Происхождение варягов – Этнические корни варягов: к вопросу о происхождении Древнерусского государства — Конкурс молодых историков «Наследие предков

Норманская теория. К вопросу о происхождении варягов » Военное обозрение


Со времени Российской империи в русской исторической школе закрепились положения т. н. «норманнской теории». Согласно этой теории, создателями русской государственности являются норманны (варяги скандинавского происхождения). Именно норманны создали первые русские государства – Новгородскую Русь и Киевскую Русь. Скандинавы дали славянам первых князей – Рюрика, Олега, Игоря, Святослава.

Впервые эта концепция возникла в Швеции – её выдвинул шведский король Юхан III (1568 — 1592) в дипломатической переписке с Иваном Грозным. Поддержали эту идею шведский дипломат Пётр Петрей де Ерлезунда и королевский историограф Юхан Видекинд. Позднее эту идею развили немецкие историки в Российской Академии наук Готлиб Байер, Герард Миллер, Штрубе де Пирмонт и Август Шлёцер.

Фактически так был создан чёрный миф об отсталости, «дикости» славян, русов, их неспособности создать государственность. Он был выгоден, как западной историографии, так и заполонившим Россию иностранным учёным, разного рода авантюристам (ставил их выше «диких» славян), церкви, которая также утверждала, что принесла на Русь основы цивилизации. Большинство позднейших крупных русских историк приняли эту теорию – последовав за Н. М. Карамзиным (автором 12-томной «Истории государства Российского»).

Хотя ряд русских исследователей уже в то время пытались противостоять этой русофобской концепции. Среди них такие титаны русской мысли, как М. В. Ломоносов (считал, что Рюрик был из полабских славян), В. Н. Татищев, С. А. Гедеонов (считал русов балтийскими славянами — ободритами), Д. И. Иловайский (выдвинул гипотезу южного происхождения русов) и ряд других исследователей. В частности Ломоносов возражая Миллеру писал: «…варяги и Рюрик с родом своим, пришедшие в Новгород, были колена славенского, говорили языком славенским, происходили из древних россов и были отнюдь не из Скандинавии, но жили на восточно-южных берегах Варяжского моря, между реками Вислою и Двиною… имени Русь в Скандинавии и на северных берегах Варяжского моря нигде не слыхано…». В советское время крупным противников норманнской теории был историк и археолог Б. А. Рыбаков.

Но эта теория оказалась крайне живуча, т. к. отвечала интересам очень значительных сил – интеллигенции, которая ориентировалась на Запад, церкви, дворянам германо-, франко-, англофилам. Эта тенденция сохранилась и в Советском Союзе, и Российской Федерации. Её поддерживают очень мощные силы, которые не заинтересованы в том, чтобы потомки варягов-руси, знали и помнили о славянской Европе, трагедии братьев славян Центральной и Северной Европы. За историей стоит геополитика.

Что говорят летописи?

Русские летописи сообщают о том, что три «племени» (вернее, «земли», союза племён) – словене ильменские, кривичи, меря устав от усобиц послали за море, к варягам-руси, со словами: Земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет. Придите княжить и володеть нами по праву». На призыв откликнулись три брата – Рюрик, Синеус и Трувор. «И от тех варягов прозвалась Русская земля».

По мнению норманистов, этими варягами были скандинавы. А в ряде современных изданий, в том числе и детских, вообще говорят о «шведах». Приводят и «доказательства», якобы термин «русь» не был этнонимом, а обозначал «гребцов» — дружину, которая шла в походе на весельных суднах. По-шведски слово звучит, как «ротс», поэтому, мол, эстонцы до сих пор называют Швецию «Роотси». Таким образом, выстраивают схему: эсты первыми встретили «гребцов-шведов» и передали их имя «неразумным» славянам. Форменный бред.

Проблема в том, что этноним «рос», «рус» встречается в исторических документах того времени и обозначает именно народ. К тому же «норманнские цивилизаторы» основав Русское государство исчезли не оставив ни слов родной речи, ни имён своих богов, ни названий городов ими основанных, ни предметов материальной культуры. А это весьма странно. Вспомним исторически недавний пример: испанские конкистадоры, захватив в огромные территории Южной и Центральной Америки, при этом, не гнушаясь брать в жены и наложницы красивых аборигенок, оставили значительный след в культуре всех латиноамериканских стран. Их потомки (креолы) долго были и до сих пор являются элитой государств Латинской Америки, а испанский (португальский) язык, культура занимают доминирующее положение.

Есть и более давние аналогичные примеры. Члены королевского дома франков до X столетия говорили в своей среде и заключали договора на германской диалекте. Хотя они ещё в V веке под руководством своего вождя Хлодвига завоевали основную часть Галлии (современная Франция). Романским наречием основной массы своих подданных они не владели, даже по истечению почти полтысячи лет. Подобный пример, мы видим и в завоёванной норманнским герцогом Вильгельмом Англии. Норманская элита столетиями не знала языка местного населения. Представьте себе князя Александра Невского, который ведёт переговоры с представителями Батыя на диалекте шведского языка, или Дмитрия Донского беседующего с князем и воеводой Дмитрием Боброком-Волынским на «урманском» языке.

Германо-скандинавские племена обладали своими богами, самобытной культурой, мифологией. А следов этого нет на Руси. Да и имя Рюрик (Рарог) – западнославянского происхождения, видимо, родовое прозвище, связанное с соколом. А сокол – это воплощение Рода, Бога-Отца славян, князья славян представляют его власть на земле. Это подтверждает и символ рода Рюрика – сокол, он сохранен в гербе Старой Ладоги (первая столица Рюрика). Стилизованным вариантом этого изображения является современный герб Украины. Надо сказать, что современные западнославянские народы (чехи, словаки и поляки) и в наше время используют имя Рюрик.

Интересно, что уже прошли столетия, а норманнская теория по-прежнему существует в практически неизменном виде и вносит в умы детей и молодёжи России «вирусы» пренебрежительного отношения к своим пращурам, древней славянской цивилизации. А ведь за XIX век и особенно XX, начало XXI столетий историческая наука получила массу нового материала, археологического, антропологического, лингвистического, мифологического и т. д. Появилась даже такая интересная вспомогательная дисциплина, как ДНК-генеалогия. Долгое время считалось, что в древнерусском языке много норманнских заимствований. К примеру, такие слова, как князь, гридень, смерд, вира, верфь, считали норманнскими. Но исследователи выяснили, среди них был и русский филолог-славист, этнограф, палеограф, академик Измаил Срезневский (1812 – 1880), что практически все эти слова имеют славянские корни, а некоторые встречаются в языках других славянских народов, в краях, куда скандинавы не забредали. «Норманские цивилизаторы» владевшие славянами целые столетия (по мнению норманистов), не оставили следов своего языка. Даны (предки датчан), владели частью Англии всего около половины столетия, и этого хватило, чтобы обогатить английский язык до 10% корней. Ещё несколько столетий, после изгнания данов, было принято давать детям англо-датские и датские имена, некоторые скандинавские географические названия сохранились до наших дней, не говоря уж о значительном числе археологических памятников. К тому же англосаксонские короли восстановив свою власть над Данелагом сохранили скандинавское право и обычаи, а некоторые перешли в общеанглийскую практику.

Благодаря нынешним русофобам, как российским, так и западным, которые снимают фильмы вроде «Тринадцатого воина» (1999 года), где «вендели»-славяне живут на уровне первобытного общества, многие считают древних русов, славян совершенными дикарями, жившими в лесу «жизнью зверей и птиц» до прихода скандинавских и христианских цивилизаторов.

Судя по всему, эта теория имеет покровителей среди властных структур, так российских, так и западных. Норманская теория отличный инструмент информационной войны, она ставит славян на нижние ступени условной иерархической лестницы народов, где лидирующие позиции занимают германские и романские народы, «народ Священного писания». Победители пишут историю под себя. Мы наблюдаем этот процесс и по намного более приближенным к нам событиям – Второй мировой войне. Если судить по западным источникам, решающие битвы шли в Тихом океане и на Западном фронте, в Африке.

Варяги

Неустанным трудом норманистов и их сторонников в творческой интеллигенции, слова «варяг» и «норманн» стали синонимами. Мол, варяги – это «древнерусское название скандинавов». Но проблема в том, что ни в летописях, ни сагах нет словосочетаний вроде «варяжский конунг» или «варяжский витязь».

На Руси и в Европе чётко различали «свеев», «данов», «урманов» (норманнов), «англов», «готов», «варягов» и др. племена Северной Европы. В летописи сказано: «Идоша за море к варягом, к руси. Сице бо звахуть ты варягы русь, яко се друзии зовутся свее, друзии же урмани, аньгляне, инѣи и готе, тако и си..». Для славян, варяги были одним из населявших Европу народов. Кроме того, нет скандинавского племени «варягов».

По сообщению летописи по Варяжскому морю (так тогда называлось Балтийское море) «сидели» ляхи (предки поляков), пруссы и чудь, кроме них там же жили варяги, их земли простирались вплоть до территории англов (нынешняя датская провинция Ангельн). Надо отметить, что к ляхам летопись относила и поморских славян и лютичей. Между ними и англами только территория славянского союза ободритов. Они занимали значительную территорию: нижнее течение Эльбы (слав. Лаба), запад современного Мекленбурга, восточную часть земли Шлезвиг-Гольштейн и северо-восточную часть современной Нижней Саксонии (территории, восточнее города Гамбург — т. н. «Вендланд», район Люхова-Данненберга). Интересен и тот факт, что новгородская летопись сообщает, что варяги живут и восточнее ляхов, пруссов и чуди, «до предела Симова» (до земель Волжской Булгарии). А это земли «Новгородской Руси». Летописец сообщает: «Новгородцы же, люди новгородские – от роду варяжского…».

Это подтверждают и данные археологов, антропологов – материальная культура бодричей-ободритов и ильменских словен практически идентична, как и их облик. Археологи утверждают, что уже первые следы ильменских словен – «культура погребальных сопок» (6-7 век нашей эры) имеет явные черты западнославянского происхождения. А в 9-10 веках появляется новая волна пришельцев из славянской Прибалтики. Первые находки славянской керамики в Новгороде относятся к фельдбергской культуре (славянская раннесредневековая археологическая культура на южном побережье Балтийского моря). Конструкция новгородского Детинца 1116 года (внутренняя городская крепость), имеет точные аналогии только с укреплениями балтийских славян. Археологические следы прибалтийских славян также обнаружены в Пскове, Старой Ладоге и других поселениях ильменских словен. Новгородцы имели и плотные торговые контакты с западными славянами.

Русские лингвисты (А. А. Шахматов, Д. К. Зеленин и др.) также выявили подобия у новгородцев и западных славян. К примеру, знаменитое новгородское «цоканье» имеет аналоги в нижнелужицком языке (происходит от полабского наречия), на нем говорили племена лужичан и ободритов. Это объясняет и «не славянское» имя князи Игоря. Имя просто позднее преобразовали, на северном наречие его называли «Ингорем», отсюда и «Святослав – Свентослав». На манер прибалтийских славян города называли – «гард», «Немогард – Новгород».

Летопись сообщает, что варяги основали Ростов, Муром, Белоозеро. Археология говорит, что там есть следы двух групп населения – финно-угров и славян с явными чертами прибалтийской культуры (их первоначально назвали «скандинавскими комплексами») и нет наследия «норманнов». Да и сами города носят не «норманнские» названия, нет памяти и про их богов. К XI – XII векам эти города были полностью славянскими.

Интересен и тот факт, что в ободритский союз входило племя вагров, они же варны, варги, варины и т. д. А европейских источниках известна «Вагирская марка», а также «марка Верингов», они располагались в землях славян-ободритов.

И при такой массе фактов из самых различных источников, которые доказывает славянское происхождение варягов, норманнская теория до сих пор жива и процветает.

topwar.ru

Кто такие Русы и варяги?

Не утихают споры по поводу происхождения понятий «варяги» и «русь». Есть многочисленные мнения, что понятия эти весьма далеки друг от друга по духу и происхождению. Тем не менее, существуют авторитетные исследования устанавливающие связь между словами русь, викинги и варяги, объединяя эти понятия общим происхождением и упоминанием в славяно-арийских ведических трудах. Нельзя не заметить, что с исчезновением одного из основополагающих терминов произошло значительное смешение идентификационных признаков разных племен и народов. И этот термин – «арийцы», стертый с исторической панорамы много лет назад. Любопытно, что в исторических исследованиях М.В.Ломоносова фигурируют упоминания множества племен и народов, но понятие «арийцы» ни единого раза. Возможно, объяснение кроется в отсутствии во времена ученого доступа к первоисточникам.

Попытки определить происхождение русь-варягов попеременно склоняются то к финно-угорской группе, то к славянской. Есть мнения, что группу галлов также необходимо причислить к варягам, несмотря на разницу фенотипических особенностей носителей этих групп. Возможно, что существует некий умысел в смещении названия «арийцы» от русского к западноевропейскому происхождению.

Надо ли говорить, что принять правильное решение о происхождении названия древнерусского народа могут только носители русского языка?

Первые попытки реабилитировать в истории понятие «арийцы» произошли в начале 20 века, при описании понятия «нордический тип». Перегибы и ошибки в развитии учения, согласно которому существовала связь между арийцами и нордами, привели к созданию «нордицизма» как теории превосходства нордийцев над другими народностями. Это был первый росток вражды, под знаменем которой во время Второй мировой войны использовалось это понятие. Путаница усугубилась, когда ариями нарекли представителей славянской группы (сами же славяне, никогда не называли себя ариями), тогда как члены галлогруппы куда больше подходят под их описание.

Последние годы появилось несколько научных работ (ценность которых остается под вопросом), в которых авторы пытаются сегодняшние события увидеть через призму славянских и арийских вед. Достаточно обоснованным можно считать лишь заключения об общности внешних признаков и территориальной принадлежности.

Нельзя упустить из вида и тот факт, что по свидетельству современников-историков, варяги занимали достаточно активную позицию при морских и сухопутных грабежах, чем заслужили славу разбойников и грабителей. Эта информация никак не соотносится с характеристиками Гордого Сокола, птицы, которую варяги считали своим символом и покровителем. Возможно, что отдельные случаи нападений и встречались, но это было скорее исключением, чем правилом.

Особенно огорчает тот факт, что представители мировой общественности пытаются перекладывать всю полноту ответственности в начале Второй мировой войны на настоящих арийцев, путая лиц нордического типа со славянским. Восстановить справедливость в этом вопросе более чем необходимо – националистические движения в России и за ее пределами не способствуют здравомыслию и уважению между славянами и арийцами.

Подводя итоги, хочется повториться в вопросе отслеживания внешних особенностей славян и арийцев.

Использование термина «русь» вместо «варяги» объясняется и такой характеристикой народа, как цвет волос. Именно русый цвет волос присущ представителям славяно-арийских родов, а летописцы Западной Европы трактуют понятие «русый» и как «огненноволосый» или человек с желтым волосом.

Таким образом, представитель рода «русь» Рюрик, также имеет отношение к арийской народности.

Поделитесь с друзьями

slavculture.ru

Глава 1. Происхождение варягов. Рюриковичи. Семь веков правления

Глава 1. Происхождение варягов

Рюрик (?–879) – это настоящая легенда. Именно он является основателем древнерусского государства и основателем великой династии Рюриковичей. Летописи гласят, в 862 году он, призванный от варягов славянами, кривичами, чудью и весью занял вначале Ладогу, а затем и Новгород. Перебравшись в Новгород Рюрик заключил с местной знатью договор, по которому и правил, утвердив в этом договоре право за собой на сбор доходов.

По свидетельству одного из летописцев Нестора в «Повести временных лет» было сказано: «володеть и княжить восточными славянами». И 8 сентября, 862 года призванный глава варяжского военного отряда Рюрик прибыл вместе с братьями Синеусом и Трувором.

Призвание варягов на эту землю является началом появления Руси. По крайней мере, так говорит летописная традиция. В «Повести временных лет» рассказывается, что в 862 году вместе со своими родами трое варяжских братьев пришли править к славянам. И вот тогда и был заложен город Ладога. Самое интересное, что летопись не дает точного ответа на логичный вопрос: откуда пришли люди, давшие начало русской государственности, и кем, собственно, были по происхождению эти самые варяги? Авторы различных учебников и трудов не приходят к единому мнению уже много лет. И в историографии варяги успели побывать и датчанами, и шведами, и скандинавами, и одни историографы считали варягов истинными славянами а, другие, наоборот, – норманнами. Этот вопрос без ясного на него ответа до сих пор является причиной для различных противоречащих друг другу утверждений. Но для древнего летописца Нестора, кажется, было очевидно происхождение варягов. Он в своем труде помещал земли этого народа на южно-балтийское побережье как дословно сказано в писании вплоть «до земли аглянской», иными словами до области Ангельн в Гольштейне.

На современной карте «земля аглянская» – это северно-германская территория Мекленбург, но вот население данной земли в древности никак не было немецким. Сохранившиеся и сегодня названия населенных пунктов Руссов, Рерик, Варин и многие другие хранят в себе тайну принадлежности населения к какой-то из наций. Но несмотря, однако, на всю очевидность в свидетельстве в виде летописи, вопрос происхождения варягов стал для потомков дискуссионным. И это, между прочим, значит, что о корнях русской государственности не приходится говорить со 100 % точностью. Также одна из появившихся версий в политических кругах при дворе шведского короля о происхождении Рюрика из Швеции еще больше внесла сумятицу в и без того жаркие дискуссионные споры. Именно эту версию впоследствии подхватили некоторые немецкие историки. Удивительно то, что если говорить объективно то, эта гипотеза не имела под собой никаких даже малейших исторических оснований. Но, как ни странно, была полностью обусловлена с политической точки зрения. Впоследствии, когда между Иваном Грозным и шведским королем Юханом III в годы Ливонской войны из-за вопроса о титуловании разгорелась острейшая полемика, русский царь прямо говорил своим приближенным, что считает шведского правителя простым выходцем из «мужичьего рода», когда же король прознал об этих словах Ивана Грозного, он, сильно разозлившись, ответил, что царю стоит держать язык за зубами. Ибо предки самой русской династии происходят якобы из Швеции. Накануне Смутного времени в начале XVII века эти слова короля окончательно стали политической концепцией, шведы, претендовавшие на новгородские земли, изо всех сил пытались доказать свои территориальные права чем-то вроде летописного «призвания». То есть они хотели чтобы новгородцы направили некое подобие «прошения» к шведскому королю для того чтобы пригласить его на правление их землями. Якобы потому что они так некогда призвали «шведского» князя Рюрика. Самое интересное, что вывод о том, что Рюрик и варяги были по происхождению «шведами», в то давнее время был основан только лишь на том, что варяги пришли на Русь «из-за моря», и значит, скорее всего, из Швеции.

В дальнейшем, в первой половине XVIII века к теме о происхождении варяг решили обратиться из Петербургской Академии наук немецкие ученые, которые стремились обосновать немецкое господство в России периода регентства Бирона. Эти же ученые сумели сформулировать «норманнскую теорию», согласно этой теории, основатели древнерусского государства – варяги, были признаны самыми настоящими выходцами из Швеции, то есть, иными словами, «немцами», ведь тогда так называли всех иностранцев. С того времени эта теория, превратилась в некое подобие целого научного направления, она прочно закрепилась в отечественной историографии. Но, например, М. В. Ломоносов и другие многие выдающиеся историки, ясно указывали на то, что данная «норманнская теория» абсолютно не соответствует реальным фактам и исторической действительности той эпохи. Приводится в пример даже такой факт, почему бы шведы в IX веке не могли создать на Руси государство. В то время, оказывается, этот народ сам не имел государственности! И также в русской культуре и в русском языке нет скандинавских заимствований. Если, опять же, обратиться к летописи Нестора и внимательно изучить, ее она ни в коей мере не позволит подтвердить теорию норманнов. Даже в то время летописец хорошо отличал варягов от шведов и других скандинавских народов. Он ясно написал в своем труде, что «звались те варяги – русь, как другие зовутся шведы, иные же норманны, англы, другие готы». Такую фразу вряд ли можно понять неверно. И даже не знакомому с древним языком читателю ясна фраза «звались те варяги – русь». Заметим также и тот факт, что, заключая мирные договоры с Византией, те самые варяги, которых ученые-норманнисты считают шведскими викингами, дружинники князей Олега и Игоря приносили клятву именами языческих богов Перуна и Велеса, а совершенно не Одина или Тора. Наш ученый А. Г. Кузьмин также отмечал, что только один такой факт мог бы опровергнуть всю «норманнскую теорию». Эта теория в таком виде вряд ли могла бы быть жизнеспособной в адекватной академической науке. Но дело в том, что к ней с завидным постоянством обращались тогда, когда нужно было нанести хороший удар, в первую очередь, по идее русской государственности. В современном мире эта теория не утратила своей разрушительности, но приобрела новую форму, правда, современные норманнисты, говорят уже не только о «скандинавском происхождении варягов», а еще и о разделе в древнерусском государстве «сфер влияния».

Норманисты изменили свою теорию, и сегодня они считают, что на северные области Руси якобы распространялась власть викингов, а на южные – хазар (ученые посчитали что между ними существовал какой-то договор). В этой теории теперь для русских не предполагается абсолютно никакой роли в собственной ранней истории. Но само развитие русского государства полностью опровергает эту теорию придуманную политическими врагами России. Подумайте сами смогла ли древняя Русь стать великой Российской империей без исторической миссии русского народа? Совершенно ясно, что история состоялась вместе с великим народом, происходившим от варяжского начала. К сожалению, сегодня все чаще слышны мнения о том, что предками русских были далеко нерусские народы. Это не так. Предками великого народа были варяги, которые также были русскими. Единственно, следует понимать, что именно русь – это исконное родовое имя, а варягами называли древнерусских мореплавателей. Посол Сигизмунд Герберштейн, побывавший в Москве в начале XVI века, писал, что родина варягов – Вагрия – располагалась на южно-балтийском побережье и от них Балтика называлась Варяжским морем. Он выразил мнение, бытовавшее в просвещенных кругах Европы того времени. С развитием научной генеалогии стали появляться ученые труды о связях русской царской династии с древними королевскими родами Мекленбурга. В северно-германском Поморье о варягах и их исторических связях с Россией помнили вплоть до XIX века. По сей день в Мекленбургской области сохраняется множество следов пребывания донемецкого населения. Очевидно, что «немецко»» она стала лишь после того, как варяги и их потомки были вытеснены на восток или онемечены католическими орденами. Французский путешественник К. Мармье записал однажды в Мекленбурге народную легенду о Рюрике и его братьях. В VIII веке варягами правил король Годлав, у которого было три сына – Рюрик, Сивар и Трувор. Однажды они отправились с южной Балтики на восток и основали древнерусское княжество с центрами в Новгороде и Пскове.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Происхождение Руси. Варяги Рюрика и Weringger’ы. — Славянская культура

Статья Археолога «Происхождение Руси, а не происхождение имени Руси» привела меня к мысли, что совеременные историки в этом вопросе, в основном, основываются на трудах Карамзина. Ни в коей мере не желая принизить его значимость, замечу что он основывался на трудах немцев Шлёцера, Миллера и Бейера — первых норманистов.

В своих трудах Карамзин считает Варягов Рюрика наёмниками приравнивая слово «Варяг» к слову «Weringger» — вольный солдат, наёмник в Константинополе. Слово «Варяг» он выводит от готского «Yaere, Vara» — что значит союз, считая что нарицательное имя союзника, стало именем собственным. Поэтому приходит к выводу что Варяги это Скандинавы. Одноко такой вывод вдребезги разбивается о временные ракмки. Дело в том что варяги Рюрика жили в IX веке, а верингеры (Weringger) Константинополя впервые упоминаются только в XI…

Да и не могли Варяги быть ни скандинавами, ни шведами. Этому есть множество фактов, не противоречащих логике…

Во-первых, нет ни одного источника в котором бы, скандинавы, норвежцы или шведы называли бы себя, или своих воинов, или своих морских разбойников Варягами или Русами. Нет ни одной саги повествующей о том, что Новгород присылал послов с просьбой владеть ими. Ведь, согласитесь, если бы Рюрик был скандинавом, то эта история осталась бы в како-либо саге, ведь не каждый же день к ним приходили чуждые народы с просьбой «дайте нам князя»…

Во-вторых, в ПВЛ, видно что Нестор, хоть и путает слова Варяг и Верингер (верингеры, кстати, современники Нестора, он вполне мог заменить сложнопроизносимое слово «верингер» словом «варяг»), не путает смысл, каждый раз давая пояснения. В призвании Рюрика:  «идаша за море къ Варягомъ к Русi. сице бо ся звахуть и варязи суть. аеко се друзии зъвутся Свое.» Здесь о варягах-Руси говориться в прошедшем времени (звахуть — звались), а о своях (свеях , шведвх??) в настоящем. Получаем: Идя за море к варягам-Руси, которые звались варягами, как другие зовутся (варяги)-свеи (Weringger’ы-свеи).

Третье. Если бы Варяги Рюрика были бы скандинавами, то они, непременно, оказали бы влияние на язык, однако летописец говорит, что славянский и русский язык — один и тот же. ПВЛ: «а Словеньскыи аезьıкъ и Роускыи одно  єсть. От Варягъ бо прозвашас Роусью. а первоє быша Словене. аще и Поляне звахуться, но Словеньскаа речь бы.» Т.е по призвании Варягов-Руси славянский язык стал называться русским (как поляне ранее говорили не на полянском, а на славянском.)

Да и слово Варяг вполне может быть славянского происхождения…

Более подробно об этом можно узнать из книги Александра Васильева — О древнейшей истории северных славян до времен Рюрика, и откуда пришел Рюрик и его варяги. 1858.

depositfiles.com
mediafire.com

Похожие статьи:

История → Сказание о призвании варягов

История → Рюрик — Первый русский князь

Славянские герои → Вещий Олег

История → Крепость Старая Ладога

Ремесла → Гончарное мастерство дорюриковских времен

Рейтинг

последние 5

slavyanskaya-kultura.ru

Глава 1. Происхождение варягов |  Читать онлайн, без регистрации

Глава 1. Происхождение варягов

Рюрик (?–879) – это настоящая легенда. Именно он является основателем древнерусского государства и основателем великой династии Рюриковичей. Летописи гласят, в 862 году он, призванный от варягов славянами, кривичами, чудью и весью занял вначале Ладогу, а затем и Новгород. Перебравшись в Новгород Рюрик заключил с местной знатью договор, по которому и правил, утвердив в этом договоре право за собой на сбор доходов.

По свидетельству одного из летописцев Нестора в «Повести временных лет» было сказано: «володеть и княжить восточными славянами». И 8 сентября, 862 года призванный глава варяжского военного отряда Рюрик прибыл вместе с братьями Синеусом и Трувором.

Призвание варягов на эту землю является началом появления Руси. По крайней мере, так говорит летописная традиция. В «Повести временных лет» рассказывается, что в 862 году вместе со своими родами трое варяжских братьев пришли править к славянам. И вот тогда и был заложен город Ладога. Самое интересное, что летопись не дает точного ответа на логичный вопрос: откуда пришли люди, давшие начало русской государственности, и кем, собственно, были по происхождению эти самые варяги? Авторы различных учебников и трудов не приходят к единому мнению уже много лет. И в историографии варяги успели побывать и датчанами, и шведами, и скандинавами, и одни историографы считали варягов истинными славянами а, другие, наоборот, – норманнами. Этот вопрос без ясного на него ответа до сих пор является причиной для различных противоречащих друг другу утверждений. Но для древнего летописца Нестора, кажется, было очевидно происхождение варягов. Он в своем труде помещал земли этого народа на южно-балтийское побережье как дословно сказано в писании вплоть «до земли аглянской», иными словами до области Ангельн в Гольштейне.

На современной карте «земля аглянская» – это северно-германская территория Мекленбург, но вот население данной земли в древности никак не было немецким. Сохранившиеся и сегодня названия населенных пунктов Руссов, Рерик, Варин и многие другие хранят в себе тайну принадлежности населения к какой-то из наций. Но несмотря, однако, на всю очевидность в свидетельстве в виде летописи, вопрос происхождения варягов стал для потомков дискуссионным. И это, между прочим, значит, что о корнях русской государственности не приходится говорить со 100 % точностью. Также одна из появившихся версий в политических кругах при дворе шведского короля о происхождении Рюрика из Швеции еще больше внесла сумятицу в и без того жаркие дискуссионные споры. Именно эту версию впоследствии подхватили некоторые немецкие историки. Удивительно то, что если говорить объективно то, эта гипотеза не имела под собой никаких даже малейших исторических оснований. Но, как ни странно, была полностью обусловлена с политической точки зрения. Впоследствии, когда между Иваном Грозным и шведским королем Юханом III в годы Ливонской войны из-за вопроса о титуловании разгорелась острейшая полемика, русский царь прямо говорил своим приближенным, что считает шведского правителя простым выходцем из «мужичьего рода», когда же король прознал об этих словах Ивана Грозного, он, сильно разозлившись, ответил, что царю стоит держать язык за зубами. Ибо предки самой русской династии происходят якобы из Швеции. Накануне Смутного времени в начале XVII века эти слова короля окончательно стали политической концепцией, шведы, претендовавшие на новгородские земли, изо всех сил пытались доказать свои территориальные права чем-то вроде летописного «призвания». То есть они хотели чтобы новгородцы направили некое подобие «прошения» к шведскому королю для того чтобы пригласить его на правление их землями. Якобы потому что они так некогда призвали «шведского» князя Рюрика. Самое интересное, что вывод о том, что Рюрик и варяги были по происхождению «шведами», в то давнее время был основан только лишь на том, что варяги пришли на Русь «из-за моря», и значит, скорее всего, из Швеции.

В дальнейшем, в первой половине XVIII века к теме о происхождении варяг решили обратиться из Петербургской Академии наук немецкие ученые, которые стремились обосновать немецкое господство в России периода регентства Бирона. Эти же ученые сумели сформулировать «норманнскую теорию», согласно этой теории, основатели древнерусского государства – варяги, были признаны самыми настоящими выходцами из Швеции, то есть, иными словами, «немцами», ведь тогда так называли всех иностранцев. С того времени эта теория, превратилась в некое подобие целого научного направления, она прочно закрепилась в отечественной историографии. Но, например, М. В. Ломоносов и другие многие выдающиеся историки, ясно указывали на то, что данная «норманнская теория» абсолютно не соответствует реальным фактам и исторической действительности той эпохи. Приводится в пример даже такой факт, почему бы шведы в IX веке не могли создать на Руси государство. В то время, оказывается, этот народ сам не имел государственности! И также в русской культуре и в русском языке нет скандинавских заимствований. Если, опять же, обратиться к летописи Нестора и внимательно изучить, ее она ни в коей мере не позволит подтвердить теорию норманнов. Даже в то время летописец хорошо отличал варягов от шведов и других скандинавских народов. Он ясно написал в своем труде, что «звались те варяги – русь, как другие зовутся шведы, иные же норманны, англы, другие готы». Такую фразу вряд ли можно понять неверно. И даже не знакомому с древним языком читателю ясна фраза «звались те варяги – русь». Заметим также и тот факт, что, заключая мирные договоры с Византией, те самые варяги, которых ученые-норманнисты считают шведскими викингами, дружинники князей Олега и Игоря приносили клятву именами языческих богов Перуна и Велеса, а совершенно не Одина или Тора. Наш ученый А. Г. Кузьмин также отмечал, что только один такой факт мог бы опровергнуть всю «норманнскую теорию». Эта теория в таком виде вряд ли могла бы быть жизнеспособной в адекватной академической науке. Но дело в том, что к ней с завидным постоянством обращались тогда, когда нужно было нанести хороший удар, в первую очередь, по идее русской государственности. В современном мире эта теория не утратила своей разрушительности, но приобрела новую форму, правда, современные норманнисты, говорят уже не только о «скандинавском происхождении варягов», а еще и о разделе в древнерусском государстве «сфер влияния».

Норманисты изменили свою теорию, и сегодня они считают, что на северные области Руси якобы распространялась власть викингов, а на южные – хазар (ученые посчитали что между ними существовал какой-то договор). В этой теории теперь для русских не предполагается абсолютно никакой роли в собственной ранней истории. Но само развитие русского государства полностью опровергает эту теорию придуманную политическими врагами России. Подумайте сами смогла ли древняя Русь стать великой Российской империей без исторической миссии русского народа? Совершенно ясно, что история состоялась вместе с великим народом, происходившим от варяжского начала. К сожалению, сегодня все чаще слышны мнения о том, что предками русских были далеко нерусские народы. Это не так. Предками великого народа были варяги, которые также были русскими. Единственно, следует понимать, что именно русь – это исконное родовое имя, а варягами называли древнерусских мореплавателей. Посол Сигизмунд Герберштейн, побывавший в Москве в начале XVI века, писал, что родина варягов – Вагрия – располагалась на южно-балтийском побережье и от них Балтика называлась Варяжским морем. Он выразил мнение, бытовавшее в просвещенных кругах Европы того времени. С развитием научной генеалогии стали появляться ученые труды о связях русской царской династии с древними королевскими родами Мекленбурга. В северно-германском Поморье о варягах и их исторических связях с Россией помнили вплоть до XIX века. По сей день в Мекленбургской области сохраняется множество следов пребывания донемецкого населения. Очевидно, что «немецко»» она стала лишь после того, как варяги и их потомки были вытеснены на восток или онемечены католическими орденами. Французский путешественник К. Мармье записал однажды в Мекленбурге народную легенду о Рюрике и его братьях. В VIII веке варягами правил король Годлав, у которого было три сына – Рюрик, Сивар и Трувор. Однажды они отправились с южной Балтики на восток и основали древнерусское княжество с центрами в Новгороде и Пскове.

velib.com

Час истины. Русь изначальная. Происхождение варягов, норманизм и антинорманизм.

Передача «Русь изначальная» из цикла «Час истины» посвящена вопросу происхождения варягов и антинорманской теории. Два учёных — Андрей Сахаров и Вячеслав Фомин приводят убедительные аргументы в пользу того, что варяги были южнобалтийскими славянами, а не скандинавами, как это полагает норманизм.
В постинге присутствует расшифровка передачи.
Видео располагается на стороннем видеохостинге. К сожалению, мы не можем контролировать его качество и наличие рекламы в нём.
Если у вас тормозит онлайн-видео, нажмите паузу, дождитесь, пока серая полоска загрузки содержимого уедет на некоторое расстояние вправо(в это время видео скачивается из интернета), после чего нажмите «старт». У вас начнётся проигрывание уже скачанного куска видео.

Расшифровка передачи «Русь изначальная» цикла «Часть истины», посвящённая происхождению варягов.

Примечание — данная расшифровка подверглась лёгкой литературной обработке, и не является дословной записью сказанного. Также рекомендуем прочитать статью этих де авторов, посвящённую обзору развития норманистской теории с позиций норманизма.

На критику норманнской теории происхождения варягов ответил норманист Лев Клейн. После просмотра данной передачи вы можете прочитать его возражения в заметке Лев Клейн отвечает на критику антинорманистов.

Участники:
Вячеслав Фомин – профессор Липецкого государственного педагогического университета. Основные труды: «Варяги и варяжская Русь: к итогам дискуссии по варяжскому вопросу», «Ломоносов – гений русской истории»

Андрей Сахаров – доктор исторических наук, член-корр. РАН. Директор института Российской истории РАН. Основные труды: «Дипломатия Древней Руси – 9 – первая половина 10-го веков», «Дипломатия Святослава», «Русская деревня в 17 веке. По материалам Патриаршьего хозяйства», «Россия: народ, правители, цивилизация».

Сахаров: Вопрос происхождения варягов не коньюктурный, а строго научный. Проблема стоит в научной плоскости и была поставлена задолго до появления шведских интерпретаций, задолго до Ломоносова и Миллера и их полемики между собой. Этот вопрос был поднят Нестором – нашим летописцем в начале12 века, который изложил концепцию появления варягов и Руси на карте Восточной Европы, дал своё обоснование и объяснение. Он дал нам представление о локальном размещении варягов, рассказал буквально всё: и о приходе варягов, и о их размещении, и об этничности, кем и откуда ни были. Он всё сказал, и проблем никаких не было до начала 18 века – всё было ясно и спокойно.
Но появление шведской интерпретации – это и есть начало той полемики, которая идёт и по нынешнее время. Происходит искажение научной трактовки вопроса, искажение источника и превращение этой концепции в коньюктурное политическое дело.
Норманизм и люди, которые его проповедуют — это беда нашей исторической науки.

Фомин: Наша цивилизация возникла на полиэтничной основе. В создании Русского государства участвовало большое число народов. По подсчётам современных историков – до 22, но не только одного народа – шведов. Зачастую говорят, что летопись указывает на норманнское происхождение варягов. Она ни слова об этом не говорит. Кто нормально прочитает то же «Сказание о призвании варягов» — речь идёт о многих европейских народах, среди которых варяги и варяжская русь. Да, рядом стоят норманны, но рядом стоят немцы, карлязи, венеды и многие другие. Цитата: «И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы».
То, что варяги стоят рядом со шведами, не значит что они шведы. Шведы просто стоят рядом в той же строке. А ведь на это упор и делается. В летописи не слова не говорится о том, кто такие варяги. Пришли варяги, подчёркивает летопись, и от тех варягов и прозвалась Русская земля. Вопрос происхождения названия нашей страны надо разрабатывать.
И здесь какие-то околонаучные подходы начинают наезжать на нашу интерпретацию. А мы опираемся на очень большое число источников и литературы. Начинают переводить это в политическую плоскость. Пытаются выставить сторонников научного подхода какими-то оголтелыми националистами — патриотизм, ультра-патриотизм, шовинизм — и бьют по рукам. Даже в советское время так не поступали.

Сахаров: Хочу уточнить насчёт того, даёт нам летопись определение этнонима варягов или не даёт. Мне кажется, что даёт. Есть два момента в летописи, которые, на мой взгляд, совершенно точно говорят, кто такие варяги-русь и какое отношение они имеют к славянам. Есть известный пассаж Нестора о том, что славянский язык и русский язык это одно и то же. То есть язык руси, пришедший к нам от варягов – и язык славянский, то есть новгородцев – это один и тот же язык.
Наши учёные – Зализняк и Янин подчёркивают, что лингвистика новгородских славян и руси-варягов это лингвистика одна и та же. Это братья — родственные души.
Второй момент в этой же летописи – есть пассаж, что новгородские славяне и Русь – это один народ. Что ещё спорить по этому вопросу?

Хотел бы отметить ещё одну вещь. Что игнорируют совершенно норманисты? Они игнорируют распространение славянского мира по тогдашней Европе. От Южной Балтики, от берегов устья Одера, Вислы, до Карпат и Балкан – это был славянский мир. Это были западные славяне и южнобалтийские. Ляхи, чехи, Моравы. Южнее были югославяне. Идёте на восток – это были поднепровские славяне, новгородские славяне. Это был огромный славянский мир, который жил по своим законам и своим контактам. Славяне мигрировали, обменивались потоками населения.

Кстати, академиком Седовым доказано, что западный славянский мир дал три миграционных потока на восток. Это с Южной Балтики шли в район Новгорода,
с района Польши шёл поток на восток в Приднепровье, и с Карпат двигались люди.
Эти три потока, которые дали основание для смешения этих славянских народов и их определения в период конца первого тысячелетия.
Недаром в летописи говорится, что такие народы, как радимичи – это бывшие ляхи.
Этот огромный славянский мир до сих пор оставил какие-то осколки. В районе Карпат – русины, руги на севере в районе Германии, возьмите другие – это всё русское славянское население. Поэтому прав был Нестор, когда он объединил Русь и славян в качестве единого лингвистического целого.

А вот скандинавский мир был ориентирован на совершенно другие европейские регионы. Он был ориентирован на Шотландию, на Англию, на Северную Францию, на Северную Европу, потом на Средиземноморье. Норманисты не понимают этого. Им не дано понять эти огромные человеческие анклавы, которые жили по своим законам.
Восточнославянский мир, западнославянский мир и южнобалтийский славянский мир, они жили в одном регионе, а скандинавы жили совсем в другом регионе.
Естественно, и торговые контакты были, и военные, в дальнейшем и династические узы были. Но это были совершенно иные миры. И подменять закономерность одного мира закономерностью другого – это совершенно абсурдно и невозможно.
Надо понимать эти явления, которые протекали на огромных пространствах Европы.

Фомин: Заголовок Повести Временных лет – «Откуда есть пошла русская земля». Один в один связан с варягами — «От тех варягов прозвалась русская земля». Другой ответ связан с Полянской Русью, что в Киеве. Чётко показывает летопись на каком языке говорили пришельцы-варяги. Летопись говорит, какие города создали варяги – Новгород, Белоозеро, Изборск – это славянские названия. Не -штадты, не –бурги, не –хольмы в конце концов. Я всегда привожу такое сопоставление – как осваивали Америку европейцы. Они приезжают туда и называют те места – Новая Англия, Новая Швеция, Новая Голландия. Чётко метят свои территории и связывают их со своей родиной. И американские города – Нью-Йорк, Нью-Орлеан – связывают названием с исторической родиной. А среди названий русских городов, основанных варягами, мы такой тенденции не видим.

Есть ещё один факт, который мало известен, который свидетельствует о том, что на славянском языке говорили варяги. В баренцовом море до сих пор существует варяжский залив – Варангер-фьорд. На языке местного населения – саамов, лапландцев называется варяг вуода, то есть в этом названии есть славянская огласовка – варяжская вода.

А это язык славянский выводит нас на южное побережье Балтики. Славяне пришли сюда в 6-м веке. Часть местного населения, включая германское, было ассимилировано славянами и они перешли на славянский язык. Но они сохранили свои имена. Поэтому когда мы читаем наши летописи, то имена купцов, послов – звучат, конечно, не по славянски. Этого никто не будет отвергать. Но сами по себе имена никогда не указывают на этнос. В своё время Ломоносов хорошо Миллера поддел, который упор на это делал.
«Ну вот сегодня русские носят греческие и еврейские имена – что они, греки или евреи, или говорят по гречески или еврейски?» Миллеру нечего было возразить.

Могут сказать, что это христианство принесло нам такие имена. Да, совершенно верно. Но было великое переселение народов, которое перемешало имена.
Был готский историк 6-го века, который оставил информацию. С ней надо работать нашим норманистам, чтобы не превозносили значение имён. Этот историк
обращал внимание на то, как охотно народы перенимают имена друг у друга. У римлян имена македонские, у греков римские, у сарматов – германские, а готы заимствуют имен гуннские. Как тут определить чистоту?

Имели ли шведы какое-то отношение к нашей истории? Имели, но очень позднее. На рубеж 10-11 веков чётко указывают скандинавские саги. Саги аккумулировали устную память скандинавов. Почему рубеж 10-11 веков? Дело в том, что никого до Владимира скандинавские саги не знают совершенно. Ольгу только упоминают. Там отсутствует Игорь, отсутствует Олег и отсутствует Рюрик! Отсутствие информации о Рюрике – это убедительное молчание. Здесь нечего больше сказать.
Саги не знают хазар, хотя должны были бы – хазары играют очень активную роль в восточноевропейской равнине и не знают половцев. Саги знают Владимира и Ярослава, когда он женился на Ингегерде.

Очень чётко расставляют всё по местам именно источники. Русские, которые прямо говорят о славянском языке варягов, а скандинавские о том, что да, скандинавы появляются, но лишь на рубеже 10-11 веков.

До 10 века путь «из варяг в греки» подразумевал других варягов, не скандинавских.
В скандинавских сагах нет информации об этом пути. Казалось бы – они ходили-ходили, должна была сохраниться топонимика, пороги, ещё что-то. Никакой информации. На это ещё в 19-м веке обратили внимание. А нам утверждают, что они ходили по Днепру, донесли названия днепровских порогов Константину Багрянородному. Норманисты на выдумки очень лихи.

Сахаров: – вот Нестор даёт описание карты Восточной Европы.
Он указывает народы, жившие на южном берегу Балтики. Это и немцы, и датчане, и ляхи, чехи и в этих же рамках южных берегов Балтики он упоминает варягов.
Возникает вопрос – разве Нестор не знал, что в 10-11 веках на южном берегу Балтики жили многочисленные славянские племена – руяне, ободриты, лютичн, брежане и многие другие. Это были самостоятельные княжества. Их центр – остров Рюген. Там был храм Святовита, которому поклонялись эти племена, славянские конфедерации и княжества.
Неужели не знал Нестор этого?
Как он определил все народы – и данов, и англов, и прочих, и вдруг огромный анклав по устью Одера и Вислы он не упоминает. Оказалось, что он великое множество этих княжеств и племён он и называет варяги, не вдаваясь в подробности о каждом народе.
Уберите это название «варяги», и получите на южном берегу Балтики огромное неизвестное пятно. Тёмная дыра. Этой тёмной дыры не было. Нестор прекрасно это знал.
И тех, кто живёт между восточными народами и западными он назвал варяги.
И после этого разговаривать о чём-то, когда лингвистически доказано, что у варягов-русов и славян один язык – беспредметно просто. Я просто удивляюсь, как люди обходят эти проблемы и замалчивают их.
Любопытно, что в работах норманистов – прошлых и сегодняшних — ни звука не говорится о южнобалтийских княжествах, которые в течение нескольких сот лет составляли цивилизационную сущность славян. Их как будто бы нет для норманистов.
А летопись Нестора буквально заполнена сведениями о варягах. То они пришли, то они ушли, то они воевали со славянами, то захватили, то примучали кого-то, то контакты кого-то. Без конца. Варяги в летописи живут полнокровной жизнью.
У норманистов их нет как таковых. Куда они все делись?

Вячеслав Владимирович упомянул о князе Владимире, который поставил возле своего дворца различных идолов, среди которых не было богов скандинавских.
А ведь до того, как Владимир пришёл к власти, он во время междоусобицы скрывался 2 года от своего брата Ярополка у варягов. Где он был, куда он девался? В Скандинавию?
Нет, он был у южно-балтийских славян. Там он женился на одной из дочек местных владетельных отцов и вернулся с варяжской дружиной отвоевать себе Киевский трон. И он отвоевал его и заплатил за это. Он привёл варягов и поставил варяжских богов (были и угрофинские и иранские), в т.ч. Перуна, который является одновременно богом восточных и южно-балтийских славян.
Он же не Одина поставил. А ведь по логике норманистов это должен был быть Один или Тор.Потом, следуя своим реформистским устремлениям, после принятия христианства он скинул их в реку. Вот схема по Нестору – ясная и простая.

Фомин: Причём ведь главные боги – это боги победителей. А здесь как раз показано – угро-финны, иранцы, славяне – вот те, кто заложил основу Киевской Руси.

Сахаров: Есть ещё один аргумент в пользу южнобалтийского происхождения варягов. Это договор, который Олег заключил с варягами, когда отвоевал Киев при помощи Варяжской дружины. Он заключил с варягами договор о мире и любви, о том, чтобы северо-западные границы Руси, в т.ч. Новгорода, который ему принадлежал, не атаковались варягами.
Договор установил ежегодную дань, которую Русь как государство должно было платить варягам за мир и покой на северо-западных границах. 300 гривен в гон. Это договор действовал до 11 века.
С кем заключил этот договор Олег, с каким государством? Если вы посмотрите на политическую карту Скандинавии того периода, то вы обнаружите, что никакого государства постоянного, которое бы существовало 100-200 лет, не было в природе. Не с кем было договор заключать.
А на Южной Балтике было ряд княжеств, которые существовали, пока их не захватили немцы. С ними и был заключён договор.

Фомин: Согласно шведской медиевистики, 10-12 века это эпоха догосударственная. Поэтому там договор заключать было не с кем. Любопытно, что норманисты не могут ответить на вопросы ни по поводу карты расселения, ни по поводу договора Олега с варяжскими государствами, который он заключил, ни по поводу языка, ни поводу других явных вопросов.
Ответа нет. Есть только бесконечное фырканье, политические обвинения в русофильстве, шовинизме — сейчас особенно. Я всегда говорю своим оппонентам, что моё сердце русского человека совершенно равнодушно к тому, что первая русская императрица
была литовка – Марта Скавронская, что Екатерина вторая была немка чистой воды, что русские императоры все наполовину были немцы-шведы. Это наша русская история, мы к этому совершенно спокойно относимся. Никаких шовинистических и русофильских моментов. И вдруг по поводу варягов мы являемся русофилами и шовинистами.
Нельзя проблему затронуть. Потому что мы наступили на мозоль людям, которые ангажированы, которые фальсифицируют историю, всю жизнь на это положили.
Все эти люди – члены Шведской и Норвежской академии. Они работают на них.

Ведущий: Если допустить, что всё происходило, так как происходило (а у нас нет сомнений), то получается, что русская цивилизация самодостаточна, она древняя, глубокая и пошла она из своих земель – из Прибалтики. Она была частью славянской цивилизации, в т.ч. и варяжской. И мы никому ничего не должны.

Сахаров: Дело в том, что если говорить о вопросах политических, то не всё так безобидно. Когда стоял вопрос о судьбе Калининграда, и когда Калининградский анклав поляки и литовцы блокировали, в этот момент норманнская линия очень оживилась.
Я, Вячеслав Васильевич и ещё ряд учёных выступили в защиту древних корней и южно-балтийских связей с новгородским миром. Появилась скверная подзаборная статья под названием «Аул Калининград» в одной из газет, которую субсидирует Березовский и обвиняют и Сахарова и бог знает кого, что они ангажированные люди и прочее. Проблему научную возвели в вопрос политический. Аул Калининград – т.е. никакого Калининграда там быть не может в принципе, это немецко-шведская земля, и вообще отвернитесь вы от запада. Вот к чему сводится проблема.

Фомин: Разве можно признать в качестве научных те дефиниции, которые вводят норманисты. Слово Русь у них вызывает неприятие. Появляется понятие скандо-славия – это всерьёз уже говорят, и говорил всерьёз Д.С. Лихачёв, к сожалению.
Скрынников Восточно-Европейской Нормандией называет Русь, и это понятие ввёл в учебное пособие. Вот только что прошла конференция..В какой-то программе было чудовищное название – «Две Нормандии» — с одной стороны французы, с другой русские говорят о своей Нормандии. Конференция организована институтом материальной культуры и каким-то французским центром. Это уже научный бандитизм, которым занимается околонаучная шпана.
Вот как был задан норманизм, так определённые группы учёных не могут от него отойти. Активничают. Правда, за ними ученики идут – уже не такую активность проявляют. Будем надеяться, что норманизм естественным путём начнёт исчезать, ну и с нашей помощью.

Сахаров: В Куликовской битве, согласно «Сказанию о Мамаевом побоище» среди полков Дм. Донского упоминаются варяги. Это 14 век. Какие скандинавы? Откуда они могли взяться в войске Дмитрия Донского? Это осколки тех самых южнобалтийских славянских дружин и поселенцев, живших на территории России, о которых осталась историческая память как о варягях. Среди южнобалтийских племенных конфедераций была конфедерация арарогов.
Арарог по славянски – сокол. Не исключается, что все эти люди – арароги по приглашению синклита восточнославянских племён пришли в Новгород. Причём в летописи сказано — «Со всей Русью». То есть это не просто три брата пришли, а со всеми родами. Какой Рюрик Фрисландский? Откуда он мог появиться в этой глуши в этой Ладоге?

Фомин: На южном побережье Балтики на берегу висмарского залива город Рарек/Рёрик существует. Его датчане назвали «Великий город» — т.е. какой уровень цивилизации был.

Сахаров: Часто недооценивают, что варяжский мир включал в себя не только южнобалтийских славян, но и другие племенные объединения – пруссов, предков нынешних литовцев. Когда я впервые в Литве оказался, то был ошарашен — у моего друга, который меня принимал в Литве, сын. Его зовут Айвор. Я думаю – «Где-то я встречал это имя». Открываю летопись, открываю список послов Олега, и среди этих послов имя Айвор. Это балтское имя. Литовцы – наши двоюродные братья. Когда в первом тысячелетии Литва и славянство были в едином языковом пространственном анклаве. Был и общий бог Перун — Перкун.

Фомин: В летописи за 945 упоминается около 50 человек – имена в основном не славянские. Но это не значит, что они какие-то финские или германские. Наши норманисты очень упрощены, в т.ч. в археологии и пытаются соотносить наши древности в т.ч. имена, либо со славянскими, либо с германскими. Т.е. если не славяне, то германцы. Но кроме германцев то много других народов было. И пруссы, и Литва, и предки латышей.
Там есть послы с интересными именами. С одной стороны, есть посол по имени Ятвяк. То есть из племени ятвягов. А рядом с ним человек по имени сверь, то есть швед. Вот первый швед это середина 10го века, и настолько это было редкое явление, что среди 50 человек он воспринимался как чужой, поэтому его называли по его национальности. Ведь не могли все эти 50 человек быть шведами и носить одно и тоже имя.

Сахаров: Вот представьте, что шёл Рюрик с дружиной по Руси, говорили на шведском языке. И как случилось так, что через поколение нет уже никаких следов. Никаких шведов, скандинавов, никакого языка. А все они стали славянами. И славянские имена и пр. Я у одного из норманистов в нашем институте спросил – как так, пришли скандианвы и через 1-2 поколения уже и следов никаких нет? Он ответил – «Я сам удивляюсь».

Фомин: Ещё они говорят «Ассимилировались»

Сахаров: А если исходить из того, что варяги – это южнобалтийские славяне, которые говорили на одном языке с новгородцами, все легко объясняется и им и ассимиляции никакой не надо. Если бы они не знали славянского языка – как они могли управлять и адаптироваться?

Фомин: Имена ведь передаются по отцовской линии и не исчезают. Если бы это были шведы, то у нас и через 200-300 лет были бы Рорики.

Сахаров: Я хочу сказать о данных Татищева. Фамилия Татищева, нашего историка, вызывает у норманистов яростную дрожь. Они его ненавидят и называют фальсификатором. К сожалению, это начал Карамзин.
У Татищева у единственного человека в нашей историографии есть сведения о так называемой Иоакимовской летописи, которая даёт родословную Рюрика и показывает, что это выходцы из южно-балтийских славян. Рюрик, Мила, Гостомысл – это всё южнобалтийские имена. Иоакимовская летопись объявлена фальсифицированной и выдуманной, хотя в действительности нет никаких оснований для этого, и, наоборот, наши крупные историки – Кузьмин, Янин и др. а также раскопки показали, что Иоакимовская летопись совершенно реальна, и в ней описаны события, которые отложились в археологических данных. Возьмите эту летопись и посмотрите родословную Рюрика. Летописцы знали историю, и объявлять это фальсификацией и обвинять Татищева просто преступно.

О значении варяжского вопроса

Фомин: Варяжско-русские следы археологические прослеживаются. На Балтике три потока переселения – 8й век, середина 9го, середина 10го. Они все проверяются археологически. Керамика там вся славянская. Если взять антропологию, то черепа там тоже южнобалтийские. Германских то нет.

Сахаров: Если мы сегодня наш мир посмотрим, то по нашим артефактам через 500 лет будут судить о Москве, то скажут, что Москва была городом американским. Мы все одеты в западную одежду. Неужели это говорит, что мы являемся потомками американцев, итальянцев, японцев и т.д.? Ничего подобного. И в древности было тоже самое.
Были артефакты, останки, предметы, оружие..Ну и что? Я думаю, что такого же рода предметы славянские можно найти и в Скандинавии. И они есть. Есть славянские женские погребения в Швеции. Но это не говорит, что шведы это славяне.

Фомин: В Новгороде к 2002 году за 70 лет существования новгородской археологической экспедиции найдено 150 тыс. артефактов не считая керамики. Из них только 10 или 15 скандинавских. Сами норманисты говорят – «мы поражаемся». Как это? При этом Новгород считается базой норманов. Почему берут только скандинавские вещи? Почему не взять финские вещи, арабские. Может быть они варягами были?

Сахаров: В 21 веке вопрос происхождения о имеет огромное значение для российской истории и самосознания российского народа, для понимания нашей государственности. И понимания цивилизационной цельности западно- и востославянского мира. Это важно для отношений с угро-финскими, прибалтийскими народами. Это общая история, очень интересная, порой драматическая, в центре которой стоят варяги-русь

Фомин: Историк должен работать в рамках источников. Если он за них выходит – это уже фантастика. Какие источники? Это наши летописи, огромнейший археологический материал. Ну если на посаде Пскова 81% керамики – южнобалтийская, то какая-то маленькая скандинавская вещь теряется в этом море. О чём тут говорить?
А почитаешь норманистов – «мало археологического материала». Покажешь им – «да вот, вы же сами пишете.»..Археологи, им же деваться то некуда. Керамика, она же какая есть, такая есть. Её же нельзя выдать за скандинавскую. И ганзейская керамика была, т.к. Ганза сотрудничала с Новгородом.

Был такой человек — Людпрам, умер в 917 году. Он чётко говорит – русские приходили, греки называют их так то, а мы по местоположению называем их нордманы, «северные люди». При этом норманисты указывают это в качестве аргумента. Однако если мы жителей Норильска начнём называть нордманы, они норманнами от этого не станут.

Сахаров: А по византийским источникам Русь и русская земля назывались Скифами.

Я автор учебников истории для 6, 7 и 10 класса, где те же вопросы рассмотрены на более глубоком уровне. Я даю эту проблему очень деликатно и аккуратно, в отличие от моих оппонентов. Я говорю, что есть 2 точки зрения, что есть точка зрения норманистов и антинорманистов, которая восходит к именам Татищева, Ломоносова, Гедеонова, Тихомирова, Кузьмина. Излагаю 2 точки зрения, и высказываю свою точку зрения, говоря, что мои аргументы как учёного вот такие-то и такие-то. Дело в том, что это редкое исключение.
В учебниках, которые сейчас создаются норманистами, там звука нет про антинорманистов, про Ломоносова, Татищева. Там прямо констатируется – варяги скандинавы, Рюрик скандинав и т.д. Говоят, что Русь однотипно слову роуси – гребцы. Абсолютная ерунда. Не может название профессиональное перейти на название страны и стать этнонимом. Это противоречит всему здравому смыслу.

Фомин: Историческое сознание формируется с молодых лет. Попалась мне маленькая книжечка для детей о князе Святославе. Там говорится что вот. Святослав, с варягами, в балканской кампании. И даётся пояснение – варяги – скандинавы. Зачем это в детской книге для детей 5-6 лет?

Как преподносятся в учебниках Рюрик, Синеус и Трувор? Рюрик – реальный человек, а его эпитеты – что он пришёл с родом своим и со своею дружиною – по шведски якобы синеус и труваринг. Ни «ус» не означал род, ни «Варинг» дружина. Но это не главное.
Пусть они откроют Пискаревский летописец под 1586 годом. В этом году было казнено несколько людей, один из них – русин Синеус. То есть имя бытовало с 9го века до конца 16 века. Если идти по созвучиям, то можно сказать, что немецкий Кёниг – король, близок к русскому коню. Вот и всё.
Это ребёнок может такие параллели проводить.
Но остепенённые доктора наук – исторические, филологические начинают обращаться к такому очень зыбкому материалу — остаётся только руками разводить и сожалеть,
что нас, антинорманистов, не так много.

Смотрите все серии Древние славяне и становление Древней Руси в передачах «Час истины» и «Гордон»


Просмотров: 33349

Источник: Час истины

statehistory.ru в ЖЖ:

statehistory.ru

ВАРЯГИ — История ВАРЯГОВ

Варяги

И в первую очередь, ты, вероятно, спросить меня хочешь: «А не сбрендил ли я?» или, например «А какого черта тебе приспичило варягов к древним славянамзапихивать?»

На это я тебе отвечу, как всегда просто…

Были такие ребята, как западные славяне и жили они не где-нибудь в глубоких лесах, а конкретно держали большую территорию между Эльбой и Балтийским морем.

Они-то варягами и были…

В древние времена на Руси под варягами понималось все славяноязычное население Поморья. Понятное дело, что наречия славянского языка различны иваряги имели свои особенные слова и выражения, взятые то ли у других народов, то ли совсем древние словечки пользовались популярностью, но ребята эти были славянами. И Поморская и Приднестровская Русь имели отношения, потому как ирелигия древних славян и язык — были все равно одни и те же.

Ну, разве что самую чуточку различались. А так… Все одно.

А обитали варяги, в основном, на острове Рюген. В летописях говорится, что население острова составляло около ста тысяч человек. Представляешь, какая армада?


Отмечено на карте:

Да вот еще быт и нравы у этих товарищей были особенные. Не похожие на нравы и обычаи остальных.

К примеру, варяги держали связи со всеми европейскими государствами — кому житья не давали своими набегами, а с кем просто беседу проводили о том, как жить, как торговать. Много тем у них было для процесса воспитания своих соседей припасено.

Но, несмотря на соседство с европейскими государствами, религию свою — язычество, не меняли. Как только к ним Византия не подкатывала — все равно упорно были язычниками.

А настойчивые христиане-проповедники — прекрасными жертвами для языческих богов. Варяги, в отличие от Приднестровских славян, ох как любили жертвоприношения. Хлебом не корми — дай кого-нибудь принести в жертву.

А то, что варяги жили около моря, дает еще вдобавок и неплохую почву для размышлений. В том смысле, что усердными пахарями и скотоводами они не были, а были народом морским, знающим морское дело и, соответственно, воевали не только на суше, но и на воде, что заранее обрекало врагов на поражение.

И, в заключении, у меня возникает небольшой вопросик:

А кто же такие тогда викинги?

Про них столько легенд крутых, что становится любопытно. И тут все просто. Викинги — народ скандинавский, морской, суровый и серьезный. Но вот только племена-то всю дорогу смешивались, смешивались…

Вот ещё что пишут о Варягах:

Варя́ги (греч. Βάραγγοι, др.-исл. Vaeringjar) — поселенцы из Балтийского региона, представители которых присутствовали как наёмные воины или торговцы в Древнерусском государстве (IX—XII вв.) и Византии (XI—XIII вв.).

Древнерусские летописи связывают с варягами-русью образование государства Русь («призвание варягов»). Вопрос о том, кого называли на Руси варягами, продолжает оставаться дискуссионным. Ряд источников сближают понятия «варяги» со скандинавскими викингами, с XII века на Руси лексема «варяги» заменяется псевдоэтнонимом «немцы». Из византийских источников известны варяги (варанги) как особый отряд на службе у византийских императоров с XI века. Скандинавские источники также сообщают о том, что некоторые викинги вступали в отряды варягов (вэрингов), находясь на службе в Византии в XI веке.

Начиная с XVIII века, историки спорят о том, кто же были те легендарные варяги, основавшие Русь согласно летописной версии («призвания варягов»). Если по древнерусским источникам варяги представляли собой наёмников «из-за моря» (с берегов Балтики), то византийцы вносят в название явный этнический оттенок с размытой географической локализацией этого этноса. Скандинавские источники заимствуют понятие варягов от византийцев, хотя большинство версий этимологии слова варяги исходит из германских языков.

В современной историографии наиболее часто отождествляют варягов как скандинавских «викингов», то есть варяги — славянское наименование викингов. Существуют иные версии этнической принадлежности варягов — как финнов[1], немцев-пруссов[2], балтийских славян[3] и варяги «руського» (то есть соляного) промысла Южного Приильменья[4][5].

Под «варяжским вопросом» принято понимать совокупность проблем:
этническая принадлежность варягов в целом и народа русь как одного из варяжских племён;
роль варягов в развитии государственности у восточных славян;
значение варягов для формирования древнерусского этноса;
этимология этнонима «русь».

Попытки разрешения сугубо исторической проблемы часто политизировались и привязывались к национально-патриотическому вопросу. С ответом на вопрос, какой народ принёс восточным славянам правящую династию и передал своё название — славянский, балтийский или германский — оппоненты могли связывать ту или иную политическую заинтересованность исследователя. В XVIII—XIX веках «германская» версия («норманизм») полемически увязывалась с превосходством германской расы. В советское время историки были вынуждены руководствоваться партийными установками, в результате чего летописные и прочие данные отвергались как выдумки, если не подтверждали образования Руси без участия скандинавов.[6]

Данные по варягам довольно скупы, несмотря на частое их упоминание в источниках, что позволяет исследователям строить различные гипотезы с упором на доказательство своей точки зрения. Данная статья полно излагает известные исторические факты, связанные с варягами, без углубления в решение варяжского вопроса.
[править]
Этимология

Примерные пределы распространения древнескандинавского языка и родственных ему языков в X веке.
— западный древнескандинавский,
— восточный древнескандинавский,
— германские языки,
— германские языки,
— крымско-готический диалект.

Впервые понятие варяги зафиксировано в сочинении учёного из древнего Хорезма Аль-Бируни (1029 г.): «От [океана] отделяется большой залив на севере у саклабов [славян] и простирается близко к земле булгар, страны мусульман; они знают его как море варанков, а это народ на его берегу. «[7] Аль-Бируни узнал о варягах скорее всего через волжских болгар от славян, так как только последние называли Балтику Варяжским морем. Также одно из первых синхронных упоминаний варягов относится ко времени правления князя Ярослава Мудрого (1019—1054) в «Русской Правде», где выделялся их правовой статус на Руси.

Ретроспективно русские летописцы конца XI века относили варягов к середине IX века («призвание варягов»). В исландских сагах варяги (vaeringjar) появляются при описании службы скандинавских воинов в Византии в начале XI века. Византийский хронист 2-й половины XI века Скилица впервые сообщает о варягах (варангах) при описании событий 1034 года, когда варяжский отряд находился в Малой Азии.[8]
Известный специалист по Византии В. Г. Васильевский собрал обширный эпиграфический материал по истории варягов, в результате чего высказал предположение:

«Тогда нужно будет принять, что имя варангов образовалось в Греции совершенно независимо от русского „варяги» и перешло не из Руси в Византию, а наоборот, и что наша первоначальная летопись современную ей терминологию XI и XII веков перенесла неправильным образом в предыдущие столетия.»[9]
Переводчик саг с древнеисландского О. И. Сенковский высказал следующие версии происхождения слова «варяги». По его мнению «варяги» означали искажённое в славянском самоназвании дружины викингов — félag.[10] Возникшая позднее в Византии лексема «веринги» (væringjar) могла быть заимствованием от русов, то есть искажённые «варяги». В сагах викинги называли себя норманнами, употребляя термин «веринги» («варяги») только по отношению к скандинавским наёмникам в Византии. Сенковский также обратил внимание на то, что в договоре викинга Эймунда с князем Ярославом (Эймундова Сага) первый обращается к князю с выражением: «Мы просимся быть защитниками этого владения…» Защитники на языке саги — varnarmenn. В Византии или на Руси слово защитники могло превратиться в верингиар (væringjar) по предположению историка XVIII века В. Н. Татищева.
С. А. Гедеонов нашёл ещё одно близкое значение в балтийско-славянском словаре древанского наречия, опубликованном И.Потоцким в 1795 г. в Гамбурге: warang (меч, мечник, защитник).
Другая распространённая версия — «варяги» произошло от др.-герм. wara (присяга, клятва), то есть варягами были воины, давшие клятву (надо полагать, в верности византийскому императору).[11]
По мнению А. Г. Кузьмина слово происходит от кельтского var (вода), то есть под варягами понимали жителей (по версии Кузьмина: ославяненных кельтов) побережья вообще (аналог этимологии в русском: поморы).[12] По его же мнению слово «варяги» восходит к этнониму «варины» или «варны», через промежуточный этноним «варанги», от которого выводит др.-русск. «варяги» и «Варяжское море», и возможно «вагры» и «варны» (в германской передаче имена некоторых племён балтийских славян).
По мнению А.Васильева для слова «варяг» (участника «соленого промысла») Южного Приильменья самой убедительной этимологией следует считать слово «варя» (процесс выварки соли от затопки печи до выноса соли на сушку)» [13]. Дополнительно к слову «варя» [14] Г. С. Рабинович ссылается на «документы русского промысла», в которых и слово «варь» это «вываренная из рассола соль» [15]. С.Герберштейн писал о Балтийском море, что «доселе удерживает у русских свое название, именуясь Варецкое море, то есть Варяжское море» [16]. А слово «варец» для XVI века это «солевар» [17]. По тексту саги «Прядь о Карле Несчастном» норвежский купец (солевар) возвращается из Руси к себе на Родину, чтобы исполнить секретное поручение от русского князя Ярослава [18].
Австриец Герберштейн, будучи советником посла в Московском государстве в 1-й половине XVI века, одним из первых европейцев ознакомился с русскими летописями и высказал своё мнение о происхождении варягов:

…поскольку сами они называют Варяжским морем Балтийское… то я думал было, что вследствие близости князьями у них были шведы, датчане или пруссы. Однако с Любеком и Голштинским герцогством граничила когда-то область вандалов со знаменитым городом Вагрия, так что, как полагают, Балтийское море и получило название от этой Вагрии; так как … вандалы тогда не только отличались могуществом, но и имели общие с русскими язык, обычаи и веру, то, по моему мнению, русским естественно было призвать себе государями вагров, иначе говоря, варягов, а не уступать власть чужеземцам, отличавшимся от них и верой, и обычаями, и языком.

— С. фон Герберштейн. Записки о Московии

По предположению Герберштейна, «варяги» — есть искажённое на Руси именование славян-вагров, причём он следует распространённому в средние века мнению,[19] что вандалы были славянами.
[править]
Варяги на Руси
[править]
Варяги-русь

Призвание варягов. В. М. Васнецов

В наиболее ранней из дошедших до нас древнерусских летописей, «Повести временных лет» (ПВЛ), варяги неразрывно связаны с образованием государства Русь, названном так по имени варяжского племени русь. Рюрик во главе руси пришёл в новгородские земли по призыву союза славяно-финских племён, чтобы положить конец внутренним раздорам и междоусобицам. Летописный свод начал создаваться во 2-й половине XI века, но уже тогда наблюдается противоречивость сведений о варягах.

Во вступительной части ПВЛ летописец даёт перечень окружающих народов:

«Ляхи [поляки] же и пруссы, чудь сидят близ моря Варяжского. По этому морю сидят варяги: отсюда к востоку до пределов Симовых, сидят по тому же морю и к западу — до земли Английской и Волошской. Потомство Иафета также: варяги, шведы, норманны [норвежцы], готы [жители Готланда], русь, англы, галичане, волохи, римляне, немцы, корлязи, венецианцы, фряги [франки] и прочие.»[20]

Варяги обозначены как жители всего побережья Балтики. Летописец не уточняет, какие именно народы входили в состав варягов. Хотя они перечислены наряду с отдельными этносами, их обширное географическое положение указывает на обобщающий смысл понятия «варяги», что также отражено в названии Балтийского моря Варяжским. Когда, согласно летописной версии, союз славяно-финских племён решил пригласить себе князя, его стали искать у варягов: «И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие [народы] называются шведы, а иные норманны и англы, а ещё иные готландцы, — вот так и эти. […] И от тех варягов прозвалась Русская земля.»[20][21]

В западноевропейских источниках X века имеются не всегда ясные упоминания о Рутении, находящейся на балтийском поморье. В Житиях Оттона Бамбергского, написанных спутниками епископа Эбоном и Гербордом, имеется много сведений о языческой «Рутении», граничащей на востоке с Польшей, и о «Рутении», примыкающей к Дании и Поморью. Говорится, что эта вторая Рутения должна находиться во власти архиепископа датского. В тексте Герборда описывается смешение восточных и балтийских рутенов:

«С одной стороны на Польшу нападали чехи, моравляне, угры, с другой — дикий и жестокий народ рутенов, которые, опираясь на помощь флавов, пруссов и поморян, очень долго сопротивлялись польскому оружию, но после многих понесённых поражений принуждены были вместе со своим князем просить мира. Мир был скреплён браком Болеслава с дочерью русского короля Святополка Сбыславой, но ненадолго».

Считается что под «рутенами» имеются ввиду язычники, которые опирались на племена Прибалтики. Однако не исключается, что это род рутенов (латинское «рыжие»).[22]

Варяги в качестве наёмной военной силы участвуют во всех военных экспедициях первых русских князей, в завоевании новых земель, в походах на Византию. Во времена Вещего Олега под варягами летописец подразумевал русь, при Игоре Рюриковиче русь начала ассимилироваться со славянами, а варягами называли наёмников с Балтики («послал за море к варягам, приглашая их на греков»). Уже во времена Игоря в Киеве находилась соборная церковь, так как среди варягов по сообщению летописца было много христиан.

Крупнейшим «городищем и могильником варягов» в Киевской Руси IX—XII веков, по всей видимости, является «Шестовицкий археологический комплекс» под Черниговым.
[править]
На русской службе

Хотя в ближайшем окружении киевского князя Святослава были воеводы со скандинавскими именами, летописец не называет их варягами. Начиная с Владимира Крестителя, варяги активно используются русскими князьями в борьбе за власть. У Владимира служил будущий норвежский конунг Олав Трюггвасон. Один из самых ранних источников по его жизни, «Обзор саг о норвежских конунгах» (ок. 1190 г.), сообщает о составе его дружины на Руси: «его отряд пополняли норманны, гауты и даны».[23] С помощью варяжской дружины новгородский князь Владимир Святославич захватил престол в Киеве в 979 году, после чего постарался избавиться от них:

«После всего этого сказали варяги Владимиру: „Это наш город, мы его захватили, — хотим взять выкуп с горожан по две гривны с человека». И сказал им Владимир: „Подождите с месяц, пока соберут вам куны». И ждали они месяц, и не дал им Владимир выкупа, и сказали варяги: „Обманул нас, так отпусти в Греческую землю». Он же ответил им: „Идите». И выбрал из них мужей добрых, умных и храбрых и роздал им города; остальные же отправились в Царьград к грекам. Владимир же ещё прежде них отправил послов к царю с такими словами: „Вот идут к тебе варяги, не вздумай держать их в столице, иначе наделают тебе такого же зла, как и здесь, но рассели их по разным местам, а сюда не пускай ни одного».»[24]

Хотя русские наёмники служили в Византии и раньше, именно при Владимире появились свидетельства о крупном контингенте русов (ок. 6 тысяч) в византийском войске. Восточные источники подтверждают отправку Владимиром воинов на помощь греческому императору, называя их русами.[25] Хотя не известно, относятся ли эти «русы» к варягам Владимира, историки предполагают, что от них в Византии вскоре произошло название варанги (Βάραγγοι) для обозначения отборного воинского подразделения, состоящего из различных этносов.

Сколько варягов удавалось привлечь князьям из-за моря, можно оценить по дружине Ярослава Мудрого, который в 1016 году в поход на Киев собрал 1000 варягов и 3000 новгородцев.[26] Сага «Прядь об Эймунде»[27] сохранила условия наёма варягов в войско Ярослава. Предводитель отряда в 600 воинов Эймунд выдвинул такие требования за год службы:

«Ты должен дать нам дом и всей нашей дружине, и сделать так, чтобы у нас не было недостатка ни в каких ваших лучших припасах, какие нам нужны […] Ты должен платить каждому нашему воину эйрир серебра […] Мы будем брать это бобрами и соболями и другими вещами, которые легко добыть в вашей стране […] И если будет какая-нибудь военная добыча, вы нам выплатите эти деньги, а если мы будем сидеть спокойно, то наша доля станет меньше.»[28]

Таким образом ежегодная фиксированная плата рядового варяга на Руси составляла около 27 г (1 эйрир) серебра или немногим больше ½ древнерусской гривны того периода, причём воины могли получить оговоренную сумму только в результате успешной войны и в виде товаров. Наём варягов не выглядит обременительным для князя Ярослава, так как после захвата великокняжеского престола в Киеве он выплатил новгородским воинам по 10 гривен.[26] После года службы Эймунд поднял плату до 1 эйрира золота на воина. Ярослав отказался платить, и варяги отправились наниматься к другому князю.
[править]
Варяги и немцы

В синхронных документах X века (русско-византийские договоры и византийские документы) название «варяги» не используется, так что все упоминания о них до XI века носят ретроспективный характер. В русских летописях варяги предстают прежде всего как наёмные профессиональные воины в IX—XI вв. С XII века — как купцы с Балтики, а понятие «варяжский» смещается в сторону обобщающего этнического признака. В житие Св. княгини Ольги о её родителях сообщалось: «Отца имела язычника, также и мать некрещённую от языка Варяжска.»

В договоре[29] конца XII века новгородцев с ганзейской торговой лигой варяги выступают как выходящее из употребления общее наименование «немцев» и жителей Готланда.

В «Повести временных лет» «Сказании о призвании варягов» содержится такой текст:
«И сказали себе [словене]: „Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву». И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, — вот так и эти.»[30]

Новгородская летопись старшего (и младшего) изводов [31] отмечают в 1201 году заключение новгородцами мира с варягами, завершившего крупную ссору на Готланде, видимо по торговым делам, несколькими годами ранее. Но локализация летописных варягов от 1201 года (относительно Старой Руссы и обратной сухопутной дороги в Новгород горою через село Коростынь) требует дальнейших исследований — « А Варягы пустиша без мира за море. Того же лъта срубиша в РусЂ город. А на осень приидоша Варязи горою на миръ. и да имъ миръ на всеи воли своеи» [32]. В летописях для озера Ильмень в направлении к Старой Руссе сохранилось и другое название — «Руское море»[33]. В русских источниках слово «варяжская» по отношению к церквям означало фактически «католическая».

С XIII века слово «варяги» вышло из употребления, так как было вытеснено псевдоэтнонимом «немцы», что нашло отражение в описании призвания Рюрика в поздних летописях[34]: «Избрашася от немец три браты с роды своими…» Царь Иван Грозный писал шведскому королю: «В прежних хрониках и летописцех писано, что с великим государем самодержцем Георгием-Ярославом на многих битвах бывали варяги: а варяги — немцы»[35]
[править]
Варяги в Византии

Византийский император Константин Багрянородный (945—959 гг.) оставил в своих сочинениях подробное описание государственного устройства Византии, но нигде не упомянул про варягов. Варяги также не упоминаются в византийских документах и при описании событий 2-й половины X века. Они появляются в источниках с XI века, иногда совместно с русами. Единственное употребление термина в более раннем времени относится к «Псамафийской хронике», документу 1-й половины X века, однако неясно, кем был употреблён термин φαραγοι (фараг) для названия телохранителя византийского императора — анонимным автором или переписчиком единственной греческой рукописи, утерянной к настоящему времени.[36]
[править]
Наёмники

Иллюстрация из хроники Скилица с женщиной, убивающей варяга. В тексте хроники она для этого использовала меч.

Впервые варяги на византийской службе отмечены в хронике Скилицы в 1034 году в Малой Азии (фема Фракезон), где они размещались на зимних квартирах. Когда один из варягов попытался силой овладеть местной женщиной, та в ответ заколола насильника его собственным мечом. Восхищённые варяги отдали женщине имущество убитого, а его тело выбросили, отказав в погребении.[37]

В 1038 году варяги участвуют в боях с арабами на Сицилии, в 1047 действуют в южной Италии, в 1055 они совместно с русами обороняют итальянский город Отранто от норманнов.[38] Около 1050 года византийский император послал в Грузию отряд в 3 тыс. варягов (варангов) на помощь византийскому союзнику в его междоусобной войне.[39]

Как свидетельствует византиец Кекавмен, в 1-й половине XI века наёмники-варяги не пользовались особой благосклонностью императоров:

«Никто другой из этих блаженных государей не возводил Франка или Варяга [Βραγγοη] в достоинство патриция, не делал его ипатом, не поручал ему наблюдения за войском, а разве только едва кого производил в спафарии[40] . Все они служили за хлеб и одежду.»[41]

Кекавмен в рассказе о знаменитом последнем викинге и будущем норвежском короле Харальде Суровом, служившем в варягах в 1030-е годы, назвал того сыном царя Варангии, что равнозначно византийскому пониманию в XI веке варягов как норманнов или норвежцев. Византийский историк XI века М. Пселл также говорил о варангах как о лицах, принадлежащих к племени[42], хотя без уточнения этнографической принадлежности или географической локализации. Современник Кекавмена и Пселла, хронист Скилица, вообще идентифицировал варягов как кельтов: «варанги, по происхождению кельты, служащие по найму у греков».[9]

О этническом понимании византийцами слова «варяги» свидетельствуют жалованные грамоты (хрисовулы) из архива Лавры св. Афанасия на Афоне. Грамоты императоров освобождают Лавру от воинского постоя, в них перечисляются контингенты наёмников на византийской службе. В хрисовуле № 33 от 1060 года (от императора Константина X Дуки) указаны варяги, русы, сарацины, франки. В хрисовуле № 44 от 1082 года (от императора Алексея I Комнина) список меняется — русы, варяги, кулпинги, инглины, немцы. В хрисовуле № 48 от 1086 года (от императора Алексея I Комнина) список значительно расширяется — русы, варяги, кулпинги, инглины, франки, немцы, болгары и сарацины. В старых изданиях хрисовулов соседние этнонимы «русы» и «варяги» не были разделены запятой (погрешность копирования документов), в результате чего термин ошибочно переводился как «русские варяги». Ошибка устранена после появления фотокопий оригинальных документов.[43]
[править]
Гвардия императоров

Варяги в Византии. Иллюстрация из хроники Скилицы.

В византийских источниках XII—XIII века наёмный корпус варягов часто именуется секироносной гвардией императоров (Τάγμα των Βαραγγίων). К этому времени сменился его этнический состав. Благодаря хрисовулам стало возможным установить, что приток в Византию англичан (инглинов) начался видимо после 1066 года, то есть после завоевания Англии нормандским герцогом Вильгельмом. Вскоре выходцы из Англии стали преобладать в варяжском корпусе.

Норманский хронист XI века Готфрид Малатерра по поводу битвы 1082 года заметил: «англяне, которых называют варангами».[44] Византийский писатель XV века Георгий Кодин при описании придворной трапезы сообщает: «варанги восклицают императору многая лета на своём отечественном языке, то есть по-английски».[45] Из последнего свидетельства следует, что варяги приобрели привилегированное положение в византийском войске. Возможно авторы сделали обобщение, назвав язык варягов английским. Так Саксон Грамматик при описании визита датского короля Эрика в Константинополь в 1103 году отметил встречу короля с соотечественниками:

«Между прочими, которые от города Константинополя жалованье получают, датского языка люди первую воинскую степень имеют, и их караулом царь здравие своё защищает. И когда он [Эрик I] в Константинополь прибыл, то варанги от императора получили позволение к королю своему прийти.»[46]

Чужеземцы и раньше использовались в качестве дворцовой стражи, но только варяги приобрели статус постоянной личной гвардии византийских императоров. Начальник варяжской гвардии именовался аколуфом, что означает «сопровождающий». В сочинении XIV века Псевдо-Кодина даётся определение: «Аколуф является ответственным за варангов; сопровождает василевса во главе их, поэтому и зовётся аколуфом».[47]

Анна Комнина, дочь императора, высоко оценивает варягов, рассказывая о событиях 1081 года : «Что же до варягов, носящих мечи на плечах, то они рассматривают свою верность императорам и службу по их охране как наследственный долг, как жребий, переходящий от отца к сыну; поэтому они сохраняют верность императору и не будут даже слушать о предательстве.»[48] Анна характеризует варягов как отважных варваров, носящих обоюдоострые мечи на правом плече и имеющих большие щиты. В 1081 году весь отряд варягов под началом Намбита был истреблён в сражении итальянскими норманнами Роберта Гвискара.

В саге о Хаконе Широкоплечем из цикла «Круг Земной» повествуется о битве в 1122 году византийского императора Иоанна II с печенегами в Болгарии. Тогда «цвет войска», отборный отряд верингов в 450 человек под началом Торира Хельсинга первым ворвался в лагерь кочевников, окружённый повозками с бойницами, что позволило византийцам одержать победу.

В 1204 варяжская гвардия в последний раз проявила себя, обороняя Константинополь от рыцарей-крестоносцев. Никита Хониат, свидетель этих событий, так написал про варягов-секироносцев после того, как рыцари ворвались в город:

«Ласкарис начал неотступно увещевать и поощрять собравшийся сюда народ к сопротивлению неприятелям. Равным образом он возбуждал идти на предстоявшую битву и секироносцев с их бранными железными оружиями на плечах, говоря, что им также надобно не менее римлян страшиться бедствий, если управление римскою империею перейдёт к чужеземцам, потому что они не будут уже тогда получать такой богатой платы за службу и не удержат почтенного звания охранной царской стражи, но будут зачислены в неприятельское войско даром наряду со всеми. Однако, несмотря на все его усилия никто из народа не отозвался на его голос и даже секироносцы обещали содействие только за деньги, бесчестно и воровски считая крайнюю опасность положения удобнейшим временем торговаться.»[49]

После падения Константинополя известия о варягах-воинах в Византии отсутствуют, однако этноним «варяг» постепенно превращается в патроним, составную часть личного имени. В документах XIII—XIV вв. отмечены греки видимо скандинавского происхождения с именами Варанг, Варангопул, Варяг, Варанкат, из которых один был владельцем бань, другой врачом, третий церковным адвокатом (экдиком).[47] Таким образом воинское ремесло не стало наследственным делом у потомков варягов, осевших на греческой земле.
[править]
Варяги в Скандинавии

На рунических камнях, возводимых скандинавами в IX—XII вв., слово «варяги» не встречается. На севере Норвегии недалеко от российского Мурманска есть полуостров Варангер и одноимённый залив. В тех местах, населённых саами, найдены воинские погребения, датируемые эпохой поздних викингов. Впервые варяги как væringjar (веринги) появляются в скандинавских сагах, записанных в XII веке. Верингами называли наёмников в Византии.

«Сага о Ньяле» рассказывает об исландце Кольскегге, который примерно в 990-е годы:[50]

«отправился на восток, в Гардарики [Русь], и пробыл там зиму. Оттуда он поехал в Миклагард [Константинополь] и вступил там в варяжскую дружину. Последнее, что о нём слышали, было, что он там женился, был предводителем варяжской дружины и оставался там до самой смерти».[51]

«Сага о людях из Лососьей долины» несколько противоречит в хронологии «Саге о Ньяле», называя Болли в 1020-е годы первым исландцем в варягах:

«После того как Болли провёл зиму в Дании, он отправился в дальние страны и не прерывал своего путешествия, пока не прибыл в Миклагард. Недолго пробыл он там, как вступил в варяжскую дружину. Мы никогда не слышали раньше, чтобы какой-нибудь норвежец или исландец до Болли, сына Болли, стал дружинником короля Миклагарда [Константинополя]»[52]

.

Болли в 1030 году вернулся в Исландию с богатым оружием и в роскошных одеяниях, поразивших его соплеменников.

Одним из наиболее прославленных героев саг стал будущий норвежский король Харальд Суровый, воевавший в 1034—1043 гг. по всему Средиземноморью с отрядом в 500 варягов, а перед тем послуживший Ярославу Мудрому. Сага о Харальде Суровом из цикла «Круг Земной» сообщает легендарный обычай, позволявший варягам по смерти византийского императора уносить сокровища из дворца: «Харальд трижды ходил в обход палат, пока находился в Миклагарде. Там было в обычае, что всякий раз, когда умирал конунг греков, веринги имели право обходить все палаты конунга, где находились его сокровища, и каждый был волен присвоить себе то, на что сумеет наложить руку»[53]. Однако Харальд по сообщению той же саги был брошен в темницу по обвинению в присвоении имущества императора, а затем бежал на Русь. Харальд погиб в 1066 году в битве при Стамфордбридже, которой завершилась двухсотлетняя история вторжений скандинавских викингов в Англию.

karos-varagi.clan.su

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.