Вмф рф против вмф сша – Военное обозрение: 350 кораблей ВМС США против России и Китая — Свободная Пресса

весь флот России против авианосца США

На фото изображена Авианосная ударная группа ВМС США, на данный момент это самый действенный в мире, после ядерного оружия, инструмент устрашения. Однажды, ещё будучи министром обороны США, Леон Эдвард Панетта, заявил: «Любой пятиклассник знает, что АУГ США не может уничтожить ни одна из существующих держав мира»

Постойте! А как же Россия! Лично мне всегда и везде говорили, что российская армия может расправиться с ВМФ США — как нибудь, но сможет. Более продвинутые в этом вопросе заявляли: ну со всем флотом может и нет, даже возможно и авианосное соединение — не одолеем, а вот одну АУГ точно сможем на дно отправить. Ну и совсем немногие все таки соглашались с американцами в их браваде.

Кстати, фото части авианосного соединения:

Давайте разберемся в этом вопросе (интересно ведь — правда).

Сразу скажу, что не буду перегружать пост, цифрами и перечислениями, можно будет получить все данные и ТТХ с разных источников. Так же не буду уточнять до бесконечности. Т.е. рассчитываю на некоторую начитанность посетителей в этом вопросе, остальные, если что-то непонятно в названиях либо терминах, свободно могут почерпнуть определения через поисковик.

Начинаем:

Типичная АУГ США, представляет собой группировку состоящую из:

Флагманский авианесущий корабль группировки с ядерной ГЭУ типа «Нимитц» (либо «Энтерпрайз») с базирующимся на нем полком палубной авиации (60-80 самолетов). По обычной практике авианосец, как и полк палубной авиации группировки, представляют собой отдельные воинские части морской авиации и находятся под командованием офицеров морской авиации в чине капитана первого ранга (U.S. Naval aviation Captain).

Дивизион ПВО группировки — 1-2 КР УРО типа «Тикондерога». В базовый комплекс вооружения дивизиона ракетных крейсеров входятПУ ЗРК «Standart» (SM-2, SM-3), и КР "Томагавк«морского базирования. Все ракетные крейсера типа «Тикондерога» оснащены морским комплексом управления оружием и ракетной стрельбы "Иджис«(AEGIS). Каждый из крейсеров дивизиона находится под командованием офицера ВМС США в чине капитана первого ранга (U.S. Navy Captain).

Дивизион ПЛО группировки — 3-4 ЭМ УРО типа «Арли Берк» с глубинными бомбами и торпедами для борьбы с ПЛ, а также (часть кораблей) с установками КР «Томагавк» на борту. Командиром дивизиона ПЛО является офицер ВМС в чине капитана первого ранга (U.S. Navy Captain), в то время как каждый из эсминцев дивизиона находится под командованием офицера ВМС США в чине капитана второго ранга (U.S. Navy Сommander).

Дивизион многоцелевых ПЛА — 1-2 ПЛ типа «Лос-Анджелес с торпедным вооружением и КР «Томагавк» (со стартом через ТА лодки) на борту с задачами как ПЛО группировки, так и ударов по береговым (надводным) целям.

Дивизион судов снабжения — 1-2 транспорта типа «Сэплай», транспорты для боеприпасов, танкеры, другие вспомогательные корабли

ОАП ВМС — до 60 самолетов авиации ВМС США, сведенных в ударные АЭ, АЭ ДРЛО, АЭ ПЛО, АЭ ВТС и др. ОАП ВМС является отдельной воинской частью авиации ВМС США. ОАП ВМС, также, как и АВМА, находится под командованием офицера авиации ВМС в чинекапитана первого ранга либо офицера авиации КМП США в чине полковника (USMC Сolonel).
Для справки:

Так что же мы можем противопоставить столь впечатляющей мощи. К сожалению у России нет ресурсов для того, чтобы тягаться с США на равных по количеству кораблей. По авианосцам преимущество США подавляющее, сейчас у американце 10 авианосцев, у нас один авианесущий крейсер "Адмирал флота Советского Союза Кузнецов", который можно квалифицировать как легкий авианосец, но к сожалению фактически без самолетов. Су-33 в строю десять штук из планируемых двадцати пяти, которые уже хотят заменить на МиГ-29К. В 2013 году в дополнении к имеющимся «сушкам» добавили два МиГа. По кораблям сопровождения так же ситуация не лучшая.

Многие сейчас скажут, да что там авианосцы, у России много чего другого имеется для уничтожения АУГ. Согласен, в ситуации тотального превосходства в кораблях нужен асимметричный ответ. Так какой же он?

Вооруженные силы России видят его в ракетном вооружении, именно в противокорабельных ракетах. Т.е. в эффективной доставке обычного или ядерного заряда непосредственно к кораблям АУГ.

Сначала предлагаю ознакомиться с носителями ПКР:

1. Ракетный крейсер проекта 1164:

2. Подводная лодка проекта 949А «Антей»

3. Тяжелый ракетный крейсер проекта 1144

4. Тяжелый авианесущий крейсер проекта 1143.5

Обратите внимание, что на палубе «Кузнецова» находятся все самолеты, которые есть в наличии, хотя по плану он должен выглядеть не менее наполненным, чем американские авианосцы, хоть он и меньше — сравниваем:

Также существуют малые ракетные корабли, авиация и береговые ракетные комплексы.

Так как АУГ США имеет серьезную систему ПРО и ПВО, и естественно — мощный авиационный кулак, то главные характеристики для борьбы с ней и поражения, это дистанция обнаружения и возможной атаки.

Для того чтобы поразить состав АУГ: авиация, корабли или подводные лодки должны обеспечить своевременное обнаружение авианосной группы, классифицировать её, сблизиться на дистанцию ракетного удара, при этом сохранить боеспособность, и пустить ракеты, которые преодолев средства ПВО и РЭБ, должны уничтожить корабли в составе АУГ.

Рассмотрим вариант атаки АУГ надводными кораблями ВМФ России, в мировом океане:

К сожалению, возможности российских кораблей в вопросе обнаружения ограничиваются фактически пределами радиогоризонта, имеющиеся на борту кораблей вертолеты малопригодны для решения этой проблемы по причине малого числа этих машин и небольшого радиуса действия. Они могут эффективно использоваться только в интересах выдачи целеуказания ракетного оружия, но до этого надо ещё обнаружить противника.

Конечно, когда создавались ракетные крейсера, т.е. при советском военно-морском флоте, их деятельность должна была осуществляться при поддержки системы военно-морской разведки на океанском ТВД. Она опиралась на развитую систему радио-технической разведки, основу которой составляли наземные центры, расположенные не только на территории СССР, но и других государств. Имелась также эффективная космическая морская разведка, позволяющая обнаруживать и следить за корабельными соединениями вероятного противника, и выдавать целеуказание ракетному оружию практически по всей территории Мирового океана. У России в текущий момент времени всего этого — нет. В 2006 году начали реанимировать систему, но до окончания ещё очень и очень далеко.

Поэтому АУГ увидит наши корабли задолго до того, как сама будет обнаружена. Группировка постоянно обеспечивает контроль с воздуха на глубину до 800 км с помощью самолетов ДРЛО Grumman_E-2_Hawkeye, мы будем атакованы 48 самолетами, из который 25 будут нести ПРК ГАРПУН, а РЭБ будут обеспечивать почти 8 штук Boeing_EA-18_Growler.

Отбиться крейсерам с их ПВО и даже «Кузнецову» с десятком самолетов — невозможно.

Нам не дадут использовать главное оружие в борьбе с АУГ, а именно П-1000 Вулкан, дальность 550 км и П-700 Гранит дальность до 625 км, как видите, мы не сможем навести эти ракеты, даже на дальность пуска крайне маловероятно, что подойдем.

Но если каким-то чудом мы все таки сбили самолеты противника. Будет дуэль ПКР, и борьба электроники, если в качестве ПКР мы превосходим американцев, то в РЭБ — шансов опять же почти нет. В лучшем случае наши ПКР, часть которых пройдет ПРО АУГ, смогут повредить авианосец и в крайнем - потопить несколько кораблей группировки, но все это исходя из выше сказанного, к сожалению, из области фантастики.

Так же маловероятен и удар по АУГ ядерным боеприпасом, опять же по причине того, что мы просто не успеем нанести удар, так как нас обнаружат первыми.

Самой совершенной российской ПКР на сегодняшний день является «Гранит». В настоящее время в мире нет аналогов этой ракете. Дальность её полета составляет 625 км. Это на сто километров превышает дальность противокорабельных модификаций «Томагавка», почти втрое — дальность полета основной американской ПКР «Гарпун», и приблизительно отвечает радиусу дей­ствия палубных истребителей F/А-18. Маршевая скорость «Гранита» составляет 660 метров в секунду, на последнем участке траектории — километр в секунду, что втрое превышает скорость «Гарпуна» и «То­магавка» и вдвое — максимальную скорость истребителя F/A-18. «Гранит» несут боевую часть (БЧ), содержащую 500 ки­лограммов мощной взрывчатки, тротиловый эквивалент которой составляет по разным источникам от 1000 до 1500 килограммов. Мощность БЧ «Гранита» значительно превосходит 454-килограммовую тротиловую БЧ «Томагавка» и 227-килограммовую — «Гарпуна». Мощность «Гранита» позволяет уничтожить одним попаданием любой эсминец или крейсер. Кроме того, ракеты этого типа могут снабжаться ядерными БЧ, которым для поражения корабля прямое попадание не требуется. Прорыв ПВО противника «Граниту» облегчает бронирование головной части и важных узлов, снижающее вероятность уничтожения ПКР близким подрывом зенитной ракеты, и малая высота полета. ПКР «Гранит» — высокоинтеллектуальное оружие, способное осуществлять «коллективные» действия, противодействовать вражеской ПВО и самостоятельно выбирать наиболее важную цель. В компьютерной памяти ракет существуют так называемые «портреты» радио­локации на все корабли, также заложены сведения обо всех возможных вариантах ордеров. Ракеты атакуют по наиболее рациональной траектории, построившись боевым ор­дером и ведя между собой обмен информацией. В залпе одной подводной лодки проекта 949А 24 ракеты, каждая из которых несет также свои ложные цели для прорыва ПРО. 23 ракеты идут низко над водой, одна поднимается выше, периодически включая РЛС для наведения на цели. Она определяет количество целей и распределяет их между другими ракетами. В случае уничтожения «лидера» его место занимает следующая ракета. Самая крупная цель, то есть авианосец, в ордере кораблей автоматически определяется ракетами. После прорыва ракеты распределяют цели по важности, чтобы в конечном итоге обеспечить поражение авианосца. Сначала уничтожаются корабли прикрытия, стоящие на пути ракет, а затем наносится удар по авианосцу. Но есть одно большое НО, для ракеты требуется точное целеуказание пока ГСН не захватит цель, а достигается эта наводка только с помощью авиации или космических аппаратов.

Вывод: ракеты — хорошо, и они у нас гораздо лучше американских, но к сожалению летающая электроника и истребители АУГ сводят это преимущество на нет.

Теперь рассмотрим вариант с подводной лодкой, ракетная лодка проекта 949А «Антей» может с помощью своей гидроакустики обнаружить шумы АУГ на расстоянии более 100 миль, т.е. находясь в дальней зоне противолодочной обороны авианосной группы, где вероятность её обнаружения и уничтожения очень низка. Вооружена лодка 24 П-700 Гранит, соответственно лодка уже находится в состоянии нанесения удара по АУГ, так как дальность «Гранита» до 625 км, а мы напоминаю в 100 милях от авианосца с сопровождением. Но тут снова возникает проблема в недостаточной информированности, опять же нужна конкретная система выдачи целеуказания, которую можно обеспечить либо с космоса, либо авиацией, а это на данный момент у России, повторюсь, отсутствует, а то, что есть из авиационных источников целеуказания, быстро будет уничтожено истребителями АУГ. Исходя из всего вышесказанного «Антей» отличная машина, но классифицировать и тем более определить боевой порядок соединения противника с выявлением главного ордера — не сможет. Для этого необходимо будет войти в среднюю зону противолодочной обороны группировки, где вероятность обнаружения и соответственно уничтожения уже существенна.

Но это ещё не все, для того чтобы уничтожить авианосец, необходимо попадание в него 8-10 ПКР «Гранит» с обычным снаряжением. При прорыве ракет к авианосцу необходимо уничтожить также до половины кораблей охранения. С учетом противодействия ПВО для гарантированного уничтожения АУГ необходимо применить в одном ударе 70-100 ПКР со всех видов носителей.

Вывод: одна или даже три подводные лодки (их на данный момент у России на плаву всего пять), не смогут в одиночку уничтожить АУГ, они могут работать только совместно с надводными кораблями и авиацией. Что опять же в текущих условиях состояния системы обнаружения и выдачи информации ВМФ России — невозможно. Кстати, некоторые ссылаются на чудо оружие ракету-торпеду «Шквал», для борьбы с группировкой американцев бесперспективна, стоит только почитать её характеристики.

Береговые комплексы ПКР можно не рассматривать по причине, что АУГ не подойдет к берегу на расстояние поражения ПКР.

Осталась авиация: Ту-22М, может наносить удары ПКР Х-22 по группировке, и это возможно самый перспективный вариант нанесения ущерба АУГ, но из 150 имеющихся на вооружении «Тушек», всего 40 на всю Россию могут летать. Если даже допустить, что они все долетят до кораблей противника и нанесут удар, то это всего 40 ракет, чего явно не достаточно, чтобы снести авианосец с сопровождением. Но если сократить дальность действия с 2000 км до 1500 км и повесить на «Тушки» по две ракеты, то опять же вынести АУГ можно только в том случае, если все самолеты и ракеты прорвутся к противнику, что опять же маловероятно, ПВО группировки очень сильно.

Исходя из всего выше сказанного о текущей ситуации состояния Российской армии, Леон Эдвард Панетта скорее прав в том, что действительно не одна страна в мире неспособна пустить на дно авианосную ударную группу США. За исключением, наверное, массированного авиационного удара Ту - 22 ракетами Х-22 с ядерной боевой частью, но не стоит забывать: АУГ у США больше чем одна, а мы способны на такой удар, только однажды.

Поэтому для России крайне важно развивать всевозможные системы слежения, целеуказания и РЭБ. Потому что мощь для удара у нас есть, а вот ударить и/или попасть - увы не сможем.

©


ribalych.ru

Россия и США — чей флот сильнее?

Итак, давайте посмотрим, что мы имеем во флотах на сегодняшний день. ВМФ США – 286 боевых кораблей, ВМФ России – 196 кораблей. Однако, сравнивать флоты США и России по количественным факторам – бессмысленно, так как со стороны России предмет для сравнения цельно и качественно отсутствует, несмотря на красивый количественный фактор.

Средний возраст кораблей ВМФ России превышает 25 лет, при этом они эксплуатировались в условиях тотального недофинансирования, сколь-нибудь серьезные модернизации не проводились, часто не было возможности провести плановые ремонты и обслуживание – техническое состояние и боеспособность флота России представить несложно. По этому параметру сравнение с ВМФ США невозможно.

• Комплексные учения и походы за последние два десятилетия можно пересчитать по пальцам одной руки. Параметр боевой подготовки так же совершенно не в пользу ВМФ РФ. Плавучий тыл отсутствует как категория, с ним произошло то же, что со всеми полимерами.
Смысл существования флота США – проекция силы в любую точку мира. Организационная структура, система базирование и вооружения – соответствуют этой задаче.
Смысл существования флота России, в том виде, как он есть сейчас – НЕЯСЕН.

Стратегический ядерный компонент

Во флоте США стратегическим компонентом является весь флот, в том числе и надводные корабли, и авианосцы, и даже потенциально переоборудуемые в ракетные платформы (корабли-арсеналы) гражданские контейнеровозы, лихтеры и танкеры, способные нести и применять сотни «Томагавков».

США – до половины ПЛАРБ постоянно находятся на боевых позициях, присутствие сил американского ВМФ во всех регионах, система базирования, развитые ВКС позволяют обеспечивать их снабжение информацией и прикрытие, а, следовательно, и применение в любой точке мира.

Для флота России ПЛАРБ – слишком дорогая и уязвимая пусковая платформа, как компонент сил ядерного сдерживания – сам по себе, без развитого надводного прикрытия, не имел смысла уже 10 лет назад. В нынешних условиях способны только пулять МБР от причальной стенки, и то, если хорошо прикрыты. «Гроза АУГ» подводный крейсер «Курск» был показательно безнаказанно утоплен в собственных водах, находясь под прикрытием всего Северного Флота.

Надводный компонент

Авианосцы США: представлены во всех классах.

Россия – единичный тяжёлый авианесущий крейсер (ТАКР) с авиагруппой единичного же состава, самолеты поколения 4+ – в принципе, ударным «авианосным» не является, несмотря на букву «А» в названии класса корабля. Причина – авиагруппа – несколько построенных единиц! Як-41М\Як-141, Су-27К, Су-25ТК и МиГов авианосного варианта, напасть она не в состоянии, а защищать им уже нечего – проводка конвоев неактуальна – некуда, незачем, да и торговые суда в основном попилены еще в 90-х, выведены в оффшоры, проданы, ушли на металл.

Крейсера УРО США: представлены во всех классах. Характерный пример – крейсера типа «Тикондерога», при практически фрегатском водоизмещении чуть более 10 000 тонн – только универсальных пусковых установок 127 штук – из них возможна стрельба от «Асрока» до «Томагавка», это помимо комплекса ПКР «Гарпун» и ПВО-ПРО «Стандарт» – «Иджис». Аналогов в ВМФ России не имеется и не строится.

ВМФ России: ТАРК и РКР – полдесятка доживающих свой век ракетных крейсеров советского периода, построенные более четверти века назад, заложенные более 30 лет назад, спроектированные по решениям, концепциям и на платформах полувековой давности. Современные западные эсминцы УРО превосходят их по всем параметрам, стоят дешевле, в содержании несопоставимо дешевле, а по классу систем, по БИУС и по артиллерии – превосходят на порядки.

Противолодочные корабли – советское наследие, могут эффективно бороться с подлодками прошлых поколений. Актуальность – почти нулевая, задачи по сопровождению сегодня отсутствуют, а чужим подлодкам нет смысла прорываться к нашим морским базам – рубежи пуска КР с ПЛ противника вынесены так далеко, и настолько контролируются флотом вероятного противника, что боевая работа российских противолодочников для срыва ракетного удара – вряд ли возможна.

• К тому же, несмотря на приличное количество, разбросанность их по четырем флотам, нигде, кроме Балтики, не позволяет создать плотную противолодочную завесу, да и там она не актуальна – кто в здравом уме попрётся на АПЛ в Маркизову лужу?

Эсминцы – так же древнее советское наследие, ТТХ ниже существующих западных аналогов постройки середины 90-х, не говоря уже о современных. Интеллектуальные системы – доисторические, дальнобойность и точность артиллерии – проигрыш в разы, о сотне универсальных ракетных контейнеров – не идёт и речи, об интеграции в единую боевую сеть – так же можно только мечтать, корабли почти не автоматизированы, экипажи раздутые, содержание дорогое.

Фрегаты и корветы УРО – новейшие корветы России – очень сильный класс, не уступающий, и даже превосходящий западные аналоги. Например, корвет проекта 20380 перебалансирован по огневой мощи и более чем универсален – в дополнение к традиционным специализированным комплексам вооружений, имеет УКСК (универсальный корабельный стрельбовый комплекс) на восемь мест, который может нести до 32 ракет различных типов в различных сочетаниях, БИУС «Сигма» построена по сетевому принципу, обеспечивает единое управление всеми средствами корабля, и одновременную работу по воздушным, морским, и подводным целям, несколько БИУС образуют общую сеть соединения.

• Планируется построить 20 единиц. Вот только заказано подобных кораблей – всего 5 единиц, на четыре возможных разнесенных ТВД, причем один из кораблей, вероятно, побил все рекорды по срокам строительства для своего класса – 7 лет.

• С фрегатами всё несколько сложнее – наряду с современными, действительно универсальными и удачными фрегатами проекта 22350, с непонятными целями строятся устаревшие по всем параметрам, кроме наличия одного комплекса «Клаб-Н», еще до спуска фрегаты проекта 11356, и совершенно необъяснимо строительство кораблей проекта 11540. Вероятно, очень захотелось использовать советский задел.

Сторожевые корабли – охрана границ, рыболовства, пограничный режим. Пока работают советские, замена на современные корветы и фрегаты – планируется в явно недостаточном количестве (см. выше).

• Относительно сильный компонент – ракетные катера, так как по противокорабельным ракетам (ПКР) остался прекрасный советский задел, настолько мощный, что седые конструктора запенсионного возраста, уже практически не генерируя новых идей, до сих пор эффективно эксплуатируют его. Отсюда, так же сильный компонент – комплексы ПКР берегового базирования, в том числе мобильные.

Тяжелые ракетоносные платформы, корабли-арсеналы – ОТСУТСТВУЮТ во флоте России как класс, несмотря на разработанные и уже эксплуатируемые УКСК. С другой стороны, строить российские корабли подобного класса бессмысленно, так как ВМФ России не в силах организовать не только прикрытие таких кораблей в возможных позиционных районах, но, в отсутствие системы базирование, под вопросом даже их трансокеанский переход, например, в обстановке изоляции, сходной с имевшей место во время перехода II Тихоокеанской эскадры.

Морская авиация – НЕСОПОСТАВИМО, у США с авианосной авиацией ВМФ, с авианосной авиацией корпуса морской пехоты и береговой патрульной – более 3800 самолётов.

• Морская авиация берегового базирования РФ – сложно оценивать, вряд ли ситуация там сильно лучше, чем в ВВС.
ВТА, самолеты-заправщики, самолеты ДРЛО, самолеты РЭБ – НЕСОПОСТАВИМО, единичные экземпляры у России против отлаженной работающей системы в США.

Морская пехота – в России сейчас добивается, судя по всему, ее постигнет судьба ВДВ, и бригад спецназа ГРУ. В отличие от американской, совершенно не располагает ни организацией корпусного уровня, ни собственной авианосной авиацией, ни компонентом ВКС, ни средствами класса EFV, способными стартовать за десятки километров от точки, не подвергая излишнему риску корабли носители, быстро достигать точки высадки, и выполнять огневые задачи в качестве легкой бронетехники, ни сотнями тысяч подготовленных профессиональных кадров, ни дистанционно управляемыми боевыми дронами типа «Крашер» или «Гладиатор».

Сильный компонент – десантные корабли, как количественно, так и качественно, на этом фоне непонятно, зачем покупать вертолётоносцы «Мистраль». С другой стороны, по причине отсутствия АУГ, невозможно их боевое применение, нереально прикрыть на переходе, во время высадки, и нечем обеспечить воздушное прикрытие и удары в ходе операции. Целесообразность их существование при отсутствии отечественных авианосцев, как в строю, так и в строительстве – под сомнением. Выброшенные деньги.

Базирование – США – можно писать десятки, если не сотни диссертаций по системе базирования американского ВМФ.
Россия – полное отсутствие системы базирования в океанах, единственная договорная недо-база в Сирии – непонятного значения – Средиземное море закрыто Суэцем, Гибралтаром, а вход в него – Босфором с особым режимом прохода военными кораблями.

Информационное обеспечение – близко к НУЛЕВОМУ, потеряны и зарубежные базы, типа Лурдеса и Камрань, и позиции. Спутниковые группировки – одна устаревшая и выработавшая все плановые ресурсы, и одна недоразвернутая – против нескольких работающих. Когда введено в эксплуатацию последнее «гидрографическое судно»? Вот то-то и оно.

Возможности развития

• Если в административно-командном тоталитарном СССР мощности судостроительных заводов были сопоставимы с американскими, а непревзойденная нигде в мире советская система образования позволяла быстро готовить обученные экипажи – то сегодня, в молодой демократической всего 20-летней Россиянии (так сказал Президент в новогоднем поздравлении), судостроение успело деградировать, квалифицированные рабочие кадры уничтожены.

• Отечественное тяжелое судостроение уже отсутствует как класс, смежники ликвидированы, как категория, сколь-нибудь грамотные проектировщики и редкие инженеры, обученные частично выжившей профессурой советской школы, при первой же возможности сваливают на запад, да и на восток.

• А что касается подготовки кадров – из среднеобразованных ЕГЭ-тестеров, и «высшеподготовленных юристов-менеджеров», массово производимых новой общностью – россиянским народом, априори невозможно готовить расчеты БЧ для сложных корабельных систем – через понимание не позволяет отсутствующее образование и функциональная неграмотность, а дрессировка – дело долгое, нудное, и неблагодарное – к тому же, любая серьезная модернизация нивелирует результаты предыдущей дрессировки.

• Основной костяк грамотных технических специалистов, непосредственно работающих на боевых постах – мичмана, находятся в плане на ликвидацию. Сержантская замена им предусмотрена, однако пока ее фактически нет.
Ситуация очень напоминает начало ХХ века – когда 5% грамотного населения не хватало для укомплектования должностей, требующих технической грамотности. Отличие ситуации в том, что тогда происходил рост, как промышленный, так и научный, а сейчас – все более ускоряющаяся деградация.

• Отсюда, задача у флота может быть только одна:
–- в мирное время – охрана исключительно прибрежных экономических интересов;
— в военное время – противодесантная оборона первой линии, ценой однозначной собственной гибели, пока РВСН, сухопутные войска и авиация не раскачаются для отражения удара.

• Это неопровержимо, любые другие задачи флот решать не в состоянии, противостоять флотам НАТО, или США, или Европы – или даже одной Турции – он не в силах. В случае потерь в затяжном конфликте – сегодня не могут быть восполняемы ни потери в кораблях, ни потери в людях, поэтому есть смысл строить в мирное время большое количество (десятки) кораблей классов корвет и фрегат, и скорейшим образом вывести из состава ВМФ всю бесполезную рухлядь, приспособленную только отвлекать на себя бюджетные средства.

• А концепция проекции силы для России сегодня может быть только одна – СЯС, «НЕ тронь меня».

/По материалам militaryparitet.com/

army-news.ru

организация и состав. ВМС России и США: сравнение

Военно-морской флот (ВМС) США считается самым большим и боеспособным флотом в мире. По состоянию на январь 2018 года в его составе порядка 280 основных боевых кораблей и более 3700 единиц авиационной техники. В структуре служат 322421 человек, еще 107000 состоят в оперативном резерве. Основной ударной силой являются 11 авианосцев, еще два находятся в стадии строительства.

Описание

Истоки ВМС США восходят к Континентальному флоту, созданному в XVIII веке Конгрессом в период войн с англичанами за независимость американских колоний. Позже флот «северян» сыграл важную роль в гражданской войне в США, блокируя штаты Конфедерации с моря и беря под контроль речное сообщение. Это не позволило «южанам» получать помощь от заокеанских союзников, приобретать амуницию, вооружение и боеприпасы.

Неоценима роль ВМС в разгроме Императорской Японии во 2-ю мировую войну. Ведь большинство боевых действий проходило на море и относительно небольших по площади островах при непосредственном участии боевых кораблей. Тогда же в полной мере проявились преимущества авианосцев как важной стратегической силы.

ВМС США 21-го века поддерживают глобальное присутствие в ключевых для Соединенных Штатов районах. Прежде всего, это западная часть Тихого океана, Северная Атлантика, Средиземное море и Индийский океан. В случае локальных конфликтов морские силы способны совершать оперативное развертывание, блокировать побережья целых стран и при необходимости совершать авиаудары по позициям противников силами палубной авиации.

Структура

Флот управляется администрацией Департамента ВМФ, который возглавляет гражданский Секретарь. На сегодня эту должность занимает ставленник Дональда Трампа Ричард Спенсер. В свою очередь Департамент является подразделением Министерства обороны, которое возглавляет Министр обороны генерал Джеймс Мэттис. Оперативное командование осуществляется Начальником военно-морских операций, который по званию является самым старшим морским офицером. С 2015 года на этом посту действует четырехзвездный (полный) адмирал Джон Ричардсон. Все стратегические действия определяются и санкционируются Советом национальной безопасности во главе с Президентом и Объединенным комитетом начальников штабов.

Зоны ответственности

Весь мировой океан разделен на зоны ответственности флотов ВМС США:

  • 2-й флот – Северо-Западная Атлантика и часть Северного ледовитого океана в районе Канадского архипелага.
  • 3-й флот – восточная часть Тихого океана (за исключением побережья Южной Америки) и часть Северного ледовитого океана (Аляска, Западная Канада).
  • 4-й флот – воды Центральной и Южной Америк.
  • 5-й флот – регион Персидского, Аденского заливов и Красного моря.
  • 6-й флот – Восточная Атлантика, Средиземноморье, побережье Африки (вплоть до Сомали), часть Северного ледовитого океана (от Гренландии до Ямала).
  • 7-й флот – западная часть Тихого океана и большая часть Индийского океана.

Раньше зоны ответственности распределялись иначе, поэтому часть флотов больше не существует.

Базы ВМС США

Учитывая, что Соединенные Штаты присутствуют во многих регионах мира (это касается и военного присутствия), ВМФ вынужден организовать и содержать большое количество военно-морских баз (в том числе в других странах). Часть объектов, командных пунктов и полигонов расположены в глубине территории США. Например, самая большая по площади научно-исследовательская и испытательная станция «Китайское озеро» размещается посреди пустыни Мохаве в Калифорнии и занимает 4500 км2.

Восточное побережье

Это колыбель ВМФ страны. Здесь действуют крупнейшие верфи по постройке военных кораблей. Вторая по величине база флота – «Хэмптон роуд» – находится в Вирджинии. Она раскинулась на 15000 га и является сердцем судостроительного кластера «Норфолк – Ньюпорт Ньюс – Хэмптон – Чесапик – Портсмут». Среди других важных объектов региона выделяются:

  • Военный аэродром NAS Oceana.
  • Главная амфибийная (десантная) база США Little Creek.
  • Морская станция базирования флота Norfolk.
  • Центр испытаний морских орудий Dahlgren.
  • Летно-испытательная школа Patuxent River.
  • Военно-морская академия (Аннаполис).
  • «Морской вокзал» (Ньюпорт).

Западное побережье и Гавайи

Со времен 2-й мировой здесь сосредоточены главные морские силы страны:

  • Сердцем Тихоокеанского объединенного флота является порт Сан-Диего (юг Калифорнии).
  • Naval Air North Island – здесь базируются несколько авианосцев и эсминцев ВМС США. Также действует аэрокосмический комплекс и штаб Военно-воздушных сил морского базирования.
  • Перл-Харбор (Гавайи) – крупный порт приписки боевых кораблей и штаб ВМФ.
  • Puget Sound – кластер, состоящий из нескольких баз ВМС на севере США. Среди них самый новый порт приписки авианосных групп NAVSTA Everett.

Регионы мира

Действуют базы ВМС США и в других регионах:

  • Остров Гуам – занимает стратегическое положение в преддверии Азии, славится глубоководной гаванью, способной укрыть большое количество судов.
  • Йокосука – координационный центр 7-го флота и Сил самообороны Японии.
  • Военно-морская станция связи в Неаполе. Место стоянки 6-го флота.
  • Аэродром морской авиации Sigonella (Сицилия).
  • Бахрейн – база 5-го флота.
  • Гуантанамо (Куба) – место заключения особо опасных террористов.

Сравнение ВМС России и США

Учитывая особенности географического расположения, флоты двух стран развивались по-разному. Российская Федерация, будучи континентальной державой, основные ресурсы направляет на приоритетное развитие сухопутных и воздушных родов войск. Если вынести за скобки стратегические АПЛ, в задачи Военно-морских сил входит охрана, контроль судоходства и оборона побережья в случае конфликта. А также ведение боевых действий в прилегающих морях (Балтийском, Средиземном, Баренцевом, Черном) и в северной части Тихого океана.

Соединенные Штаты располагаются в значительном отдалении от Европы и Азии. На Американском континенте им никто не угрожает. Соответственно, основные ресурсы направляются на развитие флота и аэрокосмических сил. Использование авианосцев позволяет концентрировать почти в любой точке мирового океана крупные ударные группировки.

Составы ВМС США и РФ:

Россия

Соединенные штаты

Авианосцы

1

11 (2 строятся)

Вертолетоносцы

нет

9

Стратегические АПЛ

11

14

Тактические АПЛ

12

56

Дизельные ПЛ

16

нет

Крейсеры

3

22

Эсминцы

8

64

Корветы

9

8

Десантные корабли

16

22

Это основные количественные данные.

fb.ru

Флот США vs ВМФ России. Перспективы

Эту статью можно отнести к рубрике «Без комментариев» или «Решайте сами». Поэтому внимательно прочтите представленный ниже материал, совместите со свежими данными и сделайте свои выводы о положении дел на флотах, которое будет всего лишь через 7 лет.

Давайте сравним тренды. По состоянию на 2013 год в состав ВМФ России входит 278 кораблей разного типа и назначения. А недавно Сергей Шойгу заявил, что в результате реализации госпрограммы вооружения до 2020 года ВМФ РФ получит восемь новых ракетных подводных крейсеров, 16 многоцелевых подводных лодок и 54 надводных боевых корабля различного класса.

Рассмотрим подлодки. Основой подводного флота России на 2013 год являются: 13 атомных подводных лодок с баллистическими ракетами, 8 атомных подводных лодок с крылатыми ракетами и 19 многоцелевых атомных подводных лодок. Всего 68 подлодок. Источник

В России активно строятся атомные Бореи, атомные Ясени, ДЭПЛ проекта 636.3 и ДЭПЛ проекта 677. А что в США? Заглянем в таблицу состояния подлодок ВМС США на период с 2012 по 2020 год.

Класс и тип Период ввода в строй 2012 2015 2020
Атомные подводные лодки с баллистическими ракетами
«Огайо» 1984-1997 14 14 14 или …
Атомные подводные лодки с крылатыми ракетами
«Огайо» 2004-2007 4 4 4
Многоцелевые атомные подводные лодки
«Лос-Анджелес» 1976-1996 42 32 22 или …
«Сивулф» 1997-2004 3 3 3
«Вирджиния» 2004-2023 9 14 22
Всего 72 67 ?

Итак, что мы видим. У США 42 устаревшие подводные лодки типа Лос-Анджелес (постройка 1976-1996 года). Замены этим подлодкам до 2020 года не предвидится. И при этом из таблицы следует, что к 2020 году их останется в строю 22 штуки. И то вряд ли. Гигантские расходы на обслуживание и эксплуатацию многоцелевых подводных лодок заставляют руководство США сокращать их численность. Даже по собственным планам ВМС США ожидается, что их число к 2025 году должно уменьшиться до 44 единиц.

Далее. 14 устаревших подводных лодок типа Огайо (постройка 1984-1997 года). Замены им тоже не строится. И как видим из таблицы, планов по созданию новых Огайо не существует в природе. Сколько их будет списано и сколько останется в строю в 2020 году? Ну явно не все 14 штук.

Итого остаётся: 9 реальных + 13 виртуальных Вирджиний, 3 подлодки Сивулф постройки 1997-2004 года и 4 подлодки Огайо постройки 2004-2007 года. Для справки: подлодка Вирджиния имеет водоизмещение — 7800 тонн. У Ясеня водоизмещение — 13800 тонн. У Борея — 24000 тонн.

В состав надводного флота России по состоянию на 2013 год входит 210 кораблей (постройки 1981-2011 года), в том числе: авианосцев — 1, тяжелые атомные ракетные крейсера — 3, ракетные крейсера — 3, большие противолодочные корабли — 10, эскадренные миноносцы — 8, корветы — 3, сторожевые корабли — 7. При этом по программе перевооружения 2020 ВМФ России получит еще 54 новых боевых корабля.

В состав ВМС США по состоянию на 2013 год входило 284 корабля, в том числе: 3 авианосца постройки 1975-1982 года, 7 авианосцев постройки 1986-2009 года, 22 крейсера Тикондерога постройки 1986-1994 года (замена не планируется), 19 ракетных фрегатов Оливер Перри постройки 1983-1989 года (замена не планируется). И 62 эсминца Арли Берк 1991-2012 года постройки.

В 2013-2014 годах продолжится вывод из состава ВМС США крейсеров «Тикондерога», фрегатов «Оливер Перри» и трех десантных кораблей типа «Уидби-Айленд». Поводом для списания стали: 1. сокращение расходов оборонного бюджета и 2. возраст кораблей. По требованию администрации президента США Пентагон обязан снизить затраты на $450 в ближайшие десять лет.

С учетом списания и по самым благоприятным прогнозам к 2020 году из текущего состава флота у США может остаться: 9-10 авианосцев, около 55-60 эсминцев Арли Берк и три эсминца типа Замволт. Как результат, военный флот США к 2020 году станет значительно слабее.

ВМС США сегодня находятся на самом пике развития. Дальше, судя по планам, возможен только спад. Скорее всего и с учетом госдолга в 17 трлн. долларов денег на развитие флота не будет.

При этом по официальным документам уже сегодня США испытывают дефицит подлодок. Это вынуждает командование ВМС увеличивать продолжительность автономного плавания подлодок и продлевать срок их службы. Согласно действующему плану закупок ВМС США на 30 лет, флот многоцелевых подводных лодок в 2022 году будет менее допустимого минимума на 48 единиц, а еще через 6 лет останется всего 41 субмарина. Источник

Вероятно, что к 2020 году самой мощной морской державой может стать Россия. США окажутся на втором месте и то, только из-за большого числа авианосцев. А может и на 4 месте — вслед за Китаем и Индией. Несомненно, такие радужные перспективы США устроить никак не могут.

США сегодня строят эсминцы «Арли Берк» и эсминцы проекта DDG-1000 «Зумвальт», которые относятся к новейшему поколению многоцелевых эскадренных миноносцев УРО ВМС США. Эти эсминцы предназначены для обеспечения доминирования флота в прибрежных акваториях, поражения наземных целей и огневой поддержки.

Командование ВМС США заключило контракт на создание стратегической атомной подводной лодки нового поколения — Ohio Replacement, которая в перспективе должна заменить подлодки типа «Огайо». Ожидается, что проектирование новой подводной лодки начнется в 2017 году, а первое патрулирование новые подлодки начнут в 2031 году и будут стоять на вооружении ВМС США до 2083 года.

Как видим, в ближайшие 7 лет (до 2020 года) ни одна подводная лодка типа Ohio Replacement построена не будет.

Вывод из цеха АПЛ «Северодвинск» (проект 885 «Ясень»):

В мае 2013 года впервые с палубы авианосца ВМС США в воздух самостоятельно поднялся беспилотный летательный аппарат с реактивным двигателем. Дрон X-47B взлетел с авианосца и сел на земле. 10 июля 2013 года дрон X-47B впервые совершил посадку на палубу.

В это же время Минобороны РФ летом 2013 года планирует начать испытания новейшей гиперзвуковой ракеты со скоростью полета около 6000 км в час. Известно, что сегодня в РФ ведутся исследования по нескольким направлениям развития гиперзвуковой техники, но какое из них «выстрелит» пока сложно предугадать. Источник

Поздравляем всех с Днем Военно-Морского Флота!
28.07.2013

Смотрите также:
Рубрика Армия
Флот США vs ВМФ России. Перспективы
Бой русской ракеты с F-18
Что производит Россия?
Перевооружение России 2020
Оружие будущего 2020. Перспективные разработки России
Самая быстрая ракета в мире
Армия женщин и детей — оружие Джихада?!

© Копировать пост можно лишь при наличии прямой индексируемой ссылки на youinf.ru


Не надо нас пугать, бахвалиться спесиво, Не стоит нам грозить и вновь с огнём играть.
Ведь, если враг рискнёт проверить нашу силу, Его мы навсегда отучим проверять.

 

youinf.ru

Эксперт предсказал противостояние Второго флота ВМС США и подлодок РФ

02:2507.05.2018

(обновлено: 11:20 07.05.2018)

3308820260

МОСКВА, 7 мая — РИА Новости. Недавно воссозданный в США Второй флот будет противостоять российским подводным лодкам в Атлантике, заявил в интервью The Washington Post экс-командир американского эсминца, военный эксперт Брайан Макграт.

СМИ узнали Россию в вымышленном враге на учениях НАТО

Ранее представители ВМС США объявили о воссоздании Второго флота, объяснив решение обострением конкуренции с великими державами.

Возрождение Второго флота — это сигнал о том, что США намерены "действовать в Северной Атлантике мощнее и убедительнее", заявил Макграт.

По словам эксперта, одной из главных задач воссозданного флота станет противостояние угрозе со стороны "пока малочисленного" флота атомных подводных лодок России, курсирующих в Атлантике. Такие субмарины, как атомная подводная лодка К-329 "Северодвинск", оборудованы гиперзвуковым оружием и ядерными ракетами, которые могут достичь большинства городов на восточном побережье США, отметил Макграт.

Кроме того, российские субмарины, оснащенные минами и противолодочными ракетами, способны помешать развертыванию сил НАТО для поддержки союзников по альянсу, уверен эксперт.

"До первого удара": штурман рассказал о слабых местах ВМС США

По мнению Макграта, Второй флот в скором времени приступит к патрулированию морских акваторий. В операциях, отмечает он, будут участвовать надводные корабли, беспилотные суда, боевые субмарины и противолодочные самолеты P-8 Poseidon.

Второй флот ВМС США существовал в 1950-2011 годах и отвечал за территорию Атлантического океана от Северного полюса до Карибского моря.

В настоящее время в ВМС США насчитывается шесть действующих подразделений-флотов под номерами 3-7 и 10.

ria.ru

статистика уничтожения. Часть 1 » Военное обозрение

Всё началось с приходом к власти в СССР Михаила Сергеевича Горбачева. Пересказывать в сотый раз, что происходило с нашей страной после этого — занятие рутинное и неинтересное. Поэтому перейдем сразу к сути. Задача настоящей работы состоит в том, чтобы понять, насколько сильно окончание холодной войны повлияло на сокращение корабельного состава флотов противоборствующих сторон — США и СССР. Уместно ли говорить об обвале, досрочном списании и деградации ВМФ России в сравнении с аналогичными потерями (если таковые имели место) в США?


Читателю постарше, пережившему 90-е на своей шкуре, сама постановка вопроса покажется абсурдной: ведь всем известно о произошедшем обрушении всего и вся, о царившем бардаке и разрухе. О чем тут вообще можно говорить и спорить? Всё очевидно и давно известно! Не исключение — и автор настоящей статьи.

Однако надо взять себя в руки и встать на место беспристрастного исследователя. Очевидно, что все мы, пережившие 90-е, находимся в положении пострадавших. А пострадавшие, как известно, не только находятся в особом эмоциональном состоянии, но и склонны очень сильно преувеличивать трагичность своего положения. Это не их вина, просто у страха глаза велики. А потому встает законный вопрос: действительно ли все так плохо было в 90-е годы? По сравнению с чем это «плохо» можно считать действительно «плохим»? По сравнению с 80-ми годами? По сравнению с современностью? По сравнению с положением в США в те же временные периоды?

Действительно, кто из тех, кто сокрушается о развале нашего ВМФ в 90-е годы, объективно проводил анализ сокращений в ВМС США? А что, если их сокращения еще масштабнее наших? Получается, что тогда наши потери не столь уж и огромны, если окончание холодной войны одинаково больно ударило и по нашему оппоненту. Вот он, остросюжетный детектив — расследование потерь американского флота!

Другой вопрос: если сокращение действительно было обвальным, то не является ли это следствием объективных процессов? Например, одномоментной утилизацией большого объема устаревшего вооружения. Тогда это просто неизбежная ситуация, и о какой-то катастрофе говорить не приходится.

Ветеранов советского ВМФ, а также остальных патриотично настроенных читателей прошу не закрывать после прочитанного выше эту статью. Самое интересное будет впереди.

Методика расследования

Чтобы ответить на все вопросы, сформулированные выше, нужно изучить и подсчитать все изменения в корабельном составе ВМС США и СССР. Одновременно происходит два процесса — пополнение новыми кораблями и списание выводимых из строя. Между этими двумя потоками находится текущее состояние флота — его боеготовый состав. Таким образом, задача сводится к тщательному учету этих двух потоков.

Работа получается настолько объемной, что требует принятия определенных условий и допущений. Это нормально, ведь любое измерение имеет свою погрешность, свои допуски. Занимаясь данной темой, автор столкнулся с рядом серьезных препятствий, которые и сформировали эти ограничения. Перечислим их ниже.

— В расчетах учтены все боевые корабли и подводные лодки, построенные после 1950 года, а также более ранней постройки, выведенные из боевого состава флотов после 1975 года. Таким образом, исследуемый период: 1975-2015 годы.

— В качестве основного показателя в подсчетах используется полное водоизмещение кораблей. Это связано с тем, что по ряду кораблей США в иностранных источниках указан только этот показатель и отсутствует стандартное водоизмещение. Поиск вне имеющихся баз данных слишком трудоемок. Чтобы подсчеты были справедливыми для обеих сторон, пришлось и для расчетов по ВМФ СССР также учитывать именно полное водоизмещение.

— Очень скудная информация в доступных источниках о послевоенных торпедных катерах всех проектов и ракетных катерах проекта 183Р. Из расчетов они исключены. Однако ракетные катера более поздних типов (205, 205У, 12411, 206МР) учтены, т.к. для советской стороны они были важным фактором боевой мощи в прибрежной зоне.

— Исключены из подсчета все боевые корабли с полным водоизмещением менее 200 тонн, а также десантные корабли с полным водоизмещением менее 4000 тонн. Причина — низкая боевая ценность данных единиц.


— В качестве даты вывода из боевого состава принимается дата, с которой боевой корабль прекращал службу в своем изначальном качестве. Т.е. корабли, не уничтоженные физически, но переклассифицированные, например, в плавучую казарму, будут считаться списанными в момент перевода в статус ПКЗ.

Таким образом, костяк боевого состава, учтенный в полученном массиве данных, включает авианосцы и авианесущие корабли, подводные лодки, крейсера, эсминцы, фрегаты, БПК, СКР, МРК, МПК, РКА, тральщики и десантные корабли с водоизмещением более 4000 тонн.

Результаты представлены в таблице 1. Как видим, достаточно сложная для восприятия таблица. Потому разобьем ее на несколько этапов. Представим ту же информацию в виде таблицы 2 — средние значения по пятилеткам.

В таблице 3 занесены текущие значение полного водоизмещения кораблей и их число. Данные берутся на конец года.

Уже из этих данных можно заметить интересную особенность — ВМФ СССР имеет больше кораблей, но их общее водоизмещение меньше американского. Это неудивительно: едва ли не половину корабельного состава СССР занимали легкие силы — МРК, МПК и катера. Мы были вынуждены их строить, так как угрозы, исходящие от европейских союзников США в прибрежных морях, были существенны. Американцы обходились лишь крупными океанскими кораблями. Но «малые» силы советского ВМФ надо учитывать обязательно. Несмотря на то, что эти боевые единицы индивидуально были слабее иностранных фрегатов, все же они играли существенную роль. Причем не только в прибрежных морях. МРК и МПК были постоянными гостями в Средиземном, Южно-китайском и Красном морях.

Первый этап. Разгар холодной войны (1975-1985 годы)

За точку отсчета принят 1975 год. Время устоявшегося баланса холодной войны. Обе стороны к этому моменту, если так можно выразиться, успокоились. О быстрой победе никто не помышлял, силы были примерно равны, шла планомерная служба. В морях несли боевое дежурство сотни кораблей, постоянно осуществляя слежение друг за другом. Все размеренно и предсказуемо. Научно-техническая революция на флоте давно свершилась, и новых прорывов не предвиделось. Шло методичное совершенствование ракетного вооружения, боевой состав медленно рос. Обе стороны не ударяются в крайности. Одно слово — застой.

Из таблиц видно, как происходит планомерное развитие флотов без заметных перекосов в сторону утилизации, или, наоборот, резкого строительства. Обе стороны вводят в строй примерно одинаковый тоннаж, но США несколько больше заняты утилизацией. Это объясняется выводом из строя в 1975-1980 годах ряда авианосцев и крейсеров времен Второй мировой войны.

Общие цифры говорят о том, что за 10 лет обе стороны увеличили тоннаж флотов примерно на 800 000 тонн.

Второй этап. Накануне развала СССР (1986-1990 годы)

1986 год отмечается ростом утилизации кораблей в СССР. По сравнению с 1984 годом — увеличение более чем в два раза. Но еще более яркий скачок виден в 1987 году. В СССР начинается массовая утилизация кораблей, достигая к 1990 рекордных цифр: 190 кораблей общим тоннажем более 400 тысяч тонн. Невиданные ранее масштабы.

В США схожие процессы начинаются с отставанием в несколько лет, и скачок менее глобальный. К 1990 году США выходят на уровень 250 тысяч тонн и 30 кораблей. Это в 5 раз больше, чем средний уровень в предыдущие годы. Однако в СССР такой скачок еще сильнее — в 10 раз.

Чем объяснить такую ситуацию? В первую очередь очевидна связь со сменой руководства СССР. Начинания Горбачева и нового командующего ВМФ Чернавина в сторону сворачивания холодной войны приносят определенные плоды. Ясно, что нагрузка на экономику со стороны военных машин была огромна, как для США, так и для СССР, и сокращения были неизбежны. В контексте того исторического периода (конец 80-х) нельзя сделать однозначный вывод о вреде подобных сокращений — наоборот, это скорее нужно приветствовать. Вопрос только в том, как эти сокращения осуществляются, но об этом речь пойдет позднее. Пока отметим только то, что с началом разоружения в СССР начинается гигантская, невиданная ранее компания по утилизации корабельного состава, и то, что США подключаются к этой кампании на несколько лет позже. Очевидно, только после того, как убедились в правдивости намерений СССР начать сокращения. И что особенно важно, даже начав аналогичные процессы сокращения, США не торопятся обогнать в этом деле советского партнера — списание в целом идет в 2 раза меньше.

Что касается пополнения флотов, то и в СССР, и в США объем ввода в строй новых кораблей в этот период продолжает медленный рост. Начавшиеся сокращения в итоге на боевой состав влияют не сильно: общая численность флотов чуть снижается, но не слишком резко.

Третий этап. Разоружение на обломках СССР (1991-2000 годы)

Первые года после ликвидации СССР новая Россия придерживается ранее выбранного курса на массовую утилизацию. Хотя рекорд 1990 года не превзойден, цифры первое время колеблются около 300 тыс. тонн в год. А вот строительство новых кораблей выглядит как налетевший на бетонную стену автомобиль — резкое замедление. Уже в 1994 году введено в строй в 10 раз меньше кораблей, чем в 1990 году. Достраивается в основном советское наследие. Неудивительно, что выросший в 10 раз объем утилизации в сочетании с упавшим в 10 раз объемом строительства приводит к плавному падению численности боевого состава. За 90-е годы он снижается более чем в 2 раза.

США, как было отмечено выше, не торопятся перегнать Россию. Советский рекорд утилизации 1990 года США превосходят только в 1994 году. Далее объемы постепенно снижаются. Вроде бы теперь ярко просматривается паритет с Россией. Но это только если не обращать внимания на строительство новых кораблей. А оно в США хоть и снижается, но не так катастрофично, как в России. Причина понятна: в условиях, когда твой бывший противник отчаянно списывает свое оружие, можно не сильно напрягаться. Однако цифры говорят сами за себя: в США строительство не остановилось, и даже относительно России стало в разы больше. В результате общая численность ВМС США снижается очень плавно и незначительно. Если в России падение в 2 раза, то в США всего на 20% от 1991 года.

И "у них" были преждевременные сокращения. На снимке эсминец DD-990 "Ingersoll", прослуживший всего 19 лет. В 2003 году он поработал в качестве мишени. Зафиксирован момент попадания двух ПКР "Гарпун" в учебной атаке

Четвертый этап. Стабильность (2001-2010 годы)

2002-й год становится для России рекордным: не введено в строй ни одного нового боевого корабля. Советский задел в целом достроен в 90-е годы, и вводить больше нечего. А те крохи, что еще не достроены, фактически остановлены в строительстве. Иссякают и объемы под утилизацию: списали уже почти всё, что можно, поэтому объемы продолжают плавно снижаться. Общая численность флота за 10 лет снижается в 1,5 раза. Падение плавное, но непрерывное.

В США в эти же 10 лет объемы утилизации также несколько снижаются, но остаются в 2-3 раза выше, чем в России, впервые за всю историю в исследуемый период. Но при этом строительство сохраняется на достаточно высоком уровне. По сравнению с РФ выше в фантастические 30-40 раз! Все это позволяет США обновлять боевой состав флота, а его общая численность падает так же плавно — всего на 7% за 10 лет (в то время как в РФ падение в 1,5 раза). Общий тоннаж флота США превышает российский в 3,5 раза, хотя еще в 1990 году отставание было в 1,4 раза.

Эсминец DDG-88 "Preble" в 2002 году после передачи ВМС США. Какой бы ни была масштабной утилизация, американский флот пополнялся новыми кораблями регулярно. В 2002 году ВМФ России впервые не получил ни одного боевого корабля. ВМС США получили три эсминца, включая показанный на фото

Пятый этап. Неустойчивый рост (2011-2015 годы)

Последние 5 лет характеризуются очень малыми объемами утилизации. Списывать, похоже, просто уже нечего. А вот со строительством есть первый, еще неустойчивый рост. Впервые с 1987 года (!) объем ввода в строй новых кораблей превзошел объем утилизации. Произошло это в 2012 году. Благодаря некоторому оживлению строительства за эти 5 лет общая численность боевого состава даже выросла, пройдя дно в 2011 году (опять же, впервые с 1987 года).

В США сохраняется ранее обнаруженная тенденция: плавное снижение численности, сохранение умеренных объемов строительства и списания. За 5 лет боевой состав ВМС США сократился всего на 2,8% и по-прежнему превосходит российский примерно в 3 раза.

Предварительные выводы

Итак, мы выявили главные процессы в области утилизации и пополнения корабельных составов в 1975-2015 годах. Можно подвести предварительные итоги. Но пока постараемся обойти выставления решительных оценок. Просто констатируем факты.

С 1987 года обе страны запустили процессы массового сокращения вооружения. СССР уверенно начал этот процесс первым и решительно, без оглядки на партнеров, наращивал объемы утилизации. США были более осторожны и наращивали объемы сокращений только после СССР. При этом обе стороны сохраняли объемы строительства новых кораблей. После развала СССР Россия продолжила процесс сокращений, но при этом остановила строительство. Вслед за российской стороной США в тот же период (с отмеченным ранее опозданием) нарастили объем утилизации, но от строительства новых кораблей не отказались. Далее Россия, достигнув дна в 2011 году, постепенно свела объемы списания к минимуму и сделала робкую попытку возобновить строительство (после 2012 года). США в то же время сократили как объемы строительства, так и списания, сохраняя при этом общую высокую численность состава флота.

Продолжение следует…

Использованы фото:
http://www.navsource.org/
http://www.navsource.narod.ru/

topwar.ru

Военное обозрение: 350 кораблей ВМС США против России и Китая - Свободная Пресса

Решение президента США Дональда Трампа сосредоточиться на создании мощных глобальных ВМС согласуется с давней американской военной стратегией. Она восходит к работам идеолога экспансионизма и автора теории маринизма — контр-адмирала Альфреда Тэйера Мэхэна (1840—1914), который считал, что мощный флот будет продвигать коммерческие интересы Америки в стране и за рубежом. Об этом пишут американские аналитики на страницах известного издания Defence News.

Именно с этой стратегией Трампа эксперты увязывают недавнее посещение авианосца «Джеральд Р. Форд» в Ньюпорт-Ньюс, который должен вскоре быть введен в эксплуатацию. Американский лидер намерен в перспективе нарастить количество боевых кораблей с 272 до 350, при том, что планы Барака Обамы предусматривали увеличение флота до 308 кораблей.

Напомним, что в одном из своих предвыборных выступлений в октябре 2016 года Трамп заявил, что план по созданию флота в 350 кораблей будет крупнейшей перестройкой американских вооруженных сил со времен Рональда Рейгана. По его словам, это потребует усилий в масштабах всей страны. Численность, заданная Трампом, как писали СМИ, в последний раз отмечалась в ВМС США в 1998 году.

Читайте также

Эр-Рияд перехватит российские Т-90 у Ирана

Москва обсуждает с Саудовской Аравией и Кувейтом поставку бронетехники

Однако авторы Defence News считают, что пока неясно, может ли численность ВМС, к которой стремится новый глава Белого дома, удовлетворить потребности страны в 21-м веке. Кроме того, пока не дан ответ на другой вопрос — является ли такая «перестройка» частью стратегического плана или она объясняется банальным желанием обладать большей военной мощью? Также неопределенны приоритеты кораблестроительной программы, а именно — какие корабли необходимы ВМС.

Так, даже с учетом намерений нового президента увеличить военный бюджет на 54 млрд долларов, этого будет недостаточно, чтобы обеспечить амбиции по строительству 78 новых кораблей. Один только авианосец «Джеральд Р. Форд» обошелся американскому бюджету примерно в 13 млрд долларов. Соответственно, чтобы достичь числа в 350 кораблей, администрация Трампа, скорее всего, пойдет на сокращение расходов на помощь иностранным государствам, защиту окружающей среды и т. д. Подобные меры вызывают резкую критику в американских политических и военных кругах, замечают аналитики.

Отметим, что осенью 2016 года в Конгрессе активно обсуждался специально подготовленный доклад о 350 кораблях, в котором эксперты сделали упор на новые надводные корабли океанской зоны и многоцелевые подводные лодки. В декабре 2016 года начальник штаба ВМС адмирал Джон Ричардсон заявил, что военная промышленность США готова и способна увеличить производство кораблей, если Дональд Трамп выполнит свое обещание расширить ВМС США.

Бывший руководитель Информационно-аналитического центра Минобороны России, заместитель директора Института США и Канады РАН генерал-майор в отставке Павел Золотарев отмечает, что размышления экспертов на сайте Defence News — это отражение активного обсуждения в США долгосрочной программы по строительству новой архитектуры ВМС до 2030 года.

— В настоящее время в Конгрессе фигурируют материалы, подготовленные научными гражданскими организациями, которые как раз обосновывают необходимость увеличения количества кораблей в составе флота. Соответственно, формулируются такие задачи, которые бы подчеркивали роль США в мире как ведущей державы и которые давали бы возможность проецировать стране силу в новых условиях и в любом регионе.

Оценивая перспективы развития флота, американские эксперты приходят к выводу, что в составе ВМС должно быть больше многоцелевых подводных лодок и малых кораблей, при этом они подчеркивают, что такую программу можно выполнить только существенно нарастив военный бюджет. Кстати, все сообщения о том, что Трамп намерен увеличить финансирование вооружённых сил на несколько десятков миллиардов долларов, обосновываются не пожеланиями нового президента, а соответствующими докладами аналитических структур. В этом плане речь идет не только об увеличении численности ракетных кораблей и ударных субмарин, но и о крупномасштабном развертывании беспилотных подводных аппаратов во всех районах Мирового океана.

«СП»: — Помимо расширения флота Трамп также говорил про задачи увеличить количество боеготовых пехотных батальонов с 24 до 36, а также — численность сухопутных войск с 475 до 540 тысяч человек. Одновременное наращивание возможностей ВМС, СВ и корпуса морской пехоты возможно?

— Я думаю, да. Причем в чем-то это может быть полезно для России — в том смысле, что такие люди, как новый глава Пентагона Джеймс Мэттис, не понаслышке знают, что такое современные конфликты. Поэтому они смотрят на ядерную компоненту как на нечто, что обеспечивает баланс сил, но которая вряд ли когда-либо будет использована. На нынешнем этапе модернизации стратегических наступательных сил американцы, видимо, пойдут по пути модернизации с минимальными затратами, сделав упор на обычные силы.

«СП»: — Какой должна быть реакция России на такое увеличение возможностей ВС США? Только выполнение государственной программы вооружения?

— Здесь нам главное не допустить втягивания в гонку вооружений, а риск этого действительно есть, поскольку российский ВПК способен производить только военную продукцию. А поскольку будущее предприятий ВПК напрямую зависит от оборонных заказов, у некоторых есть соблазн раскручивать американскую угрозу, упирая на то, что нам также надо увеличивать расходы на оборону. Но сегодня в России есть трудности в социальной сфере, в здравоохранении, образовании и т. д., и эти вопросы сложно решить из-за того, что нужно обеспечивать перевооружение ВС.

С одной стороны, хорошо, что в России наступил и осуществляется новый этап перевооружения, с другой — как я уже сказал, наши оборонные предприятия не производят гражданскую продукцию, а только военную, и в этом кроется опасность для развития экономики страны.

Научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов отмечает, что, исходя из заявления нового руководства Белого дома, США все-таки возьмут курс на смещение силы в Азию, о чем только говорил Обама.

— При этом вряд ли на планы США сильно влияет «российская угроза». И в настоящее время возможности ВМС позволяют сдерживать Россию, причем, скорее всего, американцы отслеживают каждый российский подводный ракетоносец. Однако Штатам важно проецировать силу во всех регионах, в том числе для сдерживания КНДР, Ирана. Поэтому, учитывая все «обязательства», 272-х кораблей их ВМС уже не хватает.

К тому же увеличение численности плавсостава — это внутриполитическая тема, которая позволит поддержать промышленность. Во-первых, предусмотрено строительство новых стратегических атомоходов на замену лодок «Огайо». Во-вторых, американцы хотят построить еще один авианосец. Также, исходя из озвучиваемых целей и задач, они могут увеличить количество атомных подводных лодок типа «Вирджиния», эсминцев УРО «Арли Бёрк» и литоральных кораблей (Littoral Combat Ship).

— Важнейшая цель Дональда Трампа, которую он сам особо и не скрывает, — это загрузка национальной промышленности страны, причем высокотехнологичной, — отмечает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. — Очевидно, что новое руководство Белого дома планирует в первую очередь сдерживать Китай, но вообще ставиться цель сделать Америку безоговорочно сильнее всех, потому что сейчас в ее мощи появились значительные сомнения.

«СП»: — Американские аналитики постоянно подчеркивают, что для США большой проблемой являются так называемые зоны воспрещения доступа/блокирования (районы A2/AD), создаваемые КНР в Южно-Китайском море и Россией — в Северном Ледовитом океане, в Балтийском, Черном, Средиземном, Японском морях.

— В мирное время это только теоретические рассуждения: никто никакой доступ ограничивать не может, если только речь не идет о непосредственно национальных водах, то есть 12-мильной зоне. Но в военное время, понятно, необходимо проламывать оборону противника, причем в значительной степени — проламывать массой. Вот для этого США и нужны новые корабли.

«СП»: — Эксперты Defence News отмечают, что у США есть проблемы с концепциями применения ВМС, причем уже сегодня.

— Раньше у них все четко сводилось к формуле «флот против берега», потому что после окончания холодной войны американцы посчитали, что на море у них больше нет соперников. Сейчас вдруг возникло впечатление, что эта формула нуждается в корректировке, но как ее перестроить — пока вопрос. Скажем, корабли контроля прибрежной зоны ВМС США — это откровенная ерунда: они слишком дорогие при крайне низком боевом потенциале, причем запущено сразу две серии и ни одна из них не выбрана для ВМС. Это чем-то напоминает советские годы, когда у нас объявляли конкурс, в котором кто-то побеждал, но в результате строили технику сразу по нескольким проектам. Точно также получилось и в США с литоральными кораблями. Главное — непонятно зачем это сделано и под какую концепцию.

Читайте также

«БраМос» наращивает ударную мощь

Нужны ли российским войскам индийские ракеты

«СП»: — На ваш взгляд, заявления Трампа о том, что одновременно будут расширены возможности всех видов ВС, реальны?

— Если США будут корректировать финансирование в военной области, то, очевидно, «пострадают» сухопутные войска. Скажем, в силу географического фактора для России предмет роскоши — это флот, а для США — сухопутные силы.

«СП»: — Есть мнения, что новый глава Пентагона Джеймс Мэттис, который долго служил в морской пехоте, свой род войск уж точно «не обидит»…

— В том и дело, что в США морская пехота давно стала вторыми сухопутными войсками, причем никакой разницы между ними абсолютно нет. В этом смысле снижение финансирования СВ при Трампе возможно.

svpressa.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *