В каком году была создана атомная бомба в ссср: Как создавалась первая советская атомная бомба — Российская газета

Содержание

Как создавалась первая советская атомная бомба — Российская газета

"Отец" советской атомной бомбы академик Игорь Курчатов родился 12 января 1903 года в Симском Заводе Уфимской губернии (сегодня это - город Сим в Челябинской области). Его называют одним из основоположников использования ядерной энергии в мирных целях.

С отличием окончив Симферопольскую мужскую гимназию и вечернюю ремесленную школу, в сентябре 1920 года Курчатов поступил на физико-математический факультет Таврического университета. Уже через три года он досрочно с успехом закончил вуз. В 1930 году Курчатов возглавил физический отдел Ленинградского физико-технического института.

"РГ" рассказывает об этапах создания первой советской атомной бомбы, испытания которой успешно состоялись в августе 1949 года.

Докурчатовская эпоха

Работы в области атомного ядра в СССР начались еще в 1930-х годах. Во всесоюзных конференциях АН СССР того времени принимали участие физики и химики не только советских научных центров, но и иностранные специалисты.

В 1932 году были получены образцы радия, в 1939 был произведен расчет цепной реакции деления тяжелых атомов. Знаковым в развитии ядерной программы стал 1940 год: сотрудники Украинского физико-технического института подали заявку на прорывное по тем временам изобретение: конструкцию атомной бомбы и методы наработки урана-235. Впервые обычную взрывчатку было предложено использовать как запал для создания критической массы и инициирования цепной реакции. В будущем ядерные бомбы подрывались именно так, а предложенный учеными УФТИ центробежный способ и по сей день является основой промышленного разделения изотопов урана.

В предложениях харьковчан были и существенные изъяны. Как отметил в своей статье для научно-технического журнала "Двигатель" кандидат технических наук Александр Медведь, "предложенная авторами схема уранового заряда в принципе не являлась работоспособной…. Однако ценность предложения авторов была велика, поскольку именно эту схему можно считать первым в нашей стране обсуждавшимся на официальном уровне предложением по конструкции собственно ядерной бомбы".

Заявка долго ходила по инстанциям, но так и не была принята, а легла в итоге на полку с грифом "совершенно секретно".

Кстати, в том же сороковом году, на всесоюзной конференции, Курчатов представил доклад о делении тяжелых ядер, что явилось прорывом в решении практического вопроса осуществления цепной ядерной реакции в уране.

Что важнее - танки или бомба

После нападения фашистской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года ядерные исследования были приостановлены. Основные московские и ленинградские институты, занимавшиеся проблемами ядерной физики, были эвакуированы.

Берия, как руководитель стратегической разведки, знал, что крупные ученые-физики на Западе считают атомное оружие достижимой реальностью. По данным историков, еще в сентябре 1939 года в СССР инкогнито приезжал будущий научный руководитель работ по созданию американской атомной бомбы Роберт Оппенгеймер. От него советское руководство впервые могло услышать о возможности получения сверхоружия. Все - и политики и ученые - понимали, что создание ядерной бомбы возможно, и ее появление у противника принесет непоправимые беды.

В 1941 году в СССР начали поступать разведданные из США и Великобритании о развертывании интенсивной работы по созданию ядерного оружия.

Академик Петр Капица, выступая 12 октября 1941 года на антифашистском митинге ученых, сказал: "…атомная бомба даже небольшого размера, если она осуществима, с легкостью могла бы уничтожить крупный столичный город с несколькими миллионами населения…".

28 сентября 1942 года было принято постановление "Об организации работ по урану" - эта дата считается стартом советского ядерного проекта. Весной следующего года специально для производства первой советской бомбы была создана Лаборатория № 2 АН СССР. Встал вопрос: кому доверить руководство вновь созданной структурой.

"Надо подыскать талантливого и относительно молодого физика, чтобы решение атомной проблемы стало единственным делом его жизни. А мы дадим ему власть, сделаем академиком и, конечно, будем зорко его контролировать", - распорядился Сталин.

Первоначально список кандидатур составлял около пятидесяти фамилий. Берия предложил остановить выбор на Курчатове, и в октябре 1943 года того вызвали в Москву на смотрины. Сейчас научный центр, в который с годами трансформировалась лаборатория, носит имя своего первого заведующего - "Курчатовский институт".

"Реактивный двигатель Сталина"

9 апреля 1946 года было принято постановление о создании конструкторского бюро при Лаборатории № 2. Первые производственные корпуса в зоне Мордовского заповедника были готовы только в начале 1947 года. Часть лабораторий разместилась в монастырских строениях.

Советский прототип получил название РДС-1, что означало по одной из версий - "реактивный двигатель специальный". Позже аббревиатуру начали расшифровывать как "Реактивный двигатель Сталина" или "Россия делает сама". Бомба так же была известна под названиями "изделие 501", атомный заряд "1-200". Кстати, для обеспечения режима секретности бомба в документах именовалась как "ракетный двигатель".

РДС-1 представляла собой устройство мощностью 22 килотонны. Да, в СССР велись собственные разработки атомного оружия, но необходимость догнать Штаты, ушедшие вперед за время войны, подтолкнула отечественную науку к активному использованию данных разведки. Так, за основу был взят американский "Толстяк" (Fat Man). Бомба под этим кодовым именем США сбросили 9 августа 1945 года на японский Нагасаки. "Толстяк" работал на основе распада плутония-239 и имел имплозивную схему подрыва: по периметру делящегося вещества взрываются заряды конвенционального взрывчатого вещества, которые создают взрывную волну, "сжимающую" вещество в центре и инициирующую цепную реакцию. Кстати, в дальнейшем эта схема была признана малоэффективной.

РДС-1 была выполнена в виде свободнопадающей бомбы большого диаметра и массы. Заряд атомного взрывного устройства выполнен из плутония. Баллистический корпус бомбы и электрооборудование были отечественной разработки. Конструктивно РДС-1 включала в себя ядерный заряд, баллистический корпус авиабомбы большого диаметра, взрывное устройство и оборудование систем автоматики подрыва заряда с системами предохранения.

Урановый дефицит

Взяв за основу американскую плутониевую бомбу, советская физика столкнулась с проблемой, решить которую предстояло в сжатые сроки: на момент разработок производство плутония в СССР еще не начиналось.

На первоначальном этапе использовался трофейный уран. Но большой промышленный реактор требовал не менее 150 тонн вещества. В конце 1945 года возобновили работу рудники в Чехословакии и Восточной Германии. В 1946 году были найдены месторождения урана на Колыме, в Читинской области, в Средней Азии, в Казахстане, на Украине и Северном Кавказе, возле Пятигорска.

Первый промышленный реактор и радиохимический завод "Маяк" начали строить на Урале, возле города Кыштым, в 100 км к северу от Челябинска. Закладкой урана в реактор руководил лично Курчатов. В 1947 году было развернуто строительство еще трех атомградов: двух - на Среднем Урале (Свердловск-44 и Свердловск-45) и одного - в Горьковской области (Арзамас-16).

Строительные работы шли быстрыми темпами, но урана не хватало. Даже в начале 1948 года первый промышленный реактор не мог быть запущен. Уран загрузили к седьмому июня 1948 года.

Курчатов взял на себя функции главного оператора пульта управления реактором. Между одиннадцатью и двенадцатью часами ночи он начал эксперимент по физическому пуску реактора. В ноль часов тридцать минут 8 июня 1948 года реактор достиг мощности ста киловатт, после чего Курчатов заглушил цепную реакцию. Следующий этап подготовки реактора продолжался два дня. После подачи охлаждающей воды стало ясно, что для осуществления цепной реакции имеющегося в реакторе урана недостаточно. Только после загрузки пятой порции реактор достиг критического состояния, и вновь стала возможной цепная реакция. Это произошло десятого июня в восемь часов утра.

17 июня в оперативном журнале начальников смен Курчатов сделал запись: "Предупреждаю, что в случае остановки подачи воды будет взрыв, поэтому ни при каких обстоятельствах не должна быть прекращена подача воды... Необходимо следить за уровнем воды в аварийных баках и за работой насосных станций".

19 июня 1948 года в 12 часов 45 минут состоялся промышленный пуск первого в Евразии атомного реактора.

Успешные испытания

Десять килограммов плутония - количество, заложенное в американскую бомбу - были накоплены в СССР в июне 1949 года.

Руководитель опыта Курчатов, в соответствии с указанием Берии, отдал распоряжение об испытании РДС-1 29 августа.

Под испытательный полигон был отведен участок безводной прииртышской степи в Казахстане, в 170 километрах западнее Семипалатинска. В центре опытного поля диаметром примерно 20 километров была смонтирована металлическая решетчатая башня высотой 37,5 метров. На ней установили РДС-1.

Заряд представлял собой многослойную конструкцию, в которой перевод активного вещества в критическое состояние осуществлялся путём его сжатия посредством сходящейся сферической детонационной волны во взрывчатом веществе.

После взрыва башня была уничтожена полностью, на ее месте образовалась воронка. Но основные повреждения были от ударной волны. Очевидцы описывали, что когда на следующий день - 30 августа - состоялась поездка на опытное поле, участники испытаний увидели страшную картину: железнодорожный и шоссейный мосты были искорежены и отброшены на 20-30 метров, вагоны и машины были разбросаны по степи на расстоянии 50-80 метров от места установки, жилые дома оказались полностью разрушенными. Танки, на которых проверялась сила удара, лежали на боку со сбитыми башнями, пушки превратились в груду искореженного металла, сгорели десять "подопытных" автомашин "Победа".

Всего было изготовлено 5 бомб РДС-1. В ВВС они не передавались, а находились на хранении в Арзамасе-16. В настоящее время макет бомбы экспонируется в музее ядерного оружия в Сарове (бывший Арзамас-16).

Первая бомба: история создания ядерного оружия — в деталях | Статьи

В день 70-летия испытаний первой советской атомной бомбы «Известия» публикуют уникальные фотографии и воспоминания очевидцев событий, которые происходили на полигоне в Семипалатинске. Новые материалы проливают свет на обстановку, в которой ученые создавали ядерное устройство — в частности, стало известно, что Игорь Курчатов имел обыкновение проводить секретные совещания на берегу реки. Также крайне интересны детали постройки первых реакторов для получения оружейного плутония. Нельзя не отметить и роль разведки в ускорении советского ядерного проекта.

Молодой, но перспективный

Необходимость скорейшего создания советского ядерного оружия стала очевидна, когда в 1942 году из донесений разведки выяснилось, что ученые в США далеко продвинулись в ядерных исследованиях.

Косвенно говорило об этом и полное прекращение научных публикаций по данной тематике ещё в 1940. Все указывало на то, что работы по на созданию самой мощной в мире бомбы идут полным ходом.

28 сентября 1942 года Сталин подписал секретный документ «Об организации работ по урану».

Игорь Васильевич Курчатов

Фото: пресс-служба НИЦ «Курчатовский институт»

Руководство советским атомным проектом поручили молодому и энергичному физику Игорю Курчатову, который, как позже вспоминал его друг и соратник академик Анатолий Александров, «уже давно воспринимался как организатор и координатор всех работ в области ядерной физики». Однако сам масштаб тех работ, о которых упомянул ученый, был тогда еще невелик — в то время в СССР, в специально созданной в 1943 году Лаборатории № 2 (ныне Курчатовский институт) разработкой ядерного оружия занимались лишь 100 человек, тогда как в США над аналогичным проектом трудилось около 50 тыс. специалистов.

Поэтому работа в Лаборатории № 2 велась авральными темпами, которые требовали как поставок и создания новейших материалов и оборудования (и это в военное время!), так и изучения данных разведки, которой удавалось заполучить часть информации об американских исследованиях.

— Разведка помогла ускорить работу и приблизительно на год сократить наши усилия, — отметил советник директора НИЦ «Курчатовский институт» Андрей Гагаринский. — В «отзывах» Курчатова о разведматериалах Игорь Васильевич по существу давал разведчикам задания, о чем именно хотелось бы узнать ученым.

Не существующий в природе

Ученые Лаборатории № 2 перевезли из только что освобожденного Ленинграда циклотрон, который был запущен еще в 1937 году, — тогда он стал первым в Европе. Эта установка была необходима для нейтронного облучения урана. Так удалось накопить начальное количество не существующего в природе плутония, который впоследствии стал основным материалом для первой советской атомной бомбы РДС-1.

Графитовая кладка первого в Евразии ядерного реактора Ф-1, запущенного академиком Игорем Курчатовым в декабре 1946 года. 1971 год

Фото: ТАСС/Олег Кузьмин

Затем производство данного элемента удалось наладить с помощью первого в Евразии атомного реактора Ф-1 на уран-графитовых блоках, который был сооружен в Лаборатории № 2 в кратчайшие сроки (всего за 16 месяцев) и пущен 25 декабря 1946 года под руководством Игоря Курчатова.

Промышленных же объемов выпуска плутония физики добились после постройки реактора под литерой А в городе Озерске Челябинской области (также ученые называли его «Аннушка») — на проектную мощность установка вышла 22 июня 1948 года, что уже вплотную приблизило проект по созданию ядерного заряда.

В сфере сжатия

Первая советская атомная бомба имела заряд плутония мощностью в 20 килотонн, который располагался в двух отделенных друг от друга полусферах. Внутри них находился инициатор цепной реакции из бериллия и полония, при соединении которых происходит выделение нейтронов, запускающих цепную реакцию. Для мощного сжатия всех этих компонентов использовалась сферическая ударная волна, которая возникала после подрыва круглой оболочки из взрывчатки, окружавшей плутониевый заряд. Внешний корпус получившегося изделия обладал каплевидной формой, а его общая масса составляла 4,7 т.

Испытания бомбы решили провести на Семипалатинском полигоне, который специально обустроили для того, чтобы оценить воздействие взрыва на самые различные строения, технику и даже животных.

Фото: Музей ядерного оружия РФЯЦ-ВНИИЭФ

–– В центре полигона стояла высокая железная башня, а вокруг нее как грибы росли самые разные постройки и сооружения: кирпичные, бетонные и деревянные дома с разными типами кровли, машины, танки, орудийные башни кораблей, железнодорожный мост и даже бассейн, — отмечает в своей рукописи «Первые испытания» участник тех событий Николай Власов. — Так что по разнообразию предметов полигон напоминал ярмарку — только без людей, которых здесь почти не было видно (за исключением редких одиноких фигур, которые завершали установку аппаратуры).

Также на территории размещался биологический сектор, где находились загоны и клетки с подопытными животными.

Встречи на берегу

Остались у Власова и воспоминания об отношении коллектива к руководителю проекта в период испытаний.

–– В это время за Курчатовым уже прочно укрепилось прозвище Борода (он изменил свой облик в 1942 году), а его популярность охватила не только ученую братию всех специальностей, но и офицеров и солдат, –– пишет очевидец. –– Руководители групп гордились встречами с ним.

Некоторые особо секретные собеседования Курчатов вел в неформальной обстановке — например, на берегу реки, приглашая нужного человека на купание.

В Москве открылась фотовыставка, посвященная истории Курчатовского института, который в этом году отмечает свое 75-летие. Подборка уникальных архивных кадров, запечатлевших работу как рядовых сотрудников, так и самого знаменитого физика Игоря Курчатова, — в галерее портала iz.ru

Фото: Архив НИЦ «Курчатовский институт»

Игорь Курчатов, ученый-физик, одним из первых в СССР приступил к изучению физики атомного ядра, его также называют отцом атомной бомбы. На фото: ученый в физико-техническом институте в Ленинграде, 1930-е годы

Фото: Архив НИЦ «Курчатовский институт»

Курчатовский институт был создан в 1943 году. Сначала он именовался Лабораторией № 2 АН СССР, сотрудники которой занимались созданием ядерного оружия. Позднее лабораторию переименовал в Институт атомной энергии имени И.В. Курчатова, а в 1991 году — в Национальный исследовательский центр

Фото: Архив НИЦ «Курчатовский институт»

Графитовая кладка первого в Европе и Азии ядерного реактора Ф-1, который был запущен академиком Игорем Курчатовым в декабре 1946 года

Фото: ТАСС/Олег Кузьмин

Установка «Токамак-6» в отделе плазменных исследований института, 1970 год. Токамаки использовались для проведения управляемого термоядерного синтеза

Фото: РИА Новости/Михаил Озерский

Игорь Курчатов в своем кабинете, 1960 год

Фото: Архив НИЦ «Курчатовский институт»

Инженер у экспериментальной термоядерной установки «Огра», 1967 год

Фото: ТАСС/Алексей Батанов

Сотрудники Обнинской АЭС, запущенной в 1951 году. Научным руководителем работ по ее созданию стал Игорь Курчатов

Фото: Архив НИЦ «Курчатовский институт»

Проверка систем инжектора ИРЕК, который должен разогревать плазму в токамаке Т-15. Эксперименты на нем проводились в конце 1980-х — начале 1990-х годов

Фото: РИА Новости/Всеволод Тарасевич

В начале 1950-х годов по инициативе Курчатова и Александрова начались работы по созданию судовых атомных энергетических установок. На фото: атомная подводная лодка, проект 671 типа «Ерш»

Фото: Архив НИЦ «Курчатовский институт»

Младший научный сотрудник отдела плазменных исследований, оператор «Токамака-3» — первого функционального аппарата этого типа, 1970 год

Фото: РИА Новости/Михаил Озерский

Сегодня Курчатовский институт — один из крупнейших научно-исследовательских центров России. Его специалисты занимаются исследованиями в области безопасного развития ядерной энергетики. На фото: ускоритель «Факел»

Фото: Архив НИЦ «Курчатовский институт»

Конец монополии

Точное время проведения испытаний ученые рассчитали таким образом, чтобы ветер унес образовавшееся в результате взрыва радиоактивное облако в сторону малообитаемых территорий, и воздействие вредных осадков на людей и домашний скот оказалось минимальным. В результате таких вычислений исторический взрыв наметили на утро 29 августа 1949 года.

–– На юге вспыхнуло зарево и появился красный полукруг, похожий на взошедшее солнце, –– вспоминает Николай Власов. –– А через три минуты после того, как зарево угасло, а облако растворилось в предрассветной дымке, до нас дошел раскатистый грохот взрыва, похожий на отдаленный гром могучей грозы.

Взрыв атомной бомбы РДС-1. 29 августа 1949 года

Фото: Музей ядерного оружия РФЯЦ-ВННИЭФ

Приехав на место срабатывания РДС-1, (см. справку) ученые могли оценить все разрушения, которые за ним последовали. По их словам, от центральной башни не осталось никаких следов, стены ближайших домов рухнули, а вода в бассейне полностью испарилась от высокой температуры.

Но эти разрушения, как это ни парадоксально, помогли установить глобальное равновесие в мире. Создание первой советской атомной бомбы положило конец монополии США на ядерное оружие. Это позволило установить паритет стратегических вооружений, который до сих пор удерживает страны от военного применения оружия, способного уничтожить всю цивилизацию.

Александр Колдобский, заместитель директора Института международных отношений НИЯУ «МИФИ», ветеран атомной энергетики и промышленности:

Аббревиатура РДС применительно к опытным образцам ядерного оружия впервые появилась в постановлении Совмина СССР от 21 июня 1946 года как сокращение формулировки «Реактивный двигатель С». В дальнейшем это обозначение в официальных документах присваивалось всем пилотным конструкциям ядерных зарядов как минимум до конца 1955 года. Строго говоря, РДС-1 — это не совсем бомба, это ядерно-взрывное устройство, ядерный заряд. Позже для заряда РДС-1 был создан баллистический корпус авиабомбы («изделие 501»), адаптированный к бомбардировщику Ту-4. Первые серийные образцы ядерного оружия на основе РДС-1 были изготовлены в 1950 году. Однако в баллистическом корпусе эти изделия не испытывались, на вооружение армии не принимались и хранились в разобранном виде. А первое испытание со сбросом атомной бомбы с Ту-4 состоялось лишь 18 октября 1951 года. В ней был использован уже другой заряд, гораздо более совершенный.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Взрыв номер один: как Советский Союз стал атомной державой | Статьи

29 августа 1949 года случилось событие, о котором на первых порах знали только немногие посвященные. Зато оно повлияло на судьбы миллионов людей во всем мире. В Советском Союзе состоялось первое испытание атомного оружия. Всё прошло безукоризненно. Эта дата — одна из ключевых в нашей истории. Знак выхода на новый уровень развития цивилизации, на новый уровень могущества. В этот день настал конец атомной монополии Соединенных Штатов. Мир утратил однополярность. Конечно, и до семипалатинского взрыва Советский Союз был самостоятельным игроком в политические шахматы. Но только большая наука превратила нашу страну в настоящую сверхдержаву. Подробности — в материале «Известий».

Маршал и академик

У советского атомного проекта было немало политических кураторов — Вячеслав Молотов, Георгий Маленков, Борис Ванников, Михаил Первухин. Но, когда дело потребовало оперативности, всех оттеснил Лаврентий Берия. На атомный проект работала разведка, работали заключенные. К тому же нужно было накрыть незримым куполом секретности десятки предприятий, разбросанных по всей стране. С такой задачей мог справиться только маршал от НКВД.

От науки проект возглавлял Игорь Курчатов, самый незасекреченный (ему позволялось публично выступать под собственной фамилией!) из ученых столь деликатного направления.

Фото: ТАСС/С. Иванов-Аллилуев

Игорь Васильевич Курчатов. 1950 год

Почему партия и правительство доверили столь важную задачу именно ему — не самому заслуженному на тот момент ученому? Решающую роль сыграло покровительство Абрама Иоффе — маститого академика, который, без преувеличений, создал советскую физическую школу. «Папа Иоффе» разглядел в Курчатове не только исследовательскую цепкость и целеустремленность, но и недюжинные организаторские способности. К тому же он был сравнительно молод, умел работать на износ. Его, сорокалетнего, должно было хватить на 10–20 лет запредельного напряжения.

Компетентные органы подготовили на беспартийного академика тов. Курчатова такую характеристику: «В области атомной физики Курчатов в настоящее время является ведущим ученым СССР. Обладает большими организаторскими способностями, энергичен. По характеру человек скрытный, осторожный, хитрый и большой дипломат».

Фото: П.Федотов

Абрам Федорович Иоффе в лаборатории тепловых устройств полупроводников. 1960 год

Чуть позже именно Курчатов стал самым энергичным пропагандистом «мирного атома». Появление таких уникальных явлений, как первая в мире Обнинская атомная электростанция и атомный ледокол «Ленин», — во многом именно его заслуга. Курчатов полагал, что ядерная физика может помочь не только в разрушении и запугивании противника, но и в промышленном созидании. «Атом должен быть рабочим, а не солдатом», — говаривал ученый, которого вся страна знала по длинной бороде.

Опережая время

Иоффе поверил в чудодейственную силу ядерной энергии едва ли не первым в научном мире. Правда, он, как и другие ученые, еще в начале 1930-х считал, что первых практических результатов в этой области придется ждать десятилетиями. Всё изменилось незадолго до войны, когда ученые сразу в нескольких странах создали новое направление в науке — ядерную физику.

Фото: commons.wikimedia.org

Распоряжение ГКО № 2352 сс от 28 сентября 1942 года «Об организации работ по урану»

В 1940 году Георгий Флёров и Константин Петржак обнаружили явление самопроизвольного деления урана. Вскоре в президиум Академии наук СССР поступила записка «Об использовании энергии деления урана в цепной реакции», подписанная Курчатовым, Флёровым и другими крупными специалистами. Была создана академическая урановая комиссия.

Но в первые месяцы войны исследования пришлось приостановить: у страны возникли более насущные потребности, а укрощение атома казалось чем-то почти фантастическим. Возобновились работы только в конце 1942 года — когда стало ясно, что разработки невиданного смертоносного оружия в гитлеровской Германии и США уже представляют угрозу для нашей безопасности. За это время американцам, на которых, по существу, работали лучшие физики Запада, удалось вырваться вперед.

Фото: commons.wikimedia.org

Зинаида Васильевна Ершова

В конце 1944 года ученые продемонстрировали руководству СССР первый высокочистый урановый слиток. Во многом это была заслуга «русской мадам Кюри» Зинаиды Ершовой, которая возглавляла соответствующую лабораторию в институте редкометаллической промышленности «Гиредмет». В газетах об этом, разумеется, не писали.

Ядерный шантаж

Первый в мире опытный взрыв атомной бомбы состоялся 16 июля 1945 года на полигоне Аламогордо в штате Нью-Мексико — как по заказу, к началу Потсдамской конференции держав-победительниц, на которой новый президент США Гарри Трумэн впервые встретился со Сталиным. Англичане участвовали в проекте — и в научных разработках, и в разведывательных операциях. А Москва могла узнать о его подготовке только стараниями разведки.

В Потсдаме Трумэн вел себя как лидер державы, обладающей монополией на неслыханное оружие. После одного из заседаний «большой тройки» президент США конфиденциально сообщил Сталину об успешном испытании. Сталин холодно поблагодарил коллегу за информацию. Настолько холодно, что Трумэн заявил Черчиллю, что, по-видимому, Дядюшка Джо не понял, о чем идет речь. Они недооценили кремлевского хозяина, который с довоенных лет регулярно получал информацию обо всех разработках в данной сфере.

Первый в мире опытный взрыв атомной бомбы на полигоне Аламогордо в штате Нью-Мексико. 16 июля 1945 года

Фото: commons.wikimedia.org

9 августа 1945 года американцы применили атомное оружие в боевых условиях. Япония содрогнулась, но взрывы в Хиросиме и Нагасаки также стали настоящим вызовом для Москвы.

В это время в СССР атомный проект уже вышел на крейсерскую скорость. Курчатову и его коллегам в лаборатории № 2 удалось на удивление быстро разработать опытную площадку для отработки технологий создания плутония. Это был первый в Европе атомный реактор, получивший кодовое название Ф-1. Он заработал на окраине тогдашней Москвы, в Покровском-Стрешневе, в декабре 1946 года. Для его постройки потребовалось 50 т урана и 50 т графита. Курчатов лично запустил систему, в которой началась самоподдерживающаяся цепная реакция. А через полтора года по технологии, отработанной в Покровском-Стрешневе, на южном берегу озера Кызыл-Таш Курчатов запустил и оружейный реактор. Оттуда страна получила плутоний.

Иосиф Сталин и президент США Гарри Трумэн на Потсдамской конференции во дворце Цецилиенхоф. 27 июля 1945 года

Фото: Global Look Press/Yevgeny Khaldei

Но это было только начало долгого пути. Более сложной технологической задачи и представить нельзя: тут ведь дело не только в обогащении урана. Потребовалось развитие передовых технологий в химии, биологии, медицине, строительстве. Тысячи дорогостоящих опытов. Ученые работали и непосредственно «на бомбу», и на будущее, создавая оазисы современной науки. Так, в лаборатории Глеба Франка, которая стала для наших атомщиков службой радиационной безопасности, был создан портативный прибор с ампулой радия-мезотория для замера радиации. Из этой лаборатории через несколько лет вырос институт биофизики Академии медицинских наук СССР. И это лишь один пример из многих. По всей стране как грибы росли научные городки с таинственными номерными названиями. Появлялись засекреченные ученые, не менее тщательно засекреченные заводы.

В Москве открылась фотовыставка, посвященная истории Курчатовского института, который в этом году отмечает свое 75-летие. Подборка уникальных архивных кадров, запечатлевших работу как рядовых сотрудников, так и самого знаменитого физика Игоря Курчатова, — в галерее портала iz.ru

Фото: Архив НИЦ «Курчатовский институт»

Игорь Курчатов, ученый-физик, одним из первых в СССР приступил к изучению физики атомного ядра, его также называют отцом атомной бомбы. На фото: ученый в физико-техническом институте в Ленинграде, 1930-е годы

Фото: Архив НИЦ «Курчатовский институт»

Курчатовский институт был создан в 1943 году. Сначала он именовался Лабораторией № 2 АН СССР, сотрудники которой занимались созданием ядерного оружия. Позднее лабораторию переименовал в Институт атомной энергии имени И.В. Курчатова, а в 1991 году — в Национальный исследовательский центр

Фото: Архив НИЦ «Курчатовский институт»

Графитовая кладка первого в Европе и Азии ядерного реактора Ф-1, который был запущен академиком Игорем Курчатовым в декабре 1946 года

Фото: ТАСС/Олег Кузьмин

Установка «Токамак-6» в отделе плазменных исследований института, 1970 год. Токамаки использовались для проведения управляемого термоядерного синтеза

Фото: РИА Новости/Михаил Озерский

Игорь Курчатов в своем кабинете, 1960 год

Фото: Архив НИЦ «Курчатовский институт»

Инженер у экспериментальной термоядерной установки «Огра», 1967 год

Фото: ТАСС/Алексей Батанов

Сотрудники Обнинской АЭС, запущенной в 1951 году. Научным руководителем работ по ее созданию стал Игорь Курчатов

Фото: Архив НИЦ «Курчатовский институт»

Проверка систем инжектора ИРЕК, который должен разогревать плазму в токамаке Т-15. Эксперименты на нем проводились в конце 1980-х — начале 1990-х годов

Фото: РИА Новости/Всеволод Тарасевич

В начале 1950-х годов по инициативе Курчатова и Александрова начались работы по созданию судовых атомных энергетических установок. На фото: атомная подводная лодка, проект 671 типа «Ерш»

Фото: Архив НИЦ «Курчатовский институт»

Младший научный сотрудник отдела плазменных исследований, оператор «Токамака-3» — первого функционального аппарата этого типа, 1970 год

Фото: РИА Новости/Михаил Озерский

Сегодня Курчатовский институт — один из крупнейших научно-исследовательских центров России. Его специалисты занимаются исследованиями в области безопасного развития ядерной энергетики. На фото: ускоритель «Факел»

Фото: Архив НИЦ «Курчатовский институт»

Началась холодная война. Ее первый период был самым острым. США и их союзники оказывали давление на позиции Москвы по всем фронтам. И атомная бомба в этом раскладе оставалась козырным тузом. Она придавала Штатам ореол неуязвимости. Советская пропаганда назовет эти годы «временем ядерного шантажа».

Фото: commons.wikimedia.org

Ядерный гриб над Нагасаки. 9 августа 1945 года

Руководители страны, внимательно следившие за достижениями Курчатова и его команды, публично контратаковали в ораторском жанре. В «Правде» появился многозначительный ответ Сталина на вопрос о чудо-оружии: «Я не считаю атомную бомбу такой серьезной силой, какой склонны ее считать некоторые политические деятели. Атомные бомбы предназначены для устрашения слабонервных, но они не могут решать судьбы войны, так как для этого совершенно недостаточно атомных бомб. Конечно, монопольное владение секретом атомной бомбы создает угрозу, но против этого существует по крайней мере два средства: а) монопольное владение атомной бомбой не может продолжаться долго; б) применение атомной бомбы будет запрещено».

Молотов на сессии ООН блеснул не менее эффектной и куда более грозной риторикой: «Нельзя забывать, что на атомные бомбы одной стороны могут найтись атомные бомбы и еще кое-что у другой стороны, и тогда окончательный крах расчетов некоторых самодовольных, но недалеких людей станет более чем очевидным».

Не успели истрепаться газеты с публикацией этого выступления, как популярнейший Леонид Утесов запел:

Автор цитаты

Нам враги грозят подчас

Атомною бомбой.

Слабонервных нет у нас,

Пусть они запомнят!

И мое, без лишних фраз,

Мнение такое:

Коль враги пойдут на нас,

Будет выполнен наказ

От трудящихся всех масс,

Приготовят и у нас

Вроде атомный фугас —

То, что надо — в самый раз, —

И кое-что другое!

А 6 ноября 1947 года Молотов сделал новое громкое заявление. «Секрета атомной бомбы давно уже не существует», — сказал он, давая понять аудитории, что Советский Союз уже располагает этим оружием. Мало кто в мире поверил, что обескровленная страна через два года после войны добилась таких результатов. Москва блефует — таково было общее мнение. Но оно оказалось верным лишь отчасти.

Россия делает сама

Среди пионеров ядерной тематики в СССР выделялись два талантливейших физика — Яков Зельдович и Юлий Харитон. В 1946-м Харитон стал главным конструктором КБ-11, располагавшегося в поселке Саров. Это легендарный Арзамас-16. Там, в закрытом режиме, сотни ученых и рабочих занимались атомным проектом. При КБ-11 возник и сверхсекретный завод, производивший атомные бомбы.

Сначала секретное оружие нарекли «изделием 501». Потом первой атомной бомбе дали обозначение РДС-1 — «реактивный двигатель специальный». Тут же появились и другие варианты расшифровки — «Россия делает сама», «Родина дарит Сталину». Уинстон Черчилль назвал советского атомного первенца не без иронии — «Джо-1». В честь товарища Сталина, которого английские и американские союзники в годы войны любили называть Дядюшкой Джо.

Фото: ТАСС/Сергей Иванов-Аллилуев

Юлий Борисович Харитон. 1950 год

РДС-1 представляла собой авиационную атомную бомбу массой 4,7 т, диаметром 1,5 м и длиной 3,3 м. За два года в Сарове создали 15 таких бомб.

Летом 1949 года можно было начинать концерт. Мощность заряда, подготовленного к первым испытаниям, составила 22 килотонны в тротиловом эквиваленте. Он мог бы оказаться куда более внушительным, если бы руководство решилось форсировать подготовку нового проекта советских ученых — бомбы, которая превосходила американский аналог. Она была значительно меньше по объему, но ее мощность в 2–3 раза превосходила заокеанского «толстяка». Однако власти решили не рисковать и для начала выполнить «обязательную программу», повторив американскую схему плутониевой бомбы. Правда, электронная начинка отечественного «изделия» была уникальной.

Первая советская атомная бомба РДС-1 в музее Российского федерального ядерного центра — Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики в Сарове

Фото: РИА Новости/Сергей Мамонтов

Испытания проходили в Казахстане, в 170 км от города Семипалатинска, на учебном полигоне № 2. Этот огромный «атомный полигон», удаленный от населенных пунктов, раскинулся почти на 18 тыс. кв. км. Места пустынные, холмистые. Туда можно было доставлять оборудование и по железной дороге, и по Иртышу. Имелся и аэродром. Для испытаний построили специальный городок, в котором обитали манекены, набитые соломой. Там возвышались настоящие постройки, имитировавшие жилые дома, промышленные здания и даже метрополитен.

Вспышка справа

Готовили испытание тщательно. В стороне от будущей воронки под землей разместили аппаратуру, регистрирующую световые, нейтронные и гамма-потоки ядерного взрыва. Команда Курчатова провела 10 репетиций по управлению испытательным полем и аппаратурой подрыва заряда и несколько тренировочных взрывов с проверкой автоматики. Наконец, был назначен день икс — 29 августа. То ли в связи с перепадами погоды, то ли из соображений секретности Курчатов в последний вечер перенес взрыв с 8:00 на 7:00 по местному времени. Пошел обратный отсчет времени. В 6:35 инженер-майор Сергей Давыдов нажал спусковую кнопку, которая приводила систему в действие. Заверещали сотни реле. Автоматическая система управления сработала безупречно. Ровно в 7 часов взрыв невиданной силы на несколько секунд загипнотизировал испытателей, хотя они и находились на безопасном расстоянии от атомного гриба.

Фото: commons.wikimedia.org

Ядерный гриб наземного взрыва РДС-1. 29 августа 1949 года

Через 20 минут после взрыва к центру поля направились два танка, оборудованные свинцовой защитой, — для радиационной разведки и осмотра центра поля. Вышка, с которой запускали бомбу, превратилась в пыль. Взрывная волна разметала по степи животных и автомобили. Разведка установила, что все сооружения в центре поля снесены, от городка остался только мелкий мусор.

Для тех, кто несколько лет днем и ночью ни на минуту не мог отвлечься от атомных треволнений, это была минута счастья. Победа в генеральном сражении, не иначе. Кто-то из соратников тряс Курчатова за плечи, приговаривая: «Всё, всё, всё!» Игорь Васильевич кивнул: «Да, теперь всё». Предстояли не менее важные пуски, испытания, открытия. И уже почти готовая РДС-2, и водородная бомба, и электростанции. Но всё это — на волне первого успеха, после которого всем стало ясно, что атомный проект состоялся.

Общее дело

После появления оружия массового уничтожения ученые — и у нас, и на Западе — ощутили себя демиургами, которые способны движением руки уничтожить планету. Это вызывало мучительные сомнения: а нравственно ли создавать оружие массового уничтожения? Курчатов, Харитон и их соратники действовали в ответ на угрозу из-за океана, защищали Родину. Время покажет, что теория ядерного сдерживания оказалась верной.

Озеро на месте первого наземного ядерного взрыва на Семипалатинском полигоне

Фото: РИА Новости/Андрей Соломонов

Наши атомные первопроходцы понимали, что страна, без преувеличений, отдает этому проекту последнюю копейку. Первые послевоенные годы — это полуголодное существование для подавляющего большинства населения. А тут — утонченная индустрия, требующая миллионных вложений. Но независимость страны всё-таки дороже. Народ-победитель, вынесший на своих плечах перенапряжение военных лет, с честью выдержал и атомную гонку. И бомбу, и атомную индустрию построили всем миром. И это не фигура речи. Большинство советских граждан в добровольно-принудительном порядке покупали облигации госзайма. Средства шли на атомный проект. За несколько лет в стране не было произведено ни одного термометра: на атомный проект ушла вся ртуть.

Академик Харитон вспоминал: «Было нелегко и позже. Но этот период по напряжению, героизму, творческому взлету и самоотдаче не поддается описанию. Только сильный духом народ после таких невероятно тяжелых испытаний мог сделать совершенно из ряда вон выходящее: полуголодная и только что вышедшая из опустошительной войны страна за считаные годы разработала и внедрила новейшие технологии, наладила производство урана, сверхчистого графита, плутония, тяжелой воды».

Есть у вас и есть у нас…

Президент Трумэн долго не хотел верить в то, что «эти азиаты» сумели создать столь сложное современное оружие. Разведчики и консультанты с цифрами в руках уверяли его, что Советский Союз не способен произвести атомную бомбу раньше 1952 года.

Но и ему пришлось смириться со свершившимся фактом. 23 сентября он публично прокомментировал слухи о советских испытаниях супербомбы. ТАСС ответило в издевательском тоне: мол, товарищ Молотов еще два года назад говорил, что никакого атомного секрета для нас не существует. Надо было прислушиваться к товарищу Молотову…

Советская пропаганда открывала миру глаза на достижения нашей ядерной физики на редкость торжественно, внушительно и несуетливо. Информацию выдавали, что называется, в час по чайной ложке. Только через полтора месяца после испытаний в «Известиях» вышел рисунок Бориса Ефимова со стихами Сергея Михалкова:

Автор цитаты

Просто, скромно, без апломба

Сообщило миру ТАСС,

Что, мол, атомная бомба

Есть у вас и есть у нас!

Да-с!

Нет сомнений, что появление на карте мира второй ядерной державы оказалось решающим событием для всей истории ХХ века. Этот взрыв изменил историю и прежде всего научил нас ценить мир, беречь хрупкое равновесие, позволяющее человечеству выживать.

Автор — заместитель главного редактора журнала «Историк»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

как СССР создавал атомное оружие

29 августа 1949 года Советский Союз испытал первую атомную бомбу, однако мир узнал об этом лишь через месяц. Разработки по личному распоряжению Иосифа Сталина велись в ускоренном режиме, ресурсов у ослабленной войной страны не было. Подробнее о советском ядерном проекте – в материале корреспондента телеканала «МИР 24» Максима Красоткина.

Ударная волна информационного эха от испытаний первой атомной бомбы СССР дошла до мирового сообщества спустя месяц. Президент США Гарри Трумэн заявил об этом в своем обращении к нации 23 сентября. Сама бомба была испытана в августе, 29-го числа. Советский Союз все это время сохранял интригу.

Сообщение ТАСС, опубликованное в газете «Правда» от 25 сентября 1949 года, было без каких-либо подробностей. Такой ответ заокеанским союзникам, которые зафиксировали испытания. Написано: да, какой-то взрыв был, но в Советском Союзе их много, ведутся стройки. И вообще: секрет атомной бомбы - давно не секрет, и СССР овладел им уже в 1947 году. Может быть, поэтому сообщение было напечатано лишь на второй полосе, так, между прочим – между заметкой о декаде таджикской литературы в Москве и осуждением чьего-то фельетона.

Создание атомного оружия для СССР было оправданным шагом после бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. То же самое США уготовили и городам СССР, нанеся на карту основные промышленные центры. Но еще до войны ученые всего мира знали, что если в одном месте собрать определенное количество радиоактивного вещества, то произойдет мгновенное выделение тепла – взрыв. Но Штаты не были ослаблены войной, потому советские ученые начали работы позже. Им помогала разведка. Рассекреченные документы СВР глава ведомства Сергей Нарышкин передал Курчатовскому институту.

«70 лет назад на Семипалатинском полигоне прозвучал взрыв первой советской атомной бомбы. Это послужило наглядным предостережением для недавних тогда союзников, США, от поспешных попыток переиграть итоги Второй мировой войны и ввергнуть мир в пучину очередного глобального конфликта», – отметил руководитель спецслужбы.

Советским разведчикам удалось завербовать несколько американских ученых и сотрудников спецслужб, позже их назовут «кембриджской пятеркой». Ким Филби, Дональд Маклин, Энтони Блант, Гай Берджерс и Джон Кенкросс создают разрушительное оружие, но при этом уже тогда понимают, что монополия на него не должна быть только у одного государства.

«Они были «леваки». Для них были важны идеи социализма и коммунизма, они были идейными людьми. Они работали не за деньги (хотя, деньги, конечно, получали), а за идею», – указал научный руководитель Госархива Сергей Мироненко.

В качестве заряда для бомбы было решено использовать плутоний, а он в природе нигде не встречается. Это побочный продукт облучения урана. В то время в СССР уран в промышленных масштабах не добывали. Поэтому пришлось открывать новые рудники. Залежи ценного вещества оказались в республиках Центральной Азии: в Таджикистане, Узбекистане и Казахстане.

«Возили в мешках на ишаках этот уран. Добывали, привозили на заводы, а там перерабатывали», – рассказал советник президента Курчатовского института Николай Кухаркин.

Чтобы из урана выделить плутоний, нужен был реактор. Его решили построить тогда еще на окраине Москвы. Место, где создавался ядерный щит страны, внешне не отличался от деревни Щукино, где тогда располагалась «лаборатория номер два» – будущий Курчатовский институт. Так что с самолета-разведчика не разглядишь. Те же одноэтажные домики, а вход в сам реактор сделали больше похожим на погреб, в котором хранят картошку и домашние заготовки.

Сейчас первый в Евразии реактор Ф-1 (буква «Ф» значит физический) заглушен навсегда. Но именно на нем Игорь Курчатов получил первые образцы плутония. Причем это были микрограммы, но в Москве отрабатывался сам принцип его добычи.

Во время опытов по наработке плутония Курчатов пошел на нестандартные меры безопасности. На видное место клал топор, которым в случае нештатной ситуации должны были перерубить канаты, на которых держались стержни аварийной защиты реактора. Пульт 1940-х годов был собран буквально на коленке – ни о какой автоматике и речи не было. Все процессы запускались вручную с помощью лебедок. При этом нужно было экспериментально понять, как вообще работает ядерный реактор. Для понимания один за другим собрали еще четыре образца. 

Для создания первого советского атомного реактора потребовалось 420 тонн чистейшего графита. Малейшие примеси в нем просто поглощали бы нейтроны и не давали запуститься цепной реакции. Тогда ученым пришлось поработать не только головой, но и руками: они на себе таскали и укладывали графитовые кирпичи. В такелажных работах принимал участие и сам Курчатов.

Коллектив ученых собирался по всей стране. Многие тогда воевали. Например, Игорь Курчатов был на флоте и придумал способ борьбы с магнитными минами, который применяется и сейчас. Тогда руководство атомным проектом от Вячеслава Молотова перешло Лаврентию Берии. Тут глава НКВД показал всю мощь административного аппарата. Многих ученых он тогда вытащил из тюрьмы и наладил сотрудничество разных ведомств – как бы сейчас сказали, эффективный менеджер.

«У нас находится архив МВД-НКВД, и там много резолюций Берии. Резолюции Берии отличаются от всех резолюций – это конкретные поручения. Берия никогда не писал ни к чему не обязывающих резолюций: «прошу рассмотреть и доложить», – отмечает Мироненко.

Уже в те годы советские ученые озаботились и другими проблемами: а что будет, если в поисках плутония реактор разогнать на полную мощность, взорвется ли он? Оказалось, что он просто остановится. Уже тогда советские физики изучали, как атом влияет на все живое.

«Сразу начались биологические эксперименты, потому что непонятно было, как это воздействует на человека. Конечно, исследования проводили на собаках, кроликах, мышах. Прямо здесь, на крышке этого реактора стояли клетки, в которых облучались животные», – отметил советник президента Курчатовского института Николай Кухаркин.

Секретность была под стать работам. Вместо слов «атом», «реактор», «уран» в документах обычно был пробел, куда физики от руки вписывали нужные слова. Даже целые коллективы не могли понять, что они строят оружие будущего.

«Токарь, который вытачивал какую-нибудь металлическую часть в Сибири, понятия не имел, что делает. Миллион человек участвовали в проекте и не знали об этом. Даже солдат, который стоял в оцеплении, понятия не имел, что происходит на полигоне», – говорит директор Института ядерной физики Казахстана Кайрат Кыдыржанов.

При этом, изучая американские чертежи, добытые разведкой, физики понимали, что в СССР наука продвинулась куда дальше. Например, у Советского Союза был самый чистый плутоний, который делал бомбу более мощной – нейтроны бегали быстрее.

«Идут эксперименты по среднему времени жизни нейтрона, и у нас получается немножко больше, чем у американцев. И Курчатов, поглаживая свою бороду, говорит: очевидно, советский нейтрон крепче», – вспоминает отец Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса.

Священник Александр Ильяшенко без малого 30 лет отработал в Курчатовском институте. Он делал реакторы для подводных лодок. В начале 2000-х после законов физики он стал изучать Закон Божий.

«Одно другому совершенно не мешает. Более того, помогает, потому что апостол Павел говорил, что вера – от знания, а знание - от слушания слова Божьего», – напомнил священник.

При этом отец Александр говорит, что физиков первой волны от остальных отличало чувство юмора и смекалка. Взять, к примеру, первый пульт управления подрыва атомной бомбы. Вроде нажал кнопку и все, но нет. Советские ученые уже тогда понимали ответственность.

«Чтобы ручку, которая активирует атомную бомбу, кто-то случайно не задел, ее оснастили защитой. Одна линия защиты, вторая линия защиты, а третья – это амбарный замок, который повесили ученые», – рассказал научный руководитель Госархива.

На полигоне в Семипалатинске, где проводили испытания, бомба не падала с самолета. Начинку, то есть заряд, подвесили на вышке и подорвали. Увидели, что система работает, но корпус снаряда готовили долго. В аэродинамических трубах продули больше ста вариантов оболочки бомбы. Она должна была падать только вертикально.

Про советскую атомную бомбу острые языки говорили: она смотрит противнику в глаза. Действительно, круглые отверстия очень сильно их напоминают. Внутри под прозрачным оргстеклом находятся антенны высотомера, подключенного к взрывателю, который должен был активировать заряд на определенной высоте. Если бы он не сработал, то в дело включились бы датчики атмосферного давления. Они тоже меряют высоту, но по другому принципу. Если бы отказали и они, то при ударе о грунт нажалась бы обычная красная кнопка.

Советская бомба легла на чашу ядерных весов, тем самым сохранив баланс сил. План США по ядерной бомбардировке 20 крупнейших городов Советского Союза был сдан в архив – как оказалось, навсегда.

Через 70 лет история повторяется. Выход США из Договора о ракетах средней и меньшей дальности, по сути, дает старт новой гонки вооружения. Об этой опасности все громче говорят в странах Содружества. На этой неделе первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил: «Планета вновь оказалась у опасной черты». Именно он в 1991 году закрыл Семипалатинский полигон, а в 1996-м инициировал подписание Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний.

«Если произойдет Третья мировая война с применением средств массового уничтожения, она может стать последней для нашей цивилизации. У наших народов давно сформировался сильный запрос на бесконфликтное существование, жизнь без страха сегодня и веру в завтрашний день, будущее наших детей и внуков», – уверен елбасы.

Президент России Владимир Путин направил в столицы нескольких десятков стран письма. Он предлагает безотлагательно ввести мораторий на развертывание ракет средней и меньшей дальности. Об этом стало известно на этой неделе. Как уточнил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, послание Путина не подразумевает ответных писем. Однако и понимания оно пока не встретило. Послание получили лидеры Германии, Франции, Испании, Чехии, Турции, а также руководство Евросоюза и НАТО. Везде заявили, что изучают предложение Кремля, кроме штаб-квартиры Североатлантического альянса. Там по-прежнему обвиняют Москву в нарушении договора. Но как добавил Песков, Россия продолжает «последовательно и аргументировано» доказывать свою правоту.

Публично идею поддержала Беларусь. Глава МИД Беларуси Владимир Макей выступил с трибуны ООН.

«Возникла реальная угроза появления таких ракет с подлетным временем в несколько минут в различных регионах мира, в том числе в Европе. Это неизбежно повлечет за собой дальнейший рост напряженности, новый виток политической и военной конфронтации, повышение риска ядерного апокалипсиса. Поэтому мы выступаем за безотлагательные совместные действия по сохранению достижений Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности в нашем общем доме, на европейском континенте», – заявил министр.

Росатом Госкорпорация «Росатом» ядерные технологии атомная энергетика АЭС ядерная медицина

Исследования в области ядерной физики велись в Советском государстве еще в довоенные годы. В 1921 году Государственный ученый совет Наркомпроса учредил при Академии наук Радиевую лабораторию (позже — Радиевый институт), заведующим которой стал В.Г. Хлопин. В 1933 году в Ленинграде была проведена I Всесоюзная конференция по ядерной физике, которая дала мощный толчок дальнейшим исследованиям. В 1935 году в Радиевом институте, на первом в Европе циклотроне был получен первый пучок ускоренных протонов. В 1939 году Я.Б. Зельдович, Ю.Б. Харитон, А.И. Лейпунский обосновали возможность протекания в уране цепной ядерной реакции деления. А в сентябре 1940 года Президиумом Академии наук СССР была утверждена программа работ по изучению реакций деления урана.

В 40-е годы XX века история отечественной атомной отрасли получила развитие за счет реализации военного «атомного проекта». 28 сентября 1942 года было подписано секретное постановление Государственного комитета обороны (ГКО) №2352сс «Об организации работ по урану». В нем Академии наук СССР предписывалось «возобновить работы по исследованию осуществимости использования атомной энергии путем расщепления ядра урана и представить к 1 апреля 1943 года доклад о возможности создания урановой бомбы или уранового топлива». 12 апреля 1943 года была образована Лаборатория измерительных приборов №2 Академии наук СССР (ныне — РНЦ «Курчатовский институт»). Позже ее перевели в Москву и назначили профессора И.В. Курчатова научным руководителем работ по урану.


Однако все же работы в условиях военного времени и ориентации промышленности на нужды фронта развивались недостаточно интенсивно. Успешное испытание атомной бомбы в США (июль 1945 года) придало им значительное ускорение. Постановлением ГКО №9887сс от 20 августа 1945 года (эта дата может выступать как точка отсчета в истории отрасли) создается особый орган управления работами по урану - Специальный комитет при ГКО СССР, состоящий из высших государственных деятелей и ученых-физиков. Упомянутым выше постановлением было создано и Первое главное управление (ПГУ) при Совете народных комиссаров СССР во главе с Б.Л. Ванниковым (1887-1962), который де-факто стал первым руководителем отрасли.

Благодаря огромным усилиям ученых и производственников работы продвигались быстрыми темпами. В 1944 году были получены первые в Евразии килограммы чистого урана. В 1946 году впервые на континенте Евразия в реакторе Ф-1 под руководством Курчатова была осуществлена самоподдерживающаяся цепная реакция деления урана. Эти работы позволили двумя годами позже запустить первый промышленный реактор «А» по производству плутония, он заработал на комбинате №817 (ныне - ПО «Маяк» в Озерске Челябинской области). А 29 августа 1949 года на Семипалатинском полигоне был успешно испытан первый советский ядерный заряд (РДС-1). Таким образом был заложен краеугольный камень в создание «ядерного щита» нашей страны. В 1951 году прошли испытания второй атомной бомбы, а в 1953 году - первой отечественной термоядерной бомбы (РДС-6с). Четырьмя годами позже под научным руководством Курчатовского института была построена первая атомная подводная лодка (проект К-3). Росла мощность ядерных зарядов. Усилиями ядерных центров в Сарове и Снежинске это грозное оружие продолжает совершенствоваться и по сей день…

Но важно отметить, что уже с конца 40-х годов XX века началось активное развитие гражданского сектора атомной промышленности. Еще в апреле 1949 года в ИТЭФ был запущен первый в СССР и в Европе тяжеловодный исследовательский реактор ТВР, на нем впоследствии был сделан целый ряд крупных открытий. А в мае 1950 года Правительство СССР приняло постановление « О научно-исследовательских, проектных и экспериментальных работах по использованию атомной энергии для мирных целей». Главным итогом его реализации стал пуск первой в мире атомной электростанции мощностью 5 МВт близ станции Обнинское (сейчас – Обнинск, Калужская обл.). Станция дала ток 26 июня 1954 года. Она была оснащена уран-графитовым канальным реактором с водяным теплоносителем АМ («Атом мирный») мощностью всего 5 МВт. Идеи конструкции активной зоны станции была предложена И.В. Курчатовым совместно с профессором С.М. Фейнбергом, главным конструктором стал академик Н.А. Доллежаль.

В июне 1955 года И.В. Курчатов и А.П. Александров возглавили разработку программы развития ядерной энергетики в СССР, предусматривающую широкое использование атомной энергии для энергетических, транспортных и других народнохозяйственных целей. В 1955 году был запущен в эксплуатацию первый в мире реактор на быстрых нейтронах БР-1 с нулевой мощностью, а через год - БР-2 тепловой мощностью 100 КВт. Опыт создания первой атомной подлодки был использован при сооружении гражданских атомных ледоколов, обеспечивших круглогодичное судоходство по трассе Северного морского пути. Решение о строительстве первого атомного ледокола было принято 20 ноября 1953 года, а его закладка состоялась 24 августа 1956 года на стапеле Адмиралтейского завода в Ленинграде. 5 декабря 1959 года атомный ледокол «Ленин» был принят в эксплуатацию. В его создании принимали участие свыше 500 предприятий и организаций страны.

В октябре 1954 года Совет министров СССР одобрил масштабную программу строительства АЭС в период с 1956 по 1960 годы. В 1964 году был запущен первый реактор ВВЭР-1 мощностью 210 МВт (Нововоронежская АЭС). В 1973 году был введен в эксплуатацию первый в мире энергетический реактор на быстрых нейтронах БН-350 (г. Шевченко, ныне — г. Актау, Казахстан). В 1974 году состоялся запуск первого реактора РБМК мощностью 1000 МВт (Ленинградская АЭС). Было развернуто строительство АЭС в странах Восточной Европы. В период с 1957 по 1967 год в странах Восточной Европы, Азии и Африки СССР было построено 25 атомных установок, в том числе 10 реакторов АЭС, 7 ускорителей, 8 изотопных и физических лабораторий.


Стоит отметить важную роль, которую сыграла II Международная конференция по мирному использованию атомной энергии в Женеве 1958 года. От СССР в ее работе приняли участие 44 академика и члена-корреспондента, 33 профессора и доктора наук, было представлено более 200 докладов. Все большие обороты набирали исследования в области мирных применений ядерных реакций. В частности, в период с 1957 по 1986 годы было построены крупные АЭС, значительное развитие получили работы по управляемому термоядерному синтезу. В 1967 году в Институте физики высоких энергий был запущен крупнейший (на тот момент) ускоритель протонов на энергию 70 миллиардов электронвольт (У-70). Его создание вывело страну в лидеры исследований в области физики высоких энергий.

С 1971 по 1992 годы на Балтийском заводе имени Серго Орджоникидзе в Ленинграде были построены атомные ледоколы «Арктика», «Сибирь», «Россия», «Советский Союз» и «Ямал». С 1982 по 1988 года  на Керченском судостроительном заводе «Залив» имени Б.Е. Бутомы был создан лихтеровоз-контейнеровоз «Севморпуть». Атомные ледоколы «Таймыр» и «Вайгач» строились по заказу СССР на судостроительной верфи компании «Вяртсиля» в Финляндии с 1985 по 1989 год. При этом использовались советские оборудование (силовая установка) и сталь. «Таймыр» был принят в эксплуатацию 30 июня 1989 года, а «Вайгач» — 25 июля 1990 года.

Авария на Чернобыльской АЭС (1986 г.) затормозила развитие отечественной ядерной энергетики, и в 90-е годы XX века атомная отрасль России пережила период стагнации. В января 1992 года Министерство атомной энергии и промышленности СССР (преемник Минсредмаша) было преобразовано в Министерство Российской Федерации по атомной энергии. Ему отошло около 80% предприятий бывшего Минсредмаша СССР, 9 АЭС с 28 энергоблоками. Начался процесс восстановления, в результате которого отрасль сумела в значительной степени сохранить накопленный потенциал и человеческие ресурсы.

В феврале 2001 года состоялся физический пуск энергоблока №1 Ростовской АЭС, в декабре 2004 года был подключен к сети энергоблок №3 Калининской АЭС. А в марте 2004 года указом Президента РФ №314 было образовано Федеральное агентство по атомной энергии, его руководителем был назначен А.Ю. Румянцев. 15 ноября 2005 года распоряжением Правительства РФ на посту руководителя агентства его сменил С.В. Кириенко. Перед агентством были поставлены новые масштабные задачи. В декабре 2007 года в соответствии с Указом Президента РФ была образована Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом» (сокращенное название — Госкорпорация «Росатом»). Госкорпорации были переданы полномочия упраздненного Федерального агентства по атомной энергии. Создание Госкорпорации «Росатом» было призвано создать новые условия для развития ядерной энергетики, усилить имеющиеся у нашей страны конкурентные преимущества на мировом рынке ядерных технологий.

В последние годы Росатом ведет активное строительство новых энергоблоков как в Российской Федерации, так и за ее пределами. 24 июня 2008 года был дан старт строительству Нововоронежской АЭС-2, 25 октября того же года началось сооружение Ленинградской АЭС-2. Обе эти атомные станции сооружаются по новому проекту "АЭС-2006" (ВВЭР-1200). В марте 2010 года завершилась достройка энергоблока №2 Ростовской АЭС, работы на котором были возобновлены в 2002 году. В декабре 2014 года состоялся энергетический пуск энергоблока №3 Ростовский АЭС, в сентябре 2015 года он был принят в промышленную эксплуатацию. Энергоблок №4 Белоярской АЭС с реактором на быстрых нейтронах БН-800 был принят в промышленную эксплуатацию 1 ноября 2016 года. Ввод в строй этого энергоблока существенно расширил топливную базу атомной энергетики, он обещает также сократить объемы радиоактивных отходов, за счёт организации замкнутого ядерно-топливного цикла. В 2018 году были сданы в промышленную эксплуатацию четвертый блок Ростовской АЭС и первый блок Ленинградской АЭС-2. Осуществлен энергетический пуск плавучей атомной теплоэнергостанции. Суммарная установленная мощность всех энергоблоков в 2019 году достигла 30,25 ГВт.

Сегодня атомная отрасль России представляет собой мощный комплекс из более чем 350 предприятий и организаций, в которых занято свыше 250 тыс. человек. Госкорпорация «Росатом» является крупнейшей генерирующей компанией в России. Выработка электроэнергии на АЭС в 2019 году составила 208,784 млрд кВт.ч (для сравнения, в 2018 году - 204,275 млрд кВт.ч). Это новый рекорд за всю историю отечественной атомной отрасли, доля АЭС в выработке электроэнергии в России выросла до 19,04%, в европейской части страны она сейчас превышает 40%.


В современных условиях атомная энергетика — один из важнейших секторов экономики России, который активно развивается. В стране сооружается три энергоблока. Высокое качество выпускаемой продукции и предлагаемых услуг подтверждается и успехами в международных тендерах на строительство АЭС за пределами страны. Портфель зарубежных заказов Росатома по итогам 2019 года превысил 130 млрд долларов. Сегодня Россия – мировой лидер по количеству энергоблоков, сооружаемых за рубежом: Госкорпорация «Росатом» подписала контракты на строительство за границей 36 атомных энергоблоков. В частности, ведется сооружение АЭС «Аккую» (Турция), Белорусской АЭС (Беларусь), АЭС «Куданкулам» (Индия), АЭС «Руппур» (Бангладеш), второй очереди Тяньваньской АЭС (Китай), АЭС «Ханхикиви-1» (Финляндия), АЭС «Пакш» (Венгрия).

Динамичное развитие атомной отрасли является одним из основных условий обеспечения энергонезависимости России и стабильного роста экономики страны. Стратегия деятельности Госкорпорации «Росатом» на период до 2030 года предполагает, что развитие ядерной энергетики будет осуществляться на основе долгосрочной политики с освоением и развитием ядерных энергетических технологий нового поколения, включая реакторы на быстрых нейтронах и технологии замкнутого ядерного топливного цикла, а также с увеличением экспортного потенциала российских ядерных технологий (строительство атомных электростанций, услуг по обогащению урана, ядерного топлива и др.). Атомная отрасль выступает локомотивом для развития других отраслей. Она обеспечивает заказ, а значит — и ресурс развития машиностроению, металлургии, материаловедению, геологии, строительной индустрии и т.д.  

В 2020 году атомная промышленность России отмечает 75-летний юбилей. Основные праздничные мероприятия пройдут с мая до декабря. В частности, запланировано открыть памятники и мемориальные доски руководителям атомной отрасли (Е.П. Славскому, М.Г. Первухину, А.П. Завенягину и др.). Готовятся к публикации несколько книг, посвященных истории отрасли. Состоятся премьерные показы художественных и документальных фильмов на федеральных телеканалах. А в 2021 году на ВДНХ будет заново открыт павильон «Атомная энергия».

 Сайт, посвященный 75-летию атомной промышленности 

 Сайт «История Росатома» 

ПИР-Центр

 1954

14 сентября - Заместитель председателя КНР Чжу Дэ, министр обороны КНР Пэн Дэ Хуай вместе с министрами обороны других социалистических стран присутствовали на проводимых в СССР на Тоцких войсковых учениях с применением атомной бомбы (40 кт).

 

1955

15 января - Председатель КНР Мао Цзэдун в ответ на американские угрозы применить против Китая ядерное оружие на расширенном заседании Секретариата ЦК КПК принял окончательное решение о том, что Китай должен разработать собственную атомную бомбу с помощью СССР или без его участия.

20 января - Подписано советско-китайское соглашение о совместных геологических изысканиях в Синьцзяне. Уже зимой 1957 года в районе города Чугучак началась добыча китайского урана шахтным способом.

27 апреля - Первое соглашение между СССР и КНР о поддержке развития исследований в области атомной энергии и ядерной физики в КНР.

15 мая - Обсуждение возможностей начала ядерной оружейной программы КНР в Центральном военном совете под председательством Мао Цзэдуна.

 

1956

7 апреля - Подписано соглашение об оказании Советским Союзом помощи КНР в строительстве ряда новых гражданских и военных объектов. Среди них числился и завод по производству атомных бомб.

16 ноября - Создание ядерного министерства КНР – Третьего министерства машиностроения, переименованного в феврале 1958 года во Второе министерство.

 

1957

15 октября - Подписано советско-китайское соглашение, предусматривавшее передачу КНР не только технологии изготовления атомной бомбы, но и ее модели. Кроме того, по этому соглашению уже с начала 1958 года в Китай стали прибывать советские специалисты-атомщики. Помимо этого, около 11 тысяч китайских специалистов и 1000 ученых прошли подготовку и обучение в СССР.

 

1958

Создание Пекинского Института по разработке ядерного оружия (北京核武器研究所 Бэй цзин хэ у ци янь цзю со).

Апрель - Принято решение о строительстве полигона для ядерных испытаний. По предложению советских специалистов было выбрано место в северо-западной части Синьцзянского уезда (полигон Лоб-Нор).

31 мая - Утверждены места для создания основных комплексов ядерной промышленности КНР, в том числе завода по производству ядерного топлива в Батоу, комбината по обогащению урана в Ланчжоу, объединенного ядерного производства в Чжуване.

21 июня - Мао Цзэдун поставил задачу, в соответствии с которой за 10 лет КНР должна создать атомную бомбу, термоядерное оружие и межконтинентальные ракеты.

Сентябрь - Запуск первого китайского экспериментального ядерного реактор на тяжелой воде (вступил в строй в НИИ атомной энергии Академии наук КНР) и циклотрон.

 

1959

20 июня - В СССР принято решение не предоставлять КНР данных о технических особенностях атомной бомбы.

Лето - Заявление премьера Госсовета КНР Чжоу Эньлая о том, что за 8 лет Китай сделает бомбу и без посторонней помощи.

 

1960

18 июля - Посольство СССР в Пекине сообщило об отзыве всех советских специалистов и прекращении поставок в КНР оборудования.

В СССР возвращаются последние 1300 советских специалистов, задействованных в создании китайской атомной бомбы. Однако к тому времени с помощью Советского Союза в Китае уже подготовили около 6 тысяч собственных специалистов.

1 сентября - Начало работы уранового горного комбината в Чэнсиане (Хэньяне).

3 ноября - Мао Цзэдун одобрил сроки испытания первой атомной бомбы в 1964 году.

 

1963

29 ноября - Получена первая партия гексафторида урана (комплекс в Чжуване).

 

1964

14 января - Получена первая партия высокообогащенного урана на комбинате в Ланчжоу.

апрель - Получены первые урановые детали для атомной бомбы (комплекс в Чжуване).

25 августа - Выпуск первой урановой продукции на заводе в Батоу.

17 сентября - Первое производство в Батоу лития, обогащенного по изотопу Li-6.

16 октября - Премьер Госсовета КНР Чжоу Эньлай прервал представление поставленной им феерии «Алеет Восток» и от имени Мао Цзедуна сообщил 3 тысячам актеров и тысячам зрителей, что испытание первой китайской атомной бомбы прошло успешно. Первая атомная бомба КНР была создана на основе высокообогащенного урана.

3 декабря - Второе Министерство КНР определило 1968 год как время испытания термоядерной бомбы.

 

1965

14 мая - Первое ядерное испытание со сбросом атомной бомбы с самолета (взрыв воздушный).

октябрь - Завод в Батоу произвел урановое топливо для реактора по производству плутония с графитовым замедлителем.

 

1966

9 мая - Первое ядерное испытание КНР с использованием лития, обогащенного по изотопу Li-6.

октябрь - Пуск ядерного реактора в Чжуване для производства плутония. Первое испытание баллистической ракеты, оснащаемой ядерным боеприпасом.

 

1967

февраль - Завершение разработки первого термоядерного заряда.

май - Завершение производства компонентов и сборка первого термоядерного заряда.

17 июня - Первое успешное испытание полномасштабного двухстадийного термоядерного заряда на основе U-235, U-238, Li-6 и дейтерия.

 

1968

27 декабря - Испытание термоядерного заряда, в котором впервые использовался оружейный плутоний.

 

1969

23 сентября - Первое подземное ядерное испытание.

 

Конец 1960-х годов

Начало развертывания бомбардировщиков – носителей ядерного оружия.

 

1970

Начало развертывания БРСД

 

1971

Июль – КНР начинает переговоры о ядерном сотрудничестве с Пакистаном

 

1976

Сентябрь – Пекин начинает исследования с целью создания улучшенных термоядерных боеголовок для новых баллистических ракет.

 

1982

5 октября – военные учения КНР начали включать в себя симулирование использования тактического ядерного оружия.

 

1983

Июнь - КНР участвует в первом подтвержденном обмене ядерными технологиями с Пакистаном.

 

1984

Январь - КНР вступила в Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ)

 

1988

29 сентября - НОАК испытала взрывное устройство мощностью в 1-5 кт с повышенным радиационным поражением в ходе разработки ядерной артиллерии.

 

1991

июнь - Президент США Джордж Буш ввел санкции в отношении КНР в связи с подозреваемой передачей ракетных технологий Пакистану.

август - КНР объявила о своем намерении подписать Договор о нераспространении ядерного оружия, несмотря на его дискриминационный характер.

 

1992

9 марта  - Договор о нераспространении ядерного оружия был ратифицирован КНР 

 

1996

10 мая - КНР обязалась не предоставлять помощь в развитии объектов ядерной инфраструктуры, не находящихся под гарантиями МАГАТЭ.

29 июля - состоялось последнее ядерное испытание КНР.

24 сентября - КНР подписала Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний.

 

2005

1 сентября - МИД КНР выпустил Белую книгу, в которой был официально прописан давний принципе «неприменения ядерного оружия первым».

 

2009

24 сентября - В ходе саммита ООН по нераспространению Председатель КНР Ху Цзиньтао призвал к радикальным сокращениям ядерных арсеналов и предложил всем странам присоедениться к Договору о нераспространении ядерного оружия

2011

31 марта - Выход Белой книги «Национальная оборона КНР в 2010 г.»

2012

Летом 2012 г. КНР проводит серию испытаний различных типов ракет большой дальности.

24 июля НОАК испытала подвижную ракету Дунфэн-41.

16 августа ракета Цзюйлан-2 была запущена с подводной лодки.

30 августа была испытана ракета Дунфэн-31А, за 10 дней до этого - Дунфэн-5А


Первая межконтинентальная баллистическая ракета (МБР)

Конец 1970-х годов - Начало разработки

Начало 1980-х годов - Начало испытаний

1983 год - Принятие на вооружение шахтного ракетного комплекса с МБР

 

Первая атомная подводная лодка с баллистическими ракетами (ПЛАРБ)

1978 год - Закладка

1981 год - Спуск на воду

1987 год - Передача флоту

 

Первая баллистическая ракета подводной лодки

Конец 1970-х годов - Начало разработки

1982 год - Начало испытаний

1988 год - Принятие на вооружение

 

Первая МБР с разделяющейся головной частью с боеголовками индивидуального наведения на цель (РГЧ ИН)

Начало 1990-х годов - Начало разработки

Конец 1990-х годов - Принятие на вооружение

 

Первая МБР на твердом топливе

Начало 1990-х годов - Начало разработки

Конец 1990-х годов - Принятие на вооружение

 

Первая МБР мобильного грунтового базирования

1974 год - Начало разработки

Начало 1990-х годов - Начало испытаний

2003 год - Начало развертывания

 

Первая МБР мобильного железнодорожного базирования

Конец 1990-х годов - Начало разработки

Ядерная Бомба - История Создания и Первые Применения Атомного Оружия, Принцип Действия и Последствия Взрыва, Страны-владельцы

07.09.2019

Ядерное оружие — вооружение стратегического характера, способное решать глобальные задачи. Его применение сопряжено со страшными последствиями для всего человечества. Это делает атомную бомбу не только угрозой, но и оружием сдерживания.

Появление вооружения, способного поставить точку в развитии человечества, ознаменовало начало его новой эпохи. Вероятность глобального конфликта или новой мировой войны сведена к минимуму из-за возможности тотального уничтожения всей цивилизации.

Несмотря на подобные угрозы, ядерное оружие продолжает оставаться на вооружении ведущих стран мира. В определенной степени именно оно становится определяющим фактором международной дипломатии и геополитики.

История создания ядерной бомбы

Макеты бомб «Малыш» и «Толстяк», сброшенных на японские города

Вопрос о том, кто изобрел ядерную бомбу, в истории не имеет однозначного ответа. Предпосылкой для работы над атомным оружием принято считать открытие радиоактивности урана. В 1896 году французский химик А. Беккерель открыл цепную реакцию данного элемента, положив начало разработкам в ядерной физике.

В следующее десятилетие были открыты альфа-, бета- и гамма-лучи, а также ряд радиоактивных изотопов некоторых химических элементов. Последовавшее открытие закона радиоактивного распада атома стало началом для изучения ядерной изометрии.

В декабре 1938 года немецкие физики О. Ган и Ф. Штрассман первыми смогли провести реакцию расщепления ядра в искусственных условиях. 24 апреля 1939 руководству Германии было доложено о вероятности создания нового мощного взрывчатого вещества.

Однако немецкая ядерная программа была обречена на провал. Несмотря на успешное продвижение ученых, страна ввиду войны постоянно испытывала трудности с ресурсами, особенно с поставками тяжелой воды. На поздних этапах, исследования замедлялись постоянными эвакуациями. 23 апреля 1945 разработки немецких ученых были захвачены в Хайгерлохе и вывезены в США.

США стали первой страной, выразившей заинтересованность в новом изобретении. В 1941 году на его разработку и создание были выделены значительные средства. Первые испытания прошли 16 июля 1945 года. Меньше, чем через месяц, США впервые применили ядерное оружие, сбросив две бомбы на Хиросиму и Нагасаки.

Собственные исследования в области ядерной физики в СССР велись с 1918 года. Комиссия по атомному ядру была создана в 1938 году при Академии наук. Однако с началом войны ее деятельность в данном направлении была приостановлена.

В 1943 году сведения о научных трудах в ядерной физике были получены советскими разведчиками из Англии. Были внедрены агенты в несколько исследовательских центров США. Добываемые ими сведения позволили ускорить разработку собственного ядерного оружия.

Изобретение советской атомной бомбы было возглавлено И. Курчатовым и Ю. Харитоном, они и считаются создателями советской атомной бомбы. Информация об этом стала толчком для подготовки США к упреждающей войне. В июле 1949 года был разработан план «Троян», по которому планировалась начать военные действия 1 января 1950 г.

Позже дата была перенесена на начало 1957 с учетом того, чтобы все страны НАТО могли подготовиться и включиться в войну. По данным западной разведки, испытание ядерного оружия в СССР могло быть проведено не раньше 1954 года.

Однако о подготовке США к войне стало известно заранее, что заставило советских ученых ускорить исследования. В короткие сроки они изобретают и создают собственную ядерную бомбу. 29 августа 1949 г. в Семипалатинске на полигоне испытана первая советская атомная бомба РДС-1 (реактивный двигатель специальный).

Подобные испытания сорвали план «Троян». С этого момента США перестали обладать монополией на ядерное оружие. Вне зависимости от силы упреждающего удара, оставался риск ответных действий, что грозило катастрофой. С этого момента самое страшное оружие стало гарантом мира между великими державами.

Принцип работы

Принцип действия – объединение зарядов для создания критической массы и последующей цепной реакции

Принцип работы атомной бомбы основан на цепной реакции распада тяжелых ядер или термоядерном синтезе легких. В ходе данных процессов выделяется огромное количество энергии, которая и превращает бомбу в оружие массового поражения.

Принцип взрыва ядерной бомбы имеет несколько поражающих факторов:

  • световая вспышка;
  • радиоактивное заражение;
  • ударная волна;
  • проникающая радиация;
  • электромагнитный импульс.

Световая вспышка, сопровождаемая тепловым излучением, образуется первой. Ее мощность значительно превышает силу солнечных лучей, что делает взрыв опасным на расстоянии нескольких километров от эпицентра.

Опасность представляет и радиация: в течение минуты ее проникающая способность самая высокая. В дальнейшем она вызывает лучевую болезнь у людей и животных.

Ударная волна имеет высокую степень поражения на расстоянии в несколько сотен метров от эпицентра. В данном радиусе не остается ничего живого или целого. По мере удаления от центра, снижается и степень повреждений.

Электромагнитный импульс (ЭМИ) — самое «безобидное» следствие ядерного взрыва, приводит к отключению электроники. Вред живым организмам наносит в случае их зависимости от электронных аппаратов. При этом ламповая и фотонная аппаратура имеет хорошую устойчивость к ЭМИ.

Первые испытания бомбы

Испытание атомной бомбы, взрыв

Ядерная программа США получила название «Манхэттенский проект». Действовать начала с 17 сентября 1943 года. Первые испытания атомной бомбы в рамках данной программы прошли 16 июля 1945 года под кодовым названием «Тринити».

29 августа 1949 года изобретатели советской атомной бомбы Ю. Харитон и И. Курчатов успешно провели испытания РДС-1. Первые боеголовки были экспериментальными, без средств доставки. Однако самого факта их наличия хватило, чтобы предотвратить Третью мировую войну.

24 сентября 1951 года были проведены испытания РДС-2. Их уже можно было доставить до точек запуска так, чтобы они доставали до США. 18 октября была испытана РДС-3, доставляемая бомбардировщиком.

Дальнейшие испытания перешли к термоядерному синтезу. Первые испытания подобной бомбы в США прошли 1 ноября 1952 года. В СССР такая боеголовка была испытана уже через 8 месяцев.

ТХ ядерной бомбы

Схема РДС-1

Ядерные бомбы не имеют четких характеристик ввиду разнообразия применения подобных боеприпасов. Однако существует ряд общих аспектов, обязательно учитываемых при создании данного оружия.

К таковым относят:

  • осесимметричное строение бомбы — все блоки и системы размещаются попарно в контейнерах цилиндрической, сфероцилиндрической или конической формы;
  • при проектировании сокращают массу ядерной бомбы за счет объединения силовых узлов, выбора оптимальной формы оболочек и отсеков, а также применения более прочных материалов;
  • минимизируют количество проводов и разъемов, а для передачи воздействия применяют пневмопровод или взрыводетанирующий шнур;
  • блокировка основных узлов осуществляется с помощью перегородок, разрушаемых пирозарядами;
  • активные вещества закачиваются с помощью отдельного контейнера или внешнего носителя.

С учетом требований к устройству, ядерная бомба состоит из следующих комплектующих:

  • корпус, обеспечивающий защиту боеприпаса от физического и теплового воздействия — разделен на отсеки, может комплектоваться силовой рамой;
  • ядерный заряд с силовым креплением;
  • система самоликвидации с ее интеграцией в ядерный заряд;
  • источник питания, рассчитанный на длительное хранение —приводится в действие уже при запуске ракеты;
  • внешние датчики — для сбора информации;
  • системы взведения, управления и подрыва, последняя внедрена в заряд;
  • системы диагностики, подогрева и поддержания микроклимата внутри герметичных отсеков.

В зависимости от типа ядерной бомбы, в нее интегрируют и другие системы. Среди таких может быть датчик полета, пульт блокировки, расчет полетных опций, автопилот. В некоторых боеприпасах применяются и постановщики помех, рассчитанные на снижение противодействия ядерной бомбе.

Последствия применения такой бомбы

Разрушения в Нагасаки после атомной бомбардировки

«Идеальные» последствия применения ядерного оружия были зафиксированы уже при сбросе бомбы на Хиросиму. Заряд взорвался на высоте 200 метров, что вызвало сильную ударную волну. Во многих домах были опрокинуты печки, отапливаемые углем, что привело к пожарам даже за пределами зоны поражения.

За световой вспышкой пошел тепловой удар, длившийся считаные секунды. Однако его мощности хватило, чтобы в радиусе 4 км расплавить черепицу и кварц, а также распылить телеграфные столбы.

За тепловой волной последовала ударная. Скорость ветра достигала 800 км/ч, его порыв разрушил практически все постройки в городе. Из 76 тыс. зданий, частично уцелело около 6 тыс., остальные были разрушены полностью.

Тепловая волна, а также поднявшийся пар и пепел вызвали сильный конденсат в атмосфере. Через несколько минут пошел дождь с черными от пепла каплями. Их попадание на кожу вызывало сильные неизлечимые ожоги.

Люди, находившиеся в пределах 800 метров от эпицентра взрыва, были сожжены в пыль. Оставшиеся подверглись воздействию радиации и лучевой болезни. Ее признаками стали слабость, тошнота, рвота, лихорадка. В крови наблюдалось резкое снижение количества белых телец.

За секунды было убито около 70 тыс. человек. Еще столько же впоследствии погибло от полученных ран и ожогов.

Через 3 дня еще одна бомба была сброшена на Нагасаки с аналогичными последствиями.

Запасы ядерного оружия в мире

Запасы ядерного оружия в мире

Основные запасы ядерного оружия сосредоточены у России и США. Помимо них, атомные бомбы есть у следующих стран:

  • Великобритания — с 1952 года;
  • Франция — с 1960;
  • Китай — с 1964;
  • Индия — с 1974;
  • Пакистан — с 1998;
  • КНДР — с 2008.

Ядерным оружием обладает и Израиль, хотя официального подтверждения от руководства страны так и не поступало.

Бомбы США есть на территории стран, входящих в состав НАТО: Германия, Бельгия, Нидерланды, Италия, Турция и Канада. Они есть и у союзников США — Японии и Южной Кореи, хотя официально страны отказались от расположения ядерного оружия на своей территории.

После распада СССР ядерное оружие непродолжительное время было у Украины, Казахстана и Белоруссии. Однако позже оно было передано России, что сделало ее единственной наследницей СССР по части ядерного вооружения.

Количество атомных бомб в мире менялось на протяжении второй половины XX — начала XXI века:

  • 1947 — 32 боеголовки, все у США;
  • 1952 — около тысячи бомб у США и 50 — у СССР;
  • 1957 — более 7 тыс. боеголовок, ядерное оружие появляется у Великобритании;
  • 1967 — 30 тыс. бомб, включая вооружение Франции и Китая;
  • 1977 — 50 тыс., включая боеголовки Индии;
  • 1987 — около 63 тыс., — наибольшая концентрация ядерного вооружения;
  • 1992 — менее 40 тыс. боеголовок;
  • 2010 — около 20 тыс.;
  • 2018 — около 15 тыс.

Следует учитывать, что в данные подсчеты не включается тактическое ядерное оружие. Таковое обладает меньшей степенью поражения и разнообразие в носителях и применении. Значительные запасы подобного оружия сосредоточены у России и США.

Если у вас возникли вопросы - оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них

С друзьями поделились:

Советская атомная программа - 1946

Советские физики обратили пристальное внимание на новости об открытии деления в Германии в 1938 году. В течение 1939 года ведущие советские физики пытались воспроизвести эксперимент по делению, который Отто Хан и Фриц Штрассман провели в Берлине, и начали для проведения измерений и расчетов, чтобы точно определить, при каких условиях, если таковые имеются, могла бы иметь место цепная ядерная реакция.

После вторжения Германии в Советский Союз в 1941 году советские исследования в области ядерной физики практически прекратились.Ученые и инженеры были привлечены или назначены для работы над проектами, такими как радар, которые считались более актуальными. Однако небольшая часть физиков продолжала исследовать возможности урана. Питер Л. Капица, высокопоставленный физик, заметил в октябре 1941 года, что недавнее открытие ядерной энергии может быть полезно в войне против Германии и что перспективы урановой бомбы кажутся многообещающими. Советские лидеры узнали, что и Соединенные Штаты, и Германия предприняли усилия по созданию атомной бомбы.В феврале 1943 года Советы начали свою собственную программу под руководством физика-ядерщика Игоря Курчатова и политического директора Лаврентия Берии.

Советская атомная бомба во время Второй мировой войны

Советская атомная программа во время войны была ничтожной по сравнению с Манхэттенским проектом, в котором участвовало около двадцати физиков и лишь небольшое количество персонала. Они исследовали реакции, необходимые для создания как атомного оружия, так и ядерных реакторов. Они также начали изучать способы получения достаточно чистого урана и графита и исследовали методы разделения изотопов урана.

Однако работа над программой быстро ускорилась в 1945 году, особенно после того, как Советы узнали об испытании Тринити. На Потсдамской конференции в июле 1945 года Трумэн впервые рассказал Иосифу Сталину о программе США по созданию атомной бомбы. По словам Трумэна, «я вскользь упомянул Сталину, что у нас есть новое оружие необычной разрушительной силы. Российский премьер не проявил особого интереса. Японский.

Хотя Сталин мог показаться незаинтересованным, он в частном порядке сказал своим главным советникам ускорить работу над советской атомной программой: «Они просто хотят поднять цену. Надо по Курчатову поработать и поторопиться ».

Советская власть немедленно активизировала свою программу. Генерал Борис Л. Ванников (которого сравнивают с генералом Лесли Гровсом) возглавил технический совет, курировавший проект. В его состав входили Курчатов, М. Первухин, А. Алиханов, И.Кикоин, А.П. Виновградов, Абрам Иоффе, А.А. Бочвар, Авраамий Завенягин.

После бомбардировок Хиросимы и Нагасаки Сталин призвал к полномасштабной программе ядерных исследований и разработок. В 1946 году Юлий Харитон был назначен Курчатовым ведущим научным сотрудником программы. Ему было поручено руководить атомными исследованиями, разработками, проектированием и сборкой оружия, а также он помог выбрать и установить место расположения секретного советского ядерного оружейного объекта, известного как Арзамас-16 и прозванного «Лос-Арзамас».”

Советская атомная бомба и холодная война

25 декабря 1946 года Советы создали свою первую цепную реакцию в графитовой структуре, подобной Chicago Pile-1. Столкнувшись с некоторыми трудностями с производством плутония и изотопным разделением урана в течение следующих двух лет, советским ученым осенью 1948 года удалось наладить удовлетворительную работу своего первого производственного реактора. Взрыв в СССР был вопросом нескольких месяцев. собственная атомная бомба.Советы успешно испытали свое первое ядерное устройство, получившее название RDS-1 или «Первая молния» (США под кодовым названием «Джо-1»), в Семипалатинске 29 августа 1949 года. Юнион и Соединенные Штаты предприняли усилия по быстрому развитию и наращиванию своих ядерных арсеналов. Вскоре после того, как США запустили свою программу водородной бомбы в начале 1950-х годов, СССР последовал их примеру и инициировал собственную программу водородной бомбы.

Шпионаж

Вопреки распространенному мнению, за атомной бомбой не было никакого конкретного «секрета».Открытие деления в 1938 году означало, что возможна цепная ядерная реакция и что энергия, полученная в результате этого процесса, может быть использована для создания оружия необычной силы. Физики, такие как Роберт Оппенгеймер, Энрико Ферми и Лео Сцилард, знали, что создание атомного оружия другими странами - лишь вопрос времени. Единственный секрет бомб заключается в их характеристиках, составе материалов и внутреннем устройстве. Любое правительство, имеющее решимость и ресурсы для разработки атомного оружия, может сделать это в течение некоторого времени.

Когда в 1950 году был раскрыт шпионаж Клауса Фукса, многие считали, что его действия сыграли важную роль в создании советской бомбы. Фукс передал важную информацию о конструкции и технических характеристиках бомбы, и Объединенный комитет Конгресса по атомной энергии пришел к выводу, что «только Фукс повлиял на безопасность большего числа людей и нанес больше ущерба, чем любой другой шпион не только в истории Соединенных Штатов. Штаты, но в истории народов ». Тем не менее, было много споров о роли шпионажа в атомной программе Советского Союза.Ученые предполагают, что советский шпионаж, вероятно, позволил СССР разработать атомную бомбу на шесть месяцев или два года быстрее, чем если бы шпионажа не было.

Советский Союз и атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки

«Никто не должен позволить себе забыть трагедию Хиросимы и Нагасаки», - заявил Сергей Нарышкин 5 августа 2015 года на мероприятии в Московском государственном институте международных отношений в ознаменование 70-летия атомных бомбардировок японских городов.Нарышкин, в то время председатель Государственной Думы и директор Российского исторического общества, также добавил, что, если виновные в взрывах не будут наказаны, «могут быть очень и очень серьезные последствия».

Поскольку в августе этого года исполняется 75 лет со дня атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, мы вновь призываем задуматься о политической роли оружия, открывшего ядерный век.

Представленные здесь документы были впервые опубликованы на русском языке в 1990 году, а английская версия вошла в выпуск советского журнала International Affairs (1990, no.8).

Министерство иностранных дел России вновь обратило внимание на эти документы совсем недавно, 5 августа 2015 года, в тот же день, когда Нарышкин в своем выступлении указал пальцем на Соединенные Штаты. Хотя они были общедоступными в течение 30 лет, новые переводы этих источников теперь находятся в свободном доступе в Цифровом архиве Центра Вильсона. Мой анализ предоставит некоторый исторический и политический контекст и предложит первоначальную оценку этих документов.

В письме к советскому руководству посол СССР в Японии Яков Малик включил девятистраничный отчет по итогам поездки в Хиросиму и Нагасаки группы сотрудников, присланных советским посольством в сентябре 1945 года.Затем 22 ноября 1945 года министр иностранных дел Вячеслав Молотов разослал документ Сталину, Лаврентию Берии (в тот момент назначенный руководителем проекта советской атомной бомбы) и членам Политбюро Георгию Маленкову и Анастасу Микояну.

Прежде чем подвести итоги миссии посольства, Малик предположил, что отчет ограничивался записью разговоров и личных впечатлений «без каких-либо обобщений или выводов». Однако с самого начала ясно, что цель этого отчета - свести к минимуму воздействие атомной бомбы.Первый абзац высмеивает японскую прессу за преувеличение последствий взрыва, за то, что она уступила «популярным слухам», которые доводят сообщения прессы до «абсурда». Советский доклад предполагает, что преувеличение в японской прессе произошло из-за попытки Японии сохранить лицо в свете поражения.

Фактически, после того, как 6 августа на Хиросиму была сброшена бомба, Информационный отдел японских вооруженных сил, отвечающий за контроль над СМИ, намеревался объявить, что это атомная бомба.Однако Управление внутренних дел выступило против раскрытия характера оружия. Вот почему 8 августа японские газеты сначала № сообщили № , что «противник применил бомбу нового типа при нападении на Хиросиму, но детали все еще исследуются».

Фраза «новый тип бомбы» (新型 爆 弾 shingata bakudan ) использовалась потому, что выражение «атомная бомба» (原子 爆 弾 genshi bakudan ) было запрещено японским правительством во время войны.Запрет на публичное использование этой фразы был официально снят после окончания войны 15 августа, что побудило местную газету Хиросимы Chūgoku Shimbun, напечатать несколько фотографий разрушенного города 23 августа. Еженедельный иллюстрированный журнал Asahi Graph также опубликовала 25 августа краткую статью под названием «Что такое атомная бомба?»

Однако, как только союзная оккупация Японии вступила в силу 19 сентября, строгий кодекс печати, введенный Генеральным штабом Верховного главнокомандующего союзными державами, а также вышеупомянутая самоцензура, введенная Японская пресса задержала освещение атомных бомбардировок в Японии.Более того, зверства бомб не были представлены японскому народу графически до 6 августа 1952 года, когда Asahi Graph опубликовали выпуск под названием «Genbaku Higai no shokōkai» (первая публикация о повреждениях атомной бомбы. ). Поэтому трудно поверить, что к ноябрю 1945 года в японской прессе были какие-либо подробные, спонтанные сообщения о последствиях атомной бомбы.

Заслуживают внимания те части, которые выделены в отчете линией на левом поле.Ни один из этих разделов не посвящен ущербу для людей. Скорее, они в основном касаются повреждения неодушевленных предметов. Они отмечают крупномасштабные разрушения города и повреждения зданий (больница, резервуары для хранения газа, завод Mitsubishi и т. Д.) И предлагают подробные сведения о возможной защите («защитная одежда от урановой бомбы включает резину и любую изоляцию от электричества. »). Некоторые из выделенных частей даже подчеркивают признаки жизни («вопреки всем свидетельствам, мы видели, как в разных местах трава начинала зеленеть, и даже на некоторых выжженных деревьях появлялись новые листья».»).

Такие детали и информация, возможно, были полезны для советского проекта атомной бомбы, подталкивая внутреннюю версию о том, что СССР как можно скорее нуждался в собственном оружии. Однако поразительно, что никто из людей, отправленных в эпицентр сразу после взрывов, не был ни учеными, ни техническими специалистами. В состав посольских команд в августе входили сотрудники ГРУ Михаил Иванов и Герман Сергеев, а в сентябре корреспондент ТАСС Анатолий Варшавский, бывший исполняющий обязанности военного атташе Михаил Романов и сотрудник военно-морского аппарата Сергей Кикенин.Большинство этих людей были бюрократами, что также объясняет отсутствие научных терминов и технических наблюдений за воздействием радиации. До 1949 года, когда СССР удалось испытать собственную бомбу, Советский Союз действительно плохо знал о последствиях радиации. Непрофессиональный персонал, посланный для наблюдения за этими эффектами, их предвзятые предпосылки и отметки в документах предполагают, что отчет с самого начала был предназначен для прогнозирования и согласования с намерением Сталина преуменьшить важность атомной энергетики США. бомба, продвигая вперед ядерный проект Советского Союза.

Время поездки в Хиросиму и Нагасаки в течение 40 дней после бомбардировок иллюстрирует гонку Советского Союза за собственную атомную бомбу, но время переиздания этих документов в 2015 году также важно: это произошло в то время, когда Отношения между США и Россией серьезно ухудшились. Аннексия Россией Крыма в феврале 2014 года обострила напряженность в отношениях между Вашингтоном и Москвой и изменила мировое восприятие роли России в международной политике. Военное вмешательство России в Сирию и выступление Путина на 70 Генеральной ассамблее ООН в сентябре 2015 года еще больше обострили двусторонние отношения между США и Россией.

В этом контексте слова Нарышкина приобретают особый нюанс: годовщины Хиросимы и Нагасаки были прекрасной возможностью для Москвы возродить отношения с Токио, что раздражало официальных лиц США в то время, когда США стремились к единому фронту с Токио. своего союзника в свете все более агрессивного поведения России. Открытие Москвы для Японии в 2015 году повлекло за собой сдвиг в японо-российских отношениях, что подтвердили визит министра иностранных дел Сергея Лаврова в Токио в апреле, смелый визит премьер-министра Синдзо Абэ в Москву в мае и визит Нарышкина в Токио в июне 2016 года. сразу после исторического визита президента Обамы в Хиросиму в конце мая.

Хиросима и Нагасаки представляют собой точку невозврата в истории мировой политики: они знаменуют драматическую кульминацию и конец войны, одновременно символизируя начало эры ядерного страха. Послание, которое бомбы послали миру, заключалось в том, что тот, кто обладает этим специальным оружием, окажется политически превосходящим, таким образом превратив такое оружие в паспорт для выживания и потенциальной победы в холодной войне. Семьдесят пять лет спустя, когда Часы Судного Дня приближаются к полуночи, как никогда, важно продолжать исследовать значение Хиросимы и Нагасаки и то, как эти трагедии все еще формируют текущую глобальную политику.

Вехи: 1945–1952 - Офис историка

Атомная дипломатия относится к попыткам использовать угрозу ядерной войны для достигать дипломатических целей. После первого успешного испытания атомной бомбы в г. 1945 г. официальные лица США немедленно приняли во внимание потенциальные невоенные выгоды, которые можно извлечь из американской ядерной монополия. В последующие годы было несколько случаев, когда правительственные чиновники использовали или рассматривали атомную дипломатию.

Атомная бомбардировка Нагасаки 9 августа 1945 года

Во время Второй мировой войны США, Великобритания, Германия и СССР. все были вовлечены в научные исследования по разработке атомной бомбы. К середине 1945 г. однако это удалось только Соединенным Штатам, и они применили два атомных оружия на города Хиросима и Нагасаки, чтобы быстро и окончательно положить конец война с Японией.Официальные лица США долго не обсуждали, следует ли использовать атомной бомбы против Японии, но утверждал, что это было средство для более быстрого прекращения Конфликт на Тихом океане, который обеспечит меньшее количество жертв войны с применением обычных вооружений Они сделали, однако, подумайте о той роли, которую впечатляющая мощность бомбы может сыграть в послевоенные отношения США с Советским Союзом.

Президент США руководил разработкой ядерного оружия. Франклин Рузвельт принял решение не сообщать Советский Союз технологических разработок.После смерти Рузвельта Президенту Гарри Трумэну пришлось решить, продолжать ли это политика защиты ядерной информации. В конце концов, Трумэн упомянул наличие особенно разрушительной бомбы советского премьер-министра Иосифа Сталина в Встреча союзников в Потсдаме, но он не сообщил подробностей об оружии. или его использование. К середине 1945 года стало ясно, что Советский Союз вступит в войну. в Тихом океане и тем самым иметь возможность влиять на послевоенный баланс власть в регионе.Официальные лица США признали, что вероятность предотвращая это, хотя они предпочли оккупацию Японии под руководством США, а не чем совместная оккупация, как это было устроено для Германии. Некоторые политики США надеялись, что монополия США на ядерные технологии и демонстрация ее разрушительная сила в Японии может заставить Советы пойти на уступки, либо в Азии, либо в Европе. Трумэн не угрожал Сталину бомбой, вместо этого признавая, что само его существование ограничит советские возможности и считается угрозой советской безопасности.

Потсдамская конференция

Ученые обсуждают, в какой степени упоминание Трумэном бомбы в Потсдаме и его использование оружие в Японии представляют собой атомную дипломатию. В 1965 году историк Гар Альперовиц опубликовал книгу, в которой утверждал, что применение ядерного оружия против японцев города Хиросима и Нагасаки должны были занять более сильные позиции для послевоенный дипломатический торг с СССР, так как само оружие не были нужны, чтобы заставить японцев капитулировать.Другие ученые не согласны, и предполагают, что Трумэн считал бомбу необходимой для достижения безусловного капитуляция непокорных японских военачальников, полных решимости сражаться перед смерть. Даже если Трумэн не намеревался использовать подразумеваемую угрозу оружия для взять верх над Сталиным, факт атомной монополии США вслед за успешное атомное испытание в Аламогордо, штат Нью-Мексико, в июле 1945 г., казалось, укрепили его уверенность на последующих встречах, сделав его более решительным добиваться компромиссов от Советской власти.Даже в этом случае, если официальные лица США надеялся, что угроза бомбы смягчит сопротивление Советского Союза американским предложения о свободных выборах в Восточной Европе или снижение советского контроля над Балканы, они были разочарованы, так как проблемы безопасности, поднятые на рассвете атомного века, вероятно, заставили Советский Союз еще больше обеспокоиться защитой своего граничит с контролируемой буферной зоной.

В годы, последовавшие сразу за Второй мировой войной, U.С. уверенность его ядерная монополия имела разветвления для его дипломатической повестки дня. Факт бомба была полезна для обеспечения того, чтобы Западная Европа полагалась на Соединенные Штаты. Государства должны гарантировать свою безопасность, а не искать жилье за ​​пределами с Советским Союзом, потому что даже если Соединенные Штаты не разместили большие численности войск на континенте, он мог бы защитить регион, разместив его под американским «ядерным зонтиком» территорий, которые Соединенные Штаты объявляли быть готовым использовать бомбу для защиты.Настаивание США на гегемонии в оккупация и реабилитация Японии частично обусловлены доверием со стороны будучи единственной ядерной державой и частично из того, что эта ядерная держава имела Достигнуто: полная капитуляция Японии перед войсками США. Хотя это вдохновило больше уверенность в том, что в первые послевоенные годы ядерная монополия США не была большая продолжительность; Советский Союз успешно взорвал свою первую атомную бомбу в 1949 г., Соединенное Королевство в 1952 г., Франция в 1960 г. и Народная Республика Китай в 1964 году.

Бомбардировщик B-29

В первые два десятилетия холодной войны во время что форма атомной дипломатии использовалась обеими сторонами конфликта. Во время блокады Берлина 1948–49 гг. Президент Трумэн передал несколько бомбардировщиков B-29, способных доставлять ядерное оружие. бомбы в регион, чтобы сигнализировать Советскому Союзу, что Соединенные Штаты оба способны нанести ядерный удар и готовы его осуществить, если он стало необходимо.Во время Корейской войны президент Трумэн снова развернул B-29, чтобы сигнализировать о решимости США. В 1953 году президент Дуайт Д. Эйзенхауэр подумал, но в конечном итоге отверг идею использования ядерное принуждение к дальнейшим переговорам по соглашению о прекращении огня, которые закончились война в Корее. В о лице, в 1962 году, советское размещение ядерных ракет на Кубе, чтобы чтобы попытаться заставить У.С. уступки Европе стали еще одним примером атомной дипломатия.

К тому времени, когда Соединенные Штаты пытались выйти из войны в Однако во Вьетнаме идея атомной дипломатии потеряла доверие. Посредством в середине 1960-х годов Соединенные Штаты и Советский Союз достигли примерно паритетности, и их безопасность основывалась на принципе взаимного обеспечения разрушение.Потому что ни один из них не мог нанести первый удар без угрозы контрудар, преимущества использования ядерного оружия в конфликте - даже в прокси войны - значительно уменьшились. Итак, хотя президент Никсон вкратце рассматривал возможность использования угрозы взрыва бомбы, чтобы положить конец войне в Вьетнам, он понял, что осталась угроза того, что Советский Союз предпримет ответные меры против Соединенных Штатов от имени Северного Вьетнама, и это как международное, так и национальное общественное мнение никогда не допустят использования бомбить.

Несмотря на многочисленные угрозы, сделанные во время холодной войны, атомное оружие после Второй мировой войны не использовались ни в одном конфликте. Хотя существование ядерного оружия может продолжать действовать как сдерживающий фактор, их дипломатический полезность имела свои пределы.

Ядерное оружие и эскалация холодной войны, 1945-1962 годы

«Ядерное оружие и эскалация холодной войны, 1945-1962 гг.» В Odd Arne Westad и Melvin Leffler, ред., Кембриджская история холодной войны, т. 1 (Cambridge University Press, 2010) 376-397.

Ядерное оружие занимает такое центральное место в истории холодной войны, что бывает трудно разделить их. Ядерное оружие вызвало холодную войну? Способствовали ли они его эскалации? Помогли ли они сохранить «холодную» войну? Мы также должны спросить, как холодная война повлияла на развитие атомной энергии. Была ли гонка ядерных вооружений продуктом напряженности времен холодной войны, а не ее причиной?

Атомная бомба и истоки холодной войны

Ядерный век начался до холодной войны.Во время Второй мировой войны три страны решили создать атомную бомбу: Великобритания, США и Советский Союз. Великобритания отложила собственную работу и присоединилась к Манхэттенскому проекту в качестве младшего партнера в 1943 году. Советские усилия были небольшими до августа 1945 года. Британские и американские проекты были вызваны страхом перед немецкой атомной бомбой, но в 1942 году Германия решила не делать этого. приложить серьезные усилия, чтобы построить бомбу. К августу 1945 года Соединенные Штаты, продемонстрировав необычайную научную и промышленную мощь, подготовили к использованию две бомбы.К тому времени Германия потерпела поражение, но президент Гарри С. Трумэн решил использовать бомбу против Японии.

Решение об использовании атомной бомбы вызвало серьезные споры. Решил ли Трумэн бомбить Хиросиму и Нагасаки, чтобы, как он утверждал, положить конец войне с Японией без дальнейших потерь американских жизней? Или он сбросил бомбы для того, чтобы запугать Советский Союз, но на самом деле он не нуждался в них для прекращения войны? Его главной целью было, несомненно, заставить Японию капитулировать, но он также верил, что бомба поможет ему в его отношениях с Иосифом V.Сталин. Последнее соображение было второстепенным, но оно подтвердило его решение. Какими бы ни были мотивы Трумэна, Сталин рассматривал использование бомбы как антисоветский шаг, направленный на то, чтобы лишить Советский Союз стратегических достижений на Дальнем Востоке и в более общем плане дать Соединенным Штатам преимущество в определении послевоенного урегулирования. 20 августа 1945 года, через две недели после Хиросимы, Сталин подписал указ о создании Специального комитета по атомной бомбе под председательством Лаврентия П.Берия. Советский проект превратился в краш-программу.

Историческое общество, Бостонский университет


Джозеф С. Лукас и Дональд А. Йеркса, редакторы
Randall Дж. Стивенс, младший редактор
Исторически Речь: Вестник исторического общества

Январь / Февраль 2006



Объем VII, № 3

Гонка против врага : Критический Посмотреть

Майкл Корт

T суёши Hasegawas Гонка против врага: Сталин, Трумэн и капитуляция Японии (Издательство Гарвардского университета, 2005 г.) получило много положительных отзывов. пресса с момента его публикации в прошлом году.Рецензенты в ведущих газетах назвали его блестящим и окончательным, знаковым книга, окончательный анализ американского решения использовать атомную бомба против Японии и т. д. Хасегавас широким использованием японских и русских sources добавил блеска книгам. Его многоязычная исходная база что предположительно придает его книге жизненно важный международный контекст, якобы отсутствует в более ранних томах об использовании атомного оружия США против Хиросима, Нагасаки и капитуляция Японии, наконец положившая конец ко Второй мировой войне.

Racing the Enemy - подходящий момент прибытие для все более осажденных критиков использования американцами атомное оружие против Японии, которая, в споре историков о бомбе, обычно классифицируются как ревизионисты (в отличие от ортодоксальных или традиционные историки, которые оценили решение об атомной бомбе по мере необходимости прекращения войны). Изготовлено Гаром Альперовицем более сорока лет назад первоначальный ревизионистский аргумент утверждал, что атомная бомба использовалась в первую очередь для запугивания Советского Союза, чтобы получить верх в Восточной Европе и удержать Москву от войны в Дальний Восток.Хотя вся ткань этого тезиса атомной дипломатии была слишком крайности для большинства ревизионистов, они вплетали кусочки этого в свои собственная критика бомбардировки Хиросимы.

Расцвет ревизионизмов продолжался до

1990-е годы. Затем историографическая основа начала сдвигаться. Новое тело научных работ, часто основанных на ранее недоступных документах, которые опровергли аргументы ревизионистов о том, что атомная бомба была в первую очередь дипломатическое оружие в 1945 году, которое Япония сдалась бы до запланированный U.Вторжение S., если бы бомба не использовалась, и это предполагалось число жертв ожидаемого вторжения в Японию было намного ниже, чем цитируемые сторонниками решения о применении бомбы. Ученые выпуск этих книг и статей оказал мощную поддержку Трумэнс решение использовать атомную бомбу против Японии. Таким образом, Эдвард Дреас MacArthurs Ультра: Взлом кодов и война против Японии (1992) рассказала, как Разведка союзников отслеживала наращивание японской военной мощи на самой южной родным островом Кюсю за несколько месяцев до Хиросимы. продемонстрировали намерение Токио сражаться до победного конца и сделали все низкие оценки потерь с весны и начала лета 1945 года. оценки, на которые опирались историки-ревизионисты, устаревшие и неуместные за несколько месяцев до того, как американские солдаты должны были приземлиться в Японии.В 1995 г. Роберт П. Ньюманс Трумэн и Культ Хиросимы разрушили достоверность исследований Соединенных Штатов по стратегическим бомбардировкам утверждают, что Япония сдалась бы осенью 1945 г., если бы не атомная бомбы и вступление СССР в войну, а Роберт Джеймс Мэддокс Оружие за победу: решение Хиросимы пятьдесят лет спустя эффективно демонтировано что осталось от тезиса об атомной дипломатии. Два года спустя, в «Несчастных случаях» Прогнозы для U.С. Вторжение в Японию, 1945-1946 гг .: планирование и политика Последствия ( The Journal of Military History , июль 1997), Д.М. Джангреко убедительно задокументировал существование огромных прогнозов несчастных случаев, некоторые из них, несомненно, достигли Трумэна и его главных советников. Следующий год, в Шок от атомной бомбы и решение Японии о капитуляции Повторное рассмотрение ( Pacific Historical Review , ноябрь 1998 г.), Sadao Асада, опираясь на тщательный анализ источников на японском языке, раскрыл как несостоятельное утверждение, что Япония была готова капитулировать раньше Хиросима или это изменение Потсдамской декларации, гарантирующее статус императора привел бы к капитуляции Японии.

Эти и другие работы завершились в Ричарде Б. Фрэнксе Падение: Конец Японской Империи , опубликовано в 1999 году. Франк собрал воедино уже упомянутые доказательства и многое другое, в том числе важные источники на японском языке, оставляя практически все аспекты ревизионистского дела разорваны в клочья. Это было не долго до Падение получил широкое признание как окончательный работа по теме. На этом фоне отмена Смитсоновского института Учреждения предложили выставку в честь 50-летия бомбардировки Хиросимы, который полагался почти исключительно на ревизионистскую стипендию, была лишь самой разрекламированной неудачей сторонников ревизионистского дело в 1990-е годы.

Hasegawas Racing the Enemy идет вразрез с этим научным течением. Гонки на врага , однако это не все хорошие новости для ревизионистов. Хасегава отвергает некоторые части ревизионистского дело, включая критически важный тезис о том, что Япония могла быть вынудили сдаться до событий 6-9 августа, когда атомные бомбы были сброшены на Хиросиму (6 августа) и Нагасаки (9 августа) и советский Союз объявил войну Японии (8 августа).Вместо этого Хасегава пытается реанимировать ревизионистская критика Трумэна, утверждая, что Соединенные Штаты хотели использовать атомную бомбу против Японии до вступления Советского Союза в война, чтобы помешать амбициям Москвы на Дальнем Востоке. Это в свою очередь создали гонку, чтобы использовать бомбу и заставить Токио сдаться перед Советами объявил войну осажденной империи. Эта гонка, конечно, проиграна, хотя Хиросима предшествовала вступлению Советского Союза в Тихоокеанскую войну, японцы не сдались.Помимо этого, утверждает Хасегава, Япония сдалась. не из-за того, что произошло в Хиросиме и Нагасаки, а из-за Советское объявление войны между этими двумя ужасными ядерными взрывы.

Несмотря на источники Хасегавы в трех языков, его показания не подтверждают его утверждения. Кроме того, иногда его методология ошибочна. В частности, Хасэгава в ключевых моментах своего повествование слишком свободно толкует свои источники.

Это, конечно, правда, как Хасегава указывает, что Трумэн и его советники хотели подготовить бомбу и использовать его против Японии как можно скорее. В конце концов, как лидеры демократической и измученной войной стране, они очень спешили положить конец война. И генерал Джордж Маршалл, и военный секретарь Генри Стимсон были глубоко обеспокоен состоянием общественной и военной морали. Hasegawa превращает это хорошо задокументированное беспокойство в гонку за сохранение советского Союз выйдет из войны на Тихом океане, с ключевым планом в этой гонке. сделано в Потсдаме.Но американские (и англо-американские) дискуссии в Потсдаме относительно их трудного коммунистического союзника не о том, чтобы держать Советы вне Тихоокеанской войны. Речь шла о послевоенной цене, которую США готовы заплатить. нужно платить, чтобы втянуть Советы в войну, и проблема заключалась в том, что Сталин цена оказалась завышенной. Поэтому после того, как он получил отчет генерала Лесли Гровса об успешном испытании атомной бомбы, Трумэн попросил Стимсона спросить Маршалла, могут ли американские военные обойтись без Советы.(Маршалл ответил, что Советы были в брать то, что хотели на Дальнем Востоке, с декларацией или без войны.) Президент хотел советской военной помощи, но он не хотел платить Сталину растущую цену. Например, как указывает Мэддокс в «Оружии». ради Победы, Труманс намеревается заставить Советы вступить в Тихоокеанскую войну видно из того, что он написал жене 18 июля (я получил то, что Я приехал за Сталиным, идущим на войну 15 августа без всяких условий).

Иногда Хасэгава пытается создать его американская гонка против вступления Советского Союза в войну, подразумевая, что что-то есть в документе (или документах), хотя на самом деле этого нет. На странице 141, например, он сосредотачивается на дискуссии Трумэна-Черчилля в июле 18 относительно того, следует ли и когда сказать Сталину об успешном испытании атомной бомбы. Хасэгава пишет: «Опасность заключалась в том, что если они расскажут Сталину о бомбе, это может спровоцировать немедленное вступление Советского Союза в войну.Однако ни один из источники, на которые ссылается Хасегава, даже отдаленно наводят на мысль о таком беспокойстве. В создании Хасегава правильно цитирует Черчилля: совершенно ясно, что Соединенные Штаты в настоящее время не желают участия России в войне против Японии. Это заявление взято со страницы 639 журнала Triumph. и Трагедия , где Черчилль цитирует то, что он написал в «Минуту» от 23 июля 1945 года. собственно Минуты Энтони Идена (которую Хасегава не цитирует и поэтому предположительно не справился) обнаруживает кое-что интересное, а ключевой.Основанием для решения Черчилля был госсекретарь Джеймс Бирнс, который сказал Черчиллю, что надеется, что министр иностранных дел Китая Т.В. Сунг ни в чем не уступал русским. Тем не менее, как Мэддокс указывает в Оружие для победы , размышления Бирнса во время несколько дней в июле о том, чтобы не допустить участия России в войне, были не переведено в политику. Вместо этого 28 июля Трумэн многозначительно дал указание Бирнс, чтобы сказать китайцам, что переговоры с Советским Союзом следует возобновить. как можно скорее в надежде достичь соглашения.

Та же проблема возникает на странице 150, где Хасегава пишет, что Трумэн был рад узнать, что атомная бомба будет доступна для использования до того, как Советский Союз вступит в войну. В в соответствующей сноске цитируются три современных источника: телеграмма Джорджа Л. Харрисон (помощник Стимсона) Стимсону, 21 июля 1945 г .; Стимсонс Запись в дневнике 22 июля; и отметка в отделе международных отношений США States, Potsdam , 2: 1373. Ни в одном из них не говорится об отказе от атомной энергии. бомба до того, как Советский Союз вступит в войну.Стимсон действительно говорит, что Трумэн был очень доволен ускоренным расписанием, но это должно было быть ожидается, учитывая давнюю американскую цель положить конец войне как можно скорее.

Подделка Трумэна сделала не хочу, чтобы Советы вступали в войну, тезис проявляется еще яснее если учесть реакцию Трумэна на требование Сталина (через иностранные Министра Молотова 29 июля), чтобы Советы получили официальный запрос вступить в Тихоокеанскую войну.Lisle Roses Dubious Victory предоставляет отличный анализ этого инцидента. Как правильно замечает Роуз, здесь, на самом деле, это была прекрасная возможность для американцев сказать русским что они больше не нужны и не нужны. Конечно, американцы сделали нет такой вещи; скорее, 31 июля Трумэн в черновике письма, подготовленного для Сталин настаивал на том, что Москва уже пообещала вступить в войну и что пришло время выполнить это обещание. Это не похоже на президента пытается отсрочить вступление Советского Союза в войну.

Что во всем этом странного заключается в том, что Хасэгава открыто опровергает ревизионистов-историков, которые утверждают, что США оказывали давление на китайцев, чтобы те держались жестко, чтобы помешать Советскому Союзу от вступления в войну (174). Как Хасэгава может писать это и при этом говорить мы гонялись за русскими в использовании бомбы - загадка. Кажется правая рука не знает, что делает левая. Больше доказательств об этом говорит Мэддокс, который пишет, что 9 августа Трумэн сказал Он отправился в Потсдам, чтобы вовлечь Советский Союз в войну.Президент затем добавил, что бомбардировка Хиросимы подтолкнула Советы к война ранее, и, как выразился Мэддокс, Трумэн не дал никаких указаний этот ход ему не понравился.

Воистину, это не огорчило его, что неопровержимо ясно, если внимательно присмотреться к краткой прессе Трумэнса. конференции в тот день, где он объявил о выходе Советского Союза в Тихий океан. Война. По словам Хасегавы, Трумэн начал пресс-конференцию с улыбка на его лице, но быстро приняла торжественное выражение.Затем он произнес четыре предложения и добавил: «Вот и все». Хасэгава комментирует: Это краткое заявление показывает глубокое разочарование, которое должен был испытать Трумэн. в новостях (193). Но так ли это? Источники Hasegawas включают New York Times и Washington Post . Вот как Феликс Белэр-младший из New York Times об этом сообщил . Президент, который держал свою первую пресс-конференцию более чем за месяц, он сидел за своим столом одной ногой небрежно перекинув через подлокотник стула.Он не дал ни малейшего намека на важность информации, которую он собирался поделиться. Трумэн тогда встал и объявил:

Его заключительные слова, Что это все, были почти заглушены шумом репортеров новостей и радио для ближайшего выхода к своим телефонам. Мистер Трумэн и Уайт Присутствующие представители палаты представителей потрясенно рассмеялись, увидев, что его простой объявление ускорилось.
Все это крайне маловероятное поведение для президента, который переживал глубокое разочарование.То же самое может для помощников, которые вряд ли раскачиваются от смеха, публично не меньше, если их президент был расстроен из-за того, что он только что объявил.

Конечно, Эдвард Т. Фоллиард из Washington Post сообщал, что Трумэн, который ранее был улыбаясь, принял торжественное выражение лица, когда встал, чтобы сделать свое объявление. Это удивительно? Как будет выглядеть улыбка президента, когда он объявляет страну, любую страну, идет войну? Но что больше всего Интересным в освещении Folliards является то, что он включил подробное описание с полным три абзаца с прямыми цитатами из проекта письма (Фоллиард называет это меморандумом) Трумэн передал Сталину 31 июля в Потсдаме, что фактически сказал Советам, что пришло время им войти в Тихий океан. Война.Хасегава не упоминает эту часть статьи Фоллиардса.

И это не единственные современные отчеты об отношении Трумэна к советскому вторжению в Тихий океан Война. Эрнест Ваккаро, репортер New York Times , сопровождавший Трумэна туда и обратно через Атлантику на борту крейсера Augusta , когда президент отправился на Потсдамскую конференцию, сообщил 9 августа, что Трумэн неоднократно заявлял журналистам по пути в Европу, что его главная забота должно было положить конец войне на Тихом океане с минимальной ценой американских жизней.В соответствии по доводам президентов, объявление войны Советским Союзом могло бы спасти сотни тысяч американцев от травм или смерти. А что сделал президент думаете, что после Потсдама ? По словам Ваккаро, результаты были очевидны. в его поведении. . . . Он не мог доверять репортерам, но его удовольствие было очевидно. Это удовольствие, предположил Ваккаро в своей статье, могло была причиной, по которой Трумэн лично объявил об объявлении войны в пресс-конференция сегодня.

Между тем, услышав о Вступление СССР в войну генерал Маршалл 8 августа прислал личный послание Авереллу Гарриману, послу США в Советском Союзе, который гласит: Мои поздравления и спасибо за ваше большое участие в создании события дня. Невозможно представить, чтобы генерал Маршалл отправил бы это сообщение, если бы события дня не совпадали с пожеланиями президентов.

В конце концов вся гоночная Москва Этот тезис основан на предположении, что Трумэн и его советники были уверены, что или, по крайней мере, очень уверены, что одна или две бомбы помогут. Иначе, с точки зрения Хасегава, не было смысла так торопиться бомбить Хиросиму и Нагасаки. Но предположение, что была какая-то уверенность об одной или двух бомбах, заканчивающих войну, немедленно бросает вызов доступным свидетельство. Могли быть какие-то надежд, , что одна или две бомбы сделает это, но огромное количество доказательств ясно дает понять, что даже с атомными бомбами Трумэну и его советникам ничего не было известно .

Хасегава еще менее убедителен когда он обращается к мемуарам Бирнесса, чтобы предположить, что Бирнесс в первую очередь, как и Труманс, он должен был использовать атомную бомбу, а не положить конец войне. Хасегава строит свои доводы, спрашивая, почему Бирнс, который не был так идеологически привержены устранению императора как некоторые сторонники жесткой линии Госдепартамента, тем не менее настаивал на безоговорочной капитуляции. Ключ к разгадке взято из мемуаров Бирнесса, где он пишет, что японское правительство сдался безоговорочно, не было бы необходимости бросать Атомная бомба.Хасэгава не может много использовать это, поэтому он предлагает, чтобы возможно, это утверждение лучше всего читать наоборот: если бы мы настаивали на безоговорочную капитуляцию мы могли бы оправдать применением атомной бомбы (135). Если Хасегава собирается читать мемуары Бирнесса в обратном порядке, то это в лучшем случае весьма сомнительная аналитическая техника, он, безусловно, должен предоставить солидная подтверждающая документация с лета 1945 года. Этого он не делает делать.

Многие из тех же проблем с доказательствами возникают, если рассматривать Хасегаву как обсуждение атомной бомбы по сравнению с вступление России в войну как основная причина капитуляции Японии.Чтобы дать советскому вступлению первенство, Хасэгава должен игнорировать все, о чем идет речь. Асадас Шок от атомной бомбы и решение Японии о капитуляции Повторное рассмотрение, Newmans , Трумэн и культ Хиросимы , и Franks Падение о показаниях японских официальных лиц премьер-министра Кантаро Сузуки упал. Кроме того, это вопрос методологии, возникающей в то, что можно назвать количеством документов на страницах 297-98. Хасэгава считает современные японские источники о решении о капитуляции, некоторые из которых упоминают атомную бомбу, в некоторых из них упоминается советская декларация война, и некоторые из них упоминают и то, и другое.Он сообщает счет как атомную бомбу 2, советская запись 3 и обе 7. Следовательно, Фрэнк ошибается, подчеркивая бомба как наиболее важный фактор, так как советское участие выиграло три к два. В этом механическом расчете Сузуки небрежно комментирует своему врачу. (который взят из Japan Longest Day , том, в основном о послевоенных интервью, проведенных историками Pacific War Research Society) исторически приравнивается по ценности к Императорскому рескрипту от 14 августа, самое важное заявление из жизни Хирохитоса и то, что он лично прочитал десяткам миллионов своих подданных, которые в полдень 15 августа приклеены к своим радиоприемникам, чтобы впервые услышать голос своего императора.При этом все документы одинаковы, подход скорее затушевывает, чем разъясняет. Какими бы ни были проблемы с Императорским рескриптом с точки зрения правдивости ряд ключевых моментов, это, безусловно, имеет большую доказательную ценность, чем навскидку комментарий Судзуки, сделанный врачу ВМФ. Но просто складывая документы с каждой стороны без оценки их значимости не составляет веский аргумент. В любом случае, как продемонстрировал Асада, есть убедительное свидетельство японских лидеров, указывающее на примат Бомба в Хиросиме заставляет японцев капитулировать.

Хасегава не выдерживает аргументы с необходимыми доказательствами. В лучшем случае он уходит от ревизиониста дело, как он его нашел, в руинах. В самом деле, он заставляет щебень подпрыгивать, убедительно демонстрируя, что Советский Союз очень сильно стремился попасть в Война на Тихом океане, чтобы облегчить его экспансионистскую политику в Дальнем Восток. Те, кто стремится к окончательному анализу конца Тихого океана Войну придется искать в другом месте. Хорошее место для начала - Franks Downfall .

Майкл Корт - профессор социальных наук в Колледже общих исследований Бостонского университета. Он написал несколько книг о холодной войне и Советском Союзе, в том числе The Columbia Guide to the Cold War (Columbia University Press, 1998).
Присоединиться Историческое общество и подпишитесь на Исторически говоря

Напряженность в альянсах военного времени - Причины холодной войны - Высшая редакция истории

Союзу США и СССР во время Второй мировой войны угрожали следующие проблемы:

  • США откладывали открытие второго фронта во Франции до 1944 года, что вызвало опасения, что Советы могут стремиться к сепаратному мирному соглашению с Германией
  • СССР отказался поддерживать польскую армию во время Варшавского восстания в августе 1944 года
  • Британские и американские официальные лица исключили Советский Союз из секретные переговоры с немцами о капитуляции своих войск в Италии

Конец Второй мировой войны

Разрушение Нагасаки

В августе 1945 года США взорвали две атомные бомбы над японскими городами Хиросима и Нагасаки.Намерение состояло в том, чтобы заставить Японию капитулировать, чтобы избежать длительной войны в Тихом океане.

Это действие имело дополнительный потенциал давления на СССР для ведения переговоров по Восточной Европе и Германии.

Однако тот факт, что президент США Трумэн не сообщил Сталину о своем намерении развернуть ядерное оружие, имел противоположный эффект.

Сталин был оскорблен, и его подозрения и недоверие к Западу усилились. Через свою шпионскую сеть Сталин знал о ядерном оружии Трумэна в течение нескольких месяцев.

Победа Америки в Тихом океане без советской помощи означала, что СССР был лишен какой-либо доли оккупации в этом районе. Это еще больше оттолкнуло Сталина.

Развитие гонки вооружений

В 1949 году СССР испытал свою первую атомную бомбу. Это привело к гонке между двумя сверхдержавами за накопление самого мощного ядерного оружия с наиболее эффективными системами доставки.

В 1953 году и США, и СССР испытывали водородные бомбы, и американцам казалось, что Советы технологически догнали их.Обе стороны опасались отставания в исследованиях и производстве.

В конце концов, ядерное оружие стало средством сдерживания, а не оружием для использования в войне. Теория гарантированного взаимного уничтожения (MAD) отстаивала точку зрения, согласно которой сверхдержава не будет стрелять своим ядерным оружием, поскольку другая сторона автоматически сделает то же самое. Эта теория полагалась на то, что ни одна из сторон не имела возможности нанести «первый удар» (способность уничтожить другую сторону интенсивным ядерным ударом до того, как она нанесет удар).

Цель Трумэна - запугать СССР и заставить его подчиниться Восточной Европе - имела неприятные последствия. Сталин отреагировал скорее гневом, чем страхом. Напряжение значительно возросло в результате развивающейся гонки вооружений, которая способствовала милитаризации обеих сторон и приближала войну.

Трумэн раскрывает, что Советский Союз стал ядерной державой, 23 сентября 1949 г.

«В конечном итоге развитие этой новой силы другими странами было ожидаемым. Эта вероятность всегда учитывалась нами », - сказал президент Гарри С.Трумэн. | AP Photo

В этот день в 1949 году президент Гарри С. Трумэн сообщил, что Советский Союз взорвал атомную бомбу, положив конец американской монополии в области ядерного оружия на годы раньше, чем тогда считалось возможным большинство американских чиновников и ученых.

Примерно за 25 дней до объявления Трумэна американские станции наблюдения зафиксировали сейсмическую активность на территории Советского Союза, которая имела признаки подземного ядерного испытания. Сначала Трумэн сомневался, что такое событие произошло.Он сказал своим научным консультантам перепроверить свои данные.

Однако, как только результаты были подтверждены, президент, стремясь упредить заявление Кремля или утечку новостей, перехватил инициативу. Он выпустил краткое заявление, которое гласило: «У нас есть доказательства того, что в последние недели в СССР произошел атомный взрыв». Преуменьшая озабоченность тем, что советские испытания вызвали у высших уровней правительства, в заявлении Трумэна добавлялось: «В конечном итоге развитие этой новой силы другими странами было ожидаемым.Мы всегда учитывали эту вероятность ».

Американские аналитики назвали ядерный взрыв 29 августа в Семипалатинске, Сибирь, «Джо 1», что является намеком на советского диктатора Иосифа Сталина. (Советы назвали это RDS-1 или «Первая молния».) Дизайн копировал «Толстяк», плутониевую бомбу США, сброшенную на Нагасаки, Япония, в последние недели Второй мировой войны.

Советские попытки разработать атомную бомбу начались во время Второй мировой войны. Руководил исследованиями физик-ядерщик Игорь Курчатов.В этом проекте участвовали как пленные немецкие ученые, так и советская разведка. (Советский шпионаж ускорил разработку атомной бомбы на шесть месяцев до двух лет.)

После американских атомных атак на Хиросиму и Нагасаки Сталин призвал к всеобъемлющей программе ликвидации последствий для содействия атомным исследованиям и разработкам. В 1946 году Курчатов назначил Юлия Харитона ведущим ученым программы. Харитон помог выбрать и установить место секретного советского ядерного оружейного объекта, известного как Арзамас-16 и прозванного «Лос-Арзамас», спектакля о Лос-Аламосе.

Информационный бюллетень Morning Defense

Запишитесь на Morning Defense, ежедневный брифинг об аппарате национальной безопасности Вашингтона.

25 декабря 1946 года советские ученые создали свою первую цепную ядерную реакцию. Однако в течение следующих двух лет они столкнулись с трудностями при производстве плутония и отделении урана. Осенью 1948 года им наконец удалось запустить свой первый реактор. После этого пройдут месяцы, прежде чем они испытают бомбу.

Трумэн отреагировал на эту новость, приказав Совету национальной безопасности пересмотреть национальную политику холодной войны. В отчете совета президенту, опубликованном в начале 1950 года, содержится призыв к значительному увеличению военных расходов и активизации усилий по созданию и испытанию водородной бомбы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *