Как гражданская война в испании повлияла на общую ситуацию в европе кратко – Как гражданская война в Испании повлияла на общую ситуацию в европе

Гражданская война в Испании - раскол демократической Европы

WarWays.ru

Содержание

1. Предпосылки вооруженного противостояния

2. Основные причины гражданского конфликта в Испании. Главные участники

3. Из искры возгорится пламя

4. Кратко о главном

Гражданская война в Испании 1936-39 гг. стала первым крупным вооруженным конфликтом в послевоенной Европе. Несмотря на то, что Испания уже долгое время не являлась весомым политическим игроком на политической арене - гражданская война в этой стране вскрыла острые противоречия в международной политике. Во время испанского политического кризиса, в период активных военных действий в этой стране стало ясно, какие политические взгляды превалируют на европейском континенте, какие страны станут определять в дальнейшем политическое устройство в Европе. На фоне Гражданской войны в Испании Европа впервые получила четкие контуры глобального вооруженного конфликта. Предпосылки вооруженного противостояния Испания в 30-е годы XX века являлась политическим захолустьем европейской политики.Страна, которая ограничивалась минимальным участием в мировой бойне 1914-1918 гг., сумела сохранить архаичную политическую систему. В стране правила монархия, на политической арене об Испании вспоминали только тогда, когда дело касалось ситуации африканском Марокко, мировых цен на поставки меди и свинца. Испания не имела серьезного политического влияния на европейскую политику, ее правительство проводило политику невмешательства и изоляционизма. Находясь в такой ситуации, страна нуждалась в политическом преобразовании, в политических реформах. Гражданское недовольство существующей системой государственного управления на основе монархии, плачевное состояние экономики, стали поводом к кардинальному изменению расстановки политических сил на испанском политическом ОлимпеПредпосылки вооруженного противостоянияИспания в 30-е годы XX века являлась политическим захолустьем европейской политики.Страна, которая ограничивалась минимальным участием в мировой бойне 1914-1918 гг., сумела сохранить архаичную политическую систему. В стране правила монархия, на политической арене об Испании вспоминали только тогда, когда дело касалось ситуации в африканском Марокко, мировых цен на поставки меди и свинца. Испания не имела серьезного политического влияния на европейскую политику, ее правительство проводило политику невмешательства и изоляционизма. Находясь в такой ситуации, страна нуждалась в политическом преобразовании, в политических реформах. Гражданское недовольство существующей системой государственного управления на основе монархии, плачевное состояние экономики, стали поводом к кардинальному изменению расстановки политических сил на испанском политическом Олимпе.Впервые серьезные разногласия между сторонниками монархии и партиями демократического толка произошли в 1930 году. Наметившийся политический кризис привел к тому, что сначала в отставку ушло правительство короля Альфонсо XIII. Немного позже, уже после новых выборов, наступил черед уйти со сцены и короля. После прихода к власти республиканцев, ввиду высокой вероятности возникновения гражданского противостояния, испанский король отрекся от престола. Таким образом, Испания из бывшей монархии стала Республикой.

Основные причины гражданского конфликта в Испании. Главные участники

В стране наметились кардинальные перемены в сторону республиканского, демократического пути развития. В течение последующих 5 лет, страна, руководимая представителями правоцентристского толка, медленно стала катиться к экономическому краху. Правящие элиты оказались на грани политического банкротства. Наметившиеся изменения в экономике окончились проваломК 1936 году страна подошла в состоянии, которое грозило превратиться в очередное гражданское противостояние. Косвенной причиной возникновения гражданского противостояния в Испании можно назвать борьбу идеологий. Одна половина гражданского общества стремилась двигаться по социалистическому пути развития, делая ставки на очередные политические реформы и социалистические принципы. Другая часть населения страны прониклась националистическими идеями, которые исповедовали фалангисты, члены организации фашистского толка «Фаланга».

К тому времени в Испании среди определенных кругов набирают популярность националистические идеи, проповедуемые лидерами нацисткой Германии и фашистской Италии. Нацистская пропаганда легла на подготовленную почву. В 1936 году страна вступила в полосу затяжного экономического кризиса. Действующее правительство не смогло справиться с развитием событий. Прилагаемые усилия для преодоления негативных явлений в промышленности и в сельском хозяйстве, оказались тщетными или были недостаточными. Аграрная реформа, на которую в испанском обществе делалась серьезная ставка, провалилась.

Уровень жизни испанского крестьянина упала до рекордно низкого уровня. Не лучше обстояли дела и в городе, где массово закрывались заводы и фабрики, а гражданское население стремительно теряло свои социальные приобретения. В такой обстановке среди гражданского общества широкую поддержку нашли лидеры республиканцев. С другой стороны, среди их оппонентов, были приняты националистические идеи. Националисты в своих лозунгах главными виновниками нынешнего положения испанцев выставляли социалистов и влияние коммунистической идеологии.

Другими словами, в Испании сложилась сложная внутренняя политическая ситуация. Каждая из противных сторон открыто призывала к революционным преобразованиям. Республиканцы на каждом углу ратовали к свержению буржуазного, обанкротившегося правительства, националисты призывали к уничтожению любых проявлений социалистической и коммунистической идеологии. Любой опрометчивый шаг политических оппонентов мог стать той искрой, из которой вот-вот мог разгореться гражданский военный конфликт. Эти два лагеря -будущие участники гражданской войны в Испании, каждый из которых имел своих союзников, сочувствующих и сторонников

Из искры возгорится пламя

Оценивая ситуацию, в которой оказалась политическая элита Испании, республиканцы приложили максимум усилий, добившись победы на новых выборах, прошедших в стране в феврале 1936 года. В созданную коалицию, которая получила название Народный фронт, вошли социалисты и коммунисты. К ним примкнули левые либеральные демократы и анархисты. Противниками Народного фронта в парламенте стали все недовольные политические движения, партии и течения, среди которых лидерство принадлежало высшим офицерам испанской армии, монархистам и буржуазным социалистам. В испанском парламенте образовалось два непримиримых лагеря - сторонники испанской Республики и консерваторы.Всю весну и начало лета Испанию сотрясали политические баталии, в которых каждая из сторон стремилась вывести оппонентов из игры. Финальной точкой политической интриги стал военный мятеж, вспыхнувший вечером 17 июля 1936 года. Сигналом к военному выступлению стала радиограмма, с пафосным текстом: «Над всей Испанией безоблачное небо». Идейным вдохновителем путчистов был опальный генерал Эмилио Мола. Военную организацию и планирование обеспечил генерал Хосе Санхурхо.

Несмотря на то, что мятеж охватил большую часть военных гарнизонов и армейских частей по всей территории Испании, Республиканцам удалось сохранить свое влияние в армии. На стороне законного правительства остался столичный гарнизон, части, расквартированные в крупных городах, таких как Барселона, Бильбао и Валенсия. Не поддержали мятежников испанский флот, который целиком остался верным присяге, и Военно-Воздушные силы. Верные правительству войска насчитывали 160 тыс. человек.

В такой ситуации основной ударной силой мятежников стали части колониальных войск, расквартированных в испанском Марокко и на Канарских островах. Всего на стороне путчистов выступило более 150 тыс. солдат и офицеров, среди которых пребывал практически весь генералитет испанской армии. С 17 июля 1936 года испанский народ был ввергнут в кровопролитное 4-х летнее гражданское противостояние. Другими словами, страна была расколота на два противоборствующих лагеря, испанская армия раскололась на две части. С момента начала вооруженного противостояния, обе противоборствующих стороны получили своих союзников. Конфликт практически сразу принял форму интернационального вооруженного противостояния. Новые участники гражданской войны в Испании — это Советский Союз, демократические и социалистические партии в странах Европы, которые активно поддерживали правящий режим. Если СССР на межгосударственном уровне оказывал военно-техническую помощь испанской республике, то советский народ под эгидой Коминтерна, гражданские активисты, коммунисты и социалисты из других стран Европы стали боевом ядром интернациональных бригад. Эти подразделения в течение двух, трех лет сражались бок о бок с правительственными войсками против мятежников.

Другими участниками гражданской войны стали вооруженные силы наиболее реакционных режимов Европы, нацисткой Германии и фашисткой Италии. Эти два государства открыто поддержали путчистов с самого первого дня. Вскоре в Испанию были отправлены итальянские войска в составе экспедиционного корпуса. Германия отправила в помощь генералу Франко добровольческую часть, легион «Кондор». Это подразделение состояло из 8-х эскадрилий, сражавшихся на стороне мятежников. Англия и Франция, столпы европейской политики, заняли позицию нейтралитета, хотя формально осуждали путчистов и поддерживали законное правительство Испании.

Кратко о главном

Ход военных действий носил крайне ожесточенный характер. За крупными успехами следовали жестокие поражения. Идейным вождем мятежников стал генерал Франсиско Франко, который после гибели генерала Хосе Санхурхо, получил звание генералиссимуса и титул каудильо (вождь). Именно с его приходом гражданская война в Испании приняла форму международного вооруженного конфликта.Следует отметить:

Франсиско Франко не был профессиональным политиком. Это был настоящий военный. Благодаря ему восставшие сумели не только захватить власть в ключевых регионах страны, выстоять во время первых неудач на фронте. Став вождем мятежников, Франко сумел проявить себя как мудрый стратег, блестящий военачальник и дальновидный политик.

Военные действия продлились почти 4 года, с июля 1936 года по апрель 1939 года и стоили испанцам 450 тыс. погибших. Страну по различным мотивам покинуло более 600 тыс. граждан.

Несмотря на первоначальные успехи, республиканские войска потерпели поражение. Решающим сражением стала многомесячная оборона на реке Эбро, в ходе которой республиканцы понесли тяжелые и невосполнимые потери. После этого исход компании был уже предрешен. Последней крупной операцией войны стало взятие войсками Франко Каталонии вместе с ее столицей Барселоной. С этого момента судьба Второй Испанской Республики была решена. Последующая цепочка событий положила конец организованному сопротивлению противников Франко.Моральный и военный дух республиканских войск был подавлен. Сил и средств к сопротивлению не было. Уже 26 и 27 февраля Англия и Франция признали Франко в качестве единственной законной власти в Испании. После падения Мадрида, 28 марта 1939 года, военные действия формально закончились. Под контролем Франко находилась вся территория Испании. Генералиссимус Франко в последней военной сводке от 1 апреля 1939 года торжественно объявил об окончании войны.

Метальников

Александр

russianpulse.ru

Коварное «миролюбие» Запада в испанской войне и Мюнхене 1938 года

 Умиротворение, невмешательство и «непредсказуемый» Сталин

 Политика умиротворения, венцом которой стал Мюнхен, сначала была «апробирована» в Испании в виде политики «невмешательства». Разумеется, «невмешательство» образца 1936—1937 гг. и Мюнхен – разные стадии этого процесса, но ситуация 1938 года не может быть понята без учета обеих ее важнейших составляющих – центрально-европейского очага напряженности и гражданской войны в Испании. Ситуация в Испании является при этом индикатором, который может многое объяснить в мотивах действующих лиц этой страницы истории.

Длящаяся в Испании гражданская война воздействовала на ситуацию в Европе как болезнь, к которой привыкают. Ощущение драматической борьбы и многообразных угроз, связанных с войной, в 1938 г. уже притупилось. Германия выполнила свою задачу 1936—1937 гг., привязав к себе Италию. Британское руководство начинало ощущать, что Испания уже не выполняет роль отвлекающего фактора для Германии и Италии. Франция колебалась между двумя угрозами – образования прогерманского режима в тылу и, с другой стороны, втягивания в войну с Германией из-за Испании. Угроза революционных искр, разлетающихся из испанского чага, стала не столь актуальна после падения радикального правительства Ф. Ларго Кабальеро. Зато более умеренное правительство Х. Негрина имело (и не без оснований) репутацию прокоммунистического, что ставило в повестку дня появление на западе Европы советского плацдарма по модели, предвосхищающей «народные демократии» 40-х гг.

 В этих условиях перед дипломатией Великобритании и Франции встала альтернатива: поддерживать конфликт в равновесии или открыто поддержать Франко, чтобы сделать его режим из профашистского нейтральным в возможном мировом конфликте. Известным переломом в позиции Великобритании стала отставка 20 февраля 1938 г. министра иностранных дел Э. Идена, придерживавшегося классической позиции невмешательства, то есть осторожного сдерживания фашистского вмешательства в Испании. Его сменил один из адептов умиротворения Э. Галифакс. После этого Н. Чемберлен развязал себе руки в деле масштабных уступок Германии, включая и «сдачу» Испанской республики.

 Однако результаты перемен в Лондоне не могли сразу проявиться на Пиренеях. Дело в том, что для Франко и Муссолини было принципиально важно перекрыть морские пути поступления помощи Республике, и в этой своей борьбе они зашли слишком далеко, потопив в апреле британские суда. После этого британский представитель был отозван из Бургоса. Скандал достиг таких масштабов, что возникла «угроза» возвращения Идена. Чтобы сохранить лицо, Чемберлену пришлось выжидать. Только в июле Франко обратился к Чемберлену с заискивающим письмом, после которого Лондон счел конфликт исчерпанным, и смог повернуться лицом к Бургосу .

Переход от «невмешательства» к более радикальной фазе «умиротворения» нес прямую угрозу не только Испанской республике, но и СССР, при чем далеко не только на испанском направлении.

В 1936 г. Испания для СССР была важнейшим направлением европейской политики, но в условиях нарастающих угроз и ограниченных ресурсов Советского Союза это не могло продолжаться вечно. Отношение Сталина к Испанской республике нередко связывают с его капризным характером, ставя этот волюнтаристский фактор на первое место наряду с более рациональными мотивами советского лидера. Так, Ю. Рыбалкин утверждает: «Позиция Сталина в отношении Испанской республики была непредсказуемой и менялась в зависимости от его настроения, обстановки на фронтах Пиренейского полуострова и международной арене. Постепенно интерес Сталина к стране «Х» пропал, наоборот, возникло неприятие. С середины 1937 г. на заседаниях Политбюро ЦК ВКП(б) чаще стали обсуждать вопросы помощи не Испании, а Монголии и Китаю (страна «Z»). А также проблемы борьбы с «антигосударственными элементами» внутри страны. Перемены в настроении Сталина сказались на объемах и интенсивности военных поставок Республике» . Но, как мы увидим, «непредсказуемая» политика Сталина была вполне объяснимой, особенно если рассматривать ее в контексте сложной европейской дипломатической борьбы этого периода (впрочем, и повышенное внимание к Китаю было вызвано не переменчивым настроением вождя, а реально начавшейся в этом регионе войной у границ СССР).

 Аншлюсс, Арагон и поставки в Испанию

События в Испании и в центральной Европе развивались параллельно, и именно так мы должны их рассматривать. 10-11 марта был осуществлен Аншлюсс Австрии, приковавший к себе внимание мировых держав. За день до этого, 9 марта 1938 г. Франко начал наступление в Арагоне. Он сосредоточил под командованием Ф. Давилы более 200 тыс. солдат, 250 танков, до 700 самолетов против 200 тыс. солдат, 300 орудий, 100 танков и ок. 100 самолетов у республиканцев под общим командованием В. Рохо. Республиканцы были деморализованы поражением под Теруэлем, разгромом анархо-синдикалистов и «троцкистов», державших на себе этот фланг с 1936 г. Без труда вернув Бельчите, франкисты ворвались в Каспе. Затем от Уэски франкисты стали продвигаться к французской границе и в Каталонию.

Остатки армии, развернутой против Теруэля, были переброшены в районы прорыва, но остановить наступление Франко не могли. Листер и Эль Кампесино постепенно откатывались на восток. 13 марта к власти во Франции вернулся Л. Блюм – сторонник политики «невмешательства» в ее изначальном смысле. Столкнувшись с тем, что равновесие в Испании нарушено в пользу франкистов, 17 марта он открыл границу для скопившихся на юге Франции грузов, предназначенных республиканцам (фактически они просачивались уже с октября 1937 г., но теперь помощь пошла быстрее). Эта мера оказалась запоздалой. 15 апреля франкисты вышли к Средиземному морю южнее Эбро, отрезав таким образом центральную территорию республики от Каталонии и Франции на суше (сообщение по воздуху и морю сохранялось).

 Перед Франко встала альтернатива – продолжить наступление против Каталонии с шансом захватить промышленную базу республики, или попытаться взять фактическую столицу республики Валенсию. Он избрал второй вариант, но наступление на юг выдохлость к началу мая.

Существует мнение, что Франко мог закончить войну уже в мае, повернув на «беззащитную» Каталонию . Однако, столь однозначное суждение сомнительно. Даже если допустить, что Каталония пала бы к ногам уже выдыхающейся армии франкистов в мае, война не закончилась бы немедленно. Ведь после реального падения Каталонии в январе-феврале 1939 г. республика располагала некоторым ресурсом сопротивления (ее падение было ускорено мятежом Касадо). Тем более это относится к середине 1938 г. К тому же Франко не мог не учитывать опасности удара в тыл республиканцев от Валенсии.

Так или иначе, Республиканская зона была рассечена надвое. После этого поражения начинается период, когда республиканские заявки на советские поставки удовлетворяются медленно или не удовлетворяются вовсе. Этот период длится с апреля до ноября—декабря 1938 г., когда Сталин, по выражению Ю. Рыбалкина, «сменил гнев на милость» . Впрочем, это не значит, что в апреле-ноябре 1938 г. «операция Х» замораживается полностью, хотя с марта 1938 г. проводится в кредит (в августе Испания гасит задолженность перед СССР, что, впрочем, привело к исчерпанию золотого запаса, ранее вывезенного в СССР) . Однако факт спада помощи в апреле-ноябре 1938 г. нуждается в более определенном объяснении, чем переменчивое настроение Сталина.

Характерно, что, несмотря на падение Блюма в апреле, правительство будущего «мюнхенца» Э. Даладье продолжает проталкивать советские вооружения через границу до 13 июня. То есть до этого момента новые поставки не имеют смысла, ибо становится очевидно – французы вот-вот снова закроют границу, когда переправят то, что накопилось. Относительная «пауза» в советских поставках фактически сужается до июля—ноября 1938 г., и связана как с позицией Франции, так и с другими обстоятельствами, лежащими в стороне от Испании. Уже в апреле, после Аншлюсса, Сталин должен был выжидать, пока не станет ясно, какое направление Гитлер выберет для дальнейшей экспансии.

 В разгар Арагонской операции, 30 марта подал в отставку главный на тот момент «пораженец», сторонник скорейших мирных переговоров министр обороны республики И. Прието. Однако его дело не пропало, и 1 мая Х. Негрин выступил с речью, в которой прозвучали мирные инициативы. Эту речь, как и дальнейшие инициативы подобного рода, Франко оставил без ответа. Он видел, что время работает на него. Так было всегда, кроме короткого периода Чехословацкого кризиса.

Эбро и Чехословакия

 Перегруппировавшись и получив некоторую помощь в июне 1938 г., республиканцы попытались взять реванш. 24 июля армия под командованием Модесто общей численностью ок. 100 тыс. бойцов приступила к форсированию Эбро, чтобы восстановить связь с Каталонией. К 2 августа республиканцы сумели захватить лишь небольшой плацдарм, вокруг которого развернулась ожесточенное сражение, длившееся до 14 ноября. Несмотря на то, что битва на Эбро была позиционной, она требовала от обеих сторон огромного напряжения сил. Это касалось и союзника Франко Муссолини, который, уже в августе ощутил, что фашисты в Испании находятся на пределе своих возможностей. Муссолини, недовольный пассивностью действий Франко, сказал Чиано: «Запиши в своем дневнике, что сегодня, 29 августа, я предсказываю поражение Франко… Красные – это бойцы, а Франко – нет» .

В этих условиях помощь СССР Республике была бы как нельзя кстати, но не будем забывать, что в значительной степени она уже была оказана, и на Эбро действовало оружие, переправленное через французскую границу в апреле-июне. Уже в августе стало ясно, что республиканское наступление выдохлось, и дальнейшее сражение является моделью Первой мировой войны, борьбой на истощение. В то же время произошло резкое ужесточение пограничного режима, связанное с мюнхенским дрейфом политики Даладье. И, наконец, оружие было нужно самому Сталину – он начинал игру с Чехословакией, куда более перспективную, чем зашедшее в тупик испанское противостояние. Именно вовлеченность СССР в Чехословацкие дела является важнейшим объяснением тайм аута, который Сталин взял в Испании. Исход Чехословацкого кризиса автоматически повлиял бы и на ситуацию в Испании. В известном смысле она в это время и решалась в центре Европы.

В случае военного конфликта между Великобританией, Францией, Германией и Италией стороны испанского конфликта автоматически превратились бы в участников большой войны. Это значит, что французы могли послать войска в Каталонию, что резко ухудшило бы положение Франко. В сентябре 1938 г. мир висел на волоске. Гитлер угрожал войной Чехословакии. Великобритания и Франция были связаны с ней союзническими обязательствами. СССР выражал готовность помочь Чехословакии. Если бы СССР, Франция и Великобритания стали бы военными союзниками, политика невмешательства немедленно умерла бы.

12 сентября поверенный в делах при Франко докладывал в Берлин, что в Бургосе считают: европейская война сделает невозможной победу над Республикой. Франко приступил к срочному строительству укреплений на границах с Францией в Пиренеях и в Марокко. Гитлер держал Франко в неведении относительно своих планов, что вызывало нервную реакцию со стороны испанского союзника, интересы которого не принимались в расчет. Более того, Франко сообщил в Лондон, что в случае начала войны он сохранит нейтралитет . Информация об этом вызвала недовольство фюрера и дуче и обещание Даладье не трогать Испанию в случае войны . Но это – до войны. А в случае реальной войны отношение Франции к фашистскому режиму в своем тылу вряд ли осталось бы столь же благожелательным. Тем более, что в случае начала войны из-за Чехословакии пришлось бы договариваться с СССР, и Франко был бы хорошей жертвой. В лучшем для него случае Франция и СССР согласились бы на создание нейтральной Испании на основе компромисса.

 Мюнхен и Мадрид

22 сентября переговоры Гитлера и Чемберлена в Годесберге не удались . 25 сентября Чемберлен встретился с французским генералом Гамеленом, который проинформировал британского премьера: 35 дивизий чехословаков могут в Судетах сдержать 40 немецких, а когда несколько десятков французских дивизий прорвут немецкие заслоны на недостроенной линии Зигфрида.

Правда, за это придется заплатить французской кровью, которой и так немало было пролито на полях Первой мировой войны. Очевидно, что если союзникам не удастся снискать побед на линии Зигфрида, то получить лавры победителей на второстепенном испанском фронте (с помощью республиканских войск) будет весьма соблазнительно. Для Франко ситуация вокруг Чехословакии стала вопросом жизни и смерти.

Но Чемберлен делал все, чтобы избежать войны между Великобританией и Германией. Его имя было связано с линией мира, а война вела к непредсказуемым последствиям, революционной перестройке Версальской системы в какую-то новую, возможное вмешательство других стран, включая СССР. В случае большой войны СССР мог бы открыто послать войска на испанский плацдарм. Этого английские консерваторы не желали.

26 сентября Чемберлен вынужден был предупредить Гитлера — если он вторгнется в Чехословакию, Франция и Великобритания объявят Германии войну. В ответ в своей очередной речи Гитлер разразился проклятьями в адрес Чехословакии и не оставил сомнений у мира — фюрер Германии готов к нападению. Несмотря на крайнее возбуждение, Гитлер не забыл поблагодарить Чемберлена за миротворческие усилия и напомнить, что если чехи отдадут Судеты, им ничего более не будет угрожать: «нам не нужны чехи». И вообще, «это мое последнее территориальное притязание к Европе» .

Укрепления в Судетах заняли около 800 тысяч чехословацких солдат. У немцев было примерно столько же, но на двух фронтах. Однако чехословаки не верили, что у них есть шансы при борьбе один на один. В Англии с ужасом ждали удара немецкой авиации. Из Лондона, готовившегося к бомбардировкам, эвакуировали детей. Казалось, ничто не может остановить большой европейской войны. Но нет пределов искусству миротворцев.

Войска Франции, Германии и Чехословакии занимали позиции вдоль границы. Венгрия и Польша надеялись на свой кусок Чехословакии. Но Румыния и Югославия предостерегли Венгрию от вмешательства, а Италия и не думала о мобилизации. Британский флот готовился к выходу в море, готовясь блокировать германское побережье. Красная армия не могла пройти в Чехословакию через территорию Польши и Румынии, но авиация готовилась к перебазированию на чешские аэродромы . Испания с удовольствием предоставила бы советскому флоту свою территорию для действий против Италии, если бы согласие на проход в Средиземное море дала бы Турция.

Как не подсчитывай соотношение сил, «1 октября 1938 года Германия была не готова вести войну против Чехословакии, Англии и Франции одновременно, не говоря уже о России. Развязав войну, Германия быстро бы ее проиграла, и это стало бы концом для Гитлера и третьего рейха» .

Чемберлен не оставлял надежд спасти мир. Мотивы западной политической элиты, стремившейся к компромиссу с нацизмом, Чемберлен изложил в своей речи вечером 27 сентября: «Страшно, невероятно, немыслимо! Мы роем траншеи… здесь… из-за спора, разгоревшегося в далекой стране между людьми, о которых мы ничего не знаем…» Полезно больше знать о людях, судьбы которых берешься решать. Еще раньше «великие люди» пытались решать судьбы Испании, тоже не понимая, какие силы столкнулись на ее земле.

Отвечая Гитлеру, Чемберлен заявил: «Я не поверю, что из-за задержки на несколько дней решения давно возникшей проблемы вы возьмете на себя ответственность начать мировую войну, которая может привести к гибели цивилизации» . Даже непродолжительная война в Европе могла, по мнению Чемберлена, привести к гибели неустойчивого порядка вещей, который Чемберлен считал цивилизацией. Муссолини говорил своему министру Чиано: «Англичане не хотят воевать. Они стараются отступать, отступать как можно медленнее, но не воевать» .

Испания, опыт которой стоял перед глазами европейских политиков, позволяла им извлекать из событий те уроки, какие они хотели. Картина кровавой затяжной войны пугала их. Париж и Лондон не хотели стать Мадридом. Вожди Запада не понимали, что фашизм несет с собой войну неизбежно, просто в силу сущности своей идеологии как национал-тоталитаризма, тотального господства одного этноса над другими этносами по праву силы. А могущественные лидеры, предававшие Испанскую республику, рассуждали о мире в Западной Европе (что означало войну за ее пределами). Если Испания – модель европейского будущего, то она ужасна. В Испании необходим компромисс – это понимает даже Негрин. Значит, и в Европе необходим компромисс. И пусть фашизм ищет свои жертвы на востоке.

Одновременно и Муссолини, в чьи планы война с сильным противником совершенно не входила, стал уговаривать Гитлера пойти на соглашение с британцами. Откликнувшись на призыв Чемберлена и Рузвельта, дуче выступил с инициативой новой международной конференции по Чехословакии. Поняв, к чему клонится, французы, которым предстояло воевать на суше, решили превзойти Чемберлена по щедрости за чужой счет. Министр иностранных дел Франции Бонне предложил план, по которому почти все требования Гитлера удовлетворялись немедленно.

Теперь можно было созывать конференцию. Гитлер взял инициативу этого дела в свои руки, пригласив в Мюнхен представителей Великобритании, Франции и Италии. Но не Чехословакию. И союзники Чехословакии, кроме проигнорированного Гитлером Советского Союза, с этим согласились. Получив приглашение в Мюнхен, Чемберлен в парламенте зачитал телеграмму Гитлера. Она вызвала восторг в палате депутатов, которые в экстазе кидали вверх бумаги и славили мудрого премьера. Мюнхенская встреча стала решенным делом.

В ночь на 30 сентября Гитлер, Чемберлен, Муссолини и Даладье поставили свои подписи под соглашением о разделе Чехословакии. Война против фашизма была отложена, и это делало положение Испанской республики почти безнадежным. Отныне и Франция не намерена была использовать ее как противовес против Италии, отношения с которой резко улучшились.

После подписания соглашения Чемберлен не отказал себе в удовольствии еще раз побеседовать с Гитлером, предложив ему дальнейшее развитие мюнхенской дипломатии для решения оставшихся в Европе кризисов и проблем, включая проблему Испании и… России. Гитлер подписал предложенное Чемберленом коммюнике, в котором определялось, «что метод консультаций стал методом, принятым для рассмотрения всех других вопросов, которые могут касаться наших двух стран», что позволит «содействовать обеспечению мира в Европе» . Но использовать Мюнхенский механизм для решения проблемы Испании он не хотел – там хватало «невмешательства», то есть блокады республики.

2 октября Негрин в радиовыступлении задал вопрос: неужели националисты хотят продолжать войну до полного уничтожения испанского народа? Этот новый призыв к миру повис в воздухе – после Мюнхена у Франко отлегло от сердца, а выступление Негрина выглядело криком отчаяния.

Единственным успехом «дела мира» в Испании стал вывод из нее интербригад в обмен на вывод примерно такого же количества итальянских «добровольцев» (примерно 10 тысяч с каждой стороны). После прощальных парадов интернациональных бойцов, которые прошли в ноябре по обе стороны фронта, у Франко осталось около 90 000 итальянцев и все немецкие советники. Впрочем, вывод интербригад продолжался до февраля, и последним их подразделениям пришлось отступать во Францию под огнем противника.

30 октября Франко перешел в контрнаступление на Эбро.

 Последний шанс

 Ответственность западной либеральной элиты за «невмешательство» и «умиротворение» естественным образом вызывает поиск оправданий, и одно из них – СССР вел себя также. «Когда в Мюнхене в сентябре 1938 г. стало ясно, что западные демократии не готовы выступить против фашистской агрессии, — пишет Д. Пуццо, — Кремль решил сформулировать и проводить иную политику. С конца 1938 г. СССР прекратил поставки оружия в Испанию» . Это распространенное на западе мнение, которое априори исходит из национального эгоизма Сталина, верно «с точностью до наоборот».

Поставки возобновились в декабре 1938 г., при чем в кредит. В декабре 1938 г. на эти нужды было выделено 100 млн. долл. (для сравнения – в марте 70 млн. долл.), на 55 млн. оружие было переправлено во Францию . В условиях изоляции Сталин попытался «зайти с тыла» к консолидировавшемуся Западу.

Но 23 декабря Франко начал наступление на Каталонию. Регулярная армия, созданная правительством Негрина взамен милиционной системы 1936—1937 гг., не смогла сдержать наступление франкистов. 5 корпус Листера отступал. 10-й корпус, в котором сражались каталонские анархисты, еще держался, когда фронт регулярных частей был прорван. Начался исход республиканцев из Каталонии во Францию.

П. Тольятти называет одной из важнейших причин падения Каталонии “сильную усталость масс”. Речь может идти не только об усталости, но и о разочаровании рабочих в режиме. Правительство Негрина отобрало социальные завоевания 1936 г., и трудящиеся не хотели защищать чуждую им власть даже против франкистов. “Бригады молодежи, воздвигавшей баррикады, встречали сопротивление со стороны групп женщин из народа, которые со слезами вырывали у них из рук лопаты и кирки,” — рассказывает Тольятти. Как эта картина отличается от ситуации 1936 г.

Склады во Франции были переполнены советским оружием, но оно не могло быть передано по назначению. После падения Каталонии последние надежды на транзит через Францию исчезли. 4 февраля 1939 г. поставки оружия в Испанию из СССР прекратились окончательно. Рисковать советскими кораблями Сталин не стал, для него игра уже не стоила свеч.

Однако это еще не значит, что Испанская республика была обречена. Ее просто перестали учитывать как фактор европейской игры. Тем не менее, сама эта игра перешла в решающую фазу, и большая развязка стала вопросом нескольких месяцев. Ресурс существования республики также исчислялся месяцами. В этом заключался последний шанс Республики на выживание. Но мятеж Касадо ускорил развитие событий. История сложилась так, что Республика не дожила до 1 сентября 1939 г. Ее падение 1 апреля стало одним из (хотя уже далеко не важнейшим) сигналом для Сталина о необходимости смены внешнеполитической стратегии. Падение Испанской республики стало зримым доказательством краха стратегии Народного фронта и коллективной безопасности, на которую Сталин с таким трудом пошел в 1934—1936 гг. И для Испании перипетии 1938 года не прошли даром. Франко определился с позицией нейтралитета, к которой стал склоняться уже в тревожные мюнхенские дни. Хотя бы в одном Республика победила – она обескровила франкизм и не дала втянуть Испанию во Вторую мировую войну.

Шубин А.В.

www.soviethistory.ru

Гражданская война в Испании и ее влияние на систему международных отношений

Московский Гуманитарный Университет

Факультет международных  отношений, культурологи и туризма       

Кафедра международных  отношений и дипломатии

 

 

 

 

 

Курсовая работа на тему:

» Гражданская  война в Испании и ее влияние  на систему международных отношений»

Специальность-350200»международные отношения»

 

 

 

 

 

 

Выполнила: Молодина Диана Олеговна

Студентка второго  курса факультета международных  отношений, культурологи и туризма

Группа мо-201

Научный руководитель: Надточей Ю.И

 

Москва 2012 

Содержание

  1. Введение
  2. Сущность, причины возникновения гражданской войны в Испании
  3. События накануне антиреспубликанского мятежа
  4. Начало гражданской войны в Испании. Состав участников и соотношение сил на первом этапе Гражданской войны
  5. Гражданская война в Испании и международное противостояние ведущих европейских держав
  6. Итало-германский интерес в Испанском вопросе
  7. Комитет по «невмешательству»
  8. Иностранная помощь и участие добровольцев в Испанской гражданской вой
  9. Итало-германская интервенция
  10. Интербригады и советское участие в гражданской войне
  11. Краткая хронология основных событий гражданской войны 1936-1939.Итоги
  12. Заключение
  13. Список использованных источников и литературы

 

 

 

 

 

1.Введение

 

Любая война — трагедия для каждого, кто в ней участвует. Но все же особое горькое свойство есть у войн гражданских. Гражданская война в Испании формально продолжалась три года — с 11936 по 1939-й.

Актуальность темы исследования. Одной из ведущих проблем ушедшего XX века была проблема войны и мира. Заставив человечество за одно столетие содрогнуться от двух мировых войн, история регулярно посылала ему испытания в виде региональных конфликтов. Именно в XX веке им в полной мере стала присуща такая черта, как интернационализация, или вмешательство в конфликт прямо или косвенно третьих сил в поддержку воюющих сторон. В этом контексте представляется важным исследование проблем решения региональных и локальных конфликтов дипломатическими, экономическими, военным и иными путями и методами. Среди таких конфликтов выделяется Гражданская война в Испании 1936-1939 гг. Разные международные аспекты Гражданской войны в Испании определяли на начальном этапе политику каждого из ее прямых или косвенных участников, при единой цели - не дать ей трансформироваться в общеевропейскую. Выход был найден в провозглашении политики «невмешательства». Но, пройдя несколько этапов интернационализации, Испанская война превратилась фактически в общеевропейский конфликт. Не будет преувеличением сказать, что бикфордов шнур второй мировой войны в Европе тянулся из Испании.

Глобализация испанской проблемы затронула в разной степени и форме ведущие державы и оказалась одним из существенных системообразующих факторов в отношениях между ними. Разноплановая борьба вокруг Гражданской войны в Испании не способствовала ни решению испанского вопроса, ни смягчению общеевропейских проблем.

Предметом исследования являются международные аспекты  Гражданской войны в Испании 1936-1939 гг.: политический, военный, пропагандистский, «невмешательство» как феномен  международных отношений, средиземноморский.

Хронологические рамки исследования определяются временными границами Гражданской войны в Испании: 1936-1939 гг.2

Цель исследования: дать комплексный анализ международных  аспектов Гражданской войны в  Испании 

Задачи работы:

  1. восстановить ход, этапы, формы и результаты интернационализации событий в Испании.;
  2. сравнить геостратегические задачи ведущих европейских стран в связи с началом Гражданской войны в Испании;
  3. проанализировать основные тенденции пропагандистской войны в Европе вокруг испанской Гражданской войны
  4. рассмотреть военно-стратегическую составляющую международных аспектов испанского конфликта.

Методологическая основа исследования: Методологической основой  исследования является принцип историзма, предусматривающий рассмотрение всех процессов и явлений, как в  развитии, так и во взаимной и временной связи и обеспечивающий комплексный подход к источникам, их компаративный анализ.

2. Причины гражданской войны в Испании

 

Историческая обстановка XIX - начала XX века постепенно подвела  Испанию к Гражданской войне. Поэтому важно рассмотреть динамику событий, пиком которых стал 1936-й год.

Моментом, важным для  истории Испании, стало принятие в 1812-м 3году конституции, по которой были объявлены национальная независимость Испании. По конституции все испанцы уравнивались в правах перед законом, упразднялась инквизиция и лишались своих сословных привилегий дворяне, колонии Испании приравнивались в правах к метрополии. Эта конституция была первой в истории Европы буржуазно-демократической конституцией.

В начале XIX века, когда Наполеон пытался захватить Европу, Испания дала ему категоричный отпор, однако такое положение не длилось долго. После того, как Наполеон был разгромлен испанскими патриотами под Викторией, к власти пришёл король Фердинанд VII. Он упразднил конституцию, восстановил инквизицию и снова окружил себя дворянством, которому вернул его права.

Очередная буржуазная революция  вспыхнула в 1820-м году под предводительством  Рафаэля Риэго. Однако, уже в апреле правительство Испании призвало на помощь французских интервентов и к октябрю конституционное правительство Риэго капитулировало и восстание было подавлено. Фердинанд VII восстановил абсолютную монархию.

Вся середина XIX века в  Испании - время бесконечных войн между династиями за власть. Одновременно с этим ещё в 20-х годах, благодаря национально-освободительному движению в Латинской Америке, Испания лишилась большинства своих колоний, сохранив лишь Кубу и Пуэрто-Рико. На фоне всех этих событий и третьей испанской революции (1834-1843 гг.) 4понемногу развивался капитализм, внося свои коррективы в общее развитие страны. Промышленный переворот, появление текстильных фабрик и металлоперерабатывающих предприятий, первая железная дорога, построенная в 1848 году между Барселоной и Матаро влияли на социально-политическую обстановку в обществе - увеличивалось количество пролетариев. Последующие революционные события окончательно разгромили Кортесов (правящая династия Испании), а чуть позднее, в 1868-м 5году восстание на флоте заставило королеву Изабеллу II бежать из страны. Этим закончилась эпоха абсолютной монархии в Испании.

Однако, Испания всё  ещё оставалась экономически отсталой страной. Сильное влияние оказывали  на политику и внутреннюю жизнь анархисты. А вот созданная испанская социалистическая рабочая партия большого влияния не имела, что не мешало ей пытаться занять лидирующее положение. На фоне прочих событий произошло ещё две внутренние войны (карлистские войны), установление первой республики (1873-18746), война с Америкой (1898г.), потеря Кубы, Пуэрто-Рико и Филиппин.

После Первой мировой  войны состояние экономики Испании  снова стала ухудшаться. Как и  все страны, она подходила к  периоду общего экономического кризиса, решению которого совершенно не способствовало четырехлетнее стачечное движение в промышленности, спровоцированное анархо-синдикалистами Каталонии. Постоянная борьба за власть и влияние над страной, над быстро формирующимся классом рабочих. И поскольку борьба за эту самую власть для некоторого количества партийных лидеров было важнее, чем борьба с кризисом, положение в Испании постепенно становилось только хуже. Пока Примо де Ривера - не установил военную диктатуру.

Диктатура не понравилась  испанским патриотам, уже привыкшим  за довольно длительный период истории  противостоять тем, кто пытается ущемить хоть какие-то права. С конца 1920-х годов движение сопротивления вело активную борьбу против диктатора и в 1930-м 7году Примо де Ривера вынужден был подать в отставку. В Испании провели выборы и в апреле 1931 года во всех крупных городах одержали победу республиканцы. Последний монарх, который ещё надеялся на победу в выборах - Альфонс XIII - был обвинен в том, что пособничал диктатору и 14 апреля 1931 года вынужден был покинуть страну.

Новое республиканское  правительство не было готово решать экономические и политические проблемы. К тому же боялось откровенно решать все спорные вопросы в пользу пролетариев, чтобы не лишиться окончательно поддержки "правых" - националистов. Таким образом, временное правительство, состоявшее из левых республиканцев и социалистов, за два года своего существования не решило ни аграрных, ни национальных вопросов. Не исключено, что категоричное решение этих самых вопросов в пользу пролетариата привело бы к ещё более скорой гражданской войне. Страна нуждалась в том, чтобы её вывели из экономического кризиса и политического хаоса, но ничего подобного сделано не было.

Многопартийная система, которая разделила всю страну на два больших лагеря (республиканцев и националистов), одновременно внутри каждого лагеря делилась на множество  отдельных партий, которые в целом так же не могли прийти к согласию. Республиканцы делились на центристов, либеральную демократию, анархистов, социалистов и различные ответвления от этих партий. Их поддерживали преимущественно крупные города и промышленные регионы, то есть, те области, где достаточно много было рабочего класса. Националисты в свою очередь делились на монархистов-карлистов, монархистов-альфонсистов, фалангистов, сторонников партии СЭДА, представителей других католических и консервативных организаций. Националистов открыто поддерживала католическая церковь, провозгласившая нечто вроде "крестового похода" против безбожия и "марксистского хаоса". Живейший отклик призывы националистов находил в сельской местности, так что наибольшую поддержку лидер националистов - профашистский генерал Франсиско Франко - нашёл именно в крупных сельскохозяйственных провинциях Наварра и Галисия.

К 1936-му 8году временное правительство начало всё-таки проводить национализацию предприятий и земельных угодий. Правые ответили на это террором, убив нескольких членов партии Народного фронта (левых, республиканцев). Начались поджоги церквей, при чём занимались этим и националисты и республиканцы, больше с целью обвинить противоположную сторону либо в "безбожии", либо в провоцировании мятежа. В 1936-м году 9в Мадриде кто-то пустил слух, что монахи раздают детям пролетариев отравленные конфеты и этот ни на чём не обоснованный слух привёл к тому, что множество монахов и священников было убито разъярёнными пролетариями.

Временное правительство не могло взять ситуацию под контроль. По всей стране представители различных партий спонтанно воевали друг с другом. Произвол со стороны республиканцев и националистов способствовал тому, что народ Испании, по крайней мере, та его часть, которая страдала от беспорядков и боялась попасть под чей-нибудь нож, готов был принять любого лидера, лишь бы только он наведёт порядок и прекратил беззакония. Генералы испанской армии Хосе Санхурхо, Эмилио Мола Видаль и Франсиско Франко сделали попытку стать такими лидерами, подняв военный мятеж против республиканской власти.

 

 

3. События накануне антиреспубликанского мятежа

 

Республиканское правительство  фактически поставило себя на грань  политического банкротства. Оно  отпугнуло правых, не выполнило требований левых. Практически во всех вопросах - политических, социальных и экономических - обострились разногласия, что привело влиятельные партии к прямой конфронтации. Обе стороны естественным образом пришли к логическим завершениям своих идей: коммунисты и многочисленные «им сочувствующие» принялись призывать к революции, подобной Октябрьской 1917 10года в России, а их противники, соответственно, - к крестовому походу против «призрака» коммунизма, постепенно обретавшего плоть и кровь.

В феврале 1936 года проходят очередные выборы, и атмосфера накаляется уже стремительно. Победа (с минимальным преимуществом) достается Народному Фронту, но главная партия коалиции - Социалистическая отказывается формировать правительство. С другой стороны, правые силы под руководством Хиля Роблеса (Испанская конфедерация автономных правых - СЕДА), неспособные на столь решительные и «театральные» действия, потеряли престиж. А «свято место пусто не бывает», и их нишу постепенно заняла военизированная Фаланга - партия, позаимствовавшая черты европейского фашизма. Ее неформальные лидеры - генералы, под чьей командой находились тысячи «штыков», показались властям более реальной угрозой. Последовали очередные «меры»: основных подозреваемых в подготовке мятежа превентивно выслали подальше от стратегических пунктов Пиренейского полуострова. Эмилио Мола попал в качестве военного губернатора в Памплону, а менее заметный, добродушный с виду Франсиско Франко - и вовсе на «курорт», на Канары.

Сам Франко испытывал  колебания вплоть до последнего решающего  момента. Усугубление хаоса в Испании, выразившееся в беззаконии и разгуле левых сил, которых правительство, судя по всему, не могло обуздать, в конце концов, заставило армейских заговорщиков принять решение о начале военного переворота с целью захвата власти, «план» которого они вынашивали начиная с апреля.

Обострение противостояния в стране привело к серии политических убийств - жертвой одного из них 12 июля 193611 стал лейтенант-республиканец Кастильо, ранее застреливший фалангиста.

В ответ был арестован  и зверски убит депутат (и глава  парламентской оппозиции) кортесов Х. Сотело, критиковавший государственную  политику радикалов из революционного комитета. Убийц не нашли, нити заговора шли в резиденцию премьер-министра.

Убийство Кальво Сотело стало поводом, ускорившим военное  выступление националистов 17 июля, ставшее началом гражданской войны.

myunivercity.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *