Как потопили бисмарк: 80 лет назад британцы потопили немецкий линкор Bismarck

Содержание

80 лет назад британцы потопили немецкий линкор Bismarck

27 мая 1941 года отряд британских военных кораблей потопил линкор Bismarck — гордость и самую боеспособную единицу немецкого флота. Опасаясь дальнейших потерь, Адольф Гитлер распорядился ограничить операции крупных кораблей. Нацисты были вынуждены сосредоточиться на подводной войне.

16 марта 1935 года Германия отказалась от соблюдения положений Версальского договора, который разрешал стране иметь флот лишь в составе нескольких небольших кораблей и категорически запрещал подводные лодки. Ограничений для строительства крупных боевых кораблей больше не существовало.

Нацисты решили ввязаться в гонку Франции и Италии, собравшихся делать огромные линкоры нового типа. Предметом жарких споров стало их потенциальное водоизмещение и вооружение. Политическая обстановка в Европе благоволила постройке Германией новых линейных кораблей. Так, 18 июня 1935-го немцы заключили соглашение с Великобританией, позволявшее им создать флот, по суммарному водоизмещению составлявший 35% от британского.

Линейные корабли типа «Бисмарк» были построены на верфях Германии в 1939 году с нарушением лимита водоизмещения Вашингтонского соглашения (более 50 тыс. тонн), имели необычайно мощную броню и были настоящей гордостью немецкого военно-морского флота (кригсмарине). Нацисты успели создать лишь два таких суперкорабля: собственно, Bismarck, названный в честь первого канцлера Германской империи Отто фон Бисмарка, и Tirpitz, получивший наименование по имени адмирала Альфреда фон Тирпица — основателя современного немецкого флота. Это были наиболее мощные линкоры и самые крупные боевые корабли, когда-либо сконструированные в Германии. Они значительно превосходили аналоги, имевшиеся в распоряжении флотов стран-союзниц, в плане вооружения.

Тип «Бисмарк» рассматривался как наследник «карманных линкоров» и в основном предназначался для ведения рейдерских операций против торговых судов.

Паровые турбины Bismarck мощностью в 170 тысяч лошадиных сил позволяли развить скорость до 40 узлов. Корабль был оснащен восемью 381-миллиметровыми орудиями главного калибра, расположенными в бронированных башнях. Общая масса брони, в которую был одет линкор, составляла 16 тысяч тонн. При проектировании Bismarck, поражавшего своим техническим совершенством, были использованы новейшие разработки мирового кораблестроения.

При спуске Bismarck на воду присутствовали Адольф Гитлер и внучка Бисмарка. Однако «карьера» гигантского линкора оказалась совсем не долгой. 21 мая 1941 года линкор под флагом адмирала Гюнтера Лютьенса в сопровождении тяжелого крейсера Prinz Eugen вышел из Гдыни. По плану главного командования ВМС Германии корабли должны были нанести удар по британским морским караванам в Атлантическом океане и отвлечь внимание от активной подготовки к нападению на СССР.

Однако Bismarck и Prinz Eugen были замечены шведским крейсером Gotland, который сообщил о курсе следования немецкой эскадры в Стокгольм.

Среди шведских моряков нашлись симпатизировавшие британцам. Они отправили в Лондон шифровку. В ней сообщался курс продвижения двух тяжелых немецких кораблей и группы эскорта. В тот же день самолеты-разведчики по приказу главкома британских ВМС приступили к поискам Bismarck и Prinz Eugen. Довольно скоро оба корабля были замечены и сфотографированы в норвежском порту Бюрген.

«А в это время в Атлантике находилось в общей сложности 11 английских морских караванов. Опасаясь за их судьбу, адмиралтейство мобилизовало для уничтожения Bismarck и Prinz Eugen все имевшиеся силы. На перехват немецкой эскадры вышли два однотипных линкора King George V и Prince of Wales, а также гордость английского военно-морского флота — крейсер Hood», — отмечается в книге Льва Лайнера «Погоня за «Энигмой».

22 мая 1941-го Bismarck и Prinz Eugen под прикрытием низкой облачности покинули Бюрген и взяли курс на Датский пролив, где вечером 23 мая были обнаружены английскими крейсерами Norfolk и Suffolk. Hood, на котором находился вице-адмирал Ланселот Холланд, и Prince of Wales получили приказ присоединиться к ним для совместной атаки.

В ночь с 23 на 24 мая Холланд сообщил капитанам кораблей план операции: Hood и Prince of Wales должны были атаковать Bismarck, а Suffolk и Norfolk — открыть огонь по Prinz Eugen. Морской бой начался около 6 часов утра. Немецкие корабли заняли более выгодную позицию. В ситуации, когда британские суда не могли использовать кормовые орудия главного калибра, немцы умело воспользовались тактической ошибкой противника и обрушили всю свою огневую мощь на Hood. После второго залпа на нем вспыхнул сильный пожар, а позднее прогремел взрыв. Холланд не пытался покинуть тонущий корабль, оставаясь в своем адмиральском кресле на мостике до конца. Вместе с вице-адмиралом погиб весь его штаб. Спастись смогли лишь три моряка.

«Шок в Лондоне от такой потери был неимоверно велик, однако желание отомстить было еще сильнее, — говорил британский историк Энтони Бивор. – Более сотни английских военных кораблей, включая линкоры King George V и Rodney, а также авианосец Ark Royal приняли участие в охоте на Bismarck».

Катастрофа на какое-то время деморализовала британцев. Между тем Bismarck и Prinz Eugen открыли огонь по Prince of Wales, в который за короткий срок попало восемь снарядов. Спасая линкор от гибели, командир принял решение вывести его из боя. Урон понесли и немецкие корабли: у Bismarck оказалась повреждена носовая топливная цистерна и началась утечка мазута. В погоню за неприятельскими судами отправились Norfolk и Suffolk.

Вечером 24 мая Bismarck неожиданно развернулся и пошел им навстречу.

Британцы отошли и потеряли линкор из виду. Одновременно Prinz Eugen удалось скрыться в юго-западном направлении. Береговые радиостанции британцев сумели запеленговать Bismarck, однако допустили грубую ошибку при определении его местонахождения. В результате английская эскадра, посланная на перехват Bismarck, на полной скорости пошла в обратном направлении.

Позднее корабль-гигант был обнаружен в районе французского Бреста. Охота началась заново. 25 мая 1941 года командование Королевского ВМФ распорядилось бросить в ход торпедоносцы. В 10:30 утра 26 мая летающая лодка Catalina обнаружила Bismarck. В течение дня британская палубная авиация отслеживала положение немецкого линкора и его скорость. Около 20:00 26 мая на Bismarck была совершена первая атака, не давшая, впрочем, желаемого результата. Только в ходе повторной атаки одна из выпущенных торпед попала в кормовую часть немецкого линкора. Последовавшим взрывом у Bismarck заклинило руль и повредило винты. В результате он вынужденно изменил курс следования и пошел малым ходом. По ошибке британская авиация атаковала и свой же крейсер Sheffield. Однако из-за проблем со взрывателями торпеды в него не попали.

Пытаясь уклониться от торпед, Bismarck после потери управления приблизился к Sheffield на расстояние видимости и обстрелял его, не добившись попаданий. Немецкое командование почти не имело возможности помочь своему линкору. Самолеты люфтваффе не могли действовать ночью.

Преследование Bismarck продолжалось. Отряд британских кораблей нагнал свою цель 27 мая 1941 года около 9 часов утра. В этот момент противники находились почти на встречных курсах. Первым контакт с Bismarck установил Norfolk. Разгорелся ожесточенный бой. Через час после его начала вся артиллерия главного калибра Bismarck была выведена из строя и лишь противоминные пушки еще в течение 10 минут продолжали стрелять. Британские линкоры начали расходиться, чтобы не мешать друг другу. В этот момент адмирал Лютьенс послал свою последнюю радиограмму: «Корабль не в состоянии маневрировать. Будем сражаться до последнеuо снаряда. Да здравствует фюрер».

Окутанный дымом и пламенем, Bismarck по-прежнему держал заданный курс. Британские линкоры стреляли по нему как по учебной мишени. Вскоре пришел приказ добить Bismarck торпедами. Но и после торпедной атаки корабль не затонул.

В 10:36 Bismarck перевернулся и ушел под воду только после того, как уцелевшие немецкие моряки открыли кингстоны. Это произошло в 450 милях от Бреста. В последнем бою линкора погибло более 2 тыс. членов команды и нештатного состава. Выжили и были подняты на британские суда 115 человек. После потери Bismarck Гитлер стал ограничивать морские операции крупных надводных кораблей, опасаясь дальнейших потерь.

Германия сосредоточилась на подводной войне.

Следующей целью британцев стал Tirpitz. Охота длилась более двух с половиной лет: союзникам удавалось настигать суперлинкор и даже наносить ему ощутимый урон, однако Tirpitz всякий раз чинили и возвращали в строй. Немцы дорожили кораблем, старались задействовать его со всей осторожностью и, как следствие, редко. Британские военные самолеты потопили гигантский линкор у берегов Норвегии 12 ноября 1944 года. Поучаствовала в схватке с Tirpitz и советская подлодка К-21. Уничтожение линкора-исполина развязало руки флоту союзников в Северной Атлантике и Северном Ледовитом океане.

В 1988 году начались поиски Bismarck. Год спустя обломки линкора были обнаружены на глубине 4790 м на склоне потухшего подводного вулкана.

Битва за Атлантику: как гибель корабля может обернуться победой флота

Дело в том, что столкновение с британцами не прошло для флагмана германского флота бесследно. Линкор получил серьезную пробоину ниже ватерлинии, в результате чего начал крениться на правый борт.

По этой причине, а также из-за нехватки топлива адмирал принял решение вести «Бисмарк» к берегам Франции, чтобы там отремонтировать корабль и пополнить свои запасы горючего. «Принцу «Ойгену» было приказано самостоятельно атаковать британские конвои.

Между тем, разъяренные гибелью «Худа» англичане не собирались так просто дать уйти немцам. Тем не менее к вечеру 24 мая «Бисмарку» и «Принцу Ойгену» удалось оторваться от преследователей. Тяжелый крейсер пришел через 10 дней во французский Брест, а вот судьба линкора сложилась куда трагичнее.

Уничтожить «Бисмарк»!

Лютьенс не знал, что британцы потеряли из виду его корабль, и утром 25 мая 1941 года дал несколько тревожных радиограмм об этом в главный штаб. Это позволило англичанам перехватить сообщения и с помощью гидросамолетов установить местонахождение противника. Дальше в дело вступили торпедоносцы.

26 мая британские самолеты несколько раз атаковали «Бисмарк», вылетев с авианосца «Арк Роял». При этом одна из выпущенных торпед попала в кормовую часть и заклинила рули управления. В итоге грозный линкор потерял способность к маневрированию и стал жертвой надводных кораблей Великобритании, которые не замедлили воспользоваться его беспомощным положением.

Однако потопили «Бисмарк» не английские снаряды и торпеды. Немецкие моряки, видя безвыходное положение, открыли кингстоны, и утром 27 мая 1941 года «Бисмарк» ушел под воду, «прихватив» с собой 2104 человека во главе с незадачливым адмиралом Лютьенсом.

Проигранная битва

После этого Третий рейх оставил всякую надежду на успешные действия своих надводных кораблей в Атлантике и до конца войны прятал линкоры и тяжелые крейсеры в портах.

Вновь на острие борьбы с морскими перевозками оказались немецкие подводные лодки. Но и они не оправдали надежд. С апреля 1943 года совместные англо-американские морские конвои стали оснащаться таким количеством противолодочных кораблей и морской авиации, что подступиться к торговым судам стало невозможно.

На каждый потопленный корабль приходилась одна уничтоженная подводная лодка. К этому добавился коренной перелом на советско-германском фронте, куда Третьему рейху приходилось направлять свои основные материальные и технические усилия.

А после катастрофического поражения вермахта на полях Украины, Белоруссии, Прибалтики и высадки союзников в Нормандии битва за Атлантику была нацистами проиграна окончательно и бесповоротно.

Гибель «Бисмарка» и война на море

В. Дымарский― Добрый вечер, это программа «Дилетанты» из Санкт-Петербурга. Веду ее я, Виталий Дымарский.

Мы приступаем к программе «Дилетанты». Как известно, она всегда в той или иной степени связана с номером журнала «Дилетант», и поскольку номер журнала у нас совершенно свежий, буквально вчера я получил первые номера этого журнала. Июльский номер, но он вышел, видите, в конце июня. Он вышел 22 июня из типографии и посвящен 41-му году, всем трагедиям, я бы сказал, 41-го года. И поэтому такой вот точный выход журнала 22 июня. Ровно в день 75-летия начала Великой Отечественной войны.

Итак, 41-й год, есть огромное количество тем у нас в журнале. Сегодня мы берем только одну из них, тоже довольно любопытная – мой гость, я его вам еще не представил, теперь представляю: Дмитрий Прокофьев. Добрый вечер.

Д. Прокофьев― Добрый вечер.

В. Дымарский― Вы не первый раз у нас в эфире.

Д. Прокофьев― Да.

В. Дымарский― Петербургский историк и экономист, так скажем.

Д. Прокофьев― Или экономист и историк, скорее так.

В. Дымарский― В этом же номере журнала выступает со статьей, посвященной ленд-лизу.

Д. Прокофьев― Да, но уже была передача.

В. Дымарский― Да, но поскольку мы с Дмитрием Прокофьевым уже про ленд-лиз рассказывали в нашей программе, я его сегодня переключил на другую тему, где автор был другой, но всегда же интересно другой, немного иной взгляд на проблему или на сюжет услышать. Поэтому мы сегодня комментируем статью, которая называется «Линкор «Бисмарк» — триумф и гибель». Это удивительная история, о которой, с одной стороны, многие знают, но с другой стороны, мало что известно в нашей стране.

Д. Прокофьев― Да, потому что у нас это не стало таким событием, каким оно стало для мировой истории, и для британской истории, и для немецкой. В истории Второй мировой войны это знаковое событие.

В. Дымарский― Речь идет о боевом походе самого большого линкора в истории Европы, это был май 41-го года, он продлился всего 10 дней, но он стал действительно за эти 10 дней, которые – я не знаю, потрясли ли они мир…

Д. Прокофьев― А они вполне в тот момент потрясли мир, потому что поход «Бисмарка» был на тот момент самым – событием, вот первая половина 41-го года на фронтах Второй мировой войны – это, безусловно, самое важное событие. До 22 июня, конечно же.

В. Дымарский― Давайте вот это событие, которое для мира и для Европы было действительно событием. Для нас оно таким, во всяком случае, в нашей исторической памяти оно не на первых местах.

Д. Прокофьев― Ну, потому что на фоне наших трагедий и триумфов оно, конечно, скрадывается и осталось незамеченным.

В. Дымарский― Давайте на этом сегодня остановимся поподробнее. Я думаю, что мы можем узнать очень много интересного.

Д. Прокофьев― Да.

В. Дымарский― Во-первых, о самом корабле. То есть, это был некий такой рекорд?

Д. Прокофьев― Дело не просто в рекорде. «Бисмарк» создавался в рамках целой военно-морской стратегии, и можно сказать, что «Бисмарк» был зачат, вот эта сама идея, за четверть века до его похода.

В. Дымарский― То есть, еще в ходе Первой мировой войны.

Д. Прокофьев― В ходе Первой мировой войны, сразу после нее. Потому что после Первой мировой войны, как, знаете, разбитые армии хорошо учатся, немецкие адмиралы выступили с новой концепцией военно-морской стратегии. Они анализировали причины поражения Флота открытого моря германского с Гранд-Флитом Великобритании, и пришли к выводу, что изначально не надо было связываться в перестрелке с британскими линкорами. Если Англия как остров (Великобритания) зависит от морской торговли, немцы рассуждали, что нужно парализовать эту морскую торговлю, что им не удалось сделать в Первую мировую войну, давайте сделаем это во Вторую мировую войну, создав для этого специальные ударные корабли, которые объединят в себе скорость крейсеров и орудийную мощь линкоров.

То есть, такие корабли, которые могли бы в случае необходимости сражаться с охранением конвоев и победить их, если они уступают более тяжелым линкорам англичан, они смогут уйти, оторваться на скорости, и они смогут в океане догнать любой конвой и уничтожить его. Высокая скорость, исключительно мощные и точные орудия и большая автономность.

В. Дымарский― Большая автономность – это дальность плавания.

Д. Прокофьев― Да, дальность плавания. Первым был линкор «Дойчланд» с какой-то сумасшедшей дальностью плавания в 20 тысяч морских миль, для линейного корабля огромной. И вот в рамках этой концепции были созданы сначала линкоры «Шарнхорст» и «Гнейзенау», а потом линкоры класса «Бисмарк». Вот «Бисмарк» и «Тирпиц». «Бисмарк» был первым и стал наиболее знаменитым.

В. Дымарский― У нас фотография есть в журнале «Бисмарка». Ну, надо сказать, что он очень красивый.

Д. Прокофьев― Очень красивый, безусловно, один из самых красивых. Вообще линейные корабли, вот крупные корабли, они не только эстетически прекрасны, на тот момент это вообще высшее достижение военных технологий, это самые сложные военные устройства того времени. До изобретения атомного оружия, всех этих ракет и так далее, безусловно, линейный корабль – это такой символ военно-морского могущества, символ технологической мощи, символ страны в большой степени.

Например, Советскому Союзу так и не удалось построить ни одного линейного корабля орудийного. У товарища Сталина, были у него те линкоры, которые остались от царя Николая, да? Они хотели построить, но…

В. Дымарский― Советский Союз после революции не построил?..

Д. Прокофьев― После революции Советский Союз не построил ни одного линкора, был построен, высшим достижением кораблестроения были крейсера «Киров» и «Максим Горький», на Балтике были построены, и они в принципе по водоизмещению размером относились к классу легких крейсеров, но на них стояли тяжелые 180-миллиметровые орудия.

В. Дымарский― И как это все между собой?..

Д. Прокофьев― Ну, поставили, потому что хотели более точные, более крупные пушки. Вот это из крупных кораблей высшее достижение советского кораблестроения довоенного, конечно. Потому что во время войны Советский Союз не построил, понятно, ни одного корабля.

В. Дымарский― Тем не менее, союзники начали тоже строить линкоры.

Д. Прокофьев― Союзники… нет, Советскому Союзу они поставляли корабли-тральщики, фрегаты.

В. Дымарский― Для себя построили?

Д. Прокофьев― Для себя – да.

В. Дымарский― Да, вот «Айова» огромный американский.

Д. Прокофьев― «Айова», да, он был в строю до 21-го века.

В. Дымарский― И японский «Ямато».

Д. Прокофьев― Японский линкор «Ямато», который считается крупнейшим самым тяжелым кораблем мира, он был потоплен в 45-м году. А линкоры «Айова» и «Миссури», они прошли всю войну.

В. Дымарский― Ну, «Бисмарк» спущен на воду в феврале 39-го года, вслед за ним вот этот «Ямато» в 40-м году, а «Айова» — уже 42-й год.

Д. Прокофьев― Да.

В. Дымарский― То есть, получается, что у «Бисмарка» не было конкурентов на море?

Д. Прокофьев― Ну, наверное, только британские линкоры, конечно. Потому что у них были линкоры, тот же знаменитый «Родни» с орудиями 406 миллиметров, более тяжелые орудия. Был линейный крейсер «Худ», который первым сразился с «Бисмарком» в артиллеристском бою, он был подлиннее даже, он был крупнейший, самый большой корабль мира по размерам.

В. Дымарский― Дмитрий, возвращаясь к походу «Бисмарка», вот тому 10-дневному походу. Там что, больше было практической пользы от этого похода, или демонстрации силы?

Д. Прокофьев― Нет, это была, конечно, часть стратегии, потому что дело в том, что немцы уже добились серьезных результатов именно действиями своих рейдеров. Вот этих тяжелых кораблей, которые выходили в Атлантику и атаковали британские конвои. Надо понимать, что здесь задача была не столько в потоплении конвоев, в потоплении судов, сколько в разрушении всей системы морской торговли.

В. Дымарский― Системы не торговли, а снабжения?

Д. Прокофьев― Снабжения. Если вы знаете о том, что в океане находится гигантский корабль противника, способный уничтожить любой конвой без прикрытия, это означает, что вам приходится прикрывать все конвои. Вы не можете решить, что этот конвой мы защищаем, а этот нет – вы прикрываете все конвои, у вас замедляются все перевозки, у вас дезорганизуется вся система, самое главное, она становится непредсказуемой – вы не знаете, в каком месте какой противник нанесет удар, и в результате у вас оказывается снабжение линии парализовано, не говоря о том, что вам приходится из вот вашей силы, крупной линейной силы – с таким кораблем могли сражаться только линкоры, аналогичного класса на море ведут бой только самые сильные, вам приходится их рассредоточивать. И противник владеет инициативой.

В принципе, концепция морской мощи, которую сформировал когда-то великий военно-морской мыслитель адмирал Мэхэн, британский адмирал сэр Фишер, человек, который был инициатором строительства этих линкоров дредноутов, он говорил: что такое господство на море? Это значит, что любая посудина под нашим флагом в любой точке моря плавает свободно и безопасно. Если мы не можем этого обеспечить, свободного безопасного плавания любому кораблю, значит, господства на море нет. То есть, это была именно битва за господство на море, за безопасность системы морского снабжения. И немцы наносили очень тяжелые удары, потому что англичане в данной ситуации не могли противопоставить их тактике: удар – отход, удар – отход. Ни «Шарнхорст», ни «Гнейзенау», которые вот линкоры ходили до «Бисмарка», они старались не ввязываться в перестрелку с линкорами англичан. Уничтожен конвой – и уходят обратно на базу.

В. Дымарский― Тем не менее, появление «Бисмарка», оно произвело впечатление на тех же англичан, ну, как главной морской державы европейской?

Д. Прокофьев― Вы знаете, безусловно, они понимали, что это опасный противник.

В. Дымарский― Разведка-то уже докладывала, было известно?

Д. Прокофьев― Разведка докладывала, разведке было известно. И «Бисмарк», в общем-то, с самого начала своего выхода, он был, что называется, под прицелом британской разведки. Первыми сообщили об этом шведы, когда он проходил через проливы мимо Швеции, сообщили англичанам. Потом передали бойцы норвежского сопротивления о том, что «Бисмарк» вошел, крупный корабль. Ну, и потом, конечно, подвиг британского пилота-разведчика Майкла Сэклинга, который сумел в тумане спуститься чуть ли не уровень мачт «Бисмарка», сумел найти в этих фьордах этот корабль и сфотографировать (неразб.) доказательства – известная история.

И после этого англичане точно знали, с кем они имеют дело. И готовы были сразиться с «Бисмарком», и, конечно, рассчитывали на победу. До столкновения вот линейного крейсера «Худ» и линкора «Принц Уэльский» с «Бисмарком» и его кораблем сопровождения «Принц Ойген», тоже отличный тяжелый крейсер, новый, прекрасно сконструированный, построенный – кстати, он очень похож – вот поставить рядом две фотографии: «Принц Ойген», он совсем как «Бисмарк» , он специально был так спроектирован, чтобы не было видно, чтобы на дальних дистанциях они казались неразличимыми, только он поменьше по размерам, такая миниатюра «Бисмарка» .

В. Дымарский― Он приписан, что ли, был к «Бисмарку»?

Д. Прокофьев― Нет. Это был самостоятельный корабль, он сопровождал его. Это был корабль сопровождения, который должен был вести – они как предполагали? Что «Бисмарк» свяжет боем линкоры, которые прикрывают конвой – ну, сколько может идти линкоров в охранении конвоя? Один, в исключительном случае два, да? Пока «Бисмарк» будет разбираться с тяжелым кораблем, «Принц Ойген» с дальних дистанций расстреляет несколькими залпами конвой.

В. Дымарский― Сами торговые корабли.

Д. Прокофьев― Конечно. Одного снаряда достаточно, одного попадания.

В. Дымарский― Насколько хорошо «Бисмарк» был защищен?

Д. Прокофьев― Великолепная броня. Водоизмещение 50 тысяч тонн. Броневой пояс 300 миллиметров. Бронирование башен 350, линейку 30-сантиметровую поставьте – вот это плиты, которые защищали, толщину ее, это из лучшей стали.

В. Дымарский― И тем не менее одного снаряда хватило?

Д. Прокофьев― Не одного снаряда. Нет.

В. Дымарский― Там торпеда выпущена была?

Д. Прокофьев― Я думаю, что мы до этого дойдем, что там происходило.

В. Дымарский― Хорошо. Давайте пока не будем доходить.

Д. Прокофьев― Пока не будем, да.

В. Дымарский― Кстати, говоря, у нас смски работают, и я их вижу. Поэтому, какие вопросы – задавайте, мы на все, что сможем, ответим.

Я еще раз, конечно же, про журнал. В журнале здесь есть роскошная буквально схема.

Д. Прокофьев― Да, очень подробная карта.

В. Дымарский― Схема, как «Бисмарк» шел, куда пришел, где погиб, и как шел «Принц Ойген» тоже.

Д. Прокофьев― Да, они шли вместе, и я бы хотел обратить внимание на то, что им приходилось идти вот мимо берегов Гренландии, между Гренландией и Исландией, где вот такой большой круг через полярные моря, для того чтобы обойти дозорные корабли англичан и сразу выйти в океан, в Атлантику.

В. Дымарский― Когда его, что называется, засекли, и когда впервые, первая атака на него?

Д. Прокофьев― Это случилось 23 мая. Патрульные крейсеры «Норфолк» и «Саффолк», они обнаружили немецкие корабли в Датском проливе. Они, конечно, не могли сражаться с линкорами, «Бисмарк» бы просто расстрелял их с той дистанции, с которой они не могли бы даже теоретически добросить свои залпы, плюс, они уступали – одно попадание, и потопил бы.

«Бисмарк» обстрелял их, корабли отошли, но с помощью радаров они продолжали за ним следить и вызвали главные силы. А главные силы – это были линейный крейсер «Худ», у которого были пушки как у линкора, а по скорости — была скорость крейсера, такой тип кораблей, созданных англичанами перед Первой мировой войной. «Худ» был построен в самом конце Первой мировой войны, был спущен на воду в 19-м году, он еще не участвовал в боях, а «Принц Уэльский» был абсолютно новым кораблем.

В. Дымарский― Знаменитый корабль.

Д. Прокофьев― Да, «Принц Уэльский» знаменитый линкор тоже, больше даже знаменитый боем с «Бисмарком» и своей гибелью, потом последующей, через год он погиб. И «Принц Уэльский» еще даже не был принят официально флотом, на нем еще продолжалась застройка, бригада рабочих еще налаживала орудия на нем. Это был самый новый корабль.

И утром 24 мая, это было, по-моему, в 5 часов утра в полярной Атлантике корабли увидели друг друга. И англичане дали залп. И вот тут на мостике – это зафиксировано, известно – на мостике «Бисмарка» произошла дискуссия: а что делать? Потому что приказ адмирала Редера был категорический: не ввязываться в перестрелку с линкорами, ваша цель – конвой. Если вы видите линкоры противника – уходите, не ввязывайтесь в бой.

В. Дымарский― А почему?

Д. Прокофьев― А потому что не эта цель. Цель не сражение с тяжелыми кораблями англичан, цель – выйти на разрушение морской торговли. Уйдите, скройтесь, обойдите их.

В. Дымарский― Скорость позволяла.

Д. Прокофьев― Скорость позволяла, командующий немецкой эскадрой адмирал Лютьенс, он мог уклониться от боя, он мог уйти.

В. Дымарский― А почему не ушел?

Д. Прокофьев― Не ушел, потому что считал, что, ну, раз уж так легли карты, наверное, капитан Линдеман, командир «Бисмарка», настаивал на открытии огня – немцы решили, что называется, сыграть, решили попытать военного счастья. И начали перестрелку. «Принц Уэльский» и «Худ» вели огонь, и немцы ответили, и буквально сразу со второго залпа они добились первого попадания в «Худ». Попадание – противник горит.

Но пожар, который вспыхнул на «Худе», он жизненно важным узлам крейсера никак не угрожал – просто пожар на палубе. Еще один залп – и вот тут произошло что-то совершенно невероятное, во что не могли поверить, даже немцы не могли поверить. Крейсер «Худ» — один из символов морской мощи Британии, взлетает в воздух в прямом смысле слова, взлетает в воздух и взрывается. Что это было, как могло?.. Это было совершенно невероятное событие, которое произвело на англичан, совершенно на всех участников боя колоссальное впечатление. Очень же много было ветеранов Первой мировой войны на кораблях, они помнили Ютландское сражение, где избитые линкоры вернулись… И вдруг – крупнейший корабль мира…

Это невероятно воодушевило немцев. Англичане, которые еще за минуту были уверены в победе – просто суммарный вес залпа британских линкоров, он был больше суммарного веса залпа немецких кораблей. И вдруг вот такое событие, и линкор «Принц Уэльский» остается один против немецкого линкора, который только что утопил его товарищей со всем экипажем, вместе с адмиралом Холландом на борту.

И «Принц Уэльский» все равно продолжает вести бой. Он продолжает идти к «Бисмарку», ведет огонь, довольно меткий, тоже получает попадания, тяжелые повреждения и получает в этот момент приказ нового командующего войсками – адмирал Уэйк-Уокер принял командование, находился он на крейсерах «Норфолк» и «Саффолк» (на «Норфолке»), и «Принцу Уэльскому» удается всадить в «Бисмарк» три снаряда. И повреждения оказываются достаточно серьезными. Были пробиты топливные цистерны, были повреждены котлы и плюс вот эти топливные цистерны, и оказалось, что «Бисмарк» начал терять топливо. И вот здесь у немцев начинается большая проблема.

В. Дымарский― Почему?

Д. Прокофьев― А потому что с потерей топлива он не может продолжатся выполнять вот это задание. Из разбитых цистерн хлещет мазут. Вот тут уже нужен ремонт и бункеровка цистерн. Теряется автономность. И тут же на мостике дискуссия: Линдеман предлагает догнать и добить «Принца Уэльского», потопить два линкора, а Лютьенс принимает другое решение.

В. Дымарский― Вот на этом самом интересном месте мы сейчас остановимся и передадим слово московской уже студии, где нас ждут новости середины часа.

НОВОСТИ

В. Дымарский― Еще раз добрый вечер. Мы продолжаем программу «Дилетанты». Меня зовут Виталий Дымарский, наш сегодняшний гость Дмитрий Прокофьев, как он себе представляет – экономист и историк, а можно сказать, что историк экономики.

Д. Прокофьев― И это тоже.

В. Дымарский― У экономики есть своя история.

Д. Прокофьев― Да.

В. Дымарский― И, кстати говоря, линкор «Бисмарк», о котором мы говорим, о его триумфе и гибели, это, в общем-то была часть экономической войны, да?

Д. Прокофьев― Да, часть экономической войны, безусловно. Он рассматривался как инструмент именно такого экономического удушения Великобритании. То, чего немцы не смогли сделать в Первую мировую войну и не смогли во Вторую.

В. Дымарский― И я призываю наших слушателей писать смски, мы сидим здесь в Санкт-Петербурге, но их читаем. И у нас очень много интересных вопросов пришло по смс, я их обязательно Дмитрию задам.

Д. Прокофьев― Я уже один кратко услышал, забегу вперед. Сказано было о том, что англичане ошиблись, стреляя по линкору, не по «Бисмарку», а по «Принцу Ойгену» в бою.

В. Дымарский― Да.

Д. Прокофьев― А это специально немцами и были они спроектированы очень похожими, чтобы в случае боя вражеские артиллеристы могли ошибиться, это и произошло.

В. Дымарский― Тогда давайте, раз вам так понравились вопросы, по смскам пришедшие, давайте по ним и пойдем. Вот Алексис из республики Татарстан спрашивает нас: «Почему действительно немцы, славящиеся своей исполнительностью (и дисциплиной – добавлю я), ослушались командования и вступили в бой?» Тем самым погубив «Бисмарка».

Д. Прокофьев― Здесь скорее сработали психологические причины – желание взять реванш, вера в собственные силы. Отвага, конечно же, и, скажем так, понимание, что в случае вот этой вот победы – если добьются победы – успех будет совершенно грандиозный. Я думаю, что здесь было желание вот именно любой ценой взять реванш в сражении с британским флотом, потому что германские командиры, они все были ветеранами Первой мировой войны и стремились отомстить за это унижение.

В. Дымарский― Здесь вопрос, о котором вы говорите, по поводу, почему «Принц Уэльский» стрелял по…

Д. Прокофьев― Вначале боя ошиблись.

В. Дымарский― Да-да. Здесь очень хорошая приписка нашего слушателя: «Оптика Цейс» — это имеется в виду, «Бисмарк» когда стрелял уже по «Худу».

Д. Прокофьев― А вы знаете, действительно попали очень точно, но это очень редко, скорее всего это была удача, и никто не ответил на вопрос: ну, как снаряд, пройдя три броневых палубы, мог угодить, мог попасть точно в артиллеристский погреб и вызвать взрыв. Вообще, подобная история с британскими линейными крейсерами, она случилась в Ютландском бою – было потоплено три крейсера, но на флагманском крейсере – мы чуть отойдем назад – которым командовал адмирал Битти, когда там загорелся боезапас в артиллеристской башне, командир башни приказал ее затопить и погиб вместе со всем экипажем башни, спасая свой линкор.

В. Дымарский― Вот у меня еще один вопрос. Когда мы говорим о конвоях времен войны, у нас всегда ассоциация идет не столько, когда мы говорим об угрозах, которым они подвергались, мы как-то – может быть, я по-дилетантски – представляем в первую очередь, что угроза исходила от подводных лодок. Мне кажется, что вообще подводные лодки – это более эффективное средство, более эффективный инструмент, если хотите, чем вот эти гиганты-линкоры.

Д. Прокофьев― Это очень интересная вещь. Дело в том, что подводная лодка имеет очень серьезную проблему, у нее скорость хода не так велика, и найти ей с ее низким силуэтом – в подводном положении она никак конвой не найдет, ей нужно идти в надводном положении искать, потом погружаться. В надводном положении она – уязвимая цель для морской авиации.

Далее, подводная лодка, как я уже сказал, она имеет ограниченную автономность – примерно понятно, где она действует. И одной лодке потопить весь конвой достаточно сложно, потому что в конвое всегда есть охранение. Она, попытавшись атаковать одно судно, сразу понятно, что есть здесь подводная лодка, и ее тут же начинают атаковать эсминцы, фрегаты сопровождения, они с ней вступают в бой.

Поэтому англичане знали примерно, как бороться с подводными лодками, успешный был опыт и Первой мировой войны, и Второй, и в итоге немцы все-таки не смогли победить с помощью подводных лодок. Но линкор, как я уже сказал, появление линкора и победа его, она сразу обесценивает, можно сказать, флот противника. Если ваши линейные корабли не могут противостоять линейным кораблям противника, значит, весь ваш флот обесценивается.

В. Дымарский― Понятно. Объяснили.

Д. Прокофьев― Еще есть такая вещь, как ставка страхования. Вам нужно застраховать – вот американский корабль, вам надо отправить его в Англию, вам надо его застраховать. Так вот, за всю историю Второй мировой войны самая высокая ставка страхования была после того, как стало известно о потоплении «Худа». Потому что всем стало понятно: раз самый мощный корабль англичан не может противостоять в бою самому мощному кораблю немцев – чего стоит тогда весь флот? И поэтому англичане сделали ставку на то, чтобы любой ценой «Бисмарк» должен быть потоплен. Нужно вернуть уверенность всех, что королевский флот способен защитить свои коммуникации.

В. Дымарский― По поводу гибели «Бисмарка» все-таки. Морской бой морским боем, но существует, и достаточно хорошо известно, это маленький самолетик биплан, да, который, считается, что он-то и потопил «Бисмарка». «Суордфиш», да?

Д. Прокофьев― Он не потопил. Там на самом деле история была еще более драматичная.

В. Дымарский― Извините, Дмитрий, я вас перебью на секунду. У нас есть изображение этого самолета.

Д. Прокофьев― Это этажерка.

В. Дымарский― Да, смотришь на этот самолет и смотришь на этот линкор – вообще несовместимые совершенно…

Д. Прокофьев― Маленький.

В. Дымарский― Они из разных эпох просто.

Д. Прокофьев― Маленькая такая летающая… правда, очень маневренная, очень устойчивая в воздухе.

В. Дымарский― Кукурузник.

Д. Прокофьев― Кукурузник. С малой посадочной скоростью, чтобы он мог садиться на авианосец, чтобы не было этих длинных полетных палуб, он мог сесть.

В. Дымарский― И торпеда висит снизу. Вот эта торпеда-то и…

Д. Прокофьев― Не все было так просто. Потому что, вот как вы сказали, вот это решение, которое немцы приняли, что пускай «Принц Ойген» идет в самостоятельный поход, а «Бисмарк» идет во Францию в порт Сен-Назер, где имелся единственный в Атлантике, который принадлежал немцам, линкорный док, было единственное место, где он мог отремонтироваться, в бухте Сен-Назер во Франции. И вот туда-то «Бисмарк» и направился. И англичане не знали, где он находится в океане, они потеряли с ним контакт. И немцы делали ставку на скрытность, потому что «Бисмарк» терял топливо, он не мог идти, скажем, так, был все-таки поврежден, имел дифферент, терял скорость, и любой ценой он должен был уже прорваться во французский порт, где отремонтировавшись выходить опять в Атлантику.

В. Дымарский― Надо напомнить, что к 41-му году Франция была оккупирована.

Д. Прокофьев― Северная Франция была оккупирована. Западная и северная Франция. Там были немцы. И англичане стали стягивать, все свои наличные силы, тяжелые корабли и авианосцы они направили на север Атлантики. Но проблема была в том, где «Бисмарк», как его найти. И нашли его американцы.

В. Дымарский― Это американское участие было случайным в этой операции?

Д. Прокофьев― Нет-нет, они присоединились к англичанам, американцы тогда поставляли Англии свои летающие лодки «Кателина», знаменитые двухмоторные самолеты, которые могли чуть ли не сутками держаться в воздухе. И вот эта «Кателина», которая вылетела из северной Ирландии, на борту был американский экипаж, инструкторы, которые учили англичан пользоваться этим самолетом, они нашли «Бисмарк» в океане. И немцы поняли, что, и вот теперь началась большая гонка. За свой подвиг американский пилот был награжден британским орденом, Крест за выдающиеся летные заслуги. Он кружил над линкором под огнем, пока англичане не подтвердили, что они его запеленговали, нашли и уже стягивают свои силы…

В. Дымарский― А у «Бисмарка» не было?..

Д. Прокофьев― Стена огня – он был утыкан зенитными автоматами, как дикобраз иголками.

В. Дымарский― И?

Д. Прокофьев― И не смогли сбить.

В. Дымарский― Вот этот вот кукурузник?

Д. Прокофьев― Нет, не кукурузник, это «Кателина» кружила, и его не достали, не смогли сбить. И англичане подтянули авианосцы, с авианосца «Арк Ройял» были брошены в бой вот эти кукурузники, маленькие самолеты, которые трижды поднимались в атаку на «Бисмарка».

И первый раз атака не получилась, ошибочно они атаковали собственный корабль. Не попали, правда – ни одной торпеды не попало – разобрались, исправились. Вторая атака – попало 12 торпед, удалось их отманеврировать, одна ударила в броневой пояс линкора, причем, «Бисмарк» крутился настолько под этими торпедами, что капитан Линдеман наградил рулевого Железным Крестом первой степени за мастерство при управлении кораблем – тут же на мостике вручил ему Железный Крест.

И только третья атака, в которую адмирал Соммервилль приказал послать самолеты, это была уже почти ночь, это буря, это тучи, и самое главное, у англичан не хватает горючего. Вот эта атака в прямом смысле слова была последняя. Если бы не удалось замедлить каким-то образом скорость «Бисмарка», о чем адмирал Соммервилль специально уведомил Адмиралтейство и главнокомандующего адмирала Тови, что он прекратит преследование. Топлива оставалось у линкоров и авианосца на одни сутки.

В. Дымарский― Вот здесь спрашивают: удалось бы избежать потопления? Ну, наверное, да, если бы он дошел тогда до Бреста, отремонтировался бы и снова в бой.

Д. Прокофьев― Да. У англичан оставался вот этот шанс на последнюю атаку.

В. Дымарский― И она была успешной.

Д. Прокофьев― Из 12-ти торпед 10 проходят мимо, одна бьет точно в борт линкора, и броня выдерживает. И последняя торпеда разрывается в корме, и «Бисмарк» теряет управление, он начинает вкатываться в циркуляцию, в круг – оказались заклинены рули. И шанс на такое повреждение, которое – а при строительстве оценивали – ну, какой шанс? Шанс был, если не ошибаюсь, 1 к полумиллиону, что туда вообще может попасть торпеда. И если бы рули не были положены на борт во время всех маневров – ничего бы не случилось.

В. Дымарский― Понятно. Давайте еще на вопросы ответим – людям это очень интересно, видимо.

Вот здесь два женских вопроса, видимо, от одной и той же слушательницы Тани: «А почему не участвовала тяжелая артиллерия?» — спрашивает Таня. И, видимо, она же спрашивает: «А на что вообще повлияла вся эта история?»

Д. Прокофьев― Я думаю, на что повлияла, можно рассказать в конце. И что понимать под тяжелой артиллерией…

В. Дымарский― Не артиллерией, а авиацией. Я прошу прощения.

Д. Прокофьев― Тяжелая авиация?

В. Дымарский― Да.

Д. Прокофьев― А как вы себе представляете атаку тяжелой авиации на корабль, несущийся а океане на сумасшедшей скорости? Потому что…

В. Дымарский― У авиации-то больше скорость?

Д. Прокофьев― У авиации больше скорость, но нет управляемых бомб. Что такое тяжелая авиация? Это бомбардировщик, который сбрасывает с огромной высоты бомбы на не движущиеся цели. Англичане потопили тяжелой авиацией, бомбардировщики Ланкастер потопили «Тирпиц», который стоял на причале в норвежских фьордах, но потопили только с третьей атаки.

В. Дымарский― А на скорости это невозможно.

Д. Прокофьев― На скорости невозможно – он будет вертеться. Штурмовики и торпедоносцы, специальные бомбардировщики, но чтобы послать их в океан, нужно точно вывести их на эту цель, найти, и здесь тяжелые самолеты тогда эту операцию выполнить не могли.

В. Дымарский― Виталий Авилов спрашивает: «По масштабу «Бисмарк», можно его сравнить с мирным «Титаником»?»

Д. Прокофьев― Он тяжелее, дороже, и вообще… Ну, в принципе, да, как историю, конечно, да. На тот момент «Титаник» был лучшим судном пассажирским, «Бисмарк» был лучшим военным кораблем, да, на тот момент.

В. Дымарский― Вот в этом смысле можно сравнить, да?

Д. Прокофьев― В своем классе, да, как эпохальное такое явление и как чудо судостроения, да.

В. Дымарский― Ну, хорошо. «Читал, что рядом с «Бисмарком» было 6 подводных лодок немецких. Почему это их не выручило?»

Д. Прокофьев― Подводные лодки были развернуты в Атлантике, но, во-первых, у них не было цели прикрывать «Бисмарк», а у них была цель атаковать конвои. А потом есть, действительно, эпизод о том, что командир немецкой подводной лодки, который видел, как мимо него проходит авианосец «Арк Ройял» и линкор «Родни», он к этому моменту растерял все торпеды. Он мог атаковать, он видел эти корабли, но торпед уже не было. Не было задачи прикрывать подводным лодкам «Бисмарк».

В. Дымарский― Да, здесь они оказались дисциплинированными.

Д. Прокофьев― Да и скорости кораблей несопоставимы.«Бисмарк» шел со скоростью, с которой подводные лодки не могли под водой двигаться. А как надводные, они никак ему не могли помочь – они были бы потоплены.

В. Дымарский― Еще один вопрос, видимо, от той же Тани – у нас сегодня девушка очень интересуется: где строился «Бисмарк» ?

Д. Прокофьев― Заложен был в Гамбурге, конечно, знаменитая верфь Blohm & Voss, легендарная, можно сказать.

В. Дымарский― Долго ли его строили?

Д. Прокофьев― 2 года. Достраивался…

В. Дымарский― Это был единственный корабль этого типа, или они хотели еще построить?

Д. Прокофьев― «Тирпиц». Они строили серию.

В. Дымарский― А после гибели «Бисмарка»?

Д. Прокофьев― «Тирпиц» уже был построен – все после этого уже свернули.

В. Дымарский― Свернули после гибели «Бисмарка»?

Д. Прокофьев― Свернули, потому что сталь была нужна для производства, во-первых, танков.

В. Дымарский― Или они решили, что это неэффективно?

Д. Прокофьев― Нет, они свернули – не хватало ресурсов. Уже началась война с СССР, немцы уже не стали строить тяжелые корабли. Тяжелый корабль – это отвлечение колоссального экономического ресурса.

В. Дымарский― И, потом, это все-таки для морской войны, которая на восточном фронте была не очень актуальна?

Д. Прокофьев― Ну, морская война на восточном фронте – отдельная совершенно история. Но просто чтобы понять: «Бисмарк» — это 50 тысяч тонн лучшей броневой стали. Из нее можно сделать несколько тысяч тяжелых танков. То есть, вы либо делаете танки, либо вы делаете такой гигантский корабль.

В. Дымарский― Вот еще один вопрос, я не видел этот фильм, честно вас скажу, Дмитрий Мезенцев спрашивает: «Насколько достоверен фильм 60-го года «Гибель «Бисмарка»?»

Д. Прокофьев― Великолепный. Я видел этот фильм, его нет в русском переводе, это английский фильм. Сама канва вот этой истории воспроизведена очень точно, и фактология воспроизведена очень точно. Там только введен один – о чем англичане честно предупреждают – там есть титр, что главный герой, британский моряк, который руководил в Адмиралтействе вот этой операцией по стягиванию сил, командир оперативного командования, начальник оперативного отдела, вот он – собирательный образ. Вот англичане честно об этом предупредили, что он – собирательный образ.

В. Дымарский― Не ищите аналогов, да?

Д. Прокофьев― Да. В нем сложены черты нескольких британских моряков. Фильм снят по горячим следам, его консультировали настоящие участники этого боя, и фактическую канву он воспроизводит очень точно. Поэтому если вы посмотрите этот фильм – на Ютьюбе он доступен – и вы получите полное преставление. Причем, надо отдать должное, что он снят англичанами после войны, он снят все еще по горячим следам, все еще больное – он снят с большим уважением вот к немецким морякам, к врагам. Там показаны враги очень достойными сильными храбрыми противниками. Да, там подчеркивается, что враги, но это доблестные противники. Вот такие герои сходятся с двух сторон.

В. Дымарский― Здесь еще один был вопрос – я сейчас его, наверное, не найду – по поводу оснащения электроникой. Была ли вообще электроника тогда? Что-то было? Имеется в виду, конечно, и средства связи…

Д. Прокофьев― Средства связи, управление, все электрическое. Конечно, средства связи. На тот момент – я еще раз говорю – это был самый технологически совершенный, сосредоточие всех технологий.

В. Дымарский― У нас еще остается вопрос, поскольку у нас уже время приближается к концу, может, вы все-таки ответите, на что это повлияло. Вы сказали, что это в конце мы скажем.

Д. Прокофьев― Наверное, надо сказать о том, что когда «Бисмарк», вот произошло его… он потерял управление, и утром следующего дня британские линкоры подошли к нему и буквально в упор расстреляли под такими углами, что «Бисмарк» не мог отвечать. В течение двадцати минут превратили его в пылающую развалину. Но он держался на плаву.

В. Дымарский― А спаслись люди?

Д. Прокофьев― Спаслось порядка 110-ти человек.

В. Дымарский― А сколько экипаж?

Д. Прокофьев― 2 тысячи.

В. Дымарский― И еще знаменитый кот.

Д. Прокофьев― И знаменитый кот, да. На «Худе» из полутра тысяч спаслось 3 человека. На «Бисмарке» из 2-х тысяч спаслось 110 человек.

В. Дымарский― Ужасно.

Д. Прокофьев― Но он не ушел под воду, крейсер «Дорсетшир» расстрелял его торпедами. И вот только после этого, не спустив флага, «Бисмарк» ушел под воду.

И плюс еще такая драматическая история. Англичане начали спасение немецких моряков, вытаскивали их, поднимали. Достали кота…

В. Дымарский― Да, знаменитого. Потом этот кот несчастный, «непотопляемый Сэм» он потом плавал на многих кораблях, и все они были потоплены.

Д. Прокофьев― 3.

В. Дымарский― Но только кот спасался.

Д. Прокофьев― А кота спасали. Ну, есть версия, что это легенда, но тем не менее, вот такой кот, да.

В. Дымарский― Есть еще легенда, я не буду все раскрывать, поэтому нашим читателям очень советую, есть и другие материалы интересные, но он, я скажу вам, очень красивый материал, и как-то очень хорошо проиллюстрирован.

Д. Прокофьев― Да. И ужас ситуации был в том, что когда уже начали спасение немецких моряков, англичане получили приказ срочно покинуть этот район именно из-за угрозы подводных лодок. И часть немецких моряков была оставлена, не всех подобрали. Тех, кого успели, того подобрали.

В. Дымарский― Понятно, да. Повлияло, наверное, на то, что, как вы сказали, прекратили выпуск этой серии.

Д. Прокофьев― Нет, повиляло на то, что сразу же, как я сказал, упала ставка страхования. Сразу снята была угроза морским конвоям. Сразу англичане вернули себе господство на море. И, конечно, страшный моральный удар для немцев, который потряс немецкий флот.

В. Дымарский― Ну, да, создавать легенду, создавать такой миф, можно сказать, и за 10 дней…

Д. Прокофьев― И после такого успеха, который был, и вот тут же британский флот вернул себе господство.

В. Дымарский― Я так понимаю, чтобы было еще одно последствие, это пересмотр тактики и стратегии, если хотите, морской войны с упором на авианосцы.

Д. Прокофьев― Да, было доказано, что такие гигантские корабли не могут отбиться от атаки маленького количества… Линкор умер, родился новый король моря – авианосец.

В. Дымарский― Хотя бы с кукурузником сначала.

Д. Прокофьев― Да. Но это вот смена полного представления о том, что такое морская война, и будущие битвы – это, конечно, триумф авианосцев.

В. Дымарский― Спасибо! Это был Дмитрий Прокофьев в гостях в программе «Дилетанты». Меня зовут Виталий Дымарский, через неделю следующая программа «Дилетанты», посвященная номеру по 41-му году. До встречи через неделю!

27 мая 1941 г. — Гибель немецкого линкора «Бисмарк» положила конец наступательной активности немецкого надводного флота

«Бисмарк» — линкор немецкого военного флота, один из самых известных кораблей Второй мировой войны. Назван в честь первого канцлера Германской империи Отто фон Бисмарка. Во время своего единственного похода в мае 1941 года потопил в Датском проливе британский флагман, линейный крейсер «Худ». Начавшаяся после этого охота британского флота за «Бисмарком» трое суток спустя закончилась его потоплением.

«Худ» и «Принц Уэльский» установили визуальный контакт с немецким соединением рано утром 24 мая. Британские корабли начали бой в 5:52 утра на расстоянии 22 км. Вице-адмирал Холланд, командовавший британской группой, приказал открыть огонь по первому кораблю, ошибочно считая его «Бисмарком». На «Принце Уэльском» поняли ошибку и открыли огонь по второму немецкому кораблю. Германская сторона некоторое время не отвечала: адмирал Лютьенс имел приказ не вступать в бой с военными кораблями противника, если они не входят в конвой. Однако после нескольких британских залпов капитан Линдеман заявил, что не позволит безнаказанно стрелять по своему кораблю. «Принц Ойген» и «Бисмарк» открыли ответный огонь по «Худу». Холланд понял свою ошибку, но его приказ, по-видимому, не дошёл до управления огнём, так как «Худ» до конца продолжал стрелять по «Принцу Ойгену».

В 5:56 шестой залп «Принца Уэльского» принёс попадание: снаряд пробил топливные цистерны, вызвав обильную утечку топлива и поступление воды в цистерны. «Бисмарк» стал оставлять нефтяной след. Минуту спустя «Худ» получил попадания от второго залпа «Принца Ойгена» и третьего залпа «Бисмарка», на корме и у миделя корабля начались пожары. «Бисмарк» получил попадание от девятого залпа «Принца Уэльского» ниже ватерлинии, а минуту спустя и третье. К 6:00 корабли находились на расстоянии 16—17 км. В это время на «Худе» раздался взрыв, по-видимому, вызванный попаданием пятого залпа «Бисмарка» в хранилище боезапаса, корабль разорвало на две части, нос и корма взлетели в воздух, и он затонул за считанные минуты. Кроме трёх человек, вся команда, состоявшая из 1417 человек, погибла. Линкор «Принц Уэльский» продолжал бой, но очень неудачно: он был вынужден пойти на сближение до 14 км с двумя немецкими кораблями, чтобы избежать столкновения с тонущим «Худом». К тому же на нём продолжались работы по окончательной установке орудий, и рабочие верфи пытались во время боя отремонтировать заклинившие орудия носовой четырёхорудийной башни. Линкор вышел из боя под дымовой завесой, получив семь попаданий.

Капитан Линдеман предложил начать погоню и потопить «Принца Уэльского», однако адмирал Лютьенс принял решение продолжать поход. На «Бисмарке» был выведен из строя один из генераторов, в котельное отделение № 2 начала поступать вода, пробиты две топливные цистерны, имелся дифферент на нос и крен на правый борт. Лютьенс решил вести «Бисмарк» на ремонт во французский порт Сен-Назер, откуда после ремонта он мог беспрепятственно выйти на просторы Атлантики. Кроме того, позже к нему могли присоединиться «Шарнхорст» и «Гнейзенау». Капитану «Принца Ойгена» было приказано продолжать атаки на британские конвои самостоятельно.

«Норфолк», «Саффолк» и «Принц Уэльский» продолжали преследовать немцев, сообщая об их расположении. Гибель «Худа» была крайне болезненно воспринята в британском Адмиралтействе, для расследования её обстоятельств позже была учреждена специальная комиссия. Большая часть находившихся в Северной Атлантике британских военных кораблей была привлечена к охоте за «Бисмарком», включая корабли охранения многих конвоев. Так, находившимся к западу от Ирландии линкору «Родни» и трём из четырёх эсминцев, сопровождавших превращённый в военный транспорт лайнер «Британник», утром 24 мая было приказано оставить конвой и присоединиться к соединению адмирала Тови. Дополнительно были задействованы ещё два линкора и два крейсера. Соединение «H», стоявшее в Гибралтаре, также было приведено в готовность на случай, если «Бисмарк» будет двигаться в их направлении.

24 мая в 18:14 «Бисмарк» в тумане развернулся прямо на своих преследователей. В коротком обмене залпами попаданий не было, однако британские корабли были вынуждены уклониться, и «Принц Ойген» успешно прервал контакт. «Принц Ойген» пришёл во французский Брест через 10 дней. В 21:32 Лютьенс сообщил командованию, что из-за нехватки топлива «Бисмарк» не может продолжать попытки стряхнуть преследователей и вынужден идти прямо в Сен-Назер.

Вечером 24 мая адмирал Тови приказал авианосцу «Викториес» сократить дистанцию, и в 22:10 с него стартовали 9 торпедоносцев «Суордфиш». Под сильным огнём они атаковали линкор и добились одного торпедного попадания по правому борту. Несмотря на плохую погоду, темноту, неопытность экипажей и поломку наводящего радиомаяка, все самолёты к 02:30 смогли вернуться на «Викториес». Серьёзных повреждений нанесено не было, единственное торпедное попадание пришлось в главный броневой пояс. Экипаж «Бисмарка» потерял одного человека. Для защиты от налёта были задействованы все зенитные орудия и даже крупнокалиберные пушки, «Бисмарк» увеличил скорость, выполнял манёвры уклонения от торпед. В результате парусиновые пластыри, заведённые на пробоину в носовой части, отошли, усилилась течь и дифферент на нос. Котельное отделение № 2 было окончательно затоплено.

В ночь с 24 на 25 мая «Бисмарк», воспользовавшись тем, что его преследователи, по-видимому, опасаясь возможной атаки подводных лодок, начали совершать зигзаги, прервал контакт. В 4:01 25 мая «Саффолк» сообщил: «контакт с неприятелем потерян».

В 10:10 26 мая «Бисмарк» был обнаружен в 690 морских милях к северо-западу от Бреста американо-британским экипажем гидроплана «Каталина» британского командования береговой авиации.

Единственным британским соединением, способным замедлить «Бисмарк», было соединение «H» под командованием адмирала Соммервилля, которое вышло из Гибралтара, имея в своём составе авианосец «Арк Ройял». В 14:50 с него к месту обнаружения вылетели торпедоносцы-бипланы «Суордфиш». К тому времени в этом районе находился отделившийся от соединения для установления контакта с «Бисмарком» крейсер «Шеффилд», и не оповещённые об этом пилоты ошибочно начали торпедную атаку. К счастью для британцев, ни одна из 11 выпущенных торпед не попала в цель. После этого плохо показавшие себя в этой атаке магнитные взрыватели на торпедах было решено заменить на контактные.

К 17:40 «Шеффилд» установил визуальный контакт с «Бисмарком» и начал преследование. В 20:47 пятнадцать торпедоносцев с «Арк Ройял» начали вторую атаку на «Бисмарк». Две машины велись пилотами настолько низко, что команды скорострельной малокалиберной артиллерии находились выше атакующих и с трудом различали их на фоне волнующегося моря. Они добились двух попаданий. Одно из них имело решающие последствия: пытаясь уклониться от торпеды, «Бисмарк» повернул влево, и торпеда вместо пояса брони по правому борту попала в кормовую часть, нанеся тяжёлое повреждение рулевого механизма и заклинив рули. «Бисмарк» потерял возможность маневрировать и начал описывать циркуляции. Попытки восстановить управляемость успеха не принесли, и линкор стал двигаться на северо-запад.

Около 21:45 «Бисмарк» открыл огонь по «Шеффилду», ранив 12 человек, а ночью вступил в бой с британским соединением, состоявшим из эсминцев «Казак», «Сикх», «Зулус» и «Маори», вместе с переданным Великобританией польскому флоту эсминцем «Гром». Ни та, ни другая сторона не добилась прямых попаданий. К утру была дана команда остановить машины. Корабль уже был на дистанции, достижимой бомбардировочной авиацией Германии, но помощь не была оказана. Инженер-капитан Юнак запросил мостик о разрешении дать хотя бы малый ход по технической необходимости. С мостика ответили: «Ах, делайте, что хотите». Кораблю был дан малый ход. В 8:15 была в последний раз объявлена боевая тревога.

27 мая в 08:00 утра «Родни» и «Кинг Джордж V» подошли к «Бисмарку» на расстояние 21 морской мили (39 км). На тот момент видимость была только 10 морских миль (19 км) и волнение моря достигало 4—5 баллов. Ветер дул с северо-запада, по силе равный 6—7 баллам. «Родни» держался курса на север так, чтобы вести огонь по «Бисмарку» с достаточной дистанции, в то время как «Кинг Джордж V» принял в сторону.

Огонь был открыт в 08:47. «Бисмарк» ответил огнём, но его неспособность уклоняться и крен негативно влияли на точность стрельбы. Низкая скорость также сделала корабль лёгкой целью для тяжёлых крейсеров «Норфолк» и «Дорсетшир», объединивших свою огневую мощь. В 09:02 8-дюймовый снаряд с «Норфолка» поразил главный дальномерный пост на фок-мачте. При этом был убит офицер Адальберт Шнейдер, награждённый Рыцарским Крестом в ранние часы того же самого утра за участие в потоплении «Худа». В 09:08 406-мм снаряд с «Родни», поразил обе носовые башни «Бисмарка», «Anton» и «Bruno», выведя из строя последнюю. Одновременно другим попаданием разрушило передовой контрольный пункт, убив большинство высших офицеров. Кормовые башни корабля «Caesar» и «Dora» продолжали стрельбу на близкой дистанции, но попаданий не добились.

После 44 минут боя тяжёлые орудия «Бисмарка» смолкли. «Родни» подошёл на дальность прямого выстрела, в то время как «Кинг Джордж V» продолжал стрельбу с большего расстояния.

«Бисмарк» не спускал боевого флага. Британцы не испытывали желания оставить «Бисмарк» в покое, но и тот не подавал признаков сдачи, несмотря на неравную борьбу. Запасы топлива и снарядов британской эскадры были невелики. Это создавало дополнительные трудности для линейных кораблей, стремившихся потопить боевую единицу подобную «Бисмарку», несмотря на численное превосходство. Однако, когда стало очевидно, что их враг не сможет достигнуть порта, «Родни», «Кинг Джордж V» и эсминцы были отозваны домой. Крейсерам было приказано добить «Бисмарк» торпедами. «Норфолк» использовал свои последние торпеды, подключившийся к атаке «Дорсетшир» выпустил три 533-мм торпеды, которые поразили «Бисмарк» на короткой дистанции.

«Бисмарк» ушёл под воду, перевернувшись вверх килем в 10:39 тем утром. Некоторые из членов команды не делали попытки отплыть подальше, но карабкались на днище и ушли под воду вместе с кораблём, с поднятыми для приветствия руками. Не зная его судьбы, Группа «Запад» — немецкая командная база — продолжала посылать сигналы на «Бисмарк» ещё несколько часов, пока агентство «Рейтер» не сообщило в новостях из Великобритании — «корабль потоплен». В Великобритании, в Палате общин, сообщили о потоплении «Бисмарка» в тот же день. Крейсер «Дорсетшир» и эсминец «Маори» остались, чтобы спасти оставшихся в живых, но из-за тревоги, поднятой с появлением немецкой субмарины, покинули место битвы, сумев спасти 111 моряков «Бисмарка» и бросив остатки команды в воде. Среди спасённых был корабельный кот. Следующим утром U-74 и немецкое метеорологическое судно «Заксенвальд» подобрали 5 оставшихся в живых. Всего из 2220 человек команды «Бисмарка» погибло 2104.

Последний поход «Бисмарка» — в жизни и на экране

75 лет назад, 18 мая 1941 года, крупнейший линкор Третьего рейха «Бисмарк» вышел в свой первый боевой поход, ставший для него последним. Подробности этого похода были настолько невероятны и захватывающи, что им посвятили множество книг и кинокартин. Наиболее знаменитым художественным фильмом о судьбе корабля стала лента «Потопить Бисмарк!», вышедшая на экраны в 1960 году. Насколько реальная история «Бисмарка» отличается от кинематографической?

Рождение

Думать над обликом будущего суперлинкора в Германии начали ещё в 1932 году. Первоначально его водоизмещение должно было составить 35 000 т, а вооружение — восемь 330-мм орудий. Однако «за время пути собака могла подрасти», и 14 февраля 1939 года «Бисмарк», длиной свыше 240 м, максимальным водоизмещением без малого 51 000 т и четырьмя башнями с парой новейших 380-мм пушек в каждой, был торжественно спущен на воду — в присутствии Гитлера и командующего флотом гросс-адмирала Редера.

Размеры практически любой детали «Бисмарка» поражали воображение. Каждый снаряд для орудий корабля весил 800 кг. 12 высоконапорных котлов обеспечивали огромному линкору скорость в 30 узлов. Главный пояс корабля состоял из сваренных плит цементированной бронестали КС толщиной 320 мм. По качеству эта сталь была одной из лучших в мире — только британцы с маркой СА имели броню качественнее. Общий вес брони составлял внушительные 18 700 т — или 40% от боевого водоизмещения по проекту.

«Бисмарк» на базе в Киле. Изображение позволяет оценить размеры корабля
www.steelnavy.com

«Бисмарк» идёт в бой

К маю 1941 года германские линкоры уже имели за плечами опыт удачных рейдов в Атлантику. В ходе операции «Берлин» 22 января−22 марта 1941 года линкоры «Шарнхорст» и «Гнейзенау» смогли потопить 22 судна общим водоизмещением более 115 000 т. Гросс-адмирал Редер, естественно, горел желанием повторить успех. По плану «Учений на Рейне» «Бисмарк» и корабли поддержки должны были выйти из портов Германии, а «Шарнхорст» и «Гнейзенау» — из французского Бреста. Далее они совместно начинали охоту на конвои по всей Северной Атлантике. Капитаном «Бисмарка» был Эрнст Линдеман, а всей корабельной группировкой командовал адмирал Гюнтер Лютьенс.

Впрочем, в изначальные планы вмешались обстоятельства. Сначала на «Шарнхорсте» вышли из строя трубки пароперегревателей — потребовалось несколько месяцев ремонта. Затем «Гнейзенау» «поймал» торпеду с пролетавшего «Бофорта» — и «Бисмарк» остался только с тяжёлым крейсером «Принц Ойген» в паре. Но тут и «Принц Ойген» на рядовом переходе из Готенхафена в Киль подорвался на магнитной мине. Пришлось ждать его ремонта — Редер опасался близкого вступления в войну США (тогда вражеских кораблей в океане сразу стало бы гораздо больше) и не хотел отменять операцию насовсем.

В итоге «Бисмарк» вышел в море в ночь на 19 мая (чуть раньше это же сделал «Принц Ойген»). О выходе суперлинкора на охоту очень быстро узнали противники — уже 20 мая около 15 часов шведский крейсер «Готланд» передал радиограмму о встрече с германской эскадрой. Радиограмма немедленно попала к англичанам. 21 мая разведывательный «Спитфайр» смог сфотографировать и «Бисмарк», и «Принц Ойген».

Британцы известили о своей находке уже находящиеся в море тяжёлые крейсера «Норфолк» и «Саффолк», а также лёгкие крейсера «Бирмингем» и «Манчестер». На перехват врага вышла эскадра из новейшего линкора «Принц Уэльский» (на его борту даже остались рабочие с верфи), линейного крейсера «Худ» и шести эсминцев. Линкор «Кинг Джордж V» пока остался в запасе, на базе в Скапа-Флоу.

Тем временем, вечером 21 мая «Бисмарк», пользуясь туманом, двинулся в Арктику. 22 мая, узнав о том, что немцы уже где-то в море, «Кинг Джордж V» и авианосец «Викториес» с 5 лёгкими крейсерами тоже покинули базу. Затем к поиску «Бисмарка» подключились линейный крейсер «Рипалс» из Клайда, линейный крейсер «Ринаун» и авианосец «Арк Ройал» из Гибралтара.

Первая кровь

Вечером 23 мая сначала тяжёлый крейсер «Саффолк», а затем и «Норфолк» обнаружили радаром немецкую эскадру. Утром следующего дня в Датском проливе между Гренландией и Исландией начался бой. Первыми обнаружили врага и открыли огонь «Худ» и «Принц Уэльский». В 5:55 «Бисмарк» ответил. И вдруг, в 6:01, после пятого залпа «Бисмарка»…

Гибель «Худа»

«Худ», ещё недавно крупнейший корабль британского флота, его краса и гордость, а с ним и почти полторы тысячи (точнее, 1415) членов экипажа практически мгновенно исчезли в море. Спасти успели лишь троих человек. До сих пор любители флота ожесточённо спорят, что же погубило «Худ». Выстраиваются траектории, как именно бронебойный снаряд при повороте линкора мог пробить броневой пояс, скос бронепалубы и крышу погреба 102-мм снарядов. Может, прошёл через турбинное отделение? Или попал в воду и просто «поднырнул» под пояс? Такой снаряд, но невзорвавшийся, как раз нашли в «Принце Уэльском». Итог (тоже вероятный): порох в погребе вспыхнул, раскалённые газы ринулись по вентиляционным шахтам. Загорелись десятки тонн пороха уже главного погреба — и в несколько секунд разломили корпус корабля.

Через две минуты «Принц Уэльский», получив несколько попаданий, прикрылся дымовой завесой и вышел из боя. «Бисмарк» отделался тремя попаданиями: одно разорвало трубопровод к топливным цистернам, второе вывело из строя катапульту для корабельного гидросамолёта, третье — паропровод в турбогенераторном отделении. В итоге скорость корабля упала до 28 узлов, а топливо потекло за борт. Подумав, адмирал Лютьенс решил вернуть «Бисмарк» в Брест для ремонта, а «Принц Ойген» отпустить для самостоятельной охоты.

Следующим вечером в 22:00 «Бисмарк» атаковали восемь торпедоносцев «Суордфиш» с авианосца «Викториес», под прикрытием шести истребителей «Фулмар». Хотя пилоты впервые в жизни взлетели с палубы, один из них смог поразить линкор. Но ночью британские крейсера… потеряли «Бисмарк» на радарах. По иронии судьбы, на линкоре принимали излучение РЛС, и Лютьенс, думая, что британцам всё равно известно его местоположение, послал длинную радиограмму о положении дел на борту. Англичане смогли запеленговать «Бисмарк», но неправильно нанесли данные на карту. В результате почти полсотни кораблей много часов искали «Бисмарк» не там, где он плыл на самом деле. И только утром 26 мая патрульная «Каталина» снова обнаружила неуловимый линкор.

Но теперь британские корабли не успевали настигнуть «Бисмарк». Оставалась последняя надежда — на палубную авиацию. 14 «Суордфишей» с авианосца «Арк Ройал» выпустили 11 торпед… по своему же крейсеру «Шеффилд». К счастью, магнитные взрыватели нескольких торпед сработали слишком рано, от остальных кораблю удалось увернуться. И только вторая атака пришлась по настоящему врагу. Из 13 торпед две или три попали в цель. Но только одна стала роковой — она наглухо заклинила оба руля линкора.

Ночью «Бисмарк» атаковали британские эсминцы. Выпустив 14 торпед по неуправляемому кораблю, они… не попали ни разу. А утром англичане снова потеряли линкор, но вскоре опять смогли обнаружить.

Смерть «Бисмарка»

Британцы бросили в финальный бой линкоры «Родней» и «Кинг Джордж V» с 406-мм и 356-мм орудиями. Первый залп в 8:47 дал «Родней». Менее часа спустя англичанам удалось вывести из строя все башни главного калибра «Бисмарка». Вскоре умолкли и остальные его пушки. Германский линкор представлял собой пылающую развалину. «Родней», стремясь как можно быстрее разделаться с противником, пока не кончилось топливо, даже стрелял по беспомощному «Бисмарку» крупнокалиберными 24,5-дюймовыми торпедами, причём промахиваясь. Хотя пушки «Кинг Джордж V» и «Роднея» далеко не всегда работали, как полагается, вместе с тяжёлыми крейсерами «Норфолк» и «Дорсетшир» они выпустили почти три тысячи (точнее, 2876) снарядов калибром от 133 до 406 мм и добились примерно 300–400 попаданий. Летящие снаряды можно было заметить даже невооружённым глазом.

Первые разрывы британских снарядов http://www.kbismarck.com/

Оставшиеся в живых офицеры «Бисмарка» приняли решение затопить корабль подрывными зарядами. После 10:20 заряды сдетонировали, и «Бисмарк» стал медленно крениться на левый борт. Тем временем «Дорсетшир» вышел в торпедную атаку: две торпеды попали в правый борт, затем ещё одна была выпущена в левый. В 10:39 изуродованный линкор опрокинулся и затонул. Немецкие подводные лодки и авиация так и не пришли ему на помощь. Британцам удалось спасти всего 115 человек, более 2100 нашли свою смерть в воде.

На экране и под водой

После войны настало время киноделов. Вышедшая на экраны в 1960 году картина «Потопить Бисмарк!» заслужила множество похвал за точность отображения исторических событий. Оно и неудивительно — к примеру, Эдвард Мэроу, журналист, известный радиорепортажами из военного Лондона, сыграл в фильме… самого себя. Эсмонд Найт, игравший капитана «Принца Уэльского», в 41-м был на борту этого же корабля и получил ранение в том самом бою. Использовались реальная хроника спуска «Бисмарка» на воду и записи боёв. Виды «изнутри» кораблей снимали на «Вэнгарде» — единственном британском линкоре, дожившем до этого времени.

Эдвард Мэроу

Взлом кодов с помощью аналитиков Блетчли-парка оставался секретным вплоть до 1975 года, поэтому в фильме он не упомянут. Зато в кино точно показана летающая лодка «Каталина», нашедшая «Бисмарк». Не умолчали и об атаке своего же корабля. Отлично отображена сложность работы британского штаба, определяющего действия кораблей.

Для усиления драматизма на экране британцы «понесли» даже более серьёзные потери, чем в реальности: «Бисмарк» сбивает зенитным огнём два «Суордфиша» (в реальности несколько самолётов было повреждено). Любопытно, что при этом сцена, где сообщается о находке и спасении лодки с тремя лётчиками, совершенно точна. Два истребителя «Фулмар» с «Викториес», истратив горючее, сели в море, и три человека были спасены.

Также линкор, уже получив роковую торпеду, отражает атаку эсминцев и топит один из них — «Солент». Такого эсминца не было в составе британского флота, и ни один из эсминцев не был потерян. Но иначе события после поражения руля выглядели бы чистой «игрой в одни ворота».

«Бисмарк» на киноэкране

Адмирал Лютьенс в кино показан горячим поклонником Гитлера и убеждённым, если не фанатичным, нацистом. Он со всем энтузиазмом радостно настраивает команду на грандиозную и победную охоту за конвоями. Однако выжившие члены экипажа описывали реального Лютьенса как задумчивого и даже угрюмого человека. В жизни адмирал настаивал на откладывании операции до окончания ремонта «Шарнхорста» или даже ввода в строй «Тирпица». Лютьенс также не хотел вступать в бой с «Худом» и «Принцем Уэльским» (перехват конвоев был куда важнее дуэлирования) — а в кино именно он приказывает Линдеману открыть огонь.

И только через много лет после войны к останкам «Худа» и «Бисмарка» смогли добраться подводные аппараты. Судя по положению обломков, «Худ» действительно начал поворачивать перед самым взрывом. В 2002 году он был объявлен военным захоронением, поэтому все дальнейшие работы прекратились.

«Бисмарк» на дне http://www.kbismarck.com/

В 2002 году знаменитый кинорежиссер и энтузиаст глубоководных погружений Джеймс Кэмерон организовал экспедицию к «Бисмарку» на судне «Академик Мстислав Келдыш». С помощью батискафов «Мир-1» и «Мир-2» удалось установить характер повреждений корпуса. По нему следует, что, вероятно, обречённый корабль был в итоге затоплен собственной командой (как всегда утверждали выжившие из экипажа).


Источники и литература:

  1. http://www.imdb.com/
  2. http://www.kbismarck.com/
  3. http://www.scharnhorst-class.dk/
  4. Evans, Alun. Brassey’s Guide to War Films. Dulles, Virginia: Potomac Books, 2000.
  5. Буркхард фон Мюлленгейм-Рехберг. Линкор «Бисмарк». — М., Эксмо, Яуза. 2006.
  6. Дашьян А. Убийцы «Бисмарка». Линкоры «Нельсон» и «Родней». ­ М., Коллекция, Яуза, Эксмо, 2010.
  7. Кофман В. Гибель владыки морей. Линейный крейсер «Худ». ­— М., Коллекция, Яуза, Эксмо, 2009.
  8. Малов А. А., Патянин С. В. Линкоры «Бисмарк» и «Тирпиц». — М.: Эксмо, 2014

О том как потопили Бисмарк.

GFO

Заложен в 1936 г., спущен на воду в 1939 г. Водоизмещение стандартное 41 700 т, нормальное 45 950 т, полное 50 300 т. Длина наибольшая 251 м, ширина 36 м, осадка 9,9 м. Мощность паротурбинной установки 150 000 л.с., скорость 30 уз. Броня: пояс 320-170 мм, верхний пояс 145-120 мм, палубы 50 + 80 мм, башни до 360 мм, башни среднего калибра до 100 мм, рубка до 350 мм. Вооружение: восемь 380-мм и двенадцать 150-мм орудий, шестнадцать 105-мм зениток, шестнадцать 37-мм и двенадцать 20-мм автоматов, 8 торпедных аппаратов (установлены в 1942 г. только на ‘Тирпице’), 6 гидросамолетов. Всего построено 2 единицы: ‘Бисмарк’ и ‘Тирпиц’ (1941 г.). Последний имел полное водоизмещение 52 600 т.


Английское адмиралтейство мобилизовало для перехвата немецкого линкора все силы.По замыслу гросс-адмирала Редера, Главнокомандующего германскими ВМС, только что вступивший в строй мощный линейный корабль «Бисмарк» и тяжелый крейсер «Принц Ойген» совместно с линейными крейсерами «Шарнхорст» и «Гнейзенау», находившимися в то время в порту Брест, должны были нанести удар по английским транспортным конвоям в Атлантическом океане. Эта операция удачно маскировала интенсивную подготовку фашистской Германии к нападению на Советской Союз. При подготовке операции, задуманной Редером, командующий надводным флотом Германии адмирал Лютьенс 8 апреля 1941 г. прибыл в Париж, где встретился с командующим подводным флотом адмиралом Деницем. На совещании были детально разработаны мероприятия по координации действий надводных кораблей — участников операции с подводными лодками, которые должны были быть развернуты на пути движения немецких кораблей-рейдеров.Адмирал Лютьенс имел большой опыт в проведении подобных операций. Так, в мае-июне 1940 г., когда немецко-фашистские войска вторглись в Норвегию и вели там бои, Лютьенс возглавил выход быстроходных линейных крейсеров «Шарнхорст» и «Гнейзенау» в зону оперативного господства английского флота, где немецким кораблям удалось потопить авианосец «Глориес» и сопровождавшие его два эсминца. В марте 1941 г. он опять проводит удачную рейдерскую операцию «Шарнхорста» и «Гнейзенау» по тылам английского торгового судоходства в Атлантике.Английские ВВС усилили удары по Бресту, где укрылись «Шарнхорст» и «Гнейзенау». 6 апреля 1941 г. английскому самолету-торпедоносцу удалось повредить «Гнейзенау», а уже в доке 10 апреля в него угодили еще три полубронебойные авиабомбы весом по 250 кг каждая. Ремонт же «Шарнхорста» затянулся на неопределенный срок. Поэтому Лютьенс не мог рассчитывать на какую-либо помощь из Бреста. Выход же «Бисмарка» также затягивался, так как 23 апреля «Принц Ойген» подорвался на магнитной мине в результате выход кораблей в море задержался на 14 дней.18 мая 1941 г. «Бисмарк» (командир — капитан 1 ранга Линдеман) и «Принц Ойген» (командир — капитан 1 ранга Бринкман) вышли из Гдыни. Свой флаг адмирал Лютьенс держал на «Бисмарке».Особое беспокойство у английского адмиралтейства вызывал новейший линейный корабль «Бисмарк», который имел полное водоизмещение 52 600 т и мощность паровых турбин 170 000 л.с., способных разогнать стальную махину до скорости 30,9 узлов. Его восемь 381-мм орудий главного калибра были расположены в четырех хорошо бронированных двухорудийных башнях. Линкор был одет броней общим весом 16 000 т. В конструкции «Бисмарка» были использованы многие новинки немецкого кораблестроения. Корабль поражал своим техническим совершенством и мощью.Первый раз Лютьенс испытал на себе злой рок 20 мая после полудня, когда «Бисмарк» и «Принц Ойген» с кораблями охраны был обнаружен шведским крейсером «Готланд». По заведенному порядку крейсер сообщил о курсе следования и составе немецкой эскадры в Стокгольм.Среди шведов имелись люди, относившиеся с большой симпатией к захваченной немцами Норвегии и к англичанам. Один из них — майор Тернгрен, начальник штаба при главе шведской секретной службы, был на дружеской ноге с английским военно-морским атташе в Швеции Генри Денхемом. Радиограмма, переданная с борта «Готланда», попалась на глаза Тернгрену, который решил немедленно ознакомить с ее содержанием норвежского военного атташе полковника Рошера Лунда. А вскоре и Денхем, получивший информацию от Лунда, 20 мая в 21.00 отправил в Лондон сообщение следующего содержания: «Сегодня в 15.00 два тяжелых военных корабля в сопровождении трех эсминцев, пяти эскортных кораблей, десяти или двенадцати самолетов прошли Мэрстанд курсом на северо-запад. В.З.». Знак «В.З.» показывал надежность источника информации.Весь день 21 мая немецкие корабли провели на якоре в Карсфьерде, который находился немного южнее Бюргена, где «Принц Ойген» принял топливо.По приказу командующего английским флотом адмирала Товея с раннего утра 21 мая самолеты берегового командования начали интенсивный поиск немецких рейдоров. Наконец, разведывательный истребитель «Спитфайр», пилотируемый летчиком Майклом Сэклингом, обнаружил и сфотографировал «Бисмарка» и «Принца Ойгена». Снимки кораблей были срочно отправлены в Лондон. Адмирал Товей в это время находился в Скапа-Флоу — основной базе английского флота в этом регионе и с беспокойством ожидал развития дальнейших событий. В это время в Атлантике находилось в общей сложности 11 транспортных конвоев.Английское адмиралтейство мобилизовало для поиска и уничтожения «Бисмарка» и «Принца Ойгена» все имевшиеся силы.Из Скапа-Флоу вышли новейшие однотипные линейные корабли «Кинг Джордж V» и «Принс оф Уэлс», а также гордость английского флота линейный крейсер «Худ». Из Англии вышли новый авианосец «Викториес» и линейный крейсер «Рипалс». Срочно покинули Гибралтар линейный крейсер «Ринуан» и авианосец «Арк Ройял». Линейные корабли «Родней» (типа «Нельсон») и «Рэмиллес», сопровождавшие в это время конвои в Атлантике, получили срочное указание полным ходом идти на соединение с главными английскими линейными силами.Между тем норвежский берег заволокло низкой облачностью, что способствовало скрытному выходу 22 мая немецких рейдеров в море.Однако в конце дня 23 мая в Датском проливе «Бисмарк» и «Принц Ойген» были обнаружены тяжелыми крейсерами «Норфолком» и «Суффолком», предусмотрительно направленными в этот район адмиралом Товеем. С этого времени немецкие корабли оказались под непрерывным наблюдением британских крейсеров, оборудованных радиолокационными станциями, англичане могли точно определить местонахождение немецких рейдеров, их курс и скорость.»Худ», на котором держал свой флаг вице-адмирал Холланд, «Принс оф Уэлс» с шестью эсминцами получили приказ Товея атаковать немецкие корабли. Линейный крейсер «Худ» вступил в строй английского флота 5 марта 1920 г. Опыт Ютландского боя — главного морского сражения Первой мировой войны, привел к частичному пересмотру проекта линейного крейсера. В итоге толщину брони борта барбетов довели до 305 мм, усилили бронирование палубы и погребов.»Худ» имел полное водоизмещение 41 200 т и был вооружен 381-мм орудиями, расположенными по классической схеме.Энергетическая установка мощностью 144 000 л.с. позволяла развивать скорость полного хода 31 узел.Другой корабль отряда Холланда — новейший линейный корабль «Принс оф Уэлс» был спущен на воду 3 мая 1939 г. и вступил в строй английского флота в 1940 г. Он имел полное водоизмещение 43 000 т и был вооружен десятью конструктивно новыми 356-мм орудиями, расположенными в двух четырехорудийных и одной двухорудийной башнях. Линкор мог развивать скорость полного хода 30 узлов.Выполняя приказ Товея, в 01.47 24 мая Холланд сообщил командирам кораблей свой замысел предстоящего боя. «Худ» и «Принс оф Уэлс» должны были вести огонь по «Бисмарку», а отряд тяжелых крейсеров контр-адмирала Уэйк-Уокера, состоявшего из «Суффолка» и «Норфолка», — по «Принцу Ойгену». Однако Уэйк-Уокер не получил никаких указаний на этот счет от Холланда, и его корабли продолжали следовать в 15 милях позади кораблей противника.03.40. Холланд увеличивает скорость своего отряда до 28 узлов и лег на курс сближения с немецкими рейдерами.05.35. Английские корабли устанавливают контакт с «Бисмарком» и «Принцем Ойгеном».05.52. Обе стороны одновременно открывают огонь на дистанции 22,7 км. Немецкие корабли занимают более выгодную позицию справа по носу кораблей Холланда, что исключает действие кормовых орудий главного калибра английских кораблей.Лютьенс умело воспользовался тактической ошибкой своего противника и, используя огневую мощь восьми 381-мм орудий «Бисмарка» и восьми 203-мм орудий «Принца Ойгена», обрушил весь огонь на флагманский линейный крейсер «Худ». Немецким кораблям со второго залпа удалось накрыть «Худ», на котором вспыхивает сильный пожар.В 6.00 Холланд приказал изменить курс на 20 влево. Но как только оба английских корабля начали выполнять поворот, в среднюю часть «Худа» попал тяжелый снаряд с «Бисмарка». «Принсу оф Уэлсу» пришлось изменить курс, чтобы не попасть под град стальных обломков взорвавшегося «Худа», с которого спаслись только три человека.После гибели «Худа» немецкие корабли дружно перенесли огонь на «Принса оф Уэлса», который за короткое время получает попадания пяти 381-мм снарядов с «Бисмарка» и трех 203-мм с «Принса Ойгена». Командир английского линкора решил вывести свой поврежденный корабль из боя, что спасло «Принса оф Уэлса» от верной гибели.Гибель «Худа» с адмиралом Холландом и его штабом на борту ошеломляюще подействовало на английское адмиралтейство и на тех морских офицеров, которые в разное время проходили службу на этом корабле. Однако английские корабли Уэйк-Уокера, усиленные поврежденным «Принсом оф Уэлсом», продолжили преследование немецких рейдеров.В это время в адмиральской каюте «Бисмарка» Лютьенс обсуждал с офицерами штаба сложившуюся обстановку — в прошедшем бою тяжелым снарядом с английского линкора была повреждена носовая топливная цистерна, что привело к утечке мазута. Лютьенс решил прекратить операцию и разделить свои силы, направив в удобный момент «Принца Ойгена» к берегам Франции самостоятельно. В дальнейшем это спасло корабль от верной гибели.Немного лирики11 сентября 1939 г. президент США Франклин Рузвельт предложил английскому морскому министру Уинстону Черчиллю вступить с ним в секретную переписку. В Европе в это время шла «странная война», когда Англия и Франция, объявив 3 сентября 1939 г. войну Германии, не начинали военные действия. Польша же стояла на грани поражения. Корреспонденты приняли величайшие меры предосторожности для сохранения в строжайшей тайне переписки. Рузвельт подписывался «Потус», а Черчилль — «бывший военный моряк».В дальнейшем переписка укрепила позиции Черчилля и расширила его возможности, приведя к вершине власти на Британских островах. А пока государственные мужи пытались определить общую американо-английскую стратегию победы. Оба понимали, что победить нужно с наименьшими потерями в людях и технике. Добиться этого можно было ведя тайную войну. И Черчилль организовал работу по раскрытию принципов кодирования немецкой шифровальной машины «Энигма» («Загадка»), образец которой раздобыла разведка. Решение этой задачи позволило бы читать все радиосообщения не только армии и флота, но и политических, дипломатических и карательных ведомств третьего рейха.В английском местечке Блетчли были тайно собраны лингвисты, криптологи, математики, специалисты по другим специальностям, которым предстояло раскрыть тайну «Энигмы». Очень скоро была налажена координация усилий спецслужб США и Англии, а Рузвельт распорядился направить в Блетчли первые американские компьютеры. К осени 1940 г. оказалось возможным дешифровывать некоторые немецкие телеграммы.Однако к началу 1941 г. тайна «Энигмы» и немецких шифров не была полностью раскрыта, что беспокоило Оперативный разведывательный центр английского адмиралтейства.Решению проблемы помог ряд неожиданных обстоятельств.23 февраля 1941 г. во время рейда английских кораблей к Лофотенским островам в бою был поврежден немецкий вооруженный траулер «Кребс». Экипаж не успев полностью уничтожить секретные документы. На борту «Кребса» англичане обнаружили разрозненные роторы от шифровальной машины «Энигма», но сама она вместе с шифрами была выброшена в море. 8 мая 1941 г. немецкая подводная лодка «U-110» под командованием капитан-лейтенанта Юлиуса Лемпа атаковала южнее Гренландии английский конвой. В результате энергичных действий противолодочных кораблей, которыми командовал Бэкер Крессвел, немецкая субмарина была сильно повреждена глубинными бомбами, что вынудило ее всплыть. Абордажной команде во главе с лейтенантом Дэвидом Болме с большим трудом удалось захватить целой и невредимой «Энигму» со всеми секретными документами и шифрами. Эти материалы и сама машина были немедленно переданы в Оперативный разведывательный центр английского адмиралтейства, где приступили к изучению документов и принципа действия «Энигмы». Следует отметить, что захват «U-110» держался в строжайшей тайне вплоть до 1958 г.И дальше24 мая 1941 г. между 18.00 и 19.00 «Бисмарк» неожиданно сделал полный поворот и пошел навстречу кораблям Уэйк-Уокера. В это время «Принцу Ойгену» удалось скрыться в юго-западном направлении.В 22.00 отряду крейсеров английского контр-адмирала Кертиса удалось сблизиться с «Бисмарком». С авианосца «Викториес» поднялись девять торпедоносцев «Сурдфиш». В результате атаки торпедоносцев немецкий линкор получил первое торпедное попадание в среднюю часть корпуса в районе броневого пояса. Около часа ночи 25 мая Лютьенс вновь повел «Бисмарк» в атаку против отряда кораблей Уэйк-Уокера. Англичане отошли и потеряли контакт с немецким рейдером. После этого с «Бисмарка» передали телеграмму, что дало возможность сухопутным английским станциям запеленговать местонахождение линкора и передать данные на флагманский линкор адмирала Товея «Кинг Джордж V». Но при передаче данных была допущена ошибка. В результате английская эскадра на полной скорости пошла в обратном направлении к берегам Исландии. Ровно в 7.00 26 мая Оперативным разведывательным центром английского адмиралтейства была перехвачена телеграмма телеграмма с «Бисмарка». Через час — вторая, расшифровать которую не удалось. В ней Лютьенс информировал о потоплении «Худа», об успешном отходе «Принца Ойгена», о недостатке топлива и о своем решении прорываться в Брест. Лютьенс не знал в то время, что английские корабли потеряли с ним контакт, что он давно оставил позади своих преследователей.Телеграммы с «Бисмарка» в какой-то степени давали уверенность, что немецкий рейдер будет перехвачен. Были подняты в воздух летающие лодки для поиска «Бисмарка» по квадратам и наконец в 10.30 летающая лодка «Каталина» обнаружила «Бисмарка» в 750 милях западнее Бреста. На английские корабли тотчас были переданы координаты рейдера. Но в какой порт держит курс «Бисмарк»?Между тем немецкое радио торжественно оповестило о потоплении «Худа». О победе немедленно раструбили на весь мир. Эта весть мгновенно долетела до Афин, где проходил службу один высокопоставленный офицер немецких ВВС, который, беспокоясь о судьбе сына, проходившего службу на «Бисмарке», отправил в Берлин дипломатическим шифром срочную радиограмму с запросом, где находится линкор. В ответ ему сообщили, что «Бисмарк» следует в Брест, на военно-морскую базу на территории Франции.Как уже отмечалось, английская разведка в то время только что получила полные средства дешифровки немецких радиограмм, передаваемых с помощью «Энигмы», что позволило расшифровать радиообмен между Берлином и Афинами. Эта радиограмма без задержки направили в адмиралтейство, а оттуда на «Кинг Джордж V», адмиралу Товею, который уже потерял всякую надежду настигнуть «Бисмарк». Товей понял, что немецкий линкор уйдет от преследования, если не уменьшить его скорость. Он решил ввести в действие торпедоносцы с «Арк Ройяла», который вместе с линейным крейсером «Ринуан» и крейсером «Шеффилд» находился всего в 70 милях к востоку от «Бисмарка».Около 20.00 26 мая с палубы «Арк Ройяла» взлетели торпедоносцы и взяли курс на «Бисмарк». Только повторная атака торпедоносцев, произведенная уже в сумерках, принесла наконец желаемый успех. Одна из торпед, выпущенная с «Сурдфиша», пилотируемого офицером морской авиации Кемпбеллом, попала в кормовую часть корабля. Взрывом торпеды заклинило руль линкора и повредило его винты, лишив корабль возможности идти прямым курсом, и его все время разворачивало в сторону открытого моря. В результате «Бисмарк» был вынужден изменить курс и малым ходом идти навстречу главным линейным силам адмирала Товея. Встреча отряда линейных кораблей Товея с «Бисмарком» произошла в 8.47 27 мая 1941 г. на дистанции около 13 миль. В этот момент противники находились почти на встречных курсах. Разгорелся бой. «Бисмарку» с третьего залпа удалось накрыть «Родней», но затем точность стрельбы немецкого линкора сильно понизилась. «Родней», имевший на баке девять 406-мм орудий, расположенных в трех башнях, вел ураганный огонь. Ему помогал «Кинг Джордж V». Через час после начала боя вся артиллерия главного калибра «Бисмарка» была выведена из строя, и лишь противоминные пушки еще в течение 10 минут продолжала вести огонь. В 10.15 артиллерия «Бисмарка» была полностью выведена из строя, но, окутанный дымом и пламенем, немецкий рейдер упорно держался на курсе, и машины его еще работали. Теперь английские линкоры стреляли по «Бисмарку» как по мишени. Но Товей был вынужден прекратить бой, так как на его кораблях почти не осталось топлива. Крейсер «Дорсетшир», подошедший к месту сражения, получает приказ добить немецкий линкор торпедами.Шестое, седьмое и восьмое торпедные попадания «Бисмарк» получил с крейсера «Дорсетшир», который одновременно вел по линкору сильный артиллерийский огонь. Но «Бисмарк» не затонул и после этого. Тогда оставшиеся в живых немецкие моряки открыли кингстоны, и линкор начал погружаться кормой, а затем, перевернувшись через левый борт, затонул. В бою погибли более 2000 человек команды и нештатного состава корабля, спасены были около 100 человек.

[edited by GFO]

Strelok13

Листаю старые темы… Люблю «Бисмарк». Маленькое замечание — традиционная транскрипция всё-таки «Тови», а не «Товей» как в статье. Схема «Бисмарка» — кажется из «Техники молодёжи», и если память мне не изменяет, покраска на ней не совсем правильная. «Бисмарк» за короткую жизнь, вообще говоря, перекрашивался по-разному — до красных башен главного калибра включительно. Но к этому, самому знаменитому, чёрно-бело-серому камуфляжу кажется полагались жёлтые крыши башен, я почти в этом уверен. Кстати, тёмные оконечности и нарисованные белые буруны должны были затруднить неприятелю определение точных размеров корабля, и при однотипности силуэтов крупных немецких кораблей затруднить опознание. А к маю сорокпервого — это уж точно, корабль был перекрашен, корпус и надстройки целиком в серый цвет, но из под тонкого слоя краски «светились» чёрные полосы, особенно на корпусе. Флаги на палубе были закрыты брезентом.

И ещё кое-что. Много писали о загадочном «предвидении» Лютьенса. Дескать он высказывал опасения о возможном повреждении английскими торпедоносцами винтов или рулей линкора. Об этом провидении ходят легенды, а мне кажется, я знаю простое объяснение, прозаичное и вполне «техническое».
Дело в том, что взглянув даже на эту, весьма неподробную схему, мы обнаружим некоторое отличие от сборной модели «Бисмарка» фирмы «Айрфикс» или любого приличного изображения «Тирпица». На «Бисмарке» небыло обоих кормовых ПУАЗО (пост управления артиллерийским зенитным огнём) SL-8. Эти «Качающиеся колпаки», вообще были в то время у немцев в нехватке, и многие крупные корабли получали их по мере готовности комплектов — зачастую это растягивалось на годы. На «Бисмарк», на пустые площадки, временно поставили береговые посты управления зенитным огнём — что-то типа KDO-Ger 40, маленькие такие станки — они тоже угадываются на схеме. Не будучи стабилизированными, эти системы не представляли большой ценности в открытом море. Бортовые два (по одному на левый и правый борт) SL-8 в реальности не могли охватить значительный сектор пространства, без этих систем наведения крупнокалиберные зенитки — 16 стволов 105мм — были почти бесполезны. Так что никакой мистики — просто знание Лютьенсом своего корабля и трезвая оценка роли авиации в современной войне на море. Почему постов не хватило «Бисмарку» — есть такая теория (лично знаю весьма сведущего человека который её отвергает напрочь), согласно которой немцы в первую очередь, выделии ПУАЗО для проданного в СССР недостроенного тяжелого крейсера «Лютцов» («Петропавловск»). Так что может быть, даже если в итоге в Россию SL-8 и не попали (не ставились на «Петропавловск» — точно), то всё-таки общей победе они послужили, а в гибели «Бисмарка», таким образом виноваты русские 😊. Это только теория, истинных причин отсутствия кормовых ПУАЗО на линкоре не знает, наверное, никто — повторюсь, их реально делали чуть ли не штучно, и нехватка была постоянной.

[edited by Strelok13]

«Бисмарк» против «авоськи». Как английский летчик утопил мечту Гитлера | Мнения

Линкор «Бисмарк», 1940.

Sobotta / Ullstein bild / Getty Images

К маю 1941 года Третий рейх под руководством Адольфа Гитлера достиг апогея своего могущества. Поочередно были повержены Польша, Дания, Норвегия, Бельгия, Голландия, Франция, Югославия и Греция. Тень от свастики накрыла весь континент, сдаваться не желали лишь упрямые британцы, остатки которых в эти дни добивали парашютисты Курта Штудента на Крите и танки Эрвина Роммеля в Ливии. Ранее они отбросили рванувших было к Триполи англичан обратно к египетской границе.

До нападения на СССР, которое станет фатальной ошибкой фюрера, оставался еще месяц, и накануне этого события немцы решили во что бы то ни стало по максимуму ослабить единственного потенциального врага на континенте. Проиграв в 1940 году воздушную битву за Британию, в Берлине решили отрезать Туманный Альбион от источника продовольствия и вооружений, перекрыв все пути снабжения из США. Тогда еще немцы не уповали исключительно на подводные силы, поскольку в распоряжении Кригсмарине, помимо субмарин, имелось шесть линкоров и четыре тяжелых крейсера, каждый из которых мог в одиночку пустить ко дну любой конвой союзников. Оптимизм внушал пиратский рейд крейсера «Адмирал Шеер», который с ноября 1940-го по апрель 1941 года успешно действовал в Атлантическом и Индийском океанах, потопив 14 и захватив три корабля противника общим тоннажем более 100 тысяч тонн.

Но как бы ни был удачно приспособлен для рейдерских действий «Адмирал Шеер», ни по техническим характеристикам, ни по своим боевым возможностям он не шел ни в какое сравнение с новейшим детищем немецких кораблестроителей – линкором «Бисмарк», бронированным гигантом длиной с незабвенный «Титаник», но весившим намного больше пассажирского лайнера. Спущенный на воду в феврале 1939 года «Бисмарк» водоизмещением 50 тысяч тонн был на то время крупнейшим линкором в мире, его башни главного калибра («Антон», «Бруно», «Дора», «Цезарь») несли восемь орудий калибра 380 мм. Вес снарядов составлял 800 кг, а дальность стрельбы превышала 36 км. При дальности плавания 17 тысяч километров и скорости 30 узлов (55,6 км/ч) «Бисмарк» был в состоянии если не полностью сорвать американские поставки в Британию, то по крайней мере свести их к минимуму, поставив под вопрос способность англичан оказывать нацистам сопротивление.

Линкор «Бисмарк», 1941

Ullstein bild / Getty Images

В память о гибели «Бисмарка»

Ранним утром 19 мая 1941 года под покровом темноты самый грозный линкор из когда-либо построенных во время своего первого рейса в Балтийское море. Окруженный океаном замок, толстобронированный Bismarck был первым полномасштабным линкором, построенным немецким флотом после Первой мировой войны.

В сопровождении тяжелого крейсера Prinz Eugen, самый большой военный корабль на плаву вырвался в холодные открытые воды в Северной Атлантике в рамках сверхсекретной миссии под кодовым названием «Операция Рейнубунг» по атаке на конвои союзников, пересекающих океан между Соединенными Штатами и Великобританией с нефтью, продовольствием и другими припасами.Нацистские лидеры надеялись, что их «непотопляемый» ультрасовременный линкор перережет союзнический путь жизни и заставит британцев подчиниться голодом.

Получив сообщения о том, что «Бисмарк» теряется в Атлантическом океане, преследуя свою добычу, британцы направили флот, чтобы выследить грозный линкор нацистов. Среди тех, кто преследовал, были недавно введенный в эксплуатацию линкор HMS Prince of Wales и гордость Королевского флота HMS Hood. Спущенный на воду в 1918 году, «Худ» был самым большим линейным крейсером Великобритании и, возможно, самым известным военным кораблем на плаву.

Вид на немецкий линкор «Бисмарк», стреляющий по торговому кораблю в Северной Атлантике. (Кредит: Keystone / Getty Images)

На рассвете 24 мая тандем британских кораблей на полной скорости приблизился к противнику в Датском проливе между Гренландией и Исландией. С расстояния 14 миль Худ произвел первые выстрелы. Гейзеры с морской водой взорвались вокруг Бисмарка, когда снаряды, пронзившие над головой со скоростью 2000 миль в час, едва не попали в цель. На борту «Бисмарка» адмирал Гюнтер Лютьенс, главнокомандующий немецким флотом, замер в нерешительности.Когда Худ продолжал приближаться и стрелять, капитан «Бисмарка» Эрнст Линдеманн наконец взял на себя управление своего начальника и приказал орудиям линкора дать ответный залп.

Бисмарк и Худ обменивались громовыми ударами в течение четырех минут, пока немцы, наконец, не нашли свою цель. Снаряды «Бисмарка» пробили палубу линейного крейсера и попали недалеко от главной башни. Затем бронебойный снаряд глубоко проник в магазин боеприпасов Худа, вызвав мощный взрыв, который поднял столб огня на 600 футов в воздух.Моряки на борту «Принца Уэльского» почувствовали сильнейшее сотрясение мозга и с ужасом наблюдали, как Худ прогнулся, раскололся надвое и погрузился в волны. Только трое из 1421 члена экипажа Худа были вытащены из воды живыми. Это была самая большая гибель людей в Королевском флоте за всю историю существования одного корабля.

«Бисмарк» едва избежал морской драки невредимым. Поскольку его корабль набирал морскую воду и истекал нефтью из разбитого резервуара, Лютьенс решил не преследовать отступающего принца Уэльского, а прихрамывать свой раненый линкор в безопасный порт в оккупированной нацистами Франции.В поисках мести британский адмирал Джон Тови призвал все доступные корабли Британского флота метрополии выследить Бисмарка, прежде чем он достигнет суши.

Английский линкор HMS Rodney, построенный в 1922 году и потопивший немецкий корабль «Бисмарк» в 1941 году. (Источник: Apic / Getty Images)

26 мая время стало критическим, поскольку Бисмарк приблизился в пределах 12 часов от прикрытия с воздуха Люфтваффе. Тови приказал нанести удар с авианосца HMS Ark Royal, который плыл на север в штормовом море вдоль Пиренейского полуострова.Британские бомбардировщики Fairey Swordfish, оснащенные торпедами, взлетели с палубы корабля и были быстро поглощены штормовыми облаками. Через шторм устаревшие бипланы приблизились к своей цели и запустили свои торпеды — но слишком поздно сообразили, что они случайно атаковали один из своих, HMS Sheffield. К счастью, боеголовки торпед не взорвались, что предотвратило смертельную аварию.

Бомбардировщики вернулись в Арк Ройал и перевооружились для второй атаки, на сей раз по правильной цели.Жужжащие бипланы Великобритании, как комары, обрушились на огнедышащего стального дракона Германии. Отважные пилоты в открытых кабинах бипланов летели низко, так что матросы «Бисмарка» не могли тренировать свои орудия, а система ПВО линкора не могла справиться с малой скоростью бомбардировщиков. Британские торпеды древних бомбардировщиков сумели поразить самое слабое место современного металлического гиганта — его незащищенные рули направления. В результате нападения в корпусе «Бисмарка» образовалась огромная дыра и выведен из строя его рулевой механизм.Способный ходить только большими кругами, беспомощный Бисмарк провел ночь в окружении только открытого океана и врага.

Немецкий линкор «Бисмарк» на пути в Данию и Норвегию. (Кредит: Apic / Getty Images)

Желая снизить риск дружественного огня, Тови дождался утра, чтобы продолжить атаку. На рассвете 27 мая к искалеченному линкору подошли три британских военных корабля и открыли огонь. В течение следующих 90 минут последовали ожесточенные заграждения, когда британские корабли приблизились с расстояния от 16 миль до 3000 ярдов.Пока «Бисмарк» все еще был на плаву, Тови приказал тяжелому крейсеру «Дорсетшир» запустить торпеды по противнику. Оружие попало в цель, и около 10:40 утра «Бисмарк» ускользнул под воду — его добили либо последний британский залп, либо решение немцев затопить могучий линкор. Сотни немецких моряков покачивались в штормовой воде, а британские корабли подобрали 110 выживших до того, как предупреждение подводной лодки заставило их покинуть обломки и около 2000 погибших. Менее чем через 10 дней после начала своего первого рейса «непотопляемый» «Бисмарк» сел на темное дно Атлантического океана.

Ранее на этой неделе, в 75-ю годовщину гибели Гуда, британская принцесса Анна открыла колокол, извлеченный из крушения британского линейного крейсера. Исторический колокол, спасенный в августе 2015 года экспедицией, финансируемой соучредителем Microsoft Полом Алленом, теперь выставлен в Национальном музее Королевского флота в Портсмуте, Англия. «Очень немногие вещи имеют такую ​​историю, это удивительный объект, когда видишь все надписи», — сказал Аллен Британской ассоциации прессы.«Я думаю, что это здорово иметь здесь осязаемый артефакт, что семьи людей, которые упали на корабль, и выжившие могут иметь такой удивительный артефакт, чтобы они могли прийти и отдать память об удивительной жертве, которую принесли эти люди. роковой день ».

BBC — История — Мировые войны: «Бисмарк» потоплен

  • Театр: Северная Атлантика
  • Даты: 27 мая 1941 г.
  • Результат: Уничтожение флагмана немецкого флота с потерей 2090 человек.
  • Ключевые игроки:
  • Адмирал Гюнтер Лютьенс, адмирал сэр Джон Тови

Введенный в строй в августе 1940 года, Bismarck водоизмещением 45 000 тонн был самым большим линкором в Кригсмарине (германский флот) и противоречил англо-германскому военно-морскому договору 1935 года, который ограничивал немецкие линкоры максимальной массой 35 000 тонн.

Bismarck провел восемь месяцев после ввода в эксплуатацию в восточной части Балтики, и в середине мая 1941 года под командованием адмирала Лютьенса Bismarck и крейсер Prinz Eugen вышли в Атлантический океан.Это был первый боевой вылет корабля.

После того, как Bismarck и Prinz Eugen были замечены входящими в Северное море, адмирал Тови приказал британским крейсерам Norfolk и Suffolk атаковать немецкие линкоры в Датском проливе. Bismarck открыл огонь, и британцы, лишенные вооружения, отступили, поддерживая радиолокационный контакт и ожидая приближающихся линкоров HMS Hood и Prince of Wales .

Прибывшие британские корабли сосредоточили свой огонь на Prinz Eugen , полагая, что это Bismarck , что позволило Bismarck произвести несколько залпов, которые потопили HMS Hood и серьезно повредили Prince of Wales . Подбитый Prince of Wales использовал свой радиолокационный прибор наведения, чтобы обстрелять Bismarck , разрушив его топливопроводы и замедлив его. Вынужденная принять решение, Лютьенс решила отправиться на ремонт в оккупированную Францию ​​и отправила Prinz Eugen в одиночку.

Контакт с Бисмарк был потерян на несколько часов 26 мая, пока Лютьенс не порадовал Гитлера и не сообщил его местонахождение. Устаревшие бипланы Swordfish из HMS Ark Royal , к настоящему времени входившие в состав британской флотилии, были использованы для предотвращения побега Bismarck , и торпеда одного из этих бипланов нанесла решающий удар по Bismarck , заклинив его рули.

Адмирал Тови прибыл в тот же вечер на борту флагманского корабля «Король Георг V» и, не желая рисковать атаковать Bismarck в темное время суток, дождался утра 27 мая перед атакой.Неспособный маневрировать, Bismarck имел мало шансов и был в конце концов потоплен двумя торпедами, выпущенными HMS Dorsetshire , выдержав двухчасовую бомбардировку. Адмирал Лютьенс погиб вместе с кораблем вместе с 2089 другими кораблями.

27 мая 1941 г .: потопить «Бисмарк»!

1941: Немецкий линкор Bismarck , рулевое устройство которого выбито торпедой и не может маневрировать, в конце концов загнано в угол и потоплено кораблями и самолетами Королевского флота, что положило конец одной из самых интенсивных морских поисков. в истории.

* Schlachtschiff * Bismarck , гордость Kriegsmarine , был ультрасовременным военным кораблем во всех отношениях, за исключением одного: линкоры уже были в сумерках в качестве доминирующего военно-морского оружия, когда Bismarck соскользнул на верфи Blohm & Voss в Гамбурге, хотя мало кто осознал эту реальность. Появление авианосной авиации, в том числе пикирующих бомбардировщиков и самолетов-торпедоносцев, означало, что линкор, несмотря на его многочисленное вооружение, был ужасно уязвим и поэтому устарел.

Британцы были осведомлены об этом факте не больше, чем немцы, когда 21 мая Bismarck в сопровождении тяжелого крейсера Prinz Eugen встал на якорь в Норвегии для операции Rheinübung , своего первого вылета против вражеских торговых судов перевозки. Британское адмиралтейство, осведомленное об уходе немцев, предупредило свои эскадрильи в море о прорывах Bismarck в Северную Атлантику.

Охота началась. Погоня была одним из величайших морских эпосов Второй мировой войны, вдохновляющих авторов и режиссеров.

На борту лайнера Bismarck , его капитан, Kapitän zur See Эрнст Линдеманн, по согласованию с главнокомандующим флотом ( Flottenchef ), адмиралом Гюнтером Лютьенсом, принял решение принять свой корабль и сопровождающий его корабль Prinz Eugen . судоходные пути через Датский пролив между Гренландией и Исландией. Прямо на их пути оказались крейсеры Королевского флота Suffolk и Norfolk . Вечером 23 мая г. Суффолк обнаружил вражеские военные корабли и отправил отчет о местоположении в Адмиралтейство.Тяжелые подразделения Флота метрополии, в том числе линейный крейсер HMS Hood и линкор Prince of Wales , поднялись на перехват немцев.

Рано утром следующего дня Худ и Принц Уэльский вступили в бой с Бисмарком и Принцем Ойгеном . Это было через 15 минут. Удар по позициям наряду с затоплением Royal Oak в Скапа-Флоу в 1939 году, Hood взорвался, когда 15-дюймовый снаряд из Bismarck пробил броневой пояс корабля и взорвался в дополнительном магазине. Hood , в течение 20 лет являвшийся самым большим военным кораблем в мире, бесследно затонул, в результате чего погибло 1415 офицеров и рядовых. Выжили только трое мужчин. Bismarck направил свои орудия на Prince of Wales и сильно повредил его, прежде чем британский корабль поднял дымовую завесу и удалился из так называемой битвы в Датском проливе.

Любой восторг на борту немецких кораблей сдерживался осознанием того, что теперь их преследует весь флот метрополии.Линдеманн предпочитал преследовать Prince of Wales в надежде потопить его, но Лютьенс отклонил его предложение.

Вместо того, чтобы возвращаться в Норвегию через Датский пролив, что, по мнению большинства историков, было бы разумным, Лютенс предпочел бежать во французский порт Сен-Назер. Там, по его расчетам, можно было отремонтировать повреждения, нанесенные во время столкновения Bismarck с Hood , включая некоторые поврежденные топливные баки. Также было бы легче вернуться на поле битвы за Атлантику из Франции, чем из Норвегии.

Все это время крейсеры Suffolk и * Norfolk * вместе с поврежденными Prince of Wales, продолжали слежку за немцами. Британские корабли двигались зигзагами, чтобы избежать возможных атак подводных лодок, Лютьенс сделал шаг, чтобы выйти из боя. Bismarck изменил курс и увеличил скорость, чтобы приблизиться к противнику, который отступил под прикрытием дымовой завесы. Этот маневр позволил Prinz Eugen ускользнуть и начать торговую войну. Теперь один, Bismarck , с низким уровнем топлива, взял курс на французское побережье.Между тем британцы потеряли контакт. Ход Лютьенса выглядел так, как будто он окупился.

Затопление «Бисмарка»: последнее сражение немецкого линкора

«Бисмарк » было спущено на воду в феврале 1939 года. При полной загрузке он весил более 50 000 тонн и имел водоизмещение больше, чем любой другой европейский линкор на вооружении; она была быстрой, хорошо защищенной и хорошо вооруженной. Когда Буркард фон Мюлленхайм-Рехберг присоединился к Бисмарку в июне 1940 года в качестве четвертого артиллерийского офицера и личного адъютанта капитана корабля Эрнеста Линдеманна, он полностью доверял ее способностям.«Я полностью доверял этому кораблю», — писал он в своих мемуарах. «Как же может быть иначе?»

Введен в эксплуатацию 24 августа 1940 года, к марту 1941 года он был готов к своей первой миссии, операции «Рейнюбунг»: рейду на атлантические маршруты конвоев, которые торговые суда использовали для перевозки жизненно важных грузов в Великобританию из Северной Америки. 19 мая в сопровождении нового тяжелого крейсера Prinz Eugen и под общим командованием адмирала Гюнтера Лютьенса корабль Bismarck покинул Готенхафен.

Британцы с опаской наблюдали за прогрессом Bismarck . В период с января по май того же года 277 торговых судов Великобритании и союзников общим весом почти 1,5 миллиона тонн были потоплены, в основном немецкими подводными лодками в Атлантике. Объединение торговых судов в конвои было ответом, но мощные немецкие надводные силы могли обернуться катастрофой, поскольку Bismarck мог сокрушить любой эскорт конвоя, заставив торговые суда рассыпаться и оставив их уязвимыми для подводных лодок.

Бисмарк: страшный немецкий линкор

Строители | Blohm & Voss, Гамбург

Положено | 1 июля 1936 г.

Запущен | 14 февраля 1939

Введен в эксплуатацию | 24 августа 1940

Корабли в классе | Два (включая Tirpitz )

Рабочий объем | 53000 тонн (макс.)

Длина | 251м

Максимальная скорость | 30 узлов (35 миль / ч) на испытаниях

Вооружение | Восемь x 380 мм, 12 x 150 мм, 16 x 105 мм (зенитные), 16 x 370 мм (зенитные), 18 x 20 мм (зенитные)

Толщина брони | Ремень 320 мм, башни 360 мм, главная палуба 120 мм (максимум)

Самолет | Четыре гидросамолета Arado Ar 196

Экипаж | 2065 (хотя во время вылета в Атлантику на борту находились более 2200 человек из-за присутствия адмиральского штаба, призовых экипажей и военных корреспондентов)

Маршрут Лютьенса пролегал через Каттегат (морской район между Данией, Норвегией и Швецией) и вдоль норвежского побережья до Бергена.Его эскадра была замечена дважды, один раз шведским крейсером и один раз членами норвежского сопротивления, и к 20 мая Лондон узнал, что Bismarck находится в море. 21 мая пилот-разведчик Королевских ВВС Майкл «Бэйб» Саклинг сфотографировал два корабля, дозаправляющихся во фьордах недалеко от Бергена. Он вручную доставил проявленные отпечатки со своей базы в Вик, на севере Шотландии, в Лондон.

В ответ адмирал сэр Джон Тови, главнокомандующий флотом базы Королевского флота, направил крейсера для патрулирования Датского пролива между Исландией и Гренландией и Исландско-Фарерского разрыва на юго-востоке.Линейный крейсер HMS Hood и новый линкор HMS Prince of Wales направились в Исландию, в то время как остальная часть флота ждала на своей базе на Оркнейских островах Скапа-Флоу, готовая отплыть в кратчайшие сроки. На данный момент ничего другого не оставалось, кроме как ждать. Уинстон Черчилль телеграфировал президенту США Франклину Д. Рузвельту тревожное сообщение: «Сегодня они [ Bismarck и Prinz Eugen ] отплыли. У нас есть основания полагать, что намеревается грозный атлантический рейд ».

Погоня начинается

Рано утром 23 мая, уворачиваясь от льдин и сражаясь с дождем, туманом и случайными снегопадами, Лютьенс начал свой рывок через Датский пролив.Несмотря на плохую погоду и попытки Лютьенса оставаться в тени, в 7.22pm Bismarck и Prinz Eugen были замечены британскими крейсерами HMS Norfolk и HMS Suffolk .

Ни одна из сторон не стремилась к битве. Британцы, лишенные вооружения, хотели «затенить» немцев, сообщая об их позиции, пока не прибудут более мощные подкрепления, в то время как Лютьенс хотел избавиться от преследователей и исчезнуть. Дважды адмирал поворачивался к вражеским кораблям, чтобы попытаться отогнать их (и однажды Bismarck даже открыл огонь, едва не пропустив Norfolk ), но британские крейсеры держались, пока на рассвете следующего дня не прибыло подкрепление.

«Должно быть, было около 5.45 утра, восходящее солнце уже осветило горизонт, когда дымовые шлейфы двух кораблей, а затем наконечников их мачт стали видны на нашем левом луче», — вспоминает Буркард фон Мюлленхайм. Рехберг. «Становились видны силуэты кораблей под ними… Я слышал, как Альбрехт [второй артиллерийский офицер Бисмарка] крикнул:« Капюшон , ! »»

Вице-адмирал Ланселот Холланд — заместитель командующего флотом своей страны, плававший на корабле Hood — столкнулся с серьезными проблемами.У Худ имела внушительную репутацию, но она была старой, и чтобы гарантировать, что она сможет развивать высокие скорости и иметь большие орудия, ее конструкторы пожертвовали броней палубы. Напротив, модель Prince of Wales была настолько новой, что она покинула порт с гражданскими специалистами на борту, чтобы поработать над своими ненадежными четырех орудийными башнями. Пытаясь сократить дистанцию ​​и преодолеть эти серьезные препятствия, Холланд двинул свой строй в сторону врага, что означало, что британские корабли могли стрелять своими передовыми орудиями только по полному бортам немцев, когда бой начинался в 5.52 утра.

Bismarck топит вытяжку

Через несколько минут Холланд осознал свою ошибку и начал поворачивать свои корабли, чтобы привести в действие их кормовые (задние) башни, поскольку снаряды с обоих немецких кораблей начали падать около Hood и врезаться в ее надстройку. Но было уже поздно.

«[Она] исчезла в большом оранжевом пепле и огромной пелене дыма», — вспоминал старший дежурный по больнице Сэм Вуд. «Время, казалось, остановилось.Я просто с ужасом смотрел … исчезла Hood ». 1415 человек погибли; выжило только трое. Вся битва длилась всего девять минут.

Bismarck и Prinz Eugen теперь направили огонь на Prince of Wales , а командир корабля, капитан Джон Лич, чудом избежал смерти после того, как большой снаряд из Bismarck врезался в мостик линкора, убив или ранив всех. еще там. Он благоразумно удалился под прикрытием дымовой завесы, и в течение остальной части дня Prince of Wales и два крейсера, теперь находящиеся под командованием контр-адмирала Фредерика Уэйк-Уокера в Norfolk , продолжали тень на расстоянии. .

Лютенс одержал победу, но Принц Уэльский дважды ударил Бисмарка . Один взорвавшийся снаряд затопил котельную, снизив ее скорость, а другой пробил масляный бак, загрязнив ее топливо и вызвав его утечку в море. Лютенс подал сигнал Берлину, заявив, что он намеревался отделить Prinz Eugen , чтобы продолжить набег, и доставить Bismarck во французский порт Сен-Назер для ремонта. Чтобы прикрыть побег крейсера, в 6.14:00 Лютьенс обменялся залпами с Prince of Wales .

В Лондоне Уинстон Черчилль провел тревожную ночь, размышляя о последствиях сегодняшнего дня. Позже он написал в своей книге 1950 года « The Grand Alliance »: «Что, если мы потеряем связь ночью? Куда она пойдет? У нее был широкий выбор, и мы были уязвимы почти везде ».

И если бы Bismarck все же удалось сбежать, ущерб британскому престижу был бы неисчислим, особенно в все еще нейтральных Соединенных Штатах.Флот адмирала Тови уже был в пути, но теперь все корабли, которые удавалось мобилизовать, устремились к Атлантике. Было приказано больше патрулей крейсеров, дополнительные линкоры были отделены от обязанностей по сопровождению конвоев, и группа H вице-адмирала сэра Джеймса Сомервилла мчалась на север из Гибралтара с авианосцем HMS Ark Royal и линейным крейсером HMS Renown .

Отчаявшись замедлить скорость Bismarck , адмирал Тови, двигаясь к югу от Скапа-Флоу, но все еще находясь на расстоянии около 330 миль, на большой скорости толкнул свой авианосец HMS Victorious вперед, чтобы нанести воздушный удар. Victorious вылетела с самолета сразу после 22:00, когда она находилась в 100 милях от Bismarck . После кошмарного путешествия через темноту, низкие облака и дождь, торпедоносцы Swordfish атаковали их в ураган снарядов; Линдеманн даже направил 380-мм орудия своего корабля в воду, чтобы создать огромные брызги перед атакующими бипланами. Bismarck уклонился от восьми торпед, но девятая попала в центр судна. Жестокие маневры усугубили затопление немецкого линкора и в конечном итоге стоили ему еще одного котла, что еще больше снизило его скорость.Все меч-рыбы благополучно вернулись.

Однако празднование

года в Великобритании длилось недолго. В 3 часа ночи Уэйк-Уокер, обеспокоенный атаками подводных лодок, приказал своим военным кораблям слежения двигаться зигзагообразно. Когда британские корабли временно отвернулись от него, Лютьенс увеличил скорость, прервал радиолокационный контакт и ускользнул. «День, — писал Черчилль, — начавшийся так многообещающе, закончился разочарованием и разочарованием».

Охота на

Бисмарк

К рассвету 26 мая ситуация была безрадостной. Бисмарк исчез, и хотя военно-морской флот догадывался, что он направляется во французский портовый город Брест, никто не был уверен. У отчаянно ищущих боевых кораблей кончалось топливо, когда в 10:30 патрулирующая летающая лодка «Каталина», пилотируемая пилотом ВМС США, прикомандированным к Королевским ВВС, подобрала Bismarck , двигаясь на восток.

Она была чуть менее 750 миль — менее суток в пути — от безопасности. Единственная надежда остановить ее была у Somerville Force H, который находился на расстоянии менее 70 миль.

Somerville подтолкнул свой единственный крейсер HMS Sheffield вперед, чтобы затенить раненого немецкого бегемота, и нанёс воздушный удар. В замешательстве пилоты Swordfish случайно атаковали Sheffield , к счастью, пропустив ее, но ошибка стоила времени, поскольку самолету пришлось вернуться на Ark Royal и перевооружиться. С каждой потерянной минутой Bismarck приближались к воздушному прикрытию люфтваффе. Второй удар был нанесен в 19.10 и атакован в 8.47.Джон Моффат, который управлял одним из Swordfish во время атаки, вспоминал: «Я чувствовал, что все пушки на корабле целятся в меня… Я не знаю, как мне удавалось продолжать лететь в него; каждый инстинкт требовал, чтобы я пригнулся, отвернулся, сделал что-нибудь ». Однако Моффат не поддался на нервы. «Я держался, и мы подходили все ближе и ближе… Я нажал кнопку на дроссельной заслонке. Дасти [Миллер, наблюдатель Моффата] крикнул: «Я думаю, у нас есть бегун!»

Затем две торпеды — возможно, включая Моффата — поразили Бисмарк .Катастрофически один проделал дыру в ее корме и затопил отсек рулевого механизма, заклинив руль направления при 12-градусном повороте влево и сделав его неуправляемым. Всю ночь немецкие моряки пытались устранить повреждения, отражая торпедные атаки, преследуя британские эсминцы, но на рассвете она все еще кружила по кругу.

Бисмарк Последняя битва

Последнее сражение Бисмарка началось незадолго до 9 утра 27 мая, когда адмирал Тови приблизился к медленно кружащемуся гиганту с линкорами HMS King George V и HMS Rodney , а также крейсерами Norfolk и Dorsetshire. .

Четыре корабля

Тови обстреляли Bismarck на все более близкой дистанции в течение более часа, пробили около 3000 снарядов и нанесли сотни попаданий. Неспособный маневрировать, Bismarck едва смог нанести ответный удар, и к 10 часам утра немецкий линкор потерпел крушение. Моряк союзников Эрик Флори наблюдал за королем Георгом V года в году. «« Бисмарк » был справа по правому борту, — вспоминал он, — кренился влево, орудия указывали во все стороны… Бушевали пожары, и стальные пластины раскалены докрасна.”

Шотландский писатель и телеведущий Людовик Кеннеди служил на эсминце HMS Tartar , и он вспоминал, как он «никогда не видел более великолепного военного корабля, и он сидел прямо в воде, принимая ужасное, ужасное наказание».

Примерно в 10.20 Тови послал Дорсетшир , чтобы прикончить Бисмарк торпедами. Без всяких возражений, крейсер маневрировал вокруг искалеченного гиганта, методично всаживая торпеды в каждую из его сторон.После этих попаданий Bismarck перевернулся влево и затонул за кормой. Последующий осмотр обломков показал, что команда могла затопить корабль в то же время, чтобы уберечь его от британцев.

Из первоначального экипажа, насчитывающего более 2200 человек, 110 выживших были спасены кораблями HMS Дорсетшир и HMS Maori ; затем они покинули место происшествия и бросили сотни выживших после предупреждения подводной лодки. Еще пять выживших были впоследствии обнаружены немецкими военными кораблями, обыскивающими место происшествия после ухода британцев.Лютьенс погиб в начале битвы, но Линдеманн, похоже, решил пойти ко дну вместе со своим кораблем, и в последний раз его видели стоящим на палубе, подняв руку в знак приветствия. Буркард фон Мюлленхайм-Рехберг был одним из немногих, кого спасли, и он вспоминал, как побуждал своих товарищей к действию: «Я приветствую наших погибших товарищей». Мы все схватились за фуражки, взглянули на флаг и прыгнули ».

Судьба Бисмарка отбросила длинную тень. Гитлер, никогда не знавший своей уверенности в своем флоте, «радикально ограничил передвижение этих основных подразделений», — вспоминал главный адмирал Кригсмарине Эрих Редер.«Успех, которого мы добились, даже с нашими низшими силами, благодаря смелой инициативе и осознанному риску, должен был уйти в прошлое».

  • Подробнее: Операция Sealion — почему было отменено запланированное Гитлером вторжение в Британию?

Британцев по-прежнему преследовали огромные усилия и значительная удача, необходимые для поимки Bismarck , и они потратили огромные ресурсы на то, чтобы ее родственный корабль, Tirpitz , никогда не прорвался.В июне 1942 года короткий боевой вылет корабля Tirpitz привел к рассеянию Arctic Convoy PQ 17 и его массовому уничтожению подводными лодками и Люфтваффе.

Однако битва Великобритании против Bismarck в конечном итоге оказалась успешной. Черчиллю выпало объявить эту новость палате общин. «Мне передали листок бумаги, — вспоминал он. «Я попросил у Дома снисходительность и сказал:« Я только что получил известие о потоплении Bismarck ». Они казались довольными.”

Ник Хьюитт — писатель и военно-морской историк. Он возглавляет отдел коллекций и исследований в Национальном музее Королевского флота

.

Этот контент впервые появился в журнале BBC History Magazine Великие сражения Второй мировой войны, Том второй: Война на море специальный выпуск

Бисмарк: Почему так боялись немецкие линкоры времен Второй мировой войны?

Обладая максимальной скоростью 29 узлов, Bismarck (и ее родственное судно Tirpitz, спущенное на воду в апреле 1939 года, было быстрее, чем любой корабль Королевского флота, который мог отправить на войну.Его восемь 15-дюймовых орудий были большего калибра, чем у новых британских линкоров King George V-класса — и хотя Британия действительно имела военные корабли с более крупными орудиями, они были построены в 1920-х годах и не могли сравниться с Bismarck по скорости. .

К маю 1941 года, когда битва за Атлантику в самом разгаре, Bismarck представляла собой скрытую угрозу. Британские военно-морские силы были рассредоточены, им было поручено защищать атлантические конвои, сражаться с итальянцами и немцами в Средиземном море и наблюдать за воюющей Японией.Могут ли перенапряженные британцы помешать Bismarck прорваться из Балтики в Атлантический океан и объединиться с подводными лодками?

Ожидается, что долгожданное первое развертывание корабля станет серьезным испытанием национальной воли Великобритании и Королевского флота. Так оно и оказалось, хотя для немцев это было серьезным испытанием на нервы, которое в конечном итоге закончилось потоплением Bismarck .

Здесь Иэн Баллантайн, автор книги «Бисмарк: 24 часа до гибели» , раскрывает девять малоизвестных фактов о линкоре и его единственном вылете…

1

Кригсмарине боялись сказать Гитлеру, что Бисмарк пошел на войну

Несмотря на всю мощь Bismarck , высшее руководство Кригсмарине все еще опасалось Королевского флота.Таким образом, они не уведомили Адольфа Гитлера заранее о размещении Bismarck на случай, если он запретит им это делать. Они знали, что фюрер обеспокоен унижением, с которым столкнется Германия, если она потеряет корабль, названный в честь ее первого канцлера Отто фон Бисмарка.

Когда босс Кригсмарине гросс-адмирал Эрих Редер наконец признался в том, что отправил Bismarck , Гитлер спросил, можно ли отозвать его и ее супруга — тяжелый крейсер Prinz Eugen .Его особенно беспокоило то, что британские авианосцы могут сделать, чтобы вывести из строя Bismarck и оставить его во власти вражеских линкоров.

2

«Бисмарк» почти потопил второй корабль Королевского флота во время боевого вылета

Для немцев прорыв в Атлантику стал хорошим началом. Во время столкновения в Датском проливе 24 мая Bismarck удалось потопить гордость Королевского флота, HMS Hood , когда катастрофический взрыв разорвал на части старый линейный крейсер.Все, кроме трех из ее 1418 человек экипажа, были потеряны.

Новый линкор Королевского флота HMS Prince of Wales чуть не постигла та же участь. Bismarck поразил Prince of Wales недалеко от отсека для боеприпасов, но в этом случае снаряд Bismarck разорвался и не взорвался. Тем не менее, Prince of Wales трижды попал в Bismarck , одно из которых пробило топливный бак, в результате чего планы Bismarck по атаке конвоев были отвергнуты — корабль был вынужден отправиться в порт для ремонта.

3

Бисмарк мог бы сбежать, если бы не вольные немецкие языки

Все еще не оправившись от потери Hood , рано утром 25 мая британцы потеряли из виду Bismarck . В течение 31 часа после исчезновения Bismarck командиры боевых кораблей Королевского флота в основном хранили молчание по радио — в отличие от немцев, которые болтали о беспроводной связи.

Адмирал Гюнтер Лютьенс, который находился на борту Bismarck и был командиром миссии, часто докладывал о ходе работ в штаб военно-морских сил Германии.Это была огромная ошибка. Хотя военно-морские сигнальные коды Германии Enigma все еще трудно было взломать, передачи Bismarck позволили станциям британской радиопеленгации (D / F) определять общее местоположение и курс линкора.

Это было связано с разведданными, полученными из других источников, что позволило Центру оперативной разведки Адмиралтейства (OIC) в Лондоне окончательно подтвердить, что Bismarck направлялся в порт на французском атлантическом побережье. Это была информация, имеющая решающее значение для поворота Флота метрополии Королевского флота на юго-восток.

4

Экипажу Бисмарка предложили «последний ужин» накануне их последнего сражения

После того, как корабль был обнаружен летающей лодкой RAF Catalina и позже атакован бипланами Swordfish с авианосца HMS Ark Royal — с торпедой, повредившей рулевое управление корабля и остановившей его побег, моральный дух экипажа Bismarck был подорван. Офицеры впали в состояние глубокой депрессии, и капитан линкора сказал своим людям, что они могут взять из магазинов все, что захотят, включая часы, сыр, сигареты и алкоголь.

Ночью перед битвой это оказалось плохой идеей. Это повергло многих мужчин в отчаяние и означало, что они плохо выполняли свою работу.

5

Единственная подводная лодка, достигшая Бисмарка, не смогла его спасти

В отсутствие доступных линкоров Кригсмарине или линейных крейсеров, которые могли бы проплыть через горизонт, любое спасение Bismarck сводилось к тому, что подводным лодкам приказывали отказаться от планов устроить засаду на британский флот.

Это было невыполнимой задачей для медленных, крошечных подводных лодок, которые из-за штормового моря и угрозы нападения противника должны были ползать под водой на батарейках.

U-556 подошла ближе всех, но у нее не осталось торпед, когда несколько из преследователей Bismarck появились в поле зрения ее перископа. В ночь с 26 на 27 мая он должен был отправлять отчеты в штаб Кригсмарине, наблюдая за британской атакой Bismarck .

6

Гитлер был в ярости

Когда стало ясно, что Bismarck находится во власти британских военно-морских сил, Гитлер спросил, почему Люфтваффе не может причинить такую ​​же боль британским линкорам.

Ему сказали, что единственный способ сделать это должным образом с помощью скоординированной атаки бомбардировщиков-торпедоносцев — это иметь авианосец в море. Немцы начали строительство одного из них, Graf Zeppelin , но он лежал незавершенным на балтийской верфи.

7

Некий экипаж Бисмарка пытался сдать

Когда утром 27 мая произошла финальная битва, линкоры Королевского флота HMS King George V и HMS Rodney вместе с тяжелыми крейсерами HMS Dorsetshire и HMS Norfolk быстро вывели из строя Bismarck .Сотни офицеров и солдат были убиты на немецком судне, и были доказательства того, что некоторые люди на борту пытались сдаться — используя семафорные флаги и световые сигналы — даже когда уцелевшие орудия Bismarck продолжали стрелять.

Что касается фактического принятия капитуляции все еще непокорного врага, это было бы трудоемким и сложным делом. Кроме того, у британских крупных кораблей кончалось топливо, и они ожидали, что сотни бомбардировщиков Люфтваффе появятся на горизонте в любой момент.Если бы Великобритания потеряла Rodney или King George V в результате воздушной атаки, удар был бы серьезным, особенно после потери Hood .

8

«Бисмарк» оказалось трудно потопить

Несмотря на то, что корабль Bismarck был полностью разрушен как боевой корабль, его было трудно потопить, потому что он был новым военным кораблем, но все еще основанным на принципах времен Первой мировой войны.

Ее бронированная цитадель закрывала машинное отделение и склады боеприпасов, но не другие жизненно важные части линкора, и поэтому он оставался на плаву даже после того, как был полностью уничтожен как боевой корабль.

британских торпед и попаданий снарядов медленно сбили бы Bismarck , но последний удар нанесла собственная команда немецкого судна, которая взорвала затопляющие заряды, когда они покинули корабль.

9

Королевский флот спас нескольких выживших членов экипажа «Бисмарка»

Солдаты Королевского флота хотели потопить Bismarck — было желание некоторой меры возмездия за потерю Капюшона и бомбардировку Плимута (порт приписки Rodney , Dorsethire и другие). военные корабли) Люфтваффе в марте-апреле 1941 г., когда многие близкие остались без крова, были ранены или убиты.Уничтожение символа нацистского режима в открытом море также было главной мотивацией. Но как только 27 мая 1941 года пушки замолчали, солдаты Королевского флота увидели, как их товарищи-моряки изо всех сил пытались выжить.

  • Блиц: что и когда произошло, плюс 9 мест, пострадавших от взрывов

В конце концов, 110 выживших с Бисмарка были спасены кораблями Дорсетшир и Маори , несмотря на сильное море. Дорсетшир был вынужден отступить — оставив сотни выживших в воде — после возможного обнаружения подводной лодки, но его команда сбросила поплавки за борт для тех, кто остался позади. Маори тоже были вынуждены покинуть место происшествия; поскольку у него заканчивалось топливо, были опасения, что он будет потоплен воздушной атакой противника.

После войны моряки крейсера Dorsetshire и эсминца Maori — оба они были потоплены в 1942 году — встретились в Великобритании и Германии со спасенными ими Bismarck , выжившими. Бывшие враги связали крепкие узы дружбы.

Иэн Баллантайн — журналист, редактор и автор, написавший несколько книг по военной истории о Второй мировой войне и холодной войне, в том числе «Бисмарк: 24 часа до гибели».Купите сейчас на Amazon, Waterstones или Bookshop.org

Этот контент был впервые опубликован HistoryExtra в 2021 году.

№ 1758: Тонущий Бисмарк

Сегодня мы задаемся вопросом, каким был Bismarck . затонул. Колледж Хьюстонского университета Инжиниринг представляет серию о машинах которые заставляют нашу цивилизацию бежать, а люди чья изобретательность создала их.

Некоторая история, правильная или неправильная, священно. Мы привязываем к нему наше самоощущение. Мы не хочу, чтобы это изменилось. Американские школьники учатся что Фултон изобрел пароход в 1807 году. факт, что француз изобретатель успешно управлял пароходом 24 года ранее это то, что мы не приветствуем.

Но исторические иконы с по подвергаются нападкам.Так же, как медицина приближает исцеление разбитые тела; так же, как инженеры только приблизительно идеальная машина; история только приближает то, что действительно случилось в прошлом. Последние заголовки о гибель немецкого линкора в 1941 г. Bismarck показать, как это работает.

На первом рейсе Bismarck в битва, она догнала британскую битву крейсер Hood в Северной Атлантике и потопил это.Более четырнадцати сотен британских моряков умер; выжило только трое. Это был ужасный удар по война, которую проигрывали англичане. Тем не менее Британцы пробили дыру в луке Bismarck , впускает достаточно воды, чтобы ее замедлить.

Бисмарк повернул назад во Францию ​​с британский флот в неистовой погоне.Они наконец поймал ее в Атлантике, к западу от Франции, и преследовал ее с допотопным торпедоносцем бипланы. Большинство торпед не попало, а те, которые попали мало что сделал, пока одна торпеда не повредила его руль. После этого модель Bismarck стала Сидящая утка. Когда она, наконец, утонула, больше двух тысячи немецких моряков погибли, а британские удалось спасти всего 115 выживших.

Это был огромный моральный подъем британцев. в самые мрачные дни Второй Мировой войны. Но это было омрачены выжившими немцами, которые утверждали, что затопили их корабль, таким образом притупив Великую Победа Британии. Поэтому мы проигнорировали затопление отчеты, когда мы помещаем историю в нашу историю книги; и так продолжалось 61 год.

Затем Джеймс Кэмерон, снявший фильм Титаник , стартовала американская экспедиция в место крушения Bismarck . Бисмарк был лишь немного меньше Титаник , а на три на тысячу футов глубже — на три мили глубже! Там они нашли доказательства в пользу затопления. история.Они обнаружили торпедные пробоины, но, похоже, проникать за пределы защитного внешнего корпуса. Ну и что действительно случилось?

Ну, ближе к концу, верх Bismarck’s колоды горели, она больше не могла уволить ее орудия точно, и матросы прыгали с палубы, чтобы покататься в воде. Когда Бисмарк наконец-то затонула, она затонула очень быстро.Немцы вероятно, пытались уберечь сгоревший корабль от попадание в британские руки при подрыве предустановки заряды на днище корабля. Но они ускорились « Бисмарка» тонет по минутам или часам? Кто знает? (Если на то пошло, кого это действительно волнует?)

Тем не менее, есть те, кто все еще считает, что британцы победа запятнана немецким переворотом . Грейс .Я не понимаю, но тогда меня вырастили в американской гимназии, а не в британской. Меня беспокоит Фултон и этот французский пароход. — не с немецкими моряками, спешащими Бисмарк до ее неизбежной могилы.

Я Джон Линхард из Хьюстонского университета, где нас интересуют изобретательные умы работай.

(Музыкальная тема)

Нагорский А. Шпионить за Бисмарком. Newsweek , 9 декабря 2002 г.

Большое количество материалов доступно на Интернет. Вы также можете увидеть http://en.wikipedia.org/wiki/Last_battle_of_the_battleship_Bismarck.

Я благодарен трем коллегам за обширную полезный разговор по поводу этого эпизода: Ральф Меткалф и Льюис Уиллер, UH Mechanical Технический отдел и Сара Фишман, UH Исторический факультет.

(Изображения из Национального Совет по аэронавтике, Inc. Aircraft Spotters ‘ Справочник , 1943.)

The Fairey Swordfish Mk II торпедоносец. Максимальная скорость: 138 миль в час, дальность: 550 миль с торпедой. Это показан с колесами (вверху) и с понтоны (внизу). Рыбы-мечи, напавшие на Bismarck были запущены с британских авианосец Ark Royal .

Двигатели нашей изобретательности Авторские права © 1988-2002, Джон Х. Линхард.


Bismarck потоплено в 1941 году … — RareNewspapers.com

THE BETHLEHEM GLOBE-TIMES, Пенсильвания, 27 мая 1941 г.

* Немецкий линкор Bismarck потоплен
* Месть за HMS Hood

Эта 26-страничная газета имеет заголовок из пяти колонок на первой полосе: «ЗАКРЕПЛЕННЫЙ БИСМАРК, ПОМЕЩЕННЫЙ СЕГОДНЯ НА СЕВЕРНОЙ АТЛАНТИКЕ И ЗАПУЩЕННЫЙ БРИТАНСКИМ САМОЛЕТОМ, ВОЕННЫМИ ОТДЕЛЕНИЯМИ» с подзаголовками и красивой фотографией Бисмарка, также помещенной на обложке. титульная страница.(см.)

Другие новости дня по всему миру. Незначительный износ корешка, в остальном в хорошем состоянии.

заметки в Википедии:
Немецкий линкор «Бисмарк» был одним из самых известных военных кораблей Второй мировой войны. Головной корабль этого класса, названный в честь канцлера Германии 19 века Отто фон Бисмарка, «Бисмарк» водоизмещением более 50 000 тонн при полной загрузке был самым большим военным кораблем, введенным в эксплуатацию на тот момент.

Бисмарк за свою короткую карьеру приняла участие только в одной операции.Она и тяжелый крейсер Prinz Eugen покинули Готенхафен утром 19 мая 1941 года для операции Rheinübung, в ходе которой она должна была попытаться перехватить и уничтожить конвои, следовавшие из Северной Америки в Великобританию. Когда Бисмарк и Принц Ойген попытались прорваться в Атлантику, два корабля были обнаружены Королевским флотом и отправлены в бой в Датском проливе. Во время короткого боя британский линейный крейсер HMS Hood, флагман Флота метрополии и гордость Королевского флота, был потоплен после нескольких минут стрельбы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.