Вмс кндр википедия – Военно-морские силы КНДР — Википедия

Подводный кулак Пхеньяна » Военное обозрение

«Хочешь мира – готовься к войне». Этот древний афоризм становится все актуальнее для ситуации, сложившейся вокруг Северной Кореи.

Страшилки о подводных лодках КНДР, запускающих ядерные баллистические ракеты, как показали недавние события, не настолько уж и фантастичны. Угроза атаки баллистическими ракетами подводной лодки (БРПЛ), которые в недалеком будущем будут угрожать Японии, Южной Корее и американским военным объектам в зоне Тихого океана – один из самых реальных сценариев.


В последние годы Пхеньян добился впечатляющих успехов в развитии ракетных технологий подводных лодок и продемонстрировал намерения использовать свои достижения для решения стратегических задач. Северная Корея не скрывает военных амбиций даже в условиях американского военно-стратегического превосходства в регионе и спешного развертывания в район Корейского полуострова ударных группировок ВМС США в составе авианосцев, кораблей и подводных лодок – носителей крылатых ракет «Томагавк». Опасность, исходящая от корейских подводных лодок, только усиливает растущее напряжение в регионе, поскольку у военно-политического руководства КНДР нет никаких признаков отказа от реализации ракетно-ядерных программ.

Следует особо отметить, что с учетом национальной военной стратегии в апреле 2012 года по инициативе руководства КНДР в Конституцию страны внесены поправки, устанавливающие ее ядерный статус. При этом с приходом к власти в КНДР Ким Чен Ына подводным силам страны стало уделяться особое внимание.

В первую очередь это касается строительства подводных лодок – носителей баллистических ракет и создания морского компонента стратегических ядерных сил КНДР.

ЧТО ПРЕДСТАВЛЯЮТ СОБОЙ ПОДВОДНЫЕ СИЛЫ КНДР

Проектирование, строительство и оперативное использование подводных лодок (ПЛ) разных типов в КНДР началось с середины 1960-х годов. По данным зарубежных источников, с нулевых годов ВМС КНДР начали реализовывать ряд программ по модернизации подводного флота.

В настоящее время северокорейские подводные силы – одни из самых многочисленных в мире. По количеству неядерных субмарин КНДР входит наряду с Россией, КНР, Ираном и Индией в первую пятерку. В составе подводных сил КНДР числится более 75 подлодок.

Основой подводного флота КНДР являются дизельные подлодки типа «033», которых в составе ВМС КНДР насчитывается 20 единиц. Подводная лодка типа «033» производилась КНДР по лицензии СССР в 60-х годах XX столетия. За основу была взята советская ПЛ проекта 633 (тип «Ромео» по классификации НАТО). Ее наибольшая длина – 76,6 м; наибольшая ширина – 6,7 м, осадка – 5,2 м, надводное (подводное) водоизмещение – 1475 (1830) т, скорость полного хода в надводном (подводном) положении – 15 (13) узлов, глубина погружения – 300 м. Вооружение подлодки представлено восемью 533-мм торпедными аппаратами (ТА). Экипаж – 54 человека.

Кроме того, в составе ВМС КНДР находится более 50 малых и сверхмалых ПЛ различных типов.


Малые подводные лодки ВМС КНДР (сверху вниз) типа Yogo, типа Р-4, типа Sang-O

Малая ПЛ «Санг-О» (Sang-O) разработана в 1980–1990 годы. Всего в КНДР построено 40 этих лодок, и их строительство осуществляется до сих пор.

Ее длина – 34 м, ширина – 3,8 м, водоизмещение в погруженном состоянии – 370 т, скорость надводная (подводная) – 7,2 (8,8) узла, дальность действия – 1500 миль, вооружение – два 533-мм ТА (боезапас – 4 торпеды).

ПЛ «Санг-О» предназначена для проведения специальных операций, минных постановок и действий против кораблей и судов. Легкий корпус и ограждение рубки ПЛ изготовлены из стеклопластика. Строительство серии малых ПЛ «Санг-О» начато в 1991 году. В серии кроме основного, торпедного варианта ПЛ (с советскими торпедами типа 53-56) построены две ПЛ для специальных операций, несущие по 16 мин на внешней подвеске. Кроме минных постановок эти ПЛ могут также транспортировать подводные носители для легководолазов. В составе вооружения ПЛ имеется пулемет калибра 12,7 мм и переносной ЗРК.

По разным источникам, КНДР имеет до 10 сверхмалых ПЛ (мини-ПЛ) типа «Юго» (Yugo). Миниподлодка типа «Юго», разработанная в КНДР, изначально строилась для поставки на экспорт. Несколько лодок типа «Юго» были проданы в Иран и Вьетнам. Ее длина – 20 м, ширина – 2 м, водоизмещение в погруженном состоянии – 90 т, скорость надводная (подводная) – 10 (4) узла, вооружение – два 533-мм ТА (боезапас – 2 торпеды).

Наиболее совершенная подводная лодка КНДР – это малая ПЛ типа «P-4». В составе ВМС КНДР имеется около 10 этих лодок. Ее длина – 29 м, водоизмещение – 190 т, вооружение – два 533-мм ТА (боезапас – 2 торпеды). Примечательно, что командованием южнокорейских ВМС была принята на вооружение южнокорейского флота северокорейская ПЛ «P-4», захваченная в 1998 году.

Несмотря на успехи в строительстве подводного флота, техническое состояние ПЛ КНДР все же оставляет желать лучшего. За последние 10 лет Северная Корея потеряла не менее трех ПЛ в результате навигационных аварий и инцидентов. Так, 18 сентября 1996 года близ города Каннын в районе побережья Японского моря произошла навигационная авария и последующий захват южнокорейскими военными северокорейской подлодки типа «Санг-О». События по ее захвату развивались следующим образом. 15 сентября 1996 года лодка высадила на южнокорейском берегу несколько групп спецназа для сбора данных о военных объектах Южной Кореи. На лодке находились 26 членов экипажа и бойцов спецназа КНДР. 18 сентября при попытке забрать группы спецназа лодка села на мель, после чего экипаж решил уничтожить все ценное оборудование и пробираться через вражескую территорию в сторону КНДР. Однако северокорейские моряки были обнаружены военнослужащими Южной Кореи. В ходе операции южнокорейских подразделений по захвату лодки один северокореец был пленен, остальные убиты в перестрелке или

ликвидированы сослуживцами.

Другая ПЛ типа «Санг-О» 8 июня 1998 года запуталась в рыболовных сетях вблизи южнокорейского города Сакчо. Экипаж лодки совершил самоликвидацию.

12 марта 2016 года северокорейская малая ПЛ была потеряна при невыясненных обстоятельствах в прибрежных водах Корейского полуострова.

В то же время северокорейские ПЛ доказали свою высокую эффективность. Так, по информации ряда зарубежных источников, в 2010 году в результате атаки северокорейской подлодки был уничтожен южнокорейский корвет «Чхонан», погибло 46 моряков. Некоторые эксперты пренебрегают угрозой подводных лодок Пхеньяна, утверждая, что это «старые и шумные посудины». Тем не менее в 2015 году южнокорейские военные специалисты сообщили о внезапном выходе из пунктов базирования около 50 подводных лодок КНДР и потере контроля за ними со стороны южнокорейских противолодочных сил.

Как подчеркивается в зарубежных источниках, власти Северной Кореи в последние годы активно осуществляют модернизацию подводного флота, проектируя подлодки, способные нести баллистические ракеты. На фоне успехов в тестировании ядерного оружия и космической техники Пхеньян может создать полноценную триаду ядерных сил.

По оценке американских военных экспертов, решение руководства КНДР создать основу для морского компонента ядерной триады основано на том что, во-первых, сложно обеспечить эффективный поиск и уничтожение малошумных дизельных ПЛ в океане и, во-вторых, существует возможность гарантированного ядерного ответа вне зависимости от размеров уже пораженной территории КНДР. Это ключевой компонент теории ядерного сдерживания.

По зарубежным данным, в июле 2014 года на северокорейской базе ВМС Синпхо (провинция Южная Хамгён), расположенной на побережье Японского моря КНДР, была спущена на воду экспериментальная подлодка с баллистическими ракетами. Это первая северокорейская большая дизельная подводная лодка нового типа, способная нести баллистические ракеты, которой на Западе дано обозначение «Синпо» (Sinp'o). Строительство лодки осуществлялось с 2010 года в городе Синпхо на Южной верфи, головном предприятии по строительству подлодок в Северной Корее.

УЖАС ПО ИМЕНИ «СИНПО»

Новая подлодка имеет длину 67 м, ширину 6,7 м и водоизмещение около 2500–3000 т. Рубка у ПЛ «Синпо» расположена посередине между носовой и кормовой частью корпуса, центральная часть рубки – прямоугольная секция размерами 4,25 х 2,25 м, в которой установлены 1–2 пусковые установки (шахты) баллистических ракет. Скорость надводного хода субмарины – 16 узлов, подводного – около 10 узлов. Дальность ее плавания – 1500 миль.

Силуэт северокорейской ПЛ, по информации иностранных источников, внешне имеет некоторое сходство с подводной лодкой проекта 629 (Golf – по классификации НАТО). В свое время в период 1989–1990 годов СССР передал три ПЛ данного проекта в Китай. Эти ПЛ использовались в ВМС Китая для опытной эксплуатации. В 1986 году на основе технических решений, использованных при постройке советских ПЛ данного типа, в Китае была построена собственная ПЛ подобного типа с целью отработки ракетных технологий и последующего серийного строительства китайских подводных лодок, вооруженных ядерными баллистическими ракетами. Учитывая уровень отношений КНР и КНДР в военной сфере, принимая во внимание вторую статью Договора о взаимопомощи и сотрудничестве между Китаем и Северной Кореей от 1961 года, Китай может оказывать технологическую помощь в реализации военных программ КНДР, в том числе строительстве северокорейского подводного флота.

После завершения четырехлетнего этапа строительства с 2014 года новая экспериментальная северокорейская субмарина «Синпо» начала интенсивно проходить ходовые испытания.

Первый в своей истории запуск баллистической ракеты подводной лодки (БРПЛ) с экспериментальной субмарины типа «Синпо» проведен 28 ноября 2015 года. По оценке иностранных специалистов, тестовый пуск оказался неудачным, поскольку южнокорейские военные позднее нашли обломки БРПЛ на поверхности моря.

Менее чем через месяц КНДР провела повторное испытание БРПЛ. По мнению экспертов, его произвели не с подводной лодки, а с погруженного в воду испытательного стенда-баржи. Кадры с испытанием ракеты телевидение КНДР обнародовало в начале января 2016 года, на них лидер страны Ким Чен Ын, улыбаясь, наблюдает за тем, как ракета стартует из-под воды и уходит за облака.

В августе 2016 года северокорейские СМИ продемонстрировали видеозапись подводной баллистической ракеты модификации KN-11 «Пуккыксон-1» («Полярная звезда»), запущенной из прибрежных вод Северной Кореи. Ракета, выпущенная с подводной лодки, пролетела около 310 миль в сторону Японии, установив новый рекорд дальности стрельбы для программы баллистических ракет подводных лодок Пхеньяна. Однако, по оценке экспертов, БРПЛ KN-11 «Пуккыксон-1» способна преодолевать дистанцию и более 600 миль. БРПЛ KN-11«Пуккыксон-1» оборудована двухступенчатым твердотопливным двигателем. Твердое топливо обладает значительными преимуществами по сравнению с гептилом и керосином, поскольку оно имеет более высокие энергетические показатели и улучшает характеристики ракеты, что делает БРПЛ более компактными, скрытыми и позволяет значительно быстрее готовить их к запуску.

По информации зарубежных источников, БРПЛ KN-11«Пуккыксон-1» может иметь следующие характеристики: количество ступеней – 2, диаметр – до 1,4 м, дальность полета – 900–1200 км.

Сообщалось, что для испытания баллистических ракет, запускаемых с подлодок, в КНДР созданы специальные полигоны и стенды.

По сообщению южнокорейского информагентства «ЕНХАП», еще до завершения строительства новой субмарины типа «Синпо» командованием ВМС Северной Кореи проведен ряд тестов, имитирующих запуск баллистической ракеты из подводной лодки.

В настоящее время, по информации открытых источников, в КНДР проведено не менее пяти пусков БРПЛ KN-11«Пуккыксон-1». Из них как минимум два пуска, осуществленных с борта ПЛ «Синпо», были успешными. В целом для принятия новой ракеты KN-11 на вооружение ПЛ «Синпо» потребуется несколько десятков тестовых пусков. В 60-е годы ХХ столетия для принятия на вооружение ПЛ проекта 629 баллистической ракеты Р-21 ВМФ СССР потребовалось провести до 30 пусков, из которых около 90% были успешными.

СЕУЛ ОБЕСПОКОЕН

Военно-политическое руководство Южной Кореи весьма обеспокоено ростом боевых возможностей подводных сил ВМС КНДР в целом и боевых характеристик БРПЛ KN-11 в частности. Подводный флот КНДР по своему развитию опережает южнокорейский по количественному составу и сопоставим с ним в качественном аспекте. В подводном флоте Южной Кореи числится 9 подлодок проекта 209 (водоизмещение 1200 т) и 7 ПЛ проекта 214 (1800 т). Общее количество южнокорейских ПЛ в четыре раза меньше, чем подводных лодок КНДР! Если Северная Корея уже создала подводные лодки с баллистическими ракетами, то Южная Корея способна это сделать лишь через 10 лет, к 2027–2030 году, построив до шести подлодок водоизмещением до 3000 т.

Эксперты же отмечают, что в случае продолжения строительства в КНДР подводных лодок с БРПЛ в ядерном снаряжении Южная Корея, Япония и США окажутся гораздо более уязвимыми для северокорейских ракетных атак, не имея возможности эффективно перехватывать запускаемые из-под воды ракеты. В связи с этим в апреле 2017 года США спешно развернули в Южной Корее противоракетную систему THAAD (Theater High Altitude Area Defense) – противоракетный комплекс подвижного наземного базирования для высотного заатмосферного перехвата ракет средней дальности.

По оценке американских экспертов, развернутая США в Южной Корее система ПРО THAAD ориентирована на нейтрализацию ракетных угроз, главным образом с северного направления полуострова. Но если северокорейская баллистическая ракета будет запущена из-под воды с восточного, южного или западного направления, ее вряд ли обнаружат радиолокационные системы THAAD, и она сможет успешно преодолеть оборонительные рубежи американской системы ПРО на территории Республики Корея. В Сеуле отмечают, что запущенную из международных вод северокорейскую ракету их системы ПРО вряд ли смогут перехватить. Аналогичным образом ракеты, выпущенные северокорейскими подводными лодками у восточного побережья Японии, могут успешно преодолеть развернутую там систему ПРО «Пэтриот». Поэтому на совместных военно-морских учениях США и Южной Кореи особое внимание уделяется тренировкам по условному уничтожению подводных лодок КНДР.

По оценкам южнокорейского правительственного источника, Северной Корее потребуется не более двух лет, чтобы реально ввести в строй и поставить на боевое дежурство построенную подлодку типа «Синпо». Однако главный вопрос сейчас – как быстро КНДР сможет создать ядерные боеголовки для ракет. Ядерным державам типа СССР, США, Китая, Великобритании и Франции потребовалось в свое время от двух до семи лет для этого после проведения обычных ядерных взрывов.

В целом активизация практических мероприятий по развитию подводных сил Северной Кореи дает основание полагать, что военно-политическое руководство КНДР будет предпринимать дальнейшие шаги по созданию своей ядерной триады, отводя особую роль подводным лодкам, вооруженным БРПЛ в ядерном оснащении, как наиболее скрытому, грозному и эффективному оружию.

topwar.ru

ВМС КНДР Википедия

Военно-морские силы Корейской народной армии (кор. 조선인민군 해군?, 朝鮮人民軍海軍?) — одна из составных частей Корейской Народной Армии, наряду с Военно-воздушными силами, Сухопутными войсками и Силами специальных операций КНДР.

Состав

По состоянию на 2008 год, численность ВМФ КНДР составляла 46 000 человек[1], на 2012 год — 60 000[2]. Срок службы по призыву 5-10 лет.

Штаб ВМФ расположен в Пхеньяне. Существенную часть ВМФ составляют силы береговой охраны. ВМФ способны проводить операции по защите границы в прибрежной зоне, наступательные и оборонительные операции, минирования и обычные рейдовые операции. Вместе с тем, из-за несбалансированности состава флот имеет ограниченные возможности по контролю морских пространств, сдерживающих действий или борьбе против подводных лодок. Свыше 60 % боевых кораблей КНДР располагается на передовых базах вблизи демилитаризованной зоны.

Основной задачей ВМФ является поддержка боевых действий сухопутных войск против армии Южной Кореи. ВМФ способен проводить ракетные и артиллерийские обстрелы прибрежных целей.

КНДР строит собственные малые и средние подводные лодки, главным образом на судоверфях Нампхо и Вонсана.

Командование ВМФ имеет в подчинении два флота, Восточный и Западный, в составе 16 боевых групп. В силу географического положения обмен кораблями между флотами отсутствует.

  • Западный флот, состоящий из 6 эскадр в составе примерно 300 кораблей и судов, действует в акватории Жёлтого моря. Штаб флота расположен в Нампхо, основные порты базирования — Пипха-гот (Pip’a-got) и Сагот (Sagot), меньшие базы — Чхо-до (кор. 초도, англ. Ch'o-do) и Таса-ни (Tasa-ri). В составе флота находятся бригада десантных катеров, две бригады охраны водного района, четыре дивизиона ракетных катеров, четыре дивизиона подводных лодок, отдельный дивизион охраны водного района.
  • Восточный флот, состоящий из 10 эскадр в составе примерно 470 кораблей и судов, действует в Японском море. Штаб флота расположен в Тхэйдонге (T’oejo-dong), основные порты базирования — Наджин и Вонсан, меньшие базы — Чхахо (кор. 차호), Чхонджин (кор. 창전), Мян До и Пуам-ни (Puam-ni). В составе флота находятся две бригады десантных катеров, две бригады охраны водного района, бригада катеров, дивизион фрегатов УРО, три дивизиона ракетных катеров, отдельный дивизион торпедных катеров, три дивизиона подводных лодок, отдельный дивизион сверхмалых подводных лодок (диверсионно-разведывательных сил).

Подводный флот децентрализован. Подводные лодки базируются в Чхахо (Ch’aho), Маянгдо (Mayangdo) и Пипха-готе (Pip’a-got).

Фрегат класса «Наджин» ВМФ КНДР

В составе флота находятся 5 корветов УРО (из них 2 — типа «Наджин», 1 — типа «Сохо»), 18 малых противолодочных кораблей, 4 советских подводных лодки проекта 613, 23 китайских и советских подводных лодок проекта 033 (проекта 633), 29 малых подводных лодок проекта «Санг-О», более 20 сверхмалых подводных лодок, 34 ракетных катера (10 проекта 205 «Оса», 4 класса «Хуанфен», 10 «Сочжу», 12 проекта 183 «Комар»; на вооружении катеров стоят ПКР П-15 Термит или китайские CSS-N-1 SCRUBBRUSH), 150 торпедных катеров (около половины — отечественной постройки), катера огневой поддержки (в том числе 62 класса «CHAHO»), 56 больших (6 «Хайнань», 12 «Тэчжон», 13 «Шанхай-2», 6 «Чонджу», 19 «СО-1») и более 100 малых патрульных катеров, 10 малых десантных кораблей «Хантэ» (способных перевозить по 3-4 лёгких танка), до 120 десантных катеров (в том числе около 100 «Нампо», созданных на базе советского торпедного катера П-6, имеющих скорость до 40 узлов и дальность действия до 335 км и способных перевозить до 30 полностью экипированных десантников), до 130 катеров на воздушной подушке, 24 тральщика «Юкто-1/2», 8 плавучих баз сверхмалых подводных лодок, спасательное судно подводных лодок, 4 гидрографических судна, минные заградители.

Патрульное судно ВМФ КНДР

Применение высокоскоростных ракетных и торпедных катеров позволяет проводить внезапные атаки на корабли противника. Подводные лодки могут быть использованы для блокирования морских коммуникаций, постановки минных заграждений и высадки войск, а также для спецопераций.

В составе ВМФ имеется две снайперские бригады на кораблях-амфибиях. В состав береговых войск входят два полка (тринадцать дивизионов противокорабельных ракет) и шестнадцать отдельных артиллерийских дивизионов береговой артиллерии. На вооружении береговых батарей находятся ракеты класса «земля — море» С-2 «Сопка», CSSC-2 SILKWORM (китайская копия советской П-15М), and CSSC-3 SEERSUCKER с дальностью поражения до 95 км, а также береговые артиллерийские установки калибра 122/130/152 мм.

Полупогружаемый катер КНДР

В Военно-морском флоте КНДР используются полупогружённые катера, используемые 137-й эскадрой ВМФ для высадки солдат сил специального назначения с моря. Благодаря своему низкому профилю эти катера слабо различимы с помощью радаров. Скорость на поверхности воды составляет до 45 узлов (83 км/ч), скорость в полупогружённом состоянии — 4 узла (7,4 км/ч).[3]

Помимо боевых кораблей, под прямым управлением Министерства народных вооружённых сил находятся 10 грузовых судов.

История

Создание флота

История ВМС КНДР берет своё начало с 5 июня 1946 г., когда при помощи советских советников в Вонсане были сформированы Силы морской Охраны Северной Кореи. Первоначально морские силы подчинялись министерству внутренних дел Северной Кореи, но с получением торпедных катеров и формированием 2-го дивизиона ТКА 29 августа 1949 г. морские силы были переформированы в отдельный род войск.

К 1950 г. Военно-морской флот КНДР имел в своем составе[4]:

  • 1-й дивизион сторожевых кораблей — три морских охотника типа ОД-200
  • 2-й дивизион торпедных катеров — пять катеров типа Г-5 (база Вонсан)
  • 3-й дивизион тральщиков — два бывших американских тральщика типа YMS и один бывший японский
  • дивизион строящихся кораблей — 7 кораблей водоизмещением 250 и 800 т;
  • одну плавучую базу
  • один военный транспорт водоизмещением 2000 т (бывший американский, перешедший из Южной Кореи в октябре 1949 г.)
  • шесть разных катеров и шхун (водоизмещением 60-80 т)
  • два полка морской пехоты
  • артиллерийский полк береговой обороны
  • зенитно-артиллерийский полк (24 37-мм орудия МЗА и 12 85-мм орудий СЗА)
  • три военно-морские базы (Вонсан — ГВМБ, Нампхо, Сочхо)
  • военно-морское училище в Вонсане.

Война в Корее 1950—1953

В ходе Войны в Корее 1950—1953 годов военно-морской флот КНДР, потеряв значительную часть судов после вмешательства в войну США и их союзников, использовал для боевых действий на море лишь рыбачьи кунгасы и шхуны. Флоту КНДР приходилось действовать в условиях превосходства военно-морского флота противника. Среди задач флота в ходе войны важнейшими были: высадка тактических десантов на занятое противником побережье и постановка минных заграждений.

С другой стороны, в ходе войны была значительно усилена береговая оборона. Если в начале войны в составе ВМФ имелись лишь отдельные полки морской пехоты, то позднее они были доукомплектованы до четырёх отдельных бригад, а на последних этапах войны — в артиллерийско-пулеметные бригады.

На первом этапе войны основной задачей ВМФ КНДР была высадка тактических десантов в тылу отступающих южнокорейских войск с целью содействия сухопутным войскам КНА. Наиболее существенными операциями этого этапа стали высадки морского десанта Кореи в районах Каннын и Самчхок на восточном побережье Кореи.

Ещё одной важной задачей была высадка десантов на занятых противником островах вблизи восточного и западного побережья в целях воспрепятствовать осуществления с них разведки и блокирования морских путей. Высадка осуществлялась, как правило, с рыбацких кунгасов и шхун, вооружённых полевыми орудиями и пулемётами.

На протяжении всей войны значительное внимание командованием ВМФ КНДР уделялось постановке минных заграждений. Ещё в июле 1950 года штаб флота разработал схему постановки мин на подходах к основным портам и бухтам как Северной, так и Южной Кореи. Постановка мин осуществлялась рыболовецкими судами с базы Нампхо вдоль восточного побережья Кореи и с базы Вонсан — вдоль западного. К августу 1950 года минно-заградительный флот насчитывал 35 судов и 23 команды минёров. Минные заграждения ставились в основном банками, по 5-6 мин в каждой. В период 1950—1951 годов в общей сложности была поставлена 2741 мина. Постановка мин вследствие слабого прикрытия с моря и с воздуха осуществлялась в ночное время, а сами заграждения по возможности прикрывались береговой артиллерией. Наличие мин в прибрежных водах значительно снизило активность флота противника и заставило его пересмотреть характер боевых действий. Одним из значительных успехов в ходе постановки минных заграждений северокорейскими моряками стал срыв операции по высадке морского десанта в порту Вонсан в октябре 1950 года, что позволило избежать окружения Корейской Народной Армии и её уничтожения на юге Кореи.[5]

Береговые батареи, развёрнутые для защиты от кораблей противника, противодесантной обороны и защиты минных заграждений, были оборудованы в основном полевыми орудиями среднего калибра. На важнейших участках береговой линии оборону осуществляли также батальоны морской пехоты. Плотность обороны побережья была крайне невысокой, в среднем для защиты 50-60 км участка берега использовалась одна трёхорудийная батарея. Для компенсации малочисленности береговой обороны эффективно использовались подвижные батареи. Тем не менее, для борьбы с береговыми батареями американские войска были вынуждены стянуть значительное количество кораблей и самолётов. Кроме того, батареи лишили корабли противника возможности подходить близко к берегу и вести прицельный обстрел прибрежных и сухопутных войск КНА.

ВМФ КНДР в послевоенный период

  • 23 января 1968 малым противолодочным кораблём и тремя торпедными катерами КНДР при поддержке авиации было захвачено разведывательное судно ВМС США «Пуэбло[en]» (класса AGER). Судно находилось в территориальных водах КНДР с целью определения характера деятельности ВМС Северной Кореи и разведки радиотехнической обстановки в районе её восточного побережья, а также для слежения за военными кораблями СССР в районе Цусимского пролива и определения реакции КНДР и Советского Союза на ведение кораблем разведки в Японском море. Корабль был обстрелян из 57-мм орудия и пулемётов, а затем отбуксирован в порт Вонсан. После 11 месяцев плена экипаж «Пуэбло» был освобождён, а сам корабль длительное время находился у причала г. Вонсан в качестве музея[6]. В конце 1990-х годов «Пуэбло» был скрытно перебазирован в Жёлтое море, вошёл в реку Тэдон и теперь является одной из туристических достопримечательностей столицы КНДР. Перебазирование прошло незамеченным для американских и южнокорейских сил.
  • В феврале 1985 подводная лодка проекта 633, построенная в КНДР, затонула в Жёлтом море со всем экипажем. По официальным данным, подлодка была потоплена рыболовным сейнером, однако скорее всего она была потоплена американскими или южнокорейскими силами. В спасательной операции принимали участие корабли ВМФ СССР ПМ-37 «Акварель» и «Саяны», при поддержке СКР в боевом охранении[7].
  • 18 сентября 1996 близ города Каннын на побережье Японского моря была обнаружена застрявшая на мели подводная лодка КНДР (по натовской классификации тип «Akula»). На лодке находилось 26 членов экипажа и бойцов спецназа КНДР. Военнослужащие КНДР оставили лодку и попытались пешком уйти от южнокорейских войск. Бо́льшая часть из них погибла, один был взят в плен и ещё один смог уйти в КНДР.
  • В июне 1998 подводная лодка ВМФ КНДР запуталась в рыболовных сетях вблизи южнокорейского города Сокчо. Экипаж лодки совершил самоубийство.
  • 18 декабря 1998 полупогружённый катер КНДР было потоплено судами ВМФ Южной Кореи в 56 милях южнее Yokji-do.
  • В период с 7 по 15 июня 1999 20 рыболовецких судов КНДР и 7-8 патрульных катеров пересекли морскую границу с Южной Кореей. Суда были блокированы кораблями ВМФ Южной Кореи, и 15 июня произошёл огневой контакт, в результате которого один торпедный катер КНДР был потоплен, а несколько судов получили повреждения.
  • 29 июня 2002 несколько южнокорейских кораблей вторглись в территориальные воды КНДР около острова Ёнпхёндо и произошёл огневой контакт. В результате боя был потоплен катер Южной Кореи и повреждены 2 катера КНДР[8].
  • 27 марта 2010 в Жёлтом море у острова Пэннёндо был торпедирован и потоплен корвет «Чхонан» ВМС Южной Кореи. Согласно некоторым источникам, корвет, возможно, стал жертвой атаки ПЛ ВМС КНДР. В результате инцидента погибли или пропали без вести 46 из 104 человек экипажа[9].

См. также

Примечания

Литература

wikiredia.ru

ВМС КНДР Википедия

Военно-морские силы Корейской народной армии (кор. 조선인민군 해군?, 朝鮮人民軍海軍?) — одна из составных частей Корейской Народной Армии, наряду с Военно-воздушными силами, Сухопутными войсками и Силами специальных операций КНДР.

Состав[ | ]

По состоянию на 2008 год, численность ВМФ КНДР составляла 46 000 человек[1], на 2012 год — 60 000[2]. Срок службы по призыву 5-10 лет.

Штаб ВМФ расположен в Пхеньяне. Существенную часть ВМФ составляют силы береговой охраны. ВМФ способны проводить операции по защите границы в прибрежной зоне, наступательные и оборонительные операции, минирования и обычные рейдовые операции. Вместе с тем, из-за несбалансированности состава флот имеет ограниченные возможности по контролю морских пространств, сдерживающих действий или борьбе против подводных лодок. Свыше 60 % боевых кораблей КНДР располагается на передовых базах вблизи демилитаризованной зоны.

Основной задачей ВМФ является поддержка боевых действий сухопутных войск против армии Южной Кореи. ВМФ способен проводить ракетные и артиллерийские обстрелы прибрежных целей.

КНДР строит собственные малые и средние подводные лодки, главным образом на судоверфях Нампхо и Вонсана.

Командование ВМФ имеет в подчинении два флота, Восточный и Западный, в составе 16 боевых групп. В силу географического положения обмен кораблями между флотами отсутствует.

  • Западный флот, состоящий из 6 эскадр в составе примерно 300 кораблей и судов, действует в акватории Жёлтого моря. Штаб флота расположен в Нампхо, основные порты базирования — Пипха-гот (Pip’a-got) и Сагот (Sagot), меньшие базы — Чхо-до (кор. 초도, англ. Ch'o-do) и Таса-ни (Tasa-ri). В составе флота находятся бригада десантных катеров, две бригады охраны водного района, четыре дивизиона ракетных катеров, четыре дивизиона подводных лодок, отдельный дивизион охраны водного района.
  • Восточный флот, состоящий из 10 эскадр в составе примерно 470 кораблей и судов, действует в Японском море. Штаб флота расположен в Тхэйдонге (T’oejo-dong), основные порты базирования — Наджин и Вонсан, меньшие базы — Чхахо (кор. 차호), Чхонджин (кор. 창전), Мян До и Пуам-ни (Puam-ni). В составе флота находятся две бригады десантных катеров, две бригады охраны водного района, бригада катеров, дивизион фрегатов УРО, три дивизиона ракетных катеров, отдельный дивизион торпедных катеров, три дивизиона подводных лодок, отдельный дивизион сверхмалых подводных лодок (диверсионно-разведывательных сил).

Подводный флот децентрализован. Подводные лодки базируются в Чхахо (Ch’aho), Маянгдо (Mayangdo) и Пипха-готе (Pip’a-got).

Фрегат класса «Наджин» ВМФ КНДР

В составе флота находятся 5 корветов УРО (из них 2 — типа «Наджин», 1 — типа «Сохо»), 18 малых противолодочных кораблей, 4 советских подводных лодки проекта 613, 23 китайских и советских подводных лодок

ru-wiki.ru

ВМС КНДР - это... Что такое ВМС КНДР?

Военно-морские силы Корейской Народно-Демократической Республики - одна из составных частей Корейской Народной Армии, наряду с Военно-воздушными силами, Сухопутными войсками и Силами специальных операций КНДР.

Состав

В составе ВМФ служит около 46 тыс чел. Срок службы по призыву 5-10 лет.

Штаб ВМФ расположена в Пхеньяне. Большую часть ВМФ составляют силы береговой охраны. ВМФ способны проводить операции по защите границы в прибрежной зоне, наступательные и оборонительные операции, минирования и обычные рейдовые операции. Вместе с тем, из-за несбалансированности состава флот имеет ограниченные возможности по контролю морских пространств, сдерживающих действий или борьбе против подводных лодок. Свыше 60% боевых судов КНДР располагаются на передовых базах.

Основной задачей ВМФ является поддержка боевых действий сухопутных войск против армии Южной Кореи. ВМФ способен проводить ракетные и артиллерийские обстрелы прибрежных целей.

КНДР строит собственные малые и средние подводные лодки, главным образом на судоверфях Нампхо и Вонсана.

Командование ВМФ имеет в подчинении два флота, Восточный и Западный, в составе 16 боевых групп. В силу географического положения обмен судов между флотами отсутствует.

  • Западный флот, состоящий из 6 эскадр в составе примерно 300 судов, действует в акватории Жёлтого моря. Штаб флота расположен в Нампхо, основные порты базирования – Пипха-гот (Pip'a-got) и Сагот (Sagot), меньшие базы – Чхо-до (кор. 초도, англ. Ch'o-do) и Таса-ни (Tasa-ri). В составе флота находятся бригада десантных катеров, две бригады охраны водного района, четыре дивизиона ракетных катеров, четыре дивизиона подводных лодок, отдельный дивизион охраны водного района.
  • Восточный флот, состоящий из 10 эскадр в составе примерно 470 судов, действует в Японском море. Штаб флота расположен в Тхэйдонге (T'oejo-dong), основные порты базирования – Наджин и Вонсан, меньшие базы – Чхахо (кор. 차호), Чхонджин (кор. 창전), Мян До и Пуам-ни (Puam-ni). В составе флота находятся две бригады десантных катеров, две бригады охраны водного района, бригада катеров, дивизион фрегатов УРО, три дивизиона ракетных катеров, отдельный дивизион торпедных катеров, три дивизиона подводных лодок, отдельный дивизион сверхмалых подводных лодок (диверсионно-разведывательных сил).

Подводный флот децентрализован. Подводные лодки базируются в – Чхахо (Ch'aho), Маянгдо (Mayangdo) и Пипха-готе (Pip'a-got).

Малая ПЛ типа "Санг-О"

В составе флота находятся 3 фрегата УРО (2 "Наджин", 1 "Сохо"), 2 эсминца, 18 малых противолодочных кораблей, 4 советских подводных лодки проекта 613, 23 китайских и отечественных подводных лодки проекта 033 (проекта 633), 29 малых подводных лодок проекта «Санг-О», более 20 сверхмалых подводных лодок, 34 ракетных катера (10 проекта 205 «Оса», 4 класса "Хуанфен", 10 "Сочжу", 12 проекта 183 «Комар»; на вооружении катеров стоят ПКР П-15 Термит или китайскими CSS-N-1 SCRUBBRUSH), 150 торпедных катеров (около половины – отечественной постройки), катера огневой поддержки (в том числе 62 класса «CHAHO»), 56 больших (6 "Хайнань", 12 "Тэчжон", 13 "Шанхай-2", 6 "Чонджу", 19 "СО-1") и более 100 малых патрульных катеров, 10 малых десантных кореблей "Хантэ" (способных перевозить по 3-4 лёгких танка), до 120 десантных катеров (в том числе около 100 «Нампо», созданных на базе советского торпедного катера П-6, имеющих скорость до 40 узлов и дальность действия до 335 км и способных перевозить до 30 полностью экипированных десантников), до 130 катеров на воздушной подушке, 24 тральщика "Юкто-1/2", 8 плавучих баз сверхмалых подводных лодок, спасательное судно подводных лодок, 4 гидрографических судна,минные заградители.

Применение высокоскоростных ракетных и торпедных катеров позволяет проводить внезапные атаки на боевые суда противника. Подводные лодки могут быть использованы для блокирования морских коммуникаций, постановки минных заграждений и высадки войск спецопераций. Приблизительно 60% судов базируются вблизи демилитаризованной зоны.

В составе ВМФ имеется две снайперские бригады на судах-амфибиях.

В состав береговых войск входят два полка (тринадцать дивизионов противокорабельных ракет) и шестнадцать отдельных артиллерийских дивизионов береговой артиллерии. На вооружении береговых батарей находятся ракеты класса «земля - море» С-2 «Сопка», CSSC-2 SILKWORM (китайская копия советской П-15М), and CSSC-3 SEERSUCKER с дальностью поражения до 95 км, а также береговые артиллерийские установки калибра 122/130/152 мм.

Флот КНДР имеет богатый опыт по постановке минных заграждений. В её флоте имеется значительное количество надводных судов, предназначенных для постановки мин против высадки береговых десантов с судов-амфибий, защиты стратегических портов и обеспечение защиты с моря сухопутных сил. В рамках системы береговой обороны минные поля сочетаются с артиллерийскими и ракетными береговыми батареями.

В Военно-морском флоте КНДР используются полупогружённые суда, используемые 137-й эскадрой ВМФ для высадки солдат сил специального назначения с моря. Благодаря своему низкому профилю эти суда слабо различимы с помощью радаров. Скорость на поверхности воды составляет 45 узлов (83 км/ч), скорость в полупогружённом состоянии 4 узла (7,4 км/ч). [1]

Помимо боевых судов, под прямым управлением Министерства народных вооружённых сил находятся 10 грузовых судов.

История

Война в Корее 1950-1953

В ходе Войны в Корее 1950-1953 годов военно-морской флот КНДР, потеряв значительную часть судов после вмешательства в войну США и их союзников, использовал для боевых действий на море лишь рыбачьи кунгасы и шхуны. Флоту КНДР приходилось действовать в условиях превосходства военно-морского флота противника. Среди задач флота в ходе войны важнейшими были: высадка тактических десантов на занятое противником побережье и постановка минных заграждений.

С другой стороны, в ходе войны была значительно усилена береговая оборона. Если в начале войны в составе ВМФ имелись лишь отдельные полки морской пехоты, то позднее они были доукомплектованы до четырёх отдельных бригад, а на последних этапах войны – в артиллерийско-пулеметные бригады.

На первом этапе войны основной задачей ВМФ КНДР была высадка тактических десантов в тылу отступающих южнокорейских войск с целью содействия сухопутным войскам КНА. Наиболее существенными операциями этого этапа стали высадки морского десанта Кореи в районах Каннын и Самчхок на восточном побережье Кореи.

Ещё одной важной задачей была высадка десантов на занятых противником островах вблизи восточного и западного побережья в целях воспрепятствовать осуществления с них разведки и блокирования морских путей. Высадка осуществлялась, как правило, с рыбацких кунгасов и шхун, вооружённых полевыми орудиями и пулемётами.

На протяжении всей войны значительное внимание командованием ВМФ КНДР уделялось постановке минных заграждений. Ещё в июле 1950 года штаб флота разработал схему постановки мин на подходах к основным портам и бухтам как Северной, так и Южной Кореи. Постановка мин осуществлялось рыболовецкими судами с базы Нампхо вдоль восточного побережья Кореи и с базы Вонсан – вдоль западного. К августу 1950 года минно-заградительный флот насчитывал 35 единиц судов и 23 команды минёров. Минные заграждения ставились в основном банками, по 5-6 мин в каждой. В период 1950–1951 годов в общей сложности была поставлена 2741 мина. Постановка мин вследствие слабого прикрытия с моря и с воздуха осуществлялось в ночное время, а сами заграждения по возможности прикрывались береговой артиллерией. Наличие мин в прибрежных водах значительно снизило активность флота противника и заставило его пересмотреть характер его боевых действий. Одним из значительных успехов в ходе постановки минных заграждений северокорейскими моряками стал срыв операции по высадке морского десанта в порту Вонсан в октябре 1950 года, что позволило избежать окружения Корейской Народной армии и её уничтожения на юге Кореи.[2]

Береговые батареи, развёрнутые для защиты от судов противника, противодесантной обороны и защиты минных заграждений, были оборудованы в основном полевыми орудиями среднего калибра. На важнейших участках береговой линии оборону осуществляли также батальоны морской пехоты. Плотность обороны побережья была крайне невысокой, в среднем для защиты 50-60 км участка берега использовалась одна трёхорудийная батарея. Для компенсации малочисленности для береговой обороны эффективно использовались подвижные береговые батареи. Тем не менее, для борьбы с береговыми батареями американские войска были вынуждены стянуть значительное количество судов и самолётов. Кроме того, батареи сделали невозможным для судов противника подходить близко к берегу и вести прицельный огонь для прицельного обстрела прибрежных и сухопутных войск КНА.

ВМФ КНДР в послевоенный период

23 января 1968 года малым противолодочным кораблём КНДР и тремя торпедными катерами при поддержке авиации было захвачено разведывательное судно ВМС США «Пуэбло» (класса AGER). Судно находилось в территориальных водах КНДР с целью определения характера деятельности ВМС Северной Кореи и разведки радеотехнической обстановки в районе восточного побережья КНДР, а также военных кораблей СССР в районе Цусимского пролива, определять реакцию КНДР и Советского Союза на ведение кораблем разведки в Японском море. Корабль был обстрелян из 57-мм орудия и пулемётов, а затем отбуксирован в порт Вонсан. После 11 месяцев плена экипаж «Пуэбло» был освобождён, а сам корабль поныне находится у причала г. Вонсан в качестве музея. [3]

В феврале 1985 года подводная лодка проекта 633, построенная в КНДР, затонула в Жёлтом море со всем экипажем. По официальным данным, подлодка была потоплена рыболовным сейнером, однако скорее всего она была потоплена американскими или южнокорейскими силами. [4]

18 сентября 1996 года близ города Каннын на побережье Японского моря была обнаружена застрявшая на мели подводная лодка КНДР (по натовской классификации тип "акула"). На лодке находилось 26 членов экипажа и бойцов спецназа КНДР. Военнослужащие КНДР оставили лодку и попытались пешком уйти от южнокорейских войск. Большая часть из них погибла, один был взят в плен и ещё один смог уйти в КНДР.

В июне 1998 года подводная лодка ВМФ КНДР запуталась в рыболовных сетях вблизи южнокорейского города Сокчо (Sokcho). Экипаж лодки совершил самоубийство.

18 декабря 1998 года полупогружённое судно КНДР было потоплено судами ВМФ Южной Кореи в 56 милях южнее Yokji-do.

В период с 7 по 15 июня 1999 года 20 рыболовецких судов КНДР и 7-8 патрульных судов пересекли морскую границу с Южной Кореей. Суда были блокированы кораблями ВМФ Южной Кореей, и 15 июня произошёл огневой контакт, в результате которого один торпедный катер КНДР был потоплен, а несколько судов получили повреждения.

Примечания

Литература

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Подводные ракетоносцы ВМФ КНДР - fonzeppelin

В связи с нынешним обострением международных отношений вокруг КНДР, я решил выложить этот внеплановый материал.

Широко известно, что КНДР является самым "молодым" среди членов "ядерного клуба". С 2006 года (когда впервые стало известно, что программа разработки ядерного оружия увенчалась успехом), КНДР провела - вопреки требованиям международного сообщества, включая Китай и Россию - пять ядерных испытаний, эквивалентом от 1 кт и до 45 кт. Согласно последним предположениям, КНДР располагает арсеналом из 15-20 ядерных зарядов, и, вероятно, приближается к созданию компактного и достаточно "живучего" боеприпаса, приспособленного к установке в боевую часть баллистической ракеты.

До последнего времени предполагалось, что основные усилия КНДР в области средств доставки ЯО сосредоточены на межконтинентальных баллистических ракетах. Однако, незначительный прогресс в этой области (судя по проблемным пускам сателлитов, надежность северокорейских многоступенчатых ракет оставляет желать много лучшего) и растущие опасения относительно уязвимости как самих ракет - для средств ПРО, так и их стартовых комплексов - для превентивного удара, по всей видимости, заставили военное руководство КНДР пересмотреть стратегию. Территория Северной Кореи сравнительно компактна: укрыть крупные стартовые комплексы от обнаружения на ней затруднительно. Кроме того, вся территория Корейского Полуострова перекрывается американскими противоракетными системами морского базирования (противоракеты SM-3 на американских, японских, и - в перспективе - южнокорейских эсминцах), что позволяет тем эффективно перехватывать стартующие баллистические ракеты на участке разгона, когда те крайне уязвимы.

В решении проблемы, северокорейцы, судя по всему, последовали по пути других атомных держав и обратили внимание на море.

Итак, что же известно о подводных ракетоносцах блитательного товарища, новой звезды, гения среди гениев в военной стратегии, высшего руководителя партии, армии и народа (все титулы официальные) и просто скромного первого секретаря ЦК ТП КНДР?

Впервые о новом направлении в северокорейской ядерной стратегии широкой публике стало известно в 2014 году, когда сателлит системы "Google Earth" сделал снимок северокорейского порта Синпо и новой субмарины у достроечной стенки. Интересующиеся военно-морскими вопросами немедленно отметили, что новая субмарина достигает 65 метров в длину и примерно 7 метров в ширину, существенно превосходя все предшествующие подводные лодки северокорейской постройки. Так, например, наиболее многочисленные в КНФ (Корейский Народный Флот) лодки типа "Санг-О II" (одна из которых была в 1996 году захвачена южанами во время попытки пролезть в южнокорейский порт) имеют длину всего 40 метров и ширину не более 4 метров. Таким образом, новая субмарина, очевидно, представляла собой значительный шаг вперед.

Наибольший интерес привлекла конструкция рубки субмарины. Помимо необычно больших размеров, часть рубки была прикрыта синим брезентом, скрывая некий элемент конструкции. Одной из версий - что именно спрятано под синей покрышкой - стала шахта для баллистической ракеты. При этом указывалось, что аналогичное решение (размещение ракетных шахт вертикально в рубке субмарины) применялось на советских подводных лодка проекта 611АВ и проекта 629. Подобное сходство едва ли случайно: в 1990-ых, КНДР, через подставные фирмы и ряд иностранных посредников, заключила соглашение о покупке на металлолом ряда списанных советских субмарин - в число которых входили и ракетоносные проекта 629А. Таким образом, инженеры КНФ могли детально ознакомиться с основными конструктивными решениями.

Дальнейшие серии снимков, в 2014-2015 году, подтвердили начальные предположения:


На этой паре снимков представлены два интересных объекта. Во-первых отчетливо видна массивная рубка субмарины с отчетливо различимым крупным отверстием в ней (размеры отверстия поначалу привели к тому, что эксперты - ошибочно - посчитали субмарину несущей две ракеты). Во-вторых, рядом с лодкой замечен крупный плот с цилиндрической конструкцией в центре - очень напоминающий погружаемые стенды, использовавшиеся для испытательных пусков БРПЛ в советском флоте!

Погружаемый стенд ПСД-4, Черноморский Флот. 1961.

Легко заметить, что конструкции северокорейского и советского стендов практически идентичны: четыре "пилона" с мачтами по углам, и массивный цилиндр пусковой шахты в центре. Скорее всего, инженеры КНФ сумели получить доступ к чертежам советских стендов (возможно, через Китай) и опирались на них при разработке собственной версии. Склонность инженеров КНДР развивать и улучшать доступные образцы вместо создания новых достаточно хорошо известна.

В дальнейшем, новая северокорейская субмарина неоднократно мелькала на фотографиях, пока, наконец, не "засветилась" в официальном материале с военно-морских учений КНФ:

Ракетоносная субмарина КНФ на учениях. Видны впечатляюшие размеры рубки.

Новому классу субмарин было присвоено условное обозначение "Синпо" (англ. "Sinpo"), по имени порта строительства, но, по более точным данным, официальное название класса - "Горае" (англ. "Gorae"). Согласно имеющимся данным, как минимум одна субмарина этого класса - вероятно, демонстратор технологии - находится в строю КНФ по крайней мере с 2015 года, и принимала участие в экспериментах с подводным запуском ракет. Еще несколько лодок этого (либо улучшенного) типа, предположительно, строятся, или, возможно, уже завершают испытания.

Что же известно об этих лодках?

По конструкции, лодки класса "Синпо" являются концептуальным развитием предшествующих серий малых подводных лодок КНФ, таких как тип "Санг-О", "Йоно" и "Юго". Которые, в свою очередь, являются развитием югославской сериии "адриатических" субмарин. Хотя КНФ располагает некоторым количеством крупных субмарин Тип 033 (китайская версия проекта 633, собраны в КНДР из компонентов китайского производства) и даже по крайней мере одной субмариной проекта 613, советской постройки (эта почтенная старушка еще в 2013 году мелькала на учениях, что я не могу охарактеризовать иначе как издевательство над ценным музейным экспонатом!), строительство крупных подводных лодок оказалось для КНФ не по карману. Кроме того, крупные субмарины КНФ априори были бы очень уязвимы для современных систем ПЛО, имеющихся в распоряжении ВМФ США, Японии и Республики Корея.

Корпус субмарины типа "Синпо" очень похож на корпус подводной лодки типа "Йоно", и, видимо, является ее прямым развитием. Основываясь на этом сходстве, можно предположить, что ракетоносная субмарина однокорпусная, имеет не менее трех палуб и оснащена сонарным комплексом (вероятно, довольно примитивным) в носовой части. Горизонтальные рули находятся в передней части корпуса, вертикальные - в кормовой. Предполагается (по имеющимся снимкам это не ясно), что субмарина несет от 2 до 4 торпедных аппаратов в носовой части.

Силовая установка субмарины, судя по всему, стандартная, дизель-электрическая. Лодка, вероятно, оснащена устройством работы дизелей под водой (шноркелем), но нет никаких признаков наличия на ней какой-либо воздухонезависимой установки. Движитель - стандартный винтовой. Экипаж, согласно подсчетам - 70-80 человек.

Технические данные субмарины, разумеется, являются лишь объектом экстраполяции, но все же можно предположить следующие ТТХ:

* Водоизмещение - от 2000 до 2500 тонн.
* Длина - 65 м
* Ширина - 7 м
* Скорость подводная/надводная - экстраполируя данные по трофейной "Санг-О" можно предположить, что не превышает 10/16 узлов. Вероятно, реальная ниже.
* Глубина погружения - опять же, экстраполируя данные по "Санг-О", глубина погружения 150-200 метров. Есть возможность ложиться на дно.
* Дальность надводного хода - скорее всего не превышает 5000-6000 км.

Основной интерес, разумеется, представляет собой ракетное вооружение субмарины. Оно представлено единственной ракетой "Пуккусонг-1" (также известной как KN-11). Некоторой иронией является то, что название ракеты в переводе с Корейского означает "полярная звезда" - то есть идентично названию первой американской БРПЛ, "Поларис"!

Эта баллистическая ракета обладает определенным сходством с советской баллистической ракетой подводного базирования Р-27, созданной в середине 1960-ых. Хотя сходство, вероятно, является чисто внешним, нельзя исключать, что инженеры КНФ сумели получить некоторую (возможно, косвенную) информацию о конструкции снятой с вооружения Р-27, или ее китайского аналога - JL-1.

Ракета одноступенчатая, имеет длину около 9,3 метров, диаметр около 1,5 метров и стартовый вес - предположительно - в районе 15 тонн. Она, вероятно, способна нести некоторые из существующих северокорейских ядерных боеголовок. Однако, точно не известно, имеются ли в распоряжении КНФ теплозащитные системы, способные обеспечить безопасный вход боеголовки в атмосферу.

Интересной деталью является то, что ракета, вероятно, существует в жидкостном и твердотопливном вариантах:

Слева: фотография пуска ракеты в 2014 году. Справа: фотография пуска ракеты в 2016 году. Выхлопные струи ракет отчетливо различаются.

Это может объясняться либо независимой разработкой жидкостных и твердотопливных БРПЛ, либо же решением перейти на твердое топливо в связи с проблемами хранения жидкостной ракеты на очень небольшой субмарине. Так как КНДР, скорее всего, не имеет доступа к современным технологиям твердого ракетного топлива, эффективность двигателей ракеты, вероятно, невелика. Ракета однодвигательная, с единственным неподвижным соплом. Управление ракетой в полете, как и у других баллистических ракет КНДР, выполняется при помощи решетчатых рулей на корме.

Ракета приспособлена к запуску из погруженного положения, с глубины 2-5 метров. Первоначально, тесты проводились с "горячим" запуском, т.е. включением двигателей ракеты прямо в шахте с дальнейшим выходом ее из шахты своим ходом. Однако, в дальнейшем, КНДР, очевидно, переключилось на технологию "холодного" запуска: ракета выталкивается из шахты сжатым воздухом, с запуском двигателей над водой. Возможно, это связано с переходом на твердое топливо, воспламенение которого проходит легче.

С октября 2014 по февраль 2017, КНФ провел 12 испытательных пусков ракеты, со следующими результатами:

В ходе пусков, была продемонстрирована дальность полета порядка 500 км. Однако, следует отметить, что реальная дальность полета ракеты, вероятно, выше, и составляет от 1200 до 1500 км. Это связано с тем, что в двух последних (успешных) пусках, ракета запускалась по очень высокой, почти вертикальной траектории, поднимаясь на высоту до 550 км. При более оптимальной траектории - под углом ближе к 45 градусам - дальность полета может составить более 1000 км. Неясен вопрос с наличием у ракеты отделяющейся головной части, что могло бы помочь определить дальность. Анализ, проведенный специалистами Республики Корея позволяет предположить дальность до 2500 км, при использовании отделяемой головной части.



Предположительный радиус досягаемости северокорейских субмарин (оранжевый) и их ракет (синий).

Итак, главный вопрос - что же дают субмарины типа "Синпо" флоту КНДР?

Очевидно, что эти лодки - несмотря на все усилия конструкторов - все же не являются подлинными подводными ракетоносцами. Их радиус действия ограничен, они не способны длительное время оперировать в подводном положении, иначе как под шноркелем - что, с учетом современного развития средств противолодочной обороны, делает их крайне уязвимыми. Примечательно, что северокорейские конструкторы попытались (как смогли) смягчить проблему, разработав систему подводного пуска ракеты: для сравнения, ранние советские подводные ракетоносцы могли запускать свои ракеты только из надводного положения.

Крупным недостатком является наличие на борту только одной баллистической ракеты. Даже не принимая во внимание ненадежность северокорейских ракет - с учетом всех сложностей подводного пуска, я бы предположил, что вероятность успешного запуска "Пуккусонг-1" в реалистичных (не демонстрационных) условиях составляет не более 50%, без учета возможных сбоев уже в полете - низкая точность и слабость боевой части делают маловероятным успешное поражение чего-либо за исключением очень крупных, площадных объектов. Это де-факто сводит возможности субмарин КНФ к сдерживанию потенциальной угрозой атаки: реальные их боевые возможности очень ограничены.

В целом, субмарины типа "Синпо", скорее, являются не столько подводными ракетоносцами, сколько подводными мобильными пусковыми. Вероятно, их основной задачей является не патрулирование в открытом океане (ВМФ КНДР не располагает никакими средствами, позволяющими прикрыть районы боевого развертывания ракетоносцев), а дежурство в стационарном положении - возможно, лежа на дне - в прибрежных водах Северной Кореи и операции в водах Японского и Желтого морей.

В чем преимущество подобного - более дорогого - способа базирования, перед обычными стационарными/мобильными установками?

1) Подобные "прибрежные ракетоносцы" малоуязвимы для внезапного нападения. Являясь дизель-электрическими субмаринами, они могут совершать переходы на небольшие расстояния практически бесшумно, и длительное время лежать на дне, не выдавая себя работой механизмов. Выявить заранее и уничтожить первым ударом подобные ракетные платформы чрезвычайно трудно: нужно прочесывать с магнитометрами квадратные километры акватории (и даже ПВО КНДР, при всей ее устарелости, может доставить сильную головную боль противолодочным самолетам!)

2) Они могут осуществлять запуски ракет с непредсказуемых направлений. Территория КНДР весьма мала, и полностью "просматривается" американскими и южнокорейскими радарами - а также "простреливается" американскими и японскими противоракетами SM-3 (морского базирования) и THAAD (наземного базирования). Ввиду ограниченности подлетного времени, стартующие северокорейские ракеты могут быть поражены противоракетами еще на разгоне - в тот момент, когда они особенно уязвимы. Субмарины даже "прибрежного" действия позволяют существенно расширить спектр возможных пусковых позиций, затрудняя перехват на разгоне и вынуждая прибегать к менее эффективному поражению боеголовок на входе в атмосферу.

3) Потенциально - хотя такая вероятность и весьма невелика - северокорейские ракетоносные субмарины представляют угрозу для островных территорий США на Тихом Океане, для союзников США за пределами Японского Моря, и даже для американской "домашней территории" на Аляске. Это вынуждает американцев по крайней мере уделять значительные усилия противолодочной обороне. Следует, однако, заметить, что американцы и их союзники (а также все более негативно настроенный к КНДР Китай) контролируют все "бутылочные горлышки" Японского, Желтого, и Восточно-Китайского моря, и выход сравнительно шумных субмарин, не способных двигаться под водой долгое время без шноркеля, на океанские коммуникации - маловероятен.

* Я выражаю отдельную благодарность H.I. Suitton за его подборку данных.

** Дополнительная благодарность коллеге Han Solo с форума "Цусима", предоставившему информацию о приобретении Северной Кореей в 1990-ых ряда списанных советских субмарин, включая ракетоносные 629А.

fonzeppelin.livejournal.com

Военно-морские силы КНДР — Википедия. Что такое Военно-морские силы КНДР

Военно-морские силы Корейской народной армии (кор. 조선인민군 해군?, 朝鮮人民軍海軍?) — одна из составных частей Корейской Народной Армии, наряду с Военно-воздушными силами, Сухопутными войсками и Силами специальных операций КНДР.

Состав

По состоянию на 2008 год, численность ВМФ КНДР составляла 46 000 человек[1], на 2012 год — 60 000[2]. Срок службы по призыву 5-10 лет.

Штаб ВМФ расположен в Пхеньяне. Существенную часть ВМФ составляют силы береговой охраны. ВМФ способны проводить операции по защите границы в прибрежной зоне, наступательные и оборонительные операции, минирования и обычные рейдовые операции. Вместе с тем, из-за несбалансированности состава флот имеет ограниченные возможности по контролю морских пространств, сдерживающих действий или борьбе против подводных лодок. Свыше 60 % боевых кораблей КНДР располагается на передовых базах вблизи демилитаризованной зоны.

Основной задачей ВМФ является поддержка боевых действий сухопутных войск против армии Южной Кореи. ВМФ способен проводить ракетные и артиллерийские обстрелы прибрежных целей.

КНДР строит собственные малые и средние подводные лодки, главным образом на судоверфях Нампхо и Вонсана.

Командование ВМФ имеет в подчинении два флота, Восточный и Западный, в составе 16 боевых групп. В силу географического положения обмен кораблями между флотами отсутствует.

  • Западный флот, состоящий из 6 эскадр в составе примерно 300 кораблей и судов, действует в акватории Жёлтого моря. Штаб флота расположен в Нампхо, основные порты базирования — Пипха-гот (Pip’a-got) и Сагот (Sagot), меньшие базы — Чхо-до (кор. 초도, англ. Ch'o-do) и Таса-ни (Tasa-ri). В составе флота находятся бригада десантных катеров, две бригады охраны водного района, четыре дивизиона ракетных катеров, четыре дивизиона подводных лодок, отдельный дивизион охраны водного района.
  • Восточный флот, состоящий из 10 эскадр в составе примерно 470 кораблей и судов, действует в Японском море. Штаб флота расположен в Тхэйдонге (T’oejo-dong), основные порты базирования — Наджин и Вонсан, меньшие базы — Чхахо (кор. 차호), Чхонджин (кор. 창전), Мян До и Пуам-ни (Puam-ni). В составе флота находятся две бригады десантных катеров, две бригады охраны водного района, бригада катеров, дивизион фрегатов УРО, три дивизиона ракетных катеров, отдельный дивизион торпедных катеров, три дивизиона подводных лодок, отдельный дивизион сверхмалых подводных лодок (диверсионно-разведывательных сил).

Подводный флот децентрализован. Подводные лодки базируются в Чхахо (Ch’aho), Маянгдо (Mayangdo) и Пипха-готе (Pip’a-got).

Фрегат класса «Наджин» ВМФ КНДР

В составе флота находятся 5 корветов УРО (из них 2 — типа «Наджин», 1 — типа «Сохо»), 18 малых противолодочных кораблей, 4 советских подводных лодки проекта 613, 23 китайских и советских подводных лодок проекта 033 (проекта 633), 29 малых подводных лодок проекта «Санг-О», более 20 сверхмалых подводных лодок, 34 ракетных катера (10 проекта 205 «Оса», 4 класса «Хуанфен», 10 «Сочжу», 12 проекта 183 «Комар»; на вооружении катеров стоят ПКР П-15 Термит или китайские CSS-N-1 SCRUBBRUSH), 150 торпедных катеров (около половины — отечественной постройки), катера огневой поддержки (в том числе 62 класса «CHAHO»), 56 больших (6 «Хайнань», 12 «Тэчжон», 13 «Шанхай-2», 6 «Чонджу», 19 «СО-1») и более 100 малых патрульных катеров, 10 малых десантных кораблей «Хантэ» (способных перевозить по 3-4 лёгких танка), до 120 десантных катеров (в том числе около 100 «Нампо», созданных на базе советского торпедного катера П-6, имеющих скорость до 40 узлов и дальность действия до 335 км и способных перевозить до 30 полностью экипированных десантников), до 130 катеров на воздушной подушке, 24 тральщика «Юкто-1/2», 8 плавучих баз сверхмалых подводных лодок, спасательное судно подводных лодок, 4 гидрографических судна, минные заградители.

Патрульное судно ВМФ КНДР

Применение высокоскоростных ракетных и торпедных катеров позволяет проводить внезапные атаки на корабли противника. Подводные лодки могут быть использованы для блокирования морских коммуникаций, постановки минных заграждений и высадки войск, а также для спецопераций.

В составе ВМФ имеется две снайперские бригады на кораблях-амфибиях. В состав береговых войск входят два полка (тринадцать дивизионов противокорабельных ракет) и шестнадцать отдельных артиллерийских дивизионов береговой артиллерии. На вооружении береговых батарей находятся ракеты класса «земля — море» С-2 «Сопка», CSSC-2 SILKWORM (китайская копия советской П-15М), and CSSC-3 SEERSUCKER с дальностью поражения до 95 км, а также береговые артиллерийские установки калибра 122/130/152 мм.

Полупогружаемый катер КНДР

В Военно-морском флоте КНДР используются полупогружённые катера, используемые 137-й эскадрой ВМФ для высадки солдат сил специального назначения с моря. Благодаря своему низкому профилю эти катера слабо различимы с помощью радаров. Скорость на поверхности воды составляет до 45 узлов (83 км/ч), скорость в полупогружённом состоянии — 4 узла (7,4 км/ч).[3]

Помимо боевых кораблей, под прямым управлением Министерства народных вооружённых сил находятся 10 грузовых судов.

История

Создание флота

История ВМС КНДР берет своё начало с 5 июня 1946 г., когда при помощи советских советников в Вонсане были сформированы Силы морской Охраны Северной Кореи. Первоначально морские силы подчинялись министерству внутренних дел Северной Кореи, но с получением торпедных катеров и формированием 2-го дивизиона ТКА 29 августа 1949 г. морские силы были переформированы в отдельный род войск.

К 1950 г. Военно-морской флот КНДР имел в своем составе[4]:

  • 1-й дивизион сторожевых кораблей — три морских охотника типа ОД-200
  • 2-й дивизион торпедных катеров — пять катеров типа Г-5 (база Вонсан)
  • 3-й дивизион тральщиков — два бывших американских тральщика типа YMS и один бывший японский
  • дивизион строящихся кораблей — 7 кораблей водоизмещением 250 и 800 т;
  • одну плавучую базу
  • один военный транспорт водоизмещением 2000 т (бывший американский, перешедший из Южной Кореи в октябре 1949 г.)
  • шесть разных катеров и шхун (водоизмещением 60-80 т)
  • два полка морской пехоты
  • артиллерийский полк береговой обороны
  • зенитно-артиллерийский полк (24 37-мм орудия МЗА и 12 85-мм орудий СЗА)
  • три военно-морские базы (Вонсан — ГВМБ, Нампхо, Сочхо)
  • военно-морское училище в Вонсане.

Война в Корее 1950—1953

В ходе Войны в Корее 1950—1953 годов военно-морской флот КНДР, потеряв значительную часть судов после вмешательства в войну США и их союзников, использовал для боевых действий на море лишь рыбачьи кунгасы и шхуны. Флоту КНДР приходилось действовать в условиях превосходства военно-морского флота противника. Среди задач флота в ходе войны важнейшими были: высадка тактических десантов на занятое противником побережье и постановка минных заграждений.

С другой стороны, в ходе войны была значительно усилена береговая оборона. Если в начале войны в составе ВМФ имелись лишь отдельные полки морской пехоты, то позднее они были доукомплектованы до четырёх отдельных бригад, а на последних этапах войны — в артиллерийско-пулеметные бригады.

На первом этапе войны основной задачей ВМФ КНДР была высадка тактических десантов в тылу отступающих южнокорейских войск с целью содействия сухопутным войскам КНА. Наиболее существенными операциями этого этапа стали высадки морского десанта Кореи в районах Каннын и Самчхок на восточном побережье Кореи.

Ещё одной важной задачей была высадка десантов на занятых противником островах вблизи восточного и западного побережья в целях воспрепятствовать осуществления с них разведки и блокирования морских путей. Высадка осуществлялась, как правило, с рыбацких кунгасов и шхун, вооружённых полевыми орудиями и пулемётами.

На протяжении всей войны значительное внимание командованием ВМФ КНДР уделялось постановке минных заграждений. Ещё в июле 1950 года штаб флота разработал схему постановки мин на подходах к основным портам и бухтам как Северной, так и Южной Кореи. Постановка мин осуществлялась рыболовецкими судами с базы Нампхо вдоль восточного побережья Кореи и с базы Вонсан — вдоль западного. К августу 1950 года минно-заградительный флот насчитывал 35 судов и 23 команды минёров. Минные заграждения ставились в основном банками, по 5-6 мин в каждой. В период 1950—1951 годов в общей сложности была поставлена 2741 мина. Постановка мин вследствие слабого прикрытия с моря и с воздуха осуществлялась в ночное время, а сами заграждения по возможности прикрывались береговой артиллерией. Наличие мин в прибрежных водах значительно снизило активность флота противника и заставило его пересмотреть характер боевых действий. Одним из значительных успехов в ходе постановки минных заграждений северокорейскими моряками стал срыв операции по высадке морского десанта в порту Вонсан в октябре 1950 года, что позволило избежать окружения Корейской Народной Армии и её уничтожения на юге Кореи.[5]

Береговые батареи, развёрнутые для защиты от кораблей противника, противодесантной обороны и защиты минных заграждений, были оборудованы в основном полевыми орудиями среднего калибра. На важнейших участках береговой линии оборону осуществляли также батальоны морской пехоты. Плотность обороны побережья была крайне невысокой, в среднем для защиты 50-60 км участка берега использовалась одна трёхорудийная батарея. Для компенсации малочисленности береговой обороны эффективно использовались подвижные батареи. Тем не менее, для борьбы с береговыми батареями американские войска были вынуждены стянуть значительное количество кораблей и самолётов. Кроме того, батареи лишили корабли противника возможности подходить близко к берегу и вести прицельный обстрел прибрежных и сухопутных войск КНА.

ВМФ КНДР в послевоенный период

  • 23 января 1968 малым противолодочным кораблём и тремя торпедными катерами КНДР при поддержке авиации было захвачено разведывательное судно ВМС США «Пуэбло[en]» (класса AGER). Судно находилось в территориальных водах КНДР с целью определения характера деятельности ВМС Северной Кореи и разведки радиотехнической обстановки в районе её восточного побережья, а также для слежения за военными кораблями СССР в районе Цусимского пролива и определения реакции КНДР и Советского Союза на ведение кораблем разведки в Японском море. Корабль был обстрелян из 57-мм орудия и пулемётов, а затем отбуксирован в порт Вонсан. После 11 месяцев плена экипаж «Пуэбло» был освобождён, а сам корабль длительное время находился у причала г. Вонсан в качестве музея[6]. В конце 1990-х годов «Пуэбло» был скрытно перебазирован в Жёлтое море, вошёл в реку Тэдон и теперь является одной из туристических достопримечательностей столицы КНДР. Перебазирование прошло незамеченным для американских и южнокорейских сил.
  • В феврале 1985 подводная лодка проекта 633, построенная в КНДР, затонула в Жёлтом море со всем экипажем. По официальным данным, подлодка была потоплена рыболовным сейнером, однако скорее всего она была потоплена американскими или южнокорейскими силами. В спасательной операции принимали участие корабли ВМФ СССР ПМ-37 «Акварель» и «Саяны», при поддержке СКР в боевом охранении[7].
  • 18 сентября 1996 близ города Каннын на побережье Японского моря была обнаружена застрявшая на мели подводная лодка КНДР (по натовской классификации тип «Akula»). На лодке находилось 26 членов экипажа и бойцов спецназа КНДР. Военнослужащие КНДР оставили лодку и попытались пешком уйти от южнокорейских войск. Бо́льшая часть из них погибла, один был взят в плен и ещё один смог уйти в КНДР.
  • В июне 1998 подводная лодка ВМФ КНДР запуталась в рыболовных сетях вблизи южнокорейского города Сокчо. Экипаж лодки совершил самоубийство.
  • 18 декабря 1998 полупогружённый катер КНДР было потоплено судами ВМФ Южной Кореи в 56 милях южнее Yokji-do.
  • В период с 7 по 15 июня 1999 20 рыболовецких судов КНДР и 7-8 патрульных катеров пересекли морскую границу с Южной Кореей. Суда были блокированы кораблями ВМФ Южной Кореи, и 15 июня произошёл огневой контакт, в результате которого один торпедный катер КНДР был потоплен, а несколько судов получили повреждения.
  • 29 июня 2002 несколько южнокорейских кораблей вторглись в территориальные воды КНДР около острова Ёнпхёндо и произошёл огневой контакт. В результате боя был потоплен катер Южной Кореи и повреждены 2 катера КНДР[8].
  • 27 марта 2010 в Жёлтом море у острова Пэннёндо был торпедирован и потоплен корвет «Чхонан» ВМС Южной Кореи. Согласно некоторым источникам, корвет, возможно, стал жертвой атаки ПЛ ВМС КНДР. В результате инцидента погибли или пропали без вести 46 из 104 человек экипажа[9].

См. также

Примечания

Литература

wiki.sc

Подводный флот Северной Кореи | Военное дело | ИноСМИ

Второго мая ресурс 38 North, который занимается мониторингом геополитической ситуации и вооруженных сил Северной Кореи, рассказал, что на коммерческих спутниковых фотографиях обнаружена вторая северокорейская баржа для испытания подводных запусков баллистических ракет. По сути, это модификация советского плавучего погружающегося стенда ПСД-4. Запуски ракет происходят с подобных стендов прежде, чем начнутся испытания непосредственно с подводных лодок.


Первый подобный стенд был обнаружен в КНДР еще в 2014 году. Подавляющее большинство запусков ракет КНДР с подводных лодок южнокорейские и американские эксперты считают произведенными именно с плавучих погружаемых стендов, а вовсе не с подводных лодок, как заявляют в КНДР.


Так или иначе, второй обнаруженный стенд вновь вызвал вопросы: планировали в КНДР тестовые запуски еще три года назад или это новый собственный стенд, и теперь КНДР ускорит программу создания баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ), способных нести ядерные заряды.


Издание The National Interest отмечает, что в 90-х годах прошлого века несколько старых советских подводных лодок проекта 629 (построенных еще в 50-60-х годах), способных к запуску БРПЛ, ушли в КНДР на разделку, и в КНДР могли либо восстановить их, либо при разборке приобщиться к советским военным технологиям. Но доказательств этому нет.


Скорее, по мнению издания, в 2012-2013 годах в КНДР начали строительство собственной экспериментальной подводной лодки Gorae (или Sinpo — по названию верфи. В теории она может запустить одну или две БРПЛ с глубины 10-15 метров, то есть ей для запуска ракеты надо подняться выше к поверхности (современные лодки запускают ракеты с глубины до 50 метров).


Точных данных о Gorae нет. Формы лодки КНДР напоминают югославские лодки типа «Сава» 70-х годов. Подразумевается, что дальность оперирования не превышает 750 миль, а скорость — 20 узлов. Пока подтверждено, что у КНДР есть одна такая субмарина, и, возможно, есть еще пять.


Особого смысла в Gorae американские эксперты не видят. Такая устаревшая подводная лодка не сможет уходить в долгие автономные плавания (чтобы нанести, например, неожиданный ядерный удар или удар возмездия по противнику). Более того, она не сможет покинуть порт незамеченной, а в случае военных действий средства ПВО и ПРО Северной Кореи не смогут ее защитить, а значит, она сразу же будет потоплена. Кстати, во время традиционных весенних учений подводного флота субмарины КНДР уходят в море всего на 3-5 дней.


Хотя и допускаются крайние варианты: что Gorae чудом может незаметно уйти в самоубийственную миссию в один конец в море, чтобы запустить ракеты по американским объектам в Японии, или же КНДР удастся произвести запуск по Южной Корее из одной из бесчисленных внутренних бухт изрезанной береговой линии. В этом случае Южной Корее и Японии придется полагаться на противоракетную оборону. Либо придется пойти на превентивный удар по Gorae и предполагаемым точкам их базирования.

Русская служба BBC
Yahoo News Japan
Асахи симбун


В СМИ отмечают тот факт, что Gorae может быть использована лишь для испытаний ракет и создания более современных и крупных северокорейских субмарин в будущем.


Что касается подводного флота КНДР, то, согласно военному аналитику Джозефу Бермудесу (Joseph Bermudez), у Северной Кореи в строю есть от 52 до 67 дизель-электрических субмарин. Четыре подводных лодки проекта 613 (построены в 1951-57 гг.) были поставлены Советским Союзом, но к 2013 году были списаны. Семь лодок проекта 633 (построены в 1950-е годы) были поставлены Китаем (китайская модификация — проект 033) в собранном виде и еще 70 в разобранном виде.


В 2015 году, по данным Пентагона, у КНДР в строю находилось до 70 подводных лодок различных проектов. По данным издания Jane360, Северная Корея также была замечена в создании муляжей подводных лодок, чтобы при съемке с воздуха или космоса их принимали за настоящие субмарины.


В 2010 году было опубликовано международное исследование о затоплении военного корабля «Чхонан» ВМС Южной Кореи и гибели более 40 моряков, на страницах которого утверждалось, что у КНДР в наличии 20 субмарин проекта 633, 40 малых субмарин класса «Сан-О» и «Сан-О II» и 10 сверхмалых лодок класса «Йоно».


Кстати, тогда в 2010 году потопление «Чхонана» приписали КНДР, подводная лодка которой нанесла торпедный удар. Несмотря на устаревший подводный флот КНДР, как оказалось, даже сверхмалые подводные лодки «Йоно» вполне себе в состоянии топить корабли противника, наносить неожиданные удары и оперировать на малых глубинах, что с тех пор при планировании операций принимается во внимание уже серьезно.


Не сбрасывают сегодня со счетов и просто приличное количество малых и сверхмалых подводных лодок у Северной Кореи, что может позволить флоту КНДР нанести множество ударов одновременно и по разным целям, а также проводить минирование вод.


Что же касается программы создания баллистических ракет подводных лодок, способных нести ядерные заряды, то военные эксперты, несмотря на все споры, сходятся в том, что в КНДР после ряда испытаний запуска ракет с плавучих погружаемых стендов рано или поздно будут способны проводить успешные запуски и с реальных подводных лодок. В 2014 году на достижение этой цели Северной Корее отводили 2-3 года.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *