Игил руководство – Новости дня: Al Arabiya: Руководство ИГИЛ неожиданно ввело в Ракке особый “дресс-код” — 07.03.2017 —

ИГИЛ в лицах. Кто руководит самой радикальной в мире организацией | В мире | Политика

Все, кто хоть как-то интересуется новостями, знают, что «где-то там, на Востоке» существует некое самопровозглашённое «исламское государство Ирака и Леванта», существование которого угрожает безопасности всего человечества. Если за события 11 сентября весь мир знал, кого винить, то кто же является лидерами и идейными вдохновителями Исламского государства? У любого зла есть лицо, АиФ.ru решил найти конкретный портрет.

ИГИЛ — Исламское государство Ирака и Леванта, существует преимущественно на территории Сирии и Ирака. Для начала, не стоит путать его с другими радикальными исламскими группировками. Например, с «Аль-Каидой» у Исламского государства дружба как-то не задалась, их отношения с начала 2014 года даже перешли в форму военного противостояния за раздел сфер влияния. В 2010 году боевики ИГИЛ расстреляли в Сирии около 100 представителей других экстремистских организаций. В октябре этого года Washington Times написала о возможном пересмотре отношений между отдельными подразделениями «Аль-Каиды» и ИГИЛ с целью создания единого фронта противостояния международной антитеррористической коалиции во главе с США.

В июле ООН заявила о том, что, по имеющейся у них информации, лидеры ИГИЛ решили провозгласить полный и безоговорочный шариат, в связи с чем подвергнуть обрезанию всех женщин и девочек на подконтрольных территориях, коих на тот момент насчитывалось около 4 миллионов.

Найти информацию о том, кто является «официальным лицом» ИГИЛ, оказалось не так-то просто. Лидеры воинственной радикальной группировки не хотят привлекать внимание прессы к своим персонам.

Известно, что в 2010 году одним из «первых лиц» Исламского государства стал Ан-Насер Лидинилла Абу Сулейман. Официальные же заявления организации делаются от имени Абу Бакра аль-Багдади.

Полевой командир Халид Абу Сулейман — один из региональных лидеров «Аль-Каиды». Лондонские журналисты «раскопали» подробности его биографии. Так, по их утверждению, марроканец Абу Сулейман отлично владеет русским языком, получил образование в СССР. А вот военную подготовку он проходил уже в Афганистане. Боевую практику лидер ИГИЛ получал также у ближайших помощников Усамы бен Ладена. В сентябре 2014 года обвинил родную группировку в отклонении от истинного пути джихада и принёс присягу Исламскому государству, создав свою группировку — «Солдаты халифата Алжира». Позже подчинённые Халида абу Сулеймана прославились похищением французского туриста с его последующим обезглавливанием, видеоподтверждение которого они выложили в Интернет. Начиная с лета этого года представители ИГИЛ всё чаще стали выкладывать в Сеть видеозаписи своих зверств. Так, на глазах у миллионов пользователей были казнены американские журналисты

Джеймс Фоули и Стивен Сотлофф. «Интерфакс» сообщил о том, что российское посольство в Дамаске проверяет информацию о казни российского инженера Сергея Горбунова. Видео с якобы кадрами смерти россиянина появилось в сети ещё весной. В сентябре было опубликовано видео казни британского сотрудника гуманитарной миссии Дэвида Хэйнса. Но самой страшной и беспрецедентной по своей жестокости стала опубликованная в августе запись массового расстрела 250 сирийских солдат.

Абу Бакр (Бекир) аль-Багдади — лидер ИГИЛ, ранее возглавлявший одну из ветвей «Аль-Каиды». По профессии преподаватель факультета исламских наук. Судя по использованию артикля «Аль», является уроженцем Багдада. Руководство в группировке получил по наследству от отца, лидера ИГИЛ

Абу Умара аль-Багдади, убитого в ходе спецоперации в 2010 году. Присоединил к ИГИЛ все структуры Иракского исламского государства, находившегося в зависимости от «Аль-Каиды». Именно при нём ИГИЛ существенно выросло, получило поддержку среди значительной части арабов-суннитов и расширилось на территории сирийских провинций. Госдепартамент США в 2011 году признал аль-Багдади международным террористом, так как именно этот человек несёт ответственность за всю военную деятельность «Аль-Каиды» в Ираке. Американские спецслужбы неоднократно пытались покончить с наследственным террористом. В частности, в 2006 году американский военный самолёт нанёс удар по предполагаемому убежищу повстанца. Однако данные разведки не подтвердились, тело террориста не было обнаружено.

По информации Центра анализа террористических угроз, военное руководство ИГИЛ состоит преимущественно из бывших военачальников армии Саддама Хусейна. Абу Эйден Аль Ираки — полковник, состоял на службе в ВВС Ирака в период правления Саддама Хусейна. О нём известно мало. В 2004 году был арестован, а в 2007 году освобождён. Предположительно, был в составе командования операций ИГИЛ в Алеппо и Идлибе.

Абу Ахмет Аль Алвани — один из четырёх членов Военного совета ИГИЛ. Также во времена Саддама Хусейна состоял на службе в иракской армии в офицерском звании.

Сирийское крыло ИГИЛ в значительной степени представлено чеченцами и грузинами. Абу Умар Шишани, он же Таркан Батарашвили, родился в семье грузинских чеченцев в Панкисском ущелье, был офицером разведки в грузинской армии. В 2011 году приехал в Стамбул и возглавил так называемую Армию эмигрантов, состоящую преимущественно из чеченцев. Организация вскоре вошла в структуру ИГИЛ. По сообщениям СМИ, Батарашвили отвечает за военную подготовку боевиков. Какое-то время пост его заместителя занимал ещё один уроженец Панкисского ущелья Сайфуллах Шишани, он же Руслан Мачаликашвили. В начале нулевых уехал с семьёй в Турцию. Был убит в феврале 2014 года солдатами правительственной армии.

www.aif.ru

Кто создал ИГИЛ | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |

Внешняя политика США в 2000-е годы была запоздалой рефлексией на террористические акты 11 сентября 2001 года. Ее определяющими мотивами стали: 1) осознание уязвимости даже своей собственной территории; 2) отсюда боязнь потерять статус единственной сверхдержавы мира со всеми вытекающими последствиями; З) желание продемонстрировать свою сверхсилу на страх врагам, а особенно подчиненным союзникам; 4) образ главного врага теперь в бытовом сознании закрепился за террористами с Ближнего Востока.

Следствием этого стал пересмотр своей стратегической линии в данном регионе, когда значительная часть тамошних стран составила пресловутую «ось зла», а еще часть, включая и лояльные Вашингтону режимы, стала считаться симпатизирующей врагу.

При подборе кандидатов на роль «оси зла» доминировали критерии времен «холодной войны»: если страна ориентируется не на США, значит, она враждебна. Действительная степень вовлечения страны в сферу влияния радикального ислама практически игнорировалась, ибо в разряд «плохих» были зачислены без веских на то оснований Ирак и Сирия — две самые секулярные державы арабского мира.

Большой Ближний Восток

Для обоснования этого американские политики высшего звена не останавливались перед прямой фальсификацией фактов, публично заявляя о якобы полученных разведкой данных о связях местных режимов с террористической организацией «Аль-Каида». Концепция «оси зла» переродилась в более масштабную программу. Этот амбициозный проект получил название «Большой Ближний Восток». Суть его заключалась в необходимости демократизации политических процессов внутри ближневосточных государств любыми доступными
средствами. По замыслу авторов, это должно было способствовать созданию искренне преданных США политических режимов в исламском мире, что привело бы к ликвидации влияния воинствующих исламистов. США, таким образом, расширили бы число своих сателлитов и одновременно обезопасили бы себя от влияния радикальных идей и от вооруженных вылазок исламских экстремистов.

На самом деле столь же явным, как и сомнительным, «достижением» проекта «Большой Ближний Восток» стал тяжелейший удар по устоявшейся системе межгосударственных отношений в данном регионе, который фактически дезавуировал в применении к нему понятия «баланс сил». Естественная политическая игра локальных акторов в своем регионе нарушена, подорван и естественный процесс формирования местных полюсов силы, без чего нормальная политическая конфигурация любого региона крайне затруднена.

Катастрофа на восточном направлении американской политики еще не наступила, но, если события на фронтах Ирака и Афганистана (даже если агрессия не распространится на Сирию и Иран) будут разворачиваться по нынешнему сценарию, ее перспектива весьма вероятна. Примечательно, что в этом смысле присутствие войск США в мусульманских странах, ставшее катализатором данного процесса, в настоящее время объективно оттягивает момент драматической развязки. Однако не только не предотвращает его, но скорее всего усугубляет последствия.

ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация) демонстрирует впечатляющие способности военного руководства и тактическое мастерство в операциях крупных частей с применением тяжелого вооружения, и не вызывает сомнений, что многому боевики данной группировки научились у американцев. При этом стоит уточнить: американцы действовали так по соображениям сиюминутной политической целесообразности, а не со среднесрочными намерениями.

Популярные высказывания об ИГИЛ

Генерал армии США Д.П. Болджер пишет: «В сочетании с наращиванием числа американских солдат в Багдаде летом 2007 года «суннитское пробуждение» эффективно положило конец религиозному кровопролитию. Это движение раскололо суннитское сопротивление, и оно оставалось разобщенным на оставшееся время американской кампании. Это не было победой ни по одному из критериев, которые оптимистичные американцы установили для себя еще в 2003 году — казалось, в другой жизни. Но это было что-то похожее на прогресс… «Суннитское пробуждение» распространялось стремительно… Всегда озабоченный маркетингом, [командующий в Ираке генерал Дэвид] Петреус и его ближайшее окружение остановились на более вдохновляющем названии. С одобрения премьерминистра Ноури аль-Малики сунниты стали называться «Сынами Ирака».

Генерал Болджер

Хотя в Америке «волна» стала новостью, в самой стране «суннитское возрождение» обеспечило настоящую и продолжительную разницу в скорости истощения… «Сыны Ирака» были в подавляющем большинстве лояльны. Силами почти в сотню тысяч человек, половина из которых находилась вблизи Багдада, движение «Сахва» разрешило суннитам носить оружие на законном основании и платило им, эффективно убирая большую часть стимулов для «благородного сопротивления». Это было, безусловно, самой успешной и широко распространенной программой создания рабочих мест в Ираке… Однако «Сахва» платила десятки тысяч арабам-суннитам, чтобы они убивали друг друга, а не американцам. Как ни цинично это может выглядеть, но результаты оспорить невозможно.

«Сыны Ирака» выставляли на поле боя почти в шесть раз больше вооруженных суннитов, чем их враги, по самой высокой оценке сил противника. Это показывает потенциальную глубину и мотивированность суннитского повстанческого движения».

Можно дать и более прямолинейную оценку: финансируя и обучая «Сынов Ирака», Петреус и его команда собрали элементы нового суннитского повстанческого движения, сейчас называющего себя «Исламским государством» (оно же «Исламское государство Ирака и Сирии»). Репортаж Эндрю Макгалли для «Франс-Пресс» в 2007 году описывает первую встречу представителей суннитских племен вблизи Багдада с Петреусом и его командой.

«Скажите, чем я могу помочь вам?» — спрашивает генерал-майор Рик Линч, командующий американскими войсками в центральном Ираке… Один [из племенных вождей] говорит об оружии, но генерал настаивает: «Я могу дать вам деньги с условием нормализовать положение на территории. Чего я не могу сделать — это очень важно — дать вам оружие».

Серьезность военного совета в палатке на передовой военной базе в «Кэмп Ассассин» на какое-то время нарушается, когда один из местных иракских лидеров говорит в шутку, но понимающе: «Не беспокойтесь! Оружие в Ираке стоит дешево». «Верно, совершенно верно», — усмехается Линч в ответ.

Вооружив все стороны конфликта и удерживая их порознь только угрозой применения оружия, Соединенные Штаты готовятся уйти, оставив на месте правительство национального примирения, которое будет стремиться к тому, чтобы хорошо вооруженные и хорошо организованные боевики играли по правилам. Наверное, это самое глупое из всего, что когда-либо делали империи. Британцы играли на разделении и покорении, в то время как американцы предлагают разделить и исчезнуть. В какой-то момент вся эта жалкая конструкция рухнет, и никому это не известно лучше, чем Петреусу.

Структура ИГИЛ

Протоструктура ИГИЛ была создана опытными офицерами спецслужб Саддама Хусейна, включая представителей могущественной партийной разведки БААС. Поэтому ИГИЛ отличается достаточно высоким профессиональным уровнем офицерского корпуса, управленческих кадров, пропагандистского механизма, управления сферой обеспечения внутренней безопасности.

Внутренняя структура ИГИЛ в соответствии с традиционными правилами функционирования мухабарат («спецслужбы» — араб.) сочетает в себе открытые, полуофициальные и полностью закрытые оргкомпоненты. На самом верхнем уровне в значительной степени, пусть и временно, совпали интересы американцев и бывших баасистов. Военно-разведывательному сообществу США, которое стремится сформировать новую систему баланса сил (новую систему сдержек и противовесов) на «Большой Ближний Восток», делает стратегическую ставку на Исламскую Республику Иран, одновременно надо создать значимый региональный противовес своему партнеру, чтобы в долгосрочной перспективе не попасть в зависимость от него как региональной супердержавы.

Структура ИГИЛ

Ни Турция, ни тем более Саудовская Аравия или Израиль по разным причинам таким эффективным противовесом ИРИ стать не могут. И в этой связи ИГИЛ оказалось действенным инструментом затягивания иранских силовых структур в серию разгорающихся региональных конфликтов. Некоторые спецслужбы США достаточно активно использовали ИГИЛ в 2014 году против тогдашнего иракского правительства Нуриаль-Малики, которого поддерживало руководство КСИР (Корпуса стражей исламской революции).

Кто создал ИГИЛ и для чего

Вскоре ИГИЛ ослабило КСИР, а через него Иран тем, что взяло под контроль огромные территории Сирии и Ирака — союзников ИРИ. Бывший глава Агентства оборонной разведки США откровенно признал, что ИГИЛ в Сирии появилось благодаря решению Вашингтона. Проведенное расследование доказало, что деятельность Запада и некоторых арабских государств стала важным фактором успеха целого ряда экстремистских группировок; ИГИЛ — лишь одна из них, в настоящий момент наиболее известная, но и его соперница «Аль-
Каида» вовсе не исчезла, а продолжает активно действовать через свои филиалы, такие как «Джебхат-ан-Нусра» в Сирии. Имеются данные, что еще до «арабской весны» 2011 года спецслужбы США участвовали в секретных операциях против властей Сирии и Ирака, и следствием этого стало опять-таки усиление исламистских группировок в обеих странах.

Немецкий журналист Кен Йебсен приводит документы, которые были до поры засекречены, они прямо подтверждают роль США в создании ИГИЛ. Журналист также сообщал об участии ряда других государств в тех же опасных играх. Все это с самого начала объяснялось намерением изгнать Башара Асада (во всяком случае, такова была цель Израиля, а определенные силы в Вашингтоне всегда его поддерживали). В дальнейшем контроль над ИГИЛ его создателями был потерян.

Известно, что 17 из 25 крупнейших полевых командиров и руководителей ИГИЛ в период с 2004 по 2011 год сидели в американских военных тюрьмах, имея там непосредственные контакты как с правоохранителями, так и с разведкой США.

Бывший офицер службы безопасности ВВС США и командир лагеря для военнопленных «Кэмп-Букка» Д. Герронд признался журналистам, что в лагере шла «промывка мозгов», проводились специальные вербовочные занятия с бывшими джихадистами и сторонниками Саддама Хусейна с целью вовлечь их в проамериканские вооруженные формирования. Также хорошо известно, что в 2013 году в провинции Идлиб в Сирии с аль-Багдади не просто встречался, а вел переговоры сенатор Дж. Маккейн. Данная встреча была запечатлена на фотографиях. Причем ни ИГИЛ, ни офис сенатора Маккейна не опровергли эту информацию.

Расследования, проведенные газетами Таймс, Гарден показали: британская и французская разведки во многих случаях контролируют как отдельных вербовщиков, так и целые конторы, занимающиеся переброской жителей Великобритании и Франции в лагеря подготовки боевиков ИГИЛ. Ныне в рядах боевых подразделений «Исламского государства» (запрещенная в РФ террористическая организация) насчитывается как минимум 1200 французов и почти 1000 британцев.

В ходе расследований обнаружилось также, что взаимодействуют с ИГИЛ и частные разведывательные компании из Британии и Франции, тесно переплетенные с государственными.
Первоначально это были контакты по освобождению тех или иных лиц и вывозу их с территорий, контролируемых ИГИЛ . Однако в дальнейшем сфера бизнес-сотрудничества
распространилась на контрабанду нефти и нефтепродуктов, уникальных произведений искусства и т. п.

Исламское государство Ирака

Кардинальная трансформация произошла в 2011 году, когда выпущенные из американских тюрем в Ираке бывшие высокопоставленные офицеры армии и спецслужб Саддама Хусейна фактически возглавили «Исламское государство Ирака». На тот момент погибло все первоначальное руководство ИГИ. Примерно из сорока руководителей, финансистов, высокопоставленных связных и модераторов иракской подпольной сети в живых остались лишь восемь. Были убиты и два ключевых лидера — Абу Омар аль-Багдади и Абу Айюб аль-
Масри. Военные профессионалы Саддама сумели занять места в высшей и средней иерархии организации.

При этом основные усилия сосредоточились на двух важнейших новациях. Во-первых, лидер военспецов Хаджи Бакр быстро и весьма жестко реорганизовал и переформатировал разрозненные региональные группировки, действовавшие на суннитских территориях, создав гибкую зонтичную структуру управления с единым штабным центром, роль которого выполняла шура (совет) командиров. Вполне закономерно, что большинство в шуре заняли именно бывшие военные, а Хаджи Бакр сумел продавить избрание на пост руководителя
фактически новой организации Абу Бакра аль-Багдади, бывшего на тот момент лишь одним из территориальных руководителей группировки.

Во-вторых, особое внимание было уделено формированию или воссозданию агентурной сети и ячеек организации в различных государственных институтах и учреждениях Ирака, прежде всего в силовых ведомствах. Позднее такая агентурная сеть начала распространяться по всему Ближнему Востоку. Таким образом, основные элементы структуры ИГИЛ в значительной степени создавались по образцам баасистской корпорации опытными бывшими офицерами армии и спецслужб Саддама Хусейна (у него было девять спецслужб),
включая представителей ключевой партийной разведки БААС. Как известно, эта система спецслужб была одной из самых эффективных на Ближнем Востоке. И именно этот опыт спецслужб и государственного строительства в целом во многом объясняет, почему ИГ столь резко отличается от других многочисленных радикальных джихадистских организаций: прежде всего высоким профессиональным уровнем и дисциплиной офицерского корпуса, управленческих кадров, пропагандистского механизма, управления сферой обеспечения внутренней безопасности.

США и ИГИЛ

Особый психологический облик ИГ (запрещенная в РФ террористическая организация) во многом напоминает эшелонированную подпольную специфику иракской БААС. Тяга к секретности, столь характерная для спецслужб ИГ, напоминает парадоксальное поведение баасистских структур. Ведь даже находясь уже у власти, будучи правящей, партия БААС продолжала действовать как бы в глубоком подполье. Например, когда проходил очередной съезд баасистов, мало кто из непосвященных знал об этом. А итоги такого съезда обычно
объявлялись через несколько недель после завершения партийных мероприятий.

Косвенным подтверждением того, что США имеют отношение к успехам ИГ, является еще следующее наблюдение. Территория, на которой теперь активно действует ИГ (северо-восток Сирии и северо-запад Ирака, также вдоль сирийскотурецкой границы), интересным образом совпадает с территорией, на которой несколько лет США вооружали умеренные группировки.

Власти США не отрицают, что их партнеры (якобы прежние) поддерживают экстремистов. Сброс оружия и амуниции американскими самолетами для исламистов подтвержден многими свидетельствами, фотографиями и т. п. Несмотря на то что позднее США, как известно, создали и возглавили многочисленную коалицию для борьбы с «Исламским государством», эта их борьба выглядит весьма неубедительно (зато есть данные о поставке оружия разным более чем сомнительным силам, через которые оно попадает в ИГ, а также вспомним о попытке ввести запрет на авиаудары по объектам, принадлежащим «хорошим» террористам).

То, что США финансируют ИГ, уже понятно всем. Делают они это для противоборства с Ираном и Сирией — давними противниками США. Но сейчас ИГ стало бесконтрольным. Как с ним справиться, американцы понятия не имеют. Да, авиаудары по объектам исламистов наносятся. Но это длится уже довольно долго. Видимо, действия американцев совсем неэффективны.

Приходится сделать вывод, что США громить созданное ими же ИГ не собираются, а по-прежнему планируют использовать эту структуру в своих целях (впрочем, считается, что ИГИЛ — творение не только США, но и Саудовской Аравии и Катара, от которых туда как раз и поступает основное финансирование). Истинной же целью США на Ближнем Востоке являются вовсе не умиротворение и возврат к стабильности, как они утверждают. Совсем наоборот: через разрушение сложившихся в регионе балансов сил американцы намерены
дезорганизовать все здешние сферы жизнедеятельности (политическую, военную, экономическую и прочие составляющие) и перевести целый ряд стран (не только Сирию) в состояние хронического хаоса, войны всех против всех, подобно тому, как это было сделано в Ливии.

Иерархия в ИГИЛ

Первый, высший, уровень командования в «Исламском государстве» — это военно-политическая шура и специализированные штабные центры. Второй уровень — сообщество полевых командиров. Таких командиров в ИГ, по некоторым данным, приблизительно от семисот до девятисот человек. Именно эта группа представляет собой наиболее пассионарный компонент ИГ в идеологическом, политическом и военном отношении. Собственно, именно полевые командиры ИГ оказывают решающее воздействие на каждодневную реальную власть на контролируемых территориях.

Особенно с учетом того, что в условиях сочетания иерархического и сетевого принципов построения организации процессы принятия решений в ИГ идут одновременно и сверху вниз, и снизу вверх. Третий уровень — это возрастающая массовая социальная поддержка ИГ. Причем такая поддержка усиливается не только в самих Сирии и Ираке, но и на всем Ближнем Востоке, в исламском мире.

При нападение на полицейский патруль в Эр-Рияде одновременно была предотвращена попытка ввезти значительный груз взрывчатки владельцем автомашины, прибывшей на территорию Саудовской Аравии из Бахрейна. В этой аравийской стране была раскрыта новая радикально-экстремистская ячейка, в состав которой входили шестьдесят пять человек,
планировавшая проведение нескольких террористических акций. Эти операции должны были создать впечатление начала открытой межконфессиональной войны. Несмотря на превентивные аресты, произошел первый взрыв в шиитской мечети с десятками убитых в Восточной провинции, а второй прогремел недалеко от первого места.

Сетецентричные войны

Все это заставляет вновь акцентировать внимание на некоторых особенностях ИГИЛ, которые выкристаллизовались в результате соединения идеологии радикального джихадизма и специфического опыта саддамовских мухабарат. Прежде всего речь идет о креативном использовании технологий сетецентричных войн. Например, весной 2015 года американцы объявили о ликвидации заместителя лидера ИГ ( запрещенная в РФ террористическая организация) Абдель Рахмана Мустафы аль-Кадули, а также о серьезном ранении самого халифа Абу Бакра аль-Багдади. Однако даже если эти события действительно имели место, никакого серьезного и немедленного воздействия на боеспособность ИГ они оказать не могли (дальнейшие события это, собственно, и подтвердили).

В рамках сетецентричных войн даже физическая ликвидация лидера или его заместителя на эффективность проводимых такой организацией мероприятий и боевых операций почти не влияет. Важное место в модели сетецентричных войн ИГ занимает технология формирования и развертывания агентурных сетей, прежде всего на Идеологической основе.

ИГ имеет с высокой долей вероятности наиболее разветвленную агентурную сеть на Ближнем Востоке с тенденцией ее расширения в другие геополитические зоны. В самом начале формируется сеть добровольных симпатизантов и информаторов, которые только собирают необходимую информацию, прежде всего о представителях властных структур противника, военных и служб безопасности, представителях социальных слоев, кланов и племен, враждебно настроенных в отношении ИГИЛ, массовой вражеской агентуре и т.д.

Такая информация дает возможность практически сразу нанести решительный удар по агентурной сети противника, как это произошло весной 2015 года в Рамади и Пальмире, и не допустить развертывания диверсионно-партизанских действий в тылу ИГИЛ.

Далее, на следующем этапе, в работе в глубоком подполье, как это происходит в настоящее время в Багдаде, на территории Саудовской Аравии и Иордании, на основе сети идеологически мотивированных информаторов появляется возможность приступить к формированию отельных ячеек и групп, способных к единичным диверсионно-партизанским действиям с целью социально-политической дестабилизации.

На третьем этапе такие ячейки постепенно начинают воссоединяться в некие общие субрегиональные или национальные сети. Весной 2015 года «Аль-Джазира» провела опрос своей телеаудитории, и обнаружилось, что почти 70 процентов зрителей (скорее всего только арабоязычные) одобряют цели ИГ. По отдельным арабским странам эта цифра временами может достигать 90-95 процентов.

Цели ИГИЛ

В закрытом режиме ИГ поддерживает значительное число элит суннитских, прежде всего арабских, элит. Во всяком случае, именно финансовые потоки этих элитных групп. Существенный факт: в Сирии изначально главной целью ИГ было не свержение режима Башара Асада, а именно формирование своего особого государства. Как известно, реализация идеи панарабского единства, как она формулировалась в партийных документах БААС, должна была начаться первоначально именно через объединение Ирака с Сирией, в том числе и через консолидацию партийных баасистских структур обеих стран.

На всем захваченном пространстве ИГ контролирует и управляет многочисленными нефтяными и газовыми объектами, электростанциями‚ другими действующими экономическими предприятиями, банками, продолжает получать субсидии от своих различных внешних сторонников. Экономика этих территорий постепенно начинает работать на новые госструктуры «халифата», обеспечивая товарное заполнение рынков и налоговые поступления. Денежной единицей на территории ИГ остаются доллар и существующие национальные денежные единицы, планируется ввести в обращение свою валюту — динары и дирхемы.

Основное внимание в рамках текущего государственного строительства уделяется восстановлению и формированию традиционной мусульманской социальной инфраструктуры. Выступая за справедливое распределение ресурсов, ИГ строит госпитали, новые дороги, школы‚ улучшает транспортное сообщение. Там, где это возможно, «халифат» стремится восстановить управленческую инфраструктуру, чтобы все государственные учреждения, ответственные за социальное жизнеобеспечение, бесперебойно функционировали, а
чиновники дисциплинированно выходили на работу.

Социальная жизнь на территориях, подконтрольных ИГ, строится в соответствии с законами и нормами шариата. Ворам отрубают руки, неверных жен забивают камнями, пьяниц и прелюбодеев секут плетьми, наркодилерам отрезают головы, а гомосексуалистов сбрасывают с крыш многоэтажных домов. Наряды религиозной полиции — хизба — разъезжают по населенным пунктам и следят за сохранением справедливых цен и соблюдением норм шариата. Повсеместно действуют шариатские судебные и исполнительные органы.

Политику стимулирования социальной поддержки руководство ИГ проводит одновременно в разных направлениях. Это и непосредственная адресная поддержка обездоленных слоев населения, например, массовая раздача продовольствия и лекарств, предоставление медицинской помощи, как это произошло сразу после захвата Пальмиры. Это и разветвленная, широкомасштабная религиозно-идеологическая работа. Это и воссоздание государственных структур жизнеобеспечения. Также и существенные меры по обеспечению социальной справедливости на подконтрольных территориях.

www.mzk1.ru

Что такое ИГИЛ и чего она хочет?

Предисловие

Мир меняется. Меняется на глазах. Кажется, становится более агрессивным. Причём, мы всё агрессивнее изо дня в день. Почему? В чём причина?

Кто-то считает, что последние события, происходящие в мире – это самые настоящие и яркие предпосылки Третьей Мировой Войны, которая не за горами. Кто-то считает, что Третья Мировая Война уже идёт и остановить её может только эффективная работа стран-акул экономики в мире, при непосредственном сотрудничестве друг с другом.

Слишком многое навалилось на нас за последний небольшой промежуток времени. Слишком многое приходится терпеть простым гражданам. Ирак, Иран, Ливия, Египет, Сирия, Украина – бесконечные войны разрушают нашу планету. Бесконечные войны разрушают надежду. И, кажется, никакие совещания, саммиты, никакие G-20 уже не могут этому противостоять. Простые смертные воюют, а политики… а политики решают что делать дальше.   

На фоне этих мировых разборок, на фоне хаоса террористические шайки, называющие себя высоким словом «ОРГАНИЗАЦИЯ», « ИСЛАМСКОЕ ГОСУДАРСТВО»  пытаются управлять планетой. 

Исламское государство Ирака и Леванта

ИГИЛ (Исламское государство Ирака и Леванта), — террористическая организация, в последние месяцы прославившаяся скандалами и зверскими убийствами в Сирии, и, в особенности, в Ираке. Организация, завоевавшая популярность благодаря похищению турецких дипломатов и сотрудников консульства, уничтожению иракской армии и захвату города Мосул, совершению убийств шиитских туркменов, христиан и езидов, позднее получила название «Исламское Государство» (ИГ). 

В последние дни организация дала о себе знать распространением в Интернете видеозаписей с казнью взятых в заложники американских журналистов через отрезание им головы, вызвав ненависть мировой общественности. Вслед за этими событиями, начиная с 9 августа, американская армия и английская Special Air Service осуществили против организации ограниченную операцию (в основном воздушную). 

Несмотря на то, что ИГИЛ пытается представить себя как организацию, основывающуюся на идеологии радикального исламизма, алогичные действия организации и чрезмерная жестокость свидетельствуют о том, что это — не столько религиозная, сколько зонтичная организация, служащая геополитико-политическим целям.

Руководители ИГИЛ

В отличие от большинства исламистских группировок, так называемое, ИГИЛ после прихода военных имела очень конкретную политическую программу, которой была подчинена деятельность всех ее служб и подразделений, включая и идеологическую составляющую. Политическая цель ИГИЛ - построение суннитского халифата на территории исторического Леванта - была гораздо ближе и понятнее значительному количеству сочувствующих исламистам в отличие от абстрактных идей остальных исламистских группировок. Нюанс в том, что руководство ИГИЛ было представлено исключительно иракцами, и никого иного в него не допускали. Это вызывало определенное раздражение со стороны сирийцев, иорданцев, саудовцев, египтян, чем пользовались противники ИГИЛ. Поначалу, правда, в руководстве ИГИЛ были и иностранцы - египтянин Абу Айюб аль-Масри был вторым лицом ИГИЛ, после гибели первого руководителя ИГИЛ Абу Умара аль-Багдади некоторое время группировкой руководил марокканец Ан-Насер Абу-Сулейман. Однако с приходом бывших военных-баасистов их лидер Хаджи Бакр сумел продавить назначение на пост руководителя группировки иракца Абу-Бакра аль-Багдади, мотивируя свою рекомендацию происхождением аль-Багдади из племени Курейш, что давало право Абу-Бакру впоследствии объявить себя Халифом. После этого в шуре ИГИЛ присутствовали только иракцы, а большинство в ней составляли военные, оставившие исламистам лишь представительство и идеологию. В полном размере: Ирак - карта национальностей. С другой стороны, ИГИЛ активно сотрудничает с другими  группировками, предлагая свое покровительство. Некоторые из них становятся союзниками, а их руководители получают заметные должности в иерархии ИГИЛ.

Командир "Джейш-аль-Мухаджирин валь-Ансар" этнический чеченец Тархан Батирашвили (он же Умар аль-Шишани) стал, по сути, министром обороны ИГИЛ - правда, на территории Сирии. Однако, не долго пользовался властью этот человек. Глава Чеченской Республики, герой России – Рамзан Ахматович Кадыров объявил всему миру о смерти Тархана Батирашвили.  «Так будет с каждым, кому придет в голову угрожать России и чеченскому народу. Так будет с каждым, кто будет проливать кровь мусульман», - сказал Р. Кадыров.

Впрочем, не мне вам говорить, что Рамзан Ахматович всегда держит своё слово! Делайте выводы сами...

4 пункта, перевернувшие систему

Для организации, еще более упрочившей свое существование в 2004-2010 гг., первым поворотным пунктом стал переход лидерства после уничтожения в ходе операции, проведенной американской армией в 2010 году, лидера организации Абу Омара аль-Багдади и его помощника Абу Хамза аль-Мухаджира в руки Абу Бакир аль-Багдади. После прихода к руководству Багдади, навязавшего организации свое лидерство, сила и число членов организации устойчиво возросли. Багдади, завоевавший популярность за прошедшие недели объявлением себя халифатом Исламского мира и речами, переданными прессе, все еще живет из-за американского правительства в Сирии и планирует атаки организации.

Вторым существенным для организации поворотным пунктом стал выход американской армии в 2011 году из Ирака. Благодаря этому организация расширила сферу своих действий, напугав народ чрезмерной жестокостью, за короткий период стала набирать силу среди суннитских группировок в Сирии и Ираке.

Третьим значимым для организации поворотным пунктом стала, вне всякого сомнения, питавшая вначале большие надежды, но превратившаяся за короткое время во вред «арабская весна». В результате распространения «арабской весны» на Сирию и потери сирийском государством из-за слабой его организации контроля над половиной территории страны ИГИЛ обрела в Сирии на очень широкой территории власть, откуда она координировала нападения на Ирак. В этом пункте поддержка оппозиции, в рядах которой были и радикальные группировки, пытавшиеся свергнуть режим Асада, такими странами Залива, как Саудовская Аравия и Катар, а также Турцией, несомненно, создала для ИГИЛ очень важную опору.

Четвертым важным опорным пунктом для ИГИЛ стало завоевание организацией благодаря ошибочной политике правительства Нури аль-Малики в Ираке в отношении суннитских группировок доверия в глазах суннитского народа. В результате этого организация получила широкую поддержку и в Ираке, сумев захватить ряд городов.

Источники доходов и состав ИГИЛ

Есть разные утверждения и относительно источников доходов организации. По мнению экспертов, несмотря на то, что ИГИЛ позиционирует себя как политическую и религиозную организацию, на деле функционирует как криминальная организация, и главным источником ее доходов является дань, контрабанда и другие виды преступлений. Отмечается и то, что в Ираке и Сирии организация превратила в источник своих доходов такие деяния, как совершение краж в банках, похищение людей и вымогательство. 

ИГИЛ сегодня состоит из бойцов, прибывших с четырех концов света (России, Африки, Пакистана, Афганистана, Ливии и даже европейских стран) и имеющих общей целью создание шариатского государства, основанного на салафитском Исламе. Сообщается о том, что численность вооруженных боевиков ИГИЛ в Сирии достигает свыше 5-6 тысяч, а в Ираке — более 10 тысяч. Среди них, как отмечается, есть и много турецких граждан. Что касается того, как обеспечивает ИГИЛ свою потребность в оружии, указывается в основном на боеприпасы американской армии, украденные на иракских оружейных складах, а также на оружие, направленное сирийской оппозиции некоторыми странами, среди которых Турция, Катар, Саудовская Аравия и даже США.

Хотя идеология организации представлена мировому сообществу как создание Исламского государства, основанного на шариатском праве, нужно отметить, что это используется лишь как средство добиться признания со стороны народа. Главная же видимая цель ИГИЛ заключается в формировании в Ираке и Сирии порядка, опирающегося на противников Запада и суннитскую власть, и очистке региона от других религиозных группировок (шиитов-нусайритов, христиан, шиитов, езидов). 

В этом пункте организация защищает строгое шариатское право, поддерживает раздельное обучение мужчины и женщины, требует, чтобы женщины носили традиционную одежду, запрещает музыку и делает обязательным соблюдение уразы в месяце Рамадан. На деле отличие ИГИЛ от идей, отстаиваемых многими исламскими политическими и партиями в Турции и мире, заключается в реализации этого плана с помощью силы. 

По мнению журналиста-писателя, бывшего работника MI6 Аластаира Крооке, среди скрытых и рассчитанных на длительную перспективу целей есть цель занять место королевской семьи и взять под свой контроль Саудовскую Аравию и регион Персидского залива.

Неясным остается до сих пор и вопрос о том, кто поддерживает организацию. Тот факт, что организация не вступила в серьезное противостояние с курдскими группировками, а массовые убийства совершаются в основном в отношении туркменов, христиан и езидов, дает основание утверждать, что ИГИЛ представляет собой искусственное образование, служащее почвой для создания независимого курдского государства на севере Ирака.

При этом курдистанское региональное руководство, оказавшееся перед необходимостью защитить свой регион от ИГИЛ, поступает уже как независимое в полном смысле этого слова государство и усиливает мощь армии за счет нового оружия и боеприпасов, закупаемых у стран Запада. Напомним, что несколько ранее Израиль также заявил о своей готовности признать это государство. Сказать что-либо основательное на тему теории заговора сейчас не представляется возможным.

В целом, какая бы сила не стояла за ИГИЛ, очевидно то, что все совершенное этой организацией до сих пор нанесло серьезный удар по исламской религии и мусульманам, легитимизировав в глазах мирового сообщества возможные вмешательства Запада в регион. 

В этом смысле утверждение, что, несмотря на кажущуюся видимость как врага Запада, ИГИЛ, возможно, на деле поддерживается некоторыми западными структурами, опирается на более сильную базу, чем обычная теория заговора. Поскольку благодаря ИГИЛ в оборонной промышленности западного мира, переживающего экономический кризис, наблюдается новое оживление. 

Слабая организация светского государства в мусульманских странах, вдобавок попытка разрушить единственную успешную модель (Турция и кемализм), вне всякого сомнения, в этом пункте оправдывает западное вмешательство. С этой точки зрения нужно отметить, что отставание стран Исламского мира в вопросах светско-демократической государственной системы и образа жизни, к сожалению, серьезно препятствует и превращению их в независимых и сильных политических актеров.

Адам Межиев

 

www.ChechnyaTODAY.com

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт ИА "Чеченская Республика Сегодня" обязательна.

chechnyatoday.com

Ключевые командиры ИГИЛ | Мир | ИноСМИ

По сообщению собственного корреспондента иранского информагентства Afkar News, иракские средства массовой информации приступили к публикации сведений о самых главных командирах террористической группировки «Исламское государство». В отношении этих лиц ведется следствие под контролем правительств Ирака, и США и за любую информацию о них предусматривается крупное вознаграждение.

1. Абу Бакр Аль-Багдади

Его полное имя — Ибрахим Авад Ибрахим Али Аль-Бадри Ас-Самарраи (Ibrahim Awaad Ibrahim Ali Al-Badri As-Samarrayi). Он считается главным руководителем группировки ИГИЛ. В прошлом году Аль-Багдади провозгласил себя ее эмиром и даже потребовал, чтобы ему присягнули другие экстремистские группировки террористов.

Абу Бакр Аль-Багдади родился в Багдаде в 1971 году в местечке неподалеку от города Самарра. В 2011 году власти Соединенных Штатов внесли его в список террористов и установили гонорар в размере 10 миллионов долларов каждому, кто сообщит информацию о его нахождении.

В период диктатуры Саддама Хусейна брат Аль-Багдади служил в иракской армии и погиб при исполнении своего долга. Однако сам нынешний глава ИГИЛ не смог отправиться на военную службу из-за проблем со зрением. Вместо этого он поступил в Багдадский университет на факультет корановедения, где окончил обучение в магистратуре.

Аль-Багдади осуществлял руководством всеми военными операциями «Аль-Каиды» в Ираке и считается организатором множества крупных террористических актов, осуществленных данной группировкой. Самой известной его операцией стало нападение на багдадскую мечеть Умм-Аль-Кура в 2011 году, в результате которого погиб депутат иракского парламента Халид Аль-Фахдави (Khalid al-Fahdawi).

Британская газета Guardian некоторое время тому назад сообщила о ранении Абу Бакра Аль-Багдади в результате воздушной атаки сил антиигиловской коалиции в Ираке. Издание также привело сведения о том, что ранение пришлось в область позвоночника, поэтому лидер ИГИЛ сейчас не в состоянии самостоятельно передвигаться.

2. Абу Аля Аль-Афри

Это еще один опасный главарь ИГИЛ. Настоящее имя этого человека — Абдул Рахман Мустафа (Abdul Rahman Mustafa). Прежде он исполнял обязанности заместителя Абу Бакра Аль-Багдади, однако после ранения игиловского лидера появилась информация о том, что Абу Аля Аль-Афри стал замещать его в должности.

Аль-Афри родился в районе Аль-Хазар, что в 80 километрах от города Мосула в Ираке. Известно, что некоторое время он работал учителем физики в школе. В 1998 году Аль-Афри отправился в Афганистан, а после присяги Абу Мусабу Аз-Заркави в 2004 году на него было возложено командование силами «Аль-Каиды» в Мосуле.

После гибели Абу Умара Аль-Багдади его кандидатура рассматривалась в «Аль-Каиде» на назначение командующим отрядами этой группировки в Ираке, однако в конечном итоге Аль-Афри перешел на сторону «Исламского государства».

3. Абу Али Аль-Анбари

Этот человек считается одним из командиров ИГИЛ, воюющих в Сирии. Он руководит военными операциями против сирийской армии, вооруженной оппозиции в лице «Свободной армии Сирии» и «Джабхат Ан-Нусра». В период саддамовской диктатуры Аль-Анбари входил в состав командования иракской армии. После обвинений в коррупции ему пришлось покинуть группировку «Джейш Аль-Ислам» в Ираке и присоединиться к ячейки «Аль-Каиды» в этой стране.

4. Абу Сулейман Ан-Насер

В настоящее время этот человек является военным командиром ИГИЛ и возглавляет военный совет этой группировки. Назначение на эту должность он получил после смерти Абу Имана Аль-Араки, убитого в результате воздушной атаки американцев на Ирак в 2014 году. Еще одной должностью Абу Сулеймана Ан-Насера считается пост военного министра «Исламского государства». Это назначение он получил после гибели Абу Айюба Аль-Месри и Абу Умара Аль-Багдади в ходе совместного нападения американских и иракских сил на город Тикрит в 2010 году.

Настоящее имя Ан-Насера — Нааман Сулейман Мансур Аз-Зейди (Naаman Suleyman Mansur Az-Zeydi). Также известно, что некоторое время он провел под арестом на военной базе «Бука» в Басре. В 2011 году поступила информация о том, что спецслужбы безопасности Ирака ликвидировали его в городе Хит, однако потом поступило ее опровержение.

5. Абу Мохаммад Аль-Аднани

Этот человек является официальным представителем террористической группировки ИГИЛ. Его полное имя — Таха Собхи Фалаха (Taha Sobhi Falaha). Аль-Аднани родился в 1977 году в небольшом городке Банш сирийской провинции Идлиб. 31 мая 2005 года он был захвачен войсками коалиции в ходе ее нападения на Ирак, но в скором времени отпущен на свободу.

В 2014 году появилась видеозапись, на которой Аль-Аднани приносит присягу Абу Барку Аль-Багдади. Он был первым человеком, сообщившим о том, что нигерийская террористическая группировка «Боко-харам» присягнула «Исламскому государству». От террористов, действующих в Западной Африки, Аль-Аднани потребовал сделать то же самое.

6. Абу Омар Аш-Шишани


Уроженец Грузии, он входит в число самых опытных боевиков, принявших участие в российско-грузинской войне в 2008 году. Покинув ряды грузинской армии, Аш-Шишани присоединился к сирийским террористам. В его послужном списке значится командование такими мятежными группировками, как «Катибат Аль-Мухаджирин», «Джейш Аль-Мухаджирин» и «Аль-Ансар».

В 2013 году Аг-Шишани получил командование войсками «Исламского государства» на севере Сирии, в частности в Алеппо, Ракке, Латакие и Идлибе, а в конце того же года был назначен эмиром ИГИЛ на этой территории. Этот боевик считается одним из самых известных полевых командиров игиловцев, воюющих в Сирии.

24 сентября 2014 года Госдепартамент США внес его имя в список террористов и назначил награду в размере пяти миллионов долларов за любую информацию, которая поможет в его задержании. Сообщения о смерти Аш-Шишани поступали многократно, однако всякий раз они оказывались неточными.

7. Абу Вахиб

Этот человек является игиловским командиром в иракской провинции Анбар. Его полное имя — Шакир Вахиб Аль-Фадави Ад-Далими (Shakir Wahib Al-Fadawi Ad-Dalimi). По имеющимся данным, родился в 1986 году. На нем лежит ответственность за убийство некоторых водителей сирийских грузовиков летом 2013 года. Абу Вахиб был одним из 110 заключенных, которым удалось бежать из заключения в результате нападения сил «Аль-Каиды» на иракские тюрьмы в 2012 году. За информацию об этом боевике руководство провинции Анбар предлагает награду в размере 50 тысяч долларов.

8. Хусейн Билал Боснич

Этот видный игиловский командир считается одним из членов салафитского движения в Боснии и Герцеговине. Боснич родился в 1972 году на севере Боснии и Герцеговины. Прежде всего он известен благодаря тому, что в разных странах Европы набирает людей, желающих служить в рядах ИГИЛ.

Еще в детстве вместе с семьей он переехал жить в Германию, где и стал участником движения салафитов. В 1992 году в ходе войны в Боснии и Герцеговине он вернулся на родину и присоединился к одному из батальонов боснийской армии.

9. Тарик Бин Ат-Тахир Бин Аль-Фалих Аль-Авни Аль-Хазри

Этот гражданин Туниса считается одним из самых первых членов ИГИЛ в Ираке. Тарик Аль-Хазри известен также как «эмир смертников», потому как именно он был главным организатором сотен террористических атак с участием смертников в разных странах. В его обязанности также входит обучение террористов и отправка их в Сирию. За сведения, которые могут оказать помощь в задержании Тарика Аль-Хазри, американские власти предлагают вознаграждение в размере трех миллионов долларов.

10. Командиры зарубежных группировок

Некоторые командиры относятся к зарубежным террористическим группировкам, которые приняли присягу на верность «Исламскому государству» и Абу Бакру Аль-Багдади лично. Имена некоторых из них приводятся ниже

Абу Бакр Шейху. Этот человек считается лидером террористической группировки «Боко харам» в Нигерии и руководит отрядами ИГИЛ в Западной Африке. Шейху возглавляет «Боко харам» с 2009 года.

Абдуррахман Муслимдуст. Известно, что этот афганский журналист некоторое время провел в тюрьме Гуантанамо. В конце 2014 года он был назначен командиром ИГИЛ в Афганистане и Пакистане.

Абу Аль-Бара Аль-Азди. По имеющейся информации, этот член «Исламского государство» имеет гражданство Йемена. После захвата войсками ИГИЛ ливийского города Дерны Аль-Азди был назначен игиловским лидером его эмиром. В настоящее время он также занимает должность верховного судьи этого города.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Что такое ИГИЛ и чего она хочет? | Мир | ИноСМИ

Баку — «Исламское государство Ирака и Шама», известное как ИГИШ (так в тексте; далее — ИГИЛ (Исламское государство Ирака и Леванта), — прим. ред.), — террористическая организация, в последние месяцы прославившаяся скандалами и зверскими убийствами в Сирии, и, в особенности, в Ираке. Организация, завоевавшая популярность благодаря похищению турецких дипломатов и сотрудников консульства, уничтожению иракской армии и захвату города Мосул, совершению убийств шиитских туркменов, христиан и езидов, позднее получила название «Исламское Государство» (ИГ).

В последние дни организация дала о себе знать распространением в Интернете видеозаписей с казнью взятых в заложники американских журналистов через отрезание им головы, вызвав ненависть мировой общественности. Вслед за этими событиями, начиная с 9 августа, американская армия и английская Special Air Service осуществили против организации ограниченную операцию (в основном воздушную).

Несмотря на то, что ИГИЛ пытается представить себя как организацию, основывающуюся на идеологии радикального исламизма, алогичные действия организации и чрезмерная жестокость свидетельствуют о том, что это — не столько религиозная, сколько зонтичная организация, служащая геополитико-политическим целям. В этой статье мы попытаемся поделиться некоторыми сведениями о ИГИЛ и кратко изложить суть того, что пишут в мире о структуре и целях этой организации.

Вопреки представлениям, террористическая организация ИГИЛ не нова. После оккупации Ирака в 2003 году, которая не основывалась на международном решении, в противовес вмешательству в Афганистан, организация под названием «Товхид и Джихад», созданная в 2004 году иорданцем Абу Мусаб аль Заркави, заявив, что вошла под «зонт» «аль-Каиды», представлялась в дальнейшем как «Месопотамская аль-Каида» или «Иракская аль-Каида». Это — салафитская организация.

Заручившись безусловной поддержкой более мелких боевых и храбрых группировок, таких, как Jaysh аl-Fatiheen, Jeish аl-Taiifa аl-Mansoura, Katbiyan Ansar аl-Tövhid vаl Sunnah и Jund аl-Sahaba (солдаты предков), она пользуется полной поддержкой и такой масштабной организации, как «аль-Каида». Основная цель организации заключается в создании на территории Ирака и Сирии, преимущественно на их северном сегменте, где большинство составляют арабы-сунниты, туркмены и курды, шариатского государства, основанного на салафитской трактовке Ислама.

По мнению экспертов, организация, получившая полную поддержку со стороны населения в связи с тем, что делилась захваченными материальными богатствами с жителями города, сумела благодаря этому сохранить свое существование.

Для организации, еще более упрочившей свое существование в 2004-2010 гг., первым поворотным пунктом стал переход лидерства после уничтожения в ходе операции, проведенной американской армией в 2010 году, лидера организации Абу Омара аль-Багдади и его помощника Абу Хамза аль-Мухаджира в руки Абу Бакир аль-Багдади. После прихода к руководству Багдади, навязавшего организации свое лидерство, сила и число членов организации устойчиво возросли. Багдади, завоевавший популярность за прошедшие недели объявлением себя халифатом Исламского мира и речами, переданными прессе, все еще живет из-за американского правительства в Сирии и планирует атаки организации.

Вторым существенным для организации поворотным пунктом стал выход американской армии в 2011 году из Ирака. Благодаря этому организация расширила сферу своих действий и, напугав народ чрезмерной жестокостью, за короткий период стала набирать силу среди суннитских группировок в Сирии и Ираке.

Третьим значимым для организации поворотным пунктом стала, вне всякого сомнения, питавшая вначале большие надежды, но превратившаяся за короткое время во вред «арабская весна». В результате распространения «арабской весны» на Сирию и потери сирийском государством из-за слабой его организации контроля над половиной территории страны ИГИЛ обрела в Сирии на очень широкой территории власть, откуда она координировала нападения на Ирак. В этом пункте поддержка оппозиции, в рядах которой были и радикальные группировки, пытавшиеся свергнуть режим Асада, такими странами Залива, как Саудовская Аравия и Катар, а также Турцией, несомненно, создала для ИГИЛ очень важную опору.

Четвертым важным опорным пунктом для ИГИЛ стало завоевание организацией благодаря ошибочной политике правительства Нури аль-Малики в Ираке в отношении суннитских группировок доверия в глазах суннитского народа. В результате этого организация получила широкую поддержку и в Ираке, сумев захватить ряд городов.

Есть разные утверждения и относительно источников доходов организации. По мнению экспертов, несмотря на то, что ИГИЛ позиционирует себя как политическую и религиозную организацию, на деле функционирует как криминальная организация, и главным источником ее доходов является дань, контрабанда и другие виды преступлений. Отмечается и то, что в Ираке и Сирии организация превратила в источник своих доходов такие деяния, как совершение краж в банках, похищение людей и вымогательство.

ИГИЛ сегодня состоит из бойцов, прибывших с четырех концов света (Чечни, Африки, Пакистана, Афганистана, Ливии и даже европейских стран) и имеющих общей целью создание шариатского государства, основанного на салафитском Исламе. Сообщается о том, что численность вооруженных боевиков ИГИЛ в Сирии достигает свыше 5-6 тысяч, а в Ираке — более 10 тысяч. Среди них, как отмечается, есть и много турецких граждан. Что касается того, как обеспечивает ИГИЛ свою потребность в оружии, указывается в основном на боеприпасы американской армии, украденные на иракских оружейных складах, а также на оружие, направленное сирийской оппозиции некоторыми странами, среди которых Турция, Катар, Саудовская Аравия и даже США.

Хотя идеология организации представлена мировому сообществу как создание Исламского государства, основанного на шариатском праве, нужно отметить, что это используется лишь как средство добиться признания со стороны народа. Главная же видимая цель ИГИЛ заключается в формировании в Ираке и Сирии порядка, опирающегося на противников Запада и суннитскую власть, и очистке региона от других религиозных группировок (шиитов-нусайритов, христиан, шиитов, езидов).

В этом пункте организация защищает строгое шариатское право, поддерживает раздельное обучение мужчины и женщины, требует, чтобы женщины носили традиционную одежду, запрещает музыку и делает обязательным соблюдение уразы в месяце Рамазан. На деле отличие ИГИЛ от идей, отстаиваемых многими исламскими политическими и партиями в Турции и мире, заключается в реализации этого плана с помощью силы.

По мнению журналиста-писателя, бывшего работника MI6 Аластаира Крооке, среди скрытых и рассчитанных на длительную перспективу целей есть цель занять место королевской семьи и взять под свой контроль Саудовскую Аравию и регион Персидского залива.

Неясным остается до сих пор и вопрос о том, кто поддерживает организацию. Тот факт, что организация не вступила в серьезное противостояние с курдскими группировками, а массовые убийства совершаются в основном в отношении туркменов, христиан и езидов, дает основание утверждать, что ИГИЛ представляет собой искусственное образование, служащее почвой для создания независимого курдского государства на севере Ирака.

При этом курдистанское региональное руководство, оказавшееся перед необходимостью защитить свой регион от ИГИЛ, поступает уже как независимое в полном смысле этого слова государство и усиливает мощь армии за счет нового оружия и боеприпасов, закупаемых у стран Запада. Напомним, что несколько ранее Израиль также заявил о своей готовности признать это государство. Сказать что-либо основательное на тему теории заговора сейчас не представляется возможным.

В целом, какая бы сила не стояла за ИГИЛ, очевидно то, что все совершенное этой организацией до сих пор нанесло серьезный удар по исламской религии и мусульманам, легитимизировав в глазах мирового сообщества возможные вмешательства Запада в регион.

В этом смысле утверждение, что, несмотря на кажущуюся видимость как врага Запада, ИГИЛ, возможно, на деле поддерживается некоторыми западными структурами, опирается на более сильную базу, чем обычная теория заговора. Поскольку благодаря ИГИЛ в оборонной промышленности западного мира, переживающего экономический кризис, наблюдается новое оживление, и каждый, во главе с мусульманами, поддерживает операции в регионе.

Слабая организация светского государства в мусульманских странах, вдобавок попытка разрушить единственную успешную модель (Турция и кемализм), вне всякого сомнения, в этом пункте оправдывает западное вмешательство. С этой точки зрения нужно отметить, что отставание стран Исламского мира в вопросах светско-демократической государственной системы и образа жизни, к сожалению, серьезно препятствует и превращению их в независимых и сильных политических акторов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

О связи российской разведки и ИГИЛ « Русский Еврей

Видеоконференция Владимира Путина с генералами, воюющими в Cирии, своей помпезной бессмысленностью и технологической показухой напомнила сцену совещания в «Военной комнате» из фильма Стэнли Кубрика «Доктор Стрейнджлав, или Как я перестал бояться и полюбил бомбу». Президент России так непритворно наслаждается ролью главнокомандующего, которая опять превратила его в рукопожатного лидера, что конспирологи оказались тут как тут со своим всегдашним «кому выгодно?».

Пожалуй, дальше всех пошел известный политический комментатор Станислав Белковский. В его интервью имеется пассаж, рассчитанный на эпатаж публики:

Ясно, что Путин знал о терактах в Париже заранее, потому что у него есть обширная агентура в ИГИЛе. Эта обширная агентура в руководстве ИГИЛа возникла из-за того, что ИГИЛом в военном плане руководят баасисты, то есть бывшие представители войск Саддама Хусейна. А это очень близкие к Советскому Союзу, к России, люди вообще-то. То есть российские спецслужбы имеют обширную агентуру в этой среде еще со времен ирано-иракской войны и даже раньше. И курировал все это Евгений Максимович Примаков.

Заявление довольно разухабистое. Оно утонуло в море других «путинзнал». Тем не менее зерно истины в нем есть.

Евгений Примаков познакомился с Саддамом Хусейном в середине 60-х годов, когда он работал корреспондентом «Правды» на Ближнем Востоке, а Саддам возглавлял службу безопасности партии «Баас». После прихода партии к власти в 1968 году служба разрослась в полноценную тайную полицию. Как рассказывал сам Примаков, именно тогда Москва выделила Саддама как самого перспективного члена руководства Ирака:

Вначале, когда вот в 68-м году еще случился у них переворот в Ираке, когда пришли к власти вот эта группа баасистов во главе с Бакром, то Саддам Хусейн был пятым в списке семи человек, которые возглавляли Революционный совет. Но мы тогда сделали на него ставку. Мы не зря сделали на него ставку, потому что он был, в общем-то, самым, во всяком случае на словах, самым прогрессивным.

В период иракского кризиса 1990 года академик превратился в центральную фигуру урегулирования на основе некоего «плана Горбачева». Но в чем заключался этот план, никто не знал. А в сентябре 1991-го Примаков стал первым замом председателя КГБ и возглавил внешнюю разведку — Первое главное управление, ставшее в том же году самостоятельным ведомством, СВР, во главе все с тем же академиком.

Сотрудничество двух разведок пошло полным ходом. Оно концентрировалось вокруг деятельности специальной комиссии ООН по разоружению Ирака и на том, как наладить поставки российского оружия Багдаду в обход санкций ООН. В сентябре 1993 года состоялся сенсационный визит в Москву шефа иракской разведки Сабира Абдель Азиза ад-Дури, который будто бы сообщил Евгению Примакову о тайном финансировании Ираком российской парламентской оппозиции. Но к моменту, когда эти сведения попали в печать, грянул и был разгромлен вооруженный мятеж в Москве и данные о саддамовских миллионах растворились в более тяжких обвинениях.

Став министром иностранных дел, а затем и премьер-министром России, Евгений Примаков превратил всемерную поддержку Багдада в официальный политический курс Москвы, мотивируя его экономическими интересами страны и необходимостью создания «многополярного мира» в противовес американской «гегемонии». Возобновились тайные поставки российских вооружений Ираку через третьи страны. А в апреле 1999 года американский журналист Сеймур Херш, сославшись на свои источники в разведсообществе США, выступил с утверждением, что Примаков (который тогда, напомним, был главой правительства России) получил от Ирака вознаграждение за свои услуги — по меньшей мере один банковский перевод на сумму 800 тысяч долларов в ноябре 1997 года. По сведениям Херша, ЦРУ еще в 1993 году узнало от своего информатора в Москве о другом транше на имя Примакова, на сумму 1,2 миллиона долларов, но источник сочли не заслуживающим доверия. На сей же раз, уверяли Херша сотрудники разведки, информация абсолютно надежна.

Тогдашний министр иностранных дел России Игорь Иванов назвал статью Херша «грязной попыткой» отвлечь внимание общества от бомбардировок Югославии. Однко сам Евгений Примаков промолчал. Лишь после того как спустя полгода депутат Госдумы Александр Венгеровский стал рассылать в различные ведомства запросы и раздавать интервью на эту тему, пресс-секретарь Примакова Томас Колесниченко заявил, что ни опровержений, ни судебных исков не будет. «Кампания в западной печати, — объяснил он журналистам, — была начата с подачи американского разведчика Батлера, который схлестнулся с Евгением Максимовичем по Ираку. Батлер сам под видом комиссии занимался в Ираке разведкой. И бросил тень на Примакова, считая, что нас можно использовать по-любому».

Годом позже бывший глава спецкомиссии ООН Ричард Батлер выступил с аналогичными обвинениями по адресу Примакова. Тот грозился подать в суд, но не подал.

В апреле 2003 года, когда Багдад был взят американскими войсками, британские журналисты Дэвид Харрисон из Daily Telegraph и Патрик Грэм из Guardian обнаружили убедительное подтверждение тесного сотрудничества российской и иракской разведок. Из документов, которые они подобрали в полуразрушенном, еще дымящемся здании штаб-квартиры иракской разведки, явствовало, что Москва снабжала режим Саддама ценнейшими разведданными. В частности, в одном из сообщений излагалась беседа Тони Блэра с Сильвио Берлускони, в которой они обсуждали иракскую проблему.

Харрисон и Грэм нашли также множество личных дел агентов иракской разведки, причем в некоторых из них имелись свидетельства об окончании специальных двухнедельных курсов в Москве в сентябре 2002 года. Неподалеку валялся негатив фотографии, запечатлевшей группу мужчин на фоне Кремля.

Служба внешней разведки России эти публикации комментировать отказалась. «Мы не комментируем голословные и бездоказательные утверждения, опубликованные в бульварных изданиях», - заявил руководитель пресс-бюро СВР Борис Лабусов. Примаков же вдруг решил рассказать прессе, зачем он ездил перед войной в Багдад. Оказывается, советовал Саддаму уйти в отставку, но Саддам не послушался доброго совета.

О том, что бывшие офицеры саддамовских армии и разведки служат ИГИЛу, западная пресса пишет не первый день.

Выиграв войну, США проиграли мир в Ираке. Кардинальными ошибками временной американской администрации стали решение о роспуске армии и декрет о «дебаасизации» государственного аппарата — по аналогии с «денацификацией».

Военнослужащие, которые все состояли в партии «Баас», разом лишились и общественного статуса, и средств к существованию. Их боевой опыт оказался востребован ИГИЛом. Нынешний «халиф» ИГИЛа Абу Бакр аль-Багдади свел с ними близкое знакомство в американском лагере Бокка, где содержался в 2004 году.

Именно там произошла интеграция баасистов и джихадистов в единое целое. Очевидцы утверждают, что иракские военные стоят за спиной каждого главаря ИГИЛа, разрабатывают планы операций, руководят службой внутренней безопасности. При этом сами остаются в тени и даже носят маски, чтобы их не опознали.

Вопрос, кто из них кого использует — баасисты джихадистов или наоборот, — остается открытым. Но, по-моему, вопрос, имеется ли у Москвы агентура среди баасистов-игиловцев, учитывая все вышеизложенное, лишен смысла. Куда с большей вероятностью можно предположить обратное — что у ИГИЛа есть агенты в Москве.

Помимо всего прочего, нефтяной бизнес ИГИЛа нисколько не мешает Асаду, скорее напротив: есть сведения, что между ИГИЛом и режимом Асада заключено, так сказать, соглашение о разделе продукции — режим получает половину энергии с электростанций, подконтрольных ИГИЛу. Если это действительно так, правда ли, что российские бомбардировщики уничтожают своими ракетами цистерны с нефтью?

Если уж говорить о возможной агентуре СВР в рядах ИГИЛа, то это скорее кто-то из боевиков «Имарата Кавказ». Они, как утверждается, покинули Россию при содействии ФСБ. Завербовать их, надо полагать, было нетрудно. Но никто из них не занял достаточно высокого положения, чтобы получить доступ к секретам ИГИЛа. Исключение составляет Омар аш-Шишани, но он из касты непримиримых.

Владимир Абаринов

rusjev.net

ИГИЛ : о методах агитации и пропаганды » Голос Севастополя

 

Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ, «Исламское государство») – террористическая организация, имеющая целью создание исламского эмирата на территории Ливана, Сирии и Ирака. В настоящее время продолжает иметь место тенденция к ее разрастанию, усилению позиций и приобретению влияния в кругах исламского мира.

В этих целях членами террористической группировки используются различные основы и методы привлечения в свои ряды боевиков.

 

Вербовочно-пропагандистская работа ведется, в том числе, и на территории Северного Кавказа и Центрально-азиатского региона, жители которых традиционно исповедуют ислам. Основываясь на данных различных источников, заявлениях экспертов и представителей властей указанных государств, можно констатировать, что представителям ИГИЛ удается привлекать в свои ряды все новых и новых наемников, используя для этого жителей данных территорий.

 

Особую обеспокоенность представляет сложившаяся в данном направлении ситуация в Афганистане. Первая ячейка ИГИЛ появилась в данном государстве в южной провинции Гильменд, у руля которой стал бывший полевой командир «Талибана». Кроме этого, в южной приграничной с Туркменистаном провинции Балх отмечается скопление боевиков ИГИЛ – об этом свидетельствую флаги, установленные над органами власти различных селений данной провинции. Популярности ультрарадикальной идеологии способствует раскол в рядах «Талибана» и его попытки договориться с американцами. Объективной предпосылкой стало также и осознание боевиками-талибами безуспешности проводимых действий, связанных с крайне небольшими успехами в отвоевании территорий у правительственных войск за весь период боевых действий. ИГИЛ же, напротив, сумел в короткие сроки завоевать крупные территории в Ираке и Сирии и установить там законы шариата. Вышеуказанные факты способствуют переходу бывших талибовских боевиков на сторону «Исламского государства».

 

Теракт ИГИЛ в Афганистане

 

 

Используя популистские лозунги, нищету местной молодёжи и собственные успехи в Ираке, «Исламское государство» стало тем объектом, который привлекает к себе обездоленных постоянными революциями и слабо образованных жителей. До недавнего времени костяк батальонов ИГИЛ составляли жители Ирака или Йемена. Однако, все больше и больше граждан сравнительно благополучных государств, таких как Азербайджан или Казахстан встают под знамёна «Исламского государства». Фактически, имеющая опыт боевых действий ИГИЛ стала для радикальной молодёжи Ближнего Востока и Центральной Азии гораздо более заманчивым образом, чем «Аль-Каида», теряющая в последнее время влияние и авторитет.

 

Говоря об основах вербовки, необходимо отметить, что используются различные их варианты и комбинации. Общим остается то, что людям, не обладающим достаточными знаниями в области религиоведения, демонстрируются выборочные факты массовых убийств женщин и детей войсками Асада и американской коалицией в Сирии и Ираке.

 

 

В частности, в Карачаево-Черкесии распространялось видео об угнетении черкесов, проживающих в Сирии. Кроме этого, работа проводится с категориями людей, являющихся уязвимыми в тот или иной момент времени. К примеру, очень часто выбирают семью, имеющую материальную задолженность и, в дальнейшем, обращаются к молодым членам данной семьи с предложением «решить материальную проблему».

 

После прибытия в лагеря для боевой подготовки, на наемника оказывают давление с целью вступления его в брак, чтобы закрепить его зависимость. На лиц, которые разочаровались в деятельности ИГИЛ и приняли решение вернуться на родину, оказывается моральное давление и запугивание о неизбежном привлечении к уголовной ответственности властями государства. Выделить же какую-то одну причину, которая приводит молодых людей в ряды ИГИЛ представляется затруднительным – они различны: от мести за убитых близких до политических, ультрарадикальных религиозных потребностей. Мотивация боевиков может быть разной в зависимости от их потребностей, места прибытия и принадлежности к классу общества.

 

Еще одним действенным оружием для вербовки сторонников для ИГИЛ являются социальные сети. Агитаторы этой группировки привлекают внимание людей темами, вызывающими споры. Потом выходят на связь с теми, кто принял участие в обсуждении, и призывают в свои ряды.

Свою роль в формировании новых подразделений террористической группировки играют и представители исламского мира, которые выезжают для совершения хаджа в Саудовскую Аравию, в туристические путевки и для обучение в медресе в Турцию и ОАЭ.

 

ИГИЛ довольно грамотно использует «новую кровь». Она разделяет новоприбывших на категории, выделяя из них тех, кто может помочь как в войне, так и в мирной жизни. В частности, уже сейчас эта террористическая организация ищет специалистов для налаживания управления захваченных территорий. По сути, они действительно начинают строить что-то похожее на государство, законами в котором являются их собственные представления о праве. Также отмечается, что пропаганда террористической организации ИГИЛ направлена на привлечение таких специалистов, как врачи, бухгалтеры и инженеры в районы, контролируемые ею в Сирии и Ираке. Кроме того, для расширения своей преступной деятельности террористическая организация ИГИЛ вербует и детей, которых заманивают с помощью обещаний незабываемых приключений и военных тренировок в реальных условиях.

 

По предварительным данным стало известно, что руководство ИГИЛ выделяет 70 млн долл. на дестабилизацию ситуации в Центральной Азии. В ИГИЛ существует боевая группа «Мавераннахр», куда входят представители и добровольцы из Казахстана, Узбекистана, Киргизии, Таджикистана. Именно этому центрально-азиатскому подразделению, по некоторым сведениям, будут направлены деньги для организации серии терактов в регионе. Учитывая, что еще 26 сентября 2014 года лидер экстремистской организации «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ) Усмон Гозии (Усман Гази) заявил об объединении с ИГИЛ, намерение «взорвать» Узбекистан не кажется неправдоподобным. А уже это несет очевидную опасность для Центрально-Азиатского региона.

 

Дополнительным подтверждением можно рассматривать размещенный на ресурсе «Ютюб» видеоролик, вызвавший широкий общественный резонанс в РТ в середине января, в котором лидер таджикских боевиков, воюющих на стороне ИГИЛ, Нусрат Назаров заявил, что в Сирии на стороне джихадистов воюет более 2000 граждан Таджикистана и это число увеличивается.

 

Активизацией боевиков «Исламского государства» у границ Центральной Азии и непосредственно в самом регионе обеспокоены практически все руководители республик. На днях президент Казахстана Нурсултан Назарбаев обсудил проблемы терроризма и экстремизма с главой Комитета национальной безопасности страны Нуртаем Абыкаевым и распорядился принять дополнительные меры по укреплению госграницы. Основная причина – активизация радикального движения «Исламское государство Ирака и Леванта» в Центральной Азии. Данной теме было посвящено обсуждение и между министром обороны РТ Шерали Мирзо с заместителем Министра Обороны РФ Анатолия Антонова, в ходе визита последнего в Таджикистан.

 

Александр КРИКУНОВ, заместитель директора Центра анализа террористических угроз

источник

Новости smi2

voicesevas.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *