Ракета аметист – Крылатая противокорабельная ракета П-70 «Аметист» > Противокорабельные ракетные комплексы > Игрушки > Патологии > Информационный портал «Грот»

П-70 Аметист — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Перейти к навигации Перейти к поиску
П-70 «Аметист»

Рисунок ПКР П-70
Тип противокорабельная ракета
Статус Снята с вооружения
Разработчик ОКБ-152
Главный конструктор В. Н. Челомей
Годы разработки 1958—1968
Начало испытаний 24 июня 1961 года (первый бросковый пуск)
16 декабря 1962 года (первый пуск с подводной лодки)
Принятие на вооружение 3 июня 1968 года
Производитель Дальневосточный машиностроительный завод
Годы производства 1966—1987
Единиц произведено 631
Годы эксплуатации 1967—1992
Основные эксплуатанты СССР 

ru.wikipedia.org

Крылатая противокорабельная ракета П-70 Аметист » Военное обозрение

1 апреля 1959 года вышло Постановление СМ СССР № 363-170 о разработке первой в мире противокорабельной крылатой ракеты с подводным стартом.


В состав разработчиков были включены:
ОКБ-52 ГКАТ — головной по ракете;
КБ-2 ГКАТ — маршевый и стартовый двигатели;
НИИ-6 ГКОТ — топливо для двигателей и боевая часть обычного типа;
ЦКБ-34 (главный конструктор Б. Г. Бочков) — стартовые установки для подводных лодок проектов 661 и 670;
НИИ-49 (главный конструктор Б. А. Митрофанов) — системы управления ракетой;
НИИ-3 (главный конструктор Н. Н. Свиридов) — разработка комплекса гидроакустического вооружения «Рубин», обеспечивавшего обнаружение надводных кораблей и выдачу целеуказания для ракет "Аметист".
Эскизный проект «Аметиста» был закончен в 1959 году. Этап совместных испытаний проходил с марта 1965 года по сентябрь 1966 года Постановлением СМ от 3 июня 1968 года ракетный комплекс «Аметист» был принят на вооружение ВМФ, где ракета "Аметист" получила секретный индекс П-70 и несекретный — 4К66.

Первым носителем ракет "Аметист" должна была стать скоростная атомная подводная лодка проекта 661. Подводная лодка К-162 проекта 661 была заложена в Северодвинске 28 декабря 1963 года. Однако работы по ее достройке и испытаниям затянулись, и она вошла в строй лишь 31 декабря 1969 года. Подводная лодка проекта 661 создавалась для борьбы с авианосными соединениями противника. Скорость длительного подводного хода составляла 37-38 узлов, т. е. она шла быстрее авианосцев и кораблей охранения на 5-7 узлов. Десять ракет «Аметист» находились в контейнерах, размещенных в носовой части подводной лодки побортно вне прочного корпуса, наклонно к горизонту. В дальнейшем от серийной постройки лодок 661 проекта отказались, в первую очередь по той причине, что для выпуска всего боекомплекта требовалось произвести 2 раздельных залпа, интервал между которыми составлял около трех минут, что резко снижало эффективность ракетной атаки. Устранение этого недостатка ( выпуск всех десяти ракет в одном залпе) привели к необходимости коренным образом переделать систему удержания подлодки на стартовой глубине.

Следующее поколение подводных лодок, предназначенных для борьбы с авианосцами, — лодки проекта 670А — строились быстрее. Головная подводная лодка проекта 670А К-43 вступила в строй в 1967 году. Всего на заводе «Красное Сормово» было построено 10 лодок проекта 670А.

Состав

Ракетное вооружение ПЛ 670-го проекта - восемь ПКР “Аметист” - располагалось в контейнерных пусковых установках СМ-97, размещенных в передней части корабля вне прочного корпуса под углом 32.5° к горизонту. В типовой боекомплект лодки входили две ракеты, оснащенные ядерными боеприпасами, а также шесть ракет с обычными БЧ. Стрельба ПКР могла выполняться двумя четырехракетными залпами с глубины до 30м при скорости лодки не более 5.5 узлов и волнении моря до 5 баллов.

Ракета "Аметист" была выполнена по нормальной аэродинамической схеме и имела складное крыло.

Старт производился с подводной лодки с глубины до 30 м из предварительно затопленного забортной водой контейнера. Крылья ракеты автоматически раскрывались под водой сразу же после выхода из контейнера. Под водой срабатывали четыре стартовых двигателя и двигатели подводного хода, а после выхода ракеты на поверхность включались четыре стартовых двигателя воздушной траектории, а затем и маршевый двигатель. Полет происходил на высоте 50-60 м с дозвуковой скоростью, что затрудняло перехват ракеты средствами ПВО кораблей противника. "Аметист" проектировался для двух режимов дальности стрельбы: 40-60 км и 80 км. Небольшая дальность полёта позволила осуществлять целеуказание средствами самой лодки.

Ракета оснащалась фугасно-кумулятивной боевой частью 4Г-66 весом около 1000 кг или специальной боевой частью.

Маршевый двигатель 293-П работал на литьевом топливе, а 4 стартовых двигателя подводного хода, 4 стартовых двигателя для воздушной траектории и 2 двигателя отброса — на обычном баллистическом порохе НМФ-2. Маршевый двигатель имел оригинальную двухшашечную схему с тремя боковыми скошенными полуутопленными соплами. Вес литьевого топлива марки ЛТС-2КМ составлял 1040 кг. При стрельбе на дистанцию 40-60 км маршевый двигатель работал около трех минут.

Система управления "Тор" была разработана НИИ-49 Министерства судостроительной промышленности. "Аметист" имел автономную бортовую систему управления, реализованную по принципу "выстрелил и забыл".

В состав системы управления входили:
автопилот;
радиовысотомер;
аналоговая вычислительная машина
радиолокационная головка самонаведения.
Система самонаведения сама выбирала цель из нескольких обнаруженных, основываясь на анализе энергетических характеристик отраженных от целей сигналов и геометрических признаков расположения целей в полученной радиолокационной картине, например, место авианосца в авианосном ордере.

Пусковые установки для "Аметиста" были спроектированы ЦКБ-34, в их числе:
пусковая установка СМ-101 для плавучего стенда;
пусковая установка СМ-107 для переоборудованной опытной подводной лодки проекта 61ЗА;
пусковая установка СМ-97 для атомной подводной лодки проекта 661;
пусковая установка СМ-97А для атомной подводной лодки проекта 670А.
Изготовление пусковых установок велось на заводе № 232 "Большевик".

Наряду со многими достоинствами ракета «Аметист» обладала и недостатками. В первую очередь — это малая дальность стрельбы, а также недостаточная помехозащищенность и избирательность бортовой системы управления. Кроме того, ракета не была универсальной — пуск производился только с подводной лодки и только в погруженном положении.

Тактико-технические характеристики
Максимальная дальность стрельбы,км 80
Маршевая скорость полета, км/ч 1160
Маршевая высота полета ракеты, м 60
Длина ракеты, м 7,0
Диаметр корпуса,м 0.55
Стартовая масса ракеты , кг. 2900
Боевая часть фугасно-кумулятивная или ядерная
Масса обычной БЧ, кг 1000
Тротиловый эквивалент ядерной БЧ, кт 200

Испытания и эксплуатация

Бросковые испытания проводились в августе-сентябре 1960 года. Первый этап летно-конструкторских испытаний включал в себя 10 пусков с притопленного стенда ПСА в Балаклаве. Первый пуск крылатой ракеты комплекса "Аметист" из подводного положения был произведен 24 июня 1961 года. До конца года было выполнено еще два пуска. В 1963-1964 годах на заводе № 444 подводная лодка С-229 была переоборудована по проекту 61ЗАД в носитель ракет "Аметист". В июле-декабре 1964 года с подводной лодки С-229 запущено 6 ракет, из которых 3 имели прямое попадание в цель, а 2 пуска были неудачными.

Этап совместных испытаний проходил на Черном море на подводной лодке проекта 61ЗА с марта 1965 года по сентябрь 1966 года. Всего сделано 13 пусков, испытания прошли «в основном успешно». В октябре-ноябре 1967 года на Северном флоте проводились контрольные летные испытания "Аметиста" с подводной лодки проекта 670А. Всего сделано 10 пусков. Из них 2 — одиночных, 2 — двухракетным залпом и 1 — четырехракетным залпом.

Подводная лодка К-43 с января 1988 года по 1991 год находилась в составе ВМФ Индии, при этом приблизительно год проведя в автономных плаваниях. Все учебные ракетные стрельбы завершились прямым попаданием в цель. 5 января 1991 г. срок аренды лодки истек. Индия прилагала настойчивые усилия для того, чтобы продлить лизинг и даже приобрести однотипную лодку. Однако под давлением США руководство России отказалось от планов продажи подлодок с атомными силовыми установками.

topwar.ru

Крылатая противокорабельная ракета П-70 Аметист

]]>]]>Ракетное вооружение ПЛ 670-го проекта - восемь ПКР “Аметист” - располагалось в контейнерных пусковых установках СМ-97, размещенных в передней части корабля вне прочного корпуса под углом 32.5° к горизонту. В типовой боекомплект лодки входили две ракеты, оснащенные ядерными боеприпасами, а также шесть ракет с обычными БЧ. Стрельба ПКР могла выполняться двумя четырехракетными залпами с глубины до 30м при скорости лодки не более 5.5 узлов и волнении моря до 5 баллов.

Ракета "Аметист" (см.]]>схему]]>) была выполнена по нормальной аэродинамической схеме и имела складное крыло (см.]]>фото1]]>, ]]>фото2]]>).

Старт производился с подводной лодки с глубины до 30 м из предварительно затопленного забортной водой контейнера. Крылья ракеты автоматически раскрывались под водой сразу же после выхода из контейнера. Под водой срабатывали четыре стартовых двигателя и двигатели подводного хода, а после выхода ракеты на поверхность включались четыре стартовых двигателя воздушной траектории, а затем и маршевый двигатель (см.]]>фото]]> соплового блока). Полет происходил на высоте 50-60 м с дозвуковой скоростью, что затрудняло перехват ракеты средствами ПВО кораблей противника. "Аметист" проектировался для двух режимов дальности стрельбы: 40-60 км и 80 км. Небольшая дальность полёта позволила осуществлять целеуказание средствами самой лодки.

Ракета оснащалась фугасно-кумулятивной боевой частью 4Г-66 весом около 1000 кг или специальной боевой частью.

Маршевый двигатель 293-П работал на литьевом топливе, а 4 стартовых двигателя подводного хода, 4 стартовых двигателя для воздушной траектории и 2 двигателя отброса — на обычном баллистическом порохе НМФ-2. Маршевый двигатель имел оригинальную двухшашечную схему с тремя боковыми скошенными полуутопленными соплами. Вес литьевого топлива марки ЛТС-2КМ составлял 1040 кг. При стрельбе на дистанцию 40-60 км маршевый двигатель работал около трех минут.

]]>]]>Система управления "Тор" была разработана НИИ-49 Министерства судостроительной промышленности. "Аметист" имел автономную бортовую систему управления, реализованную по принципу "выстрелил и забыл".

В состав системы управления входили:

  • автопилот;

  • радиовысотомер;

  • аналоговая вычислительная машина

  • радиолокационная головка самонаведения.

Система самонаведения сама выбирала цель из нескольких обнаруженных, основываясь на анализе энергетических характеристик отраженных от целей сигналов и геометрических признаков расположения целей в полученной радиолокационной картине, например место авианосца в авианосном ордере.

Пусковые установки для "Аметиста" были спроектированы ЦКБ-34, в их числе:

  • пусковая установка СМ-101 для плавучего стенда;
  • пусковая установка СМ-107 для переоборудованной опытной подводной лодки проекта 61ЗА;
  • пусковая установка СМ-97 для атомной подводной лодки проекта 661;
  • пусковая установка СМ-97А для атомной подводной лодки проекта 670А.

Изготовление пусковых установок велось на заводе № 232 "Большевик".

]]>]]>Наряду со многими достоинствами ракета «Аметист» обладала и недостатками. В первую очередь — это малая дальность стрельбы, а также недостаточная помехозащищенность и избирательность бортовой системы управления. Кроме того, ракета не была универсальной — пуск производился только с подводной лодки и только в погруженном положении.

rbase.new-factoria.ru

П-70 «Аметист» (4К66) - противокорабельная ракета подводного старта

1 апреля 1959 года вышло Постановление СМ СССР № 363-170 о разработке первой в мире противокорабельной крылатой ракеты с подводным стартом.
В состав разработчиков были включены:

  • ОКБ-52 ГКАТ — головной по ракете;
  • КБ-2 ГКАТ — маршевый и стартовый двигатели;

  • НИИ-6 ГКОТ — топливо для двигателей и боевая часть обычного типа;
  • ЦКБ-34 (главный конструктор Б. Г. Бочков) — стартовые установки для подводных лодок проектов 661 и 670;
  • НИИ-49 (главный конструктор Б. А. Митрофанов) — системы управления ракетой;
  • НИИ-3 (главный конструктор Н. Н. Свиридов) — разработка комплекса гидроакустического вооружения «Рубин», обеспечивавшего обнаружение надводных кораблей и выдачу целеуказания для ракет "Аметист".

Эскизный проект «Аметиста» был закончен в 1959 году. Этап совместных испытаний проходил с марта 1965 года по сентябрь 1966 года Постановлением СМ от 3 июня 1968 года ракетный комплекс «Аметист» был принят на вооружение ВМФ, где ракета "Аметист" получила секретный индекс П-70 и несекретный — 4К66.

Первым носителем ракет "Аметист" должна была стать скоростная атомная подводная лодка проекта 661. Подводная лодка К-162 проекта 661 была заложена в Северодвинске 28 декабря 1963 года. Однако работы по ее достройке и испытаниям затянулись, и она вошла в строй лишь 31 декабря 1969 года. Подводная лодка проекта 661 создавалась для борьбы с авианосными соединениями противника. Скорость длительного подводного хода составляла 37-38 узлов, т. е. она шла быстрее авианосцев и кораблей охранения на 5-7 узлов. Десять ракет «Аметист» находились в контейнерах, размещенных в носовой части подводной лодки побортно вне прочного корпуса, наклонно к горизонту. В дальнейшем от серийной постройки лодок 661 проекта отказались, в первую очередь по той причине, что для выпуска всего боекомплекта требовалось произвести 2 раздельных залпа, интервал между которыми составлял около трех минут, что резко снижало эффективность ракетной атаки. Устранение этого недостатка ( выпуск всех десяти ракет в одном залпе) привели к необходимости коренным образом переделать систему удержания подлодки на стартовой глубине.

Следующее поколение подводных лодок, предназначенных для борьбы с авианосцами, — лодки проекта 670А — строились быстрее. Головная подводная лодка проекта 670А К-43 вступила в строй в 1967 году. Всего на заводе «Красное Сормово» было построено 10 лодок проекта 670А.

Состав
Ракетное вооружение ПЛ 670-го проекта - восемь ПКР “Аметист” - располагалось в контейнерных пусковых установках СМ-97, размещенных в передней части корабля вне прочного корпуса под углом 32.5° к горизонту. В типовой боекомплект лодки входили две ракеты, оснащенные ядерными боеприпасами, а также шесть ракет с обычными БЧ. Стрельба ПКР могла выполняться двумя четырехракетными залпами с глубины до 30м при скорости лодки не более 5.5 узлов и волнении моря до 5 баллов.

Ракета "Аметист" была выполнена по нормальной аэродинамической схеме и имела складное крыло.
Старт производился с подводной лодки с глубины до 30 м из предварительно затопленного забортной водой контейнера. Крылья ракеты автоматически раскрывались под водой сразу же после выхода из контейнера. Под водой срабатывали четыре стартовых двигателя и двигатели подводного хода, а после выхода ракеты на поверхность включались четыре стартовых двигателя воздушной траектории, а затем и маршевый двигатель (см.фото соплового блока). Полет происходил на высоте 50-60 м с дозвуковой скоростью, что затрудняло перехват ракеты средствами ПВО кораблей противника. "Аметист" проектировался для двух режимов дальности стрельбы: 40-60 км и 80 км. Небольшая дальность полёта позволила осуществлять целеуказание средствами самой лодки.

Ракета оснащалась фугасно-кумулятивной боевой частью 4Г-66 весом около 1000 кг или специальной боевой частью.
Маршевый двигатель 293-П работал на литьевом топливе, а 4 стартовых двигателя подводного хода, 4 стартовых двигателя для воздушной траектории и 2 двигателя отброса — на обычном баллистическом порохе НМФ-2. Маршевый двигатель имел оригинальную двухшашечную схему с тремя боковыми скошенными полуутопленными соплами. Вес литьевого топлива марки ЛТС-2КМ составлял 1040 кг. При стрельбе на дистанцию 40-60 км маршевый двигатель работал около трех минут.

Чертеж ПКР П-70 «Аметист» и её пусковой контейнер

Система управления "Тор" была разработана НИИ-49 Министерства судостроительной промышленности. "Аметист" имел автономную бортовую систему управления, реализованную по принципу "выстрелил и забыл".

В состав системы управления входили:

    • автопилот;
    • радиовысотомер;
    • аналоговая вычислительная машина
    • радиолокационная головка самонаведения.

Система самонаведения сама выбирала цель из нескольких обнаруженных, основываясь на анализе энергетических характеристик отраженных от целей сигналов и геометрических признаков расположения целей в полученной радиолокационной картине, например место авианосца в авианосном ордере.

Пусковые установки для "Аметиста" были спроектированы ЦКБ-34, в их числе:

    • пусковая установка СМ-101 для плавучего стенда;
    • пусковая установка СМ-107 для переоборудованной опытной подводной лодки проекта 61ЗА;
    • пусковая установка СМ-97 для атомной подводной лодки проекта 661;
    • пусковая установка СМ-97А для атомной подводной лодки проекта 670А.

Изготовление пусковых установок велось на заводе № 232 "Большевик".

Наряду со многими достоинствами ракета «Аметист» обладала и недостатками. В первую очередь — это малая дальность стрельбы, а также недостаточная помехозащищенность и избирательность бортовой системы управления. Кроме того, ракета не была универсальной — пуск производился только с подводной лодки и только в погруженном положении.

Фото П-70 «Аметист» в музее

Испытания и эксплуатация П-70 «Аметист»
Бросковые испытания проводились в августе-сентябре 1960 года. Первый этап летно-конструкторских испытаний включал в себя 10 пусков с притопленного стенда ПСА в Балаклаве. Первый пуск крылатой ракеты комплекса "Аметист" из подводного положения был произведен 24 июня 1961 года. До конца года было выполнено еще два пуска. В 1963-1964 годах на заводе № 444 подводная лодка С-229 была переоборудована по проекту 61ЗАД в носитель ракет "Аметист". В июле-декабре 1964 года с подводной лодки С-229 запущено 6 ракет, из которых 3 имели прямое попадание в цель, а 2 пуска были неудачными.

Этап совместных испытаний проходил на Черном море на подводной лодке проекта 61ЗА с марта 1965 года по сентябрь 1966 года. Всего сделано 13 пусков, испытания прошли «в основном успешно». В октябре-ноябре 1967 года на Северном флоте проводились контрольные летные испытания "Аметиста" с подводной лодки проекта 670А. Всего сделано 10 пусков. Из них 2 — одиночных, 2 — двухракетным залпом и 1 — четырехракетным залпом.

Подводная лодка К-43 с января 1988 года по 1991 год находилась в составе ВМФ Индии, при этом приблизительно год проведя в автономных плаваниях. Все учебные ракетные стрельбы завершились прямым попаданием в цель. 5 января 1991 г. срок аренды лодки истек. Индия прилагала настойчивые усилия для того, чтобы продлить лизинг и даже приобрести однотипную лодку. Однако под давлением США руководство России отказалось от планов продажи подлодок с атомными силовыми установками.

Тактико-технические характеристики П-70 «Аметист»

Длина 7,0 м
Диаметр корпуса 0,55 м
Стартовый вес 2900 кг
Боевая част Кумулятивно-фугасная — 1000 кг
Ядерная — 200 кт
Скорость полёта 1160 км/ч (маршевая)
Дальность 80 км
Маршевая высота полета ракеты, м 60
Система наведения активная радиолокационная ГСН

Добавить комментарий

oruzhie.info

Крылатая противокорабельная ракета П-70 «Аметист»

Описание

1 апреля 1959 года вышло Постановление СМ СССР № 363–170 о разработке первой в мире противокорабельной крылатой ракеты с подводным стартом.

В состав разработчиков были включены:

  • ОКБ-52 ГКАТ – головной по ракете;
  • КБ-2 ГКАТ – маршевый и стартовый двигатели;
  • НИИ-6 ГКОТ – топливо для двигателей и боевая часть обычного типа;
  • ЦКБ-34 (главный конструктор Б. г. Бочков) – стартовые установки для подводных лодок проектов 661 и 670;
  • НИИ-49 (главный конструктор Б. А. Митрофанов) – системы управления ракетой;
  • НИИ-3 (главный конструктор Н. Н. Свиридов) – разработка комплекса гидроакустического вооружения «Рубин», обеспечивавшего обнаружение надводных кораблей и выдачу целеуказания для ракет «Аметист».

Эскизный проект «Аметиста» был закончен в 1959 году. Этап совместных испытаний проходил с марта 1965 года по сентябрь 1966 года Постановлением СМ от 3 июня 1968 года ракетный комплекс «Аметист» был принят на вооружение ВМФ, где ракета «Аметист» получила секретный индекс П-70 и несекретный – 4К66.

Первым носителем ракет «Аметист» должна была стать скоростная атомная подводная лодка проекта 661. Подводная лодка К-162 проекта 661 была заложена в Северодвинске 28 декабря 1963 года. Однако работы по ее достройке и испытаниям затянулись, и она вошла в строй лишь 31 декабря 1969 года. Подводная лодка проекта 661 создавалась для борьбы с авианосными соединениями противника. Скорость длительного подводного хода составляла 37–38 узлов, т. е. она шла быстрее авианосцев и кораблей охранения на 5–7 узлов. Десять ракет «Аметист» находились в контейнерах, размещенных в носовой части подводной лодки побортно вне прочного корпуса, наклонно к горизонту. В дальнейшем от серийной постройки лодок 661 проекта отказались, в первую очередь по той причине, что для выпуска всего боекомплекта требовалось произвести 2 раздельных залпа, интервал между которыми составлял около трех минут, что резко снижало эффективность ракетной атаки. Устранение этого недостатка ( выпуск всех десяти ракет в одном залпе) привели к необходимости коренным образом переделать систему удержания подлодки на стартовой глубине.

Следующее поколение подводных лодок, предназначенных для борьбы с авианосцами, – лодки проекта 670А – строились быстрее. Головная подводная лодка проекта 670А К-43 вступила в строй в 1967 году. Всего на заводе «Красное Сормово» было построено 10 лодок проекта 670А.

Ракетное вооружение ПЛ 670-го проекта – восемь ПКР «Аметист» – располагалось в контейнерных пусковых установках СМ-97, размещенных в передней части корабля вне прочного корпуса под углом 32,5° к горизонту. В типовой боекомплект лодки входили две ракеты, оснащенные ядерными боеприпасами, а также шесть ракет с обычными БЧ. Стрельба ПКР могла выполняться двумя четырехракетными залпами с глубины до 30м при скорости лодки не более 5,5 узлов и волнении моря до 5 баллов.

Ракета «Аметист» была выполнена по нормальной аэродинамической схеме и имела складное крыло.

Старт производился с подводной лодки с глубины до 30 м из предварительно затопленного забортной водой контейнера. Крылья ракеты автоматически раскрывались под водой сразу же после выхода из контейнера. Под водой срабатывали четыре стартовых двигателя и двигатели подводного хода, а после выхода ракеты на поверхность включались четыре стартовых двигателя воздушной траектории, а затем и маршевый двигатель. Полет происходил на высоте 50–60 м с дозвуковой скоростью, что затрудняло перехват ракеты средствами ПВО кораблей противника. «Аметист» проектировался для двух режимов дальности стрельбы: 40–60 км и 80 км. Небольшая дальность полёта позволила осуществлять целеуказание средствами самой лодки.

Ракета оснащалась фугасно-кумулятивной боевой частью 4Г-66 весом около 1000 кг или специальной боевой частью.

Маршевый двигатель 293-П работал на литьевом топливе, а 4 стартовых двигателя подводного хода, 4 стартовых двигателя для воздушной траектории и 2 двигателя отброса – на обычном баллистическом порохе НМФ-2. Маршевый двигатель имел оригинальную двухшашечную схему с тремя боковыми скошенными полуутопленными соплами. Вес литьевого топлива марки ЛТС-2КМ составлял 1040 кг. При стрельбе на дистанцию 40–60 км маршевый двигатель работал около трех минут.

Система управления «Тор» была разработана НИИ-49 Министерства судостроительной промышленности. «Аметист» имел автономную бортовую систему управления, реализованную по принципу «выстрелил и забыл».

В состав системы управления входили:

  • автопилот;
  • радиовысотомер;
  • аналоговая вычислительная машина
  • радиолокационная головка самонаведения.

Система самонаведения сама выбирала цель из нескольких обнаруженных, основываясь на анализе энергетических характеристик отраженных от целей сигналов и геометрических признаков расположения целей в полученной радиолокационной картине, например место авианосца в авианосном ордере.

Пусковые установки для «Аметиста» были спроектированы ЦКБ-34, в их числе:

  • пусковая установка СМ-101 для плавучего стенда;
  • пусковая установка СМ-107 для переоборудованной опытной подводной лодки проекта 61ЗА;
  • пусковая установка СМ-97 для атомной подводной лодки проекта 661;
  • пусковая установка СМ-97А для атомной подводной лодки проекта 670А.

Изготовление пусковых установок велось на заводе № 232 «Большевик».

Наряду со многими достоинствами ракета «Аметист» обладала и недостатками. В первую очередь – это малая дальность стрельбы, а также недостаточная помехозащищенность и избирательность бортовой системы управления. Кроме того, ракета не была универсальной – пуск производился только с подводной лодки и только в погруженном положении.

Бросковые испытания проводились в августе-сентябре 1960 года. Первый этап летно-конструкторских испытаний включал в себя 10 пусков с притопленного стенда ПСА в Балаклаве. Первый пуск крылатой ракеты комплекса «Аметист» из подводного положения был произведен 24 июня 1961 года. До конца года было выполнено еще два пуска. В 1963–1964 годах на заводе № 444 подводная лодка С-229 была переоборудована по проекту 61ЗАД в носитель ракет «Аметист». В июле-декабре 1964 года с подводной лодки С-229 запущено 6 ракет, из которых 3 имели прямое попадание в цель, а 2 пуска были неудачными.

Этап совместных испытаний проходил на Черном море на подводной лодке проекта 61ЗА с марта 1965 года по сентябрь 1966 года. Всего сделано 13 пусков, испытания прошли «в основном успешно». В октябре-ноябре 1967 года на Северном флоте проводились контрольные летные испытания «Аметиста» с подводной лодки проекта 670А. Всего сделано 10 пусков. Из них 2 – одиночных, 2 – двухракетным залпом и 1 – четырехракетным залпом.

Подводная лодка К-43 с января 1988 года по 1991 год находилась в составе ВМФ Индии, при этом приблизительно год проведя в автономных плаваниях. Все учебные ракетные стрельбы завершились прямым попаданием в цель. 5 января 1991 года срок аренды лодки истек. Индия прилагала настойчивые усилия для того, чтобы продлить лизинг и даже приобрести однотипную лодку. Однако под давлением США руководство России отказалось от планов продажи подлодок с атомными силовыми установками.

war-arms.info

П-70 Аметист — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

У этого термина существуют и другие значения, см. П-70.

П-70 «Аметист» (индекс УРАВ ВМФ — 4К66, по классификации НАТО — SS-N-7 Starbright) — советская противокорабельная ракета подводного старта, оснащённая твердотопливным маршевым двигателем. Является первой в мире крылатой ракетой с «мокрым» подводным стартом[1][2].

Включающий её ракетный комплекс устанавливался на подводные лодки проекта 661 (10 пусковых установок) и проекта 670 (8 пусковых установок). Был принят на вооружение ВМФ СССР в 1968 году, снят вместе со списанием последних носителей в 1992 году. Вместе с ПЛАКР К-43 проекта 670 в 1984—1989 годах также состоял на вооружении ВМФ Индии.

История создания

Разработка эскизного проекта противокорабельной ракеты с подводным стартом началась в филиале № 2 ОКБ-152 (бывший НИИ-642) после выхода постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 363—170 от 28 августа 1958 года «О создании скоростной подводной лодки, энергетических установок нового типа, научно-исследовательских, опытно-конструкторских и проектных работ для подводных лодок»[3]. После его защиты в 1959 году вышло постановление от 1 апреля 1959 года, определившее требования к ракете, ход НИОКР по ней и список подрядчиков — помимо ОКБ-152, ими стали также КБ-2 (стартовый и маршевый двигатели), НИИ-6 (твёрдое топливо и обычная боевая часть), НИИ-49 (ныне «Гранит-Электрон», система управления) и ЦКБ-34 (пусковые установки).

В 1959—1960 годах на судостроительном заводе № 444 построили несамоходный погружающийся стенд ПСА, имеющий одиночную пусковую установку СМ-101. С него, 24 и 26 июня 1961 года в районе Балаклавы произвели первые два бросковых пуска массо-габаритных макетов ракеты, оснащённых стартовыми двигателями[4]. Весной 1962 года там же было осуществлено ещё 6 пусков, на этот раз на изделиях были установлены маршевые двигатели и система автопилотирования[4].

В июне 1962 года к испытаниям подключилась дизельная подводная лодка С-72 проекта 61З, переоборудованная на заводе № 444 по проекту 613А с размещением пусковой установки СМ-103 в кормовой части. В июле с неё запустили две ракеты оснащённых автопилотом, а 16 декабря состоялся первый пуск «Аметиста» в штатной комплектации, завершившийся неудачей[4]. До декабря 1963 года было проведено ещё 6 пусков, после чего лодка вновь стала на переоборудование по доработанному проекту 613АД[4].

Весной 1964 года несколько пусков было сделано с наземной пусковой установки СМ-107 на расположенном в юго-восточной части Крыма полигоне «Песчаная балка», несмотря на то, что штатно стартовать «Аметист» мог только из-под воды[4].

С июля по декабрь 1964 года с С-72 было проведено ещё шесть пусков, из которых четыре были полностью успешными, а один — частично. Несмотря на это, испытания показали слабую помехозащищённость ГСН «Конус» (при маршевой высоте в 60 метров к срыву наведения приводили даже радиоотражения от волн в свежую погоду)[4].

С марта 1965 года по сентябрь 1966 года с С-72 осуществили ещё 13 пусков, в основном завершившихся успешно. Однако после этого испытания были прерваны более чем на год из-за отсутствия штатных носителей — несмотря на то, что работы по ракетоносцу проекта 661 стартовали одновременно с «Аметистом», заложили его в Северодвинске только 28 декабря 1963 года и после этого работы по нему шли с большим трудом. В результате, завершающий этап испытаний был выполнен на головной лодке проекта 670 К-43, заложенной в г. Горьком 9 мая 1964 года. В октябре — ноябре 1967 года на Северном флоте с неё было произведено 10 пусков, в том числе: два одиночных, два двухракетным залпом и один четырёхракетным залпом.

Официально комплекс был принят на вооружение ВМФ СССР 3 июня 1968 года. Помимо К-43, в строй вошло ещё 11 его носителей в 1968—1972 годах: 1 АПЛ проекта 661 и 10 проекта 670. Закладка ещё 2 подлодок проекта 661 была отменена в 1962 году, не получил воплощения и прорабатывавшийся проект 705А с 8-10 ПКР П-70[5].

Дальнейшим развитием «Аметиста» стал комплекс П-120 «Малахит», принятый на вооружение в 1972 году.

Устройство и состав

Противокорабельная ракета «Аметист» построена по нормальной аэродинамической схеме, имея треугольное складывающееся крыло и Т-образное хвостовое оперение. Она штатно размещалась в наклонных пусковых контейнерах СМ-97 (на проекте 661) и СМ-97А (на проекте 670). Пуск производился в подводном положении (на глубине до 30 метров) из предварительно затопленной пусковой с помощью стартового агрегата ПРД-71, представляющего собой 10 небольших твердотопливных двигателей[6]. На 7-й секунде после преодоления толщи воды и набора высоты он автоматически отстреливался, и включался маршевый твердотопливный двигатель ПРД-72[6], также работающий на твёрдом смесевом топливе (марки ЛТС-2КМ). Основная часть полёта имела продолжительность около 3 минут и проходила с дозвуковой скоростью на невиданно малой для того времени высоте в 60 метров, что обеспечивалось наличием в системе управления «Тор» радиовысотометра и аналоговой ЭВМ. На его завершающей части включалась головка самонаведения «Конус», автоматически выбирающая наиболее приоритетную из надводных целей.

Штатно ПКР «Аметист» оснащалась фугасно-кумулятивной боевой частью 4Г66 массой в 1000 кг, однако была предусмотрена и спецБЧ на 200 кт в тротиловом эквиваленте.

Предварительное целеуказание перед пуском осуществлялось с помощью ГАК «Рубин» (на проекте 661) или «Керчь» (на проекте 670).

Тактико-технические характеристики

  • Длина: 7,0 м
  • Диаметр корпуса: 0,55 м
  • Стартовый вес: 2900 кг
  • Боевая часть:
    • Кумулятивно-фугасная — 1000 кг
    • Ядерная — 200 кт
  • Скорость полёта: 1160 км/ч (маршевая)
  • Дальность: 80 км
  • Система наведения: активная радиолокационная ГСН

П-25

Параллельно с «Аметистом» согласно постановлению ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 26 августа 1960 года разрабатывался и её вариант[нет в источнике]К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан) для старта с надводных кораблей, получивший название П-25. Радиолокационная ГСН для неё разрабатывалась КБ-1, тепловая-НИИ-10, то есть теми же подрядчиками, что и в случае П-15[7].

Причинами начала этой разработки являются как недостатки принятой на вооружение ВМФ СССР в 1960 году ПКР П-15 (использование токсичного и пожароопасного жидкого топлива, высота маршевого участка полёта в 500 метров и слабость её ГСН), а также невозможность использования базового «Аметиста» в силу его исключительно подводного старта и слишком большой массы для использования на ракетных катерах[8].

Конструкционно ракета представляла собой уменьшенный вариант П-70 с упрощённым стартовым агрегатом и проектной дальностью в 40 км[7].

По судостроительной программе 1961 года предполагалось массовое строительство ракетных катеров проекта 205 с П-25, а также перевооружение уже построенных[9].

Лётные испытания П-25 изначально шли на полигоне «Песчаная балка» в Крыму. Первый пуск ракеты с береговой пусковой установки КТ-62Б состоялся 16 октября 1962 года и завершился неудачей—в связи со сбоем в электропитании бортовой аппаратуры не включился маршевый двигатель. Последующие 3 пуска с ноября 1962 года по февраль 1963 были успешными, на них была достигнута дальность в 60 км[7].

Весной 1963 года на судостроительном заводе № 5 в Ленинграде построили опытный ракетный катер проекта 205Э Р-113, имевшего на борту 4 пусковые установки КТ-62К. Первые пуски П-25 с него прошли 28 мая и 20 июня и завершились неудачей. Всего до 21 декабря 1964 года было запущено 12 ракет, которыми цель была поражена в 3 случаях, а ещё в 5 были близкие пролёты или недолёты (которые также считались попаданиями)[7].

После смещения Н. С. Хрущёва со всех постов по инициативе председателя Государственного комитета Совета Министров СССР по оборонной технике Л. В. Смирнова была создана комиссия во главе с М. В. Келдышем по оценке целесообразности проводимых в ОКБ-152 работ, в числе решений которой стало и закрытие работ по П-25. Помимо неудач с испытаниями и использования её в качестве основного вооружения явно авантюрной разработки — погружающегося ракетного катера проекта 1231 к этому привело и отсутствие очевидных преимуществ перед уже существующими ракетами — по дальности и скорости полёта она не превосходила выпускающуюся с 1961 года П-15У[10].

Уже разработанные для неё радиолокационную и тепловую ГСН использовали в конструкции создававшейся тогда МКБ «Радуга» ПКР П-15М, принятой на вооружение ВМФ СССР в 1972 году.

Напишите отзыв о статье "П-70 Аметист"

Примечания

  1. Асанин, 2009, с. 255-256.
  2. Широкорад, 2004, с. 209.
  3. Асанин, 2009, с. 244.
  4. 1 2 3 4 5 6 Асанин, 2009, с. 248.
  5. Асанин, 2009, с. 255.
  6. 1 2 Асанин, 2009, с. 246.
  7. 1 2 3 4 Асанин, 2009, с. 206.
  8. Асанин, 2009, с. 205.
  9. Асанин, 2009, с. 208.
  10. Асанин, 2009, с. 207.

Литература

  • А. Б. Широкорад. Огненный меч Российского флота. — Москва: Яуза, Эксмо, 2004. — 416 с. — (СОВ. секретно). — ISBN 5-87849-155-9.
  • В. Асанин. Крылатые ракеты отечественного флота. — 2009. — 306 с.

Ссылки

  • [www.testpilot.ru/russia/chelomei/p/70/index.htm П-70 «Аметист» крылатая противокорабельная ракета]
  • [www.new-factoria.ru/missile/wobb/ametis/ametis.shtml Крылатая противокорабельная ракета П-70 «Аметист»]
  • [flot.com/science/sor6.htm Крылатые ракеты — национальное оружие России]

Отрывок, характеризующий П-70 Аметист

– Здравствуйте, ребята! – сказал граф быстро и громко. – Спасибо, что пришли. Я сейчас выйду к вам, но прежде всего нам надо управиться с злодеем. Нам надо наказать злодея, от которого погибла Москва. Подождите меня! – И граф так же быстро вернулся в покои, крепко хлопнув дверью.
По толпе пробежал одобрительный ропот удовольствия. «Он, значит, злодеев управит усех! А ты говоришь француз… он тебе всю дистанцию развяжет!» – говорили люди, как будто упрекая друг друга в своем маловерии.
Через несколько минут из парадных дверей поспешно вышел офицер, приказал что то, и драгуны вытянулись. Толпа от балкона жадно подвинулась к крыльцу. Выйдя гневно быстрыми шагами на крыльцо, Растопчин поспешно оглянулся вокруг себя, как бы отыскивая кого то.
– Где он? – сказал граф, и в ту же минуту, как он сказал это, он увидал из за угла дома выходившего между, двух драгун молодого человека с длинной тонкой шеей, с до половины выбритой и заросшей головой. Молодой человек этот был одет в когда то щегольской, крытый синим сукном, потертый лисий тулупчик и в грязные посконные арестантские шаровары, засунутые в нечищеные, стоптанные тонкие сапоги. На тонких, слабых ногах тяжело висели кандалы, затруднявшие нерешительную походку молодого человека.
– А ! – сказал Растопчин, поспешно отворачивая свой взгляд от молодого человека в лисьем тулупчике и указывая на нижнюю ступеньку крыльца. – Поставьте его сюда! – Молодой человек, брянча кандалами, тяжело переступил на указываемую ступеньку, придержав пальцем нажимавший воротник тулупчика, повернул два раза длинной шеей и, вздохнув, покорным жестом сложил перед животом тонкие, нерабочие руки.
Несколько секунд, пока молодой человек устанавливался на ступеньке, продолжалось молчание. Только в задних рядах сдавливающихся к одному месту людей слышались кряхтенье, стоны, толчки и топот переставляемых ног.
Растопчин, ожидая того, чтобы он остановился на указанном месте, хмурясь потирал рукою лицо.
– Ребята! – сказал Растопчин металлически звонким голосом, – этот человек, Верещагин – тот самый мерзавец, от которого погибла Москва.
Молодой человек в лисьем тулупчике стоял в покорной позе, сложив кисти рук вместе перед животом и немного согнувшись. Исхудалое, с безнадежным выражением, изуродованное бритою головой молодое лицо его было опущено вниз. При первых словах графа он медленно поднял голову и поглядел снизу на графа, как бы желая что то сказать ему или хоть встретить его взгляд. Но Растопчин не смотрел на него. На длинной тонкой шее молодого человека, как веревка, напружилась и посинела жила за ухом, и вдруг покраснело лицо.
Все глаза были устремлены на него. Он посмотрел на толпу, и, как бы обнадеженный тем выражением, которое он прочел на лицах людей, он печально и робко улыбнулся и, опять опустив голову, поправился ногами на ступеньке.
– Он изменил своему царю и отечеству, он передался Бонапарту, он один из всех русских осрамил имя русского, и от него погибает Москва, – говорил Растопчин ровным, резким голосом; но вдруг быстро взглянул вниз на Верещагина, продолжавшего стоять в той же покорной позе. Как будто взгляд этот взорвал его, он, подняв руку, закричал почти, обращаясь к народу: – Своим судом расправляйтесь с ним! отдаю его вам!
Народ молчал и только все теснее и теснее нажимал друг на друга. Держать друг друга, дышать в этой зараженной духоте, не иметь силы пошевелиться и ждать чего то неизвестного, непонятного и страшного становилось невыносимо. Люди, стоявшие в передних рядах, видевшие и слышавшие все то, что происходило перед ними, все с испуганно широко раскрытыми глазами и разинутыми ртами, напрягая все свои силы, удерживали на своих спинах напор задних.
– Бей его!.. Пускай погибнет изменник и не срамит имя русского! – закричал Растопчин. – Руби! Я приказываю! – Услыхав не слова, но гневные звуки голоса Растопчина, толпа застонала и надвинулась, но опять остановилась.
– Граф!.. – проговорил среди опять наступившей минутной тишины робкий и вместе театральный голос Верещагина. – Граф, один бог над нами… – сказал Верещагин, подняв голову, и опять налилась кровью толстая жила на его тонкой шее, и краска быстро выступила и сбежала с его лица. Он не договорил того, что хотел сказать.
– Руби его! Я приказываю!.. – прокричал Растопчин, вдруг побледнев так же, как Верещагин.
– Сабли вон! – крикнул офицер драгунам, сам вынимая саблю.
Другая еще сильнейшая волна взмыла по народу, и, добежав до передних рядов, волна эта сдвинула переднии, шатая, поднесла к самым ступеням крыльца. Высокий малый, с окаменелым выражением лица и с остановившейся поднятой рукой, стоял рядом с Верещагиным.
– Руби! – прошептал почти офицер драгунам, и один из солдат вдруг с исказившимся злобой лицом ударил Верещагина тупым палашом по голове.
«А!» – коротко и удивленно вскрикнул Верещагин, испуганно оглядываясь и как будто не понимая, зачем это было с ним сделано. Такой же стон удивления и ужаса пробежал по толпе.
«О господи!» – послышалось чье то печальное восклицание.
Но вслед за восклицанием удивления, вырвавшимся У Верещагина, он жалобно вскрикнул от боли, и этот крик погубил его. Та натянутая до высшей степени преграда человеческого чувства, которая держала еще толпу, прорвалось мгновенно. Преступление было начато, необходимо было довершить его. Жалобный стон упрека был заглушен грозным и гневным ревом толпы. Как последний седьмой вал, разбивающий корабли, взмыла из задних рядов эта последняя неудержимая волна, донеслась до передних, сбила их и поглотила все. Ударивший драгун хотел повторить свой удар. Верещагин с криком ужаса, заслонясь руками, бросился к народу. Высокий малый, на которого он наткнулся, вцепился руками в тонкую шею Верещагина и с диким криком, с ним вместе, упал под ноги навалившегося ревущего народа.
Одни били и рвали Верещагина, другие высокого малого. И крики задавленных людей и тех, которые старались спасти высокого малого, только возбуждали ярость толпы. Долго драгуны не могли освободить окровавленного, до полусмерти избитого фабричного. И долго, несмотря на всю горячечную поспешность, с которою толпа старалась довершить раз начатое дело, те люди, которые били, душили и рвали Верещагина, не могли убить его; но толпа давила их со всех сторон, с ними в середине, как одна масса, колыхалась из стороны в сторону и не давала им возможности ни добить, ни бросить его.
«Топором то бей, что ли?.. задавили… Изменщик, Христа продал!.. жив… живущ… по делам вору мука. Запором то!.. Али жив?»
Только когда уже перестала бороться жертва и вскрики ее заменились равномерным протяжным хрипеньем, толпа стала торопливо перемещаться около лежащего, окровавленного трупа. Каждый подходил, взглядывал на то, что было сделано, и с ужасом, упреком и удивлением теснился назад.
«О господи, народ то что зверь, где же живому быть!» – слышалось в толпе. – И малый то молодой… должно, из купцов, то то народ!.. сказывают, не тот… как же не тот… О господи… Другого избили, говорят, чуть жив… Эх, народ… Кто греха не боится… – говорили теперь те же люди, с болезненно жалостным выражением глядя на мертвое тело с посиневшим, измазанным кровью и пылью лицом и с разрубленной длинной тонкой шеей.
Полицейский старательный чиновник, найдя неприличным присутствие трупа на дворе его сиятельства, приказал драгунам вытащить тело на улицу. Два драгуна взялись за изуродованные ноги и поволокли тело. Окровавленная, измазанная в пыли, мертвая бритая голова на длинной шее, подворачиваясь, волочилась по земле. Народ жался прочь от трупа.
В то время как Верещагин упал и толпа с диким ревом стеснилась и заколыхалась над ним, Растопчин вдруг побледнел, и вместо того чтобы идти к заднему крыльцу, у которого ждали его лошади, он, сам не зная куда и зачем, опустив голову, быстрыми шагами пошел по коридору, ведущему в комнаты нижнего этажа. Лицо графа было бледно, и он не мог остановить трясущуюся, как в лихорадке, нижнюю челюсть.
– Ваше сиятельство, сюда… куда изволите?.. сюда пожалуйте, – проговорил сзади его дрожащий, испуганный голос. Граф Растопчин не в силах был ничего отвечать и, послушно повернувшись, пошел туда, куда ему указывали. У заднего крыльца стояла коляска. Далекий гул ревущей толпы слышался и здесь. Граф Растопчин торопливо сел в коляску и велел ехать в свой загородный дом в Сокольниках. Выехав на Мясницкую и не слыша больше криков толпы, граф стал раскаиваться. Он с неудовольствием вспомнил теперь волнение и испуг, которые он выказал перед своими подчиненными. «La populace est terrible, elle est hideuse, – думал он по французски. – Ils sont сошше les loups qu'on ne peut apaiser qu'avec de la chair. [Народная толпа страшна, она отвратительна. Они как волки: их ничем не удовлетворишь, кроме мяса.] „Граф! один бог над нами!“ – вдруг вспомнились ему слова Верещагина, и неприятное чувство холода пробежало по спине графа Растопчина. Но чувство это было мгновенно, и граф Растопчин презрительно улыбнулся сам над собою. „J'avais d'autres devoirs, – подумал он. – Il fallait apaiser le peuple. Bien d'autres victimes ont peri et perissent pour le bien publique“, [У меня были другие обязанности. Следовало удовлетворить народ. Много других жертв погибло и гибнет для общественного блага.] – и он стал думать о тех общих обязанностях, которые он имел в отношении своего семейства, своей (порученной ему) столице и о самом себе, – не как о Федоре Васильевиче Растопчине (он полагал, что Федор Васильевич Растопчин жертвует собою для bien publique [общественного блага]), но о себе как о главнокомандующем, о представителе власти и уполномоченном царя. „Ежели бы я был только Федор Васильевич, ma ligne de conduite aurait ete tout autrement tracee, [путь мой был бы совсем иначе начертан,] но я должен был сохранить и жизнь и достоинство главнокомандующего“.
Слегка покачиваясь на мягких рессорах экипажа и не слыша более страшных звуков толпы, Растопчин физически успокоился, и, как это всегда бывает, одновременно с физическим успокоением ум подделал для него и причины нравственного успокоения. Мысль, успокоившая Растопчина, была не новая. С тех пор как существует мир и люди убивают друг друга, никогда ни один человек не совершил преступления над себе подобным, не успокоивая себя этой самой мыслью. Мысль эта есть le bien publique [общественное благо], предполагаемое благо других людей.

wiki-org.ru

От А до Я - П-70 «Аметист»

К концу 50-х гг. на вооружение флота поступили новые подводные лодки, оснащенные различными комплексами крылатых ракет. Однако все они имели один существенный недостаток: для выполнения пуска ракет необходимо было выполнять всплытие, что резко снижало боевую устойчивость всей системы.

В связи с этим 1 апреля 1959 года вышло Постановление СМ СССР №363-170 о разработке первой в мире противокорабельной крылатой ракеты с подводным стартом. Комплекс «Аметист» предназначался для нанесения ударов по авианосным группам, конвоям и десантным отрядам.

В состав разработчиков были включены: ОКБ-52 ГКАТ – головное по ракете; КБ-2 ГКАТ – маршевый и стартовый двигатели; НИИ-6 ГКОТ – топливо для двигателей и боевая часть обычного типа; ЦКБ-34 (гл. конструктор Б.Г. Бочков) – стартовые установки для плавстенда и подводных лодок; НИИ-49 (гл. конструктор Б.А. Митрофанов) – системы управления ракетой; НИИ-3 (гл. конструктор Н.Н. Свиридов) – разработка комплекса гидроакустического вооружения «Рубин», обеспечивавшего обнаружение надводных кораблей и выдачу целеуказания для ракет «Аметист».

Эскизный проект «Аметиста» был закончен в 1959 году. В отличие от ПКР первого поколения П-6 и П-35, где использовался ТРД, на ракете с подводным стартом было решено применить твердотопливный ракетный двигатель, что существенно ограничило максимальную дальность стрельбы. Однако другого решения в то время просто не существовало, так как на технологическом уровне конца 50-х гг. не представлялось возможным создать систему запуска воздушно-реактивного двигателя в полете, после старта ракеты.

Бросковые испытания были проведены в августе-сентябре 1960 г. Первый этап летно-конструкторских испытаний включал в себя 10 пусков с притопленного стенда ПСА в Балаклаве. Первый пуск крылатой ракеты комплекса «Аметист» из подводного положения был произведен 24 июня 1961 г. Управляли испытаниями с поста, оборудованного на кабельном судне КС-4. До конца года было выполнено еще два пуска. В 1963-1964 гг. на заводе №444 подводная лодка С-229 была переоборудована по проекту 613АД в носитель ракет «Аметист». В июле-декабре 1964 г. с ПЛ С-229 было запущено 6 ракет, из которых 3 имели прямое попадание в цель, а 2 пуска были явно неудачными. Этап совместных испытаний проходил на Черном море на ПЛ пр.613А с марта 1965 г. по сентябрь 1966 г. Всего было сделано 13 пусков, испытания прошли в основном успешно. В октябре-ноябре 1967 г. на Северном флоте проводились контрольные летные испытания «Аметиста» с ПЛ пр.670. Всего было сделано 10 пусков, из них 2 одиночных, 2 двухракетным залпом и 1 четырехракетным залпом. Постановлением СМ от 3 июня 1968 г. ракетный комплекс «Аметист» был принят на вооружение ВМФ, где ракета «Аметист» получила секретный индекс П-70 и несекретный — 4К66.

Ракета «Аметист» выполнена по нормальной аэродинамической схеме и имеет складное крыло. «Аметист» проектировался для двух режимов дальности стрельбы: 40-60 км и 80 км. Небольшая дальность полёта позволила осуществлять целеуказание средствами самой лодки. Масса ракеты составляет 2.9 т. Ракета может оснащаться фугасно-кумулятивной боевой частью 4Г-66 весом около 500 кг или специальной боевой частью. ПКР хранится в контейнере со сложенными аэродинамическими поверхостями, которые автоматически раскрываются после ее выхода из контейнера. Подводный старт обеспечивается комбинированным твердотопливным агрегатом (КТТА), состоящим из 4 двигателей подводного хода малой тяги и четырех мощных двигателей для разгона ракеты в воздухе после ее выхода из-под воды. Элементы КТТА отбрасываются в стороны специальными двигателями после достижения заданной скорости полета и падения давления в двигателе разгона. Маршевый двигатель 293-П работает на литьевом топливе, а 4 стартовых двигателя подводного хода, стартовые двигатели для воздушной траектории и 2 двигателя отброса — на обычном баллистическом порохе НМФ-2. Маршевый двигатель имеет оригинальную двухшашечную схему с тремя боковыми скошенными полуутопленными соплами. Вес литьевого топлива марки ЛТС-2КМ составляет 1040 кг. При стрельбе на дистанцию 40-60 км маршевый двигатель работает около трех минут.

Система управления «Тор» была разработана НИИ-49 Министерства судостроительной промышленности. «Аметист» имеет автономную бортовую систему управления, реализованную по принципу «выстрелил и забыл». В состав системы управления входят автопилот, радиовысотомер, аналоговая вычислительная машина и активная радиолокационная головка самонаведения. Имеется два режима наведения ПКР на цель. Оба они реализуются после начала работы АРЛГСН. В первом режиме выбирается самая крупная цель в ордере. Система самонаведения сама проводит селекцию цели из нескольких обнаруженных, основываясь на анализе энергетических характеристик отраженных от целей сигналов и геометрических признаков расположения целей в полученной радиолокационной картине, например месте авианосца в авианосном ордере. Во втором случае ракета поражает цели избирательно (БСУ оснащена соответствующей логической системой).

Предстартовая подготовка обеспечивалась аналоговым КСУ «Аметист». Одновременно проверялось четыре ракеты. Стрельба могла выполняться двумя четырехракетными залпами. Старт производился в любое время суток с глубины до 30 м из предварительно затопленного забортной водой наклонного контейнера, при скорости хода носителя не более 5.5 уз и волнении моря до 5 баллов. На ПЛ пр.670 аналоговый КСУ ПКРК «Аметист» был сопряжен с ГАК «Керчь-670», НК «Сигма-670» и ПУТС «Ладога П-670», получая от них пеленг цели, скорость его изменения, дистанцию до цели, параметры ее движения (курс, скорость), свой курс и свою скорость, углы бортовой и килевой качки. Крылья ракеты автоматически раскрывались под водой сразу же после выхода из контейнера. Под водой срабатывали четыре стартовых двигателя и двигатели подводного хода, а после выхода ракеты на поверхность включались четыре стартовых двигателя воздушной траектории, а затем и маршевый двигатель. Полет происходил на высоте 50-60 м с трансзвуковой скоростью, что затрудняло перехват ракеты средствами ПВО кораблей противника. Относительно низкая дальность стрельбы комплексом «Аметист» требовала сближения с целью на дальность 60-70 км. Однако это имело и свои плюсы - малое подлетное время трансзвуковых маловысотных ракет делало организацию противодействия их удару из-под воды с «кинжальной» дистанции весьма проблематичным.

Комплекс «Аметист» поступил на вооружение ПЛАРК пр.661 (10 ПУ СМ-97) и пр.670 (8 ПУ СМ-97А). ПКР не является универсальной, пуск производится только с подводной лодки и только в погруженном положении, поэтому на вооружение надводных кораблей она не поступала.

Комплекс «Аметист» является несомненным достижением советских конструкторов, создавших первую в мире крылатую ракету с подводным стартом. Подводные лодки, вооруженные комплексом «Аметист», несмотря на его малую дальность, представляли собой серьезную угрозу для американских АУГ, которые на то время фактически стопроцентно не могли защитить себя от удара советских ракет. Конечно, с течением времени ситуация изменилась, но комплекс «Аметист» в этом отношении стал этапным и открыл дорогу новым, более современным, противокорабельным комплексам с подводным стартом и оставался на вооружении практически до конца ХХ века.

www.ot-a-do-ya.org

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *