Что такое экологическое бедствие: Экологическое бедствие — это… Что такое Экологическое бедствие?

Содержание

Экологическое бедствие - это... Что такое Экологическое бедствие?

Экологическое бедствие

EdwART. Словарь терминов МЧС, 2010

  • Экологический шок
  • Экологическое воздействие

Смотреть что такое "Экологическое бедствие" в других словарях:

  • экологическое бедствие — Аварийная ситуация в морской среде, вызванная загрязнением нефти. [ГОСТ Р 53389 2009] Тематики защита морской среды Обобщающие термины свойства нефти/нефтяной пленки EN environmental fate …   Справочник технического переводчика

  • экологическое бедствие — Необратимые изменения окружающей среды на определенной территории в результате опасных природных явлений или антропогенного воздействия. Syn.: экологическая катастрофа …   Словарь по географии

  • экологическое бедствие — 3.1.37 экологическое бедствие: Экологическое неблагополучие, характеризующееся глубокими необратимыми изменениями состояния окружающей среды и существенным ухудшением здоровья населения (по Р 52.24.566). 3.1.38 Источник: Р 52.24.763 2012: Оценка… …   Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

  • Экологическое бедствие —    чрезвычайная экологическая ситуация, характеризующаяся необратимыми изменениями окружающей природной среды и условий жизнедеятельности людей …   Гражданская защита. Понятийно-терминологический словарь

  • Экологическое бедствие — см. Экологическая катастрофа …   Энциклопедия РВСН

  • Экологическое бедствие (экологическая катастрофа) — экологическое неблагополучие, характеризующееся глубокими необратимыми изменениями окружающей среды и существенным ухудшением здоровья населения. .. Источник: РЕКОМЕНДАЦИИ. ОРГАНИЗАЦИЯ И ПРОВЕДЕНИЕ РЕЖИМНЫХ НАБЛЮДЕНИЙ ЗА ЗАГРЯЗНЕНИЕМ ПОВЕРХНОСТНЫХ …   Официальная терминология

  • БЕДСТВИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ — стихийное бедствие или авария промышленная, вызвавшая серьезное нарушение равновесного состояния экосистем (окружающей среды). Экологический словарь, 2001 …   Экологический словарь

  • БЕДСТВИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ — Стихийное бедствие или промышленная авария, вызвавшая серьезное нарушение равновесного состояния экосистем Словарь бизнес терминов. Академик.ру. 2001 …   Словарь бизнес-терминов

  • Бедствие экологическое — 1) чрезвычайная экологическая ситуация, характеризующаяся необратимыми изменениями окружающей среды и условий жизнедеятельности людей; 2) последствия катастрофы, равновесное состояние экологической системы (окружающей среды) на предельно низком… …   Словарь черезвычайных ситуаций

  • Р 52.24.763-2012: Оценка состояния пресноводных экосистем по комплексу химико-биологических показателей — Терминология Р 52. 24.763 2012: Оценка состояния пресноводных экосистем по комплексу химико биологических показателей: 3.1.2 биологические показатели: Гидробиологические, микробиологические показатели и показатели, полученные при биотестировании.… …   Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

Книги

  • Как отказаться от пластика: руководство по спасению мира, Маккаллум Уилл. Примерно 12, 7 миллиона тонн пластика попадет в океан ежегодно. Это приводит к гибели более 1 000 000 морских птиц и 100 000 млекопитающих. Пластик - экологическое бедствие нашего века. Как… Подробнее  Купить за 487 руб
  • Рудл и Бурдл, Петр Алешковский. Два отважных странника Рудл и Бурдл из Путешествующего Народца попадают в некую страну, терпящую экологическое бедствие, солнце и луна поменялись местами, и, как иполагается в сказке-мифе,… Подробнее  Купить за 106 грн (только Украина)
  • Рудл и Бурдл, Алешковский Петр. Два отважных странника Рудл и Бурдл из Путешествующего Народца попадают в некую страну, терпящую экологическое бедствие, солнце и луна поменялись местами, и как и полагается в сказке-мифе,… Подробнее  Купить за 83 руб
Другие книги по запросу «Экологическое бедствие» >>

GISMETEO: Экологическое бедствие у берегов Шри-Ланки: тлеющее судно с химикатами начало тонуть - Природа

Экологи бьют тревогу — после инцидента с горящим судном у берегов Шри-Ланки Индийский океан оказался близок к экологической катастрофе.

© globallookpress.com

Судно с азотной кислотой на борту горело почти две недели, пока пожар не был потушен, в настоящий момент тление продолжается. Власти острова пытаются не допустить дальнейшего распространения химикатов по акватории океана и по побережью.

По предварительным данным, из топливных баков утекло несколько сотен тонн нефти. Судно тлеет, мазут растекается по океану, пляж Шри-Ланки загрязнен пластиком. Местным жителям запретили самостоятельный сбор мусора из-за опасности от высокой токсичности. На снимках с воздуха вокруг корабля наблюдается ядовито-зеленое пятно. При этом судно продолжает медленно тонуть — кормовая часть погрузилась под воду на 21 метр.

© globallookpress.com

Как отмечают власти, произошла «худшая экологическая катастрофа» в истории острова, а территория, которую затронуло это бедствие, — огромна. По словам генсека Партии свободы Шри-Ланки Даясири Джаясекара, по всему побережью была уничтожена флора и фауна, при этом к берегам острова корабль подходил, будучи уже в аварийном состоянии.

В Министерстве рыболовства отметили, что для защиты лагуны Негомбо были приняты чрезвычайные меры.

© globallookpress.com

ВМС Шри-Ланки и Индии сотрудничали, чтобы потушить огонь и не дать судну затонуть. Работники судна X-Press Pearl, зарегистрированного в Сингапуре, не смогли остановить огонь, хотя, как сообщается, знали об утечке азотной кислоты, из-за которой пожар и начался. Всего на судне было 25 тонн коррозионной кислоты для производства удобрений и взрывчатых веществ, а также 1486 контейнеров с химикатами и пластиком.

© globallookpress.com

После того как на корабле произошел взрыв, с него эвакуировали всю команду. В итоге судно было отбуксировано подальше от берега, в открытый океан. Члены экипажа остаются на острове до окончания расследования.

WWF представил расшифровку спутниковых снимков в районе экологического бедствия на Камчатке

WWF России получил расшифровку спутниковых радарных снимков, показывающих плёночные загрязнения водной поверхности в районе Авачинской губы на Камчатке.

WWF России получил расшифровку спутниковых радарных снимков, показывающих плёночные загрязнения водной поверхности в районе Авачинской губы на Камчатке.

Специалисты компании РискСат по заказу WWF России проанализировали космоснимки со спутника Sentinel-2 за июнь-сентябрь этого года и сравнили их со снимками в аналогичный период прошлых лет.

Изображения демонстрируют несколько пленочных загрязнений. Так, 23.09 20 зафиксирован сброс загрязненных вод с судна, вышедшего из Авачинской губы. Длина узкого нефтяного слика 11 км. Расстояние от берега 4 км.

«Загрязнения с судов (по видимому, это незаконный сброс льяльных вод), которые мы видим на снимках, не способны вызвать таких катастрофических последствий, что произошли в конце сентября. Но сброс загрязненной воды с судна всего в четырех километрах от берега, очевидно, свидетельствует о том, что система контроля судовой и экологической обстановки в прибрежной зоне Авачинского залива не эффективна»

, - подчеркнул Алексей Книжников, руководитель программы WWF России по экологической ответственности бизнеса.  

Расшифровка космоснимков

Эксперт также отметил, что загрязняющее вещество, отравившее камчатское побережье, не имеет отношения к нефтепродуктам.

Опираясь на анализ информации по космоснимкам, а также фото- и видеозаписи коллег камчатского офиса WWF России, мы можем предположить, что это высокотоксичная субстанция. 

Для дополнительной информации

Пресс-секретарь

Руководитель программы по экологической ответственности бизнеса

#ДажеЛайкПомогает

Помогают не только деньги. Подписывайтесь на нас в социальных сетях, участвуйте в дискуссиях, делитесь с друзьями новостями о деятельности фонда. 


"Крупнейшая экологическая катастрофа в Израиле": десятки тонн мазута изуродовали средиземноморский берег

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

Десятки тонн мазута выброшены на побережье Израиля, тысячи волонтеров чистят берег

Десятки тонн мазута выбросило на большую часть средиземноморского побережья Израиля. Местные власти говорят о крупнейшей экологической катастрофе в истории страны.

Тысячи волонтеров и солдат помогают очистить побережье от сгустков мазута, уже нанесшего серьезный ущерб дикой природе. На пострадавших участках обнаружены мертвые черепахи, рыбы и птицы, чьи останки окрашены в черный цвет.

Власти Израиля пытаются установить причину загрязнения: по предварительным данным, речь идет об утечке топлива с корабля.

Многочисленные сгустки мазута обнаружены на большей части береговой линии Израиля, простирающейся на 190 километров. Местные власти опасаются, что на очистку пострадавшей территории могут уйти месяцы, а то и годы.

Местных жителей просят воздержаться от посещения средиземноморских пляжей.

Автор фото, EVN

Подпись к фото,

Из-за разлива топлива пострадала прибрежная фауна

Источником загрязнения мог стать сброс топлива с одного из кораблей во время шторма 11 февраля. На тот момент судно находилось на расстоянии порядка 50 километров от берега. Чтобы установить, с какого именно корабля могла произойти утечка, специалисты изучают спутниковые снимки и направление волн.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

В сборе сгустков мазута принимают участие тысячи солдат и волонтеров

Министр по охране окружающей среды Гила Гамлиель заявила, что под подозрением находятся девять кораблей, находившихся в то время в этом районе. Власти Израиля рассматривают возможность судебного иска для получения компенсации, которая может обойтись виновникам в миллионы долларов.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху посетил один из пляжей лично, оценив нанесенный ущерб.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

На берег вынесло 17-метровую тушу финвала

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Специалисты пока не могут сказать наверяка, связана ли гибель кита с разливом топлива

В прошлый четверг на южный берег Израиля вынесло 17-метрового мертвого финвала.

Вскрытие обнаружило в его организме маслянистую черную жидкость. По словам властей, пока рано утверждать, связана ли эта жидкость с утечкой топлива, ставшей причиной экологического бедствия.

Власти Камчатки заявили об отправке большой экспедиции в зону экологического бедствия

https://www.znak.com/2020-10-08/vlasti_kamchatki_zayavili_ob_otpravke_bolshoy_ekspedicii_v_zonu_ekologicheskogo_bedstviya

2020. 10.08

В ближайшую пятницу, 9 октября, группа научных сотрудников совместно со специалистами Камчатского института рыбного хозяйства и океанографии, Кроноцкого заповедника, водолазами и представителями общественных организаций начнут обследование Авачинского залива на Камчатке, где с конца сентября наблюдаются признаки масштабной экологической катастрофы. Как сообщили сегодня в пресс-службе министерства природных ресурсов и экологии Камчатского края, в первую очередь обследовать предстоит участок побережья к северу от устья реки Налычева до мыса Шипунский.

© RFE/RL/ с сайта GREENPEACE в России

«Для того чтобы более детально ответить на вопрос, какой ущерб в целом был нанесен заливу, завтра утром планируется выход судна „Анисифор Крупенин“. На его борту будут водолазы, сотрудники института вулканологии Дальневосточного отделения РАН, Кроноцкого заповедника, КамчатНИРО, Дальневосточного федерального университета. Также мы пригласили принять участие в этой экспедиции представителей Greenpeace, которые работают на территории края. Мне очень важно, чтобы был проведен всесторонний анализ. Мы будем очень рады, если представители других природоохранных организаций тоже присоединятся к этим экспедициям», — заявил губернатор региона Владимир Солодов в ходе брифинга, организованного по случаю предстоящих исследований.

Солодов также выразил благодарность колхозу имени Ленина, который «выразил готовность при необходимости предоставить дополнительные суда для экспедиции». И заявил о намерении привлечь зарубежных ученых и лаборатории к исследованию причин загрязнения прибрежной акватории Тихого океана. «Мне очень важно, чтобы все лучшие компетенции не только России, но и мира откликнулись на наш призыв. Это необходимо, чтобы мы на самом деле уточнили как можно раньше причину падения гидробионтов и возможные последствия. А главное, сделали выводы по тому, как нам не допускать в дальнейшем ее повторения», — сказал губернатор Камчатки. 

Между тем пресс-служба Дальневосточного федерального университета сегодня опубликовала данные воздушного обследования в Авачинском заливе, в ходе которого была обнаружена полоса загрязнения длиной 40 километров. На странице Кроноцкого заповедника в Facebook также сообщили, что из-за шторма, который обрушился на тихоокеанское побережье, обследование акватории с моря при помощи катеров пока невозможно. «Судя по прогнозам погоды, морская экспедиция состоится не ранее субботы», — отмечается в сообщении. И подчеркивается, что в сложившихся условиях усилено пешее патрулирование прибрежной территории. Для этого «мобилизованы дополнительные силы государственной инспекции Кроноцкого заповедника».

Директор Института океанологии РАН доктор географических наук Алексей Соков в беседе с корреспондентом Znak.com выразил уверенность, что решение об отправке экспедиции в зону экологического бедствия на Камчатке должно было приниматься на уровне правительства РФ. Причем начать исследования можно было на несколько недель раньше. «За то время пока обсуждается эта тема, давно можно было бы организовать и провести экспедицию, которая бы ответила на все интересующие общественность вопросы», — подчеркнул Соков.

По его мнению, прежде всего необходимо исследовать температуру воды, ее химический состав и соленость. «С моей точки зрения, нужна океанографическая съемка. Она заняла бы неделю, максимум 10 дней, даже с учетом штормовых условий. Для этого нужно судно, мы называем его полигоном исследования, которое бы провело съемку по системе станций. По определенным точкам, в которых судно останавливается и производит зондирование водной толщи. Часть анализов делаются на борту судна онлайн. Какие-то экзотические анализы делаются в лабораториях. Но на это ушло бы еще семь, максимум 10 дней. То есть за месяц картина произошедшего была бы ясна полностью», — рассказал о процедуре подобных исследований директор ИО РАН.

Соков подчеркивает, что без проведения таких исследований говорить что-либо о причинах и масштабах бедствия невозможно. Сам он не исключил природных версий. «В качестве причины имеет право на жизнь гипотеза о ядовитом цветении водорослей. Это широко распространенное и трудно прогнозируемое явление в океане. Но такие случаи фиксировались, например, в том же Тихом океане вдоль американского побережья», — отметил ученый. По его словам, океан вполне «спокойно перерабатывает все это» и каких-либо серьезных последствий в этом случае не будет.

Антропогенной версии произошедшего он также не стал исключать. Однако скептически отнесся к гипотезе о разливе нефтепродуктов. Соков напомнил о катастрофе в Керченском проливе в ноябре 2007 года. Тогда из-за разыгравшегося шторма там утонули четыре сухогруза и танкер. В море вылилось 3 тыс. тонн мазута и почти 7 тыс. тонн серы. «Тогда мы сразу были на месте после загрязнения, и выглядело оно просто ужасно — и вода, и берег были в нефти. В данном случае это меньше всего похоже на нефтяное загрязнение. Нефти на поверхности нет. Зафиксированное превышение ПДК по нефтепродуктам в четыре раза и фенолу в 2,5 раза неприятно, это угнетает жизнь на территории, но не смертельно», — считает Соков.

Версию о том, что причиной бедствия стало попавшее в окружающую среду ракетное топливо гептил, о которой сейчас также говорят в соцсетях, он считает «экзотической». Тем не менее, по мнению ученого, замеры на присутствие токсинов, тяжелых металлов и пестицидов надо сделать обязательно. « Принципиально важно понять либо это разовый выброс, либо источник постоянный. Если разовый, то все быстро рассосется. Если источник загрязнения постоянный, то до тех пор пока не закончится сам источник, загрязнение будет продолжаться», — пояснил глава ИО РАН.

Об экологическом бедствии на Камчатке первоначально стало известно в конце сентября из сообщений серферов. Они начали рассказывать об изменении цвета воды и запаха в акватории Авачинского залива в районе Халактырского пляжа, бухтах Бабья, Большая Лагерная и Малая Лагерная. Также жаловались на проблемы со зрением, першение в горле, ухудшение самочувствия у тех, кто побывал в воде.

 По данным СМИ, из-за загрязнения Тихого океана пострадали не менее 60 человек. По официальным данным, за помощью к медикам обратились 11 человек. Местные жители также публиковали в соцсетях фотографии выброшенных на берег мертвых морских животных, в том числе осьминогов, морских ежей, тюленей. Сотрудники Кроноцкого заповедника и камчатского филиала Тихоокеанского института географии заявили, что в Авачинском заливе погибли 95% донных организмов — фактически уничтожена вся кормовая база.

7 октября СК России возбудил уголовное дело в связи с экологической катастрофой на Камчатке — по статьям о нарушении правил обращения экологически опасных отходов (247 УК РФ) и о загрязнении морской среды (252 УК РФ). Ведомство проверяет все возможные источники отравления, в том числе с полигонов ядохимикатов. По данным Генпрокуратуры РФ, первые пробы в прибрежной зоне Тихого океана на Камчатке показали превышение предельно допустимых показателей по нефтепродуктам в четыре раза, по фенолу — в 2,5 раза.

Пока власти рассматривают три причины произошедшего: техногенное загрязнение, природные явления и сейсмическую активность. Наиболее вероятная версия — утечка отравляющих веществ, океан был загрязнен из-за расположенного рядом бесхозного Козельского полигона ядохимикатов. Там уже обнаружили повреждения защитных сооружений. 6 октября активисты Greenpeace обследовали бассейн реки Налычева, рядом с которой находится полигон, и обнаружили следы маслянистой взвеси и желтой пены. Те же явления зафиксированы и в океане у устья реки Налычева.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Экологическое бедствие на Камчатке: что известно на 5 октября

С чего все началось

Одними из первых тревогу забили местные любители волн. После очередного серфинга на Халактырском пляже они начали обращаться к медикам с жалобами на рвоту, жжение в глазах и тошноту после купания. Всего с 26 сентября в медицинские учреждения Камчатского края обратились 8 пациентов, которые посещали пляж. Все пострадавшие жаловались на жжение в глазах. 

Как сообщила врио министра здравоохранения Камчатского края Марина Волкова изданию ТАСС, среди пациентов есть 13-летний мальчик. Всем пациентам поставлен диагноз поражение роговицы 1 степени.

Кладбище морских животных

Большой резонанс в Сети вызвали фотографии множества погибших морских животных и птиц. На сегодняшний момент по факту массовой гибели осьминогов, морских ежей, нерп и других обитателей океана проводится проверка. Специалисты отобрали пробы морской воды, песка и атмосферного воздуха. 

Член Общественной палаты Камчасткого края, руководитель площадки «Экология» регионального отделения ОНФ Камчатского края Татьяна Михайлова отметила, следующим этапом станет проверка биологического материала, выброшенного на берег.

По предварительным данным проб воды, которые взяли специалисты Минприроды Камчатского края на Халактырском пляже, в 2,5 раза превышено содержание фенолов и в 3,6 раза — нефтепродуктов. Несмотря на фотографии тысяч погибших морских обитателей, ведомство публиковало на своем сайте видео с чистыми пляжами.

Возможные причины экологического бедствия

Губернатор Камчатки Владимир Солодов назвал три версии произошедшего:

➤ техногенное загрязнение из-за разлива токсичных веществ,

➤ природные явления,

➤ сейсмическая активность.

Экс-глава Росприроднадзора Олег Митволь рассказал изданию Life, что загрязнить воды океана могли отходы Козельского полигона ядохимикатов и пестицидов, который находится недалеко от побережья. В 2011 году оттуда было вывезено 50 тонн захоронений, но там еще остаются 110 тонн.

Отравление океана могло произойти из-за проведения военных учений в августе этого года. На берегу Авачинского залива также проводят свои тренировки ракетные войска.

Однако 3 октября в Минобороне России опровергли то, что ситуация может быть связана с боевыми учениями Тихоокеанского флота.

На одном из снимков со спутника можно четко разглядеть, как река, впадающая в океан, приносит с собой не только воду.


Сегодня, 5 октября, центры токсикологии, химии и биологии в Москве должны получить первые результаты экспертиз по биологическим образцам, доставленным из Камчатского края.

Стало известно, что состояние Халактырского пляжа улучшается. Новые пробы воды будут проверяться специалистами в течение недели.


Оцените материал:

Статья 59. Зоны экологического бедствия ЗАКОН РСФСР от 19-12-91 2060-I (ред- от 02-06-93) ОБ ОХРАНЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ

отменен/утратил силу Редакция от 02.06.1993 Подробная информация
Наименование документЗАКОН РСФСР от 19.12.91 N 2060-I (ред. от 02.06.93) "ОБ ОХРАНЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ"
Вид документазакон
Принявший органвс рф
Номер документа2060-I
Дата принятия01.01.1970
Дата редакции02.06.1993
Дата регистрации в Минюсте01.01.1970
Статусотменен/утратил силу
Публикация
  • В данном виде документ опубликован не был
  • (в ред. от 19.12.91 -"Ведомости СНД и ВС РФ", 1992, N 10, ст. 457;
  • 1993, N 29, ст. 1111)
НавигаторПримечания

Статья 59. Зоны экологического бедствия

1. Зонами экологического бедствия объявляются участки территории Российской Федерации, где в результате хозяйственной либо иной деятельности произошли глубокие необратимые изменения окружающей природной среды, повлекшие за собой существенное ухудшение здоровья населения, нарушение природного равновесия, разрушение естественных экологических систем, деградацию флоры и фауны.

2. Зоны экологического бедствия объявляются в том же порядке, что и зоны чрезвычайной экологической ситуации.

В зоне экологического бедствия прекращается деятельность хозяйственных объектов, кроме связанных с обслуживанием проживающего на территории зоны населения, запрещается строительство, реконструкция новых хозяйственных объектов, существенно ограничиваются все виды природопользования, принимаются оперативные меры по восстановлению и воспроизводству природных ресурсов и оздоровлению окружающей природной среды.

3. Финансирование мероприятий по оздоровлению зон экологического бедствия производится в порядке, установленном частью четвертой статьи 58 настоящего Закона.

границ | Экологические бедствия и психическое здоровье: причины, последствия и меры вмешательства

Катастрофы и общественное здравоохранение

Бедствия оказывают серьезное влияние на события, которые подавляют ресурсы местного сообщества. Экологические бедствия могут быть внезапными и экстремальными погодными явлениями, которые разворачиваются в течение нескольких минут или часов (цунами, землетрясение, ураган), или медленно развивающимися событиями, которые охватывают дни, недели или месяцы (наводнения, засухи, лесные пожары). Экологические бедствия происходят с возрастающей частотой и серьезностью (см. Рисунок 1), что, как считается, отчасти связано с изменением глобального климата, который был назван одной из самых серьезных угроз для здоровья населения в 21 веке и годах (1) .Эти бедствия приводят к нарушению работы в результате материального ущерба, телесных повреждений и смерти, психологического расстройства, перемещения отдельных лиц и семей и длительного перерыва в предоставлении широкого спектра услуг, на которые полагаются общины.

Рисунок 1 Частота стихийных бедствий, связанных с климатом, по типам и годам.

Увеличение частоты экологических бедствий вызывает необходимость в усилении усилий по планированию для смягчения неблагоприятных психологических и поведенческих последствий этих событий.Несмотря на то, что по-прежнему ведутся споры о том, в какой степени будущие климатические бедствия могут быть смягчены за счет вмешательства человека, очевидно, что увеличение числа таких событий потребует дополнительных ресурсов со стороны политиков, тщательного планирования со стороны менеджеров по ликвидации последствий стихийных бедствий, обучения персонала, участвующего в реагировании выздоровление и исследования для более эффективного определения оптимального времени и последовательности вмешательств. Планирование всех опасностей охватывает весь спектр угроз, включая все типы стихийных бедствий, и представляет собой текущую основу для глобального управления стихийными бедствиями, при этом психическое здоровье признается критическим аспектом здравоохранения, который должен быть включен во все этапы планирования стихийных бедствий (2) .

Сообщества (районы, школы, рабочие места, медицинские учреждения) имеют уникальные потребности, которые выигрывают от продуманного планирования и готовности. Эффективная готовность улучшает реагирование и восстановление после аварии и может снизить общие потребности в ресурсах. Бедствия наносят удар по линиям разлома сообществ, обнажая и усугубляя социокультурные разногласия в рамках уникальных контекстуальных факторов данного сообщества. На восприятие стихийным бедствием сообщества влияют различные факторы (см. Таблицу 1).Эти и другие факторы создают экологию бедствия, в которой различные силы вреда воздействуют на отдельных людей, сообщества и общества (3). Например, культурные и контекстуальные факторы сыграли решающую роль в партнерстве сообщества и эффективном реагировании в следующих случаях: 1) землетрясение на Гаити в 2010 году потребовало знания и включения вуду в качестве религиозного ритуала, неотъемлемой части того, как граждане концептуализировали медицинские вмешательства и реагировали на них (4), 2) Вспышка вируса Эбола в Западной Африке в 2000 году потребовала осведомленности и сотрудничества с местными сообществами, чтобы учесть важность религиозных ритуалов захоронения (5), 3) Кризис со свинцовым водоснабжением в 2015 году во Флинте, штат Мичиган, был испытан членами сообщества как еще одно свидетельство системного расового неравенства. что еще больше подорвало общественное доверие (6).Каждое из этих событий, как и все стихийные бедствия, требовало понимания социокультурных и контекстуальных факторов в сообществах, чтобы оптимизировать меры реагирования и восстановления.

Таблица 1 Факторы, влияющие на восприятие сообществом стихийных бедствий.

Бедствия затрагивают большие и разнообразные группы населения. То, как управляется психологическая реакция, является, пожалуй, наиболее важным фактором в способности сообщества выздороветь. Эффективные вмешательства бывают быстрыми, скоординированными и устойчивыми.Лидерство имеет решающее значение, особенно знание устойчивости и уязвимости сообщества, а также того, как члены сообщества реагируют на событие. Скоординированные подходы к общественному здравоохранению, медицине и реагированию на чрезвычайные ситуации являются оптимальными для удовлетворения потребностей в области психического здоровья пострадавшего от стихийного бедствия населения. При планировании всех опасностей основное внимание уделяется мерам готовности, направленным на устранение всего спектра угроз для сообществ, включая стихийные бедствия и антропогенные катастрофы, с учетом различных воздействий на ряд пострадавших групп населения.Матрица Хаддона - это часто используемая структура для анализа и смягчения рисков, которая учитывает хост, агента / переносчика, физическую и социальную среду в периоды времени до события, события и после него (см. Таблицу 2). Использование установленных рамок для рассмотрения ряда факторов, влияющих на различные фазы стихийного бедствия, обеспечивает структурированность и комплексность мероприятий по обеспечению готовности; расширенное планирование снижает вероятность того, что менеджеры по чрезвычайным ситуациям допустят ошибки или упустят важные факторы в условиях высокого стресса кризисного реагирования после воздействия стихийного бедствия.Эффективное планирование снижает уровень стресса для пострадавшего персонала и членов сообщества и оптимизирует доступ к необходимой психиатрической помощи после события.

Таблица 2 Матрица Хаддона , примененная к землетрясению.

«Переломные точки» могут возникнуть после стихийных бедствий. Термин «переломный момент», часто используемый в области климатологии и популяризированный Малкольмом Гладуэллом, описывает явление, при котором небольшое изменение баланса системы приводит к относительно большому эффекту вниз по течению (7).Множество факторов могут спровоцировать критические моменты в реакции сообщества на стихийное бедствие (см. Таблицу 3). Результатом является значительное усиление дистресса в сообществе, что может быть связано со снижением приверженности рекомендуемому поведению в отношении здоровья. Это может привести к увеличению нагрузки на системы общественного здравоохранения и неоптимальному использованию ресурсов здравоохранения, что в конечном итоге приведет к ухудшению благосостояния населения и продлению выздоровления. Хотя определенные события могут служить переломными моментами, их появление является результатом сложного взаимодействия социальных, культурных и контекстуальных факторов.В результате не всегда удается избежать переломных моментов. Однако четкое и последовательное общение, справедливое распределение ресурсов и активное участие сообщества могут снизить вероятность переломных моментов и связанных с ними неблагоприятных психологических и поведенческих реакций. Лидеры сообществ должны сохранять бдительность в отношении переломных моментов, предпринимать шаги для снижения вероятности их возникновения, а также распознавать и смягчать последствия, когда они возникают.

Таблица 3 Переломные события после стихийных бедствий.

Психологические и поведенческие последствия для здоровья составляют подавляющую часть не только человеческих страданий, но и общих расходов на здравоохранение в результате экологических катастроф. Оценки моделирования затрат после урагана Катрина, который произошел в Соединенных Штатах в 2005 году, показали, что скрининг и научно-обоснованное лечение распространенных психических расстройств у пострадавшего населения будут почти равны затратам на восстановление неудавшейся системы сборов вокруг Нового Орлеана (что было источник катастрофического наводнения, приводящего к материальному ущербу, а также к большинству травм и смертей) (8, 9).Хотя в этой статье основное внимание будет уделено антропогенному воздействию экологических бедствий, важно понимать, что эффективное определение экономических выгод от готовности может послужить важным источником данных для дальнейшей помощи правительственным чиновникам в принятии финансовых решений и обеспечении ресурсов для обеспечения готовности к стихийным бедствиям.

Последствия

Большинство людей хорошо себя чувствуют после стихийного бедствия, быстро восстанавливаясь до прежних уровней функциональности. Это не означает, что они не пострадали, но они остаются эффективными в своей работе и семье и приспосабливаются к ситуативным потребностям.Некоторые могут испытывать повышенное чувство эффективности и веру в свою способность справляться с будущими проблемами, что часто называют посттравматическим ростом. Однако некоторые из них также испытают неблагоприятные последствия экологических катастроф для психического здоровья. Психологические последствия стихийных бедствий начинаются сразу же после события и могут сохраняться в течение длительных периодов времени, выходить за пределы географического региона, на который непосредственно повлияло событие, и ощущаться в более широкой культуре и контексте сообщества.

Психологические и поведенческие эффекты

При рассмотрении неблагоприятных психологических и поведенческих эффектов часто основное внимание уделяется психологическим расстройствам, таким как посттравматическое стрессовое расстройство, депрессия и тревога. Эти расстройства действительно возникают после стихийных бедствий и приводят к значительной заболеваемости и смертности, что требует оперативной оценки и вмешательства, основанного на фактических данных. Помимо расстройств, более ранние и более частые реакции включают реакции дистресса и поведение, связанное с риском для здоровья (см. Рисунок 2) (10).В медицинских учреждениях такие проблемы, как бессонница, беспокойство и изменение характера употребления психоактивных веществ, чаще всего выявляются в учреждениях первичной медико-санитарной помощи и неотложной помощи. Для систем здравоохранения важно обеспечить адекватное образование и ресурсы для персонала первичной медико-санитарной помощи и неотложной помощи, чтобы управлять предсказуемыми ответными действиями после экологических бедствий. Понимание широкого спектра неблагоприятных последствий улучшит планирование и готовность, а также усилия по реагированию и восстановлению со стороны менеджеров по чрезвычайным ситуациям, медицинского персонала и членов сообщества.Важно, чтобы образование и подготовка медицинского персонала и менеджеров по чрезвычайным ситуациям продолжали развиваться, выходя за рамки современных подходов к диагностике и лечению болезней. Вместо этого следует перейти к раннему скринингу и проведению мероприятий общественного здравоохранения, основанных на фактических данных, рентабельных, легкодоступных и ориентированных на сообщества с целью уменьшения стресса, повышения благосостояния и функционирования, снижения уровня прогрессирования до психических расстройств и, в конечном итоге, улучшения общей траектории восстановления сообщества после стихийных бедствий.

Рисунок 2 Психологические и поведенческие реакции на стихийные бедствия.

Реакции на дистресс - это ранние и частые проявления после травматических событий, которые составляют основную часть раннего бремени психического здоровья населения после экологических катастроф. Бессонница широко распространена и увеличивает риск других психосоциальных проблем (11, 12). После землетрясения в Вэньчуане в 2008 году 38,3% подростков сообщили о нарушениях сна через 12 месяцев после события без значительного снижения через 24 месяца после события; нарушение сна было связано с увеличением частоты депрессии и посттравматического стрессового расстройства (13).Гнев является обычным явлением после стихийных бедствий и связан с повышенной вероятностью негативных последствий для психического здоровья (14). Также могут иметь место деморализация, потеря веры, отвлекаемость и снижение восприятия безопасности. Реакции на бедствие часто являются результатом сложного взаимодействия между различными факторами в окружающей среде после бедствия. Например, после наводнения, урагана или цунами люди могут быть вынуждены покинуть свои дома, и многим придется жить в приютах, временных жилищах или лагерях.В этих помещениях часто бывает тесно, шумно и отсутствуют надлежащие меры безопасности. Эта среда снижает чувство безопасности, затрудняя сон, что приводит к хронической бессоннице, вызванной страхом. Бессонница, в свою очередь, снижает когнитивные способности управлять негативными эмоциями, такими как гнев, увеличивает отвлекаемость и снижает способность к критическому навыку решения проблем. Вмешательства общественного здравоохранения, направленные на решение общих аспектов окружающей среды бедствия, которые усугубляют реакции на бедствие, повысят эффективность пострадавших членов сообщества и быстрее восстановят функционирование и производительность.

Поведение, связанное с риском для здоровья, представляет собой неадаптируемую стратегию преодоления стрессовых эмоций и включает в себя повышенное употребление алкоголя (15) и табака (16). Повышенное употребление алкоголя увеличивает риск дорожно-транспортных происшествий и насилия в семье. В дополнение к более широкому употреблению веществ, чтобы справиться с неприятными эмоциями, некоторые люди могут даже начать употреблять эти вещества впервые. В исследовании 37867 человек, которые не употребляли алкоголь до тройной катастрофы в Японии в 2011 году, 9.6% сообщили, что начали пить в 2012 году; среди тех, кто начал пить, в 2013 г. продолжали пить 53,8% (17). Люди также могут изолировать себя, ограничивая доступ к имеющимся ресурсам здравоохранения и социальной поддержки (18). Чрезмерная самоотдача может возникнуть, когда люди проводят лишнее время на работе или в восстановительных работах, чтобы отвлечься от других важных социальных и профессиональных проблем, требующих более пристального внимания. Врачи первичной медико-санитарной помощи / врачи общего профиля и персонал отделения неотложной помощи могут проводить обследование и проводить образовательные мероприятия для выявления и снижения рискованного поведения для здоровья.Сообщения общественного здравоохранения от лидеров сообществ и средств массовой информации также могут предоставить образовательную информацию, в том числе о поведении, связанном с повышенным риском для здоровья, которого следует избегать, об альтернативных механизмах выживания и о том, где можно получить помощь в случае необходимости.

Психологические расстройства могут также развиваться после экологических катастроф, вызывать значительную заболеваемость и смертность и требовать вмешательства со стороны здравоохранения. Наиболее изученным является посттравматическое стрессовое расстройство (19, 20), наряду с депрессией (21, 22) и тревогой (22, 23). Исследование жителей Мексики через 2 месяца после землетрясения в сентябре 2017 года показало 36.4% указывают на симптомы, соответствующие посттравматическому стрессу, с повышенным риском у женщин, пострадавших в доме и коренных жителей (24). Предыдущее психологическое расстройство увеличивает риск рецидива после стихийного бедствия. Скрининг пострадавшего населения и, при наличии показаний, быстрая оценка и начало научно-обоснованных вмешательств представляют собой передовую клиническую практику.

Период восстановления после экологических катастроф часто бывает длительным и напряженным. По мере роста факторов стресса, связанных со здоровьем, финансовыми, профессиональными и семейными факторами, ресурсы выживания могут быть истощены.Суицидальные мысли и поведение усиливаются после стихийных бедствий и являются результатом ряда факторов, существовавших до и после стихийных бедствий, которые подавляют способность справляться с ситуацией (25–27). Следует отметить, что некоторые исследования показали, что суицидальные мысли и поведение умеренно уменьшаются по сравнению с исходным уровнем в первые недели и месяцы после бедствия в сообществе (в соответствии с фазой восстановления сообщества «Медовый месяц»; см. Ниже), но затем увеличиваются по сравнению с исходным уровнем в течение последующего месяцы и годы. Было показано, что межличностное насилие увеличивается, причем больше всего страдают женщины (28, 29).Кроме того, перемещение и миграция населения, разрушение общественной инфраструктуры, нехватка продовольствия, потеря работы и плохое чувство социальной связанности имеют негативные последствия для психологического и поведенческого здоровья (30, 31).

Дети и подростки

Психологические и поведенческие реакции детей и подростков могут включать реакции, наблюдаемые у взрослых, а также другие реакции, основанные на стадии развития и других факторах. Однако ответы могут выглядеть по-разному, и их легко упустить из виду или неверно истолковать как разыгрывающее поведение, когда они наблюдаются стрессовыми и отвлеченными родителями, педагогами и школьными администраторами (32).Поведение, более характерное для детей и подростков, которое может указывать на неблагоприятную реакцию после экологических катастроф, включает регресс, снижение успеваемости, агрессию и самообвинение (33). Отделение от основных фигур привязанности, отвлечение родителей и семейные ссоры, нарушение расписания и распорядка - факторы, повышающие уязвимость детей и подростков. Образовательные и вспомогательные ресурсы для родителей, учителей и другого школьного персонала могут помочь более эффективно выявлять реакции на стресс у молодежи, позволяя принимать более своевременные и эффективные меры.

Горе

Горе - это почти универсальная реакция на экологические катастрофы, возникающие в ответ на огромную утрату. Потери включают не только любимую семью или друзей, но также дом и дорогие сувениры, такие как фотографии и предметы, переданные от предыдущих поколений. Перемещенные лица также могут потерять свое сообщество и его поддержку, комфорт в знакомой обстановке, домашних животных и свой обычный образ жизни. Отдельные лица и семьи в эвакуационных центрах и убежищах также могут потерять чувство безопасности, домашнего комфорта и восстановления, которое приходит с обычным сном.Травматическое горе увеличивает вероятность неблагоприятных последствий для психического здоровья. Скорбящие члены норвежской семьи, потерявшие любимого во время азиатского цунами 2004 года, обнаружили, что через 6 лет после этого события 36% страдали психическим расстройством, а наличие длительного расстройства горя независимо друг от друга увеличивало риск функциональных нарушений (34).

Воздействие и загрязнение

Экологические бедствия также могут привести к повреждению инфраструктуры, что может создать риск облучения и загрязнения химическими, биологическими, радиологическими или ядерными (CBRN) материалами.Это требует уникальных мер по обеспечению готовности общественного здравоохранения (35). Переполнение заводов по переработке отходов, повреждение ядерных или биологических объектов и даже человеческие трупы, непреднамеренно эксгумированные в результате экстремальных погодных явлений, могут вызвать психологические и поведенческие реакции в пострадавших сообществах (36). После землетрясения и цунами на острове Хонсю, Япония, в 2011 году поврежденные реакторы в Фукусиме подвергли население, а также окружающую почву и воду воздействию ядерных материалов. Возникшие в результате страх и неуверенность в отношении ядерного заражения привели к остракизму и враждебности по отношению к наиболее пострадавшим перемещенным лицам (37).ХБРЯ-материалы воспринимаются как опасные, загадочные, необнаруживаемые и новые для граждан, менеджеров по ликвидации последствий стихийных бедствий и даже многих поставщиков медицинских услуг. Неуверенность в отношении воздействия, опасения по поводу нехватки профилактических лекарств и лечения, а также опасения по поводу изоляции и карантинного топливного стресса и могут повысить риск страха сообщества (38).

События CBRN приводят к высоким уровням связанных с тревогой соматических симптомов, часто называемых медицинскими идиопатическими / необъяснимыми физическими симптомами (MIPS / MUPS).Риск воздействия CBRN подчеркивает важность восприятия риска, превышающего реальный риск. В результате обмен сообщениями общественного здравоохранения имеет решающее значение для информирования общества об истинных рисках, шагах, предпринимаемых для снижения рисков, а также о том, когда и где получить помощь (39). Медицинские учреждения должны быть готовы к оказанию медицинской помощи и сортировке граждан с высоким уровнем соматических проблем, связанных со страхом заражения. Персонал психиатрической помощи, обученный последствиям массовых травм и вмешательств, основанных на фактических данных, включенных в службы неотложной и первичной / общей медицинской помощи, может оказать поддержку и инициировать ранние вмешательства для уменьшения стресса.

Во время вспышек инфекционных заболеваний невыходы медицинского персонала на работу из-за их собственных проблем или необходимости заботиться о семье могут еще больше сократить необходимые ресурсы в периоды повышенного спроса на медицинскую помощь. Бедствие медицинского персонала подпитывается страхом заболеть, подвергнуться остракизму со стороны семьи и друзей, а также опасениями по поводу адекватности защитного снаряжения, что увеличивает количество прогулов (40). В одном из медицинских центров США в 2006 г. только 50% опрошенных респондентов ответили «да» на вопрос, будут ли они работать во время вспышки птичьего гриппа (41).Медицинским учреждениям важно уменьшить препятствия, мешающие медицинскому персоналу приходить на работу, и обеспечить адекватные ресурсы в периоды повышенного спроса на медицинскую помощь. Обширный качественный обзор медицинских организаций, проведенный Министерством энергетики США, показал, что меры, которые, скорее всего, уменьшат количество прогулов, вызванных страхом, включают эффективное раннее и постоянное общение со стороны руководства больницы, обеспечение адекватности средств индивидуальной защиты и поддержание адекватного персонала, чтобы избежать перегрузки здравоохранения. персонал (42).

Роль СМИ

СМИ могут быть помощью для пострадавших от стихийных бедствий сообществ, предоставляя информацию о рисках, рекомендуемых образах поведения в отношении здоровья, а также зная, когда обращаться за помощью и как получить доступ к ресурсам. С другой стороны, СМИ могут быть источником слухов и дополнительных опасений. В то время как в большинстве исследований воздействия средств массовой информации изучались последствия террористических актов и массового насилия, в ряде исследований рассматривались последствия экологических катастроф. Это исследование неизменно показало, что повышенное воздействие средств массовой информации после стихийных бедствий связано с неблагоприятными последствиями (43, 44).Таким образом, средства массовой информации служат вектором передачи сигналов бедствия. Широкое освещение в СМИ также может быть способом попытаться контролировать или уменьшить тревогу у тех, кто уже испытывает более высокий уровень дистресса.

Избранные должностные лица, лидеры сообществ, лица, ответственные за реагирование, и медицинский персонал могут взаимодействовать со СМИ во время реагирования на бедствия и восстановления. Понятно, что СМИ будут ожидать информации от тех, кто участвует в ликвидации последствий стихийных бедствий. Полезно работать вместе, чтобы обеспечить передачу точной информации и распространение важной информации в области общественного здравоохранения.Резкое отображение графического контента может усугубить беспокойство зрителей. Поощряйте средства массовой информации давать предупреждения перед показом графического материала и указывать дату показа материала; последний помогает людям узнать, произошло ли событие уже, и не представляет собой новое событие, которое могло бы вызвать ненужный страх.

Социальные сети все чаще используются после стихийных бедствий, и наблюдаются закономерности как в моделях социальной связи, так и в фокусе информации, которую пользователи ищут на разных этапах стихийных бедствий, обеспечивая важную информацию для управления информацией о стихийных бедствиях и обменом сообщениями (45).В дополнение к использованию социальных сетей для получения информации после стихийных бедствий, становится доступен все больший массив онлайн-и мобильных ресурсов для повышения готовности к стихийным бедствиям, реагирования и восстановления для спасателей и членов сообщества, пострадавших от стихийных бедствий (см. Таблицу 4). Их можно использовать для предоставления важных рекомендаций по укрытию на месте, эвакуации, где и когда получить доступ к имеющимся ресурсам, а также для руководства по готовности и реагированию на конкретные бедствия, такие как ураганы или разливы опасных материалов.Мобильные приложения можно использовать для сбора данных о прямом воздействии стихийных бедствий на индивидуальном уровне, таких как повреждение дома и физические травмы, а также информацию об услугах, которые остаются доступными для тех, кто в них нуждается. Экстремальные погодные явления часто отрицательно сказываются на доступе к электричеству, а также на подключении к Интернету и мобильным устройствам, поэтому следует избегать использования только этих устройств для получения необходимых ресурсов.

Таблица 4 Мобильные приложения для стихийных бедствий.

В исследовании влияния СМИ на психологическую и поведенческую реакцию после стихийного бедствия телевидение изучалось в гораздо большей степени, чем социальные сети. Будущие исследования выяснят, как все более доминирующая новостная платформа социальных сетей влияет на сообщества после стихийных бедствий. Существует широкий спектр возможностей использования социальных сетей для сбора критически важной информации после стихийных бедствий посредством краудсорсинга, а также распространения важного контента для реагирования и восстановления с помощью мобильных устройств.Проблемы на пути к пониманию роли социальных сетей, а также к использованию потенциальных преимуществ этого средства коммуникации будут включать растущую поляризацию социально-политических и культурных взглядов, недоверие к институтам, включая СМИ, влияние утечки данных и способы распространения область искусственного интеллекта все чаще допускает распространение дезинформации.

Фазы сообщества

После экологической катастрофы, особенно той, которая связана с единичным острым событием (например, цунами, землетрясение или ураган), затронутые сообщества часто проходят шесть фаз психосоциального восстановления (см. Рисунок 3).Эти этапы были сформулированы не столько эмпирической литературой, сколько значительным практическим опытом экспертов по психическому здоровью при бедствиях. Некоторые из этапов имеют особое значение для понимания реакции сообщества и рассмотрения вопросов планирования стихийных бедствий и распределения ресурсов.

Рисунок 3 Фазы восстановления сообщества после аварии (47).

Фаза медового месяца совпадает с увеличением доступности государственной, волонтерской и международной помощи.Связь с сообществом происходит через общий катастрофический опыт, а также через предоставление и получение помощи. Выжившие полны надежд и оптимизма: полученная помощь вернет их к целостности. Специалисты по охране психического здоровья в случае стихийных бедствий более принимаются членами сообщества и могут заложить основу для оказания помощи на предстоящих трудных этапах. Как отмечалось ранее, количество попыток суицида может снизиться в течение этого периода времени, предположительно из-за увеличения ресурсов поддержки, а также врожденных характеристик пострадавших людей (46).

Фаза разочарования характеризуется разочарованием, поскольку агентства по оказанию помощи в случае стихийных бедствий и группы волонтеров уходят из сообщества, а надежды на восстановление эмоционального и физического благополучия до стихийного бедствия остаются неудовлетворенными. Чувство общности ослабевает, поскольку люди больше сосредотачиваются на неудовлетворенных потребностях. Возмущение может проявиться, поскольку выжившие получают неравную денежную компенсацию за то, что они считают аналогичным ущербом. Менее пострадавшие соседние общины вернулись к нормальной жизни, что может отпугнуть и оттолкнуть более пострадавших.Выжившие могут стать физически истощенными из-за растущих многочисленных требований, включая финансовое давление, переезд или проживание в поврежденном доме, семейные разногласия, бюрократические трудности и отсутствие свободного времени для отдыха или ухода за собой. Проблемы со здоровьем и обострение уже существующих состояний возникают в результате постоянного стресса и усталости. «Юбилейный» опыт стихийного бедствия происходит на этом этапе и служит критически важной возможностью для лидеров поддержать психологическое благополучие жертв стихийного бедствия посредством увековечения памяти, придания смысла и «восстановления лучше».Неспособность учесть годовщину стихийного бедствия может еще больше деморализовать выживших, усугубить психологический стресс и ухудшить траекторию выздоровления сообщества.

Фаза реконструкции часто длится годами. Выжившие пытаются восстановить свою жизнь, а также социальную и профессиональную идентичность, перестраивая дома, возвращаясь на старые рабочие места или находя новую работу, а также возобновляя или создавая новые системы социальной поддержки. Некоторые способны смириться с новыми обстоятельствами, в том числе с потерями и произошедшими изменениями.Люди могут найти смысл и, в конечном итоге, появиться с повышенным чувством личной силы и верой в свою способность справляться с будущими невзгодами. Вместо этого другие могут больше сосредоточиться на негодовании, гневе и поиске козлов отпущения, решив изменить свою идентичность как жертву. Люди проходят эти фазы в разное время. Следовательно, специалисты по планированию стихийных бедствий и поставщики услуг для пострадавших должны осознавать, что люди проявляют различные эмоциональные симптомы в разные сроки в ответ на одно и то же событие.Более того, в зависимости от тяжести переживаний, ресурсов, доступных во время и после события, а также навыков преодоления трудностей у разного числа людей развиваются стойкие симптомы, требующие длительного лечения. Гнев может быть направлен на лиц, осуществляющих уход, и лидеров сообщества, если эти факторы недостаточно учтены в планах медицинских и психологических ответных мер.

Следует отметить, что эта модель восстановления сообществ была разработана в контексте бедствий, происходящих в Соединенных Штатах, и может иметь наибольшее применение в развитых странах.В развивающихся странах ресурсы правительства, а также готовность и способность лидеров помогать гражданам, степень доверия граждан к правительству, а также присутствие национальных и международных неправительственных организаций влияют на то, насколько общество продвигается на этих этапах развития. восстановление. Например, если у правительства нет финансовых средств для предоставления ресурсов серьезно пострадавшим гражданам, фаза медового месяца может не наступить, потому что чувство отчаяния никогда не облегчается притоком значимой помощи.В этом случае рисунок 3 можно изменить, чтобы показать эмоциональный подъем, который неуклонно снижается после героической фазы и никогда не улучшается. Медленно развивающиеся стихийные бедствия могут привести к затягиванию фазы воздействия, задерживая сплоченность сообщества и чувство единства, возникающее из фазы медового месяца. Кроме того, когда граждане ощущают угрозу заражения химическими, биологическими, радиологическими агентами, фаза медового месяца часто не наступает, поскольку члены сообщества ограничивают контакт друг с другом из-за страха заражения.Когда лидеры сообщества игнорируют предсказуемую реакцию на годовщину, бедствия сообщества могут усиливаться, а благосостояние ухудшаться, задерживая или препятствуя переходу к этапу восстановления, когда граждане придают смысл и продолжают жить своей жизнью. Специалисты по планированию стихийных бедствий и лидеры сообществ могут повысить эффективность мер реагирования и восстановления за счет прогнозирования и планирования факторов, влияющих на этапы восстановления сообщества.

Уязвимость к бедствиям

Повышенная уязвимость к психологическим и поведенческим воздействиям является результатом различных факторов, включая характеристики до события, влияние события и переменные восстановления (см. Таблицу 5).Различные группы населения подвергаются повышенному риску неблагоприятных последствий экологических катастроф для психического здоровья и требуют особого внимания при подготовке к стихийным бедствиям, реагировании и восстановлении.

Таблица 5 Факторы, повышающие уязвимость психического здоровья к последствиям стихийных бедствий.

Более низкий социально-экономический статус часто связан с худшими результатами после стихийных бедствий (48). Те, у кого меньше финансовых ресурсов, часто проживают в местах, которые более подвержены экологическим катастрофам и менее устойчивы к ним (49).Ураган Катрина в 2005 году и цунами в Индонезии в 2004 году продемонстрировали повышенную уязвимость к психологическому и поведенческому ущербу, разрушениям и смерти, которым подвергаются люди с более низким социально-экономическим статусом. Уменьшение финансовых ресурсов связано с повышенным уровнем бездомности, снижением готовности к поведению, сниженной способностью эвакуироваться или избегать последствий стихийных бедствий, ограниченным доступом к необходимым медицинским ресурсам после стихийного бедствия, а также усилением психологического стресса и симптомов посттравматического стресса (50). .Бездомные сталкиваются с дополнительными проблемами, включая отсутствие доступа к информации о готовности к стихийным бедствиям, ограниченные средства связи, отсутствие физического жилища для защиты и высокий уровень хронических заболеваний и психических заболеваний (51).

Лица с ранее существовавшими психическими расстройствами, особенно с активными и тяжелыми симптомами, нуждаются в помощи после крупномасштабных стихийных бедствий (52). Как и другие, большинство людей с психическими расстройствами окажутся на высоте и примут участие в усилиях по реагированию на стихийные бедствия.Однако люди с психическими расстройствами могут быть менее подготовлены к бедствиям, чем другие (53). Неспособность продолжить или возобновить лечение гораздо чаще наблюдается после массовых травм, таких как экологические катастрофы (54). Кроме того, те, кто полагается на системы медицинского наблюдения и текущие вмешательства, подвергаются риску в случае повреждения инфраструктуры и задержек в цепочках поставок лекарств. У людей, принимающих психотропные препараты, может наблюдаться снижение терморегуляции и нарушение гомеостаза жидкости во время экстремальных температур, что приводит к неблагоприятным медицинским явлениям (55).Более высокий уровень бедности, некачественное жилье или бездомность, ослабленная инфраструктура сообщества и одновременное возникновение расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, увеличивают риск для людей с психическими заболеваниями.

Повышенная уязвимость детей хорошо известна. Исследования были сосредоточены в первую очередь на посттравматическом стрессовом расстройстве, хотя также наблюдались беспокойство, депрессия, нарушения поведения и употребление психоактивных веществ. Потеря родителей или психопатология после стихийного бедствия являются важными предикторами благополучия ребенка (56).Кроме того, качество и стиль родительских отношений являются важными аспектами уязвимости ребенка (57). Социальная поддержка и факторы жизненного стресса могут влиять на благополучие детей в большей степени, чем степень подверженности стихийным бедствиям (58).

Литература об уязвимости пожилых людей к стихийным бедствиям противоречива, при этом некоторые исследования показывают повышенную частоту неблагоприятных последствий для психического здоровья (59). В некоторых случаях возраст может служить защитным фактором, при этом люди преклонного возраста имеют значительно больший жизненный опыт в преодолении невзгод и повышают общую устойчивость к стрессу.В целом, исследования показывают, что состояния, часто связанные с пожилым возрастом (когнитивные проблемы, нарушение зрения, ограничения подвижности и хронические состояния здоровья, приводящие к зависимости от медицинского оборудования и систем ухода), а не возраст как таковой, создают большую часть риска (60 ).

Лица, оказывающие первую помощь, и работники служб общественного здравоохранения в значительной степени подвержены травматическим событиям, связанным со стихийными бедствиями, и у многих из них после стихийных бедствий усиливаются симптомы психического здоровья (61, 62).Эти люди часто несут значительную нагрузку на этапе реагирования и восстановления после стихийных бедствий. Они часто работают сверхурочно, могут подвергаться тяжелым травмам и массовой гибели, часто вынуждены работать, и сами могут быть жертвами стихийных бедствий, которые не могут должным образом удовлетворить потребности своей семьи или позаботиться о себе. Психологическая «идентификация» с человеческими останками («это мог быть я» или «это мог быть мой ребенок») увеличивает риск неблагоприятных психологических эффектов (63).Исследование первых ответчиков, участвовавших в урагане «Катрина», включая полицию, пожарных, скорой медицинской помощи и городских рабочих, показало, что через 6–9 месяцев после стихийного бедствия 40% сообщили об увеличении употребления алкоголя, а 25% сообщили о значительном уровне депрессии; последний показатель сохранялся без каких-либо доказательств снижения через 18 месяцев после стихийного бедствия (64).

В некоторых исследованиях было обнаружено, что женщины подвергаются повышенному риску неблагоприятных психологических исходов после стихийных бедствий (65). Есть несколько факторов, которые могут способствовать этому выводу.На женщин часто ложится все больше и больше бремени, связанного с управлением удручающей социальной динамикой в ​​семье, пострадавшей от стихийного бедствия. Насилие со стороны интимного партнера увеличивается как по частоте, так и по тяжести после стихийных бедствий, жертвами в основном становятся женщины (66). В общинах, пострадавших от гражданских беспорядков и войн, женщины чаще, чем мужчины, подвергаются поливиктимизации в результате краж, физического насилия и сексуального вреда. Беременность и послеродовое состояние также увеличивают риск (67, 68).

Вмешательства по восстановлению сообществ

Ранние, эффективные и устойчивые вмешательства после стихийных бедствий помогают восстановлению и оптимизации функционирования сообществ.Важные соображения включают меры профилактики, препятствия для оказания помощи и роль руководства. Оценка должна исследовать широкий спектр поведенческих и психологических реакций на травмирующие события, а также уровень нарушений. Основанные на фактических данных вмешательства направлены на уменьшение стресса, улучшение самочувствия и оптимизацию социальных и профессиональных функций.

Оценка

После экологических катастроф многие люди справятся со стрессом без вмешательства или будут полагаться на поддержку сообщества со стороны соседей, друзей и семьи.Те, кто испытывает серьезные, продолжительные или ухудшающие страдания, нуждаются в своевременной оценке со стороны персонала, обученного понимать уникальные последствия и сопутствующие заболевания, связанные с травмами, связанными с бедствием. Просвещение населения о нормальных реакциях и о том, когда обращаться за помощью, может помочь в сортировке тех, кому требуется медицинское вмешательство. Этот процесс усиливается благодаря сотрудничеству со СМИ, местными общественными и религиозными организациями, а также обучению служб быстрого реагирования и медицинского персонала. Большинство людей, обращающихся за медицинской помощью, обращаются в отделения неотложной и первичной медицинской помощи.В некоторых общинах бедствие будет рассматриваться как духовное или религиозное беспокойство, а религиозные лидеры играют видную роль в управлении благосостоянием общины. Для сторонних организаций (таких как НПО и международные поставщики помощи) понимание культуры и ценностей местного сообщества облегчает партнерство и участие в укреплении здоровья после стихийного бедствия. Персонал, работающий с членами сообщества, должен быть обучен оценивать весь спектр психологических и поведенческих реакций, которые могут возникнуть, и направлять тех, кто нуждается во вмешательстве, для получения соответствующей помощи.Когда персонал по оценке не имеет достаточных ресурсов, он может оказаться перегруженным и неспособным предоставить время, энергию и непрерывную поддержку для оказания помощи нуждающимся людям.

Оценка должна учитывать не только существующее беспокойство или конкретное травмирующее событие, но и всю «сеть стрессоров» человека (см. Таблицу 6). Любой дополнительный фактор стресса усугубляет первичный стресс события, увеличивая общее бремя стресса для человека. У людей будут преимущественно проявляться реакции дистресса, поведение с риском для здоровья и, реже, психические расстройства (см. Рисунок 3).Сосредоточение внимания исключительно на постановке психиатрического диагноза часто упускает из виду ряд психологических и поведенческих реакций, способствующих значительному стрессу и функциональным нарушениям. Оценка состояния здоровья может включать клиническое собеседование с поставщиком медицинских услуг, а также использование стандартизированных шкал для травм и сопутствующих заболеваний, таких как Контрольный список посттравматических стрессов (PCL-C), Опросник здоровья пациента-9 (PHQ-9) для депрессии, алкоголя. Используйте тест на определение расстройства (AUDIT-C). Следует установить интенсивность и продолжительность воздействия травмы, связанной со стихийным бедствием, поскольку это может помочь определить вероятность развития у человека реакций дистресса.

Таблица 6 Сеть факторов стресса, которые следует учитывать при оценке.

Обследование сопутствующих заболеваний, связанных с травматическим стрессом, может выявить дополнительные симптомы или нарушения, которые затрудняют планирование лечения. Симптомы депрессии, беспокойства и употребления психоактивных веществ должны быть выяснены и рассмотрены в процессе разработки вмешательств. Также могут возникать соматические жалобы, такие как головная боль, несварение желудка, головокружение или сердцебиение, среди других симптомов. Их легко упускать из виду, особенно те, кто проводит оценку, у которых может отсутствовать медицинская подготовка.Когда преобладают физические симптомы, могут возникнуть серьезные социальные и профессиональные нарушения. Полезным вмешательством может быть информирование членов сообщества о вспомогательных ресурсах и поощрение их к их использованию до того, как ухудшится состояние здоровья. Следует проявлять осторожность, чтобы уменьшить степень, в которой оценка инвалидности служит стигматизирующим событием и препятствием для эффективного ухода за человеком.

Вмешательства

Ранние вмешательства направлены на устранение реакций дистресса и рискованного поведения для здоровья, при которых основные цели заключаются в уменьшении неблагоприятных последствий, сохранении функционирования и уменьшении прогрессирования до психических заболеваний.При возникновении психических расстройств научно обоснованная психотерапия и фармакотерапия могут помочь уменьшить симптомы и снизить функциональные нарушения. Дополнительные и альтернативные вмешательства имеют все больше знаний, подтверждающих их использование при лечении травматического стресса. Повсюду может использоваться ряд поведенческих вмешательств по самопомощи. Многие люди предпочтут социальную и общественную поддержку официальному вмешательству. Комплексный план лечения включает использование вмешательств, учитывающих уникальные обстоятельства травмы в контексте индивидуальных предпочтений (см. Таблицу 7).

Таблица 7 Вмешательства при симптомах, связанных с травмами, после стихийных бедствий.

Те, кто управляет бедствиями, должны понимать ресурсы, доступные их сообществу после бедствия. Это будет сильно зависеть от типа и степени воздействия стихийного бедствия. Бедствия, разрушающие инфраструктуру и перемещающие большое количество граждан, часто серьезно ограничивают местные ресурсы, увеличивая зависимость от соседних городов и муниципалитетов или, в некоторых случаях, от международной помощи.В странах с ограниченными ресурсами поведенческого здоровья персонал первичной медико-санитарной помощи и другие лица в сообществе (учителя, службы экстренного реагирования, члены семьи и т. Д.) Должны будут все больше полагаться на поддержку мер реагирования и восстановления.

Ранние вмешательства

Ранние вмешательства, признанные эффективными при лечении массовых травм, включают обеспечение безопасности, улучшение успокоения, повышение самооценки и эффективности сообщества, поощрение социальных связей и порождение чувства надежды или оптимизма.В совокупности они получили название первой психологической помощи (PFA). PFA служит основой для вмешательств, направленных на поддержку благополучия отдельных лиц и сообществ после травмирующих событий. Это подход «не навреди», призванный быть простым в использовании, простым в реализации и доступным для членов сообщества, вместо того, чтобы требовать предоставления услуг поставщиками медицинских услуг. По мнению экспертов, эти принципы являются наиболее эффективными вмешательствами после психологической травмы (69).

Содействие безопасности достигается путем избавления людей от травм, непосредственно причиняющих им непосредственный ущерб, и защиты их от вторичных травм. Успокоение включает в себя уменьшение симптомов возбуждения с помощью методов релаксации, а также предоставление информации об оценке травматического опыта и управлении им. Самоэффективность и эффективность сообщества позволяет отдельным лицам и сообществам определять способы смягчения реакций и играть проактивную роль в своем восстановлении после травмы. Связь укрепляет существующие сети социальной поддержки и помогает человеку создать дополнительные системы поддержки (друзья, соседи, родственники), где это необходимо.Надежда и оптимизм напоминают человеку, что реакции и симптомы - это нормальная реакция, которая, как ожидается, со временем уменьшится, а при необходимости будут предоставлены дополнительные ресурсы. Легкодоступные, удобные для чтения и действенные онлайн-ресурсы могут помочь лидерам, менеджерам и коллегам отреагировать на травмы на рабочем месте (70). Мобильные ресурсы и онлайн-обучение PFA могут помочь медицинскому персоналу повысить свои навыки реагирования на травмы (71, 72).

Несмотря на то, что многое известно о роли этих пяти основных элементов в результатах психического здоровья после стихийного бедствия, гораздо меньше известно об эффективных методах проведения вмешательств, о том, какие вмешательства наиболее полезны для каких людей, и о сроках, в которые должен быть доставлен любой заданный существенный элемент (т. е. наиболее важен в первую очередь для обеспечения безопасности, успокоения, связи и т.д.)Дильтьенс и его коллеги провели систематический обзор вмешательств, основанных на PFA, и пришли к выводу, что данных для разработки руководств по клинической практике, основанных на PFA, недостаточно (73). Учитывая сложность разработки и проведения тщательных исследований программ PFA в реальных условиях стихийных бедствий и различия в различных программах, основанных на PFA, отсутствие убедительных доказательств для какой-либо конкретной программы вмешательства не является неожиданным. Дальнейшие исследования должны помочь прояснить, какие вмешательства наиболее полезны для каждого отдельного человека и сообщества и в какой момент времени они лучше всего проводятся.Ориентированный на пациента подход точной медицины может использовать краудсорсинг, ввод и отслеживание с мобильных устройств, а также методы анализа больших данных для разработки более индивидуальных подходов к оказанию раннего вмешательства.

Психологические разборы, центральный элемент «Управления стрессом в критических ситуациях», все еще используются в некоторых условиях с целью уменьшения неблагоприятных исходов. Однако большинство исследований показывает, что разбор полетов после травм не снижает неблагоприятных психологических или поведенческих эффектов и может повысить риск для некоторых людей (74).Такого обсуждения следует избегать, особенно для не связанных между собой групп и групп, подвергающихся различным воздействиям, в пользу вмешательств, основанных на принципах PFA.

Дополнительные методы лечения, перечисленные далее в этом документе, служат цели обращения к одному или нескольким из пяти основных элементов PFA. Те, кто работает с сообществами, пострадавшими от стихийного бедствия, должны учитывать степень, в которой любые дополнительные меры, которые считаются эффективными, соответствуют рамкам принципов PFA.

Поведенческие методы

Хорошо зарекомендовавшие себя поведенческие вмешательства, снижающие физиологическое возбуждение, включают диафрагмальное дыхание, прогрессирующую мышечную релаксацию и управляемые визуальные образы. Эти вмешательства облегчают основной элемент успокоения и могут напрямую улучшить реакции на дистресс, такие как беспокойство и бессонница (75, 76). Их легко освоить и просто выполнять. Этим мерам вмешательства могут обучать непрофессионалы или персонал реагирования на стихийные бедствия с ограниченным медицинским обучением или без него, либо лично, либо через телефонные или онлайн-ресурсы.Другие преимущества включают легкость доступа, незначительные побочные эффекты или их отсутствие и повышение самоэффективности. Лица, находящиеся в бедственном положении, также могут использовать эти ресурсы, не рискуя подвергнуться стигматизации из-за обращения за официальной помощью. Эти вмешательства могут использоваться в сочетании с другой психотерапией, фармакотерапией или дополнительными и альтернативными видами лечения.

Психотерапия

Психотерапия, ориентированная на травмы, например, когнитивно-процессинговую терапию и терапию с длительным воздействием, является наиболее убедительным доказательством эффективности лечения травм и посттравматического стрессового стресса.Психотерапия, ориентированная на травму, включает в себя воображаемое воздействие травмирующего события в сочетании с исследованием познаний, которые человек может иметь об аспектах события и их значении. Негативные мысли, такие как «Это все моя вина», «Если бы я только что-то не сказал, этого бы не произошло» и другие искаженные когниции, исследуются в сотрудничестве между пациентом и лечащим врачом. Впоследствии рассматриваются альтернативные и более сбалансированные мысли, которые в конечном итоге используются для замены тревожных негативных мыслей.Психотерапия, ориентированная на травмы, также включает в себя поведенческие вмешательства в реальном мире, чтобы помочь людям преодолеть избегающее поведение и сохранить социальное и профессиональное функционирование. Несмотря на то, что терапия, ориентированная на травмы, оказалась очень успешной в конечном облегчении симптомов, постоянной проблемой для области здравоохранения является поддержание вовлеченности пациентов в это вмешательство. К препятствиям относятся частое начальное ухудшение симптомов, обязательность во времени и реакция пациентов на вмешательство, поддержание мотивации к лечению до полной ремиссии.Использование моделей совместной медицинской помощи обещает более активное участие пациентов в учреждениях первичной медико-санитарной помощи (77). В будущих исследованиях следует стремиться лучше понять эффективность этой модели оказания помощи и изучить дополнительные механизмы для оптимизации приверженности пациентов к психотерапии, основанной на фактических данных.

Фармакотерапия

Фармакотерапия сразу после стихийного бедствия, как правило, должна быть ограничена по времени и ориентирована на симптомы. Бессонница - почти универсальный симптом после травматического события.Поскольку регулирование сна имеет решающее значение для уменьшения симптомов возбуждения (и содействия «успокаивающему» элементу PFA), краткосрочные седативно-снотворные препараты могут использоваться для облегчения бессонницы. Эзопиклон (Лунеста) и Золпидем (Амбиен), оба из которых усиливают активность ГАМК, обычно назначаются при инициировании бессонницы. Празозин (Minipress), блокатор альфа-адренорецепторов, продемонстрировал некоторую эффективность в лечении бессонницы, связанной с посттравматическими симптомами, а также в снижении частоты и тяжести связанных кошмаров и может использоваться в дозах до 15 мг на ночь (78).Лица с сопутствующей депрессией могут извлечь выгоду из седативных гистаминовых свойств тразодона (олептро), первоначально разработанного как ингибитор обратного захвата серотонина для лечения депрессии. Лекарства для сна следует назначать в сочетании с дополнительными мероприятиями, направленными на поддержание гигиены сна и соблюдение ряда принципов PFA. Как и при любом вмешательстве, лекарство следует подбирать с учетом индивидуальных предпочтений.

Для тех, у кого после стихийного бедствия развиваются психические расстройства (такие как посттравматическое стрессовое расстройство, депрессия или тревога), научно обоснованная фармакотерапия включает СИОЗС и СИОЗСН в качестве терапии первой линии.Миртазипин (Ремерон) также демонстрирует доказательства эффективности при лечении посттравматического стрессового расстройства. Празозин имеет некоторую поддержку для лечения кошмаров, связанных с посттравматическим стрессовым расстройством. Бензодиазепины (валиум, клонопин, ксанакс и другие) имеют в основном отрицательные данные и, как правило, противопоказаны (79).

Дополнительные и альтернативные

Дополнительные и альтернативные подходы к лечению травматического стресса имеют все больше исследований, подтверждающих их эффективность, и предварительные исследования, а также неофициальные данные о пользе являются многообещающими (80).Дополнительные исследования этих вмешательств были сосредоточены на снижении тревожности и физиологического возбуждения, которые полезны после очень тревожных событий. Эти вмешательства все чаще используются пациентами в качестве альтернативы традиционным биологическим вмешательствам. Люди обычно сообщают о желании иметь варианты, которые повышают самоэффективность и снижают частоту побочных эффектов, как основание для использования этих методов. Практики осознанности имеют самую надежную исследовательскую базу, подтверждающую их эффективность.Внимательность - это практика целенаправленного сосредоточения на том, что происходит в настоящий момент, без вынесения суждений. Это требует от человека внимания к мыслям, чувствам или ощущениям, не сопротивляясь и не пытаясь изменить их. Эта практика привлекла повышенное внимание как средство снижения стресса и беспокойства и улучшения функционирования (81). Йога продемонстрировала первые доказательства уменьшения побочных эффектов травм и связанных с ними симптомов (82). Медитация и иглоукалывание - дополнительные альтернативы, которые следует рассмотреть.Терапия с использованием животных становится все более популярной для лечения ряда психологических и поведенческих симптомов, в том числе связанных с травматическим стрессом, а также с тревожными и другими расстройствами. Животные могут помогать людям, которые в противном случае не хотели бы участвовать в общественной деятельности после травмирующего события; таким образом, усиление критического вмешательства в лечение социальной связанности. Индивидуальные предпочтения являются важным фактором, определяющим, предлагать ли вмешательства, которые в настоящее время считаются дополнительными и альтернативными.

Препятствия для оказания помощи

Ограниченная доступность психиатрической помощи является обычным явлением, особенно в странах с низким и средним уровнем дохода (СНСД). Всемирная организация здравоохранения обнаружила в 2017 году, что в странах с низким доходом на 100 000 человек населения приходилось 0,5 психиатра, по сравнению со странами с высоким уровнем дохода, где это соотношение составляло 12,7 на 100 000 (83). Подобные ограниченные ресурсы существуют и для других специалистов в области психического здоровья, таких как психологи, социальные работники и практикующие психиатрические медсестры.В отсутствие международной поддержки многие граждане СНСУД не будут иметь доступа к психиатрической помощи, что сделает знание принципов психического здоровья в случае стихийных бедствий еще более важным для поставщиков первичной и неотложной помощи, где многие граждане будут получать медицинскую помощь. Некоторые будут воспринимать реакции дистресса и психические расстройства как духовные или религиозные проявления и искать верных целителей, чтобы справиться с ними; возможность сотрудничества с лидерами сообществ для улучшения доступа к медицинским вмешательствам.

Несмотря на рост осведомленности и понимания психического здоровья, стигма продолжает служить препятствием для обращения за помощью. Стигма может быть внутренним феноменом, при котором негативное восприятие человеком обращения за помощью заставляет его избегать обращения за помощью. Организации и сообщества также могут способствовать развитию культуры, которая стигматизирует использование ресурсов для поиска помощи. Скрытые или явные сообщения от друзей, семьи или коллег могут свидетельствовать о осуждении или недоверии к тем, кто пользуется услугами психического здоровья или другими ресурсами для поиска помощи.Дополнительные препятствия включают неадекватные знания об имеющихся ресурсах, а также неуверенность в эффективности этих ресурсов.

Специальные темы

Связь с информацией о рисках и кризисах

Связь - это важнейший инструмент общественного здравоохранения при предупреждении и реагировании на стихийные бедствия. Коммуникация о рисках и кризисах формирует общественное восприятие и влияет на поведение сообщества (84, 85). Коммуникация во время кризиса помогает укрепить общественное доверие, расширяет участие в критически важных для здоровья формах поведения (например, эвакуация, предоставление убежища, социальное дистанцирование), снижает уровень стресса и способствует сплоченности внутри сообществ.Лидеры на различных уровнях должны использовать установленные принципы и методы информирования о рисках и кризисных ситуациях для разработки первоначальных и текущих сообщений общественного здравоохранения (86). Основные принципы включают в себя правду, то, что известно и неизвестно, обязательство отвечать на вопросы и последующие действия, избегать ложных заверений и использовать язык, понятный предполагаемой аудитории. Высокотехничный язык, расплывчатые и уклончивые ответы и неподготовленные коммуникаторы приводят к замешательству общественности и усугубляют недоверие.Важные вопросы об общественной безопасности и о том, что делается для управления последствиями стихийных бедствий для всех пострадавших, предсказуемы, и специалисты по коммуникациям должны быть готовы их решать и предоставлять текущие обновления через установленные промежутки времени или чаще, если того требует ситуация. Когда общественность доверяет тем, кто передает сообщения, понимает предоставленную информацию и считает, что ресурсы для реагирования на стихийные бедствия предоставляются на справедливой основе, повышается соблюдение рекомендуемых моделей поведения в области общественного здравоохранения.

Бедствия, которые являются затяжными или развиваются с течением времени (например, вспышка Эболы в 2014 году, стрельба снайперами в Вашингтоне, округ Колумбия, в 2002 году) создают уникальные требования к коммуникации, поскольку восприятие риска меняется по мере того, как общественное мнение о событии меняется. Восприятие риска является важным фактором, определяющим поведение сообщества. В исследовании, проведенном среди жителей Аризоны во время вспышки h2N1 в 2009 г., более высокий уровень воспринимаемой обеспокоенности по поводу h2N1 был связан с более активным поведением, требующим принятия мер предосторожности (87).Во время развивающихся экологических бедствий обмен информацией должен быть постоянным и регулярно обновляться с целью оптимизации участия сообщества в поведении в области общественного здравоохранения, которое снижает подверженность вреду. Хотя некоторые сообщения необходимо будет передавать более спонтанно, лидеры, которые готовятся заранее и используют установленные принципы информирования о рисках и кризисных ситуациях для сообщений общественного здравоохранения, скорее всего, будут наиболее положительно влиять на поведение сообщества.

Коммуникация также должна учитывать те группы населения, которые могут иметь трудности с доступом или пониманием традиционных информационных сообщений.Лица с когнитивными нарушениями, лица, проживающие в специализированных учреждениях, лица, чей основной язык отличается от основного сообщества, а также нарушения слуха и зрения - это факторы, которые должны влиять на разработку и доставку сообщений. Лидеры и другие лица, составляющие сообщения, предназначенные для воздействия на общественное поведение и повышения эффективности реагирования на стихийные бедствия и восстановления, должны взаимодействовать с лидерами и представителями сообществ, чтобы лучше понимать уникальные факторы, которые следует учитывать в рамках любого данного населения.

Роль руководства

В то время как большинство исследований проводилось после насилия в общинах, существующая литература и опыт менеджеров по чрезвычайным ситуациям демонстрируют, что поведение лидеров оказывает значительное влияние на восстановление общин и организаций после бедствий (88). Боязнь неуверенности может привести к отказу от сообщения о событии. Если лидер чувствует себя не готовым поддержать свое сообщество после стихийного бедствия, ему следует обратиться за консультацией к коллегам, имеющим предыдущий опыт, а также к экспертам по коммуникациям.Плохое или отсутствующее руководство может привести к тому, что члены сообщества будут испытывать большее чувство изоляции, усугубят страдания и продлят ухудшение.

Лидеры играют важную роль в снижении вреда и смягчении воздействия на отдельных лиц, а также на более широкое рабочее сообщество (89). Хотя от некоторых ожидается, что они будут лидерами в силу своего титула или положения, неформальные лидеры часто возникают внутри сообществ. В 2017 году ураган Харви обрушился на берег в Техасе и опустошил части побережья Мексиканского залива, в результате чего погибло более 100 человек, было перемещено более 30 000 человек и нанесен ущерб в размере 125 миллиардов долларов.Джим МакИнгвэйл, известный в сообществе как «Матрас Мак», использовал свой мебельный магазин для размещения перемещенных лиц, в качестве места доставки и получения критически важных предметов снабжения и координационного центра спасательных работ (90). Его руководство создало убежище для перемещенных граждан, облегчило социальные связи для проживания и послужило маяком надежды. Такое неформальное лидерское поведение возникает спонтанно и в идеале дополняет поведение более официально признанных лидеров во всем сообществе.Есть ряд полезных мер, которые лидеры могут предпринять после стихийного бедствия в сообществе (см. Таблицу 8).

Таблица 8 Действия лидеров после стихийного бедствия.

Общение, характеризующееся активным слушанием, сочувствием, поддержкой и желанием помочь снижает чувство страха и изоляции. Таким образом, лидеры могут оказать первоначальную поддержку людям, пострадавшим от стихийных бедствий, что является важным элементом в уменьшении стресса и содействии восстановлению. Другой ключевой аспект этого общения заключается в том, что лидеры сообщают, что реакции на бедствие допустимы, и что сообщество может и будет поддерживать людей в трудные времена.

Руководители также должны обращать внимание на свои собственные реакции на стресс и поведение, связанное с риском для здоровья, после травмирующих событий. Плохой сон, чрезмерная самоотдача до изнеможения или отказ от своей руководящей роли будут иметь негативное влияние на выживание в обществе. Лидеры в этих обстоятельствах могут чувствовать себя изолированными, и, хотя они могут сопротивляться, им следует обратиться за консультацией к коллегам или экспертам, чтобы помочь им справиться со своим собственным бедствием.

Горе - это почти универсальное событие после травмирующего события.Может быть горе из-за потери материальных вещей, таких как дом, имущество и драгоценные сувениры. Члены сообщества могут также испытывать чувство потери в связи с: 1) восприятием своего сообщества как небезопасного, 2) чувством неспособности защитить себя, 3) уменьшением веры в свою способность быть продуктивным членом сообщества. Лидерам важно обращать внимание на горе и утрату, возникающие в результате стихийных бедствий, как для тех, кто, по-видимому, непосредственно пострадал, так и для более широкого сообщества. Лидерство в горе - это процесс признания и озвучивания того, что было потеряно в результате травмирующих событий, обеспечение чувства надежды на выздоровление, позитивный взгляд на будущее и помощь членам сообщества в начале процесса осмысления события (91) .Эффективное руководство горем сообщает и понимает, что травматическое событие может иметь неблагоприятные последствия, а также то, что человек является частью сообщества, которое желает поддержать его в процессе выздоровления.

Заключение

Экологические бедствия могут нанести серьезный ущерб общинам, которые выходят далеко за географические границы происшествия. Психологические и поведенческие реакции создают самое серьезное бремя для общественного здравоохранения после стихийного бедствия. Понимание реакции сообщества, а также культурных и контекстных факторов, влияющих на их развитие и эволюцию, имеет решающее значение для эффективных мер реагирования и восстановления.Реакция сообщества на экстремальные явления показывает фазы; их понимание оптимизирует время и ресурсы для восстановления. Вмешательства должны быть основаны на фактических данных, адаптированы к потребностям сообщества и служить для усиления основных элементов безопасности, успокоения, самоэффективности и эффективности сообщества, социальной связи, а также надежды или оптимизма. Информирование о рисках и кризисах может формировать поведение сообщества и влиять на восприятие риска, при этом доверие и здоровое поведение находятся под сильным влиянием продуманных сообщений общественного здравоохранения.Эффективное лидерство включает в себя общение с членами сообщества, присутствие, честность и надежность, моделирование самообслуживания, решение проблем сообщества, таких как горе и утрата, и имеет важное значение для выздоровления сообщества.

Вклад авторов

JM является основным и соответствующим автором, который разработал схему рукописи и использовал профессиональные знания для разработки первоначального содержания в виде черновика. RU руководил разработкой схемы рукописи и предоставил профессиональные знания по добавлению и изменению содержания для окончательной подачи.

Заявление об ограничении ответственности

Выраженные мнения принадлежат авторам и не обязательно отражают точку зрения Министерства обороны, Университета военной службы, Министерства здравоохранения и социальных служб или Службы общественного здравоохранения США.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

1.МГЭИК. Резюме для политиков. В: Masson-Delmotte V, Zhai P, Pörtner HO, Roberts D, Skea J, Shukla PR, Pirani A, Moufouma-Okia W, Péan C, Pidcock R, Connors S, Matthews JBR, Chen Y, Zhou X, Gomis MI , Лонной Э., Мэйкок Т., Тиньор М., Уотерфилд Т., редакторы. Глобальное потепление на 1,5 ° C. Специальный доклад МГЭИК о воздействии глобального потепления на 1,5 ° C выше доиндустриального уровня и соответствующих глобальных путях выбросов парниковых газов в контексте усиления глобального реагирования на угрозу изменения климата, устойчивого развития и усилий по искоренению бедности (2018).В прессе.

Google Scholar

3. Шульц Дж., Галеа С., Эспинель З., Рейссман Д. Экология стихийных бедствий. В: Урсано Р., Фуллертон С., Вайсет Л., Рафаэль Б., редакторы. Учебник психиатрии катастроф . Кембридж: Издательство Кембриджского университета (2017). п. 44–59. doi: 10.1017 / 9781316481424.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

4. Чунг Х., Тибери О. Психическое здоровье в Гаити: за пределами оказания помощи при стихийных бедствиях. J Global Health (2016), 1–19.

Google Scholar

6.Катбертсон, Калифорния, Ньюкирк С., Илардо Дж., Ловеридж С., Скидмор М. Злой, напуганный и неуверенный: последствия зараженной воды для психического здоровья во Флинте, штат Мичиган. J Urban Health (2016) 93 (6): 899–908. doi: 10.1007 / s11524-016-0089-y

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

7. Гладуэлл М. Переломный момент: как мелочи могут иметь большое значение . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Little Brown & Company (2000).

Google Scholar

8.Шенбаум М., Батлер Б., Катаока С., Норквист Г., Спринггейт Б., Салливан Г. и др. Содействие восстановлению психического здоровья после ураганов Катрина и Рита: что можно сделать какой ценой. Arch Gen Psychiatry (2009) 66 (8): 906–14. DOI: 10.1001 / archgenpsychiatry.2009.77

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

10. Урсано Р.Дж., Фуллертон К.С., Вайсаэт Л., Рафаэль Б. Индивидуальные и общественные меры реагирования на бедствия. В: Урсано Р.Дж., Фуллертон К.С., Вайсаэт Л., Рафаэль Б., редакторы. Учебник психиатрии катастроф , 2-е. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета (2017). п. 1–25. doi: 10.1017 / 9781316481424

CrossRef Полный текст | Google Scholar

11. Чжэнь Р., Цюань Л., Чжоу Х. Страх, негативное познание и депрессия опосредуют связь между травматическим воздействием и проблемами со сном среди жертв наводнения в Китае. Psychol Trauma: Theory Res Pract Policy (2018) 10 (5): 602–9. doi: 10.1037 / tra0000331

CrossRef Полный текст | Google Scholar

12.Меллман Т.А., Дэвид Д., Кулик-Белл Р., Хебдинг Дж., Нолан Б. Нарушение сна и его связь с психическими заболеваниями после урагана Эндрю. Am J Psychiatry (1995) 152 (11): 1659–63. doi: 10.1176 / ajp.152.11.1659

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

13. Фан Ф, Чжоу Ю., Лю X. Нарушение сна предсказывает посттравматическое стрессовое расстройство и депрессивные симптомы: когортное исследование китайских подростков. J Clin Psychiatry (2016). 78 (7): 882–8.doi: 10.4088 / JCP.15m10206

CrossRef Полный текст | Google Scholar

14. Форбс Д., Алкемад Н., Уотерс Э., Гиббс Л., Галлахер С., Паттисон П. и др. Роль гнева и постоянных факторов стресса в психическом здоровье после стихийного бедствия. Aust New Z J Psychiatry (2015) 49 (8): 706–13. doi: 10.1177 / 0004867414565478

CrossRef Полный текст | Google Scholar

16. Fullerton CS, McKibben JBA, Reissman DB, Scharf T, Kowalski-Trakofler KM, Shultz JM, et al.Посттравматическое стрессовое расстройство, депрессия, употребление алкоголя и табака медицинскими работниками после ураганов во Флориде 2004 года. Disaster Med Public Health Prep (2013) 7 (1): 89–95. doi: 10.1017 / dmp.2013.6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

17. Оруи М., Уэда Й., Сузуки Й., Маеда М., Охира Т., Ябе Х. и др. Взаимосвязь между началом питья и психологическим стрессом, нарушением сна после Великого землетрясения в Восточной Японии и ядерной катастрофой: исследование управления здравоохранением в Фукусиме. Int J Environ Res Public Health (2017) 14 (10): 1281. doi: 10.3390 / ijerph24101281

CrossRef Полный текст | Google Scholar

18. Вест К., Бернар Б., Мюллер С., Китт М., Дрисколл Р., Так С. Психическое здоровье сотрудников полиции после урагана Катрина. J Occup Environ Med / Am Coll Occup Environ Med (2008) 50 (6): 689–95. doi: 10.1097 / JOM.0b013e3181638685

CrossRef Полный текст | Google Scholar

19. Оренго-Агуайо Р., Стюарт Р. В., де Арельяно М. А., Суарес-Кинди Д. Л., Янг Дж.Воздействие стихийных бедствий и психическое здоровье пуэрториканской молодежи после урагана Мария. JAMA Netw Open (2019) 2 (4): e192619. doi: 10.1001 / jamanetworkopen.2019.2619

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

20. Швинд Дж. С., Норман С. А., Браун Р., Фрэнсис Р. Х., Косс Э., Кармачарья Д. и др. Связь между воздействием землетрясений и последствиями для психического здоровья в деревне Пулпингданда после землетрясений в Непале 2015 года. Общественное психическое здоровье J (2019) 35 (1): 11.doi: 10.1007 / s10597-019-00404-w

CrossRef Полный текст | Google Scholar

21. Мамун М.А., Хук Н., Папиа Ц.Ф., Тасфина С., Гозал Д. Распространенность депрессии среди деревенских женщин Бангладеш после стихийного бедствия: пилотное исследование. Psychiatry Res (2019) 276: 124–8. doi: 10.1016 / j.psychres.2019.05.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

22. Waite TD, Chaintarli K, Beck CR, Bone A, Amlôt R, Kovats S, et al. Английское национальное когортное исследование наводнений и здоровья: перекрестный анализ результатов психического здоровья в первый год. BMC Public Health (2017) 17 (1): 129. doi: 10.1186 / s12889-016-4000-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

23. Тан В., Лу И, Сюй Дж. Посттравматическое стрессовое расстройство, симптомы тревоги и депрессии среди подростков, пострадавших от землетрясения: сопутствующие заболевания и связанные с ними факторы нарушения сна. Social Psychiatry Psychiatr Epidemiol (2018) 53 (11): 1241–51. doi: 10.1007 / s00127-018-1576-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

24.Zuñiga RAA, Reyes GG, Murrieta JIS, Villoria RAMG. Симптомы посттравматического стресса у людей, пострадавших от землетрясения 2017 года в Мексике. Psychiatry Res (2019) 275: 326–31. doi: 10.1016 / j.psychres.2019.04.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

25. Арнберг Ф. К., Гудмундсдоттир Р., Бутвика А., Фанг Ф., Лихтенштейн П., Халтман С. М. и др. Психиатрические расстройства и попытки суицида у шведов, переживших цунами в Юго-Восточной Азии 2004 года: 5-летнее когортное исследование. Lancet Psychiatry (2015) 2 (9): 817–24. doi: 10.1016 / S2215-0366 (15) 00124-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

26. Оруи М., Харада С., Хаяси М. Изменения в уровне самоубийств в пострадавших от стихийных бедствий районах после Великого землетрясения на востоке Японии и их влияние на экономические факторы: экологическое исследование. Environ Health Prev Med (2014) 19 (6): 459–66. doi: 10.1007 / s12199-014-0418-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

28.Харвилл Э. У., Тейлор Калифорния, Тесфай Х., Сюн X, Буекенс П. Опыт урагана Катрина и сообщения о насилии со стороны интимного партнера. J Interpers Violence (2011) 26: 833–45. doi: 10.1177 / 0886260510365861

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

30. Чан С.С., Лоу С.Р., Вебер Э., Родс Дж. Э. Вклад социальной поддержки до и после катастрофы в краткосрочное и долгосрочное психическое здоровье после урагана «Катрина»: продольное исследование выживших с низким доходом. Soc Sci Med (2015) 138 (C): 38–43.doi: 10.1016 / j.socscimed.2015.05.037

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

31. Урсано Р. Дж., Маккиббен Дж. Б. А., Рейссман Д. Б., Лю X, Ван Л., Сэмпсон Р. Дж. И др. Посттравматическое стрессовое расстройство и коллективная эффективность сообщества после ураганов во Флориде 2004 года. PloS One (2014) 9 (2): e88467. doi: 10.1371 / journal.pone.0088467

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

32. Пфеффербаум Б., Джейкобс А. К., Гриффин Н., Хьюстон Дж. Б..Реакции детей на стихийные бедствия: влияние воздействия и личностных характеристик. Curr Psychiatry Rep (2015a) 17 (7): 56. doi: 10.1007 / s11920-015-0598-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

33. Дырегров А., Юл В., Олфф М. Дети и стихийные бедствия. Eur J Psychotraumatol (2018) 9 (2): 1–3. doi: 10.1080 / 20008198.2018.1500823

CrossRef Полный текст | Google Scholar

34. Kristensen P, Weisaeth L, Hussain A, Heir T.Распространенность психических расстройств и функциональных нарушений после потери члена семьи: продольное исследование после цунами 2004 года. Беспокойство при депрессии (2015) 32 (1): 49–56. doi: 10.1002 / da.22269

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

35. Национальные академии наук, инженерии и медицины, Отдел, Х. А. М., Политика, Б. О. Х. С., и чрезвычайные ситуации, Ф. О. М. А. П. Х. П. Ф. Д. А. Исследование готовности медицины и общественного здравоохранения к ядерной аварии .(Вашингтон, округ Колумбия: National Academies Press) (2019). doi: 10.17226 / 25372

CrossRef Полный текст | Google Scholar

36. Morganstein JC, West JC, Huff LA, Flynn BW, Fullerton CS, Benedek DM, et al. Психосоциальные реакции на стихийные бедствия и воздействия: реакции дистресса, поведение, связанное с риском для здоровья, и психические расстройства. В: . Психическое здоровье и социальные проблемы после ядерной аварии . Springer Japan: Токио (2015). п. 99–117. doi: 10.1007 / 978-4-431-55699-2_8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

37.Маэда М., Оэ М. Последствия для психического здоровья и социальные проблемы после аварии на Фукусиме. Asia-Pac J Public Health / Asia-Pac Acad Consortium Public Health (2017) 29 (2_suppl): 36S – 46S. doi: 10.1177 / 1010539516689695

CrossRef Полный текст | Google Scholar

38. McCormick LC, Tajeu GS, Klapow J. Последствия химических и радиологических аварий для психического здоровья: систематический обзор. Клиники неотложной медицинской помощи Северная Америка (2015) 33 (1): 197–211. DOI: 10.1016 / j.emc.2014.09.012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

39. Ng K-H, Lean M-L. Ядерный кризис на Фукусиме еще раз подчеркивает необходимость улучшения информирования о рисках и более эффективного использования социальных сетей. Health Phys (2012) 103 (3): 307–10. doi: 10.1097 / HP.0b013e318257cfcb

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

40. Гулия П., Мантас С., Димитроула Д., Богомол Д., Хифантис Т. Беспокойство персонала больницы общего профиля, восприятие недостаточности информации и связанный с этим психологический стресс во время пандемии гриппа A / h2N1. BMC Infect Dis (2010) 10: 322. doi: 10.1186 / 1471-2334-10-322

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

41. Ирвин CB, Синдрич Л., Паттерсон В., Саутхолл А. Исследование реакции медицинского персонала больниц во время потенциальной пандемии птичьего гриппа: придут ли они к работе? Prehosp Disaster Med (2008) 23 (4): 328–35. doi: 10.1017 / S1049023X00005963

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

43. Маш HBH, Fullerton CS, Ursano RJ.Симптомы посттравматического стресса после снайперских атак: последствия просмотра телевидения и отождествления с жертвами. Am J Disaster Med (2018) 13 (1): 29–36. doi: 10.5055 / ajdm.2018.0285

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

44. Пфеффербаум Б., Ньюман Э., Нельсон С.Д., Нитьема П., Пфеффербаум Р.Л., Рахман А. Освещение в СМИ бедствий и психологические результаты: описательные результаты сохранившихся исследований. Curr Psychiatry Rep (2014) 16 (9): 464.doi: 10.1007 / s11920-014-0464-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

46. Kessler RC, Galea S, Jones RT, Parker HA, Консультативная группа сообщества по урагану Катрина. Психическое заболевание и суицидальность после урагана Катрина. Bull World Health Organ (2006) 84 (12): 930–9. doi: 10.2471 / BLT.06.033019

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

48. Brown RC, Trapp SK, Berenz EC, Bigdeli TB, Acierno R, Tran TL, et al. Факторы социально-экономического статуса до тайфуна предсказывают психиатрические симптомы после тайфуна во вьетнамской выборке. Social Psychiatry Psychiatr Epidemiol (2013) 48 (11): 1721–7. doi: 10.1007 / s00127-013-0684-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

49. Клеменс С.Л., Берри Х.Л., Макдермотт Б.М., Харпер С.М. Лето печали: измерение подверженности и воздействия травм после стихийных бедствий в Квинсленде 2010-2011 гг. Med J Aust (2013) 199 (8): 552–5. doi: 10.5694 / mja13.10307

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

50.Паксон С., Фассел Э., Родс Дж., Уотерс М. Пять лет спустя: восстановление после посттравматического стресса и психологического стресса среди малообеспеченных матерей, пострадавших от урагана Катрина. Soc Sci Med (2012) 74 (2): 150–7. doi: 10.1016 / j.socscimed.2011.10.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

51. Wexler B, Smith M-E. Реагирование на стихийные бедствия и бездомные люди: решение проблем населения с ограниченными ресурсами. J Emergency Manage (Weston Mass) (2015) 13 (3): 195–200.doi: 10.5055 / jem.2015.0233

CrossRef Полный текст | Google Scholar

52. Schwartz RM, Gillezeau CN, Liu B., Lieberman-Cribbin W., Taioli E. Продольное воздействие урагана «Сэнди» на симптомы психического здоровья. Int J Environ Res Public Health (2017) 14 (9): E957. doi: 10.3390 / ijerph240

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

53. Эйзенман Д.П., Чжоу К., Онг М., Аш С., Глик Д., Лонг А. Вариации готовности к стихийным бедствиям в зависимости от психического здоровья, общего состояния здоровья и инвалидности. Disaster Med Public Health Prep (2009) 3 (1): 33–41. doi: 10.1097 / DMP.0b013e318193be89

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

54. Ван П.С., Грубер М.Дж., Пауэрс Р.Э., Шенбаум М., Шпейер А.Х., Уэллс К.Б. и др. Нарушение существующих методов лечения психических заболеваний и отказ начать новое лечение после урагана Катрина. Am J Psychiatry (2007) 165 (1): 34–41. doi: 10.1176 / appi.ajp.2007.07030502

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

55.Берко Дж, Инграм Д.Д., Саха С., Паркер Дж. случаев смерти в результате жары, холода и других погодных явлений в США, 2006–2010 годы . Хяттсвилл, Мэриленд: Национальный центр статистики здравоохранения (2014). 15

Google Scholar

56. Маклафлин К.А., Фэрбэнк Дж.А., Грубер М.Дж., Джонс Р.Т., Лакома М.Д., Пфеффербаум Б. и др. Серьезное эмоциональное расстройство среди молодежи, пострадавшей от урагана Катрина через 2 года после катастрофы. J Am Acad Children's Adolesc Psychiatry (2009) 48 (11): 1069–78.doi: 10.1097 / CHI.0b013e3181b76697

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

57. Пфеффербаум Б., Джейкобс А. К., Хьюстон Дж. Б., Гриффин Н. Реакции детей на стихийные бедствия: влияние семьи и социальных факторов. Curr Psychiatry Rep (2015b) 17 (7): 57. doi: 10.1007 / s11920-015-0597-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

58. Ла Грека А.М., Лай Б.С., Ллабре М.М., Сильверман В.К., Вернберг Е.М., Принштейн М.Дж. Траектории симптомов посттравматического стресса у детей: прогнозирование хронического дистресса. Детский молодежный форум (2013) 42 (4): 351–69. doi: 10.1007 / s10566-013-9206-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

59. Бей Б., Брайант С., Гилсон К.М., Кох Дж., Гибсон П., Комити А. и др. Перспективное исследование воздействия наводнений на психическое и физическое здоровье пожилых людей. Aging Ment Health (2013) 17: 992–1002. doi: 10.1080 / 13607863.2013.799119

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

60.Фернандес Л.С., Бьярд Д., Лин С-С, Бенсон С., Барбера Дж. Хрупкие пожилые люди как жертвы стихийных бедствий: стратегии управления чрезвычайными ситуациями. Prehosp Disaster Med (2002) 17 (2): 67–74. doi: 10.2337 / db19-1017-P

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

61. Бенедек Д.М., Фуллертон С., Урсано Р.Дж. Службы экстренного реагирования: последствия стихийных бедствий и антропогенных катастроф для психического здоровья для работников здравоохранения и общественной безопасности. Annu Rev Public Health (2007) 28: 55–68.doi: 10.1146 / annurev.publhealth.28.021406.144037

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

62. Fullerton CS, Mash HBH, Wang L, Morganstein JC, Ursano RJ. Посттравматическое стрессовое расстройство и психическое расстройство после ураганов во Флориде 2004 и 2005 годов. Disaster Med Public Health Prep (2019) 13 (1): 44–52. doi: 10.1017 / dmp.2018.153

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

63. Herberman Mash HB, Ursano RJ, Benevides KN, Fullerton CS.Отождествление с террористами-жертвами снайперских атак в Вашингтоне, округ Колумбия: посттравматический стресс и депрессия. J Trauma Stress (2016) 29 (1): 41–8. doi: 10.1002 / jts.22069

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

64. Ософски Х. Дж., Ософски Дж. Д., Арей Дж., Кроненберг М. Е., Гензель Т., Многие М. Первые реагирующие на ураган Катрина: борьба за защиту и помощь в ликвидации последствий стихийного бедствия. Disaster Med Public Health Prep (2011) 5 (Suppl 2): ​​S214–9.doi: 10.1001 / dmp.2011.53

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

65. Вишванат Б., Мароки А.С., Математика С.Б., Джон Дж. П., Чериан А. В., Гиримаджи С. К. и др. Гендерные различия в психологическом воздействии цунами. Int J Soc Psychiatry (2013) 59 (2): 130–6. doi: 10.1177 / 0020764011423469

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

66. Шумахер Дж. А., Коффи С. Ф., Норрис Ф. Х., Трейси М., Клементс К., Галеа С. Насилие со стороны интимного партнера и ураган Катрина: предикторы и связанные с ними последствия для психического здоровья. Жертвы насилия (2010) 25 (5): 588–603. doi: 10.1891 / 0886-6708.25.5.588

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

67. Brock RL, O'Hara MW, Hart KJ, McCabe-Beane JE, Williamson JA, Brunet A, et al. Перитравматический дистресс опосредует влияние тяжести бедствия на перинатальную депрессию: исследование наводнения в Айове. J Trauma Stress (2015) 28 (6): 515–22. doi: 10.1002 / jts.22056

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

68.Xiong X, Harville EW, Mattison DR, Elkind-Hirsch K, Pridjian G, Buekens P. Опыт урагана Катрина и риск посттравматического стрессового расстройства и депрессии среди беременных женщин. Am J Disaster Med (2010) 5: 181–7. doi: 10.5055 / ajdm.2010.0022

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

69. Hobfoll SE, Watson P, Bell CC, Bryant RA, Brymer MJ, Friedman MJ, et al. Пять основных элементов немедленного и среднесрочного вмешательства при массовых травмах: эмпирические данные. Психиатрия (2007) 70 (4): 283–315. обсуждение 316–69. doi: 10.1521 / psyc.2007.70.4.283

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

73. Dieltjens T, Moonens I, Van Praet K, De Buck E, Vandekerckhove P. Систематический поиск литературы по оказанию первой психологической помощи: отсутствие доказательств для разработки руководящих принципов. PloS One (2014) 9 (12): e114714. doi: 10.1371 / journal.pone.0114714

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

74.Роуз С., Биссон Дж., Черчилль Р., Уэссели С. Психологический разбор полетов для предотвращения посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). Кокрановская база данных Syst Rev (2002) 2: CD000560. doi: 10.1002 / 14651858.CD000560

CrossRef Полный текст | Google Scholar

75. Ma X, Yue Z-Q, Gong Z-Q, Zhang H, Duan N-Y, Shi Y-T, et al. Влияние диафрагмального дыхания на внимание, негативные эмоции и стресс у здоровых взрослых. Фронт в Psychol (2017) 8: 874. DOI: 10,3389 / fpsyg.2017.00874

CrossRef Полный текст | Google Scholar

76. Манцони Г.М., Паньини Ф., Кастельнуово Г., Молинари Э. Тренинг релаксации при тревоге: десятилетний систематический обзор с метаанализом. BMC Psychiatry (2008) 8:41. doi: 10.1186 / 1471-244X-8-41

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

77. Engel CC, Bray RM, Jaycox LH, Freed MC, Zatzick D, Lane ME, et al. Внедрение совместной первичной медико-санитарной помощи при депрессии и посттравматическом стрессовом расстройстве: план и выборка для рандомизированного исследования в США.С. Система военного здравоохранения. Клинические испытания Contemp (2014) 39 (2): 310–9. doi: 10.1016 / j.cct.2014.10.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

81. Хофманн С.Г., Сойер А.Т., Витт А.А., О Д. Влияние терапии, основанной на внимательности, на тревогу и депрессию: метааналитический обзор. J Консультируйтесь с Clin Psychol (2010) 78 (2): 169–83. doi: 10.1037 / a0018555

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

82. Мэйси Р.Дж., Джонс Э., Грэм Л.М., Роуч Л.Йога при травмах и связанных с ними проблемах с психическим здоровьем: метаобзор с клиническими и сервисными рекомендациями. Травма, насилие, насилие (2018) 19 (1): 35–57. doi: 10.1177 / 1524838015620834

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

84. Dodgen D, Hebert W, Kaul RE. Информирование о рисках при бедствиях: повышение устойчивости. В: Урсано Р.Дж., Фуллертон К.С., Вайсаэт Л., Рафаэль Б., редакторы. Учебник психиатрии катастроф , 2-е. Издательство Кембриджского университета: Кембридж, Великобритания (2017).п. 162–80. doi: 10.1017 / 9781316481424.012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

85. Рейнольдс Б.С., Сигер М. Сообщение о кризисах и чрезвычайных ситуациях . (Атланта, Джорджия: Центры по контролю и профилактике заболеваний) (2012).

Google Scholar

87. Ким И, Чжун В., Джен М., Уолш Л. Восприятие общественного риска и профилактическое поведение во время пандемии гриппа h2N1 2009 года. Disaster Med Public Health Prep (2015) 9 (2): 145–54. DOI: 10.1017 / dmp.2014.87

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

88. Флинн Б.В., Бушнелл П., Лурье Н. Лидерство в стихийных бедствиях. В: . Учебник психиатрии катастроф , 2-е изд. (Соединенное Королевство: Cambridge University Press (2017) .285–97. Doi: 10.1017 / 9781316481424.020

CrossRef Полный текст | Google Scholar

89. Биркеланд М.С., Нильсен МБ, Кнардал С., Хейр Т. Отношения между лидерами с задержкой во времени поведение и психологический стресс после теракта на рабочем месте. Int Arch Occup Environ Health (2015) 89 (4): 689–97. doi: 10.1007 / s00420-015-1106-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Глобальная экологическая катастрофа, прогнозируемая в ближайшие 50 лет

Человечество движется к экологической катастрофе, если вместо того, чтобы предвидеть и предотвращать ухудшение состояния окружающей среды, мы просто реагируем на нее. Таков вывод отчета ООН, составленного 1300 ведущими учеными из 95 стран.

В сводном отчете об оценке экосистем на пороге тысячелетия содержится предварительный обзор экологического состояния мира в 2050 году.В нем перечислены 24 основных «экосистемных услуги», таких как древесина, чистый воздух и пресная вода, и установлено, что 60% из них деградируют или используются нерационально.

Эта деградация препятствует достижению Целей развития тысячелетия ООН, поставленных в 2000 году, наиболее амбициозной из которых было сокращение вдвое населения мира, живущего менее чем на 1 доллар (0,53 фунта стерлингов; 0,78 евро) в день или находящегося под угрозой голода или отсутствия чистоты. вода. Среди самых серьезных угроз для окружающей среды - чрезмерная «нагрузка питательными веществами» из сельскохозяйственных удобрений и постепенное исчезновение биоразнообразия.Скорость исчезновения видов уже в тысячу раз выше, чем средняя скорость, показанная в летописи окаменелостей, и должна вырасти в 10 раз в следующие 50 лет.

«Люди фундаментально и в значительной степени необратимо меняют разнообразие жизни на Земле», - говорится в отчете, отмечая, что это может нанести вред фармацевтическим исследованиям и разработкам.

Ученые предупреждают о возможных «ускоряющихся, резких и потенциально необратимых изменениях». К ним относятся сокращение рыбных запасов, таких как треска в Северном море; быстрый рост морских водорослей, создающих в море мертвые зоны, обедненные кислородом; и появление болезни.

Рис. 1

Подсечно-огневое земледелие уничтожает этот дождевой лес в Камеруне

Кредит: FRED HOOGERVOORST / PANOS

В Африке растущее давление на водоснабжение в сочетании с региональным изменением климата может значительно расширить районы, в которых холера - угроза. Также, вероятно, увеличится ареал малярийных комаров.

Выбросы углерода в атмосферу и выщелачивание азотных удобрений в воду создают серьезный риск хронических заболеваний, говорится в отчете.Также прогнозируется увеличение ультрафиолетового излучения B, озона и других загрязнений воздуха, а также производства пыльцы.

В отчете представлены четыре набора прогнозов на 2050 год, основанные на подходе, принятом в настоящее время для противодействия деградации экосистем. «Сценарий, к которому мы сейчас ближе всего, - это тот, который мы называем порядком из силы», - сказал д-р Рид. Это описывает мир, в котором отсутствует международное сотрудничество, жесткая экономическая конкуренция и экологические угрозы, с которыми сталкиваются только после того, как они возникают.По его словам, это, вероятно, приведет к наиболее быстрому росту населения, наименьшему экономическому росту и наибольшему экологическому ущербу из четырех сценариев.

Экологические катастрофы и психическое здоровье: причины, последствия и меры вмешательства

Фронт психиатрии. 2020; 11: 1.

Департамент психиатрии медицинского факультета Университета военной службы, Бетесда, Мэриленд, США,

Отредактировал: Донателла Мараццити, Пизанский университет, Италия

Рецензировал: Алессандра Делла Веккья, Пизанский университет, Италия; Паоло Чианкони, Департамент психического здоровья (DSM), Италия

Эта статья была отправлена ​​в Public Mental Health, раздел журнала Frontiers in Psychiatry

Поступила 1 августа 2019 г .; Принята в печать 2 января 2020 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) и правообладателя (ов) и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Экологические бедствия подчеркивают важность понимания стихийных бедствий, поскольку они связаны с изменяющимся глобальным климатом. Такие бедствия часто имеют предсказуемую модель развития с течением времени и предполагают психологические и поведенческие проблемы и разрушение общества. Различные факторы усиливают передачу этих неблагоприятных воздействий за пределы географического местоположения экологической катастрофы, при этом определенные группы населения особенно уязвимы для этих воздействий. Понимание диапазона и характера этих эффектов может помочь в оптимизации вмешательств.Использование вмешательств, основанных на фактических данных, может уменьшить дистресс, улучшить самочувствие и улучшить функционирование пострадавших людей и сообществ. Эффективная готовность включает понимание этих факторов, их учет на всех этапах управления операциями в случае стихийных бедствий, а также непрерывное образование и обучение специалистов по планированию стихийных бедствий и аварийно-спасательных служб.

Ключевые слова: бедствия, психическое здоровье, травмы, уязвимые группы населения, ранние вмешательства

Катастрофы и общественное здравоохранение

Бедствия серьезно влияют на события, которые подавляют ресурсы местного сообщества.Экологические бедствия могут быть внезапными и экстремальными погодными явлениями, которые разворачиваются в течение нескольких минут или часов (цунами, землетрясение, ураган), или медленно развивающимися событиями, которые охватывают дни, недели или месяцы (наводнения, засухи, лесные пожары). Экологические бедствия происходят с возрастающей частотой и серьезностью (см.), Что, как считается, отчасти связано с изменением глобального климата, который был назван одной из самых значительных угроз для глобального здоровья в 21 -м веке (1). Эти бедствия приводят к нарушению работы в результате материального ущерба, телесных повреждений и смерти, психологического расстройства, перемещения отдельных лиц и семей и длительного перерыва в предоставлении широкого спектра услуг, на которые полагаются общины.

Частота стихийных бедствий, связанных с климатом, по типам и годам.

Увеличение частоты экологических бедствий вызывает необходимость в усилении усилий по планированию для смягчения неблагоприятных психологических и поведенческих последствий этих событий. Несмотря на то, что по-прежнему ведутся споры о том, в какой степени будущие климатические бедствия могут быть смягчены за счет вмешательства человека, очевидно, что увеличение числа таких событий потребует дополнительных ресурсов со стороны политиков, тщательного планирования со стороны менеджеров по ликвидации последствий стихийных бедствий, обучения персонала, участвующего в реагировании выздоровление и исследования для более эффективного определения оптимального времени и последовательности вмешательств.Планирование всех опасностей охватывает весь спектр угроз, включая все типы стихийных бедствий, и представляет собой текущую основу для глобального управления стихийными бедствиями, при этом психическое здоровье признается критическим аспектом здравоохранения, который должен быть включен во все этапы планирования стихийных бедствий (2) .

Сообщества (районы, школы, рабочие места, медицинские учреждения) имеют уникальные потребности, которые выигрывают от продуманного планирования и готовности. Эффективная готовность улучшает реагирование и восстановление после аварии и может снизить общие потребности в ресурсах.Бедствия наносят удар по линиям разлома сообществ, обнажая и усугубляя социокультурные разногласия в рамках уникальных контекстуальных факторов данного сообщества. Различные факторы влияют на восприятие сообществом стихийного бедствия (см.). Эти и другие факторы создают экологию бедствия, в которой различные силы вреда воздействуют на отдельных людей, сообщества и общества (3). Например, культурные и контекстуальные факторы сыграли решающую роль в партнерстве сообщества и эффективном реагировании в следующих случаях: 1) землетрясение на Гаити в 2010 году потребовало знания и включения вуду в качестве религиозного ритуала, неотъемлемой части того, как граждане концептуализировали медицинские вмешательства и реагировали на них (4), 2) Вспышка вируса Эбола в Западной Африке в 2000 году потребовала осведомленности и сотрудничества с местными сообществами, чтобы учесть важность религиозных ритуалов захоронения (5), 3) Кризис со свинцовым водоснабжением в 2015 году во Флинте, штат Мичиган, был испытан членами сообщества как еще одно свидетельство системного расового неравенства. что еще больше подорвало общественное доверие (6).Каждое из этих событий, как и все стихийные бедствия, требовало понимания социокультурных и контекстуальных факторов в сообществах, чтобы оптимизировать меры реагирования и восстановления.

Таблица 1

Факторы, влияющие на восприятие сообществом стихийных бедствий.

Предыдущее воздействие бедствий
Существовавшее ранее неравенство социально-экономических ресурсов
Религиозные и культурные представления о значении бедствия
Доверие к государственным учреждениям (выборным должностным лицам, правоохранительным органам, организациям по оказанию помощи )
Предыдущий опыт государственного вмешательства на национальном и / или международном уровнях
Наличие судебных разбирательств

Бедствия затрагивают большие и разнообразные группы населения.То, как управляется психологическая реакция, является, пожалуй, наиболее важным фактором в способности сообщества выздороветь. Эффективные вмешательства бывают быстрыми, скоординированными и устойчивыми. Лидерство имеет решающее значение, особенно знание устойчивости и уязвимости сообщества, а также того, как члены сообщества реагируют на событие. Скоординированные подходы к общественному здравоохранению, медицине и реагированию на чрезвычайные ситуации являются оптимальными для удовлетворения потребностей в области психического здоровья пострадавшего от стихийного бедствия населения. При планировании всех опасностей основное внимание уделяется мерам готовности, направленным на устранение всего спектра угроз для сообществ, включая стихийные бедствия и антропогенные катастрофы, с учетом различных воздействий на ряд пострадавших групп населения.Матрица Хаддона - это часто используемая структура для анализа и смягчения рисков, которая учитывает хост, агента / переносчика, физическую и социальную среду в периоды времени до события, события и после него (см. Раздел «Ресурсы»). Использование установленных рамок для рассмотрения ряда факторов, влияющих на различные фазы стихийного бедствия, обеспечивает структурированность и комплексность мероприятий по обеспечению готовности; расширенное планирование снижает вероятность того, что менеджеры по чрезвычайным ситуациям допустят ошибки или упустят важные факторы в условиях высокого стресса кризисного реагирования после воздействия стихийного бедствия.Эффективное планирование снижает уровень стресса для пострадавшего персонала и членов сообщества и оптимизирует доступ к необходимой психиатрической помощи после события.

Таблица 2

Матрица Хаддона, примененная к землетрясению.

Обучение 907-26 Событие - Сейсмологический мониторинг
- Государственное образование
ФАЗА ВЛИЯЮЩИЕ ФАКТОРЫ
Агент: (Землетрясение) Вектор: (Стихийное бедствие) Население (Сообщество)
- Системы мониторинга землетрясений Поведение в области готовности:
- Оценка риска
- Информация / план
- Планирование импульсной мощности
Событие - Руководство
- Системы раннего предупреждения
- Системы раннего оповещения
- Обучение неотложной медицинской помощи
- Раннее обнаружение события
Поведение в случае стихийного бедствия:
- Активное копирование
- Эвакуация
- Пропускная способность больницы
После события - Экстренное реагирование
- Постоянная связь
- Реагирование и реагирование системы восстановления и инфраструктура
- Расширенные предупреждения
Реакция / поведение при восстановлении:
- Лидерство сообщества
- Первая психологическая помощь
- Психотерапия
- Лекарства

«Переломные точки» могут возникнуть после стихийных бедствий.Термин «переломный момент», часто используемый в области климатологии и популяризированный Малкольмом Гладуэллом, описывает явление, при котором небольшое изменение баланса системы приводит к относительно большому эффекту вниз по течению (7). Множество факторов могут спровоцировать переломные моменты в реакции сообщества на стихийное бедствие (см.). Результатом является значительное усиление дистресса в сообществе, что может быть связано со снижением приверженности рекомендуемому поведению в отношении здоровья. Это может привести к увеличению нагрузки на системы общественного здравоохранения и неоптимальному использованию ресурсов здравоохранения, что в конечном итоге приведет к ухудшению благосостояния населения и продлению выздоровления.Хотя определенные события могут служить переломными моментами, их появление является результатом сложного взаимодействия социальных, культурных и контекстуальных факторов. В результате не всегда удается избежать переломных моментов. Однако четкое и последовательное общение, справедливое распределение ресурсов и активное участие сообщества могут снизить вероятность переломных моментов и связанных с ними неблагоприятных психологических и поведенческих реакций. Лидеры сообществ должны сохранять бдительность в отношении переломных моментов, предпринимать шаги для снижения вероятности их возникновения, а также распознавать и смягчать последствия, когда они возникают.

Таблица 3

Переломные события после стихийных бедствий.

Внезапное убеждение в том, что ресурсы неадекватны, неэффективны или несправедливо распределены
Развитие теорий заговора и слухов
Внезапное, преднамеренное и неожиданное событие (например, терроризм)
Утрата веры в социальных учреждениях и лидеры сообществ
Ограничение гражданских свобод (особенно если воспринимается как равномерное)
Смерть детей или других групп населения, считающихся особенно уязвимыми

Психологические и поведенческие последствия для здоровья представляют подавляющее большинство не только человеческих страданий, но и общих расходов на здравоохранение после экологических катастроф.Оценки моделирования затрат после урагана Катрина, который произошел в Соединенных Штатах в 2005 году, показали, что скрининг и научно-обоснованное лечение распространенных психических расстройств у пострадавшего населения будут почти равны затратам на восстановление неудавшейся системы сборов вокруг Нового Орлеана (что было источник катастрофического наводнения, приводящего к материальному ущербу, а также к большинству травм и смертей) (8, 9). Хотя в этой статье основное внимание будет уделено антропогенному воздействию экологических бедствий, важно понимать, что эффективное определение экономических выгод от готовности может послужить важным источником данных для дальнейшей помощи правительственным чиновникам в принятии финансовых решений и обеспечении ресурсов для обеспечения готовности к стихийным бедствиям.

Последствия

Большинство людей хорошо себя чувствуют после стихийного бедствия, быстро восстанавливаясь до прежних уровней функциональности. Это не означает, что они не пострадали, но они остаются эффективными в своей работе и семье и приспосабливаются к ситуативным потребностям. Некоторые могут испытывать повышенное чувство эффективности и веру в свою способность справляться с будущими проблемами, что часто называют посттравматическим ростом. Однако некоторые из них также испытают неблагоприятные последствия экологических катастроф для психического здоровья.Психологические последствия стихийных бедствий начинаются сразу же после события и могут сохраняться в течение длительных периодов времени, выходить за пределы географического региона, на который непосредственно повлияло событие, и ощущаться в более широкой культуре и контексте сообщества.

Психологические и поведенческие эффекты

При рассмотрении неблагоприятных психологических и поведенческих эффектов часто основное внимание уделяется психологическим расстройствам, таким как посттравматическое стрессовое расстройство, депрессия и тревога. Эти расстройства действительно возникают после стихийных бедствий и приводят к значительной заболеваемости и смертности, что требует оперативной оценки и вмешательства, основанного на фактических данных.Помимо расстройств, более ранние и более частые реакции включают реакции дистресса и поведение, связанное с риском для здоровья (см.) (10). В медицинских учреждениях такие проблемы, как бессонница, беспокойство и изменение характера употребления психоактивных веществ, чаще всего выявляются в учреждениях первичной медико-санитарной помощи и неотложной помощи. Для систем здравоохранения важно обеспечить адекватное образование и ресурсы для персонала первичной медико-санитарной помощи и неотложной помощи, чтобы управлять предсказуемыми ответными действиями после экологических бедствий. Понимание широкого спектра неблагоприятных последствий улучшит планирование и готовность, а также усилия по реагированию и восстановлению со стороны менеджеров по чрезвычайным ситуациям, медицинского персонала и членов сообщества.Важно, чтобы образование и подготовка медицинского персонала и менеджеров по чрезвычайным ситуациям продолжали развиваться, выходя за рамки современных подходов к диагностике и лечению болезней. Вместо этого следует перейти к раннему скринингу и проведению мероприятий общественного здравоохранения, основанных на фактических данных, рентабельных, легкодоступных и ориентированных на сообщества с целью уменьшения стресса, повышения благосостояния и функционирования, снижения уровня прогрессирования до психических расстройств и, в конечном итоге, улучшения общей траектории восстановления сообщества после стихийных бедствий.

Психологические и поведенческие реакции на стихийные бедствия.

Реакции на дистресс - это ранние и частые проявления после травматических событий, которые составляют основную часть раннего бремени психического здоровья населения после экологических катастроф. Бессонница широко распространена и увеличивает риск других психосоциальных проблем (11, 12). После землетрясения в Вэньчуане в 2008 году 38,3% подростков сообщили о нарушениях сна через 12 месяцев после события без значительного снижения через 24 месяца после события; нарушение сна было связано с увеличением частоты депрессии и посттравматического стрессового расстройства (13).Гнев является обычным явлением после стихийных бедствий и связан с повышенной вероятностью негативных последствий для психического здоровья (14). Также могут иметь место деморализация, потеря веры, отвлекаемость и снижение восприятия безопасности. Реакции на бедствие часто являются результатом сложного взаимодействия между различными факторами в окружающей среде после бедствия. Например, после наводнения, урагана или цунами люди могут быть вынуждены покинуть свои дома, и многим придется жить в приютах, временных жилищах или лагерях.В этих помещениях часто бывает тесно, шумно и отсутствуют надлежащие меры безопасности. Эта среда снижает чувство безопасности, затрудняя сон, что приводит к хронической бессоннице, вызванной страхом. Бессонница, в свою очередь, снижает когнитивные способности управлять негативными эмоциями, такими как гнев, увеличивает отвлекаемость и снижает способность к критическому навыку решения проблем. Вмешательства общественного здравоохранения, направленные на решение общих аспектов окружающей среды бедствия, которые усугубляют реакции на бедствие, повысят эффективность пострадавших членов сообщества и быстрее восстановят функционирование и производительность.

Поведение, связанное с риском для здоровья, представляет собой неадаптируемую стратегию преодоления стрессовых эмоций и включает в себя повышенное употребление алкоголя (15) и табака (16). Повышенное употребление алкоголя увеличивает риск дорожно-транспортных происшествий и насилия в семье. В дополнение к более широкому употреблению веществ, чтобы справиться с неприятными эмоциями, некоторые люди могут даже начать употреблять эти вещества впервые. В исследовании 37867 человек, которые не употребляли алкоголь до тройной катастрофы в Японии в 2011 году, 9.6% сообщили, что начали пить в 2012 году; среди тех, кто начал пить, в 2013 г. продолжали пить 53,8% (17). Люди также могут изолировать себя, ограничивая доступ к имеющимся ресурсам здравоохранения и социальной поддержки (18). Чрезмерная самоотдача может возникнуть, когда люди проводят лишнее время на работе или в восстановительных работах, чтобы отвлечься от других важных социальных и профессиональных проблем, требующих более пристального внимания. Врачи первичной медико-санитарной помощи / врачи общего профиля и персонал отделения неотложной помощи могут проводить обследование и проводить образовательные мероприятия для выявления и снижения рискованного поведения для здоровья.Сообщения общественного здравоохранения от лидеров сообществ и средств массовой информации также могут предоставить образовательную информацию, в том числе о поведении, связанном с повышенным риском для здоровья, которого следует избегать, об альтернативных механизмах выживания и о том, где можно получить помощь в случае необходимости.

Психологические расстройства могут также развиваться после экологических катастроф, вызывать значительную заболеваемость и смертность и требовать вмешательства со стороны здравоохранения. Наиболее изученным является посттравматическое стрессовое расстройство (19, 20), наряду с депрессией (21, 22) и тревогой (22, 23). Исследование жителей Мексики через 2 месяца после землетрясения в сентябре 2017 года показало 36.4% указывают на симптомы, соответствующие посттравматическому стрессу, с повышенным риском у женщин, пострадавших в доме и коренных жителей (24). Предыдущее психологическое расстройство увеличивает риск рецидива после стихийного бедствия. Скрининг пострадавшего населения и, при наличии показаний, быстрая оценка и начало научно-обоснованных вмешательств представляют собой передовую клиническую практику.

Период восстановления после экологических катастроф часто бывает длительным и напряженным. По мере роста факторов стресса, связанных со здоровьем, финансовыми, профессиональными и семейными факторами, ресурсы выживания могут быть истощены.Суицидальные мысли и поведение усиливаются после стихийных бедствий и являются результатом ряда факторов, существовавших до и после стихийных бедствий, которые подавляют способность справляться с ситуацией (25–27). Следует отметить, что некоторые исследования показали, что суицидальные мысли и поведение умеренно уменьшаются по сравнению с исходным уровнем в первые недели и месяцы после бедствия в сообществе (в соответствии с фазой восстановления сообщества «Медовый месяц»; см. Ниже), но затем увеличиваются по сравнению с исходным уровнем в течение последующего месяцы и годы. Было показано, что межличностное насилие увеличивается, причем больше всего страдают женщины (28, 29).Кроме того, перемещение и миграция населения, разрушение общественной инфраструктуры, нехватка продовольствия, потеря работы и плохое чувство социальной связанности имеют негативные последствия для психологического и поведенческого здоровья (30, 31).

Дети и подростки

Психологические и поведенческие реакции детей и подростков могут включать реакции, наблюдаемые у взрослых, а также другие реакции, основанные на стадии развития и других факторах. Однако ответы могут выглядеть по-разному, и их легко упустить из виду или неверно истолковать как разыгрывающее поведение, когда они наблюдаются стрессовыми и отвлеченными родителями, педагогами и школьными администраторами (32).Поведение, более характерное для детей и подростков, которое может указывать на неблагоприятную реакцию после экологических катастроф, включает регресс, снижение успеваемости, агрессию и самообвинение (33). Отделение от основных фигур привязанности, отвлечение родителей и семейные ссоры, нарушение расписания и распорядка - факторы, повышающие уязвимость детей и подростков. Образовательные и вспомогательные ресурсы для родителей, учителей и другого школьного персонала могут помочь более эффективно выявлять реакции на стресс у молодежи, позволяя принимать более своевременные и эффективные меры.

Горе

Горе - это почти универсальная реакция на экологические катастрофы, возникающие в ответ на огромную утрату. Потери включают не только любимую семью или друзей, но также дом и дорогие сувениры, такие как фотографии и предметы, переданные от предыдущих поколений. Перемещенные лица также могут потерять свое сообщество и его поддержку, комфорт в знакомой обстановке, домашних животных и свой обычный образ жизни. Отдельные лица и семьи в эвакуационных центрах и убежищах также могут потерять чувство безопасности, домашнего комфорта и восстановления, которое приходит с обычным сном.Травматическое горе увеличивает вероятность неблагоприятных последствий для психического здоровья. Скорбящие члены норвежской семьи, потерявшие любимого во время азиатского цунами 2004 года, обнаружили, что через 6 лет после этого события 36% страдали психическим расстройством, а наличие длительного расстройства горя независимо друг от друга увеличивало риск функциональных нарушений (34).

Воздействие и загрязнение

Экологические бедствия также могут привести к повреждению инфраструктуры, что может создать риск облучения и загрязнения химическими, биологическими, радиологическими или ядерными (CBRN) материалами.Это требует уникальных мер по обеспечению готовности общественного здравоохранения (35). Переполнение заводов по переработке отходов, повреждение ядерных или биологических объектов и даже человеческие трупы, непреднамеренно эксгумированные в результате экстремальных погодных явлений, могут вызвать психологические и поведенческие реакции в пострадавших сообществах (36). После землетрясения и цунами на острове Хонсю, Япония, в 2011 году поврежденные реакторы в Фукусиме подвергли население, а также окружающую почву и воду воздействию ядерных материалов. Возникшие в результате страх и неуверенность в отношении ядерного заражения привели к остракизму и враждебности по отношению к наиболее пострадавшим перемещенным лицам (37).ХБРЯ-материалы воспринимаются как опасные, загадочные, необнаруживаемые и новые для граждан, менеджеров по ликвидации последствий стихийных бедствий и даже многих поставщиков медицинских услуг. Неуверенность в отношении воздействия, опасения по поводу нехватки профилактических лекарств и лечения, а также опасения по поводу изоляции и карантинного топливного стресса и могут повысить риск страха сообщества (38).

События CBRN приводят к высоким уровням связанных с тревогой соматических симптомов, часто называемых медицинскими идиопатическими / необъяснимыми физическими симптомами (MIPS / MUPS).Риск воздействия CBRN подчеркивает важность восприятия риска, превышающего реальный риск. В результате обмен сообщениями общественного здравоохранения имеет решающее значение для информирования общества об истинных рисках, шагах, предпринимаемых для снижения рисков, а также о том, когда и где получить помощь (39). Медицинские учреждения должны быть готовы к оказанию медицинской помощи и сортировке граждан с высоким уровнем соматических проблем, связанных со страхом заражения. Персонал психиатрической помощи, обученный последствиям массовых травм и вмешательств, основанных на фактических данных, включенных в службы неотложной и первичной / общей медицинской помощи, может оказать поддержку и инициировать ранние вмешательства для уменьшения стресса.

Во время вспышек инфекционных заболеваний невыходы медицинского персонала на работу из-за их собственных проблем или необходимости заботиться о семье могут еще больше сократить необходимые ресурсы в периоды повышенного спроса на медицинскую помощь. Бедствие медицинского персонала подпитывается страхом заболеть, подвергнуться остракизму со стороны семьи и друзей, а также опасениями по поводу адекватности защитного снаряжения, что увеличивает количество прогулов (40). В одном из медицинских центров США в 2006 г. только 50% опрошенных респондентов ответили «да» на вопрос, будут ли они работать во время вспышки птичьего гриппа (41).Медицинским учреждениям важно уменьшить препятствия, мешающие медицинскому персоналу приходить на работу, и обеспечить адекватные ресурсы в периоды повышенного спроса на медицинскую помощь. Обширный качественный обзор медицинских организаций, проведенный Министерством энергетики США, показал, что меры, которые, скорее всего, уменьшат количество прогулов, вызванных страхом, включают эффективное раннее и постоянное общение со стороны руководства больницы, обеспечение адекватности средств индивидуальной защиты и поддержание адекватного персонала, чтобы избежать перегрузки здравоохранения. персонал (42).

Роль СМИ

СМИ могут быть помощью для пострадавших от стихийных бедствий сообществ, предоставляя информацию о рисках, рекомендуемых образах поведения в отношении здоровья, а также зная, когда обращаться за помощью и как получить доступ к ресурсам. С другой стороны, СМИ могут быть источником слухов и дополнительных опасений. В то время как в большинстве исследований воздействия средств массовой информации изучались последствия террористических актов и массового насилия, в ряде исследований рассматривались последствия экологических катастроф. Это исследование неизменно показало, что повышенное воздействие средств массовой информации после стихийных бедствий связано с неблагоприятными последствиями (43, 44).Таким образом, средства массовой информации служат вектором передачи сигналов бедствия. Широкое освещение в СМИ также может быть способом попытаться контролировать или уменьшить тревогу у тех, кто уже испытывает более высокий уровень дистресса.

Избранные должностные лица, лидеры сообществ, лица, ответственные за реагирование, и медицинский персонал могут взаимодействовать со СМИ во время реагирования на бедствия и восстановления. Понятно, что СМИ будут ожидать информации от тех, кто участвует в ликвидации последствий стихийных бедствий. Полезно работать вместе, чтобы обеспечить передачу точной информации и распространение важной информации в области общественного здравоохранения.Резкое отображение графического контента может усугубить беспокойство зрителей. Поощряйте средства массовой информации давать предупреждения перед показом графического материала и указывать дату показа материала; последний помогает людям узнать, произошло ли событие уже, и не представляет собой новое событие, которое могло бы вызвать ненужный страх.

Социальные сети все чаще используются после стихийных бедствий, и наблюдаются закономерности как в моделях социальной связи, так и в фокусе информации, которую пользователи ищут на разных этапах стихийных бедствий, обеспечивая важную информацию для управления информацией о стихийных бедствиях и обменом сообщениями (45).Помимо использования социальных сетей для получения информации после стихийных бедствий, появляется все больше онлайн-ресурсов и мобильных ресурсов для повышения готовности к стихийным бедствиям, реагирования и восстановления для спасателей и членов сообщества, пострадавших от стихийных бедствий (см.) Их можно использовать для предоставления важных рекомендаций по укрытию на месте, эвакуации, где и когда получить доступ к имеющимся ресурсам, а также для руководства по готовности и реагированию на конкретные бедствия, такие как ураганы или разливы опасных материалов.Мобильные приложения можно использовать для сбора данных о прямом воздействии стихийных бедствий на индивидуальном уровне, таких как повреждение дома и физические травмы, а также информацию об услугах, которые остаются доступными для тех, кто в них нуждается. Экстремальные погодные явления часто отрицательно сказываются на доступе к электричеству, а также на подключении к Интернету и мобильным устройствам, поэтому следует избегать использования только этих устройств для получения необходимых ресурсов.

Таблица 4

Мобильные приложения для стихийных бедствий.

FEMA Доступ к метеорологическим службам и советам по обеспечению готовности и реагированию на стихийные бедствия, местным убежищам, расположению центров аварийного восстановления FEMA; также позволяет отправлять фотографии ущерба от стихийных бедствий
SAMHSA Поведенческое здоровье при стихийных бедствиях Информация и ресурсы по вопросам поведенческого здоровья стихийных бедствий, имеющих отношение к готовности, реагированию и восстановлению. Информационные листы, которые можно загрузить непосредственно в устройство, обеспечивая доступ во время нарушения сигнала сотовой связи.
WISER Первый респондент Ресурс Hazmat об инцидентах; помогает идентифицировать вещества, рекомендации по сдерживанию и подавлению, информация о лечении
Nextdoor Позволяет пользователю указать, что он находится в бедственном положении, и всем местным пользователям будет указано их местонахождение, чтобы они могли оказать помощь
GasBuddy Предоставляет информацию о ближайшие заправочные станции, которые работают и могут заправлять газом
Zello Приложение для рации, которое позволяет быстрее общаться и отправлять фотографии и голосовые сообщения
Life360 Позволяет семьям определять местонахождение и отслеживать местоположение друг друга; Функция «паники» отправляет сообщение и электронную почту сразу всем членам семьи

В исследованиях воздействия СМИ на психологическую и поведенческую реакцию после стихийного бедствия телевидение изучалось в гораздо большей степени, чем социальные сети.Будущие исследования выяснят, как все более доминирующая новостная платформа социальных сетей влияет на сообщества после стихийных бедствий. Существует широкий спектр возможностей использования социальных сетей для сбора критически важной информации после стихийных бедствий посредством краудсорсинга, а также распространения важного контента для реагирования и восстановления с помощью мобильных устройств. Проблемы на пути к пониманию роли социальных сетей, а также к использованию потенциальных преимуществ этого средства коммуникации будут включать растущую поляризацию социально-политических и культурных взглядов, недоверие к институтам, включая СМИ, влияние утечки данных и способы распространения область искусственного интеллекта все чаще допускает распространение дезинформации.

Фазы сообщества

После экологической катастрофы, особенно той, которая связана с единичным острым событием (например, цунами, землетрясение или ураган), затронутые сообщества часто проходят шесть фаз психосоциального восстановления (см.). Эти этапы были сформулированы не столько эмпирической литературой, сколько значительным практическим опытом экспертов по психическому здоровью при бедствиях. Некоторые из этапов имеют особое значение для понимания реакции сообщества и рассмотрения вопросов планирования стихийных бедствий и распределения ресурсов.

Фазы восстановления сообщества после аварии (47).

Фаза медового месяца совпадает с увеличением доступности государственной, волонтерской и международной помощи. Связь с сообществом происходит через общий катастрофический опыт, а также через предоставление и получение помощи. Выжившие полны надежд и оптимизма: полученная помощь вернет их к целостности. Специалисты по охране психического здоровья в случае стихийных бедствий более принимаются членами сообщества и могут заложить основу для оказания помощи на предстоящих трудных этапах.Как отмечалось ранее, количество попыток суицида может снизиться в течение этого периода времени, предположительно из-за увеличения ресурсов поддержки, а также врожденных характеристик пострадавших людей (46).

Фаза разочарования характеризуется разочарованием, поскольку агентства по оказанию помощи в случае стихийных бедствий и группы волонтеров уходят из сообщества, а надежды на восстановление эмоционального и физического благополучия до стихийного бедствия остаются неудовлетворенными. Чувство общности ослабевает, поскольку люди больше сосредотачиваются на неудовлетворенных потребностях.Возмущение может проявиться, поскольку выжившие получают неравную денежную компенсацию за то, что они считают аналогичным ущербом. Менее пострадавшие соседние общины вернулись к нормальной жизни, что может отпугнуть и оттолкнуть более пострадавших. Выжившие могут стать физически истощенными из-за растущих многочисленных требований, включая финансовое давление, переезд или проживание в поврежденном доме, семейные разногласия, бюрократические трудности и отсутствие свободного времени для отдыха или ухода за собой. Проблемы со здоровьем и обострение уже существующих состояний возникают в результате постоянного стресса и усталости.«Юбилейный» опыт стихийного бедствия происходит на этом этапе и служит критически важной возможностью для лидеров поддержать психологическое благополучие жертв стихийного бедствия посредством увековечения памяти, придания смысла и «восстановления лучше». Неспособность учесть годовщину стихийного бедствия может еще больше деморализовать выживших, усугубить психологический стресс и ухудшить траекторию выздоровления сообщества.

Фаза реконструкции часто длится годами. Выжившие пытаются восстановить свою жизнь, а также социальную и профессиональную идентичность, перестраивая дома, возвращаясь на старые рабочие места или находя новую работу, а также возобновляя или создавая новые системы социальной поддержки.Некоторые способны смириться с новыми обстоятельствами, в том числе с потерями и произошедшими изменениями. Люди могут найти смысл и, в конечном итоге, появиться с повышенным чувством личной силы и верой в свою способность справляться с будущими невзгодами. Вместо этого другие могут больше сосредоточиться на негодовании, гневе и поиске козлов отпущения, решив изменить свою идентичность как жертву. Люди проходят эти фазы в разное время. Следовательно, специалисты по планированию стихийных бедствий и поставщики услуг для пострадавших должны осознавать, что люди проявляют различные эмоциональные симптомы в разные сроки в ответ на одно и то же событие.Более того, в зависимости от тяжести переживаний, ресурсов, доступных во время и после события, а также навыков преодоления трудностей у разного числа людей развиваются стойкие симптомы, требующие длительного лечения. Гнев может быть направлен на лиц, осуществляющих уход, и лидеров сообщества, если эти факторы недостаточно учтены в планах медицинских и психологических ответных мер.

Следует отметить, что эта модель восстановления сообществ была разработана в контексте бедствий, происходящих в Соединенных Штатах, и может иметь наибольшее применение в развитых странах.В развивающихся странах ресурсы правительства, а также готовность и способность лидеров помогать гражданам, степень доверия граждан к правительству, а также присутствие национальных и международных неправительственных организаций влияют на то, насколько общество продвигается на этих этапах развития. восстановление. Например, если у правительства нет финансовых средств для предоставления ресурсов серьезно пострадавшим гражданам, фаза медового месяца может не наступить, потому что чувство отчаяния никогда не облегчается притоком значимой помощи.В этом случае может быть изменен, чтобы показать эмоциональный подъем, который неуклонно снижается после героической фазы и никогда не улучшается. Медленно развивающиеся стихийные бедствия могут привести к затягиванию фазы воздействия, задерживая сплоченность сообщества и чувство единства, возникающее из фазы медового месяца. Кроме того, когда граждане ощущают угрозу заражения химическими, биологическими, радиологическими агентами, фаза медового месяца часто не наступает, поскольку члены сообщества ограничивают контакт друг с другом из-за страха заражения. Когда лидеры сообщества игнорируют предсказуемую реакцию на годовщину, бедствия сообщества могут усиливаться, а благосостояние ухудшаться, задерживая или препятствуя переходу к этапу восстановления, когда граждане придают смысл и продолжают жить своей жизнью.Специалисты по планированию стихийных бедствий и лидеры сообществ могут повысить эффективность мер реагирования и восстановления за счет прогнозирования и планирования факторов, влияющих на этапы восстановления сообщества.

Уязвимость к бедствиям

Повышенная уязвимость к психологическим и поведенческим воздействиям является результатом различных факторов, включая характеристики до события, влияние события и переменные восстановления (см.). Различные группы населения подвергаются повышенному риску неблагоприятных последствий экологических катастроф для психического здоровья и требуют особого внимания при подготовке к стихийным бедствиям, реагировании и восстановлении.

Таблица 5

Факторы, повышающие уязвимость к последствиям стихийных бедствий для психического здоровья.

Потеря работы 29 Экономический стресс 28 Экономический стресс 28 связаны с худшими исходами после стихийных бедствий (48).Те, у кого меньше финансовых ресурсов, часто проживают в местах, которые более подвержены экологическим катастрофам и менее устойчивы к ним (49). Ураган Катрина в 2005 году и цунами в Индонезии в 2004 году продемонстрировали повышенную уязвимость к психологическому и поведенческому ущербу, разрушениям и смерти, которым подвергаются люди с более низким социально-экономическим статусом. Уменьшение финансовых ресурсов связано с повышенным уровнем бездомности, снижением готовности к поведению, сниженной способностью эвакуироваться или избегать последствий стихийных бедствий, ограниченным доступом к необходимым медицинским ресурсам после стихийного бедствия, а также усилением психологического стресса и симптомов посттравматического стресса (50). .Бездомные сталкиваются с дополнительными проблемами, включая отсутствие доступа к информации о готовности к стихийным бедствиям, ограниченные средства связи, отсутствие физического жилища для защиты и высокий уровень хронических заболеваний и психических заболеваний (51).

Лица с ранее существовавшими психическими расстройствами, особенно с активными и тяжелыми симптомами, нуждаются в помощи после крупномасштабных стихийных бедствий (52). Как и другие, большинство людей с психическими расстройствами окажутся на высоте и примут участие в усилиях по реагированию на стихийные бедствия.Однако люди с психическими расстройствами могут быть менее подготовлены к бедствиям, чем другие (53). Неспособность продолжить или возобновить лечение гораздо чаще наблюдается после массовых травм, таких как экологические катастрофы (54). Кроме того, те, кто полагается на системы медицинского наблюдения и текущие вмешательства, подвергаются риску в случае повреждения инфраструктуры и задержек в цепочках поставок лекарств. У людей, принимающих психотропные препараты, может наблюдаться снижение терморегуляции и нарушение гомеостаза жидкости во время экстремальных температур, что приводит к неблагоприятным медицинским явлениям (55).Более высокий уровень бедности, некачественное жилье или бездомность, ослабленная инфраструктура сообщества и одновременное возникновение расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, увеличивают риск для людей с психическими заболеваниями.

Повышенная уязвимость детей хорошо известна. Исследования были сосредоточены в первую очередь на посттравматическом стрессовом расстройстве, хотя также наблюдались беспокойство, депрессия, нарушения поведения и употребление психоактивных веществ. Потеря родителей или психопатология после стихийного бедствия являются важными предикторами благополучия ребенка (56).Кроме того, качество и стиль родительских отношений являются важными аспектами уязвимости ребенка (57). Социальная поддержка и факторы жизненного стресса могут влиять на благополучие детей в большей степени, чем степень подверженности стихийным бедствиям (58).

Литература об уязвимости пожилых людей к стихийным бедствиям противоречива, при этом некоторые исследования показывают повышенную частоту неблагоприятных последствий для психического здоровья (59). В некоторых случаях возраст может служить защитным фактором, при этом люди преклонного возраста имеют значительно больший жизненный опыт в преодолении невзгод и повышают общую устойчивость к стрессу.В целом, исследования показывают, что состояния, часто связанные с пожилым возрастом (когнитивные проблемы, нарушение зрения, ограничения подвижности и хронические состояния здоровья, приводящие к зависимости от медицинского оборудования и систем ухода), а не возраст как таковой, создают большую часть риска (60 ).

Лица, оказывающие первую помощь, и работники служб общественного здравоохранения в значительной степени подвержены травматическим событиям, связанным со стихийными бедствиями, и у многих из них после стихийных бедствий усиливаются симптомы психического здоровья (61, 62).Эти люди часто несут значительную нагрузку на этапе реагирования и восстановления после стихийных бедствий. Они часто работают сверхурочно, могут подвергаться тяжелым травмам и массовой гибели, часто вынуждены работать, и сами могут быть жертвами стихийных бедствий, которые не могут должным образом удовлетворить потребности своей семьи или позаботиться о себе. Психологическая «идентификация» с человеческими останками («это мог быть я» или «это мог быть мой ребенок») увеличивает риск неблагоприятных психологических эффектов (63).Исследование первых ответчиков, участвовавших в урагане «Катрина», включая полицию, пожарных, скорой медицинской помощи и городских рабочих, показало, что через 6–9 месяцев после стихийного бедствия 40% сообщили об увеличении употребления алкоголя, а 25% сообщили о значительном уровне депрессии; последний показатель сохранялся без каких-либо доказательств снижения через 18 месяцев после стихийного бедствия (64).

В некоторых исследованиях было обнаружено, что женщины подвергаются повышенному риску неблагоприятных психологических исходов после стихийных бедствий (65). Есть несколько факторов, которые могут способствовать этому выводу.На женщин часто ложится все больше и больше бремени, связанного с управлением удручающей социальной динамикой в ​​семье, пострадавшей от стихийного бедствия. Насилие со стороны интимного партнера увеличивается как по частоте, так и по тяжести после стихийных бедствий, жертвами в основном становятся женщины (66). В общинах, пострадавших от гражданских беспорядков и войн, женщины чаще, чем мужчины, подвергаются поливиктимизации в результате краж, физического насилия и сексуального вреда. Беременность и послеродовое состояние также увеличивают риск (67, 68).

Вмешательства по восстановлению сообществ

Ранние, эффективные и устойчивые вмешательства после стихийных бедствий помогают восстановлению и оптимизации функционирования сообществ.Важные соображения включают меры профилактики, препятствия для оказания помощи и роль руководства. Оценка должна исследовать широкий спектр поведенческих и психологических реакций на травмирующие события, а также уровень нарушений. Основанные на фактических данных вмешательства направлены на уменьшение стресса, улучшение самочувствия и оптимизацию социальных и профессиональных функций.

Оценка

После экологических катастроф многие люди справятся со стрессом без вмешательства или будут полагаться на поддержку сообщества со стороны соседей, друзей и семьи.Те, кто испытывает серьезные, продолжительные или ухудшающие страдания, нуждаются в своевременной оценке со стороны персонала, обученного понимать уникальные последствия и сопутствующие заболевания, связанные с травмами, связанными с бедствием. Просвещение населения о нормальных реакциях и о том, когда обращаться за помощью, может помочь в сортировке тех, кому требуется медицинское вмешательство. Этот процесс усиливается благодаря сотрудничеству со СМИ, местными общественными и религиозными организациями, а также обучению служб быстрого реагирования и медицинского персонала. Большинство людей, обращающихся за медицинской помощью, обращаются в отделения неотложной и первичной медицинской помощи.В некоторых общинах бедствие будет рассматриваться как духовное или религиозное беспокойство, а религиозные лидеры играют видную роль в управлении благосостоянием общины. Для сторонних организаций (таких как НПО и международные поставщики помощи) понимание культуры и ценностей местного сообщества облегчает партнерство и участие в укреплении здоровья после стихийного бедствия. Персонал, работающий с членами сообщества, должен быть обучен оценивать весь спектр психологических и поведенческих реакций, которые могут возникнуть, и направлять тех, кто нуждается во вмешательстве, для получения соответствующей помощи.Когда персонал по оценке не имеет достаточных ресурсов, он может оказаться перегруженным и неспособным предоставить время, энергию и непрерывную поддержку для оказания помощи нуждающимся людям.

Оценка должна учитывать не только существующее беспокойство или конкретное травмирующее событие, но и всю «сеть стрессоров» человека (см.). Любой дополнительный фактор стресса усугубляет первичный стресс события, увеличивая общее бремя стресса для человека. У людей будут преимущественно проявляться реакции дистресса, поведение с риском для здоровья и, реже, психические расстройства (см.).Сосредоточение внимания исключительно на постановке психиатрического диагноза часто упускает из виду ряд психологических и поведенческих реакций, способствующих значительному стрессу и функциональным нарушениям. Оценка состояния здоровья может включать клиническое собеседование с поставщиком медицинских услуг, а также использование стандартизированных шкал для травм и сопутствующих заболеваний, таких как Контрольный список посттравматических стрессов (PCL-C), Опросник здоровья пациента-9 (PHQ-9) для депрессии, алкоголя. Используйте тест на определение расстройства (AUDIT-C). Следует установить интенсивность и продолжительность воздействия травмы, связанной со стихийным бедствием, поскольку это может помочь определить вероятность развития у человека реакций дистресса.

Таблица 6

Сеть факторов стресса, которые необходимо учитывать при оценке.

Характеристики до события Влияние события Переменные восстановления
Социально-экономический статус Продолжительность и серьезность воздействия Переезд Возраст
Пол Потеря дома Потеря социальной поддержки
Социальная поддержка Перемещение Судебный процесс с потерпевшими
Зависимость от систем ухода Тяжелая утрата Часто
Нестабильность жизни (перемещение, стресс эвакуационного центра)
Медицинские и психические расстройства (хроническая боль, депрессия, тревога, горе)
Употребление и злоупотребление психоактивными веществами (алкоголь, лекарства по рецепту)
Профессиональные проблемы (потеря работы, нехватка ресурсов, переутомление)
Проблемы в семье (географическое разделение, насилие со стороны интимного партнера)
Другие социальные трудности (юридические, финансовые, соседство)

Обследование на наличие сопутствующих заболеваний Связанные с травматическим стрессом могут выявить дополнительные симптомы или нарушения, которые затрудняют планирование лечения.Симптомы депрессии, беспокойства и употребления психоактивных веществ должны быть выяснены и рассмотрены в процессе разработки вмешательств. Также могут возникать соматические жалобы, такие как головная боль, несварение желудка, головокружение или сердцебиение, среди других симптомов. Их легко упускать из виду, особенно те, кто проводит оценку, у которых может отсутствовать медицинская подготовка. Когда преобладают физические симптомы, могут возникнуть серьезные социальные и профессиональные нарушения. Полезным вмешательством может быть информирование членов сообщества о вспомогательных ресурсах и поощрение их к их использованию до того, как ухудшится состояние здоровья.Следует проявлять осторожность, чтобы уменьшить степень, в которой оценка инвалидности служит стигматизирующим событием и препятствием для эффективного ухода за человеком.

Вмешательства

Ранние вмешательства направлены на устранение реакций дистресса и рискованного поведения для здоровья, при которых основные цели заключаются в уменьшении неблагоприятных последствий, сохранении функционирования и уменьшении прогрессирования до психических заболеваний. При возникновении психических расстройств научно обоснованная психотерапия и фармакотерапия могут помочь уменьшить симптомы и снизить функциональные нарушения.Дополнительные и альтернативные вмешательства имеют все больше знаний, подтверждающих их использование при лечении травматического стресса. Повсюду может использоваться ряд поведенческих вмешательств по самопомощи. Многие люди предпочтут социальную и общественную поддержку официальному вмешательству. Комплексный план лечения включает использование вмешательств, учитывающих уникальные обстоятельства травмы в контексте индивидуальных предпочтений (см.).

Таблица 7

Вмешательства при симптомах, связанных с травмами, после стихийных бедствий.

Первая психологическая помощь (безопасность, успокоение, эффективность, связь, надежда / оптимизм)
Вмешательства самопомощи
Поддержка сверстников
Психотерапия, ориентированная на травмы (CPT, PE EMDR)
Фармакотерапия (сосредоточение на регулировании сна и успокоении; краткосрочное использование)
Дополнительные и альтернативные вмешательства (йога, медитация, внимательность)
Поведенческие вмешательства (диафрагмальное дыхание, расслабление мышц, образы )

Те, кто управляет бедствиями, должны понимать ресурсы, доступные их сообществу после бедствия.Это будет сильно зависеть от типа и степени воздействия стихийного бедствия. Бедствия, разрушающие инфраструктуру и перемещающие большое количество граждан, часто серьезно ограничивают местные ресурсы, увеличивая зависимость от соседних городов и муниципалитетов или, в некоторых случаях, от международной помощи. В странах с ограниченными ресурсами поведенческого здоровья персонал первичной медико-санитарной помощи и другие лица в сообществе (учителя, службы экстренного реагирования, члены семьи и т. Д.) Должны будут все больше полагаться на поддержку мер реагирования и восстановления.

Раннее вмешательство

Раннее вмешательство, признанное эффективным в лечении массовой травмы, включает обеспечение безопасности, улучшение успокоения, повышение самооценки и эффективности сообщества, поощрение социальных связей и порождение чувства надежды или оптимизма. В совокупности они получили название первой психологической помощи (PFA). PFA служит основой для вмешательств, направленных на поддержку благополучия отдельных лиц и сообществ после травмирующих событий.Это подход «не навреди», призванный быть простым в использовании, простым в реализации и доступным для членов сообщества, вместо того, чтобы требовать предоставления услуг поставщиками медицинских услуг. По мнению экспертов, эти принципы являются наиболее эффективными вмешательствами после психологической травмы (69).

Содействие безопасности достигается путем избавления людей от травм, непосредственно причиняющих им непосредственный ущерб, и защиты их от вторичных травм. Успокоение включает в себя уменьшение симптомов возбуждения с помощью методов релаксации, а также предоставление информации об оценке травматического опыта и управлении им.Самоэффективность и эффективность сообщества позволяет отдельным лицам и сообществам определять способы смягчения реакций и играть проактивную роль в своем восстановлении после травмы. Связь укрепляет существующие сети социальной поддержки и помогает человеку создать дополнительные системы поддержки (друзья, соседи, родственники), где это необходимо. Надежда и оптимизм напоминают человеку, что реакции и симптомы - это нормальная реакция, которая, как ожидается, со временем уменьшится, а при необходимости будут предоставлены дополнительные ресурсы.Легкодоступные, удобные для чтения и действенные онлайн-ресурсы могут помочь лидерам, менеджерам и коллегам отреагировать на травмы на рабочем месте (70). Мобильные ресурсы и онлайн-обучение PFA могут помочь медицинскому персоналу повысить свои навыки реагирования на травмы (71, 72).

Несмотря на то, что многое известно о роли этих пяти основных элементов в результатах психического здоровья после стихийного бедствия, гораздо меньше известно об эффективных методах проведения вмешательств, о том, какие вмешательства наиболее полезны для каких людей, и о сроках, в которые должен быть доставлен любой заданный существенный элемент (т. е. наиболее важен в первую очередь для обеспечения безопасности, успокоения, связи и т.д.)Дильтьенс и его коллеги провели систематический обзор вмешательств, основанных на PFA, и пришли к выводу, что данных для разработки руководств по клинической практике, основанных на PFA, недостаточно (73). Учитывая сложность разработки и проведения тщательных исследований программ PFA в реальных условиях стихийных бедствий и различия в различных программах, основанных на PFA, отсутствие убедительных доказательств для какой-либо конкретной программы вмешательства не является неожиданным. Дальнейшие исследования должны помочь прояснить, какие вмешательства наиболее полезны для каждого отдельного человека и сообщества и в какой момент времени они лучше всего проводятся.Ориентированный на пациента подход точной медицины может использовать краудсорсинг, ввод и отслеживание с мобильных устройств, а также методы анализа больших данных для разработки более индивидуальных подходов к оказанию раннего вмешательства.

Психологические разборы, центральный элемент «Управления стрессом в критических ситуациях», все еще используются в некоторых условиях с целью уменьшения неблагоприятных исходов. Однако большинство исследований показывает, что разбор полетов после травм не снижает неблагоприятных психологических или поведенческих эффектов и может повысить риск для некоторых людей (74).Такого обсуждения следует избегать, особенно для не связанных между собой групп и групп, подвергающихся различным воздействиям, в пользу вмешательств, основанных на принципах PFA.

Дополнительные методы лечения, перечисленные далее в этом документе, служат цели обращения к одному или нескольким из пяти основных элементов PFA. Те, кто работает с сообществами, пострадавшими от стихийного бедствия, должны учитывать степень, в которой любые дополнительные меры, которые считаются эффективными, соответствуют рамкам принципов PFA.

Поведенческие методы

Хорошо зарекомендовавшие себя поведенческие вмешательства, снижающие физиологическое возбуждение, включают диафрагмальное дыхание, прогрессирующую мышечную релаксацию и управляемые визуальные образы. Эти вмешательства облегчают основной элемент успокоения и могут напрямую улучшить реакции на дистресс, такие как беспокойство и бессонница (75, 76). Их легко освоить и просто выполнять. Этим мерам вмешательства могут обучать непрофессионалы или персонал реагирования на стихийные бедствия с ограниченным медицинским обучением или без него, либо лично, либо через телефонные или онлайн-ресурсы.Другие преимущества включают легкость доступа, незначительные побочные эффекты или их отсутствие и повышение самоэффективности. Лица, находящиеся в бедственном положении, также могут использовать эти ресурсы, не рискуя подвергнуться стигматизации из-за обращения за официальной помощью. Эти вмешательства могут использоваться в сочетании с другой психотерапией, фармакотерапией или дополнительными и альтернативными видами лечения.

Психотерапия

Психотерапия, ориентированная на травмы, например, когнитивно-процессинговую терапию и терапию с длительным воздействием, является наиболее убедительным доказательством эффективности лечения травм и посттравматического стрессового стресса.Психотерапия, ориентированная на травму, включает в себя воображаемое воздействие травмирующего события в сочетании с исследованием познаний, которые человек может иметь об аспектах события и их значении. Негативные мысли, такие как «Это все моя вина», «Если бы я только что-то не сказал, этого бы не произошло» и другие искаженные когниции, исследуются в сотрудничестве между пациентом и лечащим врачом. Впоследствии рассматриваются альтернативные и более сбалансированные мысли, которые в конечном итоге используются для замены тревожных негативных мыслей.Психотерапия, ориентированная на травмы, также включает в себя поведенческие вмешательства в реальном мире, чтобы помочь людям преодолеть избегающее поведение и сохранить социальное и профессиональное функционирование. Несмотря на то, что терапия, ориентированная на травмы, оказалась очень успешной в конечном облегчении симптомов, постоянной проблемой для области здравоохранения является поддержание вовлеченности пациентов в это вмешательство. К препятствиям относятся частое начальное ухудшение симптомов, обязательность во времени и реакция пациентов на вмешательство, поддержание мотивации к лечению до полной ремиссии.Использование моделей совместной медицинской помощи обещает более активное участие пациентов в учреждениях первичной медико-санитарной помощи (77). В будущих исследованиях следует стремиться лучше понять эффективность этой модели оказания помощи и изучить дополнительные механизмы для оптимизации приверженности пациентов к психотерапии, основанной на фактических данных.

Фармакотерапия

Фармакотерапия сразу после стихийного бедствия, как правило, должна быть ограничена по времени и ориентирована на симптомы. Бессонница - почти универсальный симптом после травматического события.Поскольку регулирование сна имеет решающее значение для уменьшения симптомов возбуждения (и содействия «успокаивающему» элементу PFA), краткосрочные седативно-снотворные препараты могут использоваться для облегчения бессонницы. Эзопиклон (Лунеста) и Золпидем (Амбиен), оба из которых усиливают активность ГАМК, обычно назначаются при инициировании бессонницы. Празозин (Minipress), блокатор альфа-адренорецепторов, продемонстрировал некоторую эффективность в лечении бессонницы, связанной с посттравматическими симптомами, а также в снижении частоты и тяжести связанных кошмаров и может использоваться в дозах до 15 мг на ночь (78).Лица с сопутствующей депрессией могут извлечь выгоду из седативных гистаминовых свойств тразодона (олептро), первоначально разработанного как ингибитор обратного захвата серотонина для лечения депрессии. Лекарства для сна следует назначать в сочетании с дополнительными мероприятиями, направленными на поддержание гигиены сна и соблюдение ряда принципов PFA. Как и при любом вмешательстве, лекарство следует подбирать с учетом индивидуальных предпочтений.

Для тех, у кого после стихийного бедствия развиваются психические расстройства (такие как посттравматическое стрессовое расстройство, депрессия или тревога), научно обоснованная фармакотерапия включает СИОЗС и СИОЗСН в качестве терапии первой линии.Миртазипин (Ремерон) также демонстрирует доказательства эффективности при лечении посттравматического стрессового расстройства. Празозин имеет некоторую поддержку для лечения кошмаров, связанных с посттравматическим стрессовым расстройством. Бензодиазепины (валиум, клонопин, ксанакс и другие) имеют в основном отрицательные данные и, как правило, противопоказаны (79).

Дополнительные и альтернативные

Дополнительные и альтернативные подходы к лечению травматического стресса имеют все больше исследований, подтверждающих их эффективность, и предварительные исследования, а также неофициальные данные о пользе являются многообещающими (80).Дополнительные исследования этих вмешательств были сосредоточены на снижении тревожности и физиологического возбуждения, которые полезны после очень тревожных событий. Эти вмешательства все чаще используются пациентами в качестве альтернативы традиционным биологическим вмешательствам. Люди обычно сообщают о желании иметь варианты, которые повышают самоэффективность и снижают частоту побочных эффектов, как основание для использования этих методов. Практики осознанности имеют самую надежную исследовательскую базу, подтверждающую их эффективность.Внимательность - это практика целенаправленного сосредоточения на том, что происходит в настоящий момент, без вынесения суждений. Это требует от человека внимания к мыслям, чувствам или ощущениям, не сопротивляясь и не пытаясь изменить их. Эта практика привлекла повышенное внимание как средство снижения стресса и беспокойства и улучшения функционирования (81). Йога продемонстрировала первые доказательства уменьшения побочных эффектов травм и связанных с ними симптомов (82). Медитация и иглоукалывание - дополнительные альтернативы, которые следует рассмотреть.Терапия с использованием животных становится все более популярной для лечения ряда психологических и поведенческих симптомов, в том числе связанных с травматическим стрессом, а также с тревожными и другими расстройствами. Животные могут помогать людям, которые в противном случае не хотели бы участвовать в общественной деятельности после травмирующего события; таким образом, усиление критического вмешательства в лечение социальной связанности. Индивидуальные предпочтения являются важным фактором, определяющим, предлагать ли вмешательства, которые в настоящее время считаются дополнительными и альтернативными.

Препятствия для оказания помощи

Ограниченная доступность психиатрической помощи является обычным явлением, особенно в странах с низким и средним уровнем дохода (СНСД). Всемирная организация здравоохранения обнаружила в 2017 году, что в странах с низким доходом на 100 000 человек населения приходилось 0,5 психиатра, по сравнению со странами с высоким уровнем дохода, где это соотношение составляло 12,7 на 100 000 (83). Подобные ограниченные ресурсы существуют и для других специалистов в области психического здоровья, таких как психологи, социальные работники и практикующие психиатрические медсестры.В отсутствие международной поддержки многие граждане СНСУД не будут иметь доступа к психиатрической помощи, что сделает знание принципов психического здоровья в случае стихийных бедствий еще более важным для поставщиков первичной и неотложной помощи, где многие граждане будут получать медицинскую помощь. Некоторые будут воспринимать реакции дистресса и психические расстройства как духовные или религиозные проявления и искать верных целителей, чтобы справиться с ними; возможность сотрудничества с лидерами сообществ для улучшения доступа к медицинским вмешательствам.

Несмотря на рост осведомленности и понимания психического здоровья, стигма продолжает служить препятствием для обращения за помощью. Стигма может быть внутренним феноменом, при котором негативное восприятие человеком обращения за помощью заставляет его избегать обращения за помощью. Организации и сообщества также могут способствовать развитию культуры, которая стигматизирует использование ресурсов для поиска помощи. Скрытые или явные сообщения от друзей, семьи или коллег могут свидетельствовать о осуждении или недоверии к тем, кто пользуется услугами психического здоровья или другими ресурсами для поиска помощи.Дополнительные препятствия включают неадекватные знания об имеющихся ресурсах, а также неуверенность в эффективности этих ресурсов.

Специальные темы

Связь с информацией о рисках и кризисах

Связь - это важнейший инструмент общественного здравоохранения при предупреждении и реагировании на стихийные бедствия. Коммуникация о рисках и кризисах формирует общественное восприятие и влияет на поведение сообщества (84, 85). Коммуникация во время кризиса помогает укрепить общественное доверие, расширяет участие в критически важных для здоровья формах поведения (например, эвакуация, предоставление убежища, социальное дистанцирование), снижает уровень стресса и способствует сплоченности внутри сообществ.Лидеры на различных уровнях должны использовать установленные принципы и методы информирования о рисках и кризисных ситуациях для разработки первоначальных и текущих сообщений общественного здравоохранения (86). Основные принципы включают в себя правду, то, что известно и неизвестно, обязательство отвечать на вопросы и последующие действия, избегать ложных заверений и использовать язык, понятный предполагаемой аудитории. Высокотехничный язык, расплывчатые и уклончивые ответы и неподготовленные коммуникаторы приводят к замешательству общественности и усугубляют недоверие.Важные вопросы об общественной безопасности и о том, что делается для управления последствиями стихийных бедствий для всех пострадавших, предсказуемы, и специалисты по коммуникациям должны быть готовы их решать и предоставлять текущие обновления через установленные промежутки времени или чаще, если того требует ситуация. Когда общественность доверяет тем, кто передает сообщения, понимает предоставленную информацию и считает, что ресурсы для реагирования на стихийные бедствия предоставляются на справедливой основе, повышается соблюдение рекомендуемых моделей поведения в области общественного здравоохранения.

Бедствия, которые являются затяжными или развиваются с течением времени (например, вспышка Эболы в 2014 году, стрельба снайперами в Вашингтоне, округ Колумбия, в 2002 году) создают уникальные требования к коммуникации, поскольку восприятие риска меняется по мере того, как общественное мнение о событии меняется. Восприятие риска является важным фактором, определяющим поведение сообщества. В исследовании, проведенном среди жителей Аризоны во время вспышки h2N1 в 2009 г., более высокий уровень воспринимаемой обеспокоенности по поводу h2N1 был связан с более активным поведением, требующим принятия мер предосторожности (87).Во время развивающихся экологических бедствий обмен информацией должен быть постоянным и регулярно обновляться с целью оптимизации участия сообщества в поведении в области общественного здравоохранения, которое снижает подверженность вреду. Хотя некоторые сообщения необходимо будет передавать более спонтанно, лидеры, которые готовятся заранее и используют установленные принципы информирования о рисках и кризисных ситуациях для сообщений общественного здравоохранения, скорее всего, будут наиболее положительно влиять на поведение сообщества.

Коммуникация также должна учитывать те группы населения, которые могут иметь трудности с доступом или пониманием традиционных информационных сообщений.Лица с когнитивными нарушениями, лица, проживающие в специализированных учреждениях, лица, чей основной язык отличается от основного сообщества, а также нарушения слуха и зрения - это факторы, которые должны влиять на разработку и доставку сообщений. Лидеры и другие лица, составляющие сообщения, предназначенные для воздействия на общественное поведение и повышения эффективности реагирования на стихийные бедствия и восстановления, должны взаимодействовать с лидерами и представителями сообществ, чтобы лучше понимать уникальные факторы, которые следует учитывать в рамках любого данного населения.

Роль руководства

В то время как большинство исследований проводилось после насилия в общинах, существующая литература и опыт менеджеров по чрезвычайным ситуациям демонстрируют, что поведение лидеров оказывает значительное влияние на восстановление общин и организаций после бедствий (88). Боязнь неуверенности может привести к отказу от сообщения о событии. Если лидер чувствует себя не готовым поддержать свое сообщество после стихийного бедствия, ему следует обратиться за консультацией к коллегам, имеющим предыдущий опыт, а также к экспертам по коммуникациям.Плохое или отсутствующее руководство может привести к тому, что члены сообщества будут испытывать большее чувство изоляции, усугубят страдания и продлят ухудшение.

Лидеры играют важную роль в снижении вреда и смягчении воздействия на отдельных лиц, а также на более широкое рабочее сообщество (89). Хотя от некоторых ожидается, что они будут лидерами в силу своего титула или положения, неформальные лидеры часто возникают внутри сообществ. В 2017 году ураган Харви обрушился на берег в Техасе и опустошил части побережья Мексиканского залива, в результате чего погибло более 100 человек, было перемещено более 30 000 человек и нанесен ущерб в размере 125 миллиардов долларов.Джим МакИнгвэйл, известный в сообществе как «Матрас Мак», использовал свой мебельный магазин для размещения перемещенных лиц, в качестве места доставки и получения критически важных предметов снабжения и координационного центра спасательных работ (90). Его руководство создало убежище для перемещенных граждан, облегчило социальные связи для проживания и послужило маяком надежды. Такое неформальное лидерское поведение возникает спонтанно и в идеале дополняет поведение более официально признанных лидеров во всем сообществе.Есть ряд полезных действий, которые лидеры могут предпринять после стихийного бедствия в сообществе (см.).

Таблица 8

Вмешательство лидеров после стихийного бедствия.

Обсудите с участниками напрямую, как у них дела
Включите открытые вопросы («Как у вас дела?», «Чем я могу помочь?»)
Убедитесь, что люди осведомлены о нормальных реакциях на травму, когда и где получить помощь
Быть заметным для всего сообщества, посещая людей лично, когда это возможно
Создавайте время и пространство для членов сообщества, чтобы они могли неформально поддерживать друг друга
Открыто и регулярно сообщайте общественности о мерах по реагированию на стихийные бедствия
В публичном и частном порядке не допускайте сплетен, козлов отпущения или другого вызывающего разногласия поведения
Моделируйте самопомощь, делая перерывы, принимая пищу, пить воду и ложась спать
Отправляйте четкие сообщения, которые сообщество поддерживает и поддерживает пострадавших людей
Признайте неизбежность горе и потеря, при выражении оптимизма вещи улучшаются

Общение, отмеченное активным слушанием, сочувствием, поддержкой и желанием помочь, уменьшает чувство страха и изоляции.Таким образом, лидеры могут оказать первоначальную поддержку людям, пострадавшим от стихийных бедствий, что является важным элементом в уменьшении стресса и содействии восстановлению. Другой ключевой аспект этого общения заключается в том, что лидеры сообщают, что реакции на бедствие допустимы, и что сообщество может и будет поддерживать людей в трудные времена.

Руководители также должны обращать внимание на свои собственные реакции на стресс и поведение, связанное с риском для здоровья, после травмирующих событий. Плохой сон, чрезмерная самоотдача до изнеможения или отказ от своей руководящей роли будут иметь негативное влияние на выживание в обществе.Лидеры в этих обстоятельствах могут чувствовать себя изолированными, и, хотя они могут сопротивляться, им следует обратиться за консультацией к коллегам или экспертам, чтобы помочь им справиться со своим собственным бедствием.

Горе - это почти универсальное событие после травмирующего события. Может быть горе из-за потери материальных вещей, таких как дом, имущество и драгоценные сувениры. Члены сообщества могут также испытывать чувство потери в связи с: 1) восприятием своего сообщества как небезопасного, 2) чувством неспособности защитить себя, 3) уменьшением веры в свою способность быть продуктивным членом сообщества.Лидерам важно обращать внимание на горе и утрату, возникающие в результате стихийных бедствий, как для тех, кто, по-видимому, непосредственно пострадал, так и для более широкого сообщества. Лидерство в горе - это процесс признания и озвучивания того, что было потеряно в результате травмирующих событий, обеспечение чувства надежды на выздоровление, позитивный взгляд на будущее и помощь членам сообщества в начале процесса осмысления события (91) . Эффективное руководство горем сообщает и понимает, что травматическое событие может иметь неблагоприятные последствия, а также то, что человек является частью сообщества, которое желает поддержать его в процессе выздоровления.

Заключение

Экологические бедствия могут нанести серьезный ущерб общинам, которые выходят далеко за географические границы происшествия. Психологические и поведенческие реакции создают самое серьезное бремя для общественного здравоохранения после стихийного бедствия. Понимание реакции сообщества, а также культурных и контекстных факторов, влияющих на их развитие и эволюцию, имеет решающее значение для эффективных мер реагирования и восстановления. Реакция сообщества на экстремальные явления показывает фазы; их понимание оптимизирует время и ресурсы для восстановления.Вмешательства должны быть основаны на фактических данных, адаптированы к потребностям сообщества и служить для усиления основных элементов безопасности, успокоения, самоэффективности и эффективности сообщества, социальной связи, а также надежды или оптимизма. Информирование о рисках и кризисах может формировать поведение сообщества и влиять на восприятие риска, при этом доверие и здоровое поведение находятся под сильным влиянием продуманных сообщений общественного здравоохранения. Эффективное лидерство включает в себя общение с членами сообщества, присутствие, честность и надежность, моделирование самообслуживания, решение проблем сообщества, таких как горе и утрата, и имеет важное значение для выздоровления сообщества.

Вклад авторов

JM является основным и соответствующим автором, который разработал схему рукописи и использовал профессиональные знания для разработки первоначального содержания в виде черновика. RU руководил разработкой схемы рукописи и предоставил профессиональные знания по добавлению и изменению содержания для окончательной подачи.

Заявление об ограничении ответственности

Выраженные мнения принадлежат авторам и не обязательно отражают точку зрения Министерства обороны, Университета военной службы, Министерства здравоохранения и социальных служб или Службы общественного здравоохранения США.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

1. МГЭИК Резюме для политиков. В: Masson-Delmotte V, Zhai P, Pörtner HO, Roberts D, Skea J, Shukla PR, Pirani A, Moufouma-Okia W, Péan C, Pidcock R, Connors S, Matthews JBR, Chen Y, Zhou X, Gomis MI , Лонной Э., Мэйкок Т., Тиньор М., Уотерфилд Т., редакторы.Глобальное потепление на 1,5 ° C. Специальный доклад МГЭИК о воздействии глобального потепления на 1,5 ° C выше доиндустриального уровня и соответствующих глобальных путях выбросов парниковых газов в контексте усиления глобального ответа на угрозу изменения климата, устойчивого развития и усилий по искоренению бедности (2018). В прессе. [Google Scholar] 3. Шульц Дж., Галеа С., Эспинель З., Рейссман Д. Экология катастроф. В: Урсано Р., Фуллертон С., Вайсет Л., Рафаэль Б., редакторы. Учебник психиатрии катастроф.Кембридж: Издательство Кембриджского университета; (2017). п. 44–59. 10.1017 / 9781316481424.004 [CrossRef] [Google Scholar] 4. Чунг Х., Тибери О. Психическое здоровье в Гаити: за пределами помощи при стихийных бедствиях. J Global Health (2016), 1–19. [Google Scholar] 6. Катбертсон, Калифорния, Ньюкирк С., Илардо Дж., Ловеридж С., Скидмор М. Злой, напуганный и неуверенный: последствия зараженной воды для психического здоровья во Флинте, штат Мичиган. J Urban Health (2016) 93 (6): 899–908. 10.1007 / s11524-016-0089-у [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7.Гладуэлл М. Переломный момент: как мелочи могут иметь большое значение. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Little Brown & Company; (2000). [Google Scholar] 8. Шенбаум М., Батлер Б., Катаока С., Норквист Г., Спринггейт Б., Салливан Г. и др. Содействие восстановлению психического здоровья после ураганов Катрина и Рита: что можно сделать какой ценой. Arch Gen Psychiatry (2009) 66 (8): 906–14. 10.1001 / archgenpsychiatry.2009.77 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10. Урсано Р.Дж., Фуллертон К.С., Вайсет Л., Рафаэль Б.Индивидуальное и общественное реагирование на стихийные бедствия. В: Урсано Р.Дж., Фуллертон К.С., Вайсаэт Л., Рафаэль Б., редакторы. Учебник психиатрии катастроф, 2-й Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета; (2017). п. 1–25. 10.1017 / 9781316481424 [CrossRef] [Google Scholar] 11. Чжэнь Р., Цюань Л., Чжоу Х. Страх, негативное познание и депрессия опосредуют связь между травматическим воздействием и проблемами со сном среди жертв наводнения в Китае. Psychol Trauma: Theory Res Pract Policy (2018) 10 (5): 602–9. 10.1037 / tra0000331 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12.Меллман Т.А., Дэвид Д., Кулик-Белл Р., Хебдинг Дж., Нолан Б. Нарушение сна и его связь с психическими заболеваниями после урагана Эндрю. Am J Psychiatry (1995) 152 (11): 1659–63. 10.1176 / ajp.152.11.1659 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Фань Ф, Чжоу И, Лю Х. Нарушение сна позволяет прогнозировать посттравматическое стрессовое расстройство и депрессивные симптомы: когортное исследование китайских подростков. J Clin Psychiatry (2016). 78 (7): 882–8. 10.4088 / JCP.15m10206 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 14. Форбс Д., Алкемад Н., Уотерс Э., Гиббс Л., Галлахер С., Паттисон П. и др.Роль гнева и постоянных факторов стресса в психическом здоровье после стихийного бедствия. Aust New Z J Psychiatry (2015) 49 (8): 706–13. 10.1177 / 0004867414565478 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 15. Beaudoin CE. Ураган Катрина: тенденции и предикторы аддиктивного поведения. Представитель общественного здравоохранения (2011) 126 (3): 400–9. (Вашингтон, округ Колумбия, 1974 г.). 10.1177 / 0033354600314 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Fullerton CS, McKibben JBA, Reissman DB, Scharf T, Kowalski-Trakofler KM, Shultz JM, et al.Посттравматическое стрессовое расстройство, депрессия, употребление алкоголя и табака медицинскими работниками после ураганов во Флориде 2004 года. Disaster Med Public Health Prep (2013) 7 (1): 89–95. 10.1017 / dmp.2013.6 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Оруи М., Уэда Й., Сузуки Й., Маеда М., Охира Т., Ябе Х. и др. Взаимосвязь между началом питья и психологическим стрессом, нарушением сна после Великого землетрясения в Восточной Японии и ядерной катастрофой: исследование управления здравоохранением в Фукусиме.Int J Environ Res Public Health (2017) 14 (10): 1281. 10.3390 / ijerph24101281 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Вест К., Бернар Б., Мюллер К., Китт М., Дрисколл Р., Так С. Психическое здоровье сотрудников полиции после урагана Катрина. J Occup Environ Med / Am Coll Occup Environ Med (2008) 50 (6): 689–95. 10.1097 / JOM.0b013e3181638685 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Оренго-Агуайо Р., Стюарт Р. В., де Арельяно М. А., Суарес-Кинди Ю. Л., Янг Дж. Воздействие стихийных бедствий и психическое здоровье пуэрториканской молодежи после урагана Мария.JAMA Netw Open (2019) 2 (4): e192619. 10.1001 / jamanetworkopen.2019.2619 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20. Швинд Дж. С., Норман С. А., Браун Р., Фрэнсис Р. Х., Косс Э., Кармачарья Д. и др. Связь между воздействием землетрясений и последствиями для психического здоровья в деревне Пулпингданда после землетрясений в Непале 2015 года. Сообщество Ment Health J (2019) 35 (1): 11. 10.1007 / s10597-019-00404-w [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Мамун М.А., Хук Н., Папиа Ц.Ф., Тасфина С., Гозал Д. Распространенность депрессии среди деревенских женщин Бангладеш после стихийного бедствия: пилотное исследование.Psychiatry Res (2019) 276: 124–8. 10.1016 / j.psychres.2019.05.007 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Уэйт Т.Д., Чейнтарли К., Бек С.Р., Боун А., Амлот Р., Коватс С. и др. Английское национальное когортное исследование наводнений и здоровья: перекрестный анализ результатов психического здоровья в первый год. BMC Public Health (2017) 17 (1): 129. 10.1186 / s12889-016-4000-2 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Тан В, Лу И, Сюй Дж. Посттравматическое стрессовое расстройство, симптомы тревоги и депрессии у подростков, пострадавших от землетрясения: сопутствующие заболевания и связанные с ними факторы нарушения сна.Социальная психиатрия, психиатр, эпидемиол (2018) 53 (11): 1241–51. 10.1007 / s00127-018-1576-0 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Zuñiga RAA, Reyes GG, Murrieta JIS, Villoria RAMG. Симптомы посттравматического стресса у людей, пострадавших от землетрясения 2017 года в Мексике. Psychiatry Res (2019) 275: 326–31. 10.1016 / j.psychres.2019.04.003 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Арнберг Ф. К., Гудмундсдоттир Р., Бутвика А., Фанг Ф., Лихтенштейн П., Халтман С. М. и др. Психиатрические расстройства и попытки суицида у шведов, переживших цунами в Юго-Восточной Азии 2004 года: 5-летнее когортное исследование.Lancet Psychiatry (2015) 2 (9): 817–24. 10.1016 / S2215-0366 (15) 00124-8 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Оруи М., Харада С., Хаяси М. Изменения в уровне самоубийств в пострадавших от стихийных бедствий районах после Великого землетрясения на востоке Японии и их влияние на экономические факторы: экологическое исследование. Environ Health Prev Med (2014) 19 (6): 459–66. 10.1007 / s12199-014-0418-2 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27. Кылвес ​​К., Кылвес ​​К.Э., Де Лео Д. Стихийные бедствия и суицидальное поведение: систематический обзор литературы.J Affect Disord (2013) 146 (1): 1–14. 10.1016 / j.jad.2012.07.037 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 28. Харвилл Э. У., Тейлор Калифорния, Тесфай Х, Сюн Х, Буэкенс П. Опыт урагана Катрина и сообщения о насилии со стороны интимного партнера. J Interpers Violence (2011) 26: 833–45. 10.1177 / 0886260510365861 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Фишер С. Насилие в отношении женщин и стихийные бедствия: выводы из Шри-Ланки после цунами. Насилие в отношении женщин (2010) 16 (8): 902–18. 10.1177 / 1077801210377649 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30.Чан С.С., Лоу С.Р., Вебер Э., Родс Дж. Э. Вклад социальной поддержки до и после катастрофы в краткосрочное и долгосрочное психическое здоровье после урагана «Катрина»: продольное исследование выживших с низким доходом. Soc Sci Med (2015) 138 (C): 38–43. 10.1016 / j.socscimed.2015.05.037 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 31. Ursano RJ, McKibben JBA, Reissman DB, Liu X, Wang L, Sampson RJ и др. Посттравматическое стрессовое расстройство и коллективная эффективность сообщества после ураганов во Флориде 2004 года. PloS One (2014) 9 (2): e88467.10.1371 / journal.pone.0088467 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. Пфеффербаум Б., Джейкобс А. К., Гриффин Н., Хьюстон Дж. Б. Реакции детей на стихийные бедствия: влияние воздействия и личностных характеристик. Curr Psychiatry Rep (2015. a) 17 (7): 56. 10.1007 / s11920-015-0598-5 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 34. Кристенсен П., Вайсэт Л., Хуссейн А., Наследник Т. Распространенность психических расстройств и функциональных нарушений после потери члена семьи: продольное исследование после цунами 2004 года.Беспокойство при депрессии (2015) 32 (1): 49–56. 10.1002 / da.22269 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 35. Национальные академии наук, инженерии и медицины, Отделение, Х. А. М., Политика, Б. О. Х. С., и Чрезвычайные ситуации, Ф. О. М. А. П. Х. П. Ф. Д. А. Изучение медицинской и общественной готовности к ядерной аварии. (Вашингтон, округ Колумбия: National Academies Press;) (2019). 10.17226 / 25372 [CrossRef] [Google Scholar] 36. Morganstein JC, West JC, Huff LA, Flynn BW, Fullerton CS, Benedek DM, et al. Психосоциальные реакции на стихийные бедствия и воздействия: реакции дистресса, поведение, связанное с риском для здоровья, и психические расстройства.В: . Психическое здоровье и социальные проблемы после ядерной аварии. Springer Japan: Токио: (2015). п. 99–117. 10.1007 / 978-4-431-55699-2_8 [CrossRef] [Google Scholar] 37. Маэда М., Э. М. Последствия для психического здоровья и социальные проблемы после аварии на Фукусиме. Общественное здравоохранение Азиатско-Тихоокеанского региона / Общественное здравоохранение Азиатско-Тихоокеанского консорциума (2017) 29 (2_suppl): 36S – 46S. 10.1177 / 1010539516689695 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38. McCormick LC, Tajeu GS, Klapow J. Последствия химических и радиологических аварий для психического здоровья: систематический обзор.Клиники неотложной медицинской помощи Северная Америка (2015) 33 (1): 197–211. 10.1016 / j.emc.2014.09.012 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39. Ng K-H, Lean M-L. Ядерный кризис на Фукусиме еще раз подчеркивает необходимость улучшения информирования о рисках и более эффективного использования социальных сетей. Health Phys (2012) 103 (3): 307–10. 10.1097 / HP.0b013e318257cfcb [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 40. Гулия П., Мантас С., Димитрула Д., Богомол Д., Хифантис Т. Персонал больницы общего профиля обеспокоен, воспринимается как недостаточность информации и связанный с этим психологический стресс во время пандемии гриппа A / h2N1.BMC Infect Dis (2010) 10: 322. 10.1186 / 1471-2334-10-322 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41. Ирвин CB, Синдрич Л., Паттерсон В., Саутхолл А. Исследование реакции медицинского персонала больниц во время потенциальной пандемии птичьего гриппа: придут ли они на работу? Prehosp Disaster Med (2008) 23 (4): 328–35. 10.1017 / S1049023X00005963 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 43. Маш HBH, Fullerton CS, Ursano RJ. Симптомы посттравматического стресса после снайперских атак: последствия просмотра телевидения и отождествления с жертвами.Am J Disaster Med (2018) 13 (1): 29–36. 10.5055 / ajdm.2018.0285 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 44. Пфеффербаум Б., Ньюман Э., Нельсон С.Д., Нитьема П., Пфеффербаум Р.Л., Рахман А. Освещение бедствий в СМИ и психологические результаты: описательные результаты проведенного исследования. Curr Psychiatry Rep (2014) 16 (9): 464. 10.1007 / s11920-014-0464-х [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 45. Найлз М.Т., Эмери Б.Ф., Рейган А.Дж., Доддс П.С., Данфорт С.М. Модели использования социальных сетей во время стихийных бедствий.PloS One (2019) 14 (2): e0210484. 10.1371 / journal.pone.0210484 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 46. Kessler RC, Galea S, Jones RT, Parker HA, Консультативная группа сообщества по урагану Катрина Психическое заболевание и суицидальность после урагана Катрина. Bull World Health Organ (2006) 84 (12): 930–9. 10.2471 / BLT.06.033019 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 48. Brown RC, Trapp SK, Berenz EC, Bigdeli TB, Acierno R, Tran TL, et al. Факторы социально-экономического статуса до тайфуна предсказывают психиатрические симптомы после тайфуна во вьетнамской выборке.Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol (2013) 48 (11): 1721–7. 10.1007 / s00127-013-0684-0 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 49. Клеменс С.Л., Берри Х.Л., Макдермотт Б.М., Харпер С.М. Лето печали: измерение подверженности и воздействия травм после стихийных бедствий в Квинсленде 2010-2011 гг. Med J Aust (2013) 199 (8): 552–5. 10.5694 / mja13.10307 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 50. Паксон К., Фассел Э., Роудс Дж., Уотерс М. Пять лет спустя: восстановление после посттравматического стресса и психологического стресса среди малообеспеченных матерей, пострадавших от урагана Катрина.Soc Sci Med (2012) 74 (2): 150–7. 10.1016 / j.socscimed.2011.10.004 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 51. Векслер Б., Смит М.-Е. Реагирование на стихийные бедствия и бездомные люди: решение проблем населения с ограниченными ресурсами. J Emergency Manage (Вестон Массачусетс) (2015) 13 (3): 195–200. 10.5055 / jem.2015.0233 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 52. Schwartz RM, Gillezeau CN, Лю Б., Либерман-Криббин В., Тайоли Э. Продольное воздействие урагана «Сэнди» на симптомы психического здоровья.Int J Environ Res Public Health (2017) 14 (9): E957. 10.3390 / ijerph240

[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 53. Эйзенман Д.П., Чжоу К., Онг М., Аш С., Глик Д., Лонг А. Вариации готовности к стихийным бедствиям в зависимости от психического здоровья, общего состояния здоровья и инвалидности. Disaster Med Public Health Prep (2009) 3 (1): 33–41. 10.1097 / DMP.0b013e318193be89 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 54. Ван П.С., Грубер М.Дж., Пауэрс Р.Э., Шенбаум М., Шпейер А.Х., Уэллс К.Б. и др. Нарушение существующих методов лечения психических заболеваний и отказ начать новое лечение после урагана Катрина.Am J Psychiatry (2007) 165 (1): 34–41. 10.1176 / appi.ajp.2007.07030502 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 55. Берко Дж, Инграм Д.Д., Саха С., Паркер Дж. Смертельные случаи, связанные с жарой, холодом и другими погодными явлениями в Соединенных Штатах, 2006–2010 гг. Хяттсвилл, Мэриленд: Национальный центр статистики здравоохранения; (2014). 15 [Google Scholar] 56. Маклафлин KA, Fairbank JA, Gruber MJ, Jones RT, Lakoma MD, Pfefferbaum B, et al. Серьезное эмоциональное расстройство среди молодежи, пострадавшей от урагана Катрина через 2 года после катастрофы.J Am Acad Child Adolesc Psychiatry (2009) 48 (11): 1069–78. 10.1097 / CHI.0b013e3181b76697 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 57. Пфеффербаум Б., Джейкобс А. К., Хьюстон Дж. Б., Гриффин Н. Реакции детей на бедствия: влияние семейных и социальных факторов. Curr Psychiatry Rep (2015. b) 17 (7): 57. 10.1007 / s11920-015-0597-6 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 58. Ла Грека А.М., Лай Б.С., Ллабре М.М., Сильверман В.К., Вернберг Е.М., Принштейн М.Дж. Траектории симптомов посттравматического стресса у детей: прогнозирование хронического дистресса.Форум по уходу за детьми и молодежью (2013) 42 (4): 351–69. 10.1007 / s10566-013-9206-1 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 59. Бей Б., Брайант С., Гилсон К.М., Кох Дж., Гибсон П., Комити А. и др. Перспективное исследование воздействия наводнений на психическое и физическое здоровье пожилых людей. Старение психического здоровья (2013) 17: 992–1002. 10.1080 / 13607863.2013.799119 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 60. Фернандес Л.С., Бьярд Д., Лин С-С, Бенсон С., Барбера Дж. Хрупкие пожилые люди как жертвы стихийных бедствий: стратегии управления чрезвычайными ситуациями.Prehosp Disaster Med (2002) 17 (2): 67–74. 10.2337 / db19-1017-П [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 61. Бенедек Д.М., Фуллертон С., Урсано Р.Дж. Службы экстренного реагирования: последствия стихийных бедствий и антропогенных катастроф для психического здоровья для работников здравоохранения и общественной безопасности. Annu Rev Public Health (2007) 28: 55–68. 10.1146 / annurev.publhealth.28.021406.144037 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 62. Фуллертон К.С., Маш HBH, Ван Л., Морганштейн Дж. С., Урсано Р.Дж. Посттравматическое стрессовое расстройство и психическое расстройство после ураганов во Флориде 2004 и 2005 годов.Подготовка к общественному здравоохранению Disaster Med (2019) 13 (1): 44–52. 10.1017 / dmp.2018.153 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 63. Герберман Маш Х. Б., Урсано Р. Дж., Беневидес К. Н., Фуллертон К. С.. Отождествление с террористами-жертвами снайперских атак в Вашингтоне, округ Колумбия: посттравматический стресс и депрессия. J Trauma Stress (2016) 29 (1): 41–8. 10.1002 / jts.22069 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 64. Ософски Х.Дж., Ософски Д.Д., Арей Дж., Кроненберг М.Э., Гензель Т., Мэнни М. Первые лица, ответившие на ураган Катрина: борьба за защиту и помощь после стихийного бедствия.Disaster Med Public Health Prep (2011) 5 (Дополнение 2): S214–9. 10.1001 / dmp.2011.53 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 65. Вишванат Б., Мароки А.С., Математика С.Б., Джон Дж. П., Чериан А. В., Гиримаджи С. К. и др. Гендерные различия в психологическом воздействии цунами. Int J Soc Psychiatry (2013) 59 (2): 130–6. 10.1177 / 0020764011423469 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 66. Шумахер Дж. А., Коффи С. Ф., Норрис Ф. Х., Трейси М., Клементс К., Галеа С. Насилие со стороны интимного партнера и ураган Катрина: предикторы и связанные с ними последствия для психического здоровья.Жертвы насилия (2010) 25 (5): 588–603. 10.1891 / 0886-6708.25.5.588 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 67. Брок Р.Л., О'Хара М.В., Харт К.Дж., МакКейб-Бин Дж. Э., Уильямсон Дж. А., Брюнет А. и др. Перитравматический дистресс опосредует влияние тяжести бедствия на перинатальную депрессию: исследование наводнения в Айове. J Trauma Stress (2015) 28 (6): 515–22. 10.1002 / jts.22056 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 68. Xiong X, Harville EW, Mattison DR, Elkind-Hirsch K, Pridjian G, Buekens P.Опыт урагана Катрина и риск посттравматического стрессового расстройства и депрессии среди беременных женщин. Am J Disaster Med (2010) 5: 181–7. 10.5055 / ajdm.2010.0022 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 69. Хобфолл С.Е., Уотсон П., Белл С.К., Брайант Р.А., Браймер М.Дж., Фридман М.Дж. и др. Пять основных элементов немедленного и среднесрочного вмешательства при массовых травмах: эмпирические данные. Психиатрия (2007) 70 (4): 283–315. обсуждение 316–69. 10.1521 / psyc.2007.70.4.283 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 73.Дилтьенс Т., Муненс I, Ван Прает К., Де Бак Э., Вандекеркхов П. Систематический поиск литературы по оказанию первой психологической помощи: отсутствие доказательств для разработки руководящих принципов. PloS One (2014) 9 (12): e114714. 10.1371 / journal.pone.0114714 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 74. Роуз С., Биссон Дж., Черчилль Р., Уэссели С. Психологический разбор полетов по профилактике посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). Кокрановская база данных Syst Rev (2002) 2: CD000560. 10.1002 / 14651858.CD000560 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 75.Ма X, Юэ Z-Q, Gong Z-Q, Zhang H, Duan N-Y, Shi Y-T и др. Влияние диафрагмального дыхания на внимание, негативные эмоции и стресс у здоровых взрослых. Фронт в Psychol (2017) 8: 874. 10.3389 / fpsyg.2017.00874 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 76. Manzoni GM, Pagnini F, Castelnuovo G, Molinari E. Тренировка релаксации при тревоге: десятилетний систематический обзор с метаанализом. BMC Psychiatry (2008) 8:41. 10.1186 / 1471-244X-8-41 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 77.Engel CC, Bray RM, Jaycox LH, Freed MC, Zatzick D, Lane ME, et al. Внедрение совместной первичной медико-санитарной помощи при депрессии и посттравматическом стрессовом расстройстве: план и выборка для рандомизированного исследования в системе военного здравоохранения США. Contemp Clin Trials (2014) 39 (2): 310–9. 10.1016 / j.cct.2014.10.002 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 80. Wynn GH. Подходы дополнительной и альтернативной медицины в лечении посттравматического стрессового расстройства. Curr Psychiatry Rep (2015) 17 (8): 600. 10.1007 / s11920-015-0600-2 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 81.Хофманн С.Г., Сойер А.Т., Витт А.А., О Д. Влияние терапии, основанной на внимательности, на тревогу и депрессию: метааналитический обзор. J. Консультации Clin Psychol (2010) 78 (2): 169–83. 10.1037 / a0018555 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 82. Мэйси Р.Дж., Джонс Э., Грэм Л.М., Роуч Л. Йога при травмах и связанных с ними проблемах с психическим здоровьем: метаобзор с клиническими и сервисными рекомендациями. Злоупотребление травмой и насилием (2018) 19 (1): 35–57. 10.1177 / 1524838015620834 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 84.Dodgen D, Hebert W, Kaul RE. Информирование о рисках при бедствиях: повышение устойчивости. В: Урсано Р.Дж., Фуллертон К.С., Вайсаэт Л., Рафаэль Б., редакторы. Учебник психиатрии катастроф, 2-й Издательство Кембриджского университета: Кембридж, Великобритания: (2017). п. 162–80. 10.1017 / 9781316481424.012 [CrossRef] [Google Scholar] 85. Рейнольдс Б.С., Сигер М. Сообщение о кризисных и чрезвычайных ситуациях. (Атланта, Джорджия: Центры по контролю и профилактике заболеваний;) (2012). [Google Scholar] 86. Covello VT. Передовой опыт информирования о рисках для общественного здравоохранения и кризисных ситуациях.J Health Commun (2003) 8 (S1): 5–8. 10.1080 / 713851971 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 87. Ким И, Чжун В., Джен М., Уолш Л. Восприятие общественного риска и профилактическое поведение во время пандемии гриппа h2N1 2009 г. Disaster Med Public Health Prep (2015) 9 (2): 145–54. 10.1017 / dmp.2014.87 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 88. Флинн Б.В., Бушнелл П., Лурье Н. Лидерство в стихийных бедствиях. В: . Учебник психиатрии катастроф, 2-е изд. (Соединенное Королевство: Cambridge University Press; (2017) .285–97. 10.1017 / 9781316481424.020 [CrossRef] [Google Scholar] 89. Биркеланд М.С., Нильсен М.Б., Кнардал С., Наследник Т. Запоздавшие во времени отношения между поведением руководства и психологическим стрессом после теракта на рабочем месте. Int Arch Occup Environ Health (2015) 89 (4): 689–97. 10.1007 / s00420-015-1106-2 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

экологических катастроф | Encyclopedia.com

Обсуждение законопроекта Сената 203. 38-й Конгресс, 1864 ... 380
Блюз Пыльной чаши ... 383
Горизонт центра Лос-Анджелеса, окутанный смогом...386
«Нефтяное пятно - покров для птиц» ... 388
Горный район Камберленд, изрезанный добычей полезных ископаемых ... 391
«Трагедия канала любви» ... 392
«Большой разлив»: ... 396
Остатки ртути и отравление ... 399
Фрагмент резьбы на фасаде Тадж-Махала с чипами ... 402
Обломки на месте Всемирного торгового центра ... 404
Тропический лес Амазонки в осаде незаконных лесорубов ... 406
"Воспоминания Через 25 лет после аварии на «Три-Майл-Айленд» все еще задерживаются "... 408
Нанесение ущерба окружающей среде от Wave :...412
Путем вреда: ураганы, демографические тенденции и изменение окружающей среды ... 415

Экологические бедствия оказывают серьезное пагубное воздействие на экосистемы. Эти катастрофы часто непродолжительны, но оказывают длительное воздействие на животных и растения, обитающие в пораженной среде обитания. Иногда экологические катастрофы настолько меняют физическую среду, что ущерб экосистеме становится необратимым. В других случаях экологический ущерб можно сдержать и восстановить среду обитания.

Экологические бедствия делятся на две основные категории. Некоторые бедствия вызваны естественным климатом или погодными явлениями. К ним относятся лесные пожары, оползни, наводнения, землетрясения, засухи, торнадо, цунами и извержения вулканов. Хотя причины этих стихийных бедствий не связаны с деятельностью человека, в некоторых случаях последствия усугубляются влиянием людей. Например, во время цунами в Индийском океане в 2004 году наибольший ущерб пострадал окружающей среде, в которой в результате городского строительства и строительства были повреждены коралловые рифы.В местах, где коралловые рифы были здоровыми, риф действовал как буфер, отражая мощь гигантской волны.

Вторая категория экологических бедствий включает катастрофы, вызванные деятельностью человека. Примеры антропогенных экологических катастроф включают разливы нефти, химические разливы и ядерные инциденты. Кроме того, войны и террористическая деятельность могут иметь катастрофические последствия для экосистем. Во многих случаях экологические катастрофы, вызванные людьми, имеют более продолжительные последствия для окружающей среды, чем катастрофы, вызванные природными явлениями.Например, огромный разлив нефти, произошедший, когда супертанкер Exxon Valdez сел на мель в проливе Принца Уильяма в 1989 году, по-прежнему имеет серьезные экологические последствия. Спустя двенадцать лет после разлива нефти значительные отложения нефти, токсичной для многих видов, сохранялись на всей пострадавшей территории. В 2002 году разлив нефти по-прежнему серьезно повлиял на численность популяции по крайней мере восьми видов рыб и млекопитающих.

Хотя экологические бедствия наносят ужасный урон экосистемам, они могут привлечь повышенное внимание к угрожаемым местам обитания.В некоторых случаях усиление надзора со стороны правительственных, межправительственных и неправительственных организаций приводит к принятию законодательства, которое снижает воздействие будущих экологических бедствий. Например, разлив нефти Exxon Valdez привел к гораздо более строгому регулированию нефтедобывающей отрасли. Также были выделены дополнительные средства на ликвидацию разливов нефти в случае их повторного возникновения. После цунами 2004 года Организация Объединенных Наций начала создавать систему предупреждения о цунами в Индийском океане, чтобы предупреждать граждан, когда к берегу приближается еще одна гигантская волна.

Люди давно верили, что их научное творчество может противостоять вызовам природных сил. Однако, поскольку ресурсы Земли продолжают истощаться из-за роста населения и его спроса на природные ресурсы, вероятность того, что экологические катастрофы будут увеличиваться как по количеству, так и по интенсивности, возрастает. В следующем разделе рассматриваются некоторые из наиболее известных произошедших экологических катастроф. Он углубляется в последствия этих катастроф для окружающей среды и затронутых человеческих сообществ.

экологическая катастрофа в приговоре

Эти примеры взяты из корпусов и из источников в Интернете. Любые мнения в примерах не отражают мнение редакторов Cambridge Dictionary, Cambridge University Press или его лицензиаров.

Благодаря широкому использованию незатененного неподвижного стекла оба этих красивых здания приблизились к экологической катастрофе .

Тема лекций - нынешний антропогенный потенциал экологическая катастрофа , с которой мы сталкиваемся в хрупком владении нашей собственной среды обитания.

Интенсивное использование подземных вод с пониженной скоростью годового восполнения приводит к экологической катастрофе быстрее.

Не работает и это тоже экологическая катастрофа катастрофа .

Деревни находятся в экологических районах бедствия : повсюду сбрасываются отходы, вода не всегда пригодна для питья, а электричество в дефиците.

Совершенно очевидно, что все трое оставили нам экологическую катастрофу .

Здесь мы имеем экологическую катастрофу катастрофу .

Последствия экологической катастрофы вызывают серьезную озабоченность.

Человек создал еще одну потенциальную экологическую катастрофу с норкой в ​​этой стране.

Если мы не решим эти основные проблемы, нас ждет серьезная климатическая и экологическая катастрофа .

Некоторые из сельскохозяйственных проектов, которые ранее поощрялись агентствами развития, были экологической катастрофой .

Кроме того, неконтролируемое управление природными ресурсами страны ставит под угрозу перспективы развития для будущих поколений и открывает путь к экологической катастрофе .

Мы утверждаем, что это не экологическая катастрофа , даже несмотря на то, что она имеет серьезные последствия для непосредственной близости.

Вы превращаете экологический конфликт, экологическую катастрофу , в правовой конфликт, уникальный в истории.

Но как нам использовать чувство кризиса, к которому привела эта экологическая катастрофа ?

После того, как мы это сделали, наша реакция на экологическую катастрофу полностью оправдана.

Если нефтяные месторождения будут сожжены, может произойти экологическая катастрофа .

Эта экономическая и экологическая катастрофа поставила многие предприятия в затруднительное положение, вызвала безработицу и загрязнила окружающую среду.

Истинный масштаб этой экономической и экологической катастрофы начинает проявляться все яснее.

Использование военных технологий является преступлением против здоровья населения и окружающей среды и вызывает экологическую катастрофу .

Эти примеры взяты из корпусов и из источников в Интернете. Любые мнения в примерах не отражают мнение редакторов Cambridge Dictionary, Cambridge University Press или его лицензиаров.

Экологические катастрофы и скрытая правда - Природа городов

«Человечество, население и технологии достигли той определенной стадии, когда Мать Земля больше не принимает наше присутствие с молчанием.”
-
Далай-лама XIV

Я пишу этот блог, так как глубоко встревожен колоссальной трагедией, которая произошла в районе Кедарнатха и Рамбада штата Уттаракханд 15 июня 2013 года из-за взрыва облаков, согласно нескольким сообщениям, или нарушения ледников в Кедарнатхе, согласно некоторым другим, независимо от того, что причина быть. Это один из важных центров паломничества в Индии, который считается одним из Чар Дхамов (четырех центров паломничества, которые необходимо посетить).

Источник: http://pseudomonaz.files.wordpress.com/2013/06/uttarakhand-floods.jpg

До сих пор ведутся споры о количестве убитых. По некоторым оценкам, число погибших составляет от 5 000 до 10 000 человек, и многие люди все еще числятся пропавшими без вести. В Индии это не первый случай паводков и ливней. В 1908 году было сообщено об одном всплеске облаков. Спустя 62 года в июле 1970 года в Уттаракханде произошел еще один взрыв облаков. С 1990-х годов произошло 17 ливней, которые нанесли огромный ущерб жизням и имуществу, из которых по меньшей мере 11 ливней произошли только в холмистых штатах Уттаракханд, Химачал-Прадеш, Джамму и Кашмир.Фактически, сейчас это явление кажется очень частым: 11 из 17 облачных всплесков произошли только в период 2010-2013 гг. Эксперты говорят, что увеличение частоты таких случаев связано с изменением климата.

Хотя мы можем легко классифицировать это как стихийное бедствие, я считаю, что это антропогенная катастрофа. Экологические катастрофы являются результатом нарушения естественного ритма из-за принятия образа жизни и технологических практик, которые меняют основную конституцию природы. Уттаракханд, место, где в июне произошло бедствие, расположено у подножия горного региона Гималаев, богато лесами, горами и водными ресурсами и является идеальным местом для выработки гидроэнергии.

Мы точно знаем настоящих виновников этого дела. Это не природа, а мы, люди. Я считаю, что эта трагедия напрямую связана с дестабилизацией экосистемных услуг, предоставляемых в Уттаракханде. В регионе происходит массовая вырубка лесов. Особенно холмистые районы из-за их топографии чрезвычайно хрупки, и вырубка лесов вдоль горных массивов будет означать создание опасности. Точно так же вдоль берегов реки ведется большая добыча песка, которая изменяет естественное русло реки, бурное и незаконное строительство для поглощения растущих туристов, отсутствие надлежащего городского и городского планирования вдоль холмов, хребтов и русел рек, а также строительство плотин гидроэлектростанций для удовлетворения спроса на электроэнергию в основном со стороны городского населения.Последний фактор, по-видимому, является ключевым фактором воздействия на стихийное бедствие, и плотины включают массовое разрушение хрупкой горной экосистемы за счет извлечения ресурсов из русел рек для строительства, бурения туннелей, взрыва горных пород, прокладки линий электропередач, работы гигантских турбин, а также изменения гидрология региона.

Статистика не врет. Мы видим, что среднегодовые темпы роста валового внутреннего продукта штата в период с 2004 по 2012 год составляли 18,6%.Государство могло бы достичь таких темпов роста благодаря широкому спектру преимуществ, которые оно предлагает отраслям в виде процентных льгот, финансовой помощи, субсидий и концессий. Государство также предприняло несколько инициатив по привлечению туристов. Туризм оказывает прямое и косвенное влияние на экономику. Качество лесного покрова ухудшилось, и оно варьировалось по районам. Десятилетний рост городского населения в штате составил 42% в течение 2001-2011 годов, в то время как в районе Рудрапраяг, где произошла катастрофа, зарегистрирован рост на 263%.Число гидроэнергетических проектов в горных штатах Уттаракханд, Химачал и Джамму увеличилось, и они вырабатывают 148 701 МВт энергии, а несколько проектов стоимостью 98 242 МВт находятся в стадии разработки. По сообщениям, в Уттаракханде на различных стадиях планирования или строительства находится около 680 плотин в дополнение к 70 существующим.

Мы знаем, что большая часть этого спроса на гидроэлектроэнергию и улучшенную инфраструктуру исходит от городских жителей, которые даже не осознают важность экосистемных услуг для их повседневной жизни.Проблема заключается в мировоззрении большинства урбанизированных людей и политиков, которые считают, что волшебная палочка, называемая технологиями, является ключом ко всем проблемам в Индии. Наши технологии оказались регрессивными с точки зрения увеличения размера нашего экологического следа. В моем последнем последнем блоге рассматривалась эта проблема, касающаяся экологического следа, и выяснялось, почему нам нужно уменьшить наш след.

Что это значит?

Имеется множественный отказ органов в форме институциональных, управленческих и политических неудач.В моем последнем блоге я обсуждал, что наша политика настолько недальновидна, что мы не можем выйти за рамки наших узких планов, направленных на рост. Это похоже на излечение от болезни, даже если болезнь имеет множество побочных эффектов. Здесь болезнь лечит проблему безработицы и стагнации производства и потребления. Однако есть множество побочных эффектов в виде экологической деградации, которая однажды в конечном итоге убьет нас. Есть ли лекарство сейчас? Нам необходимо быстро устранить техническую проблему в системе, устраняя институциональные, управленческие и политические ошибки, применяя интегрированные системные подходы, а не продолжая использовать компонентный подход.

Это непросто.

Прежде всего нам необходимо ослабить давление населенных пунктов и продвигать более сбалансированные модели развития. Мы должны уважать экологически уязвимые зоны и защищать их от эксплуатации. Для этого необходимо создать в штатах экологически чувствительные зоны. Регионам необходимы (1) строгие строительные и инфраструктурные нормы, (2) масштабное лесовосстановление в холмистых регионах, (3) избежание деградации вдоль склонов и (4) принятие более осторожной модели развития.

Рост должен позволить природе дышать, восстанавливать силы и восстанавливать силы. Нам нужно выйти из иллюзии, называемой темпами роста ВВП как реальным признаком прогресса, и больше сосредоточиться на новых показателях, которые признают ценность природы. В противном случае темпы роста в Уттаракханде через год были бы намного выше в результате реконструкции активов, и мы будем страдать от иллюзии , что экономика действительно растет.

Правительство Индии созвало «группу экспертов» под председательством сэра проф.Парт Дасгупта и по указанию премьер-министра. Отчет, представляющий собой «основу для экологизации национальных счетов Индии», был выпущен 6 апреля 2013 года. В докладе подчеркивается необходимость признания всех форм капитала в качестве богатства - производимого, природного, человеческого и социального - для измерения устойчивости роста страны. Если рекомендации и дорожная карта, подготовленные в отчете, будут приняты, страна может серьезно по-другому взглянуть на то, как они будут делать будущие оценки своих экономических показателей.И в результате мы будем думать о различных и улучшенных стратегиях планирования для экологически чувствительных государств.

Хариприя Гунимеда
Мумбаи

О природе городов

О писателе:


Хариприя Гундимеда

Доктор Гундимеда - профессор кафедры гуманитарных и социальных наук Индийского технологического института в Бомбее; и президент URBIO. Ее основные интересы - экологический учет, аспекты смягчения последствий изменения климата, спрос на энергию и ценообразование, оценка экологических ресурсов и вопросы, связанные с развитием в Индии.

Камчатка, экологическая катастрофа повлекла массовую гибель морских животных

Токсичные вещества в водах Камчатки убили 95% морской фауны и вызвали проблемы со здоровьем серфингистов. Однако причины до сих пор неизвестны.

За последние несколько недель море, окружающее полуостров Камчатка на дальнем востоке России , было покрыто желтоватой пеной . Пляжи усеяны мертвыми животными, и несколько серферов заболели.Причины продолжающейся экологической катастрофы до сих пор неизвестны. Некоторые говорят о естественных причинах , некоторые винят завод по переработке пестицидов , а другие говорят, что это могло быть связано с российскими ракетами с близлежащих военных объектов.

Продолжающаяся экологическая катастрофа на Камчатке © Елена Романова / Гринпис

Продолжающаяся экологическая катастрофа на Камчатке © Елена Романова / Гринпис

Продолжающаяся экологическая катастрофа на Камчатке © Елена Романова / Гринпис

Продолжающаяся экологическая катастрофа на Камчатке © Елена Романова / Гринпис

Продолжающаяся экологическая катастрофа на Камчатке © Дмитрий Шаромов / Гринпис

Продолжающаяся экологическая катастрофа на Камчатке © Матвей Парамошин / Гринпис

Продолжающаяся экологическая катастрофа на Камчатке © Дмитрий Шаромов / Гринпис

Продолжающаяся экологическая катастрофа на Камчатке © Дмитрий Шаромов / Гринпис

Продолжающаяся экологическая катастрофа на Камчатке © Дмитрий Шаромов / Гринпис

Продолжающаяся экологическая катастрофа на Камчатке © Дмитрий Шаромов / Гринпис

Продолжающаяся экологическая катастрофа на Камчатке © Дмитрий Шаромов / Гринпис

95 процентов морских животных погибли

Полуостров, в частности Халактырский пляж , маленький рай для серфингистов.В последние годы одни из лучших в мире плывут по волнам этих берегов. Около в середине сентября местных серферов начали замечать, что что-то не так. «Обычно мы чувствуем себя хорошо после целого дня серфинга, но тогда наши глаза горели», - сказал BBC один из серфингистов. «Было сложно просто смотреть на несколько футов вперед».

С течением времени ситуация ухудшалась. Серферы начали сообщать о рвоте, лихорадке, кашле и проблемах с глазами и кожей .У некоторых появились повреждения роговицы, и одиннадцать человек были госпитализированы. Тела мертвых морских животных начали накапливаться на пляжах и на морском дне: тюленей, осьминоги, морские ежи, крабы и рыб. «95 процентов мертвы», - сказал Иван Усатов из Кроноцкого заповедника во время встречи с другими учеными и губернатором Камчатки Владимиром Солодовым. «Некоторые крупные рыбы, креветки и крабы выжили, но в очень небольшом количестве». Однако даже эти животные подвержены риску, так как они, скорее всего, будут отравлены, съев туши инфицированных.

На Камчатке произошла экологическая катастрофа.
Специалисты обнаружили в пробах воды избыток нефтепродуктов (в 4 раза), фенола (в 2,5 раза) и других веществ. Степень загрязнения пока не определена. Гринпис требует немедленного расследования. pic.twitter.com/UNVMQjaumi

- Гринпис Россия (@greenpeaceru) 3 октября 2020 г.

Вот уже несколько недель вода, на более мутная, , чем обычно, покрыта желтоватой пеной и источает прогорклый запах .По данным Гринпис, анализы морской воды выявили превышение нефтепродуктов в четыре раза над допустимыми пределами и фенола (в 2,5 раза). Загрязненная территория простирается примерно на 40 километров.

Поиск ответов в Камчатка

Правительство Камчатки начало расследование, и группа исследователей приступила к сбору и анализу образцов морской воды, а также из местных рек. Также будет исследован песок и изучены некоторые мертвые животные, чтобы попытаться понять, какие вещества стали причиной этой катастрофы.Между тем, дронов были развернуты по всему региону, чтобы попытаться найти источник загрязнения.

Министр окружающей среды России Дмитрий Кобылкин утверждает, что нынешняя катастрофа вызвана естественными причинами. «После штормов в регионе увеличилась токсичность микроорганизмов, что привело к изменению уровня кислорода», - заявил он. Эта версия была опровергнута другими организациями, которые вместо этого рассматривают человеческую деятельность как причину.

Министр окружающей среды области Алексей Кумарков заявил, что загрязнение могло быть следствием утечки нефтепродуктов из проходящего мимо коммерческого танкера.Другие эксперты предполагают, что могильник в Козельске сыграть свою роль в трагедии. Примерно 108 тонн пестицидов хранится на заводе, расположенном недалеко от пораженных территорий. Несколько недель назад появились новости о повреждении некоторых защитных сооружений объекта.

Биолог Владимир Бурканов считает, что это хранилище могло способствовать экологической катастрофе, но он также указывает пальцем на военную базу Радыгино .Расположенный в десяти километрах от пострадавших пляжей, его старые месторождения сверхтоксичного ракетного топлива могли быть повреждены, что привело к выбросу материалов.

Перевод Патрика Брачелли

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *