Сахар гексоген – сахар гексоген — слушать мп3 музыку онлайн бесплатно без регистрации и смс. Новинки музыки 2012-2013.

Рязанский сахар с вермишелью |

<<<Предыдущая часть

Связи Путина с Дитмаром Клодо в дрезденский период навели меня на еще одну мысль, друзья. Выходит дело, в далеком августе 1999 г. Ельцин назначил своим преемником… — профессионального пособника террористов. Человека, который в свое время цинично соучаствовал в коммунистическом и палестинском терроре со стороны КГБ.

Надо ли удивляться, что уже через месяц, в сентябре 1999 года, по России стали взрываться дома: Волгодонск, Буйнакск, Москва. Где-то были грузовики с тоннами взрывчатки, припаркованные у дома.


В Москве мешки просто подкладывали в подвал с таймером на ночное время (чтоб побольше жертв). Начался террористический кошмар, какого Россия еще никогда не видела.

Именно в сентябре 1999 г. в России стало широко известно слово гексоген, до того знакомое лишь спецам по взрывному делу. Гексоген – мощнейшая взрывчатка, по виду напоминающая сахарный песок. В чистом виде не используется (опасно), только как добавка к другим взрывчатым веществам. Например, к тротилу.

Тротил бывает в шашках, а бывает в сыпучем виде. В последнем случае называется «чешуированным» и по виду напоминает мелкую вермишель (хлопья) желтоватого цвета. Именно из тротила с гексогеном и состояла «московская смесь», которой подорвали дома на ул. Гурьянова и на Каширке в сентябре 1999 г. Сахар с вермишелью.

В подрывах домов обвинили чеченцев, и тогда же в сентябре 1999 началась вторая чеченская война. На выборы Путин, доселе никому не известный чекист из бандитского Петербурга, шел уже как «полководец» и спаситель страны от чеченского террора. Сахар с вермишелью сработал.

Зловещие взрывы домов тогда вызвали реальный ужас. В сентябре 1999 в Москве люди массово дежурили в подъездах по ночам, сами обыскивали подвали, чердаки. Гаишники буквально накидывались на любую проезжавшую «Газель» (ходили слухи, что мешки развозят на «Газели» к местам подрыва).

По телевизору крутили фотороботы каких-то кавказцев, которых вот-вот должны были взять, но они опять ускользали. Все узнали про Ачимеза Гочияева, который якобы и развозил мешки с «сахаром» по домам, а потом как сквозь землю провалился

(его так и не нашли до сих пор).

Кошмар со взрывами прекратился резко и внезапно. 22 сентября 1999 г. таинственные террористы-подрывники допустили прокол. Первый и последний раз. После чего дома больше не взрывались.

Это случилось в Рязани вечером 22.09.1999. Обшарпанная 12-этажная панелька в рабочем районе Дашково-Песочня, на ул.Новоселов 14/16, должна была взлететь на воздух в 5:30 утра вместе со всеми жильцами.

Однако помешал случай. Местный житель, водитель автобуса Алексей Картофельников, приехав поздно с работы, заметил незнакомых людей, заносивших какие-то мешки в подвал, и на всякий случай вызвал милицию.

Далее события развивались стремительно. В подвале были обнаружены три мешка с сыпучим веществом, таймер и детонатор.

Картофельников позднее в эфире НТВ описывал содержимое мешков как «какие-то гранулы», по преимуществу — «вермишель» желтоватого цвета, мелко порезанную. Вермишель — именно так выглядит тротил в измельченном (чешуированном) виде. Ну а гранулы — это уже ближе к гексогену.

Минут через 15 на место примчались взрывотехники, МЧС, ФСБ, высокое начальство из областного УВД. Газоанализатор показал присутствие паров гексогена. Московская смесь?!

Жильцов в считанные минуты выгнали из квартир на улицу чуть ли не в ночных рубашках. Абсолютно все местные службы, включая рязанское управление ФСБ, восприняли ситуацию как попытку теракта. Новость облетела всю страну.

По ТВ был показан фоторобот подозреваемых, все центральные телеканалы России сообщили о предотвращенном взрыве жилого дома. Наутро 23.09.1999 пресс-служба МВД РФ официально сообщила о найденной в Рязани взрывчатке на основе гексогена.

Сам город в это время стоял на ушах, перекрыли все въезды-выезды, искали трех террористов — двое мужчин и одна женщина.

И нашли. На третий день съемная квартира, где они прятались, была установлена. Готовилось задержание (по другим данным 24.09.1999 их уже задержали).

И тут примерно в полдень 24 сентября на экранах ТВ появился Патрушев — путинский кореш по Петербургу, в то время — директор ФСБ.

Сказать, что это был шок – ничего не сказать. Патрушев заявил, что террористы в Рязани – сотрудники ФСБ, это были «учения» по проверке бдительности, а в мешках был не гексоген, а сахар.

Тот самый Патрушев, да. Ну, за 50% от доходов Могилевича, миллионы за кокаин из Латинской Америки, можно и убить человек 300 работяг в пролетарских районах.

Рассказ Патрушева об «учениях ФСБ» уже тогда, вызвал, мягко говоря, недоверие. Получалось, что ФСБ проводило учения в жилом секторе, о которых никто не знал, десятки людей провели ночь на улице, было возбуждено реальное (не учебное) уголовное дело по статье «Терроризм».

Да и сообщил Патрушев об учениях только тогда, когда врать дальше возможности не было – исполнители были обнаружены рязанскими ментами и чекистами (которые были не в курсе «учений»).

От ФСБ требовали подробностей – предоставить план учений, приказ на их проведение, кто были три исполнителя и т.д. Попытку дать хоть какое-то объяснение инциденту ФСБ предприняло через полгода, 22 марта 2000 г.

В этот день в Москве прошла пресс-конференция ветеранов подразделений «Альфа» и «Вымпел». Там выступил вот этот персонаж, бывший командир спецназа «Альфа» генерал Геннадий Зайцев.

Вот он в бытность на службе:

С Путиным в Кремле в 1999 г.:

С бандитами из подольской ОПГ (она крышуется спецназом ФСБ):

Короче, заслуженный ГБ-ветеран. И вот на пресс-конференции 22.03.2000 г. он поведал, что учения с рязанским сахаром проводила спецгруппа ФСБ из Москвы с участием людей из отряда «Вымпел» (профессиональные диверсанты ).

Спецгруппа выехала в Рязань в тот же день (22.09.1999) «ближе к вечеру», купила охотничий патрон в магазине «Кольчуга» (для муляжа детонатора) и три мешка сахара на базаре. «Злополучный сахарный песок, впоследствии названный некоторыми СМИ гексогеном, был куплен спецгруппой на местном базаре», — заявил Зайцев.

Пары гексогена в подвале он объяснил тем, что эксперты «нарушили элементарные правила и воспользовались грязными приборами, на которых были остатки взрывчатых веществ от предыдущей экспертизы».

То есть накануне они уже работали где-то с гексогеном (интересно где?) и забыли приборчик протереть. Вот такие истории от генерала Зайцева. Плюс к рассказам от генерала Патрушева.

Генерал Зайцев, прослуживший в КГБ всю жизнь, наверняка, слышал старый принцип: легенда должна быть непроверяемой. Если нет, надо использовать другую легенду. Но что-то легенды у товарища Зайцева и товарища Патрушева никак не клеятся.

Вот он, тот самый эксперт Юрий Ткаченко (справа), начальник инженерно-технического отделения в УВД, который выезжал на вызов в Рязани.

Через неделю после инцидента с «сахаром» Ткаченко был премирован за мужество при выполнении служебного долга. Через полгода появилась версия о грязном приборе. Где его запачкали гексогеном накануне, никто объяснить так и не мог (не было таких экспертиз)

.

А еще через год (в 2001 г.) Ткаченко заставили публично заявить, что он вообще НЕ пользовался газоанализатором при экспертизе (на запах определял, видимо). Это называется — заврались. То прибор — грязный, то вообще прибора не было.

Отдельный вопрос про мешки с «сахаром», купленные чекистами на базаре (если верить генералу Зайцеву).

Если помните, житель дома Алексей Картофельников, который и вызывал милицию тогда, в эфире канала НТВ 24 марта 2000 г. описывал содержимое мешков, в основном, как «вермишель» желтоватого цвета. Зайцев давал пресс-конференцию на два дня раньше (22 марта) и про это, конечно, не знал. И повторил версию Патрушева про мешки с сахаром…

Так что ж купили чекисты на базаре? Вермишель или сахар? Или в спецназе ФСБ сахар от вермишели отличить не могут? А если там была смесь, где они её смешивали – в «Жигулях», на которых подкатили к дому на ул.Новоселов? Или, может, прям на базаре? – А может, чекист Зайцев просто заврался?

В общем, как говорил Березовский, «серый кардинал» при Ельцине:

Жаль, что это прозрение пришло к нему слишком поздно…



Продолжение>>>

Рязанский сахар с вермишелью

Оцените статью.

www.ponomaroleg.com

Рязанский сахар ПУТИНИЗМ как он есть

          (Матеріал викладено мовою оригіналу)

         1.Учения.

            Этот день, 22 сентября, стоит отмечать как «День чекиста» вместо 20 декабря, когда он обычно празднуется (день рождения ВЧК в 1917 г.). 22 сентября 1999 г. произошел т.н. «инцидент в Рязани», когда группа террористов была застукана за закладкой гексогена в жилой дом по ул. Новоселов, 14/16.

 

 

 

 

 

            Три мешка, верхний надрезан и таймер на 5:30 утра.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

            Вполне достаточно, чтобы большинство жителей утром уже не проснулись…

            Но им повезло. Благодаря бдительности вот этого человека, Алексея Картофельникова, одного из жильцов дома

 

 

  

 

           

             Были замечены три подозрительных личности, которые вечером таскали какие-то мешки в подвал. 

 

 

 

 

            На месте их поймать не удалось, но мешки нашли. Жителей в считанные минуты, буквально в нижнем белье, выгнали из квартир. Ночь они провели в соседнем кинотеатре. Одна из женщин, Алла Савина, билась в истерике: в квартире у неё осталась парализованная мать. Её не пускали. «Дом заминирован!».

            На следующий день, 23.09.1999 г., пресс-центр МВД РФ сообщил, что экспресс-анализ вещества в мешках показал присутствие гексогена. Это был шок. Только что в Москве (8 и 13 сентября) гексоген-тротиловой смесью были подорваны еще два дома, так же ночью, более 200 чел. погибло.

 

            Новость тут же прогремела на всю страну. Областное УВД и ФСБ стояли на ушах и через пару дней вычислили местонахождение подозреваемых (те жили на съемной квартире в Рязани). И тут… головная контора ФСБ на Лубянке выступила с заявлением: это был не теракт, а учения, не гексоген – а сахар, а подозреваемые – сотрудники ФСБ. Они «проверяли бдительность» в стране. С тех пор выражение «рязанский сахар» стало крылатым.

 

         2.Маленькая победоносная война.

            А началась эта история еще за полтора месяца до того. Летним днем 9 августа 1999 г.  (примерно в 12-40 по Москве) президент Ельцин выступил с неожиданным телеобращением:  

 

            В нем он сообщил дорогим россиянам, что, наконец, выбрал себе преемника. Им стал малоизвестный чекист В.В.Путин, который до того трудился у Ельцина директором ФСБ. «Я в нём уверен», — заявил Ельцин и назначил Путина премьер-министром. До выборов президента оставалось 7 месяцев. Преемник должен был проявить себя, завоевать рейтинг и популярность.

            Но как? – Страна переживала тяжелый экономический кризис, связанный с падением цен на нефть в 1998 г. Сам Ельцин, некогда народный любимец, к концу своего правления был непопулярен и полностью себя дискредитировал. Его рекомендация Путину была скорее негативным фактором.

 

            На чем за 7 месяцев раскрутить никому неизвестного человека, который был призван гарантировать Ельцину спокойную жизнь на пенсии? – Рецепт еще в 1904 году озвучил царский министр МВД Вячеслав фон Плеве: маленькая победоносная война. Правда, тогда речь шла о войне с Японией, которая оказалось не маленькой, и не победоносной. Но теперь противник был выбран другой: Чечня.

            За 2 дня до назначения Путина (7 августа 1999 г.) обострилась обстановка в Дагестане. Из Чечни туда вторглись около 400 боевиков Басаева и Хаттаба, которые захватили 5 сел в удаленном Ботлихском районе в горах.

 

            10 августа 1999 г., на следующий день после назначения Путина, «Исламская шура Дагестана» распространила Декларацию о восстановлении Исламского Государства Дагестан. Путин в ответ заявил, что им «подготовлен комплекс мер по поддержанию порядка и дисциплины в Дагестане».

 

 

 

            На самом деле «шура» и боевики по факту заняли лишь несколько приграничных сел. Даже со всеми имеющимися у них силами (около 2 тыс. чел.) Басаев и Хаттаб никаких шансов захватить Дагестан и одержать военную победу не имели. Но все-таки начали вторжение. Очень кстати. Путин получил возможность показать себя «полководцем» и новым Ермоловым – усмирителем Кавказа.

 

 

 

 

 

            С момента начала боевых действий в Дагестане Путин не слезал с телевизора, педалируя тему «борьбы с терроризмом». 

 

 

 

            Никакого реального обсуждения личности кандидата в президенты, кого ж там Ельцин выбрал себе в преемники, его биографии, программы – НЕ было. Только война и кадры боевых действий.

            Тут следует понимать, что боевые действия в Дагестане в августе-сентябре 1999 г. еще не были второй чеченской войной. Это была локальная оборонительная операция, которая затянулась на месяц только из-за сложного рельефа. Чтоб отбить три из пяти захваченных сел в Ботлихском р-не (Ансалта, Рахата и Шодрода) надо было сначала взять высоту «Ослиное ухо» между ними — лысую гору высотой 500 м от подножия. Одно это заняло 2 недели.

                        Однако для избрания Путина «Ослиного уха» было мало. Нужно было что-то покрупнее. Проблема была в том, что в то время, после неудачной первой войны в Чечне, общественное мнение в России вовсе не желало еще раз воевать с чеченцами. Они фактически отделились в 1996 г. и российский обыватель большой ностальгии по ним не испытывал. Отделились – туда и дорога.

            Кроме того, по опыту 1994-96 гг. все понимали, что Чечня – это серьезная война, кровь, зверства, а воевать придется призывникам. А значит, молодой парень, которого отец с матерью растили 18 лет, может закончить свою молодую жизнь так:

 

 

 

 

 

            А то и вот так.

 

 

 

 

 

 

 

 

            С военной точки зрения никакой необходимости начинать вторую чеченскую войну именно осенью 1999 г. не было. К 15 сентября 1999 г. боевиков вышибли из Дагестана, а дальше Россия вполне могла поступить с Чечней как Израиль с сектором Газа: блокировать, не заходя внутрь.

            Но тогда Путина не выбрали бы президентом. Не было бы моста Кадырова. Ротенберг и Тимченко не вошли в списки «Форбс». Сечин не купил бы яхту за 150 млн. долл., а Ролдугин не скопил миллиарды «на инструменты». Уголовно-чекистская ОПГ из Питера не переехала бы в Кремль.

            Поэтому для оправдания войны нужен был шок, встряска. Басаев должен был постучать в каждый дом. А Путин — выступить спасителем. Нужно было нагнать страх и ненависть к чеченцам, чтобы народ согласился с войной. И с Путиным как преемником Ельцина.

 

            И тогда неожиданно в России стали взрываться дома. Обычные многоквартирные дома, где жили простые люди. Взрывали по ночам, во сне, с сотнями трупов, жуткими картинами разрушений и страданий. Впервые на всю страну прозвучало слово «гексоген», которое раньше было известно только спецам.

            Впрочем, с приходом Путина россияне узнали не только про гексоген. Но и про полоний, мельдоний, кооператив «Озеро» и даже про Гельземиум изящный. Такой цветок, который при добавлении в чай вызывает инфаркт при первой физической нагрузке. Его попили некоторые свидетели по делу Магнитского, а в 2016 г. – пара чиновников российского антидопингового агентства, которые вместе с ФСБ бодяжили мочу на Олимпиаде в Сочи.

            Но вернемся в 1999 г. Взрывы домов начались 4 сентября, менее чем через месяц после назначения Путина преемником. Сначала — на Кавказе.

            4 сентября 1999 г. в Буйнакске (Дагестан) поздно вечером грузовик с тремя тоннами самодельной взрывчатки (смесь алюминиевой пудры с селитрой) взорвался у пятиэтажки, где жили семьи военнослужащих. 64 погибших. Пострадали всего 37 домов в радиусе 2 кварталов.

            8 сентября 1999 г. в полночь в Москве взлетел на воздух целый подъезд в «пролетарском» районе Печатники, на ул. Гурьянова. 106 убитых, 690 раненых. На месте взрыва были обнаружены следы гексогена и тротила. Дом был панельный, поэтому погибли не все, кого-то просто завалило плитами и их потом смогли извлечь оттуда.

            Из статьи «Комсомольской правде» 10.09.1999 г., репортаж с места событий:

            «Оставьте меня. Там моя дочь. И я ее раскопаю. Если она умрет, то зачем я здесь, зачем меня вытащили», — отбивается от спасателей простоволосая женщина в ночной рубашке. Срывая ногти в кровь, она пытается сдвинуть обломок железобетонной плиты»

            Газета «Коммерсант», номер за тот же день 10.09.1999:

«Женщина, которая согласилась поговорить, приклеивала скотчем бирки на трупы. «Московская городская прокуратура»,— было написано на них. Пять изуродованных и обгоревших тел лежали рядом на носилках и на траве.

         — Да помогите же кто-нибудь! — сказала судмедэксперт.— Подержите ногу, чтобы не оторвалась, пока я прикреплю бирку.

         — Беременная она была,— говорит другой судмедэксперт, наклонившись над телом.— Думаю, месяцев шесть-семь».

            13 сентября 1999 г., новый взрыв. На сей раз дом на Каширском шоссе. Снова тротил с гексогеном. Этот дом 6 корпус 3 по Каширскому шоссе был кирпичный, что не оставило жильцам никаких шансов. Все превратилось в груду щебня.

            Газета «Московский комсомолец», номер от 15.09.1999 г. Статья «На войне как на войне»:

            «Теперь, когда стала ясна схема организации взрывов, на пути террористов выставлены все возможные барьеры и преграды: проверены все подвалы… Граждане круглосуточно дежурят по подъездам, а наиболее нервные уезжают из городских квартир за город — на дачу или к родственникам. Дети и старики пусть пока там и живут, а взрослые могут ездить на работу в Москву. Лишний час-другой в дороге, но зато можно засыпать по вечерам без страха.

            Наши источники из правоохранительных органов предполагают, что теперь они будут закладывать бомбы не в помещения, а в автомобили, припаркованные поблизости от строений. В «газель», к примеру, может войти примерно те же двести килограммов гексогена, так что эффект от такого взрыва будет не менее страшным».

            «Московский комсомолец» и его «источники из правоохранительных органов» как в воду глядели. Ждать пришлось всего один день…

 

 

            16 сентября 1999 г. Волгодонск. В 5:57 утра взорвался припаркованный автомобиль у девятиэтажного дома № 35 по Октябрьскому шоссе. Сценарий был аналогичен Буйнакску — грузовик с несколькими тоннами кустарной взрывчатки, сделанной  из алюминиевой пудры и селитры. 19 убитых (в том числе двое детей), 89 раненых.

            Газета «Коммерсант» от 17 сентября 1999 г. Интервью с Мариной Божьевой, жительницей дома №5 по ул. Гурьянова (была очевидцем взрыва 8.09.1999):

            «Теперь я уверена: расстрелять их надо, этих чеченцев. Звери они, понимаете, звери. И, видимо, не зря Сталин хотел их всех уничтожить. Я видела все эти последствия. И не могу представить, что испытали те, у которых погибли там близкие».

            14 сентября 1999 российская авиация наносит первый бомбовый удар по Чечне. 24 сентября на пресс-конференции в Астане Путин произносит своё «мочить в сортире». 30 сентября сухопутные войска РФ пересекают границу Чечни. Начинается вторая чеченская война.

            Но в промежутке между началом войны и взрывами домов была Рязань, 22 сентября 1999 г. И после неё взрывы домов резко прекратились. Почему-то.

         3. Подопытные кролики.

            Официальная версия ФСБ об «учениях» в Рязани с целью проверки бдительности не выдерживает критики. На то есть, как минимум, пять причин:

            Во-первых, мероприятия такого рода, а это по сути учения по гражданской обороне в жилом секторе, требуют наличия утвержденного плана, который согласуются с местными властями. План своих «учений» ФСБ предоставить отказалась наотрез (в том числе через суд). Местные власти в Рязани явно не были в курсе «учений» и расценивали все происходящее именно как попытку теракта.

            ГУВД Рязани сообщило об обнаружении мешков со взрывчаткой, была дана ориентировка по фотороботам. Была обнаружена машина террористов, которая числилась в угоне. Позднее 24.09.1999 губернатор Любимов подтвердил, что ничего не знал про учения, а мэр Рязани Маматов заявил, что «из нас сделали подопытных кроликов». И наконец, 24 сентября сам начальник рязанского УФСБ генерал-майор Сергеев заявил в интервью местной телестудии «Ока», что и он ничего не знал об «учениях».

            Утро 23.09.1999 у входа в подъезд дома по ул. Новоселов,14/16. Учения в разгаре.

 

            Во-вторых, после обнаружения мешков в подвале дома в Рязани официальная пропаганда 2 дня трубила о предотвращении теракта. Днем 23 сентября «Вести» на РТР сообщали:

            «Взрывотехники муниципальной милиции, провели предварительный анализ и подтвердили наличие гексогена. Сейчас содержимое мешков отправлено в московскую лабораторию ФСБ для получения точного заключения».

            Вечером федеральные телеканалы передали заявление Путина:

            «Что касается событий в Рязани. Я не думаю, что это какой-то прокол. Если эти мешки, в которых оказалась взрывчатка, были замечены — это значит, что все-таки плюс хотя бы есть в том, что население реагирует правильно на события, которые сегодня происходят в стране. Воспользуюсь вашим вопросом для того, чтобы поблагодарить население страны за это. Мы в неоплаченном долгу перед людьми и за то, что не уберегли, кто погиб, и благодарны им за ту реакцию, которую мы наблюдаем. А эта реакция очень правильная. Никакой паники, никакого снисхождения бандитам. Это настрой на борьбу с ними до конца. До победы».

            Странное заявление. Выходит дело, и Путин про учения ФСБ не знал. И он говорит, что в мешках «оказалась взрывчатка». При этом он «не думает, что это прокол». Чей прокол он имеет в виду?

            Путин в Астане 24.09.1999. Переводчик тщетно пытается перевести «мочить в сортире» на английский (в субтитрах: «если мы поймаем их в туалете, там они и умрут»):

            В-третьих, версия с «учениями» появилась только 24 сентября в середине дня, когда местонахождение подозреваемых в Рязани было установлено и встал вопрос о задержании (по другим данным двоих уже задержали). Врать больше возможности не было.

            Еще утром 24 сентября министр МВД Рушайло, выступая на совещании по борьбе с организованной преступностью, похвастался: «Есть положительные сдвиги. Об этом, в частности, свидетельствует вчерашнее предотвращение взрыва жилого дома в Рязани» . И поздравил коллег. 

            Но буквально через полчаса последовало заявление Патрушева, главы ФСБ: это были учения.

            В-четвертых, Жигули-семёрка, на которых учебные террористы подкатили к дому, оказалась в угоне. Это на самом деле — главный прокол ФСБ в Рязани. Если это учения — зачем угонять машину? Или у них были учения по угону автомобилей тоже? Ведь учения правоохранительных органов не могут сопровождаться реальными преступлениями, в т.ч. кражей чужого имущества.

 

 

 

 

 

  

            Пикет «Яблока» в Москве в 2014 г. Черный юмор 15 лет спустя…

            И в-пятых, еще немного про тот самый гексоген. 24 марта 2000 г. в эфире НТВ вышла программа о рязанских событиях с участием жильцов дома и сотрудников ФСБ. Алексей Картофельников (тот самый жилец, который проявил бдительность и вызвал милицию) описывал содержимое мешков как «желтоватый порошок» в виде порезанной (сеченной) «вермишели». С сахаром вермишель перепутать невозможно, согласитесь.

            Вскоре после обнаружения мешков, МВД России сообщило, что экспресс-анализ показал наличие паров гексогена. Анализ проводили взрывотехники инженерно-технологического отдела рязанского УВД Юрий Ткаченко с коллегами. Было возбуждено уголовное дело по ст.205 (терроризм).

            Желтоватая «вермишель» — так выглядит чешуированный тротил (он бывает плавленный, а бывает виде порошка).

 

 

 

 

 

 

 

 

            А гексоген это мелкие прозрачные кристаллы, действительно напоминающие сахар.

            Картофельников описывает содержимое мешков как желтоватую «вермишель», экспресс-анализ показал присутствие еще и паров гексогена, что говорит о гексоген-тротиловой смеси в мешках. Как раз такая смесь использовалась при взрывах домов в Москве.

            Неудивительно поэтому, что рязанское ФСБ возбудило дело по 205-й статье о попытке теракта.  Однако какие же это учения, если реальное уголовное дело? Глава рязанского ФСБ генерал Сергеев позднее в эфире НТВ выкручивался, что он, мол, вынужден был это сделать, так там «якобы гексоген», а надо было перепроверить и т.д.

 

            Генерал Сергеев в эфире НТВ.

            Генерал Сергеев, конечно, попал в трудную ситуацию. Возбудил дело по статье «Терроризм», а террористами оказались его коллеги-чекисты. Вот ведь как бывает.

            С целью как-то ответить на вопросы по гексогену 22 марта 2000 г. ФСБ провела специальную информационную акцию. Бывшие командиры отрядов «Вымпел» и «Альфа» Герасимов и Зайцев рассказали на пресс-конференции, что в учениях принимала «спецгруппа» с участием бойцов «Вымпела». Как заявил Зайцев:

            «…Злополучный сахарный песок, впоследствии названный некоторыми СМИ гексогеном, был куплен спецгруппой на местном базаре. И посему никак не мог быть взрывчаткой. Просто эксперты нарушили элементарные правила и воспользовались грязными приборами, на которых были остатки взрывчатых веществ от предыдущей экспертизы. За подобную халатность эксперты уже получили по заслугам…»

            Увы, никаких доказательств, что перед инцидентом 22.09.1999 Юрий Ткаченко и коллеги где-то еще работали с гексогеном, представлено не было. Да и «по заслугам» они не получали. В итоге от версии с неисправным прибором в ФСБ отказались. Через 2 года, в декабре 2001 г. Ткаченко заставили сделать заявление, что он вообще НЕ пользовался газоанализатором при экспресс-анализе. Т.е. пресс-службы МВД и телевидение (в т.ч. «Вести») просто пугали население рязанским гексогеном. Так интересней наблюдать за подопытными.

            Юрий Ткаченко (справа).

         4.Группа Гочияева

            Одно из распространенных мнений по поводу инцидента в Рязани состоит в том, что случай, конечно, подозрительный, есть большие сомнения, что это были «учения», но вот реальные взрывы в Москве и Волгодонске – их же раскрыли? А там одни кавказцы и вахаббиты. И связаны с Чечней. 

 

 

 

 

            В 2004 г. действительно судом в Москве были приговорены к пожизненному два террориста — Деккушев и Крымшамхалов, которые были участниками группы, взрывавшей дома в сентябре 1999 г.

            Однако Деккушев и Крымшамхалов взорвали дом в Волгодонске, в Москве они не были. Они назвали четырех сообщников, которые поехали взрывать Москву (Гочияев, Батчаев, Сайтаков, Абаев), но ни один из них не предстал перед судом. Гочияев скрылся за границей и его не нашли, остальные трое убиты в Чечне или при задержании.

            Со слов Деккушева и Крымшамхалова в начале августа 1999 г. в арендованной «хозпостройке» в пос. Мирный Ставропольского края они изготовили кустарную взрывчатку. Смешали в бетономешалке 14 тонн (!) аммиачной селитры, алюминиевой пудры и сахара, рассовав их в 280 мешков. 10 тонн отправили в Москву на автопоезде «Мерседес», 4 тонны оставили для Волгодонска.

            Откуда взялись гексоген и тротил, следы которых нашли в Москве при взрывах домов, и вообще те ли мешки там взрывались, осталось невыясненным.

            Много вопросов осталось и по личности главного подозреваемого в московских терактах — Ачимеза Гочияева.

            Тут и свидетельства Марка Блюменфельда – предпринимателя, который сдал террористам подвал на Гурьянова под склад. Как утверждал позднее Блюменфельд, опознать Гочияева по фотороботу ему настойчиво рекомендовали на допросе в ФСБ, а на самом деле он сдал помещение другому человеку.

            Невыясненными остались и обстоятельства бегства Гочияева из Москвы после второго взрыва на Каширском ш. В Москве Гочияев жил у своей подружки Татьяны Королевой, которая была риэлтером, помогала ему снимать помещения. Её довольно быстро вычислили и в ночь на 13 сентября к ней нагрянули с обыском. Гочияева там уже не было. В ту ночь как раз взорвался дом на Каширке.

            Странным образом Гочияев успел скрыться за считанные часы до возможного ареста, заложив напоследок взрывчатку под очередной дом. При этом дали уйти и Королевой. Её задержали, но наутро отпустили, и вскоре она скрылась в Чечне.

 

 

 

            Подобных вопросов по группе Гочияева, на которую списали весь террор сентября 1999 г., довольно много. На этот счет уже скопилась целая литература, в том числе известная книга «ФСБ взрывает Россию» Александра Литвиненко, запрещенная к изданию и ввозу в РФ.

            Однако кто бы не взрывал дома в сентябре 1999 г. — ФСБ, чеченцы или чеченцы совместно с ФСБ (что наиболее вероятно), свое дело эти взрывы сделали. Напуганный обыватель поддержал войну и выбрал Путина.

            Больше того, этот испытанный прием – пиар на войне и терроре Путин использует еще раз, 15 лет спустя. В 2015 г., когда страна в результате его политики погрузится в глубокий экономический кризис, зарплата в России упадет до уровня Румынии, народу будет предложен пропагандистский коктейль в виде «войны с террористами» в Сирии.

            Которая на деле выльется в дорогостоящее и никому не нужное вмешательство России в религиозную войну суннитов и шиитов на стороне последних. При том, что русские, как вы догадываетесь, не относятся ни к тем, ни к другим. Не особо нужные войны ради пиара (на крови) — это нормально для Путина.

         5. Эпилог. О роли личности в истории.

            Нередко в России появление Путина и его воровской диктатуры объясняют… ошибкой Ельцина. Не разгадал Борис Николаевич сущность чекиста Володи. Не знал про его прошлое. Вот просёк бы — ни за чтоб не назначил преемником. На самом деле это, мягко говоря, преувеличение роли личности в истории.

            Ну воспользовался бы Владимир Спиридонович Путин в 1952 г. тем, что ему предлагают переслать? — И что Ельцин и его клан не искали бы преемника, который гарантировал бы им безопасность и сохранность капиталов? — Искали бы. И нашли бы, не того, так другого.

            Режим Ельцина в 1990-е уже был достаточно авторитарным и коррумпированным, при нем уже были массовые фальсификации выборов (в 1996 г.), при нем в Петербурге (и не только) власть уже срослась с бандитами. Из одной такой региональной ОПГ и вышел Путин, который развил всю эту систему дальше, вывел на новый уровень. Это была логика процесса. Коррумпированный режим не может быть демократичным, он рано или поздно придет к диктатуре. Если его не остановит народ. А народ не остановил.

            С другой стороны, Борису Николаевичу все-таки можно попенять. Из всех региональных ОПГ он выбрал одну из самых гнусных — питерскую уголовно-чекистскую клоаку, со дна которой зачерпнул Путина, воспитанника подворотни и советского КГБ. Еще бы Цапка преемником поставил…

            Из воспоминаний Юрий Фельтишинского, друга Бориса Березовского:

            «Как-то Борис сказал:

         — Знаешь, мы, кажется, нашли человека, которого будем делать президентом. Ты и не слышал о нем, небось. Путин. Знаешь, мне «наши» — Абрамович, Юмашев, Волошин — поручили с ним подружиться. Я попробовал — и не могу, мне с ним скучно. Не могу себя заставить. Вот Рома в этом смысле абсолютно незаменим…»

            Мы, кажется, нашли человека, которого будем делать президентом… Долго искали, Борис Абрамович? 

  Да, и насчет «скучно». Совсем не скучно. И чем дальше, тем веселее.

Джерело.   «Ветерани.UA»

veterano.com.ua

Что было в Рязани: сахар или гексоген?

Расследование «Новой газеты» ставит под сомнение версию «учебной тревоги» Начало материала на первой странице номера. В тот вечер, 23 сентября, Алексей Картофельников, один из жильцов дома по улице Новоселов, заметил возле своего подъезда...


Расследование «Новой газеты» ставит под сомнение версию «учебной тревоги»

   Начало материала на первой странице номера.
   
       В тот вечер, 23 сентября, Алексей Картофельников, один из жильцов дома по улице Новоселов, заметил возле своего подъезда подозрительные «Жигули» с номерами, заклеенными бумагой. Несколько мужчин перегружали из легковушки в подвал дома какие-то мешки. Вызванный Картофельниковым наряд милиции обнаружил в подвале мешки и прикрепленный к ним часовой механизм.
       Жильцы были эвакуированы, а взрывное устройство обезврежено саперами инженерно-технического отделения милиции общественной безопасности Рязани. Экспресс-анализ, проведенный с помощью газового анализатора специалистами-взрывотехниками Рязанского УВД, показал наличие в обнаруженном веществе паров гексагена. Найденная взрывчатка была немедленно отправлена в Москву, а местное руководство ФСБ отрапортовало об успешном предотвращении трагедии.
       Радость сотрудников ФСБ Рязани по поводу победы над терроризмом продолжалась недолго. Через два дня руководство ФСБ России заявило, что на самом деле в Рязани проводились организованные этой спецслужбой учения по проверке боеготовности местных силовых структур и бдительности граждан. Мешки, обнаруженные в доме по улице Новоселов, оказывается, содержали обычный сахар-рафинад, а показания приборов, зафиксировавших пары гексагена, — не более чем ошибка экспертов. В некоторых комментариях руководство ФСБ упоминало о недостаточной квалификации рязанских саперов и ненадлежащем уходе за приборами.
       По результатам учений подготовка рязанских спецслужб к предотвращению терактов была оценена как восьмидесятипроцентная, а наиболее отличившиеся участники награждены денежными премиями и ценными подарками.
       Всё?
       
       Приказ — молчать?
       Сегодня провинциальная Рязань по количеству иностранных журналистов на душу населения скоро сравняется с Москвой. Номера «люкс» местных гостиниц занимают корреспонденты «Балтимор сан» и «Лос-Анжелес таймс», а репортеры «Индепендент» и «Фигаро» в компании со съемочной бригадой CBS осаждают местную милицию и ФСБ.
       Спецслужбы Рязани держат глухую оборону. Сотрудники ФСБ вздрагивают от слова «интервью». Распоряжением из Москвы всякие контакты с прессой запрещены. Пресс-служба УФСБ Рязанской области получила указания не комментировать события прошлой осени. Более того, подобное же распоряжение получили рязанские милиционеры и сотрудники МЧС. Распоряжение выполняется — на все журналистские запросы глава пресс-службы ФСБ Рязани Юрий Блудов отвечает категорично: «Без комментариев».
       Тогда труд откомментировать возьмем на себя мы. Потому что как-то уж слишком не складываются имеющиеся в наличии факты в оптимистичную официальную картину.
       
       Учения?
       Итак. 23 сентября в Рязани были проведены учения. Тогда почему же в таком замешательстве было центральное руководство ФСБ? Напомним, только через два дня была высказана официальная версия.
       Далее. Ни одни учения в нашей стране (разве что первые ядерные испытания) никогда не были окружены такой завесой секретности. И тем не менее вся информация по проводившимся учениям закрыта, даже та, которую закрывать бессмысленно.
       Например, материалы уголовного дела, возбужденного местными чекистами по факту обнаружения взрывчатых веществ.
       Просто так открыть дело следователь УФСБ Рязани не мог. Для этого нужны веские основания — например, результаты экспертизы. Для закрытия дела тоже нужны веские основания. Московское руководство ФСБ заявило, что дело закрыто, представители Рязанского УФСБ подтверждать это отказались.
       Но основной вопрос, как представляется, скрыт не в юридических тонкостях, а в данных экспертизы: сахар или гексаген?
       На самом деле вероятен третий вариант: и сахар, и гексаген, поскольку продукт питания в этом случае играет роль необходимой добавки (флегматизатор) для изготовления взрывчатки. Так было и в Москве.
       
       Что было в мешках?
       Как известно, во время их обнаружения газовый анализатор специалистов-взрывников Рязанского УВД показал наличие паров гексагена. Начальник инженерно-технического отделения отдела милиции общественной безопасности Юрий Ткаченко, лично производивший обезвреживание, в исправности прибора полностью уверен. А доказательств того, что в мешках содержался сахар, опубликовано не было.
       Могла ли произойти ошибка? Да. В нескольких случаях. Устаревшая техника и методика. Но отделение специалистов-взрывотехников — подразделение уникальное не только для Рязани, но и для всех близлежащих областей. Такого нет ни в УФСБ, ни в МЧС. Мало того что здесь работают исключительно саперы-профессионалы (тринадцать человек), накопившие огромный опыт работы. Кроме того, все они не раз проходили курсы повышения квалификации на базе НТЦ «Взрывиспытание» в Москве, а каждые два года сдавали экзамены.
       О технике. Техника в Рязани, как ни странно, — мирового уровня. Один только газовый анализатор для обнаружения паров взрывчатых веществ (тот самый) стоит около 20 тысяч долларов. В своих людях начальник инженерно-технического отделения милиции общественной безопасности Рязани Юрий Ткаченко уверен. Уверен он и в технике. Иначе просто и быть не может — от исправности приборов зависит их жизнь.
       Ошибка могла произойти в том случае, если за техникой был ненадлежащий уход и газовый анализатор «сохранил» следы прежнего исследования.

       Газовый анализатор — не клизма, его не промывают, а для профилактики осуществляют комплекс плановых мероприятий. Поэтому «следы» остаться ну никак не могли. Не могли еще и потому, что никто из местных спецов уже и не помнит, когда в последний раз (кроме 23 сентября) они исследовали пары гексагена. Это — редкий случай в практике любой лаборатории.
       Далее. Почему учения так и не были доведены до конца? Почему рязанским специалистам не дали возможности провести полное исследование содержимого мешков, а груз был срочно отправлен в Москву сотрудниками центрального аппарата ФСБ? Отправлен, удивительное дело, в Экспертно-криминалистический центр МВД. Зачем, если и так было ясно, что в Рязани нашли залежи сахара? Пытались успеть к утреннему чаепитию? Или все-таки не были уверены?
       Экспертиза взрывчатых веществ — дело сложное. Чтобы написать комплексное заключение, необходимо провести минимум пять тестов, а это — время. Но еще до окончания исследования руководство ФСБ объявило, что найденное вещество — безобидный сахар с добавлением гексагена «для запаха». Проверить результаты экспертизы невозможно — работа московских криминалистов засекречена. Наш вывод: рязанцы не ошиблись. Техника и люди сработали профессионально. В «учебных» мешках был гексаген.
       
       Зачем боевой взрыватель?
       Второй «вещдок» — взрыватель. По свидетельству обезвредивших найденный заряд специалистов, прикрепленный к мешкам детонатор муляжом не являлся и был изготовлен на вполне профессиональном уровне (см. фото).
       Непонятно тогда: а для чего муляж взрывного устройства снаряжать боевым взрывателем?
       Еще. Если в учениях использовалась настоящая взрывчатка, то насколько это было безопасно для жителей дома? Для транспортировки по трассам, улицам в обычных «Жигулях»?
       Много вопросов вызывают и выбор места для учений, и форма их проведения. Свидетельствует прапорщик милиции Андрей Чернышев, первым вошедший в заминированный подвал:
       — Около десяти поступил сигнал от дежурного: в доме на улице Новоселов, 14/16, видели выходящих из подвала подозрительных людей. Возле дома нас встретила девушка, которая и рассказала о человеке, вышедшем из подвала и уехавшем на машине с заклеенными номерами.
       Одного милиционера я оставил у подъезда, а с другим спустился в подвал. Подвал в этом доме глубокий и полностью залит водой. Единственное сухое место — маленький закуточек, такой каменный чулан. Посветили фонариком — а там несколько мешков из-под сахара, сложенных штабелем. Верхний мешок надрезан, и виднеется какое-то электронное устройство: провода, обмотанные изолентой, часы... Конечно, с нами сразу шок небольшой был. Выбежали из подвала, я остался охранять вход, а ребята пошли жителей эвакуировать.
       Минут через пятнадцать подошло подкрепление, приехало начальство из УВД. Мешки со взрывчаткой доставали сотрудники МЧС в присутствии представителей ФСБ. Конечно, после того как наши взрывотехники их обезвредили.
       Никто не сомневался, что ситуация была боевая. У меня до сих пор сохранилась уверенность, что это были не учения. И выбор дома для теракта характерен: он на виду и место людное.
       
       Почему именно дом 14/16?
       К первому этажу дома 14/16 по улице Новоселов пристроен круглосуточный магазин, торгующий продуктами питания. По меньшей мере странно рассчитывать, что жильцы заподозрят в терроризме людей, разгружающих мешки из-под сахара вблизи люка склада круглосуточного гастронома. К тому же поблизости есть несколько жилых домов, по всем показателям более подходящих для проведения учений. Да и окраина — не центр города.
       Зато для теракта дом по улице Новоселов подходит как нельзя лучше. Особенно если цель взрыва — максимальное количество жертв.
       Площадь на окраине Рязани, прозванная в народе Старый круг. Улица Новоселов. На небольшой возвышенности — одноподъездная желтая башня, двенадцатиэтажка из силикатного кирпича, по проекту похожая на разрушенный ранее дом на Каширке. В случае взрыва у жильцов шансов на выживание не оставалось. Пострадали бы и посетители расположенного на первом этаже магазина. По словам одного из жильцов дома, строителя по специальности, соседний дом также взрыва бы не выдержал. Просто съехал бы по склону, словно по ледяной горке. Грунт в этом месте слабый, песчаный.
       Выбор подготовленного к взрыву дома — такой же, как в столице: малопрестижная окраина, типовой дом, населенный простыми людьми — рабочими простаивающих заводов и безденежными инженерами. (Кстати, казалось бы, террористам выгоднее запугать российскую элиту. Ан нет. Престижные дома почему-то не взрывают — общественный резонанс будет не тот. Народ не испугается.) Сходны и масштабы подготовленного в Рязани взрыва: чем дальше от центра Москвы, тем больше разрушений. Манеж — минимальное количество, Гурьянова — половина дома, Каширка — дом целиком, в Волгодонске пострадал целый микрорайон. Трагедия в Рязани могла затмить все случившееся ранее.
       
       Если что-то взорвали — теракт. Разминировали — учения
       И последнее. Очень странным кажется поведение высоких чинов ФСБ. В Волгодонск такой синклит не выезжал, в Москве высокие чины с жильцами не разговаривали.
       Свидетельствует жительница злополучного дома Марина Витальевна Северина:
       — Приходили к нам из ФСБ — несколько человек во главе с полковником. Извинялись. Говорили, что сами ничего не знали.
       Кроме извинений, чины из ФСБ просили еще об одном: уговаривали пострадавших от игр спецслужб не подавать в суд.
       А Алексей Картофельников, самый бдительный жилец дома по улице Новоселов, кому, быть может, соседи обязаны своими жизнями, теперь знает:
       — Если что-то взорвали — значит теракт. Если разминировали — учения...
       
       На все вопросы жителей Рязани и журналистов просто обязано ответить руководство ФСБ и страны. Хотя бы для того, чтобы развеять сомнения. В этом прежде всего должны быть заинтересованы сами спецслужбы государства.
       Защитить официальную версию могут только ее авторы. Это нетрудно — достаточно опубликовать, например, приказ о проведении учений в Рязани и внятно объяснить: чья идея, под чьим руководством проводилась операция и по какому сценарию. Назвать исполнителей — тех самых загадочных террористов, которые разгружали мешки из «Жигулей» с заклеенными номерами. Дать им возможность рассказать о своем «подвиге разведчика», пусть и спиной к телекамере. Предать гласности приказ об окончании учений и их результатах. Допустить журналистов к экспертам в Москве и Рязани, снять гриф секретности, который позволит давать интервью непосредственным участникам событий. Показать вещдоки: мешки, вещество, в них содержавшееся, и взрыватель, объяснив, что к чему.
       И тогда им, быть может, поверят.
       А пока мы, придерживаясь официальной версии, просим Генеральную прокуратуру объяснить: насколько такие учения законны? Особенно если выяснится, что использованная для проверки бдительности рязанцев взрывчатка была настоящей...
       
       P.S.
        Комментарий специалиста
       Чтобы хоть сколько-нибудь рассеять туман вокруг «рязанских учений», мы обратились к армейскому специалисту в чине полковника с просьбой прокомментировать ситуацию. Проводятся ли учения с применением реальных взрывчатых веществ, существуют ли инструкции и постановления, которые регламентируют подобную активность?
       — Мощные взрывные устройства не используют даже в учениях с боевой стрельбой. Обходятся взрыв-пакетами. Если же нужно проверить умение находить и обезвреживать взрывное устройство, к примеру, мину, используют макеты, в которых нет ни взрывателя, ни тротила.
       Занятия по подрывному делу, конечно, включают реальный подрыв достаточно сильных взрывных устройств (специалисты должны уметь их уничтожать). Но не более двух-трех для обучения группы в 20—30 человек. Они имеют ясное представление о том, что взрывают. И, разумеется, проводятся такие учения локально, без посторонних. Присутствуют исключительно подготовленные люди. О вовлечении гражданского населения и речи не идет.
       Все это строго регламентировано. Есть наставления по инженерному обеспечению, наставления по разминированию, соответствующие инструкции и приказы. Безусловно, для армии и спецслужб они сходные...
      
      
Павел Волошин

www.novayagazeta.ru

Рязанский сахар. - uglich_jj

1.Учения.

Этот день, 22 сентября, стоит отмечать как «День чекиста» вместо 20 декабря, когда он обычно празднуется (день рождения ВЧК в 1917 г.). 22 сентября 1999 г. произошел т.н. «инцидент в Рязани», когда группа террористов была застукана за закладкой гексогена в жилой дом по ул. Новоселов, 14/16.


Три мешка, верхний надрезан и таймер на 5:30 утра.

Вполне достаточно, чтобы большинство жителей утром уже не проснулись...

Но им повезло. Благодаря бдительности вот этого человека, Алексея Картофельникова, одного из жильцов дома

Были замечены три подозрительных личности, которые вечером таскали какие-то мешки в подвал.

На месте их поймать не удалось, но мешки нашли. Жителей в считанные минуты, буквально в нижнем белье, выгнали из квартир. Ночь они провели в соседнем кинотеатре. Одна из женщин, Алла Савина, билась в истерике: в квартире у неё осталась парализованная мать. Её не пускали. «Дом заминирован!».

На следующий день, 23.09.1999 г., пресс-центр МВД РФ сообщил, что экспресс-анализ вещества в мешках показал присутствие гексогена. Это был шок. Только что в Москве (8 и 13 сентября) гексоген-тротиловой смесью были подорваны еще два дома, так же ночью, более 200 чел. погибло.

Новость тут же прогремела на всю страну. Областное УВД и ФСБ стояли на ушах и через пару дней вычислили местонахождение подозреваемых (те жили на съемной квартире в Рязани). И тут… головная контора ФСБ на Лубянке выступила с заявлением: это был не теракт, а учения, не гексоген – а сахар, а подозреваемые – сотрудники ФСБ. Они «проверяли бдительность» в стране. С тех пор выражение "рязанский сахар" стало крылатым.

2.Маленькая победоносная война.

А началась эта история еще за полтора месяца до того. Летним днем 9 августа 1999 г. (примерно в 12-40 по Москве) президент Ельцин выступил с неожиданным телеобращением:

В нем он сообщил дорогим россиянам, что, наконец, выбрал себе преемника. Им стал малоизвестный чекист В.В.Путин, который до того трудился у Ельцина директором ФСБ. «Я в нём уверен», - заявил Ельцин и назначил Путина премьер-министром. До выборов президента оставалось 7 месяцев. Преемник должен был проявить себя, завоевать рейтинг и популярность.

Но как? – Страна переживала тяжелый экономический кризис, связанный с падением цен на нефть в 1998 г. Сам Ельцин, некогда народный любимец, к концу своего правления был непопулярен и полностью себя дискредитировал. Его рекомендация Путину была скорее негативным фактором.

На чем за 7 месяцев раскрутить никому неизвестного человека, который был призван гарантировать Ельцину спокойную жизнь на пенсии? – Рецепт еще в 1904 году озвучил царский министр МВД Вячеслав фон Плеве: маленькая победоносная война. Правда, тогда речь шла о войне с Японией, которая оказалось не маленькой, и не победоносной. Но теперь противник был выбран другой: Чечня.

За 2 дня до назначения Путина (7 августа 1999 г.) обострилась обстановка в Дагестане. Из Чечни туда вторглись около 400 боевиков Басаева и Хаттаба, которые захватили 5 сел в удаленном Ботлихском районе в горах.

10 августа 1999 г., на следующий день после назначения Путина, «Исламская шура Дагестана» распространила Декларацию о восстановлении Исламского Государства Дагестан. Путин в ответ заявил, что им «подготовлен комплекс мер по поддержанию порядка и дисциплины в Дагестане».

На самом деле «шура» и боевики по факту заняли лишь несколько приграничных сел. Даже со всеми имеющимися у них силами (около 2 тыс. чел.) Басаев и Хаттаб никаких шансов захватить Дагестан и одержать военную победу не имели. Но все-таки начали вторжение. Очень кстати. Путин получил возможность показать себя «полководцем» и новым Ермоловым – усмирителем Кавказа.

С момента начала боевых действий в Дагестане Путин не слезал с телевизора, педалируя тему «борьбы с терроризмом».

Никакого реального обсуждения личности кандидата в президенты, кого ж там Ельцин выбрал себе в преемники, его биографии, программы – НЕ было. Только война и кадры боевых действий.

Тут следует понимать, что боевые действия в Дагестане в августе-сентябре 1999 г. еще не были второй чеченской войной. Это была локальная оборонительная операция, которая затянулась на месяц только из-за сложного рельефа. Чтоб отбить три из пяти захваченных сел в Ботлихском р-не (Ансалта, Рахата и Шодрода) надо было сначала взять высоту «Ослиное ухо» между ними - лысую гору высотой 500 м от подножия. Одно это заняло 2 недели.

Однако для избрания Путина «Ослиного уха» было мало. Нужно было что-то покрупнее. Проблема была в том, что в то время, после неудачной первой войны в Чечне, общественное мнение в России вовсе не желало еще раз воевать с чеченцами. Они фактически отделились в 1996 г. и российский обыватель большой ностальгии по ним не испытывал. Отделились – туда и дорога.

Кроме того, по опыту 1994-96 гг. все понимали, что Чечня – это серьезная война, кровь, зверства, а воевать придется призывникам. А значит, молодой парень, которого отец с матерью растили 18 лет, может закончить свою молодую жизнь так:

А то и вот так.

С военной точки зрения никакой необходимости начинать вторую чеченскую войну именно осенью 1999 г. не было. К 15 сентября 1999 г. боевиков вышибли из Дагестана, а дальше Россия вполне могла поступить с Чечней как Израиль с сектором Газа: блокировать, не заходя внутрь.

Но тогда Путина не выбрали бы президентом. Не было бы моста Кадырова. Ротенберг и Тимченко не вошли в списки «Форбс». Сечин не купил бы яхту за 150 млн. долл., а Ролдугин не скопил миллиарды «на инструменты». Уголовно-чекистская ОПГ из Питера не переехала бы в Кремль.

Поэтому для оправдания войны нужен был шок, встряска. Басаев должен был постучать в каждый дом. А Путин - выступить спасителем. Нужно было нагнать страх и ненависть к чеченцам, чтобы народ согласился с войной. И с Путиным как преемником Ельцина.

И тогда неожиданно в России стали взрываться дома. Обычные многоквартирные дома, где жили простые люди. Взрывали по ночам, во сне, с сотнями трупов, жуткими картинами разрушений и страданий. Впервые на всю страну прозвучало слово «гексоген», которое раньше было известно только спецам.

Впрочем, с приходом Путина россияне узнали не только про гексоген. Но и про полоний, мельдоний, кооператив «Озеро» и даже про Гельземиум изящный. Такой цветок, который при добавлении в чай вызывает инфаркт при первой физической нагрузке. Его попили некоторые свидетели по делу Магнитского, а в 2016 г. – пара чиновников российского антидопингового агентства, которые вместе с ФСБ бодяжили мочу на Олимпиаде в Сочи.

Но вернемся в 1999 г. Взрывы домов начались 4 сентября, менее чем через месяц после назначения Путина преемником. Сначала - на Кавказе.

4 сентября 1999 г. в Буйнакске (Дагестан) поздно вечером грузовик с тремя тоннами самодельной взрывчатки (смесь алюминиевой пудры с селитрой) взорвался у пятиэтажки, где жили семьи военнослужащих. 64 погибших. Пострадали всего 37 домов в радиусе 2 кварталов.

8 сентября 1999 г. в полночь в Москве взлетел на воздух целый подъезд в «пролетарском» районе Печатники, на ул. Гурьянова. 106 убитых, 690 раненых. На месте взрыва были обнаружены следы гексогена и тротила. Дом был панельный, поэтому погибли не все, кого-то просто завалило плитами и их потом смогли извлечь оттуда.

Из статьи «Комсомольской правде» 10.09.1999 г., репортаж с места событий:

«Оставьте меня. Там моя дочь. И я ее раскопаю. Если она умрет, то зачем я здесь, зачем меня вытащили», — отбивается от спасателей простоволосая женщина в ночной рубашке. Срывая ногти в кровь, она пытается сдвинуть обломок железобетонной плиты»

Газета «Коммерсант», номер за тот же день 10.09.1999:

«Женщина, которая согласилась поговорить, приклеивала скотчем бирки на трупы. «Московская городская прокуратура»,— было написано на них. Пять изуродованных и обгоревших тел лежали рядом на носилках и на траве.
— Да помогите же кто-нибудь! — сказала судмедэксперт.— Подержите ногу, чтобы не оторвалась, пока я прикреплю бирку.
— Беременная она была,— говорит другой судмедэксперт, наклонившись над телом.— Думаю, месяцев шесть-семь».

13 сентября 1999 г., новый взрыв. На сей раз дом на Каширском шоссе. Снова тротил с гексогеном. Этот дом 6 корпус 3 по Каширскому шоссе был кирпичный, что не оставило жильцам никаких шансов. Все превратилось в груду щебня.

Газета «Московский комсомолец», номер от 15.09.1999 г. Статья «На войне как на войне»:

«Теперь, когда стала ясна схема организации взрывов, на пути террористов выставлены все возможные барьеры и преграды: проверены все подвалы… Граждане круглосуточно дежурят по подъездам, а наиболее нервные уезжают из городских квартир за город — на дачу или к родственникам. Дети и старики пусть пока там и живут, а взрослые могут ездить на работу в Москву. Лишний час-другой в дороге, но зато можно засыпать по вечерам без страха.

Наши источники из правоохранительных органов предполагают, что теперь они будут закладывать бомбы не в помещения, а в автомобили, припаркованные поблизости от строений. В «газель», к примеру, может войти примерно те же двести килограммов гексогена, так что эффект от такого взрыва будет не менее страшным».

"Московский комсомолец" и его "источники из правоохранительных органов" как в воду глядели. Ждать пришлось всего один день...

16 сентября 1999 г. Волгодонск. В 5:57 утра взорвался припаркованный автомобиль у девятиэтажного дома № 35 по Октябрьскому шоссе. Сценарий был аналогичен Буйнакску - грузовик с несколькими тоннами кустарной взрывчатки, сделанной из алюминиевой пудры и селитры. 19 убитых (в том числе двое детей), 89 раненых.

Газета «Коммерсант» от 17 сентября 1999 г. Интервью с Мариной Божьевой, жительницей дома №5 по ул. Гурьянова (была очевидцем взрыва 8.09.1999):

«Теперь я уверена: расстрелять их надо, этих чеченцев. Звери они, понимаете, звери. И, видимо, не зря Сталин хотел их всех уничтожить. Я видела все эти последствия. И не могу представить, что испытали те, у которых погибли там близкие».

14 сентября 1999 российская авиация наносит первый бомбовый удар по Чечне. 24 сентября на пресс-конференции в Астане Путин произносит своё «мочить в сортире». 30 сентября сухопутные войска РФ пересекают границу Чечни. Начинается вторая чеченская война.

Но в промежутке между началом войны и взрывами домов была Рязань, 22 сентября 1999 г. И после неё взрывы домов резко прекратились. Почему-то.

3. Подопытные кролики.

Официальная версия ФСБ об «учениях» в Рязани с целью проверки бдительности не выдерживает критики. На то есть, как минимум, пять причин:

Во-первых, мероприятия такого рода, а это по сути учения по гражданской обороне в жилом секторе, требуют наличия утвержденного плана, который согласуются с местными властями. План своих «учений» ФСБ предоставить отказалась наотрез (в том числе через суд). Местные власти в Рязани явно не были в курсе «учений» и расценивали все происходящее именно как попытку теракта.

ГУВД Рязани сообщило об обнаружении мешков со взрывчаткой, была дана ориентировка по фотороботам. Была обнаружена машина террористов, которая числилась в угоне. Позднее 24.09.1999 губернатор Любимов подтвердил, что ничего не знал про учения, а мэр Рязани Маматов заявил, что «из нас сделали подопытных кроликов». И наконец, 24 сентября сам начальник рязанского УФСБ генерал-майор Сергеев заявил в интервью местной телестудии «Ока», что и он ничего не знал об «учениях».

Утро 23.09.1999 у входа в подъезд дома по ул. Новоселов по ул.14/16. Учения в разгаре.

Во-вторых, после обнаружения мешков в подвале дома в Рязани официальная пропаганда 2 дня трубила о предотвращении теракта. Днем 23 сентября «Вести» на РТР сообщали:

"Взрывотехники муниципальной милиции, провели предварительный анализ и подтвердили наличие гексогена. Сейчас содержимое мешков отправлено в московскую лабораторию ФСБ для получения точного заключения».

Вечером федеральные телеканалы передали заявление Путина:

«Что касается событий в Рязани. Я не думаю, что это какой-то прокол. Если эти мешки, в которых оказалась взрывчатка, были замечены — это значит, что все-таки плюс хотя бы есть в том, что население реагирует правильно на события, которые сегодня происходят в стране. Воспользуюсь вашим вопросом для того, чтобы поблагодарить население страны за это. Мы в неоплаченном долгу перед людьми и за то, что не уберегли, кто погиб, и благодарны им за ту реакцию, которую мы наблюдаем. А эта реакция очень правильная. Никакой паники, никакого снисхождения бандитам. Это настрой на борьбу с ними до конца. До победы».

Странное заявление. Выходит дело, и Путин про учения ФСБ не знал. И он говорит, что в мешках «оказалась взрывчатка». При этом он «не думает, что это прокол». Чей прокол он имеет в виду?

Путин в Астане 24.09.1999. Переводчик тщетно пытается перевести «мочить в сортире» на английский (в субтитрах: «если мы поймаем их в туалете, там они и умрут»):

В-третьих, версия с «учениями» появилась только 24 сентября в середине дня, когда местонахождение подозреваемых в Рязани было установлено и встал вопрос о задержании (по другим данным двоих уже задержали). Врать больше возможности не было.

Еще утром 24 сентября министр МВД Рушайло, выступая на совещании по борьбе с организованной преступностью, похвастался: «Есть положительные сдвиги. Об этом, в частности, свидетельствует вчерашнее предотвращение взрыва жилого дома в Рязани» . И поздравил коллег.

Но буквально через полчаса последовало заявление Патрушева, главы ФСБ: это были учения.

В-четвертых, Жигули-семёрка, на которых учебные террористы подкатили к дому, оказалась в угоне. Это на самом деле - главный прокол ФСБ в Рязани. Если это учения - зачем угонять машину? Или у них были учения по угону автомобилей тоже? Ведь учения правоохранительных органов не могут сопровождаться реальными преступлениями, в т.ч. кражей чужого имущества.

Пикет «Яблока» в Москве в 2014 г. Черный юмор 15 лет спустя…

И в-пятых, еще немного про тот самый гексоген. 24 марта 2000 г. в эфире НТВ вышла программа о рязанских событиях с участием жильцов дома и сотрудников ФСБ. Алексей Картофельников (тот самый жилец, который проявил бдительность и вызвал милицию) описывал содержимое мешков как "желтоватый порошок" в виде порезанной (сеченной) "вермишели". С сахаром вермишель перепутать невозможно, согласитесь.

Вскоре после обнаружения мешков, МВД России сообщило, что экспресс-анализ показал наличие паров гексогена. Анализ проводили взрывотехники инженерно-технологического отдела рязанского УВД Юрий Ткаченко с коллегами. Было возбуждено уголовное дело по ст.205 (терроризм).

Желтоватая "вермишель" - так выглядит чешуированный тротил (он бывает плавленный, а бывает виде порошка).

А гексоген это мелкие прозрачные кристаллы, действительно напоминающие сахар.

Картофельников описывает содержимое мешков как желтоватую "вермишель", экспресс-анализ показал присутствие еще и паров гексогена, что говорит о гексоген-тротиловой смеси в мешках. Как раз такая смесь использовалась при взрывах домов в Москве.

Неудивительно поэтому, что рязанское ФСБ возбудило дело по 205-й статье о попытке теракта. Однако какие же это учения, если реальное уголовное дело? Глава рязанского ФСБ генерал Сергеев позднее в эфире НТВ выкручивался, что он, мол, вынужден был это сделать, так там «якобы гексоген», а надо было перепроверить и т.д.

Генерал Сергеев в эфире НТВ.

Генерал Сергеев, конечно, попал в трудную ситуацию. Возбудил дело по статье «Терроризм», а террористами оказались его коллеги-чекисты. Вот ведь как бывает.

С целью как-то ответить на вопросы по гексогену 22 марта 2000 г. ФСБ провела специальную информационную акцию. Бывшие командиры отрядов «Вымпел» и «Альфа» Герасимов и Зайцев рассказали на пресс-конференции, что в учениях принимала «спецгруппа» с участием бойцов «Вымпела». Как заявил Зайцев:

«...Злополучный сахарный песок, впоследствии названный некоторыми СМИ гексогеном, был куплен спецгруппой на местном базаре. И посему никак не мог быть взрывчаткой. Просто эксперты нарушили элементарные правила и воспользовались грязными приборами, на которых были остатки взрывчатых веществ от предыдущей экспертизы. За подобную халатность эксперты уже получили по заслугам…»

Увы, никаких доказательств, что перед инцидентом 22.09.1999 Юрий Ткаченко и коллеги где-то еще работали с гексогеном, представлено не было. Да и «по заслугам» они не получали. В итоге от версии с неисправным прибором в ФСБ отказались. Через 2 года, в декабре 2001 г. Ткаченко заставили сделать заявление, что он вообще НЕ пользовался газоанализатором при экспресс-анализе. Т.е. пресс-службы МВД и телевидение (в т.ч. «Вести») просто пугали население рязанским гексогеном. Так интересней наблюдать за подопытными.

Юрий Ткаченко (справа).

4.Группа Гочияева

Одно из распространенных мнений по поводу инцидента в Рязани состоит в том, что случай, конечно, подозрительный, есть большие сомнения, что это были «учения», но вот реальные взрывы в Москве и Волгодонске – их же раскрыли? А там одни кавказцы и вахаббиты. И связаны с Чечней.

В 2004 г. действительно судом в Москве были приговорены к пожизненному два террориста - Деккушев и Крымшамхалов, которые были участниками группы, взрывавшей дома в сентябре 1999 г.

Однако Деккушев и Крымшамхалов взорвали дом в Волгодонске, в Москве они не были. Они назвали четырех сообщников, которые поехали взрывать Москву (Гочияев, Батчаев, Сайтаков, Абаев), но ни один из них не предстал перед судом. Гочияев скрылся за границей и его не нашли, остальные трое убиты в Чечне или при задержании.

Со слов Деккушева и Крымшамхалова в начале августа 1999 г. в арендованной "хозпостройке" в пос. Мирный Ставропольского края они изготовили кустарную взрывчатку. Смешали в бетономешалке 14 тонн (!) аммиачной селитры, алюминиевой пудры и сахара, рассовав их в 280 мешков. 10 тонн отправили в Москву на автопоезде «Мерседес», 4 тонны оставили для Волгодонска.

Откуда взялись гексоген и тротил, следы которых нашли в Москве при взрывах домов, и вообще те ли мешки там взрывались, осталось невыясненным.

Много вопросов осталось и по личности главного подозреваемого в московских терактах - Ачимеза Гочияева.

Тут и свидетельства Марка Блюменфельда – предпринимателя, который сдал террористам подвал на Гурьянова под склад. Как утверждал позднее Блюменфельд, опознать Гочияева по фотороботу ему настойчиво рекомендовали на допросе в ФСБ, а на самом деле он сдал помещение другому человеку.

Невыясненными остались и обстоятельства бегства Гочияева из Москвы после второго взрыва на Каширском ш. В Москве Гочияев жил у своей подружки Татьяны Королевой, которая была риэлтером, помогала ему снимать помещения. Её довольно быстро вычислили и в ночь на 13 сентября к ней нагрянули с обыском. Гочияева там уже не было. В ту ночь как раз взорвался дом на Каширке.

Странным образом Гочияев успел скрыться за считанные часы до возможного ареста, заложив напоследок взрывчатку под очередной дом. При этом дали уйти и Королевой. Её задержали, но наутро отпустили, и вскоре она скрылась в Чечне.

Подобных вопросов по группе Гочияева, на которую списали весь террор сентября 1999 г., довольно много. На этот счет уже скопилась целая литература, в том числе известная книга «ФСБ взрывает Россию» Александра Литвиненко, запрещенная к изданию и ввозу в РФ.

Однако кто бы не взрывал дома в сентябре 1999 г. - ФСБ, чеченцы или чеченцы совместно с ФСБ (что наиболее вероятно), свое дело эти взрывы сделали. Напуганный обыватель поддержал войну и выбрал Путина.

Больше того, этот испытанный прием – пиар на войне и терроре Путин использует еще раз, 15 лет спустя. В 2015 г., когда страна в результате его политики погрузится в глубокий экономический кризис, зарплата в России упадет до уровня Румынии, народу будет предложен пропагандистский коктейль в виде «войны с террористами» в Сирии.

Которая на деле выльется в дорогостоящее и никому не нужное вмешательство России в религиозную войну суннитов и шиитов на стороне последних. При том, что русские, как вы догадываетесь, не относятся ни к тем, ни к другим. Не особо нужные войны ради пиара (на крови) - это нормально для Путина.

5. Эпилог. О роли личности в истории.

Нередко в России появление Путина и его воровской диктатуры объясняют... ошибкой Ельцина. Не разгадал Борис Николаевич сущность чекиста Володи. Не знал про его прошлое. Вот просёк бы - ни за чтоб не назначил преемником. На самом деле это, мягко говоря, преувеличение роли личности в истории.

Ну воспользовался бы Владимир Спиридонович Путин в 1952 г. тем, что ему предлагают переслать? - И что Ельцин и его клан не искали бы преемника, который гарантировал бы им безопасность и сохранность капиталов? - Искали бы. И нашли бы, не того, так другого.

Режим Ельцина в 1990-е уже был достаточно авторитарным и коррумпированным, при нем уже были массовые фальсификации выборов (в 1996 г.), при нем в Петербурге (и не только) власть уже срослась с бандитами. Из одной такой региональной ОПГ и вышел Путин, который развил всю эту систему дальше, вывел на новый уровень. Это была логика процесса. Коррумпированный режим не может быть демократичным, он рано или поздно придет к диктатуре. Если его не остановит народ. А народ не остановил.

С другой стороны, Борису Николаевичу все-таки можно попенять. Из всех региональных ОПГ он выбрал одну из самых гнусных - питерскую уголовно-чекистскую клоаку, со дна которой зачерпнул Путина, воспитанника подворотни и советского КГБ. Еще бы Цапка преемником поставил...

Из воспоминаний Юрий Фельтишинского, друга Бориса Березовского:

«Как-то Борис сказал:

— Знаешь, мы, кажется, нашли человека, которого будем делать президентом. Ты и не слышал о нем, небось. Путин. Знаешь, мне «наши» — Абрамович, Юмашев, Волошин — поручили с ним подружиться. Я попробовал — и не могу, мне с ним скучно. Не могу себя заставить. Вот Рома в этом смысле абсолютно незаменим…»

Мы, кажется, нашли человека, которого будем делать президентом… Долго искали, Борис Абрамович?

Да, и насчет «скучно». Совсем не скучно. И чем дальше, тем веселее.

Взято тут.

uglich-jj.livejournal.com

Рязанский сахар - Будь собой. Остальные роли уже заняты

1.Учения.

Этот день, 22 сентября, стоит отмечать как «День чекиста» вместо 20 декабря, когда он обычно празднуется (день рождения ВЧК в 1917 г.). 22 сентября 1999 г. произошел т.н. «инцидент в Рязани», когда группа террористов была застукана за закладкой гексогена в жилой дом по ул. Новоселов, 14/16.

Три мешка и таймер на 5:30 утра в подвале 9-этажного дома.

Вполне достаточно, чтобы большинство жильцов этого дома живыми оттуда уже не вышли… Но им повезло. Благодаря бдительности вот этого человека, Алексея Картофельникова, одного из жильцов:

Были замечены три подозрительных человека, которые вечером таскали какие-то мешки в подвал.

На месте их поймать не удалось, но мешки нашли. Жителей в считанные минуты, буквально в нижнем белье, выгнали из квартир. Ночь они провели в соседнем кинотеатре. Одна из женщин, Алла Савина, билась в истерике: в квартире у неё осталась парализованная мать. Её не пускали. «Дом заминирован!».

На следующий день, 23.09.1999 г., пресс-центр МВД РФ сообщил, что экспресс-анализ вещества в мешках показал присутствие гексогена. Это был шок. Только что в Москве (8 и 13 сентября) гексогеновой смесью были подорваны еще два дома, так же ночью, более 200 убитых, 700 раненых.

Новость прогремела на всю страну. Областное УВД и ФСБ стояли на ушах и через пару дней вычислили местонахождение подозреваемых (те жили на съемной квартире в Рязани). И тут…головная контора ФСБ на Лубянке выступила с заявлением: это был не теракт, а учения, не гексоген – а сахар, а подозреваемые – сотрудники ФСБ. Они «проверяли бдительность» в стране. С тех пор выражение «рязанский сахар» стало нарицательным.

2.Маленькая победоносная война.

А началась эта история еще за полтора месяца до того. 9 августа 1999 г. в середине дня (примерно в 12-40 по Москве) президент Ельцин выступил с неожиданным телеобращением:

В нем он сообщил дорогим россиянам, что, наконец, выбрал себе преемника. Им стал малоизвестный чекист В.В.Путин, который до того трудился у Ельцина директором ФСБ. «Я в нём уверен», — заявил Ельцин и назначил Путина премьер-министром. До выборов президента оставалось 7 месяцев. Преемник должен был проявить себя, завоевать рейтинг и популярность.

Но как? – Страна переживала тяжелый экономический кризис, связанный с падением цен на нефть в 1998 г. Сам Ельцин, некогда народный любимец, к концу своего правления был непопулярен и полностью себя дискредитировал. Его рекомендация Путину была скорее негативным фактором.

Но на чем за 7 месяцев раскрутить никому неизвестного человека, который был призван спасти задницу Ельцину и его клану (который тогда называли «Семья»)? – Рецепт еще в 1904 году озвучил царский министр МВД фон Плеве: маленькая победоносная война. Правда, тогда речь шла о войне с Японией, которая оказалось не маленькой, и не победоносной. Но теперь противник был выбран другой: Чечня.

За 2 дня до назначения Путина (7 сентября 1999 г.) обострилась обстановка в Дагестане. Из Чечни туда вторглись около 400 боевиков Басаева и Хаттаба, которые захватили 5 сел в удаленном Ботлихском районе в горах.

10 августа 1999 г., на второй день после назначения Путина, «Исламская шура Дагестана» распространила Декларацию о восстановлении Исламского Государства Дагестан. Путин в ответ заявил, что им «подготовлен комплекс мер по поддержанию порядка и дисциплины в Дагестане».

На самом деле «шура» и боевики по факту заняли лишь несколько приграничных сел. Даже со всеми имеющимися у них силами (около 2 тыс. чел.) Басаев и Хаттаб никаких шансов захватить Дагестан и одержать военную победу не имели. Но все-таки начали вторжение. Очень кстати. Путин получил возможность показать себя «полководцем» и новым Ермоловым – усмирителем Кавказа.

С момента начала боевых действий в Дагестане Путин не слезал с телевизора, педалируя тему «борьбы с терроризмом».

Никакого реального обсуждения личности кандидата в президенты, кого ж там Ельцин выбрал себе в преемники, его биографии, программы – НЕ было. Только война и кадры боевых действий.

Тут следует понимать, что боевые действия в Дагестане в августе-сентябре 1999 г. еще не были второй чеченской войной. Это была локальная оборонительная операция, которая затянулась на месяц только из-за сложного рельефа. Чтоб отбить три из пяти захваченных сел (Ансалта, Рахата и Шодрода) надо было сначала взять высоту «Ослиное ухо» между ними — лысую гору высотой 500 м от подножия. Одно это заняло 2 недели.

Однако для избрания Путина «Ослиного уха» было мало. Нужно было что-то покрупнее. Проблема была в том, что в то время, после неудачной первой войны в Чечне, общественное мнение в России вовсе не желало еще раз воевать с чеченцами. Они фактически отделились в 1996 г. и российский обыватель большой ностальгии по ним не испытывал. Отделились – туда и дорога.

Кроме того, по опыту 1994-96 гг. все понимали, что Чечня – это серьезная война, кровь, зверства, а воевать придется призывникам. А значит, молодой парень, которого отец с матерью растили 18 лет, может закончить свою молодую жизнь так:

А то и вот так.

С военной точки зрения никакой необходимости начинать вторую чеченскую войну именно осенью 1999 г. не было. К 15 сентября 1999 г. боевиков вышибли из Дагестана, а дальше Россия вполне могла поступить с Чечней как Израиль с сектором Газа: блокировать, не заходя внутрь.

Но тогда Путина не выбрали бы президентом. Не было бы моста Кадырова. Ротенберг и Тимченко не вошли в списки «Форбс», Сечин не купил бы яхту за 150 млн. долл., а Ролдугин не скопил миллиарды «на инструменты». Уголовно-чекистская клоака ОПГ из Питера не переехала бы в Кремль.

Поэтому для оправдания войны нужен был шок, встряска. Басаев должен был постучать в каждый дом. А Путин — выступить спасителем. Нужно было нагнать страх и ненависть к чеченцам, чтобы народ согласился с войной. И с Путиным как преемником Ельцина.

И тогда неожиданно в России стали взрываться дома. Обычные многоквартирные дома, где жили простые люди. Взрывали по ночам, во сне, с сотнями трупов, жуткими картинами разрушений и страданий. Впервые на всю страну прозвучало слово «гексоген», которое раньше было известно только спецам.

Впрочем, с приходом Путина россияне узнали не только про гексоген. Но и про полоний, мельдоний, кооператив «Озеро» и даже про Гельземиум изящный. Это китайский цветок, который при добавлении в чай вызывает инфаркт при первой физической нагрузке. Его попили некоторые свидетели по делу Магнитского, а в 2016 г. – пара чиновников российского антидопингового агентства, которые вместе с ФСБ бодяжили мочу на Олимпиаде в Сочи.

Но началось все с гексогена. 8 сентября 1999 г. в полночь взлетел на воздух целый подъезд в «пролетарском» московском районе Печатники, на ул. Гурьянова. Дом был панельный, поэтому погибли не все, кого-то все же удалось извлечь из груды плит.

Из статьи «Комсомольской правде» 10.09.1999 г., репортаж с места событий:

«Оставьте меня. Там моя дочь. И я ее раскопаю. Если она умрет, то зачем я здесь, зачем меня вытащили», — отбивается от спасателей простоволосая женщина в ночной рубашке. Срывая ногти в кровь, она пытается сдвинуть обломок железобетонной плиты»

Газета «Коммерсант», номер за тот же день 10.09.1999:

«Женщина, которая согласилась поговорить, приклеивала скотчем бирки на трупы. «Московская городская прокуратура»,— было написано на них. Пять изуродованных и обгоревших тел лежали рядом на носилках и на траве.
— Да помогите же кто-нибудь! — сказала судмедэксперт.— Подержите ногу, чтобы не оторвалась, пока я прикреплю бирку.
— Беременная она была,— говорит другой судмедэксперт, наклонившись над телом.— Думаю, месяцев шесть-семь».

13 сентября 1999 г., новый взрыв. На сей раз дом на Каширском шоссе. Дом 6 корпус 3 был кирпичный, что не оставило жильцам уже никаких шансов. Все превратилось в груду щебня.

Газета «Московский комсомолец», номер от 15.09.1999 г. Статья «На войне как на войне»:

«Теперь, когда стала ясна схема организации взрывов, на пути террористов выставлены все возможные барьеры и преграды: проверены все подвалы… Граждане круглосуточно дежурят по подъездам, а наиболее нервные уезжают из городских квартир за город — на дачу или к родственникам. Дети и старики пусть пока там и живут, а взрослые могут ездить на работу в Москву. Лишний час-другой в дороге, но зато можно засыпать по вечерам без страха.

Наши источники из правоохранительных органов предполагают, что теперь они будут закладывать бомбы не в помещения, а в автомобили, припаркованные поблизости от строений. В «газель», к примеру, может войти примерно те же двести килограммов гексогена, так что эффект от такого взрыва будет не менее страшным».

«Московский комсомолец» и его «источники из правоохранительных органов» как в воду глядели. Ждать пришлось всего один день…

16 сентября 1999 г. Волгодонск, взрыв припаркованного автомобиля с несколькими тоннами взрывчатки у девятиэтажного дома № 35 по Октябрьскому шоссе. Рвануло в 5:57 утра.

Газета «Коммерсант» от 17 сентября 1999 г. Интервью с Мариной Божьевой, жительницой дома №5 по ул. Гурьянова (была очевидцем взрыва 8 .09.1999):

«Теперь я уверена: расстрелять их надо, этих чеченцев. Звери они, понимаете, звери. И, видимо, не зря Сталин хотел их всех уничтожить. Я видела все эти последствия. И не могу представить, что испытали те, у которых погибли там близкие».

14 сентября 1999 российская авиация наносит первый бомбовый удар по Чечне. 24 сентября на пресс-конференции в Астане Путин произносит своё «мочить в сортире». 30 сентября сухопутные войска РФ пересекают границу Чечни. Начинается вторая чеченская война.

Но в промежутке началом войны и взрывами домов была Рязань. 22 сентября 1999 г. и после неё взрывы домов резко прекратились. Почему-то.

3. Подопытные кролики.

Официальная версия ФСБ об «учениях» в Рязани с целью проверки бдительности не выдерживает никакой критики. На то есть, как минимум, пять причин:

Во-первых, мероприятия такого рода, а это по сути учения по гражданской обороне в жилом секторе, требуют наличия утвержденного плана, который согласуются с местными властями. План своих «учений» ФСБ предоставить отказалась наотрез (в том числе через суд). Местные власти в Рязани явно не были в курсе «учений» и расценивали все происходящее именно как попытку теракта.

ГУВД Рязани сообщило об обнаружении мешков с гексогеном, была дана ориентировка по фотороботам. Была обнаружена машина террористов, которая числилась в угоне. Позднее 24.09.1999 губернатор Любимов в интервью федеральным телеканала подтвердил, что ничего не знал про учения, а мэр Рязани Мамотов заявил, что «из нас сделали подопытных кроликов». И наконец, 24.09. начальник рязанского УФСБ генерал-майор Сергеев заявил в интервью местной телестудии «Ока», что и он ничего не знал об «учениях».

Утро 23.09.1999 у входа в подъезд дома по ул. Новоселов по ул.14/16. Учения в разгаре.

Во-вторых, после обнаружения мешков в подвле дома в Рязани официальная пропаганда 2 дня трубила о предотвращении теракта. Днем 23 сентября «Вести» на РТР сообщали:

«Взрывотехники муниципальной милиции, провели предварительный анализ и подтвердили наличие гексогена. Сейчас содержимое мешков отправлено в московскую лабораторию ФСБ для получения точного заключения».

Вечером федеральные телеканалы передали заявление Путина:

«Что касается событий в Рязани. Я не думаю, что это какой-то прокол. Если эти мешки, в которых оказалась взрывчатка, были замечены — это значит, что все-таки плюс хотя бы есть в том, что население реагирует правильно на события, которые сегодня происходят в стране. Воспользуюсь вашим вопросом для того, чтобы поблагодарить население страны за это. Мы в неоплаченном долгу перед людьми и за то, что не уберегли, кто погиб, и благодарны им за ту реакцию, которую мы наблюдаем. А эта реакция очень правильная. Никакой паники, никакого снисхождения бандитам. Это настрой на борьбу с ними до конца. До победы».

Странное заявление. Выходит дело, и Путин про учения ФСБ не знал. И у него в мешках «оказалась взрывчатка». При этом он «не думает, что это прокол» (он себя успокаивает что ли?). И чей прокол он имеет в виду?

Путин в Астане 23.09.1999. Переводчик тщетно пытается перевести «мочить в сортире» на английский (в субтитрах: «если мы поймаем их в туалете, там они и умрут»):

В-третьих, версия с «учениями» появилась только 24 сентября в середине дня, когда местонахождение подозреваемых в Рязани было установлено и встал вопрос о задержании (по другим данным двоих уже задержали). Врать больше возможности не было.

Еще утром 24 сентября министр МВД Рушайло, выступая на совещании по борьбе с организованной преступностью, похвастался: «Есть положительные сдвиги. Об этом, в частности, свидетельствует вчерашнее предотвращение взрыва жилого дома в Рязани» . И поздравил коллег.

Но буквально через полчаса последовало заявление Патрушева, главы ФСБ: это были учения.

В-четвертых, Жигули-семёрка, на которых учебные террористы подкатили к дому, оказалась в угоне. Это на самом деле — главный прокол ФСБ в Рязани. Если это учения — зачем угонять машину? Или у них были учения по угону автомобилей тоже? Ведь учения правоохранительных органов не могут сопровождаться реальными преступлениями, в т.ч. кражей чужого имущества.

Пикет «Яблока» в Москве в 2014 г. Черный юмор 15 лет спустя…

И в-пятых, еще немного про тот самый гексоген. Сразу после обнаружения мешков, ГУВД Рязани, а потом и МВД России сделали заявления, что экспресс-анализ содержимого мешков показал пары этой мощнейшей, но малодоступной простым смертным взрывчатки. Анализ проводили взрывотехники инженерно-технологического отдела рязанского ГУВД Юрий Ткаченко с коллегами. Было возбуждено уголовное дело по ст.205 (Терроризм).

Дело возбудило местное ФСБ. Однако какие же это учения, если реальное уголовное дело? Глава рядзанского ФСБ генерал Сергеев позднее в эфире НТВ выкручивался, что он вынужден был это сделать, так там «якобы гексоген», а надо было провести экспертизу и т.д.

Генерал Сергеев в эфире НТВ.

Генерал Сергеев, конечно, попал в трудную ситуацию. Возбудил дело по статье «Терроризм», а террористами оказались его коллеги-чекисты. Вот ведь как бывает.

С целью как-то ответить на вопросы по гексогену 22 марта 2000 г. ФСБ провела специальную информационную акцию. Бывшие командиры отрядов «Вымпел» и «Альфа» Герасимов и Зайцев рассказали на пресс-конференции, что в учениях принимала «спецгруппа» с участием бойцов «Вымпела. Как заявил Зайцев:

«..Злополучный сахарный песок, впоследствии названный некоторыми СМИ гексогеном, был куплен спецгруппой на местном базаре. И посему никак не мог быть взрывчаткой. Просто эксперты нарушили элементарные правила и воспользовались грязными приборами, на которых были остатки взрывчатых веществ от предыдущей экспертизы. За подобную халатность эксперты уже получили по заслугам…»

Увы, никаких доказательств, что перед инцидентом 22.09.1999 Юрий Ткаченко и коллеги где-то еще работали с гексогеном, представлено не было. Да и «по заслугам» они не получали. В итоге от версии с неисправным прибором в ФСБ отказались. Через 2 года, в декабре 2001 г. Ткаченко заставили сделать заявление, что он вообще НЕ пользовался газоанализатором при экспресс-анализе. Т.е. пресс-службы МВД и телевидение (в т.ч. «Вести» на РТР) просто пугали население рязанским гексогеном. Так интересней наблюдать за подопытными.

Юрий Ткаченко (справа).

4.Группа Гочияева

Одно из распространенных мнений по поводу инцидента в Рязани состоит в том, что случай, конечно, подозрительный, есть большие сомнения, что это были «учения», но вот реальные взрывы в Москве и Волгодонске – их же раскрыли? А там одни кавказцы и вахаббиты. И связаны с Чечней.

В 2004 г. действительно судом в Москве были приговорены к пожизненному два террориста — Деккушев и Крымшамхалов, которые были участниками группы, взрывавшей дома в сентябре 1999 г.

Проблема в том, то Деккушев и Крымшамхалов взрывали дом в Волгодонске, но в Москве они не были. Они назвали четверых сообщников, которые поехали взрывать Москву (Гочияев, Батчаев, Сайтаков, Абаев), но ни один из них не предстал перед судом. Гочияев скрылся за границей и его не нашли, остальные трое убиты в Чечне или при задержании.

Со слов Деккушева и Крымшамхалова кустарная взрывчатка, которую они изготовили для взрывов в августе 1999 г.,  по составу была похожа на аммонал. В арендованном сарае в Ставропольском крае они смешали в бетономешалке 14 тонн (!) аммиачной селитры, алюминиевой пудры и сахара, рассовав их в 280 мешков. 10 тонн отправили в Москву на арендованном автопоезде «Мерседес», 4 тонны оставили на Волгодонск. Откуда взялся гексоген, следы которого нашли в Москве при взрывах домов, осталось невыясненным.

Много вопросов осталось и по личности главного подозреваемого в московских терактах — Ачимеза Гочияева.

Тут и свидетельства Марка Блюменфельда – предпринимателя, который сдал террористам подвал на Гурьянова под склад. Как утверждал позднее Блюменфельд, опознать Гочияева по фотороботу ему настойчиво рекомендовали на допросе в ФСБ, а на самом деле он сдал помещение другому человеку.

Невыясненными остались и обстоятельства бегства Гочияева из Москвы после второго взрыва на Каширском ш. В Москве Гочияев жил у своей подружки Татьяны Королевой, которая была риэлтером, помогала ему снимать помещения. Её довольно быстро вычислили и в ночь на 13 сентября к ней нагрянули с обыском. Гочияева там уже не было. В ту ночь как раз взорвался дом на Каширке.

Странным образом Гочияев успел скрыться за считанные часы до возможного ареста, заложив напоследок взрывчатку под очередной дом. При этом дали уйти и Королевой. Её задержали, но наутро отпустили, и вскоре она скрылась в Чечне.

Подобных вопросов по группе Гочияева, на которую списали весь террор сентября 1999 г., довольно много. На этот счет уже скопилась целая литература, в том числе известная книга «ФСБ взрывает Россию» Александра Литвиненко, запрещенная к изданию и ввозу в РФ.

Однако кто бы не взрывал дома в сентябре 1999 г.: ФСБ, чеченцы или чеченцы совместно с ФСБ (что наиболее вероятно), свое дело эти взрывы сделали. Напуганный обыватель поддержал войну и выбрал Путина.

Больше того, этот испытанный прием – пиар на войне и терроре Путин использует еще раз, 15 лет спустя. В 2015 г., когда страна в результате его политики погрузится в глубокий экономический кризис, зарплата в России упадет до уровня Румынии, народу будет предложен пропагандистский коктейль в виде «войны с террористами» в Сирии. Которая на деле выльется в дорогостоящее и никому не нужное вмешательство России в религиозную войну суннитов и шиитов на стороне последних. При том, что русские, как вы догадываетесь, не относятся ни к тем, ни к другим. Не особо нужные войны ради пиара (на крови) — это нормально для Путина.

5. Эпилог. О роли личности в истории.

Нередко в России появление Путина и его воровской диктатуры…ошибкой Ельцина. Не разгадал Борис Николаевич сущность чекиста Володи. Не знал про его прошлое. Вот просёк бы — ни за чтоб не назначил преемником. на самом деле это, мягко говоря, преувеличение роли личности в истории.

Ну воспользовался бы Владимир Спиридонович Путин в 1952 г. тем, что ему предлагают переслать? — И что Ельцин и его клан не искали бы преемника, который гарантировал бы им безопасность и сохранность капиталов? — Искали бы. И наши, не того, так другого.

Режим Ельцина в 1990-е уже был достаточно авторитарным и коррумпированным, при нем уже были массовые фальсификации выборов (в 1996 г.), при нем в Петербурге (и не только) власть уже срослась с бандитами. Из одной такой региональной ОПГ и вышел Путин, который развил всю эту систему дальше, вывел на новый уровень. Это была логика процесса. Коррмпированнй режим не может быть демократичным, он рано или поздно придет к диктатуре. Если его не остановит народ. А народ не остановил.

С другой стороны, Борису Николаевичу все-таки можно попенять. Из всех региональных ОПГ он выбрал одну из самых гнусных — питерскую уголовно-чекистскую клоаку, со дна которой зачерпнул Путина, воспитанника подворотни и советского КГБ. Еще бы Цапка преемником поставил…

Из воспоминаний Юрий Фельтишинского, друга Бориса Березовского:

«Как-то Борис сказал:

— Знаешь, мы, кажется, нашли человека, которого будем делать президентом. Ты и не слышал о нем, небось. Путин. Знаешь, мне «наши» — Абрамович, Юмашев, Волошин — поручили с ним подружиться. Я попробовал — и не могу, мне с ним скучно. Не могу себя заставить. Вот Рома в этом смысле абсолютно незаменим…»

Мы, кажется, нашли человека, которого будем делать президентом… Долго искали, Борис Абрамович?

Да, и насчет «скучно». Совсем не скучно. И чем дальше, тем веселее.

sntz01


solvaigsamara.livejournal.com

Рязанский сахар Путина

• Хроника путинского вранья про Боинг
• Как Путин врёт про Боинг
• Путин и «Сургутнефтегаз»
• Зятёк Путина
• ОПГ «Озеро»
• Как Путин мыл деньги в Лихтенштейне
• Ленинградские дружки Путина
• Подвиги Володи Путина

1.Учения.

22 сентября 1999 г. произошел т.н. «инцидент в Рязани», когда группа террористов была застукана за закладкой гексогена в жилой дом по ул. Новоселов, 14/16.

Три мешка, верхний надрезан и таймер на 5:30 утра.


Вполне достаточно, чтобы большинство жителей утром уже не проснулись…

Но им повезло. Благодаря бдительности вот этого человека, Алексея Картофельникова, одного из жильцов дома


Были замечены три подозрительных личности, которые вечером таскали какие-то мешки в подвал.

На месте их поймать не удалось, но мешки нашли. Жителей в считанные минуты, буквально в нижнем белье, выгнали из квартир. Ночь они провели в соседнем кинотеатре. Одна из женщин, Алла Савина, билась в истерике: в квартире у неё осталась парализованная мать. Её не пускали. «Дом заминирован!».


На следующий день, 23.09.1999 г., пресс-центр МВД РФ сообщил, что экспресс-анализ вещества в мешках показал присутствие гексогена. Это был шок. Только что в Москве (8 и 13 сентября) гексоген-тротиловой смесью были подорваны еще два дома, так же ночью, более 200 чел. погибло.

Новость тут же прогремела на всю страну. Областное УВД и ФСБ стояли на ушах и через пару дней вычислили местонахождение подозреваемых (те жили на съемной квартире в Рязани). И тут… головная контора ФСБ на Лубянке выступила с заявлением: это был не теракт, а учения, не гексоген – а сахар, а подозреваемые – сотрудники ФСБ. Они «проверяли бдительность» в стране. С тех пор выражение «рязанский сахар» стало крылатым.

2.Маленькая победоносная война.

А началась эта история еще за полтора месяца до того. Летним днем 9 августа 1999 г. (примерно в 12-40 по Москве) президент Ельцин выступил с неожиданным телеобращением:


В нем он сообщил дорогим россиянам, что, наконец, выбрал себе преемника. Им стал малоизвестный чекист В.В.Путин, который до того трудился у Ельцина директором ФСБ. «Я в нём уверен», — заявил Ельцин и назначил Путина премьер-министром. До выборов президента оставалось 7 месяцев. Преемник должен был проявить себя, завоевать рейтинг и популярность.

Но как? – Страна переживала тяжелый экономический кризис, связанный с падением цен на нефть в 1998 г. Сам Ельцин, некогда народный любимец, к концу своего правления был непопулярен и полностью себя дискредитировал. Его рекомендация Путину была скорее негативным фактором.

На чем за 7 месяцев раскрутить никому неизвестного человека, который был призван гарантировать Ельцину спокойную жизнь на пенсии? – Рецепт еще в 1904 году озвучил царский министр МВД Вячеслав фон Плеве: маленькая победоносная война. Правда, тогда речь шла о войне с Японией, которая оказалось не маленькой, и не победоносной. Но теперь противник был выбран другой: Чечня.

За 2 дня до назначения Путина (7 августа 1999 г.) обострилась обстановка в Дагестане. Из Чечни туда вторглись около 400 боевиков Басаева и Хаттаба, которые захватили 5 сел в удаленном Ботлихском районе в горах.


10 августа 1999 г., на следующий день после назначения Путина, «Исламская шура Дагестана» распространила Декларацию о восстановлении Исламского Государства Дагестан. Путин в ответ заявил, что им «подготовлен комплекс мер по поддержанию порядка и дисциплины в Дагестане».

На самом деле «шура» и боевики по факту заняли лишь несколько приграничных сел. Даже со всеми имеющимися у них силами (около 2 тыс. чел.) Басаев и Хаттаб никаких шансов захватить Дагестан и одержать военную победу не имели. Но все-таки начали вторжение. Очень кстати. Путин получил возможность показать себя «полководцем» и новым Ермоловым – усмирителем Кавказа.


С момента начала боевых действий в Дагестане Путин не слезал с телевизора, педалируя тему «борьбы с терроризмом».
Никакого реального обсуждения личности кандидата в президенты, кого ж там Ельцин выбрал себе в преемники, его биографии, программы – НЕ было. Только война и кадры боевых действий.
Тут следует понимать, что боевые действия в Дагестане в августе-сентябре 1999 г. еще не были второй чеченской войной. Это была локальная оборонительная операция, которая затянулась на месяц только из-за сложного рельефа. Чтоб отбить три из пяти захваченных сел в Ботлихском р-не (Ансалта, Рахата и Шодрода) надо было сначала взять высоту «Ослиное ухо» между ними — лысую гору высотой 500 м от подножия. Одно это заняло 2 недели.

Однако для избрания Путина «Ослиного уха» было мало. Нужно было что-то покрупнее. Проблема была в том, что в то время, после неудачной первой войны в Чечне, общественное мнение в России вовсе не желало еще раз воевать с чеченцами. Они фактически отделились в 1996 г. и российский обыватель большой ностальгии по ним не испытывал. Отделились – туда и дорога.

Кроме того, по опыту 1994-96 гг. все понимали, что Чечня – это серьезная война, кровь, зверства, а воевать придется призывникам. А значит, молодой парень, которого отец с матерью растили 18 лет, может закончить свою молодую жизнь так:


А то и вот так.

С военной точки зрения никакой необходимости начинать вторую чеченскую войну именно осенью 1999 г. не было. К 15 сентября 1999 г. боевиков вышибли из Дагестана, а дальше Россия вполне могла поступить с Чечней как Израиль с сектором Газа: блокировать, не заходя внутрь.

Но тогда Путина не выбрали бы президентом. Не было бы моста Кадырова. Ротенберг и Тимченко не вошли в списки «Форбс». Сечин не купил бы яхту за 150 млн. долл., а Ролдугин не скопил миллиарды «на инструменты». Уголовно-чекистская ОПГ из Питера не переехала бы в Кремль.

Поэтому для оправдания войны нужен был шок, встряска. Басаев должен был постучать в каждый дом. А Путин — выступить спасителем. Нужно было нагнать страх и ненависть к чеченцам, чтобы народ согласился с войной. И с Путиным как преемником Ельцина.


И тогда неожиданно в России стали взрываться дома. Обычные многоквартирные дома, где жили простые люди. Взрывали по ночам, во сне, с сотнями трупов, жуткими картинами разрушений и страданий. Впервые на всю страну прозвучало слово «гексоген», которое раньше было известно только спецам.

Впрочем, с приходом Путина россияне узнали не только про гексоген. Но и про полоний, мельдоний, кооператив «Озеро» и даже про Гельземиум изящный. Такой цветок, который при добавлении в чай вызывает инфаркт при первой физической нагрузке. Его попили некоторые свидетели по делу Магнитского, а в 2016 г. – пара чиновников российского антидопингового агентства, которые вместе с ФСБ бодяжили мочу на Олимпиаде в Сочи.

Но вернемся в 1999 г. Взрывы домов начались 4 сентября, менее чем через месяц после назначения Путина преемником. Сначала — на Кавказе.

4 сентября 1999 г. в Буйнакске (Дагестан) поздно вечером грузовик с тремя тоннами самодельной взрывчатки (смесь алюминиевой пудры с селитрой) взорвался у пятиэтажки, где жили семьи военнослужащих. 64 погибших. Пострадали всего 37 домов в радиусе 2 кварталов.


8 сентября 1999 г. в полночь в Москве взлетел на воздух целый подъезд в «пролетарском» районе Печатники, на ул. Гурьянова. 106 убитых, 690 раненых. На месте взрыва были обнаружены следы гексогена и тротила. Дом был панельный, поэтому погибли не все, кого-то просто завалило плитами и их потом смогли извлечь оттуда.
Из статьи «Комсомольской правде» 10.09.1999 г., репортаж с места событий:

«Оставьте меня. Там моя дочь. И я ее раскопаю. Если она умрет, то зачем я здесь, зачем меня вытащили», — отбивается от спасателей простоволосая женщина в ночной рубашке. Срывая ногти в кровь, она пытается сдвинуть обломок железобетонной плиты»


Газета «Коммерсант», номер за тот же день 10.09.1999:

«Женщина, которая согласилась поговорить, приклеивала скотчем бирки на трупы. «Московская городская прокуратура»,— было написано на них. Пять изуродованных и обгоревших тел лежали рядом на носилках и на траве.
— Да помогите же кто-нибудь! — сказала судмедэксперт.— Подержите ногу, чтобы не оторвалась, пока я прикреплю бирку.
— Беременная она была,— говорит другой судмедэксперт, наклонившись над телом.— Думаю, месяцев шесть-семь».

13 сентября 1999 г., новый взрыв. На сей раз дом на Каширском шоссе. Снова тротил с гексогеном. Этот дом 6 корпус 3 по Каширскому шоссе был кирпичный, что не оставило жильцам никаких шансов. Все превратилось в груду щебня.


Газета «Московский комсомолец», номер от 15.09.1999 г. Статья «На войне как на войне»:«Теперь, когда стала ясна схема организации взрывов, на пути террористов выставлены все возможные барьеры и преграды: проверены все подвалы… Граждане круглосуточно дежурят по подъездам, а наиболее нервные уезжают из городских квартир за город — на дачу или к родственникам. Дети и старики пусть пока там и живут, а взрослые могут ездить на работу в Москву. Лишний час-другой в дороге, но зато можно засыпать по вечерам без страха.

Наши источники из правоохранительных органов предполагают, что теперь они будут закладывать бомбы не в помещения, а в автомобили, припаркованные поблизости от строений. В «газель», к примеру, может войти примерно те же двести килограммов гексогена, так что эффект от такого взрыва будет не менее страшным».


«Московский комсомолец» и его «источники из правоохранительных органов» как в воду глядели. Ждать пришлось всего один день…

16 сентября 1999 г. Волгодонск. В 5:57 утра взорвался припаркованный автомобиль у девятиэтажного дома № 35 по Октябрьскому шоссе. Сценарий был аналогичен Буйнакску — грузовик с несколькими тоннами кустарной взрывчатки, сделанной из алюминиевой пудры и селитры. 19 убитых (в том числе двое детей), 89 раненых.


Газета «Коммерсант» от 17 сентября 1999 г. Интервью с Мариной Божьевой, жительницей дома №5 по ул. Гурьянова (была очевидцем взрыва 8.09.1999):

«Теперь я уверена: расстрелять их надо, этих чеченцев. Звери они, понимаете, звери. И, видимо, не зря Сталин хотел их всех уничтожить. Я видела все эти последствия. И не могу представить, что испытали те, у которых погибли там близкие».


14 сентября 1999 российская авиация наносит первый бомбовый удар по Чечне. 24 сентября на пресс-конференции в Астане Путин произносит своё «мочить в сортире». 30 сентября сухопутные войска РФ пересекают границу Чечни. Начинается вторая чеченская война.

Но в промежутке между началом войны и взрывами домов была Рязань, 22 сентября 1999 г. И после неё взрывы домов резко прекратились. Почему-то.

3. Подопытные кролики.

Официальная версия ФСБ об «учениях» в Рязани с целью проверки бдительности не выдерживает критики. На то есть, как минимум, пять причин:

Во-первых, мероприятия такого рода, а это по сути учения по гражданской обороне в жилом секторе, требуют наличия утвержденного плана, который согласуются с местными властями. План своих «учений» ФСБ предоставить отказалась наотрез (в том числе через суд). Местные власти в Рязани явно не были в курсе «учений» и расценивали все происходящее именно как попытку теракта.

ГУВД Рязани сообщило об обнаружении мешков со взрывчаткой, была дана ориентировка по фотороботам. Была обнаружена машина террористов, которая числилась в угоне. Позднее 24.09.1999 губернатор Любимов подтвердил, что ничего не знал про учения, а мэр Рязани Маматов заявил, что «из нас сделали подопытных кроликов». И наконец, 24 сентября сам начальник рязанского УФСБ генерал-майор Сергеев заявил в интервью местной телестудии «Ока», что и он ничего не знал об «учениях».

Утро 23.09.1999 у входа в подъезд дома по ул. Новоселов,14/16. Учения в разгаре.


Во-вторых, после обнаружения мешков в подвале дома в Рязани официальная пропаганда 2 дня трубила о предотвращении теракта. Днем 23 сентября «Вести» на РТР сообщали:

«Взрывотехники муниципальной милиции, провели предварительный анализ и подтвердили наличие гексогена. Сейчас содержимое мешков отправлено в московскую лабораторию ФСБ для получения точного заключения».


Вечером федеральные телеканалы передали заявление Путина:

«Что касается событий в Рязани. Я не думаю, что это какой-то прокол. Если эти мешки, в которых оказалась взрывчатка, были замечены — это значит, что все-таки плюс хотя бы есть в том, что население реагирует правильно на события, которые сегодня происходят в стране. Воспользуюсь вашим вопросом для того, чтобы поблагодарить население страны за это. Мы в неоплаченном долгу перед людьми и за то, что не уберегли, кто погиб, и благодарны им за ту реакцию, которую мы наблюдаем. А эта реакция очень правильная. Никакой паники, никакого снисхождения бандитам. Это настрой на борьбу с ними до конца. До победы».


Странное заявление. Выходит дело, и Путин про учения ФСБ не знал. И он говорит, что в мешках «оказалась взрывчатка». При этом он «не думает, что это прокол». Чей прокол он имеет в виду?

Путин в Астане 24.09.1999. Переводчик тщетно пытается перевести «мочить в сортире» на английский (в субтитрах: «если мы поймаем их в туалете, там они и умрут»):


В-третьих, версия с «учениями» появилась только 24 сентября в середине дня, когда местонахождение подозреваемых в Рязани было установлено и встал вопрос о задержании (по другим данным двоих уже задержали). Врать больше возможности не было.

Еще утром 24 сентября министр МВД Рушайло, выступая на совещании по борьбе с организованной преступностью, похвастался: «Есть положительные сдвиги. Об этом, в частности, свидетельствует вчерашнее предотвращение взрыва жилого дома в Рязани» . И поздравил коллег.

Но буквально через полчаса последовало заявление Патрушева, главы ФСБ: это были учения.


В-четвертых, Жигули-семёрка, на которых учебные террористы подкатили к дому, оказалась в угоне. Это на самом деле — главный прокол ФСБ в Рязани. Если это учения — зачем угонять машину? Или у них были учения по угону автомобилей тоже? Ведь учения правоохранительных органов не могут сопровождаться реальными преступлениями, в т.ч. кражей чужого имущества.

Пикет «Яблока» в Москве в 2014 г. Черный юмор 15 лет спустя…


И в-пятых, еще немного про тот самый гексоген. 24 марта 2000 г. в эфире НТВ вышла программа о рязанских событиях с участием жильцов дома и сотрудников ФСБ. Алексей Картофельников (тот самый жилец, который проявил бдительность и вызвал милицию) описывал содержимое мешков как «желтоватый порошок» в виде порезанной (сеченной) «вермишели». С сахаром вермишель перепутать невозможно, согласитесь.

Вскоре после обнаружения мешков, МВД России сообщило, что экспресс-анализ показал наличие паров гексогена. Анализ проводили взрывотехники инженерно-технологического отдела рязанского УВД Юрий Ткаченко с коллегами. Было возбуждено уголовное дело по ст.205 (терроризм).

Желтоватая «вермишель» — так выглядит чешуированный тротил (он бывает плавленный, а бывает виде порошка).


А гексоген это мелкие прозрачные кристаллы, действительно напоминающие сахар.
Картофельников описывает содержимое мешков как желтоватую «вермишель», экспресс-анализ показал присутствие еще и паров гексогена, что говорит о гексоген-тротиловой смеси в мешках. Как раз такая смесь использовалась при взрывах домов в Москве.

Неудивительно поэтому, что рязанское ФСБ возбудило дело по 205-й статье о попытке теракта. Однако какие же это учения, если реальное уголовное дело? Глава рязанского ФСБ генерал Сергеев позднее в эфире НТВ выкручивался, что он, мол, вынужден был это сделать, так там «якобы гексоген», а надо было перепроверить и т.д.

Генерал Сергеев в эфире НТВ.


Генерал Сергеев, конечно, попал в трудную ситуацию. Возбудил дело по статье «Терроризм», а террористами оказались его коллеги-чекисты. Вот ведь как бывает.

С целью как-то ответить на вопросы по гексогену 22 марта 2000 г. ФСБ провела специальную информационную акцию. Бывшие командиры отрядов «Вымпел» и «Альфа» Герасимов и Зайцев рассказали на пресс-конференции, что в учениях принимала «спецгруппа» с участием бойцов «Вымпела». Как заявил Зайцев:

«…Злополучный сахарный песок, впоследствии названный некоторыми СМИ гексогеном, был куплен спецгруппой на местном базаре. И посему никак не мог быть взрывчаткой. Просто эксперты нарушили элементарные правила и воспользовались грязными приборами, на которых были остатки взрывчатых веществ от предыдущей экспертизы. За подобную халатность эксперты уже получили по заслугам…»


Увы, никаких доказательств, что перед инцидентом 22.09.1999 Юрий Ткаченко и коллеги где-то еще работали с гексогеном, представлено не было. Да и «по заслугам» они не получали. В итоге от версии с неисправным прибором в ФСБ отказались. Через 2 года, в декабре 2001 г. Ткаченко заставили сделать заявление, что он вообще НЕ пользовался газоанализатором при экспресс-анализе. Т.е. пресс-службы МВД и телевидение (в т.ч. «Вести») просто пугали население рязанским гексогеном. Так интересней наблюдать за подопытными.

Юрий Ткаченко (справа).

4.Группа Гочияева

Одно из распространенных мнений по поводу инцидента в Рязани состоит в том, что случай, конечно, подозрительный, есть большие сомнения, что это были «учения», но вот реальные взрывы в Москве и Волгодонске – их же раскрыли? А там одни кавказцы и вахаббиты. И связаны с Чечней.

В 2004 г. действительно судом в Москве были приговорены к пожизненному два террориста — Деккушев и Крымшамхалов, которые были участниками группы, взрывавшей дома в сентябре 1999 г.


Однако Деккушев и Крымшамхалов взорвали дом в Волгодонске, в Москве они не были. Они назвали четырех сообщников, которые поехали взрывать Москву (Гочияев, Батчаев, Сайтаков, Абаев), но ни один из них не предстал перед судом. Гочияев скрылся за границей и его не нашли, остальные трое убиты в Чечне или при задержании.

Со слов Деккушева и Крымшамхалова в начале августа 1999 г. в арендованной «хозпостройке» в пос. Мирный Ставропольского края они изготовили кустарную взрывчатку. Смешали в бетономешалке 14 тонн (!) аммиачной селитры, алюминиевой пудры и сахара, рассовав их в 280 мешков. 10 тонн отправили в Москву на автопоезде «Мерседес», 4 тонны оставили для Волгодонска.

Откуда взялись гексоген и тротил, следы которых нашли в Москве при взрывах домов, и вообще те ли мешки там взрывались, осталось невыясненным.

Много вопросов осталось и по личности главного подозреваемого в московских терактах — Ачимеза Гочияева.


Тут и свидетельства Марка Блюменфельда – предпринимателя, который сдал террористам подвал на Гурьянова под склад. Как утверждал позднее Блюменфельд, опознать Гочияева по фотороботу ему настойчиво рекомендовали на допросе в ФСБ, а на самом деле он сдал помещение другому человеку.

Невыясненными остались и обстоятельства бегства Гочияева из Москвы после второго взрыва на Каширском ш. В Москве Гочияев жил у своей подружки Татьяны Королевой, которая была риэлтером, помогала ему снимать помещения. Её довольно быстро вычислили и в ночь на 13 сентября к ней нагрянули с обыском. Гочияева там уже не было. В ту ночь как раз взорвался дом на Каширке.

Странным образом Гочияев успел скрыться за считанные часы до возможного ареста, заложив напоследок взрывчатку под очередной дом. При этом дали уйти и Королевой. Её задержали, но наутро отпустили, и вскоре она скрылась в Чечне.

Подобных вопросов по группе Гочияева, на которую списали весь террор сентября 1999 г., довольно много. На этот счет уже скопилась целая литература, в том числе известная книга «ФСБ взрывает Россию» Александра Литвиненко, запрещенная к изданию и ввозу в РФ.


Однако кто бы не взрывал дома в сентябре 1999 г. — ФСБ, чеченцы или чеченцы совместно с ФСБ (что наиболее вероятно), свое дело эти взрывы сделали. Напуганный обыватель поддержал войну и выбрал Путина.

Больше того, этот испытанный прием – пиар на войне и терроре Путин использует еще раз, 15 лет спустя. В 2015 г., когда страна в результате его политики погрузится в глубокий экономический кризис, зарплата в России упадет до уровня Румынии, народу будет предложен пропагандистский коктейль в виде «войны с террористами» в Сирии.

Которая на деле выльется в дорогостоящее и никому не нужное вмешательство России в религиозную войну суннитов и шиитов на стороне последних. При том, что русские, как вы догадываетесь, не относятся ни к тем, ни к другим. Не особо нужные войны ради пиара (на крови) — это нормально для Путина.

5. Эпилог. О роли личности в истории.

Нередко в России появление Путина и его воровской диктатуры объясняют… ошибкой Ельцина. Не разгадал Борис Николаевич сущность чекиста Володи. Не знал про его прошлое. Вот просёк бы — ни за чтоб не назначил преемником. На самом деле это, мягко говоря, преувеличение роли личности в истории.


Ну воспользовался бы Владимир Спиридонович Путин в 1952 г. тем, что ему предлагают переслать? — И что Ельцин и его клан не искали бы преемника, который гарантировал бы им безопасность и сохранность капиталов? — Искали бы. И нашли бы, не того, так другого.

Режим Ельцина в 1990-е уже был достаточно авторитарным и коррумпированным, при нем уже были массовые фальсификации выборов (в 1996 г.), при нем в Петербурге (и не только) власть уже срослась с бандитами. Из одной такой региональной ОПГ и вышел Путин, который развил всю эту систему дальше, вывел на новый уровень. Это была логика процесса. Коррумпированный режим не может быть демократичным, он рано или поздно придет к диктатуре. Если его не остановит народ. А народ не остановил.

С другой стороны, Борису Николаевичу все-таки можно попенять. Из всех региональных ОПГ он выбрал одну из самых гнусных — питерскую уголовно-чекистскую клоаку, со дна которой зачерпнул Путина, воспитанника подворотни и советского КГБ. Еще бы Цапка преемником поставил…

Из воспоминаний Юрий Фельтишинского, друга Бориса Березовского:

«Как-то Борис сказал:

— Знаешь, мы, кажется, нашли человека, которого будем делать президентом. Ты и не слышал о нем, небось. Путин. Знаешь, мне «наши» — Абрамович, Юмашев, Волошин — поручили с ним подружиться. Я попробовал — и не могу, мне с ним скучно. Не могу себя заставить. Вот Рома в этом смысле абсолютно незаменим…»


Мы, кажется, нашли человека, которого будем делать президентом… Долго искали, Борис Абрамович?
Да, и насчет «скучно». Совсем не скучно. И чем дальше, тем веселее.

blog.bnkomi.ru

«САХАР ИЛИ ГЕКСОГЕН?» — 2

ЧЕМ ОБЪЯСНЯЕТСЯ МОЛЧАНИЕ РУКОВОДСТВА ФСБ? «Никогда не оправдывайтесь!» — твердят все психологи, начиная с набившего оскомину Карнеги. Любые слова оправдания неблагодарная публика расценит как признание неправоты. Особенно, если вы на самом...


ЧЕМ ОБЪЯСНЯЕТСЯ МОЛЧАНИЕ РУКОВОДСТВА ФСБ?
       
       «Никогда не оправдывайтесь!» — твердят все психологи, начиная с набившего оскомину Карнеги. Любые слова оправдания неблагодарная публика расценит как признание неправоты. Особенно, если вы на самом деле проштрафились. Поэтому самая выгодная тактика — молчать. Память человеческая не вечна, авось ваши недоброжелатели вскоре забудут те мерзости, за которыми вас застукали.
       Суровым рыцарям плаща и кинжала из отечественной Федеральной службы безопасности ничто человеческое не чуждо. Они, как и все мы, терпеть не могут критики и всегда по-детски непосредственно реагируют на происки недружелюбно настроенных журналистов. То ополчатся на репортажи Пасько об экологической обстановке на Северном море, то затеют обмен военного корреспондента на пленных солдат. А уж с опровержениями газетных статей Центр общественных связей ФСБ России никогда не запаздывает. Стоит только появиться в печати очередному материалу с нелицеприятной оценкой деятельности наших спецслужб, как на неосторожную редакцию обрушивается гневная отповедь главы Центра общественных связей ФСБ Александра Здановича.
       Правда, иногда журналистские расследования приводят наши компетентные органы в ступор. Тогда специалисты по защите ФСБ от средств массовой информации вспоминают советы психологов и проявляют удивительную выдержку. Чтобы не путаться, на заданные прессой вопросы не отвечают, а резонные сомнения журналистов в официальной версии нашумевших событий предпочитают не замечать.
       Так произошло и с недавней публикацией в «Новой газете» нашей версии прошлогодних рязанских гексогеновых «учений». Напомним: 22 сентября 1999 года в подвале жилого дома на окраине Рязани были обнаружены мешки с неизвестной смесью, снабженные боевым взрывателем с часовым механизмом. Газовый анализатор показал наличие в найденных мешках гексогена. Жители дома были эвакуированы, а найденный заряд обезврежен. Возбуждено уголовное дело.
       Местные спецслужбы недолго праздновали локальную победу над терроризмом. Через два дня руководство ФСБ объявило, что рязанский инцидент — не более чем успешно проведенные учения, а в найденных мешках — обычный сахар. То, что газовый анализатор показал наличие взрывчатки, — ошибка прибора.
       Участников учений со стороны жильцов заминированного дома наградили ценными подарками, а рязанским милиционерам выписали премии.
       Руководство УФСБ Рязани недолго переживало по поводу того, что Москва, заминировав (?) без ведома местных спецслужб дом, выставила их, мягко говоря, в дурацком виде. Пилюлю подсластили: второго февраля 2000 года представитель президента РФ в Рязани был отправлен в отставку, а на его место назначен глава рязанских чекистов генерал Сергеев.
       Редакция «Новой газеты» провела собственное расследование рязанских «учений», результаты которого прямо указывают на то, что в сентябре прошлого года рязанским милиционерам действительно удалось предотвратить очередной террористический акт.
       Оказывается, приборам, показавшим наличие гексогена, можно доверять. Стоят эти приборы десятки тысяч долларов, а обслуживают их высококлассные специалисты. Вмонтированный в мешки с «сахаром» взрыватель был настоящим. У взрывников, обезвредивших «имитационный заряд», до сих пор осталась уверенность в том, что ситуация была боевая. Результаты же экспертизы и судьба возбужденного наивным следователем Рязанского управления ФСБ уголовного дела — тайна за семью печатями.
       Защитить беспомощную официальную версию легко. Показать приказ о проведении учений, рассекретить таинственных «террористов», дать журналистам воочию убедиться в содержимом найденных мешков... Сделать это могут только те, кто организовал осенние «учения». Что им, собственно, «Новая газета» и предложила: несколько вопросов, с ответом на которые у ФСБ не должно быть никаких проблем. (Если, конечно, в Рязани на самом деле были учения.)
       Ответа не было. На нашу публикацию спецслужбы прореагировали по-страусиному. Пострадали наехавшие в Рязань иностранные журналисты — перепуганное руководство местного ФСБ категорически запретило всем силовым структурам общение с прессой. Ни с чем уезжали съемочные бригады западного телевидения — пресс-служба УФСБ Рязани расторгла достигнутые ранее договоренности об интервью. А по факту утечки информации, как нам стало известно, началась служебная проверка.
       Местные журналисты темой прошлогодних учений не интересуются. Рязанское ФСБ разъяснило им предельно четко: все комментарии были даны прошлой осенью, официальная версия опубликована тогда же. А других версий быть не может.
       Западные СМИ после выхода материала в «Новой газете» всполошились не зря. У них, в отличие от наших патриотов, деятельность российских чекистов законной гордости не вызывает. За годы реформ иностранные корреспонденты все наши экзотические обычаи выучили. Знают — традиция в нашем государстве такая: ничего в России без ведома «органов» не происходит. Оттого они и компетентные. Каждое их движение исполнено глубокого смысла. Своим молчанием они могут сказать больше, чем все пресс-службы мира. Не оттого ли нет официальной реакции на версию «Новой газеты», что попадание было стопроцентным?
       

www.novayagazeta.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *