Халифата распад: Причины распада арабского халифата Аббасидов кратко об истории средних веков (6 класс)

Содержание

Распад арабского халифата

 Распад единого государства объединившего Аравию - арабского халифата

Арабский халифат – это исламское государство или как в старорусских источниках можно встретить его другое название – царство Агаранское или Измаильтянское. Существовало в 7-9 веках, а если быть точным с 632 года по 1258 год, во главе которого стояли халифы. Халифат стал объединением для крупного полуострова запада Азии – Аравии. Если сравнивать Аравийскую территорию, то по современным меркам она превосходит в пятикратном объеме современную Германию. На то время, территория Аравии была разделена на три части – Песчаную, Каменистую и Счастливую. Арабы же делились на кочевых и оседлых. Одни были хаддези, другие были бедуинами.

Истоки объединения – в исламе


Во всем мире, ислам – мировая религия. Одна из трех самых основных, не уступающая христианству и буддизму. Ее истоки лежат в 7 веке, когда в племенах почитались различные боги, а Аллах выступал верховным богом.
По преданиям, ислам возник в 610 году. Основателем был
 Мухаммед
, проповедник того времени. В его основе лежит создание единого государства, поклонение единственному богу. После длительных прерий и гонений, которым подвергались последователи основоположника исламской религии, а также он сам, было заключено соглашение, в ходе его определялась религиозная власть и политическое влияние Мухаммеда, а также признание ислама. Мекка стала центром ислама, Кааба – святилищем. Благодаря исламу Аравия стала объединяться, но полностью ее обращение и объединение произошло после смерти основателя религии, во время правления первых халифов, приемников Мухаммеда.
У новой религии свои правила – шариат. Она выполняют роль комплекса сводов и постановок. Каждый последователь ислама обязан последовать им в своей жизни, ведь они уготованы самим Аллахом. Близкие к пророку, стали основоположниками Корана. А все что записано в Коране, не что иное, как внушение ангелом Гавриилом пророку учение об Аллахе.
Мусульмане должны соблюдать единое требование – нет бога, кроме Аллаха, Мухаммед пророк его. Есть пять основ, соблюдая которые можно считать себя мусульманином. Это:

- верование в Аллаха как единого бога


- пятиразовая каждодневная молитва


- соблюдение обязательного ежегодного поста


- трата пятой части своей прибыли на милостыню для освобождения от грехов


- совершение паломничества в Мекку или Медину хотя бы один раз за свою жизнь.

Воссоздание халифата приемниками


Смерть создателя ислама стала точкой основы для распрей между мединской знатью и прежними сторонниками. Ведь во главе вопроса лежало главенство государства, а также религиозное лидерство. Было принято решение отдать бразды правления халифам.
На пути первых халифов, которые правили в 632-661 годах, лежали восстания, решение которых, в большинстве разрешалось вооружено. Да и вообще исламский мир активно перешел в атаку, завоевывая новые земли. Противниками Арабского халифата выступали две могущие страны – Иран и Византия, но арабы путем разгрома сумели подчинить Иран, захватили Египет, Сирию и Палестину, а Иерусалим был сдан добровольно.
Преимущество арабов было в их военной тактики. Они создали конницу, которая превосходила множество других своей легкостью. Стремительные атаки арабов доводила противников до отчаянного ужаса, успешно покоряя как пехоту, так и тяжелую конницу врагов. В основе конницы арабов лежали, изобретенные китайцами,
стремяны.
Опираясь на стремяна, всадники конницы разрубали своих противников наполовину с помощью сабли.
Успех арабской компании способствовал вдохновению на новые походы. На покоренных местах устанавливались свои порядки. У покоренных было захвачено имущество богатых и знати, порабощенные считали арабов освободителями. На захваченной территории была религиозная свобода, но переход в мусульманскую веру поощрялся различными льготами.
Завоевания положили начало огромному государству под названием Арабский халифат.

«Кончина» халифата


За время существования халифата, у него было четыре правителя из круга друзей Мухаммеда, но после заговорщицкой смерти двух последних халифов, власть досталась династии Омеядов. С этого момента власть передавалась из поколение в поколение. Приход клана к власти сделал из халифата теократическое государство, где монархическая власть утверждается за счет террора и насилия, а его власть не имеет границ ни среди закона, ни среди суда, он не несет ответственности за свои поступки ни перед кем.
Правительство предусмотрело постоянное пополнение казны за счет налогов, в первую очередь для поддержания армии. Законы того времени предусматривали что халифату доставались земли вельможи. Только повиновение и желание халифата решало, может ли прямой наследник вельможи наедятся на малую часть его наследства.

Чиновники строго следили и за уплатой налогов. На то время существовало три основных налога:
-земельный
-десятина
-налог с немусульман - подушный

Для немусульман налогообложение было более чем высокое.
Вместе с несправедливым налогообложением, они не имели прав, им было запрещено носить одежды не отличавшиеся от арабских. Также на их плечи ложилось бремя обеспечения армии. Запрещено носить оружие, нельзя было свидетельствовать в суде против мусульман.
8-9 век принес восстания против власти арабов, подтачивающие халифат. Захваченные земли и народ, живший на них не подавлял надежды вернуть себе свое. Но власти все время подавляли восстания.
Для подавления бунта, халифы набрали войска, впоследствии ставшие гвардией, из пленников – тюрок. Но военачальники гвардии вскоре, получили более могущественную власть, нежели сами халифы. Они имели право свергнуть халифов.

Наместники областей, в то время, крупные феодалы усилились на своих местах, они имели в своем подчинении военную силу, несметное количество рабов и крепостных. Наместники противились подчиняться халифу, становясь, таким образом, независимыми правителями. Свои должности они передавали по наследству, вместе с ними передавались и провинции, бывшие в их управлении.
Распад халифата начался с приходом к власти династии Аббасидов, которые уступали предыдущим в прочности и стабильности. После их прихода не было новых завоеваний, а, напротив – по частям начали отходить разные участки, где стали править эмиры.
Постоянные волнения сектантов отнимали и без того пошатнувшуюся власть правителей. В то время как наместники только укреплялись на местах. В халифате появилось множество самостоятельных государств.
Развитие и расцвет халифата, который принадлежал всецело науке и искусству, а также торговле, повлекло ослабевание армии. Халифат стал уязвим, постоянно подвергался вторжениям. Самый сильный удар был нанесен ордами Монголов.
В 9 веке были отделены и провинции Ирана, Афганистана, Северной Африки, а также Египет. Огромную часть владений Ближнего Востока
 завоевали турецкие сельджуки в 11 веке
. Именно в 1055 году был захвачен Багдад, покорившийся туркам-сельджукам. Сам халиф воздвиг на трон султана правителя турок, короновав его и присвоив ему этот титул.
Таким образом, ввиду усиления феодалов – наместников, силовое объединение народов, имевших разнообразную культуру и быт, историю и вероисповедание, а также постоянная борьба за свою свободу покоренных народов за свою территорию и независимость привело к тому, что Арабский халифат распался. Погрязшие в роскоши халифы, передававшие свою власть потомкам, только расшатывали и ослабляли власть и могущество.

История Арабского халифата • Расшифровка эпизода • Arzamas

Расцвет арабо-мусульманской цивилизации: новые города, ремесла, искусства и науки

Автор Игорь Алексеев

Поскольку Мухаммад изначально был не только религиозным проповед­ником, но и политическим деятелем, а также полководцем, с самого начала в исламе была заложена значительная политическая составляющая и община мусульман стала развиваться в направ­лении превращения в государство. Однако государ­ст­­вом она сразу не стала, и изначально то сообщество, которое было создано пророком и его сподвижниками в Медине, скорее можно было бы охарактери­зо­вать как самоуправляемую религиозно-политическую общину, ставшую впоследствии центром союза племен, а в дальнейшем объединившую вокруг себя всю Аравию.

Поскольку Коран объявил Мухаммада последним пророком (после него про­роков уже быть было не должно), после его смерти возникла проблема пре­емственности власти. Мухаммад при жизни совмещал в себе функции духов­ного и светского лидера, и понятно, что его преемник должен был также совме­щать в себе эти функции, за исключе­нием того, что он не мог быть проро­ком. Однако он мог быть имамом (духовным руководителем) и амиром (руководителем политическим и военным).

Эти две функции объединяются в об­щее понятие халиф, которое и означает «преемник» (или же «наместник), и поэтому руководители сначала мусуль­ман­ской общины, а потом и сформировавшегося из нее ислам­ского государства назывались халифами, а само это государство — в европейской прежде всего литературе — получило название

халифат.

Однозначных указаний по поводу своего преемника Мухаммад не дал. Суще­ствуют предания (часть мусульман в них верит), что некоторого рода указания были и указывалось в них на зятя пророка — Али, который был мужем его дочери Фатимы и по линии которого и происходит все потомство пророка, известное впоследствии. Сторонники этой точки зрения, известные как шииты, впоследствии развили эту свою политическую идею в религиозное учение об особой святости пророческого рода и соста­вили отдельное направле­ние в исламе.

Однако большинство мусульман не признавало эти предания, и после смерти Мухаммада его преемником, первым халифом, был избран Абу Бакр — один из старейших сподвиж­ников, отец любимой жены Мухаммада Аиши. За Абу Бакра выступили старые мусульмане, ветераны ислама из числа тех, кто стал мусульманином еще в Мекке и совершил переселение вместе с Мухаммадом в Медину. Однако мединские мусульмане поддержали другую фигуру — Омара, который тем не менее снял свою кандидатуру в пользу Абу Бакра, а сам уже стал халифом после его смерти — вторым праведным халифом.

Омар принял решение о том, что завоеванные мусульманами земли переходят в собственность мусульман, на самом деле — в собственность Бога. Но собст­вен­ность Бога фактически оказывалась коллективной собствен­ностью мусуль­манской общины, налог с этих земель поступал в распоряжение халифа, и из этих средств выделялось твердое жалованье и пайки для воинов, осуще­ствлявших завоевания. Таким образом было положено начало становлению регулярной налоговой системы, а вслед за ней и системы бюрократического управления, посколь­ку для учета получателей жалованья и самих облагаемых налогом земель учреждались специальные реестры, кадастры и создавался класс чиновников, которые занимались делопроизводством.

После Омара третьим халифом стал сподвижник пророка Усман, который был женат на двух дочерях Мухам­мада — Рукайи и Умм Кульсум. Одновременно Усман происходил из рода Омейядов. Омейяды — это крупные мекканские тор­говцы, олигархи доисламской Мекки. Они были до самого последнего момента крайне враждебно настроены по отношению к Мухаммаду и стали мусуль­ма­нами одни из последних. Несмотря на то что лично Усмана это не касалось, репутация его рода накладывала отпечаток на Усмана тоже, и в особенности это ему припомнили ближе к концу его правления, когда стало назревать недо­вольство его политикой. Недовольство это было вызвано прежде всего тем, что Усман расставлял своих родственников, Омейядов, на ключевые посты в халифате. В частности, представитель рода Омейядов Муавия стал наместни­ком богатейшей провинции Сирия.

Для самого Усмана это чаще всего объясняется как способ удержать под кон­тролем стремительно расширяю­щуюся территорию: не надо забывать, что параллельно происходили еще арабские завоевания и территория халифата расширялась. Но тем не ме­нее расставление родственников, возможное зло­употребление, обогаще­ние узкой группы за счет большинства других мусуль­ман вызвали рост недовольства в разных регионах халифата и привели к восстанию, в результате которого Усман в 656 году был убит. Есть известная легенда, что он вышел к осаждавшим его дом со свитком Корана в руках и кровь обагрила страницы, и по мусульманско­му миру до сегодняшнего дня ходят различные списки так называемого Усманового Корана с предполагае­мыми пятнами его крови.

С убийством Усмана началась первая гражданская война, в которой выдели­лись первоначально два основных лагеря: с одной стороны это сторонники Али, у которых к тому моменту уже была идея о том, что халиф должен быть только из рода пророка; с дру­гой — была еще группа сподвижников, к которым в том числе принадлежала вдова Мухаммада Аиша, но эта группа довольно быстро потерпела полити­ческое поражение, и, таким образом, противники Алидов стали объеди­няться вокруг Омейядов, считавших себя по праву наследниками Усмана как своего родственника. Когда Али изъявил готовность пойти на при­ми­рение с Омейядами, часть наиболее радикальных его сторонников отвергла примирительный план и выступила против обоих лагерей, сформировав тем самым еще одно религиозно-политиче­ское движение, известное под назва­нием

хариджиты.

Вся эта внутриполитическая борьба происходила одновременно с расширением территории халифата в ходе внешней экспансии ислама, которую в литературе называют арабскими завоеваниями. Целью этих завоеваний было прежде всего установление политического господства ислама, обложение иноверцев нало­гами: при условии уплаты этих налогов христиане, иудеи, зороастрийцы и другие сохраняли за собой право исповедовать свою религию, жить по своему закону. Фактически они получали религиозно-правовую автономию под защи­той мусульман­ского государства, главным условием которой была политиче­ская лояльность.

Насильственное обращение в ислам прямо запрещено Кораном, с точки зрения мусульманского права такое обращение не признается и человек не считается мусульманином. Тем не менее существовали факторы, стимулировавшие обра­щение иновер­ного населения на завоеванных территориях в ислам. И не в по­следнюю очередь факторы экономические, поскольку переход в ислам означал освобождение от налогов. Но даже при этом исламизация проходила достаточ­но постепенно, и в целом ряде регионов халифата в течение еще нескольких столетий сохранялось преобладание немусульманского населения. Напри­мер, христиане в Сирии или в Египте численно преобладали над мусуль­манами примерно до Х века — то есть еще лет 300 после начала арабских завоеваний.

Идея распространения ислама за преде­лами Аравии тем не менее была, видимо, уже у Мухаммада. Есть извест­ная история, или предание, о том, что пророк в последний год своей жизни послал гонцов к правителям Ирана, Византии, Эфиопии и Алексан­дрийскому патриарху с предложением принять ислам, но получил отказ. Однако было бы упрощением считать, что волна арабских завоеваний была вызвана в действительности отказом соседей принять ислам добровольно. Первые столкновения мусульман с Византией и Ираном начались с конфликтов на межплеменной почве. Конфликты с арабскими вассалами византийцев и персов привели к началу столкновений, которые впоследствии вылились в завоевание пограничных территорий.

Кроме того, для самих только что при­нявших ислам аравийцев, про которых в Коране говорилось: «Вы приняли ислам, но не уверовали», эта внешняя экспансия стала важным фактором, который способствовал сглаживанию противоречий в их племенной среде, и (что едва ли не более важно) источ­ником материальных средств в виде военных трофеев, которые позволяли существовать без обременительных налогов.

Еще непосредственно перед началом арабских завоеваний среди новооб­ращен­ных аравийских племен произошло так называемое отпадение — когда после смерти Мухаммада целый ряд аравийских племен отказался выплачивать соответствующие подати, мотивируя это тем, что договор был заключен лично с пророком и после его смерти утратил силу. Первый халиф Абу Бакр серьез­ными усилиями подавил это сопротивление. И не последним фактором в усми­рении этого внутри­аравийского сопротивления стала открывшаяся возмож­ность внешних завоеваний, которые мотивировали сохранять лояльность к мусульман­скому государству в дальнейшем.

Одновременно эти завоевания все-таки содержали в себе и религиозную идею. Но это именно идея установления торжества ислама, а не принуждения к нему. Кроме того, в процессе сформировалась определенная военная этика, учение о джихаде, в рамках которого дозволялось воевать только с воюющими, нельзя было трогать женщин, детей, постройки и посевы. И вообще, требовалось поступать с покоренным населением максимально справедливо, оставляя религиозные свободы и частный уклад при условии политической лояльности. Завоевания происходили в очень стремительном темпе; Сирия и Месопотамия были завоеваны фактически к рубежу 630–40-х годов, то есть менее чем за 10 лет после смерти пророка. В следующем десятилетии был завоеван Иран, Египет, и арабы вышли на территории к северу от Амударьи и к западу от Ли­вии и Туниса. Эта скорость тоже вызывает много размышлений на тему того, почему все так произошло.

Более-менее понятно, почему легко сдавались арабам христианские провин­ции. Христиане Сирии и Египта в большинстве своем принадлежали к тем древним восточным церквям, которые византийской государственной цер­ковью признавались еретическими и подвергались преследованиям в Визан­тийской империи. Арабов же внутрихристианские вероисповедные различия не интере­совали, их интере­совала политическая лояльность и налогообложе­ние, в остальном они предоставляли полную свободу — и вот на этом первом этапе ближневосточ­ным христианам мусульманская власть была гораздо более комфортна, удобна, чем власть единоверной Византии.

Соответственно, в правление второго праведного халифа Омара с расшире­нием территории появляются первые признаки трансформации мединской общины в полноценное государство. Появляются зачатки государственного аппарата, государственной бюрократии, возникает постоянно действующая армия, осу­ществляющая завоевания, выстраиваются более четкие элементы налоговой системы. С этого момента можно говорить о некотором переломе. И отраже­нием этого процесса будут в том числе и внутренние гражданские противо­стоя­ния в халифате в VII веке.

Со смертью четвертого халифа Али закончилась эпоха правления первых хали­фов, которые в мусульманской (суннитской) традиции называются праведны­ми халифами — это название заимствовано западной историогра­фией и ис­поль­зуется как обозначение периода. В исламской традиции этот период счи­тается эпохой счастья и рассматривается как образец идеаль­ного общест­вен­ного устройства, в наибольшей степени соответство­вавшего принципам, заложен­ным пророком.

Казалось бы, странно, что период довольно ожесточенного противо­стояния между различными фракциями мусульманской общины считается образцовым временем, но на самом деле причина не в этом противостоя­нии, а в том, что при этих первых четырех халифах сохранялся патриархальный уклад, образ жизни правителей мало отличался от образа жизни подданных, существовало равенство, нестяжательство. Исчезновение нестяжательства и появление стя­жательства и злоупо­требление родственными связями как раз и привели к первой гражданской войне.

То есть политическим идеалом ислама является все-таки, видимо, не государ­ство, а такая самостоятельная община, которой Бог непосредственно управляет через пророка. Либо, после смерти пророка, через его преемников, которые безусловно, безоговорочно следуют тому, что через этого пророка было свыше ниспослано.

Однако не все мусульмане согласны с концепцией четырех праведных халифов. Шииты не признают праведных халифов вообще, вместо них они признают имамов из рода Али, у которых, кроме самого Али, так никогда и не было реальной и полной политической власти. Хариджиты, более-менее умеренные, считали первых двух халифов, Абу Бакра и Омара, праведными, а Усмана и Али исключали из этих праведных.

Тем не менее это период знаковый, важный; последующая мусульманская традиция всегда отсылает к нему и сравнивает все последующие эпохи с этой начальной — которая является мерилом и критерием того, как нужно в идеале вести себя и действовать.

Кроме этого, религиозно-политический раскол уммы (мусульманской общины) приобрел и некоторое территориальное измерение. Так, опорой Омейядов стали Сирия и Палестина, и в сирий­ской, например христианской, историче­ской традиции Омейяды оцениваются очень высоко. Их помнят как терпимых и щедрых правителей, не притеснявших христиан, преобладавших в этом регионе, и заслуживающих всяческих похвал.

Этой комплиментарности по отноше­нию к христианам способствовало еще и то, что Омейяды с доисламских времен были связаны с христианской Сирией тесными торговыми связями. Для них это все было хорошо знакомо и не ново. Эта связь с сирийской традицией повлияла, видимо, и на ха­рактер власти самих Омейядов. Так, халифат изначально был выбор­ным институтом, и судьба каждого из четырех первых халифов решалась волей общины и ее поддержкой.

Уже первый халиф из династии Омейядов, Муавия, завещал халифский пре­стол своему сыну и превратил таким образом исламское правление в наслед­ствен­ную монархию, не отличавшуюся в этом смысле ничем от остальных таких же монархий этого региона и в это время. При первых же омейядских халифах начал формиро­ваться дворцовый ритуал, иерархия, начала закреп­ляться социальная стратификация, и это также отражает процесс перехода от патри­архального общинного равенства к классическому раннесредневеко­вому государству имперского типа с централизованной властью, контролирую­щей большие территории и опирающейся на поли­тическую, бюрократическую, гражданскую и военную иерархии.

Этот процесс трансформации (а фактически создания монархи­ческого госу­дарства) вызвал вторую гражданскую войну в халифате. Она началась с того, что в 680 году мученически погиб выступивший против Омейядов внук Мухаммада Хусейн — сын четвертого халифа Али. Вокруг его гибели у его сторонников, шиитов, возник особый траурный культ, который стал первым шагом на пути превращения шиизма из чисто политического движения в поддержку одной из семейно-родственных групп в религиозное учение.

Одновременно с Хусейном отказался присягнуть Омейядам сын одного из спо­движников пророка Абдуллах ибн аз-Зубайр. Он поднял восстание, и его в ка­честве имама и халифа признало большинство провинций халифата, благодаря чему в западной литературе его часто называют антихалифом — видимо, по аналогии с европейскими антипапами.

Сторонники Абдуллаха были разбиты, и движение его подавлено в 692 году. После этого Омейяды провели ряд серьезных реформ. Прежде всего это арабизация делопроизводства, то есть перевод документации на арабский язык, и введение единой золотой и серебряной монеты.

Здесь надо прокомментировать. Дело в том, что на самом раннем этапе формирования халифата управление завоеванными провинциями оставалось в руках тех, кто управлял ими и при прежних империях, то есть тех самых региональных элит, писцов, админи­страторов, управляющих. По сути, арабам принадлежала только военная власть и функция взимания налога. Поэтому все практики управления завоеванными территориями фактически были унасле­дованы халифатом от предыдущих империй. И поэтому, скажем, в византий­ских провинциях делопроизводство велось на греческом, иногда арамейском языке, в Иране — на арамейском и персидском. И вот теперь, после вторичной централизации власти, оно переводится на арабский язык, и это свидетель­ствует о том, что центральная власть таким образом высказывает намерение контро­лировать процесс на всех этапах. Одновременно вводится единая золотая и серебряная монета взамен старых византийских и иран­ских денег, которые продолжали функционировать на территории халифата в первые годы и десятилетия после завоевания.

Во-первых, эти реформы закрепили централизацию власти, а во-вторых, они закрепили доминирующее поло­жение арабов. И это, пожалуй, основная черта омейядской эпохи. Халифат Омейядов — государство номинально исламское, но в котором фактически арабы занимали положение привиле­гированного класса. Притом что в теории, если человек становится мусульманином, какого бы он ни был происхождения, он стано­вится равным всем остальным мусульманам, может пользоваться теми же правами и имеет те же самые обязанности, на практике в омейядский период мусульмане неарабского происхождения (а это пре­жде всего иранцы, поскольку сирийцы и египтяне в этот период не очень активно переходили в ислам) не полу­чали равного статуса с арабами, продолжали быть неполноправными, в некоторых случаях они продолжали даже на бумаге числиться иноверцами и с них взимался положенный иновер­цам налог.

Это все приводит к тому, что в этой неарабской новоисламизированной среде зреет существенное недовольство правлением Омейядов. То есть Омей­ядами теперь недовольны не только старые сподвижники пророка, которые могли упрекать тех, что они отняли у них власть, но и новые мусульмане становятся недовольны тираническим, как это обычно описывается в текстах эпохи, правлением Омейядов, и в этой среде активно развиваются оппозици­онные исламские течения. Именно иранская среда становится благодатной почвой для распространения шиизма, первоначально возникшего на арабской почве, но массовую поддержку получившего именно в иранской среде.

Поскольку это первое поколение мусульман, сама исламская религия как стройное теологическое и правовое учение находится еще в стадии форми­рования и оппозиционные исламские течения часто смешиваются с самыми разнообразными доисламскими верованиями, которые существуют на этих территориях, порождая сложный религиозный синкретизм, политически крайне заряженный.

Соответственно, на фоне одного из таких движений возникает процесс, кото­рый мы называем Аббасидская революция. Движение Аббасидов, концентриро­вав­шееся вокруг одного из родов племени курайш, к которому принадлежал Мухаммад, рода Аббаса, собрало вокруг себя в начале VIII века довольно мощную поддержку, состоявшую из крайне разнородных элементов. Там были и шииты, и хариджиты, и представители каких-то синкретических течений на базе соеди­нения элементов ислама с местными традициями. Вся эта разно­родная масса следовала за тайной революционной организацией, выдвигавшей лозунг о необходимости передачи власти богоугодному имаму из дома пророка.

При этом не уточнялось ни имя этого имама, ни к какому из родов среди тех, с которыми был связан родственными узами Мухаммад, этот имам бы при­надлежал. Соответственно, каждая из враждебно настроенных по отно­шению друг к другу групп, но одина­ково недовольных Омейядами, могла прочитать в этом широком универсаль­ном лозунге то, что она сама хотела бы там видеть.

Это движение к середине VIII века приводит к тому, что власть Омейядов удается свергнуть. На ее место прихо­дит род Аббасидов, который образует следующую династию халифов и следующую эпоху в истории халифата. Омейяды были разгромлены практически полностью и почти все уничтожены, однако один из немногих уцелевших отпрысков сбежал из Багда­да на крайний запад мусульманского мира, в недавно завоеванную Испанию, ставшую стра­ной Ал-Андалус, как ее на­зывали арабы, и основал там незави­симый Кордов­ский эмират.

Мы видим серьезный политический раскол мусульманского мира не только на идеологическом, но и на государ­ственном уровне. Испанские Омейяды не признавали победивших Аббасидов в качестве халифов, в качестве источ­ника высшей легитимности власти, и в отдаленной провинции на тот момент правили совершенно самостоятельно.

Главным последствием аббасидской революции стало то, что арабы и не ара­бы в мусульманском государстве получили равные права. То есть доста­точно было быть мусульманином, чтобы тебе был открыт путь в элиту халифата. Это очень серьезным образом способствовало быстрому росту куль­туры, о которой необходимо говорить отдельно. Сейчас же стоит отметить еще и то, что все остальные обещания Аббасидов были ими полностью нару­шены. Аббасиды продолжали править так же, как Омейяды, — как наслед­ственные государи; они еще более жестоко, чем Омейяды, разделывались с любой оппозицией — прежде всего той, которая составляла ядро их рево­лю­ционного движения, с шиитами. Преследования шиитов резко усили­лись при Аббасидах.

Но эта политическая, религиозно-политическая борьба компенсировалась рас­цветом средневековой арабо-мусуль­манской культуры, вклад в которую теперь на равных вносили как арабы, так и не арабы, мусульмане и не только мусуль­мане.

Важнейшей структурной особенностью средневековой арабо-мусульман­ской культуры является ее преимущественно городской характер. Само количество городов резко увеличилось с арабскими завоеваниями. Казалось бы, вот кочев­ники, вышедшие из пустыни, завоевы­вают территории, на которых суще­ствует древняя и глубокая культура, — тем не менее это при­водит не к разоре­нию, а, наоборот, к укреплению старых культурных традиций и появлению новых, на похожем уровне сложности. Происходит не «опустыни­вание», не разруше­ние городского и сельского хозяйства, а, наоборот, рост городов, развитие торговли — а вслед за этим развитие наук, искусств и ремесел. 

Помимо старых городских центров Ближ­него Востока и Ирана (которые частично восстанавливаются, частично сохраняются), появляются новые военно-политические центры, ставшие впоследствии довольно известными городами Ближнего Востока. Это, например, Басра или Куфа в Ираке. Это Фустат, ставший впоследствии Каиром в Египте. Это Кайруан в Тунисе. Это Шираз в Иране и менее известный Васит в Ираке. В этих новых городах возводятся монументальные мечети, дворцы правителей, украшающиеся мрамором, мозаиками. В старых городах появляются также шедевры ислам­ской архитектуры (еще в эпоху Омейядов) — известная Омейядская мечеть в Дамаске или, например, мечеть на Храмовой горе в Иерусалиме, с которой связана легенда о ночном путешествии и вознесении на небеса пророка Мухаммада и благодаря которой Иерусалим является третьей святыней ислама после Мекки и Медины.

Эта новая исламская архитектура, частично заимствующая традиции доислам­ского зодчества на завоеванных территориях, частично создающая новые, знаменует новый этап в разви­тии исламской цивилизации. Скромные мечети Мекки и Медины ранней эпохи заменяются богато отделанными зданиями, для строительства и украше­ния которых приглашают византийских мастеров (в Иране — иранских). Все это призвано свидетельствовать о мощи ислама и его империи, то есть хали­фата. Таким образом, ислам оконча­тельно становится религией преиму­щественно городских жителей, и имен­но в этой среде в даль­ней­­шем разви­ваются и богословские дискуссии, и исламское право, наука, искусство и ремесла средневекового мусульман­ского мира.

В аббасидскую эпоху иранцы, вошед­шие в ближайшее окружение халифов, принесли с собой многие традиции иранской культуры и иранской доислам­ской государственности. Они возродили некоторые институты, в частности известную многим, даже просто из арабских сказок, фигуру вазира — главного советника, главного министра халифата. Это институт иранского происхожде­ния, возрожден­ный в Аббасидском халифате.

Вазир возглавлял административный аппарат государства, который также к этому моменту разросся. При Аббасидах складывается система так называе­мых диванов — отраслевых ведомств, управлявших различными сферами хозяйственной и политиче­ской жизни халифата. Вазир коорди­нировал их работу, фактически он был распорядителем государственного устройства, сбора налогов и так далее.

Среди первых вазиров Аббасидов наиболее известна династия Барма­кидов, которые были перешедшими в ислам потомками верховного жреца буддий­ского храма в Балхе на террито­рии современного Афганистана. То есть, помимо понятных христиан­ской и иудейской составляющих и зороастризма в Иране, есть еще и элемент средневосточного буддизма, который также растворился в средневе­ковой арабо-мусульманской культуре.

Обособление гражданской админи­страции от военной власти повлекло за со­бой создание системы диванов, расширение бюрократического слоя — а сле­довательно, расширение образо­ванного класса. Получается, что образо­ванный класс халифата в значительной степени состоял из новых мусульман неараб­ского происхождения, а часто в него включались и немусульмане. Христиан­ские писцы и чиновники в той же самой Сирии и Месопота­мии — реальное явление и при Омейя­дах, и при Аббасидах, и при других правителях.

Все это приводит к тому, что фор­ми­рующаяся культура изначально склады­вается как культура интернациональ­ная, во многом — глобальная с точки зрения амбиций и масштаба и опираю­щаяся на доисламское наследие, при этом трансформированное в свете новых, установленных исламом реалий.

Исламское государство политически объединило широкое пространство от Атлан­тики до Китая и от Кавказа до юга Аравии. При этом даже в те перио­ды, когда власть была в высокой степени централизована, самостоя­тельность провинций была достаточно высокой, потому что невозможно такую террито­рию контролировать из одного места.

Значительная часть этого пространства и до ислама несколько раз в истории объединялась крупными империями. Пожалуй, наиболее известная такая эпоха — это эпоха эллинизма, когда после распада империи Александра Маке­донского общее культурное пространство сохранялось на большей части тер­ри­тории, которая вошла впоследствии в состав халифата. Поэтому неуди­ви­тель­но, что эллини­стическое наследие стало важной частью почвы, на которой стала произрастать исламская культура.

Грекоязычное интеллектуальное про­странство было важным источником образованности и знаний. С греческого языка на арабский сирийские христиане (преимущественно) переводили фило­софские и научные трактаты, что, в частности, породило особое направле­ние арабо-мусульманской фило­софии, представители которого стремились совместить положения кораниче­ского откровения с рационалистическими традициями античной и эллини­стиче­ской мысли. Наряду с этим с персид­ского языка переводились литера­турные произведения, легшие в основу средневековой общемусульман­ской литературы не только на арабском, но и на других литературных языках мусульманского мира (на новопер­сидском, впоследствии — на турецком), но прежде всего на арабском.

Затем персидский язык был посредником для перевода индийских научных сочинений. И тут тоже известна история, связанная с тем, что именно через эти персидские переводы арабы заимствовали у индийцев десятичную систему счисления, которая легла в основу нового этапа развития математики. Эта новая математика, получившая арабское название аль-джабр, сегодня нам известна под названием «алгебра», которое происходит как раз от этого арабского слова. Ну и наконец, цифры, которые во всем мире знают как арабские, на самом деле индийского происхождения, арабскими они назы­ваются тоже ровно потому, что всему остальному человечеству они стали известны через посредничество арабов, через их научные сочинения по мате­матике, астрономии, физике и так далее.

Центрами этой формировавшейся высокой средневековой культуры станови­лись не столько старые городские культурные центры, сколько новые арабские города, возникшие из военных лагерей. В этих городских центрах происходило смешение — или, по крайней мере, очень тесное соприкосновение — культур­ных тради­ций, которые уже присутствовали на этих территориях. С другой стороны, при Аббасидах динамика внешних завоеваний снизилась, Аббасид­ский халифат уже не расширял своих границ, и основная энергия мусульман­ской жизни перешла в мирное русло. У жителей городов было уже гораздо больше досуга для ученых занятий и размышлений о вечном. Важно, что все жители этих городских центров, разного происхождения и разного вероиспове­дания, активно учились друг у друга. Проще всего было, конечно, ремеслен­никам, для которых не было никаких преград, поэтому бурный расцвет ислам­ского искусства напря­мую связан с освоением мусульман­скими мастерами методов иранского и византийского искусства и творче­ским преобразованием этих методов в новом контексте.

За пределами таких практических искусств и ремесел — в теории, в филосо­фии, в медицине, в математике и даже в богословии — мусульмане обсуждали те же самые проблемы, научные и теоретические вопросы, которые волновали их сограждан другого вероисповедания. Кроме того, выходцы из неарабской, прежде всего иранской среды внесли очень серьезный вклад в развитие наук, например, об арабском языке, создав школу средневековой арабской филоло­гии и грамматическую теорию.

Поскольку халифат контролировал широкую территорию и вся эта терри­тория находилась в рамках одного политического пространства (то есть фактически не было никаких внутрен­них границ), а рост городов при этом способствовал интенсивному росту торговли, связи между даже отдален­ными провинциями халифата были достаточно тесными. И те или иные изобретения, знания или до­стижения, которые возникли в какой-то одной из частей халифата, довольно быстро становились известны во всех других тоже. Культурный обмен стано­вился очень интенсивным.

Передача знания в самые первые века ислама в основном происходила част­ным порядком. Здесь очень важна функция мечети, поскольку мечеть в исламе — это не храм, как в христи­анстве, это больше похоже на то, чем является синаго­га для иудеев. Это место, где, с одной стороны, совер­шаются молитвы, а, с дру­гой стороны, в то время, когда они там не соверша­ются, мусульмане собира­ются в мечети, проводят время, обсуждают дела. И, в частности, делятся зна­ниями. Первоначально именно в мечетях вокруг известных учителей собира­лись кружки ищущих знания и получали образование.

Со временем, ближе к концу XI века, эта система трансляции знаний была институциализирована, и возникли медресе — мусульманские школы, содер­жавшиеся за счет так называе­мого вакфа — целевого капитала, который, согласно мусульманскому праву, изымается из торгового оборота и направля­ется на содержание разного рода благотворительных проектов.

Есть версия, что модель европейского университетского образования позднего Средневековья — раннего Ренессанса, связанная с лекциями, семинарами и проживанием студентов в непосред­ственной близости от места их обуче­ния, часто в единой ограде, в кампусе, является заимствованием из этого мусуль­ман­ского средневе­кового медресе, поскольку первые медресе выглядели именно так. Студенты жили и учились в одном месте; при этом, в отличие от частного образования предыдущих веков, была введена система преподава­тельских званий и допуска преподавателей к обучению и система группового обучения через лекции и диспуты. А в самой этой мусульманской модели многие иссле­дователи видят следы буддийских монастырей, представление о которых могло проникнуть через центры средневосточного буддизма.

В IX веке разворачивается крупная кампания по переводу основных известных в регионе на разных языках культурных и научных текстов на араб­ский язык. Особый толчок этому дает политика аббасидского халифа ал-Мамуна, кото­рый в 20-е годы IX века создает в Багдаде так называемый Дом мудрости, где пере­водчики, владевшие различными языками, переводили тексты по мате­матике, физике, фило­софии, медицине, астрономии и литературе, которые потом лягут в основу арабской научной школы.

Если говорить об устройстве средневе­кового мусульманского города, то первое, что необходимо сказать, — единого типа такого города нет. Точно так же, как нет единого стиля мусуль­манской архитектуры. Все, что строят мусуль­ма­не, является мусуль­ман­ской архитектурой, но каких-то единых канонов нет. Точно так же нет единого типа устройства города, но есть некоторые устойчи­вые черты. Скажем, города доисламского Ирана четко делились на две части: там существо­вала цитадель, крепость и собственно город, так называемый шахристан, в котором происходила городская жизнь и осуществлялись граж­данские процедуры. Торговля происходила не в городе, а вне город­ских стен, и некоторые исследо­ватели связывают происхождение слова «базар» с ранним его значением — «место у ворот».

Эти старые традиции впоследствии переплелись с принесенными тради­циями арабских поселений, главной из которых было то, что арабы и при переходе к городской жизни сохраняли родоплеменные связи и селились племенами. Отсюда в городах арабского происхождения возникают племенные кварталы, которые часто внутри города, по мере развития и роста этих городов, стано­вятся отделенными друг от друга стенами и воротами. То есть существует не только одна общая городская стена на весь город, но и внутренние стены. Соответственно, в некоторых крупных городах возникает такая ситуация, что поселение арабского типа возникает вокруг старого центра с крепостью и шахристаном иранского типа. Поскольку арабы расселялись более или менее везде по территории хали­фата, то квартальная система присут­ствует в любом более или менее крупном арабском городе. Постепенно это все сложилось в некую схему, когда в такого типа городе возникает центральная площадь, на ней базар и мечеть, и они тесно связаны — и это, в общем, тоже арабская традиция, восходящая еще к доисламской эпохе, когда святые места были связаны с местами ярмарочной торговли.

Впоследствии племенные кварталы переставали быть племенными и люди расселялись не по принадлежности к той или иной семейно-родственной группе, а по принадлежности к какой-нибудь профессии, или какой-нибудь корпорации, или какой-то религиозной группе; или выходцы из какой-то местности при переселении в город селились компактно. Следы этого можно увидеть и в современных арабских городах. Но вот, например, Багдад, столица Аббасидов, был городом совершенно нового типа. Он строился с нуля на месте исчезнувшей деревни, от кото­рой и получил свое название. Полуофи­циально Багдад называли Круглым городом, поскольку в изначальном плане, по кото­рому он строился и кото­рый был совершенно оригинальным, он должен был иметь форму круга с четырьмя воротами во внешней стене, по четырем сторо­нам света, входными арками и обширными помещениями для военных отря­дов. Все эти четверо ворот выходили на централь­ную площадь, где нахо­дились дворец халифа, соборная мечеть и админи­стративные учреждения халифата — диваны, министерства.

Багдад довольно быстро перестал быть действительной резиденцией халифов, которые, боясь народного недовольства, в основном проводили время в заго­род­ных резиденциях. Но, будучи по статусу главным городом халифата, он на дол­гое время стал одним из основных центров интеллектуальной дея­тель­ности, развития культуры, науки. Дом мудрости был создан именно в Баг­даде и стал центром освоения мусульманами античных и иранских научных и философских знаний.

В средневековой арабо-мусульманской культуре важную роль играла не только религиозная или философская составляющая, но и воспитательная роль куль­туры — то, что на всех языках мусульманских народов обозначается термином адаб. Первоначально этот термин обозначал назидательную литературу для воспи­тания детей из благородных семейств; в расшири­тельном смысле он толковался как вообще комплекс знаний, навыков, умений, стереотипов пове­дения, которые должны быть свойственны воспитанному, образованному, благородному человеку.

В значительной степени стандартом для этой назидательной культуры, поми­мо арабских мотивов, стало наследие доисламской литературы Ирана — в осо­бенности в той ее части, где речь шла о воспитании будущих полководцев и правителей, эмиров и султанов. Их воспитывали на ислами­зи­рованных при­ме­рах из древнего персидского эпоса и доисламской истории Ирана в гораздо большей степени, чем на примерах из какой-то арабской традиции.

Кроме естественно-научных, философ­ских и богословских вещей, важную роль в книжной культуре мусульман­ского Средневековья играли история и геогра­фия. Возникновение исторической науки в исламском мире тесно связано с ре­ли­гиозными потребностями: она использовалась как вспомогательная дис­цип­лина для датировки тех или иных преданий, касавшихся жизни пророка и пер­вых мусульман. Впоследствии арабские историографы стали составлять обшир­ные компиляции из всех известных им исторических преданий, разного происхождения — арабского и не араб­ского. Жанр таких всемирных истори­ческих хроник приобрел очень широкую популярность в раннесредне­вековом мусульманском мире. Самый известный и самый ранний автор масштабного труда такого типа — это арабский историк ат-Табари персид­ского происхо­ждения, составивший образцовый свод всемирной истории от сотворения мира до времени, в которое он жил (то есть до Абба­сидов).

Эти тексты, бывшие гораздо более доступными, чем специализированные сочинения по математике и астроно­мии, довольно быстро и массово пере­писы­вались и распространялись в разных частях мусульманского мира. Отсюда еще одна важная составляющая культурного производства в средне­вековом мусуль­манском мире — развитие рукописной книги, когда писцы могли переписывать довольно высокими тиражами. Об этих средневековых руко­писях вполне мож­но говорить в терминах публикации. То есть один и тот же текст мог в десятках экземпляров переписываться в разных концах мусульман­ского мира и таким образом становился частью некоего культурного канона, с которым обяза­тель­но должен был быть знаком образованный человек.

К такого рода исторической литературе примыкала и географическая, перво­начально возникшая под влиянием аналогичных греческих сочинений, но впо­следствии превратившаяся в самостоятельный жанр, в котором мусуль­мане достигли очень высокой степени оригинальности в том числе еще и потому, что в средневековом мусульманском мире путешествие в поисках знания считалось крайне престижным занятием. Поэтому средневековые мусульман­ские геогра­фы не только составляли компиляции из известных им сочине­ний, переве­денных с греческого или с других языков, и каких-то описаний чудес мира, но и часто соединяли их со своим собственным опытом путешествий по разным частям мусульманского мира и его окрестно­стям. Эта географи­ческая традиция сыграла важную роль в формировании географиче­ской картины мира Европы накануне эпохи Возрождения.

В частности, в уже отвоеванной у мусульман норманнами Сицилии известный географ андалузского происхождения ал-Идриси оставался и служил при дво­ре Роджера II в первой половине XII века — ему принадлежит одно из наибо­лее подробных геогра­фических описаний мира, куда он включил и то, что он ви­дел, и то, чего он не видел, и то, о чем он читал. Считается, что европейские географи­ческие представления следующей эпохи, которые в том числе привели к началу Великих географических открытий, во многом были заимство­ваны из арабо-мусульманских географов, таких как ал-Идриси.

Если вообще говорить о Средиземно­морье (в первую очередь, конечно, о му­сульманской Испании), то здесь надо отметить, что это была сама по себе очень важная зона межкультурных контактов. Интерес Запада к мусуль­ман­­скому Востоку был обусловлен двумя факторами: непосредственным сосед­ством с мусульманским миром в Средиземноморье, а потом, во время эпохи Крестовых походов, когда кресто­носцы пришли освобождать Гроб Господень, по их мнению, у варваров, а столкнулись с высоко развитой культурой.

Мусульманская Испания, как и другие средиземноморские регионы, была местом синтеза европейской и ближне­восточных культур. Этот синтез отра­зился практически во всех сферах, от музыки и архитектуры до филосо­фии и мистицизма. И, пожалуй, в этих точках едва ли не более тесно, чем в других областях мусульманского мира, происходило взаимодействие мусульман, христиан, иудеев, арабов, берберов, местного европейского населения. И проти­воречия между ними, как правило, были менее острыми, чем, напри­мер, в централь­ных и восточных областях мусульман­ского мира.

Это может быть связано с тем, что Испанию завоевывали уже даже не сами арабы, а североафриканские берберы под руководством арабских полковод­цев. Но в большей степени, я думаю, это нужно объяснять тем, что мусульмане там долгое время составляли меньшин­ство. Даже в периоды раздробленности мусульманских государств в Испании вполне могли возникать ситуации, когда удельные правители, бывшие христианами, могли быть вассалами мусульман. Но могло быть и наоборот: мусульманские правители — вассалы христианских сеньоров. Скажем, до конца XIV века известна практика сохранения мусульман­ских общин в христианских государствах и городах Испании под властью хри­стианских правителей. При этом мусульмане, жившие в христианских городах, сохра­няли религиозно-правовую автономию примерно по такому же принципу, по какому ею обладали иноверцы в мусульманском мире. То есть внутри себя они судились по своему закону, по шариату, — при этом высшей инстанцией, разбиравшей их шариат­ские споры между собой, мог быть христианский король, если они жили на христианской территории.

С другой стороны, само христианское население Испании под властью мусуль­ман, а также в соседних хри­стианских княжествах активно пере­нимало араб­скую культуру — их назы­вают термином мосараб, что значит «арабизиро­ван­ный». Это свидетель­ствовало о высокой степени престижа арабского языка и мусульманской культуры, следовать которой считалось хорошим тоном, независимо от рели­гиозной принадлежности.

Эпоха расцвета средневековой мусуль­манской культуры и бурного ее разви­тия закончилась с приходом в XIII веке на Ближний Восток монголов. После их при­­хода такого бурного развития культуры уже не было, но она была настоль­ко устойчиво сформирована, с настолько глубокими традициями, что эти тради­ции продолжали сохра­няться и во многом сохраняются и до сих пор, незави­симо от темпов развития и создания чего-то нового. И часто — незави­симо от политической ситуации.

Для мусульманского мира характерно, что создание централизованных госу­дарств и их разрушение не связано с динамикой культуры. Наоборот, часто можно видеть, что, если какая-то крупная империя рушится, возникает масса удельных правителей, каждый из которых хочет содержать двор, чтобы он был не хуже, чем у халифа, разворачивает широкую меценатскую деятельность. И, таким образом, распад какого-нибудь крупного государства приводит, наоборот, к бурному расцве­ту придворной высокой культуры — гораздо более бурному, чем он был во времена централизованной власти и политической стабильности.  

Распад Арабского халифата - это... Что такое Распад Арабского халифата?

Распад Арабского халифата

Арабский халифат во второй половине IX века. Во второй половине IX века во внутренней жизни Халифата наметился решающий перелом. В 847 году взбунтовавшиеся гвардейцы убили аль-Васика, и власть перешла в руки ставленника тюркских военачальников, брата аль-Васика — Джафара, вступившего на трон под именем аль-Мутаваккила (847 — 861).

Уже в первый год своего правления аль-Мутаваккил был вынужден коренным образом изменить религиозную политику своих предшественников и, в отличие от Мамуна и его преемников, больше не оказывать покровительства философам и богословам-мутакаллимам. Небольшая группа мусульманских интеллектуалов, которую традиционная часть исламского общества постоянно подозревала в ереси, была не в состоянии оказать сколько-нибудь серьезную поддержку предшественникам аль-Мутаваккила, и тем приходилось опираться на преторианскую гвардию сперва в Багдаде, а позднее, после 836 года, и в самом халифском дворце в Самарре. Гвардейцы вскоре осознали, что халиф не обладает реальной силой и предпочли считать своим лидером не его, а того или иного из своих военачальников. Аль-Мутаваккилу пришлось учесть опыт своего предшественника и считаться с тем, что авторитет халифской власти в государстве упал, а чиновники и военачальники, борясь за власть, все больше вмешиваются в государственные дела. Понимая, какую опасность для правящей династии и для него самого представляют неуправляемые и склонные к политическим авантюрам тюркские гвардейцы, аль-Мутаваккил стал лихорадочно искать способ избавиться от их насильственной опеки и попытался найти опору в консервативных кругах общества. Поэтому в последней судорожной попытке восстановить утраченное положение династии халиф решил принять сторону популярной в народе консервативной теологии и отверг насаждавшуюся его предшественниками элитарную мутазилитскую догматику, к которой ни он, ни его преемники больше никогда не возвращались.

Халифы аль-Мансур и Харун ар-Рашид всячески стремились сохранить известное равновесие между требованиями исламского фундаментализма и теми разнообразными культурными традициями, которые привносились в жизнь Халифата интеллектуалами из числа вновь обращенных мусульман. Так они рассчитывали сохранить мир в империи и укрепить свою власть. Аль-Мамун нарушил это равновесие, выступив в поддержку сравнительно узкого крута приверженцев греческой философской мысли и попытавшись основать исламскую догматику на непонятных для широкого круга верующих рационалистических философских основах. Тем самым он нарушил неустойчивый баланс сил и вызвал против себя гнев традиционалистов. Аль-Мутаваккил же, вместо того, чтобы восстановить этот баланс, попытался переориентироваться на традиционный ислам в его самых крайних формах и истребить всякое проявление религиозного свободомыслия, надеясь таким образом укрепить пошатнувшуюся власть Аббасидской династии и предотвратить неизбежный распад империи. Разумеется, успеха эта политика принести не могла.

Аль-Мутаваккил решительно осудил один из главных мутазилитских тезисов о «сотворенности» Корана, равно как и вообще всю рационалистическую теологию — «калам», и запретил какие-либо дискуссии по поводу символа веры. Для пропаганды традиционного вероучения он призвал некоторых факихов консервативного толка публично отвергать в своих проповедях все положения доктрины мутазилитов и других сторонников тезиса о «свободе воли». Он приказал в торжественной обстановке произвести перезахоронение праха Ахмада ибн Насра аль-Хузаи, казненного по приказу халифа аль-Васика за отказ признать мутазилитскую доктрину, а сместив через некоторое время главного кади Ахмада ибн Аби Дуада, велел заточить его в тюрьму, где он и умер в 854 году. По совету Ахмада ибн Ханбала на пост главного судьи был назначен традиционалист Ибн Ахтам. Сам же Ахмад ибн Ханбал от предложенного ему поста судьи отказался, сославшись на возраст, и в 855 году умер.

Рационалистическое направление в исламе после 847 года стало предметом интересов и занятий лишь небольшого числа исламских интеллектуалов. В результате суннитский ислам оказался на долгое время лишенным каких-либо рационалистических подходов, которые отныне были присущи лишь шиитским теоретикам.

Гонения на мутазилитов отразились и на положении Алидов. Со времени непродолжительного союза аль-Мамуна с Али ар-Рида, столь трагически завершившегося для последнего, Алиды не пользовались благосклонностью властей, однако репрессиям не подвергались. А при аль-Мутаваккиле их стали жестоко преследовать. В 850 году аль-Мутаваккил приказал собрать в Самарре всех проживавших в Багдаде Алидов, присоединить к ним вызванных из Египта членов рода и сослать их в Медину. Некоторые, находившиеся в Египте, Алиды пытались уклониться от исполнения этого приказа, за что были жестоко наказаны. Позднее сменивший аль-Мутаваккила халиф аль-Мунтасир (861 — 862) отправил в Египет специальный указ, запрещавший остававшимся там Алидам арендовать государственные земли, покидать пределы египетской столицы, ездить верхом на лошадях, держать более одного раба, давать в суде свидетельские показания. И хотя этот указ никогда не исполнялся, он может служить примером отношения аль-Мутаваккила и его преемников к мусульманской аристократии.

В 851 году аль-Мутаваккил открыто выразил свое враждебное отношение к шиитам. По его приказу шиитская святыня, могила Хусайна в Кербеле, была осквернена, и халиф запретил паломничество к ней. Десятый шиитский имам аль-Хади был насильственно перевезен из Медины в Самарру, где в 868 году и умер. Халиф распорядился наказывать смертью всякого, кто осмелится оскорблять сподвижников Пророка и первых трех праведных халифов. Он старался общаться только с ярыми ненавистниками Али. Рассказывали, что один из них имел обыкновение всячески поносить четвертого праведного халифа. Кривляясь и паясничая, он засовывал под одежду подушку и, обнажив лысый череп, пускался в пляс, припевая: «Вот идет лысый пузан, халиф правоверных», имея в виду Али. Приняв решение возвратиться к консервативной версии ислама, аль-Мутаваккил стал преследовать сторонников других философско-религиозных учений, в первую очередь христиан-несторианцев, которых изгнали из диванов. Дружеский и просвещенный диалог между исламом и христианством сменился ожесточенной полемикой. От времени аль-Мутаваккила сохранились два сочинения, содержащие нападки на иноверцев, в первую очередь христиан: труд уроженца Мерва, перешедшего в ислам христианина Абдаллаха ат-Табари (не путать с известным арабским историком Ибн Джариром ат-Табари), написавшего в 855 году по просьбе аль-Мутаваккила «Книгу о религии и империи» (Китаб ад-дин ва-д-даула), заслужившую одобрение халифа, и трактат аль-Джахиза «Отвержение христиан». Основываясь на истолковании соответствующих мест в Коране, эти авторы обвиняли христиан и иудеев в том, что они исказили священные книги, и объясняли, как они это сделали. Однако при этом мусульманские писатели вынуждены были признать, что проповеди Мухаммада явились завершением иудейско-христианского откровения.

В ответ на высказанные в этих сочинениях обвинения христиане, со своей стороны, указывали, что ни в Ветхом, ни в Новом Заветах не было никаких указаний на пришествие нового пророка. Таким образом, полемика, связанная с толкованием священных текстов, приняла идеологический характер. В этих спорах исламские теологи высказывали не только свои взгляды на роль и место Иисуса Христа, но оперировали множеством трансформированных в ближневосточном фольклоре легенд. Это обстоятельство, равно как и путаница в Коране по поводу двух Марий (сестры Моисея и матери Иисуса Христа), давало христианам обильный материал для аргументации в спорах с их противниками. Многие темы антихристианской полемики со временем стали постоянными, и такие позднейшие теологи как Ибн Хазм (умер в 1064 г.) и аль-Газали (умер в 1111 году), обладавшие глубочайшими познаниями в области догматики враждебной стороны, могли цитировать священные книги иудеев и христиан столь же свободно, как и Коран. Позднейшие суннитские и шиитские историки трактовали действия аль-Мутаваккила в первую очередь как результат его личных религиозных убеждений. В действительности его побуждало к ним политическое положение в стране. Это хорошо понимал аль-Джахиз, который был не столько профессиональным теологом, сколько писателем и эссеистом. Как он справедливо отмечал, источник религиозного ожесточения аль-Мутаваккила и его нетерпимости следовало искать в первую очередь в самой исторической ситуации, в частности в положении халифа, зажатого между своим ближайшим советником аль-Фатхом ибн Хаканом, верховным кади — традиционалистом Ибн Ахтамом — и тюркскими эмирами, в результате чего он быстро утрачивал остатки политической власти в империи. Аль-Джахиз обратил внимание и на социальный аспект ситуации. Он отметил, что христиане более образованы и богаты, ездят на охоту, играют в поло и носят более красивую одежду, что производит впечатление их превосходства и тем самым унижает мусульман. Это и создает условия для религиозных конфликтов. Аль-Джахиз доказывал, что для подобного чувства униженности у мусульман нет никаких оснований и что их религиозное превосходство совершенно очевидно.

В 853 году аль-Мутаваккил издал указ о восстановлении старинных дискриминационных мер против христиан и иудеев, обычно в последние годы не применявшихся. Было предписано надзирать за соблюдением правил в отношении поведения и одежды иноверцев. Иноверцам было запрещено занимать какие бы то ни было должности в администрации и изучать в школах арабский язык, что должно было, по мнению халифа, воспрепятствовать их проникновению во властные структуры и отделить их от мусульман. Установленной еще при халифе аль-Махди михне были приданы новые функции. Теперь михна должна была не только преследовать мусульман, которых подозревали в манихействе, зороастризме или в том, что они исповедуют учение «дахрия» (так именовалась секта, члены которой верили в извечность материального мира («дахр»), но также следить за деятельностью религиозных меньшинств.

В Египте, где еще со времен Омейядов практиковались различные строгости и ограничения в отношении христиан, ситуация еще более обострилась. Особенно тяжелым оказалось положение коптских христиан в IX веке, когда началась интенсивная миграция бедуинских племен в страну. Центры коптского христианства, монастырские общины и обители в пустыне подвергались жестокому разграблению, и монахи вынуждены были превращать свои монастыри в крепости, а власти не принимали никаких мер, чтобы их защитить. В результате такой политики Египет все более исламизировался, а христиане были сведены до положения бесправного религиозного меньшинства. Отказавшись от религиозной политики своих предшественников, аль-Мутаваккил продолжал их строительную деятельность. Грандиозный дворец в Самарре, созданию которого халиф уделял столь большое внимание, дорого обошелся казне. Однако, опасаясь за свою жизнь, аль-Мутаваккил однажды решил вовсе покинуть свою резиденцию и приказал соорудить к северу от Самарры новый город, названный по его имени Джафария, где построил дворец, мечеть и казармы, стоившие казне, по свидетельству хронистов, много денег.

Не доверяя окружавшим его людям, аль-Мутаваккил оказался одним из немногих аббасидских халифов, пытавшихся управлять страной без официально назначенного вазира. Функцию его ближайшего помощника и советника выполнял славившийся своей образованностью, преданный халифу и опытный администратор аль-Шатх ибн Хакан, которого часто, вероятно не вполне справедливо, арабские историки называли интриганом и доносчиком. В окружении аль-Мутаваккила было много тюркских военачальников, занимавших высшие посты в придворной иерархии, и аль-Фатх ибн Хакан в значительной мере противостоял их влиянию, за что, возможно, и заслужил неприязнь многих своих современников.

Аль-Фатх ибн Хакан принадлежал к знатной тюркской семье из Ферганы. Его отец возглавлял тюркских солдат из Мавараннахра, составлявших личную гвардию халифа аль-Мутасима. Аль-Фатх попал к аббасидскому двору в возрасте шести лет в роли товарища по детским играм будущего халифа. Поэтому он воспитывался вместе со своим сверстником аль-Мутаваккилом и позднее стал его другом и помощником во всех государственных делах. Сначала аль-Мутаваккил назначил его надзирающим за строительными работами в Самарре, а в 856 году — правителем Египта, сместив с этого поста своего собственного сына, впоследствии халифа аль-Мунтасира, чего тот никогда не мог простить ни отцу, ни его другу.

Просвещенный помощник аль-Мутаваккила был большим меценатом, в его дворце часто бывали ученые, писатели и поэты, в том числе аль-Джахиз и знаменитый поэт, аббасидский панегирист аль-Бухтури (821—897), филолог и историк ас-Салаб (815—904) и другие. В доме у аль-Фатха была обширная библиотека, которую любили посещать ученые и теологи из Басры и Куфы. Он был страстным «книголюбом», и легенда повествует, что всякий раз, когда он выходил по какой-либо причине из-за стола халифа, он извлекал из рукава или из туфли какую-либо рукопись и читал ее до тех пор, пока не возвращался к столу. Сочинял он и стихи, и прозу. Погиб аль-Фатх трагически, пытаясь своим телом заслонить от кинжала убийцы своего друга и покровителя. Аль-Мутаваккил, как и другие аббасидские правители его времени, очень серьезно относился к поддержанию своего авторитета путем строгого соблюдения внешней атрибутики. В соответствии с древнеиранскими обычаями торжественные аудиенции во дворце давались в форме установленного церемониала, который лишний раз должен был подчеркнуть величие халифской власти. Праздники халифской семьи отмечались во дворце с необыкновенной пышностью. Одним из впечатляющих, отмеченных историками торжеств был праздник, устроенный халифом в связи с днем обрезания его любимого наследника аль-Мутазза.

Создавая придворную гвардию из наемников и рабов, халифы преследовали цель получить военную силу, обязанную своим возвышением лично им, чуждую местному населению и готовую безжалостно подавлять любые мятежи и волнения в империи. Но щедро оплачиваемая гвардия гулямов со временем настолько усилилась, что стала диктовать свою волю самому халифу и сделала его игрушкой в своих руках. Армия наемников стоила дорого. А между тем возможности для ее содержания сократились, и, как сообщают источники, стоимость жизни в IX веке значительно возросла. Некоторые военачальники стали требовать, чтобы им было предоставлено право прямого управления провинциями, где они могли бы содержать свое войско за счет увеличения собираемого с жителей налога. Недовольство армии вылилось в целую серию государственных переворотов.

Жертвой дворцовых заговоров пал сам аль-Мутаваккил, которого, не без содействия одного из его сыновей, будущего халифа аль-Мунтасира, гвардейцы убили в его собственном дворце. Таким образом, смерть аль-Мутаваккила была делом рук тех самых гвардейцев-тюрок, которые, убив его брата, привели его к власти.

Аль-Мутаваккил назначил своим преемником не старшего сына аль-Мунтасира, а младшего отпрыска от любимой фаворитки, греческой наложницы — аль-Мутазза, что вызвало недовольство эмиров. Тюркские военачальники решили поддержать аль-Мунтасира, предварительно заручившись его обещанием управлять государством, строго сообразуясь с их интересами, а аль-Мутазза заточили в тюрьму. Однако вскоре между новым халифом и гвардейцами возникла ссора. Аль-Мунтасир, видимо, не сумел, или не захотел выполнять их волю и спустя шесть месяцев был ими убит.

Смерть аль-Мутаваккила положила начало целому десятилетию кровавых смут и дворцовых переворотов, во время которых тюркские эмиры назначали и низвергали халифов. Эта чехарда была результатом борьбы за власть, которая разыгралась между различными придворными и гвардейскими кликами. За десять лет с 861 по 870 год на престоле сменилось четыре халифа, из которых по крайней мере трое умерли насильственной смертью. Это были аль-Мунтасир (861—862), аль-Мустаин (862—866), аль-Мутазз (866—869) иаль-Мухтади(869—870).

Свергая аль-Мунтасира, тюркские военачальники, видимо, решили действовать более осмотрительно и не доверять обещаниям претендента на престол. Они возвели на трон сына аль-Мутасима — аль-Мустаина. Но этот выбор не был сделан ими единодушно. Часть военачальников сочла, что новый халиф не обладает нужными им качествами и отказалась его поддержать. Противники аль-Мустаина изгнали его из Самарры в Багдад, вызволили из тюрьмы аль-Мутазза и провозгласили его халифом. Таким образом, возникло двоевластие; один халиф находился в Багдаде, а другой — в Самарре. В 865 году тюркские сторонники аль-Мутазза двинулись на Багдад.

С полным основанием опасаясь грабежей со стороны приближавшегося тюркского войска, имевшие богатый и горький опыт междоусобиц горожане решили оказать сопротивление. Осада города сторонниками аль-Мутазза продолжалась около года (865—866), причем оборону возглавили тахиридские эмиры, стоявшие во главе полиции. Они сумели объединить вокруг себя горожан всех конфессий и соорудить прочные защитные укрепления. За время осады и боев предместья города сильно пострадали. Некоторые районы были совершенно разрушены. В конце концов багдадцы вынуждены были капитулировать. Аль-Мустаин отрекся от престола, но это его не спасло, и он был убит. Желая укрепить позиции центральной власти в Египте, одной из самых богатых провинций халифата, аль-Мутазз направил туда своего наместника, а в помощь ему для контроля над финансами назначил тюркского военачальника Ахмада ибн Тулуна. В 868 г. Ахмад ибн Тулун сумел полностью захватить власть над страной и даже частично над Сирией и, воспользовавшись слабостью халифской власти, основал в своих владениях фактически независимую от Багдада династию Тулунидов. Но и аль-Мутаззу не было суждено долго оставаться у власти. Утратив за три года правления благорасположение тюркских гвардейцев в Самарре, он был схвачен, избит, его заставили отречься от престола (это было необходимо для придания видимой законности переходу власти к другому члену правящей династии), а затем убит.

Тяжелые испытания, выпавшие на долю жителей Багдада, и отсутствие в городе стабильной власти оказали влияние и на положение дел в провинциях. Все десятилетие было временем беспрецедентного произвола провинциальных эмиров и чиновников, полностью вышедших из под контроля центральной власти и облагавших жителей вверенных им владений огромными налогами в свою пользу, что давало им возможность создавать свою собственную армию. Разумеется, в этой сложнейшей обстановке государственная казна ничего из провинций не получала.

После убийства аль-Мутазза и шестимесячного правления его преемника аль-Мухтади (869—870) на престол вступил брат аль-Мутазза, другой сын аль-Мутаваккила — аль-Мутамид, которому суждено было продержаться у власти более двадцати лет (870—892). Молодой халиф был слабой фигурой, может быть это и обеспечило ему долгое царствование. С самого начала он счел за лучшее разделить управление государством на две части, что символически положило начало будущему распаду империи. Своему сыну Джафару он пожаловал западные провинции, включавшие Ифрикию, Египет и Сирию, а эмиром Ирака, Ирана и Аравии назначил своего брата аль-Муваффака, который стал фактическим правителем всего востока и которому через некоторое время неспособный руководить государством халиф, возможно вопреки собственной воле, полностью доверил всю власть, избрав для себя резиденцией Самарру, откуда редко выезжал.

В качестве регента аль-Муваффак (умер в 891 г.) вскоре стал фактически неограниченным правителем Халифата. Энергичный и деятельный руководитель, он поставил перед собой задачу укрепить авторитет центральной власти, добиться восстановления порядка в провинциях и подчинения их Багдаду. Он начал с того, что навел порядок в самой столице, где в условиях государственной смуты бесчинствовал плебс, грабивший имущество зажиточных горожан. Кроме того, на его долю выпала тяжелая задача по ликвидации восстания занджей и война с Саффаридами — династией, захватившей власть в восточных провинциях империи.

Потребность в рабах в общественном производстве стимулировала весьма оживленную работорговлю. Особенно интенсивно использовался труд рабов в Нижнем Ираке. Крупные землевладельцы владели здесь поместьями, на которых выращивался сахарный тростник и хлопок, и где шла большая работа по осушению болот и проведению каналов, предназначенных для искусственного орошения. На плантациях трудились исключительно чернокожие рабы, привозимые арабскими и персидскими купцами с восточного побережья Африки и с острова Занзибар (ар. «Зандж»), откуда и произошло их наименование «занджи». Часть плантаций принадлежала государству. Условия работы были каторжными. Надсмотрщики обращались с рабами жестоко, а полуголодное существование и болотная лихорадка убивали их сотнями. Особенно большое скопление рабов на плантациях было в районе Басры и в иранском Хузистане.

В 869 году вспыхнуло большое восстание занджей. Некий Али ибн Мухаммад, утверждавший, что он ведет свое происхождение от Али и Фатимы, провозгласил себя халифом в районе, занятом повстанцами, приказал молиться за него в мечетях как за суверенного государя и даже чеканить монеты с его именем. Он объявил себя «скрытым имамом», собрал в окрестностях Басры около 15 тысяч рабов и возвестил, что явился чтобы улучшить их положение и сделать их владельцами имущества и рабов. Арабские средневековые историки с презрением отвергали «алидскую генеалогию» Али ибн Мухаммеда и мало что сообщали об идеологии, которая стояла за волнениями занджей. Занджи не создали особой секты и поэтому их действия не нашли отражение в трудах арабских ересеографов.

Историк Ибн Джарир ат-Табари довольно подробно описывает ход восстания, но почти ничего не говорит об его идейном содержании. Рабы плохо разбирались в идейных основах, на которых покоились проповеди Али ибн Мухаммеда, как правило они его даже плохо понимали, ибо арабского языка не знали. Из источников следует, что Али проповедовал некую крайнюю форму хариджизма, родственную азракизму, согласно которой смерть предопределялась всем, в том числе и другим мусульманам, и даже семьям тех, кто отвергал хариджитское понимание ислама.

В средневековом исламе хариджизм был удобным ярлыком для описания всякого социального движения и даже для чистейшей анархии. Недовольство безграмотных занджей было вызвано социально-экономическими, а не идеологическими или тем более теологическими причинами. Они были голодны, озлоблены и охотно шли на самый страшный разбой. Они не ставили себе целью создание свободного от рабства утопического общества, а просто ненавидели своих мучителей и, покинув плантации, предавались грабежам городов и деревень Южного Ирака. При этом они либо не могли, либо не хотели обосновываться в тех областях, которые грабили. Действия халифа против занджей в столь же малой степени были мотивированы идеологическими соображениями, как и действия самих занджей. В 869 году занджи захватили и разграбили Убуллу и Абадан. Последовательно нанеся поражение нескольким выступившим против них правительственным отрядам, они распространили свою власть по всему Хузистану и овладели Ахвазом. В 869 году занджи впервые попытались овладеть Басрой, но не сумев этого сделать, подвергли страшному опустошению окрестности, убивая землевладельцев и захватывая добычу и оружие. В 871 году им удалось наконец ворваться в Басру, где они, по свидетельству историка аль-Масуди, убили многих жителей и сожгли большую часть города. Взятием Басры руководил некий аль-Мухаллаби, один из сподвижников Али ибн Мухаммеда. В проповедях азракитского характера и молитвах, которыми сопровождались грабежи, он проклинал Аббасидов как деспотов и тиранов.

Историк аль-Масуди сообщает, что занджи обратили в рабство и увели из города много жителей. По его словам, они продавали на рынках арабских женщин знатного происхождения — алидок и курайшиток. Каждый из грабителей владел десятками женщин, находившихся у него в качестве рабынь-наложниц. Постепенно руководители занджей превратились в крупных землевладельцев и рабовладельцев. Обладая большими богатствами и неограниченной властью, они объявили свою деспотию идеальным государственным устройством.

В 879 году занджи захватили город Васит и таким образом отрезали пути, ведущие из Багдада к Персидскому заливу, прервав нормальный ход речной и морской торговли с заморскими странами (в первую очередь с Индией), приносившей казне большие доходы. Продвигаясь на север, занджи стали угрожать самому Багдаду. Нарушение традиционной торговли по рекам Ирака пошло на пользу главному торговому сопернику Багдада — правителю Египта Ибн Тулуну, ибо торговые корабли стали избегать неспокойный район Персидского залива, и купцы предпочитали доставлять свои товары к Средиземному морю через порты Красного моря.

Оценив всю опасность сложившейся ситуации, аль-Муваффак отправил войско во главе со своим сыном, будущим халифом аль-Мутадидом, которое изгнало занджей из Васита. Подавление восстания занджей заняло полтора десятилетия. Занджи храбро сражались, ибо им нечего было терять, а их главари проявили немалое военное умение. Они не пытались долго удерживать захваченные города, понимая, что это невозможно, но, подвергнув их разграблению, уходили в Нижний Ирак, где находили недоступные убежища в болотах. Они создали укрепленные базы на островах Шатт аль-Араба между каналами и густыми зарослями камыша, где расположили свои жилища, склады и куда свозили награбленную добычу. Отсюда же они совершали набеги на купеческие караваны и нападали на речные суда. Халифская армия, отборные части которой состояли из кавалерии, была непригодна для войны в местных условиях, и солдат приходилось пересаживать на лодки, а повстанцев выгонять из болот под градом стрел. При этом на сторону занджей часто переходили чернокожие солдаты из отрядов правительственных войск.

Сначала аль-Мутамид пытался справиться с ситуацией сам, однако несколько отправленных им против занджей карательных экспедиций оказались малоэффективными. Дело усложнялось тем, что в 875 году у занджей появился новый союзник в лице правителя Сиджистана Иакуба ас-Саффара (о ас-Саффаре и Саффаридах будет сказано ниже), который возымел честолюбивые намерения захватить власть в Халифате и двигался с войском на Багдад. Однако здесь в дело вмешался энергичный аль-Муваффак. Войско Иакуба ас-Саффара было разгромлено на пути в Багдад, а отряд его наместника в Хузистане, пытавшийся предпринять совместные наступательные действия с занджами, был разбит под Сусом в 876 году. Только теперь аль-Муваффак получил возможность начать массированные операции против занджей. Сперва в 880 году он отправил в поход отряд во главе с собственным сыном, но когда тому не удалось добиться реального успеха, сам в 883 году возглавил армию.

Войско аль-Муваффака в сопровождении многочисленной речной флотилии из мелких судов, барок и лодок стало медленно продвигаться по протокам и каналам к убежищам занджей. Аль-Муваффак оказался неплохим стратегом и, вместе с тем, умелым дипломатом. Его войско брало укрепленные лагеря занджей штурмом один за другим, одновременно он сманивал повстанцев хорошим обращением с пленными и обещаниями помиловать всех, кто добровольно выйдет из болот. Наконец ему удалось пробиться к самой большой крепости и резиденции Али ибн Мухаммада, и он предложил вождю восстания капитулировать и принести присягу халифу в обмен на помилование. Али отказался. Началась длительная осада. В крепости голодали. Наконец в 883 году она пала, Али был убит, а регент с войском возвратился в Багдад, где ему была организована торжественная встреча и где за победу над занджами он удостоился почетного имени ан-Насир ли-дин Аллах (Победитель во имя веры Аллаха).

Триумфальная победа аль-Муваффака над занджами не устранила, естественно, опасности местного сепаратизма, но на несколько десятилетий задержала окончательный распад государства. Фактический правитель мусульманской империи при бессильном халифе, аль-Муваффак был требовательным и жестким руководителем. Он не пользовался большой любовью у подданных Халифата, которых он безжалостно облагал все новыми налогами. Однако жители Ирака были ему благодарны за ликвидацию эанджской опасности. Своей главной целью аль-Муваффак положил любыми путями сохранить целостность государства, но добиться этого в полной мере ему не удалось. Его главной опорой продолжали оставаться тюркские военачальники, которых он щедро вознаграждал, пытаясь при этом опереться также и на служивую бюрократию, на мавали и на христианских чиновников, чье влияние при нем заметно возросло. Все они, разумеется, в первую очередь преследовали свои клановые интересы. За спиной халифа аль-Мутамида стояла богатая шиитская верхушка, также обладавшая в стране значительным экономическим и политическим влиянием. Конфликт социальных и религиозных групп часто приводил в Багдаде к различным заговорам, с которыми аль-Муваффак, играя на противоречиях сторон, безжалостно расправлялся. Аресты, конфискации имущества и даже убийства в период его правления были обычным делом.

Арабский халифат и его распад

В 632 году Мухаммед умер, не оставив после себя наследника.

Между жителями Мекки и Медины начался спор о преемнике.

Он закончился избранием новым главой мусульман Абу̀ Ба̀кра – ученика и близкого друга Пророка. Так управление перешло в руки последователей и сподвижников Мухаммеда.

Они получили титул халѝф, который переводился как «наместник, заместитель» Пророка.

За всё время существования халифа̀та с 632 по 1258 год им правили три династии.

«Праведные халифы»в середине VII века.

Омейядыс середины VII по середину VIII века.

Абассидысередина VIII – середина XIII века.

При первых халифах арабы начали завоевания за пределами Аравии.

Они напали на Византию и Иран. Эти страны были измотаны длительной войной друг с другом и не смогли быстро оказать сопротивление.

Арабские воины

Многие города удавалось взять без боя. Арабы обещали местным жителям сохранение жизни и имущества.

Арабам удалось захватить византийские провинции: Сирию, Палестину, Египет. Земли Ирана.

В начале VIII века арабы подчинили племена берберов в Северной Африке. Постепенно всё африканское побережье Средиземного моря стало арабским.

Завоевания арабов

В 711 году арабы переправились на Пиренейский полуостров.

Королевство вестготов было завоёвано. Затем арабы напали на королевство Франков.

Но в 732 году, в ходе битвы у Пуатье, были разбиты и остановлены. Эта битва часто считается одной из самых важных в средневековой истории Европы.

С большим трудом арабам удалось покорить народы Средней Азии и Кавказа.

Подчинив Восточный Иран и Афганистан, арабы проникли в Северо-Западную Индию.

В борьбе за Среднюю Азию арабы столкнулись с Китаем. В 751 году они нанесли поражение китайскому войску. Но для продолжения завоеваний у арабов больше не было сил.

В результате арабских завоеваний VII – первой половины VIII веков было создано огромное государство – Ара̀бский халифа̀т – включавшее Аравийский полуостров, Ирак, Иран, большую часть Закавказья, Среднюю Азию, Сирию, Палестину, Египет, Северную Африку, большую часть Пиренейского полуострова.

Владения халифата раскинулись от берегов Атлантического океана до границ Индии и Китая.

Арабский халифат

Также учитывая то, что население многих захваченных земель стояло на порядок выше самих завоевателей, контакты между арабами и другими народами способствовало быстрому развитию общества, государства и культуры в новом государстве.

Управление в Халифате

За период средних веков мусульманами стало большинство населения Сирии, Египта и значительной части Африки, Ирана, Ирака, Афганистана, части Индостана и Кавказа.

Вся земля в халифате была собственностью халифа.

Своих родственников и приближенных он назначал правителями наместничеств.

В халифате их было несколько: Ирак, Аравия, Закавказье, Западная Африка, Египет.

Постепенно сложилась налоговая система халифата. Она состояла из двух частей: поземельных и подушных сборов.

Поземельный налог платили все небедные жители государства. Подушный, который назывался джѝзья, – только иноверцы.

Поступлениями от налогов распоряжались эмѝрынаместники халифа.

Налоги по большей части шли на содержание армии. Также за их счёт содержались чиновники, проводились строительные работы.

Централизация Халифата

Для централизации власти были сформированы органы управления, регулярная армия, особые полицейские отряды для контроля внутренних дел.   По всему государству были созданы почтовые станции. Налажены пути сообщения.

Значительную роль в формировании и укреплении Арабского халифата сыграл ислам.

Принявшие ислам завоёванные иноверцы освобождались от подушного налога, могли участвовать в управлении государством, получали льготы. Они становились лояльными к новой власти.

Распространение ислама

К середине VIII века в восточных провинциях халифата против Омейя̀дов вспыхнуло восстание. Его причиной был увеличивающийся разрыв между окраинами халифата и столицей в Дамаске.

Назначаемые наместники были коррумпированы и заинтересованы только в личной выгоде. Возглавил восставших Абу̀ Муслѝм.

В 750 году, в битве на реке Большой Заб, войска халифа Мерва̀на II потерпели поражение. Династия была свергнута. Её представители – практически полностью уничтожены.

Новой правящей династией стали Аббасѝды. Ими была основана новая столица – Багда̀д.

Панорама Багдада

В городе пересекались торговые пути из Аравии, Сирии, Закавказья, Ирана, что позволило ему быстро разбогатеть и стать новым политическим и культурным центром халифата.

Временем расцвета Арабского халифата считают период правления Хару̀на ар-Рашѝда (768–809 годы). При нём начался подъём исламской науки и культуры.

Впоследствии, вместе с несколькими последующими веками, этот период существования Арабского халифата вошёл в историю как «Золотой век ислама».

Харун ар-Рашид

При Аббасидах была укреплена дисциплина в армии. В войска стали набирать наёмников – бербѐров и тю̀рок. Главное место в армии заняли мамлю̀киличная гвардия халифа.

Со временем гвардия достигла такого влияния, что начала оказывать давление на халифов и даже возводить на престол своих предводителей.

В VIII–IX веках по халифату прокатилась волна мятежей. Политические противники и завоёванные народы желали избавиться от власти арабов. 

Халифы больше не предпринимали новых завоевательных походов. Они сосредоточились на сохранении установленного порядка.

Всё это привело к тому, что при Аббасидах халифат начал распадаться. На окраинах империи власть переходила к династиям местных правителей. Появляются самостоятельные землиэмира̀ты.

Наместники-эмиры стали передавать по наследству свои должности вместе с полученными в управление землями. Опираясь на собственные военные силы, они отказывались повиноваться халифу и становились независимыми.

В середине VIII века на Пиренѐйском полуострове образовался самостоятельный Ко̀рдовский эмират.

В IX веке от халифата отделились Египет и Северная Африка.

В дальнейшем – Иран, Афганистан, Средняя Азия. Под властью халифов осталась только Месопотамия.

Распад Халифата

В середине XI века большая часть прежних арабских владений в Азии была завоёвана ту̀рками-сельджу̀ками.

В 1055 году они захватили Багдад. Халиф короновал правителя турок-сельджу̀ков и даровал ему титул султана.

Крестовые походы европейцев также значительно ослабили земли халифата.

Турки-сельджуки

В XIII веке монго̀лы изгнали Аббасидов из Багдада. Арабский халифат прекратил своё существование.

Подведём итоги.

Начиная с VII века, арабы завоевали огромные территории и образовали государство – Ара̀бский халифа̀т.

Построили своё особое общество.

Распространили ислам среди множества народов.

Успешно развили исламскую культуру.

Халифат, его карта, история возникновения, образование и распад, арабская империя, Кордовский эмират, какие страны входили, состояние на сегодня

В июне 2014 года один из лидеров «Исламского государства» Абу Бакром аль-Багдади заявил об образовании общемирового халифата со столицей в сирийской Ракке. Но уже через два года этот город оказался в окружении, а против самого ИГ выступили самые крупные мировые государства. Какую роль играл ИГ прежде и что с ним стало к сегодняшнему дню?

Халифат ИГ вчера и сегодня

Так называемое «Исламское государство» (запрещенное в РФ) начало свое формирование в 2013 году на территории Ирака и Сирии. В 2014 году боевики ИГ уже контролировали 35% сирийской территории и большинство ее нефтегазовых залежей. В сумме территория, контролируемая группировкой, доходила до 90 тысяч кв. км, но к 2016 году ИГ лишилось около 22% всех территорий. В ИГ состояло приблизительно 33 тысячи наемников. В декабре 2015 года сообщалось о примерно 2 000 российских граждан, которые сражаются за халифат. Что же представляет собой халифат?

История Халифата: появление

Из основных общемировых религий самой молодой является ислам. Его зарождение в VII веке н.э. связано с пророком Мухаммедом, исповедовавшим единобожие. В Хаджизе (Западная Аравии) была основана единоверная община (умма), ставшая прообразом будущего государства. Дальнейшее покорение аравийских территорий, а также прочих держав определило появление могущественного Арабского халифата. В него вошли многие земли, принявшие тем самым ислам.

Халифат: что это такое

Наименование «халифат» (замещение, наследование) в арабском переводе обладает двумя значениями. Это название великого государства того времени, основанного последователями пророка после отхода его в мир иной, а также титул верховного правителя, во власти которого были все государства халифата.

Время бытия этого государственного образования было отмечено расцветом научных и культурных областей, а также периодом так называемого исламского Золотого века в 632–1258 годах.

Конфессиональные споры и завоевания новых территорий

Появление халифата спровоцировали дебаты о преемнике Мухаммеда после его кончины. В результате повелителем и конфессиональным лидером стал близкий друг пророка — Абу Бакра ас-Саддика. Свое правления он начал с того, что развязал военные действия против вероотступнического движения, члены которого отошли от учений Мухаммеда и стали приверженцами лжепророка Мусайлимы. Все их сорокатысячное войско было разбито в сражении при Аркабе.

Следующие за Абу Бакром халифы-праведники продолжали покорение народов и расширяли границы халифата. Последним был Али ибн Абу Талиб, ставший жертвой восставших хариджитов. На этом закончилась выборность правителей, поскольку овладевший властью халиф Муавия I поставил своего преемника – сына. Это установило в государстве наследственную монархию ― Омейядский халифат.

Новая империя, второй халифат

Этот исторический период в арабском мире связан с династией Омейядов, представителем которой был и Муавия I. Сын, унаследовав всю полноту власти, еще более расширил границы халифата. Он захватил многие страны, такие как Афганистан, Северную Индию, Кавказ, а также части Франции и Испании.

И только лишь византийскому императору Льву Исавру и болгарскому хану Тервелу удалось положить предел территориальной экспансии халифата. Спасение от арабских захватчиков европейские летописцы приписывают военачальнику Карлу Мартелю. Армия франков под его командованием наголову разгромила войска завоевателей в прославленной битве при Пуатье.

Переход от воинствующего сознания на мирное

Началу периода Омейядского халифата свойственно то, что положение арабов на захваченных ими же территориях было очень сложным. Их быт напоминал обстановку военного лагеря в постоянной боеготовности. Это произошло вследствие чрезвычайно религиозного рвения одного из правителей той поры Умара I. Из-за него ислам стали называть воинствующей церковью.

Арабский халифат породил бесчисленные группы воинов-профессионалов. Это были люди, единственной деятельностью которых было участие в завоевательных походах. Для того, чтобы мышление этих воинов не могло перестроиться на мирную стезю, им запрещалось владеть землей и вести оседлый образ жизни. В конце правления династии Омейядов все изменилось. Запреты были отменены, и многие ветераны стали владеть землей, отдав предпочтение мирному жизнеустройству.

Возникновение халифата Аббасидов

Подлинное величие наряду с культурным расцветом и наибольшей славой исламская империя обрела именно в Аббасидском халифате. Даже сегодня о нем помнит большая часть мусульман. Любые воспоминания о той поре укрепляют гордостью их дух. Аббасиды – династия, подарившая народу немало выдающихся государственных деятелей. Они были и полководцами, и финансистами, и подлинными ценителями многих видов искусств.

Аббасиды ликвидировали всех Омейядитов, однако избежавший преследования внук Хишама  Абд ар-Рахман ибн Муавия образовал в Испании Кордовский халифат.

Халифы – покровители ученых и поэтов

Принято считать, что арабский халифат Харуна ар Рашида — одного из самых ярких правителей своей династии — добился наивысшего расцвета. Харун ар Рашид был известным покровителем ученых, литераторов и поэтов. Тем не менее, отдав себя целиком духовному развитию государства, халиф проявил  плохие администраторские, а тем более полководческие качества.

Торговые связи и развитие экономики

Арабское покорение народов поспособствовало развитию торговых взаимоотношений, а также распространению мусульманского государственного уклада. На огромных восточных и европейских территориях воссоздавались и укреплялись торговые направления, проторенные еще в античные времена. По ним перемещалось множество торговых караванов с самыми разнообразными видами грузов и товаров. Пик расцвета торговли приходился на IX–XII века.

Торговые лавки европейских государств наполнялись пряностями, экзотическими фруктами, восточными сладостями, изделиями арабского ремесленничества, драгоценными камнями и золотыми украшениями. Вследствие развития ремесел и торговых отношений множество государств, находящихся в составе Арабского халифата, испытывали экономический и культурный подъем. На маршрутах трансарабских торговых связей появлялись все новые и новые города.

Кроме того, улучшалась жизнь самих арабов. Благодаря оживленной коммерции, старинная Мекка превратилась в крупнейший торгово-ремесленнический центр. Карта халифата той поры обзавелась многими новыми торговыми центрами, а прославленные восточные базары становились воплощенными легендами.

Распад халифата

Со второй половины IX века, вслед за смертью Харуна ар Рашида, в политической жизни халифата обозначились процессы, которые в итоге произвели к его распаду. Так, еще в 833 году правитель Мутасим сформировал преторианскую тюркскую гвардию. С течением времени гвардия превратилась в настолько мощную политическую силу, что правители-халифы попадали в зависимое от нее положение и почти утрачивали свои права на самостоятельность в принятии решений.

Именно в тот же самый период шло возрастание национального самосознания у зависимых от халифата персов. Это стало основанием для их сепаратистских воззрений, что обернулось в дальнейшем отсоединением иранской части халифата. Всеобщему распаду халифата послужил также и быстрый темп отделения от него на западе египетских и сирийских государственных образований. Ослабленная централизованная власть не могла уже противостоять многим претензиям на независимость.

Увеличение религиозного натиска

Потеряв былую власть, халифы предприняли попытку найти поддержку у правоверных духовных лидеров. Правители, начиная с Аль-Мутаваккиля (847 год), своими главными политическими линиями избирали борьбу с любым вольнодумством.

Государство, ослабленное подрывом авторитета властных структур, приступило к активной фазе религиозного гонения философской и прочих научных областей, не осталась без внимания и математика. Арабский халифат с его распадом явился наглядным образчиком того, в какой мере благодетельно воздействие науки во взаимодействии со свободой мышления на формирование государственности, и в какой степени пагубны травля и гонение мыслителей для цивилизационного прогресса империи.

Кордовский халифат

В 711–718 годах Пиренейский полуостров в большинстве своем был завоеван полчищами арабского халифата. Образовалась и столица только что сформированной провинции аль-Андалус с наименованием Кордова. Позже, уже в 755 год,у аль-Андалус была отделена от Арабского халифата, после чего оказалась первым самостоятельным эмиратом. Исторически сложилось так, что это государство приобрело название по имени своей столицы – Кордовский эмират (755-1031). Этот период характеризуется самыми яркими историческими страницами Кордовы.

Кордова оказалась маленьким отражением всего государства. Доминирующим положением в нем обладали мусульманские граждане. Самой привилегированной и богатой их частью были, естественно, арабы, из которых и сформировалась чиновническая, офицерская и придворная элита. Первоначально маленькой, но с течением времени интенсивно увеличивавшейся группой народонаселения являлись берберы, которые были и тогда и сейчас кочевым североафриканским народом. Они, как правило, пребывали на службе в качестве солдат или мелких чиновников.

Религиозные ограничения, с которыми столкнулась большая часть местных жителей-немусульман, и выгоды, которые предоставляло новое верование, поставили их перед необходимостью принять ислам. В особенности с удовольствием переходило в ислам аристократическое сообщество, которое при таком раскладе могло сохранять свои высокие положения. Мусульмане здешнего происхождения получали название мувалладады или мулады.

В противоположность европейцам, андалусские мусульманские знатные и чиновничьи верхушки предпочитали проживать не в пригородных поместьях, а на территории крупных городов, например, в Кордове. Там они тратили немалые деньги на роскошную жизнь. Это предоставляло работу местному ремесленничеству, а также многим творческим людям. Культурное развитие жизни в Кордове вследствие этого находилось в необыкновенно оживленном состоянии, а внешние городское обличье поражало всех гостей своими красотами.

Невзирая на доминирующее положение, мусульманские правители были вполне снисходительны к прочими религиозным группам. Иноверцы обязаны были уплачивать дополнительные налоги, и не имели права быть на государственных должностях. Однако в прочей своей деятельности были всецело свободными в выборе своего вероисповедания, они могли свободно отправлять любые религиозные обряды. При таком мягком отношении все религиозные общины жили в добром согласии.

Переход к исламу происходил не под натиском местной власти, а из-за социальных преимуществ этого вероисповедания и привлекательности арабского образа проживания. Немногие христианские граждане, сохранившие свое вероисповедание, получили название мосарабы (от измененного арабского мустаараб – «приравнивавшиеся арабам») за усвоение многих восточных обычаев. Старшее поколение мусульман часто жаловалось на то, что христианская молодежь умела высказываться по-арабски с высшим уровнем изящности и сочиняла стихотворения на их языке более красиво и искусно, чем само арабское население.

Кордовский халифат к тому же населяло множество евреев, поскольку это была единственная европейская страна, в которой они не преследовались за свое вероисповедание.

Наивысший расцвет Кордовский халифат достиг как империя при правлении Абд ар-Рахмана III ан-Насира, а также одного из его сыновей аль-Хакама II.

Крах периода правления арабских халифатов

Уже к X веку количество полководцев тюркского происхождения, а также месопотамских эмиров, до такой степени увеличилось, что от ранее могущественных аббасидских халифов не осталось ничего. Они стали мелкими багдадскими князьками, единственной гордостью которых осталась лишь память о том, какая у них была империя. Это стало следствием феодальной раздробленности, разделения земель между многочисленными сыновьями арабской аристократии.

Дошло даже до того, что поднявшаяся западно-персидская буидская династия шиитского происхождения, собрала достаточное количество войск, с помощью которых был захвачен Багдад. Эта династия фактически привла в течение сотни лет,  при том, что номинальным властителем все еще оставалась аббасидская династия. Больше унизить ее гордость было невозможно.

Однако уже в 1036 году для всего азиатского региона наступили чрезвычайно тяжелые времена. Турки-сельджуки начали беспрецедентные захватнические походы, которые послужили поводом для истребления арабского населения во множестве стран мусульманского цивилизованного мира, а к 1055 году были выбиты и изгнаны из Багдада правившие тогда Буиды. Таким образом, установилось полное господство турок-сельджуков.

Тем не менее, и их господству однажды наступил конец. Так, в самом начале XIII столетия по всей территории когда-то могущественного арабского халифата прошлись бесчисленные полчища захватчиков под командованием Чингисхана. Татаро-монгольские захватчики бесповоротно ликвидировали былые достижения восточной культуры за предыдущие столетия. Арабский халифат с его распадом до нынешней поры остался всего лишь страницей в учебниках истории.

Возникновение ислама. Арабский халифат и его распад. Культура стран халифата

1. Возникновение ислама. Арабский халифат и его распад Культура стран халифата.

Урок 9
Всеобщая история. 6 класс: История средних веков

2. 1. Византийская империя - это

1.
2.
3.
4.
Азиатское государство
Восточная часть Римской империи
Западная часть Римской империи
Европейское государство

3. 2. Верховная власть в Византии принадлежала

1.
2.
3.
4.
Вождю
Королю
Императору
Сенату

4. 3. Основным правилом императора Юстиниан (527-565 гг) было

НАПИШИТЕ ЭТО ПРАВИЛО

5. 4. С кем воевала Византия при Юстиниане?

ПЕРЕЧИСЛИТЕ ВРАГОВ ВИЗАНТИИ (не менее трех названий
народов)

6. План изучения темы:

1.Арабы до принятия ислама
Природа и занятия населения Аравии.
Общественное устройство арабских племен
2. Возникновение ислама и объединение арабов
Мухаммед- основатель Ислама.
Коран и история его появления.
Законы Ислама
3. Арабские завоевания
Арабское завоевание Пиренейского полуострова
Суниты и шииты.
Правление Аббасидов
4. Арабский халифат и его распад
Халифат при Харуне ар-Рашиде.
Народные восстания.
Распад халифата.
5.Ккльтура стран халифата

7. 1.Арабы до принятия ислама Природа и занятия населения Аравии.

Медина
Мекка
Арабские
племена
издавна
жили на
территории
Ара-в
Через Аравию
проходил
торговый
путь
из Византии
вийского
Африку иполуострова.
Индию.1 раз в год в главном городе-Мекке
собирались
торги. условия Аравии и сделайте вы?Опишите
природные
занимались
арабскиеСвятое
племена?
В вод-чем
центре Мекки
располагается
место-КААБА

8. 1.Арабы до принятия ислама Общественное устройство арабских племен.

Бедуины делились на племена и роды, которые
враждовали из-за пастбищ.Каждое племя покло
нялось своим богам.
Племена возглавлялись
вождями.В случае голода
вожди кормили бедняков
которые считали племя
своей семьей.
Вожди владели большими
пастбищами.Усобицы их
только разоряли.

9. Основание ислама

10. .Арабский халифат

11. Арабское завоевание Пиренейского полуострова

12. .Арабы до принятия ислама

13. .Культура арабского халифата (

14. 2. Возникновение ислама и объединение арабов. .Мухаммед- основатель Ислама.

арабов.
.Мухаммед- основатель Ислама.
Пророк Мухаммед.
Французская гравюра 17 в.
В к.6 в. Аравия потеряла
ряд территорий-торговля
была нарушена.
Объединение стало необходимо.
Объединению арабов
помогла новая религия
ислам.
Его основатель-Мухаммед
род.ок.570 года в бедном
роде.Он женился на бывшей своей хозяйке и стал
торговцем.

15. 2. Возникновение ислама и объединение арабов. Мухаммед- основатель Ислама.

арабов.
Мухаммед- основатель Ислама.
Ангел Джабраил
объявляет Мухаммеду,
что он-пророк.
Вскоре
Мухаммеду
явился
В «город
пророка» стали
ангел
и донес
ему божесстекаться
сторонники
нотвенное
откровение.
вой религии.
Они захватилиг.ряд
каравановвыси доВ 610
он впервые
рог. Знать
предприняла
тупил
с проповедью-нет
поход набога
Медину,
подругого
кроменоАлтерпела поражение.
лаха.Себя
он назвал прои призвал
арабов к
В роком
630 году
знать подписала
объединению.
договор с Мухаммедом и
большинство
Знать
выступилаарабов
противприив
нялиг. ислам
и признали
622
Мухаммед
совервласть
Мухаммеда. Каашил
хиджру-переход
из
ба-стала-святилищем.
Мекки
в Медину

16. 2. Возникновение ислама и объединение арабов. Коран и история его появления.

арабов.
Коран и история его появления.
Переплет
Корана.
Ученики
Мухаммеда
записалипредшественниками
его рассказы о божестБудда и Христос
объявлялись
Му
венных
откровениях.Так
возник «КОРАН»(чтение).
хаммеда,
но борьба с неверными
объявлялась святым делом.
Сотворение
мира взято из Библии .Аллах всевидящ и
всемогущ.Верные
его последователи
попадают
в
Неравенство
объявлялось
установленным
богом.Завирай,
а неверные
ад.
довать
богатствувзапрещалось.

17. 2. Возникновение ислама и объединение арабов. Законы Ислама.

арабов.
Законы Ислама.
Изучение Корана
в медресе.
Суры(главы
-запрет вина,Корана)содеразартных игр.
жат правиламолитвы.
поведения
-ежедневные
мусульман-шариат(пра-глава семьи-мужчина,он
вильный путь)может иметь до 4 жен.
-не убивай,не кради,не лги,
-за жену нужно платить
люби ближнего,уважай
калым.
родителей.
-труд ради райского блаженства
-запрет ростовщичества ,
поощерение торговли.
-осуждение воровства.

18. Арабские завоевания 1.Завоевания арабов.

Арабский халифат.
После
перешла
к Халифам(заВ
711 г.смерти
арабыМухаммеда
обрушилисьвласть
на Пиринеи
и захватили
полуостместитель).1-ые
четыре халифа
былиостановлено
его родственниками.
ров.Дальше их продвижение
было
франками.
При нихарабы
начались
завоевательные
походы против
ИранаАзию.
и
Вскоре
обрушились
на Закавказье
и Среднюю
Византии.Они воевали друг с другом и поэтому арабы легко
Они покорили Северный Кавказ, но в Средней Азии они
победили.
столкнулись с Китаем.В 751 г.арабы победили в битве у
В н.
8 векаиарабы
обрушились
север Африки .
Таласа
подчинили
Иран инаАфганистан.

19. Арабские завоевания 2.Суниты и шииты.

Сунна.Рукопись 8 в.
В
7 веке призвали
мусульманство
Шииты
народ к
разделилось
на 2 ветвиСвержению Омейядов.
шииты
суниты. Иран и
Вскореивосстали
Средняя
Азия. только
Шииты
- признают
возглавил
Али-К Коран.Их
власти пришли
Аббаси
кузен
Мухаммеда.Ши-иты
ды-потомки
дяди Мухам
почитают
и его.
меда-Аббаса.
Суниты
- признают
толь
Все Омейяды
былине
убиты
ко
Коран,
но виИспанию.
Сунну-со
или
бежали
об изре
В брание
750 годурассказов
власть в халичениях
и делахкМухамме
фате перешла
Аббасида.Их
дам. подержали халифы
Омейяды

20. Арабские завоевания. Правление Аббасидов.

Арабы в походе.
Аббасиды
расправились
с народом и
облагодетельствовали
практически
во всех завоеванных
странах
в качестве единой
иранцев-из
нихутвержден
стали назначать
религии был
ислам.Визиров.Завоевания по-чти
прекратились.В халифат вошли Сицилия,Кипр,Крит и Юг
Новая династия создала новую столицу-Багдад, на р. Тигр.
Италии.Земля принадлежала халифам, а эмиры(наЗдесь пересекались
торговые
пути.Государство
стало наместники),жили
за счет
налогов.Ислам
распространялся
за
зываться
Багдадский
счет
налоговых
льгот. халифат.

21. 4. Арабский халифат и его распад .Халифат при Харуне ар-Рашиде.

.Халифат при Харуне ар-Рашиде.
Миниатюра из
«1000 и одна ночь».
Расцвет халифата пришелся на правление Халифа
Харун ар-Рашида-героя
«1000 и 1 ночи»,где он
показан мудрым и справедливым политиком.
Но он был деспотом.Опасаясь жить в городе халиф
поселился в соседней кре
пости.Его визирь был каз
нен из-за зависти к его
богатству.Харун хотел
продолжить войны, но
потерпел неудачу.

22. 4. Арабский халифат и его распад .Народные восстания.

Карматские воины.
Миниатюра 10 в.
Все
немусульмане
быливзять
обложены
налогами.Они
Карматы
попытались
Багдад,
но не удачно,носили
хотя Сирия
другую
одежду,
ездили
только
на им
ослах
и не имели
и Египет
платили
им дань.
Зато
удалось
взять права
Мекку и
выступать
в суде.Вскоре
они выломали
черный начались
камень изнародные
Каабы. восстания
В
к.9 века
появились
карматы(часть
разбили войско
Только
через
20 лет его
вернули на шиитов)они
место. Это государство
шиитов,создали
свое
государства
просуществовало
около
150 лет. с религиозным равенством.

23. 4. Арабский халифат и его распад .Распад халифата.

.Распад халифата.
Распад
Арабского
халифата.
Борьба покоренных народов подрывала власть арабов.Из жителей Средней Азии халифы набирали гвардию,но скоро ее
начальники стали назначать халифов.наместники-эмиры
передавали свои престолы по наследству и не подчинялись
халифам.В 8 в.возник Кордовский халифат, в 9 в.отдели-лись
Египет,Северная Африка,Иран и Афганистан.в 1055 г. Туркисельджуки захватили Багдад и халиф короновал их
предводителя титулом султана.

24. 5.Культура стран халифата Образование

Арабский язык широко
распространялся вместе с исламом
Образование высоко ценилось
Халифы и эмиры стремились
окружить себя учеными,
писателями, поэтами

25. 5.Культура стран халифата Школы - медресе

Медресе – мусульманские школы
при мечетях
Существовали также частные
школы, можно было посещать
лекции знатоков шариата и Корана

26. 5.Культура стран халифата Наука

Арабы переводили труды античных и европейских
ученых
Для ученых создавались «Дома мудрости», где они
собирались, работали, иногда жили
Успешно развивались математика, астрономия,
география, медицина
5.Культура стран халифата
Арабы заимствовали индийские цифры, которые
потом стали называться арабскими
Астрономы благодаря обсерваториям вычислили
окружность Земли и положение основных звезд на
небе
Географы составляли карты стран и морей

28. 5.Культура стран халифата Ученый аль-Бируни

халифата
Ученый аль-Бируни
Годы жизни 973 – 1048
гг.
Занимался географией,
историей,
астрономией
Высказал идею о
движении земли
вокруг Солнца

29. 5.Культура стран халифата Медицина

Ибн-Сина или
Авиценна
Годы жизни 980 – 1037
Известный врач,
философ, ученый
Открыл и описал
множество болезней

30. 5.Культура стран халифата «Тысяча и одна ночь»

халифата «Тысяча и
одна ночь»
Сказки и легенды
арабского народа были
собраны в книге «1000
и 1 ночь»
Процветала поэзия и
история арабского
народа

31. 5.Культура стран халифата Архитектура

32. 5.Культура стран халифата Альгамбра

Для халифов и эмиров
строились прекрасные
дворцы
Альгамбра – дворец в
городе Гранада
Особенностью были
внутренние дворы и
бассейны

33. 5.Культура стран халифата Мечети

Мечеть – мусульманский храм
Мечеть была предназначена для богослужений,
хранения казны и ценных книг
В мечети часто устраивался суд над преступниками
5.Культура стран халифата
Внутри мечеть
представляла квадратное
помещение, стены
которого были украшены
арабеской – специальным
орнаментом
Мебели не было, пол
застелен коврами
Михраба – ниша,
указывающая направление
Мекки

37. 5.Культура стран халифата Минареты

Высокие башни, с
которых служители
созывали верующих на
молитву

38. 5.Культура стран халифата

Орнамент из
повторяющихся
геометрических или
растительных узоров
Изображение живых
существ в исламе
запрещено

39. 5.Культура стран халифата Значение арабской культуры

Европейцы переняли от арабов
систему счета
Ознакомились с трудами ученых по
географии, математике, астрономии и
т.д.
Научились пользоваться глобусом и
компасом
Книга Авиценны до XVII века
помогала европейским врачам лечить
больных

40. Задание на дом

§8-10
Лекция 9

41. ТЕРМИНЫ

Кааба–
БедуинИсламКоранМедресеСуниты и шиитыШариат
Альгамбра
Мечеть
Минарет
Аллах
Пророк
КадиЭмирСунны-

42. ЛИЧНОСТИ

Мухаммед –
Халиф Харун ар-РашидАббасиды –
аль-Бируни
Авиценна
Фирдуси-

43. ДАТЫ

711г. –
751г.622г.

44. ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ

Аравийский полуостров
МеккаМединаДамаскАрабский халифатБагдадБагдадский халифатКордовский халифат

Арабский халифат


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Арабский халифат

Главы из книги: История стран зарубежной Азии в средние века. М., 1970.

Распад халифата Аббасидов

Политический упадок халифата становится заметным в правление халифа ал-Мамуна. Оно сплошь занято борьбой с внутренними восстаниями, особенно с восстанием Бабека. Непопулярный в арабской среде Багдада ал-Мамун опирался на иранских дихканов, поддержавших его в борьбе за престол с его братом ал-Амином, и отблагодарил их предоставлением ряда высоких постов в государстве и пожалованием обширных земель.

Хорасан стал фактически полунезависимым и наследственным наместничеством (эмиратом) дихканской семьи Тахиридов (821—873). К 821 г. четыре брата из дихканского рода Саманидов получили обширные владения в Мавераннахре, позднее слившиеся в эмират Саманидов. Еще раньше на территории современных Туниса и Алжира сложился полунезависимый эмират во главе с династией Аглабидов (800—909). В 868 г. сложился такой же эмират в Египте (тюркская династия Тулунидов). В 875 г. возродилось царство Багратидов в Армении. Появились другие более мелкие княжества. Полунезависимые эмиры поминали халифа в молитве, чеканили монету с его именем на первом месте (сикка) и посылали ему часть податных сумм со своих владений (позднее перестали посылать и эти суммы), но не допускали вмешательства центральной власти в управление своими владениями.

Помимо таких полунезависимых феодальных княжеств, признанных халифом и получивших от него инвеституру (знаками ее считались жалованная грамота и знамя, посылавшиеся халифом эмиру-вассалу), появились феодальные владетели, захватившие власть на местах при помощи оружия, без признания со стороны халифа, так называемые мутагаллибы (араб. «захватчики, тираны»). Так с первой четверти IX в. начался процесс политического распада халифата, растянувшийся до середины X в. Он был вызван многими причинами. Это были: различный уровень экономического развития разных его областей, отличавшихся также по этническому составу, религии и культуре; единство этих областей возможно было только до тех пор, пока военная мощь халифата не была поколеблена; рост крупной феодальной земельной собственности — безусловной (мульк) и особенно условной (икта) за счет феодально-государственной собственности; крестьянские и народ-но-освободительные восстания, хотя и подавленные, но все же постепенно расшатавшие военную мощь халифата.

Уже халиф ал-Мамун мог убедиться, что арабские племенные ополчения не способны справиться с крупным народным движением, каким было, например, восстание Бабека, и ненадежны как опора династии. При халифе ал-Мутасиме гвардия была реорганизована. Теперь она

[146]

пополнялась привезенными из степей Восточной Европы и нынешнего Казахстана юными рабами — тюрками (отчасти также славянами и темнокожими африканцами). Воспитанные при дворе, эти юноши — «гулямы» (араб, «юноша, молодец», также «раб», «военный слуга») — поступали в конную гвардию халифа, проходили в ней службу и, случалось, достигали высоких чинов. Пешие же гвардейские части формировались главным образом из наемников — дейлемитов 2. Смысл этой реформы заключался в том, чтобы создать военную силу, вполне чуждую населению халифата, всем обязанную халифу и, как предполагалось, вполне преданную ему, а потому готовую подавлять и народно-освободительные восстания и мятежи феодалов на местах. Но гвардия гулямов, привилегированная и щедро оплачиваемая, скоро настолько усилилась, что стала диктовать свою волю халифу. В 861 г. гулямы убили халифа ал-Мутаваккиля, которым были недовольны, а затем до 870 г. четыре халифа Аббасида последовательно возводились на престол и затем свергались тюркскими гвардейцами. Халифы стали марионетками в руках командиров гвардии.

К началу X в. под непосредственной властью Аббасидского халифата оставались только Арабский Ирак и Западный Иран. К 945 г. эти области были захвачены войсками иранской династии Бундов (935— 1055). С тех пор аббасидские халифы фактически были лишены политической власти, сохранив только призрачную духовную власть.

--------

2. Независимая иранская народность в горах Альбурса, теперь исчезнувшая.

[147]

Вернуться у оглавлению кн.: Арабский халифат.

Вернуться на страницу Всё про Арабский халифат.

 

Падение «халифата» ИГИЛ - Парламент Австралии

Д-р Лия Фарролл, Министерство иностранных дел, обороны и безопасности

Ключевой вопрос
Хотя падение «халифата» ИГИЛ уменьшило угрозу, которую он представляет для Ирака и Сирии, организация не была побеждена. Остаются сложные проблемы, и требуются постоянные международные усилия, чтобы предотвратить его возрождение ни в одной из стран.

Фон

В марте 2019 года Исламское Государство Ирака и Аш-Шама (ИГИЛ) было изгнано с последней захваченной им территории в Сирии и Ираке.На пике своего развития в конце 2014 года ИГИЛ контролировало большие участки обеих стран, поглощая государственные ресурсы и бюрократию, а также промышленность, торговлю и сельское хозяйство. Миллионы сирийцев и иракцев были вынуждены жить и работать в условиях жестокого правления ИГИЛ и его грабительского налогового режима, благодаря которому оно получало основную часть своих доходов.

Организация ИГИЛ систематически и жестоко преследовала несуннитских сирийцев и иракцев, изгоняя их из их домов, грабя их имущество и предприятия и требуя их как военную добычу ( ghanima ).Немусульманские меньшинства были вынуждены платить один из видов налога на защиту ( джизья ) или обращаться в другую веру под угрозой смерти. Тысячи были взяты в заложники, выкуплены или казнены, в то время как другие были порабощены.

ИГИЛ привлекло беспрецедентное количество иностранцев, которые приехали присоединиться к организации или проживали на территории, находящейся под ее управлением. По оценкам, их общее количество составляет 40 000 человек из 80 стран. Сообщается, что число австралийцев, побывавших в Ираке и Сирии, составило 230, хотя в эту цифру входят люди, которые присоединились к другим группам боевиков.

Как территориально обширная организация, ИГИЛ стремилась кооптировать конфликты и развивать дочерние компании в других частях мира, в том числе в других частях Ближнего Востока, Африки, Кавказа, Южной Азии и Юго-Восточной Азии. Дочерние организации иногда представляют собой существующие повстанческие группы, подпадающие под действие ИГИЛ, или отдельные их фракции. Их отношения с ИГИЛ различаются по степени близости, в зависимости от характера связей между ними.

Еще раз отражая важность ИГИЛ на территории, дочерние компании рассматриваются как провинции и организованы ими ( вилайят, ).Поскольку ИГИЛ отвергает законность международных границ, провинция ( вилайят, ) может простираться на несколько стран. В стране также может быть несколько провинций. ИГИЛ также назвало провинции, где у него нет ни территории, ни объявленного филиала. ИГИЛ делает это, чтобы сохранить видимость экспансии, как это было в случае с упоминанием в апреле 2019 года « вилайят, Турция» после потери своей последней территории. Однако расширение территории не было единственной целью ИГИЛ.

ИГИЛ уже создало отдел внешних операций, посвященный организации террористических атак за пределами Сирии и Ирака, прежде чем оно объявило о создании своего халифата в середине 2014 года. Отделение входило в состав внешнего крыла службы безопасности организации ИГИЛ. Он был создан как средство контроля над иностранцами внутри ИГИЛ, которые агитировали с целью совершения внешних атак. Внутреннее крыло департамента безопасности уже держало западных заложников.

В сентябре 2014 года глава отдела безопасности организации ИГИЛ опубликовал заявление, которое было похоже на действующее оперативное распоряжение и стало одним из его самых устойчивых и важных релизов.Хотя это заявление было оформлено как ответ на растущие международные усилия против ИГИЛ, это заявление было продиктовано внутренними императивами, направленными на то, чтобы кооптировать джихадистскую среду и создать имидж силы и возможностей. Заявление дало сторонникам ИГИЛ во всем мире, особенно на Западе, карт-бланш санкций на проведение атак от его имени. Сторонникам сказали, что они должны атаковать везде и всегда, не обращаясь за дальнейшим разрешением или указаниями. Австралия была среди нескольких стран.

Практически сразу же сторонники ИГИЛ в ряде западных стран начали следовать этому руководству, проводя так называемые атаки «по инициативе ИГИЛ» или «атаки с участием одного человека». Их атаки способствовали расширению террористического влияния ИГИЛ за пределы того, что могло направить его отдел внешних операций. Расширение угрозы, исходящей от ИГИЛ, было отражено в том, что 80 стран присоединились к Глобальной коалиции против Даиш после ее создания в сентябре 2014 года. США возглавляют военный компонент коалиции под эгидой операции «Внутренняя решимость» (OIR).

OIR вырос, чтобы «охватить усилия более шестидесяти партнеров по коалиции», участвующих в оказании поддержки «Иракским силам безопасности и сирийским оппозиционным группам» в их борьбе с ИГИЛ. Австралия была активным партнером операции «Окра». Он также предоставил персонал для операции «Галантный Феникс», объединенной группы «более 250 человек, представляющих более 25 стран», которая собирает и анализирует разведданные, касающиеся иностранных боевиков.

Потребовалось около пяти лет боев и более «34 000 авиационных и артиллерийских ударов» , , которые разрушили города и привели к перемещению миллионов людей, чтобы изгнать ИГИЛ с территорий, которые оно удерживало в Ираке и Сирии.Тем не менее, в начале 2019 года, когда уже было ясно, что ИГИЛ потеряет свой последний анклав в Багузе, Сирия, разведывательное сообщество США предупредило, что оно продолжает представлять угрозу, отметив, что ИГИЛ все еще имеет восемь провинций , 'более десятка сетей , и тысячи разрозненных сторонников по всему миру ».

Аналогичная оценка была дана Совету Безопасности Организации Объединенных Наций в докладе Генерального секретаря об угрозе, которую ИГИЛ представляет для международного мира и безопасности. В этом отчете также подробно рассказывается, как ИГИЛ продолжает действовать в Сирии и Ираке, и содержится предупреждение о том, что оно пытается восстановиться.Примерно в то же время военные официальные лица США заявили главному инспектору OIR, что «ИГИЛ восстанавливает ключевые функции и возможности в Ираке быстрее, чем в Сирии», и отметили, что без «постоянного давления» оно может также вернуть себе ограниченную территорию в Сирии в течение 12 месяцы.

Эти коллективные оценки ясно дали понять, что ИГИЛ было далеко от побежденного ни в Сирии, ни в Ираке, и без постоянных усилий против него, вероятно, возродится. Лидер ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади определенно телеграфировал о своем намерении сделать это в апреле 2019 года, менее чем через месяц после падения Багуза, а вместе с ним и его халифата.Он призвал ИГИЛ следовать стратегии истощения на своем пути к возрождению - той же широкой стратегии, которую организация использовала для восстановления после своего почти поражения в Ираке десятилетием ранее.

После выступления аль-Багдади организация ИГИЛ предоставила дальнейшее объяснение этой стратегии и дополнительные тактические указания в своем информационном бюллетене Al-Naba . Хотя ряд факторов способствовал подъему ИГИЛ к созданию халифата в 2014 году, оно явно считает, что стратегии восстановления, введенные после «уничтожения» его повстанческого движения в Ираке в 2008 году, были ключом к его успеху и будут работать снова.

Как ранее возродилось ИГИЛ

После почти полного поражения в 2008 году ИГИЛ, тогда известное как Исламское Государство Ирака (ИГИ), было вынуждено перейти в подпольный режим и «начало планировать свое возвращение». Чтобы сохранить свое членство, ISI изменила свою организационную структуру так, чтобы она работала больше как сеть, но была функционально упорядоченной. Она все еще работала в этом режиме, когда Абу Бакр аль-Багдади стал у руля в 2010 году. Он сделал это в то время, когда ISI понесла значительные потери, и в ходе продолжительной кампании убийств суннитов, которые помогли подавить мятеж.

Стратегия пополнения членства, которую ISI применяла в то время, включала вербовку условно-досрочно освобожденных заключенных, а позже, в ее кампании «Разрушая стены» 2012–2013 годов, предприняла серию побегов из тюрьмы. В середине-конце 2013 года за ними последовала «Soldier’s Harvest» - кампания проникновения, запугивания и целенаправленных убийств сил безопасности Ирака и суннитов, работающих с ними. Это также включало разжигание межрелигиозной розни в попытке создать хроническую нестабильность.

«Soldier’s Harvest» - одно из проявлений более широкой стратегии ISI на истощение в то время, но это был не единственный элемент. В ходе нескольких кампаний ISI использовала широкий спектр повстанческих тактик в своих усилиях по истощению сил безопасности и увеличению мощи группировки. Это было сделано с целью стать достаточно сильным, чтобы захватывать и удерживать территорию, и, в конечном итоге, расширяться, чтобы создать Исламское государство.

Когда ISI все еще работала как сотовая сеть, с ограниченными числами и ресурсами, ее возможности были ограничены.Тактика ударить и убежать была возможна в областях, близких к тому, где она отступила, в то время как тактика удары, удержания и бега изначально была невозможна. ISI начала с атак типа "наезд и беги", в основном в отдаленных сельских районах, где безопасность была слабой. Рейды, обычно ночью, использовались для убийства глав деревень или вождей племен, а также для уничтожения посевов, домов или местной инфраструктуры. Под ударом были и дороги. Эти типы атак были нацелены на обострение существующих слабых мест в системе безопасности, чтобы расширить возможности ISI в этой области и заставить сообщества потерять веру в способность сил безопасности защищать их.Вымогательство, похищения людей и другие мафиозные действия использовались для восстановления финансов.

По мере того, как ИГИЛ становилось сильнее, нацеливалось также на аванпосты и базы сил безопасности. Это ознаменовало переход от в основном ударов и бега к ударам, удержанию и бегу. Небольшие деревни и базы подвергались нападениям и удерживались в течение коротких периодов времени для таких целей, как разграбление оружия, убийства сил безопасности или разрушение инфраструктуры. Как только это было достигнуто, боевики ушли. Рейд ISI в марте 2012 года на полицейский комплекс в Хадите ясно продемонстрировал растущую способность организации проводить такие атаки.Более 90 бойцов атаковали комплекс и удерживали его достаточно долго, чтобы казнить 25 полицейских, разграбить оружие и снять весь эпизод.

Эти типы атак носили широкомасштабный характер, нацеленные на новые области для ослабления безопасности, а не на области, где безопасность и так была слабой. Им также требовалось больше ресурсов, чем для простых рейдов, таких как место, где можно тренироваться и куда возвращаться, чтобы хранить добычу. Их цель состояла в том, чтобы продемонстрировать растущее влияние ISI и бессилие сил безопасности.Чтобы еще больше усилить мощь ISI, нападения снимались на видео и использовались в пропаганде. К началу 2013 года ISI выросла в размерах и возможностях, проводя атаки, удерживая и убегая в условиях растущего повстанческого движения в ряде провинций Ирака. Но территории по-прежнему не хватало.

Получение доступа к убежищу, ресурсам и, в конечном итоге, территории в Сирии оказало решающее влияние на состояние ИГИЛ. Это не было случайным событием, а скорее кульминацией плана расширения, включавшего попытку кооптировать сирийский конфликт и другие повстанческие группировки, стратегию, которую ИГИЛ с тех пор пытается воспроизвести в других местах.Вскоре после начала сирийского конфликта в 2011 году аль-Багдади направил в страну высокопоставленных боевиков для установления своего присутствия. Созданная ими группа «Джабхат ан-Нусра» быстро росла за счет денег ISI и ее старых сирийских логистических сетей. К концу 2012 года она была ключевым игроком в сирийской повстанческой среде, поддерживаемой растущим контингентом иностранных боевиков и увеличивающимся числом членов ISI, прибывших из Ирака после освобождения во время побегов из тюрьмы. В марте 2013 года боевики «Ан-Нусра» вместе с другими повстанческими группировками захватили сирийский город Ракка.

В следующем месяце Абу Бакр аль-Багдади переехал в Сирию и попытался восстановить контроль над ан-Нусрой, фактически приказав своим членам распустить и снова слиться с ISI, чтобы стать Исламским государством Ирака и Аль-Шама (ИГИЛ). Последовал резкий раскол между двумя группами, когда руководство «Ан-Нусры» отказалось распустить или отказаться от контроля над территорией, которую оно удерживало, включая Ракку. Однако многие боевики в рядах ан-Нусры, включая большинство иракцев и иностранцев, в конечном итоге ушли, чтобы присоединиться к ИГИЛ.В январе 2014 года, после нескольких месяцев межгруппового конфликта, ИГИЛ полностью взяло под свой контроль Ракку.

К тому времени базирующиеся в Ираке кампании ИГИЛ по наведению ударов и истощению сил безопасности набирали обороты, чему способствовал приток боевиков, денег и ресурсов из Сирии. Также велась изощренная пропаганда. Утверждается, что он способствовал массовому дезертирству иракских сил безопасности из Мосула в июне 2014 года при приближении боевиков ИГИЛ, несмотря на то, что их численность значительно превосходила их.

Размер и скорость дезертирства застали ИГИЛ врасплох.В статье, опубликованной в апреле 2019 года, объясняющей тактику использования в поддержку своей стратегии истощения, ИГИЛ признало, что его лидеры не намеревались захватить весь Мосул. Первоначальный план заключался в том, чтобы «на несколько часов» взять часть города в тюрьму, чтобы «пополнить ее ряды». Однако массовые дезертирства заставили лидеров ИГИЛ решить, что они могут взять город. В течение нескольких дней ИГИЛ полностью контролировало Мосул, второй по величине город Ирака.

ИГИЛ в силе

Придя к власти, ИГИЛ начало представлять себя как эффективный источник альтернативного управления и стабильности.На ранних этапах ИГИЛ превосходило некоторые бюрократические структуры, которые входило в его состав, предоставляя такие услуги, как вывоз мусора, электричество и общественная полиция, которые ранее отсутствовали или подвергались коррупции и бесхозяйственности. Это якобы принесло ИГИЛ небольшую поддержку своего правления в определенных областях.

Предоставление таких услуг также дорого обходилось свободе на растущей территории, которой управляло ИГИЛ. Государственных служащих заставляли работать на ИГИЛ и присягать им под угрозой наказания или смерти.Другие нарушения свободы варьировались от призыва для участия в военных действиях и ограничения передвижения внутри и между городами до контроля за коммуникациями. Доступ к Интернету был запрещен в частных домах, людям велели вместо этого ходить в интернет-кафе, где можно было бы лучше контролировать использование, в то время как в некоторых местах были запрещены мобильные телефоны.

ИГИЛ также быстро выпустило правила, определяющие социальное взаимодействие и поведение, гендерные отношения, личный уход и одежду, которые были наложены его отделом по обеспечению общественной морали ( hisba ).Для местных жителей, которые не поддерживали ИГИЛ и которые не смогли бежать до того, как оно захватило власть, не было другого выбора, кроме как следовать новым правилам, которые наиболее рьяно соблюдались иностранными членами бригады ИГИЛ hisba . Иностранцы мужского и женского пола работали в бригадах hisba . Иностранцев ценили за эту работу не только потому, что они были рьяными силовиками с репутацией жестоких людей, но и потому, что у них было меньше связей с местными сообществами, поэтому они также выполняли роль палачей.Хотя бригады hisba обеспечивали важную и широкомасштабную функцию социального контроля для ИГИЛ, истинная власть принадлежала его разведывательному органу - отделу безопасности.

Состояние разведки

Отдел безопасности ИГИЛ был всемогущим в организации и сыграл важную роль в ее возрождении, становясь все более могущественным по мере завоевания территории ИГИЛ. Отделение внешней безопасности ИГИЛ имело несколько секций, большинство из которых работали в сетевой форме с дублированием как функциональных, так и кадровых.Это крыло занималось вербовкой и организацией внешних террористических атак, организацией поездок за границу и подделкой документов. Он управлял международными сетями закупок и логистики, отвечая за закупку таких товаров, как оборудование для противодействия наблюдению и дроны. Это крыло курировало информационные технологии и внешние коммуникации, в том числе с другими провинциями . Он также курировал работу средств массовой информации ИГИЛ в координации с внутренним крылом.

Крыло внутренней безопасности организации ИГИЛ было его самым могущественным органом, эффективно выполнявшим роль внутренней разведывательной службы.Он выявлял проникших, шпионов, информаторов и подстрекателей в ИГИЛ и на его территорию. В крыле, известном своей жестокостью и пытками, работали бывшие иракские и сирийские чиновники. Они также набрали, обучили и руководили секретным военизированным отрядом, который проводил террористические атаки на территории Ирака и Сирии, проводил кампании бомбардировок, целенаправленные убийства и похищения людей.

Некоторые из первых признаков того, что ИГИЛ переживает внутренний раскол и начинает ослабевать, были связаны с изменением поведения и ролей его отдела безопасности.К концу 2014 года, когда начали наносить ущерб авианалеты, внутреннее крыло, как сообщается, стало более параноидальным: сообщалось о случайных захватах людей на улице по подозрению в проникновении. В 2015 году, когда давление на ИГИЛ выросло из-за военных действий против него и значительной потери доходов, отдел внешней безопасности начал неформально побуждать людей, желающих присоединиться к халифату, эмигрировать в Ливию, за чем позже последовало официальное заявление аль-Багдади. . Между тем, как внутренние, так и внешние крылья начали перемещать и рассредоточивать ключевые ресурсы, сначала свои собственные, а затем в целом ИГИЛ.

ключевых членов были отправлены из районов, которые считались уязвимыми для атак; некоторые были отправлены во внешние провинции и за границу. Этот процесс стал более актуальным, поскольку в результате авиаударов были потеряны территориальные потери, а также кадровые и денежные резервы. Внутреннее крыло также активно участвовало в усилиях по подавлению продолжающегося идеологического раскола внутри ИГИЛ, который усилился, угрожая дестабилизировать его руководящий аппарат. Под эгидой внутреннего крыла был создан специальный комитет для «расследования» религиозных деятелей.На самом деле его функция заключалась в подавлении инакомыслия, что достигалось заключением в тюрьмы и казнями религиозных деятелей, которые считались угрозой для руководства ИГИЛ. Создание комитета расширило полномочия департамента безопасности на территорию, которая традиционно выходит за рамки его компетенции, и фактически сделало религиозные и законотворческие органы ИГИЛ подчиненными своему разведывательному аппарату. Некоторые высокопоставленные религиозные деятели сбежали; они были среди растущей волны людей, пытающихся покинуть ИГИЛ и его территорию, чему крыло внутренней безопасности работало, чтобы предотвратить.

Оставление ИГИЛ или его территории без разрешения рассматривалось как отступничество и каралось смертью. Реестры имен, поддерживаемые внутренним крылом, были переданы контрольно-пропускным пунктам, чтобы предотвратить побег, оставив использование контрабандистов или пересечение линии фронта в качестве единственного выхода. В крыле имелись механизмы предотвращения, такие как выплата контрабандистам, чтобы они сообщали о потенциальных побегах. Иностранные боевики, менее способные убежать и сливаться с местным населением, использовались на фронтах, чтобы помешать местным жителям «договориться» о своем выходе и пересечь линию фронта.Боевики ИГИЛ также держали в заложниках местное население, используя их как живые щиты. Эта тактика использовалась во многих городах, когда халифат медленно рушился, в том числе в его последнем анклаве в Багузе, Сирия.

Новое возрождение?

И в Сирии, и в Ираке ИГИЛ снова превратилось в сотовую операционную структуру и по-прежнему сильно зависит от своего аппарата безопасности, роль которого расширилась после распада халифата. Возможно, он до сих пор располагает информацией о миллионах иракцев, которые могут помочь в вымогательстве, а также в целенаправленных похищениях и убийствах.

Считается, что 14 000–18 000 остатков ИГИЛ остаются «под его контролем» в обеих странах. Сообщается, что около 3000 из них являются «вооруженными» боевиками, действующими в Ираке, скорее всего, в провинциях Анбар, Найнава, Дияла, Салах ад-Дин и Киркук, где к концу 2018 года повстанческое движение вернулось к уровню «2013 года».

Используемые тактики взяты прямо из учебника стратегии истощения ISIS. Атакуют преимущественно суннитские сельские общины в изолированных районах; убиты местные лидеры, сожжены посевы, разрушена местная сельскохозяйственная инфраструктура и убиты фермеры.Аванпосты иракских сил безопасности подвергаются нападениям и захватам, число засад и бомбардировок на дорогах увеличивается, и ИГИЛ успешно пытается «успешно запугать силы безопасности, чтобы они оставались на своих базах в ночное время», что еще больше подвергает местных жителей нападениям ИГИЛ. и снижение доверия к правительственным силам. В то время как большинство атак в этих областях носили характер «наведи и убей», некоторые превратились в удары, удержания и бегство, и очевидно, что ИГИЛ активно следует своей стратегии.ИГИЛ может также извлечь выгоду из ресурсов, которые его отдел безопасности рассредоточил в безопасных убежищах, например, в районе Хамрин, где якобы были обнаружены туннельные комплексы и склады оружия.

Усилия по стабилизации также терпят неудачу. Значительное число иракцев остаются внутренне перемещенными лицами, а в некоторых городах, разрушенных в ходе битвы за ИГИЛ, по-прежнему отсутствуют основные услуги. Усталость доноров также является проблемой, поскольку Ираку на конференции 2018 года было собрано всего 33 миллиарда долларов из примерно 88 миллиардов долларов, необходимых Ираку.

Между тем рост межконфессиональной напряженности и карательное насилие со стороны государственных и негосударственных субъектов создают благоприятные условия для ИГИЛ. Правительство Ирака подверглось критике за произвольные аресты и плохие судебные процессы. Как отмечается в одном исследовании, когда ИГИЛ «отступило с территории Ирака в 2017 году, оно оставило после себя население, которое сейчас подавляющее большинство иракских властей считает причастным к терроризму». Тысячи боевиков ИГИЛ остаются под стражей в Ираке, в том числе 1000 иностранцев, включая австралийцев.

На северо-востоке Сирии, месте последнего боя ИГИЛ, продолжается повстанческое движение низшего уровня ИГИЛ против Сирийских демократических сил (SDF), поддерживаемых США курдских и арабских ополченцев, контролирующих территорию в долине реки Средний Евфрат. Этот район также является очагом геополитической напряженности. После заявления президента США Дональда Трампа о `` победе '' против ИГИЛ в декабре 2018 года и объявления о выводе американских войск, поддерживающих силы SDF, турецкое правительство, которое не хочет постоянного курдского присутствия в регионе, рассматривает `` настроенных к автономии курдов как опасный враг », а затем пригрозил вторжением в Сирию.Тем временем сирийский режим при поддержке «российской авиации и иранской силы» стремится «вернуть» контроль над этим районом.

По сообщениям, группировка SDF удерживает 8000 боевиков ИГИЛ на северо-востоке Сирии. В них также содержится более 1000 иностранцев, в том числе австралийцев. SDF также контролируют большие лагеря для перемещенных лиц, в которых также содержатся члены семей боевиков ИГИЛ. Лагеря - привлекательная цель для побегов из тюрьмы - тактика ИГИЛ уже обнадеживает. Хотя в настоящее время ИГИЛ не хватает ресурсов для побегов из тюрьмы, освобождение задержанных будет оставаться приоритетной задачей для организации по прагматическим причинам, связанным с пополнением членства, а также из-за крупномасштабного задержания членов семей.Без поддержки SDF не хватает «ресурсов, возможностей и поддержки для задержания боевиков ИГИЛ и их семей на неопределенный срок», и это не является адекватным результатом. Международные усилия по предотвращению возрождения ИГИЛ ни в Сирии, ни в Ираке должны включать решение проблемы управления заключенными ИГИЛ и разработку более долгосрочного решения.

Вернуться в справочник парламентской библиотеки

Из соображений авторского права некоторые связанные элементы доступны только членам парламента.


© Австралийское Содружество

Creative Commons

За исключением герба Содружества и в той степени, в которой авторские права принадлежат третьей стороне, эта публикация, ее логотип и дизайн титульной страницы лицензированы по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs 3.0 Australia.

ИГИЛ по-прежнему имеет глобальный охват, несмотря на крах халифата

Ровно через месяц после потери последнего куска территории Исламское государство уведомляет, что оно все еще может удивить мир - на этот раз в Шри-Ланке.Во вторник он взял на себя ответственность за пасхальные взрывы трех церквей и трех популярных отелей, в результате которых погибло более трехсот ни в чем не повинных мирных жителей, в том числе более сорока детей, и было ранено еще пятьсот человек. «Виновные в нападении на граждан коалиционных государств и христиан в Шри-Ланке были из числа боевиков Исламского государства», - заявило информационное агентство ISIS Amaq в своих чатах в Telegram. -медийное приложение. «Коалиция» относится к международному альянсу из более чем семидесяти стран, которые вытеснили ISIS со своей территории на Ближнем Востоке.Второе коммюнике ISIS включало видео, на котором восемь мужчин стояли перед черно-белым флагом ISIS , семь с лицами, покрытыми черно-белыми кафиями, присягали байят , или верности, Исламскому государству. В коммюнике указывается каждый человек, нацелившийся на каждый сайт во время «праздника неверных».

Доказательства помимо претензии далеко не окончательные. Но премьер-министр Шри-Ланки Ранил Викремесингх заявил на пресс-конференции, что у правительственных чиновников были ранние подозрения о связях между ISIS и двумя местными мусульманскими экстремистскими группировками.Так же поступили и официальные лица США по борьбе с терроризмом. «Все считают, что была какая-то внешняя ссылка из-за изощренности атаки», - сказал мне официальный представитель США.

Масштаб атак в Шри-Ланке отражает постоянную опасность со стороны экстремистских движений, будь то ISIS , Аль-Каида, их ответвления или их подражатели. Разгром «Аль-Каиды» в Афганистане в 2001 году и смерть Усамы бен Ладена десятью годами позже не привели к ликвидации «Аль-Каиды». Сегодня группа имеет активные филиалы на Аравийском полуострове и в Северной Африке и контролирует стратегическую сирийскую провинцию на границе с Турцией.За последние два года организация ISIS потеряла территорию размером с Великобританию в Сирии и Ираке, но у нее все еще есть восемь официальных филиалов и более двух десятков сетей, регулярно проводящих террористические и повстанческие операции в Африке, Азии, Европе и Среднем Востоке. Восток, согласно Национальной стратегии США по борьбе с терроризмом.

« ISIS , конечно, сильно пострадала, но территория и терроризм никогда не были сопредельными, и, в этом отношении, идеология ISIS и его способность участвовать в насилии вдали от прежних полей сражений все еще существует », - сказал мне Брюс Хоффман, специалист по борьбе с терроризмом из Джорджтаунского университета и автор книги« Терроризм изнутри ».Убийство лидеров террористической группы или уменьшение физической территории, которую она контролирует, «не то же самое, что подрыв ее идеологии или уничтожение ее raison d’être. Месть и возмездие, возможно, придали ISIS новой цели и энергии ».

Выступая во вторник в парламенте, Викремесингхе сказал, что предварительное расследование показало, что взрывы в Шри-Ланке были местью за нападения Новой Зеландии, хотя он не представил никаких доказательств. Хоффман сказал, что ISIS быстро воспользовалась атаками в прошлом месяце на две мечети в Новой Зеландии, в результате которых погибло 50 человек, чтобы оправдать и активизировать новые атаки и «чтобы снова сделать себя актуальным.

ISIS по-прежнему имеет свой бренд и способность вдохновлять, Али Суфан, бывший сотрудник ФБР. - сказал мне специалист по борьбе с терроризмом и автор книги «Анатомия террора: от смерти Бен Ладена до подъема Исламского государства». Несмотря на то, что более сотни его высокопоставленных лидеров были убиты, а десятки тысяч его бойцов и сторонников взяты в плен, движение знает, как использовать местную напряженность в своих целях. «Большинство провинций ИГИЛ по всему миру основаны на существовавших ранее конфликтах с сектантскими, этническими и религиозными разделениями, - сказал он.«Это верно от Боко Харам в Нигерии до Ансар Байт аль-Макдис на Синае и до Абу Сайяфа на Филиппинах».

Самопровозглашенный халиф ISIS Абу Бакр аль-Багдади остается на свободе. Он настаивал на глобальных атаках, когда халифат потерял свою территорию. В 2016 году он призвал «солдат» ИГИЛ, «солдат» за пределами халифата, чтобы начать атаки на неверных по всему миру. В аудиосообщении в 2017 году Багдади призвал своих последователей «остерегаться» «чувства поражения». Вместо этого он сказал: «О, солдаты Халифата, раздувайте огонь войны на своих врагов, возьмите его и осаждайте их на каждом углу, стойте твердо и смело.

По данным службы мониторинга BBC, в 2018 году ISIS было связано как минимум с тремя тысячами шестьсот семьюдесятью атаками по всему миру. Исламское государство взяло на себя ответственность за более трехсот атак в Афганистане, более ста восьмидесяти в Египте, около шести десятков в Сомали, более сорока в Нигерии и Йемене и двадцать семь на Филиппинах.

Шри-Ланка была в некотором роде любопытной целью для ISIS . Страна Южной Азии, как и ее соседи Индия, Пакистан и Бангладеш, никогда не была членом коалиции против ISIS , в которую входило более трети стран мира.Шри-Ланка находится примерно в трех тысячах миль от павшего халифата ISIS и вдвое дальше от Новой Зеландии. Официальные лица Шри-Ланки обвинили в нападениях два малоизвестных местных экстремистских движения - National Thowheeth Jama’ath и Jammiyathul Millathu Ibrahim. Но ни один из них не имел ссылок на ISIS до тех пор, пока видео, опубликованное во вторник, не показало, что преступники клянутся в верности.

Связи между ISIS и единомышленниками джихадистскими группами могут быть самыми разными - от местных групп, поддерживающих пропаганду, имитирующую ISIS , до джихадистского движения, оказывающего материальную поддержку в планировании конкретных атак местным группам.Случай с четырьмя марокканками, которые были арестованы за обезглавливание двух скандинавских туристов в декабре, подчеркивает сложность расшифровки глубины связей между ISIS и ячейками подражателей. В Марокко правительство пришло к выводу, что мужчины, напавшие на женщин в Атласских горах, действовали по собственной инициативе, несмотря на присягу на верность ISIS . В прошлом движение джихадистов должно было «принять» обещание, чтобы группа могла быть официально принята.В случае с Марокко, ISIS не принял байат публично или в социальных сетях.

В настоящее время группа компаний охватывает Азию. В прошлом году филиал ISIS в Индонезии захватил часть тюрьмы строгого режима, охраняемой элитными контртеррористическими войсками. Силы безопасности Индонезии в конечном итоге восстановили контроль, но только после того, как Исламское государство передало видео задержанных, размахивающих черно-белым флагом ISIS , и фотографии убитых тюремных охранников.

Хоффман сказал, что аль-Багдади, похоже, успешно сместил фокус ISIS со своего центра на свои филиалы, что позволило группе не только выжить, но и расшириться географически - совсем недавно на Шри-Ланку. «Вы не выживете как террористическое движение и продолжаете развиваться до более смертоносных и отвратительных проявлений, таких как ISIS , без огромной организационной и идеологической устойчивости», - как демонстрирует ошеломляющее число погибших в Шри-Ланке.

Репортер «Нью-Йорк Таймс» Рукмини Каллимачи выходит на новый уровень после краха «Халифата»

Репортер, оказавшийся в эпицентре краха одного из крупнейших репортажных проектов New York Times , переходит в новый ритм.

Рукмини Каллимачи, в прошлом один из самых видных репортеров газеты об ИГИЛ и экстремизме на Ближнем Востоке, был переведен на освещение высшего образования, как подтвердили The Daily Beast несколько человек, знакомых с этим вопросом.Сливовый новый бит увидит, как Каллимачи освещает школы Лиги плюща и события, происходящие в университетских городках по всей стране.

Этот шаг последовал за внутренним расследованием, в ходе которого было установлено, что ее одобренный критиками подкаст опирался на источник, который сфабриковал большую часть своей истории.

В прошлом году Каллимачи стал объектом пристального внимания после того, как Шехроз Чаудри, главный герой ее подкаста Халифат , был арестован канадскими властями по обвинению в подтасовке террористической розыгрыша, который дал Каллимачи и другим ложные сведения о его причастности к экстремистам ИГИЛ.Арест вызвал серьезное внутреннее расследование в газете Times , которая в конечном итоге отозвала большую часть сообщений и вернула награды, полученные подкастом.

Но ведущие редакторы настаивали на том, чтобы Каллимачи оставалась в газете, утверждая, что ошибки в ее репортажах были результатом многочисленных ошибок на разных уровнях. Когда в декабре были опубликованы результаты внутреннего расследования, исполнительный редактор Times Дин Баке сказал: «Я думаю, что трудно продолжать освещать терроризм после того, что произошло с этой историей.Но я думаю, что она прекрасный репортер.

Последствия скандала с отмеченным наградами подкастом продолжали отражаться в Times .

На прошлой неделе, например, газета объявила, что давний редактор Клифф Леви временно перейдет на должность консультанта аудиоотдела всего через несколько недель после того, как еще одна из ее звезд, ведущий подкаста Daily Майкл Барбаро, был вынужден неоднократно извиняться. за личные сообщения и блокировку пользователей Twitter, критиковавших Caliphate .

И судьба Энди Миллса, продюсера ныне опального подкаста Каллимачи, похоже, остается неясной.

За несколько недель, прошедших после того, как газета была вынуждена отказаться от большей части репортажей о подкасте, некоторые из бывших коллег Миллса выразили обеспокоенность по поводу его обращения с женщинами на рабочем месте и на общественных мероприятиях. Ранее на этой неделе журналист Яшар Али сообщил, что аккаунт Миллса на сайте Slack был деактивирован.

Продюсер не твитнул с декабря, и электронные письма от The Daily Beast на его адрес Times были возвращены.Однако ранее на этой неделе Миллс заявил журналистам, что его статус в газете не изменился.

Общественные радиостанции осуждают "Times" за этические упущения подкаста "Caliphate": NPR

Журналист Майкл Барбаро на ежегодном коктейльном приеме The Hollywood Reporter `` Самые влиятельные люди в СМИ '' в Нью-Йорке в 2019 году. Эван Агостини / Invision / AP скрыть подпись

переключить подпись Эван Агостини / Invision / AP

Журналист Майкл Барбаро на ежегодном коктейльном приеме The Hollywood Reporter «Самые влиятельные люди в СМИ» в Нью-Йорке в 2019 году.

Эван Агостини / Invision / AP

Обновлено 9:48 утра по восточноевропейскому времени

Влиятельная группа из более чем 20 общественных радиостанций в крупных городах по всей стране осуждает действия газеты The New York Times и ее звездного ведущего популярного подкаста The Daily , Майкл Барбаро, обращаясь к провалу отмеченного наградами аудиосерии газеты « Халифат».

Внутренняя проверка, проведенная газетой The Times , показала, что она не учла красные флажки, указывающие на то, что человеку, на которого она полагалась в расширенном описании привлекательности терроризма, нельзя было доверять, чтобы он говорил правду.

Канадские власти обвинили этого человека в мистификации терроризма в связи с его утверждением о том, что он стал палачом ИГИЛ. Канадские федеральные обвинения вынудили The Times противостоять давним сомнениям относительно сериала. Его свежий репортаж, сделанный новой командой репортеров, привел к выводу, что центральная фигура в их повествовании о Халифате , вероятно, была фабрикантом. The Times позже выпустила опровержение для большей части серии подкастов.

Однако возражения со стороны общественных радиостанций проистекают не из журналистских ошибок, а из-за того, что Барбаро публично представил их аудитории, слушающей газету, одновременно оказывая давление на других журналистов за кулисами, чтобы они умерили критику подкаста.

«Мы, как и наша аудитория, придаем огромное значение тому факту, что наша журналистика свободна от какого-либо влияния, будь то финансовое, политическое или личное обогащение», - говорится в письме, отправленном Ассоциацией директоров программ общественного радио. поздно вечером в понедельник. «Это наш этический компас. Мы считаем, что действия Барбаро прямо противоречат нашим этическим принципам, и они ставят под сомнение его общее доверие».

Daily еженедельно достигает более 2 миллионов слушателей в качестве программы на общественных радиостанциях, по данным ее дистрибьютора American Public Media.Это в дополнение к более чем 4 миллионам человек, которые, по утверждению The , Times, , загружают его каждый день в виде подкаста.

«Мы просто хотели бы, чтобы журнал The New York Times признал, что это был провал с их стороны, и поработал над исправлением ситуации», - сказала NPR президент и исполнительный директор ассоциации Эбби Голдштейн.

Сэм Дольник, помощник главного редактора New York Times , написал ответ на письмо, которое газета опубликовала утром во вторник.Он сказал, что, когда исполнительный редактор Дин Баке дал интервью Барбаро, чтобы обсудить Caliphate , оно должно было служить аудиоверсией заметки редактора, а не попыткой подотчетной журналистики. Дольник, член семьи Сульцбергеров, владеющий контрольным пакетом акций, отметил, что обширный корректирующий отчет о Халифате был опубликован в печати и в Интернете.

В эпизоде ​​подкаста, добавленном в ленту Caliphate , подсказки Барбаро позволили Баке набросать ключевые моменты, пишет Дольник.Он отметил, что Баке дал в тот же день обширное интервью NPR о сериале.

Что касается взаимодействия Барбаро с другими репортерами, Дольник признал, что получатели сочли их критику нежелательной: «Майкл глубоко сожалеет об этом. Редакторы обсудили с ним свои ожидания в будущем».

Помимо Барбаро, в письме от официальных лиц станции высказывались возражения против продолжающегося присутствия продюсера Энди Миллса, создателя и соучастника Caliphate , поведение которого подверглось постоянной критике . Дольник признал, что газета допустила ошибку, выпустив серию The Daily с участием Миллса вскоре после истории Халифата .

Среди руководителей, подписавших письмо Ассоциации директоров программ общественного радио, есть высшие должностные лица таких станций, как KCRW и KPCC в Лос-Анджелесе, KUOW в Сиэтле, WAMU в Вашингтоне, округ Колумбия, и WBEZ в Чикаго. Станции в Анкоридже, Аляска; Атланта; Остин, Техас; Даллас; и Миннеаполис также присоединился, среди прочих.

The Washington Post Эрик Вемпл первым сообщил о волнениях на станции по этому поводу.

Давление со стороны Барбаро

Барбаро взял интервью у Баке в эпизоде ​​ The Daily , опубликованном 18 декабря, в котором признается, что газета построила серию Caliphate вокруг человека канадско-пакистанского происхождения, который, вероятно, сфабриковал свои заявления о поездке в Сирия присоединится к ИГИЛ. Times представила его как палача ISIS и искала способы оправдать и обойти ряд противоречий в его рассказе.

Но даже несмотря на то, что Барбаро сыграл свою роль в признании слушателям недостатков подкаста, он в частном порядке оказал давление на нескольких журналистов, чтобы они отказались от собственной публичной критики Caliphate и The Times. Среди них: , , Post, Wemple, NPR Weekend Edition, , ведущая Лулу Гарсия-Наварро и этот репортер. По крайней мере двое других продемонстрировали доказательства того, что Барбаро оказывал на них давление, но отказался назвать свое имя.

Газета Times добавила это интервью в ленту Caliphate , но не в ленту The Daily, как часть усилий газеты по признанию серьезных ошибок своей аудитории.Баке также дал широкое интервью NPR для трансляции в тот день.

Однако, как позже сообщило NPR, Барбаро не раскрыл слушателям, что Caliphate был в значительной степени создан той же командой, которая построила The Daily . Он также не упомянул, что среди этих коллег была его невеста Лиза Тобин, которая была исполнительным продюсером The Daily, , а позже взяла на себя ту же роль в Caliphate. Сейчас она исполнительный продюсер аудиозаписи в газете.

Подписавшиеся под письмом назвали нераскрытие этих фактов отсутствием прозрачности.

«Как мы можем верить, что будут заданы трудные вопросы, потребуются ответы и будет найдена истина?» - спросили руководители станции. «Это был момент для прозрачности, этот момент сейчас утерян, и за это упущение следует нести ответственность».

В своем ответе Дольник написал, что редакторы Times и пришли к выводу, что, поскольку беседа Барбаро с Баке была попыткой предложить аудиоверсию заметки редактора в формате вопросов и ответов, в таком раскрытии нет необходимости.

Амбиции в отношении подкастов на Times выросли после успеха The Daily, , который транслируется более чем на 200 общественных радиостанциях по всей стране. Он представляет собой новый источник подписчиков, доходов и наград, помогая The Times развить свою прибыльную модель цифровой подписки. Халифат рассматривался как новая установка.

Барбаро и Миллс не ответили на запросы о комментариях по состоянию на вечер понедельника.

Газета Times объявила в прошлом месяце, что ведущая сериала, бывший репортер по терроризму Рукмини Каллимачи, будет переназначена, и более тихо признала, что некоторые из ее предыдущих печатных репортажей также оказались несовершенными.

Жалобы против Миллса

Между тем Миллс, создатель и партнер Халифата , также неоднократно становился объектом жалоб от женщин на предполагаемое унизительное или пренебрежительное поведение, начиная с Нью-Йоркского общественного радио, где он ранее работал. и продолжая в The Times.

Тем не менее Миллс был одним из организаторов The Daily сразу после эпизода 18 декабря, в котором Барбаро брал интервью у Баке. В письме общественных радиостанций упоминается «оптика» его продолжающегося присутствия в подкасте в то время, когда движения за социальную справедливость обрушиваются на редакции новостей общественного радио, включая #MeToo и Black Lives Matter.

«Выбор времени для этого эпизода был ошибочным и послужил непреднамеренным сигналом, который подорвал серьезность заметки редакции« Халифата »», - написал Дольник во вторник утром.«Нам следовало изменить планы».

Он написал, что газета «очень серьезно» относится к жалобам на Миллса и предпримет все «соответствующие корректирующие действия» после тщательной проверки.

На прошлой неделе WNYC RadioLab , где Миллс работал и был обвинен в ненадлежащем физическом контакте и поведении, разместил записку с раскаянием. Сотрудники шоу сказали, что хотели бы сделать больше, чтобы исправить его поведение по отношению к женщинам. Его бывший начальник RadioLab , продюсер NPR Джеймисон Йорк, выразил сожаление, что не смог его обуздать.Миллс извинился за свое прежнее поведение. В 2018 году Тобин сказал журналу New York , что Миллс был коллегиальным с момента присоединения к The Times и, похоже, извлек уроки из своих прошлых проступков.

Газета не могла подтвердить, какую роль сейчас играет Миллс в The Times.

Другие ссылались на более свежие эпизоды. В Твиттере Бриана Брин, аудиопродюсер из Залива, заявила, что Миллс пренебрежительно отзывалась о Каллимачи после публичного выступления с ней, продвигающей подкаст.Некоторые аудиопродюсеры заявили, что он считал своих коллег-женщин менее талантливыми, чем их коллеги-мужчины.

Раскрытие информации: жена корреспондента NPR Дэвида Фолкенфлика является соучредителем подкаст-компании, которая выпустила две серии подкастов ограниченным тиражом для The Times. Она не участвовала и не знала о работе The Daily или Caliphate .

Выставка изображений: NPR

Женщины и дети, эвакуированные с последней территории, удерживаемой боевиками Исламского государства, ожидают проверки У.Поддерживаемые С. Сирийские демократические силы (SDF) в пустыне недалеко от Багхоза, Сирия, 27 февраля. Фелипе Дана / AP скрыть подпись

переключить подпись Фелипе Дана / AP

Женщины и дети, эвакуированные с последней территории, удерживаемой боевиками Исламского государства, ожидают проверки У.Сирийские демократические силы (SDF), поддерживаемые С., в пустыне недалеко от Багуза, Сирия, 27 февраля

Фелипе Дана / AP

Фелипе Дана более двух лет фотографировал борьбу с ИГИЛ в Ираке и Сирии, но, по его словам, он снял свою самую интересную работу всего за последние несколько недель.

Вдоль пустынной местности на юго-востоке Сирии Дана, фотокорреспондент Associated Press, наблюдала, как длинные очереди мирных жителей выходят из небольшого городка Багхуз.

Сирийские демократические силы, возглавляемая курдами группировка при поддержке США, объявили на этой неделе, что они захватили Багхуз, который, как считается, был последней территорией, удерживаемой боевиками Исламского государства.

«В некоторые дни мы видели, как более 4000 человек были эвакуированы из этой крошечной деревни в Сирии», - говорит Дана в интервью с Мишелем Мартином для журнала NPR « Все учитываются» .«Они вообще не ожидали, что там будет так много людей ... Они выходили из туннелей и самодельных палаток».

Боец группировки SDF стоит на крыше здания, используемого в качестве временной базы, недалеко от некоторых из последних земель, удерживаемых боевиками Исламского государства в Багхузе, 18 февраля. Фелипе Дана / AP скрыть подпись

переключить подпись Фелипе Дана / AP

Боец группировки SDF стоит на крыше здания, используемого в качестве временной базы, недалеко от некоторых из последних земель, удерживаемых боевиками Исламского государства в Багхузе, 2 февраля.18.

Фелипе Дана / AP

Разрушенные дома обрамлены поврежденными окнами в здании, захваченном сирийскими демократическими силами в Багхузе 18 февраля. Фелипе Дана / AP скрыть подпись

переключить подпись Фелипе Дана / AP

Разрушенные дома обрамлены поврежденными окнами в здании, захваченном сирийскими демократическими силами в Багхузе, 7 февраля.18.

Фелипе Дана / AP

В ноябре 2016 года внутренне перемещенные лица спасаются бегством от боевых действий между иракскими силами и боевиками Исламского государства на дороге в восточном Мосуле, Ирак. Фелипе Дана / AP скрыть подпись

переключить подпись Фелипе Дана / AP

В ноябре 2016 года внутренне перемещенные лица спасаются бегством от боевых действий между иракскими силами и боевиками Исламского государства на дороге в восточном Мосуле, Ирак.

Фелипе Дана / AP

В ноябре 2016 года ребенка, перемещенного в результате боевых действий между иракскими силами и боевиками Исламского государства, несут в кузов грузовика перед тем, как покинуть Мосул, Ирак. Фелипе Дана / AP скрыть подпись

переключить подпись Фелипе Дана / AP

В ноябре 2016 года ребенка, перемещенного в результате боевых действий между иракскими силами и боевиками Исламского государства, несут в кузов грузовика перед тем, как покинуть Мосул, Ирак.

Фелипе Дана / AP

Хамви въезжает в деревню, недавно отбитую у боевиков Исламского государства поддерживаемыми США Сирийскими демократическими силами (SDF), недалеко от Багхуза, 17 февраля. Фелипе Дана / AP скрыть подпись

переключить подпись Фелипе Дана / AP

Хамви проезжает по деревне, недавно захваченной боевиками Исламского государства У.Сирийские демократические силы (SDF), поддерживаемые С., возле Багхуза, 17 февраля.

Фелипе Дана / AP

Крах самопровозглашенного халифата ИГИЛ знаменует собой драматический поворот вспять для экстремистской группировки, которая в какой-то момент контролировала участок территории в Сирии и Ираке, равный по размерам Великобритании. Эта территория включала в себя крупные города, такие как Мосул в Ираке и Ракка в Сирии, с общим населением в миллионы человек.

Дана говорит, что то, что произойдет дальше, будет иметь решающее значение с точки зрения будущего гражданского населения этого района - особенно для женщин и детей, которые часто становятся предметом его фотографий.

«Количество женщин и детей, эвакуируемых из этих районов, безумно, - говорит он. «Мы говорим о десятках тысяч людей, и всех их отправляют в лагеря».

Многие из этих мирных жителей были доставлены в регион боевиками ИГИЛ. Как сообщили в пятницу Ларри Каплоу и Марк Катков из NPR:

Существуют тысячи жен и детей боевиков ИГИЛ или людей, слабо связанных с боевиками, чья судьба не определена и во многих случаях с ними плохо обращаются.В недавнем отчете Хьюман Райтс Вотч говорится, что только в одном уголке войны - на севере Ирака - курдские власти удерживают 1500 детей в возрасте до 18 лет и многих подвергают пыткам.

... Около 1800 женщин и детей из Европы и других стран томятся в лагерях для задержанных на северо-востоке Сирии. Их страны не решаются забрать их домой, потому что власти не знают, что с ними делать.

... Защитники задержанных говорят, что их страны несут ответственность за их возвращение и либо судебное преследование, либо освобождение.Они также говорят, что позволять им бесконечно томиться в лагерях только порождает больший радикализм.

Женщины и дети выходят из кузова грузовика, когда они прибывают в зону досмотра сил группировки SDF после эвакуации с территории Исламского государства в пустыне за пределами Багхуза, Сирия. Фелипе Дана / AP скрыть подпись

переключить подпись Фелипе Дана / AP

Женщины и дети выходят из кузова грузовика, когда они прибывают в зону досмотра сил группировки SDF после эвакуации с территории Исламского государства в пустыне недалеко от Багхуза, Сирия.

Фелипе Дана / AP

Женщины и дети ждут проверки после эвакуации с территории организации ИГИЛ недалеко от Багхоза, восточная Сирия, 22 февраля. Фелипе Дана / AP скрыть подпись

переключить подпись Фелипе Дана / AP

Женщины и дети ждут проверки после эвакуации с территории ИГИЛ возле Багхоза, восточная Сирия, 22 февраля.

Фелипе Дана / AP

Президент Трамп объявил о победе над Исламским государством в Сирии. Но на земле Дана видит иную реальность.

Заявление президента "по большей части символично", - говорит он. «Я думаю, что ИГИЛ потеряло свою территорию, и это очень большое дело. Но это определенно еще не конец».

Женщина, которая была эвакуирована с территории Исламского государства, держит своего ребенка после того, как силы группировки SDF осмотрели ее в пустыне за пределами Багхуза, Сирия, февраль.25. Фелипе Дана / AP скрыть подпись

переключить подпись Фелипе Дана / AP

Женщина, которая была эвакуирована с территории Исламского государства, держит своего ребенка после того, как силы группировки SDF осмотрели ее в пустыне недалеко от Багхуза, Сирия, фев.25.

Фелипе Дана / AP

Мужчины идут на досмотр SDF возле Багхуза, восточная Сирия, 22 февраля. Фелипе Дана / AP скрыть подпись

переключить подпись Фелипе Дана / AP

Мужчины идут на досмотр SDF возле Багхоза, восточная Сирия, фев.22.

Фелипе Дана / AP

Хотя захват Багуза знаменует конец халифата ИГИЛ, тысячи боевиков остаются в Сирии и Ираке - около 14 000, по данным Национального контртеррористического центра, как сообщило в пятницу NPR. В другом месте идеология группы имеет силу.

Когда мирные жители возвращаются на освобожденные территории, такие как Багхуз, Дана опасается возрождения. «Хотя территория больше не контролируется ИГИЛ, и там присутствуют силы группировки SDF, эти силы на земле подвергаются нападению со стороны спящих ячеек ИГИЛ и / или возвращающихся там боевиков», - говорит он.

Поддерживаемый США боец ​​Сирийских демократических сил (SDF) реагирует на авиаудар по территории, все еще удерживаемой боевиками Исламского государства в пустыне за пределами Багхоза, Сирия, 19 февраля. Фелипе Дана / AP скрыть подпись

переключить подпись Фелипе Дана / AP

A U.Поддерживаемый С. боец ​​Сирийских демократических сил (SDF) реагирует на авиаудар по территории, все еще удерживаемой боевиками Исламского государства в пустыне за пределами Багхуза, Сирия, 19 февраля.

Фелипе Дана / AP

Мужчина, продающий курицу, сидит в районе, недавно захваченном сирийскими демократическими силами в Хаджине, Сирия, 16 февраля. Фелипе Дана / AP скрыть подпись

переключить подпись Фелипе Дана / AP

Мужчина, продающий курицу, сидит в районе, недавно захваченном сирийскими демократическими силами в Хаджине, Сирия, фев.16.

Фелипе Дана / AP

Роберт Болдуин III из NPR подготовил аудиоверсию этой истории.

Халифат | История, Империя, Значение и Определение

Халифат , политико-религиозное государство, включающее мусульманское сообщество, а также земли и народы, находившиеся под его властью в столетия после смерти (632 г. н.э.) Пророка Мухаммеда. Управляемая халифом (араб. khalīfah, «преемник»), обладавшим светской, а иногда и определенной духовной властью, империя Халифата быстро росла за счет завоеваний в течение первых двух столетий, включая большую часть Юго-Западной Азии, Северной Африки, и Испания.Династическая борьба позже привела к упадку Халифата, и он прекратил свое существование как действующий политический институт после разрушения Монголами Багдада в 1258 году.

В этой статье рассматривается история первоначального государства халифата, базировавшегося в Аравии, Леванте и Месопотамии. VII – XIII века. См. Халиф для общего обсуждения титульного положения, которое возглавляет халифат; см. Также Династия Фатимидов и Кордовский халифат для других исторических примеров халифатов.

Лидерство после Мухаммеда

Срочную потребность в преемнике Мухаммеда в качестве политического лидера мусульманской общины удовлетворила группа мусульманских старейшин в Медине, которые назначили халифом тестя Пророка Абу Бакра. По мнению большинства мусульман, сам Пророк не оставил никаких инструкций по выбору лидера после него, хотя небольшое меньшинство - предшественники группы, позже известной как шииты, - выступало за претензии Али на Халифат.Было бы анахронизмом предполагать, что эта ранняя группа поддерживала Али, потому что он был двоюродным братом и зятем Пророка. Скорее, ранняя литература указывает на то, что законный халиф должен был быть одним из первых обращенных в ислам (приоритет в обращении в ислам был назван sābiqah на арабском языке) и обладать созвездием моральных качеств ( faḍāʾil на арабском языке). такие как правдивость, щедрость, смелость и, прежде всего, знания. Авторитет халифа был в значительной степени эпистемическим, то есть основанным на его превосходных знаниях как в религиозных, так и в мирских делах.

Позже, в период Омейядов (661–750), все большее внимание уделялось родству с Пророком как критерию законного лидерства, вероятно, потому, что Омейяды хотели таким образом компенсировать отсутствие сабиков , приняв ислам. поздно при жизни Пророка. В ответ сторонники претензии на лидерство Али и его потомков подчеркнули свое происхождение от семьи Пророка как показатель своей легитимности. К X веку ортодоксальное суннитское большинство также пришло к признанию родства как фактора, понимая, что законное лидерство происходит от курайшитов, родового племени Мухаммеда, к которому также принадлежали первые четыре халифа.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Хотя правление первых четырех халифов - Абу Бакра, Омара I, Атмана и Али - было омрачено политическими потрясениями, гражданской войной и убийствами, эта эпоха запомнилась более поздним поколениям мусульман как золотой век ислама, и все четыре халифа были известны как «праведные халифы» из-за их тесных личных связей с Мухаммедом. Правильно управляемые халифы в значительной степени установили административную и судебную организацию мусульманской общины и руководили завоеванием новых земель.В 630-х годах были завоеваны Сирия, Иордания, Палестина и Ирак, в 645 году Египет был взят из-под контроля Византии, и частые набеги совершались в Северную Африку, Армению и Персию.

Омейяды

Убийство Усмана и последовавший за этим беспокойный халифат Али вызвали первый сектантский раскол в мусульманском сообществе. К 661 году соперник Али Мухавия I, член клана Омейядов Усмана, вырвал халифат, и его правление установило династию Омейядов, просуществовавшую до 750.Несмотря на в значительной степени успешное правление Мухавии, после его смерти вспыхнули межплеменные и межрелигиозные споры. Большинство мусульман считали Омейядов в лучшем случае номинальными мусульманами, учитывая их мирской и богатый образ жизни. Они также были непопулярны из-за того, что силой установили династическое правление. Их правление презрительно упоминается в более поздних источниках как простое «царство» ( mulk ) - в отличие от халифата, который, как предполагалось, основывался на высших личных достоинствах правителя и устанавливался в процессе консультаций с народом. .В сознательном стремлении придать себе легитимность и обрести религиозную ауру, Омейяды выбрали титул халифат аллах , «наместник Бога», в отличие от первых двух халифов, которые, как говорят, сознательно избегали такое самовозвеличивающее название.

Между 680 и 685 годами было три правителя Омейядов, и только за почти 20 лет военной кампании следующий, Абд аль-Малик, преуспел в восстановлении власти столицы Омейядов Дамаска.ʿАбд аль-Малик также известен тем, что построил Купол Скалы в Иерусалиме. При его сыне аль-Валиде (705–715 гг.) Мусульманские силы навсегда овладели Северной Африкой, обратили местных берберов в ислам и захватили большую часть Пиренейского полуострова после распада вестготского королевства. Прогресс был также достигнут на востоке с поселением в долине реки Инд. Однако власть Омейядов никогда не была прочно закреплена, и Халифат быстро распался после долгого правления Хишама (724–743).В 747 году против Омейядов вспыхнуло серьезное восстание, а в 750 году последний омейядский халиф Марван II потерпел поражение в битве при Великом Забе от последователей семьи Аббасидов.

Amazon.com: Ахлул - Байт 2-е издание, Убийство одиннадцати имамов, КРАХ КАЛИФАТА: ВОССТАНОВЛЕНИЕ ТИРАННИИ И УГНЕНИЯ В ИСЛАМЕ (9780578647722): Алам, Его Преосвященство доктор Хазрат ССМН, Ахмед, Рафик, Раббан , Голам: Книги

Это всего лишь попытка представить выдающийся свет семьи Пророка Мухаммеда (SM) поколению нуждающихся, период времени, не имевший нужды.е. вера и понимание богатой событиями подлинной истории ислама. История, изложенная на этих страницах, освещена Великим самопожертвованием Ахлул-Байта, чтобы сохранить Наследие Рахматулил 'Аламин, Ашрафул Амбийя валь Мурсалин, Хазрат Мохаммад (SM) Последний и Последний Посланник, посланный всему человечеству в качестве милосердия. . Живя так, как мы живем в более поздние времена, полезно помнить высказывание Имама Малика (РА):
«Только то, что было правильным для первой из этой уммы, будет правильным для последней из них.«Это должно быть еще яснее нынешним людям сегодняшнего мира, поскольку фантазии об эволюции (дарвинизм), прогрессе и развитии (материализм) все чаще разоблачаются как пустая ложь. Благородный и лучший пророк человечества (С.М. ), и лучшие из поколений уже прошли. Мы, живущие сейчас, должны моделировать себя на их примере, обучая (разрешенному и запрещенному) в соответствии со Священным Кораном. Пусть эта книга будет иметь величайшую ценность для тех, кто ее принимает. в руке как помощь и вдохновение для создания справедливой и светлой цивилизации в нынешнюю эпоху, AMEEN.
Несколько тысяч слов никогда не смогут передать всю глубину жизни даже одной из этих благородных и величайших личностей, не говоря уже о более чем одной. Однако существует острая необходимость для англоговорящих мусульман иметь некоторый доступ к этим выдающимся существам, свободным от салафитов, шиитов, охабов, таблиги, джамаатов и так называемой суннитской пропаганды. (Примечание: в отличие от шиитов и суннитов, они являются семьей и сподвижниками Ахлул-Байта, пока они остаются верными своим приказам и примеру.) Пусть Аллах даст им надлежащие знания, чтобы понять статус Ахлул-Байта.
Мусульманин означает тот, кто подчиняется Всемогущему Богу. Идея подчинения Единству Бога существовала со времен пророка Авраама, потомки пророка Авраама - коронованные создания Всемогущего Бога. Согласно Священному Корану, евреи, христиане и мусульмане являются двоюродными братьями. Следует отметить, что все последователи иудаизма, христианства и мусульман знают о ПРИХОДЕ ОБЕЩАННОГО, но все они распространяют его по-своему, даже в индуизме и буддизме.Следовательно, должен появиться лидер, чтобы воссоединить последователей, практикующих путь Единства Всемогущего, обесценивая сектантскую сегрегацию среди евреев, христиан и мусульман.
Если вам посчастливилось исследовать величие Ахлул-Байт (да будет доволен ими Аллах), также жизненно важно осознать величие их жертвы и усилий по сохранению подлинной практики ислама. В противном случае мы можем попасть в ловушку беспомощного идеализма тех, кто романтизирует свои усилия, игнорируя при этом фактические методы, используемые для разрушения Семьи Чистого Ислама.Современные историки связывают крах Халифата с ликвидацией Османской империи в 1928 году, за которой последовало систематическое дробление и разделение Османской империи после Первой мировой войны. Поэтому было предпринято много усилий, чтобы показать на следующих страницах, как тирания и угнетение разрушили исламский халифат в Кербеле более чем за 1300 лет. Назад, с мученической кончиной Абу Ахрара (Отца свободы) Х. Хусейна ибн Али ибн Аби Талиба (РА) в 63 г.х. / 680 г. н.э. Затем продолжали притеснять ключевых моральных деятелей и их семьи, которые, хотя их мечи были в ножнах, их слова и дела сделали все безнравственные поступки вне закона, как это сделал Наби Мохаммад (СМ) в Медине.
Еще один важный аспект истории, который следует принять во внимание, чтобы лучше понять реальность вышеупомянутых фаз, - это роль Абу Бакара, Умара и Айеши против заявления Пророка Хазрата Мохаммада (СМ) Гадир Э Хум.

Его Высокопреосвященство доктор Шейх Шах Суфи Мохаммад Нурул Алам, религиозный и духовный лидер мусульманского мира, 43-й прямой потомок и духовный преемник Святого Пророка Мухаммеда (СМ) (мир ему и благословение), президент Всемирного духовного собрания, Нью-Йорк, США, хранитель и Главный халиф 700-летней суфийской династии, Святой Дайера Шариф, Дакка, Бангладеш, Посланник мира во всем мире, Постоянный представитель НПО Организации Объединенных Наций, основатель семи международных детских домов в Бангладеш, основатель, Совет Всемирной службы по правам человека, Нью-Йорк, США, основатель , Генеральный секретарь Международная организация за мир во всем мире, разоружении, развитии и правах человека, Нью-Йорк, США, президент-основатель, Всемирный духовный институт, Нью-Йорк, США, президент и руководитель миссии Всемирного совета по правам человека, Нью-Йорк, США, член-основатель Лондонской дипломатической академии и ее представитель в ООН, почетный профессор Нью-Йорка, Европейский университет в Мадриде, Испания и Айова, США, и канцлер Университета Европейского союза, штат Айова, США, я член Консультативного совета Университета Анстед в Малайзии, вице-президент CODE International, Мадрид, Испания.Пионер пресс-секретарь и научный сотрудник организации "Пророчество тысячелетия знаменует золотой век, прибытие имама Махди (мир ему и благословение)", Миссии мира во всем мире, основатель Организации посланников мира ООН, трижды удостоенной Нобелевской премии мира в период с 1989 по 2000 год, назначен первым Чрезвычайным послом и полномочный и постоянный представитель Республики Конч при Организации Объединенных Наций и назначенный специальным представителем президента Исламской Республики Анжуан при Организации Объединенных Наций с июня 2001 года по декабрь 2001 года.Его Высокопреосвященство д-р М. Н. Алам является почетным полномочным министром при ООН в Парламенте международных государств по вопросам безопасности и мира с 2001 года. Мохаммад Нурул Алам, сын покойного Мохаммада Сираджула Ислама, родился 28 февраля 1953 года на улице Бар, 36, Британский Индийский субконтинент, город Рангун, Мьянма. Его Высокопреосвященство и члены его семьи покинули место своего рождения из Рангуна (британская колония Бирма) и вернулись на свою родину в Унион Хайтканди, 14, Качуа, юго-восток Гаитканди, знаменитый дом Раза Миа (суфийский Святой Раза Миа, который мигрировал из Медины, чтобы проповедовать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *