Открытия норманнов – Глава 12 ПУТИ И ОТКРЫТИЯ НОРМАННОВ — Очерки по истории географических открытий. Том 1 — Иосиф Петрович Магидович — rutlib2.com

Содержание

Глава 12 ПУТИ И ОТКРЫТИЯ НОРМАННОВ. Очерки по истории географических открытий. Т. 1.

Глава 12

ПУТИ И ОТКРЫТИЯ НОРМАННОВ

Родина норманнов

В открытии, часто вторичном, после древних ирландцев, и в освоении Северной Атлантики в VIII–X вв. крупнейшую роль сыграли норманны — «северные люди». Так средневековые западноевропейцы называли данов (датчан), норвежцев и свеев (шведов). Этнографы и лингвисты объединяют их общим термином «скандинавы». Не позднее III в. н. э. в Скандинавии появилась руническая письменность, возникшая на основе алфавита одного из народов Средиземноморья. В VIII в. норманны находились в стадии перехода от доклассового строя к классовому. Даны занимали тогда низменный п-ов Ютландия и окаймляющую его на западе цепь небольших Северо-Фризских о-вов, низменный Датский арх., расположенный к югу от пролива Каттегат, и холмистую равнину Сконе — юго-восточный выступ Скандинавии, К северу от Сконе жили ёты (гёты) и свионы (свеи), населявшие область великих скандинавских озер Венерн, Веттерн и Меларен, а также балтийские о-ва Готланд и Эланд.

Норвежцы занимали юго-западную часть Скандинавии, примыкающую к заливу Бохус и проливу Скагеррак, и берега западных фьордов до 64° с. ш. с прилегающими островами. Крупнейшие из фьордов: у 59° с. ш. — широкий Бокна-фьорд, у 60° — Хардангер- фьорд, у 61° с. ш. — величайший Согне-фьорд, у 63°30′ — длинный и широкий Тронхеймс-фьорд, на южном берегу которого в конце X в. был основан г. Нидарос (теперь Тронхейм) — древняя столица объединенной Норвегии. Береговую полосу между 65 и 67° с. ш., освоенную в IX в., норвежцы называли областью Хельгеланн.

Пути и набеги норманнов

Основными занятиями древних норманнов были скотоводство и морские промыслы. В поисках рыбы и морского зверя они совершали дальние плавания по северным морям. Земледелие в Скандинавии и на равнинах Дании не обеспечивало население хлебом даже в урожайные годы. И норманны пускались за море, с тем чтобы в земледельческих странах Европы менять меха, рыбу, кожу, мед и жир на хлеб и другие сельскохозяйственные продукты. Простую торговлю они совмещали с работорговлей, так как в некоторых европейских областях рабы были тогда самым ценным товаром.

Норманнский корабль

В Скандинавских странах при разложении родового строя выделилась родо-племенная знать. После смерти главы семьи, входившей в эту верхушку, имущество по обычаю становилось собственностью старшего сына. Чтобы обеспечить младших, обездоленных сыновей, отец, как правило, «пускал их по миру», только не с сумой, а с ладьей. Сыновья знатных норманнов набирали военные дружины из незакрепощенных, свободных людей — бондов, которые и сами часто занимались торговлей, и возглавляли грабительские морские экспедиции в «хлебные» страны Европы. Вожди этих дружин — конунги («морские короли») — выступали иногда как торговцы, но чаще как пираты: захватывали суда, грабили приморские и приречные селения и города. Согласно сагам, норманны использовали различные типы военных (пиратских) судов, главным из них к началу IX в. был кнёр — одномачтовый мелкосидящий парусник из дуба с 16 парами весел, длиной около 24 м и шириной около 5,5 м, хорошо зарекомендовавший себя и в морских и в речных походах. Во время плаваний норманны ориентировались по солнцу и звездам, в частности по Полярной, носившей имя Лейдар.

Участников пиратских экспедиций сами скандинавы называли викингами. Происхождение и первоначальное значение этого термина не вполне выяснено. Теперь большинство историков разделяет мнение тех шведских ученых, которые производят термин «викинг» от глагола «викья» — поворачивать, отклоняться. «Викинг» —…это человек, который уплыл из дома, покинул родину, то есть… морской воин, пират, ушедший в поход за добычей».

(А. Гуревич).

От своих берегов норманны плавали и совершали набеги по всем направлениям. Двигаясь на восток, они (главным образом шведы) пересекали Балтийское море, заходили в Рижский и Финский заливы и, пользуясь древнерусскими торговыми путями, достигали по рекам Восточной Европы, Черного и Каспийского морей, а по ним проникали в Византию, арабские халифаты и Среднюю Азию. Оттуда в Европу они доставляли шелка, пряности, вина, ювелирные изделия и серебро в монетах.

Посадка норманнов на корабль (художественная вышивка XI в.)

Двигаясь на запад, норманны (в основном норвежцы) оседали на островах Северной Атлантики, первые пересекли океан, открыли Гренландию и посетили северо-восточные берега Америки. Датские и норвежские викинги укрепились на некоторых малых Британских о-вах и на востоке Ирландии. На о. Великобритания они частью подчинили своей власти англосаксов, частью брали с них громадный выкуп или облагали тяжелым налогом — «датскими деньгами». Они дважды завоевывали Англию и временно отступали.

Двигаясь на юг, к берегам Франции, норманны завоевали низовья Сены, п-ов Котантен, который с того времени часто величают Нормандией, и близлежащие о-ва Джерси и Гернси — их и теперь называют Нормандскими. Укрепившись в приморской Северной Франции, но утратив свой язык, офранцуженные норманны во главе с Вильгельмом Бастардом («Незаконнорожденным») в 1066 г. завоевали Англию — в третий раз, но теперь уже окончательно.

Продвигаясь еще дальше на юг, грабя побережье Бискайского залива и атлантические берега Пиренейского п-ова, норманны проникали в Средиземное море через Гибралтар, воевали на море с арабами, разоряли приморскую полосу Южной Европы и доходили до Сицилии и Южной Италии. Там они могли встречать своих земляков — или своих соседей-шведов — на византийской службе, посылаемых из Константинополя, куда те приходили по рекам Восточной Европы «из варяг и греки». Таким образом, норманнские водные пути в IX–XI вв. опоясывали всю Центральную, Западную и Южную Европу, захватывая и довольно широкую полосу Восточной Европы.

Норманны на Балтийском море и открытие Прибалтики

Начало активности норманнов (в основном шведов) на Балтийском море относится приблизительно к середине VII в. Они ознакомились с северной частью этой акватории, открыли Аланд — большое (6,5 тыс.) скопление холмистых островов (Аландские о-ва) — и первые проникли в Ботнический залив, в IX в. на его юго-восточном берегу возник пункт меновой торговли — будущий г. Турку. Их морские разведчики, продвигаясь вдоль северного, сильно изрезанного и скалистого берега Кириалботна (Финского залива), достигли его вершины и по озерно-речной системе Нева (в рунических надписях «Нюйа») — Ладога — Свирь — Онего вышли на просторы Гарда — северо-западной части Восточно-Европейской равнины — и, следовательно, стали первооткрывателями крупнейших озер материка. Согласно новейшим представлениям, на Белом озере и верхней Волге норманны появились примерно на столетие раньше славян

Карта северных стран из Варшавского атласа около 1467 г.

Они ходили и вдоль восточного, почти недоступного берега Гренландии. Несмотря на почти непрерывный ледяной барьер, плавания совершались между побережьем и внутренней кромкой пакового льда. В сагах и других письменных источниках встречаются многочисленные указания на то, что колонисты не только посещали эти районы, но даже проводили там несколько лет [163]. Особенно их привлекал район между 65° с. ш. и Северным полярным кругом, где встречались белые медведи. Проникали они и в более северные фьорды, в том числе в Оллумленгри («Самый длинный») — скорее всего это залив Скорсби, близ 70° с. ш., 24° з. д., т. е. первые плавали в Гренландском море. Таким образом норманны-«гренландцы» открыли, как минимум, около 2700 км западного и около 2000 км восточного побережья Гренландии и на этих «отрезках» проследили огромный ледниковый щит, поверхность которого повышается внутрь страны.

Возможно, им удалось обойти Гренландию с севера и доказать ее островное положение. Адам Бременский, писавший в третьей четверти XI в., уже знает об этом: «В Атлантическом океане очень много… островов, из них Гренландия — не самый маленький. От берегов Норвегии до Гренландии пять — семь дней плавания…» Его слова иллюстрирует карта Северной Атлантики, созданная в 1598 г. иезуитами Трнавского университета (обнаружена в 1945 г.). Возможно, она является копией чертежа, составленного не ранее XII в. Гренландия на ней показана в виде острова с большим северо-западным выступом и несколькими заливами. Правда, размеры его по сравнению с истинными уменьшены почти в три раза. Похолодание не позволило повторить это великое географическое открытие.

Норманнские поселки на южном и юго-западном побережьях Гренландии, между 60 и 65° с. ш., существовали около 400 лет. В XIII в., когда колония достигла наибольшего расцвета, на этом берегу было, вероятно, около 100 поселков, правда очень небольших — в общей сложности около 270 дворов. Они делились на две группы: южная, которая в дошедших до нас документах почему-то называется Эстербюгд («Восточное поселение»), между 60–61° с. ш., и северо-западная — Вестербюгд («Западное поселение»), между 64–65° с. ш. Нуждаясь в хлебе, лесе и железных изделиях, колонисты поддерживали постоянную связь с Европой через Исландию, посылая в обмен на необходимые им товары меха, шкуры морских зверей, моржовые клыки, китовый ус, гагачий пух и другие продукты зверобойного промысла и охоты. Пока Исландия была независима, гренландская колония развивалась: в XIII в. там жило по разным исчислениям от 3 до 6 тыс. человек. После присоединения Исландии к Норвегии (1281 г.) положение колонистов резко ухудшилось. Они часто терпели недостаток в самом необходимом, так как корабли все реже посещали их. Вероятно, из-за постоянных стычек с надвигавшимися с севера эскимосами и наступившего резкого похолодания Вестербюгд уже в середине XIV в. был брошен колонистами. Дальнейшая их судьба неизвестна.

Очень тяжелым стало положение Эстербюгда в конце XIV в., когда Норвегия подчинилась Дании. Датские короли объявили своей монополией торговлю с северо-западными островами. В далекую Гренландию они разрешали отправлять из Дании ежегодно всего лишь один корабль, да и тот часто не доходил до Эстербюгда. Исландцам же запрещено было плавать в Гренландию. После 1410 г. Эстербюгд был совершенно заброшен. Не имея леса и железа, колонисты не могли строить новые и ремонтировать старые суда. Без хлеба они стали болеть и вырождаться. Большая часть колонистов вымерла, остальные, вероятно, смешались с эскимосами. Но случилось это не в XIV–XV вв., как ранее предполагали, а в XVI или даже в XVII в. [164].

Норманнские открытия в Северо-Западной Атлантике отражены на карте датчанина

Клавдия Клауссена Сварта (1427 г.), более известного под латинским прозвищем Клавдий Клавус Нигер. На ней Гренландия показана как часть Европы. Несомненно, что и остальные земли, открытые норманнами южнее Гренландии, рассматривались как европейские острова, а не как берега Нового Света. Представление о новом, западном материке, не известном «даже древним», не могло возникнуть до эпохи великих открытий.

Плавания норманнов к Северо-Восточной Америке

Летом 986 г. норвежец Бьярни Херюльфсон, направляющийся с дружиной через Исландию в Гренландию, сбился в тумане с пути и стал добычей северных ветров. Много дней плыл он в тумане в неизвестном направлении, пока перед ним не открылась в солнечный день холмистая земля, покрытая лесом, и Бьярни, не зная, что это за страна, понял по крайней мере, куда не попал. Высадиться он не рискнул, а удалился в открытое море и через два дня, двигаясь на север, увидел «новую землю… плоскую, покрытую лесом». Вопреки просьбам команды он вновь не разрешил высадку и, подгоняемый юго-западным ветром, шел три дня, пока не достиг высокой гористой страны с ледником, очень неприветливой, по его мнению. Он отошел от берега и спустя четыре дня с попутным сильным ветром добрался наконец до норманнского поселка в Южной Гренландии.

Рассказ о плавании к лесной стране лет через 15 привлек внимание Лейва Счастливого, сына Эйрика Рыжего. Леса в Гренландии не было, а колонисты очень нуждались в дереве. Лейв Эйриксон разыскал Бьярни, приобрел «его судно и набрал команду, всего 35 человек». Весной 1004 г. он двинулся курсом Бьярни и после долгого пути увидел бесплодпую гористую и каменистую землю, «вдали начинались большие ледники». Здесь Лейв произвел первую высадку. Большинство ученых согласно, что Хеллуланд («Валунная земля» — так Лейв назвал ее) — это п-ов Камберленд, южная часть о. Баффинова Земля. Следуя дальше на юг, он через несколько дней высадился на «плоской и лесистой земле» с белыми песчаными отлогими пляжами, получившей имя Маркланд («Лесная страна») — район залива Гамильтон, восточное побережье п-ова Лабрадор, у 54° с. ш. А через два дня при попутном ветре его корабль вошел в пролив и сел на мель во время отлива. «Но им так не терпелось ступить па берег, что они не стали дожидаться прилива, а добежали до суши туда, где из озера вытекала речка. Когда прилив снял судно с мели, Лейв ввел его в озеро. В окрестностях росло много диких ягод, и Лейв назвал новооткрытую страну Винланд («Богатая страна») [165]. Норманны построили здесь для зимовки деревянные избы. Зима им показалась очень мягкой, самый короткий день — необычайно длинным (для северян). В настоящее время большинство историков признает, что местом высадки Лейва был о. Ньюфаундленд, точнее, северное окончание его узкого полуострова, отделенного проливом Белл-Айл от материка [166].

Летом 1005 г. Лейв вернулся в Гренландию с грузом леса. В 1006–1012 гг. гренландские колонисты несколько раз плавали к Винланду и зимовали там. Они встретили в этой стране жителей (скрелингов), одетых в звериные шкуры. Норманны привезли с собой несколько голов крупного рогатого скота, которого скрелинги очень боялись: в Северной Америке до прибытия европейцев совсем не было домашнего скота. Колонисты начали торговлю со скрелингами, предлагая им красные ленты в обмен на ценные меха. Вскоре, однако, мирные отношения сменились враждебными действиями. Скрелинги имели пращи, каменные топоры и луки со стрелами; гораздо лучше вооруженные норманны владели железным оружием, но на стороне врагов был огромный численный перевес, и первые колонисты покинули страну. Вероятно, и позднее норманнам не удалось основать в Винланде постоянную колонию.

В поисках новых богатых охотничьих угодий и скоплений плавника норманны продвинулись не только на север, вдоль берегов Гренландии. Они открыли и освоили пути на запад, к островам Канадской Арктики и некоторым участкам Северо-Американского материка. Все крупные гренландские фермеры имели в своем распоряжении большие суда и лодки; для заготовки всех видов дичи и древесины они ежегодно ходили к американским «нордсета» [167], строили там западни для белых медведей, делали гнезда для гаг[168], устанавливали силки для белых кречетов и, вероятно, возводили временные постройки. Возможно, в самых богатых местах могли возникнуть более или менее постоянные поселения, где проживали либо искатели наживы, либо колонисты, прибывшие в Гренландию слишком поздно, чтобы получить хорошую ферму.

В результате этих охотничьих морских экспедиций норманны открыли море Баффина, все восточное побережье о. Баффинова Земля, буквально кишащего в те времена белыми кречетами, гагами и нарвалами. Они обнаружили Гудзонов пролив [169], прошли его весь и через пролив Фокс проникли в бассейн Фокса. На о. Саутгемптон, у 64° с. ш., и на п-ове Мелвилл, у 68° с. ш., найдены норманнские западни для белых медведей. Они свидетельствуют, что исландцы (норманны) не только появлялись там временами, но и устраивались на довольно длительный срок. Благодаря недавней находке норманнского захоронения на юго-восточном берегу озера Нипигон, у 50° с. ш., можно совершенно уверенно говорить, что они положили начало открытию центральной части Северо-Американского материка. Но как они проникли туда и какие цели преследовали? Скорее всего, открыв Гудзонов залив, норманны продвинулись вдоль его восточного побережья на юг, в залив Джеймс, и вышли к озеру Нипигон по р. Олбани и ее притокам. На второй вопрос ныне ответить невозможно.

Обломки судов, медвежьи западни, убежища для гагачьих гнезд, наконец, каменные гурии (чей возраст явно устранял предположение, что их сложил современный исследователь или охотник-китобой) — находки этих следов пребывания норманнов на берегах проливов Ланкастер, близ 75° с. ш., Джонс, у 76° с. ш., и Смит, 78–79° с. ш., неопровержимо доказывают, что они положили начало открытию Канадского Арктического арх., в частности о-вов Девон и Элсмир. Самый западный пункт их проникновения — 90°45′ з. д. — убежища для гнезд на побережье о. Девон, у западного окончания пролива Джонс; самый северный пункт — 79°35′ с. ш. — гурии на восточном берегу о. Элсмир [170].

Плавания Лейва Счастливого и его современников окончательно никогда не предавались забвению как в самой Исландии, так, вероятно, в Норвегии и Дании. Но их в XI–XV вв. не считали особенно важными: Гренландия, а также Хеллуланд, Маркланд, Винланд и Нордсета в глазах средневековых норвежцев и датчан были европейскими странами с привычными, но мало привлекательными для них природными условиями. Норманнские плавания ни в какой мере не повлияли на великие открытия, совершенные Колумбом в тропической полосе за океаном. Но с этими плаваниями, несомненно, связаны более поздние открытия, совершенные англичанами в конце XVI в. западнее Гренландии в поисках Северо-Западного прохода.

librolife.ru

10.География путешествий арабских купцов и мореплавателей. Открытия норманнов. Средневековые посольские миссии.

В VII в. н.э. арабы, проживавшие на Аравийском полуострове, завоевали огромную территорию. На востоке – Иранское нагорье и Туркестан, к северу от Аравии – Месопотамию, Армянское нагорье и часть Кавказа, на северо-западе – Сирию и Палестину, на западе – всю Северную Африку. В 711 г. арабы переправились через Гибралтар и завоевали почти весь Пиренейский полуостров.

Таким образом, к VIII в. арабы владели западным, восточным и южным побережьем Средиземного моря, всем побережьем Красного моря и Персидского залива, а также северным побережьем Аравийского моря. Они владели и важнейшими сухопутными дорогами, связывающими Европу с Азией и Китаем.

Арабы умели строить крепкие суда, способные плавать по морям. В Х в. арабские порты и фактории (колониальные поселения для торговли) были в Индии, Цейлоне, Индонезии и Китае.

Арабы контролировали и Атлантическое побережье Европы и Марокко. Однако, далее на запад не пошли. Религия запрещала плавать далеко по Атлантике.

Одним из первых арабских путешественников был купец из Басры Сулейман. В 851 г. он совершил путешествие из Персидского залива через Индийский океан в Китай. Попутно он посетил Цейлон, Суматру, Никобарские и Андаманские острова. Во время путешествия Сулейман вел записи.

В начале X в. персидский писатель Ибн-Даст путешествовал по Передней Азии и Восточной Европе. Результаты своих странствий он изложил в историко-географической энциклопедии «Книга драгоценных сокровищ». В ней он упоминает о славянах, описывает их быт, нравы, обычаи.

Из путешественников первой половины X в. можно отметить багдадского историка и географа Аль-Массуди. Он посетил все страны Ближнего и Среднего востока, Среднюю Азию, Кавказ и Восточную Европу, а на юге – Восточную Африку до Мадагаскара.

Известным путешественником в X в. был хорезмский ученый-энциклопедист и поэт Бируни (973 – 1048). Во время своих вынужденных странствий он изучил Иранское нагорье и часть Центральной Азии. Бируни собрал материалы по индийской культуре и положил их в основу своего большого труда об Индии, который назвал «Канон Массула».

Выдающимся арабским ученым был Идриси (1100 – 1166). Был картографом. Итогом работы стали два больших сочинения, к которым прилагалось более 150 карт.

Самым выдающимся арабским путешественником XIV в. был странствующий купец Ибн Баттута (1304 – 1377). Проехал Северную Африку, Ближний Восток, Восточную Африку (Занзибар), Иран, Среднюю Азию, Крым, Индию, Китай. Закончив свои странствия, Ибн Баттута продиктовал описания своих путешествий. За 25 лет путешествий он прошел по суше и по морю около 120 тыс. км. Книга «Путешествия Ибн Баттуты» переведена многие европейские языки. Она содержит большой исторический, географический и этнографический материал.

Таким образом, арабские ученые-путешественники IX – XIV вв. внесли большой вклад в историю освоения и открытия новых земель, значительно расширили представления античных авторов об окружающем мире, познакомив Западную Европу с Азиатским материком, что способствовало сближению азиатской и европейской цивилизаций.

Но арабские завоевания имели и негативный оттенок для Европы. С возникновением арабского халифата для европейцев были закрыты пути на рынки восточных и европейских стран, полностью исключалось сухопутное сообщение с Индией. Это привело к тому, что в IX в. произошел сдвиг торговых путей на север Европы.

Путешествия норманнов.

Самыми отважными мореплавателями среди европейцев в этот период были норманны. Так называли жителей Северной Европы, являющихся язычниками (датчане, шведы, норвеги).

Субцивилизация норманнов существовала с середины VIII до начала XII вв. Основными занятиями норманнов были скотоводство и рыболовство. Корабли норманнов были суда типа «река – море», длиною не более 30 метров, а в ширину 4,5 метра. На них норманны доходили до Константинополя. Остродонные (килевые) корабли норманнов произвели настоящую революцию в кораблестроении. Впоследствии такие суда были введены на всем побережье Европы.

Но самое большое достижение норманнских мореплавателей в том, что они еще в IX в. достигали берегов Северной Америки.Последовательно ими были открыты Исландия (860 г.) и Гренландия (900 г.). В 1000 г. Лейф Эйриксон (Эйрик Рыжий) открыл Америку (Лабрадор, Ньюфаундлен). Но попытка основать поселение не удалась. Индейцы были враждебны.

Двигаясь на восток, норманны пересекали Балтийское море, заходили в Рижский и Финский заливы, и по рекам Восточной Европы достигали Черного моря, а оттуда проникали в Византию – путь «Из варяг в греки». В северном направлении норманны огибали Скандинавский полуостров и доходили до Белого моря.

Норманны укрепились на северных и восточных берегах Британии и на востоке Ирландии. На территории нынешней Франции они укрепились в низовьях Сены. Эта территория и до сегодняшнего дня носит название Нормандия.

Именно норманны смогли вывести европейскую торговлю из тупика, что было вызвано арабскими завоеваниями и захватом арабами основных межконтинентальных торговых путей.

studfiles.net

Туризм - Заслуга норманнов как путешественников-мореплавателей.

Заслуга норманнов как путешественников-мореплавателей.


Самыми отважными мореплавателями среди европейцев в этот период были норманны. Норманнские мореплаватели были известны под различными именами: фризы, жившие на территории современных Бельгии и Голландии; кельты, англосаксы, франки, жившие на территории современных Ирландии, Англии и Франции; викинги, скандинавы, остманы, нордлейды, жившие на территории современных Финляндии, Норвегии и Швеции; даны, аксаматы, гейды, исторлинги, жившие на территории современной Дании, на севере Германии, а также на побережье Балтийского моря. Норманны, т.е. северные люди, было общим названием для этих народов. В Византии их называли варангами, на Руси – вярягами, а арабы называли их мадхусами, что значит «языческие чудовища».
Субцивилизация норманнов существовала с середины VIII до начала XII вв. Основными занятиями норманнов были скотоводство и рыболовство. Корабли норманнов были построены из дубового и елового дерева. Их корабли отличались от тех, которые плавали по Средиземному морю. Они были с высокими бортами и заостренным дном. Это были суда типа «река – море», длиною не более 30 метров, а в ширину 4,5 метра. На них норманны доходили до Константинополя. Остродонные (килевые) корабли норманнов произвели настоящую революцию в кораблестроении. Впоследствии такие суда были введены на всем побережье Европы.
Но самое большое достижение норманнских мореплавателей в том, что они еще в IX в. достигали берегов Северной Америки. Навигационных приборов норманны не знали. В открытом море они ориентировались по звездам и Солнцу. Определить свое местоположение им помогала также глубина и температура воды в океане. Кроме того, они ориентировались по полету птиц. Известно так же, что когда норманны плыли к Гренландии, они ориентировались в пути по движению косяков рыбы – трески и сельди. В 985 г. один из кораблей, руководимый Бьярни, плывший из Исландии в Гренландию, был отнесен далеко на запад, но моряки сумели все же при- плыть обратно в Гренландию, где рассказали о новой чудесной земле, покрытой густыми лесами.
В 1000 г. Лейф Эйриксон открыл Америку. На этот раз открытие новых земель не было случайным. Лейф отправился всего на одном корабле с командой из 35 человек. Они делали остановки на полуострове Лабрадор, которому дали имя Маркланд – «Лесная страна», и в районе острова Ньюфаундленд или Новой Англии, назвав эту землю Винланд – «Земля винограда». В Винланде норвежцы зазимовали. После возвращения в Гренландию было решено колонизировать эти земли. Группа переселенцев, возглавляемая братом Лейфа Эйриксона, прибыла в Винланд и даже поселилась в тех домах, которые викинги себе построили для зимовки. Но дружественные отношения с аборигенами у переселенцев не сложились. Это даже следует из того, что викинги назвали их «скраелингами» – негодяями. Викинги бежали. И хотя были предприняты еще пять экспедиций в Винланд, они также окончились неудачей из-за столкновений с индейцами. Память о великих морских походах норманнов сохранилась в «Саге о гренландцах», «Саге об Эрике Рыжем», «Саге о Гисли» и др.
Двигаясь на восток, норманны пересекали Балтийское море, заходили в Рижский и Финский заливы, и по рекам Восточной Европы достигали Черного моря, а оттуда проникали в Византию. В северном направлении норманны огибали Скандинавский полуостров и доходили до Белого моря. В западном направлении они первыми пересекли Атлантический океан и колонизировали Исландию.
Согласно легенде, Исландия была открыта в 860 г. норвежцем Наддодом, чей корабль сбился с курса и пристал к незнакомым берегам. Вскоре здесь появляются переселенцы из Скандинавии, которые посчитали, что климат южных районов Исландии очень схож с климатом их родины, что позволило им заниматься хорошо известными видами хозяйственной деятельности. Колонисты не теряли связи со Скандинавией и торговали также и с другими народами континентальной Европы и населением Британских островов.
В 900 г. шторм стал причиной открытия Гренландии. Корабль, возглавляемый Гуннбьёрном и направляющийся из Норвегии в Исландию, был отброшен к незнакомым берегам. Мореплаватель не стал исследовать неизвестный берег и возвратился в Норвегию. Позже Эрик Рыжий нашел эту страну и в течение трех лет исследовал ее побережья. Для того чтобы привлечь переселенцев, он даже назвал эти не очень приветливые земли Зеленой Землей (Гренландией).
В 985 г. первая партия переселенцев на 25 кораблях отправилась из Исландии на новые земли. Но лишь 14 кораблей сумели добраться до Гренландии, остальные или затонули во время шторма, или повернули обратно в Исландию. Потомки викингов были вытеснены из Гренландии спустя почти 400 лет коренными жителями этого острова – эскимосами. Норманны укрепились на северных и восточных берегах Британии и на востоке Ирландии. На территории нынешней Франции они укрепились в низовьях Сены. Эта территория и до сегодняшнего дня носит название Нормандия.
Норманнов привлекали богатые торговые города Европы. В то время у европейцев не было регулярных армий, поэтому они оказались практически бессильными перед опустошительными набегами викингов. Норманны совершали набеги на атлантические берега Пиренейского полуострова, проникали в Средиземное море через Гибралтарский пролив, грабили Южную Европу и доходили до Сицилии.
Несмотря на грабительский характер некоторых путешествий норманнов, их открытия и усовершенствования в морском деле оказали положительное влияние на подготовку и проведение путешествий последующих мореплавателей. Кроме того, они сумели вывести европейскую торговлю из тупика, что было вызвано арабскими завоеваниями и захватом арабами основных межконтинентальных торговых путей.

cribs.me

НОРМАННСКИЕ ОТКРЫТИЯ И ПЕРВОЕ ПОСЕЛЕНИЕ

НОРМАННСКИЕ ОТКРЫТИЯ И ПЕРВОЕ ПОСЕЛЕНИЕ

Ирландские монахи покинули Исландию, когда пришли норманны, а норманны пришли около 860 года. Не стоит думать, что отшельники ушли сразу после открытия викингами острова. Лишь поднявшаяся спустя четырнадцать лет волна переселений заставила их покинуть свои пещеры на юго-востоке страны, обрекая тем самым на забвение.

Нашим главным источником информации о норманнских первооткрывателях является «Ланднамабок» — «Книга поселений». Согласно одной из ее редакций («Стурлубок»), первым достиг побережья Исландии викинг Наддод. Согласно же другой редакции («Хауксбок»), это был швед по имени Гардар Сваварссон — и именно эта версия кажется нам более предпочтительной по трем причинам. Во-первых, в данном случае «Хауксбок» опирается непосредственно на текст оригинала; во-вторых, эти сведения подтверждаются двумя более ранними норманнскими источниками (на латинском языке) — анонимной «Историей Норвегии», созданной в неизвестное нам время, но опирающейся на текст 1170 года, а также «Историей о древних норвежских правителях» Теодрикуса Монаха, написанной приблизительно в 1180 году. Ту же информацию мы находим и в «Сказании о сожжении Ньяла».

В-третьих, эти сведения подтверждаются историей о том, что именно сына Гардара Уни, в силу присущих ему наследных прав, король Харальд Хорфагер намеревался использовать для подчинения Исландии Норвежскому королевству. Он был настоящим первооткрывателем, этот швед Гардар. Достигнув острова в районе Восточного Хорна, он поплыл дальше — мимо ледяных гор и бурных рек Ватнайокула, а затем вдоль длинного и унылого южного побережья, лишенного каких бы то ни было гаваней. Для моряка, плывущего под парусом, эта местность выглядит малопривлекательной, поэтому Гардар держался в стороне от берегов, пока багровые клыки Вестманнейяра и плавный изгиб Ландейяра не привели его к полуострову Рейкьянес и далее — мимо Скаги (крайней северной оконечности полуострова), где перед Гардаром предстало огромное водное пространство Факсафлои, сияющего под солнцем и окаймленного цепью гор. А далее, на севере, высился идеальный конус Снэфеллсйокула. За Снэфелльснесом перед ним распахнулось новое водное пространство — Брейдафьорд, с его бесчисленными островами, шхерами и рифами, возле которых вода пенилась белыми улиточьими следами. Следом за Брейдафьордом шел Вестфиртир, его мерцающие воды были подобны перепонкам между костистыми пальцами той искривленной руки, запястье которой оказалось в районе Лаксардала и Хаукадала. Затем Гардар миновал Исафьярдардьюп — Глубокий Ледяной фьорд — с семью глубокими трещинами, расколовшими его южный берег. Проплыл он и мимо Калдалона на самом севере фьорда — там, где к морю спешат ледяные потоки Дрангаёкуля.

На смену им пришла неприступная стена Снэфьялластрэнда, а за ней — полные неприятных сюрпризов заливы Йокулфиртира. Вслед за этим Гардар обогнул Хорнбьярг (Северный мыс) и поплыл вдоль скалистого побережья на юг и еще немного на восток — в Хунафлои. Здесь ему должны были встретиться более плодородные и удобные земли — равнины, убегающие в глубь страны, — но за ними поднимались все те же скалы и горные отроги, сверкавшие шапками льда. Гардару следовало бы попытаться пристать к берегу здесь либо по соседству — в Скагафьорде или Эйяфьорде и (поскольку лето уже подходило к концу) необходимо было на время покинуть корабль и соорудить себе на берегу надежное зимнее убежище. Но он решил испытать судьбу и обогнул еще один мыс. Так он приплыл в Скьяльфанди, где и выстроил себе дом в месте под названием Хусавик (Домашний залив) — на крутом отвесном берегу, возле неудобной гавани, полностью открытой вторжению полярных льдов. Когда же с наступлением весны Гардар уплыл прочь, ему пришлось оставить на берегу одного из членов своей команды, Наттфари, вместе с рабом и служанкой. Мы не знаем, как именно это произошло, но Гардару было необходимо покинуть это место при первом же удобном случае, что он в итоге и сделал. Конечно же Наттфари пережил эту изоляцию, поскольку позднее его имя появится в «Ланднамабок» — в списке обитателей Северного поселения.

Итак, Гардар плывет теперь на северо-восток, по направлению к Северному полярному кругу и к мысам Мельраккаслетты, а затем — через Тистильфьорд к узкому полуострову Ланганес, где ему пришлось дожидаться северного ветра, который и отнес его на юг, к Вапнафьорду. Вскоре после этого он вновь оказался в стране фьордов — на этот раз в Аустфиртире, где водные потоки проникают в самую глубь территории, а горы не столь громадны, как на севере. Но чем дальше на юг от Беруфьорда, тем более устрашающей становится местность, поскольку теперь Гардар вернулся в район, откуда хорошо виден Ватнаёкуль. За Беруфьордом Гардару пришлось проплыть мимо территории, где жили ирландские монахи, и мы легко можем представить, с какой тревогой наблюдали отшельники Папея и Папафьорда за высокими мачтами его корабля, вновь возникшими перед их глазами, — печальным свидетельством того, что десятилетия их уединенной жизни канули в прошлое. К тому моменту, когда он оказался у Восточного Хорна, Гардар уже знал, что совершил плавание вокруг острова. Он назвал его в свою честь Гардарсхольм и позже, вернувшись на родину, с теплотой вспоминал о новом острове.

Вторым норманном, достигшим берегов Исландии, был викинг Наддод. Он не исследовал новую землю и не задержался надолго у ее берегов. Когда он отплывал от Рейдарфьорда, на суше началась настоящая снежная буря, и тогда Наддод дал острову имя Снэланд — Снежная страна.

Третий из прибывших, Флоки, гораздо более таинственная личность со всеми его жертвоприношениями и воронами. Очевидно, он заранее намеревался устроить на острове поселение, так как взял с собой домашний скот. Причалив у Хорна, Флоки последовал курсом Гардара на запад, мимо бурунов южного берега, затем пересек Факсафлои, названный им по имени одного из своих товарищей, и выстроил жилище в Брьянслёке, на самом дальнем конце Брейдафьорда. С этого удобного места Флоки и его товарищи осмотрели свои владения: прекрасные пастбища на берегу, острова для летнего выпаса скота, фьорд, изобилующий рыбой и тюленями, и мириады морских птиц. Надежно укрытые цепью гор от холодных северных ветров, новоприбывшие, подобно многим из тех, кто пришел вслед за ними, были введены в заблуждение синим небом и сияющим летним солнцем. Большую часть времени они проводили собирая обильную рыбью «жатву» в водах фьорда, куда до них не заплывал ни один рыбак и где рыбам грозили лишь чайки, тупики да тюлени, охотящиеся на лосося. Нет никаких сомнений в том, что Флоки был еще совсем неопытным колонизатором. Внезапно на них обрушилась северная зима с ее снегами и морозами. Пастбища опустели, а все их животные в скором времени пали. Пришедшая на смену зиме весна оказалась холодной, и когда Флоки поднялся на один из северных холмов, его взору предстало безрадостное зрелище южного рукава Арнарфьорда, забитого дрейфующим льдом. Таким образом, к названиям Туле, Гардарсхольм, Снэланд добавилось еще одно — Исланд, Ледяная страна. Именно это имя и осталось навсегда за островом. Сезон холодов длился долго, в море они вышли поздно, а их основные мучения, хоть они о том ничего пока не знали, были еще впереди. Ветры, подувшие с юго-запада, не позволили им обогнуть Рейкьянес, и они вновь вернулись в Факсафлои, в район Боргарфьорда, где им, вопреки желанию, пришлось провести еще одну зиму. Дома, в Норвегии, Флоки, давший острову столь неблагоприятное название, сделал все, чтобы закрепить его в сознании людей. Его спутник Герьольф, совершивший немыслимое плавание через Факсафлои на оторвавшейся буксирной лодке, считал это название вполне подходящим для новооткрытой земли. Тогда как Торольф, которого исландцам следовало бы выдумать, не существуй он на самом деле, клялся, что каждая травинка на острове истекала маслом, — за что и получил свое прозвище и с тех пор назывался не иначе как Торольф Масляный.

В историях о троих этих людях — Гардаре, Наддоде и Флоки — фактически любую ситуацию можно поставить под сомнение (особенно учитывая те несоответствия, которые мы находим при чтении различных версий «Ланднамабока»). Однако две вещи здесь являются безусловными: во-первых, то, что в течение примерно десяти лет, предшествовавших поселению в Исландии Ингольфа и Хьорлейфа, к берегам острова совершались различные исследовательские экспедиции. И во-вторых, эти экспедиции невозможно отделить от деятельности норманнов на западе — то есть на Британских и Фарерских островах. К тому же ряд описаний несчастных случаев, происходивших с моряками в этих экспедициях (корабли разбивались, сбивались с курса и тонули), соответствуют как лейтмотиву всей этой истории, так и реалиям жизни.

К концу 860-х годов слово «Исландия» должно было переходить из уст в уста по всей Норвегии. Видимо, оно звучало достаточно притягательно для слуха двух сводных братьев — Ингольфа и Лейфа, которые из-за кровной вражды с ярлом Атли из Гаулара, двоих сыновей которого они убили, потеряли значительную часть своего имения и теперь нуждались в убежище и новых землях. Они быстро организовали и хорошо подготовили разведывательную экспедицию, пристали к острову в обычном месте на юго-востоке, проплыли мимо Папея, а затем свернули в защищенные от бурь и штормов воды южного Альптафьорда, на берегах которого провели первую зиму, после чего вернулись в Норвегию, чтобы уладить все дела у себя на родине. Ингольф занялся подсчетом средств, которыми они все еще располагали и которые были необходимы им для приобретения всех тех вещей, без которых немыслимо организовать поселение. Лейф же отправился в последний набег на Ирландию. Вернулся он с мечом, от которого и получил свое прозвище Хьорлейф (Лейф Меч), а также с десятью пленными, от которых он позже и принял свою смерть. Но гадания Ингольфа ничего не сообщили ему о будущем (и — каждый на своем корабле — они отправились в путь. Как только Ингольф увидел землю, он, искренне почитающий своего бога, бросил за борт бревна, чтобы таким образом узнать, куда ведет его божественная воля. Бревна поплыли на запад, туда же, куда направился Хьорлейф с его командой, но Ингольф причалил свой корабль у Ингольвсхофди и там, неподалеку от мыса, провел свою первую зиму. Этот мыс настолько выделяется на всем побережье ввиду своего необычайного положения (в том месте, где плавная береговая линия, идущая от Хорна на юго-запад, резко сворачивает прямо на запад), что по этой причине, а также из-за большого временного разрыва между нашей и той эпохами легко поверить в то, что древние развалины на восточной стороне этого мыса — остатки дома Ингольфа. Но это, конечно, маловероятно. Скорее все указывает на то, что такой опытный и предусмотрительный человек, каким был Ингольф, предпочел бы поселиться немного дальше — в Орэфи, где и поныне, после целого ряда природных катаклизмов, немало плодородных лугов и долин, расположенных прямо между вулканическими пиками.

На другом таком же мысе, но в 60 милях к западу, выстроил свой дом Хьорлейф. Хьорлейвсхофди и сегодня возвышается на том краю черных Мирдальских Песков, что обращен к морю. Он был сильно разрушен в 894 году девятью потоками льда и воды, обрушившимися на него во время извержений вулкана Катлы с его ледяной шапкой. Но когда его увидели первые поселенцы, он должен был показаться им безопасным и надежным убежищем, окруженным многочисленными пастбищами и березовыми рощами. Хьорлейф намеревался строиться основательно и расчищал почву под пашню. Но его ирландским пленникам — воинственным мужчинам, пылающим скрытой ненавистью к покорителям — норманнам, — пришлась не по вкусу эта черная работа, и они измыслили историю о лесном медведе, чтобы убить своих хозяев{4}. Затем они уплыли прочь, захватив с собой женщин и движимое имущество, и обосновались на тех островках, которые заметили с вершины мыса, — примерно в 50 милях на юго-западе от Исландии. Здесь они и жили, наслаждаясь вновь обретенной свободой, пока их не покарал Ингольф. Тень этой смерти еще долго витала над Вестманнейяром — островами ирландцев. И если поселение нуждалось в освящении жертвоприношением, то оно получило его: на территории Исландии пролилась первая кровь.

Ингольф же так и не нашел пока сброшенные им с корабля бревна. Он провел вторую зиму возле своего погибшего брата, а затем двинулся на запад, исследуя морской берег и территорию вдоль реки Олфус. Но за Олфусом начались обширные лавовые поля, грязевые источники и пустынные края, так что Ингольф, будучи человеком практичным, свернул со своим отрядом в глубь страны и устроился на зимовку.

В это же время два его раба, Вифиль и Карли, двинулись в обход Рейкьянеса — на запад, затем на север, а затем на восток, пока наконец — по божьему ли соизволению или благодаря счастливому случаю — не нашли в том месте, где ныне стоит Рейкьявик, бревна со своего корабля. Так что с наступлением весны Ингольф предпринял свое третье путешествие на запад и, должно быть, не без подозрительности осмотрел испещренные кратерами, покрытые лавой и засыпанные золой окрестности Рейкьявика. Припомнив же, подобно Карли, те 150 миль плодородной земли, мимо которой они проплыли по пути сюда, мы можем лишь посочувствовать его недоверчивому восклицанию: «Мы оставили за собой хорошую землю и приплыли сюда, чтобы поселиться в этом богом проклятом месте!» — ведь территория, лежащая за Хеллисхейди и Серными горами, более всего напоминает безжизненные лунные пейзажи.

Но Тор не обманул своего почитателя. Он привел его на запад — к самому истоку исландской истории, ее законов и конституции, и одарил его имением столь же обширным, как и родное королевство. Именно с Ингольфа, обосновавшегося возле Рейкьявика, и началось успешное заселение Исландии.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Какие географические открытия были совершены скандинавскими моряками?

В освоении Атлантики огромную роль сыграли племена норманнов, которые открыли значительные территории, о которых пойдет речь дальше. К норманнам (северным людям) следует относить племена данов, шведов и норвежцев.

Основным занятием скандинавов был морской промысел – грабеж и торговля. Собственно хлеба у норманнов было слишком мало, поэтому они обменивали меха, рыбку, мед на хлеб. Скандинавам также была известна работорговля.

Младшие сыновья влиятельных конунгов должны были искать себе место в мире, так как вся власть доставалась страшим сыновьям. Тогда они набирали себе дружину из нескольких сотен воинов и пускались в море, чтобы грабить торговые суда и разграблять прибрежные территории Англии, Франции, а затем берега Пиренейского полуострова и Средиземноморья. Таких людей скандинавы называли викингами – люди, которые ушли из дома, морские воины, которые ушли за добычей.

Корабли викингов отправлялись в различные направления. На востоке они покоряли Балтийское море, по рекам Днепр и другими они вышли к берегами Черного, а также Каспийского морей. Их флот дошел до Византии и даже до Арабского халифата.

Однако в основном викинги двигались в западном направлении. Под их удар попали северные берега Франции и побережье Англии. Затем они двинулись дальше на Запад, где открыли множество островов, в том числе Гренландию. В конце 10-го века они сумели доплыть аж до берегов Северной Америки, назвав этот континент Винланд, однако осесть здесь им не удалось.

Скандинавы неплохо укрепились на островах вокруг Британии и на территории Ирландии. В 10 веке они основали государство на севере Франции – Норманнское герцогство. Позже их флот грабил западное побережье Пиренейского полуострова, а затем через Гибралтарский пролив вошли в Средиземное море, где захватили Южную Италию и прибрежные острова, в том числе о. Сицилия, где создали Сицилийское королевство.

А теперь рассмотрим пути их путешествий более подробно.

Открытие Прибалтики

Эти территории первыми попали под удары викингов, они начали активно действовать уже в 7 веке. Основными членами экспедиций были торговцы пушниной, и их продвижение на Восток было в основном мирным.

Их корабли покорили Днепр, который был главной водной артерией в Восточной Европе. Там они оказали существенное влияние на развитие Киевской Руси, в основном служили наемной армией.

Западный путь: Англия, Ирландия, Франция и покорение Атлантики

Это была наиболее массовая волна норманнов. Еще с 8 века викинги начали активно грабить восточные регионы Англии, где и создали свое государство, которое получило название Денло. Позже они открыли множество островов в Северной Англии и Ирландии, множество из них не были пригодны для жизни.

В северной Франции они основали герцогство Норманнское. Потом их путь лежал на юг и в Средиземное море. Там они завоевали Сицилию и Южную Италию. Они даже дошли до Северных берегов Африки.

Основное внимание нужно уделить морским походам скандинавских моряков на запад, глубоко в Атлантический океан, именно там викинги совершили свои величайшие географические открытия.

В 860-х годах скандинавы впервые открывают Исландию. В 871 году было основан поселок, который получил название Рейкьявик, который в будущем стал столицей этого острова.

Около 980 года норманны впервые добираются до острова Гренландия. Тогда Эрика Рыжего было изгнано из Исландии, и в 981 году он отправился покорять Атлантику. В 982 году он достиг берегов Гренландии и был поражен ее зелеными пастбищами, там он провел зиму. В 984 году он должен был вернуться в Исландию, после чего вновь собрав силы, отправился в новое путешествие.

Эрик и его флот открывали множество пригодных для жизни островов, они видели в них хорошие пастбища для своего скота, а также отличное место для рыбного промысла и торговли, охоты – особенно на медведей, чья шерсть очень ценилась и была дорога.

В Гренландии норманны пытались найти еще больше пригодных для жизни земель, однако кроме узкой полоски прибрежной зоны, ничего походящего они не нашли, так как остальная часть острова была покрыта ледниками.

Лейв Счастливый – сын Эрика Рыжего решил отправиться дальше на Запад. Норманнам было очень необходимо дерево, и они отправились в поисках этого ресурса дальше на Запад. Они считали, что найдут там сырьевую базу, и она будет намного ближе, чем Европа, в которой их особо не жаловали.

В 982 году они находят эти земли. Уже в 1005 году с Америки была привезена первая партия дерева. В период с 1006 по 1012 годы норманны совершили несколько путешествий в новые земли, которые окрестили Винландом.

www.istmira.com

Викинги [Норманны, Варяги] — народ, история, быт, занятие, общество, хозяйство, экономика, вики — WikiWhat

Походы и открытия викингов

«О скалы грозные дробятся с ре­вом волны...» так поет варяжский купец о морских берегах своей суро­вой родины в опере «Садко». Но ви­кинги — русские называли их «ва­рягами» — не боялись бурного моря. На своих небольших кораблях, с вырезанной из дерева головой дра­кона на носу, под прямым парусом и с веслами они плавали вдоль берегов всей Европы, уходили дале­ко в Атлантический океан.

Открытие Исландии

В IX веке в Северной Атлантике викин­ги открыли остров Исландию, который называют «страной огня и льда». На острове много вулканов. Из-под земли вытекают ис­точники с горячей (термальной) водой. Некоторые из них бьют с такой силой, что образуют фонтаны, окутанные клубами пара, — гейзеры. А совсем рядом лежат ледники. Когда происходит из­вержение вулкана, льды и снега начинают бурно таять.

Исландия лежит на самом севере Атлантического океана. Ее омывает теплое течение, которое согревает и воду, и воздух над ним. Поэтому море зимой не замерзает, сильных морозов не быва­ет, летом земля покрывается зеленой травой. Викинги поселились на острове.

Открытие Гренландии

В X веке изгнанный из Исландии Эрик Рыжий и его спутники поплыли на кораблях на запад. Викинги открыли самый большой в мире остров и назвали его Гренландией — «зеленой землей». Однако зеленая трава была только на берегу, а остальную территорию Гренландии покрывал лед. Ледники медленно двига­лись к берегу. Временами от их края откалывались и падали в мо­рс огромные глыбы льда — айсберги. Лед легче воды. Айсберги, похожие на ледяные острова, плыли по морю. При столкновении с айсбергом корабль мог утонуть.

Местные жители — эскимосы — умели делать дома из снега. Ви­кинги так же, как и эскимосы, стали ловить рыбу, охотиться на моржей и тюленей. Гренландия — холодная земля, деревья там не растут.

Открытие Америки викингами (Винланд)

Лесные земли отправился искать сын Эрика Рыжего — Лейф Счастливый. В начале XI века он поплыл на юг и достиг берегов Северной Америки. Ее северные голые каменистые берега южнее сменились лесным побережьем. Затем, у устья большой реки, викинги нашли в лесу дикий виноград. Лейф и его спутники про­вели на этом берегу зиму, назвав открытую землю Винланд — «зем­ля вина». Викинги не знали, что они открыли новый материк — Северную Америку. Не узнали об этом и остальные европейцы. Материал с сайта http://wikiwhat.ru

Жизнь викингов

В Скандинавии зимние дни — ко­роткие, я сами зимы — длинные, лето — прохладное и дождливое. На каменистой холодной земле плохо рос хлеб. Главными занятиями викингов-норманнов были морской промысел, торговля, а нередко и разбой они нападали па жителей европейских стран, грабили и уби­вали их. Викинги, которые по бур­ному морю плавали далеко от родных мест, были великими мо­реплавателями Средневековья и открывателями новых земель.

Викинги разводили овец, ловили в море рыбу, купались в теплых (термальных) источниках. Долгими зимними вечерами старшие рассказывали детям саги — истории о жизни и подвигах отцов и дедов.

На этой странице материал по темам:
  • Быт и занятие норманнов

  • Норманны викинги место занятие

  • Почему я выбрал тему викинги

  • Одежда и быт варягов

  • Куда плавали викинги и зачем

Вопросы к этой статье:
  • Где находится самый больней остров в мире?

  • Чем покрыт почти весь остров Гренландия?

  • Почему Исландию называют «страной огня и льда»?

  • Что такое айсберг, чем он спасен?

wikiwhat.ru

Расскажите о Великих географических открытиях норманнов.

Огромную роль в развитии западноевропейской средневековой цивилизации сыграли путешествия жителей Скандинавского и Ютландского полуостровов. Во Франции их называли норманнами (северные люди). Норманны были искусными мореходами. У них существовали прекрасные суда типа река-море. Ладьи были различного размера. Но они не превышали в длину 30 м, а в ширину 4,5 м. На кораблях было от 30 до 70 гребцов.

Ладьи имели палубу и руль. На подобных кораблях викинги совершали многодневные плавания в океане, и в то же время могли заходить в мелководные реки, так как осадка ладей была небольшая. Навигационных приборов викинги не знали. В открытом море они ориентировались по звездам и Солнцу. Определить свое местоположение им помогала также глубина и температура воды в океане. Кроме того, они изучили поведение рыб, морских животных и птиц, что также не давало им заблудиться. Известно, что когда викинги плыли к Гренландии, они ориентировались в пути по движению косяков рыбы — трески и сельди.

Норманнов привлекали богатые торговые города Европы. В то время у европейцев не было регулярных армий, поэтому они оказались практически бессильными перед опустошительными набегами викингов. От нападений викингов страдали не только прибрежные города, но и такие, которые находились далеко от моря: Париж, Тулуза, Севилья. Откупиться от норманнов было невозможно: они с удовольствием брали выкуп, но вскоре возвращались и требовали увеличить его.

Викинги атаковали даже некоторые населенные пункты и на побережье Северной Африки. В 911 г. вождю викингов Роллону были отведены франкским королем Карлом Простоватым земли для поселения в окрестностях города Руана. Эта территория и до сегодняшнего дня носит название Нормандия.

Достижением викингов были их географические открытия. С конца VIII в. норвежские флотилии, которые насчитывали до нескольких десятков кораблей, устремились через Северное море на запад. Через хорошо известные им еще с глубокой древности Шетлендские острова, которых можно достичь при попутном ветре и хорошей погоде всего за сутки, они двинулись к Оркнейским, Фарерским и Гебридским островам. Эти острова были превращены викингами в плацдармы для их дальнейшей колонизации. Открыв Ирландию, они начинают создавать там свои укрепления, названные лонгфортами, некоторые из них дали начало таким городам, как Дублин, Уэксфорд, Корк и др. Лонгфорты превращаются в крупные торговые центры, что приносит Ирландии богатство и процветание..

Шетлендские и Фарерские острова становятся вскоре перевалочными пунктами в поисках новых земель, пригодных для жизни на западе.

Согласно легенде, Исландия была открыта в 860 г. норвежцем Наддодом, чей корабль сбился с курса и пристал к незнакомым берегам. Вскоре здесь появляются переселенцы из Скандинавии, которые посчитали, что климат южных районов Исландии очень схож с климатом их родины, что позволило им заниматься хорошо известными видами хозяйственной деятельности. Колонисты не теряли связи со Скандинавией и торговали также и с другими народами континентальной Европы и населением Британских островов.

В 900 г. шторм стал причиной открытия Гренландии. Корабль, возглавляемый Гуннбьёрном и направляющийся из Норвегии в Исландию, был отброшен к незнакомым берегам. Но исследовал Гренландию и основал там колонии на южном и юго-западном побережье знаменитый авантюрист Эрик Рыжий. В 985 г. первая партия переселенцев на 25 кораблях отправилась из Исландии на новые земли. Но лишь 14 кораблей сумели добраться до Гренландии, остальные или затонули во время шторма, или повернули обратно в Исландию.

В 1000 г. сын Эрика Рыжего Лейф Эйриксон открыл Америку, хотя его открытие и не было официально зафиксировано. Открытие новых земель не было случайным. Еще в 985 г. один из кораблей, руководимый Бьярни, плывший из Исландии в Гренландию был отнесен далеко на запад, но моряки сумели все же приплыть обратно в Гренландию, где рассказали о новой чудесной земле, покрытой густыми лесами.

studlib.info

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *