сельджуки, захватив значительную часть Западной Азии. Сельджуки были суннитами. Их появление нарушило хрупкое равновесие между тремя важнейшими политическими силами ислама. Теперь верх начали брать сунниты.

Хасан не мог не знать, что, становясь сторонником исмаилитов, он выбирает долгую, нещадную борьбу. Враги станут грозить ему отовсюду, со всех сторон. Хасану было 22 года, когда в Райи приехал глава исмаилитов Персии. Юный ревнитель веры понравился ему и был направлен в Каир, в цитадель власти исмаилитов. Возможно, этот новый сторонник окажется очень полезным братьям по вере.

Но прошло целых шесть лет, пока Хасан в конце концов не отбыл в Египет. В эти годы он не терял времени зря; он стал известным проповедником в кругах исмаилитов. Когда в 1078 году он все же приехал в Каир, его встречали с почтением. Но увиденное ужаснуло его. Халиф, которого он почитал, оказался марионеткой. Все вопросы — не только политические, но и религиозные — решал везир.

Может быть, Хасан поссорился со всемогущим везиром. По крайней мере нам известно, что через три года Хасана арестовали и выслали в Тунис. Но корабль, на котором его везли, потерпел крушение. Хасан спасся и вернулся на родину. Злоключения расстроили его, но он твердо держался клятвы, данной халифу.

Хасан задумал сделать Персию оплотом исмаилитской веры. Отсюда ее сторонники поведут сражение с мыслящими иначе — шиитами, суннитами и сельджуками. Надо было только выбрать плацдарм для будущих военных успехов — место, откуда можно начать наступление в войне за веру. Хасан выбрал крепость Аламут в горах Эльбурса на южном побережье Каспийского моря. Правда, крепость была занята совсем другими людьми, и этот факт Хасан расценил как вызов. Вот тут впервые проявилась типичная для него стратегия.

Хасан ничего не доверил воле случая. Он направил миссионеров в крепость и окрестные селения. Тамошний люд привык ожидать от власти лишь худшего. Потому проповедь свободы, принесенная странными посланниками, нашла быстрый отклик. Даже комендант крепости радушно приветил их, но то была видимость — обман. Под неким предлогом он отослал из крепости всех людей, верных Хасану, а после закрыл за ними ворота.

Фанатичный вождь исмаилитов был не намерен сдаваться. «После продолжительных переговоров он вновь велел их (посланников) впустить, — вспоминал Хасан свою борьбу с комендантом. — Когда он снова приказал им уйти, они отказались». Тогда, 4 сентября 1090 года, сам Хасан тайком проник в крепость. Через несколько дней комендант понял, что справиться с «непрошеными гостями» он не в силах. Он добровольно оставил свой пост, и Хасан подсластил расставание долговым обязательством.

С этого дня Хасан не сделал ни шагу из крепости. Он провел там 34 года — до самой смерти. Он даже не покидал своего дома. Он был женат, обзавелся детьми, но и теперь по-прежнему вел жизнь отшельника. Даже его злейшие враги среди арабских биографов, непрестанно черня и пороча его, неизменно упоминали, что он «жил, как аскет, и строго соблюдал законы»; тех же, кто нарушал их, карал. Он не делал исключений из этих правил. Так, он повелел казнить одного из своих сыновей, застав его за распитием вина. Другого сына Хасан приговорил к смерти, когда заподозрил его в причастности к убийству одного проповедника.

Хасан был строгим и справедливым до полнейшего бессердечия. Его сторонники, видя такую неуклонность в поступках, были преданы Хасану всем сердцем. Многие мечтали стать его агентами или проповедниками, и были эти люди ему «глазами и ушами», которые доносили все, что происходило за стенами крепости. Он с вниманием выслушивал их, молчал, а, простившись с ними, долго сидел в своей комнате, строя страшные планы. Их диктовал холодный ум и оживляло пылкое сердце. Был он, по отзывам людей, его знавших, «проницательным, искусным, сведущим в геометрии, арифметике, астрономии, магии и других науках».

Одаренный мудростью, он жаждал силы и власти. Власть необходима была ему, чтобы претворять в жизнь слово Аллаха. Сила и власть могли повергнуть к его ногам целую державу. Он начал с малого — с покорения крепостей и селений. Из сих лоскутков он кроил себе покорную страну. Он не спешил. Вначале он убеждал и увещевал тех, кого хотел взять приступом. Но если они не открывали ему ворот, прибегал к оружию.

Ассасины – таинственная секта

Его держава разрасталось. Под его властью находилось уже около 60 тыс. человек. Но этого было мало; он все рассылал своих эмиссаров по стране. В одном из городов, в Саве, к югу от нынешнего Тегерана, впервые свершилось убийство. Его никто не замышлял; скорей оно было вызвано отчаянием. Власти Персии не любили исмаилитов; за ними зорко следили; за наименьшую провинность жестоко карали.

В Саве сторонники Хасана пытались переманить на свою сторону муэдзина. Тот отказался и стал грозить пожаловаться властям. Тогда его убили. В ответ был казнен вожак этих скорых на расправу исмаилитов; его тело проволокли по базарной площади в Саве. Так приказал сам Низам аль-Мульк, везир сельджукского султана. Этот случай всколыхнул сторонников Хасана и развязал террор. Убийства врагов планировали и прекрасно организовали. Первой жертвой был жестокий везир.

«Убийство сего шайтана возвестит блаженство», — объявил Хасан своим правоверным, поднявшись на крышу дома. Обратившись к внимавшим, он спросил, кто готов освободить мир от «сего шайтана» Тогда «человек по имени Бу Тахир Аррани положил руку на сердце, изъявив готовность», сказано в одной из исмаилитских хроник. Убийство произошло 10 октября 1092 г. Только Низам аль-Мульк покинул комнату, где принимал гостей, и поднялся в паланкин, чтобы пройти в гарем, как вдруг ворвался Аррани и, обнажив кинжал, в бешенстве бросился на сановника. Поначалу опешив, стражи метнулись к нему и убили на месте, но поздно — везир был мертв.

Весь арабский мир ужаснулся. В особенности негодовали сунниты. В Аламуте же радость обуяла всех горожан. Хасан повелел вывесить памятную таблицу и на ней выгравировать имя убитого; рядом же — имя святого творца мести. За годы жизни Хасана на этой «доске почета» появилось еще 49 имен: султаны, князья, цари, губернаторы, священники, градоначальники, ученые, писатели…

В глазах Хасана все они заслужили смерть. Хасан чувствовал свою правоту. Он укреплялся в этой мысли тем сильней, чем ближе подходили войска, посланные, чтобы истребить его и его сторонников. Но Хасан успел собрать ополчение, и оно смогло отразить все атаки врагов.

Он подсылал к своим врагам агентов. Те запугивали жертву, угрожали или мучили ее. Так к примеру, поутру человек мог проснуться и увидеть кинжал, воткнутый в пол рядом с кроватью. К кинжалу прилагалась записка, в которой было сказано, что в следующий раз его острие врежется в обреченную грудь. После такой прямой угрозы предполагаемая жертва как правило вела себя «тише воды, ниже травы». Если противилась, ее ждала смерть.

Покушения планировали до мелочей. Убийцы не спешили, готовя все исподволь и постепенно. Они проникали в свиту, окружающую будущую жертву, пытались завоевать ее доверие и выжидали месяцами. Самое удивительное, что они совершенно не заботились о том, как выжить после покушения. Это также превращало их в идеальных убийц.

Поговаривали, что будущих «рыцарей кинжала» вводили в транс и пичкали наркотиками. Так, Марко Поло, побывавший в Персии в 1273 году, рассказывал поздней, что молодого человека, выбранного в убийцы, одурманивали опиумом и относили в чудесный сад. «Там произрастали лучшие плоды… В родниках текли вода, мед и вино. Прекрасные девы и благородные юноши пели, танцевали и играли на музыкальных инструментах».

Все, что желали будущие убийцы, мигом сбывалось. Спустя несколько дней им вновь давали опиум и уносили из дивного вертограда. Когда же они пробуждались, им говорили, что они побывали в Раю — и могут тотчас вернуться туда, если убьют того или иного врага веры.

Никто не может сказать, правдива ли эта история. Верно только то, что сторонников Хасана называли также «Haschischi» — «вкушающие гашиш». Возможно, наркотик гашиш в действительности играл определенную роль в ритуалах этих людей, но имя могло иметь и более прозаическое объяснение: в Сирии всех безумцев и сумасбродов именовали «гашишами». Это прозвище перешло в европейские языки, превратившись здесь в пресловутое «ассасины», коим награждали идеальных убийц.

История же, рассказанная Марко Поло, пусть отчасти, но несомненно верна.

Власти реагировали на убийства очень жестко. Их соглядатаи и ищейки бродили по улицам и сторожили у городских ворот, высматривали подозрительных прохожих; их агенты врывались в дома, обыскивали комнаты и допрашивали людей — все было напрасно. Убийства не прекращались.

В начале 1124 года Хасан ибн Саббах тяжело заболел «и в ночь на 23 мая 1124 года, — саркастично писал арабский историк Джувейни, — он рухнул в пламя Господне и скрылся в Его аду». В действительности кончине Хасана более подобает благостное слово «усоп»: он умер спокойно и в твердом убеждении, что вершил правое дело на грешной Земле.

Ассасины после смерти основателя секты

Преемники Хасана продолжили его дело. Они смогли расширить свое влияние на Сирию и Палестину. Тем временем там произошли драматичные перемены. На Ближний Восток вторглись крестоносцы из Европы; они захватили Иерусалим и основали свое королевство. Через столетие курд Салах ад-Дин (Саладин) сверг власть халифа в Каире и, собрав все силы, ринулся на крестоносцев. В этой борьбе еще раз отличились ассасины.

Их сирийский вождь, Синан ибн Салман, или «Старец горы», слал убийц в оба сражавшихся друг с другом лагеря. Жертвами убийц становились и арабские князья, и Конрад Монферратский, король Иерусалима. По словам историка Б.Куглера, Конрад «вызвал против себя месть ассасинов, ограбив один их корабль». От клинка мстителей был обречен пасть даже Саладин: только по счастливой случайности он смог пережить оба покушения. Люди Синана посеяли такой страх в душах противников, что те и другие — арабы и европейцы — покорно платили ему дань.

Впрочем, некоторые из врагов осмелели до того, что начали смеяться над приказами Синана или по-своему толковать их. Некоторые даже предлагали Синану спокойно слать убийц, потому как это ему не поможет. Среди смельчаков были рыцари — Ордена тамплиеров (храмовники) и иоанниты. Для них кинжалы убийц были не так страшны еще и потому, что главу их ордена мог немедля заменить любой из их помощников. На них было «не напастись убийц».

Напряженная борьба закончилась поражением ассасинов. Их силы постепенно таяли. Убийства прекратились. Когда в XIII веке в Персию вторглись монголы, вожди ассасинов покорились им без боя. В 1256 году последний правитель Аламута, Рукн аль-Дин, сам привел монгольскую армию к своей крепости и покорно наблюдал, как твердыню сравнивают с землей. После этого монголы расправились с самим правителем и его свитой. «Его и его спутников растоптали ногами, а затем их тела рассекли мечом. Так, от него и его племени не осталось более и следа», — пишет историк Джувейни.

Его слова неточны. После гибели Рукна аль-Дина остался его ребенок. Он и стал наследником — имамом. Современный имам исмаилитов — Ага-хан — прямой потомок этого малыша. Покорные ему ассасины давно уже не напоминают коварных фанатиков и убийц, рыскавших по всему мусульманскому миру тысячу лет назад…

 

 


 

Н.Непомнящий

ред. shtorm777.ru

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

shtorm777.ru

Ассасины

Тайная организация, состоявшая преимущественно из персов, с жесткой внутренней иерархией и фанатичной преданностью своим лидерам. В результате своей террористической деятельности и окутывавшей ее атмосферы секретности ассасины приобрели влияние, совершенно не соответствовавшее их численности. В историю ассасины вошли еще во времена крестовых походов. Отчаянно сопротивляясь ордам завоевателей, вторгшихся на их территорию, опьяненные гашишем воины-смертники наводили ужас на закованных в латы крестоносцев.

В своих разведывательных донесениях крестоносцы сообщали о Великом Магистре тайной фанатичной мусульманской секты ассасинов шейхе Хасане ибн-Саббахе. Это был человек, бравший крепости, не проливая ни капли крови. Он был тихий, учтивый юноша, внимательный ко всему и охочий до знаний. Но именно этот милый и приветливый юноша основал тайную секту, чье название и теперь считается синонимом коварного убийства. Ассасины расправлялись с любым, кто был противен их вере или ополчался на них. Они объявляли войну любому, мыслившему иначе, запугивали его, угрожали или же просто убивали.

Хасан ибн-Саббах родился в 1050 году в небольшом персидском городке Кум. Вскоре переехал с родителями в городок Райи, лежавший близ современного Тегерана. Здесь юный Хасан получил образование и уже с младых лет воспылал страстью ко всем сферам знаний. Больше всего ему хотелось проповедовать слово Аллаха, во всем храня верность заветам отцов. Ничто не могло поколебать эту веру вплоть до того дня, когда в семнадцатилетнем возрасте Хасан не познакомился с профессором по имени Амира Зарраб, который являлся рьяным сторонником исмаилитов. Хасан поначалу отвергал учение исмаилитов. Юноша всячески противился семенам странной веры, высеваемым Заррабом. Он со страстью отстаивал свои взгляды на веру, но в итоге все же оказался бессилен перед аргументами Амира Зарраба.


Хасан ибн-Саббах – предводитель ассасинов. Таким его видели те, кто его боялся

Переворот в уме юноши произошел в то время, когда он тяжело заболел. Мы не знаем подробно, что же произошло; известно лишь, что по выздоровлении Хасан отправился в обитель исмаилитов в Райи и там заявил, что принял решение перейти в их веру. Так Хасан сделал первый шаг по стезе, приведшей его и его учеников к преступлениям. Путь к террору был открыт…

Чтобы понять, кто такие исмаилиты, перенесемся на несколько веков назад. После смерти пророка Мухаммеда в 632 году поднялся вопрос о том, кто станет его преемником (главой мусульманской общины), а значит, по тем временам весьма большого и могущественного государства. Из-за непримиримых разногласий по вопросу преемника и произошел раскол на два враждующих лагеря: суннитов, приверженцев ортодоксального направления ислама, и шиитов.

Часть мусульман выступала за то, что власть должна принадлежать только прямым потомкам пророка Мухаммеда, то есть прямым потомкам Али ибн Абу Талиба, двоюродного брата пророка, женатого на Фатиме, самой любимой дочери Мухаммеда. По их мнению, близкое родство с пророком Мухаммедом делало потомков Али единственно достойными правителями исламского государства и стражами истины и закона. Только из их числа мог появиться на свет долгожданный Спаситель, который устроит государство, угодное Богу. Отсюда пошло название шиитов – «ши’ат Али» («партия Али»).


Шииты во время поминовения имама Хусейна, убитого в 680 году в Кербеле.

В конце VIII века в шиитском движении произошел раскол. Когда умер шестой имам, сменивший Али, его преемником был выбран не старший сын Исмаил, а младший сын. Большинство шиитов спокойно приняло этот выбор, но некоторые взбунтовались. Они считали, что традиция прямого наследования была нарушена – и остались верны Исмаилу. Так зародилось движение исмаилитов, впоследствии получившее широкий отклик в исламском мире. Их проповеди снискали неожиданный успех. К ним влекло самых разных людей – и по разным причинам.

Правоведы и богословы были убеждены в правоте притязаний Исмаила и его прямых наследников, оспаривавших звание имама. Простых людей привлекали таинственные, полные мистики речи исмаилитов. Люди ученые не могли пройти мимо изощренных философских толкований веры, предложенных ими. Беднякам же более всего нравилась деятельная любовь к ближним, которую проявляли исмаилиты.

В X веке исмаилитами был основан Фатимидский халифат. К этому времени исмаилитское влияние распространилось на Северную Африку, Палестину, Сирию, Ливан, Йемен, Сицилию, а также на священные для мусульман города Мекку и Медину. Однако в остальном исламском мире, включая ортодоксальных шиитов, исмаилитов считали опаснейшими еретиками и при любом удобном случае жестоко преследовали.

Впрочем, когда Хасан ибн-Саббах родился, власть фатимидских халифов уже заметно пошатнулась – она, можно сказать, была в прошлом. Однако исмаилиты верили, что только они – подлинные хранители идей Пророка.


Современные сунниты в Ираке

Итак, в мире в то время была следующая расстановка сил. В Каире правил исмаилитский халиф, в Багдаде – суннитский халиф. Оба они ненавидели друг друга и вели ожесточенную борьбу. В Персии (современный Иран) жили шииты, которые знать ничего не хотели о властителях Каира и Багдада. Кроме того, с востока пришли сельджуки, захватив значительную часть Западной Азии. Сельджуки были суннитами. Их появление нарушило хрупкое равновесие между тремя важнейшими политическими силами ислама. Теперь верх стали брать сунниты.

Хасан не мог не знать, что, становясь сторонником исмаилитов, он выбирает долгую и трудную дорогу, полную борьбы. Враги будут грозить ему отовсюду, со всех сторон. В 22 года Хасан знакомится с главой исмаилитов Персии, когда тот приехал по делам в Райи. Юный ревнитель веры понравился ему и был направлен в Каир, в цитадель власти исмаилитов. Быть может, этот новый сторонник окажется очень полезен братьям по вере.

Однако целых шесть лет Хасану не удавалось отправиться в Египет. И только по прошествии столь долгого срока он наконец-то отбыл в Каир. В эти годы он не терял времени зря; он стал известным проповедником в кругах исмаилитов. Когда в 1078 году он все же приехал в Каир, его встречали с почтением. Однако увиденное ужаснуло его. Халиф, коего он почитал, оказался марионеткой. Все вопросы – не только политические, но и религиозные – решал везир.

Возможно, во время встречи Хасан поссорился со всемогущим везиром. Во всяком случае, нам известно, что три года спустя Хасан был арестован и выслан в Тунис. Но тут судьба преподносит ему подарок, судно на котором его везли, терпит крушение. Хасан спасается и возвращается на родину.

Злоключения только еще больше уверили его в его решимости сделать Персию оплотом исмаилитской веры. Отсюда ее сторонники поведут сражение с мыслящими иначе – шиитами, суннитами и сельджуками. Надо было лишь выбрать плацдарм для будущих военных успехов – место, откуда можно начать наступление в войне за веру. Хасан выбрал крепость Аламут в горах Эльбурса на южном побережье Каспийского моря. Правда, крепость была занята совсем другими людьми, и этот факт Хасан расценил как вызов. Вот тут в первый раз проявилась типичная для него стратегия…


Вот так люди представляли ассасинов

…Хасан ничего не доверил воле случая. Он направил миссионеров в крепость и окрестные селения. Тамошний люд привык ожидать от власти лишь худшее. Поэтому проповедь свободы, принесенная странными посланниками, нашла скорый отклик. Даже комендант крепости радушно приветствовал их, но то была видимость. На самом же деле под каким-то предлогом он отослал из крепости всех людей, верных Хасану, а затем закрыл за ними ворота.

Но фанатичный вождь ассасинов (исмаилитов) и не думал сдаваться. «После долгих переговоров он снова велел впустить своих посланников, – вспоминал Хасан свою борьбу с комендантом. – Когда он вновь приказал им уйти, они отказались». Тогда 4 сентября 1090 года сам Хасан тайком проник в крепость, через несколько дней комендант понял, что справиться с непрошеными гостями он не в силах. Он добровольно оставил свой пост, и Хасан подсластил расставание долговым обязательством на сумму – в пересчете на привычный нам валютный курс – более 3000 долларов.

С этого дня Хасан не сделал ни шагу из крепости. Он провел там 34 года – до самой смерти. Он даже не покидал свой дом. Он был женат, обзавелся детьми, но и теперь по-прежнему вел жизнь отшельника. Даже его злейшие враги среди арабских биографов, непрестанно черня и пороча его, неизменно упоминали, что он «жил, как аскет, и строго соблюдал законы». Тех же, кто нарушал их, карал. Он не делал исключений из этого правила. Так, он велел казнить одного из своих сыновей, застав его за распитием вина. Другого сына Хасан приговорил к смерти, заподозрив в том, что тот был причастен к убийству одного проповедника…


Крепость Аламут – твердыня ассасинов

Хасан был строг и справедлив до полного бессердечия. Его сторонники, видя такую неуклонность в поступках, были преданы Хасану всем сердцем. Многие мечтали стать его агентами или проповедниками, и были эти люди ему глазами и ушами, доносившими все, что творилось за стенами крепости. Он внимательно выслушивал их, молчал, а, простившись с ними, долго сидел в своей комнате, строя страшные планы. Их диктовал холодный ум, и оживляло пылкое сердце.

Был он, по отзывам людей, его знавших, «проницательным, искусным, сведущим в геометрии, арифметике, астрономии, магии и других науках». Одаренный мудростью, он жаждал силы и власти. Власть нужна была ему, чтобы претворять в жизнь слово Аллаха. Сила и власть могли повергнуть к его ногам целую державу. Он начал с малого – с покорения крепостей и селений. Из сих лоскутков он кроил себе покорную страну. Он не торопился. Сперва он убеждал и увещевал тех, кого хотел взять приступом. Однако если они не открывали ему ворот, прибегал к оружию.

Его держава росла. Под его властью находилось уже около 60 000 человек. Но этого было мало. Он все рассылал своих эмиссаров по стране. В одном из городов, в Саве, к югу от современного Тегерана, впервые свершилось убийство. Его никто не замышлял, скорее оно было вызвано отчаянием. Власти Персии не любили исмаилитов, за ними зорко следили, за малейшую провинность жестоко карали. В Саве сторонники Хасана попытались переманить на свою сторону муэдзина. Тот отказался и пригрозил пожаловаться властям, тогда его убили. В ответ был казнен вожак сих скорых на расправу исмаилитов. Его тело проволокли по базарной площади в Саве. Так приказал сам Низам аль-Мульк, везир сельджукского султана. Это событие всколыхнуло сторонников Хасана и развязало террор. Убийства врагов планировались и были прекрасно организованы. Первой жертвой стал жестокий везир…


Карта ассасинского государства

«Убийство сего шайтана возвестит блаженство», – объявил Хасан своим правоверным, поднявшись на крышу дома. Обратившись к внимавшим, он спросил, кто готов освободить мир от «сего шайтана» Тогда «человек по имени Бу Тахир Аррани положил руку на сердце, изъявив готовность», говорится в одной из исмаилитских хроник. Убийство случилось 10 октября 1092 года. Едва Низам аль-Мульк покинул комнату, где принимал гостей, и поднялся в паланкин, чтобы проследовать в гарем, как вдруг ворвался Аррани и, обнажив кинжал, в бешенстве бросился на сановника. Сперва опешив, стражники метнулись к нему и убили на месте, но поздно – везир был мертв.

Весь арабский мир ужаснулся. Особенно негодовали сунниты. В Аламуте же радость обуяла всех горожан. Хасан велел вывесить памятную таблицу и на ней выгравировать имя убитого, рядом же – имя святого творца мести. За годы жизни Хасана на этой «доске почета» появилось еще 49 имен: султаны, князья, цари, губернаторы, священники, градоначальники, ученые, писатели, не было ни одного человека, способного избежать вынесенного ассасинами смертного приговора. Несмотря на многочисленную охрану и высокие неприступные стены, королей убивали прямо на их тронах, имамы, шейхи и султаны находили смерть в своих опочивальнях. В глазах Хасана все они заслуживали смерти. Они покинули путь, начертанный Пророком, и перестали следовать Божественному закону. «А кто не судит по тому, что низвел Аллах, то это – неверные», – сказано в Коране (5,48). Они – поклонники идолов, презревшие правду; они – отступники и кознодеи. И должно их убивать, как то повелел Коран: «Избивайте многобожников, где их найдете, захватывайте их, осаждайте, устраивайте засаду против них во всяком скрытном месте!».

…Хасан чувствовал свою правоту. Он укреплялся в этой мысли тем сильнее, чем ближе подходили войска, посланные, чтобы истребить его и его сторонников. Однако Хасан успел собрать ополчение, и оно отразило все атаки врагов.


А мудрому и просвещенному визирю султана Мелик-шаха, а фактически полновластному правителю обширного Сельджукского государства, покорившего земли Средней и Малой Азии, Ближнего и Среднего Востока Низиму аль-Мульку поставили пямятник

Вот уже четыре года Хасан ибн-Саббах правил в Аламуте, когда пришло известие о том, что в Каире умер халиф Фатимидов. Наследовать ему готовился старший сын, как вдруг власть захватил младший. Итак, прямое наследование прервалось, на взгляд Хасана, это был непростительный грех. Он порывает с Каиром. Теперь он остался один, окруженный врагами. Хасан более не видит причин считаться с чьим-либо авторитетом. Лишь один есть ему указ: «Аллах – нет божества, кроме Него, – живой, сущий!» (3, 1). Людей же он привык побеждать.

Он подсылает к своим врагам агентов (ассасинов). Те запугивают жертву, угрожая или мучая ее. Так, поутру человек мог проснуться и заметить кинжал, воткнутый в пол рядом с кроватью. К кинжалу прилагалась записка, гласившая, что в следующий раз его острие врежется в обреченную грудь. После такой недвусмысленной угрозы предполагаемая жертва обычно вела себя тише воды, ниже травы. Если противилась, ее ждала смерть…

…Покушения были продуманны и подготовлены до мелочей. Ассасины не любили спешить, готовя все исподволь и постепенно. Они проникали в свиту, что окружала будущую жертву, старались завоевать ее доверие и выжидали месяцами. Самое удивительное, что они нисколько не заботились о том, как выжить после покушения. Это тоже превращало их в идеальных убийц.

Ходили слухи, что будущих «рыцарей кинжала» вводили в транс и пичкали наркотиками. Так, Марко Поло, побывавший в Персии в 1273 году, рассказывал позднее, что молодого человека, выбранного в убийцы, одурманивали опиумом и относили в чудесный сад. «Там произрастали лучшие плоды… В родниках текли вода, мед и вино. Прекрасные девы и благородные юноши пели, танцевали и играли на музыкальных инструментах». Все, чего могли пожелать будущие убийцы, мигом сбывалось. Через несколько дней им снова давали опиум и уносили из дивного вертограда. Когда же они пробуждались, им говорили, что они побывали в Раю – и могут тотчас вернуться туда, если убьют того или иного врага веры…


Ассасины в боях с крестоносцами…

…Никто не знает, правдива ли эта история. Верно лишь то, что сторонников Хасана называли также «Haschischi» – «вкушающие гашиш». Быть может, наркотик гашиш и впрямь играл определенную роль в ритуалах этих людей, однако имя могло иметь и более прозаическое объяснение: в Сирии всех безумцев и сумасбродов именовали «гашишами». Это прозвище перешло в европейские языки, превратившись здесь в пресловутое «ассасины», коим награждали идеальных убийц. История же, рассказанная Марко Поло, пусть отчасти, но, несомненно, верна. Еще и сегодня мусульмане-фундаменталисты убивают своих жертв ради того, чтобы побыстрее оказаться в Раю, обещанном тем, кто пал смертью мученика…

…Власти реагировали на убийства очень жестко. Их соглядатаи и ищейки бродили по улицам и сторожили у городских ворот, высматривая подозрительных прохожих. Их агенты врывались в дома, обыскивали комнаты и допрашивали людей – все было напрасно. Убийства продолжались…

В начале 1124 года Хасан ибн-Саббах тяжело заболел «и в ночь на 23 мая 1124 года, – саркастично пишет арабский историк Джувейни, – он рухнул в пламя Господне и скрылся в Его аду». На самом деле кончине Хасана более подобает благостное слово «усоп»: он умер спокойно и в твердом убеждении, что вершил правое дело на грешной Земле…


Конрад Монферратский, король Иерусалима, убитый ассасинами

…Преемники Хасана продолжили его дело. Им удалось расширить свое влияние на Сирию и Палестину. Тем временем там произошли драматичные перемены. На Ближний Восток вторглись крестоносцы из Европы. Они захватили Иерусалим и основали свое королевство. Век спустя курд Саладин сверг власть халифа в Каире и, собрав все силы, ринулся на крестоносцев. В этой борьбе еще раз отличились ассасины…

Их сирийский вождь, Синан ибн Салман, или «Старец горы», слал убийц в оба сражавшихся друг с другом лагеря. Жертвами убийц стали и арабские князья, и Конрад Монферратский, король Иерусалима. По словам историка Бернгарда Куглера, Конрад «вызвал против себя месть фанатической секты, ограбив один ассасинский корабль». От клинка мстителей был обречен пасть даже Саладин: лишь по счастливой случайности он пережил оба покушения. Люди Синана посеяли такой страх в душах противников, что те и другие – арабы и европейцы – покорно платили ему дань…

Впрочем, некоторые враги осмелели до того, что стали смеяться над приказами Синана или по-своему толковать их. Некоторые даже предлагали Синану спокойно слать убийц, ибо это ему не поможет. Среди смельчаков были рыцари – тамплиеры (храмовники) и иоанниты. Для них кинжалы убийц были не так страшны еще и потому, что главу их ордена мог немедленно заменить любой из их помощников. На них было «не напастись убийц»…

…Напряженная борьба кончилась поражением ассасинов. Их силы постепенно таяли. Убийства прекратились. Когда в XIII веке в Персию вторглись монголы, вожди ассасинов покорились им без боя. В 1256 году последний правитель Аламута, Рукн аль-Дин, сам привел монгольскую армию к своей крепости и покорно наблюдал, как твердыню сравнивают с землей. После этого монголы расправились с самим правителем и его свитой. «Его и его спутников растоптали ногами, а затем их тела рассекли мечом. Так, от него и его племени не осталось более и следа», – сообщает историк Джувейни…


Современные исмаилиты, потомки ассасинов…

…Его слова неточны. После гибели Рукна аль-Дина остался его ребенок. Он и стал наследником – имамом. Современный имам исмаилитов – Ага-хан – прямой потомок этого малыша. Покорные ему ассасины давно уже не напоминают коварных фанатиков и убийц, рыскавших по всему мусульманскому миру тысячу лет назад. Теперь это – мирные люди, и кинжал их – более не судья…

xn--b1adccaencl0bewna2a.xn--p1ai

Ассасины (XI–XIII вв.). История — Путеводитель по Израилю

Название связано с комплексом расхожих представлений о низаритах как о рыцарской секте, члены которой совершают многочисленные убийства врагов на политической и религиозной почве.

Обзор истории низаритов

Ранний шиизм и его ответвления

После смерти Мухаммада, когда поднялся вопрос о том, кто станет главой мусульманской общины, а значит, по тем временам весьма большого и могущественного государства, исламская умма претерпела раскол на два враждующих лагеря: суннитов, приверженцев ортодоксального направления ислама, и шиитов.

Часть мусульман выступала за то, что власть должна принадлежать только прямым потомкам пророка Мухаммада, то есть прямым потомкам Али ибн Абу Талиба, двоюродного брата пророка, женатого на Фатиме, самой любимой дочери Мухаммада. По их мнению, близкое родство с пророком Мухаммадом делало потомков Али единственно достойными правителями исламского государства. Отсюда пошло название шиитов — «ши’ат Али» («партия Али»).

Шииты, находившиеся в меньшинстве, нередко подвергались гонениям со стороны суннитского правящего большинства, поэтому они были часто вынуждены находиться в подполье. Разрозненные шиитские общины были изолированы друг от друга, контакты между ними были сопряжены с величайшими сложностями, а нередко — и угрозой для жизни. Часто члены отдельных общин, находясь рядом, не подозревали о соседстве единоверцев-шиитов, так как принятая у них практика позволяла шиитам скрывать свои истинные взгляды. Вероятно, многовековой изолированностью и вынужденной замкнутостью можно объяснить большое количество самых разнообразных, порой чрезвычайно нелепых и безрассудных ответвлений в шиизме.

Шииты по своим убеждениям были имамитами, считавшими, что рано или поздно мир возглавит прямой потомок четвёртого халифа Али. Имамиты верили, что когда-нибудь воскреснет один из ранее живших законных имамов, чтобы восстановить попранную суннитами справедливость. Главное направление в шиизме основывалось на вере в то, что в качестве воскресшего имама выступит двенадцатый имам, Мухаммад Ибн Аль-Хасан (Абуль-Касым, бен Аль-Хосан), появившийся в Багдаде в IX веке и бесследно исчезнувший в 12-летнем возрасте. Большая часть шиитов свято верила в то, что именно Абуль-Касым являлся «скрытым имамом», которому в будущем предстоит вернуться в человеческий мир в виде мессии-махди («скрытый имам»—спаситель). Последователи двенадцатого имама впоследствии стали называться «двунадесятниками». Таких же взглядов придерживаются современные шииты.

Примерно по этому же принципу формировались и остальные ответвления в шиизме. «Пятиричники» — верили в культ пятого имама Зейда ибн Али, внука шиитского имама-мученика Хуссейна. В 740 году Зейд ибн Али поднял шиитское восстание против Омеядского халифа и погиб в бою, сражаясь в первых рядах повстанческой армии. Позднее пятиричники разделились на три мелких ответвления, признававших право имамата за теми или иными потомками Зейда ибн Али.

Параллельно с зейдидами (пятиричниками), в конце VIII века зародилось движение исмаилитов, впоследствии получившее широкий отклик в исламском мире.

В X веке исмаилитами был основан Фатимидский халифат. К этому времени исмаилитское влияние распространилось на Северную Африку, Палестину, Сирию, Ливан, Йемен, Сицилию, а также на священные для мусульман города Мекку и Медину. Однако в остальном исламском мире, включая ортодоксальных шиитов, исмаилитов считали опаснейшими еретиками и при любом удобном случае жестоко преследовали.

Хасан ибн Ас-Саббах

Хасан ибн Ас-Саббах, примкнувший к исмаилитам в молодости, а позднее побывавший в Каире, столице Фатимидского халифата, приобрёл необходимые знания и опыт проповедника (да’и). В 1080-е он постепенно сплотил вокруг себя большое число почитателей, учеников и последователей. В 1090 году им удалось без боя овладеть крепостью Аламут неподалёку от Казвина, в горных районах Западной Персии. В последующие годы сторонники Ас-Саббаха захватили или получили ряд крепостей в долине Рудбар и Кумисе, городов в Кухистане, а также несколько замков на западе — в горных районах Ливана и Сирии. Со временем было создано исмаилитское государство, история которого была прервана в 1256 году монгольским завоеванием.

Ибн Ас-Саббах установил в Аламуте для всех без исключения суровый образ жизни. Первым делом он демонстративно, в период мусульманского поста Рамадан, отменил на территории своего государства все законы шариата. За малейшее отступление грозила смертная казнь. Он наложил строжайший запрет на любое проявление роскоши. Ограничения касались всего: пиров, потешной охоты, внутреннего убранства домов, дорогих нарядов и т. п. Суть сводилась к тому, что в богатстве терялся всякий смысл. Зачем оно нужно, если его нельзя использовать? На первых этапах существования Аламутского государства Ибн Ас-Саббаху удалось создать нечто, похожее на средневековую утопию, которой не знал исламский мир и о которой даже не задумывались европейские мыслители того времени. Таким образом, он фактически свел на нет разницу между низшими и высшими слоями общества. По мнению некоторых историков, государство исмаилитов-низаритов сильно напоминало коммуну, с той разницей, что власть в ней принадлежала не общему совету вольных тружеников, а все-таки авторитарному духовному лидеру-вождю.

Хасан ибн Саббах в представлении неизвестного художника   неизвестен, Public Domain

Сам Ибн Саббах подавал своим приближенным личный пример, до конца своих дней ведя чрезвычайно аскетичный образ жизни. В своих решениях он был последователен и, если того требовало, бессердечно жесток. Он приказал казнить одного из своих сыновей лишь по подозрению в нарушении им установленных законов.

Объявив о создании государства, Ибн Саббах отменил все сельджукидские налоги, а вместо них приказал жителям Аламута строить дороги, рыть каналы и возводить неприступные крепости. По всему миру его агенты-проповедники скупали редкие книги и манускрипты, содержавшие различные знания. Ибн Саббах приглашал или похищал в свою крепость лучших специалистов различных областей науки, начиная от инженеров-строителей, заканчивая медиками и алхимиками. Хашшашины смогли создать систему фортификаций, которая не имела себе равных, а концепция обороны вообще на несколько веков опередила свою эпоху. Сидя в своей неприступной горной крепости, Ибн Саббах отправлял убийц-смертников по всему государству Сельджукидов. Но к тактике террористов-самоубийц Ибн Саббах пришёл не сразу. Существует легенда, согласно которой он принял такое решение благодаря случаю.

Во всех концах исламского мира по поручению Ибн Саббаха, рискуя собственными жизнями, действовали многочисленные проповедники его учения. В 1092 году в городе Сава, расположенном на территории Сельджукидского государства, проповедники хашшашинов убили муэдзина, опасаясь, что тот выдаст их местным властям. В отместку за это преступление, по приказу Низама аль-Мулька, главного визиря сельджукидского султана, предводителя местных исмаилитов схватили и предали медленной мучительной смерти. После казни его тело показательно проволокли по улицам Савы и на несколько дней вывесили труп на главной базарной площади. Эта казнь вызвала взрыв негодования и возмущения в среде хашшашинов. Возмущенная толпа жителей Аламута подошла к дому своего духовного наставника и правителя государства. Легенда гласит о том, что Ибн Саббах поднялся на крышу своего дома и громогласно произнес: «Убийство этого шайтана предвосхитит райское блаженство!»

Не успел Ибн Саббах спуститься в свой дом, как из толпы выделился молодой человек по имени Бу Тахир Аррани и, опустившись на колени перед Ибн Саббахом, изъявил желание привести в исполнение вынесенный смертный приговор, даже если при этом придется заплатить его собственной жизнью.

Небольшой отряд фанатиков-хашшашинов, получив благословение от своего духовного лидера, разбился на мелкие группы и двинулся в сторону столицы государства Сельджукидов. Ранним утром 10 октября 1092 года Бу Тахир Аррани каким-то способом умудрился проникнуть на территорию дворца визиря. Спрятавшись в зимнем саду, он терпеливо ожидал свою жертву, прижав к груди огромный нож, лезвие которого было предварительно смазано ядом. Ближе к полудню на аллее появился человек, одетый в очень богатые одеяния. Аррани никогда не видел визиря, но, судя по тому, что человека, идущего по аллее, окружало большое количество телохранителей и рабов, убийца решил, что это мог быть только визирь. За высокими, неприступными стенами дворца телохранители чувствовали себя слишком уверенно и охрана визиря воспринималась ими как не более чем ежедневная ритуальная повинность. Улучив удобный момент, Аррани подскочил к визирю и нанес ему, по меньшей мере, три удара отравленным ножом. Стража подоспела слишком поздно. Прежде чем убийца был схвачен, визирь уже извивался в предсмертных судорогах. Стража практически растерзала Аррани, но смерть Низама аль-Мулька стала символическим сигналом к штурму дворца. Хашшашины окружили и подожгли дворец визиря.

Смерть главного визиря государства Сельджукидов повлекла за собой настолько сильный резонанс во всем исламском мире, что это невольно подтолкнуло Ибн Саббаха к очень простому, но, тем не менее, гениальному выводу: можно выстроить весьма эффективную оборонительную доктрину государства и, в частности, движения исмаилитов-низаритов, не затрачивая значительные материальные средства на содержание большой регулярной армии. Необходимо было создать свою «спецслужбу», в задачи которой входило бы устрашение и показательное устранение тех, от кого зависело принятие важных политических решений; спецслужбу, которой ни высокие стены дворцов и замков, ни огромная армия, ни преданные телохранители не могли бы ничего противопоставить, чтобы защитить потенциальную жертву.

Прежде всего, следовало наладить механизм сбора достоверной информации. К этому времени у Ибн Саббаха во всех уголках исламского мира уже действовало бесчисленное количество проповедников, которые регулярно сообщали ему обо всех происходящих событиях. Однако новые реалии требовали создания разведывательной организации качественно иного уровня, агенты которой имели бы доступ к высшим эшелонам власти. Хашшашины одни из первых ввели понятие «вербовка». Имам — вождь исмаилитов — обожествлялся, преданность единоверцев Ибн Саббаху делала его непогрешимым; его слово было больше чем закон, его воля воспринималась как проявление божественного разума. Исмаилит, входящий в разведывательную структуру, почитал выпавшую на него долю как проявление высочайшей милости Аллаха. Ему внушалось, что он появился на свет лишь для выполнения своей «великой миссии», перед которой меркнут все мирские соблазны и страхи.

Благодаря фанатичной преданности своих агентов, Ибн Саббах был информирован обо всех планах врагов исмаилитов, правителей Шираза, Бухары, Балха, Исфахана, Каира и Самарканда. Однако организация террора была немыслима без создания продуманной технологии подготовки профессиональных убийц, безразличие к собственной жизни и пренебрежительное отношение к смерти которых делало их практически неуязвимыми.

В своей штаб-квартире в горной крепости Аламут, Ибн Саббах создал настоящую школу по подготовке разведчиков и диверсантов-террористов. К середине 90-х гг. XI века Аламутская крепость стала лучшей в мире академией по подготовке тайных агентов узкого профиля. Действовала она крайне просто, тем не менее, достигаемые ею результаты были весьма впечатляющи. Ибн Саббах сделал процесс вступления в орден очень сложным. Примерно из двухсот кандидатов к завершительной стадии отбора допускали максимум пять-десять человек. Перед тем, как кандидат попадал во внутреннюю часть замка, ему сообщалось о том, что после приобщения к тайному знанию обратного пути из ордена у него быть не может.

Одна из легенд гласит о том, что Ибн Саббах, будучи человеком разносторонним, имевшим доступ к разного рода знаниям, не отвергал чужого опыта, почитая его как желанное приобретение. Так, при отборе будущих террористов, он воспользовался методикой древних китайских школ боевых искусств, в которых отсеивание кандидатов начиналось задолго до первых испытаний. Молодых юношей, желавших вступить в орден, держали перед закрытыми воротами от нескольких суток до нескольких недель. Только самых настойчивых приглашали во внутренний двор. Там их заставляли несколько дней впроголодь сидеть на холодном каменном полу, довольствуясь скудными остатками пищи и ждать, порой под ледяным проливным дождем или снегопадом, когда их пригласят войти внутрь дома. Время от времени на внутреннем дворе перед домом Ибн Саббаха появлялись его адепты из числа прошедших первую степень посвящения. Они всячески оскорбляли, даже избивали молодых людей, желая проверить, насколько сильно и непоколебимо их желание вступить в ряды хашшашинов. В любой момент молодому человеку позволялось подняться и уйти восвояси. Лишь прошедшие первый круг испытаний допускались в дом Великого Владыки. Их кормили, отмывали, переодевали в добротную, теплую одежду… Для них начинали приоткрывать «врата иной жизни».

То же предание гласит о том, что хашшашины, силой отбив труп своего товарища, Бу Тахира Аррани, похоронили его по мусульманскому обряду. По приказу Ибн Саббаха на воротах крепости Аламут была приколочена бронзовая табличка, на которой было выгравировано имя Бу Тахира Аррани, а напротив него, имя его жертвы — главного визиря Низама аль-Мулька. С годами эту бронзовую табличку пришлось увеличить в несколько раз, так как список стал составлять уже сотни имен визирей, князей, мулл, султанов, шахов, маркизов, герцогов и королей.

Хашшашины отбирали в свои боевые группы физически сильных молодых людей. Предпочтение отдавалось сиротам, поскольку от хашшашина требовалось навсегда порвать с семьей. После вступления в секту его жизнь всецело принадлежала «Старцу Горы», как называли Великого Владыку. Правда, в секте хашшашинов они не находили решения проблем социальной несправедливости, зато «Старец Горы» гарантировал им вечное блаженство в райских садах взамен отданной реальной жизни.

Ибн Саббах придумал довольно простую, но чрезвычайно эффективную методику подготовки так называемых «фидаинов». «Старец Горы» объявил свой дом «храмом первой ступени на пути в Рай». Существует ошибочное мнение, что кандидата приглашали в дом Ибн Саббаха и одурманивали гашишем, отчего и пошло название ассасин. Как уже говорилось выше, на самом деле, в ритуальных действах низаритов практиковался опиумный мак. А приверженцев Саббаха прозвали «гашишшинами», то есть «травоедами», намекая на характерную для низаритов бедность. Итак, погруженного в глубокий наркотический сон, вызванный опиатами, будущего фидаина переносили в искусственно созданный «райский сад», где его уже ожидали смазливые девы, реки вина и обильное угощение. Окружая растерянного юношу похотливыми ласками, девушки выдавали себя за райских девственниц-гурий, нашептывая будущему хашшашину-смертнику, что он сможет сюда вернуться как только погибнет в бою с неверными. Спустя несколько часов ему опять давали наркотик и, после того как он вновь засыпал, переносили обратно. Проснувшись, адепт искренне верил в то, что побывал в настоящем раю. С первого мига пробуждения реальный мир терял для него какую-либо ценность. Все его мечты, надежды, помыслы были подчинены единственному желанию вновь оказаться в «райском саду», среди столь далеких и недоступных сейчас прекрасных дев и угощений.

Стоит заметить, что речь идет об XI веке, нравы которого были настолько суровы, что за прелюбодеяние могли просто-напросто забить камнями. А для многих малоимущих людей, ввиду невозможности заплатить калым за невесту, женщины были просто недосягаемой роскошью.

«Старец Горы» объявил себя чуть ли не пророком. Для хашшашинов он был ставленником Аллаха на земле, глашатаем его священной воли. Ибн Саббах внушал своим адептам, что они могут попасть в райские сады, минуя чистилище, лишь при одном условии: приняв смерть по его непосредственному приказу. Он не переставал повторять изречение в духе пророка Мухаммеда: «Рай покоится в тени сабель». Таким образом, хашшашины не только не боялись смерти, но страстно её желали, ассоциируя её с долгожданным раем.

Вообще, Ибн Саббах был мастером фальсификации. Иногда он использовал не менее эффективный прием убеждения или, как сейчас называют, «промывания мозгов». В одном из залов Аламутской крепости, над скрытой ямой в каменном полу, было установлено большое медное блюдо с аккуратно вырезанной по центру окружностью. По приказу Ибн Саббаха, один из хашшашинов прятался в яме, просовывая голову через вырезанное в блюде отверстие, так что со стороны, благодаря искусному гриму, казалось, будто бы она отсечена. В зал приглашали молодых адептов и демонстрировали им «отсеченную голову». Неожиданно из темноты появлялся сам Ибн Саббах и начинал совершать над «отсеченной головой» магические жесты и произносить на «непонятном, потустороннем языке» таинственные заклинания. После этого, «мертвая голова» открывала глаза и начинала говорить. Ибн Саббах и остальные присутствующие задавали вопросы относительно рая, на которые «отсеченная голова» давала более чем оптимистические ответы. После того, как приглашенные покидали зал, помощнику Ибн Саббаха отрубали голову и на следующий день выставляли её напоказ перед воротами Аламута.

Или другой эпизод: доподлинно известно, что у Ибн Саббаха было несколько двойников. На глазах у сотни рядовых хашшашинов двойник, одурманенный наркотическим зельем, совершал показательное самосожжение. Таким способом Ибн Саббах якобы возносился на небеса. Каково же было удивление хашшашинов, когда на следующий день Ибн Саббах представал перед восхищенной толпой целым и невредимым.

Один из европейских послов после посещения Аламута  — ставки «Старца Горы», вспоминал:

«Хассан обладал прямо таки мистической властью над своими подданными. Желая продемонстрировать их фанатичную преданность, Хассан сделал едва заметный взмах рукой и несколько стражников, стоявших на крепостных стенах, по его приказу незамедлительно сбросились в глубокое ущелье…»

Кроме «идеологической подготовки», хашшашины очень много времени проводили в ежедневных изнурительных тренировках. Будущий хашшашин-смертник был обязан прекрасно владеть всеми видами оружия: метко стрелять из лука, фехтовать на саблях, метать ножи и сражаться голыми руками. Он должен был превосходно разбираться в различных ядах. «Курсантов» школы убийц заставляли по много часов и в зной, и в лютую стужу сидеть на корточках или неподвижно стоять, прижавшись спиной к крепостной стене, чтобы выработать у будущего «носителя возмездия» терпение и силу воли. Каждого хашшашина-смертника готовили для «работы» в строго определённом регионе. В программу его обучения входило также изучение языка того государства, в котором его могли задействовать.

Особое внимание уделялось актёрскому мастерству — талант перевоплощения у хашшашинов ценился не меньше, чем боевые навыки. При желании они умели изменяться до неузнаваемости. Выдавая себя за бродячую цирковую группу, монахов средневекового христианского ордена, лекарей, дервишей, восточных торговцев или местных дружинников, хашшашины пробирались в самое логово врага, чтобы убить там свою жертву. Как правило, после выполнения приговора, вынесенного «Старцем Горы», хашшашины даже не пытались скрыться с места покушения, с готовностью принимая смерть или убивая себя самостоятельно. Саббахиты, или «люди горных крепостей», как часто называли хашшашинов, даже находясь в руках палача и подвергаясь изуверским средневековым пыткам пытались сохранять улыбки на своих лицах.

Слухи о «Старце Горы» очень быстро распространились далеко за пределы исламского мира. Многие из европейских правителей платили дань, желая избежать его гнева. Ибн Саббах рассылал по всему средневековому миру своих убийц, никогда не покидая, впрочем, как и его последователи, своего горного убежища. В Европе предводителей хашшашинов в суеверном страхе называли «горными шейхами», часто даже не подозревая, кто именно сейчас занимает пост Верховного Владыки. Почти сразу после образования ордена, Ибн Саббах смог внушить всем правителям, что от его гнева невозможно укрыться. Осуществление «акта божьего возмездия» — это лишь вопрос времени.

Примером «отсроченного акта возмездия» может служить характерный случай, дошедший до нас благодаря многочисленным преданиям, передаваемым из уст в уста уцелевшими хашшашинами. (Со времен первого хашшашина-смертника Бу Тахир Аррани, память о погибших за «святую идею» тщательно хранилась и почиталась последующими поколениями хашшашинов.) Хашшашины долго и безрезультатно охотились за одним из могущественных европейских князей. Охрана европейского вельможи была организована настолько тщательно и скрупулёзно, что все попытки убийц приблизиться к жертве неизменно терпели неудачу. Во избежание отравления или иных «коварных восточных ухищрений», ни один чужак не мог не только подойти к князю, но и приблизиться ко всему, чего могла коснуться его рука. Пища, которую принимал князь, предварительно опробовалась специальным человеком. День и ночь возле него находились вооруженные телохранители. Даже за большие богатства хашшашинам не удавалось подкупить кого-либо из охраны…

Тогда Ибн Саббах предпринял нечто иное. Зная, что европейский вельможа слыл ярым католиком, «Старец Горы» отправил в Европу двух молодых людей, которые по его приказу обратились в христианство, благо, принятая среди шиитов практика «такийя» позволяла им совершить обряд крещения для достижения свящ

guide-israel.ru

кто на такие АССАСИНЫ? на самом деле.

Ассаси&#769;ны (хашашины, хашишины, хассасин, гашишин; от араб. хашиши, мн. ч. хашишийа или хашишийун — «употребляющий хашиш» — наименование, под которым получили широкую известность в Средние века и в настоящее время исмаилиты-низариты. Название связано с комплексом расхожих представлений о низаритах, как о террористической секте, члены которой, одурманенные наркотиком фанатики, совершают многочисленные убийства на политической и религиозной почве. К середине XIV века слово «ассасин» приобрело в итальянском, французском и других европейских языках значение «убийца» . Википедия. <a rel=»nofollow» href=»http://ru.wikipedia.org/wiki/��������» target=»_blank» > история здесь</a>

Ассасины — тайная сектантская организация неоисмаилитов-низаритов, образовавшаяся в Иране в конце 11 века в результате раскола в исмаилитизме. Основатель — Хасан ибн Саббах. Руководящая верхушка ассасинов (крупные феодалы) практиковала их как средство политической борьбы и убийства своих противников. Центром ассасинов был замок Аламут в Иране. Деятельность ассасинов распространилась в Иране, Сирии и Ливане. Характерной особенностью учения ассасинов с середине 12 века было обожествление имама, главы их opганизации. Конец существованию ассасинов в Иране положило монгольское войско Хулагу-хана в 1256. В Ливане и Сирии последний удар ассасинов нанесли мамлюки в 1273 году

Ассасины это кредо убийцы, ибо убивали тех кто должен был понести какое либо наказание

touch.otvet.mail.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.