Иг и игил в чем разница – Исламское государство — Википедия

ИГИЛ или ДАИШ: в чем разница

«Начали писать как-то по-другому»

08.12.2015 в 16:49, просмотров: 31015

— А разве сейчас можно писать ИГИЛ? — с таким вопросом обратилась ко мне на днях моя юная коллега, просматривая газету с текстом о новоявленном «халифате», провозглашенном джихадистами в Сирии и Ираке. — Ведь все пишут как-то по-другому...

фото: AP

Все не все, но все чаще в российских СМИ вместо ставших, увы, привычными аббревиатур ИГИЛ или ИГ (запрещено в России) встречаешь иную: ДАЕШ или ДАИШ.

Пару месяцев назад мне довелось участвовать во встрече с высокопоставленным западным дипломатом. Само собой, говорили о Сирии, а стало быть, и об ИГИЛ.

— Мы не употребляем этого слова, — значительно заявил тут дипломат. — Надо говорить ДАЕШ.

Хотел я было поспорить, но передумал: хорошо ж сидим. Да и собеседник человек подневольный — если начальство дает установку говорить ДАЕШ, то что тут поделаешь.

А поспорить в общем-то можно было. Потому что ДАЕШ (он же ДАИШ), что ИГИЛ — одно и то же. Можно бесконечно дискутировать о том, насколько провозглашенный Абу Бакром аль-Багдади и его подручными «халифат» является государством и насколько он носит исламский характер. Однако те, кто предлагает пользоваться акронимом DAESH или ДАИШ, все-таки малость лукавят. Ведь расшифровывается он так: ad-Dawlah al-Islamiyah fi 'l-Iraq wa-sh-Sham. Что в переводе с арабского значит все то же: «Исламское государство Ирака и Шама» (или Леванта, если угодно). То есть как ни крути — все тот же ИГИЛ. Одно, так сказать, творения Фаберже, вид сбоку.

Немного напоминает то, как во времена китайской «культурной революции» советская пропаганда для юных сторонников Мао использовала название «хунвейбины». Чтобы прямым переводом — красногвардейцы — не бросать тень на героев русской революции 1917 года. Да и звучит почти как ругательство.

А нацистскую партию чаще обозначали по-немецки НСДАП, нежели по-русски (Национал-социалистическая рабочая партия Германии) — вероятно, чтобы не компрометировать при переводе рабочий класс и социализм.

К чему наклеивать на джихадистов новый ярлык? Наверное, из желания лишить легитимности претензии джихадистов на государственность. Возможно, это самое прозрачное объяснение. То есть борьба идет не против мусульман, не против реального государства и не против исламского государства как идеи, а против террористов, присвоивших себе это имя.

Примерно так рассуждал, к примеру, глава французского МИД Лоран Фабиус: «Это террористическая группировка, а не государство. Я не рекомендую использовать термин «Исламское государство», поскольку он стирает грани между исламом, мусульманами и исламистами. Арабы называют это Daesh, и буду называть «головорезами Daesh». Та же логика лежит в использовании этого слова политиками других западных стран — от госсекретаря США Керри до премьера Соединенного Королевства Кэмерона. Несколько месяцев назад 120 членов британского правительства даже обратились к Би-би-си с предложением применять для рассказа о событиях на Ближнем Востоке понятие Daesh.

Говорят, что самим адептам ДАЕШ очень не по нраву это сокращение, которое созвучно с арабскими словами, обозначающими либо «тот, кто сеет раздор», либо «тот, кто давит что-то под ногами». К тому же, провозгласив в 2014 году свой «халифат», группировка отбросила из своего имени географическую привязку к Ираку и стране Шам (понятие, включающее Сирию, Ливан, Палестину и т.д.). Так что они предпочитают именовать себя «халифатом» или просто «Исламским государством».

По этому поводу в январе этого года тогдашний австралийский премьер-министр Тони Эбботт заявлял, что «ДАЕШ ненавидит, когда его так называют, а в том, что им не нравится, содержится инстинктивная притягательность для меня».

Как бы то ни было, и в западном и в отечественном политическом лексиконе есть немало примеров использования арабских названий без перевода и расшифровки. Ведь «Аль-Каиду» мы называем именно так, а не «Основой». Акроним «Хамас» более привычен, чем «Исламское движение сопротивления». И мало кто задумывается о том, как переводится название ливанской «Хизбаллы».

Проблема, в конце концов, не в том, как называть террористическую организацию. По мне так трактовка аббревиатуры ИГ как «Иблисское государство» (Иблис — это шайтан) в исполнении Рамзана Кадырова кажется вполне подходящей. Проблема в том, как с этой террористической группировкой справиться. И одним «ребрендингом» ее не решишь.

www.mk.ru

ДАИШ вместо ИГИЛ. Почему террористов теперь будут называть иначе? | В мире | Политика

Разница в принципе

Возможно, в ближайшее время из российских СМИ исчезнет название «Исламское государство» (ИГИЛ) — название террористической группировки, деятельность которой на территории Российской Федерации запрещена по решению Верховного суда.

Речь не идет о том, что отечественные СМИ перестанут освещать события, связанные с борьбой с террористами. Просто вместо аббревиатуры ИГИЛ (ISIL в английском варианте) будет чаще использоваться ее арабский аналог — ДАИШ.

В арабском мире название группировки ДАИШ является общепринятым и представляет собой сокращение от al-Dawla al-Islamiya al-Iraq al-Sham, что означает «Исламское государство Ирака и Леванта». Если для европейцев такая разница в наименованиях может не иметь большого значения, то для самих террористов она принципиальна.

Дело в том, что ДАИШ в арабском языке созвучно с некоторыми неблагозвучными словами. Такое созвучие настолько раздражает террористов, что использование аббревиатуры на территориях, контролируемых ИГИЛ-ДАИШ, запрещено под страхом отрезания языка или даже смертной казни.

«ИГИЛ дискредитирует понятия «государство» и «ислам»

Еще в сентябре 2014 года МИД Франции выступил с предложением именовать террористов «головорезами ДАИШ». Однако окончательно на новое название во Франции перешли в ноябре 2015 года после терактов в Париже. Теперь название ДАИШ в своих выступлениях используют все официальные лица, включая президента Франсуа Олланда.

В марте 2015 года Межрелигиозный совет России на своем заседании в Госдуме принял решение, по которому всем российским СМИ рекомендовано отказаться от аббревиатур «ИГ» и «ИГИЛ». По мнению членов МСР, данные аббревиатуры дискредитируют понятия «ислам» и «государство».

«Надеемся, что российские СМИ солидаризируются с нашим мнением о нецелесообразности распространения в своих информационных материалах аббревиатур ИГ и ИГИЛ, а также словосочетаний «Исламское государство» и «Исламское государство Ирака и Леванта», дискредитирующих такие важнейшие понятия, как «государство», «государственность», «ислам», «исламское», — говорилось в заявлении Межрелигиозного совета России.

Тем не менее, весной 2015 года в российских СМИ сохранилось прежнее наименование группировки. Вновь о необходимости своеобразного «ребрендинга» террористов заговорили в конце ноября.

Киселев призвал прислушаться к мусульманам

С переименованием по-русски ИГИЛ в ДАИШ террористы перестанут ассоциироваться с понятиями «ислам» и «государство», считает первый заместитель председателя Духовного управления мусульман Российской Федерации Дамир Хазрат Мухетдинов.

«Ислам не может ассоциироваться с агрессией, с негативными вещами. Но в том исполнении, которое мы видим сейчас — «Исламское государство» — это название полностью дискредитирует ислам и понятие «государство». Поэтому, говоря о террористах, мы всегда дополняем это название словами «так называемое» или «запрещенная организация». Когда мы вместо «Исламского государства» говорим ДАИШ — тем самым мы не дискредитируем само понятие «ислам». И нам не нужно добавлять такие фразы, как «так называемый» и прочие», — заявил Дамир Хазрат Мухетдинов в эфире радио Sputnik.

К переходу на новое название террористов призвал

глава МИА «Россия сегодня», ведущий телепрограммы «Вести недели» Дмитрий Киселев. Он призвал прислушаться к голосу российских мусульман и сообщил, что возглавляемое им агентство начнет «потихоньку внедрять это слово, чтобы для читателей не возникло путаницы».

Как подсчитали российские блогеры, в течение 30 ноября на сайте РИА Новости вышло 28 заметок, в которых название «Исламского государства» сопровождалось расшифровкой и объяснением арабского эквивалента.

Вечером 30 ноября на аббревиатуру ДАИШ перешел и LifeNews. В редакции сообщили, что этот переход не является случайными, а осуществлен по решению руководста медиахолдинга.

Пока смена наименования террористов в Сирии и Ираке не приняла всеобъемлющий характер. Часть российских СМИ использует новое название вместе со старым, части редакций новые веяния вообще пока не коснулись, и там ИГИЛ остается ИГИЛом.

Трудности переходного периода, или как Обама «размножил» террористов

Нужно сказать, что трудности «переходного периода» возникли не только у российских журналистов. По старой доброй традиции «отличился» президент США Барак Обама.

В ходе совместной пресс-конференции с президентом Франции Франсуа Олландом, состоявшейся по итогам их двухсторонней встречи 24 ноября, американский лидер заявил, говоря об инциденте с российским Су-24: «И если Россия направит свои силы на борьбу с ИГИЛ и ДАИШ, вероятность возникновения подобных конфликтов, потенциальных ошибок или потенциальной эскалации уменьшится».

И журналисты, и пользователи соцсетей обратили внимание на то, что произнося два названия одной группировки, Обама использовал соединительный союз «и». «Господи, Обама думает, что ДАИШ и ИГИЛ — две разные вещи? Что у него за советники такие? Боже... Кто-нибудь, расскажите ему...», — писали в соцсетях те, кто видел и слышал выступление президента США.

Как бы то ни было, по всей видимости, и Обаме, и журналистам предстоит привыкнуть к арабскому ДАИШ. Но главное, конечно, в том, чтобы с террористами общими усилиями как можно скорее покончили — неважно, под каким названием.

www.aif.ru

Пять мифов об ИГИЛ - IMPERIAL COMMISSAR

Миф №1: ИГИЛ – иррациональная и безумная организация

Первое, что следует знать об ИГИЛ – члены этой организации не сумасшедшие. Да, они приверженцы жесткой средневековой идеологии, но не сумасшедшие.

Для того чтобы это понять, достаточно проследить историю организации, как она с 2000-х гг., используя Аль-Каиду и другие террористические организации, шла к своей единственной цели – созданию халифата. И этого не удалось бы достичь без четко продуманной долгосрочной стратегии.

Дело в том, что в то время как отдельные члены ИГИЛ демонстрировали всему миру свое безумие, тем самым закрепляя за организацией славу одной из самых жестоких в мире, в совокупности террористы из ИГИЛ действовали как предприятие, руководствующееся принципом рациональности и стратегического планирования.

Их насилие, жестокость – это не случайность, а способ ослабить своих врагов и подчинить себе людей, живущих на подконтрольных территориях. Более того, можно привести множество фактов рационального действия ИГИЛ. Например, если представители этой организации столь безумны и мечтают уничтожить всех "неверных", то почему они сотрудничают со сторонниками убитого Саддама Хусейна, которые стремятся построить светское государство. Более того, как безумцы могли

выстроить успешную бизнес-систему, которая даже под авиаударами США позволяет получать доходы от реализации нефти.

Все это не отменят варварства и преступлений ИГИЛ – они планомерно уничтожают езидов и христиан Ирака, они виновны в смерти тысяч невинных суннитов и шиитов. Они преследуют ужасные цели, но делают это сознательно, придерживаясь стратегического плана, и именно это делает ИГИЛ действительно страшной организацией.

Миф №2. Официально озвученные цели ИГ — работа на публику, «прикрытие» для обычного разбоя

Если бы террористам нужны были только деньги, то мы бы видели атаки не на полицейские участки и не взрывы в жилых кварталах Багдада, а налеты на иракские банки и дома бизнесменов. О том, что представители «Исламского государства» рассматривают задачу создания Халифата всерьез, говорят цели, которые поставлены перед ИГ в ближайшей и среднесрочной (как рассчитывают радикалы) перспективе:

1) Фактически, захватить мир. «Исламское государство» разделяет планету на «Земли Ислама», то есть территорию, контролируемую ИГ, и «Земли Войны» — всю остальную территорию планеты. При этом ИГ, как можно судить по его официальной пропаганде, не считает эту цель сиюминутной — дети, которых тренируют в лагерях боевиков, называются «поколением Халифата», которое, по замыслу исламистов, должно «захватить Рим».

2) Установить Шариат. Этот пункт фактически можно считать выполненным, т.к. все суды в ИГ осуществляют свою деятельность исходя из законов шариата.

3) Построить функционирование государственной машины по образцу Халифата, существовавшего во времена 4 праведных халифов, т.е. с 632 по 661 год. По мнению радикалов, именно этот период в развитии ислама следует считать «идеалом» и примером для подражания.

Миф №3. «Исламское государство» хочет установить исламские законы в самой жесткой трактовке

Если сравнить законы ИГ с законами Саудовской Аравии или даже Ирана, то большой разницы не обнаружится. Например, в Иране человеку грозит 80 ударов плетью за употребление алкоголя, и в ИГ любой получит за пьянку идентичное наказание. Как в Саудовской Аравии, так и на территориях, подконтрольных ИГ, ворам отрубают руку разницы нет. То же самое касается и публичных казней - они практикуются во всех этих странах.

Объясняется это предельно просто — правовые системы исламских стран базируются на единых исламских нормах шариата. Конечно, ни в Иране, ни даже в Саудовской Аравии людей не сжигают живьем, но случай с иорданским пилотом — не рядовое явление.

Миф №4. ИГ – такая же банда радикальных исламистов, как и другие

Важным отличием ИГ от других группировок террористов является готовность воевать не только со своим заклятым религиозным противником – западными странами, но и с «коллегами» теми бандами, которые не присягнут «Халифату» (об этом прямо заявил «пресс-секретарь» ИГ шейх аль-Аднани). В Сирии ИГ воюет со всеми бандами боевиков, которые не присоединились к ней – даже с такими радикалами, как «Джабхат ан-Нусра» и «Исламский фронт». Кроме того, особую ненависть «Исламское государство» питает к конкурирующим исламистским течениям: «Хизб ут-Тахрир» и «Братьям-мусульманам».

Миф №5: ИГИЛ рано или поздно самоуничтожится

Сторонники острожной политики администрации Обамы стали источником мифа о том, что ИГИЛ в конечном итоге сама себя уничтожит. В качестве доводов приводятся события 2008 г., когда сунниты активно способствовали уничтожению Аль-Каиды, а также несоответствие стремлений ИГИЛ захватывать новые территории и реальной вооруженной силы организации, которое рано или поздно сделает ее слабой для сокрушительной контратаки.

Ошибка кроется в том, что ИГИЛ – это не Аль-Каида и действуют боевики этой организации совершенно по-другому. Хотя ИГИЛ пытается навязать местному населению свое видение ислама, одновременно с этим она выстраивает государственные институты на подконтрольной ей территории.

Как отмечает аналитик компании Maplecroft Джордан Перри, денежный ресурс позволит боевикам копировать стратегию "Хамас", то есть предоставлять населению общественные услуги, а именно восстанавливать работу больниц и школ, тем самым укореняться в регионе и пользоваться поддержкой населения. Таким образом, руководство ИГИЛ закладывает основу для будущего исламского государства.

Все это говорит о том, что организация учла ошибки своих предшественников и серьезно укореняется в регионе, заменяя местному населению реальное государство. В таких условиях на мифическое самоуничтожение надеяться не приходится.

imperialcommiss.livejournal.com

ДАИШ вместо ИГИЛ. Почему террористов теперь будут называть иначе?

На смену аббревиатуре, обозначающей бандформирования на территории Сирии и Ирака, приходит ее неблагозвучный арабский аналог…

Разница в принципе

 

Возможно, в ближайшее время из российских СМИ исчезнет название «Исламское государство» (ИГИЛ) — название террористической группировки, деятельность которой на территории Российской Федерации запрещена по решению Верховного суда.

 

Речь не идет о том, что отечественные СМИ перестанут освещать события, связанные с борьбой с террористами. Просто вместо аббревиатуры ИГИЛ (ISIL в английском варианте) будет чаще использоваться ее арабский аналог — ДАИШ.

В арабском мире название группировки ДАИШ является общепринятым и представляет собой сокращение от al-Dawla al-Islamiya al-Iraq al-Sham, что означает «Исламское государство Ирака и Леванта». Если для европейцев такая разница в наименованиях может не иметь большого значения, то для самих террористов она принципиальна.

 

Дело в том, что ДАИШ в арабском языке созвучно с некоторыми неблагозвучными словами. Такое созвучие настолько раздражает террористов, что использование аббревиатуры на территориях, контролируемых ИГИЛ-ДАИШ, запрещено под страхом отрезания языка или даже смертной казни.

«ИГИЛ дискредитирует понятия «государство» и «ислам»

 

Еще в сентябре 2014 года МИД Франции выступил с предложением именовать террористов «головорезами ДАИШ». Однако окончательно на новое название во Франции перешли в ноябре 2015 года после терактов в Париже. Теперь название ДАИШ в своих выступлениях используют все официальные лица, включая президента Франсуа Олланда.

 

В марте 2015 года Межрелигиозный совет России на своем заседании в Госдуме принял решение, по которому всем российским СМИ рекомендовано отказаться от аббревиатур «ИГ» и «ИГИЛ». По мнению членов МСР, данные аббревиатуры дискредитируют понятия «ислам» и «государство».

«Надеемся, что российские СМИ солидаризируются с нашим мнением о нецелесообразности распространения в своих информационных материалах аббревиатур ИГ и ИГИЛ, а также словосочетаний «Исламское государство» и «Исламское государство Ирака и Леванта», дискредитирующих такие важнейшие понятия, как «государство», «государственность», «ислам», «исламское», — говорилось в заявлении Межрелигиозного совета России.

 

Тем не менее, весной 2015 года в российских СМИ сохранилось прежнее наименование группировки. Вновь о необходимости своеобразного «ребрендинга» террористов заговорили в конце ноября.

Киселев призвал прислушаться к мусульманам

 

С переименованием по-русски ИГИЛ в ДАИШ террористы перестанут ассоциироваться с понятиями «ислам» и «государство», считает первый заместитель председателя Духовного управления мусульман Российской Федерации Дамир Хазрат Мухетдинов.

 

«Ислам не может ассоциироваться с агрессией, с негативными вещами. Но в том исполнении, которое мы видим сейчас — «Исламское государство» — это название полностью дискредитирует ислам и понятие «государство». Поэтому, говоря о террористах, мы всегда дополняем это название словами «так называемое» или «запрещенная организация». Когда мы вместо «Исламского государства» говорим ДАИШ — тем самым мы не дискредитируем само понятие «ислам». И нам не нужно добавлять такие фразы, как «так называемый» и прочие», — заявил Дамир Хазрат Мухетдинов в эфире радио Sputnik.

 

К переходу на новое название террористов призвал глава МИА «Россия сегодня», ведущий телепрограммы «Вести недели» Дмитрий Киселев. Он призвал прислушаться к голосу российских мусульман и сообщил, что возглавляемое им агентство начнет «потихоньку внедрять это слово, чтобы для читателей не возникло путаницы».

 

Как подсчитали российские блогеры, в течение 30 ноября на сайте РИА Новости вышло 28 заметок, в которых название «Исламского государства» сопровождалось расшифровкой и объяснением арабского эквивалента.

 

Вечером 30 ноября на аббревиатуру ДАИШ перешел и LifeNews. В редакции сообщили, что этот переход не является случайными, а осуществлен по решению руководста медиахолдинга.

 

Пока смена наименования террористов в Сирии и Ираке не приняла всеобъемлющий характер. Часть российских СМИ использует новое название вместе со старым, части редакций новые веяния вообще пока не коснулись, и там ИГИЛ остается ИГИЛом.

 

Трудности переходного периода, или как Обама «размножил» террористов

 

Нужно сказать, что трудности «переходного периода» возникли не только у российских журналистов. По старой доброй традиции «отличился» президент США Барак Обама.

 

В ходе совместной пресс-конференции с президентом Франции Франсуа Олландом, состоявшейся по итогам их двухсторонней встречи 24 ноября, американский лидер заявил, говоря об инциденте с российским Су-24: «И если Россия направит свои силы на борьбу с ИГИЛ и ДАИШ, вероятность возникновения подобных конфликтов, потенциальных ошибок или потенциальной эскалации уменьшится».

И журналисты, и пользователи соцсетей обратили внимание на то, что произнося два названия одной группировки, Обама использовал соединительный союз «и». «Господи, Обама думает, что ДАИШ и ИГИЛ — две разные вещи? Что у него за советники такие? Боже… Кто-нибудь, расскажите ему…», — писали в соцсетях те, кто видел и слышал выступление президента США.

 

Как бы то ни было, по всей видимости, и Обаме, и журналистам предстоит привыкнуть к арабскому ДАИШ. Но главное, конечно, в том, чтобы с террористами общими усилиями как можно скорее покончили — неважно, под каким названием.

 

Андрей Сидорчик

www.discred.ru

ИГИЛ превращается в «халифат» | Мир | ИноСМИ

29 июня 2014 года Абу Бакр аль-Багдади, лидер ИГИЛ («Исламского государства Ирака и Леванта»), провозгласил себя халифом, а подконтрольные его движению территории Сирии и Ирака — халифатом. Для внешнего мира произошла смена вывески из ИГИЛ в ИГ («Исламское государство»). Провозглашение исламского халифата стало новым качественным этапом в становлении движения, которое возникло около 10 лет назад как региональное отделение «Аль-Каиды». Это событие вызвало паническую реакцию на Западе. Президент США Барак Обама назвал ИГ «раковой опухолью», которую необходимо удалить. США собирают международную коалицию для оказания военной помощи иракским курдам и шиитскому правительству в Багдаде, борющимся с ИГ, не исключена и международная военная операция. Одновременно создание ИГ стало важнейшим мотиватором для исламистов во всем мире, которые прибывают в район боевых действий. Столь бурная реакция Запада вызвана, очевидно, не только военными успехами ИГ на фронтах Ирака и Сирии, но и сутью самого проекта под названием «халифат», который представляет угрозу геополитическому балансу на Ближнем Востоке и ставит под вопрос существование практически всех правительств региона.

В чем отличие ИГ от других исламистских организаций?

Новопровозглашенный Халифат принципиально отличается от уже известных исламистских движений — «Братьев-мусульман», «Аль-Каиды», «Хамаса», «Хезболлы», фронта «Ан-Нусра» и т.д. Само слово «государство», или «халифат», говорит о форме общественного устройства, в которой война против «неверных» играет важную, но не единственную роль. ИГ взяло на себя функцию практической организации жизни на подконтрольных территориях и по-своему справляется с этой задачей, хотя и варварскими, средневековыми методами.

Кроме того, ИГ ставит на первый план идею «исламско-суннитского итернационала» и намерено стать его ядром. В этом реальное отличие ИГ от движений типа «Хамас» или «Талибан», которые решают чисто национальные задачи. Само слово «халифат» предполагает возвращение к «истинному Исламу» первых халифов, который объединял весь арабо-мусульманский мир. Идея единства заложена в исторической памяти жителей региона: вплоть до окончания Первой мировой войны регион Леванта — от Палестины до Междуречья — был органическим целым, несмотря на различие диалектов арабского языка. Поэтому ИГ вписывается в историческую традицию Леванта, где поочередно доминировали Багдадский халифат, Дамасский халифат, монголы, мамлюки и, наконец, Османский халифат (ликвидирован лишь в 1924 году). Нынешние Сирия, Ливан, Ирак, Кувейт, Иордания и Палестинская автономия не яляются с точки зрения сторонников панарабизма «органическими» государствами, основанными на единстве нации, религии и исторической преемственности. Все они были искусственно «нарезаны» в результате Первой мировой войны по колониальным лекалам, прежде всего по условиям ненавистного арабам англо-французского договора Сайкса-Пико. Халифат — это, с одной стороны, реакция на внешние агрессии со стороны Великобритании, США и их союзников, с другой — на неудачные попытки построить «демократический капитализм» западного типа в арабских странах.

Какова предыстория ИГ?

Корни возникновения ИГИ-ИГИЛ-ИГ следует искать в суннитских районах Ирака, где вскоре после американской оккупации в 2003 году иорданец Абу Мусаб Аз-Заркави учредил региональное отделение «Аль-Каиды». После его гибели в 2006 году в результате американской бомбардировки новым эмиром движения стал Абу Омар Аль-Багдади (Багдади-первый), который и провозгласил Исламское государство Ирака (ИГИ). Несмотря на гибель Багдади и других лидеров ИГИ, это образование сохранило основные структуры. «Вторую жизнь» этому движению дала гражданская война в Сирии. «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) появилось на сирийском театре боевых действий в 2012 году в результате слияния иракских и сирийских суннитских группировок, оно стремительно поставило под свой контроль значительную часть районов Сирии, занятых до этого умеренной сирийской оппозицией. И уже после победоносного наступления в Ираке в июне 2014 года ИГИЛ превратился в ИГ, или халифат. ИГ, являясь «дочкой» «Аль-Каиды», имеет ту же идеологию и цели, однако это уже не террористическая организация классического типа, а «государственнический» проект, рассчитанный на построение халифата и контроль всех сфер жизни. Методы вооруженной борьбы — еще более жестокие и радикальные, включая запрещенные виды оружия и безжалостный террор. В этом — гораздо большая опасность ИГ в сравнении с «Аль-Каидой».

Роль внешнего фактора в становлении ИГ

Так же, как «Аль-Каида» и «Талибан», ИГИ-ИГИЛ-ИГ было изначально создано при поддержке спецслужб США и стран Персидского залива. Чрезвычайно активно исламистам помогали Турция, Катар и Саудовская Аравия, особенно в период, когда ИГИ-ИГИЛ боролось с сирийской правительственной армией на севере Сирии. Сейчас Катар и страны Персидского залива категорически отрицают свою причастность к финансированию ИГИЛ, но ни для кого не секрет, что стратегической задачей суннитских монархий является борьба с «шиитским поясом» от Ливана до Ирана, включая Сирию и Ирак, и они готовы ради этого заключить пакт с кем угодно. На первом этапе главным союзником ИГИЛ в Сирии стал фронт «Ан-Нусра», состоящий из сирийских и международных джихадистов и активно финансировавшийся Катаром. ИГИЛ находился в сложных отношениях с фронтом «Ан-Нусра», который считается официальным подразделением «Аль-Каиды» в Сирии. Однако перед лицом внешних врагов они легко находят общий язык. После серии побед ИГИЛ-ИГ в Ираке, в его ряды влилось много бойцов «Ан-Нусры».

В чем причина эффективного функционирования ИГ с военной и административной точек зрения?

Очевидно, что одними исламистскими лозунгами в практической жизни не обойтись. Прежде всего, налицо достаточно высокий профессионализм управленческих кадров, армейских офицеров и пропагандистского аппарата ИГ. В отличие от полуобразованных талибов и членов «Аль-Каиды», идеологический костяк ИГ составляют фанатичные исламские радикалы из стран Европы, а также бывшие офицеры армии Саддама Хусейна и члены партии БААС. Их объединяет суннитский национализм и ненависть к Западу. Зарубежные обозреватели нехотя признают, что самопровозглашенный халифат успешно строит госпитали, новые дороги, школы, восстанавливает транспортное сообщение. Это обеспечивает ему поддержку местного населения и затрудняет усилия западных стран по борьбе с ИГ. Боевая подготовка джихадистов обеспечена кадрами иракской армии времен Саддама Хусейна, которые являлись преимущественно суннитами, причем из областей Ирака, особо лояльных тогдашнему иракскому диктатору. Кроме того, ИГ эффективно использует современные средства пропаганды, прежде всего видеоматериалы, которые выкладываются в интернет. Высокое качество съемок позволяет предположить, что их создавали профессионалы, прошедшие школу телеканала «Аль-Джазира» и западных СМИ.

Вместе с тем, жизнь в городах, подконтрольных ИГ, строится в соответствии с архаичными законами шариата, западные демократические нормы правосудия полностью отвергаются. Ворам отрубают руки, неверных жен забивают камнями, пьяниц секут плетьми, а наркодилеров казнят. Наряды религиозной полиции — «хизба» — разъезжают по населенным пунктам и следят за «правильными» ценами и соблюдением норм шариата. Повсюду действует шариатские судебные и исполнительные органы. Внутренняя политика ИГ основана на социальной солидарности, помощи малоимущим и самоорганизации общества на традиционных исламских началах. Это обеспечивает исламистам значительную поддержку населения, хотя невозможно проследить, является это результатом запугивания или искренней реакцией. Всех «кяфиров» (иноверцев), включая шиитов, алавитов, христиан и езидов в ИГ ожидают репрессии и гонения, десятки тысяч бежали в Турцию и Иракский Курдистан. На христиан местной администрацией наложен печально известный налог — «джизья».

Несмотря на архаичность шариатской модели государства, она может существовать достаточно долго, как это демонстрирует опыт талибов в Афганистане. Положить конец такому устройству может лишь внешнее вооруженное вмешательство. К тому же, после взятия банка в Мосуле ИГ располагает большими валютными запасами, а основной внутренней валютой халифата, как ни парадоксально, является доллар США. Контролируя крупные плотины на Ефрате, а также добычу нефти, оружейный трафик, торговлю заложниками и другие незаконные виды деятельности, ИГ является самой богатой террористической организацией мире.

Каковы этнотерриториальные пределы роста ИГ?

Несмотря на призыв к универсальности, новоявленный халифат во многом является проявлением регионального суннитского национализма (сирийского и иракского), он был изначально создан как орудие борьбы с шиитскими правительствами в Багдаде и Дамаске. Этот факт является серьезным препятствием к дальнейшему разрастанию халифата, так как ИГ упирается в «естественные» этно-религиозные границы: регионы, населенные курдами, шиитами и алавитами. По сути дела, нынешний «халифат» охватывает довольно компактный, хотя и большой, регион между Ираком и Сирией. О трансграничном характере нового государства говорит тот факт, что до июньского наступления оплотом ИГ (тогда ИГИЛ) был город Ракка в северной Сирии. Первым актом ИГ после взятия Мосула стало уничтожение пограничных знаков между Сирией и Ираком, как «позорной» демаркации в соответствии с договором Сайкса-Пико. Сегодня об этом договоре знает каждый рядовой боец в армии ИГ. Завоевать шиитские районы Ирака, Курдистан и территории алавитов в Сирии халифату вряд ли под силу — хотя бы в силу ограниченных демографических ресурсов. В многомиллионном Багдаде, населенном преимущественно шиитами, отряды ИГ просто растворились бы. Однако дестабилизировать обстановку и создать гуманитарный кризис им вполне под силу. Амбиции ИГ достаточно велики, его сторонники делают ставку на стратегическую перспективу — победу радикального суннитского Ислама если не во всем мусульманском мире, то в масштабе Леванта. И собственное государство в треугольнике между Сирией, Ираком и Турцией дает им необходимый плацдарм для наступления. Они намерены вести борьбу, пока под напором исламской оппозиции не рухнут правительства Ирака, Сирии и Египта. Упорство, с которым боевики ИГ продолжают борьбу, в том числе методами тотального террора, подтверждает, что они не собираются останавливаться на достигнутом. Как отметил в своем недавнем анализе бывший премьер-министр Франции Доминик де Вильпен (Dominique de Villepin), границы, установленные договором Сайкса-Пико, уже сметены. Выброшены на свалку истории политические модели эпохи постколониализма и Холодной войны. На авансцену арабского мира вышел исламизм, который является таким же извращением Ислама, как фашизм — идеи национальной. Ближнему Востоку грозит цивилизационный коллапс, а спасти ситуацию может только твердая позиция стран Запада и арабских режимов, которые должны прекратить заигрывания с исламистами и определить стратегические задачи развития для региона.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции ИноСМИ.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Что такое ИГИЛ и чего она хочет?

Предисловие Мир меняется. Меняется на глазах. Кажется, становится более агрессивным. Причём, мы всё агрессивнее изо дня в день. Почему? В чём причина? Кто-то считает, что последние события, происходящие в мире – это самые настоящие и яркие предпосылки Третьей Мировой Войны, которая не за горами. Кто-то считает, что Третья Мировая Война уже идёт и остановить её может только эффективная работа стран-акул экономики в мире, при непосредственном сотрудничестве друг с другом. Слишком многое навалилось на нас за последний небольшой промежуток времени. Слишком многое приходится терпеть простым гражданам. Ирак, Иран, Ливия, Египет, Сирия, Украина – бесконечные войны разрушают нашу планету. Бесконечные войны разрушают надежду. И, кажется, никакие совещания, саммиты, никакие G-20 уже не могут этому противостоять. Простые смертные воюют, а политики… а политики решают что делать дальше. На фоне этих мировых разборок, на фоне хаоса террористические шайки, называющие себя высоким словом «ОРГАНИЗАЦИЯ», « ИСЛАМСКОЕ ГОСУДАРСТВО» пытаются управлять планетой. Исламское государство Ирака и Леванта ИГИЛ (Исламское государство Ирака и Леванта), — террористическая организация, в последние месяцы прославившаяся скандалами и зверскими убийствами в Сирии, и, в особенности, в Ираке. Организация, завоевавшая популярность благодаря похищению турецких дипломатов и сотрудников консульства, уничтожению иракской армии и захвату города Мосул, совершению убийств шиитских туркменов, христиан и езидов, позднее получила название «Исламское Государство» (ИГ). В последние дни организация дала о себе знать распространением в Интернете видеозаписей с казнью взятых в заложники американских журналистов через отрезание им головы, вызвав ненависть мировой общественности. Вслед за этими событиями, начиная с 9 августа, американская армия и английская Special Air Service осуществили против организации ограниченную операцию (в основном воздушную). Несмотря на то, что ИГИЛ пытается представить себя как организацию, основывающуюся на идеологии радикального исламизма, алогичные действия организации и чрезмерная жестокость свидетельствуют о том, что это — не столько религиозная, сколько зонтичная организация, служащая геополитико-политическим целям. Руководители ИГИЛ В отличие от большинства исламистских группировок, так называемое, ИГИЛ после прихода военных имела очень конкретную политическую программу, которой была подчинена деятельность всех ее служб и подразделений, включая и идеологическую составляющую. Политическая цель ИГИЛ - построение суннитского халифата на территории исторического Леванта - была гораздо ближе и понятнее значительному количеству сочувствующих исламистам в отличие от абстрактных идей остальных исламистских группировок. Нюанс в том, что руководство ИГИЛ было представлено исключительно иракцами, и никого иного в него не допускали. Это вызывало определенное раздражение со стороны сирийцев, иорданцев, саудовцев, египтян, чем пользовались противники ИГИЛ. Поначалу, правда, в руководстве ИГИЛ были и иностранцы - египтянин Абу Айюб аль-Масри был вторым лицом ИГИЛ, после гибели первого руководителя ИГИЛ Абу Умара аль-Багдади некоторое время группировкой руководил марокканец Ан-Насер Абу-Сулейман. Однако с приходом бывших военных-баасистов их лидер Хаджи Бакр сумел продавить назначение на пост руководителя группировки иракца Абу-Бакра аль-Багдади, мотивируя свою рекомендацию происхождением аль-Багдади из племени Курейш, что давало право Абу-Бакру впоследствии объявить себя Халифом. После этого в шуре ИГИЛ присутствовали только иракцы, а большинство в ней составляли военные, оставившие исламистам лишь представительство и идеологию. В полном размере: Ирак - карта национальностей. С другой стороны, ИГИЛ активно сотрудничает с другими группировками, предлагая свое покровительство. Некоторые из них становятся союзниками, а их руководители получают заметные должности в иерархии ИГИЛ. Командир "Джейш-аль-Мухаджирин валь-Ансар" этнический чеченец Тархан Батирашвили (он же Умар аль-Шишани) стал, по сути, министром обороны ИГИЛ - правда, на территории Сирии. Однако, не долго пользовался властью этот человек. Глава Чеченской Республики, герой России – Рамзан Ахматович Кадыров объявил всему миру о смерти Тархана Батирашвили. «Так будет с каждым, кому придет в голову угрожать России и чеченскому народу. Так будет с каждым, кто будет проливать кровь мусульман», - сказал Р. Кадыров. Впрочем, не мне вам говорить, что Рамзан Ахматович всегда держит своё слово! Делайте выводы сами... 4 пункта, перевернувшие систему Для организации, еще более упрочившей свое существование в 2004-2010 гг., первым поворотным пунктом стал переход лидерства после уничтожения в ходе операции, проведенной американской армией в 2010 году, лидера организации Абу Омара аль-Багдади и его помощника Абу Хамза аль-Мухаджира в руки Абу Бакир аль-Багдади. После прихода к руководству Багдади, навязавшего организации свое лидерство, сила и число членов организации устойчиво возросли. Багдади, завоевавший популярность за прошедшие недели объявлением себя халифатом Исламского мира и речами, переданными прессе, все еще живет из-за американского правительства в Сирии и планирует атаки организации. Вторым существенным для организации поворотным пунктом стал выход американской армии в 2011 году из Ирака. Благодаря этому организация расширила сферу своих действий, напугав народ чрезмерной жестокостью, за короткий период стала набирать силу среди суннитских группировок в Сирии и Ираке. Третьим значимым для организации поворотным пунктом стала, вне всякого сомнения, питавшая вначале большие надежды, но превратившаяся за короткое время во вред «арабская весна». В результате распространения «арабской весны» на Сирию и потери сирийском государством из-за слабой его организации контроля над половиной территории страны ИГИЛ обрела в Сирии на очень широкой территории власть, откуда она координировала нападения на Ирак. В этом пункте поддержка оппозиции, в рядах которой были и радикальные группировки, пытавшиеся свергнуть режим Асада, такими странами Залива, как Саудовская Аравия и Катар, а также Турцией, несомненно, создала для ИГИЛ очень важную опору. Четвертым важным опорным пунктом для ИГИЛ стало завоевание организацией благодаря ошибочной политике правительства Нури аль-Малики в Ираке в отношении суннитских группировок доверия в глазах суннитского народа. В результате этого организация получила широкую поддержку и в Ираке, сумев захватить ряд городов. Источники доходов и состав ИГИЛ Есть разные утверждения и относительно источников доходов организации. По мнению экспертов, несмотря на то, что ИГИЛ позиционирует себя как политическую и религиозную организацию, на деле функционирует как криминальная организация, и главным источником ее доходов является дань, контрабанда и другие виды преступлений. Отмечается и то, что в Ираке и Сирии организация превратила в источник своих доходов такие деяния, как совершение краж в банках, похищение людей и вымогательство. ИГИЛ сегодня состоит из бойцов, прибывших с четырех концов света (России, Африки, Пакистана, Афганистана, Ливии и даже европейских стран) и имеющих общей целью создание шариатского государства, основанного на салафитском Исламе. Сообщается о том, что численность вооруженных боевиков ИГИЛ в Сирии достигает свыше 5-6 тысяч, а в Ираке — более 10 тысяч. Среди них, как отмечается, есть и много турецких граждан. Что касается того, как обеспечивает ИГИЛ свою потребность в оружии, указывается в основном на боеприпасы американской армии, украденные на иракских оружейных складах, а также на оружие, направленное сирийской оппозиции некоторыми странами, среди которых Турция, Катар, Саудовская Аравия и даже США. Хотя идеология организации представлена мировому сообществу как создание Исламского государства, основанного на шариатском праве, нужно отметить, что это используется лишь как средство добиться признания со стороны народа. Главная же видимая цель ИГИЛ заключается в формировании в Ираке и Сирии порядка, опирающегося на противников Запада и суннитскую власть, и очистке региона от других религиозных группировок (шиитов-нусайритов, христиан, шиитов, езидов). В этом пункте организация защищает строгое шариатское право, поддерживает раздельное обучение мужчины и женщины, требует, чтобы женщины носили традиционную одежду, запрещает музыку и делает обязательным соблюдение уразы в месяце Рамадан. На деле отличие ИГИЛ от идей, отстаиваемых многими исламскими политическими и партиями в Турции и мире, заключается в реализации этого плана с помощью силы. По мнению журналиста-писателя, бывшего работника MI6 Аластаира Крооке, среди скрытых и рассчитанных на длительную перспективу целей есть цель занять место королевской семьи и взять под свой контроль Саудовскую Аравию и регион Персидского залива. Неясным остается до сих пор и вопрос о том, кто поддерживает организацию. Тот факт, что организация не вступила в серьезное противостояние с курдскими группировками, а массовые убийства совершаются в основном в отношении туркменов, христиан и езидов, дает основание утверждать, что ИГИЛ представляет собой искусственное образование, служащее почвой для создания независимого курдского государства на севере Ирака. При этом курдистанское региональное руководство, оказавшееся перед необходимостью защитить свой регион от ИГИЛ, поступает уже как независимое в полном смысле этого слова государство и усиливает мощь армии за счет нового оружия и боеприпасов, закупаемых у стран Запада. Напомним, что несколько ранее Израиль также заявил о своей готовности признать это государство. Сказать что-либо основательное на тему теории заговора сейчас не представляется возможным. В целом, какая бы сила не стояла за ИГИЛ, очевидно то, что все совершенное этой организацией до сих пор нанесло серьезный удар по исламской религии и мусульманам, легитимизировав в глазах мирового сообщества возможные вмешательства Запада в регион. В этом смысле утверждение, что, несмотря на кажущуюся видимость как врага Запада, ИГИЛ, возможно, на деле поддерживается некоторыми западными структурами, опирается на более сильную базу, чем обычная теория заговора. Поскольку благодаря ИГИЛ в оборонной промышленности западного мира, переживающего экономический кризис, наблюдается новое оживление. Слабая организация светского государства в мусульманских странах, вдобавок попытка разрушить единственную успешную модель (Турция и кемализм), вне всякого сомнения, в этом пункте оправдывает западное вмешательство. С этой точки зрения нужно отметить, что отставание стран Исламского мира в вопросах светско-демократической государственной системы и образа жизни, к сожалению, серьезно препятствует и превращению их в независимых и сильных политических актеров. Адам Межиев

serdce-chechni.ru

Что Такое Игил?

I Так как вопрос задан в категории «Общество и политика», то, видимо, и ответ ожидается соответствующий данной категории. Скажу так: ИГИЛ – очередная головная боль человечества, возникшая сравнительно недавно, чуть более 8 лет назад. Это ещё одна террористическая организация исламистов, полное название которой – «Исламское государство Ирана и Леванта», а ИГИЛ – аббревиатура, созданная на основе сложения первых звуков каждого из слов, входящих в полное название. Возникла ИГИЛ в Ираке, где осуществляли свою деятельность и иракское подразделение печально известной «Аль-Каиды», и довольно большое количество группировок исламистов радикального толка (11). Объединившись, они и создали новую группировку, ИГИЛ. Но с «Аль-Каидой» у новообразованной организации отношения не сложились из-за разногласий, причём не сложились настолько, что уже в нынешнем году (в феврале месяце) Айман аз-Завахири, нынешний аль-каидский глава, сделал официальное заявление о непризнании принадлежности ИГИЛ к своей организации, а ещё раньше, с января, по его указанию были начаты бои против ИГИЛ. Впрочем, борьба эта была прекращена в связи со сплочением противоборствующих сил в единой организации – Международной коалиции против ИГИЛ: теперь перед «Аль-Каидой» встали другие задачи, связанные прежде всего со стремлением объединить не только исламистов, но и всех противников США (в том числе и ИГИЛ) для террористической и вооружённой борьбы с Соединёнными Штатами. Задачи, которые ставит перед собой и выполняет ИГИЛ:

  • теракты против США, НАТО, иракских военных, а также гражданских лиц;
  • создание концлагерей, в которых содержатся как те, кто противостоит ИГИЛ с оружием в руках, так и женщины, дети (видимо, «настоящие мужчины» ИГИЛ считают их достойными противниками).
И всё это делается ради претворения в жизнь главной цели:
Так что конечная цель организации – завоеванием всего мира, установление мирового господства. В достижении это цели ИГИЛ преуспевает, к сожалению.
Успешное наступление летом нынешнего года экстремистов «Исламского государства Ирана и Леванта» на север и запад Ирака и на территорию Сирии привело к тому, что часть этих государств стала подконтрольна им, поэтому они поспешили
на подконтрольных территориях во главе со своим лидером – Абдаллой Ибрагимом ас-Самараи. Следующим шагом группировки была корректировка названия – она стала называться просто «Исламским государством». В результате сократилась и аббревиатура: с ИГИЛ до ИГ. ЧТО ВЫЗЫВАЕТ ТРЕВОГУ?
  • ежемесячно ИГИЛ (ИГ) пополняется не менее чем 1000 добровольцев из иностранных государств;
  • эти добровольцы – выходцы почти из 80 стран, среди которых, США, Канада, Франция, Германия, РФ и др.;
  • 1/7 молодёжи Великобритании, в том числе и не мусульмане, поддерживает «Исламское государство»;
  • по свидетельству самих членов группировки,
II ИГиЛ – Институт гидродинамики имени М. А. Лаврентьева Сибирского отделения Российской академии наук в городе Новосибирске. III Игил – музыкальный инструмент, струнно-смычковый, культурное достояние Тувы. Этот инструмент ещё называют тувинской скрипкой.

otvet.expert

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *