Что такое харакири – Что такое ХАРАКИРИ — Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. Энциклопедический словарь — Словари

Харакири - это... Что такое Харакири?

Куникадзу Утагава (1850-е)

Хараки́ри (яп. 腹切り?) или сэппуку (яп. 切腹?)[1] (букв. «вспарывание живота») — ритуальное самоубийство методом вспарывания живота, принятое среди самурайского сословия средневековой Японии.

Принятая в среде самураев, эта форма самоубийства совершалась либо по приговору как наказание, либо добровольно (в тех случаях, когда была затронута честь воина, в знак верности своему даймё и в иных подобных случаях). Совершая сэппуку, самураи демонстрировали своё мужество перед лицом боли и смерти и чистоту своих помыслов перед богами и людьми.

В случае, когда сэппуку должны были совершить лица, которым не доверяли, или которые были слишком опасны, или не хотели совершать самоубийство, ритуальный кинжал (кусунгобу) заменялся на веер, и таким образом сэппуку сводилась к обезглавливанию.

Следует отметить, что проникающие ранения брюшной полости — самые болезненные по сравнению с подобными же ранениями других частей тела. Женщины из самурайских родов могли перерезать себе горло.

Этимология

«Сэппуку» и «харакири» пишутся одними и теми же двумя иероглифами. Разница в том, что «сэппуку» пишется 切腹 (сначала идёт иероглиф «резать» а потом «живот», при прочтении используются «онные», китайско-японские чтения), а «харакири» наоборот — 腹切り (первый иероглиф — «живот», используются «кунные», японские чтения). Часто указывают, что «харакири» несёт некоторый бытовой и уничижительный оттенок: если «сэппуку» подразумевает совершённое по всем правилам ритуальное самоубийство, то «харакири» переводится скорее как «вспороть себе живот мечом». В действительности, 切腹 («сэппуку»), «онное» прочтение, используется только в официальной речи, в разговорной же речи японцы используют «харакири», соответственно, не вкладывая в это какого-либо уничижительного смысла. Таким образом, «харакири» — это разговорный, а «сэппуку» — письменный термин, и они обозначают одно и то же действие[2].

История возникновения

Цукиока Ёситоси (1890). Генерал Акаси Гидаю готовится совершить сэппуку после проигранной битвы за своего господина Акэти Мицухидэ в 1582 году. Он только что написал свой предсмертный стих, который также можно видеть в верхнем правом углу картины.

В древности сэппуку не было распространено в Японии; чаще встречались другие способы самоубийства — самосожжение и повешение. Первое сэпукку было совершено даймё из рода Минамото в войне между Минамото и Тайра, в 1156 году, при Хэгэн. Минамото но-Тамэтомо, побеждённый в этой короткой, но жестокой войне, разрезал себе живот, чтобы избежать позора плена. Сэппуку быстро прививается среди военного сословия и становится почётным для самурая способом свести счёты с жизнью.

Сэппуку состояло в том, что самоубийца прорезал живот поперёк, от левого бока до правого или, по другому способу, прорезал его дважды: сначала горизонтально от левого бока к правому, а потом вертикально от диафрагмы до пупка. Впоследствии, когда сэппуку распространилось и стало применяться в качестве привилегированной смертной казни, для него был выработан особый сложный ритуал, один из важных моментов которого состоял в том, что помощник (кайсяку) невольного самоубийцы, обычно его лучший друг, одним взмахом меча отрубал ему в нужный момент голову, так что сэппуку по смыслу сводилось к ритуальному обезглавливанию. Обезглавливание производилось тогда, когда тело самоубийцы начинало клониться вперёд. Самурай стоически терпел мучения, показывая силу своего духа (хара), и как только тело качнётся — взмах меча обрывал его жизнь.

Между обезглавливанием по сэппуку и обыкновенным обезглавливанием установилась юридическая разница, и для привилегированных лиц, начиная с самураев, смертная казнь заменялась в виде снисхождения смертью через сэппуку, то есть смертной же казнью, но только в виде ритуального обезглавливания. Такая смертная казнь полагалась за проступки, не позорящие самурайской этики, поэтому она не считалась позорной, и в этом было её отличие от обыкновенной смертной казни. Такова была идеология, но в какой мере она осуществлялась на практике, сказать трудно. Фактом остаётся только то, что сэппуку в виде казни применялось только к привилегированному сословию самураев и так далее, но никоим образом не к классам населения, считавшимся ниже самураев.

Это официальное применение сэппуку относится к более позднему времени, а именно к токугавскому периоду сёгуната, но независимо от него этот способ самоубийства в частном его применении получил очень широкое распространение во всей массе населения, почти став манией, и поводами для сэппуку стали служить самые ничтожные причины. После реставрации Мэйдзи с началом организации государственного строя по европейскому образцу и начавшимся под давлением новых идей изменением всего вообще уклада жизни, официальное применение сэппуку в конце концов было отменено, а вместе с тем и частное его применение стало выводиться, но не исчезло. Случаи сэппуку нередко встречались и в XX веке (например, самоубийство японского писателя Юкио Мисимы в 1970 году), и каждый такой случай встречался скрытым одобрением нации, создавая по отношению к некоторым применившим сэппуку лицам более видного положения ореол славы и величия.

Идеология

Существует точка зрения, согласно которой сэппуку усиленно насаждалось религиозными догматами буддизма, его концепцией бренности бытия и непостоянством всего земного.[3] В философии дзэн-буддизма центром жизнедеятельности человека и местоположением его души считалось не сердце или голова, а живот[4], занимающий как бы срединное положение по отношению ко всему телу и способствующий более уравновешенному и гармоничному развитию человека. В связи с этим возникла масса выражений, описывающих разные душевные состояния человека с использованием слова «живот», по-японски хара [фуку]; например,

харадацу — «ходить с поднявшимся животом» — «сердиться», хара китанай — «грязный живот» — «низкие стремления», хара-но курой хито — «человек с чёрным животом» — «человек с чёрной душой», хара-но най хито — «человек без живота» — «бездуховный человек». Считается, что вскрытие живота путём сэппуку осуществляется в целях показать чистоту и незапятнанность своих помыслов и устремлений, открытие своих сокровенных и истинных намерений, как доказательство своей внутренней правоты; другими словами, сэппуку является последним, крайним оправданием себя перед небом и людьми.

Возможно также, что возникновение этого обычая вызвано причинами более утилитарного характера, а именно постоянным наличием при себе орудия самоубийства — меча. Вспарывание живота мечом являлось очень действенным средством, и остаться в живых после такой раны было невозможно. В Европе существовала некоторая аналогия этого ритуала: обычай бросаться на меч в древнем Риме возник не в силу какой-нибудь особой идеологии этого явления, а в силу того, что меч был всегда при себе. Как на Западе, так и на Востоке применение меча как орудия для самоубийства началось именно среди сословия воинов, которые постоянно носили его при себе.

См. также

  • Самоубийцы, совершившие сэппуку

Примечания

  1. Возможные варианты траслитерации: сэппуку (по системе Поливанова), обряд сеппуку, сеппуко (ЭСБЕ).
  2. Ross, Christopher. Mishima's Sword, стр.68.
  3. Искендеров А. А. Тоётоми Хидэёси. Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1984.
  4. История стран Азии и Африки в средние века. – М.: Изд-во Московского университета, 1987.

Литература

Ссылки

  • Jack Seward, Hara-Kiri: Japanese Ritual Suicide (Charles E. Tuttle, 1968)
  • Christopher Ross, Mishima’s Sword: Travels in Search of a Samurai Legend (Fourth Estate, 2006; Da Capo Press 2006)
  • Seppuku — A Practical Guide (tongue-in-cheek)
  • The Fine Art of Seppuku
  • Искусство харакири
  • Zuihoden — Мавзолей Дате Масамунэ — Когда он умер, двадцать его сторонников убили себя, чтобы служить ему в следующей жизни
  • Seppuku and «cruel punishments» at the end of Tokugawa Shogunate [1]
  • SengokuDaimyo.com The website of Samurai Author and Historian Anthony J. Bryant

dic.academic.ru

Харакири — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Хараки́ри (яп. 腹切り?) или сэппуку (яп. 切腹?)[1] (букв. «вспарывание живота») — ритуальное самоубийство методом вспарывания живота, принятое среди самурайского сословия средневековой Японии.

Принятая в среде самураев, эта форма самоубийства совершалась либо по приговору, как наказание, либо добровольно (в тех случаях, когда была затронута честь воина, в знак верности своему даймё и в иных подобных случаях). Совершая сэппуку, самураи демонстрировали своё мужество перед лицом боли и смерти и чистоту своих помыслов перед богами и людьми.

В случае, когда сэппуку должны были совершить лица, которым не доверяли, или которые были слишком опасны, или не желали совершать самоубийство, ритуальный кинжал (кусунгобу) заменялся на веер. Совершающий сэппуку касался веером своего живота, и в этот момент кайсякунин (помощник) обезглавливал его.

Следует отметить, что проникающие ранения брюшной полости — самые болезненные по сравнению с подобными ранениями других частей тела. Женщины из самурайских родов могли перерезать себе горло, или наносили удар в сердце.

Этимология

«Сэппуку» и «харакири» пишутся одними и теми же двумя иероглифами. Разница в том, что «сэппуку» пишется 切腹 (сначала идёт иероглиф «резать» а потом «живот», при прочтении используются «онные», китайско-японские чтения), а «харакири» наоборот — 腹切り (первый иероглиф — «живот», используются «кунные», японские чтения). Часто указывают, что «харакири» несёт некоторый бытовой и уничижительный оттенок: если «сэппуку» подразумевает совершённое по всем правилам ритуальное самоубийство, то «харакири» переводится скорее как «вспороть себе живот мечом». В действительности, 切腹 («сэппуку»), «онное» прочтение, используется только в официальной речи, в разговорной же речи японцы используют «харакири», соответственно, не вкладывая в это какого-либо уничижительного смысла. Таким образом, «харакири» — это разговорный, а «сэппуку» — письменный термин, и они обозначают одно и то же действие

[2].

История возникновения

В древности сэппуку не было распространено в Японии; чаще встречались другие способы самоубийства — самосожжение и повешение. Первое сэппуку было совершено даймё из рода Минамото в войне между Минамото и Тайра, в 1156 году, при Хэгэн. Минамото но-Тамэтомо, побеждённый в этой короткой, но жестокой войне, разрезал себе живот, чтобы избежать позора плена. Сэппуку быстро прививается среди военного сословия и становится почётным для самурая способом свести счёты с жизнью.

Сэппуку состояло в том, что самоубийца прорезал живот поперёк, от левого бока до правого или, по другому способу, прорезал его дважды: сначала горизонтально от левого бока к правому, а потом вертикально от диафрагмы до пупка. Впоследствии, когда сэппуку распространилось и стало применяться в качестве привилегированной смертной казни, для него был выработан особый сложный ритуал, один из важных моментов которого состоял в том, что помощник (кайсяку) невольного самоубийцы, обычно его лучший друг, одним взмахом меча отрубал ему в нужный момент голову, так что сэппуку по смыслу сводилось к ритуальному обезглавливанию. Обезглавливание производилось тогда, когда тело самоубийцы начинало клониться вперёд. Самурай стоически терпел мучения, показывая силу своего духа (хара), и как только тело качнётся — взмах меча обрывал его жизнь.

Между обезглавливанием по сэппуку и обыкновенным обезглавливанием установилась юридическая разница, и для привилегированных лиц, начиная с самураев, смертная казнь заменялась в виде снисхождения смертью через сэппуку, то есть смертной же казнью, но только в виде ритуального обезглавливания. Такая смертная казнь полагалась за проступки, не позорящие самурайской этики, поэтому она не считалась позорной, и в этом было её отличие от обыкновенной смертной казни. Такова была идеология, но в какой мере она осуществлялась на практике, сказать трудно. Фактом остаётся только то, что сэппуку в виде казни применялось только к привилегированному сословию самураев и так далее, но никоим образом не к классам населения, считавшимся ниже самураев.

Это официальное применение сэппуку относится к более позднему времени, а именно к токугавскому периоду сёгуната, но независимо от него этот способ самоубийства в частном его применении получил очень широкое распространение во всей массе населения, почти став манией, и поводами для сэппуку стали служить самые ничтожные причины. После реставрации Мэйдзи с началом организации государственного строя по европейскому образцу и начавшимся под давлением новых идей изменением всего вообще уклада жизни, официальное применение сэппуку в конце концов было отменено, а вместе с тем и частное его применение стало выводиться, но не исчезло. Показательно, что дипломат Тосиакира Кавадзи (известен тем, что им был подписан с японской стороны Симодский трактат) после реставрации Мэйдзи покончил с собой из верности сёгуну, но в знак своей приверженности прогрессу не стал делать «старорежимное» сэппуку, а застрелился из револьвераК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

[источник не указан 1100 дней].

Случаи сэппуку нередко встречались и в XX веке (например, самоубийство одного из наиболее значительных японских писателей второй половины ХХ века Юкио Мисимы в 1970 году), и каждый такой случай встречался скрытым одобрением нации, создавая по отношению к некоторым применившим сэппуку лицам более видного положения ореол славы и величия.

Идеология

Существует точка зрения, согласно которой сэппуку усиленно насаждалось религиозными догматами буддизма, его концепцией бренности бытия и непостоянством всего земного[3]. В философии дзэн-буддизма центром жизнедеятельности человека и местоположением его души считалось не сердце или голова, а живот[4], занимающий как бы срединное положение по отношению ко всему телу и способствующий более уравновешенному и гармоничному развитию человека. В связи с этим возникла масса выражений, описывающих разные душевные состояния человека с использованием слова «живот», по-японски хара [фуку]; например, харадацу — «ходить с поднявшимся животом» — «сердиться», хара китанай — «грязный живот» — «низкие стремления», хара-но курой хито — «человек с чёрным животом» — «человек с чёрной душой», хара-но най хито — «человек без живота» — «бездуховный человек». Считается, что вскрытие живота путём сэппуку осуществляется в целях показать чистоту и незапятнанность своих помыслов и устремлений, открытие своих сокровенных и истинных намерений, как доказательство своей внутренней правоты; другими словами, сэппуку является последним, крайним оправданием себя перед небом и людьми.

Возможно также, что возникновение этого обычая вызвано причинами более утилитарного характера, а именно постоянным наличием при себе орудия самоубийства — меча. Вспарывание живота мечом являлось очень действенным средством, и остаться в живых после такой раны было невозможно. В Европе существовала некоторая аналогия этого ритуала: обычай бросаться на меч в древнем Риме возник не в силу какой-нибудь особой идеологии этого явления, а в силу того, что меч был всегда при себе. Как на Западе, так и на Востоке применение меча как орудия для самоубийства началось именно среди сословия воинов, которые постоянно носили его при себе.

См. также

Напишите отзыв о статье "Харакири"

Примечания

  1. Возможные варианты транслитерации: сэппуку (по системе Поливанова), обряд сеппуку, сеппуко (ЭСБЕ).
  2. Ross, Christopher. Mishima’s Sword, стр.68.
  3. Искендеров А. А. Тоётоми Хидэёси. Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1984.
  4. История стран Азии и Африки в средние века. — М.: Изд-во Московского университета, 1987.

Литература

Ссылки

  • Jack Seward, Hara-Kiri: Japanese Ritual Suicide (Charles E. Tuttle, 1968)
  • Christopher Ross, Mishima’s Sword: Travels in Search of a Samurai Legend (Fourth Estate, 2006; Da Capo Press 2006)
  • [kyushu.com/gleaner/editorspick/seppuku.shtml Seppuku] — A Practical Guide (tongue-in-cheek)
  • [www.win.net/ratsnest/archive-articles21/fog0000000384.html The Fine Art of Seppuku]
  • [japan-talk.ru/obichai/iskusstvo-harakiri.html Искусство харакири]
  • [www.zuihoden.com/ Zuihoden] — Мавзолей Дате Масамунэ — Когда он умер, двадцать его сторонников убили себя, чтобы служить ему в следующей жизни
  • Seppuku and «cruel punishments» at the end of Tokugawa Shogunate [turandot.ish-lyon.cnrs.fr/Artworks.php?ID=168]
  • [www.sengokudaimyo.com/ SengokuDaimyo.com] The website of Samurai Author and Historian [en.wikipedia.org/wiki/Anthony_J._Bryant Anthony J. Bryant]

Отрывок, характеризующий Харакири

Молодой офицер, стоя в калитке, как бы в нерешительности войти или не войти ему, пощелкал языком.
– Ах, какая досада!.. – проговорил он. – Мне бы вчера… Ах, как жалко!..
Мавра Кузминишна между тем внимательно и сочувственно разглядывала знакомые ей черты ростовской породы в лице молодого человека, и изорванную шинель, и стоптанные сапоги, которые были на нем.
– Вам зачем же графа надо было? – спросила она.
– Да уж… что делать! – с досадой проговорил офицер и взялся за калитку, как бы намереваясь уйти. Он опять остановился в нерешительности.
– Видите ли? – вдруг сказал он. – Я родственник графу, и он всегда очень добр был ко мне. Так вот, видите ли (он с доброй и веселой улыбкой посмотрел на свой плащ и сапоги), и обносился, и денег ничего нет; так я хотел попросить графа…
Мавра Кузминишна не дала договорить ему.
– Вы минуточку бы повременили, батюшка. Одною минуточку, – сказала она. И как только офицер отпустил руку от калитки, Мавра Кузминишна повернулась и быстрым старушечьим шагом пошла на задний двор к своему флигелю.
В то время как Мавра Кузминишна бегала к себе, офицер, опустив голову и глядя на свои прорванные сапоги, слегка улыбаясь, прохаживался по двору. «Как жалко, что я не застал дядюшку. А славная старушка! Куда она побежала? И как бы мне узнать, какими улицами мне ближе догнать полк, который теперь должен подходить к Рогожской?» – думал в это время молодой офицер. Мавра Кузминишна с испуганным и вместе решительным лицом, неся в руках свернутый клетчатый платочек, вышла из за угла. Не доходя несколько шагов, она, развернув платок, вынула из него белую двадцатипятирублевую ассигнацию и поспешно отдала ее офицеру.
– Были бы их сиятельства дома, известно бы, они бы, точно, по родственному, а вот может… теперича… – Мавра Кузминишна заробела и смешалась. Но офицер, не отказываясь и не торопясь, взял бумажку и поблагодарил Мавру Кузминишну. – Как бы граф дома были, – извиняясь, все говорила Мавра Кузминишна. – Христос с вами, батюшка! Спаси вас бог, – говорила Мавра Кузминишна, кланяясь и провожая его. Офицер, как бы смеясь над собою, улыбаясь и покачивая головой, почти рысью побежал по пустым улицам догонять свой полк к Яузскому мосту.
А Мавра Кузминишна еще долго с мокрыми глазами стояла перед затворенной калиткой, задумчиво покачивая головой и чувствуя неожиданный прилив материнской нежности и жалости к неизвестному ей офицерику.

В недостроенном доме на Варварке, внизу которого был питейный дом, слышались пьяные крики и песни. На лавках у столов в небольшой грязной комнате сидело человек десять фабричных. Все они, пьяные, потные, с мутными глазами, напруживаясь и широко разевая рты, пели какую то песню. Они пели врозь, с трудом, с усилием, очевидно, не для того, что им хотелось петь, но для того только, чтобы доказать, что они пьяны и гуляют. Один из них, высокий белокурый малый в чистой синей чуйке, стоял над ними. Лицо его с тонким прямым носом было бы красиво, ежели бы не тонкие, поджатые, беспрестанно двигающиеся губы и мутные и нахмуренные, неподвижные глаза. Он стоял над теми, которые пели, и, видимо воображая себе что то, торжественно и угловато размахивал над их головами засученной по локоть белой рукой, грязные пальцы которой он неестественно старался растопыривать. Рукав его чуйки беспрестанно спускался, и малый старательно левой рукой опять засучивал его, как будто что то было особенно важное в том, чтобы эта белая жилистая махавшая рука была непременно голая. В середине песни в сенях и на крыльце послышались крики драки и удары. Высокий малый махнул рукой.
– Шабаш! – крикнул он повелительно. – Драка, ребята! – И он, не переставая засучивать рукав, вышел на крыльцо.
Фабричные пошли за ним. Фабричные, пившие в кабаке в это утро под предводительством высокого малого, принесли целовальнику кожи с фабрики, и за это им было дано вино. Кузнецы из соседних кузень, услыхав гульбу в кабаке и полагая, что кабак разбит, силой хотели ворваться в него. На крыльце завязалась драка.
Целовальник в дверях дрался с кузнецом, и в то время как выходили фабричные, кузнец оторвался от целовальника и упал лицом на мостовую.
Другой кузнец рвался в дверь, грудью наваливаясь на целовальника.
Малый с засученным рукавом на ходу еще ударил в лицо рвавшегося в дверь кузнеца и дико закричал:
– Ребята! наших бьют!
В это время первый кузнец поднялся с земли и, расцарапывая кровь на разбитом лице, закричал плачущим голосом:
– Караул! Убили!.. Человека убили! Братцы!..
– Ой, батюшки, убили до смерти, убили человека! – завизжала баба, вышедшая из соседних ворот. Толпа народа собралась около окровавленного кузнеца.
– Мало ты народ то грабил, рубахи снимал, – сказал чей то голос, обращаясь к целовальнику, – что ж ты человека убил? Разбойник!
Высокий малый, стоя на крыльце, мутными глазами водил то на целовальника, то на кузнецов, как бы соображая, с кем теперь следует драться.
– Душегуб! – вдруг крикнул он на целовальника. – Вяжи его, ребята!
– Как же, связал одного такого то! – крикнул целовальник, отмахнувшись от набросившихся на него людей, и, сорвав с себя шапку, он бросил ее на землю. Как будто действие это имело какое то таинственно угрожающее значение, фабричные, обступившие целовальника, остановились в нерешительности.
– Порядок то я, брат, знаю очень прекрасно. Я до частного дойду. Ты думаешь, не дойду? Разбойничать то нонче никому не велят! – прокричал целовальник, поднимая шапку.
– И пойдем, ишь ты! И пойдем… ишь ты! – повторяли друг за другом целовальник и высокий малый, и оба вместе двинулись вперед по улице. Окровавленный кузнец шел рядом с ними. Фабричные и посторонний народ с говором и криком шли за ними.
У угла Маросейки, против большого с запертыми ставнями дома, на котором была вывеска сапожного мастера, стояли с унылыми лицами человек двадцать сапожников, худых, истомленных людей в халатах и оборванных чуйках.
– Он народ разочти как следует! – говорил худой мастеровой с жидкой бородйой и нахмуренными бровями. – А что ж, он нашу кровь сосал – да и квит. Он нас водил, водил – всю неделю. А теперь довел до последнего конца, а сам уехал.
Увидав народ и окровавленного человека, говоривший мастеровой замолчал, и все сапожники с поспешным любопытством присоединились к двигавшейся толпе.
– Куда идет народ то?
– Известно куда, к начальству идет.
– Что ж, али взаправду наша не взяла сила?
– А ты думал как! Гляди ко, что народ говорит.
Слышались вопросы и ответы. Целовальник, воспользовавшись увеличением толпы, отстал от народа и вернулся к своему кабаку.
Высокий малый, не замечая исчезновения своего врага целовальника, размахивая оголенной рукой, не переставал говорить, обращая тем на себя общее внимание. На него то преимущественно жался народ, предполагая от него получить разрешение занимавших всех вопросов.
– Он покажи порядок, закон покажи, на то начальство поставлено! Так ли я говорю, православные? – говорил высокий малый, чуть заметно улыбаясь.
– Он думает, и начальства нет? Разве без начальства можно? А то грабить то мало ли их.
– Что пустое говорить! – отзывалось в толпе. – Как же, так и бросят Москву то! Тебе на смех сказали, а ты и поверил. Мало ли войсков наших идет. Так его и пустили! На то начальство. Вон послушай, что народ то бает, – говорили, указывая на высокого малого.
У стены Китай города другая небольшая кучка людей окружала человека в фризовой шинели, держащего в руках бумагу.
– Указ, указ читают! Указ читают! – послышалось в толпе, и народ хлынул к чтецу.
Человек в фризовой шинели читал афишку от 31 го августа. Когда толпа окружила его, он как бы смутился, но на требование высокого малого, протеснившегося до него, он с легким дрожанием в голосе начал читать афишку сначала.
«Я завтра рано еду к светлейшему князю, – читал он (светлеющему! – торжественно, улыбаясь ртом и хмуря брови, повторил высокий малый), – чтобы с ним переговорить, действовать и помогать войскам истреблять злодеев; станем и мы из них дух… – продолжал чтец и остановился („Видал?“ – победоносно прокричал малый. – Он тебе всю дистанцию развяжет…»)… – искоренять и этих гостей к черту отправлять; я приеду назад к обеду, и примемся за дело, сделаем, доделаем и злодеев отделаем».
Последние слова были прочтены чтецом в совершенном молчании. Высокий малый грустно опустил голову. Очевидно было, что никто не понял этих последних слов. В особенности слова: «я приеду завтра к обеду», видимо, даже огорчили и чтеца и слушателей. Понимание народа было настроено на высокий лад, а это было слишком просто и ненужно понятно; это было то самое, что каждый из них мог бы сказать и что поэтому не мог говорить указ, исходящий от высшей власти.

wiki-org.ru

Что такое харакири и сэппуку? | Культура

Харакири — это не банальное, а ритуальное самоубийство. Издавна сделать себе харакири мог только настоящий самурай, испытывающий презрение к смерти и защищающий свою честь и достоинство, свои взгляды, помыслы и суждения. Потом уже в период Эдо, после того как харакири сформировался как достойный способ ухода из жизни, его стали даже применять в качестве наказания за совершенное преступление.

Чем харакири отличается от сэппуку?

Дело в том, что в японском языке оба эти слова записываются одними и теми же иероглифами, но в разном порядке, читаются по-разному, а вот переводятся на русский язык одинаково. Не вдаваясь в подробности о появлении иероглифов и разницей между китайской и японской письменностью, отмечу только, что иероглифы, которые в японский язык пришли из китайского языка, имеют два чтения — одно китайское, одно японское. В результате получается, что сэппуку — это китайское чтение иероглифов, а харакири — японское чтение тех же самых иероглифов.

Но не все так просто. Что касается прочтения «харакири», то в японской литературе оно используется очень редко и только в том случае, когда хотят отметить, что кто-то просто совершил самоубийство, вспоров себе живот. А европейцы его чаще всего используют только потому, что оно более благозвучно. Что-то типа «суши». Никто из японцев никогда так не скажет, потому что правильно говорить «суси».

Просьба людей впечатлительных и со слабой нервной системой дальше не читать, дабы не испытать отрицательных эмоций.

В кодексе бусидо (кодексе поведения самурая) указано, что сэппуку — это ритуальное самоубийство, которое является самым достойным видом смерти, и совершенное самураем идеальным образом (т.е. по всем правилам). А правил здесь очень много.

Во-первых, настоящее ритуальное сэппуку могло использоваться в виде казни самурая, которое заключалось в обезглавливании по приказу, а не вспарывании живота самостоятельно.

Во-вторых, сэппуку — это ритуал, который позволяет показать чистоту своих помыслов и намерений, что оправдывает самурая перед небом и людьми. Например, самурай во время боевых действий потерял хозяина, тогда сделав себе сэппуку, он показывает, что не спас его не из-за трусости, что не предал его и уходит из жизни, следуя за своим хозяином.

В-третьих, имело очень большое значение и способ вспарывания живота, и оружие, и положение тела. Обычно его совершали сидя, спустив верхнюю часть кимоно до колен, что предотвращало позорное падение тела назад.

Владению оружием и благородному способу ухода из жизни самураев обучали с детства в школах. Я не буду рассказывать о способах детского самоубийства из соображений гуманности, а о женском упомяну только, что им полагалось не разрезать живот, а вонзать себе кинжал в сердце или просто перерезать себе горло, при этом они связывали себе ноги, дабы принять смерть в целомудренном положении.

Женщина обязана была покончить жизнь самоубийством в случае смерти мужа или нарушения слова, данного мужу. При этом использовать нужно было кинжал, который муж подарил в день свадьбы или отец на день совершеннолетия.

С 1968 совершение обряда харакири законом запрещено, но неофициально до сих пор встречаются подобные случаи.
Например, олимпийский чемпион по дзюдо Инокума решил расстаться с жизнью по той причине, что компания, которой он руководил, несла убытки.

Во время Второй мировой войны были целые отряды пилотов-смертников, которых называли камикадзе (в переводе на русский язык означает «божественный ветер»), они самоуничтожались во имя Родины. И этот факт до сих пор в Японии считается проявлением доблести.

Среди европейцев самоубийство считается грехом, а для японцев вся жизнь ради смерти. Они считают, что главное — красиво умереть. И проснувшись утром, японец думает о смерти и каждый день старается прожить как последний.

Вот такая тема. Берегите себя и помните, что из любой, даже самой безвыходной ситуации всегда найдется выход.

shkolazhizni.ru

Харакири Википедия

Утагава Куникадзу. «Такасаки Саитиро» (Из серии «Сказания о доблести нынешнего времени»). Цветная гравюра на дереве. Годы Каэй (1850-е).

Хараки́ри (яп. 腹切り), или сэппуку (яп. 切腹)[1] (букв. «вспарывание живота») — ритуальное самоубийство методом вспарывания живота, принятое среди самурайского сословия средневековой Японии.

Принятая в среде самураев, эта форма самоубийства совершалась либо по приговору, как наказание, либо добровольно (в тех случаях, когда была затронута честь воина, в знак верности своему даймё и в иных подобных случаях). Совершая сэппуку, самураи демонстрировали своё мужество перед лицом боли и смерти и чистоту своих помыслов перед богами и людьми.

В случае, когда сэппуку должны были совершить лица, которым не доверяли, или которые были слишком опасны, или не желали совершать самоубийство, ритуальный кинжал (кусунгобу) заменялся на веер. Совершающий сэппуку касался веером своего живота, и в этот момент кайсякунин (помощник) обезглавливал его.

Следует отметить, что проникающие ранения брюшной полости — самые болезненные по сравнению с подобными ранениями других частей тела. Женщины из самурайских родов могли перерезать себе горло, или наносили удар в сердце.

Этимология[ | ]

«Сэппуку» и «харакири» пишутся одними и теми же двумя иероглифами. Разница в том, что «сэппуку» пишется 切腹 (сначала идёт иероглиф «резать» а потом «живот», при прочтении используются «онные», китайско-японские чтения), а «харакири» наоборот — 腹切り (первый иероглиф — «живот», используются «кунные», японские чтения). Часто указывают, что «харакири» несёт некоторый бытовой и уничижительный оттенок: если «сэппуку» подразумевает совершённое по всем правилам ритуальное самоубийство, то «харакири» переводится скорее как «вспороть себе живот мечом». В действительности, 切腹 («сэппуку»), «онное» прочтение, используется только в официальной речи, в разговорной же речи японцы используют «харакири», соответственно, не вкладывая в это какого-либо уничижительного смысла. Таким образом, «харакири» — это разговорный, а «сэппуку» — письменный термин, и они обозначают одно и то же действие[2].

История возникновения[ | ]

ru-wiki.ru

Харакири — WiKi

Утагава Куникадзу. «Такасаки Саитиро» (Из серии «Сказания о доблести нынешнего времени»). Цветная гравюра на дереве. Годы Каэй (1850-е).

Хараки́ри (яп. 腹切り), или сэппуку (яп. 切腹)[1] (букв. «вспарывание живота») — ритуальное самоубийство методом вспарывания живота, принятое среди самурайского сословия средневековой Японии.

Принятая в среде самураев, эта форма самоубийства совершалась либо по приговору, как наказание, либо добровольно (в тех случаях, когда была затронута честь воина, в знак верности своему даймё и в иных подобных случаях). Совершая сэппуку, самураи демонстрировали своё мужество перед лицом боли и смерти и чистоту своих помыслов перед богами и людьми.

В случае, когда сэппуку должны были совершить лица, которым не доверяли, или которые были слишком опасны, или не желали совершать самоубийство, ритуальный кинжал (кусунгобу) заменялся на веер. Совершающий сэппуку касался веером своего живота, и в этот момент кайсякунин (помощник) обезглавливал его.

Следует отметить, что проникающие ранения брюшной полости — самые болезненные по сравнению с подобными ранениями других частей тела. Женщины из самурайских родов могли перерезать себе горло, или наносили удар в сердце.

Этимология

«Сэппуку» и «харакири» пишутся одними и теми же двумя иероглифами. Разница в том, что «сэппуку» пишется 切腹 (сначала идёт иероглиф «резать» а потом «живот», при прочтении используются «онные», китайско-японские чтения), а «харакири» наоборот — 腹切り (первый иероглиф — «живот», используются «кунные», японские чтения). Часто указывают, что «харакири» несёт некоторый бытовой и уничижительный оттенок: если «сэппуку» подразумевает совершённое по всем правилам ритуальное самоубийство, то «харакири» переводится скорее как «вспороть себе живот мечом». В действительности, 切腹 («сэппуку»), «онное» прочтение, используется только в официальной речи, в разговорной же речи японцы используют «харакири», соответственно, не вкладывая в это какого-либо уничижительного смысла. Таким образом, «харакири» — это разговорный, а «сэппуку» — письменный термин, и они обозначают одно и то же действие[2].

История возникновения

  Цукиока Ёситоси (1890). Генерал Акаси Гидаю готовится совершить сэппуку после проигранной битвы за своего господина Акэти Мицухидэ в 1582 году. Он только что написал свой предсмертный стих, который также можно видеть в верхнем правом углу картины.

В древности сэппуку не было распространено в Японии; чаще встречались другие способы самоубийства — самосожжение и повешение. Первое сэппуку было совершено даймё из рода Минамото в войне между Минамото и Тайра в 1156 году при Хэгэн. Минамото но-Тамэтомо, побеждённый в этой короткой, но жестокой войне, разрезал себе живот, чтобы избежать позора плена. Сэппуку быстро прививается среди военного сословия и становится почётным для самурая способом свести счёты с жизнью.

Сэппуку состояло в том, что самоубийца прорезал живот поперёк, от левого бока до правого или, по другому способу, прорезал его дважды: сначала горизонтально от левого бока к правому, а потом вертикально от диафрагмы до пупка. Впоследствии, когда сэппуку распространилось и стало применяться в качестве привилегированной смертной казни, для него был выработан особый сложный ритуал, один из важных моментов которого состоял в том, что помощник (кайсяку) самоубийцы, обычно его лучший друг, одним взмахом меча отрубал ему в нужный момент голову, так что сэппуку по смыслу сводилось к ритуальному обезглавливанию. Обезглавливание производилось тогда, когда тело самоубийцы начинало клониться вперёд. Самурай стоически терпел мучения, показывая силу своего духа (хара), и как только тело качнётся — взмах меча обрывал его жизнь.

Между обезглавливанием по сэппуку и обыкновенным обезглавливанием установилась юридическая разница, и для привилегированных лиц, начиная с самураев, смертная казнь заменялась в виде снисхождения смертью через сэппуку, то есть смертной же казнью, но только в виде ритуального обезглавливания. Такая смертная казнь полагалась за проступки, не позорящие самурайской этики, поэтому она не считалась позорной, и в этом было её отличие от обыкновенной смертной казни. Такова была идеология, но в какой мере она осуществлялась на практике, сказать трудно. Фактом остаётся только то, что сэппуку в виде казни применялось только к привилегированному сословию самураев и так далее, но никоим образом не к классам населения, считавшимся ниже самураев.

Это официальное применение сэппуку относится к более позднему времени, а именно к токугавскому периоду сёгуната, но независимо от него этот способ самоубийства в частном его применении получил очень широкое распространение во всей массе населения, почти став манией, и поводами для сэппуку стали служить самые ничтожные причины. После реставрации Мэйдзи с началом организации государственного строя по европейскому образцу и начавшимся под давлением новых идей изменением всего вообще уклада жизни, официальное применение сэппуку в конце концов было отменено, а вместе с тем и частное его применение стало выводиться, но не исчезло. Показательно, что дипломат Тосиакира Кавадзи (известен тем, что им был подписан с японской стороны Симодский трактат) после реставрации Мэйдзи покончил с собой из верности сёгуну, но в знак своей приверженности прогрессу не стал делать «старорежимное» сэппуку, а застрелился из револьвера[источник не указан 1096 дней].

Случаи сэппуку нередко встречались и в XX веке (например, самоубийство одного из наиболее значительных японских писателей второй половины XX века Юкио Мисимы в 1970 году), и каждый такой случай встречался скрытым одобрением нации, создавая по отношению к некоторым применившим сэппуку лицам более видного положения ореол славы и величия.

Идеология

Существует точка зрения, согласно которой сэппуку усиленно насаждалось религиозными догматами буддизма, его концепцией бренности бытия и непостоянством всего земного[3]. В философии дзэн-буддизма центром жизнедеятельности человека и местоположением его души считалось не сердце или голова, а живот[4], занимающий как бы срединное положение по отношению ко всему телу и способствующий более уравновешенному и гармоничному развитию человека. В связи с этим возникла масса выражений, описывающих разные душевные состояния человека с использованием слова «живот», по-японски хара [фуку]; например, харадацу — «ходить с поднявшимся животом» — «сердиться», хара китанай — «грязный живот» — «низкие стремления», хара-но курой хито — «человек с чёрным животом» — «человек с чёрной душой», хара-но най хито — «человек без живота» — «бездуховный человек». Считается, что вскрытие живота путём сэппуку осуществляется в целях показать чистоту и незапятнанность своих помыслов и устремлений, открытие своих сокровенных и истинных намерений, как доказательство своей внутренней правоты; другими словами, сэппуку является последним, крайним оправданием себя перед небом и людьми.

Возможно также, что возникновение этого обычая вызвано причинами более утилитарного характера, а именно постоянным наличием при себе орудия самоубийства — меча. Вспарывание живота мечом являлось очень действенным средством, и остаться в живых после такой раны было невозможно. В Европе существовала некоторая аналогия этого ритуала: обычай бросаться на меч в древнем Риме возник не в силу какой-нибудь особой идеологии этого явления, а в силу того, что меч был всегда при себе. Как на Западе, так и на Востоке применение меча в качестве орудия для самоубийства началось именно среди сословия воинов, которые постоянно носили его при себе.

См. также

Примечания

  1. ↑ Возможные варианты транслитерации: сэппуку (по системе Поливанова), обряд сеппуку, устар. сеппуко (ЭСБЕ).
  2. ↑ Ross, Christopher. Mishima’s Sword, стр.68.
  3. ↑ Искендеров А. А. Тоётоми Хидэёси. Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1984.
  4. ↑ История стран Азии и Африки в средние века. — М.: Изд-во Московского университета, 1987.

Литература

Ссылки

  • Jack Seward, Hara-Kiri: Japanese Ritual Suicide (Charles E. Tuttle, 1968)
  • Christopher Ross, Mishima’s Sword: Travels in Search of a Samurai Legend (Fourth Estate, 2006; Da Capo Press 2006)
  • Seppuku — A Practical Guide (tongue-in-cheek)
  • The Fine Art of Seppuku
  • Искусство харакири
  • Zuihoden — Мавзолей Дате Масамунэ — Когда он умер, двадцать его сторонников убили себя, чтобы служить ему в следующей жизни
  • Seppuku and «cruel punishments» at the end of Tokugawa Shogunate [1]
  • SengokuDaimyo.com The website of Samurai Author and Historian Anthony J. Bryant

ru-wiki.org

ХАРАКИРИ - это... Что такое ХАРАКИРИ?

  • харакири — ХАРАКИРИ, нескл., с. Наказание, нагоняй. Сделать харакири кому распечь, изругать, побить кого л. Японское «харакири» самурайское самоубийство путем вспарывания живота …   Словарь русского арго

  • харакири — нагоняй, наказание, самоубийство Словарь русских синонимов. харакири сущ., кол во синонимов: 3 • нагоняй (44) • …   Словарь синонимов

  • ХАРАКИРИ — (от японского хара живот и кири резать), в Японии самоубийство вспарыванием живота. Известно со времени средневековья. Принято в среде самураев, совершалось по приговору или по собственному решению …   Современная энциклопедия

  • ХАРАКИРИ — (от япон. хара живот и кири резать) в Японии самоубийство вспарыванием живота. Известно со времен средневековья. Принятая в среде самураев, эта форма самоубийства совершалась по приговору или добровольно (в тех случаях, когда была затронута честь …   Большой Энциклопедический словарь

  • ХАРАКИРИ — ХАРАКИРИ, нескл., ср. (япон.). Самоубийство путем вспарывания живота кинжалом, принятое у японских самураев. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • ХАРАКИРИ — ХАРАКИРИ, нескл., ср. У японских самураев: самоубийство путём вспарывания живота. Сделать себе х. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • Харакири — или сеппуко (первое чисто японское слово, второе китайского происхождения) распарывание живота являлось в течениенескольких столетий среди японцев наиболее популярным способомсамоубийства. Возникновение Х. относят к средним векам, когда к… …   Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

  • Харакири — (от япон. хара живот и кири резать) в Японии самоубийство вспарыванием живота. Известно со времен средневековья. Принятая в среде самураев, эта форма самоубийства совершалась по приговору или добровольно (в тех случаях, когда была затронута честь …   Политология. Словарь.

  • харакири — харакири, сеппуку (сэппуку) япон. ритуальное самоубийство путём вспарывания живота (было принято среди самурайского сословия средневековой Японии) …   Универсальный дополнительный практический толковый словарь И. Мостицкого

  • Харакири — У этого термина существуют и другие значения, см. Харакири (значения). Куникадзу Утагава (1850 е) Харакири (яп. 腹切り …   Википедия

  • dic.academic.ru

    Что такое харакири, и почему самураи это делали?

    Несколько столетий назад, как и, собственно, сейчас, существовали различные религиозные обычаи. Один из самых зверских практиковался в Японии. Харакири, или сэппуку, — традиция, которая была популярна в Японии со Средних веков и до ХХ века. Она олицетворяла отношения между хозяином и его подчиненным. В Японии же роль вассала исполняли самураи. Сэппуку означает ритуальное самоубийство, которое они совершали в знак верности своему суверену.

    Самураи прибегали к харакири в нескольких случаях. Во-первых, таким образом они доказывали свою невинность и верность своему хозяину. Это происходило тогда, когда окружающие начинали сомневаться в чести самурая, и он демонстративно прибегал к самоубийству. Во втором случае, дайме (пер. яп. — князь) мог сам приказать своему подчиненному совершить харакири.

    Согласно японской философии, жизненная сила человека находится в районе живота. Именно поэтому самураи вспарывали именно живот, чтобы лишить себя сил и возможности жить. Эта крайне мучительная процедура ликвидировала способность самурая существовать, потому как она повреждала основной жизненный центр — живот.

    Несмотря на свою сомнительную репутацию, процедура харакири считалась почетной. В японском обществе считалось, что лишить себя жизни, а не пасть от руки чужого, — лучшая награда. Более того, это позволяло самураю умереть с честью, ведь он проходил через испытание гордо и из лучших побуждений. В таком случае его семья не подвергалась гонениям и могла гордиться своим родственником. Ведь самая худшая казнь — это пресечение головы, которое вовсе приравнивалось к позору.

    После вспарывания живота человек еще живет, правда, в мучениях. Поэтому самураи зачастую подбирали себе помощника, который мог избавить его от страданий. Процедуру харакири он совершал сам, однако отрубанием головы, чтобы остановить мучения, занимался его секундант.

    Если в европейской культуре самоубийство считалось неприемлемым, то японцы считали по-другому. Тело человека принадлежит не ему, а его семье и хозяину. Им он совершает службу, даже если придется изувечить себя. Если вы думаете, что харакири являлось повседневной практикой, то это не так. Массовых самоубийств было крайне мало, а в ХVIII веке и вовсе была отменена одна из разновидностей сэппуку (когда после смерти хозяина все подчиненные должны были совершить самоубийство).

    К ХХ веку харакири было запрещено, потому что японцы подверглись влиянию европейцев. Однако и после запрета были зафиксированы случаи сэппуку. Так в 1970 году путем харакири покончил жизнь самоубийством известный японский писатель Мисима Юкио.

    Текст: Flytothesky.ru

    Читайте также:
    Когда человека официально признают мертвым?

    why.flytothesky.ru

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *