Современные линкоры россии – О линкорах. Российских и советских. И совсем немного о перспективах

О линкорах. Российских и советских. И совсем немного о перспективах

Сразу скажу, что здесь разговор пойдет не о сравнении тактических классов крупных кораблей. И не о целесообразности применения линкоров завтра. Речь пойдет совсем о других вещах.

Речь пойдет о промышленности двух стран (России и СССР) и всем, что с этим связано. И в итоге несколько довольно забавных выводов.


От господ «хрустобулочников» очень часто можно услышать такой довод в пользу того, насколько развитой была «та» Россия. Линкоры. Линкоры, место которых сегодня заняли авианосцы. Некий эталон, показывающий, насколько развита страна, может ли она себе позволить этот класс кораблей построить и содержать.

Итак, императорская Россия, построившая 7 линкоров, по мнению многих, значительно опережала Советский Союз, который не смог за 70 лет спустить на воду ни одного. С цифрами 7 и 0 соглашусь. Но скопом поперли нюансы. И эти нюансы говорят совершенно об обратном.

Итак, Российская империя в интервале с 1909 по 1914 гг. построила 7 линейных кораблей. Тип «Севастополь» (4 ед.) строился на Балтийском заводе, тип «Императрица Мария» (3 ед.) — в Николаеве. Линкоры были построены и введены в строй.

Можно ли считать эти корабли свидетельством мощи государства? Если честно — не очень.

Линкоры, мягко говоря, новизной проекта не блистали. Да, были интересные новинки, как, например, конструкции башен ГК у «императорской» серии, к созданию которых приложил руки и голову А. Н. Крылов. Но по сути корабли были откровенно слабыми что по вооружению, что по мореходным качествам.

Для сравнения можно поставить рядом с российскими кораблями их одногодков: японский «Фусо» и британский «Роял Соверен».

"Севастополь"

"Императрица Мария"

"Ройял Соверен"

"Фусо"


Скорость хода:
«Севастополь» — 24 узла.
«Императрица Мария» — 21 узел.
«Ройял Соверен» — 21 узел.
«Фусо» — 24 узла.

Бронирование максимальное (главный пояс/башни/рубка), мм:

«Севастополь» — 225/203/250.
«Императрица Мария» — 262/250/300.
«Ройял Соверен» — 330/330/279.
«Фусо» — 305/305/350.

Главный калибр (калибр/количество/дальность стрельбы, км):

«Севастополь» — 305/12/29.
«Императрица Мария» — 305/12/29.
«Ройял Соверен» — 381/8/29.
«Фусо» — 356/12/22.

Вспомогательный калибр (калибр/количество/дальность стрельбы, км):

«Севастополь» — 120/16/15.
«Императрица Мария» — 130/20/20.
«Ройял Соверен» — 152/14/20.
«Фусо» — 152/14/20.

Очевидно, что, если российские линкоры не уступали по скорости (на всех кораблях того времени устанавливались котлы Ярроу и турбины Парсонса), то по вооружению они не выглядели чем-то таким, современным.

Кстати, стоит заметить, что, если на постройку русских дредноутов класса «Севастополь» и «Императрица Мария» ушло в среднем 4-5 лет, то следующий, более перспективный класс («Измаил»), который реально мог бы стать весомым аргументом в военном плане, построить не удалось. С 1912 по 1917 гг. были готовы и спущены на воду корпуса, а наивысшая степень готовности была у «Измаила» — чуть более 50%.

Но суть даже не в этом. Суть в том, что пока Балтийский и Николаевский заводы строили линкоры, половина судостроителей мира зарабатывала денежки, строя на своих верфях для русского флота все остальное. Заказ России на постройку корабля зарубежной верфи — это было дело абсолютно обыденное. Примеры?

Броненосец «Ретвизан» — Филадельфия, США.
Броненосец «Цесаревич» — Ла-Сейн-сюр-Мер, Франция.
Крейсер «Светлана» — Гавр, Франция.
Крейсер «Адмирал Корнилов» — Сен-Назер, Франция.
Крейсер «Рюрик» — Барроу-инн-Фёрнесс, Англия.
Крейсер «Аскольд» — Киль, Германия.
Крейсер «Боярин» — Копенгаген, Дания.
Крейсер «Баян» — Тулон, Франция.
Крейсер «Адмирал Макаров» — Гавр, Франция.
Крейсер «Варяг» — Филадельфия, США.
(Кстати, канонерская лодка «Кореец» была построена в Швеции.)

Миноносцы серии «Кит» («Бдительный», «Касатка»), 4 корабля — Эльбинг, Германия.
Миноносцы серия «Форель» (5 кораблей) — Гавр, Франция.
Эсминцы серии «Лейтенант Бураков» (11 кораблей) — Гавр, Франция.
Эсминцы серии «Инженер-механик Зверев» (10 кораблей) — верфь Шихау, Германия.

Список можно продолжать довольно долго. Английские, французские, немецкие верфи добросовестно трудились за полновесные золотые российские рубли. Факт неоспоримый и непреложный.

Да, сами и разрабатывали, и строили. И не всегда плохо. Тут в качестве примера можно привести эсминцы «Новик» — прекрасные корабли, ставшие эталоном для многих судостроителей и очень достойно показавшие себя и в годы Великой Отечественной. И броненосцы, унесенные Цусимой, тоже в основной массе были отечественной постройки.

Но я несколько отвлекся. Мы же о линкорах…

А линкоры были-таки построены. То, что они являлись не самыми сильными, понятно.

Остается констатировать тот факт, что попытка Российской империи стать морской державой в плане линейных кораблей, провалилась. И в первую очередь, из-за недостаточно развитой промышленности. Во вторую — из-за коррупции и воровства, но это отдельная история.

Что дальше? А дальше был Советский Союз. Который не смог построить ни одного линкора.

Хотя хотели, да. В Советском Союзе реально принимались за строительство линкоров. И вроде бы (по бумаге) линкоры проекта 23 («Советский Союз», «Советская Украина», «Советская Белоруссия») были вполне современными кораблями. Но, повторюсь, на бумаге.

Да, достроить линкоры, заложенные в 1938 году, помешала война. Но и отсталость отечественной промышленности тоже сыграла свою роль. «Советский Союз» (и его систершипы) оказался не по силам нашей судостроительной промышленности, о чем свидетельствовали низкие проценты готовности на момент начала войны. Готовность «Советского Союза» составила 19,44 %, «Советской Украины» — 7 %, «Советской Белоруссии» и того меньше — 1%.

Не смогли? Да, не смогли. Другой вопрос: а так ли надо было?

Бесспорно, если бы «Советский Союз» в начале войны оказался на Северном флоте, то он смог бы оказать реальное воздействие на немцев, беспредельничавших в тех широтах. Однако насколько был вероятен шанс пройти из Балтики в северные моря кораблю, размерами только немного уступавшему «Ямато» в условиях войны?

Впрочем, это все теория.

Вопрос другой: покупал и строил ли Советский Союз корабли за рубежом?

Покупал. А куда было деваться? Но КАК — вот в чем вопрос. Да, был по нашему заказу построен лидер «Ташкент» в Италии. Да, купили у немцев «Лютцова».

Но здесь есть громадное «но». В первую очередь Советский Союз скупал технологии и чертежи. Сталин денег на это не жалел, поэтому скупались дизеля, корабельные катапульты (Хейнкель снабдил), чертежи корабельных башен крупного калибра и сами орудия, бомбометы, гидроакустическая аппаратура, оптика.

А потом пытались строить сами. Отсюда и «семерки», которые будучи итальянцами, очень быстро «обрусели» и вытащили на себе многое. Здесь и построенный «с нуля» по итальянским чертежам крейсер «Киров».

Да, «семерки» были очень спорными кораблями. Да, «Киров» точно был не лучшим крейсером в мире. Но посмотрим чуть дальше. А дальше была война, и война с теми, кто снабжал нас технологиями. А от «союзников» нам как бы ничего не светило. Факт? Факт.

И после окончания Второй мировой тут же началась холодная война. Против всех сразу, и против врагов, и против союзников.

Вот тут-то и сыграло свою роль наработанное и выстраданное умение сделать из дерьма конфетку. Несложно проследить эволюцию от никому не нужной танкетки «Карден-Ллойд» и такого же танка «Кристи» до Т-34.

Так и в деле морском — Советский Союз мог рассчитывать только на себя. Согласитесь, сложно представить в те времена строительство «Петра Великого» или «Борея» где-нибудь в Англии или Франции. Да и в более теплые времена не очень-то и получается. Российский эксперимент с «Мистралями» только подтверждает это. Отмистралили нас «партнеры».

Но СССР справился. В 60-е годы, всего-то через 20 лет после ТАКОЙ войны, может, не до конца, но восстановив экономику и промышленность, у нас был флот. И не просто набор кораблей, а вполне себе флот, способный противостоять вероятному противнику и даже больше того. И во многих вещах мы были лучшими. Особенно под водой.

Да, мы, советские, не построили ни одного линкора. Зато строили подводные лодки и самолеты из титана, авианесущие крейсера, «убийц авианосцев» — ПЛАРКи и «Орланы». И многое из того, что было спроектировано «не умеющими строить линкоры» до сих пор является основой российского флота. Увы, как бы это ни было прискорбно для некоторых.

И, замечу, что все создавалось «здесь». Никто технологиями делиться не кидался.

Кто-нибудь из знающих точно ткнет меня носом в то, что корабли для ВМФ СССР строились в Польше и ГДР. А, да, еще в Финляндии заказывали. Соглашусь и спорить не буду. Но что строили? Атомоходы? Ракетные крейсера? ТАВКРы?

Строили всякую мелочь: десантные корабли, спасатели, буксиры. И строили в основном по политическим мотивам. Союзников по ОВД надо было подкармливать.

Хоть один из кораблей проектов 61, 1134А, 1134Б, 1155, 1155.1, 56-ПЛО и 57-А был построен за границей? Про большие уже просто молчу. Обошлись, как говорится, своими силами. Построили.

К сожалению, день сегодняшний все больше и больше напоминает «те» времена. Чем-то некоторые наши деятели напоминают великого князя Алексея Александровича Романова, брата Александра Третьего, воровавшего из казны так, что народ справедливо наградил его титулом «князь Цусимский, генерал-адмирал подлейший».

Хотя все валить на Романова не стоит. Там все морское ведомство при делах было.

Сегодня у нас чем-то лучше? Да, в некотором отношении однозначно. Но до советских времен далеко. Отсюда и напрашивается закономерная мысль: а не выльются ли планы постройки к 2030 году больших ударных кораблей в то же самое, во что вылилась России постройка абсолютно бесполезных линкоров?

Построить-то возможно, построим. Дальнейшее, правда, туманно. Ударный авианесущий корабль, «не уступающий мировым», — это, конечно, роскошно. Во всех смыслах. Возникает вопрос: а кого и где ударять? «На дальних рубежах»? Воюя за интересы «партнеров» и сомнительных союзников? Одно авиачудо воюет у нас… Весь мир дрожит. От сарказма, правда.

Более того, если всю нефть, которая пошла в топки «Адмирала Кузнецова», перегнать в керосин, то нашим ВКС точно хватило бы, чтобы пол-Сирии в пустыню превратить.

Оглянусь в историю еще раз. У британцев был прекрасный флот в начале 40-х годов прошлого века. У французов был весьма неплохой флот. Сильно им это помогло под Дюнкерком? Стало ли потопление «Бисмарка» переломным моментом в войне? Можно и «Тирпитца» припомнить. Конечно, корабль был хорош, но не настолько, чтобы вызывать расслабление сфинктеров у всех лордов Адмиралтейства и славных капитанов могучих линкоров Метрополии.

У Лунина почему-то не вызвал. И одна подводная лодка «К-21» сделала больше для безопасности северных конвоев, чем весь британский флот.

История — наука поучительная. Стоило ли Российской империи, изо всех сил напрягаясь, строить никому не нужные линкоры? Стоит ли современной России строить авианосцы? Так ли необходимы были и первые, и вторые? Или есть смысл повнимательнее изучить опыт Советского Союза, флот которого, не имея линкоров и авианосцев, тем не менее внушал кому уважение, а кому и страх?

topwar.ru

блажь или необходимость? » Военное обозрение

Легенда о пылающих стенах

Пасмурное утро 4 мая 1982 года. Южная Атлантика. Пара «Супер-Этандаров» ВВС Аргентины несется над свинцово-серым океаном, едва не срывая гребни волн. Несколько минут назад самолет радиолокационной разведки «Нептун» обнаружил в этом квадрате две цели класса «эсминец», по всем признакам – соединение британской эскадры. Пора! Самолеты делают «горку» и включают свои РЛС. Еще мгновение – и два огнехвостых «Экзосета» рванулись к целям…
Командир эсминца «Шеффилд» вел глубокомысленные переговоры с Лондоном по каналу спутниковой связи «Скайнет». Чтобы исключить помехи, было приказано отключить все радиоэлектронные средства, включая поисковый радар. Внезапно офицеры с мостика заметили длинный огненный «плевок», летящий в сторону корабля с южного направления.

«Экзосет» ударил в борт «Шеффилда», пролетел через камбуз и развалился в машинном отделении. 165-килограммовая боевая часть не взорвалась, но работающий двигатель ПКР поджег топливо, вытекающее из поврежденных цистерн. Пожар быстро охватил центральную часть корабля, жарко полыхнула синтетическая отделка помещений, от нестерпимого жара загорелись конструкции надстройки, выполненные из алюминиево-магниевых сплавов. Через 6 дней агонии обугленный остов «Шеффилда» затонул.

На самом деле это курьез и роковое стечение обстоятельств. Аргентинцам невероятно повезло, в то время как британские моряки продемонстрировали чудеса безалаберности, и, откровенно говоря, идиотизма. Чего только стоит распоряжение о выключении радаров в зоне военного конфликта. Не лучшим образом обстояли дела у аргентинцев – самолет ДРЛО «Нептун» 5 раз (!) пытался установить радиолокационный контакт с британскими кораблями, но всякий раз терпел неудачу из-за отказа бортовой РЛС (P-2 «Neptune» разработан в 40-х годах и к 1982 был летающим хламом). Наконец, с дистанции 200 км ему удалось установить координаты британского соединения. Единственный, кто сохранил лицо в этой истории, был фрегат «Плимут» - именно ему предназначался второй «Экзосет». Но маленький кораблик вовремя обнаружил ПКР и скрылся под «зонтиком» из дипольных отражателей.

Конструкторы в погоне за эффективностью достигли абсурда - эсминец тонет от одной неразорвавшейся ракеты?! Увы, нет. 17 мая 1987 года фрегат ВМС США «Старк» получил в борт две аналогичные ПКР «Экзосет» с иракского «Миража». Боевая часть отработала штатно, корабль лишился хода и 37 человек экипажа. Тем не менее, несмотря на тяжелые повреждения, «Старк» сохранил плавучесть и после долгого ремонта вернулся в строй.

Невероятная одиссея «Зейдлица»

Отгремели последние залпы Ютландского сражения, и скрывшийся за горизонтом Хохзеефлотте уже давно включил линейный крейсер «Зейдлиц» в список жертв. Над кораблем славно поработали британские тяжелые крейсера, затем, «Зейдлиц» попал под ураганный огонь сверх-дредноутов типа "Queen Elizabeth”, получив 20 попаданий снарядами калибров 305, 343 и 381 мм. Много ли это? Полубронебойный снаряд 15-дюймовой английской пушки MkI при массе 870 кг (!) содержал 52 кг взрывчатки. Начальная скорость – 2 скорости звука. В результате «Зейдлиц» лишился 3-х орудийных башен, все надстройки были жестоко изуродованы, погасло электричество. Особенно досталось машинной команде – снаряды разворотили угольные ямы и перебили паропроводы, в результате кочегары и механики работали в темноте, задыхаясь гадкой смесью горячего пара и густой угольной пыли. К вечеру в борт попала торпеда. Форштевень полностью зарылся в волны, пришлось затопить отсеки в корме - вес поступившей внутрь воды достиг 5300 тонн, четверти от нормального водоизмещения! Немецкие моряки подвели к подводным пробоинам пластыри, подкрепили досками деформированные напором воды переборки. Механикам удалось ввести в строй несколько котлов. Заработали турбины, и полузатопленный «Зейдлиц» кормой вперед пополз к родным берегам.

Гирокомпас был разбит, штурманская рубка уничтожена, а карты на мостике были залиты кровью. Неудивительно, что ночью под брюхом «Зейдлица» раздался скрежет. После нескольких попыток крейсер своими силами сполз с мели, но утром плохо держащийся на курсе «Зейдлиц» вторично налетел на камни. Едва живые от усталости люди и в этот раз спасли корабль. 57 часов шла непрерывная борьба за жизнь.

Что же спасло «Зейдлиц» от гибели? Ответ очевиден – блестящая выучка экипажа. Бронирование не помогло – 381 мм снаряды пробивали 300 мм главный броневой пояс как фольгу.

Расплата за предательство

Итальянский флот бодро двигался на юг, собираясь интернироваться на Мальте. Война для итальянских моряков осталась позади и даже появление немецких самолетов не могло испортить им настроения - с такой высоты в линкор попасть нереально.
Средиземноморский круиз закончился неожиданно – около 16:00 линкор «Roma» содрогнулся от попавшей в него авиабомбы, сброшенной с удивительной точностью (на самом деле – первая в мире корректируемая авиабомба «Fritz X»). Хай-тек боеприпас массой 1,5 тонны пробил насквозь броневую палубу толщиной 112 мм, все нижние палубы и рванул уже в воде под кораблем (кто-то облегченно вздохнет – «Повезло!», но стоит напомнить, что вода - несжимаемая жидкость – ударная волна от 320 кг взрывчатки разворотила днище «Roma», вызвав затопление котельных отделений). Через 10 минут второй «Fritz X» вызвал детонацию семисот тонн боекомплекта носовых башен главного калибра, убив 1253 человека.

Вот она, вундервафля

Найдено супероружие, способное за 10 минут утопить линейный корабль водоизмещением 45 000 тонн!? Увы, все не так однозначно.
16 сентября 1943 года аналогичная шутка с английским линкором «Warspite» (тип «Queen Elizabeth») не удалась – троекратное попадание «Fritz X» не привело к гибели дредноута. «Уорспайт» меланхолично принял 5000 тонн воды и отправился на ремонт. Жертвами трех взрывов стали 9 человек.

11 сентября 1943 года при обстреле Солерно под раздачу попал американский легкий крейсер «Саванна». Крейсер водоизмещением 12 000 тонн стойко выдержал попадание немецкого монстра. «Фриц» пробил крышу башни №3, прошел сквозь все палубы и взорвался в подбашенном отделении, выбив у «Саванны» днище. Частичная детонация боезапаса и последовавший за ней пожар унесли жизни 197 членов команды. Несмотря на серьезные повреждения, через трое суток крейсер дополз своим ходом (!) до Мальты, откуда ушел на ремонт в Филадельфию.

Какие выводы можно сделать из этой главы? В конструкции корабля вне зависимости от толщины брони есть критически важные элементы, поражение которых может привести к быстрой и неминуемой гибели. Тут уж, как карта ляжет. Что касается погибшего «Roma» - воистину итальянским линкорам не везло ни под итальянским, ни под британским, ни под советским флагом (линкор «Новороссийск» - он же «Джулио Чезаре»).

Волшебная лампа Алладина

Утро 12 октября 2000 года, Аденский залив, Йемен. Ослепительная вспышка на миг осветила бухту и через мгновение тяжелый грохот распугал стоящих в воде фламинго.
Два шахида отдали свои жизни в Священной Войне с кяфирами, протаранив на моторной лодке эскадренный миноносец «Коул» (USS Cole DDG-67). Взрыв адской машины, начиненной 200…300 кг взрывчатки, разорвал борт эсминца, огненный вихрь промчался по отсекам и кубрикам корабля, превращая все на своем пути в кровавый винегрет. Проникнув в машинное отделение, взрывная волна разорвала корпуса газовых турбин, эсминец лишился хода. Начался пожар, с которым удалось справиться только к вечеру. Жертвами стали 17 моряков, еще 39 получили ранения.
Через 2 недели «Коул» был погружен на норвежский тяжелый транспорт MV Blue Marlin и отправлен в США на ремонт.

Пустяки?

Хмм…в свое время «Саванна», идентичная по размерам «Коулу», сохранила ход, несмотря на куда более серьезные повреждения. Объяснение парадокса: оборудование современных кораблей стало более хрупким. Силовая установка General Electric из 4-х компактных газовых турбин LM2500 выглядит несерьезно на фоне главной энергетической установки «Саванны», состоящей из 8 огромных бойлеров и 4-х паровых турбин Парсонса. Для крейсеров времен Второй Мировой топливом служила нефть и ее тяжелые фракции. «Коул» (как и все корабли, оснащенные ГТУ LM2500) использует…авиационный керосин Jet Propellant-5.

Значит ли это, что современный военный корабль хуже, чем древний крейсер? Разумеется, это не так. Их ударная мощь несравнима – эсминец типа «Арли Берк» может запускать крылатые ракеты на дальность 1500…2500 км, обстреливать цели на околоземной орбите и контролировать обстановку в сотнях миль от корабля. Новые возможности и оборудование потребовали дополнительных объемов: для сохранения исходного водоизмещения пожертвовали бронированием. Может быть, зря?

Экстенсивный путь

Опыт морских сражений недавнего прошлого показывает, что даже тяжелое бронирование не может гарантированно защитить корабль. Сегодня средства поражения еще более эволюционировали, поэтому устанавливать броневую защиту (или эквивалентную ей дифференцированную броню) толщиной менее 100 мм не имеет смысла – она не станет преградой для противокорабельных ракет. Кажется, что 5…10 сантиметров дополнительной защиты должны уменьшить повреждения, т.к ПКР уже не проникнет глубоко внутрь корабля. Увы, это ошибочное мнение – во времена Второй Мировой авиабомбы часто пробивали подряд несколько палуб (включая бронированные), детонируя в трюмах или даже в воде под днищем! Т.е. повреждения в любом случае будут серьезными, и установка 100 мм бронирования – бесполезное мероприятие.

А если установить на корабль класса «ракетный крейсер» 200 мм бронирование? В этом случае корпусу крейсера обеспечивается весьма высокий уровень защиты (ни одна западная дозвуковая ПКР типа «Экзосет» или «Гарпун» не способна преодолеть такую броневую плиту). Живучесть увеличится и утопить наш гипотетический крейсер станет сложной задачей. Но! Корабль необязательно топить, достаточно вывести из строя его хрупкие радиоэлектронные системы и повредить оружие (в свое время легендарный эскадренный броненосец «Орел» получил от 75 до 150 попаданий 3,6 и 12 дюймовыми японскими снарядами. Плавучесть он сохранил, но как боевая единица существовать перестал – орудийные башни и дальномерные посты были разбиты и сожжены фугасными снарядами).
Отсюда важный вывод: даже в случае применения тяжелого бронирования внешние антенные устройства останутся беззащитными. При поражении надстроек корабль гарантированно превратится в небоеспособную груду металла.

Обратим внимание на негативные стороны тяжелого бронирования: простой геометрический подсчет (произведение длины броневого борта х высоту х толщину, с учетом плотности стали 7800 кг/куб. метр) дает потрясающие результаты – водоизмещение нашего «гипотетического крейсера» может увеличиться в 1,5 раза с 10 000 до 15 000 тонн! Даже с учетом применения дифференцированного бронирования, встроенного в конструкцию. Для сохранения ТТХ небронированного крейсера (скорости хода, дальности хода) потребуется увеличение мощности энергетической установки корабля, что, в свою очередь, потребует увеличения запасов топлива. Весовая спираль раскручивается, напоминая анекдотичную ситуацию. Когда она остановится? Когда все элементы силовой установки пропорционально увеличатся, сохранив первоначальное соотношение. В результате – увеличение водоизмещения крейсера до 15…20 тысяч тонн! Т.е. наш крейсер-броненосец, обладая тем же ударным потенциалом, будет иметь вдвое большее водоизмещение, чем его небронированный систершип. Вывод – ни одна морская держава не пойдет на такое увеличение военных расходов. Тем более, как было сказано выше, мертвая толща металла не гарантирует защиту корабля.

С другой стороны, не стоит доходить до абсурда, иначе грозный корабль потопят из ручного стрелкового оружия. На современных эсминцах используется выборочное бронирование важных отсеков, например на «Орли Берках» вертикальные пусковые установки прикрыты 25 мм бронеплитами, а жилые отсеки и командный центр – слоями кевлара общей массой 60 тонн. Для обеспечения живучести очень важное значение имеет компоновка, выбор конструкционных материалов и подготовка экипажа!

В наши дни бронирование сохранилось на ударных авианосцах – их колоссальное водоизмещение позволяет устанавливать такие «излишества». Например, толщина бортов и полетной палубы атомного авианосца «Энтерпрайз» находится в пределах 150 мм. Нашлось место даже для противоторпедной защиты, включающей в себя, помимо стандартных водонепроницаемых переборок, систему коффердамов и двойное днище. Хотя, высокая живучесть авианосца обеспечивается, в первую очередь, его огромными размерами.

В дискуссиях на форуме «Военное обозрение» многие читатели обратили внимание на существование в 80-х годах программы модернизации линкоров типа «Айова» (4 корабля, построенные еще во времена Второй Мировой, простояли на базе без малого 30 лет, периодически привлекаясь к обстрелу побережья в Корее, Вьетнаме и Ливане). В начале 80-х была принята программа их модернизации - корабли получили современные ЗРК самообороны, 32 «Томагавка» и новые радиоэлектронные средства. Сохранился полный комплект брони и 406 мм артиллерия. Увы, прослужив 10 лет, все 4 корабля были выведены из состава флота, ввиду физического износа. Все планы их дальнейшей модернизации (с установкой УВП Марк-41 вместо кормовой башни) остались на бумаге.

С чем была связана реактивация старых артиллерийских кораблей? Новый виток гонки вооружений заставил две сверхдержавы (какие именно – уточнять не требуется) задействовать все имеющиеся резервы. В результате ВМС США продлил срок жизни своих сверхдредноутов, а ВМФ СССР не спешил отказываться от артиллерийских крейсеров пр. 68-бис (морально устаревшие корабли оказались отличным средством огневой поддержки морской пехоты). Адмиралы перестарались – помимо действительно полезных кораблей, сохранивших свой боевой потенциал, в составе флотов числилось множество ржавых калош – старые советские эсминцы типов 56 и 57, послевоенные ДПЛ пр. 641; американские эсминцы типов «Фаррагут» и «Чарльз Ф. Адамс», авианосцы типа «Мидуэй» (1943 г.). Хлама накопилось немало. По статистике, к 1989 году суммарное водоизмещение кораблей ВМФ СССР на 17% превышало водоизмещение ВМС США.

Крейсер "Михаил Кутузов", пр. 68-бис

С исчезновением СССР на первое место вышла эффективность. ВМФ СССР подвергся безжалостному сокращению, а в США в начале 90-х из состава флота были исключены 18 крейсеров УРО типов «Леги» и «Белкнап», отправились на слом все 9 атомных крейсеров (многие даже не выработали половину запланированного срока), за ними последовали 6 устаревших авианосцев типов «Мидуэй» и «Форестолл», и 4 линкора.
Т.е. реактивация старых линкоров в начале 80-х не являлась следствием их выдающихся способностей, это была геополитическая игра – желание иметь максимально большой флот. При одинаковой стоимости с авианосцем линкор на порядок уступает ему по ударной мощи и по возможностям контроля морского и воздушного пространства. Поэтому, несмотря на солидное бронирование, «Айовы» в современной войне - ржавые мишени. Прятаться за толщу мертвого металла - совершенно бесперспективный подход.

Интенсивный путь

Лучшая защита - нападение. Именно так считают во всем мире, создавая новые системы самообороны кораблей. После атаки «Коула», никто не стал обвешивать эсминцы броневыми плитами. Ответ американцев не отличался оригинальностью, но был весьма эффективен – установка 25 мм автоматических пушек «Бушмастер» с цифровой системой наведения, чтобы в следующий раз разнести в щепки катер с террористами (впрочем, я все-таки неточен – в надстройке эсминца «Орли Берк» подсерии IIа все-таки появилась новая броневая переборка толщиной 1 дюйм, но это совсем не похоже на серьезное бронирование).

Зенитный комплекс самобороны "Палаш", установленный на ракетном катере Р-60

Совершенствуются системы обнаружения и противоракетные системы. В СССР был принят на вооружение ЗРК «Кинжал» с РЛС «Подкат» для обнаружения низколетящих целей, а также уникальный ракетно-артиллерийский комплекс самообороны «Кортик». Новая российская разработка – ЗРК «Палаш». Не осталась в стороне знаменитая швейцарская фирма «Эрликон», выпустившая скорострельную 35-мм артиллерийскую установку «Миллениум» с урановыми поражающими элементами (одной из первых «Миллениумы» получила Венесуэла). В Голландии разработана эталонная артиллерийская система ближнего боя «Голкипер», сочетающая мощность советской АК-630М и точность американского «Фаланкса». При создании противоракет нового поколения ESSM упор делался на повышение маневренности ЗУР (скорость полета до 4..5 скоростей звука, при этом эффективная дальность перехвата составляет 50 км). В любой из 90 пусковых ячеек эсминца «Арли Берк» возможно разместить 4 ESSM.

ВМС всех стран перешли от толстой брони к активным средствам обороны. Очевидно, в том же направлении следует развиваться ВМФ России. Мне представляется идеальным вариант основного боевого корабля ВМФ, полным водоизмещением 6000…8000 тонн, с упором на огневую мощь. Для обеспечения приемлемой защиты от простых средств поражения достаточно полностью стального корпуса, грамотной компоновки внутренних помещений и выборочного бронирования важных узлов с использованием композитов. По поводу тяжелых повреждений – намного эффективнее сбивать ПКР на подлете, чем тушить пожары в развороченном корпусе.

topwar.ru

Ракетно-артиллерийский линкор XXI века » Военное обозрение

Боевые действия вблизи побережья требуют поддержки огнем корабельной артиллерии. Обеспечить огневую поддержку крылатыми ракетами «Томагавк» не представляется возможным. Мы имеем самые серьезные намерения насчет морской артиллерии.


— Генерал-лейтенант Эмиль Р. Бедард, Корпус морской пехоты США
Для начала — немного фактов и статистики.

Треть населения Земли проживает в приморской полосе шириной 50 км. На побережье сосредоточено более половины мегаполисов всего мира: Лондон, Стамбул, Нью-Йорк, Рио-де-Жанейро, Шанхай, Токио…

Средняя дальность выстрелов морской артиллерии в ходе операции «Буря в пустыне» составляла 35 400 метров (пушки линкоров «Миссури» и «Висконсин»).

Взрыв 862-кг фугасного снаряда Mk.13 создавал 15-метровый кратер глубиной 6 метров. Ветераны Вьетнама вспоминают, как взрывная волна расчищала в джунглях «пятно» радиусом 180 метров, пригодное для посадки вертолета.

На дистанции 20 километров 1225-кг бронебойный «чемодан» Mk.8 APС мог пробить полметра стальной брони или свыше шести метров железобетона — никакое фортификационное сооружение не могло выстоять перед мощью 406 мм орудий.

Путем анализа видеозаписей установлено: линкоры типа «Айова» могли сделать за час до 1000 выстрелов главным калибром. Аналогичную плотность огня могли бы создать авиакрылья двух авианосцев.

По данным ВМС США, операционные расходы линкора «Айова» были в 7 раз ниже, чем у авианосца «Нимиц».

«Поставьте Иджис-крейсер в кильватер линкора — и вы пройдете везде, куда захотите. Добавьте авианосец на удалении в пару сотен миль — и вы получите непобедимую боевую систему»


— Главком ВМС США адмирал Карлайл Трост на церемонии реактивации линкора «Висконсин», октябрь 1988 г.

«Когда мы проходили Ормузским проливом, на побережье Ирана воцарялась тишина. Война на море полностью прекращалась»


— Кэптен Ларри Сиквист, командир линкора «Айова» о событиях Танкерной войны (середина 80-х).

Линкор "Висконсин"


Мнения сторонних экспертов.«Из всего вашего флота только линкор выглядит, как настоящее оружие».
— султан Кабус бен Саид.

«Мы готовы оплатить расходы на содержание двух линкоров класса «Айова», чтобы обеспечить ими непрерывное боевое патрулирование в Персидском заливе в течение девяти месяцев в году».


— Обращение султана Омана к министру обороны США Ричарду Чейни, осень 1991 г.

«Огонь линкора стал причиной жертв среди гражданского населения и пасущегося в долине рогатого скота».


— Информационный источник в сирийской армии о событиях в долине Бекаа (1983 г.)

Американская разведка утверждает обратное: 300 снарядов с линкора «Нью-Джерси» заставили замолчать восемь артиллерийских батарей, обстреливавших христианские кварталы на западе Бейрута. Были подавлены позиции ЗРК в долине Бекаа. Один из снарядов попал в КП, где в этот момент находился командующий сирийским контингентом в Ливане.

И снова — сухая статистика.

С момента получения запроса до первого выстрела корабельной артиллерии должно пройти не более 2,5 минуты — таков норматив Корпуса морской пехоты США, 1999 год (Emergency Fire Support).

В ходе агрессии НАТО против Югославии (1999 г.) сложные погодные условия и плохая видимость стали причиной частичной или полной отмены 50% боевых вылетов.

«До конца не решена проблема с прицеливанием сквозь облачность; отсутствует гарантия нанесения авиаударов в сложных погодных условиях».


— Генерал-лейтенант Э. Бедард о критических недостатках авиации при выполнении задач, связанных с непосредственной поддержкой войск.

Немного истории.

В период с мая 1951 г. по март 1952 г. корабли ВМС США расстреляли по целям на Корейском полуострове 414 000 артиллерийских боеприпасов (90% — пятидюймовые снаряды; остальные — калибра шесть, восемь и шестнадцать дюймов). Современный конфликт между Южной Кореей и КНДР потребует не менее интенсивной огневой поддержки со стороны моря.

В период с 1965 по 1968 гг. американские корабли выпустили по побережью Вьетнама свыше 1,1 млн. снарядов. Это уже серьезно.

Батальоны просят огня

К концу XX века флот полностью лишился артиллерии калибром свыше 5 дюймов. Подавляющее большинство современных крейсеров и эсминцев имеют не более одной универсальной артиллерийской установки калибра 76 — 130 мм. Пушка используется в качестве вспомогательного средства для предупредительных выстрелов, обстрела незащищенных объектов и добивания «подранков».

Исчезновение крупнокалиберной артиллерии не означало исчезновение задач, традиционно решаемых пушками кораблей. Да, в борьбе на море артиллерия уступила место ракетному оружию. Но остался широкий «пробел» при решении задач в формате «флот против берега». Подавление вражеской обороны, непосредственная огневая поддержка морских десантов и армейских подразделений, ведущих боевые действия вблизи побережья. Традиционные области применения «больших пушек».

Сперва на это никто не обращал внимания — все были увлечены ракетным оружием и идеей всемирного ядерного «холокоста». Достаточно вспомнить средство, которым янки готовились расчищать вражеское побережье в 60-е годы — ракета с ядерной боевой частью RIM-8B, входившая в состав морского ЗРК «Талос» (мощность БЧ — 2 кт). Наконец, сама геополитическая обстановка не способствовала развитию идеи морских десантов — сверхдержавы имели союзников в любом регионе планеты, через территорию которых вламывались «в гости» к противнику (Вьетнам, Ирак — всё по единой схеме).

Но бывали исключения — долина Бекаа или Фолклендская война 1982 года, когда у моряков не оставалось иного выбора, как расчехлить орудия и дать сотню залпов в сторону берега. И если в Ливане янки повезло — в наличии был реактивированный линкор времен Второй мировой, то британцам пришлось туго. Из морской артиллерии остались лишь 114 мм «пукалки», слабо годящиеся для обстрелов побережья. Ситуацию спасла лишь бездарная подготовка противника. Окажись на берегу несколько вкопанных в землю танков, результаты «дуэлей» могли быть плачевными для эсминцев Её Величества.

Эсминец "Кардифф" после утреннего обстрела побережья


Первыми тревогу забили морпехи США. У этих ребят было все необходимое для высадки с моря: эскадры универсальных десантных кораблей и вертолетоносцев, морские перегрузочные терминалы MLP, быстроходные транспорты и десантные катера на воздушной подушке. Амфибийные бронемашины, специальное снаряжение и оружие. Все необходимое — кроме огневой поддержки. Пентагон предлагал своим бойцам «идти грудью» на пулеметы неподавленной вражеской обороны.

Но чем подавить оборону? Как оказать огневую поддержку силам десанта?

Пятидюймовыми пушками эсминцев?

Могущества 30-кг снарядов достаточно лишь для борьбы с незащищенной живой силой. Пытаться разрушить с их помощью долговременные укрепления, подготовленные позиции и инфраструктуру на побережье противника — пустая трата ресурсов и времени. Дальность стрельбы (20-25 км) также не способствует эффективному применению пятидюймовок: сближению с берегом препятствует минная угроза, а сам корабль становится уязвим для огня противника.

Применение орудий малого калибра оправдано при массированных обстрелах и «зачистке» вражеского побережья. Но современные корабли не способны даже на это: всего по одной пушке на эсминец с боекомплектом 600 снарядов. Ни о какой интенсивности огня говорить не приходится.

Создание управляемых боеприпасов также ничего не решит: пятидюймовый снаряд не способен пробить даже метр железобетона, а его высокая точность мало что значит в сравнении с боеприпасами крупного калибра. Радиус поражения 406-мм снарядами в любом случае больше, чем круговое вероятного отклонение высокоточных боеприпасов ERGM.

Выстрел из пятидюймовки Mk.45


По этой причине в США в 2008 году были свернуты работы по созданию дальнобойных снарядов для морских «пятидюймовок». Программа Extended Range Guided Munition (ERGM) предполагала создание управляемого снаряда с расчетной дальностью стрельбы 110 км, но выбранный калибр оказался слишком мал.

Наконец, не стоит пренебрегать психологическим фактором — разрывы снарядов крупного калибра способны посеять панику и привести к массовому исходу вражеских солдат с занимаемой территории. Что уже не раз было доказано на практике.

Непосредственная поддержка с воздуха?

«Всепогодная авиация в плохую погоду не летает» (закон Мёрфи). В снежный буран, туман или песчаную бурю десант гарантированно останется без огневой поддержки. Второй важный фактор — время реакции: здесь конкуренцию пушкам может составить только боевой воздушный патруль, непрерывно висящий над передним краем.

Песчаная буря


Американские летчики чувствовали себя хозяевами неба в Югославии и Афганистане. Но что произойдет в случае войны с КНДР или десантной высадки на территории Ирана?

У иранцев возможно появление современных ЗРК. У северокорейцев громадное количество стволов зенитной артиллерии. Это исключает полеты на высотах ниже 2 тыс. метров, что в свою очередь затрудняет применение неуправляемых вооружений, делает невозможным полеты ударных вертолетов и подставляет авиацию на средних высотах под огонь зенитных ракет.

Что такое развитая система ПВО, янки знают не понаслышке. Грозным предупреждением из прошлого стал Вьетнам: по официальным данным, потери в той войне составили 8612 самолетов и вертолетов.

Американская «аэрократия» бессильна против скверной погоды и зенитных систем С-300. «Томагавки» слишком дороги и малочисленны. Пятидюймовые пушки не имеют достаточной убойной силы.

Помочь десанту могут только большие пушки

К нашему неудовольствию, американские флотоводцы и инженеры быстро среагировали на ситуацию и предложили сразу несколько вариантов решения проблемы. Среди прозвучавших предложений были следующие.

Корабль огневой поддержки на базе десантного транспорта «Сан-Антонио» (LPD-17), вооруженный парой 155 мм орудий AGS. Относительно дешевый и сердитый вариант.

Десантный транспорт-док типа "Сан-Антонио"


Второе предложение — ракетно-артиллерийский эсминец «Замволт». Именно этот вариант впоследствии получил путевку в жизнь. Планировалось, что «Замволты» станут основным типом эсминцев ВМС США (не менее 30 единиц), но непомерная жадность менеджеров верфей и изощренная конструкция корабля заставили изменить планы в сторону уменьшения заказа. Всего будет построено не более трех «Замволтов». Специфическое ударное средство для локальных войн будущего.

Также среди предложений был консервативный вариант с постройкой дополнительного авианосца (что было совершенно не в тему — флоту необходимы пушки). И, наконец, провокационная инициатива о постройке ракетно-артиллерийского… линкора.

Немецкий фрегат "Гамбург"с башней от САУ Pz.2000 (калибр 155 мм)


Капитальный боевой корабль (Capital Surface Warship, CSW). А почему бы и нет?

Предположительный облик корабля выглядит следующим образом.

360 пусковых ячеек для ракет (подпалубные УВП Mk.41).

Несколько артиллерийских башен с орудиями калибра свыше двенадцати дюймов (305 и более мм). Современные снаряды с увеличенной дальностью полета и лазерным/GPS наведением (технологии, разработанные по программе ERGM).

Орудия калибра пять дюймов (127 мм) с погребами увеличенной ёмкости — для проведения массированных обстрелов побережья и уничтожения незащищенных целей.

Современные радары и средства управления огнем (подобные "Иджису"), комплексная автоматизация корабля.

Все представленное великолепие заковано в дециметровую броню и заключено в корпусе полным водоизмещением 57 000 тонн.

Концепт неолинкора был предложен отделом реформирования вооруженных сил (Office of Force Transformation, OFT) Министерства обороны США в 2007 году.

Несмотря на кажущуюся неправдоподобность такого корабля, идея CSW нашла широкую поддержку среди военных моряков. Неолинкор есть простое и очевидное решение для ряда важных задач: огневой поддержки (дешево, надежно и эффективно), демонстрации силы в мирное время (легко представить какой свирепый облик будет у CSW). Благодаря своему вооружению и высочайшей боевой устойчивости, линкор будет важнейшей фигурой на театре боевых действий. Неуязвимый и бессмертный воин, одним своим присутствием наводящий трепет на противника и отвлекающий значительные ресурсы на попытки уничтожить такой корабль.

По долгу службы мне приходилось столкнуться со множеством программ по повышению живучести кораблей. По моему личному убеждению, нет более живучего корабля, чем линкор.


— Джеймс О'Брайен, руководитель Центра огневых испытаний и оценки боевых повреждений, Минобороны США.

Боевая рубка линкора "Массачусетс"


Но возможно ли совмещение традиционных элементов эры дредноутов с технологиями нашего времени? С технической стороны, ответ является всецело положительным. Массогабаритные характеристики современного оружия и механизмов уменьшились радикальным образом: на CSW каждая электрическая лампочка, генератор или распределительный щиток будут в несколько раз легче, чем аналогичные устройства на линкоре «Айова» (1943 г.) Освободившийся резерв нагрузки не будет потрачен впустую. Современный линкор будет обладать еще более впечатляющей защищенностью и усиленным вооружением.

Какова же главная проблема на пути реализации идеи CSW?

Конечно же, денежные средства, необходимые на покрытие затрат на проектирование и строительство столь неординарного корабля. Но насколько оправданы страхи и сомнения скептиков?

Разумеется, CSW получится недешевым. Как и его предки — линкоры и линейные крейсеры — капитальный корабль станет атрибутом флотов ведущих держав. Остальные будут тихо завидовать в сторонке, избегая ситуаций, когда эта силища может повернуться против них.

Неолинкор значительно меньше суперавианосца (57 тыс. против 100 тыс. тонн) и, следовательно, не может быть дороже атомного гиганта с суперрадаром, электромагнитными катапультами и плазменной системой утилизации мусора. Стоимость авианосца «Джеральд Форд», без учета стоимости его авиакрыла, превышает 13 млрд. долл. Однако, колоссальная цифра ничуть не смущает военных — «Форды» планируется строить серией из 10-11 единиц с темпом один корабль в 4-5 лет.

Авианосец "Карл Винсон" проходит стоянку линкора "Миссури", Перл-Харбор


Сторонники проекта CSW подсчитали, что разработка и строительство неолинкора обошлось бы в сумму, близкую к 10 млрд. долл. В то же время:

Затраты на эксплуатацию неолинкора гораздо более близки к стоимости эксплуатации ракетного крейсера «Тикондерога», чем к затратам на содержание авианосца и его авиакрыла.

При том не стоит забывать, что линкор будет нести столько оружия, как десять «Тикондерог» и «Орли Берков», вместе взятых. Кроме того, будет обладать высочайшей боевой устойчивостью и зловещей репутацией.

Одной из предпосылок к популярности проекта CSW стали проблемы, связанные с постройкой эсминца «Замволт».

Две шестидюймовые пушки, стреляющие на дальность 160 км. 80 вертикальных установок для ракетного оружия.

Увы, замечательная концепция ракетно-артиллерийского корабля оказалась загублена чудовищным уровнем технического исполнения. Попытка сделать невидимым 14 500 тонный эсминец, сопряженная с многочисленными инновациями (радар DBR с шестью АФАР, водометный движитель, периферийные УВП особой конструкции) — все это привело к закономерному результату. Стоимость «Замволта» с учетом всех НИОКР и постройки прототипа суперэсминца в масштабе 1:4, превысила 7 млрд. долларов.

USS Zumwalt (DDG-1000)


Высшее руководство ВМС США обеспокоено запредельной сложностью и ненормально высокой стоимостью эсминца. Все громче звучат сомнения в боевой ценности этого корабля, которому по долгу его службы придется сближаться с побережьем противника менее чем на 100 миль. Тем не менее, огромный дорогой корабль практически лишен конструктивной защиты (периферийные бронированные УВП — не больше «ракушки» у тайского боксёра). Хуже того, «Замволт» в значительной мере лишен средств активной обороны: в боекомплекте отсутствуют зенитные ракеты большой дальности, корабль не несет никаких «Фаланксов» и RIM-116.

«Замволт» спроектирован так, чтобы оставаться малозаметным для противника. Но бывают ситуации, когда бой неизбежен.

Несложно догадаться, что в этом случае произойдет с 7-миллиардным «Замволтом». Не ясно, хватит ли сил у 150 моряков (таковы результаты тотальной автоматизации эсминца) потушить пожары и оперативно заделать пробоины в 180-метровом корпусе.

Исключительно высокая стоимость, сомнительная боевая устойчивость, малый боекомплект (всего 80 УВП и 920 снарядов в обеих укладках).

Сами янки задаются очевидным вопросом: может быть, стоило прекратить работы по заведомо бесперспективному проекту невидимого эсминца. И вместо «белых слонов» построить пару действительно боеспособных кораблей, способных без опаски действовать вблизи вражеского побережья и сносить из своих огромных пушек все на своем пути.

Капитальные боевые корабли CSW, максимально соответствующие вызовам нового тысячелетия.

«Линкоры созданы, чтобы проецировать свою силу и выживать в бою. Они способны противостоять любым формам агрессии — как никакой другой корабль в составе наших ВМС. Они прекрасно вооружены и доминируют на море».


— Заявление адмирала Трейна в связи с началом программы по реактивации старых линкоров

Китайский "линкор"

По материалам доклада Joint and Interdependent Requirements: A Case Study in Solving the Naval Surface Fire Support Capabilities Gap, 2007

topwar.ru

Линкоры Российского Императорского Флота

Начало серии

Подводные лодки Российского Императорского Флота
Броненосцы Российского Императорского Флота. Часть 1
Броненосцы Российского Императорского Флота. Часть 2

 

Происхождение названия

Линкор — сокращение от «линейный корабль». Так в России в 1907 году назвали новый тип судов в память о старинных деревянных парусных линейных кораблях. Первоначально предполагалось, что новые корабли возродят линейную тактику, однако от неё вскоре отказались.

 

Появление линейных кораблей

Массовое изготовление тяжёлых артиллерийских орудий в течение долгого времени было весьма затруднено, поэтому вплоть до XIX века самыми крупными из устанавливаемых на корабли оставались 32…42-фунтовые. Но и работа с ними при заряжании и наведении была весьма осложнена из-за отсутствия сервоприводов, что требовало огромного расчёта для их обслуживания: весили такие орудия по несколько тонн каждое. Поэтому в течение столетий корабли старались вооружить как можно большим количеством сравнительно небольших орудий, которые располагались вдоль борта. Вместе с тем, по соображениям прочности длина военного корабля с деревянным корпусом ограничена примерно 70-80 метрами, что ограничивало и длину бортовой батареи. Более двух-трёх десятков орудий можно было разместить только лишь в несколько рядов.

Так возникли военные корабли с несколькими орудийными палубами (деками), несущие вплоть до полутора сотен орудий различного калибра. Следует сразу отметить, что называется деком и учитываются при определении ранга корабля только закрытые орудийные палубы, над которыми расположена ещё одна палуба. Например, двудечный корабль (в русском флоте — двухполосный) имел обычно две закрытые орудийные палубы и одну открытую (верхнюю).

Термин «линейный корабль» возник во времена парусного флота, когда в бою многопалубные корабли стали выстраивать в линию — так, чтобы во время своего залпа быть повёрнутыми противнику бортом, ведь наибольший урон цели наносил одновременный залп всех бортовых орудий. Такая тактика называлась линейной. Построение в линию во время морского боя впервые стало применяться флотами Англии и Испании в начале XVII века.

Первые линейные корабли появились во флотах европейских стран в начале XVII века. Они были легче и короче существовавших в то время «кораблей-башен» — галеонов, что позволяло быстро выстроиться в линию бортом к противнику, причем нос последующего корабля смотрел на корму предыдущего.

Появившиеся в результате этого многопалубные парусные линейные корабли более чем 250 лет являлись основным средством ведения войны на море и позволили таким странам как Голландия, Великобритания и Испания создать огромные торговые империи.

 


Линейный корабль "Святой Павел" 90 (84?)-пушечный линейный корабль "Св. Павел" был заложен на Николаевской верфи 20 ноября 1791 года и спущен на воду 9 августа 1794 года. Этот корабль вошел в историю военно-морского искусства, с его именем связана блестящая операция русских моряков и флотоводцев по взятию крепости на острове Корфу в 1799 году.

Но реальную революцию в кораблестроении, ознаменовавшую действительно новый класс кораблей, произвела постройка «Дредноута», законченная в 1906 году.

Авторство нового скачка в развитии больших артиллерийских кораблей приписывают английскому адмиралу Фишеру. Ещё в 1899 г., командуя средиземноморской эскадрой, он отметил, что стрельбу главным калибром можно вести на гораздо большее расстояние, если ориентироваться по всплескам от падения снарядов. Однако при этом требовалось унифицировать всю артиллерию, чтобы избежать путаницы в определении всплесков снарядов главного калибра и среднекалиберной артиллерии. Так родилась концепция all-big-guns (только большие пушки), легшая в основу кораблей нового типа. Дальность эффективной стрельбы возрастала с 10—15 до 90—120 кабельтовых.

Другими новшествами, легшими в основу нового типа кораблей, стали централизованное управление огнём с единого общекорабельного поста и распространение электроприводов, ускоривших наведение тяжелых орудий. Серьёзно изменились и сами пушки, в связи с переходом на бездымный порох и новые высокопрочные стали. Теперь пристрелку мог осуществлять только головной корабль, а идущие за ним в кильватер ориентировались по всплескам его снарядов. Таким образом, построение в кильватерные колонны вновь позволило в России в 1907 году возвратить термин линейный корабль. В США, Англии и Франции термин «линейный корабль» не возрождали, а новые корабли продолжали называть «battleship» или «cuirassé». В России «линейный корабль» остался официальным термином, а на практике утвердилось сокращение линкор.

Русско-японская война окончательно утвердила превосходство в скорости и дальнобойной артиллерии как главных преимуществ в морском бою. Разговоры о новом типе кораблей велись во всех странах, в Италии с идеей нового линкора выступал Витторио Куниберти, а в США была запланирована постройка кораблей типа «Мичиган», но англичанам удалось опередить всех за счёт промышленного превосходства.


 

Первым таким кораблём стал английский «Дредноут», имя которого стало нарицательным для всех кораблей этого класса. Корабль был построен в рекордные сроки, выйдя на ходовые испытания 2 сентября 1906 г., через год и один день после закладки. Линкор с водоизмещением 22500 тонн благодаря впервые применённой на столь крупном корабле силовой установке нового типа, с паровой турбиной, мог развивать скорость до 22 узлов. На «Дредноуте» было установлено 10 орудий калибра 305 мм (из-за спешки были взяты двухорудийные башни достраивавшихся эскадренных броненосцев 1904 года закладки), вторым калибром был противоминный — 24 орудия калибра 76 мм; артиллерия среднего калибра отсутствовала.Причина тому-средний калибр был менее дальнобойным чем главный и в бою часто не участвовал, а против эсминцев можно было применять орудия калибром 70-120 мм.

Появление «Дредноута» сделало все остальные крупные броненосные корабли морально устаревшими.

 

Для России, потерявшей в русско-японской войне почти все свои балтийские и тихоокеанские броненосцы, начавшаяся "дредноутная лихорадка” оказалась весьма кстати: к возрождению флота можно было приступить, не принимая в расчет устаревшие броненосные армады потенциальных противников. И уже в 1906 году, опросив большинство морских офицеров — участников войны с Японией, Главный морской штаб разработал задание на проектирование нового линкора для Балтийского моря. А в конце следующего года, после утверждения Николаем II так называемой "малой судостроительной программы”, был объявлен всемирный конкурс на лучший проект линейного корабля для Российского флота.

В конкурсе приняли участие 6 русских заводов и 21 иностранная фирма, среди которых были такие известные компании, как английские "Армстронг”, "Джон Браун”, "Виккерс”, германские "Вулкан”, "Шихау”, "Блом унд Фосс”, американская "Крамп”, и другие. Предложили свои проекты и частные лица — например, инженеры В. Куниберти и Л. Коромальди. Лучшим, по мнению авторитетного жюри, была разработка фирмы "Блом унд Фосс”, но по разным причинам — прежде всего политическим — от услуг вероятного противника решили отказаться. В итоге на первом месте оказался проект Балтийского завода, хотя злые языки утверждали, что тут свою роль сыграло наличие мощного лобби в липе А.Н. Крылова — одновременно и председателя жюри, и соавтора проекта-победителя.

Главная особенность нового линкора — состав и размещение артиллерии. Поскольку 12-дюймовая пушка с длиной ствола в 40 калибров, являвшаяся главным оружием всех русских броненосцев, начиная с "Трех Святителей” и "Сисоя Великого”, уже безнадежно устарела, решено было срочно разработать новое 52-калиберное орудие. Обуховский завод успешно справился с заданием, а Петербургский металлический завод параллельно спроектировал трехорудийную башенную установку, дававшую по сравнению с двухорудийной 15-процентную экономию в весе на один ствол.

Таким образом русские дредноуты получили необычайно мощное вооружение — 12 305-мм орудий в бортовом залпе, позволявших в сумме выпускать за минуту до 24 471-кг снарядов с начальной скоростью в 762 м/с. Обуховские пушки для своего калибра по праву считались лучшими в мире, превосходя по баллистическим характеристикам и английские, и австрийские, и даже знаменитые крупповские, считавшиеся гордостью германского флота.

Однако прекрасное вооружение стало, увы, единственным достоинством первых русских дредноутов типа "Севастополь”. В целом же эти корабли следует признать, мягко говоря, малоудачными. Стремление объединить в одном проекте противоречивые требования — мощное вооружение, внушительную защиту, высокую скорость хода и солидную дальность, плавания — превратилось для конструкторов в невыполнимую задачу. Пришлось чем-то жертвовать — и в первую очередь броней. Кстати, тут плохую службу сослужил упомянутый опрос морских офицеров. Конечно же, те, побывав под губительным огнем японской эскадры, хотели бы вновь пойти в бой на быстроходных кораблях с мощной артиллерией. Что же касается защиты, то они уделяли больше внимания площади бронирования, чем его толщине, не учитывая при этом прогресса в развитии снарядов и пушек. Опыт русско-японской войны не был серьезно взвешен, и эмоции возобладали над беспристрастным анализом.

В результате "Севастополи” оказались очень близкими (даже внешне!) к представителям итальянской кораблестроительной школы — быстроходными, сильно вооруженными, но слишком уязвимыми для вражеской артиллерии. "Проект напуганных” — такой эпитет дал первым балтийским дредноутам военно-морской историк М.М. Дементьев.

Слабость броневой защиты стала, к сожалению, не единственным недостатком линкоров типа "Севастополь”. С целью обеспечить наибольшую дальность плавания проект предусматривал комбинированную энергетическую установку с паровыми турбинами для полного хода и дизелями для экономического. Увы, применение дизелей вызвало ряд технических проблем, и от них отказались уже на стадии разработки чертежей, осталась лишь оригинальная 4-вальная установка с 10 (!) турбинами Парсонса, и фактическая дальность плавания при нормальном запасе топлива (816 т угля и 200 т нефти) составила всего 1625 миль 13-узловым ходом. Это в полтора-два, а то и в три раза меньше, чем у любого из русских броненосцев, начиная с "Петра Великого”. Так называемый "усиленный” запас топлива (2500 т угля и 1100 т нефти) с трудом "дотягивал” дальность плавания до приемлемых норм, но катастрофически ухудшал остальные параметры и без того перегруженного корабля. Никудышной оказалась и мореходность, что наглядно подтвердило единственное океанское плавание линкора этого типа — речь идет о переходе "Парижской коммуны” (бывшего "Севастополя”) на Черное море в 1929 году. Ну а об условиях обитаемости нечего и говорить: комфортом для экипажа пожертвовали в первую очередь. Пожалуй, хуже, чем нашим морякам, жилось на борту своих линкоров только привыкшим к суровой обстановке японцам. На фоне сказанного утверждения некоторых отечественных источников о том, что линкоры типа "Севастополь” являлись чуть ли не лучшими в мире, выглядит несколько преувеличенными.

Все четыре первых российских дредноута заложены на петербургских заводах в 1909 году, а летом-осенью 1911-го их спустили на воду. Но достройка линкоров на плаву затянулась — сказалось множество нововведений в конструкции кораблей, к которым отечественная промышленность еще не была готова. В срыв сроков внесли свои вклад и германские подрядчики, поставлявшие различные механизмы и отнюдь не заинтересованные в быстром усилении Балтфлота. В конце концов корабли типа "Севастополь” вступили в строй только в ноябре-декабре 1914 года, когда уже вовсю бушевал пожар мировой войны.

 


Линейный корабль "Севастополь"   (с 31 марта 1921 года по 31 мая 1943 года - "Парижская Коммуна")1909 - 1956

Заложен 3 июня 1909 года на Балтийском заводе в Санкт-Петербурге. 16 мая 1911 года зачислен в списки судов Балтийского флота. Спущен на воду 16 июня 1911 года.  Вступил в строй 4 ноября 1914 года.  В августе 1915 года, совместно с линкором "Гангут" прикрывал минные постановки в Ирбенском проливе.  Прошел капитальный ремонт в 1922-1923 годах, 1924-1925 годах и 1928-1929 годах (модернизация).  22 ноября 1929 года убыл из Кронштадта на Черное море. 18 января 1930 года прибыл в Севастополь  и вошел в состав Морских сил Черного моря. С 11 января 1935 года входил в состав ЧФ.

 Прошел капитальный ремонт и модернизацию в 1933-1938 годах.  В 1941 году было усилено зенитное вооружение. Участвовал в Великой Отечественной войне  (оборона Севастополя и Керченского полуострова в 1941-1942 годах).  8 июля 1945 года награжден орденом Красного Знамени. 24 июля 1954 года переклассифицирован в учебный линейный корабль,  а 17 февраля 1956 года исключен из списков судов ВМФ в связи с передачей в отдел фондового имущества  для демонтажа и реализации, 7 июля 1956 года расформирован и в 1956 - 1957 годах разделан  на базе "Главвторчермета" в Севастополе на металл


 Водоизмещение стандартное 23288 полное 26900 тонн

Размерения 181.2x26.9x8.5 м  в 1943 году - 25500/30395 тонн 184.8x32.5x9.65 м

 Воружение 12 - 305/52, 16 - 120/50, 2 - 75 мм зенит., 1 - 47 мм зенит., 4 ПТА 457 мм
 в 1943 году 12 - 305/52, 16 - 120/50, 6 - 76/55 76К, 16 - 37 мм 70К, 2х4 12.7 мм пулеметов Виккерса и 12 - 12.7 мм ДШК

 Бронирование - пояс крупповской брони 75 - 225 мм, казематы противоминной артиллерии - 127 мм,
 башни главного калибра от 76 до 203 мм, боевая рубка 254 мм, палубы - 12-76 мм, скосы 50 мм
 в 1943 году - борт- верхний пояс 125+37.5 мм, нижний пояс 225+50 мм, палубы 37.5-75-25 мм,
 траверзы 50-125 мм, рубка 250/120 мм пол 70 мм, башни 305/203/152 мм

 Механизмы 4 турбины Парсонса до 52000 л.с. (в 1943 - 61000 л.с.) 25 котлов Ярроу  (в 1943 - 12 системы английского Адмиралтейства).

4 винта.  Скорость 23 узла Дальность плавания 1625 миль на 13 узлах. Экипаж 31 офицер 28 кондукторов и 1065 нижних чинов.  В 1943 году скорость 21.5 узла Дальность плавания 2160 миль на 14 узлах.

Экипаж 72 офицера 255 старшин и 1219 матросов

 

Линейный корабль "Гангут" (с 27 июня 1925 года - "Октябрьская Революция") 1909 - 1956

 

Линейный корабль "Полтава" (с 7 ноября 1926 года - "Фрунзе") 1909 - 1949

 

Линейный корабль "Петропавловск" (с 31 марта 1921 года по 31 мая 1943 года - "Марат")

 (с 28 ноября 1950 года - "Волхов") 1909 - 1953


Поступившая информация о том, что Турция тоже собирается пополнить свой флот дредноутами, потребовала от России принятия адекватных мер и на южном направлении. В мае 1911 года царь утвердил программу обновления Черноморского флота, предусматривавшую строительство трех линкоров типа "Императрица Мария”. В качестве прототипа был выбран "Севастополь”, однако с учетом особенностей театра военных действий проект основательно переработали: пропорции корпуса сделали более полными, скорость и мощность механизмов уменьшили, зато существенно усилили броню, вес которой теперь достигает 7045 т (31% от проектного водоизмещения против 26% на "Севастополе”). Причем размер броневых плит подогнали к шагу шпангоутов — так. чтобы те служили дополнительной опорой, предохраняющей от вдавливания плиты в корпус. Несколько увеличился и нормальный запас топлива — 1200 т угля и 500 т нефти, что обеспечило мало-мальски приличную дальность плавания (около 3000 миль экономическим ходом). Зато от перегрузки черноморские дредноуты страдали больше, чем их балтийские собратья. Дело усугублялось тем, что из-за ошибки в расчётах "Императрица Мария” получила заметный дифферент на нос, еще более ухудшивший и без того неважную мореходность; Чтобы хоть как-то исправить положение, пришлось уменьшить боезапас двух носовых башен главного калибра до 70 выстрелов на ствол вместо 100 по штату. А на третьем линкоре "Император Александр III” с этой же целью сняли два носовых 130-мм орудия. По сути, корабли типа "Императрица Мария” представляли собой более сбалансированные линкоры, чем их предшественники, которые, имей они больший радиус действия и лучшую мореходность, могли бы считаться скорее линейными крейсерами. Однако при проектировании третьей серии дредноутов вновь возобладали крейсерские тенденции — видимо, нашим адмиралам не давала покоя та легкость, с которой более быстроходная японская эскадра осуществляла охват головы русской кильватерной колонны...

Линейный корабль "Императрица Мария"   1911 - 1916

 11 октября 1911 года зачислен в списки судов Черноморского флота и 17 октября 1911 года заложен
 на заводе "Руссуд" в Николаеве, спущен на воду 19 октября 1913 года,  вступил в строй 23 июня 1915 года.
 Погиб 7 октября 1916 года в Северной бухте Севастополя от взрыва погребов 130-мм снарядов.
 К 31 мая 1919 года поднят и введен в Северный док Севастополя, а в июне 1925 года  продан Севморзаводу для демонтажа и разделки на металл и 21 ноября 1925 года исключен  из списков судов РККФ. Разобран на металл в 1927 году.

 

Линейный корабль "Императрица Екатерина Великая"  (до 14 июня 1915 года - "Екатерина II") (после 16 апреля 1917 года - "Свободная Россия") 1911 - 1918


 11 октября 1911 года зачислен в списки судов Черноморского флота и 17 октября 1911 года заложен  на заводе "Наваль" (ОНЗиВ) в Николаеве, спущен на воду 24 мая 1914 года,  вступил в строй 5 октября 1915 года.
 16 декабря 1917 года вошел в состав Красного Черноморского флота.
 30 апреля 1918 года убыл из Севастополя в Новороссийск, где 18 июня 1918 года по решению советского  правительства во избежании захвата германскими оккупантами потоплен торпедами, выпущенными с эсминца "Керчь".
 В начале 30-х годов ЭПРОН вел работы по подъему корабля. Была поднята вся артиллерия ГК и СК, но затем произошел  взрыв боезапаса ГК, в результате чего корпус разломился под водой на несколько частей.

Линейный корабль "Император Александр III"  (с 29 апреля 1917 года - "Воля") (после октября 1919 года - "Генерал Алексеев") 1911 - 1936

 11 октября 1911 года зачислен в списки судов Черноморского флота и 17 октября 1911 года заложен
 на заводе "Руссуд" в Николаеве, спущен на воду 2 апреля 1914 года,  вступил в строй 15 июня 1917 года.
 16 декабря 1917 года вошел в состав Красного Черноморского флота.
 30 апреля 1918 года убыл из Севастополя в Новороссийск, но 19 июня 1918 года вновь вернулся в Севастополь,  где был захвачен германскими войсками и 1 октября 1918 года включен в состав их ВМС на Черном море.
 24 ноября 1918 года захвачен у немцев англо-французскими интервентами и  вскоре уведен в порт Измир на Мраморном море. С октября 1919 года входил в состав  белогвардейских морских сил Юга России, 14 ноября 1920 года уведен врангелевцами при эвакуации  из Севастополя в Стамбул и 29 декабря 1920 года интернирован французскими властями в Бизерте (Тунис).
 29 октября 1924 года признан правительством Франции собственностью СССР, но из-за сложной  международной обстановки возвращен не был. В конце 1920-х годов продан "Рудметаллторгом"  французской частной фирме на слом и в 1936 году разделан в Бресте (Франция) на металл.


Следующие четыре корабля для Балтики согласно принятой в 1911 году "Программе усиленного судостроения” изначально создавались как линейные крейсера, головной из которых получил название "Измаил”.

Линейный крейсер "Измаил" на стапеле Балтийского завода за неделю до спуска, 1915 год

Новые корабли стали крупнейшими из когда-либо строившихся в России. Согласно первоначальному проекту их водоизмещение должно было составить 32,5 тыс. т, но в ходе строительства оно возросло еще больше. Огромная скорость хода достигалась за счет повышения мощности паровых турбин до 66 тыс. л.с. (а при форсировке — до 70 тыс.л.с.). Существенно усиливалось бронирование, а по мощи вооружения "Измаил” превосходил все иностранные аналоги: новые 356-мм орудия должны были иметь длину ствола в 52 калибра, в то время как за рубежом этот показатель не превышал 48 калибров. Вес снаряда новых пушек равнялся 748 кг, начальная скорость — 855 м/с. Позже, когда из-за затянувшегося строительства понадобилось еще более увеличить огневую мощь дредноутов, был разработан проект перевооружения "Измаила” 8 и даже 10 406-мм орудиями,

В декабре 1912 года все 4 "Измаила” официально заложили на стапелях, освободившихся после спуска на воду линкоров типа "Севастополь”. Строительство уже шло полным ходом, когда были получены результаты натурных испытаний по расстрелу бывшей "Чесмы”, и эти результаты ввергли кораблестроителей в состояние шока. Выяснилось, что 305-мм фугасный снаряд образца 1911 года пробивает главный пояс "Севастополя” уже с дальности в 63 кабельтова, а на больших дистанциях стрельбы деформирует расположенную за броней рубашку, нарушая герметичность корпуса. Обе броневые палубы оказались слишком тонкими — снаряды не только пробивали их, но и дробили на мелкие осколки, вызывающие еще большие разрушения... Стало очевидным, что встреча "Севастополя” в море с любым из германских дредноутов не сулит нашим морякам ничего хорошего: одно случайное попадание в район погребов боезапаса неизбежно приведет к катастрофе. Русское командование поняло это еще в 1913 году, и именно поэтому оно не выпускало балтийские дредноуты в море, предпочитая держать их в Гельсингфорсе в качестве резерва позади перекрывшей Финский залив минно-артиллерийской позиции...

Самым скверным в данной ситуации были то, что ничего нельзя уже было исправить. О внесении каких-либо принципиальных изменений в строившиеся 4 балтийских и 3 черноморских линкора нечего было и думать. На "измаилах” ограничились усовершенствованием систем крепления броневых плит, усилением набора позади брони, внедрением 3-дюймовой деревянной подкладки под поясом и изменением развесовки горизонтальной брони на верхней и средней палубах. Единственным же кораблем, на котором опыт расстрела "Чесмы” учли в полной мере, стал "Император Николай I” — четвертый линкор для Черного моря.

Решение о строительстве этого корабля пришло перед самым началом войны. Любопытно, что официально его закладывали два раза: сначала в июне 1914 года, а затем в апреле следующего, в присутствии царя. Новый линкор являлся усовершенствованным вариантом "Императрицы Марии”, но при идентичном вооружении имел большие размерения и существенно усиленную броневую защиту. Вес брони даже без учета башен теперь достигал 9417 т, то есть 34,5% от проектного водоизмещения. Но дело было не только в количестве, но и в качестве: помимо усиления опорной рубашки все броневые плиты соединили вертикальными шпонками типа "двойной ласточкин хвост”, превратившими главный пояс в монолитный 262-м

 


Линейный корабль "Император Николай I"   (с 16 апреля 1917 года - "Демократия")

1914 - 1927

 Заложен 9 июня 1914 года (официально 15 апреля 1915 года) на заводе "Наваль" в Николаеве  и 2 июля 1915 года зачислен в списки судов Черноморского флота, спущен на воду 5 октября 1916 года,  но 11 октября 1917 года в связи с малой степенью готовности вооружения, механизмов и оборудования снят  со строительства и поставлен на прикол. В июне 1918 года был захвачен германскими войсками  и 1 октября 1918 года включен в состав их флота на Черном море. Немцы планировали использовать корабль  в качестве базы для гидросамолетов, но из-за отсутствия личного состава от этих планов отказались.
 После освобождения Николаева частями РККА линкор поставили на прикол. 11 апреля 1927 года продан  Севморзаводу на слом и 28 июня 1927 года отправлен на буксире из Николаева в Севастополь для разделки на металл.

 

Линейный крейсер "Бородино"   1912 - 1923


Заложен 6 декабря 1912 года на Новом Адмиралтействе в Санкт-Петербурге.  Спущен на воду 19 июля 1915 года.
 21 августа 1923 года продан немецкой судоразделочной фирме и  16 октября подготовлен к буксировке в Киль,  где вскоре корабль был разделан на металл.

 

Линейный крейсер "Наварин"   1912 - 1923

Заложен 6 декабря 1912 года на Новом Адмиралтействе в Санкт-Петербурге.
 Спущен на воду 9 ноября 1916 года
 21 августа 1923 года продан немецкой судоразделочной фирме и  16 октября подготовлен к буксировке в Гамбург,  где вскоре корабль был разделан на металл.

 

Линейный крейсер "Кинбурн"   1912 - 1923

Заложен 6 декабря 1912 года на Балтийском заводе в Санкт-Петербурге.
 Спущен на воду 30 октября 1915 года
 21 августа 1923 года продан немецкой судоразделочной фирме и  16 октября подготовлен к буксировке в Киль,  где вскоре корабль был разделан на металл.

 

Судьба у большинства русских дредноутов оказалась довольно печальной. Линкоры типа "Севастополь” всю первую мировую войну простояли на рейдах, что отнюдь не способствовало поднятию боевого духа экипажей. Наоборот, именно линкоры стали центром революционного брожения на флоте — здесь наибольшим авторитетом пользовались анархисты и эсеры. В ходе гражданской войны линкоры дважды побывали в бою: в июне 1919 года "Петропавловск” несколько дней подряд обстреливал мятежный форт "Красная Горка”, израсходовав 568 снарядов главного калибра, а в марте 1921 года оказавшиеся в центре антибольшевистского Кронштадтского мятежа "Петропавловск” и "Севастополь” вели дуэль с береговыми батареями, получив при этом ряд попаданий. Тем не менее они были восстановлены и вместе с "Гангутом” еще долго служили в Красном флоте. А вот четвертому кораблю — "Полтаве” — не повезло. Два пожара — первый в 1919-м, а второй в 1923 году — сделали линкор полностью небоеспособным, хотя выгоревший корпус еще два десятилетия стоял на Морском полигоне, возбуждая советских конструкторов на всевозможные полуфантастические проекты его восстановления — вплоть до превращения в авианосец.

Черноморские дредноуты в отличие от балтийских использовались куда активнее, хотя в настоящем бою довелось побывать лишь одному из них — "Императрице Екатерине Великой”, встретившей в декабре 1915 года германо-турецкий "Гебен”. Последний, правда, использовал свое преимущество в скорости и ушел в Босфор, хотя уже был накрыт залпами русского линкора.

Самая известная и одновременно загадочная трагедия произошла утром 7 октября 1916 года на внутреннем рейде Севастополя, Пожар в носовом погребе боезапаса, а затем серия мощных взрывов превратили "Императрицу Марию” в груду искореженного железа. В 7 часов 16 минут линкор перевернулся вверх килем и затонул. Жертвами катастрофы стали 228 членов экипажа.

"Екатерина” пережила свою сестру меньше, чем на два года. Переименованная в "Свободную Россию”, она в конце концов оказалась в Новороссийске, где и была в соответствии с приказом Ленина потоплена 18 июня 1918 года четырьмя торпедами с эсминца "Керчь”...

Император Александр III” вступил в строй летом 1917 года уже под именем "Воля” и вскоре "пошел по рукам”: андреевский флаг на гафеле его мачты сменил украинский, затем — германский, английский и снова андреевский, когда Севастополь опять оказался в руках Добровольческой армии. Вновь переименованный — на сей раз в "Генерал Алексеев”,— линкор до конца 1920 года оставался флагманом белого флота на Черном море, а затем убыл в эмиграцию в Бизерту, где в середине 30-х годов его разобрали на металл. Любопытно, что прекрасные 12-дюймовые пушки русского дредноута французы сохранили, а в 1939 году подарили их Финляндии, воевавшей с СССР. Первые 8 орудий достигли пункта назначения, а вот последние 4, находившиеся на борту парохода "Нина”, прибыли в Берген практически одновременно с началом гитлеровского вторжения в Норвегию. Так пушки с бывшей "Воли” оказались в руках немцев, и те использовали их при создании своего "Атлантического вала”, оснастив ими батарею "Мирус” на острове Гернси. Летом 1944 года орудия впервые открыли огонь по кораблям союзников, а в сентябре даже добились прямого попадания в американский крейсер. А остальные 8 пушек "Генерала Алексеева” в 1944 году попали в руки Красной Армии и были "репатриированы” после растянувшегося во времени путешествия вокруг Европы. Одно из этих орудий сохранилось в качестве музейного экспоната Красной Горки.

А вот наиболее совершенным нашим линкорам — "Измаилам” и "Николаю I” — так и не довелось вступить в строй. Революция, гражданская война и последующая разруха сделали достройку кораблей нереальной. В 1923 году корпуса "Бородино”, "Кинбурна” и "Наварина” были проданы на слом в Германию, куда их увели на буксире. "Николай I”, переименованный в "Демократию”, разобрали на металл в Севастополе в 1927-1928 годах. Дольше всех прожил корпус "Измаила”, который опять-таки хотели превратить в авианосец, но в начале 30-х он разделил участь своих собратьев. Зато пушки линкоров (в том числе 6 "измаильских” 14-дюймовок) еще долго служили на железнодорожных и стационарных установках советских береговых батарей.

Оригинал http://nik191-1.ucoz.ru/publ/istorija_sobytija_i_ljudi/istor...

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

nik191.mirtesen.ru

Линейный корабль — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Дредноут» — родоначальник класса линкоров «Ямато» — один из двух крупнейших линкоров в истории

Линейный корабль — русское название класса самых мощных артиллерийских бронированных кораблей в XX столетии. До начала Второй Мировой войны линейные корабли являлись символом могущества ВМС морских держав — средством обеспечения господства на морских ТВД. Линейные корабли предназначались: для нанесения мощных артиллерийских ударов по кораблям противника (в первую очередь по себе подобным линейным кораблям), в целях обеспечения боевой устойчивости соединений и для разрушения стратегических береговых объектов противника.

  • в широком значении, корабль, предназначенный для ведения боевых действий в составе эскадры;
  • в традиционном значении (также сокращенно линкор), — класс тяжёлых бронированных артиллерийских боевых кораблей водоизмещением от 20 до 70 тысяч тонн, длиной от 150 до 280 м, при калибре орудий главного калибра 280—460 мм, с экипажем в 1500—2800 человек.

Линкоры применялись в XX веке для уничтожения кораблей противника в составе боевого соединения и артиллерийской поддержки сухопутных операций. Являлись эволюционным развитием броненосцев второй половины девятнадцатого века.

Перед Второй Мировой войной линейные корабли входили в состав флотов всех крупных морских держав. Линейные корабли построенные в США в период второй мировой войны были самыми крупными боевыми кораблями, превосходя по водоизмещению авианосцы того периода. Однако в ходе второй мировой войны линейные корабли не оправдали возлагаемых на них надежд. Артиллерийские дуэли между линейными кораблями были сравнительно редки, генеральных сражений линейных сил с целью завоевания господства на море не произошло. Линейные корабли оказались весьма уязвимыми для ударов авиации и подводных лодок. Использование линейных кораблей для разрушения береговых объектов и поддержки десантов было весьма ограниченным. Вследствие этого строительство линейных кораблей во всех странах мира после конца 1940-х годов прекратилось, а некоторые имевшиеся линкоры были в боевом составе и крайне ограниченно использовались до 1990-х годов.

Крупнейшими в истории линкорами были японские корабли типа «Ямато» периода Второй Мировой войны. Крупнейшие проектировавшиеся немецкие линкоры типа H-44 реализованы не были.

ru.wikipedia.org

Взлет и падение линкоров (и почему они уже не вернутся) | Мир | ИноСМИ

Те, кто следят за военными аспектами деятельности на море, наверняка знакомы с группой людей, ратующих за возвращение в состав американских ВМС линейных кораблей.

Они выдвигают примерно следующие аргументы: четыре оставшихся со времен Второй мировой войны линкора класса «Айова» дешевы в эксплуатации, они дешевле строительства новых кораблей, и они имеют мощное и столь необходимое для американских ВМС вооружение (гигантские пушки калибра 406 мм – это диаметр снаряда, а не длина ствола).

(Красочный фильм 2012 года «Морской бой» способствовал возобновлению призывов расконсервировать большие корабли, поскольку там показано, как славный линкор «Миссури» возвращается к жизни и вступает в сражение с морскими пришельцами.)

Прежде чем с фактами в руках показать, почему возвращение кораблей класса «Айова» не имеет смысла, давайте совершим краткую экскурсию в историю.

Бронированные корабли броненосцы (предшественники линкоров) вошли в популярную американскую культуру в 1862 году, когда произошло морское сражение с их участием. В этой битве принимали участие броненосец Союза «Монитор» и бронированный корабль Конфедерации «Вирджиния» (который иногда называют «Мерримак»).

Артиллерийская дуэль закончилась вничью, но она подчеркнула усиление европейской тенденции, которая сочетала в корабле паровую машину (освобождавшую военно-морские силы от тирании капризного ветра) и тяжелую броню для защиты корабля и экипажа.

Французские броненосцы вели огонь по русским артиллерийским позициям во времена Крымской войны. Французы и королевские ВМС Великобритании стали строить бронированные корабли с началом гражданской войны в США.

В начале 20-го столетия бронированные корабли с пушками все большего калибра стали олицетворением военной мощи государств на международной арене.

Прошло всего 44 года с тех пор, как «Монитор» и «Вирджиния» лупцевали друг друга снарядами на Хэмптонском рейде, и вот королевские ВМС в 1906 году приняли в свой боевой состав первый современный линейный корабль под названием «Дредноут».

«Дредноут» обладал высокой скоростью, имел большой запас хода и выходил в море, ощетинившись стволами 305-миллиметровых орудий, способных пробивать дыры в бортах других бронированных кораблей. Этот корабль закрепил определение линкора как боевого корабля с очень большими орудиями и очень мощной броней. (Современные морские корабли сложно назвать линкорами, так как у большинства из них нет ни орудий большого калибра, ни брони, удовлетворяющей вышеуказанному определению, хотя они являются боевыми кораблями и участвуют в боевых действиях.)


Технические успехи королевского флота Британии подтолкнули и другие промышленно развитые морские державы к строительству более крупных, более быстроходных и более смертоносных кораблей класса линкоров.

Легендарное морское сражение времен Первой мировой войны, каким стала Ютландская битва в Северном море между флотами Британии и Германии, было не первым поединком между линкорами. Но оно больше всех остальных определило ту эпоху как эру линейных кораблей.

В то время корабли должны были располагаться в пределах прямой видимости по отношению к цели, и им приходилось держаться близко друг к другу, поскольку радиосвязь в то время была недостаточно надежной и не обеспечивала взаимодействие выстроившихся в боевой порядок десятков кораблей.

В Ютландском морском сражении не было однозначного победителя. Но оно показало и немцам, и королевскому флоту, насколько быстро развивается техника, как стремительно устаревают довольно современные корабли с появлением новых видов брони, оружия и двигательных установок.

Размеры, численность экипажей и скорость хода линкоров и им равных боевых кораблей увеличивались вплоть до Второй мировой войны, когда в истории линкоров наступил пик.

О линкорах класса «Айовы» и прочих боевых кораблях такого типа следует говорить как о наилучшем техническом отражении многовекового опыта войны на море, который требовал от кораблей ведения боевых действий на небольшой дистанции. А потом произошел очередной скачок.

Появились два важных технических новшества, которые предопределили закат линкоров: средства дальнего контроля и авианосцы.

Нападение на Перл-Харбор и битва за Мидуэй строились на концепции применения палубной авиации, размещавшейся на авианосцах. В сражении у атолла Мидуэй площадь, на которой развернулись боевые действия, была в несколько раз больше, чем пространство Ютландского сражения. Крупные морские баталии того времени не были прямыми столкновениями кораблей; они велись при помощи  авиации, дальность действия которой многократно превышала дальность стрельбы имевшихся корабельных орудий.

Вторая мировая война дала флотам мира ускоренный курс подготовки к следующей фазе морских сражений. Острым концом копья в этих сражениях становились самолеты, управляемые системы вооружений (ракеты и торпеды), а также подводные лодки – но не корабельные артиллерийские установки. Это в основном положило конец применению линкоров в открытом океане.

Однако американские линейные корабли сохранили свою пригодность и полезность еще на несколько  десятков лет.

406-миллиметровые орудия четырех кораблей класса «Айова» оставались высокоэффективным средством дальнего огневого воздействия морской артиллерии по береговым целям. Имея дальность стрельбы более 30 километров, эти линкоры могли вести загоризонтный огонь, оказывая поддержку сухопутным войскам, действовавшим на берегу. Делали они это вплоть до 1990-х годов, когда прошла операция «Буря в пустыне» (правда, с несколькими перерывами, когда линкоры на несколько десятков лет ставили на консервацию).

В 1992 году четыре американских линкора были списаны окончательно и со временем превратились в корабли-музеи («Миссури» стоит в Гонолулу, «Айова» в Лос-Анджелесе, «Нью-Джерси» в городе Кэмден, штат Нью-Джерси, а «Висконсин» в Норфолке, штат Виргиния).

В качестве основного аргумента в пользу линкоров и их возвращения в боевой состав флота сторонники этих кораблей выдвигают роль корабельной артиллерии.

В их доводах есть определенный смысл. Американская морская пехота давно уже просит усилить корабельное огневое обеспечение войскам, действующим на берегу.

В данный момент ВМС откликнулись на эту просьбу созданием футуристического эсминца с ракетным вооружением «Зумвалт». Его особенностью являются спаренные артиллерийские установки калибра 155 мм, из которых ведется стрельба управляемыми снарядами на расстояние, в четыре раза превышающее 32-километровую дальность стрельбы из 406-миллиметровых орудий старых линкоров.


ВМС строят всего три эсминца класса «Зумвалт» в связи с решением Пентагона о том, что они при их стоимости более 3 миллиардов долларов за штуку слишком дороги.

Но «Айова» не удовлетворяет потребностям флота по двум основным причинам (хотя таких причин множество): это люди и «глупое» оружие (в отличие от «умных» или управляемых систем вооружений).

Люди - это самый дорогостоящий материал для военных, и в ВМС ведется целая кампания по сокращению численности экипажей. Для эсминца класса «Зумвалт» требуется экипаж менее 150 человек, в то время как численность экипажа «Нью-Джерси» по состоянию на 1992 год составляла почти 2000 человек. Ни один корабль в составе ВМС США даже приблизиться не может к такой численности, за исключением авианосцев класса «Нимиц», у которых экипаж составляет около 3200 человек).

Но еще важнее другое. Снаряды у линейных кораблей неуправляемые. Даже при наличии талантливого наводчика точность главного калибра у линкора на расстоянии девяти миль при стрельбе по кораблю противника размером с линкор составляет около 32 процентов, о чем свидетельствуют данные научного исследования военно-морского колледжа США, проведенного в годы Второй мировой войны.

Если говорить о стрельбе по наземным целям, это будет означать, что снаряды главного калибра падают на расстоянии в несколько сотен метров от предполагаемой точки попадания.

(Справедливости ради надо сказать, что в 1980-х и в начале 1990-х, когда жизнь линкоров класса «Айова» близилась к закату, их орудия были оснащены радиолокационными установками, что позволило увеличить точность стрельбы. Испытания в небоевых условиях продемонстрировали попадание в пределах 135 метров от цели при дальности стрельбы в 30 километров.)

В современную эпоху с ее управляемыми системами вооружений такой предел ошибки старых 406-мм орудий слишком велик, и он не оправдывает тех расходов, которые повлечет за собой расконсервация линкоров и возвращение их обратно на морские просторы.

Конечно, есть и масса других проблем, из-за которых возвращение в строй линкоров класса «Айова» является делом непрактичным. Это запасные части, обучение, обслуживание, ремонт и так далее.

Если не считать лучшие эпизоды из паршивого в целом фильма, то судьбу линкоров целесообразнее всего доверить кураторам музеев и научным фантастам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Когда исчезли линкоры? » Военное обозрение

К моменту списания великолепной четверки "Айов" (1990-92 гг.) эпоха капитальных кораблей уже давно пылилась на полках архивов и стендах военно-морских музеев. Последний артиллерийский бой между бронированными монстрами случился 25 октября 1944 г., когда японский "Фусо" попал под шквальный огонь с пяти американских линкоров в проливе Суригао. В европейских водах все закончилось еще раньше, зимой 1943 г., когда в бою у м. Нордкапп был потоплен немецкий "Шарнхорст". Впоследствии капитальные корабли еще привлекались к обстрелам побережья, но уже никогда более не вступали в схватки друг с другом.


Завершение эпохи линейных кораблей пришлось на конец Второй мировой, когда стало понятно, что большие пушки проигрывают по эффективности авиации и подводному флоту. Не выдержав конкуренции, огромные дорогие линкоры постепенно исчезли со стапелей, а вместо них появились... Оп-па! И далее следует немая сцена.

За первое послевоенное десятилетие флот самой богатой державы (США) пополнился всего парой десятков новых эсминцев. Просто ничто на фоне темпов предыдущего десятилетия, когда янки строили по нескольку сотен боевых кораблей в год! Со стапелей были сняты четыре полуготовых линкора. Были пущены на слом десятки строящихся крейсеров. Строительство суперавианосца "Юнайтед Стейтс" было прекращено спустя 5 дней после его закладки.

Закономерный результат сокращения военного бюджета, связанный с прекращением боевых действий.

Разгромленным Германии и Японии было не до флота. Некогда сильнейшие игроки выбыли из игры, надолго утратив свои военно-морские амбиции.

Жизнерадостные итальянцы находились в глубокой депрессии. По итогам войны "макаронникам" разрешили сохранить пару ржавых дредноутов, но милость к побежденным выглядела жестокой насмешкой. Все более-менее современные корабли победители забрали себе (небезызвестный л/к "Джулио Чезаре", ставший впоследствии "Новороссийском").

Старый британский лев свалился с мирового пьедестала, уступив место новым сверхдержавам. Последний линкор Её Величества "Вэнгард" был заложен в 1941-ом и доведен до ума лишь к 1946 году, с использованием башен и орудий, ржавевших на складе с 1920-х годов. Грустно и смешно.

Французский флот выглядел на удивление неплохо (на фоне того, что пришлось пережить французам). После войны в боевой состав вернулась пара восстановленных линкоров (тип "Ришелье"), которые прослужили еще 20 лет, периодически участвуя в колониальных войнах по всему свету. Впрочем, о постройке новых кораблей такого класса и размера не могло идти и речи.

Линкор "Жан Бар". Начало 60-х гг.


Единственный, кто развернул после войны массовое строительство боевых кораблей, был Советский Союз. Зачем? По прошествии лет ответить сложно. Корабли строились по заведомо устаревшим проектам конца 30-х гг., с архаичными механизмами и оружием. Противостоять военно-морским силам "вероятного противника" они категорически не могли.

Официальная идея заключалась в поддержании судостроительной промышленности и скорейшем насыщении флота кораблями основных классов. Так или иначе, результаты оказались впечатляющими: с 1948 по 1953 гг. флот пополнился 5 легкими крейсерами и 70-ю эсминцами (тип 30-бис). За последующие несколько лет в строй вступили еще 14 крейсеров пр. 68-бис, ставшие последними в мире артиллерийскими кораблями. И, разумеется, какой настоящий флот мог бы обойтись без линкоров!

В планах была обозначена постройка трех капитальных кораблей типа "Сталинград" (тяжелый крейсер проекта 82). Последние представляли собой быстроходные линейные крейсера с девятью орудиями калибра 305 мм и совсем не крейсерским водоизмещением в 43 тыс. тонн. С технической стороны, они приближались по размерам, но значительно уступали зарубежным ЛК военных лет по защищенности и вооружению. Фактически, "Сталинграды" устарели еще за 10 лет до своей закладки.

Модель ТКР "Сталинград"


Конечно, с позиций наших дней всё кажется иначе. Начиная с середины века, ВМС США начали массовый вывод из состава флота представителей эпохи "пушек и брони" с их последующей заменой на маленькие безбронные корабли с ракетным оружием. Наше отставание могло превратиться в преимущество!

Что могло бы случиться, если бы к началу 1980-х гг., где-нибудь на резервной стоянке в заливе Стрелок, обнаружился бы поржавевший бронированный остов линейного крейсера "Сталинград"? Пройдя модернизацию с установкой современных зенитных систем и ракетного оружия, подобный "монстр" мог представлять реальную угрозу для военно-морских сил стран НАТО.

Тотальная модернизация линкора "Айова", 1984 год

Его толстая "шкура" не пробивалась никакими из существующих противокорабельных ракет. Применение по нему бомб большого калибра требовало сперва подавления его ПВО — дело возможное, что чрезвычайно длительное и затратное. В то же время его собственный ударный потенциал не имел аналогов в мире. Современное ракетное оружие, усиленное мощью дальнобойных автоматизированных "двенадцатидюймовок"! Удары по морским и наземным целям, огневая поддержка десантов, обеспечение ПВО эскадр на морских переходах, флагманские и дипломатические функции...

Но довольно сладких грез! В то время на боевое дежурство уже начали заступать атомные подводные лодки. ВМФ СССР требовались совсем другие корабли для адекватного противостояния угрозам нового времени.. Многочисленные БПК, вертолетоносцы и собственный атомный подводный флот, не уступающий по численности АПЛ "вероятного противника"... Весной 1953-го, сразу после смерти И.В. Сталина, строительство тяжелого крейсера "Сталинград" было прервано при готовности 18%. Два других корпуса, находившихся в еще более низкой степени готовности, постигла аналогичная судьба.

Развязка. Когда исчезли линкоры?

Распространенная точка зрения ("капитальные корабли устарели к середине 40-х гг.") не является верной! На это указывает факт прекращения строительства кораблей ВСЕХ основных классов с окончанием Второй мировой войны. Единичные эсминцы и подлодки экспериментальных серий — и ни одного боевого корабля крупнее 5 тыс. тонн!

Конечно! Это было очевидно с самого начала нашего разговора. Поршневая авиация военных лет не могла представлять серьезной угрозы бронированным монстрам. Легкие победы в Таранто и Перл-Харборе — не аргумент. В обоих случаях флот был застигнут на якоре врасплох, став жертвой беспечного командования баз. В реальных условиях для потопления одного линкора требовалось поднимать в воздух сотни боевых самолетов или применять боеприпасы чудовищной мощности.

В потоплении "Ямато" приняли участие 227 бомбардировщиков, истребителей и торпедоносцев ВМС США, еще 53 вылетевших самолета заблудились и не смогли выйти на цель.

Защищенная стоянка "Тирпица" подверглась за годы войны безрезультатным атакам 700 самолетов, пока очередь не дошла до 5-тонных бомб "Толлбой". Немецкий линкор одним своим присутствием сковал все силы британского флота в северной Атлантике.

"Пока существует "Тирпиц", британскому флоту необходимо постоянно иметь в наличии два линкора типа "Кинг Джордж V". В водах метрополии постоянно должны находиться три корабля данного типа — на случай нахождения одного из них в ремонте."


— Первый морской лорд адмирал Дадли Паунд

"Он создает всеобщий страх и угрозу во всех точках сразу".


— У. Черчилль

"Мусасси" — сотни боевых вылетов палубной авиации, непрекращающиеся атаки в течении пяти часов.

Итальянский "Рома" — уничтожен управляемой бомбой "Фриц-Х". Бронебойный управляемый боеприпас особой конструкции (масса свыше одной тонны), сбрасываемый на цель с высоты шести километров. Применять подобное оружие могли лишь двух- или четырехмоторные бомбардировщики берегового базирования, притом лишь на ограниченных по размерам ТВД и в условиях слабого противодействия противника.

"Бархэм" и "Ройал Оук" — не аргумент. Устаревшие сверхдредноуты эпохи Первой мировой, чья конструкция была лишена серьезной противоторпедной защиты.

"Принц Уэльский" — исключение, лишь подтвердившее правило. Погнутый взрывом гребной вал разворотил в корпусе огромную пробоину. Еще три торпеды довершили начатое дело. Притом, "Принц Уэльский" обладал, пожалуй, наихудшей системой ПВО среди всех линкоров ВМВ.

Вот такими "устаревшими" были линкоры, что могли одним присутствием менять обстановку на ТВД и выдерживать близкие взрывы ядерных боеприпасов (испытания на ат. Бикини, 1947 г.). Их защищенность была столь высока, что обугленный корабль с облученным экипажем все еще имел возможность продолжить выполнять задание или вернуться своим ходом в базу. Т.е. продолжал представлять угрозу для противника!

Боевая ударная группировка во главе с линкором линкором "Нью-Джерси", 1986 год. В составе эскорта — атомный ракетный крейсер "Лонг Бич"

Стоит заметить, что даже в эпоху своего расцвета капитальные корабли были скорее редкостью, чем обыденным явлением. Всего по нескольку кораблей такого класса в составе флотов семи самых развитых государств. Боевое ядро флота. Самые сильные единицы на театре военных действий. Как и в шахматах, здесь редко бывает больше двух ферзей на одной доске.

Так чему удивляться, если с окончанием войны и последующим урезанием военного бюджета, в боевом составе ВМС США осталось всего 4 наиболее "свежих" линкора? На другой стороне океана пропорции не изменились. Советский флот получил трофейный "Новороссийск" и строил планы на строительство трех "Сталинградов".

Финал пьесы

Конец эры капитальных кораблей пришелся на середину 50-х годов. С появлением реактивных двигателей, скорости авиации возросли в 1,5-2 раза, при этом средства ПВО продолжали оставаться на уровне середины 40-х гг. (зенитные орудия с наведением по данным РЛС. В лучшем случае снаряды с радиолокационным взрывателем). Хуже того, боевая нагрузка обычного штурмовика A-4 Skyhawk превышала по массе боевую нагрузку "Летающей крепости". Столь же существенно возросли дальность полета и возможности авиационных прицельных комплексов. В результате одна эскадрилья "Скайхоков" могла шутя потопить любой крейсер и гарантированно вывести из строя линкор, разгромив тому все надстройки и вызвав течи в подводной части корпуса градом свободнопадающих бомб.

Еще более страшная угроза поджидала линкор из-под воды. Атомные подводные лодки, что могли не всплывая обойти вокруг Земли. Именно им досталась главная роль в современном морском бою.

Общее снижении стратегической роли флота в эпоху баллистических ракет и термоядерного оружия. Судорожные приготовления к "третьей мировой", после которой никто не уйдет живым. Быстрая эволюция ракетного оружия: размеры радаров и ракет были несравнимы с массогабаритами башен и орудий линкоров. Неудивительно, что взамен тяжелых крейсеров и линкоров появились маленькие безбронные крейсера и эсминцы, чьи размеры редко превышали 8-9 тыс. тонн.

Ракетный крейсер "Грозный" (1961 г.). Несмотря на свирепую внешность, полное водоизмещение кораблика едва превышало 5 тыс. тонн

Атомный ракетный крейсер "Бэйнбридж" (1961 г.), полное в/и 9 тыс. тонн

Перспективы

Полный отказ от брони и пренебрежение мерами пассивной защиты дали трагикомичный результат: современные корабли стали гибнуть от попаданий неразорвавшихся ракет и полностью выходить из строя от одного мешка самодельной взрывчатки.

Единичные случаи не смогли изменить всю парадигму современного флота, тем не менее, в умах конструкторов по-прежнему витает мысль о высокозащищенном боевом корабле, о чей нос нестрашно разбить бутылку шампанского. Его можно отправить к берегам любого противника, где его пушки и ракеты сметут все на его пути.


"Ракетный линкор" — тяжелый атомный ракетный крейсер "Петр Великий". 26 тысяч тонн и 300 с лишним ракет на борту. Локальное бронирование особо важных отсеков (толщина брони до 100 мм!)
Малозаметный "ракетно-артиллерийский линкор" USS Zumwalt (DDG-1000). 14,5 тыс. тонн. 80 пусковых ракетных шахт и два сверхдальнобойных орудия калибра 155 мм. Имеется локальное бронирование в районе ячеек УВП
Самый проработанный на сегодня концепт высокозащищенного ракетно-артиллерийского корабля от специалистов из отдела реформирования вооруженных сил Минобороны США. Проект Capital Surface Warship (CSW, 2007 год)

topwar.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *