Война в испании ссср – Вы смотрите онлайн документальные фильмы и хронику из категории: Гражданская война в Испании 1936-1939

СССР и Гражданская война в Испании

Из-за чего возникла гражданская война в Испании? Это конфликт между Второй Испанской республикой и поддерживавшими ее левыми политическими партиями и организациями (республиканцы, лоялисты), с одной стороны, и крайне правыми националистами — с другой. Вторая Испанская республика — нестабильный период в истории Испании между изгнанием короля Альфонсо XIII и триумфом военной диктатуры Франко.

В конце 1920-х и начале 1930-х годов в Испании шло постоянное противоборство между республиканцами и националистами — сторонниками Народного и Национального фронтов. В феврале 1936 года на парламентских выборах верх взял республиканский Народный фронт. Республиканцы освобождали политических заключенных из тюрем и конфисковывали земли церквей и монастырей. Правительство быстро левело.

1 мая 1936 года Народный фронт отметил военным парадом. Над марширующими колоннами колыхалось море красных знамен, реяли транспаранты с изображениями Маркса, Ленина и Сталина. Демонстранты пели «Интернационал». Тот, кто отваживался выкрикнуть «iViva Espana!» («Да здравствует Испания»! — клич правых), слышал в ответ: «iPatria, no!», «iViva Rusia!» («Нет Родине, ура России!»). В сложившихся условиях власть в руки решают взять военные с целью наведения порядка и избавления Испании от «красной угрозы». Во главе военных стоял живший в Португалии

Хосе Санхурхо.

Генерал Хосе Санхурхо был связан с реакционными кругами Германии и Италии, которые толкали его на фашистский переворот. Германский и итальянский генеральные штабы давно уже замыслили свое вмешательство во внутренние дела Испании, основную ставку сделав на военных. Установив связь с генералом Санхурхо, верховное командование вооруженных сил Германии сразу поставило перед ним вопрос о подготовке мятежа, в осуществлении которого он может рассчитывать на «плечо немцев». В марте 1936 года Санхурхо побывал в Берлине, где получил заверения в оказании ему всей необходимой помощи. Затем он посетил Рим, и там его так же твердо заверили в поддержке. Германские и итальянские генштабисты помогли генералу в разработке плана переворота. Они утверждали, что успешная его реализация гарантирована, но только при выполнении двух условий: внезапность и быстрота проведения операции и военная интервенция Германии и Италии…

Я.В. Смушкевич (генерал Дуглас), старший военный советник по авиации испанской республиканской Народной армии, руководитель противовоздушной обороны Мадрида

Непосредственным руководителем восстания стал генерал Эмилио Мола. Ему удалось за короткое время скоординировать действия значительной части офицерства, фаланги (фашистская политическая партия в Испании), испанских монархистов и прочих противников республиканских властей. По плану Молы, оппозиционные силы должны были, опираясь на войска, взять под контроль крупнейшие города и свергнуть правительство Народного фронта

. Эту идею поддержали многие испанские генералы, в том числе и вполне либеральных взглядов.

5 июня 1936 года Мола публикует документ с планом будущего восстания («Цели, методы и пути»), а позднее назначает дату и время — 17 июля в 17.00. Мятеж действительно начался вечером 17 июля 1936 года в Испанском Марокко. Сначала восстали части в его столице — Мелилье, затем в остальных городах протектората. Главнокомандующий войсками в Марокко генерал Ромералес, не примкнувший к мятежу, отказался подавать в отставку и был расстрелян путчистами. Подобная судьба была уготована многим другим верным правительству офицерам. Безжалостно уничтожались и активисты левых партий.

П.В. Рычагов,
летчик-истребитель, командир авиационной эскадрильи Народной армии республиканской Испании

Мусульмане-марокканцы поддержали мятеж в надежде на трофеи и свободу — руководители путча обещали солдатам, что им будет позволено обогатиться за счет имущества республиканцев, а марокканской элите — предоставление протекторату полной независимости. На протяжении всей войны марокканские части будут ударной силой испанских фашистов. Под контроль мятежников безоговорочно перешли и другие испанские колонии:

Канарские острова, Испанская Сахара, Испанская Гвинея. 18 июля радиостанция путчистов в городе Сеуты в испанской колониальной зоне Марокко несколько раз передала в эфир фразу «Над всей Испанией безоблачное небо», которая была условным сигналом к началу общегосударственного мятежа.

Плакат с лозунгом «Но пасаран!» — «Они не пройдут!». Но, несмотря на героизм республиканских войск, фашисты захватили власть в Испании

Правящие республиканские круги в Мадриде не придали серьезного внимания восстанию. А мятеж уже перекинулся на собственно Испанию и быстро расползался по стране. Власти Народного фронта не ожидали подобного. 19 июля по мадридскому радио выступила член парламента, вице-председатель Коммунистической партии Испании

Долорес Ибаррури, призвав испанский народ подняться на защиту республики. Знаменитые слова из ее выступления: «Но пасаран!» — «Они не пройдут!» — стали боевым девизом республиканцев. Республиканцы поднялись на борьбу, и на большей части Испании мятеж провалился.

Танкисты советской бронетанковой бригады «Пабло» (Д.Г. Павлова) перед боем. Испания, 1936 г.

20 июля погиб в авиакатастрофе Хосе Санхурхо, намеревавшийся вернуться из Португалии в захваченные повстанцами районы Испании. Равного ему по общепризнанности авторитета лидера у путчистов не было. В связи с гибелью Санхурхо было создано коллективное руководство из военных — Хунта национальной обороны под формальным руководством Карлоса Кабанельяса. Восставшие провозгласили себя «национальными силами» или националистами. Какой-то конкретной программы хунта не предложила, ограничившись лозунгами восстановления порядка, защиты церкви и религии и борьбы с «красными». О будущей форме правления пока не говорили, хотя своим символом националисты избрали прежний монархический красно-желто-красный флаг. Наиболее авторитетные мятежные генералы (

Мола, Франко, Аранда, Кабанельяс) обратились к народу в печати и по радио с ярко выраженной либеральной риторикой.

Пулеметчики Народной армии республиканской Испании

Но в целом республиканцы одержали победу над националистами. Однако Испанская республика, которая и до фашистского мятежа не являлась образцом надежности государственного устройства, после него фактически превратилась в беспорядочный конгломерат самых разнообразных образований. Перестал работать бюрократический аппарат — значительная часть чиновников перебежала к националистам. Единые вооруженные силы, силы охраны внутреннего правопорядка, органы госбезопасности развалились. Мадрид лишь символически контролировал ситуацию в регионах. В восточном Арагоне, многих районах Леванта, Каталонии и западной Андалусии реальная власть перешла к анархо-синдикалистам. Их откровенно безумные эксперименты по строительству «либертарного коммунизма», как правило, приводили к полному развалу экономики, обнищанию населения и, как следствие, к поддержке местными жителями националистов.

Прощальный парад бойцов интербригад в Барселоне, октябрь 1938 г.

В надломленной мятежом стране нарастал хаос. Повсюду старались верховодить, подменяя законные государственные органы, самозванные партийные и профсоюзные советы и комитеты, которые, как правило, со своими обязанностями не справлялись. 29 сентября Хунта национальной обороны провела выборы нового руководителя восставших, на которых победил Франко.

Франко Франсиско Паулино Эрменехильдо Теодуло Багамонде родился в Испании в городе Ферроль, в семье военного моряка. Как и отец, избрал путь военного, стал офицером. Служил в Марокко около одиннадцати лет — в туземных регулярных войсках, потом в Испанском иностранном легионе. В 33-летнем возрасте получил звание генерала. В 1931 году в Испании пала монархия, власть перешла к республиканским властям. Франко в это время не вмешивался в политику. В 1934 году в Астурии вспыхнуло шахтерское восстание, возглавляемое социалистами и анархистами, в подавлении которого принимал участие Франко. После этого генерал стал главнокомандующим в Марокко, но спустя несколько месяцев возвратился в Мадрид, чтобы принять пост главы Большого генерального штаба.

Франсиско Франко одержал победу на выборах среди генералитета потому, что был молод, энергичен, умен, не имел политических пристрастий — он не был в отличие от других генералов ни фалангистом, ни монархистом, ни правым республиканцем. Ему был присвоен чин генералиссимуса и титул каудильо (вождя). Франко быстро установил связь с нацистской Германией и фашистской Италией и стал строить «свою» Испанию по их типу. Он ввел нацистский девиз «один вождь, одно государство, один народ» и «римское приветствие» — вскидывание вперед и вверх правой руки с открытой ладонью.

Франко объявил войну с республиканцами как «крестовый поход против красных орд». Республиканцы дрались с фашистскими мятежниками, но силы были неравными. Франкистам широким потоком шли поставки из европейских стран, прежде всего из Германии и Италии, — оружие, техника, снаряжение и, конечно, хорошо обученные военные кадры. Республиканцам же — никакой помощи. 27 государств Европы, среди них и СССР, заключили соглашение о невмешательстве в испанские дела, а правительства Англии и Франции даже откровенно препятствовали Испанской республике приобретать за границей оружие, устроив необъявленную военно-экономическую блокаду.

Армия националистов (основу их составляли так называемые африканцы — армейские части Испанского Марокко) под руководством генерала Франко, не встречая серьезного сопротивления, в конце августа уже была в 150 километрах от Мадрида. Солдаты-республиканцы бежали, расстреливая собственных офицеров, пытавшихся организовать отпор мятежникам. Командующий Северной группой войск националистов генерал Эмилио Мола сказал по этому поводу: «Я иду на Мадрид четырьмя колоннами, а пятая колонна уже ждет нас там».

Националисты полагались на слабость плохо организованных частей Народной армии. Ударные группировки должны были окружить Мадрид с севера, северо-запада и юга, постепенно сужая фронт. Мятежники вели наступление не очень стремительно, но весьма последовательно. 17 октября, взяв городок Ильескас, они уже находились на расстоянии менее 40 километров от Мадрида. Потеря Ильескаса вызвала панику в рядах республиканцев. Многие (даже сам командующий Центральным фронтом полковник Асенсио Торрадо) заговорили о сдаче противнику Мадрида без боя. 23 октября танковая колонна националиста Карлоса Асенсио Кабанельяса вышла на южные подступы к Мадриду, взяв города Сенсенья, Эскивас и Борокс…

И тогда Советский Союз подал республиканской Испании руку помощи. В первые недели испанской гражданской войны Сталин и ЦК ВКП(б), хотя и сочувствовали по идеологическим соображениям фактически социалистической Испанской республике, однако пошли лишь на гуманитарную помощь ей (продовольствие, медикаменты, одежда и т. д.). Во многом это было вызвано искренней верой советских лидеров в политику «невмешательства». К середине осени 1936 года стало ясно, что «невмешательство» — пустая формальность, которая никак не мешает Германии, Италии и Португалии активно помогать националистам. Поэтому 29 сентября Политбюро ЦК постановило начать оказывать республиканцам более существенную военную помощь.

Сначала это была скромная, завуалированная помощь — через третьи страны. С октября 1936-го по февраль 1937 года были закуплены и отправлены в Испанию небольшие партии фотоаппаратуры, противогазов, передана республиканским властям заимствованная во Франции лицензия на производство самолетов «Фоккер». Непосредственно самолетов из различных стран — 58. Закуплено орудий во Франции — 30, в Швейцарии — 8. Также закуплено в Чехословакии 145 пулеметов, 10 тысяч винтовок и другого оружия на общую сумму 131 567 580 долларов.

Со временем Советский Союз перестал «скромничать». Начались крупномасштабные прямые поставки. В первые месяцы 1937 года республиканцам было направлено: 347 танков, 60 бронеавтомобилей, 1186 артиллерийских орудий, 20 486 пулеметов, 497 813 винтовок. Для сравнения отметим, что Италия и Германия поставили националистам Испании в общей сложности 1150 танков и бронемашин, 2630 артиллерийских орудий, 8759 станковых пулеметов, 1426 минометов, более 250 тысяч винтовок, 16 720 авиабомб, тысячу тон взрывчатки.

Из черноморских портов СССР непрерывно отправлялись к испанским берегам корабли с продовольствием и военными грузами, в том числе с тяжелой боевой техникой. В середине октября в Испании появляются истребители И-15, бомбардировщики АНТ-40, танки Т-26, артиллерийские установки с советскими экипажами и расчетами.

Пароходами, самолетами, поездами в Испанию ежедневно прибывали бойцы-добровольцы и военные специалисты. Надо отметить, что в ту пору чувство интернационализма владело многими советскими людьми. Осенью 1936 года уехал в Испанию капитан Александр Родимцев. Через 34 года дважды Герой Советского Союза генерал-полковник А.И. Родимцев в своей книге «Под небом Испании» расскажет, как отправлялся он в сражающуюся страну на Пиренеях, «чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать».

Мятежники Франко продолжали вести наступление на Мадрид. Газеты западноевропейских стран были переполнены сообщениями, перепечатывавшимися из фашистских источников, о скором и неизбежном падении республиканского правительства. Юго-Западная Испания почти вся была потеряна Республикой; в воздухе господствовала фашистская авиация, агрессия Германии и Италии под видом сотрудничества с фалангистами нарастала; в лагере мятежников шла грызня между соперничающими группировками, но еще сильнее, к сожалению, было несогласие в стане республиканцев между коммунистами, социалистами, анархистами и крайними левыми; политика премьера Ларго Кабальеро была непоследовательной, регулярной армии в полном смысле слова не было.

Из СССР к республиканцам было направлено военных советников: в 1936 году — около 100 человек; в 1937-м — около 150; в 1938-м — более 250; в 1939-м — 95. Всего наших добровольцев было 4 тысячи. На стороне франкистов воевало 25 тысяч немцев и 60—70 тысяч итальянцев.

Система советского военного советнического аппарата в республиканской Испании состояла из нескольких степеней. Высшую ступень занимал главный военный советник. За период с 1936 по 1939 год на этом посту находились Берзин (1936-1937), Штерн (1937-1938) и Качанов (1938-1939). Следующая ступень (второй уровень) — советники в различных службах Генерального штаба республиканской армии, в Генеральном военном комиссариате, в штабах ВВС, артиллерии, ВМС, противовоздушной обороны и при военно-медицинской службе.

Например, старший советник по артиллерии Н.Н. Воронов (Вольтер), старший советник по авиации Я.В. Смушкевич (Дуглас), главный военно-морской советник республиканского правительства Н.Г. Кузнецов (Николас Лепанто), советник председателя обороны Мадридского фронта Г.И. Кулик (Купер), советник командующего Маневренной армией Арагонского (Восточного) фронта Р.Я. Малиновский (Малино). К.А. Мерецкова (Петрович) поставили на вторую ступень, он непосредственно работал при Висенте Рохо, начальнике Генерального штаба сил обороны Мадрида.

Третий уровень состоял из советников командующих фронтов, командиров дивизий, полков и других воинских единиц. Вот некоторые из них: Д.Г. Павлов — старший советник по танкам, псевдоним Павлито; П.И. Батов — советник в бригаде Энрике Анстере, псевдоним Пабло Фриц; С.А. Ваупшасов — старший советник при штабе 14-го партизанского корпуса республиканской армии по разведывательным операциям, псевдоним Альфред; X.Д. Мамсуров — советник отрядов диверсантов-«герильеросов», псевдоним Ксанти. Е.С. Птухин начал воевать в качестве командира истребительной группы, затем старшего советника командующего ВВС Игнасио Идальго де Сиснероса, псевдоним Хосе (Хозе). А.И. Родимцев — советник в 1-й бригаде Листера, псевдонимы Гочисе, Гешос; В.Я. Колпакчи — советник в 13-й интербригаде, Н.П. Гурьев — советник по артиллерии в 11-й интербригаде.

Четвертый, базовый, уровень составляли военные специалисты-добровольцы (летчики, танкисты, моряки и т. д.), непосредственно принимавшие участие в боевых действиях. Сохранилось много свидетельств о самоотверженном выполнении интернационального долга советскими летчиками в испанском небе. Так, летчик-истребитель С. Черных первым сбил в Испании немецкий «Мессершмитт-109». Командир звена П. Путивко в воздушном бою под Мадридом совершил таран — первый в истории советской авиации. Первый в истории отечественной авиации ночной таран совершил лейтенант Е. Степанов, направивший свой И-15 на итальянский самолет «Савойя».

По воспоминаниям В. Александровской, военной переводчицы авиаэскадрильи К.М. Гусева, уникальную, очень дерзкую операцию по уничтожению самолетов противника на аэродроме Гарапинильос, близ Сарагосы, провели летчики истребительной группы под командованием Е.С. Птухина (начальник штаба группы Ф.К. Арженухин). Два десятка советских штурмовиков неожиданно появились в небе над Гарапинильосом. Их атаки ошеломили врага. За полчаса они сожгли более 40 итальянских самолетов, все находившиеся на аэродроме ангары, склады с авиационными боеприпасами и горючим.

Х.У. Мамсуров

Официально СССР не поддерживал ни одну из сторон в Гражданской войне в Испании. Поэтому советские военнослужащие отправлялись туда либо инкогнито, либо под псевдонимами. Так что далеко не все знали, что «полковник Ксанти», служивший советником при пламенном командире республиканце Буэнавентуре Дуррути, — это на самом деле советский офицер Хаджи-Умар Мамсуров. В Испании он командовал отрядами «герильеросов», которых обучал диверсионному делу. В открытой схватке франкистам противостоять было сложно. А вот небольшие и быстрые операции давали нужный эффект. По словам очевидцев, Мамсуров был отличным профессионалом, выполнявшим любые задания, и при этом компанейским открытым человеком.

Этим качеством охотно воспользовался Эрнест Хемингуэй, работавший в Испании военным журналистом. Несколько вечеров он сидел и слушал рассказы Мамсурова о дерзких операциях республиканцев. Позднее эти рассказы легли в основу некоторых эпизодов романа «По ком звонит колокол», а сам Мамсуров стал прототипом одного или даже нескольких героев.

После Испании Мамсуров участвовал в Зимней и Великой Отечественной войнах. Но уже не как лидер диверсионных групп, а как командир кавалерийской дивизии. После войны Жуков обещал назначить его начальником новой школы диверсантов, но из-за отставки маршала с поста министра обороны этой мечте не суждено было сбыться. Тем не менее, Мамсуров дослужился до звания генерал-полковника и должности первого заместителя начальника ГРУ.

Советские военные специалисты участвовали в формировании постоянного войска Республики из отрядов рабочих и волонтеров-интернационалистов. Вначале это будут бригады. Когда они приобретут боевой опыт, их сольют в дивизии. Когда окрепнут дивизии, их объединят в корпуса. К концу октября 1936 г. были сформированы первые четыре интернациональных батальона: немецко-австрийский имени Эдгара Андрэ, национальный состав — немцы, австрийцы, скандинавы; восточноевропейский имени Домбровского — поляки, болгары, чехи, венгры, югославы; французский «Парижская коммуна» — французы, бельгийцы; итальянский имени Гарибальди — итальянцы, швейцарцы. Они вошли в интербригаду, получившую в Народной армии 11-й порядковый номер. Бригада была скомплектована 5 ноября. Командиром ее стал австриец, генерал Эмиль Клебер (сотрудник Коминтерна Манфред Штерн), комиссаром — итальянец Марио Николетти (Джузеппе Ди Витторио). Партии республиканцев, лоялистов и особенно анархистов саботировали создание единой регулярной армии. Они предпочли иметь «свои» независимые войска.

Несмотря на помощь СССР и героическую борьбу, война в Испании закончилась падением Республики и победой Франко. К.А. Мерецков пишет: «Военные советники предлагали премьер-министру реорганизовать армейские тылы. Он клал предложения под сукно. От него требовали наладить работу автотранспорта. Он отмалчивался. Армии не хватало унтер-офицеров. Вопрос об унтер-офицерских школах был замаринован до января 1937 года. Чтобы между Мадридом и Валенсией действовало прямое железнодорожное сообщение, нужно было построить дополнительно 20-километровую железнодорожную линию. Строительство задержали…»

Кирилл Афанасьевич указывает на отрицательные стороны Народной армии. Каждому советскому профессиональному военнослужащему, находившемуся в Испании, запомнились три особенности, характерные для республиканцев. Одна заключалась в слабой роли младшего комсостава. Унтер-офицеры были безынициативны, не авторитетны для солдат, которые признавали только офицеров. Другая особенность состояла в призыве пополнения по партийному признаку. Каждая партия (коммунисты, социалисты, анархисты) предпочитала комплектовать «свои» части. Третья особенность — своеобразное отношение к приему пищи: время, отведенное на завтрак, обед и ужин, считалось священным. Нередко, если подходило время приема пищи, офицер не отдавал приказа идти в бой. Были случаи, когда во время сражения командиры кричали: «Трапеза!» — и перестрелка прекращалась. В армии всему голова — дисциплина, подчеркивает Мерецков, а она у республиканцев была очень низкой: в подразделениях, частях, соединениях, в Главном штабе.

По  по материалам книги Н. Великанов «Мерецков», М., «Молодая гвардия», 2013, с. 158-203.

voynablog.ru

Как СССР участвовал в гражданской войне в Испании

Белые на фронте

Многие бывшие белогвардейцы, оказавшиеся после революции 1917 г. заграницей, воспринимали происходившие мировые события «с точки зрения интересов Национальной России» — каждый бело-эмигрант должен был вести борьбу против комунистической, «красной» угрозы, где бы она ни появлялась. И когда произошло восстание националистов против, по сути, социалистического правительства Народного фронта, для представителей белой эмиграции наступила реальная возможность поучаствовать в борьбе против коммунистов, руководимых из Кремля. В случае удачного исхода, по возможности перевести войну уже непосредственно в саму Россию.

В конце 1936 года в Испанию прибыл генерал Шатилов (бывший начальник штаба генерала Врангеля в Крыму) и на месте ознакомился с армией националистов. После этой поездки в Париже стал широко обсуждаться вопрос об участии белогвардейцев на стороне Франко. На призыв откликнулись русские офицеры, и в других странах Европы. Известно, что Гвардейский казачий дивизион, расположенный в Югославии, вел переговоры со штабом генерала Франко о переброске всего дивизиона в Испанию, но переговоры ничем не окончились, так как казаки поставили условия обеспечения семейств инвалидов и убитых, а это, в то время, Франко позволить себе не мог.

Бывшие белогвардейцы на свой страх и риск переходили испано-французскую границу, фактически пересекая ее незаконно. Франция, которая объявила о своем «невмешательстве» в испанские дела, задерживала русских добровольцев и отправляла их в тюрьму. Особенно методично она это делала после того, как вместе с Великобританией, подписала Мюнхенский договор с Германией (1938 год). Чтобы не портить отношения с Германией, у которой в Испании были свои интересы (превратить ее в свою полуколонию), Франция всячески демонстрировала свой нетралитет. Но все-таки небольшому отряду «белых» русских под командыванием бывшего генерал-майора Русской армии Анатолия Владимировича Фока удалось выступить на стороне армии Франко.

Белое движение, как и все мировые правые силы, рассматривали действия Франко как борьбу против комунистической угрозы, поэтому многие, сочувствовавшие республиканцам или националистам иностранцы, поддерживали их с финансовой стороны. Также поступали бывшие белогвардейцы, отдавая последнее ради борьбы против своих главных «красных» врагов.

russian7.ru

Война в Испании

Но пока эти важные закулисные обстоятельства не были известны большинству. На первый план выступал другой решающий фактор. Коммунистическое движение на конгрессе сумело выступить в роли самого большого противника фашизма и указать другим политическим силам путь к успешному сопротивлению угрозе, идущей из Берлина и Рима. Да и в качестве государства СССР играл главную роль в этой битве: его дипломатия самым решительным образом действовала в том же, антифашистском, направлении. Не случайно дух этой борьбы окажет влияние на целое поколение советских людей.

Нужно было торопиться. Во время встречи с Иденом в марте 1935 г. Сталин сказал, что, по его мнению, положение «сейчас хуже», чем в 1913 г. Даже если война и не стояла уже на пороге, опасность действительно надвигалась. Попытки приступить к новому насильственному разделу мира уже начались. Когда VII конгресс Коминтерна заседал в Москве, Италия Муссолини угрожала Абиссинии (Эфиопии): 3 октября 1935 г. ее войска вторглись в эту страну. Несколько месяцев спустя, 7 марта 1936 г., Гитлер приказал своей армии ремилитаризовать Рейнскую область; тем самым были нарушены как Версальский договор, так и Локарнские соглашения, запрещавшие Германии вводить войска в зону между Рейном и ее западными границами. В обоих случаях наиболее сильный удар был нанесен престижу и интересам таких стран, как Англия и Франция. Первая была задета прежде всего тем, что нападение на Абиссинию создавало угрозу морским коммуникациям Британской империи; вторая — появлением нацистской армии на ее границах. В СССР надеялись на энергичную реакцию той и другой, но надежды не оправдались.

В Лиге Наций советская дипломатия выступала за проведение энергичных санкций против итальянского агрессора. Советские представители соглашались даже наложить эмбарго на поставки нефти — мера, которой очень опасался Муссолини, — несмотря на довольно хорошие отношения, существовавшие вплоть до этого момента между Москвой и Римом, и на то, что СССР сам был одним из поставщиков нефтепродуктов Италии. Однако коллективный ответ на фашистскую агрессию в Африке получился весьма слабым из-за нерешительных действий Англии и Франции. Эти державы склонялись скорее к поискам компромисса, нежели к наказанию правительства страны, нару­шившей устав Лиги Наций и напавшей на другую страну — члена той же Лиги. Так была пробита еще одна брешь в коллективной безопасности, и Гитлер не замедлил сделать из этого вывод, что можно начать действовать и ему. После ремилитаризации Рейнской области Германией СССР заявил о своей готовности предпринять вместе с Францией и Англией в рамках Лиги Наций все необходимые меры для обеспечения соблюдения существующих договоров.

Но и в этом случае Париж и Лондон предпочли уклониться от энергичных действий.

Великие державы Запада демонстрировали, таким образом, явное нежелание связать себя обязательствами совместных действий с СССР против государств, начавших новый ряд агрессивных акций. Но наиболее серьезные примеры этого нежелания были еще впереди.

Народные фронты одерживали успех. Во Франции в апреле — мае 1936 г. блок коммунистов, социалистов и радикалов победил на парламентских выборах и лидер социалистов Леон Блюм был назначен главой нового правительства. Еще раньше, 16 февраля, народный фронт одержал победу на выборах в Испании, где республика была провозглашена лишь за пять лет до этого; на протяжении всех этих лет в стране то и дело обострялась социальная напряженность, вспыхивали жестокие политические схватки.

Сразу же после успеха на выборах народного фронта испанская военная верхушка начала готовить путч и при поддержке правых сил — помещиков, католических организаций, монархистов — подняла в июле мятеж. Реакция правительства была медленной и вялой; зато мгновенным и героическим был стихийный ответ народных масс. Благодаря им республика устояла, и хотя мятежным генералам удалось установить свой контроль над некоторыми районами страны, в целом их выступление было блокировано. Началась гражданская война. Мятежники обратились за помощью к Риму и Берлину и мгновенно получили ее, в частности транспортную авиацию для переброски войск генерала Франко из Марокко на территорию Испании. Так началось итало-германское вмешательство в испанскую войну. С течением времени оно становилось все более масштабным: мятежникам непрерывно поступали все более крупные партии вооружения, а из Италии прибыл даже экспедиционный корпус, численный состав которого в дальнейшем намного вырос.

И снова действия двух фашистских государств, отныне объеди­нившихся в блок, представляли самую непосредственную угрозу для Великобритании и Фанции. Учитывая географическое положение Испании, контроль национал-фашистов над Пиренейским полуостровом представлял собой стратегическую опасность и для той, и для другой. В этом смысле угроза для Советского Союза была меньшей, по крайней мере если смотреть на международные проблемы с узкогеополи­тической точки зрения. Как Париж, так и Лондон поддерживали нормальные дипломатические отношения с законным правительством Испании, которое просило дать ему возможность закупить за границей оружие, необходимое для ликвидации мятежа; если бы эта просьба была удовлетворена, мятежные генералы, по всей вероятности, были бы разбиты. Но правительство Леона Блюма, напуганное маневрами правых и колебаниями министров-радикалов, а также испытывая нажим со стороны англичан, предложило вместо этого международные обязательства по невмешательству. Формально с ними согласились и Германия и Италия. Чтобы не остаться в изоляции, к инициативе примкнул и Советский Союз, хотя уже на самой ранней стадии публичные манифестации — демонстрации, митинги, сбор средств в фонд помощи республиканцам — показали, на чьей стороне СССР. В Лондоне был учрежден Комитет по невмешательству из представителей 27 европейских государств, призванный следить за соблюдением пакта. Однако первые же недели показали, что Гитлер и Муссолини не имели ни малейшего намерения воздержаться от участия в войне. В Лондоне они искали просто дипломатическое алиби, и Комитет со своей стороны был неспособен воздействовать на них.

В конце сентября — первой половине октября (точная дата неизвестна) СССР принял поэтому решение в одиночку оказать помощь республиканскому правительству. В Лондоне советский представитель заявил, что его правительство не может считать себя связанным обязательством, которое не выполняется другими странами, во всяком случае «не может считать себя связанным Соглашением о невмешательстве в большей мере, чем любой из остальных участников этого Соглашения». 16 октября Сталин телеграфировал испанским коммунистам: «Трудящиеся Советского Союза выполняют лишь свой долг, оказывая посильную помощь революционным массам Испании. Они отдают себе отчет, что освобождение Испании от гнета фашистских реакционеров не есть частное дело испанцев, а — общее дело всего передового и прогрессивного человечества».

С этого момента СССР стал посылать оружие мадридскому правительству. На поддержку республиканцев мобилизовался и Коминтерн. В Испанию стекались добровольцы, из которых были сформированы интернациональные бригады; коммунисты, составлявшие в них большинство, сражались в их рядах плечом к плечу с антифашистами разной политической и идейной ориентации. Учитывая расстояние между двумя странами, оказание советской помощи было нелегким делом. Усилиями СССР и местных коммунистов была организована также более или менее тайная закупка оружия в других странах. Советское правительство было, таким образом, единственным, открыто выступившим на стороне республики.

Установить точные размеры оказанной помощи все еще затруднительно. Москва направила в Испанию и группу своих военных, в основном в качестве инструкторов и технических специалистов. Группа эта была не очень многочисленной: всего 557 человек, по советским историческим источникам. Куда более значительным в этом отношении был вклад интернациональных бригад, численность кото­рых колебалась в пределах 20—25 тыс. человек. СССР, однако, снабдил республиканскую Испанию огромным количеством военной техники, особенно самолетами, танками, артиллерией, а также продовольствием, обмундированием и медикаментами. Советские источники пока не сообщили полных данных; речь идет, следовательно, лишь об оценках. Во всяком случае, поставки из СССР имели решающее значение для организации упорного сопротивления наступлению внутренней и внешней реакции; особенно важную роль они сыграли в период между октябрем 1936 г. и первыми месяцами 1937 г., когда итало-германское вмешательство создало угрозу в считанные недели изменить ситуацию в пользу Франко.

Советская помощь Испании вызвала живой отклик в СССР. То был новый прилив интернациональных чувств. На протяжении трех лет газетные статьи и речи на собраниях сроднили советских граждан с судьбами страны на другом конце Европы, где свирепствовала вооруженная борьба, подвергались бомбардировкам беззащитные города и открывались взору трагические картины новой войны. Популярным чтением сделались корреспонденции с фронта Кольцова в «Правде» и Эренбурга в «Известиях». Читатели проникались столь важным в годы революции чувством своей причастности к мировой битве. «Фронт, — писал Кольцов, — выходит из окопов Мадрида, он проходит через всю Европу, через весь мир… Нигде вы не найдете теперь зоны, в которой мог бы укрыться кто-нибудь жаждущий тишины, спокойствия и нейтральности». В моральной подготовке советских народов к надвигающемуся всемирному конфликту испанский опыт сыграл труднооценимую роль.

СССР продолжал участвовать в Комитете по невмешательству, несмотря на его очевидное бессилие, пока этот орган не почил в бозе в 1939 г. В этом Комитете и в Лиге Наций советские представители не упускали ни одного предлога для оказания поддержки Испа­нии и образования возможно более широкого международного фронта содействия республиканцам. Испанский вопрос был для совет­ской дипломатии той почвой, на которой Москва могла надеяться связать Францию и Великобританию твердыми обязательствами по борьбе против двух фашистских держав и, следовательно, заручиться реальными гарантиями взаимной безопасности. Советское правительство с готовностью присоединилось в сентябре 1937 г. к Нионскому соглашению, предусматривавшему совместные действия с целью положить конец пиратским акциям итальянских подводных лодок в Средиземном море, — единственный сколько-нибудь энергичный шаг, предпринятый двумя главными столицами Западной Европы.

Результаты, однако, нельзя было назвать обнадеживающими. Великобритания и Франция так и не решились реально воспрепятствовать итало-германской интервенции. Их поведение было обусловлено двумя главными мотивами. Консервативное правительство Англии, как и лагерь французских правых и центристских сил, не без симпатии взирало на Франко и испанских фашистов из страха перед наступлением левых партий, особенно коммунистов, в Европе: Лондон и Париж рассчитывали, что в конечном счете они смогут договориться с Франко, даже если победу он одержит с помощью Рима и Берлина. К тому же эти политические круги во Франции и Англии совсем не исключали возможность установления более широкой договоренности с Гитлером и Муссолини или по крайней мере с одним из них.

histerl.ru

Гражданская война в Испании 1936-39 — Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия — статья

Гражда́нская война́ в Испа́нии 1936-39, началась в результате мятежа, поднятого генералами Э. Мола и Ф. Франко. Хотя истоки конфликта уходили своими корнями в спор столетней давности между традиционалистами и сторонниками модернизации, в Европе 1930-х гг. он принял форму столкновения между фашизмом и антифашистским блоком Народного фронта. Этому способствовала и интернационализация конфликта, вовлечение в него других стран. Премьер-министр Х. Хираль обратился с просьбой о помощи к правительству Франции, Франко апеллировал к А. Гитлеру и Б. Муссолини. Первыми откликнулись на призыв о помощи Берлин и Рим, направившие в Марокко (где тогда находился Франко) 20 транспортных самолетов, 12 бомбардировщиков и транспортное судно «Усамо». К началу августа африканская армия мятежников была переброшена на Пиренейский полуостров. 6 августа юго-западная группировка под командованием Франко начала марш на Мадрид. Одновременно северная группировка под командованием Молы двинулась на Касерес. Началась гражданская война, унесшая сотни тысяч жизней и оставившая после себя руины.

Решение об оказании помощи со стороны СССР в ответ на просьбу главы правительства Народного фронта Ф. Ларго Кабальеро было принято советским руководством в сентябре 1936. Но еще в августе вместе с советским посольством прибыли военные советники. В 1936-39 в Испании находилось около 600 военных советников; число советских граждан, принимавших участие в испанских событиях, не превышало 3, 5 тыс. человек. С другой стороны, Германия и Италия направили Франко крупный контингент военных инструкторов, германский легион «Кондор» и 125-тысячный итальянский экспедиционный корпус. В октябре 1936 Коминтерн инициировал создание интербригад, собравших под свои знамена антифашистов многих стран.

9 сентября 1936 г в Лондоне начал работу «Комитет по невмешательству», целью которого было не допустить перерастания испанского конфликта во всеобщую европейскую войну. Cоветский Союз представлял посол в Лондоне И. М. Майский. 7 августа 1936 правительство США предписало всем своим дипломатическим представительствам руководствоваться в испанской ситуации «Актом о нейтралитете» 1935, запрещавшим поставки вооружения воюющим странам.Военный конфликт обострялся созданием двух различных типов государственности: республики, где с сентября 1936 по март 1939 находилось у власти правительство Народного фронта, возглавляемое социалистами Ф. Ларго Кабальеро и Х. Негрином, и авторитарного режима в т. н. национальной зоне, где всю полноту законодательной, исполнительной и судебной власти сосредоточил в своих руках Франко. В национальной зоне преобладали традиционные установления. В республиканской же зоне была национализирована земля, а крупные промышленные предприятия и банки конфискованы и переданы профсоюзам. В национальной зоне все поддерживавшие режим партии были в апреле 1937 cлиты в «Испанскую традиционалистскую фалангу» (см. Испанская фаланга), во главе с Франко. В республиканской зоне соперничество между социалистами, коммунистами, анархистами выливалось в открытые столкновения, вплоть до вооруженного путча в мае 1937 в Каталонии.Судьба Испании решалась на полях сражений. Франко до конца войны не смог овладеть Мадридом, в битвах при Хараме и Гвадалахаре был разгромлен итальянский корпус. Неблагоприятный исход 113-дневной «битвы на Эбро» в ноябре 1938 предопределил исход гражданской войны. 1 апреля 1939 война в Испании закончилась победой франкистов. На десятилетия страна была разделена на победителей и побежденных. Символом испанской войны стала разрушенная германской авиацией Герника.
  • Сориа. Война и революция в Испании. М., 1987. Т. 1-2.
  • Cierva R. Historia de la guerra civil espanola. Madrid, 1969.
  • Broue P. Temime. The Revolution and the Civil War in Spain. London, 1972.
  • Hugh Th. The Spanish Civil War. London, 1977.

megabook.ru

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В ИСПАНИИ 1936‒1939 ГГ.

Вооруженное столкновение право-авторитарных сил (включая фашизм) и Второй испанской республики, в которой преобладали левые и демократические силы. Гражданская война привела к  международному кризису и вмешательству Италии, Германии и СССР.

В ходе Испанской революции 1931-1939 гг. образовалась Вторая республика в Испании. Социально-политические противоречия в стране продолжали углубляться. 16.2.1936 г. на выборах в кортесы (парламент) победил блок Народный фронт (социалисты, левые либералы, коммунисты, каталонские и баскские националисты). Крайне правые силы, включая правое офицерство, восприняли результаты выборов как свидетельство того, что демократическая система ведет к анархии и коммунизму, и приступили к подготовке заговора. 17 июля 1936 г. по инициативе генерала Э. Молы участникам заговора была направлена условная телеграмма «17 в 17. Директор». В этот день начался антиправительственный мятеж в Марокко, где находилась Африканская армия. 18 июля переворот начался на основной территории Испании. Однако в Мадриде, Барселоне и ряде других городов он был быстро подавлен милицией левых партий и рабочих организаций – анархо-синдикалистской Национальной конфедерации труда (НКТ) и социалистического Всеобщего союза труда (ВСТ). Премьер-министр Х. Хираль санкционировал раздачу оружия населению. Страна оказалась расколота, война прибрела затяжной характер. Марокко, Наварра, юг Андалузии и ряд других территорий оказались в руках мятежников (националистов). На их стороне действовала большая часть армии, Испанская фаланга и ХОНС и карлисты. Благодаря помощи Италии и Германии мятежникам удалось перебросить свои наиболее боеспособные силы – Африканскую армию – из Марокко и в августе развернуть наступление на Мадрид. С октября 1936 г. во главе националистов встал Ф. Франко. Обе стороны использовали террор против противников.

Начало гражданской войны, всеобщее вооружение активных граждан в Республике, привели к глубокой социальной революции. Реальная власть оказалась в руках множества организаций, созданных гражданами, партиями и профсоюзами. Во многих регионах страны возникли местные центры власти, в которые входили представители партий Народного фронта и профсоюзов.  Особенное значение среди этих автономных районов играла Каталония, где было сосредоточено около 70% промышленного потенциала республиканской зоны. Колонны каталонских анархо-синдикалистов заняли часть провинции Арагон, которая стала одной из продовольственных баз Республики. Крестьяне здесь захватили помещичьи земли, на которых создали сельскохозяйственные коммуны. 7 октября 1936 г. конфискация земель бежавших помещиков была подтверждена республиканским законом. В июле-сентябре волна захватов предприятий рабочими (коллективизация, синдикализация) сделала профсоюзы и трудовые коллективы хозяевами экономики в Каталонии и ряде других регионов Республики.

4 сентября 1936 г. к власти в Республике пришло правительство широкой антифашистской коалиции во главе с лидером левого крыла Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП) Ф. Ларго Кабальеро. В правительство вошли представители партий Народного фронта, включая коммунистов. Через два месяца в критические для Республики дни в правительство вошли также представители НКТ.

Оправившись от первых неудач и вооружившись с помощью Италии и Германии, франкисты начали наступление на Мадрид. Их армия была лучше вооружена и организована. В Испании не было военной промышленности, современное оружие можно было только купить за границей. Лидеры Великобритании и Франции, приверженные идее “умиротворения”, объявили о политике “невмешательства” в гражданскую войну и отказались продавать оружие республиканцам. С октября военную помощь Испанской республике оказывал СССР (см. операция Х). В Испании формировались интербригады из антифашистов из разных стран.

Правительство Ларго Кабальеро сумело в короткие сроки объединить усилия антифашистов и создать относительно боеспособную армию. В ноябре 1936 г. ворвавшаяся в Мадрид армия Франко была остановлена (см. Мадрида оборона). В воздушной войне участвовали советские летчики, которые вели бои с итальянцами и германским легионом «Кондор», который «прославился» также варварской бомбардировкой Герники.

В феврале 1937 г. высадившихся в Испании «добровольческий» итальянский корпус взял Малагу, но марте потерпел поражение под Гвадалахарой. Но республиканцы не смогли перехватить инициативу и в июне-сентябре 1937 г. потеряли страну Басков и Астурию.

Перелом в развитии Испанской революции произошел во время Барселонских столкновений в мае 1937 г., когда произошел раскол широкого антифашистского фронта, и стало ясно – стратегия анархо-синдикалистов и левых социалистов (кабальеристов) трудно совместима с этатизмом коммунистов и умеренных социал-демократов (приетистов). Президент М. Асанья, враждебно относившийся к синдикалистскому эксперименту, поддержал правое крыло ИСРП и коммунистов. Правительство широкой антифашистской коалиции сменилось более узким по составу правительством Народного фронта во главе с социалистом Х. Негрином. Его правительство взяло курс на прекращение революционных преобразований, что вызвало разочарование среди широких масс, деморализовало республиканцев. В 1937-1938 гг. война шла с переменным успехом (см. Тируэльская операция), но в апреле 1938 г. в ходе Арагонской операции территория республики была расчленена надвое. Попытка республиканцев исправить положение во время битвы на Эбро не удалась. В феврале 1939 г. франкисты захватили Каталонию.

2 марта 1939 г. в Испанской республике начался мятеж против Негрина и коммунистов. Его инициатор С. Касадо и его сторонники надеялись договориться о капитуляции без репрессий. Франко не согласился с этим – его устраивала только безоговорочная капитуляция. Мятежники добились отъезда Негрина из страны, но сами оказались в тупике. Однако продолжать сопротивление в условиях такого раскола республиканцы уже не могли, тем более, что и так были деморализованы. Мятеж Касадо спровоцировал распад республиканского фронта. 1 апреля 1939 г. Республика была уничтожена. В Испании развернулся террор против республиканцев и анархистов. Франкистский режим установился во всей стране и просуществовал до 1975 г.

 

Источники:

Коминтерн и гражданская война в Испании. М., 2001; Эренбург И.Г. Люди, годы, жизнь. М., 1963.

 

Автор статьи: Шубин А.В.

Статью разместил(а)

Шубин Александр Владленович

доктор исторических наук, руководитель Центра истории России, Украины и Белоруссии Института всеобщей истории РАН

w.histrf.ru

2. Ссср и война в Испании

Гражданская война в Испании сильно осложнила политическую игру советской дипломатии. Вначале Советский Союз какое-то время пытался ограничить свое участие в испанских событиях. Как и другие великие державы, в августе 1936 г. он объявил о политике невмешательства, на которой особенно настаивали Франция и Великобритания. Лишь 4 октября СССР открыто заявил о своей поддержке Испанской республики. Интернационализация гражданской войны, нарастающее вмешательство в нее фашистских режимов Германии и Италии на стороне путчистов поставили перед СССР сложную дилемму: с одной стороны, оставить левые силы в Испании без своей поддержки означало не просто открыть свои фланги перед троцкистской пропагандой, обвинявшей сталинское руководство в измене делу социализма, но и позволить разгореться, особенно в Каталонии, первому крупному очагу ереси под руководством Всемирной объединенной рабочей партии (ВОРП) — испанской секции троцкистского IV Интернационала — в союзе с анархистами; с другой стороны, прямая интервенция советских войск в Испанию означала бы для европейских стран стремление Советского Союза экспортировать в Испанию коммунистическую революцию, что сделало бы невозможной любую попытку сближения с западными демократиями. В письме, направленном в декабре 1936 г. Сталиным, Молотовым и Ворошиловым премьер-министру Испании Л.Кабаллеро, содержался страстный призыв «предпринять все меры, чтобы враги Испании не смогли изобразить ее коммунистической республикой».

Попытаемся проследить особенности советского участия в испанских делах, которое осуществлялось постепенно и было ограниченным. В обмен на очень значительное количество золота Советский Союз предоставил республиканскому правительству военную технику (качество которой зачастую было неудовлетворительным, а количество не достигало и десятой части германской помощи войскам Франко). Кроме техники, Советский Союз направил в Испанию две тысячи «советников» (среди которых были не только военные специалисты, но и политработники и представители органов госбезопасности). Незначительная по сути военная помощь республиканской армии представляла собой лишь один из аспектов советского вмешательства. Вторым — и преобладающим — его аспектом была борьба против инакомыслящих в среде левых сил: антисталинских элементов, анархистов, анархо-синдикалистов, сторонников ВОРП, истинных или мнимых троцкистов. Поскольку сотрудничающие с фашистами троцкисты все больше проникают в ряды республиканцев, говорилось в заявлении руководства Коминтерна от 14 апреля 1937 г., политика всех коммунистов должна быть направлена на полное и окончательное поражение троцкизма в Испании как непреложное условие победы над фашизмом. Руководствуясь этими положениями, сталинские «советники» усилили провокационную деятельность, а затем содействовали аресту (в июне 1937 г.) как контрреволюционеров главных руководителей ВОРП. Андрее Нин был также арестован, но попытка советского руководства организовать в Испании судебные процессы и вырвать у арестованных публичные «признания», подтверждающие «правдивость» процессов, прошедших в Москве, не увенчалась успехом.

studfiles.net

СССР и война в Испании

Количество просмотров публикации СССР и война в Испании — 29

Гражданская война в Испании сильно осложнила политическую игру советской дипломатии. Вначале Советский Союз какое-то время пытался ограничить свое участие в испанских событиях. Как и другие великие державы, в августе 1936 ᴦ. он объявил о политике невмешательства, на которой особенно настаивали Франция и Великобритания. Лишь 4 октября СССР открыто заявил о своей поддержке Испанской республики. Интернационализация гражданской войны, нарастающее вмешательство в нее фашистских режимов Германии и Италии на стороне путчистов поставили перед СССР сложную дилемму: с одной стороны, оставить левые силы в Испании без своей поддержки означало не просто открыть свои фланги перед троцкистской пропагандой, обвинявшей сталинское руководство в измене делу социализма, но и позволить разгореться, особенно в Каталонии, первому крупному очагу ереси под руководством Всемирной объединœенной рабочей партии (ВОРП) — испанской секции троцкистского IV Интернационала — в союзе с анархистами; с другой стороны, прямая интервенция советских войск в Испанию означала бы для европейских стран стремление Советского Союза экспортировать в Испанию коммунистическую революцию, что сделало бы невозможной любую попытку сближения с западными демократиями. В письме, направленном в декабре 1936 ᴦ. Сталиным, Молотовым и Ворошиловым премьер-министру Испании Л.Кабаллеро, содержался страстный призыв ʼʼпредпринять всœе меры, чтобы враги Испании не смогли изобразить ее коммунистической республикойʼʼ.

Попытаемся проследить особенности советского участия в испанских делах, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ осуществлялось постепенно и было ограниченным. В обмен на очень значительное количество золота Советский Союз предоставил республиканскому правительству военную технику (качество которой зачастую было неудовлетворительным, а количество не достигало и десятой части германской помощи войскам Франко). Кроме техники, Советский Союз направил в Испанию две тысячи ʼʼсоветниковʼʼ (среди которых были не только военные специалисты, но и политработники и представители органов госбезопасности). Незначительная по сути военная помощь республиканской армии представляла собой лишь один из аспектов советского вмешательства. Вторым — и преобладающим — его аспектом была борьба против инакомыслящих в среде левых сил: антисталинских элементов, анархистов, анархо-синдикалистов, сторонников ВОРП, истинных или мнимых троцкистов. Поскольку сотрудничающие с фашистами троцкисты всœе больше проникают в ряды республиканцев, говорилось в заявлении руководства Коминтерна от 14 апреля 1937 ᴦ., политика всœех коммунистов должна быть направлена на полное и окончательное поражение троцкизма в Испании как непреложное условие победы над фашизмом. Руководствуясь этими положениями, сталинские ʼʼсоветникиʼʼ усилили провокационную деятельность, а затем содействовали аресту (в июне 1937 ᴦ.) как контрреволюционеров главных руководителœей ВОРП. Андрее Нин был также арестован, но попытка советского руководства организовать в Испании судебные процессы и вырвать у арестованных публичные ʼʼпризнанияʼʼ, подтверждающие ʼʼправдивостьʼʼ процессов, прошедших в Москве, не увенчалась успехом.

3. Крах политики ʼʼколлективной безопасностиʼʼ

Московские процессы, чистка в рядах Красной Армии убедили как немцев, так и французов и англичан, что Советский Союз переживает серьезный внутренний кризис (в целом плохо понятый), который на какое-то время лишает его возможности играть решающую роль на международной арене. Излагая 5 сентября 1937 ᴦ. перед генеральным штабом свои планы в отношении Австрии и Чехословакии, Гитлер категорически отверг всякую возможность военной реакции на это Советского Союза ввиду царящего в стране хаоса, вызванного чисткой военных и политических кадров. По мнению поверенного в делах Германии в Париже, французское правительство также высказывало серьезные сомнения относительно прочности советского режима и боеспособности Красной Армии. ʼʼВоенные и политические круги Франции, — писал он в начале 1938 ᴦ., — всœе больше задаются вопросом о пользе от такого союзника и о доверии к немуʼʼ. В то время как французское руководство всœе больше убеждалось в том, что, подписав договор с СССР, оно, по выражению П.Гаксотта͵ ʼʼприобрело ничтоʼʼ, пассивность Запада перед лицом германской агрессии еще больше усилила недоверие Советского Союза по отношению к европейским демократиям.

17 марта 1938 ᴦ. советское правительство предложило созвать международную конференцию для рассмотрения ʼʼпрактических мер против развития агрессии и опасности новой мировой бойниʼʼ. Это предложение было отвергнуто Лондоном как по своей сути ʼʼусиливающее тенденцию к образованию блоков и подрывающее перспективы установления мира в Европеʼʼ. Встретив такое отношение, Советский Союз начал искать сближения с Германией и в марте 1938 ᴦ. подписал с ней новые экономические соглашения, отозвав при этом посла СССР в Германии Я.Сурица — еврея и потому неугодного нацистам. Новому послу, А.Мирекалову, Гитлер сделал 4 июля следующее заявление: ʼʼЯ с удовлетворением ознакомился с декларацией, излагающей принципы, которыми Вы будете руководствоваться в Ваших усилиях по установлению нормальных отношений между Германией и Советским Союзомʼʼ.

После оккупации Германией Чехословакии Советский Союз расстался с последними иллюзиями насчет эффективности политики коллективной безопасности. К тому же Франция и Великобритания, правительства которых Литвинов тщетно пытался убедить в том, что СССР в состоянии выполнить свои обязательства, выражали сильное сомнение по поводу боеспособности Красной Армии, опустошенной чистками, и не видели, каким образом советские войска смогут участвовать в боевых действиях из-за отказа Польши и Румынии пропустить их через свои территории. Советский Союз, безусловно, принял бы участие в международной конференции, но ему даже не было предложено подписать Мюнхенские соглашения 30 сентября 1938 ᴦ. Заключенный Ж.Боннэ и И.Риббентропом 6 декабря 193 8 ᴦ. в Париже между Францией и Германией договор о ненападении был расценен в Москве как шаг, в какой-либо степени развязавший Гитлеру руки на Востоке.

К концу 1938 ᴦ. внешнеполитическое положение СССР казалось более хрупким, чем когда-либо, а вызывавшая опасения угроза создания единого ʼʼимпериалистического фронтаʼʼ была вполне реальной. В ноябре 1936 ᴦ. эта угроза конкретизировалась после подписания Германией и Японией ʼʼантикоминтерновского пактаʼʼ, к которому затем присоединились Италия и Испания. В такой ситуации советское руководство решило пойти на примирение с Чан Кайши и убедить китайских коммунистов в крайне важно сти создания единого фронта с националистами для борьбы против японской агрессии. В августе 1937 ᴦ. СССР и Китай заключили договор о ненападении. Летом 1938 ᴦ. начались вооруженные действия между Японией и Советским Союзом. Ожесточенные сражения произошли в августе 193 8 ᴦ. в Восточной Сибири в районе озера Хасан, а затем в Монголии, где длившиеся несколько месяцев наземные и воздушные бои в районе Халхин-Гола закончились победой советских войск, которыми командовали Г.Штерн и Г.Жуков.

15 сентября 1939 ᴦ. было заключено перемирие. Перед лицом угрозы капиталистического окружения Советский Союз принял решение о дальнейшем сближении с Германией, не отказываясь при этом от переговоров с западными демократиями.

V. ЭРА СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКОГО ПАКТА И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ (1939—1941)

referatwork.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.