Чеченской войны: Названа «настоящая причина» чеченской войны: Политика: Россия: Lenta.ru

Содержание

Названа «настоящая причина» чеченской войны: Политика: Россия: Lenta.ru

Отказ бывшего президента России Бориса Ельцина вести переговоры с главой самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерия Джохаром Дудаевым стал «настоящей причиной» чеченской войны. Об этом «Ленте.ру» рассказал заместитель председателя правления Общественной комиссии по сохранению наследия академика Сахарова Анатолий Шабад.

По словам Шабада, Дудаев неоднократно заявлял, что хочет провести переговоры с Ельциным. Однако тот не соглашался, потому что глава самопровозглашенной республики «позволил себе над ним издеваться».

Материалы по теме

00:01 — 26 ноября 2019

После штурма здания парламента в Москве в октябре 1993 года Дудаев послал Ельцину письмо, в котором похвалил российского лидера за то, что он «оппозицию прижал». Однако на самом деле послание было оскорбительным, подчеркнул Шабад.

«Сам Дудаев в свое время захватил власть путем такого военного наскока и тем самым давал Ельцину понять, что "мы с вами один не лучше другого". Вот это и было настоящей причиной чеченской войны, потому что после этого Ельцин не желал о Дудаеве слышать», — отметил собеседник «Ленты.ру».

Поводом для вооруженного конфликта в октябре 1993 года стало упразднение деятельности Верховного Совета. Его сторонники попытались захватить здание мэрии и Останкинский телецентр. 4 октября по решению Ельцина начался штурм Белого дома. Победу одержали сторонники президента. После этого, в декабре 1993 года, была принята новая Конституция.

В 1994 году в России началась Первая чеченская война (официальное название — Восстановление конституционного порядка в Чеченской Республике), целью которой было возвращение контроля над территорией Чечни, где в 1991 году была провозглашена Чеченская Республика Ичкерия. Она продолжалась до 31 августа 1996 года, в результате были убиты более пяти тысяч российских военнослужащих и до 80 тысяч мирных жителей.

Что происходит в России и в мире? Объясняем на нашем YouTube-канале. Подпишись!

Конфликты между РФ и Чеченской Республикой в 1994-1996/1999-2009 годы

Режим Дудаева располагал, по расчетам Министерства обороны, 11-12 тыс человек (по данным МВД, до 15 тыс) регулярных войск и 30-40 тыс человек вооруженного ополчения, из них 5 тыс составляли наемники из Афганистана, Ирана, Иордании, республик Северного Кавказа и др.

9 декабря 1994 года Президентом РФ Борисом Ельциным был подписан Указ № 2166 "О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской республики и в зоне осетино ингушского конфликта". В тот же день Правительством РФ было принято Постановление № 1360, предусматривавшее разоружение этих формирований силовыми методами.

11 декабря 1994 года началось выдвижение войск в направлении чеченской столицы - города Грозного. 31 декабря 1994 года войска по приказу министра обороны РФ начали штурм Грозного. Российские бронеколонны были остановлены и блокированы чеченцами в разных районах города, боевые подразделения федеральных сил, вошедшие в Грозный, понесли большие потери.

(Военная энциклопедия. Москва. В 8 томах 2004 г.)

На дальнейший ход событий крайне отрицательно повлиял неуспех восточной и западной группировок войск, поставленную задачу не удалось выполнить и внутренним войскам МВД.

Ведя упорные бои, федеральные войска взяли Грозный к 6 февраля 1995 года.

После взятия Грозного войска приступили к уничтожению незаконных вооруженных формирований в других населенных пунктах и в горных районах Чечни.

С 28 апреля по 12 мая 1995 года согласно Указу Президента РФ осуществлялся мораторий на применение вооруженной силы в Чечне.

Незаконные вооруженные формирования (НВФ), используя начавшийся переговорный процесс, осуществляли передислокацию части сил из горных районов к местам расположения российских войск, формировали новые группы боевиков, обстреливали блокпосты и позиции федеральных сил, организовали небывалые по масштабам террористические акты в Буденновске (июнь 1995), Кизляре и Первомайском (январь 1996).

6 августа 1996 года федеральные войска после тяжелых оборонительных боев, понеся большие потери, оставили Грозный. НВФ вступили также в Аргун, Гудермес и Шали.

31 августа 1996 года в Хасавюрте были подписаны соглашения о прекращении боевых действий, положившие конец первой чеченской войне. После заключения соглашения войска в предельно сжатые сроки с 21 сентября по 31 декабря 1996 года были выведены с территории Чечни.

12 мая 1997 года был заключен Договор о мире и принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой Ичкерия.

Чеченская сторона, не соблюдая условий договора, повела линию на немедленный выход ЧР из состава России. Усилился террор по отношению к сотрудникам МВД и представителям местных органов власти, активизировались попытки сплотить вокруг Чечни на антироссийской основе население других Северо Кавказских республик.

Контртеррористическая операция в Чечне в 1999 2009 годах (вторая чеченская война)

В сентябре 1999 года началась новая фаза чеченской военной кампании, которая получила название контртеррористической операции на Северном Кавказе (КТО). Поводом для начала операции послужило массированное вторжение 7 августа 1999 года в Дагестан с территории Чечни боевиков под общим командованием Шамиля Басаева и арабского наемника Хаттаба. В группировку входили иностранные наемники и боевики Басаева.

Более месяца шли бои федеральных сил с вторгшимися боевиками, закончившиеся тем, что боевики были вынуждены отступить с территории Дагестана обратно в Чечню.

В эти же дни - 4 16 сентября - в нескольких городах России (Москве, Волгодонске и Буйнакске) была осуществлена серия террористических актов - взрывы жилых домов.

Учитывая неспособность Масхадова контролировать ситуацию в Чечне, российским руководством было принято решение о проведении военной операции по уничтожению боевиков на территории Чечни. 18 сентября границы Чечни были блокированы российскими войсками. 23 сентября Президент РФ издал Указ "О мерах по повышению эффективности контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации", предусматривающий создание Объединенной группировки войск (сил) на Северном Кавказе для проведения КТО.

23 сентября российская авиация начала бомбардировки столицы Чечни и ее окрестностей. 30 сентября началась наземная операция - бронетанковые подразделения российской армии со стороны Ставропольского края и Дагестана вошли на территорию Наурского и Шелковского районов республики.

В декабре 1999 года была освобождена вся равнинная часть территории Чеченской Республики.

Боевики сосредоточились в горах (около 3000 человек) и осели в Грозном. 6 февраля 2000 года Грозный был взят под контроль федеральных сил. Для борьбы в горных районах Чечни кроме восточной и западной группировок, действовавших в горах, была создана новая группировка "Центр".

25-27 февраля 2000 года подразделения "Запада" блокировали Харсеной, а группировка "Восток" закрыла боевиков в районе Улус-Керт, Дачу-Борзой, Ярышмарды. 2 марта Улус-Керт был освобожден.

Поcледней крупномасштабной операцией была ликвидация группировки Руслана Гелаева в районе с. Комсомольское, завершившаяся 14 марта 2000 года. После этого боевики перешли на диверсионно террористические методы ведения войны, а федеральные силы противопоставили террористам действия спецподразделений и операции МВД.

Во время проведения КТО в Чечне в 2002 году в Москве был совершен захват заложников в Театральном центре на Дубровке. В 2004 году был совершен захват заложников в школе номер 1 города Беслана в Северной Осетии.

К началу 2005 года, после уничтожения Масхадова, Хаттаба, Бараева, Абу аль-Валида и многих других полевых командиров, интенсивность диверсионно-террористической деятельности боевиков значительно снизилась. Единственная масштабная операция боевиков (рейд на Кабардино-Балкарию 13 октября 2005 года) завершилась провалом.

С полуночи 16 апреля 2009 года Национальный антитеррористический комитет (НАК) России по поручению президента Дмитрия Медведева отменил режим КТО на территории Чеченской Республики.

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников

К чему привела вторая чеченская война | Политика и общество: анализ событий в Европе, России, мире | DW

Это вторжение положило начало широкомасштабным военным действиям, которые вылились в так называемую контртеррористическую операцию, продолжающуюся по сей день на территории Чечни.

Формально о завершении второй чеченской войны российские власти объявили ещё весной 2000 года, однако в республике по-прежнему находятся по официальным данным - 95 тысяч, по оценке независимых экспертов - до 200 тысяч военнослужащих федеральных сил. И ни о какой победе над боевиками речь идти пока не может. Свидетельство тому – продолжающиеся потери в живой силе, не говоря уже о технике. Вот и во вторник в Шатойском районе на фугасе подорвался грузовик с военнослужащими: 11 солдат погибли, 7 получили тяжёлые ранения. По официальным данным, – опубликованным, правда, уже некоторое время назад, – за вторую чеченскую кампанию потери федеральных сил составили 4249 военнослужащих; Комитет солдатских матерей называет другую цифру – более 10 тысяч. Федеральное командование говорит о том, что уничтожено свыше 13,5 тысяч боевиков; независимые эксперты считают, что потери среди чеченцев гораздо выше, причём многие из погибших никогда и оружия в руках не держали.

Позиция Запада ошибочна

Наш московский корреспондент Анатолий Даценко встретился с видным российским правозащитником Сергеем Адамовичем Ковалёвым и взял у него интервью. Вот что говорит Ковалёв о сегодняшнем положении в Чечне и отношении к этой проблеме Запада.

"Ситуация в Чечне на самом деле ужасна. И ответственность за это в значительной мере несёт Запад. Потому что благодаря ухищрениям наших дипломатов и политиканов произошло следующее: нащупан стиль общения западных критиков и российских "официальных миротворцев", людей типа

Дмитрия Рогозина. Те и другие говорят: "Да, к сожалению, на чеченской территории всё ещё происходят заведомые нарушения прав человека, иногда даже носящие массовый характер, хотя это, конечно, и никакая не гуманитарная катастрофа". А дальше они опять-таки с трогательным единодушием говорят: "Но посмотрите, какой – постепенно – достигнут прогресс! Смотрите, в Чечне действуют суды. Смотрите, заведено столько-то сот уголовных дел на федеральных военнослужащих. И положение беженцев, как бы оно ни было тяжело, с каждым днём улучшается!". И это очень удобная позиция – и для тех, и для других".

Путин "в плену" у силовиков

Между тем, по данным Международной Хельсинской Федерации по правам человека, российские солдаты убивают ежемесячно от 50-ти до 80-ти чеченских мужчин. По словам Арона Роудса (Aaron Rhodes), исполнительного директора Федерации, за последние месяцы ситуация ещё обострилась и уже граничит с геноцидом. Сергей Ковалёв говорит:

"Мне всё же очень не хочется верить, что в решениях высшей администрации России присутствует сознательный геноцид. Я думаю, что это, скорее всего, не намерение проредить мужское население Чечни, а намерение навязать силой послушание, благонадёжность и всё что полагается. И в этом смысле такие запредельные – или "беспредельные", если пользоваться лагерной терминологией, – действия федеральных войск и федеральных чиновников в Чечне – это не следование инструкции и заранее положенному плану. Думаю, что в этом смысле из Кремля их никто не организует. Думаю, что Кремль цинично согласился с тем, что иначе не получится. Других исполнителей того, что хочет Кремль в Чечне – насилия, жесткой руки, – других исполнителей не найдёшь. Здесь нужны палачи так уж палачи! Это, по-моему, одно обстоятельство. Второе: я думаю, что администрация Путина, сам он, во всяком случае, отчётливо понимают, что на Северном Кавказе они в тупике.

Что надо искать выход, не сводящийся к зачисткам, не сводящийся к разнузданному насилию. Но Путин, в некотором смысле, в плену у силовиков. Более надёжной опоры у него нет. А этим ребятам выгодно воевать в Чечне – выгодно потому, что звёзды падают на плечи, выгодно потому, что чины растут, выгодно потому, что только в Чечне военные получают зарплату, а не то нищенское пособие, которое они получают до сих пор здесь. Ну и, наконец, выгодно потому, что там есть чем поживиться. Никто не в силах, а потому и не пытается прекратить там мародёрство. Сотни возбуждённых уголовных дел – это миф, не имеющий никакого значения. Бывают редкие исключения в виде Буданова. А в массе своей они там никого не боятся! Это и есть, по-моему, главный тормоз к тому, чтобы в Чечне начались какие-то реальные шаги к разрешению безвыходной ситуации. Я думаю, что сам Путин хотел бы этого, но он не может себе позволить вступить в переговоры с Масхадовым. Он хотел бы, чтобы война поскорее закончилась. А как она может кончиться? Это же партизанская война! Партизанская война не кончается вообще: она то затухает, то вспыхивает, то почти угасает, но всегда тлеет".

Рану нужно лечить

Я связался по телефону с политологом Клаусом Зегберсом (Klaus Segbers), профессором Института Восточной Европы при Свободном университете Берлина, и спросил его, как продолжающаяся война в Чечне влияет на ситуацию в России в целом.

"Мне кажется, что в последние месяцы – или даже в последний год – эта война уже не оказывает такого сильного влияния на российское общество, как во время первой или даже в начале второй чеченской войны. На то есть несколько причин. На частном, семейном уровне этот конфликт по-прежнему осуждается теми, чьи сыновья могут быть призваны на воинскую службу и отправлены в зону боевых действий. С другой стороны, сама идея о необходимости борьбы с терроризмом и сепаратизмом в целом пользуется поддержкой в обществе. А поскольку рейтинг президента Путина весьма высок, то чеченский вопрос вряд ли выльется в некий кризис. Однако это не может заставить забыть о том, что на Северном Кавказе по-прежнему кровоточит глубокая рана, и она нуждается в лечении. Но я не вижу пока сколько-нибудь приемлемой концепции решения этой проблемы – ни у России, ни у стран Запада".

В контексте глобальной борьбы с терроризмом

Как война в Чечне повлияла на его позицию в отношении России?

"Если проанализировать ситуацию трезво и непредвзято, то я думаю, что во взаимоотношениях между Россией и странами Запада на стол выкладываются далеко не все карты. С одной стороны, западные правительства, Европарламент, ОБСЕ, а также правозащитные организации и средства массовой информации не устают критиковать массовое и часто ничем не оправданное применение насилия со стороны российской армии. Речь, в частности, идёт и о военных преступлениях, в том числе против мирного населения. С другой стороны, я не знаю ни одного западного правительства, которое было бы готово поставить под вопрос целостность Российской Федерации, официально заявив о необходимости предоставлении Чечне полной независимости. И это напрямую связано с внутренней политикой стран Запада. Ведь и в Западной Европе, как известно, существуют подобные конфликтные ситуации – будь то, скажем, в Стране басков, или на Корсике, или в некоторых других регионах. И поэтому в западноевропейских столицах никто не говорит об отделении каких бы то ни было северокавказских территорий от Российской Федерации. Ну и, наконец, третий фактор состоит в том, что после 11 сентября, после терактов в Нью-Йорке, Вашингтоне и Пенсильвании, Россия весьма умело смогла интегрировать свой собственный конфликт с чеченцами в контекст глобальной борьбы с терроризмом. С тех пор эта тема, хоть и всплывает иногда в ходе переговоров западных политиков с российскими, отодвинулась на задний план".

Запад должен сделать выбор

Российские правозащитники резко критикуют оппортунизм стран Запада, неготовность вмешаться и положить конец массовым нарушения прав человека в Чечне. Как я понимаю, эта критика в значительной мере справедлива?

"Я бы сказал, она справедлива отчасти. Она справедлива, и даже более чем справедлива, когда касается нарушений прав человека с обеих сторон, не только со стороны российских войск, но и со стороны чеченских боевиков. Ведь ни для кого не секрет, что эти бандформирования уже не первый год занимаются систематическим похищением людей ради выкупа, превратив это в доходный бизнес. Понятно, что это не имеет ничего общего с цивилизованными нормами и правами человека. Такие нарушения должны осуждаться самым решительным образом. В то же время страны Запада стоят перед очень нелёгким выбором: с одной стороны, они придают большое значение стабилизации процесса реформ, с другой, неустанно подчёркивают, ссылаясь на свои общественные стандарты, что все такого рода конфликты должны решаться цивилизованным, мирным путём, а с третьей стороны, как я уже сказал, у многих западных стран имеются собственные проблемы аналогичного характера, так что от них бессмысленно ждать каких-то внешнеполитических заявлений, которые противоречили бы их внутриполитическим интересам. Поэтому Запад лавирует, что вполне понятно, а российские правозащитники его критикуют, что тоже вполне понятно".

Таково мнение политолога Клауса Зегберса, профессора Института Восточной Европы при Свободном университете Берлина. А в заключение – краткая оценка перспектив развития России, какими они видятся Сергею Ковалёву:

"Что происходит в стране? Страна постепенно пятится назад – в тот самый Советский Союз, в те самые советские реалии, о которых она так тоскует в последнее время".

Владимир Фрадкин, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Комментарий: Забытая, но незаконченная война в Чечне | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW

13 сентября 1999 года в Москве обещало быть очень теплым днем, поэтому все окна в нашей квартире на семнадцатом этаже дома на юге столицы были открыты. В пять утра я проснулся от грохота, больше всего напоминавшего взрыв. Я вскочил и бросился к окну. На северо-восток от нашего дома стоял столб дыма, и, как мне показалось, оседающее облако каких-то обломков. "Новый теракт", - подумал я. Ведь до этого уже были взрывы в городе Буйнакске и в московском районе Печатники.

Предчувствия не обманули. Скоро "Эхо Москвы" сообщило о взрыве в жилом доме на Каширском шоссе.  Погибло более 120 человек. Через неделю премьер Владимир Путин пообещал "мочить" террористов "в сортире". А 30 сентября бронетанковые части российской армии вернулись в Чечню - без малого через пять лет после начала первой военной операции в 1994 году.

"Старые песни о главном" в сегодняшней России

С тех пор прошло 20 лет. Далее я хотел написать фразу: "Обстоятельства серии взрывов в российских городах и причины неожиданного всплеска активности боевиков Шамиля Басаева накануне, в августе 1999 года, остаются предметом дискуссий и по-прежнему вызывают много вопросов". Но вдруг подумал: а задает ли кто-то эти самые вопросы? И есть ли дискуссия? На самом деле вторую чеченскую войну, как и первую тоже, сегодня мало кто вспоминает.

Константин Эггерт

У постсоветского общества, по понятным причинам, короткая память. В последние 30 лет оно пережило так много крутых перемен и настоящих трагедий, что научилось подавлять тяжелые воспоминания. Поэтому история странного "сахара", найденного в одном из домов в Рязани после московских взрывов, или возможные связи Басаева со спецслужбами остаются интересны очень узкому кругу правозащитников и историков.

Между тем та война - несомненно важнейшая веха в современной истории России. И не только потому, что именно она превратила неизвестного до этого шефа ФСБ Владимира Путина в почти единоличного правителя России. Но и потому, что именно она положила начало неосоветской имперской политике Кремля, которая с тех пор остается одной из основ режима, созданного Путиным. Нынешнее "Можем повторить!" - прямое продолжение второй чеченской. "Старые песни о главном" власти запели именно тогда в прямом и переносном смысле слова и продолжают петь до сих пор вместе со значительной частью россиян.

Винить россиян в том, что после стресса девяностых с их крутыми историческими виражами им захотелось "сильной руки", а потом и возрождения "их" империи, не имеет смысла. Любая революция - а десятилетие между 1989 и 1999 годами было без преувеличения революционным - рано или поздно порождает запрос на "стабильность" и предсказуемость. Распад СССР не был принят и осознан населением России. Так что, возможно, вторая чеченская была, в каком-то смысле, неизбежна.

Плоды "умиротворения": Чечня под полным контролем Кадырова

Однако ее последствия оказались вовсе не такими, какими они представлялись 20 лет назад. Во-первых, "маленькой победоносной войны" не вышло, несмотря на ранний переход на сторону Москвы Ахмата Кадырова. Последней крупной операцией боевиков было нападение на Нальчик в 2005 году. Во-вторых, для "умиротворения" Чечни пришлось отдать ее под полный контроль клану Кадыровых.

Согласно официальным данным, более 80 процентов бюджета Чеченской Республики формируется за счет прямого финансирования центром. Грозный отстроен лучше большинства региональных столиц России. Свадьбы с десятками "Роллс-Ройсов" из категории удивительных фактов превратились в обыденность. Рамзан Кадыров, будучи номинально главой одного из почти восьми десятков российских регионов, на самом деле выглядит вторым по влиянию политиком страны, которому никто, кроме Путина, не указ. Его оппоненты либо изгнаны, либо мертвы.

Под предлогом обеспечения безопасности во время той войны путинский режим за несколько лет лишил все структуры, обеспечивающие демократию и верховенство права в стране, тех немногих сил и влияния, которые у них были. Не может в сегодняшней России быть независимых парламентских комиссий, которые могли бы проверить расходование бюджетных средств, независимых судей и прокуроров, готовых задавать неудобные вопросы и вести следствие, независимых и по-настоящему избранных глав регионов, которые спросили бы с центра за преференции одним и копейки другим. Есть немногие независимые СМИ, но кому нужны их расследования, если некому во власти их продолжить? Люди в Чечне сегодня настолько же бесправны  перед лицом государственной машины, как рязанцы или хабаровчане.

О наследии второй чеченской войны проще молчать

Дети и даже внуки тех, кто 20 лет назад радовался, что "империя нанесла ответный удар" в Чечне, сегодня пожинают плоды того восторга. Хотя многие из них об этом могут не задумываться и не догадываться. Многообразное наследие второй чеченской - это та проблема, решить которую новой российской демократической власти, когда она выйдет на историческую сцену, будет едва ли не труднее всего. Даже прекратить войну с Украиной, по-моему, проще. А пока оно останется тем, о чем и власть, и оппозиция предпочитают молчать. И это молчание - лучшее доказательство того, как долго и мучительно его придется потом преодолевать.

Автор: Константин Эггерт - российский журналист, ведущий программ телеканала "Дождь".  Автор еженедельной колонки на DW.  Константин Эггерт в Facebook:  Konstantin von Eggert

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

______________

Подписывайтесь на наши каналы о России, Германии и Европе в | Twitter | Facebook | YouTube | Telegram

Смотрите также:

  • Как живут чеченские беженцы в Панкисском ущелье

    Учиться, чтобы начать новую жизнь

    Эти женщины живут в Панкисском ущелье. Многие из них когда-то вместе со своими семьями бежали на север Грузии из Чечни, спасаясь от войны. У кого-то не так давно мужья, отцы и братья погибли в Сирии. В школе, основанной фондом имени Родди Скота, британского журналиста, убитого в ходе второй чеченской войны, женщины из Панкиси учат английский язык, который открывает для них новые перспективы.

  • Как живут чеченские беженцы в Панкисском ущелье

    Беседа у суфия

    Панкисское ущелье - мусульманский анклав в преимущественно православной Грузии. Кроме того, ущелье, протяженность которого составляет 30 км, а ширина - 5 км, является родиной кистинцев - чеченского национального меньшинства, исповедывающего ислам. Женщины Панкиси регулярно ходят в мечеть. После традиционной суфийской церемонии в селе Дуиси они встречаются, чтобы обсудить последние новости.

  • Как живут чеченские беженцы в Панкисском ущелье

    Гостиница в Джоколо: бизнес женщин Панкиси

    Лейлу Ачишвили (в центре) в юности похитил и увез в Чечню ее будущий муж. Но ей удалось уйти от него и вернуться в Грузию. В Панкисском ущелье 53-летняя Лейла открыла вместе со своей дочерью Мариам небольшую гостиницу в селе Джоколо. Сюда часто приезжают туристы из Польши, Бельгии и других европейских стран.

  • Как живут чеченские беженцы в Панкисском ущелье

    Грузинская кухня для европейских гостей в Панкиси

    Лейла Ачишвили и ее дочь Мариам Кебадзе будут угощать гостей хинкали - блюдом национальной грузинской кухни. У Лейлы было еще два сына. Они ушли воевать на стороне боевиков "Исламского государства" и погибли в Сирии. Лейла Ачишвили пытается об этом не думать и смотреть вперед. "Сегодня я благодарна за то, что могу быть независимой", - говорит она.

  • Как живут чеченские беженцы в Панкисском ущелье

    Мечта о другой жизни

    Для Мариам, дочери Лейлы Ачишвили, в Панкиси нет почти никаких перспектив. Здесь скучно, сетует она. "Девушки вечером не выходят на улицу. Так принято, потому что общество в Панкисском ущелье патриархальное, - рассказывает Мариам. - Но я люблю ночь. Моя мечта - жить свободно, где-нибудь в горах, например в Швейцарии".

  • Как живут чеченские беженцы в Панкисском ущелье

    Гости из Чечни навещают родственников

    Мариам Кебадзе радуется, когда к ней в гости приезжают родственники из Грозного. Из Чечни в 90-х в Панкисское ущелье бежали тысячи чеченцев, спасаясь от войны. У многих из них остались тесные контакты с родиной. В Панкиси большая чеченская диаспора. Но у региона дурная слава. Многие считают, его прибежищем исламских террористов, поэтому Россия не раз грозила нанести удар по ущелью.

  • Как живут чеченские беженцы в Панкисском ущелье

    Глоток свободы для женщин Панкиси

    Женщины, живущие в Панкисском ущелье, пытаются добиться хоть какой-то свободы. Знакомая Лейлы Ачишвили после того, как ее муж погиб на войне в Сирии, открыла небольшой фитнес-зал. Не многие женщины в ущелье приходят сюда, чтобы заниматься спортом. Лейла использует эту возможность. Это одно из мест, где женщины могут встретиться друг с другом и заняться собой.

  • Как живут чеченские беженцы в Панкисском ущелье

    "Хочу отправить ее учиться за границу"

    Мариам Кебадзе живет в небольшой квартире со своей матерью и бабушкой. Лейла Ачишвили желает лучшего будущего для своей дочери. "Я бы хотела во всем поддерживать свою дочь, - говорит она. - Я буду стараться отправить ее учиться за границу. Здесь в Панкиси для нее нет почти никаких перспектив".

    Автор: Лиза Хенель, Наталья Позднякова


 

Как Чечня стала особенной - Ведомости

Принято считать, что Чечня – это особый субъект Российской Федерации. Специфика региона объясняется тем, что республика пережила целых две (!) войны, а также тем, что после их окончания власть перешла к семье Кадыровых, а ее нынешний глава Рамзан Кадыров получил от Кремля карт-бланш на действия, не разрешенные ни одному другому региональному политику.

В России давно обратили внимание на непохожесть Чечни на остальные регионы и республики страны. Еще сражавшийся на Кавказе в XIX в. генерал Милентий Ольшевский писал о чеченцах как об особом, отличном от других кавказцев народе, что они «не хотели плясать по нашей дудке, звуки которой были для них слишком жестки и оглушительны». При советской власти чеченское национальное движение было самым долгим, вплоть до лета 1940 г., в 1944 г. была депортация, в 1957 г. – непростое возвращение в родные места. Сепаратизм не рождается на пустом месте. Он накапливается по ходу истории – и события XX в. закрепили в чеченцах смешанное чувство гордости и обиды, подозрительность к власти.

Можно ли было предотвратить первую чеченскую, начавшуюся 25 лет назад, в конце 1994 г.? Скорее всего – можно. На этом сходятся практически все эксперты. Но тогда Кремлю пришлось бы пойти на уступки, а всякая уступка – свидетельство слабости. Для такого человека, как Борис Ельцин, слабость была тождественна унижению, да и общая ситуация в стране была такой, что президент был обязан демонстрировать только силу. Четверть века назад, после начала войны я пошутил в том духе, что, мол, дали бы генерал-майору авиации Джохару Дудаеву генерал-лейтенанта, сделали бы его замминистра обороны России – тут и конец сепаратизму. Сегодня та шутка кажется наивной.

Я уверен, что чеченский сепаратизм состоялся бы и без Дудаева. В 1994 г. Чечня уже стала де-факто независимой. Американская исследовательница Эмма Джиллиган определяет Чечню 1994–1996 гг. как «несостоявшееся государство». Здесь ключевое слово – «государство». Тем временем в Москве упорно верили в непререкаемую военную силу федерального центра. И напрасно.

Первую чеченскую войну Россия проиграла, как Украина свою войну на Донбассе. Разница в том, что в отличие от донецких сепаратистов за чеченскими не стоял никто или почти никто – не считать же решающим обстоятельством их успеха помощь из мусульманского зарубежья. Просто они показали свою силу, а Москва – свою слабость. Это было обидно для российского общества, которое симпатизировало Ельцину: слаб наш президент, слаба армия. Россия испытание Чечней не выдержала.

Переговоры с Асланом Масхадовым и заключение в 1996 г. хасавюртовского соглашения были поражением Москвы, по которому вопрос о суверенитете Чечни был отложен до 2001 г. Федеральная власть воспринимала Хасавюрт не иначе как передышку. В Кремле были уверены, что вопрос будет решен в пользу Москвы и это только дело времени. Но время тогда работало против федерального центра.

Первая чеченская и последовавшие за ней события оказывали влияние на внутриполитическую обстановку в России. Так на авансцене появился генерал Александр Лебедь, чей авторитет стремительно рос, поскольку именно он выглядел ключевой фигурой в преодолении чеченского конфликта. Всякие касающиеся политики и истории сравнения часто выглядят надуманными. Но явление генерала Лебедя в некоторой степени напоминает ситуацию с Георгием Жуковым в эпоху Никиты Хрущева, когда маршал по своей популярности конкурировал с самим главой КПСС.

Чеченский сепаратизм обернулся джихадом, что грозило распространением войны на весь Северный Кавказ. В регионе стали появляться селения и целые территории, управлявшиеся по законам шариата. Крупнейшей из них стала так называемая «кадарская зона» в Дагестане. В 1999 г. в Дагестан ворвались отряды Шамиля Басаева, провозгласившего своей целью создание в регионе исламского эмирата.

Все это превращало Чечню в фактор международной политики, ухудшало отношения страны с мусульманским миром. Помимо этого в адрес России звучали обвинения в жестокости ее солдат, в массовых нарушениях прав человека. Надо, однако, признать, что крайне жестоко действовали обе воюющие стороны.

Схватка в Дагестане, в ходе которой Басаев потерпел поражение, переросла во вторую чеченскую войну. В отличие от первой финал второй войны можно было предугадать. Для пришедшего в 1999 г. к власти Владимира Путина победа в Чечне была делом чести, демонстрацией силы нового президента страны. И он сумел справиться с этой задачей, действуя при этом не только военными, но прежде всего политическими методами. В 2000 г. он назначил ранее воевавшего против России муфтия Ахмада-хаджи Кадырова главой местной администрации, в 2003 г. – президентом Чечни. Путинская тактика напоминает тактику большевиков в борьбе против басмачей: тогда, в конце 1920-х, советская власть пошла на сделку с повстанцами, предложив некоторым полевым командирам административные посты, что сильно ослабило повстанческое движение.

Вторая чеченская превратилась в локальную войну, уже не столь важную для остальной России.

В 2004 г. Ахмад-хаджи погиб в результате теракта на грозненском стадионе «Динамо» (о том, кто его устроил, в Чечне до сих пор ходят самые разные слухи) и началось восхождение к власти его сына Рамзана Кадырова, который стал в 2007 г. президентом республики. При нем завершилось начавшееся несколько ранее оформление особых отношений между Грозным и Москвой. Молодой Кадыров превращает свою Чечню в регион «персонального подчинения» лично себе и президенту Путину. Он добивается своего рода независимости, пусть и в пределах российского государства. Он получает право действовать в республике по своему усмотрению. Порой ему даже позволяется не соглашаться с внешней политикой страны, как это было в 2017 г., когда он выступил в поддержку мусульман Мьянмы, тогда как российский МИД согласился с действиями правительства этой страны.

Оборотная сторона неслыханной самостоятельности, можно сказать, вседозволенности Кадырова – его абсолютная лояльность Путину. Кадыров называет себя его солдатом и однажды заявил, что путинское президентство должно стать пожизненным. К тому же он выполняет свое главное обещание – в Чечне стабильность, пусть даже его противники называют ее кладбищенской.

Конечно, «отвязность», амбициозность чеченского лидера вызывает раздражение в некоторых властных структурах, особенно у силовиков, контролю которых Рамзан Кадыров и его приближенные недоступны. Но тут можно отдать должное Рамзану Кадырову: обладая своеобразным политическим инстинктом, он редко переступает красную линию. Все это вместе и позволяет говорить о феномене Кадырова, и благодаря этому Чечня сохраняет свой неформальный особый статус.

Этот феномен существует еще и по той причине, что Кадырову и Путину трудно, если вообще возможно, обойтись друг без друга – даже с учетом некоторого охлаждения отношений между ними. Общее мнение таково, что, пока есть Путин, будет и Кадыров. Кроме того, сложно предсказать, что может случиться в Чечне после Кадырова. Установив в республике авторитарное правление, Кадыров нарушил принципы основанной на согласии кланов чеченской политической культуры, избавился от своих конкурентов, и не исключено, что те, кого он обидел, потребуют компенсации. Словом, замену Кадырову в Чечне, как и Путину в России, подыскать более чем непросто.

И все же попробуем заглянуть в будущее. Предположим, что место Путина занято кем-то другим. Новому российскому лидеру неизбежно придется разбираться с феноменом Кадырова, а заодно и с чеченской эксклюзивностью, от которой федеральная власть слегка подустала. Главный вопрос: останется ли актуальной формулировка «Чечня и Россия», которая была в ходу с начала первой чеченской войны, или же Чечня станет самым обычным субъектом Федерации?

Автор — руководитель научных исследований Института «Диалог цивилизаций»

Почему началась чеченская война и можно ли было ее избежать? Дискуссия в Ельцин Центре

https://www.znak.com/2019-12-10/pochemu_nachalas_chechenskaya_voyna_i_mozhno_li_bylo_ee_izbezhat_diskussiya_v_elcin_centre

2019.12.10

В новейшей истории России две чеченские войны оставили огромный след. Это не только десятки тысяч убитых солдат и гражданских и тысячи русских, покинувших регион. Они влияли на итоги президентских выборов и стабильность на остальной части Северного Кавказа, предопределили экономические отношения с Чеченской республикой и появление в политике главы республики Рамзана Кадырова, ставшего одним из самых влиятельных губернаторов. Но тема чеченских кампаний, по сути, табуирована и обсуждается гораздо реже и скромнее, чем многие другие войны в истории страны. Исправить ситуацию решились в екатеринбургском Ельцин Центре, где прошла конференция «Как война в Чечне изменила российское общество».

Экс-директор ФСБ России Сергей СтепашинЯромир Романов

«Трагедия, которая не имеет финала»

В Центре собрали бывших высокопоставленных чиновников России и Чеченской республики Ичкерии, правозащитников, военных и юристов. Как объяснил исполнительный директор Ельцин Центра Александр Дроздов, позвать их всех на разговор решились, потому что «Родина устала от вранья». «Разговор будет тяжелым. Сегодня Чечня, как говорит ее лидер, превратилась в райский уголок земли. Хорошо, но не надо забывать, что каждый клочок земли щедро полит кровью. Война в Чечне — трагедия, которая не имеет финала. У каждого своя правда на этот счет. Нам кажется, что это уже „было“, но это событие русской истории относится к таким, которое кажется, что залегло на глубину, но на самом деле болит и кровоточит, — сказал Дроздов. — Всему когда-то приходит итог, все кончается. Очень хочется, чтобы когда-то мы могли сказать, что мы это пережили, мы это поняли и мы извлекли урок из наших кавказских эпопей».

Яромир Романов

Но конференция показала, что даже спустя 25 лет после начала первой войны бывшие руководители России не до конца уверены, что же стало стартовой точкой конфликта. «Мы очень многое переняли от Советского Союза, и прежде всего — советский менталитет. Мы игнорировали всякие мирные переговоры, и у нас было только одно на уме: как все подавить, задавить, а потом праздновать победу, — признался экс-глава администрации президента Бориса Ельцина Сергей Филатов. — В Чечне мы три года боролись за то, чтобы уйти от войны, чтобы ее не было. К сожалению, не получилось».

По его мнению, отправным пунктом для войны стал ГКЧП: тогда многие российские автономии «взорвались», потому что у многих остались обиды от советской системы. «В том числе и у чеченцев. Они всегда были под таким гнетом… Даже в советское время их пришлось несколько раз разоружать, даже применяя тяжелое вооружение, потому что они всегда готовились к тому, чтобы стать самостоятельной республикой», — рассказал он. Филатов признается, что российское руководство рассчитывало, что проблему нарастающих сепаратистских настроений сможет разрешить бывший председатель Верховного Совета РСФСР Руслан Хасбулатов, уроженец Чечни. Но, по его словам, действия Хасбулатова и привели к тому, что к власти пришел советский генерал Джохар Дудаев, который, возглавив республику, очень быстро почувствовал себя вождем и привел к власти бандитов. Решить эту проблему тут же, в 1991 году, Ельцину не дал президент СССР Михаил Горбачев, запретивший вводить войска в Грозный. 

Сергей Филатов с января 1993 года по январь 1996 года руководил администрацией президентаЯромир Романов

«С гор спустились люди с оружием, захватили здание МВД, стали грабить наши военные склады, красть оружие, которым потом торговали. С 1991 года у нас были свои проблемы, у Чечни — свои. Нам было не до Чечни: руки были связаны тем, чтобы более-менее наладить жизнь в России. Ельцин весь 1994 год пытался встретиться с Дудаевым, но за тем стояли люди, которые никак не могли этого допустить. К 1994 году в Чечне сложилось несколько оппозиционных групп, и мы давали деньги Надтеречному району, который Дудаеву не подчинялся, хотели Дудаева „обесточить“. 

Но когда наши танки — а это были наши танки, хотя формально говорили, что они Умара Автурханова, — попали в мешок, который устроил им Аслан Масхадов, это прогремело на весь мир. И через две недели началась война», — рассказал он. Филатов признался, что он жалеет, что правительство России пошло на такой шаг: он считает, что выдавить Дудаева удалось бы и без ввода войск.

Сопредседатель Московской Хельсинкской группы Валерий Борщев, однако, заявил, что с самого начала российские власти лукавили в переговорах с чеченцами, и это лукавство породило многие проблемы. «Подавляющее большинство членов правительства Чечни были за мирный исход и против выхода из состава России. Они говорили, что хотят точно такой же договор, как с Татарстаном, и ничего большего им не нужно. Председатель правительства Виктор Черномырдин говорил, что это не проблема, — но это опять было лукавством», — рассказывал он. Борщев считает, что еще в декабре 1994 года, когда штурм Грозного уже начался, можно было решить вопрос мирным путем. «Мы отправили [правозащитника, бывшего омбудсмена] Сергея Ковалева в Москву, и 6 января он 40 минут разговаривал с Ельциным. Он обрисовал ситуацию, сказал, что Дудаев отказался от выхода из состава России. Он сказал: „Поднимите трубку, позвоните Дудаеву, и этой войны не будет“.

— На что Борис Николаевич тяжело вздохнул и сказал: „Еще не время“.

А потом начались все эти чудовищные акции, о которых вы все прекрасно знаете, и момент был упущен», — вспоминает Борщев.

Сопредседатель Московской Хельсинкской группы Валерий БорщевЯромир Романов

«Вернуть империи отколовшуюся провинцию»

Председатель совета правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов также считает, что к войне в конечном итоге привело неумение советских людей — в том числе и генерала Дудаева — вести дипломатические переговоры. «После октября 1993 года политтехнологи говорили: надо вернуть электорат, сделать что-то национально-патриотическое. Например, вернуть империи отколовшуюся провинцию. И после этого переговоры исчезают, начинается накачка деньгами и оружием оппозиции в Чечне. Это массовая система управленческих ошибок, система без обратных связей, в которых одна и та же структура планирует, осуществляет операцию, анализирует ее результаты и планирует дальнейшие действия. Здесь есть безумная логика, но она есть», — рассказал он.

Следование этой безумной логике привело к потере более чем 5 тыс. сотрудников различных ведомств и от 30 до 50 тыс. погибших гражданских в первую войну, из которых больше 20 тыс. погибло при штурме Грозного.

«Но я бы хотел немного защитить воевавших людей. Последний маршал Советского Союза Дмитрий Язов вывел из Москвы войска, когда погибло три человека, потому что он понимал, что может начаться дальше. А люди, не видевшие крови, люди в штатском, принимают гораздо более страшные решения. Потому что в ходе нашей следующей маленькой гражданской войны в Москве погибло уже больше 150 человек, а в Чечне еще больше», — считает Черкасов.

«Война была нужна, так выходит»

Бывший исполняющий обязанности вице-премьера по социальным вопросам в коалиционном правительстве Чеченской республики Ичкерия в 1996–1997 годах Абдулла Истамулов и вовсе считает, что война изначально была кому-то выгодна. «Я вырос в обычной русской деревне, и когда начались эти события, приехал домой, комсомольским работником. Я видел, как с КамАЗов раздавали оружие, я видел эти призывы. Шло к войне, и это чувствовалось», — вспоминает он. Истамулов не верит, что огромные запасы русского оружия случайно оказались в республике. «Почему русские оставили так много оружия в Чечне? Что, нельзя было забрать, не было времени? Да ладно! Если мы брали дворец в Кабуле — что, не могли бы кое-что сделать здесь? Ребята, это же сказки. Значит, война была нужна, так выходит. И она была», — сказал Истамулов.

Абдулла Истамулов не верит, что война была «трагической случайностью», а не чьим-то выгодным предприятиемЯромир Романов

Впрочем, по его мнению, без России Чечню не ждало светлое будущее. «Ичкерия была гнойником, и она была создана искусственно. Это было то же самое Косово, его использовали абсолютно все. Через него шло оружие и что угодно, по два самолета в день. Много кому это было выгодно», — считает он. Истамулов уверен, что без России Чечню, у которой нет своей привычки государственности, ждет Турция, которая могла бы использовать республику как своего воина, или другие страны. «Запад через Грузию говорит нам [свои предложения], и что нас тогда ждет? Что мои внуки будут ходить в школу мимо гей-клуба? Я не хочу так жить, я лучше умру», — сказал он.

«Авантюрное решение ввести танки в Грозный привело к огромным потерям»

Итоги беседы подвел первый директор ФСБ Сергей Степашин, воевавший в первую чеченскую кампанию. Он считает, что к началу чеченской войны договориться с Дудаевым было уже нельзя. «Мало кто знает, но 28 декабря я прилетел в Дагестан, встречался с Султаном Гелисхановым (министром внутренних дел Ичкерии — прим. Znak.com), который приехал с письмом от Дудаева, а я — с посланием от Ельцина. Было понятно, что мы готовимся к штурму Грозного. Было предложено [решение], он послал нас подальше: „Аллах акбар“. Коммунист, который лупил по Афганистану, говорит: „Аллах акбар“. Откуда у него Аллах-то?», — вспоминает Степашин. 

Степашин заявил, то в Чечне Россия столкнулась не только с сепаратистами: здесь уже тогда испытывали будущий Талибан и ИГИЛ: «Мне говорил об этом покойный Масхадов. Там столько всякой нечисти болталось, кого там только не было».

По его словам, страна была не готова к войне, но даже после ввода войск в 1994 году можно было обойтись без дикого кровопролития. «У нас были потери пять человек, город еще никто не бомбил, никто не трогал. То, что города не берут танками, знает любой лейтенант. Авантюрное решение ввести танки в Грозный и привело к огромным потерям. Можно было уйти, но сработала военная машина, которая пошла по своему пути», — признался бывший глава ФСБ. Но, по его словам, выводы из первой кампании были сделаны, и этот опыт лег в основу второй войны. «Но всю правду [о первой войне] мы никогда не узнаем. Даже, может быть, и я — хотя я в то время возглавлял разведку страны», — добавил Степашин.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Первая и вторая Чеченские войны (ФОТО): philologist — LiveJournal

В декабре 1991 избранный президентом Чечено-Ингушской Республики бывший генерал Советской армии Д. Дудаев объявил о создании Республики Ичкерия и о выходе ее из состава России. С лета 1994 в Чечне раз вернулись боевые действия между «продудаевскими» боевиками и силами оппозиции. 9 декабря Президент РФ Б.Н. Ельцин подписал Указ «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики».


Фотограф В. Подлегаев. Командующий Объединенной группировкой федеральных войск РФ в Чечне генерал--лейтенант А.А. Романов (в центре) и начальник Главного штаба Вооруженных сил Чеченской Республики А. Масхадов (слева) во время переговоров. Чеченская Республика. 16 июня 1995. РИА Новости

Спустя два дня части Министерства обороны и МВД России вошли на территорию Чечни, а 31 декабря начались кровопролитные бои за Грозный. Используя авиацию и тяжелое вооружение, Объединенная группировка войск (ОГВ) постепенно расширяла контролируемые территории, выдавливая боевиков в горы. В июне 1995 отряд боевиков захватил в заложники сотни людей в больнице г. Буденновска (Ставропольский край). Ради спасения жизней граждан правительство России согласилось начать мирные переговоры с представителями Ичкерии.


Фотограф В. Вяткин. Трудные дороги Чечни. 1 марта 2000. РИА Новости

Однако переговоры были сорваны в октябре 1995, и военные действия продолжились. Конфликт стал тяжелым испытанием для России и ее силовых структур. В глазах мировой общественности авторитет России понес серьезный урон. Внутри страны усилились антивоенные настроения. В августе 1996, воспользовавшись отсутствием четких политических указаний командованию ОГВ со стороны российского руководства, боевики захватили Грозный. В этих условиях Президент РФ Б.Н. Ельцин принял решение о проведении мирных переговоров. 30 августа в г. Хасавюрт было подписано соглашение о выводе войск и «замораживании» статуса Чечни на пять лет.


Фотограф В. Вяткин. Десантники отдельного артиллерийского дивизиона 247-го Ставропольского полка ВДВ РФ на передовой позиции. Чеченская Республика. 1 ноября 1999. РИА Новости

Непрекращающиеся террористические акты, нападения, похищения людей превратили юг России во фронтовую зону. В августе 1999 чеченские боевики вторглись в Дагестан и захватили несколько сел в приграничных районах. В результате войсковой операции Северо-Кавказского военного округа в августе–сентябре 1999 основная часть боевиков была ликвидирована.


Фотограф И. Михалев. Российский военнослужащий перед началом боевых действий. Чеченская Республика. 12 мая 1996. РИА Новости

В отместку за потери в сентябре боевики осуществили серию терактов с сотнями человеческих жертв, взорвав жилые дома в Буйнакске, Москве и Волгодонске. В октябре 1999 началась контртеррористическая операция в Чечне. В течение зимне-весеннего периода 1999/2000 войска созданной по указу Президента РФ Объединенной группировки войск (сил) (ОГВ(с)) вытесняли чеченских экстремистов к югу, отрезая горные районы Чечни от равнинной части республики.


Фотограф Х. Брэднер. Передвижение боевиков в сторону президентского дворца под огнем артиллерии. Грозный. Чеченская Республика. Январь 1995. Фотография предоставлена Дж. Батлер (Великобритания)

7 февраля 2000 был освобожден Грозный. Перед российскими войсками встала задача ликвидации многочисленных групп боевиков в горных районах. Противник ввел тактику партизанской войны, действуя на территориях как Чечни, так и соседних республик. В итоге операции не законные вооруженные формирования Ичкерии были разгромлены. Однако бои с бандформированиями продолжались в течение еще долгих восьми лет.


Фотограф Ю. Пирогов. Погибшие в боях российские военнослужащие. Район аэропорта «Северный», Чеченская Республика. 10 января 1995. РИА Новости

Режим контртеррористической операции в Чечне был отменен только 16 апреля 2009. По данным Генерального штаба ВС РФ, всего за период военных действий в 1992–2009 без возвратные потери Вооруженных сил РФ и других силовых ведомств в Чечне составили убитыми и умершими свыше 8 500 человек, пленными и пропавшими без вести – 510 человек, ранеными – свыше 70 000 человек.


Джохар Дудаев поздравляет с днем независимости свою гвардию. Чеченская республика, Грозный. 1994 год.


Колонна бронетехники въезжает в Грозный. Чеченская Республика Ичкерия. (Иначе Чеченская республика). РФ. 12 декабря 1994 года.


Чеченские женщины во время антироссийской акции перед зданием парламента. Грозный. Чеченская Республика Ичкерия. (Иначе Чеченская республика). РФ. 15 декабря 1994 года.


Фотограф Эрик Буве. Российские солдаты прощаются с погибшим товарищем. Чеченская Республика. Российская Федерация. 1995 год.


Сепаратист отдыхает во время боев. Грозный, Чеченская республика. Российская Федерация. Январь 1995 года.


Фотограф Ю. Тутов. Российские военнослужащие в перерыве между боями. Чеченская Республика. 12 января 1995. РИА Новости


Фотограф Н. Игнатьев. Инженерная разведка железнодорожного полотна на мосту через р. Терек. Чеченская Республика. Январь 1995. Фотография предоставлена Дж. Батлер (Великобритания)


Фотограф Christopher Morris. Чеченские боевики в подвале жилого дома. Грозный. Чеченская республика. РФ. Январь 1995 года.


Солдат федеральных сил в перерывах между боями. Грозный. Чеченская республика. Российская Федерация. Январь 1995 года.


Российские солдаты греются у костра. Грозный, Чеченская республика, РФ. 7 января 1995 года.


Российские солдаты во время штурма Грозного. Чеченская республика. РФ. Январь-февраль 1995 года.


Переправа частей российской армии через реку Сунжа. Грозный. Чеченская республика. Российская Федерация. 7 февраля 1995 года.


Фотограф Ю. Тутов. Президентский дворец. Грозный. Чеченская Республика. 17 февраля 1995. РИА Новости


Сводный отряд бойцов Тюменского ОМОНа, СОБРа, Уральского РУБОП проводит контртеррористическую операцию в зоне боевых действий. Грозный. Чеченская республика. РФ. Апрель 1995 года.


Сержант Мисунов. 7-ая Гвардейская ВДД. Окрестности Шатоя. Чеченская республика. Российская Федерация. 1995 год.


Танкист Алексей Степанов. 7-ая Гвардейская ВДД. Под Шатоем. Чеченская республика. Российская Федерация. 1995 год.


Фотограф Олег Климов. Блокпост Федеральных сил. Грозный. Чеченская республика. Май 1995 года.


Фотограф Eric Bouvet. Российские солдаты. Чеченская Республика. Российская Федерация. Май 1995 года.


Фотограф Eric Bouvet. Российские солдаты. Чеченская Республика. Российская Федерация. Май 1995 года.


Фотограф Eric Bouvet. Российские солдаты. Чеченская Республика. Российская Федерация. Май 1995 года.


Фотограф Eric Bouvet. Российские солдаты. Чеченская Республика. Российская Федерация. Май 1995 года.


Фотограф Eric Bouvet. Российские солдаты. Чеченская Республика. Российская Федерация. Май 1995 года.


Фотограф Eric Bouvet. Российские солдаты. Чеченская Республика. Российская Федерация. Май 1995 года.


Фотограф Eric Bouvet. Российские солдаты. Чеченская Республика. Российская Федерация. Май 1995 года.


Фотограф Eric Bouvet. Российские солдаты. Чеченская Республика. Российская Федерация. Май 1995 года.


Жизнь на улицах города. Грозный, Чеченская республика, Российская федерация. Май 1995 года.


Фотограф И. Михалев. Солдаты Объединенной группировки федеральных сил РФ на привале. Чеченская Республика. 25 мая 1996. РИА Новости


Фотограф В. Подлегаев. Сдача оружия незаконными вооруженными формированиями. С. Зандаг. Чеченская Республика. 16 августа 1995. РИА Новости


Фотограф И. Михалев. Российские солдаты перед началом боевых действий. Чеченская Республика. 12 мая 1996. РИА Новости


Фотограф С. Гуциев. Вид площади Минутка в Грозном. Чеченская Республика. 15 мая 1996. РИА Новости


Командир отряда чеченских боевиков, террорист Шамиль Басаев во время захвата больницы в Буденновске. Буденновский район. Ставропольский край, РФ. 19 июня 1995 года.


Фотограф Александр Неменов. Российский солдат. Чеченская республика. РФ. 1996 год.


Фотограф Д. Донской. Встреча Президента РФ Б.Н. Ельцина с солдатами и офицерами 205-й мотострелковой бригады федеральных сил РФ на Северном Кавказе. Чеченская Республика. 28 мая 1996. РИА Новости


Ребенок на улице Мира. Грозный. Чеченская республика. РФ. Август 1996 года.


Фотограф - Thomas Dworzak. Наказание за пьянство по законам Шариата. Грозный. Чеченская Республика Ичкерия. (иначе Чеченская республика). РФ. Август 1996 года.


Фотограф И. Михалев. Участник незаконных вооруженных формирований во время боя. Старопромысловский район Грозного, Чеченская Республика, 14 августа 1996, РИА Новости


Председатель правительства ЧРИ Шамиль Басаев вручает именной пистолет Иосифу Кобзону "За поддержку ЧРИ". Грозный. Чеченская Республика Ичкерия (иначе Чеченская Республика). РФ. Лето 1997 года.


Воспитанники Военного колледжа ВС ЧРИ. Непризнанная республика Чеченская Республика Ичкерия (иначе Чеченская Республика). РФ. 1999 год.


Фотограф: Владимир Вяткин. Во время вхождения в город федеральных сил. Гудермес. Чеченская республика. Российская Федерация. Январь 1999 года.


Фотограф В. Вяткин. Солдатский обед. Чеченская Республика, 1 апреля 1999. РИА Новости


Фотограф: Олег Ласточкин. Жители села Знаменское Надтеречного района, находящегося в зоне боевых действий, покидают свои дома. Чеченская Республика. РФ. Октябрь 1999 года.


Фотограф О. Ласточкин. Боевой вертолет Ми-24 барражирует над расположением российских войск. Чеченская Республика, 16 октября 1999. РИА Новости


Экипаж БМП-2 у дороги на Грозный. Село Самашки. Чеченская Республика. Российская Федерация. Декабрь 1999 года.


Фотограф Ю. Козырев. Российские десантники отражают нападение чеченских боевиков, попав в засаду вблизи Центороя. Чеченская Республика. 16 декабря 1999. Фотография предоставлена Ю. Козыревым


Фотограф Ю. Козырев. Вынос раненого из боя. Район Центороя. Чеченская Республика. 16 декабря 1999. Фотография предоставлена Ю. Козыревым


Фотограф Ю. Козырев. Вынос раненого из боя. Район Центороя, Чеченская Республика. 16 декабря 1999. Фотография предоставлена Ю. Козыревым


Фотограф Ю. Козырев. Десантники после боя. Район Центороя, Чеченская Республика. 16 декабря 1999. Фотография предоставлена Ю. Козыревым


Фотограф А. Кондратьев. И. о. Президента РФ В.В. Путин среди бойцов федеральных сил РФ на Северном Кавказе. Чеченская Республика. 31 декабря 1999, РИА Новости


Фотограф Юрий Козырев. Российские солдаты в перерыве между боями. Грозный. Чеченская Республика. Российская Федерация. Январь 2000 года.


Фотограф Наталья Медведева. Сводный отряд 2-й отдельной бригады спец.назначения ГРУ. Шатойский район. Чеченская республика. РФ. Февраль 2000 года.


Бойцы 101-ой Особой бригады оперативного назначения ВВ МВД России. Надпись на БМП - "Пусть она не права - она Родина моя!" Грозный. Чеченская республика. 9 февраля 2000 года.


Разведчики взвода Гвардии лейтенанта Кожемякина Д.С. незадолго до боя у Высоты 776. Шатойский район. Чеченская Республика. Российская Федерация. 29 февраля 2000 года.


Фотограф Сергей Максимишин. Ребенок играется с котом на одном из блокпостов. Грозный. Чеченская республика. РФ. 2000 год.


45-й отдельный гвардейский полк специального назначения патрулирует в горном ущелье реки Басс. Чеченская республика. Российская Федерация. Март-апрель 2000 года.


Фотограф В. Вяткин. Гибель Сергея Тимошина, военнослужащего 6-й роты 10-го полка ВДВ РФ. Чеченская Республика. 1 апреля 2000. РИА Новости


Фотограф В. Вяткин. Отдых после боевой операции. Чеченская Республика. 1 апреля 2000. РИА Новости


После штурма села "Комсомольское". Чеченская Республика. Российская Федерация. 2000 год.


Фотограф В. Вяткин. Спецоперация подразделения ВДВ РФ по выявлению и уничтожению базовых лагерей чеченских бандформирований в горном ущелье р. Басс, Чеченская Республика. 1 апреля 2000. РИА Новости


Фотограф В. Вяткин. Операция специального разведывательного отряда 45-го полка ВДВ РФ по выявлению и уничтожению бандформирований в горном ущелье р. Басс, Чеченская Республика. 1 апреля 2000, РИА Новости


Ополченцы из числа местных жителей на параде в память о погибших дагестанских солдатах и местных жителях во время вторжения чеченских боевиков. Село Агвали. Цумадинский район. Республика Дагестан. РФ. Октябрь 2000 года.


Рейд группы спецназа разведки воздушно-десантных войск в окрестности реки Баас. Окрестности сел Хатуни, Киров-Юрт и Махкеты. Веденский район. Чеченская Республика. Российская Федерация. 5 октября 2000 года.

Часть фотографий взята из книги: Военная летопись России в фотографиях. 1850-е – 2000-е: Альбом. – М.: Голден-Би, 2009.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

российских войск входят в Чечню - ИСТОРИЯ

В ходе крупнейшего российского военного наступления после вторжения в Афганистан в 1979 году тысячи военнослужащих и сотни танков вторгаются в отколовшуюся российскую республику Чечню. Встречая лишь легкое сопротивление, российские войска к вечеру выдвинулись к окраинам чеченской столицы Грозного, где несколько тысяч чеченских добровольцев поклялись вести ожесточенную борьбу с русскими.

После распада СССР в 1991 году Чечня, как и многие другие республики бывшего Советского Союза, провозгласила свою независимость.Однако, в отличие от Грузии, Украины, Узбекистана и других бывших советских республик, Чечня имела лишь минимальную автономию при советской власти и не считалась одной из 15 официальных советских республик. Вместо этого Чечня считается одной из многих республик в составе Российской Федерации. Президент России Борис Ельцин, допустивший распад Советского Союза, не потерпел бы отделения государства внутри территориальной России.

Примерно размером с Коннектикут и расположенная на юго-востоке России на берегу Каспийского моря, Чечня была завоевана русскими в 1850-х годах, когда Российская империя продвигалась на юг к Ближнему Востоку.Его жители в основном мусульмане и чрезвычайно независимы, и этот регион был постоянным раздражителем для российских и советских правителей.

В августе 1991 года Джозхар Дудаев, чеченский политик и бывший генерал советских ВВС, сверг местное коммунистическое правительство Чечни и создал антироссийское автократическое государство. Президент Ельцин опасался, что отделение Чечни вызовет эффект домино для движений за независимость на обширной территории Российской Федерации. Он также надеялся вернуть ценные нефтяные ресурсы Чечни.После безуспешных попыток финансирования чеченских оппозиционных групп 11 декабря 1994 г. началось российское вторжение.

После первых успехов российской армии чеченские повстанцы оказали ожесточенное сопротивление в Грозном, и тысячи российских военнослужащих погибли и многие другие чеченцы мирные жители были убиты в ходе почти двухлетних ожесточенных боев. В августе 1996 года Грозный был вновь взят чеченскими повстанцами после года российской оккупации, и было объявлено о прекращении огня. В 1997 году последние униженные российские войска покинули Чечню.Несмотря на мирное соглашение, по которому Чечня стала де-факто независимым государством, Чечня официально осталась частью России.

В 1999 году правительство Ельцина отдало приказ о втором вторжении в Чечню после того, как взрывы в Москве и других городах были связаны с чеченскими боевиками. Премьер-министр России Владимир Путин, подобранный преемник Ельцина на посту российского лидера, сказал о чеченских террористах: «Мы будем их стирать даже в туалете». В 2000 году президент Путин активизировал российское военное присутствие в Чечне после того, как террористические акты в российских городах продолжились.В этом втором раунде постсоветских боевых действий в Чечне российская армия была обвинена во многих злодеяниях в ее усилиях по подавлению чеченских боевиков. Мирное соглашение остается недостижимым.

Доктрина российских противоповстанческих действий во время Второй чеченской войны 1999-2009 гг. - Обзор Джорджтаунских исследований безопасности

Российские войска в действии во время Второй чеченской войны. Фото: Wikimedia Commons.

Медведь, покоряющий волков

До того, как русский народ стал нацией, Россия была империей.Это имеет серьезные последствия для антиповстанческой доктрины Кремля, поскольку Россию лучше всего описать как государство-нацию, а не как национальное государство. Учитывая уникальную идентичность России, сама легитимность действий Кремля может быть поставлена ​​под сомнение, что усиливает небезопасность России, что, в свою очередь, способствует формированию изначально агрессивного мышления. Эта тенденция к агрессивным действиям довольно четко проявилась после распада Советского Союза, когда страх распада стал реальностью. Однако такое наступательное мышление имело обратные последствия, поскольку Россия постепенно разрушала Республику Ичкерия как «автономное политическое сообщество», [i] подпитывая коррупцию и преступность, а не подавляя их, и угождая экономической неопределенности и небезопасности.Результатом стал рост все более мощных антироссийских настроений. В результате чеченцы остались ни с чем, что побудило многих поддержать оппозиционную идентичность повстанцев в Ичкерии. Недальновидный исторический подход России означает, что чеченское восстание никогда не будет полностью подавлено в регионе. Конфликт повторяется из-за репрессивных и принудительных мер, которые перевешивают любые реальные шаги по завоеванию «сердец и умов» местных жителей. Поскольку репрессии так укоренились, маловероятно, что Россия когда-либо сможет полностью победить повстанческие элементы на Северном Кавказе.

В отличие от типичного западного подхода, Москва сосредоточила внимание на «сердцах и умах» русского народа, а не на чеченском населении, и использовала жесткий, вражеский подход к устранению предполагаемой угрозы, исходящей из-за пределов ее границ, с упором на иностранные элементы, разжигающие мятеж. В мае 2008 года, например, Владимир Путин заявил, что чеченские повстанцы никогда не были попыткой добиться независимости в середине 1990-х годов, заявив, что конфликт был спровоцирован иностранцами с целью «ослабить место России на мировой арене».[Ii] Москва стремилась к полному контролю над информационными потоками, преследуя цель и манипулируя российским населением и международным сообществом в более широком смысле, подчеркивая проникновение иностранных террористов на территорию России.

Дежавю

Повстанческое движение этого непостоянного района против российского империализма разыгрывается как побитый рекорд. Даже партизаны, обычно умеющие избегать ошибок прошлого, отражают неудачи своих предков, всегда недооценивая силу воли России по подавлению независимых настроений, выражаемых народом Северного Кавказа.В то же время исторический опыт России с чеченцами научил их, что любая проявленная слабость напрямую приведет к восстанию, а это означало, что Медведь всегда должен был казаться более сильным и недвусмысленно готовым жестоко подавить стаю волков.

Контрпродуктивная политика России «разделяй и властвуй» означала, что Чечня рассматривала российскую империалистическую агрессию в контексте геноцида 300-летней давности, что сделало невозможным концептуализировать любой подход «сердца и умы» в ограниченные временные рамки.Русские исторически считают нелегитимным любое чеченское руководство, не назначенное российским штабом, но и Чечня тоже считала российское правительство нелегитимным, учитывая, что оно неоднократно доказывало, что ему нельзя доверять. Например, в первые годы существования Советского Союза наиболее влиятельный шейх был приглашен в гости к Ленину в Москву. Но вместо того, чтобы насладиться грандиозным приемом, он был задушен в Ростове-на-Дону, его последняя остановка. [Iii] Затем Советы пообещали предоставить Чечне автономию, но в 1922 году Москва снова отказалась от своего слова, отделив Чечню от государства. остальные горные республики.Это подорванное доверие, которое способствовало насилию во Второй чеченской войне.

Кроме того, чтобы понять идеологическую составляющую конфликта, необходимо вернуться к кампании Екатерины Великой 1780 года по покорению Кавказского региона, которая прочно утвердила ислам в качестве оппозиционной идентичности на Северном Кавказе. Первое крупное восстание произошло в 1784 году и было возглавлено шейхом Мансуром, который призвал к «газавату» против русских оккупантов; его роль была сильно мифологизирована во время Второй чеченской войны и пропагандировалась как символ мятежа.С 1834 по 1859 год имам Шамиль стремился создать Исламское государство, которое снова было мифологизировано в чеченских народных традициях и просочилось в повествования повстанцев. [Iv]

В ответ Россия внедрила в Чечню контр-идеологию в середине 19-го, 9-го, 9-го и 9-го века, чтобы ослабить повстанческое движение имама Шамиля. Кунта-хаджи, мусульманский проповедник, был посажен русскими в Чечню для прекращения боевых действий путем обращения населения в зикризм, ненасильственное суфийское направление ислама.Его учение о ненасилии и пассивном сопротивлении стало популярным среди населения, измученного почти пятидесятилетней Кавказской войной. Пацифисты суфийского движения Кадирийя росли и в конечном итоге составили около 70% населения, [v] подчеркивая успех завоевания «сердец и умов» местных жителей. Однако Кунта-хаджи был взят под стражу в 1863 году, так как его успех считался угрозой для России. Это привело к Битве Кинжалов, в которой участвовали 3000 мюридов Кунта-хаджи, вооруженных только церемониальными кинжалами, которые начали атаку, пытаясь освободить своего учителя в Шали.Повстанцы были разогнаны регулярными войсками генерала Туманова. Хотя эта атака и не увенчалась успехом, она возобновила идеологическую битву против России. Таким образом, это событие содержит важные параллели со Второй чеченской войной, поскольку введение контридеологии также было осуществлено в начале 2000-х годов. Современный преемник Кунта Хаджи воплощен в Ахмеде Кадырове, чьи суфийские убеждения совпадают с пропутинским мировоззрением, апеллируя к людям, потерявшим интерес к войне из-за ужасных человеческих жертв и огромных страданий.

Кроме того, вторжения русских в 18 и 19 гг. Против Накшбанди тариката обеспечили мобилизационную основу для будущих движений сопротивления. В частности, генерал Алексей Ермолов 19 -го -го века своей жестокой тактикой вызвал гнев повстанческих сил. Его безжалостная кампания, известная как «мясник», «установила в коллективном сознании чеченцев, что российскому имперскому правительству нельзя доверять», и поэтому была названа незаконной.[vi]

Даже если не восстать физически, концепция «пассивного сопротивления» в мусульманской вере означает, что «война мыслей» продолжается, что, в свою очередь, приводит к принудительным кампаниям России, только когда-либо достигающим краткосрочного успеха. [Vii] Отчаянные попытки найти Будучи альтернативой российским империалистам, исламский фундаментализм предоставил Чечне путь к созданию собственного правительства и установленных моральных и правовых кодексов, сделав российское управление излишним. Оппозиционная идентичность во Второй чеченской войне, а именно ваххабизм, была введена в 1986 году и распространилась из Дагестана в Чечню, подчеркнув природу проницаемых границ внутри региона.

Назначение Повелителя блох

Ахмед-хаджи Кадыров предпочел встать на сторону русских в самом начале войны 1999 года, которая дала Кремлю важный рычаг, которого им не хватало в прошлом: уважаемого лидера с идеологией. Хотя Кадыров открыто выступал против России, его разделяли особые отношения с Путиным. Этот куплет должен был превратить конфликт во внутреннюю политическую борьбу за власть, еще больше разделив мятежников и уничтожив мятежные элементы изнутри.Внутренняя борьба Чечни за власть стала напоминать гражданскую войну. И федералисты, и силы, выступающие за независимость, становились все более раздробленными, и этот хаос на местах означал, что Россия могла сдерживать восстание. Ахмад Кадыров был яростным противником ваххабизма, который он считал чужеродным идеологическим компонентом, положившим начало войне. Но в то же время у него были многочисленные личные контакты с ведущими полевыми командирами, которые оказались полезными. Более того, Путин чувствовал, что может контролировать Кадырова, поскольку он не мог легко изменить свою лояльность Кремлю из-за кровной мести с лидерами джихадистов, которую Кадыров устроил во время первой войны.

Выращивание «человеческой территории» было особенно уместно в рамках этого повстанческого движения. [Viii] Сосредоточившись на «культурно-ориентированной войне», российские власти начали рассматривать учение Кунта Хаджи как ветвь ислама, которую можно было бы использовать, чтобы свести на нет антипатию. -Российские силы в регионе. [ix] Кунта Хаджи, основатель зикризма, пропагандировал «непротивление злу», которое работало в середине 19 века, чтобы обратить измученное чеченское население ближе к концу войны.[x] Кишиев, как его также называли, выступал за ненасильственное сопротивление русским неверным, тем самым давая чеченцам возможность сопротивляться. Но вместо того, чтобы действовать посредством насилия, они продолжали сопротивляться мысленно.

Россия понимала, что силы ППД должны адаптироваться к социальной сфере, поэтому проникновение в умы повстанцев было ключевым моментом. Это подчеркивает важность распознавания особенностей повстанческого движения для понимания его мышления. Действительно, 56% чеченцев считают, что боевые действия продолжаются из-за желания мести, и только 24% считают, что причиной была независимость.[xi] Чеченские боевики, нажившие себе врагов в межвоенный период 1994–1996 годов, пополнили ряды промосковской чеченской администрации, чтобы свести счеты со своими личными целями и врагами. Примечательно, что эта враждебность выходила за рамки сепаратистской стороны конфликта. Слияние бывших повстанцев с ППД, когда ими руководили примерно две трети кадыровских отрядов, сделало борьбу внутренней [xii]

.

Кадыров был назначен Повелителем блох для противодействия повстанцам, но в то же время Кремль сохранил за собой центральный контроль.Это происходило по-разному, но наиболее очевидным из них было строительство параллельных силовых баз - таких, как командир чеченского ОМОНа (спецназа) Муса Газимагомадов в Шатойском районе в южной части - для противодействия его влиянию. [xiii] Эти пересекающиеся центры власти вращались вокруг Кремля, и большинство из них очень подозрительно относились к Кадырову, их главному оппоненту. Эта умная тактика постепенно изменила имидж России, превратив войну во внутреннюю борьбу за политическую власть.Даже после убийства Кадырова в 2004 году, когда Алу Алханов занял пост президента, исторический рассказ снова вышел на первый план: Алханов предположил, что он был истинным последователем Кунта Хаджи, учитывая, что он всегда был верен России, в то время как Рамзан, учитывая его мятежное прошлое, был больше похож на имама Шамиля. [Xiv] Однако Рамзан Кадыров был более искусным в использовании культуры и религии для формирования идеологий для противодействия повстанцам. [Xv]

Заключение

Россия исторически демонстрировала мощную способность перехитрить повстанцев, прежде чем они смогут набрать достаточный импульс, чтобы истощить российские ресурсы и решиться.Российский полковник Сергей Куликов, цитируя выступление Кеннеди в 1962 году в Вест-Пойнте, заявил, что «война с повстанцами… - это война, в которой победа достигается путем обременения и истощения сил противника, а не путем его уничтожения». [xvi] Обычно это было целью блох: истощить солдат и волю народа, чтобы заставить врага сдаться и уйти. Однако России удалось преодолеть эту дилемму, призвав и высасывая мятежников, чтобы заставить их остаться. Прагматично насильно накормив лидеров повстанцев ложкой сахара, чтобы лекарство пошло на убыль, Москва выработала исторически совпадающую контридеологию.Россия истощила как повстанцев, так и местных жителей, используя жестокую тактику принуждения, а затем, когда их воля к борьбе была почти угасла, внедрила ненасильственную контр-идеологию.

Морской пехотинец США Томас Хэммс утверждает, что «основным оружием в борьбе с повстанцами остается хорошее управление» [xvii], чего Москва не смогла предоставить. Неспособность России связать свои политические средства и цели приводит к явной неспособности справиться с давлением социально-экономического развития Чечни.Таким образом, он вынужден принять нетипичную стратегию завоевания «сердец и умов», построенную вокруг нарратива о спасении чеченцев от их собственного незаконного правительства. Традиционный подход «сердца и умы» просто никогда не применялся, хотя он, вероятно, привел бы к большему успеху, потому что он чужд историческому и культурному мировоззрению России, а у Кремля не было инструментов или ресурсов для такой кампании. Прочные границы Северного Кавказа означают, что полная победа невозможна.В конечном счете, повстанец побеждает, если он не проигрывает, и противодействующий повстанцу проигрывает, если он не побеждает. История борьбы с повстанцами - это повторяющийся кошмар для России, который, как матрешку, можно обезглавить по одной голове за раз. Но иллюзорный успех разрушается из-за того, что куклу можно просто собирать снова и снова.


Библиография

[i] Стивен Бланк, «Российский Ольстер: чеченская война и ее последствия», Демократизация , том 9, вып.1, (Зима, 2001 г.), 6.

[ii] Роберт В. Шефер, Повстанческое движение в Чечне и на Северном Кавказе: от Газавата до джихада , (Санта-Барбара, Калифорния; Praeger, 2011), 266.

[iii] Роберт В. Шефер, Повстанческое движение в Чечне и на Северном Кавказе: от Газавата до джихада , (Санта-Барбара, Калифорния; Praeger, 2011), 97.

[iv] Джейкоб Кипп, «Войны России в Чечне», The Brown Journal of World Affairs , Vol.8, № 1, (Зима / Весна 2001), 50.

[v] Роберт В. Шефер, Повстанческое движение в Чечне и на Северном Кавказе: от Газавата до джихада , (Санта-Барбара, Калифорния; Praeger, 2011), 97.

[vi] Там же, 61.

[vii] Там же.

[viii] Эмиль Сулейманов, «Этнография борьбы с повстанцами: кадыровцы и политика России по чеченизации», Постсоветские дела, , 31: 2, (2015), 91.

[ix] Там же.

[x] Роберт В.Шефер, Повстанческое движение в Чечне и на Северном Кавказе: от Газавата к джихаду , (Санта-Барбара, Калифорния; Praeger, 2011), 244.

[xi] Джосс Микинс, «Другая сторона монеты: русские в Чечне», Small Wars Journal , https: //smallwarsjournal.com/jrnl/art/the-other-side-of-the-coin -русские-в-Чечне.

[xii] Там же.

[xiii] Роберт В. Шефер, Повстанческое движение в Чечне и на Северном Кавказе: от Газавата до джихада , (Санта-Барбара, Калифорния; Praeger, 2011), 284.

[xiv] Андрей Смирнов, «Кадыров обращается к зикризму, чтобы узаконить свое правление», North Caucasus Weekly Vol.8 Iss.11, The Jamestown Foundation , 1 января 1970 г., https://jamestown.org/program/kadyrov- обращается к-зикризму-узаконить-его-правило-2 /.

[xv] Роберт В. Шефер, Повстанческое движение в Чечне и на Северном Кавказе: от Газавата до джихада , (Санта-Барбара, Калифорния; Praeger, 2011), 235.

[xvi] Сергей Куликов, Пер. Роберт Р.Любовь, «Повстанческие группы в Чечне», Военное обозрение , том 83, выпуск 6, (ноябрь / декабрь 2008 г.), 24.

[xvii] Эндрю Мамфорд, Миф о борьбе с повстанцами: британский опыт нерегулярных войн , (Нью-Йорк; Рутледж, 2012 г.), 10.

Сражений в Чечне: уроки для все более урбанизированного мира

В декабре 1994 года российские войска вступили в болезненный кровавая кампания по захвату Грозного, столицы самопровозглашенной Чечни, от сепаратистских сил.Российские солдаты, вошедшие в Грозный в Декабрь 1994 года драки не ожидал. Но для молодых людей, которые потратили Нападение на город Грозный в канун Нового года - что в переводе с русского означает «ужасный» или «угрожающий» - оправдал свое название. Ценой многочисленных жертв и серьезного ущерба к городу, русские в конце концов преуспели, но их победа оказалась недолговечный. Спустя пять лет российские войска снова были боевые действия повстанцев на улицах Грозного.

Новый отчет RAND, Россия Chechen Wars 1994-2000: Lessons from Urban Combat, исследует как русский язык тактика и операции повстанцев в Грозном и других чеченских городах и селах на протяжении всего конфликта, уделяя особое внимание тому, как и почему подходы комбатантов менялось и не менялось с течением времени.Неспособность подготовиться к городскому бою была Ключевая ошибка русских в обеих чеченских войнах, но не единственная один. Мешает плохая подготовка и снабжение, ветхое оборудование и ужасные планирования, российские войска, участвовавшие в войне 1994-1996 годов, представили резкую картина того, насколько сильно испортилась эта некогда великая сила. Война также продемонстрировала насколько плохо функционировали российские военные организационные структуры, когда силы были призваны к совместной работе. Более свежая война, начавшаяся осенью 1999 года и продолжается сегодня, однако дает более детальную картину, в котором реальные улучшения, особенно в планировании, координации сил, основных тактика и связи с общественностью очевидны, но целый ряд других трудностей оставаться.

По словам Оликера, ключевая ошибка российских военных между войны заключались в том, чтобы извлечь неверный урок из городских боев: не только что этого следует избегать, но можно избежать, и, следовательно, не требует подготовки. Когда это убеждение оказалось ложным, русские обнаружили, что совершают те же ошибки на тех же улицах, что и сделал пять лет назад. Оба раза неудачи России усугублялись. чеченскими преимуществами, в том числе тем, что чеченцы знали свое города и были готовы защищать их.

По мере того, как чеченская война продолжается, кажется вероятным, что с учетом времени и Решимость, россияне могут «добиться успеха» в Чечне. Но для этого они должны выбрать между разрушением региона и заселением за длительное и кровавое занятие или какое-то не менее неприятное сочетание из двух. Чеченцы рассчитывают, что они решат, что Чечня не стоит затрат.

Анализ российских чеченских войн важен для западных военных планировщики и аналитики по двум причинам.Во-первых, российский городской бой опыт в Чечне дает важную информацию о возможностях России, тактика и адаптивность. Во-вторых, конфликт в Чечне уникален. источник информации о городских боях в современную эпоху. Россияне дважды оказались неподготовленными к бою в населенных пунктах, оба раза в качестве результат сознательно принятых решений не тренировать силы специально для этой среды. Во все более урбанизированном мире военные планировщики во всем мире есть огромные возможности и, возможно, ответственность, учиться на российском опыте.

Мнение: Россия до сих пор живет в тени чеченской войны | Мнение | DW

30 сентября 1999 года российские танки вторглись в Чечню - второй раз за пять лет. Это было началом того, что сейчас называют Второй чеченской войной. Первый длился с 1994 по 1996 год и закончился мирным договором, подписанным тогдашним президентом Борисом Ельциным и чеченским лидером, бывшим советским полковником Асланом Масхадовым.

Бывшая советская автономная республика стала де-факто полунезависимым образованием, которым управляет кучка враждующих военачальников.Формально регион оставался под суверенитетом России, но на самом деле он был предоставлен самому себе. Большинство россиян восприняли это как вопиющее поражение своего государства, и так оно и было.

Подробнее : Чечня и Россия: история конфликта

Путинская «маленькая победоносная война»

Приходите в августе 1999 года, войдите в состав Владимира Путина, новоиспеченного премьер-министра России и преемника Ельцина. Молодой и энергичный, он сразу же начал жестко говорить о Чечне, особенно после серии загадочных взрывов жилых домов, произошедших в сентябре в Москве и городах Волгодонск и Буйнакск.Безопасность любой ценой и «искоренение терроризма» стали главными приоритетами для россиян. Когда российская бронетехника начала наступать на столицу Чечни Грозный, люди знали, что за этим наступлением стоит не столько больной Ельцин, сколько Путин. Через год он стал президентом.

Официально война называлась «контртеррористической операцией». Он должен был быть кратким и победным, не в последнюю очередь потому, что главный лидер чеченских сил и главный муфтий республики Ахмат Кадыров перешли на другую сторону и договорились о сделке с Кремлем.

Ахмат Кадыров погиб в результате взрыва бомбы в 2004 году. Его сын Рамзан - самый влиятельный мусульманский лидер России - с тех пор управляет бывшей территорией повстанцев как личной вотчиной.

Подробнее : Мнение: Рамзан Кадыров хочет стать мировым мусульманином номер один

Константин Эггерт из DW

В те неспокойные времена 20 лет назад россияне обменяли свои недавно обретенные свободы на очевидную уверенность, предлагаемую авторитаризмом Путина. И кто мог их винить? После распада Советского Союза экономика рухнула, а системы социальной защиты стали все более уязвимыми.Когда в 1999 году Путин пообещал «следовать за террористами повсюду ... загонять бандитов в унитаз и уничтожить их», это сразу же привлекло к нему внимание десятков миллионов людей, которые жаждали сильного лидера, чтобы восстановить свое «самоуважение». . " Но теперь они должны жить с последствиями.

Тишина над Чечней

Город Грозный неузнаваем из пустыря, которым он был 20 лет назад, со стальными и стеклянными небоскребами и сверкающими автомобилями повсюду.Однако более 80% казны Чечни составляют прямые субсидии из федерального бюджета.

Для многих это цена, которую Москве пришлось заплатить за «мирную сделку» с Кадыровым. В республике ходят упорные слухи о коррупции. Но открыто это обсуждать негде. Государство безопасности Путина, возникшее в результате войны 20 лет назад, контролирует выборы на всех уровнях. Нет независимых депутатов, которые могли бы расследовать нарушения прав человека в Чечне и ее непрозрачном бюджете.Нет независимых региональных лидеров, которые требовали бы от Кремля, почему их налоги тратятся в другом месте - губернаторы 80 регионов России фактически назначаются Путиным в результате законов о безопасности, принятых в 2004 году во время войны.

Суды тоже находятся под контролем режима - и, в любом случае, среди прокуроров и судей будет мало тех, кто будет преследовать Кадырова: те, кого он считает врагами, обычно исчезают или умирают при странных обстоятельствах, как, например, застреленная журналистка-расследователь Анна Политковская в 2006 году, или правозащитница Наталья Эстемирова, убитая в 2009 году.Утверждений о неофициальной практике шариата в Чечне предостаточно, но кто будет в этом разбираться?

Подробнее: Кто заказал убийцу Политковской десять лет спустя?

Есть еще несколько смелых СМИ, проводящих расследования, например, Новая газета . В 2017 году раскрыты подробности издевательств и пыток геев при Кадырове. Однако какой толк от этих расследований, если нет никого, кто мог бы их продолжить?

Подробнее: Геи бегут от преследований и убийств в защиту чести в Чечне

Чечня во многих отношениях остается отдельным местом от остальной России, темой, которую ни Кремль, ни разрозненная и слабая оппозиция России не хотят затрагивать.Когда - или действительно, если - демократия однажды вернется в страну, это станет одним из самых трудных и даже болезненных последствий, с которыми преемникам Путина придется иметь дело - не в последнюю очередь во избежание новой войны.

А пока России и самому Путину суждено жить в тени войны, которая, как многие думали, решит «чеченскую проблему».

Чечня | республика, Россия | Британника

Чечня , также пишется Чечня или Чечня , республика на юго-западе России, расположенная на северном фланге хребта Большого Кавказа.Чечня граничит с собственно Россией на севере, республикой Дагестан на востоке и юго-востоке, страной Грузия на юго-западе и республикой Ингушетия на западе. В начале 21 века более чем десятилетний ожесточенный конфликт опустошил республику, вызвал массовый исход беженцев и остановил экономику. Площадь 4750 квадратных миль (12300 квадратных километров). Поп. (2008 г.) 1 209 040.

Земля

Чечня делится на три физических региона с юга на север.На юге расположен Большой Кавказ, гребень которого образует южную границу республики. Самая высокая вершина - гора Тебулосмта (14 741 фут [4493 метра]), а главная река региона - Аргун, приток Сунжи. Второй регион - это форланд, состоящий из широких долин рек Терек и Сунжа, которые пересекают республику с запада на восток, где они соединяются. В-третьих, на севере - ровные холмистые равнины Ногайской степи.

Большое разнообразие рельефа отражается в почвенном и растительном покрове.Ногайская степь в основном полупустыня с полынной растительностью и обширными песчаными дюнами. На юге и юго-западе, у реки Терек, переходят ковыльные степи на черноземах и каштановых почвах. Степь также занимает Терекскую и Сунженскую долины. На высоте до 6500 футов (2000 метров) горные склоны густо покрыты лесами из бука, граба и дуба, выше которых находятся хвойные леса, затем альпийские луга и, наконец, голые скалы, снег и лед. Климат меняется, но в целом континентальный.

Люди

Основная этническая группа Чечни - чеченцы с меньшинствами русских и ингушей. И чеченцы, и ингуши являются мусульманами и являются двумя из многих кавказских горских народов, язык которых принадлежит к нахской группе. Яростно независимые чеченцы и другие кавказские племена оказывали длительное сопротивление российскому завоеванию с 1830-х по 1950-е годы под руководством мусульманского лидера Шамиля. Они оставались успешными, пока русские были заняты Крымской войной, но русские использовали более крупные силы в своих более поздних кампаниях, и, когда Шамиль был взят в плен в 1859 году, многие из его последователей мигрировали в Армению.Река Терек оставалась оборонительной границей до 1860-х годов. Постоянные стычки чеченцев и русских на Тереке легли в основу романа Льва Толстого « Казаки ».

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Экономика

Основой экономики была нефть, и бурение в основном проводилось в долине реки Сунжа между Грозным и Гудермесом. Нефтепереработка была сосредоточена в Грозном, трубопроводы шли к Каспийскому морю (восток) в Махачкале и к Черному морю (запад) в Туапсе.Также в этом районе есть природный газ. Сельское хозяйство в основном сосредоточено в долинах Терека и Сунжи. Транспортировка осуществляется в основном по железной дороге, по долинам Терека и Сунжи и связывающим Астрахань и Баку на Каспийском море и с Туапсе и Ростовом на Черном и Азовском морях. Автомобильные дороги соединяют Грозный с другими центрами республики и за ее пределами.

История

Чеченская автономная область (район) была создана большевиками в ноябре 1920 года.В 1934 году она была объединена с Ингушской автономной областью , образовав объединенную Чечено-Ингушскую автономную область, которая через два года была преобразована в республику. Во время Второй мировой войны (1939–45) советский лидер Иосиф Сталин обвинял чеченцев и ингушей в сотрудничестве с немцами; в результате обе группы были подвергнуты массовой депортации в Среднюю Азию, а республика Чечено-Ингушетия была распущена. Позже изгнанникам было разрешено вернуться на родину, и республика была восстановлена ​​при советском лидере Никите Хрущеве в 1957 году.

Сецессионистские настроения возникли в 1991 году по мере ускорения упадка Советского Союза, и в августе 1991 года Джохар Дудаев, чеченский политик и бывший генерал советских ВВС, совершил переворот против местного коммунистического правительства. Дудаев был избран президентом Чечни в октябре, а в ноябре в одностороннем порядке провозгласил независимость Чечни от Российской Федерации (впоследствии от России). В 1992 году Чечено-Ингушетия разделилась на две отдельные республики: Чечню и Ингушетию.Дудаев проводил агрессивно националистическую, антироссийскую политику, и в течение 1994 года вооруженные чеченские оппозиционные группы при поддержке российских военных безуспешно пытались свергнуть Дудаева.

11 декабря 1994 года российские войска вторглись в Чечню. Преодолев упорное сопротивление, российские войска в марте 1995 года взяли столицу Грозный (Джохар). Однако чеченское партизанское сопротивление продолжалось, и ряд переговоров о прекращении огня были заключены и нарушены. В 1996 году Дудаев был убит во время российского обстрела, а в следующем году бывший лидер партизан Аслан Масхадов был избран президентом.Русский Pres. Борис Ельцин и Масхадов подписали временный мирный договор в мае 1997 года, но оставили вопрос о конечном статусе Чечни неопределенным. Было подсчитано, что до 100 000 человек в Чечне погибли и более 400 000 были вынуждены покинуть свои дома в течение 1990-х годов.

российских военнослужащих, которые были выведены из Чечни после соглашений середины 1990-х годов, вернулись в конце 1999 года после того, как премьер-министр Владимир Путин обвинил чеченских сепаратистов во взрывах, в результате которых погибло множество мирных жителей в России.(Доказательств причастности к бомбардировкам не было.) Возобновились ожесточенные бои. Когда российские войска захватили республику, чеченские боевики, вынужденные уйти в горы и холмы, продолжали использовать партизанскую тактику. В октябре 2002 года группа чеченских боевиков захватила московский театр и взяла в заложники около 700 зрителей и артистов. В ходе последовавшей за этим операции по спасению около 130 заложников погибли - в основном в результате вдыхания наркотического газа, выпущенного силами безопасности, который должен был вывести чеченцев из строя.После инцидента Россия активизировала военные действия в Чечне.

В 2003 году избиратели Чечни одобрили новую конституцию, которая передала большие полномочия правительству Чечни, но сохранила республику в составе федерации. В следующем году поддерживаемый Россией президент Чечни Ахмад Кадыров был убит в результате взрыва бомбы, предположительно осуществленной чеченскими боевиками. Российские силы, в свою очередь, убили несколько высших лидеров сепаратистов в 2005 и 2006 годах. При поддержке Путина Рамзан Кадыров, сын Ахмада Кадырова, стал президентом Чечни в 2007 году.Отрицая обвинения правозащитных групп в том, что он использовал похищения, пытки и убийства для подавления оппозиции, Кадыров продолжал поддерживать Россию и в начале 2009 года заявил, что повстанческое движение было подавлено. В апреле того же года Президент России. Дмитрий Медведев объявил, что Россия прекратила противоповстанческие операции в республике. Тем не менее, спорадические вспышки насилия продолжали иметь место.

Последняя редакция и обновление этой статьи выполняла Эми Тикканен, менеджер по исправительным учреждениям.

Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

  • Нападение школы Беслана

    … в соседней республике Чечня в результате теракта погибли более 330 человек, большинство из которых - дети. Масштабы насилия в Беслане и, в частности, тот факт, что нападавшие преднамеренно напали на маленьких детей, травмировали российскую общественность и ужаснули внешний мир.…

  • Северная Осетия – Алания

    … этническое насилие в 2004 году, когда чеченские боевики захватили школу и около 1200 заложников, в основном детей; В результате вооруженного боя между боевиками и российскими силовиками около 325 человек были убиты и около 700 ранены.…

  • Россия

    Россия, страна, раскинувшаяся на огромных просторах Восточной Европы и Северной Азии. Когда-то выдающаяся республика Союза Советских Социалистических Республик (СССР; широко известная как Советский Союз), Россия стала независимой страной после распада Советского Союза в декабре 1991 года.…

Разрушительная чеченская война России | Иностранные дела

ОТКЛОНЕНИЕ И ПАДЕНИЕ?

Российская Федерация может распадаться - и ее война против Чечни показывает, почему. К сожалению, большинство наблюдателей за войной в Чечне упускают из виду более важные последствия, ограничивая свой анализ борьбой за независимость одного небольшого региона. Москва винит в этом радикальных исламистов. Однако, несмотря на неоспоримую роль фундаменталистов на Кавказе, Москва сыграла большую роль в упадке федерации, чем ей хотелось бы признать.

Последняя война России с Чечней разразилась в августе 1999 года, когда радикальные исламисты, многие из которых проникли из Чечни, подняли восстание в соседней республике Дагестан на юге России. Были отправлены российские войска, и, несмотря на заверения Москвы в том, что конфликт находится под контролем, к сентябрю операции переросли во вторую полномасштабную войну между Россией и Чечней за пять лет. Бесчисленные смерти, безжалостные бомбардировки городов и поток беженцев устрашающе знакомы, напоминая ужасы русско-чеченской войны 1994-96 годов.

Российская армия, даже будучи ослабленной и деморализованной, на этот раз оказалась более успешной; Российские официальные лица заявляют о быстром прогрессе. Но реального решения - военного или политического - не видно. Вместо этого Россия возвращается к седой советской практике большой лжи. Он возлагает ответственность за бомбардировки рынков и жилых домов на чеченских террористов и «бандитов», а также хвалит своих военных за точечные удары, которые якобы разрушают опорные пункты террористов, не причиняя вреда гражданскому населению.Российские лидеры отвергают рассказы очевидцев о жертвах среди гражданского населения как пропаганду или как двойные стандарты, используемые Западом, только что пережившим сербскую войну, и стремящимся ослабить Россию. Российские средства массовой информации, как и их подконтрольные государству предшественники, придерживаются официальной версии. Только военные неудачи, начавшиеся в середине января, заставили российское руководство и прессу более откровенно говорить о масштабах потерь России в чеченской войне. Тем не менее честные дебаты редко допускаются, поскольку даже видные российские сторонники демократии и реформ приравнивают критику войны к нелояльности.

Москва объясняет беспорядки в Чечне и Дагестане внешними силами - призраками радикального ислама и иностранными фанатиками. При этом игнорируются более глубокие проблемы страны. Россия десятилетиями заставляла разрозненные этнические группы жить вместе, но оказалась неспособной управлять своей шаткой империей. Теперь боевые действия в Чечне ставят под угрозу зарождающуюся демократию в России и обрекают ее усилия на превращение Содружества Независимых Государств (СНГ) в привлекательную коалицию дружественных государств, которой оно должно быть.Краткосрочные военные успехи России фактически увеличат привлекательность политического ислама как альтернативы, учитывая тяжелые потери в результате безудержной кампании России на жизни простых людей.

КАК ПОБЕДИ ЮГ

Неслучайно клубок Российской Федерации должен сначала распасться на Северном Кавказе, самом кровавом месте царской имперской экспансии. Когда в XIX веке русские Романовы пытались завоевать его, потребовался период с 1816 по 1856 год, чтобы подавить ожесточенное сопротивление.Тысячи мирных жителей были убиты, партизанам было отказано в сельскохозяйственных угодьях, чтобы заставить их подчиниться голодом, а людей массово депортировали в различные части России, многие из них умирали по дороге. Более миллиона человек бежали или были изгнаны со своей родины, поселившись в Турции и других странах Ближнего Востока, где они сохранили свою этническую идентичность.

После периода кратковременной и хаотичной независимости Северного Кавказа между 1917 и 1922 годами большевики снова подчинили регион, приняв еще более жесткие меры.В 1943-44 годах целые народы - балкарцы, чеченцы, ингуши и карачаевцы, среди которых чеченцы составляли самую большую группу, - обвинялись в сотрудничестве с немцами, загружались на грузовики и железнодорожные вагоны и отправлялись в Среднюю Азию. В результате погибла треть из 618 000 депортированных; Неизгнанные были убиты на месте.

Используя классическую стратегию «разделяй и властвуй», Иосиф Сталин построил искусственные полиэтнические республики, разделявшие нации, и в конечном итоге посеял семена сепаратизма и ирредентизма.Эти семена расцвели в постсоветскую эпоху, когда 15 произвольно обозначенных «союзных республик» Советского Союза получили право на независимость, исключив другие, в равной степени достойные этнические регионы. В результате Россия сегодня остается мини-империей, а не добровольной федерацией. Его республики сейчас распадаются под давлением старых обид, возрождающегося национального самосознания и неудовлетворенности качеством жизни.

Эти старые обиды вызывают сегодняшние проблемы.В конце 1950-х годов более полумиллиона «изгнанных национальностей», изгнанных со своей первоначальной родины в 1943-44 годах, вернулись, чтобы найти свои дома и земли, занятые другими этническими группами. Вскоре Кавказ был охвачен враждой между чеченцами и лакцами в Дагестане, ингушами и осетинами в Северной Осетии, а также тюркскими карачаевцами и балкарцами и их черкесскими соседями. Иногда эти конфликты приобретали кровавый характер - как, например, столкновения между осетинами и ингушами в Северной Осетии в 1992 году, в результате которых в Ингушетию прибыли волны ингушских беженцев.

Дагестан, где проживают 34 этнические группы, был неспокойным задолго до появления там радикальных исламистов летом 1999 года. Его политическая стабильность зиждется на хрупком балансе сил между крупнейшими национальностями - аварцами, даргинцами, кумыками, лезгинами и лакцами. Вместе они составляют более 50 процентов населения и поддерживают мир, деля власть и богатство. Но это был шаткий мир. Чеченцы в Дагестане претендуют на земли, занятые лакцами; Кумыки опасаются засилья авар; и лезгины добиваются автономии и союза со своими азербайджанскими родственниками.Элиты доминирующих национальностей, чья власть опирается на связи с Москвой, сталкиваются с противодействием сторонников перемен, большинство из которых возражают против российской гегемонии. Убийства и взрывы являются обычным явлением, как и организованная преступность, включая бандитизм и выкуп.

Этническая неприязнь существует и в двух других республиках Северного Кавказа. Как следует из их названий, и Карачаево-Черкесия, и Кабардино-Балкария - хрупкие, ружье браки, которые разделяют национальности (в основном тюркские и черкесские) через границы и объединяют разнородные этнические группы под одной крышей.

Этническую напряженность на Северном Кавказе усугубляют тяготы высокой безработицы, повсеместной бедности и быстрого роста населения. Субсидии Москвы провинциям резко сократились из-за экономических проблем, что создало серьезные проблемы в регионах Северного Кавказа, которые в значительной степени полагались на такую ​​поддержку. Эти невзгоды усугубляются преступностью, коррупцией, политическими убийствами, взрывами, похищениями людей, борьбой между пережитками коммунистов и новыми искателями власти, а также беспорядком, порожденным упадком империи.

Брак, связанный с неудобством

Пока что только Чечня и Дагестан привлекли внимание внешнего мира из-за разразившегося крупного конфликта. Внутренняя напряженность в пяти других кавказских республиках - Адыгее, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии и Ингушетии - еще не привлекла международного внимания. Но они не менее значительны, и последствия Чечни их только усугубят.

Война в Чечне уже вызвала новые потрясения в этой опасной обстановке.Ингушетия, отчаянно бедная и погрязшая в социальных бедах, была захвачена более чем 200 000 чеченцев, спасающихся от российских бомбардировок. Единственные причины, по которым ингуши, как и другие группы, остаются в Российской Федерации, - это страх перед российскими войсками и предполагаемая выгода от помощи из Москвы. Но такая помощь прекратилась из-за экономических проблем России - точно так же, как республики изо всех сил пытаются справиться с потоком беженцев. В Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии имперская логика искусственных союзов России также быстро угасает.Большие группы стремятся доминировать над политическим порядком, в то время как недовольные меньшинства добиваются возмещения ущерба, либо пытаясь объединиться со своими этническими родственниками в других республиках, либо создавая новые единицы политической власти и культурной свободы.

Москва веками манипулировала напряженностью между этническими группами, но теперь это соперничество создает беспорядки и угрожает ее захвату в регионе. Конечно, у России есть и другие инструменты контроля. В их число входят русские казаки, потомки беглых крепостных и беглецы, заселившие имперские окраины России.Казаки поддерживают общины в некоторых частях Северного Кавказа и полны решимости сохранить связи с Россией и сохранить свою идентичность - смесь боевых традиций, русского национализма и православия. Они стремятся подавить любые проявления исламской идентичности или языкового и культурного национализма среди жителей Северного Кавказа.

Но без надлежащего управления и привлекательного национального проекта недовольные национальности в Российской Федерации пересматривают свои варианты.Чеченская война усилит эту динамику разделения, заставив еще больше групп, особенно мусульман, задуматься о независимости. Что касается новых независимых государств бывшего Советского Союза, они будут сомневаться в преимуществах членства в СНГ, задаваясь вопросом, является ли эта организация просто замаскированным имперским проектом, который связывает их с проигравшим государством.

ОБРАЩЕНИЕ ИСЛАМА

Москва права в одном: ислам станет естественным словарем недовольного Юга.Исламская идеология является важным источником самобытности и мобилизованного сопротивления немусульманскому правлению на Кавказе, и она осуждает неэффективные и коррумпированные режимы новых мусульманских республик как незаконные. Исламисты требуют справедливого правления в регионе, наводненном посткоммунистической коррупцией. А шариат (исламский закон) предлагает исторически уважаемый свод законов и социальной дисциплины после поколений коррумпированного социалистического правления.

Безусловно, исламисты включают в свои ряды экстремистов и «фанатиков».Но расширяющийся спектр политического ислама теперь является силой, с которой нужно считаться в регионах России, где доминируют мусульмане. Россия и другие постсоветские государства становятся все более открытыми - через торговлю, путешествия и поток информации - для культурных течений из мусульманского мира, частью которого долгое время был Северный Кавказ.

Почему политический ислам сейчас так привлекателен для республик? Существующие политические системы устраняют все другие политические силы без решения основных экономических и социальных проблем, таких как бедность, неравенство и коррупция, что делает ислам выбором по умолчанию.Целенаправленное изображение Россией проблемы на Северном Кавказе как проблемы исламского фундаментализма может вызвать отклик на Западе, но это чрезмерное упрощение. Большинство чеченских сил больше движет политическая борьба с Москвой, чем стремление к исламскому государству. Не все боевики в регионе - возрожденные мусульмане, иностранные исламские нарушители, саудовские марионетки или изгнанные чеченцы.

Например, в Москве назначили цену за голову командира чеченских партизан Шамиля Басаева.Но именно российская военная разведка обучила Басаева в 1992 году сражаться бок о бок с сепаратистскими абхазскими силами в попытке укротить чрезмерно независимую Грузию. Россия отправила чеченских боевиков в другие регионы Грузии и Молдову, чтобы сохранить свое господство в «ближнем зарубежье». Эти же силы сейчас развернуты против российской армии. Волна взрывов в российских городах в 1999 году - ключевой повод для войны в России - приписывается чеченцам, что является спорным выводом, учитывая их упорное отрицание и, что более важно, неспособность Москвы предоставить хоть малейшие улики.

Командир партизан Хаттаб охарактеризован в российской прессе как фанатичный арабский нарушитель. Хотя Хаттаб называют ближневосточным «мусульманским фанатиком», на самом деле Хаттаб имеет чеченское происхождение, возобновив борьбу за независимость Кавказа спустя десятилетия и столетия после того, как его предки бежали от насилия комиссаров и царей. К сегодняшним боевикам присоединяются другие проверенные в боях мусульмане из-за границы, многие из которых приобрели боевой опыт во время советской войны в Афганистане. Ветераны антисоветской афганской кампании поддержали идеологию, направленную на откат назад многовекового завоевания мусульман Россией.Их методы иногда экстремальны, но то же самое и в российской армии. Обычные жители Северного Кавказа трагически оказались зажаты между мусульманскими боевиками-фундаменталистами и российской армией.

Этот образец угрожает воспроизвести себя в войне крайностей, поскольку воинствующий ислам становится причиной необузданной военной силы России, порождая еще более радикальный ислам и более сильную мусульманскую идентичность. Москва убедила себя, что мусульманские экстремисты - это суть, а не часть проблемы.В результате у России нет жизнеспособной стратегии управления все более неспокойной территорией.

МОРЩЕНИЕ ВРЕМЕНИ

Несмотря на ряд проблем, у Москвы все еще есть веские причины удержать это осушенное гнездо. Русские правы, утверждая, что усилия Чечни по дестабилизации Дагестана нельзя было игнорировать.

Что будет, если падет Дагестан? Другие республики сочли бы Москву слишком бедной, чтобы вознаградить их, и слишком слабой, чтобы их наказать. Российские провинции уже обычно игнорируют центр, и фиаско на Северном Кавказе еще больше укрепит их позиции.Таким образом, стремление региона к большей свободе действий может привести к потере других нерусских территорий или, по крайней мере, к изнурительной реконфигурации. Хотя Дагестан небольшой (всего 1,8 миллиона человек и половина земли Вирджиния), деятельность исламских боевиков там требует решения.

Во-первых, российское правительство опасается, что распространение беспорядков из Чечни в Дагестан и за его пределы может побудить около миллиона россиян покинуть Северный Кавказ. Эта миграция будет иметь несколько опасных последствий: скудный бюджет России (который сейчас лишь немногим больше, чем у Иллинойса) понесет дополнительное бремя, что поставит под угрозу восстановление экономики, начавшееся в 1999 году; Русские беженцы захлестнут юг России; а неспособность Москвы защитить этнических русских даже в пределах своей собственной страны еще больше подорвет легитимность правительства.

Во-вторых, экономические ставки в Дагестане высоки, даже выше, чем в Чечне. Дагестан контролирует 70 процентов российского побережья Каспийского моря, а его столица Махачкала является единственным всепогодным портом России на Каспии. Таким образом, потери в рыболовстве и торговле будут значительными. Еще более важным является трубопровод, по которому нефть из Баку, столицы Азербайджана, поступает на мировые рынки, который проходит через Дагестан, а затем через Чечню в российский черноморский порт Новороссийск. Россия потеряла бы миллионы долларов ежегодно, если бы этот трубопровод не работал надежно - чему уже угрожала нестабильность в Чечне.Российские лидеры также справедливо обеспокоены тем, что потрясения на Северном Кавказе ускорят сдвиг в торговле от традиционной оси север-юг к новой оси восток-запад, что приведет к еще более тесным связям между Южным Кавказом и Западом.

В-третьих, стратегическое положение России на Южном Кавказе окажется под угрозой, если проблемы Чечни распространятся. Если Северный Кавказ выскользнет из рук России, Грузия и Азербайджан, уже стремящиеся наладить связи с Западом, выйдут из орбиты России.Армения, традиционный союзник России на Южном Кавказе, с которым у Москвы заключен оборонный договор, также будет вынуждена переориентировать свою внешнюю политику, рассматривая Россию как истощенную силу. Кроме того, Россия в конечном итоге потеряет свои военные базы в Грузии и Армении. Ободренная слабостью России, Турция с готовностью заменит Россию в качестве ключевого партнера, как и Иран.

Пока Россия продолжает мало что предлагать для привлечения других постсоветских государств, стратегические опасения Москвы оправданы.Если бы Россия была процветающим и демократическим предприятием, государства региона стремились бы к партнерству в этом проекте, точно так же, как соседи Евросоюза хотят пожертвовать некоторым суверенитетом ради наднационального проекта. Но даже при самых благоприятных обстоятельствах России осталось по крайней мере полвека до создания нового процветающего и добровольного содружества.

ЭФФЕКТ RIPPLE

Официальный рефрен Москвы состоит в том, что то, что она делает в Чечне, есть не что иное, как сохранение целостности Российской Федерации.Остается вопрос, являются ли избранные Москвой методы лишь задержкой или ускорением фрагментации. Чеченский конфликт угрожает многим деликатным политическим порядкам, даже в государствах Южного Кавказа. В то время, когда нависла неопределенная преемственность президента Гейдара Алиева, Азербайджан - единственная страна на Южном Кавказе с мусульманским большинством - уязвима для этнических и религиозных течений с севера, особенно если волнения в Чечне расколол Дагестан: дагестанские лезгины давно стремились объединиться со своими родственниками через границу в Азербайджане.

В Грузии демократия утвердилась. Но и там чеченская война может иметь разрушительные последствия, если Россия будет настаивать на сотрудничестве с Грузией. Грузины считают, что Москва намеренно обостряет неурегулированные этнические конфликты в Абхазии и Южной Осетии - обоих регионах Грузии. И их беспокоит степень влияния России в Аджарии и Джавахети, регионах, имеющих тесные связи с Москвой, не в последнюю очередь из-за расположенных там российских баз.

Азербайджан и Грузия имеют плохо охраняемую границу с Дагестаном, Грузия также граничит с Чечней.Таким образом, обе страны уязвимы для беженцев или партизан, ищущих убежища и плацдармы, которые ни у одной из стран нет ресурсов, чтобы отразить или примирить их. Россия предупредила Азербайджан и Грузию не позволять чеченским боевикам использовать свою территорию. Он также запросил у Грузии согласие на патрулирование и проведение операций вдоль границы российскими войсками.

Другие регионы Российской Федерации вряд ли защищены от последствий войны в Чечне. Татарстан с преобладающим мусульманским населением мудро заключил сделку с Москвой об автономии в 1994 году, хотя чеченские требования о полной независимости были далеко позади.И все же татарский национализм растет. В эпоху глобализации и прозрачных границ Татарстан больше не изолирован от растущего исламского сепаратистского движения. Большое русское население Татарстана и отсутствие общих границ с другими государствами делают отделение маловероятным. Но исламистская активность в республике растет. А жестокость чеченской войны, вряд ли успокаивающая других российских мусульман, способствует привлекательности ислама. Если религиозные и националистические силы станут более заметными в Татарстане, они обязательно скажутся на соседнем Башкортостане.

ОБРЕЧЕННАЯ ВЫСТАВКА МОСКВЫ

Потеряв столько крови и сокровищ, трудно представить, что Чечня добровольно вернется в лоно России. После чеченской войны 1994-96 годов Москва могла сократить свои потери и согласиться с фактической независимостью Чечни, тем самым предотвратив дальнейшую нестабильность на Северном Кавказе. Вместо этого они решили дестабилизировать слабое, но избранное правительство президента Аслана Масхадова, что еще больше затруднило ему контроль над непослушной республикой.Он не смог обуздать бывших полевых командиров Чечни Шамиля Басаева и Салмана Радуева, которые стали полевыми командирами, посвятившими себя не только чеченской независимости, но и исламскому союзу на Северном Кавказе. Но даже тогда Москва могла сдержать повстанческое движение 1999 года в Дагестане, не ведя войны дальше.

Чеченскому сопротивлению никогда не удастся победить 100 000 российских солдат в обычном сражении. Вместо этого он надеется вовлечь российские подразделения в затяжную партизанскую войну, которая увеличивает как экономические издержки, так и количество погибших русских, тем самым вынуждая Москву уйти.Если война затянется до весны, спрос на поселение вырастет. Короче говоря, чеченцы воюют на фронте, но надеются, что в тылу рухнет русская воля.

Власть Москвы далеко не исчерпала себя. Он по-прежнему может разрушить все города и поселки Чечни и убить большую часть чеченского народа. Но он никогда не сможет создать стабильное промосковское правительство в Грозном. Большинство чеченцев сочли бы промосковский режим скоплением квислингов; ему потребуется бессрочная защита российских войск.Зависимость от Москвы лишь подчеркнет нелегитимность режима и подвергнет его убийствам, похищениям и терроризму - действиям, которые, вероятно, будут перенесены чеченскими боевиками в Россию.

Кто бы ни победил на президентских выборах в России, на Северном Кавказе перед ним встанет почти непреодолимая задача. Осажденным и непопулярным местным лидерам, от которых зависит Россия, будет трудно контролировать противников дружественной Москве политики и институтов. Беженцев придется переселить, а поселки и города заново отстроить перед лицом ужесточения бюджетов и насущных проблем в других регионах России.Этническая напряженность будет расти.

В мозаике Северного Кавказа Москва может временно вывести из равновесия соперничающие группы. Но это лишь вопрос времени, когда люди поймут, что Россия стремится к контролю, но уклоняется от ответственности за фундаментальные проблемы. Чем глубже становится это убеждение, тем более желательными будут альтернативы - союз с Турцией или даже (как Армения) с Ираном. Будут манить варианты ислама или новые региональные объединения. Точный характер этих альтернатив невозможно предвидеть, но все они уменьшат влияние России.

Даже если Россия в какой-то момент выведет свои войска, перед чеченцами стоят непростые задачи. Страну, которую выровняли, нужно восстанавливать - без особых надежд на щедрость Москвы. Порядок необходимо восстановить, разоружив чеченских полевых командиров и урезав власть кланов и регионов. Социальная сплоченность потребует интеграции мощных и широко распространенных суфийских религиозных орденов Чечни, некоторые из которых были историческим источником воинствующего сопротивления России. Также придется столкнуться с растущей реальностью политического ислама.Прежде всего нужно будет удовлетворить чаяния рядового чеченца.

Немногие чеченцы разделяют видение Северного Кавказа, объединенного под знаменем фундаменталистов; большинство просто стремятся выжить. Тем не менее, если на Северном Кавказе не начнутся политическая реформа и экономический прогресс, будет много новобранцев для радикального ислама, сепаратизма, ирредентизма и культа оружия. Россия выбрала войну, чтобы навести порядок на Северном Кавказе; поступая так, он сделал неизбежным еще более серьезный беспорядок.

ЗАПАДНЫЙ ОТВЕТ

И российские, и чеченские боевики считают, что время на их стороне. Однако, если в регионе преобладают война, социальная дезинтеграция и бедность, стабильного мира быть не может. Что еще хуже, Западу не хватает средств убедить любую из сторон в том, что его расчеты могут быть ошибочными. Чем дольше продолжается война, тем труднее правительствам западных стран сопротивляться призывам к действиям и доказывать, что критика Кремля - ​​не говоря уже о наказании его путем отсрочки саммитов или отказа в выдаче кредитов - укрепит решимость Москвы и ослабит перспективы реформ.В западных демократиях, особенно в Соединенных Штатах, в год выборов будет трудно поддерживать молчание. К счастью, Европейский Союз, имеющий значительные экономические рычаги воздействия на Россию, уже решает чеченский вопрос более смелым голосом, чем голос Вашингтона.

На данный момент, похоже, Запад мало что может сделать для прекращения кровопролития в Чечне. Но поскольку война увеличивает человеческие и финансовые издержки для России, ее граждане будут регистрировать свое несчастье - то, что они уже начинают делать.В этих условиях Москва будет рассматривать вариант урегулирования, в котором Запад будет играть главную роль. Но между тем Запад не должен отключать российскую кампанию в Чечне, опасаясь оскорбить Москву. Это подорвет доверие к нему среди чеченцев и снизит его дипломатическую эффективность. И Запад окажет медвежью услугу тем россиянам, которые понимают, что война опасна не только для Чечни, но и для России.

На Кавказе, как и во всем остальном мире, Запад не может постоянно игнорировать силу националистических движений, которые будут продолжать бросать вызов империям, подобным Российской Федерации.Все полиэтнические общества сталкиваются с национализмом, но не все рухнут - ключ к этому - хорошее управление. В будущие годы Запад будет регулярно сталкиваться с вопросом о том, как реагировать на плохо управляемые и распадающиеся многонациональные государства, которые не принимают меньшинства. Вот почему другие уязвимые государства, такие как Китай, внимательно следят за Чечней. Тех, кто стремится к независимости, нельзя назвать террористами или фанатиками, хотя эти элементы вполне могут присутствовать. Запад также не может просто принять силовые меры других государств против меньшинств.К сожалению, Москва совершила ошибку, преследуя военное решение по сути своей политической проблемы. Тем самым он поставил под угрозу шансы страны на демократию и экономические реформы - и на присоединение к Западу, приняв нравы 21 века.

Загрузка ...
Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

Российская чеченская война - Irénées

Трейси Герман «Российская чеченская война» исследует политические причины войны России в Чечне, которая спорадически продолжается с декабря 1994 года.В то время как обсуждение Германом самой войны и межвоенного периода между 1996 и 1999 годами не предлагает ничего нового, ее анализ предыстории первой войны многое добавляет к нашему пониманию политики, действующей в Москве и Грозном.

Российские и чеченские СМИ

Она полагается на сообщения в российских и чеченских СМИ, чтобы помочь составить базовое повествование, но она дополняет их интервью, правительственными документами и публикациями из России и Чечни, которые не учитывались в предыдущих исследованиях.Кроме того, она широко использует мемуары, написанные такими крупными фигурами конфликта, как Борис Ельцин, Джохар Дудаев, Руслан Хасбулатов, Зелимхан Яндарбиев и другие. Эти источники позволяют Герману дать более полное объяснение событий, которые привели к чеченской войне.

Пять факторов

Герман утверждает, что чеченская война явилась результатом сочетания пяти основных факторов: политической нестабильности в России из-за перехода от советского коммунизма к демократии; «Институциональный и идеологический вакуум, вызванный крахом коммунизма», который привел к появлению сторонников жесткой линии как в России, так и в Чечне; Желание России сохранить свою территориальную целостность; бесхозяйственность как российской, так и чеченской элиты; и отсутствие в России надлежащей институциональной и правовой базы для эффективного решения проблем центра и периферии (стр.155-6). Конечно, внезапный переход от коммунизма к демократии был самым важным фактором, способствовавшим возникновению войны.

Господство в Кавказском регионе

Немецкий язык начинается с краткой истории отношений между Россией и Чечней, подчеркивая давнюю историю вражды и конфликтов, вызванных попытками России доминировать в Кавказском регионе. Герман добавляет, что Россия также чувствует угрозу со стороны Грузии, Азербайджана и Армении, особенно потому, что Грузия хочет вступить в НАТО, а Турция объявила Северный Кавказ «приоритетом внешней политики» (стр.2).

Современный чеченский конфликт

Корни современного чеченского конфликта уходят корнями в депортацию Сталиным чеченцев, ингушей и других кавказских народов в Казахстан в 1944 году. Наряду с ростом национализма, Герман утверждает, что переход к демократии был неполным. в начале 1990-х годов не позволяли Москве эффективно бороться с чеченским сепаратистским движением. Она заявляет, что после неудавшейся попытки государственного переворота в 1991 году новая Россия сохранила многие советские институты, такие как КГБ, и страна продолжала функционировать в соответствии с советской конституцией 1977 года в течение двух лет.Как описывает Герман, движения против советского / российского правления начались в Чечне в 1988 году, когда демонстрации в Грозном против строительства биохимического завода в Гудермесе превратились в политические протесты против коммунистического господства. Эти движения сформировали Национальный фронт, первый народный фронт, созданный в Чечне, с целью установления демократии, возрождения чеченской и ингушской истории и культуры и защиты окружающей среды. В следующем году этнические чеченцы заняли места в Конгрессе народных депутатов, что политизировало чеченский народ и породило зарождающиеся амбиции к государственности.

Чеченское сепаратистское движение

Чеченское сепаратистское движение действительно началось с основания Вайнахской демократической партии (ВДП) в мае 1990 года. Герман объясняет, что появление Дудаева положило начало напряженности между чеченскими сепаратистами и советскими / российскими властями. органы власти. Избрание Дудаева председателем исполкома ОКЧН в 1991 году радикализировало и раскололо организацию, поскольку представители умеренной интеллигенции покинули съезд, чтобы открыто выступить против ОКЧН.Во время попытки переворота против Горбачева в августе 1991 года продудаевские силы захватили телеканал в Грозном, и Дудаев произнес по телевидению речь с требованием роспуска Верховного Совета Чечено-Ингушетии и отставки Завгаева. В сентябре 1991 года ОКЧН объявило Верховный Совет Армянской ССР нелегитимным и бессильным и объявило парламентские и президентские выборы на 27 октября. К этому времени, поясняет Герман, раскол между чеченскими сепаратистами и советскими / российскими властями был завершен.

Одним из наиболее ценных аспектов книги Германа является ее точный рассказ и оценка довоенных антидудаевских оппозиционных движений. Герман подчеркивает, что Дудаев никогда не пользовался единодушной поддержкой чеченского народа, несмотря на его манипулятивные ссылки на угрозу российского вторжения и его неискреннюю защиту исламского государства. Оппозиционные группы разделились: одни выступали за независимость без Дудаева в качестве лидера, другие - за более примирительные отношения с Москвой.В апреле 1993 года Дудаев был близок к свержению, поскольку парламент Чечни выразил недоверие его правительству, а Дудаев закрыл парламентскую газету «Голос Чеченской Республики». К 1994 году оппозиция состояла из четырех основных групп, которые получали разную поддержку из Москвы и в основном сосредоточивались на севере Чечни. Дудаев пользовался наибольшей поддержкой в ​​южных горных районах.

Российское вторжение

Российское вторжение в 1994 году, однако, как указывает Герман, эффективно объединило эту оппозицию в защите от захватчиков.

German также подробно описывает действия России в предвоенный период. На протяжении 1991 и 1992 годов контроль Москвы над Чечней постепенно ослабевал. В 1992–1994 годах Россия использовала переговоры с чеченскими официальными лицами и крупные денежные субсидии в попытке разрешить ситуацию. Герман утверждает, что партию войны мотивировали три фактора: разочарование в результате утраты Россией международного статуса в 1990-х годах; опасения, что расширение НАТО представляет прямую угрозу национальной безопасности; и угроза гражданской войны.

В последней главе Герман кратко исследует межвоенный период и возобновление боевых действий в 1999 году. Она отмечает, что во второй войне было больше иностранных фундаменталистских исламских элементов, таких как исламские экстремисты, включая саудовского воина Хаттаба и других. Она объясняет, что президент Чечни Аслан Масхадов, избранный в 1997 году, фактически потерял контроль над Чечней в пользу различных полевых командиров, а в 1999 году он неохотно согласился превратить Чечню в исламское государство, управляемое по законам шариата.

Комментарий

Книга

Германа - классическая книга по истории, которая, тем не менее, предлагает интересный анализ переходной ситуации в бывшем СССР. Герман, по сути, заключает, что за всеми причинами чеченских войн «кроется фундаментальная реальность, заключающаяся в том, что в стране отсутствовали существенные, эффективные демократические институты и конституционные рамки, необходимые для достижения успешного урегулирования путем переговоров» (стр.155). Выживание советского менталитета в российской политике, а также «институциональное самовыживание» также способствовали развязыванию войны. Из аргумента Германии можно экстраполировать, что чеченские войны - лишь одна из многих проблем, возникших в результате быстрого распада Советского Союза в 1991 году. Если бы он был более постепенным, чеченский конфликт можно было бы предотвратить.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *