Холодная война между сша и россией: «Отношения у нас хуже некуда» США и Россия на грани новой холодной войны. Почему в Америке этому не придают значения?: Политика: Мир: Lenta.ru

Содержание

«Отношения у нас хуже некуда» США и Россия на грани новой холодной войны. Почему в Америке этому не придают значения?: Политика: Мир: Lenta.ru

Отношения России и США переживают очередной кризис: на этот раз по вине американского лидера Джо Байдена, который резко высказался в адрес российского коллеги Владимира Путина. Это уже вызвало беспрецедентную реакцию России — в Москву из Вашингтона для консультаций срочно вызвали посла. Однако пока в России говорят о глубоком кризисе в отношениях с США, по другую сторону Атлантики случившееся, похоже, не вызывает вообще никакого интереса. «Лента.ру» разбиралась, почему перспектива новой холодной войны совсем не беспокоит американцев и смогут ли Россия и США выйти из очередного кризиса без потерь.

Приход к власти в США «улыбчивого дедушки» Джо Байдена после эксцентричного Дональда Трампа можно было воспринять с оптимизмом. Мало того что новый президент занялся различными внутренними проблемами вроде борьбы с коронавирусом, так еще и быстро продлил Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) с Россией — что категорически отказывался делать его предшественник.

Материалы по теме

00:01 — 26 января

00:09 — 6 марта

Впрочем, за этим исключением какого-либо серьезного улучшения отношений Москвы и Вашингтона ожидать не приходилось: Байден к Москве был по меньшей мере прохладен, если не сказать жёсток. Резкого ухудшения тоже ждать не стоило — все-таки у американского президента сейчас гораздо больше внутренних проблем, чем международных, так что он просто должен был следовать по проторенной до него санкционной дорожке. Однако кризис пришел, откуда не ждали.

Байден занял пост президента два месяца назад, но за это время успел нарушить традицию: он не дал ни одной пресс-конференции, а окружение будто бы запрещает ему напрямую общаться с журналистами. И все это на фоне слухов о его не самом идеальном психическом здоровье: за многочисленные оговорки и забывчивость критики обвиняют пожилого главу государства в деменции. На этом фоне интервью Байдена для ABC News, вышедшее 17 марта, стало первым не совсем дежурным общением с прессой.

Во время беседы президент США затронул и тему отношений с «одним из главных врагов» США — Россией. Он заявил, что хочет призвать российское государство к ответу за предполагаемое вмешательство в американские выборы, а также рассказал, что говорил об этом президенту России Владимиру Путину.

У нас с ним был долгий разговор. Я знаю его достаточно хорошо. Когда разговор начался, я сказал: «Я знаю тебя, ты знаешь меня. Если я выясню, что это правда произошло, — будь готов»

Как именно Путин и Россия должны будут «заплатить» за предполагаемые вмешательства, демократ не уточнил. При этом тут же он попался на провокационный вопрос журналиста и достаточно резко высказался в адрес Путина.

Джо Байден

Фото: Andrew Harnik / AP

Реакция на подобные заявления не заставила себя ждать, а относительно мирные даже на фоне все новых санкций отношения двух стран резко стали чуть ли не кризисными.

Председатель Госдумы Вячеслав Володин после произошедшего заявил, что нападки на главу государства — это нападки на страну, а потому Байден своим заявлением оскорбил граждан России.

«Это истерика от бессилия», — сказал он. Первый вице-спикер Совета Федерации Андрей Турчак же посчитал, что слова Байдена являются вызовом стране.

Заявление Байдена — это просто триумф политического маразма США и возрастной деменции их руководителя. Это крайняя степень агрессии от бессилия

Андрей Турчак

Заместитель председателя Совета безопасности России и бывший президент России Дмитрий Медведев в свою очередь отметил, что встречался с Байденом на разных мероприятиях и признался, что тот производил впечатление адекватного человека. «Но, судя по всему, время его не пощадило», — отметил он, списав слова политика на его возраст.

Дипломатическая реакция же оказалась практически беспрецедентной: посла России в США Анатолия Антонова срочно пригласили в Москву для консультаций. «В силу того, что и так атмосфера достаточно эмоционально заряженная, я просто скажу, что такого я не припомню», — подчеркнула представитель МИД России Мария Захарова.

Дипломат прибыл в столицу утром 21 марта, однако сразу никаких прогнозов давать не стал: отметил лишь, что «предстоит большая работа».

В МИД сообщали, что во время визита в Москву с Антоновым будут обсуждаться пути «выправления пребывающих в кризисе российско-американских связей». По словам Захаровой, решение о консультациях принято, чтобы в целом проанализировать перспективы отношений с Вашингтоном. «Новая американская администрация находится у власти почти два месяца, не за горами символический рубеж в 100 дней, и это подходящий повод постараться оценить, что у команды [президента США] Джо Байдена получается, а что не очень», — объяснила она.

«Для нас же главное — определить, какими могут быть пути выправления пребывающих в тяжелом состоянии российско-американских связей», — добавила она. Она указала, что Москва заинтересована в том, чтобы не допустить «их необратимой деградации, если американцы осознают связанные с этим риски».

При этом дипломаты считают, что именно целенаправленная политика Вашингтона на протяжении нескольких лет загоняет в тупик отношения с Москвой. «Неконструктивный курс администрации в отношении нашей страны не отвечает интересам России и США, а отдельные непродуманные заявления американских руководителей и вовсе ставят под угрозу обрушения и без того избыточно конфронтационные отношения», — говорилось в публикации на Facebook-странице российского посольства в США.

Представители дипмиссии отмечали: Россия и США — члены Совбеза ООН, а значит, несут особую ответственность за мир и безопасность.

Владимир Путин

Фото: Andrew Harnik / Reuters

Оставаться в стороне не стал и сам Путин. Он ответил Байдену фразой «кто как обзывается, тот так и называется». «Мы всегда в другом человеке видим свои собственные качества и думаем, что он такой же, как и мы. И из этого исходя оцениваем его действия и даем оценку вообще», — сказал он.

Президент пожелал Байдену здоровья, а также предложил открыто побеседовать в прямом эфире, причем не откладывая это надолго: 19 или 22 марта. «На России и США лежит ответственность по стратегической стабильности, могли бы с Байденом об этом поговорить», — уточнил глава государства, отметив, что также готов обсудить темы пандемии коронавируса и региональных конфликтов. Путин добавил, что диалог с Байденом был бы интересен и для россиян, и для американцев, и для представителей других стран.

В Белом доме, к сожалению, ответили, что президент США в ближайшие дни очень занят, да и вообще уже беседовал с российским коллегой раньше.

Сам Байден подчеркнул, что готов будет поговорить, когда для этого придет время

Такой поворот событий не остался без внимания, причем не только в России, но и в США. Так, Путина пригласила на интервью американская политическая активистка и публицистка Кэндис Оуэнс. Она сочла, что Байден отказался от публичного разговора с российским коллегой «по очевидным причинам, связанным с психическим здоровьем». А множество американцев, как рассказал посол Антонов, направили письма в российское посольство, в которых извинились за «необдуманные заявления» США в адрес России.

Свое отношение выразил и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. ​​​​​​​«Слова Байдена в адрес Путина не к лицу​​​​​​​ государственному деятелю», — заявил он.

Это не то заявление, которое можно принять и проглотить. Он [Путин] — очень умный и дал роскошный ответ

Реджеп Тайип Эрдоган

А турецкое издание Daily Sabah вообще назвало Путина «убийцей гегемонии США».

Антироссийская акция в Нью-Йорке, 2016 год

Фото: Albin Lohr-Jones / ZumaPress / Globallookpress. com

Несмотря на массовую реакцию на заявление Байдена, в США этот вопрос изначально остался практически незамеченным. Казалось бы, как такое возможно? Однако ответ прост: во-первых, интервью Байдена все-таки не было про Россию и Путина, да и напрямую американский лидер ничего не говорил, лишь поддакнув на вопрос журналиста. Во-вторых, подобное отношение к Москве вполне обыденно.

Материалы по теме

13:09 — 19 марта

04:38 — 26 августа 2018

Злейший друг

Сенатор Маккейн воевал с Россией и любил Америку. Его боялся даже Трамп

Официальный представитель Кремля Дмитрий Песков заявлял, что подобного инцидента в истории отношений стран еще не было, однако на деле это не совсем так. Сам Байден, как и его предшественники и другие высокопоставленные американские чиновники, неоднократно не слишком лестно отзывался о российском лидере. К примеру, несколько лет назад он вспоминал о своей беседе с Путиным. По словам демократа, он сказал премьеру: «Я смотрю в ваши глаза и думаю, что у вас нет души».

На это Путин с улыбкой ответил: «Мы понимаем друг друга».

Однако были и более жесткие слова. Президент Барак Обама высказывался о Путине как о «бандите и головорезе», похожую формулировку использовала и Нэнси Пелоси, спикер палаты представителей Конгресса. Ныне покойный сенатор Джон Маккейн однажды назвал российского президента «бандитом, душегубом, убийцей и агентом КГБ». Подобное можно было услышать и от других политиков, даже от главы республиканцев сената Митча Макконнелла.

Митч Макконнелл

Фото: J. Scott Applewhite / AP

Все это связано с одной простой вещью: в американской политике уже давно устоялся консенсус, что президент России — нехороший человек, отмечает эксперт Российского совета по международным делам и журналист Алексей Наумов. «Для США эта тема давно утвержденная, всеми признанная и сомнению не подвергаемая», — отмечает он.

Получается, что именно сейчас никто и никакой эскалации отношений не планировал. «Тема была абсолютно второго порядка. У него спросили, он ответил. Дал дежурный ответ на дежурный вопрос», — считает Наумов.

Он поясняет, что для России и Европы привычен достаточно сухой дипломатический язык, в то время как в США любая речь политика похожа на проповедь, в которой есть герои и злодеи. «Мы к такому не привыкли. То есть насколько эта ситуация абсолютно будничная и непримечательная для США, настолько для России она из ряда вон выходящая», — подчеркнул эксперт.

С такой трактовкой ситуации, однако, согласны далеко не все. Частично с ней солидарен глава Американского университета в Москве Эдуард Лозанский. Он считает, что Байдена, с одной стороны, подставил ведущий Джордж Стефанопулос. «Но адекватный политик, тем более с таким большим стажем, должен был грамотно увернуться», — подчеркивает эксперт. Лозанский считает, что в речах Байдена отражена его стратегия: «Заставить Россию платить за свое непослушание гегемону путем санкций, желательно совместно с ЕС, а также поддержкой внутренней оппозиции».

В то же время итальянский политолог, председатель аналитического центра Vision & Global Trends Тиберио Грациани в беседе с «Лентой.

ру» отметил, что тон Байдена продиктован в целом нервозностью американского истеблишмента, столкнувшегося с тяжелыми внутренними социальными и экономическими проблемами.

Кроме того, его тон отражает нервозность, сопровождающую кризис идентичности, который переживают США в течение последних нескольких лет в связи с происходящим геополитическим сдвигом от однополярности к многополярному миропорядку

Тиберио Грациани

политолог, председатель аналитического центра Vision & Global Trends

Политолог предположил, что стратегия Байдена заключается в том, чтобы перенаправить энергию и внимание общественности с внутренних проблем на внешнюю угрозу, «настоящего врага», воплощением которого после недавних заявлений Байдена стала Россия. «Тот факт, что он, если можно так выразиться, персонализировал геополитическое противостояние, говорит о том, что Вашингтон избрал стратегию, направленную на создание раскола внутри российских центров силы», — заметил политолог.

Эксперт считает, что Байден пытается использовать антироссийскую и антикитайскую повестки для налаживания отношений с Европой.

Грациани добавил, что если Вашингтон ожидает столь же «нервной» реакции от Москвы, то его ждет разочарование.

Какой на самом деле будет реакция России, станет понятно уже в ближайшее время, пока же власти обещают просто пересмотреть свое отношение к США. В то же время политики не исключают, что именно американская сторона будет раскручивать нынешний конфликт, что может привести к новой холодной войне.

Как считает Лозанский, вторая холодная война на самом деле давно идет. Он указывает, что началась она еще в 1999 году, когда 42-й президент США Билл Клинтон инициировал процесс расширения НАТО на восток.

Можно сказать, что сейчас мы уже находимся в состоянии войны в политическом, экономическом и информационном пространстве. Главное — избежать военного столкновения

Эдуард Лозанский

Эксперт отмечает: Байден «горячей войны не хочет, но не понимает, что риторика ненависти может в конечном счете привести к катастрофе по случайности». По его мнению, пока демократ будет у власти, на улучшение отношений рассчитывать не стоит.

Отдельно Лозанский выделяет взрывной потенциал конфликта на юго-востоке Украины.

Нарастание напряженности на украинском направлении может привести к тому, чего все мы так опасаемся, — прямому военному столкновению России, США и НАТО с непредсказуемыми последствиями. Поскольку интересы Байдена на Украине весьма велики, (...) именно она может стать местом зарождения глобальной катастрофы

Эдуард Лозанский

Алексей Наумов придерживается не столь пессимистичного прогноза. «Отношения измениться в худшую сторону не могут, потому что хуже становиться им уже некуда. В лучшую тоже они вряд ли изменятся», — отмечает он. Он считает, что пока Москва и Вашингтон не пришли к взаимопониманию. В нынешней ситуации интереснее следить за действиями третьей стороны, например, стран Европы, которым российский дипломатический язык ближе американского, и полностью поддерживать США там не будут.

Флаг США у американского посольства в Москве

Фото: Максим Блинов / РИА Новости

Учитывать мнение европейских стран предлагает и Тиберио Грациани. «Не думаю, что тон и слова, использованные Байденом, будут способствовать изменению российской стратегии в отношении США, — подчеркивает он. — Конечно, российско-американские отношения могут ухудшиться, особенно из-за введения санкций. Однако следует помнить, что не все страны-союзники США разделяют режим санкций, введенный Вашингтоном в отношении Российской Федерации. Например, Берлин, похоже, готов продолжить сотрудничество с Москвой в качестве партнера по проекту "Северный поток-2"».

Впрочем, одна лишь ориентация на Европу напряжение в отношениях с США точно не снимет: сторонам явно необходимо поддерживать контакты, особенно на уровне военных, раз уж извиняться никто не собирается. Пока очередное противостояние, которое для США может казаться мелочью, не привело к непоправимой катастрофе.

Но кто знает, быть может, в текущей ситуации правильнее вообще забыть беспечного главного врага и улучшать отношения с теми, кто ближе. И, конечно же, держать язык за зубами.

Медведев заявил о возвращении эпохи холодной войны между Россией и США :: Политика :: РБК

В последние годы отношения между странами перешли от соперничества к конфронтации, а санкции и «защита своих эгоистических интересов» создают в мире состояние перманентной нестабильности, считает Медведев

Фото: Юлия Зырянова / РИА Новости

Отношения Москвы и Вашингтона вернулись в эпоху холодной войны, заявил зампредседателя Совбеза России Дмитрий Медведев, передает «РИА Новости».

«За последние годы отношений Россия и США фактически перешли от соперничества к конфронтации, по сути — вернулись в эпоху холодной войны. Санкционное давление, угрозы, конфликтное противоборство, защита своих эгоистических интересов — все это ввергает мир в состояние перманентной нестабильности», — считает Медведев.

По его мнению, Россия сегодня, как и прежде СССР, «в состоянии догоняющей Соединенные Штаты по уровню угроз оппоненту». Медведев напомнил о Карибском кризисе 1962 года и отметил, что тогда ситуацию спасли лидеры обеих стран, которые сохранили трезвость оценки и признали «мудрость компромисса».

«Между СССР и США был равноправный диалог, осуществляемый не через язык угроз и ультиматумов», — указал Медведев.

Посол США покинул дипмиссию в Москве

«Холодная война 2.

0» уже идет / / Независимая газета

Кубинский кризис 1962 года покажется нам детской забавой

Сколько предчувствий, и все – или про войну, или про шпионов. Фото Интерпресс/PhotoXPress.ru

На вопросы ответственного редактора приложения «НГ‑сценарии» Юрия СОЛОМОНОВА отвечает научный руководитель Института США и Канады, академик РАН Сергей РОГОВ.

– Сергей Михайлович, если не ошибаюсь, то последний раз вы давали мне интервью лет пять назад.

– Пять с половиной. Это было вскоре после известного киевского майдана. И в той беседе я сказал, что весьма вероятно возрождение холодной войны и конфронтации между Россией и США. А фактически между Россией и Западом.

К сожалению, большинство моих предсказаний сбылось. Правда, тогда я говорил и о возможном отключении России от межбанковской системы коммуникаций SWIFT. Чего  пока не произошло. Но в целом мы уже несколько лет живем в условиях, которые я обозначаю как «холодная война 2.0».

– То есть война еще холодная, но уже другой температуры?

– Нет, у меня иные критерии. «Холодная война 2.0» отличается от первой двумя очень важными признаками.

Первый состоит в том, что в нынешнем противостоянии нет идеологического конфликта, как в первой холодной войне. Потому что сегодня Россия – это явно не социалистическая страна. Правда, иногда на Западе утверждают, что мы и Китай являемся проводниками идеологии тоталитаризма. Это, на мой взгляд, правда, но только наполовину. Китай – вот он, конечно, коммунистическая страна с учетом своих национальных особенностей. Мы же в идеологическом плане – это что‑то иное. 

Второй признак проявляется в том, что сегодня нет глобального соперничества двух социально‑экономических систем. А также нет сейчас ни Варшавского договора, ни социалистического лагеря.

В новой холодной войне Россия одна противостоит США и их союзникам. В этом конфликте практически не участвует целый ряд других важных игроков. Таких, как, например, Индия. Что же до Китая, то у него свои разборки с американцами.

Но есть четыре фактора, которые позволяют мне утверждать, что идет «холодная война 2.0»

Первый – это оголтелый и обоюдный разгул пропаганды. Все худшие стереотипы первой холодной войны возродились, что, конечно же, оказывает очень серьезное влияние на общественное мнение. В результате этого растет негативное отношение как россиян к американцам, так и американцев к нам. Короче, возродился образ врага, вернулась ситуация начала 1980-х, годов прошлого века.

В частности, американские СМИ постоянно оперируют тезисами о вмешательстве Москвы, российской агрессии, что тоже  сказывается на сознании  разных слоев американского общества.

­– Причем обе стороны не озабочены ни наличием фактов, ни доказательной логикой…

– Говоря о пропаганде, хочу отметить еще один момент. Сегодня, к сожалению, кое‑кто в политической элите и у них, и у нас начал верить в  собственную пропаганду, которая подменяет стратегический анализ и ложится в основу текущей политики.

Вторая особенность – это возобновление экономической войны против нашей страны. Если после окончания первой холодной войны много говорилось об интеграции России в глобальную экономику, то сейчас ставится задача нас изолировать и нанести нашей стране максимальный экономический ущерб.

Но тут надо заметить, что ущерб, который наносят нам в «холодной войне 2.0» западные санкции, составляет не больше одного‑полутора процентов ВВП. Отсюда понятно, что главная причина наших социально‑экономических проблем заключена в нашей же собственной политике.

Третья особенность, негативно влияющая на положение страны, связана с почти полным прекращением нормальных дипломатических контактов с США и другими западными странами.

Так президентская комиссия «Россия–США», где было почти два десятка рабочих групп, прекратила существование. Совет «Россия–НАТО» собирается всего два раза в год, что говорит о явной формальности существования такой важной структуры.

Несомненно, что политический диалог осложняют и такие действия, как высылка дипломатов, захват дипломатической собственности и отказ в выдаче виз. Мне кажется, что в первой холодной войне все‑таки соблюдались правила игры и такого хамства почти не было.

Наконец, четвертая особенность – новая гонка вооружений и развал системы контроля над ними. Эту систему когда‑то создали СССР и США для того, чтобы регулировать соперничество в той холодной войне и все время помнить о красной черте, которую переходить нельзя.

Происходит подрыв стратегической стабильности. Еще в 2002 году Вашингтон в одностороннем порядке вышел из Договора по ПРО. Реальной становится перспектива того, что после выхода США из Договора о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД) вряд ли будет продлен в феврале 2021 года Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ‑3).

А это означает, что через четырнадцать месяцев не будет вообще никакого контроля над вооружениями, и тогда начнется то, что называется соперничеством без всяких правил. Собственно, так и было вплоть до Карибского кризиса 1962 года. Поэтому здесь можно ждать самых тяжелых вариантов развития событий.

– А чем эта сегодняшняя тяжесть обусловлена прежде всего?

– На мой взгляд, тем, что «холодная война 2.0» происходит в то историческое время, когда Россия в отличие от Советского Союза не является сверхдержавой.

По размерам ВВП, численности населения мы сильно уступаем Соединенным Штатам и Китаю. Наши показатели схожи с достижениями тех стран, которые относятся не к первому, а ко второму эшелону мировой иерархии. К таким как Индия, Бразилия… Кстати, Япония опустилась в эту группу. Возможно, что сюда же войдут Мексика, Индонезия.

Но мы все еще являемся ядерной сверхдержавой, единственной страной, которая поддерживает паритет с Америкой и в состоянии уничтожить Соединенные Штаты за 30 минут (а они – нас).

Но нагрузка, вызванная гонкой вооружения, влечет серьезные проблемы в других секторах экономики и социальной сферы. И в то же время по военным расходам мы примерно в десять раз уступаем США. В пять раз – Китаю. Это уже сказывается на финансировании российских систем образования, здравоохранения, пенсионного обеспечения. Но, как я уже отметил, в большинстве своем эти проблемы порождены нашей собственной экономической политикой.

– Чем же и когда может завершиться эта вторая холодная война?

Рейган и Горбачев подписывают Договор
о РСМД 8 декабря 1987 года.
Фото Национального управления архивов
и документации США
– Продолжаться она по примеру первой может десятилетиями. Так что окончание могут застать как наши дети, так и их внуки… Причем нынешняя гонка вооружений идет по нескольким направлениям. Это не только ядерные, но и новейшие стратегические неядерные вооружения. К тому же в ней участвуют не только Россия и США, но и Китай, Индия, другие государства. В отличие от первой холодной войны это многостороннее соперничество.

Результатом новой холодной войны может стать не только экономическое истощение, но и «горячая» война. Особенно эта угроза выросла после развала Договора РСМД, который запрещал развертывание ракет наземного базирования дальностью от 500 до 5500 километров.

Ракеты этого класса дважды приводили Москву и Вашингтон на грань ядерной войны – в 1962 году (Карибский кризис) и в 1983 году («евроракеты»). Сегодня история повторяется, но в еще более опасном варианте.

Американцы уже испытали крылатую ракету «Томагавк» наземного базирования, что было раньше запрещено. Одновременно они создают новое поколение баллистических ракет средней дальности. Пока испытания таких изделий не проводились. Ведется и разработка гиперзвуковых ракет.

Естественно, что такие же системы вооружения создаются и в России. В частности, президент Путин дал указание разработать крылатые ракеты морского базирования «Калибр» до 2020 года.

Думаю, что уже через два–три года американцы начнут развертывать свои новые ракеты прежде всего в Азии. Но там есть свои проблемы, связанные с выбором союзников США в этом регионе. Например, Япония, Южная Корея и Австралия не горят желанием размещать эти ракеты на своих территориях. В Европе тоже мало энтузиастов, которые хотят, чтобы на их территории были американские ракеты (то есть цели для российских ракет). Но в то же время есть там и горячие сторонники. Это прежде всего балтийские государства и Польша. А возможно, и Румыния.

– Но плотно заселенная Европа будет испытывать все более опасные риски от такой милитаризации…

– Разумеется. Возьмем подлетное время не крылатой ракеты, которая летит относительно медленно, а баллистической. Так вот из Эстонии до Петербурга полет составляет одну минуту. Подлетное время из Латвии до Москвы – четыре минуты.

И это создаст небывалую угрозу нашей безопасности. Возникает явная угроза как обезглавливающего удара, так и обезоруживающего удара.

Даже если эти ракеты будут с обычным оснащением. Потому как они наносят высокоточные удары. Но мне кажется, что скорее всего появятся на них и ядерные боеголовки.

В 2010 году, при администрации Обамы, американцы сняли такие боеголовки с крылатых ракет морского базирования. Однако в прошлом году было объявлено, что их вновь вернут на «Томагавки» морского базирования. Но кто им запретит разместить их и на наземных ракетах…

В прошлом году президент России дважды и достаточно подробно объяснял, что такое ответно‑встречный удар. Кстати, это мало кто понимает и в Америке, и в Европе.

По словам Путина, такой удар требует исполнения трех условий.

Первое – наши системы раннего предупреждения должны обнаружить запуск ракет противника. Второе – мы должны вычислить их траектории полета. Третье – мы должны определить цели, которые окажутся под ударом.

И только после этого мы запустим наши ракеты.

Но когда наша или американская межконтинентальная ракета достигает территорию противника за 25–30 минут – такие расчеты и действия осуществимы.

А если подлетное время – от одной минуты до пяти? Тогда будет страшным желание нанести упреждающий удар. Как у американцев, так и у нас.

Поэтому любой острый политический кризис в таком регионе может обернуться самыми страшными последствиями.

– Является ли такое напряжение неизбывным и есть ли при этом какие‑то спасительные или защитные решения?

Мы грудью защитим родимые колбасы!
Фото РИА Новости
– Мы предложили американцам: несмотря на выход их из Договора о РСМД, не развертывать в Европе такие ракеты. Мы, в свою очередь, тоже не будем размещать аналогичные установки.

Что касается Азии, то там, на мой взгляд, неизбежно появление американских ракет, потому что Китай обладает большим количеством ракет средней дальности. И американцы объясняли нам свой выход из ДРСМД в первую очередь необходимостью нейтрализации угрозы со стороны Китая.

Конечно, они обвиняли в нарушениях и нас. Но их доводы были весьма странными. Сколько я ни  говорил с американскими официальными лицами из Госдепартамента, Пентагона и экспертами из различных исследовательских структур, они ни разу не привели конкретных фактов российских нарушений.

Рассказывали нам про нас. Говорили, что у нас были испытания и что мы сами знаем о своих нарушениях… Замечательная система доказательств.

Лучше бы они подумали: зачем нам такие ракеты, если у нас есть «Искандеры» дальностью до 500 километров? Есть «Калибры» морского базирования с дальностью 2500 километров плюс авиационные средства, которые могут накрыть любую цель в Европе. Что нам даст размещение каких‑то дополнительных вооружений подобного толка?

В ответ американцы говорят, что мы уже развернули четыре дивизиона запрещенных ракет. Три из них – в азиатской части России. И одну – в европейской. Поэтому на наше предложение, как заметил президент Путин на недавнем Валдайском форуме, они никак не реагируют.

– Можно ли сохранить контроль над ядерным оружием?

– Лично я вывел бы этот европейский дивизион за Урал. В ответ нам скажут – а как Китай на это прореагирует? Но китайцы же не спрашивают у нас, можно ли им разворачивать свои ракеты средней дальности. Да так, что они могут накрыть бóльшую часть российской территории.

Если идея – не развертывать в Европе ракеты средней дальности – могла бы реализоваться, тогда могут сложиться условия для продления Договора СНВ‑3. Согласно условиям договора, его можно автоматически продлить еще на пять лет без ратификации Конгрессом США.

Если все это произойдет, то получится, что даже в условиях отсутствия юридически обязательного Договора о РСМД не будет развертывания нового поколения ракет в Европе. А значит, что те страшные сценарии с упреждающим ударом, о которых я говорил, станут нереальными. И сохранится до середины следующего десятилетия Договор СНВ‑3.

А за это время в США могут произойти и политические изменения, которые, может быть, откроют новые подходы и решения в международных отношениях, затрагивающих военные сферы государств. Не говоря уже о новых лицах.

Технологии тоже не будут стоять на месте. Сейчас много говорится о кибернетическом оружии, его эффективности и опасности.

Первое, что отличает это оружие с точки зрения контроля применения, так это невозможность его четкого ограничения обязательными юридическими договорами, нормами, уставами, нормой и т.д.

Трудно представить некие «потолки», определяющие, сколько атакующих вирусов можно применять, а сколько нельзя. Или, скажем, как организовать контрольные инспекции на местах. Как эти «места» отыскать в киберпространстве?

Но на то и есть будущее, чтобы на него возлагать надежды. Это касается и ядерного оружия. Дело в том, что существует проблема привлечения к договоренностям по ядерным вооружениям тех государств, которые этим оружием располагают, но они к подписанию соответствующих договоров относятся весьма своеобразно. Ссылаются на то, что у них по сравнению с США и Россией раз в 15 меньше ядерных вооружений. Поэтому, мол, нечего нам разоружаться.

Но я, например, считаю, что три из пяти официальных ядерных государств – Великобритания, Франция и Китай – могли бы дать политические заверения, что не будут наращивать свои арсеналы и согласятся на меры доверия и транспарентности в ядерной сфере.

Такие договоренности и меры доверия должны быть приняты помимо тех, что существуют между Москвой и Вашингтоном.

– Но среди ядерных государств остаются Индия и Пакистан.

– Формально они не признаны странами, обладающими ядерным оружием. Но на деле им обладают. И здесь надо тоже думать о каких‑то мерах доверия, чтобы не допустить ничего такого, что могло бы привести к непоправимым последствиям не только для самих этих двух стран.

Завершая, могу сказать следующее.

Конечно, мы вступили в очень опасный период исторического развития. Хочу напомнить о многополярной системе, которая традиционно была нормой международных отношений. На ней мир сохранялся 10, 15, 20 лет… А потом происходили серьезные войны.

Что до нынешнего многополярного мира, то в нем вероятность большой войны достаточно велика. Хотя бы потому, что раньше, в бытность СССР, между двумя сверхдержавами существовал контроль над вооружениями. И это было исключение из правил, связанное с тем, что биполярная система, основанная на паритетных условиях, сама по себе уже диктовала двум державам единственный рациональный вариант развития отношений – надо договариваться о правилах соперничепства.

Означает ли это, что раз исчезла биполярная система, то на свалку истории уйдет и режим контроля над вооружениями? Надеюсь, что нет.

Но надо сегодня или хотя бы завтра изобрести новую систему контроля, который учитывал бы и геополитические реалии нынешнего века, а также новые технологии современного мира.

– А что, на ваш взгляд, важнее – взаимное доверие или взаимный контроль?

– Тут, мне кажется, заложена одна ошибка. Потому что если есть доверие, то не надо режима контроля. А если доверия нет, тогда вся надежда на контроль.

Судите сами. Между американцами и англичанами нет же никакого контроля. И между Францией и Великобританией нет никаких договоренностей. Контроль порождают подозрительность и отсутствие доверия.

И мы знаем из истории первой холодной войны, что когда были подписаны соглашения, это имело очень серьезные политические последствия. Доверие стало расти. И в результате сложились условия для завершения холодной войны.

У нас же сегодня недоверие стран друг к другу просто зашкаливает. Это во‑первых.

А во‑вторых, исчез страх перед возможностью ядерной войны, который был у моего поколения. Мы росли в условиях, когда такая война могла вспыхнуть в любой момент. И поэтому в то время  как у нас, так и у американцев началось давление снизу: здравые люди требовали, чтобы наши страны подписали соответствующие обязательства, серьезно снижающие риск ядерной катастрофы.

Сегодня же большинство политических руководителей, тот же Трамп, никогда не занимались этими вопросами. Как, впрочем, и Меркель в Германии, Макрон во Франции или Конти в Италии. Единственный, кто был, как говорится, в теме, – это Путин.

Глобальные эпидемии, изменение климата, экология, миграции – это все, конечно, важно. Но все‑таки несравнимо с ядерной катастрофой. Но в общественном сознании угроза ядерной войны сегодня, среди других проблем, стоит даже не на десятом и не на двадцатом месте.

Люди не очень понимают силу этой угрозы. Если в первую холодную войну накопленными ядерными зарядами можно было разбомбить Землю 25 раз, то сегодня это можно сделать всего‑то 2–3 раза. Но в силу того, что страх отсутствует, исчезло в мире то общественное движение, которое выступало за ядерное разоружение.

У нас же появились свои страхи. Распространилось мнение, что Россия и так делала огромные односторонние уступки США, якобы шла чуть ли не на капитуляцию ради подписания договоренностей. Это все глупости.

Но американцы в этом смысле не умнее. Просто у них родилась иная мифология. О том, что им не надо ни о чем договариваться с русскими. Потому что они, американцы, и так нас сильнее во много раз.

При таком состоянии умов невольно задумаешься над тем, как выбить из людей такое благодушие. Хоть новый Карибский кризис организовывай. Но тогда возникает другая опасность. Дело в том, что Кеннеди и Хрущев остановились вовремя потому, что оба прошли через большие войны. И, кроме того, они знали, что такое Хиросима и Нагасаки…

Но я считаю, что впадать в пессимизм и считать ядерную войну неизбежной не стоит. Есть возможности все‑таки стабилизировать ситуацию, предотвратить дальнейший рост военной напряженности, а уж потом работать над тем, как нормализовать российско‑американские отношения. Если это произойдет, то возникнут предпосылки для того, чтобы радикально поменять политические, экономические отношения между нашими странами.

Но чтобы такой процесс пошел, надо прежде всего стабилизировать отношения.

вторая «холодная» или первая «прохладная»? — Россия в глобальной политике

Ещё в 2003 г., когда у России и США возникли разногласия в оценке иракского кризиса, известный политолог Стивен Коэн предсказал, что между двумя странами начнётся «прохладная война». Хотя в последующие годы отношения России и Запада ухудшались, обе стороны старались не сосредотачиваться на назревающих противоречиях, надеясь на лучшее. Однако в 2014–2015 гг. наступил резкий перелом, произошло качественное ухудшение. Многие политики, журналисты, учёные, даже занимавшие ранее умеренные позиции, заговорили о начале «новой холодной войны», и лишь немногие использовали более осторожные формулировки.

С нашей точки зрения, понятие «прохладная война» является наиболее точным определением происходящего. Цель данной статьи – показать отличие нынешней «прохладной войны» между Россией и Западом от классической холодной войны и обозначить возможные пути её дальнейшего развития.

 

«Прохладная» и «холодная»: отличия и особенности

 

И в России, и за рубежом написано огромное число работ, в которых подробно рассматривается история холодной войны. Однако различные определения холодной войны не содержат чётких формулировок. Под холодной войной мы подразумеваем период в истории международных отношений, когда две сверхдержавы, которые по своей мощи качественно превосходили все остальные и стояли во главе блоков государств с антагонистическими общественно-политическими системами, находились в состоянии непримиримой конфронтации по всем направлениям (идеология, гонка вооружений, геополитика, экономика, культура, наука, образование и так далее). Противостояние проходило по определённым писаным и неписаным правилам, главным из которых, тем не менее, была недопустимость войны между двумя сверхдержавами. Последнее, несомненно, сохраняется и сейчас, но в остальном отношения России и США отличаются от времён холодной войны.

Современный мир значительно более сложен и многообразен, чем биполярный тогда. В нём есть элементы и однополярности, поскольку в глобальном масштабе Соединённые Штаты остаются наиболее влиятельной страной, и биполярности – ввиду появления на мировой сцене Китая, обладающего мощной экономикой, и многополярности – по причине наличия России, ведущей самостоятельную политику, и других акторов. Если в годы холодной войны отношения СССР и США были центральными в международной системе, ныне они таковыми не являются. Главную роль играют взаимоотношения между несколькими государствами (треугольник Россия-США-Китай, а также Европейский союз, Индия и некоторые другие). Логическим результатом становится снижение управляемости мировыми процессами, которая вряд ли вернётся к уровню холодной войны и биполярного мира.

В холодной войне принципиальным было то, что друг другу противостояли государства с антагонистическими общественно-политическими системами. Обе стороны ставили целью сокрушить противоположную и были искренне убеждены, что действуют в интересах всего человечества. Это придавало конфронтации особую непримиримость и ожесточённость. Хотя кризисы и конфликты чередовались с разрядками напряжённости, компромисс был невозможен. Сейчас же имеет место конфликт между разными моделями капитализма, имеющими не только отличия, но и общие черты – признание рыночной экономики и частной собственности.  

«Прохладная война» России и Запада – не конфликт антагонистических общественно-политических систем или цивилизаций, а противоборство по вопросам устройства современного мира и правил игры на международной арене. А значит – компромисс возможен.

Холодная война была глобальной – фактически в ней участвовали все государства, даже официально объявившие себя нейтральными или неприсоединившимися. В «прохладной войне» участвуют лишь заинтересованные. Показательны голосования в Генеральной ассамблее ООН по резолюциям о Крыме и Сирии, когда почти половина стран воздержалась или не участвовала. А в регионе Тихого океана, куда постепенно перемещается центр мировой экономики и политики, «прохладная война» – в отличие от холодной – наблюдается в незначительной степени.

Качественные изменения произошли и в политике блоков. В годы холодной войны ни у кого не возникало сомнений, что, в случае чего, СССР и США выполнят обязательства перед своими союзниками. В свою очередь, и Москва, и Вашингтон также были уверены в их поддержке. Теперь этого нет. Сомнения в том, что США придут на помощь, испытывают некоторые страны НАТО, Тайвань, Южная Корея и ряд других. Союзники Соединённых Штатов предпочитают в ряде случаев дистанцироваться от Вашингтона. Израиль, Южная Корея, Новая Зеландия не примкнули к санкциям, которые ввели против России США и Евросоюз. Достаточно самостоятельную игру ведёт Турция. С другой стороны, союзники России по ОДКБ и Евразийскому экономическому союзу не присоединились к российским контрсанкциям и занимают осторожную позицию по вопросам о Крыме, Донбассе, Сирии и некоторым другим. В условиях «прохладной войны» блоковые обязательства становятся всё менее чёткими, а сами понятия «блок» и «блоковая политика» – всё более расплывчатыми.

Основные направления холодной и «прохладной» войн во многом совпадают, но они не тождественны. Главной сферой прежнего противостояния была гонка вооружений, а теперь таковой является экономика. «Торговые войны», санкции, контрсанкции и другие ограничения стали основным оружием, при помощи которого экономике конкурента наносится максимальный ущерб. При этом речь идёт не столько о сиюминутном воздействии (случаи, когда страны под угрозой санкций немедленно выполняли предъявленные им требования, единичны, и Россия явно не из их числа), сколько о стремлении ослабить противника в долгосрочной перспективе, затруднить или даже остановить развитие его наиболее перспективных отраслей экономики. Так как экономический потенциал России меньше, чем у США и ЕС, то общая ситуация для неё неблагоприятна. Надежды на смягчение или даже отмену санкций в связи с пандемией коронавируса и экономическим кризисом не оправдались. Более того, санкционное противостояние России и Запада нарастает. В то же время Запад не намерен на данном этапе доводить дело до крайностей – санкционное давление на Россию значительно меньше, чем на Иран. Американская политическая и деловая элита (причём и республиканцы, и демократы) не видит в России экономического конкурента. Для них, как и для Евросоюза, давление на Россию – прежде всего, средство заставить её изменить поведение на мировой арене, согласиться с существующим миропорядком и правилами игры.

Сердцевиной холодной войны была гонка вооружений – самая масштабная за всю историю человечества. Обе стороны стремились добиться преимущества, которое позволило бы им говорить и действовать с позиции силы. В условиях «прохладной войны» гонка вооружений продолжается. Однако во времена холодной войны она была соревнованием двух сверхдержав за достижение военного превосходства. В современных условиях гонка вооружений проявляется в первую очередь в наращивании военного потенциала одного государства – США. Хотя за последние годы Россия создала некоторые виды современного оружия, но по размеру военных расходов она существенно уступает Соединённым Штатам. Ни Россия, ни какая-либо другая страна, в том числе Китай, не в состоянии на равных с США участвовать в гонке вооружений ввиду огромного разрыва в экономическом и научно-техническом потенциале. Несопоставимы и масштабы концентрации войск и вооружений. Достаточно сравнить ситуацию в Центральной Европе, где в годы холодной войны два блока непосредственно противостояли друг другу, и в регионе Балтийского моря, где сейчас Россия граничит со странами – членами НАТО.

В военном противоборстве «прохладной войны» нет такой ярости и ожесточённости, как в годы холодной. Современной гонке вооружений не подчинены остальные сферы жизни – экономика, наука, образование и прочие, и она не находится постоянно в центре внимания общественности. Между военными и спецслужбами России и Запада сохраняются контакты, абсолютно немыслимые в холодную войну. Полная эрозия системы российско-американских договоров о вооружениях, которая происходит, конечно, вызывает тревогу. Однако поскольку у обеих сторон имеются серьёзные сомнения в том, что другая выполняет принятые на себя обязательства, процесс вряд ли будет остановлен. Взаимная подозрительность и недоверие возрастут ещё больше. Но это не станет повторением ситуации начального этапа «холодной войны» – ни у кого нет причин для возврата к политике «балансирования на грани войны». Более сложная картина может сложиться в случае активизации гонки вооружений в космосе или появления качественно новых видов вооружений, но и тут, скорее всего, стороны будут проявлять сдержанность. Отдельные столкновения военных возможны лишь там, где они соприкасаются друг с другом непосредственно, как, например, в Сирии или в воздушном и морском пространствах. Такие инциденты имели место, но, что примечательно, ни одна из сторон не пыталась обострить ситуацию.

Региональные конфликты холодной и «прохладной» войн также значительно различаются. Если прежде две противоборствующие стороны были прямо или косвенно втянуты практически во все такие коллизии, то сейчас Россия и США во многих не участвуют. В холодную войну почти все они возникали из-за военных столкновений между государствами, причём обычно одна, а иногда и обе сверхдержавы, знали о предстоящем начале боевых действий. Региональные конфликты «прохладной войны» чаще всего возникают из противостояния между политическими силами внутри самих государств, а Россия и Запад, как правило, вовлекаются уже после. Если в годы холодной войны и Советский Союз, и Соединённые Штаты добивались в региональных конфликтах военных и геополитических преимуществ, то теперь в определении их политики всё большую роль играют экономические интересы.

Пропагандистские кампании также существенно различаются. С одной стороны, ввиду использования новых информационных технологий сейчас они несопоставимо более масштабны и интенсивны. Об этом свидетельствует озабоченность и Запада, и России проблемой фальсификации новостей и дезинформации. Однако в них невелик идеологический компонент. Обе стороны стараются убедить мировую общественность в правильности своей политики, но дебаты о ценностях не находятся в центре пропагандистских баталий и играют вспомогательную роль. Но поскольку «прохладная война» ведётся во многом теми же методами и инструментами, что и холодная, складывается впечатление, что мир взялся за старое. В пропаганде широко используются те же приёмы и штампы, что и полвека назад. Вполне естественно, что даже когда это делается с использованием новейших информационных технологий, эффект несопоставим с усилиями, которые вкладываются в их проведение. 

Тем не менее «эпоха постправды» сместила внимание с идеологии на альтернативную и эмоциональную интерпретацию актуальных событий, используемую для информационного влияния, и пропагандистские кампании сильно осложняют общую обстановку.

Так как холодная война была глобальной конфронтацией антагонистических общественно-политических систем, она пронизывала все без исключения сферы общества, непосредственно влияла на жизнь не только государств, но и отдельных людей. Сегодня такого мобилизационного подъёма нет, и он вряд ли возможен – конфронтация затрагивает высшие слои общества, а не основную часть населения.

К важным отличиям «прохладной войны» также относится то, что гуманитарные связи России и Запада в целом сохраняются. Сегодня их ограничения связаны, например, с пандемией коронавируса и экономическим кризисом, а не с политикой. Ничего даже отдалённо напоминающего «железный занавес» сегодня нет.

 

Коронавирус, экономический кризис и перспективы на будущее

 

На дальнейший ход «прохладной войны» между Россией и Западом большое воздействие окажут изменения, которые происходят в мире сейчас. Прогнозы о том, как долго продлится пандемия коронавируса и сколь глубоким будет экономический кризис, разнятся, но во всех речь идёт о сильных потрясениях. К тому же нельзя исключать появления – вслед за коронавирусом – новых, неизвестных ещё инфекций. В полной мере последствия пандемии и экономического кризиса проявятся в среднесрочной перспективе. Тем не менее некоторые тенденции уже наблюдаются.

Пандемия коронавируса приведёт к росту дифференциации между государствами, а во многих случаях и между отдельными регионами и социальными слоями внутри государств. При этом одной из главных, а в ряде случаев – и самой главной, разделительной линией станет сфера здравоохранения – степень доступности качественных медицинских услуг, возможность проживания в безопасной и комфортной среде, наличие серьёзных успехов в медицинских исследованиях и разработке на их основе оптимальных методов лечения, необходимых препаратов и оборудования. Это потребует резкого увеличения и государственных, и частных ассигнований, что (особенно в условиях экономического кризиса) могут позволить себе лишь наиболее развитые и богатые страны. В ряде случаев возможно появление внутри государств своеобразных анклавов, жителям которых – преимущественно из высших слоёв – будет доступен такой же качественный уровень здравоохранения, что и в развитых странах.

Появление стран и анклавов с наиболее благоприятными условиями для сохранения здоровья станет важным фактором перемещения мировой элиты. Вслед за элитой потянутся и высококвалифицированные специалисты – управленцы, врачи, учёные, инженеры, рабочие. Эти процессы приведут к сдвигам в разных сферах жизни – политике, экономике, образовании, науке и культуре. Самые развитые и богатые страны, обеспечив населению современное здравоохранение, ещё более укрепят свои позиции в мире. В остальных государствах внутриполитическая ситуация заметно осложнится. Легитимность власти, которая не сможет создать условий для сохранения здоровья, будет подорвана, противоречия обострятся. Это может привести к ослаблению или даже распаду государственных структур, появлению новых «несостоявшихся» и «хрупких» государств.

Сокращение контактов между людьми и уменьшение числа поездок даёт ещё один мощный толчок для развития информационных технологий. Они будут всё больше внедряться в бизнес, политику, государственное управление, науку, повседневную жизнь. Важным фактором роста дифференциации станет дистанционное образование. В обозримой перспективе оно не заменит полностью очного. Однако в ряде случаев приведёт к падению качества, а в других – наоборот откроет новые возможности для наиболее динамичной части молодёжи. Так, мотивированный студент, не покидая своего университета, получит возможность изучить интересующие его предметы в ведущих вузах мира. Последствия могут оказаться значительно более серьёзными, чем кажется на первый взгляд.

Дальнейшее развитие информационных технологий и здравоохранения приведёт к появлению новых социальных слоёв. Даже если они не будут многочисленными, их влияние, в том числе и на внешнюю политику, постепенно возрастёт как на уровне отдельных государств, так и в глобальном масштабе.

Конечно, пандемия коронавируса привела к разрушению многих международных связей, а в условиях экономического кризиса вполне вероятен рост протекционизма. Однако это не означает прекращения процессов глобализации. Просто они замедлились и несколько видоизменились. Некоторое увеличение роли национальных государств, по нашему мнению, будет происходить только в отдельных случаях и в течение непродолжительного времени. Общее развитие глобализации идёт в том же направлении, что и в последние десятилетия. Влияние России в мире в среднесрочной перспективе будет зависеть от того, насколько успешно она сможет включиться в новые процессы, использовать их в своих интересах и завоевать симпатии новых слоёв населения.

Пандемия и экономический кризис приведут к перегруппировке сил на международной арене. Все без исключения государства понесут потери, но можно с большой долей уверенности предсказать появление новой биполярности – США и Китай. Хотя Соединённые Штаты сильно пострадали из-за последних событий, все факторы, определяющие их роль в мире, сохраняются. Никаких признаков уменьшения числа лиц из высших слоёв общества, желающих переехать в Америку, нет, в том числе и потому, что доверие к американской медицине остаётся значительным.

Вопрос о том, возобновит ли китайская экономика рост или она уже достигла максимума, дискуссионен. Однако несомненно, что Китай уже создал достаточный потенциал для сохранения одного из двух первых мест в мировой экономике. Конечно, перемещение мировой элиты в Китай маловероятно. Модель общественно-политического развития КНР и ранее не была для неё привлекательной. К тому же высшие слои общества многих стран негативно восприняли последние изменения в законодательстве Гонконга. Отъезд из Китая состоятельных людей и высококвалифицированных специалистов длится не один год. В то же время нельзя не отметить появление в китайских университетах студентов, в том числе и российских, из семей бизнесменов, работающих с Китаем. Пекин в течение многих лет тратит значительные средства для привлечения иностранных студентов, но, как и в случае с СССР, среди них очень мало выходцев из высших слоёв общества. Если теперь ситуация изменится, это будет несомненным успехом Китая. В дальнейшем наличие группы университетов, занимающих высшие места в международных рейтингах, может дать Пекину крупные преимущества.

В среднесрочной перспективе отношения США и Китая станут, скорее всего, центральными в международных отношениях. Противоречия останутся острыми, но они будут напоминать «прохладную войну» между Россией и Западом, а не холодную между СССР и США. Главная арена противостояния – экономика. Однако экономически Китайская Народная Республика и Соединённые Штаты значительно больше связаны друг с другом, чем СССР и США прежде или Россия и Запад теперь. По большому счёту и Китай, и США глубоко включены в процессы глобализации и получают от этого существенные выгоды. Коренной перелом в мировом развитии не соответствует интересам ни тех, ни других. Поэтому конфронтация будет протекать в строго определённых рамках, и возможность достижения компромиссов по тактическим, а иногда и стратегическим вопросам реальна. Китай продолжит укреплять военный потенциал, но задача достижения военно-стратегического паритета с Соединёнными Штатами сейчас не ставится. Пекин будет действовать твёрдо в отношении Гонконга, но вряд ли пойдёт на риск прямого столкновения с Вашингтоном из-за территориальных споров в Южно-Китайском море или Тайваня. Роль идеологического компонента в пропагандистских кампаниях также ограничится. Острой конфронтация останется в киберпространстве. Появление американо-китайской биполярности не сделает международные процессы более управляемыми. Более того, тенденция к уменьшению управляемости, вероятно, сохранится. Это даёт другим странам значительную свободу для манёвра.

Объективно американо-китайская биполярность не пойдёт на пользу России и её экономике, где позиции Москвы в ближайшее время вряд ли укрепятся. Мощный военный потенциал может лишь частично компенсировать неблагоприятное соотношение экономических сил. К тому же американо-китайские торговые войны способны дестабилизировать рынок энергоносителей, экспорт которых по-прежнему занимает важное место в российском государственном бюджете. В обозримом будущем Китай вряд ли пойдёт на заключение договоров об ограничении вооружений, что объективно снизит значение всех остальных соглашений по данным вопросам даже при сохранении военно-стратегического паритета между Россией и США. В этих условиях России стоит максимально дистанцироваться от противостояния и определять позицию в каждом конкретном случае, исходя из собственных интересов.

В последние годы между Москвой и Пекином сложились доверительные отношения стратегического партнёрства. Это огромное достижение, которое надо ценить и сохранять. Однако в дальнейшем во взаимодействии России и Китая возможен только количественный, а не качественный рост. Нет никаких признаков, что ШОС и БРИКС превратятся в военно-политические блоки. Китай не стремится к заключению союзов, но подобные призывы иногда звучат в России. Однако вряд ли это принесёт выгоду, так как в рамках и двустороннего, и многостороннего альянса Москва окажется младшим партнёром. Последствиями этого было бы уменьшение её роли в мировых делах, значительное увеличение американского давления и ухудшение отношений с ЕС. Следует отметить, что мнения Пекина и Москвы относительно сложившегося миропорядка совпадают лишь частично. Руководство России выступает за его изменение, а Китай – за изменение правил игры в рамках существующей системы.

Для того, чтобы дистанцироваться от противостояния Вашингтона и Пекина и сохранить самостоятельность в международных делах, России целесообразно добиваться улучшения отношений с Западом и, прежде всего, с Соединёнными Штатами. Похоже, что запрос на изменение статус-кво постепенно формируется и внутри российского общества. В отличие от 1970–1980-х гг., когда для многих советских людей американский и западноевропейский образ жизни служил одним из главных ценностных ориентиров, и 1980-х – начала 1990-х гг., когда правящие круги надеялись на получение крупной экономической помощи от Запада – новом «плане Маршалла», в современной России значительно более реалистично относятся к происходящему. Обычный гражданин не видит преимуществ, которые он может получить от сотрудничества России с Западом – даже в случае резкого потепления отношений, но одновременно в обществе нарастает усталость от международной напряжённости, желание вернуться к нормальной, спокойной жизни. В дальнейшем, особенно в случае осложнения социально-экономической обстановки, такие настроения будут усиливаться, и не считаться с ними нельзя.

«Прохладная война» отличается от холодной меньшей ожесточённостью и интенсивностью, но выход из неё, скорее всего, будет более сложным и продолжительным.

Накопилось множество проблем, причём разноплановых. Если в годы холодной войны договорённости об ограничении вооружений почти всегда стимулировали позитивные сдвиги по другим вопросам, то сейчас, даже если договор 2011 г. о стратегических наступательных вооружениях будет продлён, это не приведёт к улучшению отношений России и США в целом. Для сдвига в позитивную сторону нужно взаимопонимание не только по проблемам вооружений, но и экономики (прежде всего санкций и контрсанкций), региональных конфликтов и так далее. Существующие проблемы сами по себе не исчезнут. Для окончания «прохладной войны» нужна большая работа и политическая воля. В данный момент и в России, и на Западе широко распространено мнение о том, что конфронтация будет сохраняться достаточно долго. Поэтому стоит стремиться к переходу «прохладной войны» в более спокойное русло.

На начальном этапе Москва и Вашингтон могли бы предпринять несколько шагов навстречу друг другу. Они могли бы включать, во-первых, создание нормальных условий для деятельности дипломатических представительств, в том числе снятие ограничений, введённых в последние годы, восстановление закрытых консульств. Это необходимо обеим сторонам – без возобновления переговорного процесса по дипломатическим каналам вряд ли возможны позитивные сдвиги. Во-вторых, важно хотя бы немного снизить накал и масштабы пропагандистских кампаний. В-третьих, России и США целесообразно провести ревизию всех договорённостей по предотвращению случайных столкновений между российскими и американскими военными. Возможно, некоторые из них требуют обновления или дополнения с учётом изменившейся обстановки и появления новых опасных точек. Вряд ли такие столкновения, как, например, в Сирии, приведут к крупному военному конфликту, но общую атмосферу российско-американских отношений они, несомненно, ухудшат.

Реализация данных шагов повысит уровень политического диалога. Сразу он не окажется результативным, но позволит выявить реальные проблемы и возможные точки соприкосновения. После этого уже имеет смысл обсуждать стратегические вопросы взаимодействия России и Запада, причём специфика отношений с США, Великобританией и ЕС должна быть учтена.

Параллельно России следует развивать связи и с другими крупными игроками – Индией, Японией, Южной Кореей, Бразилией, ЮАР. В дальнейшем могут появиться и новые неожиданные партнёры. Позиции России в мире тем сильнее, чем многовекторнее её внешняя политика. Однако в условиях продолжения «прохладной войны» многовекторность тоже имеет пределы – ряд потенциальных партнёров России проявляет сдержанность и осторожность из-за нежелания портить отношения с США.

Россия может укрепить позиции в мире после пандемии и завершения экономического кризиса, включившись в новые процессы, но «прохладная война» будет серьёзным препятствием на этом пути. Её окончание необходимо и России, и Западу. Кроме того, это послужит делу укрепления международной безопасности и сотрудничества.

* * *

«Прохладная война» не была неизбежной, но она и не случайна. Демонтаж системы международных отношений времён холодной войны идёт неравномерно в различных регионах и на разных направлениях. Старые правила игры в современных условиях работают выборочно, а новые формулируются медленно и во многих случаях не становятся общепризнанными. В образовавшемся вакууме появляется почва для столкновений между элементами прошлого и настоящего, причём в самых неожиданных комбинациях. Поэтому возникновение конфликтов, подобных «прохладной войне», вероятно (но не обязательно) и в будущем. Современная «прохладная война» – явление новой эпохи, имеющее свои причины, логику, динамику и инерцию. Соответственно, и пути выхода из неё надо искать совершенно иные. Рецепты XX века в XXI столетии работать не будут.

К Совершенной Гармонии

Евгений Водолазкин

Обсуждение вопросов прошлого и будущего решили считать завершённым. Остров двигался по линии развития от Революции к Совершенной Гармонии.

Подробнее

Новой холодной войны не будет — Россия в глобальной политике

На протяжении последних десятилетий китайские эксперты и дипломаты обвиняли США в переходе к менталитету холодной войны в отношении Пекина. Обычно такие заявления звучат, когда Вашингтон укрепляет военное присутствие или оказывает военное содействие союзникам в Азии.

Действительно, после холодной войны Соединённые Штаты вместе с союзниками и партнёрами в Азиатско-Тихоокеанском регионе вступили в стратегическое военное соперничество с КНР, которая модернизировала войска и наращивала возможности проецирования силы. До сих пор США удавалось удерживать материковый Китай от силового разрешения территориальных споров в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях, а также в Тайваньском проливе. Кроме того, США и их ближайшие союзники запретили продажу оружия Китаю и попытались ограничить передачу ему некоторых военных технологий.

На этом основании, по крайней мере до недавнего времени, проводилась аналогия с холодной войной. Однако в 1950–1960-е гг. американское сдерживание СССР и его блока выходило далеко за рамки военной сферы. Все усилия были направлены на то, чтобы ограничить экономические контакты с этими странами, подорвать их экономики и расстроить дипломатические планы на международной арене. После начала реформ в Китае в 1978 г., напротив, никто (кроме самих китайцев) не содействовал масштабному экономическому развитию страны так, как это делала Америка. Открытие американских рынков для китайского экспорта, огромные инвестиции в китайскую промышленность, сотни тысяч китайских студентов в американских университетах – всё это способствовало стремительному росту и технологической модернизации КНР. Соединённые Штаты предлагали Пекину играть более активную роль в международной дипломатии или, как выразился бывший замгоссекретаря Роберт Зеллик, выполнять свою часть работы в качестве «ответственного акционера» международной системы[1]. Китай в ответ действовал спонтанно, но в любом случае слова Зеллика опровергают идею о том, что Вашингтон десятилетиями не позволял Китаю оказывать влияние на международную систему.

Сейчас ситуация меняется, «ястребы» укрепляют позиции в американской политике. После прихода Дональда Трампа в Белый дом в 2017 г. многие комментаторы предсказывали холодную войну с Китаем. В качестве доказательств они приводили не только активизацию военного соперничества в Индо-Тихоокеанском регионе (что не ново), но и американо-китайскую торговую войну, сопровождаемую призывами к полномасштабному экономическому разъединению. Вашингтон внёс Huawei и ряд других китайских компаний и учреждений в список контроля за экспортом Министерства торговли, а также в список иностранных активов Минфина – американские компании лишились права вести бизнес с этими организациями без специальной лицензии. В стратегии национальной безопасности США, опубликованной в декабре 2017 г. Китай и Россия были названы противниками Америки, а администрация Трампа расценила внешнеэкономическую политику Пекина как «хищническую»[2]. COVID-19 явно не улучшил отношения. Вместо того, чтобы сообща решать проблему, две страны обвиняли друг друга в пандемии и выясняли, какая политическая система лучше справляется с ситуацией.

Во второй половине 2020 г. в различных выступлениях, правительственных документах, статьях и твитах администрация Трампа практически объявила КНР холодную войну. Утверждалось, что Пекин пытается разрушить либеральный международный порядок и заменить его своей гегемонией. Администрация Трампа называла Китай экзистенциальной угрозой Америке и базовым свободам, которые традиционно защищал Вашингтон. Как и в случае с Советским Союзом, предлагалось единственное долгосрочное решение – Соединённые Штаты должны возглавить глобальную коалицию стран-единомышленниц, чтобы ослабить Китай за рубежом и содействовать фундаментальным политическим изменениям внутри страны.

Критики такой политики могут сказать, что США создают самореализующееся пророчество: объявив холодную войну, Вашингтон провоцирует её появление. Но ничего похожего на холодную войну с Советским Союзом или с тем же Китаем в 1950–1960-е гг. в перспективе не просматривается – независимо от декларируемых стратегий.

Холодная война – это сложный набор отношений со многими странами. Ни одна держава, даже очень мощная, не может в одиночку развязать холодную войну.

 

Не холодная война

 

Американо-китайское соперничество реально и несёт в себе опасности, но ему не хватает трёх ключевых элементов холодной войны США и СССР.

  • Америка и Китай не ведут идеологическую борьбу за сердца и умы третьих стран.
  • Сегодняшний глобализированный мир невозможно чётко поделить на два экономических блока.
  • Соединённые Штаты и Китай не возглавляют противоборствующие альянсы подобные тем, что вели кровопролитные опосредованные войны в середине XX века в Корее и Вьетнаме и создавали ракетные кризисы в Берлине и на Кубе.

Без любого из этих трёх факторов холодная война между США и Советским Союзом была бы менее ожесточённой и опасной. Поэтому, хотя подъём Китая связан с реальными вызовами для Соединённых Штатов, их союзников и партнёров, угрозу следует понимать правильно. Призывающие использовать против Китая стратегию сдерживания времён холодной войны, не понимают природу китайского вызова и поэтому предлагают ответные действия, которые лишь ослабят Америку.

Если Вашингтон в одностороннем порядке примет ушедшую в прошлое стратегию холодной войны в отношении Пекина, то оттолкнёт от себя союзников, которые слишком зависят от КНР. Хотя многие страны и разделяют обоснованную обеспокоенность Вашингтона по поводу политики Пекина, большинство американских союзников и партнёров не считают Китай экзистенциальной угрозой. Если президент Джо Байден продолжит политику своего рода холодной войны с Китаем, которую проводила администрация Трампа, Соединённые Штаты ослабят собственные позиции, лишившись одного из главных конкурентных преимуществ – альянсов и партнёрства с более чем шестьюдесятью странами, среди которых представлены и наиболее технологически развитые державы мира. Сравните с галереей партнёров Китая: в первую очередь в голову приходят Северная Корея, Иран, Пакистан, Судан и Зимбабве.

Кто-то может сказать, что реальное различие между холодной войной и нынешним стратегическим соперничеством Вашингтона и Пекина заключается в ограниченном значении КНР по сравнению с СССР в 1950–1960-е годы. США по-прежнему существенно опережают Китай по общей национальной мощи. Однако этот факт не должен успокаивать американцев. Ещё в 2001 г. я говорил, что Китай создаёт асимметричные угрозы войскам и базам США в Восточной Азии – регионе, имеющем геостратегическое значение. На региональном уровне Китай сегодня мощнее, чем тогда, мощнее, чем любой американский союзник в Азии[3].

Споры о морских границах между Китаем и Японией, Тайванем и несколькими государствами Юго-Восточной Азии (включая американского союзника Филиппины) несут серьёзный риск вовлечения США и КНР в прямой конфликт. К счастью, как отмечает норвежский профессор Эйстейн Тюншё[4], кризисы и даже конфликты за морские территории опасны, но более управляемы в сравнении, например, с обычным конфликтом между США и СССР за территорию в Центральной Европе в годы холодной войны. Государство не может просто захватить и удерживать контроль над морской территорией. Кроме того, за исключением Тайваня, спорные острова, скалы и рифы вблизи Китая – не очень привлекательные цели для захвата.

Помимо различий в силе и географии есть ещё три фактора, которые делают нынешнее американо-китайское стратегическое соперничество менее опасным, чем холодная война Соединённых Штатов и Советского Союза. Если бы США и КНР возглавляли противоборствующие и экономически независимые блоки, основанные на фундаментально противоположных идеологиях, их стратегическое соперничество быстро вышло бы на сушу и из Восточной Азии распространилось на всю планету. Даже если бы Китай не был в состоянии проецировать военную мощь таким образом, чтобы бросить вызов Америке в отдалённых районах мира, он мог бы снабжать, готовить и поддерживать идеологически близкие пропекинские государства, которые, в свою очередь, атаковали бы американских союзников и партнёров в регионах. Иными словами, нынешнее региональное соперничество в Восточной Азии могло бы перерасти в глобальное. И это больше бы напоминало холодную войну, поскольку за локальными конфликтами между американскими и китайскими марионетками стояли бы США и КНР с их ядерным и обычным наступательным вооружением дальнего радиуса действия.

К счастью, пока всё это политическая научная фантастика. Нет фактов, подтверждающих, что Китай пытается распространить свою идеологию в мире или что идеология является лакмусовой бумажкой отношений КНР с другими странами. Некоторые эксперты подняли шумиху после заявления председателя КНР Си Цзиньпина на XIX партийном съезде в ноябре 2017 г., где он сказал, что китайский путь может стать альтернативой так называемому вашингтонскому консенсусу. «Путь, теория, система и культура социализма с китайской спецификой продолжает развиваться, прокладывая новую дорогу для других развивающихся стран, стремящихся к модернизации. Это новый вариант для стран и народов, которые хотят ускорить своё развитие, сохранив при этом независимость», – сказал Си Цзиньпин[5]. Его заявление скорее выглядело как обоснование правления и экономической политики Компартии Китая (КПК), чем как призыв к экспорту «китайской модели».

Последующие заявления Си Цзиньпина говорят в пользу такой интерпретации. В декабре 2017 г. в Пекине состоялся Диалог КПК с политическими партиями мира, на котором присутствовали представители 300 политических партий из 120 стран. Выступая на мероприятии, Си Цзиньпин отверг утверждения о том, что Китай экспортирует свою идеологическую модель: «Мы не импортируем иностранные модели и не экспортируем китайскую модель, мы не можем требовать от других стран повторять китайский подход к жизни»[6]. А ведь этот форум мог бы быть подходящим местом для пропаганды китайской модели. В период реформ КПК добавляла термин «с китайской спецификой» для описания своего бренда так называемого социализма, который опирается на рыночные принципы ценообразования и страдает от большего неравенства, чем многие капиталистические страны, включая США.

Трудно экспортировать модель, если даже её апологеты говорят, что она должна быть глубоко укоренена в китайской истории и культуре.

 

Менять сердца и умы?

 

Пекин авторитарно и часто пугающе репрессивно действует дома, создавая «лагеря перевоспитания» в Синьцзяне, подавляя протесты тибетцев и голоса политических диссидентов, журналистов и правозащитников. Однако в отличие от России, которая активно пытается подорвать демократию в Восточной Европе и других странах, Китай индифферентно относится к внутриполитическим структурам других стран. Пекин гораздо больше заботит отношение этих стран к внутренней политике КПК, территориальным спорам Китая и экономическому сотрудничеству с КНР – именно в таком порядке. Доклад RAND метко упрекнул администрацию Трампа в том, что она объединила Россию и Китай в списке угроз: «Россия – изгой, но не соперник; Китай – соперник, но не изгой»[7]. Бывший китайский дипломат Ши Цзэ, работавший в России, говоря о различиях Москвы и Пекина, резюмирует: «У Китая и России разные подходы. Россия хочет разрушить нынешний мировой порядок. Россия считает себя жертвой нынешней международной системы, в которой её экономика и общество не развиваются. А Китай получает пользу от нынешней международной системы. Мы хотим улучшить и модифицировать её, но не разрушать»[8].

Тем не менее, как и Москва, Пекин использует нелиберальные методы влияния на общественное мнение в мире. Лора Розенбергер, американский чиновник с большим опытом, отмечает, что Пекин перенял российскую тактику интернет-атак для подрыва доверия к демократии. Её статья касается примеров кампаний по дезинформации в Гонконге, но выводы справедливы и для Тайваня[9]. Однако поведение Китая в регионах, которые он считает своими, не стоит экстраполировать на внешнюю политику Пекина в целом. Попытки Китая оказывать влияние в других странах – в частности, в Австралии, Новой Зеландии и даже США – называют примерами идеологического ревизионизма. Да, они вызывают обеспокоенность, но кардинально отличаются от атак на демократию в Гонконге и на Тайване. В период коронакризиса китайские дипломаты и СМИ ополчились на иностранные правительства и экспертов, которые критиковали Пекин за действия на начальном этапе пандемии, отсутствие прозрачности и свободы слова. То же самое касается критики репрессий против уйгуров в Синьцзяне и подавления протестов китайских интеллектуалов, юристов, журналистов и правозащитников. Но вместо того, чтобы пытаться подорвать либеральную демократию в критикующих его странах, Пекин сосредоточил усилия на изменении их отношения к правлению КПК и предотвращении поддержки оппонентов Китая, в том числе в Тайваньском проливе.

В докладе Института Гувера (Стэнфордский университет) содержится, пожалуй, наиболее резкая критика попыток Китая влиять на другие страны. Однако даже там отмечается, что главная цель Пекина – защитить правление КПК от зарубежной критики, а не экспортировать китайскую авторитарную модель в другие государства[10]. Китайский подход, по сути, не нацелен против иностранных демократий и очень далёк от поддержки коммунистических революций во времена Сталина и Мао Цзэдуна.

Попытки Пекина оказывать влияние всё же представляют серьёзную проблему, хотя и не являются основой для новой холодной войны. Используя деньги, чтобы повлиять на исход выборов или освещение в СМИ тех или иных событий, а также заставляя представителей научного сообщества и студентов занимать выгодную Пекину позицию по вышеперечисленным вопросам, КПК наносит ущерб важнейшим институтам свободного общества, хотя и не подрывает основы либеральной демократии в ярко выраженной форме. Потенциально ущерб может быть достаточно серьёзным и поэтому должен вызывать обеспокоенность в экспертном и журналистском сообществе.

Китаевед Элизабет Экономи отмечает, что региональные власти в Китае проводят для иностранцев курсы по эффективному госуправлению. Среди обучающихся есть исследователи, эксперты и чиновники из соседних государств. Китай предлагает обучающие программы по госуправлению и экономическому развитию авторитарным государствам, например Камбодже и Судану. Данную практику можно считать максимально приближенной к пропаганде авторитаризма со стороны КПК. Но было бы гораздо опаснее и могло бы создать условия для новой холодной войны, если бы Китай обучал проавторитарные партии и группировки в демократических странах, как захватить власть и уничтожить демократию[11]. Это напоминало бы поддержку Советским Союзом и КНР международных коммунистических организаций в начале холодной войны. Нынешние китайские обучающие программы стоит рассматривать как усилия общественной дипломатии – они призваны показать, что китайская модель управления работает и является легитимной, несмотря на критику со стороны США и других демократий по поводу отсутствия гражданских свобод и демократических выборов в КНР.

До того, как президентом стал Трамп, американская внешняя политика, возможно, была более идеологизированной, чем в Китае.

При администрации Байдена тенденция возродится. США приветствовали демократизацию и поддерживали прореформистские «цветные революции» в Северной Африке, на Ближнем Востоке, в Центральной Европе и Центральной Азии. Трамп, однако, выдвинув лозунг «Америка прежде всего», отказался от традиционной формы идеологического ревизионизма, присущей обеим партиям. Он также отверг усилия по проведению либеральных институциональных реформ, например, в рамках Транстихоокеанского партнёрства, и подвергал нападкам многосторонние экономические соглашения, в том числе ВТО. Наконец, Трампу было вполне комфортно общаться с диктаторами, и он мог в равной мере критиковать и либеральные демократии, и авторитарные государства. В результате за президентский срок Трампа Америка и Китай оказались ещё дальше от идеологической холодной войны 1950–1960-х годов. Китай не экспортировал свою идеологию, как при Мао, а Соединённые Штаты при Трампе больше не экспортировали свою.

При администрации Трампа наиболее идеологической была кампания «Свободный и открытый Индо-Тихоокеанский регион» с участием четырёх ведущих демократий: США, Японии, Австралии и Индии. Эта «четвёрка», или «бриллиант безопасности», – концепция японского премьер-министра Синдзо Абэ – гипотетически могла создать некий географический и политический сдерживающий свод над Китаем. Взаимодействие четырёх стран в сфере безопасности совершенствуется, но пока далеко от многосторонних альянсов холодной войны, особенно с учётом присутствия традиционно неприсоединяющейся Индии и при наличии прочных экономических связей всей «четвёрки» с КНР. Другие ключевые демократические союзники Соединённых Штатов в Азии, включая Южную Корею и Филиппины, по-видимому, не хотят участвовать в многосторонних (тем более идеологических) блоках, направленных против Китая. Фактические и потенциальные американские региональные партнёры, например, Таиланд после переворота и коммунистический Вьетнам, не подходят для идеологических альянсов и не хотят делать выбор между США и Китаем.

 

Реализация собственных целей

 

Подход Байдена к Китаю увязывается с необходимостью восстановить испорченные отношения с американскими союзниками и партнёрами. Многие из них разделяют обеспокоенность США по поводу агрессивного поведения Китая на международной арене и несправедливых экономических условиях дома. Сосредоточиться на укреплении коалиций – разумное решение администрации Байдена, но было бы ошибкой строить альянсы и партнёрства исключительно на общей идеологии или заставлять союзников и партнёров выбирать между Соединёнными Штатами и КНР.

Китайские эксперты убеждены, что Пекин в состоянии предотвратить формирование альянса холодной войны в Индо-Тихоокеанском регионе. Они подчеркивают: Китай – а не США – является крупнейшим экономическим партнёром многих ключевых американских союзников в АТР, включая Японию, Южную Корею и Австралию. Ян Цземянь, брат высокопоставленного китайского дипломата Ян Цзечи, считает, что холодная война нарушит транснациональные производственные цепочки и окажется слишком затратной для американских союзников в Европе и Азии, поэтому им будет проще договориться с Китаем независимо от Вашингтона[12].

Несмотря на территориальные споры с КНР, десять стран – членов Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) также экономически зависят от Китая. Китайские аналитики убеждены: эти государства – плохие кандидаты для американской коалиции против Китая. Эксперты отмечают подозрительность, с которой друг к другу относятся Япония и Южная Корея. Все эти трения усугубляет печальная история японского империализма в Восточной Азии и то, как нынешние политические акторы манипулируют исторической памятью, скрывают или искажают факты в политических целях, в том числе на выборах.

Администрация Трампа создала два новых источника напряжённости с партнёрами: торговые споры, инициированные Соединёнными Штатами против своих давних союзников – Японии, Кореи и Евросоюза, и требования – нередко публичные – разделить с США бремя затрат на альянсы. После введения Соединёнными Штатами пошлин для Японии и Китая в 2018 г., произошло потепление в отношениях Токио и Пекина. Введение пошлин навредило Токио, как и выход администрации Трампа из Транстихоокеанского партнёрства. При этом немногие признают, что пошлины против КНР ударили по японским и американским компаниям, которые завершают производство в Китае или продают комплектующие для цепочки поставок, конечной точкой которых является Китай, а основным целевым рынком – США[13]. В октябре 2018 г. Абэ стал первым за несколько лет японским премьером, посетившим Китай. В целом дипломатические и экономические отношения между двумя самыми мощными государствами Азии улучшились. То же относится и к Южной Корее, где после начала американо-китайского торгового конфликта зафиксировано падение экспорта полупроводников, ключевой отрасли корейской экономики.

Команда Байдена понимает, что альянсы и партнёрства – главная сила США в соперничестве с Китаем. Отказаться от идеи Трампа ослабить эти отношения будет разумно и относительно несложно. Однако было бы ошибкой считать, что американские партнёры и союзники хотят выступить единым фронтом с Америкой против Китая или что они готовы способствовать замедлению экономического роста и ограничению международного влияния КНР, как это делала американская система альянсов против Советского Союза в период холодной войны.

Также было бы ошибкой сконцентрировать американскую политику альянсов или многостороннюю дипломатию на идеологической борьбе с Пекином. Многие важные потенциальные партнёры США, в частности – Вьетнам или Таиланд, не являются государствами-единомышленниками, а либеральные страны-партнёры – Индия и Южная Корея – не хотят, чтобы стратегическое сотрудничество с Америкой означало подход с нулевой суммой в отношении Пекина. То же можно сказать о многих странах Евросоюза. ЕС разделяет опасения Вашингтона по поводу грубой дипломатии и агрессивности Китая после финансового кризиса 2008 года. Он работает над улучшением защиты от краж интеллектуальной собственности и шпионажа. В марте 2019 г. в документе, касающемся безопасности, Еврокомиссия даже назвала Китай «системным соперником, продвигающим альтернативные формы госуправления». Но в стратегических документах той же Еврокомиссии подчёркивается необходимость сотрудничества и экономической интеграции с Пекином и даже «стратегического партнёрства». В конце декабря 2020 г. Евросоюз заключил двустороннее соглашение об инвестициях, которое призвано ещё прочнее связать европейские экономики с Китаем в будущем. Вряд ли это можно назвать холодной войной.

 

Пределы влияния Китая

 

Перспектив формирования альянса холодной войны на другой стороне американо-китайского противостояния ещё меньше. У Китая есть формальный союз только с Северной Кореей и прочное партнёрство в сфере безопасности с Пакистаном. Кроме того, выстроены тесные связи с некоторыми членами АСЕАН, прежде всего с Лаосом и Камбоджей. Эти отношения помешали АСЕАН сформировать единую позицию по территориальным спорам в Южно-Китайском море. Но они не укрепили способность Китая проецировать мощь или противодействовать американской системе альянсов в Восточной Азии. Исключением можно считать только Камбоджу, где Китай получил особые портовые права, которые могут облегчить постоянное присутствие китайских ВМС. Но даже там постколониальный национализм препятствует такому развитию событий.

С помощью инициативы «Пояс и путь», запущенной в 2013 г., Пекин сможет выстроить особые отношения с большим числом азиатских и африканских государств, соответственно, будет расти и глобальное влияние Китая. Такие особые отношения скорее помешают этим странам проводить политику, противоречащую интересам Китая, но не заставят их объединиться в альянс, чтобы навредить США и их союзникам. Тем не менее это может стать вызовом для дипломатических усилий Вашингтона и его партнёров. Например, член НАТО Греция блокировала резолюцию ЕС по правам человека в Китае после того, как китайский гигант морских грузоперевозок COSCO инвестировал огромные средства в греческий порт Пирей в рамках проекта «Пояс и путь». Но даже в этом случае Пекин использовал особые отношения для защиты собственной политической системы и не собирался превращать Грецию в платформу для наступления против интересов безопасности НАТО.

С точки зрения Соединённых Штатов, самые важные отношения Китая в сфере безопасности – партнёрство с Россией, ещё одной великой державой со значительным военным потенциалом. Сотрудничество предусматривает совместные военные учения, продажу оружия и дипломатическое взаимодействие в ООН с целью блокировать усилия США и их союзников по оказанию давления или свержению лидеров, подобных сирийскому президенту Башару Асаду. Но китайско-российские отношения не достигают уровня реального альянса. Трудно себе представить, что Китай принимает прямое участие вместе с Россией в событиях вокруг Грузии, Украины или в потенциальном конфликте на Балтике. Точно так же сложно представить, чтобы российские военные участвовали в конфликте в Тайваньском проливе или в морских спорах со странами Восточной Азии. Россия, кстати, продаёт усовершенствованные системы вооружений Вьетнаму и Индии, соперникам Китая в территориальных спорах.

Самая мощная сила, подталкивающая Россию и Китай друг к другу, – это их общее недовольство стремлением предыдущих американских администраций к смене репрессивных режимов и «цветным революциям».

Китай не пытался подрывать демократии, как это делала Россия, но на международных форумах Пекин не раз выступал вместе с Москвой против давления США и либеральных демократий на другие страны из-за их внутренней политики и гуманитарных преступлений. Особенно ярко такое сотрудничество проявилось в случае с Сирией – Москва и Пекин накладывали вето на многочисленные проекты резолюций, подвергавшие критике режим Асада, а также в случае с Венесуэлой, где Америка стремилась свергнуть президента Николаса Мадуро.

Китай известен инвестициями в ресурсы и инфраструктуру в регионах с явным дефицитом демократии. Не менее важно, что Китай экспортирует технологии наблюдения (в том числе камеры высокого разрешения и ПО для распознавания лиц) ради прибыли, потенциально укрепляя наиболее репрессивные режимы мира. Если администрация Байдена откажется от слогана «Америка прежде всего» и вернётся к традиционному продвижению демократии за рубежом, эта практика станет серьёзной проблемой. Тем не менее Китай продаёт такое оборудование любому желающему, независимо от режима, поэтому было бы преувеличением говорить, что китайская политика экспорта направлена на распространение авторитаризма и подрыв демократии. Китай гораздо больше ведёт бизнес с развитыми экономиками мира, в том числе со многими либеральными демократиями, которые являются союзниками или партнёрами Америки в Азии и Европе. Согласно статистике КНР за 2016 г., США и семь их союзников вошли в десятку ведущих торговых партнёров Китая. Поскольку легитимность КПК внутри страны базируется на экономических показателях, будет глупо, если Пекин оттолкнёт от себя развитые либеральные демократии, которые загружают его производство, содействуют технологическому развитию и обеспечивают рынки сбыта для произведённых в КНР товаров. Китай и Россия продолжат сопротивляться попыткам США поддерживать «цветные революции», но только Россия, менее интегрированная в глобальные производственные цепочки, будет стремиться к распространению нелиберальных форм госуправления в мире.

 

Поучительная история

 

Глобализация, взаимозависимость и транснациональное производство – безусловно, улица с двусторонним движением, и благополучие многих развитых экономик с либеральной идеологией зависит от Китая. КНР – крупнейший торговый партнёр ключевых союзников США и цель их прямых инвестиций. И хотя многие из них были обеспокоены, когда Пекин отошёл от умеренной внешней и экономической политики после финансового кризиса 2008 г., они разделяют позицию Вашингтона, который всё чаще называет КНР главной угрозой безопасности и идеологической угрозой. Поэтому призывы отделиться от китайской экономики, как во времена холодной войны, не только нереалистичны, но и неразумны. Американская сеть из более чем шестидесяти союзников и партнёров включает самые развитые и высокотехнологичные экономики мира, в том числе Австралию, Францию, Германию, Израиль, Японию, Сингапур, Южную Корею и Великобританию. Эта система безопасности позволяет Соединённым Штатам проецировать мощь по-настоящему глобальной супердержавы. У Китая такой сети альянсов нет, что серьёзно ограничивает проецирование его мощи. Многие американские партнёры скорее станут на сторону США, если Китай перейдёт к агрессивным и экспансионистским действиям.

Китайские элиты, безусловно, об этом знают. Это одна из причин, почему поведение поднимающегося Китая до сих пор остаётся относительно благоразумным. КНР не вела открытых конфликтов с 1988 г. и не участвовала в полномасштабной войне с 1979 года. Сдерживание работает и продолжит работать при соблюдении определённых военных и дипломатических условий. Если Китай не ввяжется в агрессивные военные авантюры, ни один американский союзник не подпишется под жёсткой политикой сдерживания КНР, подобной холодной войне. Даже внутри администрации Трампа не было согласия по поводу таких инициатив, как торговая война с Китаем. Существовал ли план создания рычагов, чтобы сделать китайскую экономику более открытой и углубить интеграцию США и КНР? Американские союзники, сталкивавшиеся с закрытием рынков, госсубсидиями и нарушением прав интеллектуальной собственности, могли бы его поддержать. Но если введение пошлин и других ограничений было призвано замедлить экономический рост Китая, то предложения, напоминающие стратегию холодной войны, могут лишить Вашингтон поддержки союзников.

Однако в период правления Трампа сформировался консенсус, что в некоторых высокотехнологичных сферах, например пятого поколения мобильной связи (5G), Соединённым Штатам и их союзникам лучше избегать интеграции с такими китайскими провайдерами, как Huawei. В этом вопросе администрация Трампа получила мощную поддержку обеих партий – США и их партнёры не должны полагаться на китайские системы. Борьба за внедрение стандартов 5G во всём мире повлияет на будущие бизнес-транзакции, развитие индустрий с использованием искусственного интеллекта и разработку автоматизированных систем вооружений.

В некоторых особо значимых секторах экономики соперничество с Китаем может выглядеть как игра с нулевой суммой по образцу холодной войны. Высокотехнологичная сфера напоминает военную отрасль после введения оружейного эмбарго в 1989 г., а Соединённые Штаты попытаются замедлить прогресс КНР в развитии 5G и искусственного интеллекта. Но даже борьба за 5G демонстрирует низкую вероятность того, что мир будет чётко разделён на два экономических блока. Большинство друзей и союзников США осознают риски вовлечения компаний вроде Huawei в свою коммуникационную инфраструктуру, но американцам пришлось серьёзно потрудиться, чтобы заставить, например, Великобританию и Германию полностью отказаться от продуктов и услуг Huawei. Способность Вашингтона убеждать единомышленников в том, чтобы они избегали китайских продуктов, быстро уменьшится, если речь пойдёт о бойкоте не телекоммуникационных технологий, явно связанных с национальной безопасностью, а более широкого набора продуктов и технологий.

Любая попытка просто навредить экономике Китая или заставить других отделить свою экономику от китайской в XXI веке обречена на провал.

Такую же поучительную историю можно рассказать об отношении правительства США практически к любой внешнеэкономической деятельности Китая, включая инфраструктурные инвестиции, которые в стратегии национальной обороны 2018 г. названы «хищническими»[14]. Такое огульное осуждение звучит неубедительно в Восточной Азии, Центральной Азии и Южной Азии, где Всемирный банк определил более значительные инфраструктурные потребности, чем могут быть удовлетворены даже в рамках масштабной инициативы «Пояс и путь». Вместо того, чтобы жаловаться на китайские кредиты, США и их союзникам следует конкурировать с КНР в экономической дипломатии. Администрация Трампа получила от Конгресса (по Закону о лучшем использовании инвестиций, ведущих к развитию, BUILD Act) 60 млрд долларов для Международной корпорации финансирования развития. Но называя американские деньги «хорошими», а китайские – «хищническими», Соединённые Штаты рискуют проиграть конкуренцию в этой сфере. Большинство стран по-прежнему будут приветствовать китайские инвестиции и ноу-хау в инфраструктурные проекты и не поймут, если американцы назовут их наивными дураками.

Вашингтон также утверждает, что Пекин практикует дипломатию «долговой ловушки», создавая неприемлемый уровень задолженности в определённых странах. Но в Азии эти заявления не услышали. Единственный пример прямой замены долговых обязательств инвестициями – аренда Китаем ланкийского порта Хамбантота на 99 лет. Но это скорее исключение, а не правило. И даже в этом случае вряд ли Пекин изначально хотел спровоцировать долговой кризис и потом этим воспользоваться. Более того, если никто не готов финансировать новые проекты прямыми грантами вместо кредитов – ЕС и США такую готовность не демонстрируют – любой новый проект неизбежно повлечёт за собой рост долгов страны независимо от источника кредитования. А поскольку рыночных стимулов недостаточно, чтобы европейские и американские банки инвестировали в инфраструктуру Азии, деньги Китая часто являются единственной возможностью. Япония, ближайший союзник Соединённых Штатов в Азии, понимает это лучше, чем американцы. Токио не только увеличил собственную инфраструктурную помощь и инвестиции в Азии, но и выразил готовность совместно с Пекином работать по проекту «Пояс и путь» в таких странах, как Индия.

 

Чего ожидать?

 

Ключевая позиция Китая в глобальной производственной цепочке и отсутствие борьбы за идеологическое господство между авторитаризмом и либеральной демократией означают, что новая холодная война маловероятна. Должны измениться два фактора, чтобы повторилось нечто похожее на противостояние США и СССР. Если Китай осознанно начнёт кампанию по укреплению авторитаризма и подрыву демократии в мире, тогда американские и китайские союзники будут постоянно сталкиваться друг с другом. Если Пекин решит заменить определённые звенья глобальной производственной цепочки китайскими компаниями вместо иностранных и будет меньше полагаться на глобальные рынки, тогда Китай, возможно, окажется готов принять издержки идеологической борьбы. Подобное развитие вероятно и в том случае, если некоторые страны слишком резко отреагируют на пандемию COVID-19 и станут жертвами национализма и антиглобализации – тогда произойдёт отказ от глобальных экономических трендов, которые связывают Китай и другие крупные экономики в транснациональные цепочки поставок.

Соединённым Штатам и их международным партнёрам необходимо изучить результаты пекинской экономической модели «двойной циркуляции». По крайней мере судя по риторике, этот подход призван отдавать предпочтение внутреннему спросу и производству вместо международных контактов, хотя пространство для последних, безусловно, сохраняется. Движение в противоположном направлении – недавнее открытие Китаем своего финансового сектора для американских инвестиционных банков и двустороннее соглашение об инвестициях между КНР и ЕС, подписанное в декабре 2020 года.

Если политиков и экспертов беспокоит перспектива новой холодной войны, им нужно проанализировать последствия интеграции Китая в глобализированную экономику и отделения от неё. Надо также последить за изменениями в китайской внешней политике в отношении международных конфликтов и гражданских войн, где сталкиваются либеральные и авторитарные политические силы. Пока Китай кардинально не изменит свою позицию по обоим аспектам, холодной войны между США и КНР не будет.

Опубликовано на сайте журнала Foreign Affairs в марте 2021 года. © Council on foreign relations, Inc. 

Как КНР и России избежать новой холодной войны с США и их союзниками

Ян Цземянь

Новая холодная война не предопределена, но она может начать¬ся в результате грубой ошибки международного сообщества, которое сейчас находится на распутье.

Подробнее

Сноски

[1]      Zoellick R. “Whither China? From Membership to Responsibility.” a speech to the annual gala of the National Committee on US-China Relations. September 21, 2005. URL: https://2001- 2009.state.gov/s/d/former/zoellick/rem/53682.htm.

[2]      See The National Security Strategy of the United States, The White House, December 2017. URL: https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2017/12/NSS-Final-12-18-2017-0905.pdf.

[3]      Christensen Th.J. “Posing Problems without Catching Up.” International Security 25, No. 4 (2001): 5-40; and The China Challenge, chapter. 4.

[4]      Tunsjo O. The Return of Bipolarity in World Politics: China, the United States, and Geostructural Realism. New York: Columbia University Press, 2018.

[5]      See Full Text of Xi Jinping’s Report to the 19th CPC National Congress, Xinhua, November 3, 2017. URL: http://www.xinhuanet.com/english/download/Xi_Jinping’s_report_at_19th_CPC_National_ Congress.pdf.

[6]      Ў°эНвўЛп设МЪКҐЪёыїоЬб¦НЈЎЄЎЄо¤сй国Нм产党与б¦НЈпЩ党Н‘层对话会ЯѕоЬс«т©讲话.Ў±[CooperationinBuilding a More Beautiful World: The Keynote Speech at the Dialogue of the CCP and World Political Parties]. Xinhua, December 1, 2017. URL: http://www.xinhuanet.com//politics/leaders/2017-12/01/ c_1122045658.htm.

[7]      Dobbins J., Shatz H., Wyne A. “Russia Is a Rogue, Not a Peer; China Is a Peer, Not a Rogue: Different Challenges, Different Responses” Rand Corporation PE-310-A, 2019. URL: https:// www.rand.org/pubs/perspectives/PE310.html.

[8]      Trofimov Y. “The New Beijing-Moscow Axis.” The Wall Street Journal/ February 1, 2019. URL: https://www.wsj.com/articles/the-new-beijing-moscow-axis-11549036661?emailToken=a611 4fbfd51b469e6df782cf715bfcfcAP9uXXksXFWULgQXn73dxERuZagXDtlN3jwDQ1TJd8fs0541 bVJ0KtgTCScVMH6FR/2mICf+bPZkntPeQMYWyA%3D%3D&reflink=article_email_share

[9]      Rosenberger L. “Making Cyberspace Safe for Democracy.” Foreign Affairs, May/June 2020. URL: https://www.foreignaffairs.com/articles/china/2020-04-13/making-cyberspace-safe- democracy.

[10]    Hoover Institution. “Chinese Influence Activities in Select Countries.” URL: www.hoover.org/sites/ default/files/research/docs/13_diamond-schell_app2_web.pdf.

[11]    Economy E. “Yes, Virginia, China is Exporting Its Model.” Council on Foreign Relations Blog. July 10, 2020. URL: https://www.cfr.org/blog/yes-virginia-china-exporting-its-model

[12]    Yang J. “Bu Hui you Xin de Lengzhan,” “There Cannot Be a New Cold War,” Shanghai Institute of International Studies. November 22, 2018. Supporting Yang’s view is Scott, Christopher Scott, “China Hysteria Falls on Deaf Ears in Europe,” Asia Times, March 22, 2019. URL: https://www. asiatimes.com/2019/03/article/in-europe-us-china-hysteria-falls-on-deaf-ears/.

[13]    See the Bloomberg video on this topic, entitled “A Third of Japan Inc Hurt by US-Chins Trade War-Reuters Poll.” October 16, 2018. URL: https://www.reuters.com/video/2018/10/16/a-third-of- japan-inc-hurt-by-us-china-tr?videoId=473938099.

[14]    Summary of the 2018 National Defense Strategy of the United States of America: Sharpening the American Military’s Competitive Edge, US Department of Defense. URL: https://dod.defense.gov/ Portals/1/Documents/pubs/2018-National-Defense-Strategy-Summary.pdf.

Нажмите, чтобы узнать больше

В ВПК оценили уровень отношений между Россией и США

https://ria.ru/20210518/otnosheniya-1732757066.html

В ВПК оценили уровень отношений между Россией и США

В ВПК оценили уровень отношений между Россией и США - РИА Новости, 18.05.2021

В ВПК оценили уровень отношений между Россией и США

Отношения между Россией и США стали хуже, чем во времена холодной войны, поэтому в современной международной ситуации Россия обязана иметь достаточный оборонный РИА Новости, 18.05.2021

2021-05-18T10:37

2021-05-18T10:37

2021-05-18T11:01

владимир поспелов

россия

ссср

сша

в мире

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn23.img.ria.ru/images/07e5/04/16/1729544096_0:0:3049:1716_1920x0_80_0_0_a5e3eb2269785ae5c831343c7595cc18.jpg

МОСКВА, 18 мая - РИА Новости. Отношения между Россией и США стали хуже, чем во времена холодной войны, поэтому в современной международной ситуации Россия обязана иметь достаточный оборонный потенциал, заявил в интервью РИА Новости член коллегии Военно-промышленной комиссии Российской Федерации, член Морской коллегии при правительстве Владимир Поспелов."Сейчас мы попали в условия, когда слова "холодная война" не говорят, но отношения между Россией и США хуже некуда. Даже во времена противостояния США и СССР до такого упадка отношений не доходило. Мир полон противоречий, и мы в этих условиях обязаны иметь достаточный оборонный потенциал", - сказал он.Читайте полный текст интервью >>>

https://ria.ru/20210507/oon-1731421912.html

россия

ссср

сша

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn25.img.ria.ru/images/07e5/04/16/1729544096_179:0:2908:2047_1920x0_80_0_0_53df9b35fff105bde3e0b9124df6b3f5.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

владимир поспелов, россия, ссср, сша, в мире

Россия против Запада: новая холодная война или еще нет?

  • Джонатан Маркус
  • Дипломатический обозреватель

Автор фото, Getty Images

Отношения России и Запада холодны и суровы, как никогда. Многие говорят о новой холодной войне, сравнивая нынешнюю ситуацию с интенсивным и многолетним идеологическим противостоянием между СССР и Западом, длившемся с 1950-х годов до конца 1980-х.

Но такие сравнения могут ввести в заблуждение.

"Холодная война, - объясняет Майкл Кофман, исследователь консалтинговой фирмы CNA Corporation и сотрудник Института Кеннана, - была противостоянием, в основе которого лежала двуполярная система, когда две сверхдержавы - каждая со своими экономическими и военными преимуществами - соперничали за влияние на мировую политику".

"Универсалистские идеологии держав и существовавший в то время расклад сил сделали это противостояние неизбежным", - утверждает он.

Но то противостояние, которое мы наблюдаем сегодня, говорит Кофман, не вытекает из расклада сил или какой-либо идеологии как таковой, а является результатом сознательных решений, которые принимают лидеры, стратегий, которым они следуют, и ряду определенных конфликтов во внешней политике".

Ни один из этих факторов не делает противостояние неизбежным, подчеркивает эксперт.

"Мягкая сила"

Итак, хотя Кофман считает, что для США ставки в этой игре могут оказаться очень высокими, до масштаба и идеологической природы холодной войны нынешнему противостоянию далеко. К тому же Россия не в состоянии фундаментально изменить расклад сил или нынешнюю структуру международных систем сотрудничества.

"Короче говоря, - продолжает Кофман, - причины и характер конфликта сегодня иные".

В период настоящей холодной войны Европа находилась в состоянии тревожного "вооруженного мира", а реальные войны шли в других регионах - от Анголы до Кубы и Ближнего Востока. Сегодня линии фронта в целом пролегают гораздо ближе к России - например, на Украине и в Грузии.

Баланс военных сил между Россией и Западом сегодня тоже выглядит иначе. Кроме того, у России на сегодняшний день весьма ограниченный запас "мягкой силы": у нее больше нет привлекательной идеологии интернационализма, которую можно "продавать" другим странам.

Автор фото, EPA

Подпись к фото,

В ходе учений "Запад-2017" Россия тестировала квазибаллистические ракеты "Искандер-М"

Если холодная война была битвой двух универсальных идеологий - капитализма и коммунизма - за мировое господство, то за что сегодня борются Россия и Запад?

Для России, считает Кофман, "это борьба за выживание в статусе международной державы, а также за остатки Российской империи".

"Российские лидеры, - говорит он, - отчаянно пытаются избежать дальнейшей фрагментации российской территории и влияния. Они считают, что для этого обязательно нужны "буферные государства", и навязывают соседям свою волю, чтобы обезопасить собственные границы".

Для США, считает Кофман, это очень запутанный конфликт: "Один из его аспектов - это классическая история о гордыне и перенапряжении сил, или - другими словами - об избытке либеральной идеологии и недостатке мыслей о внешнеполитических последствиях".

"Оставшись без конкурентов на два десятилетия, Вашингтон по праву воспользовался возможностью строить все, что пожелает, но любая экспансия влияния и силы рано или поздно начинает расти в цене, и сумма, в которую она обходится сегодня, растет как снежный ком", - говорит эксперт.

"Синдром недостатка врагов"

Сегодня становится ясно, что Россия - да и Китай, кстати говоря, - не одобряют либеральные доктрины, на которых основан установившийся после холодной войны миропорядок, и не собираются им следовать. У Запада нет способов навязать этим странам свою волю. В этом смысле мы вернулись к "политике великих держав".

Однако, по мнению многих комментаторов, Запад также частично несет ответственность за нынешнюю непростую ситуацию, и тиражирование идеи о "новой холодной войне" может ее только усугубить.

Профессор Военно-морского колледжа США Лайл Голдштейн с этим согласен: "Многие на Западе, кажется, поддаются после холодной войны "синдрому отсутствия врага". Многим специалистам по безопасности, кажется, не хватает упрощенной угрозы, которую можно легко идентифицировать и описать".

Ситуация на Украине и в Грузии, кажется, создает необходимые для холодной войны сюжеты, говорит Голдштейн. "Однако эти ситуации невероятно сложны. И те, кто знаком с регионом, понимают, что обе из них - результат быстрого распада СССР и связанных с этим проблем по поводу границ и идентичности", - отмечает он.

Автор фото, AFP

Итак, какого рода государство представляет собой сегодня Россия?

Кофман называет ее ослабевшей великой державой. Ее постоянно недооценивают, поскольку исторически она отстает от Запада по технологиям и по уровню развития политических и экономических институтов. "Однако Москва своими действиями во внешней политике регулярно бьет сильнее, чем ей позволяет экономика", - говорит эксперт.

Россия - не "региональная держава в период заката". Совсем наоборот, убежден Кофман.

"Да, после периода внутренней балансировки, военных реформ и модернизации, Россия более чем способна удерживать свою историческую территорию, проецировать военную мощь на соседние регионы и, как мы увидели, карать своих недругов в далеких странах невоенными средствами".

В странах НАТО много говорят о повышении расходов на оборону и подготовке к войне с "равным противником", читай - с Россией.

Возможно, расходы на оборону действительно стоит увеличить - западные союзники после холодной войны слишком поторопились с извлечением дивидендов из новообретенного мира. Но какого рода военную угрозу представляет собой Россия для НАТО?

Как говорит профессор Голдштейн, силы России сегодня в целом слабее, чем взятые вместе силы армии США и НАТО. Однако, говорит он, за последние 15 лет Россия осуществила серьезные инвестиции и сохранила некоторые нишевые возможности, которые дают ей определенные преимущества.

Так, например, у НАТО нет реальной возможности противодействовать баллистической системе "Искандер", что может в случае конфликта поставить командиров альянса перед дилеммой: стоит ли им отступать или наоборот усилить атаку? Кроме того у России имеются впечатляющие возможности в области артиллерии и радиоэлектронной борьбы.

"Войны по выбору"

Однако самая ясная угроза сегодня - это способность России вести информационную войну и осуществлять кибератаки. СМИ и эксперты вовсю обсуждают, на первый взгляд, новое понятие "гибридной войны" - войны, которая не кажется таковой со стороны. Россия считается ее признанным мастером.

Как говорит Кофман, ни одна великая держава не представляет простых угроз. "На самом деле, Россия способна проводить эффективные военные операции в соседних странах, а также показала способность вести политическую борьбу, борьбу в киберпространстве и бороться за информационное поле".

Однако Кофман скептически относится ко всеобщей фиксации на гибридной войне. "Это просто сумбурная реакция Запада, который после нескольких десятилетий войн со слабыми противниками по своему выбору реагирует таким образом на столкновение с другой державой, способной проявлять себя во всех измерениях конфликта", - говорит он.

Профессор Голдштейн тоже видит проблему в озабоченности западных экспертов гибридной войной. "Настоящая опасность в том, что из-за какого-то просчета может начаться настоящая война, которая выйдет из-под контроля - в Сирии или, что опаснее, на Украине".

"Блеф НАТО"

Так называемая "гибридная война" на востоке Украины на поверку оказалась реальной войной, которую ведут преимущественно конвенциональными средствами, говорит профессор Голдштейн. Он убедительно доказывает, что США и НАТО не отреагировали на аннексию Россией Крыма не из соображений "гибридной войны", а из-за реального баланса сил в регионе и из-за того, что относили Крым и восток Украины к зоне "основных интересов" России.

"Другими словами, аннексировав Крым, Кремль просто раскрыл блеф НАТО", - говорит профессор.

Еще одна проблема в том, что Запад, возможно, пользуется не теми средствами в своих попытках повлиять на поведение России. Возможно, Запад вообще недостаточно ясно дает понять, чего он хочет от России.

"Большинство шагов до сих пор были направлены на гарантии союзникам и на разрешение проблем внутри союза. Внятной теории о том, как повлиять на поведение России, нет", - говорит Кофман.

"Дипломатические меры хороши для обеспечения политического единства, но ни один из лидеров не знает, чего именно они хотят от Москвы. Попытки заставить Россию просто остановиться, уйти из международной политики или капитулировать на Украине - это, мягко говоря, несерьезно", - считает профессор.

Высылка российских дипломатов посылает сигналы о единстве и решительности, но она вряд ли заставит кого-то в Москве передумать. Большая часть экспертов считает, что заставить Россию задуматься о реальной цене своих действий может только экономическое давление.

Однако политика в отношении Москвы должна быть продумана начиная с самых основ, при этом важно держать в голове, что последствия неуправляемого распада СССР по-прежнему ощутимо дают о себе знать и три с лишним десятилетия спустя.

Советский Союз и США - откровения из российских архивов | Выставки

Отношения между Советским Союзом и США были движимый сложным взаимодействием идеологических, политических и экономические факторы, которые привели к сдвигам между осторожным сотрудничеством и часто ожесточенное соперничество сверхдержав на протяжении многих лет. Отчетливый различия в политических системах двух стран часто помешали им достичь взаимопонимания по ключевым вопросам политики проблемы и даже, как в случае с кубинским ракетным кризисом, поставил их на грань войны.

Правительство США изначально враждебно относилось к Советские лидеры за вывод России из Первой мировой войны и были против к государству, идеологически основанному на коммунизме. Хотя Соединенные Государства приступили к реализации программы помощи голодающим в Советском Союзе в в начале 1920-х годов американские бизнесмены установили коммерческие связи там в период Новой экономической политики (1921–29), две страны не установили дипломатические отношения до 1933 г.К тому времени тоталитарный характер Иосифа Сталина режим представлял непреодолимое препятствие для дружеских отношений с Западом. Хотя Вторая мировая война принесла двум странам в союз, основанный на общей цели разгрома нацистской Германии, агрессивная антидемократическая политика Советского Союза в отношении восточных Европа создала напряженность еще до окончания войны.

Советский Союз и Соединенные Штаты во время следующие три десятилетия конфликта сверхдержав и ядерных и гонка ракетных вооружений.С начала 1970-х годов советский режим провозгласили политику разрядки и стремились к усилению экономической переговоры о сотрудничестве и разоружении с Западом. Тем не мение, Советская позиция по правам человека и его вторжение в Афганистан в 1979 г. возникла новая напряженность между двумя странами. Эти напряженность продолжалась до драматических демократических изменений 1989–91 гг. привели к краху в прошлом году Коммунистическая система и открыла путь для беспрецедентно нового дружба между США и Россией, а также другие новые нации бывшего Советского Союза.

Раннее сотрудничество: помощь голодающим в Америке

После большевистской революции 1917 г. Война вызвала острую нехватку продовольствия на юго-западе России. Военное опустошение усугублялось двумя последовательными сезонами засухи, и к 1920 году стало ясно, что наступил полномасштабный голод. в долине реки Волги, Крыму, Украине и Армения. Условия были настолько безнадежными, что в начале 1920 г. Советское правительство разослало по всему миру призыв к продовольственной помощи предотвратить голодную смерть миллионов людей.

Несколько волонтерских групп в США и Европе к тому времени организовали программы помощи, но стало ясно, что помощь было необходимо в более крупном масштабе, потому что, по оценкам, от 10 до 20 на карту были поставлены миллионы жизней. Хотя официально это не было признал советский режим, правительство США было со всех сторон давили на вмешательство, и в августе 1920 г. неофициальное соглашение было заключено, чтобы начать помощь голодающим программа.В 1921 году президент Уоррен Хардинг назначил Герберта Гувер, в то время министр торговли, организовал помощь усилие.

Конгресс санкционировал 20 миллионов долларов, и Гувер приступил к организовать Американскую администрацию помощи (ARA) для выполнения этой работы. По условиям Гувера, ARA должна была полностью управляться американцами. программа помощи при транспортировке, хранении и доставке помощи припасы (в основном продовольствие и семенное зерно) голодающим область, край.После того, как советские официальные лица согласились, сотни американских для наблюдения за программой были отправлены волонтеры. ARA постепенно завоевал доверие местных коммунистических властей и получили практически полную свободу в распределении тысяч тонн зерна, а также одежду и медикаменты. Этот замечательные гуманитарные усилия были спасены многими миллионы жизней.

Помощь ARA продолжалась до 1923 года, когда местные фермы были снова производство, и хватка голода была сломлена.Гувер и его Позднее советское правительство наградило ARA за заботу и щедрость, которую Соединенные Штаты проявили в этом отчаянном кризис.

Документ об отгрузке продуктов питания в Россию

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj1

В начало

Раннее сотрудничество: экономическое сотрудничество

В течение 1920-х - начала 1930-х годов напряженность между Советский Союз и Запад несколько ослабли, особенно в сфера экономического сотрудничества.После их объединения политической власти, большевики столкнулись с той же экономической проблемой как и правительственные министры царского режима: как эффективно организовать обширные природные и человеческие ресурсы Советский союз. Экономическая ситуация усугубилась. трудный из-за огромных социальных и экономических потрясений, вызванных Первой мировой войной, революциями 1917 г. и Гражданской войной 1918–21.

Пока фабрики простаивали, а в деревне бушевал голод, Владимир Ленин ввел новую экономическую политику (НЭП) в 1921 году. чтобы вселить энергию и направление в молодого коммунистического- управляемая экономика. НЭП отступил от коммунистической ортодоксии и экономически открыли советский монолит.

По разным причинам - сострадание к страданиям Советским народам симпатия к великому «социалистическому эксперимент », но в первую очередь ради выгоды - Western бизнесмены и дипломаты начали налаживать контакты с советскими Союз.Среди этих людей были Аверелл Гарриман, Арман Хаммер, и Генри Форд, продававший тракторы Советскому Союзу. Такой усилия облегчили торговые связи между Советским Союзом и США, создавая основу для дальнейшего сотрудничество, диалог и дипломатические отношения между двумя страны. Эта эпоха сотрудничества никогда не была прочной. установился, однако, и уменьшился, поскольку Иосиф Сталин пытались искоренить пережитки капитализма и заставить Советский Союз экономически самодостаточен.

Постановление Наркомата финансов

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj2

В начало

Коммунистические партии СССР и США

Коммунистическая партия Советского Союза произошла от Российской социалистической Большевистское крыло Демократической партии труда, сформированное Владимиром Лениным в 1903 г.Ленин считал, что дисциплинированная, иерархическая организованная партия была необходима, чтобы вести рабочий класс в свержение капитализма в России и в мире. В ноябре 1917 г. большевики захватили власть в Санкт-Петербурге (тогда назывался Петроград) и вскоре после этого начал использовать термин коммунистический описать себя. В марте 1918 г. большевики назвали их партия Российская Коммунистическая Партия (Большевик).Следующий год, они создали Коммунистический Интернационал (Коминтерн), чтобы контролировать коммунистическое движение во всем мире. После Роспуск Коминтерна в 1943 г. Комитет продолжал использовать коммунистические партии других стран. как инструменты советской внешней политики. Каждая национальная партия была требуется придерживаться ленинского принципа подчинения членов и организаций безоговорочно к решениям высшие инстанции.

Сильно повлиял на успех большевиков Революция, американские социалисты и радикалы встретились в Чикаго в 1919 г. - организовать Коммунистическую партию США. Но американцы были настолько разделены, что вместо этого создали две партии. Одна группа состояла в основном из сравнительно недавних русских и восточных Европейские иммигранты, подчеркивавшие приверженность марксистской православие и пролетарская революция.Другая группа, доминирующая коренные, несколько более прагматичные американские радикалы, искали массовое влияние. Такие противоречивые цели в сочетании с несоответствие коммунистической доктрины американской действительности, сохраненное Коммунистическое движение в США небольшое сектантство движение.

В 1922 году Коминтерн заставил две американские партии, которые состояла примерно из 12000 членов, которые должны были объединиться и следовать линия партии утвердилась в Москве.Хотя членство в К 1938 году американская партия выросла примерно до 75 000 человек после Великой войны. Депрессия, многие участники покинули партию после подписания Советско-нацистский пакт о ненападении 1939 года. Остальные ушли в 1956 году. после того, как Никита Хрущев разоблачил некоторые преступления Сталина и Советские войска вторглись в Венгрию. Только хардкорные участники остались после такого поворота советской политики. Американец партия, значительная, но никогда не являющаяся крупной политической силой в Соединенные Штаты стали еще более деморализованными, когда Борис Ельцин объявил Коммунистическую партию России вне закона в августе 1991 г. и открыл вверх по архивам, показывая продолжающуюся финансовую, а также идеологическая зависимость американских коммунистов от советских партия до ее роспуска.

Свидетельство товарища Гитлоу

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj3

В начало

Вторая мировая война: Альянс

Несмотря на глубоко укоренившееся недоверие и вражду между Советский Союз и западные демократии, вторжение нацистской Германии Советского Союза в июне 1941 г. мгновенно создали союз между Советами и двумя величайшими державами в том, что Советские лидеры давно называли «империалистическим лагерем»: Британия. и США.Через три месяца после вторжения Соединенные Штаты оказали помощь Советскому Союзу через Закон о ленд-лизе от марта 1941 г. До сентября 1941 г. торговля между США и Советским Союзом было проведено в первую очередь через Советскую комиссию по закупкам в США. Состояния.

Ленд-лиз был самым заметным признаком сотрудничества военного времени между США и СССР.Около 11 долларов миллиардов военной техники было отправлено в Советский Союз в рамках этого программа. Дополнительная помощь поступила от Службы военной помощи США и России. (частная некоммерческая организация) и Красный Крест. О семьдесят процентов помощи дошло до Советского Союза через Персидский залив через Иран; остаток пересек Тихий океан во Владивосток и через Северную Атлантику в Мурманск. Ленд-лиз с Советским Союзом официально закончился в сентябре 1945 года.Иосиф Сталин никогда не открывал своему народу всего вклад ленд-лиза в выживание своей страны, но он сослался на программу Ялтинской конференции 1945 года, сказав: «Ленд-лиз - один из самых замечательных и выдающихся проектов Франклина Рузвельта. жизненно важные достижения в формировании антигитлеровского союза ».

Коврики и товары по ленд-лизу приветствовались Советским Союзом, и Президент Рузвельт придавал первостепенное значение его использованию для держать СССР в войне против Германии.Тем не менее, программа не препятствовала развитию трения между Советский Союз и другие участники антигитлеровского союза. Советский Союз был раздражен тем, что, как ему казалось, было долгим промедление союзников с открытием «второго фронта» союзников наступление на Германию. Когда война на востоке превратилась в пользу Советского Союза, и несмотря на успешные союзнические высадки в Нормандии в 1944 году, ранее трение усилилось по непримиримым разногласиям по поводу послевоенных целей в антиосевая коалиция.Ленд-лиз помог Советскому Союзу продвигать Немцы покинули свою территорию и Восточную Европу, таким образом ускорение окончания войны. С захватом Сталиным Восточная Европа, конец военного союза и холодная война начал.

Свидетельские показания Венделла Уилки

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj4

В начало

Вторая мировая война: американские военнопленные и МВД

Давно замолчали орудия дальних сражений, но оставшиеся без ответа вопросы о пропавших без вести военнослужащих США в действии и непатриированные военнопленные продолжают беспокоить нация.Недавно пропавшие без вести и военнопленные из Вьетнамская война была в центре внимания.

Но советские архивные документы - из более ранней эпохи после Вторая мировая война - покажите, что американцы были задержаны, и даже погиб, на просторах Советского ГУЛАГа. Чтобы узнать дополнительные информация об американцах, освобожденных из немецких лагерей для военнопленных Красной Армии, а затем интернированных в советских лагерях, США / России Совместная комиссия по военнопленным / МВД была сформирована в начале 1992 года.Библиотека должностных лиц Конгресса, среди прочих, были уполномочены исследование российских архивных материалов по данной тематике в Москве.

Благодаря таким усилиям и дополнительному сотрудничеству судьба Те, кто пропал без вести во время холодной войны, также могут стать известными. русский в новостях сообщается о сбитом американским самолетом B-29. Советские перехватчики над Балтийским морем в апреле 1950 года. Один из Советские летчики, сбившие В-29, сообщили, что самолет был извлечен из моря, но судьба экипажа неизвестна.

История жестокой войны наводит на мысль, что некоторые вопросы о пропавших без вести и военнопленных никогда не получить ответ. Тем не менее искренность, доброжелательность и дух сотрудничество всех сторон может свести к минимуму такие вопросы. В открытие архивов - шаг вперед на пути к истине что может устранить путаницу и подозрения, возникшие в мимо.

Список военнопленных

Добавьте этот элемент в закладки: // www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj5

В начало

Холодная война: послевоенное отчуждение

Западные демократии и Советский Союз обсуждали ход Второй мировой войны и характер послевоенного урегулирования на конференциях в Тегеране (1943 г.), Ялте (февраль 1945 г.) и Потсдам (июль – август 1945 г.).

Сталин в Потсдаме

Иосиф Сталин (справа в центре, сзади в белой форме) слушает дискуссии в Потсдаме Конференция 1945 г. после немецкой сдаваться.Конференция должна была определить разделение Германии на четыре державы и будущее Восточной Европы. Справа от Сталина - советский министр иностранных дел, Вячевслав Молотов.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj6

После войны споры между Советский Союз и западные демократии, особенно Советский захват восточноевропейских государств под руководством Уинстона Черчилля чтобы предупредить в 1946 году, что «железный занавес» опускается через середина Европы.Со своей стороны, Иосиф Сталин углубил отчуждение между Соединенными Штатами и Советским Союзом, когда он утверждал в 1946 году, что Вторая мировая война была неизбежной и неизбежное следствие «капиталистического империализма» и подразумеваемые что такая война может повториться.

Холодная война была периодом соперничества между Востоком и Западом, напряженности, и конфликт, за исключением полномасштабной войны, характеризующийся взаимными восприятие враждебных намерений между военно-политическими союзы или блоки.Были настоящие войны, иногда называемые «Прокси-войны», потому что их вели советские союзники. чем сам СССР - наряду с конкуренцией за влияние в Третий мир и крупная гонка вооружений сверхдержав.

После смерти Сталина отношения Востока и Запада пережили фазы чередования расслабления и конфронтации, в том числе кооперативная фаза 1960-х годов и другая, получившая название разрядки, в течение 1970-х гг.Заключительный этап в конце 1980-х - начале 1990-е годы были восприняты президентом Михаилом Горбачевым, и особенно президентом новой посткоммунистической российской республики, Борис Ельцин, а также президент Джордж Буш, как начало партнерство между двумя государствами, которое может решить многие глобальные проблемы.

Телеграмма президенту Трумэну

Добавьте этот элемент в закладки: // www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj7

В начало

Холодная война: советские перспективы

После Второй мировой войны Иосиф Сталин видел мир разделенным на два лагеря: империалистический и капиталистический режимы на одном с другой стороны, коммунистический и прогрессивный мир. В 1947 г. президент Гарри Трумэн также высказался о двух диаметрально противоположных взглядах. противостоящие системы: одна свободна, а другая стремится подчинить другие народы.

После смерти Сталина Никита Хрущев заявил в 1956 году, что империализм и капитализм могли сосуществовать без войны, потому что Коммунистическая система окрепла. Женевский саммит 1955 года между Великобританией, Францией, Советским Союзом и США, и Кэмп-Дэвидский саммит 1959 года между Эйзенхауэром и Хрущев возлагал надежды на более тесное сотрудничество между Востоком. и Запад. В 1963 году Соединенные Штаты и Советский Союз подписали некоторые соглашения об укреплении доверия, и в 1967 году президент Линдон Джонсон встретился с премьер-министром СССР Алексеем Косыгиным в Глассборо, Нью-Джерси.Перемежаясь такими шагами к сотрудничество, однако, были враждебными действиями, которые угрожали более широким конфликт, такой как кубинский ракетный кризис октября 1962 г. и вторжение в Чехословакию под советским руководством в 1968 году.

Перечислено долгое правление Леонида Брежнева (1964–1982). в России как «период застоя». Но советский позиция по отношению к Соединенным Штатам стала менее откровенно враждебной в начало 1970-х гг.Переговоры между США и Советский Союз завершился саммитами и подписанием соглашения об ограничении стратегических вооружений. Брежнев провозгласил 1973 г., что мирное сосуществование было нормальным, постоянным и необратимое состояние отношений между империалистами и коммунистами. страны, хотя он предупреждал, что конфликт может продолжаться в Третий мир. В конце 1970-х усилились внутренние репрессии и Советское вторжение в Афганистан привело к возобновлению холодной войны враждебность.

Советские взгляды на США снова изменились после Михаил Горбачев пришел к власти в начале 1985 года. Контроль над вооружениями переговоры были возобновлены, и президент Рейган предпринял новый серия встреч на высшем уровне с Горбачевым, которые привели к оружию сокращений и способствовал росту симпатии даже среди Коммунистическим лидерам за более тесное сотрудничество и отказ от классовый, конфликтно-ориентированный взгляд на мир.

С признанием президентом Ельциным независимости другие республики бывшего СССР и запуск им полномасштабной масштабная программа экономических реформ, призванная создать рынок экономики, Россия, наконец, взяла на себя обязательство преодолеть оба имперское и идеологическое наследие Советского Союза.

Разоблачение империалистической политики

Добавьте этот элемент в закладки: // www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj8

В начало

Холодная война: Кубинский ракетный кризис

По воспоминаниям Никиты Хрущева, в мае 1962 г. задумал разместить ядерные ракеты средней дальности на Кубе как средство противодействия растущему лидерству Соединенных Штатов Государства в разработке и размещении стратегических ракет. Он также представил схему как средство защиты Кубы от другого Вторжение, спонсируемое США, например, неудавшаяся попытка Залив Свиней в 1961 году.

После одобрения Фиделя Кастро Советский Союз быстро и тайно строили ракетные установки в Куба. 16 октября президент Джон Кеннеди был показан разведывательные фотографии советских ракетных установок под строительство на Кубе. После семи дней настороженного и интенсивного дебаты в администрации США, в ходе которых советские дипломаты отрицали, что установки для наступательных ракет были строится на Кубе, президент Кеннеди в телеобращении на 22 октября объявлено об обнаружении инсталляций и провозгласил, что любой ракетно-ядерный удар с Кубы будет рассматривается как нападение Советского Союза и будет отвечено соответственно.Он также ввел военно-морской карантин на Кубе, чтобы предотвратить дальнейшие поставки советского наступательного боевого оружия от прибытия туда.

Во время кризиса стороны обменялись множеством писем и другие коммуникации, как официальные, так и «обратные каналы». Хрущев отправил письма Кеннеди 23 и 24 октября с указанием сдерживающий характер ракет на Кубе и мирное намерения Советского Союза.26 октября Хрущев прислал Кеннеди - длинное бессвязное письмо, в котором, казалось бы, ракетные установки будут демонтированы, а личный состав выведен. в обмен на заверения США в том, что он или его доверенные лица не будет вторгаться на Кубу. 27 октября еще одно письмо Кеннеди. прибыл из Хрущева, предполагая, что ракетные установки в Куба была бы демонтирована, если бы Соединенные Штаты демонтировали ее ракетные установки в Турции.Американская администрация решил проигнорировать это второе письмо и принять предложение изложено в письме от 26 октября. Затем Хрущев объявил 28 октября, что он демонтирует установки и вернуть их в Советский Союз, выразив уверенность, что Соединенные Штаты не будут вторгаться на Кубу. Дальнейшие переговоры были проведенного для выполнения соглашения от 28 октября, в том числе объединенного Государства требуют, чтобы советские легкие бомбардировщики также были сняты с Куба, а также указать точную форму и условия United Государства заверяют, что не вторгнутся на Кубу.

Письмо Хрущева Президенту Кеннеди

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj9

В начало

План Маршалла

| Резюме и значение

План Маршалла , формально Программа восстановления Европы (апрель 1948 г. - декабрь 1951 г.), спонсируемая США программа, предназначенная для восстановления экономики 17 стран Западной и Южной Европы с целью создания стабильных условий, в которых демократические учреждения могли выжить.

События холодной войны

keyboard_arrow_left

Доктрина Трумэна

12 марта 1947 г.

План Маршалла

апрель 1948 г. - декабрь 1951 г.

Блокада Берлина

24 июня 1948 г. - 12 мая 1949 г.

Варшавский договор

14 мая 1955 - 1 июля 1991

Инцидент с U-2

5 мая 1960 - 17 мая 1960

Вторжение в Залив Свиней

17 апреля 1961 г.

Берлинский кризис 1961 года

август 1961 г.

Кубинский ракетный кризис

22 октября 1962 - 20 ноября 1962

Договор о запрещении ядерных испытаний

5 августа 1963

Переговоры об ограничении стратегических вооружений

1969 - 1979

Взаимное и сбалансированное уменьшение силы

Октябрь 1973 - 9 февраля 1989

Рейс 007 Korean Air Lines

1 сентября 1983 г.

Саммит Рейкьявика 1986 г.

11 октября 1986 г. - 12 октября 1986 г.

Распад Советского Союза

18 августа 1991 г. - 31 декабря 1991 г.

keyboard_arrow_right

Узнайте о жизни беженцев и перемещенных лиц, мигрировавших из Восточной Германии в Западную после Второй мировой войны

Миллионы беженцев из Восточной Европы, бегущих на Запад после Второй мировой войны.

Contunico © ZDF Enterprises GmbH, Майнц Посмотреть все видео к этой статье

Соединенные Штаты опасались, что бедность, безработица и беспорядки в период после Второй мировой войны усилили привлекательность коммунистических партий для избирателей в Западной Европе. 5 июня 1947 года в своем выступлении в Гарвардском университете госсекретарь Джордж Маршалл выдвинул идею европейской программы самопомощи, которая будет финансироваться Соединенными Штатами, заявив, что

Истина в том, что Европа потребности в иностранной еде и других основных продуктах, в основном из Америки, на следующие три или четыре года, настолько превышают ее нынешнюю платежеспособность, что ей придется иметь существенную дополнительную помощь, иначе она столкнется с серьезным экономическим, социальным и политическим ухудшением ситуации. персонаж.

На основе единого плана восстановления экономики Западной Европы, представленного комитетом, представляющим 16 стран, Конгресс США санкционировал создание Программы восстановления Европы, которая была подписана президентом США. Гарри С. Трумэн 3 апреля 1948 года. Изначально помощь была предложена почти всем европейским странам, включая те, которые находились под военной оккупацией Советского Союза. Однако Советский Союз рано отказался от участия в этом плане, и вскоре за ним последовали и другие восточноевропейские страны, находящиеся под их влиянием.В результате к участию в плане остались следующие страны: Австрия, Бельгия, Дания, Франция, Греция, Исландия, Ирландия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Швеция, Швейцария, Турция, Великобритания и западная Германия.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

При Поле Г. Хоффмане Администрация экономического сотрудничества (ECA), специально созданное бюро, распределила в течение следующих четырех лет экономическую помощь на сумму около 13 миллиардов долларов, помогая восстановить промышленное и сельскохозяйственное производство, установить финансовую стабильность и расширить торговлю.На прямые гранты приходилась подавляющая часть помощи, а остальная часть - в виде ссуд. Для координации европейского участия 16 стран во главе с Великобританией и Францией создали Комитет европейского экономического сотрудничества, чтобы предложить четырехлетнюю программу восстановления. Позднее эта организация была заменена постоянной Организацией европейского экономического сотрудничества (ОЕЭС), в которую в конечном итоге была принята Западная Германия.

План Маршалла оказался очень успешным.В участвующих западноевропейских странах за этот период валовой национальный продукт увеличился на 15–25 процентов. Этот план во многом способствовал быстрому обновлению химической, машиностроительной и сталелитейной промышленности Западной Европы. Трумэн распространил план Маршалла на менее развитые страны по всему миру в рамках программы Point Four, инициированной в 1949 году.

Отношения США с Россией Хронология: холодная война

Хронология
Офис историка
Вашингтон, округ Колумбия

1945 -1949
1950-1959
1960-1969
1970-1979
1980-1985
1986-1989

1945-1949

  • 1945-1946: создание восточноевропейских народных республик
  • 1946: длинная телеграмма Джорджа Кеннана и политика сдерживания
  • 1946: речь Черчилля за железным занавесом
  • 1946: советские войска в Иране
  • 1947: доктрина Трумэна
  • 1947: У.S. Усилия по контролю над атомной энергией
  • 1947: Предложение Маршалла об экономической помощи
  • 1948-1949: Берлинский воздушный мост
  • 1949: Организация Североатлантического договора
  • 1949: Создание двух Германий
  • 1949: Советская атомная бомба

    1950-1959

  • 1950: Советско-китайский договор
  • 1950: NSC-68
  • 1950-1953: Корейская война
  • 1952: Водородная бомба США
  • 1953: Смерть Сталина
  • 1953: Советская водородная бомба
  • 1954: Закон об атомной энергии
  • 1955: Создание Варшавского договора
  • 1955: Австрийский государственный договор
  • 1955: Большая четверка Женевский саммит
  • Конгресс двадцатого века: Двадцатый Конгресс Советская коммунистическая партия
  • 1956: Польское восстание
  • 1956: Суэцкий кризис
  • 1956: Венгерское восстание
  • 1957–1958: Спутник и космическая гонка
  • 1958: Приостановка
  • ядерных испытаний Хрущев требует от Берлина
  • 1959: Хрущев посещает Соединенные Штаты
  • 1959: Встреча Хрущева и Эйзенхауэра в Кэмп-Дэвиде
  • 1959: Договор об Антарктике

    1960-1969

  • 1960: Инцидент с U-2
  • 1960: Парижский саммит
  • 1960: Соединенные Штаты раскрывают "Большую ошибку печати" в Организации Объединенных Наций
  • 1961: Венская встреча
  • 1961: Берлинский кризис
  • 1962: Кубинский ракетный кризис
  • 1963: Создание «горячей линии»
  • 1963: Договор об ограниченном запрещении испытаний
  • 1964: Падение Хрущева
  • 1965: U.S. Войска во Вьетнам
  • 1967: Договор об использовании космического пространства в мирных целях
  • 1967: Встреча Джонсона и Косыгина
  • 1968: Договор о нераспространении ядерного оружия
  • 1968: Советское вторжение в Чехословакию Стратегические вооружения
  • Переговоры об ограничениях
  • 1969: Советская база подводных лодок на Кубе

    1970-1979

  • 1971: Запрет ядерного оружия на морском дне
  • 1971: Четырехстороннее соглашение по Берлину
  • 1971: Соглашение о снижении риска ядерной войны
  • 1972: Московский саммит
  • 1973: Встреча Брежнева и Никсона
  • 1973: Встреча по сокращению вооруженных сил в Вене
  • 1974: Московская встреча на высшем уровне
  • 1974: Владивостокская встреча
  • 1974: Поправка Джексона-Вэника
  • 1975: Миссия Аполлон-Союз
  • SCE Хьюстон: миссия CEC
  • 1979: Соглашения об ОСВ-2
  • 1979: Новое посольство в Москве
  • 1979: Действия НАТО против развертывания советских SS-20
  • 1979: Советское вторжение в Афганистан

    1980-1985

  • 1980: Встреча Громыко и Маски Женева
  • 1980: Олимпийский бойкот
  • 1980: Переговоры по ракетам средней дальности
  • 1981: Снятие эмбарго
  • 1981: Предложение о сокращении стратегических вооружений
  • Переговоры о ядерных силах
  • 1981: военное положение в Польше
  • 1982: США отказались от сокращения вооружений
  • 1982: отменено зерновое эмбарго
  • 1982: похороны Брежнева
  • 1983: Открытое письмо Рейгана
  • Европе
  • 1983: Объявление стратегической оборонной инициативы
  • 1983: INF Talks
  • 1983: Снятие запрета на переговоры по зерну
  • 1983: Крушение рейса 007 Korean Airlines
  • 1983: INF Talks
  • 1983: START Talks
  • 1983: Разрыв переговоров по INF
  • 1983: Разрыв ST ART Переговоры
  • 1984: смерть советского лидера
  • 1984: U.Инцидент SS Kitty Hawk
  • 1984: Советский олимпийский бойкот
  • 1984: Улучшения горячей линии
  • 1984: Предложение о будущих переговорах по контролю над вооружениями
  • 1985: Женевское совещание
  • 1985: Смерть
  • 1985: Переговоры по оружию возобновлены
  • 1985: Новые двусторонние торговые соглашения
  • 1985: Женевский саммит
  • 1985: Предложение о взаимном и сбалансированном сокращении сил

    1986–1989

  • 1986: Телевизионные приветствия
  • 1986: Предлагается мораторий на ядерные испытания
  • 1986: Чернобыльская катастрофа
  • 1986: Возобновлены коммерческие полеты
  • 1986: Снижение ядерной опасности
  • 1986: Реймитык Предложение СТАРТ
  • 1987: Ядерные и космические переговоры
  • 1987: Открытие электронных прослушивающих устройств в Университете им.S. Посольство
  • 1987: Соглашение о снижении ядерной опасности
  • 1987: Проект Договора СНВ
  • 1987: Советский проект Договора
  • 1987: Вашингтонский саммит
  • 1987: Горбачев, Человек года
  • 1988 : Московский саммит
  • 1988: XIX партийная конференция Коммунистической партии Советского Союза
  • 1988: Нью-Йоркская встреча
  • 1989: Венская встреча
  • 1989: Горбачев избран президентом
  • 1989: Визит секретаря Бейкера в Москву
  • 1989: Речь президента Буша о Советском Союзе
  • 1989: У.Советское военное соглашение
  • 1989: Встреча Бейкера и Шеварднадзе
  • 1989: Падение коммунизма в Восточной Европе
  • 1989: США и советские лидеры встретились на Мальте

  • Холодный конфликт | Национальный музей Великой Отечественной войны

    Верхнее изображение любезно предоставлено Национальным управлением архивов и документации, 198923.

    Напряженность между Соединенными Штатами и их маловероятным союзником в Советском Союзе сохранялась на протяжении всей Второй мировой войны.Лидеры западных союзников не забыли первоначальный пакт о ненападении, заключенный между советским премьер-министром Иосифом Сталиным и Адольфом Гитлером в 1939 году. Однако вторжение Германии в Советский Союз и нападение Японии на Перл-Харбор создали союз между Соединенными Штатами и СССР. По мере того как Вторая мировая война преобразовала как Соединенные Штаты, так и СССР, превратив страны в грозные мировые державы, конкуренция между ними усилилась. После поражения держав оси идеологическое и политическое соперничество между США и СССР уступило место началу холодной войны .Последовавшая за этим гонка за превосходящую военную мощь вызвала эру шпионажа, войн за распространение коммунизма и накопление ядерного оружия, которое угрожало глобальному уничтожению.

    Хотя президент Рузвельт надеялся на установление прочного мира в послевоенном мировом порядке, отношения с Советским Союзом усложняли это видение. Со времен большевистской революции 1917 года, когда российская монархия пала на руки советских войск, распространение коммунизма за пределы России оставалось постоянным опасением на протяжении всего двадцатого века.Этот страх не был беспочвенным, поскольку советские лидеры активно стремились проникнуть в страны или стать их мишенями, чтобы усилить глобальное влияние СССР. Попытки Советского Союза претендовать на территорию в Европе после поражения Германии привели к убеждению, что СССР намеревался распространить коммунизм по всей Европе.

    К 1947 году Соединенные Штаты приняли политику сдерживания , чтобы ограничить Советское мировое могущество. Это стало определяющим элементом внешней политики администрации президента Гарри Трумэна.В речи перед Конгрессом было изложено, что доктрина Трумэна стала открытым обещанием поддержки США любой стране, находящейся под угрозой со стороны Советского Союза. Это обещание сохранялось на протяжении всего времени пребывания Трумэна у власти и продолжалось в последующих администрациях. Политика сдерживания позже послужила основой для «теории домино», в которой говорилось, что падение одной страны к коммунизму означало, что соседние страны тоже могут пасть. Эта политика в конечном итоге подтолкнула Соединенные Штаты к войнам в Корее, Вьетнаме и другим конфликтам холодной войны .

    Взаимные усилия по подрыву врага вынудили Соединенные Штаты и советское правительство внедрить шпионов как в СССР, так и в Соединенных Штатах, чтобы подрывать политику, шпионить за разведданными и искать способы помешать любым усилиям по укреплению мировой власти. В то время как популярные изображения шпионов времен холодной войны включают в себя миссии с высокими ставками, убийства и скрытые записывающие устройства, которые вызывают в памяти мир таких персонажей, как Джеймс Бонд, эти изображения были взяты из реальных действий шпионажа .Многие такие устройства, в том числе отравленные шарики, спрятанные в зонтах или пистолеты, замаскированные под тюбики с помадой, появились в 1950-х и 1960-х годах. Однако с самого начала холодной войны шпионские действия между США и СССР уже существовали.

    Первоначально целью советского шпионажа была кража информации, связанной с разработкой ядерного оружия . Испытание Тринити, в ходе которого Соединенные Штаты впервые взорвали ядерное оружие, наряду с использованием двух атомных бомб, впоследствии сброшенных на Японию, послало миру четкий сигнал о том, что Соединенные Штаты держат самые мощные бомбы на земле.Это дало Соединенным Штатам неоспоримое преимущество перед другими странами, и СССР быстро приступил к разработке собственных ядерных технологий. Первоначально безуспешно, Советы внедрили в США шпионов для кражи военных секретов, включая важную информацию, которая помогла СССР создать и испытать свою собственную ядерную бомбу в 1949 году, всего через четыре года после испытания Тринити. Одним из самых критических советских шпионов был Клаус Фукс, ведущий физик, который работал над Манхэттенским проектом и был членом Коммунистической партии.После того, как Советы испытали свою первую ядерную бомбу, Федеральное бюро расследований США (ФБР) идентифицировало Фукса как советского источника. На допросе в декабре 1949 года Фукс признался в содеянном. Другой шпион, работавший над Манхэттенским проектом, Теодор Холл, заявил, что вызвался передать информацию Советскому Союзу, чтобы уравнять глобальные правила игры. В отличие от Фукса и других советских шпионов, захваченных ФБР, Холл смог уклониться от властей США и никогда не предстал перед судом.

    Команда «Операция Скрепка» в Форт-Блиссе.Изображение любезно предоставлено НАСА, NIX MSFC-8915531.

    Гонка вооружений, определившая «холодную войну», также стимулировала другие военные и технологические гонки между двумя сверхдержавами. Чтобы получить преимущество над Советами, американские военные и спецслужбы наняли ученых из Германии для участия в программе, которая первоначально называлась Operation Overcast, но позже получила название Operation Paperclip . Созданный Объединенным комитетом начальников штабов США в июле 1945 года и одобренный президентом Трумэном в сентябре 1946 года, более тысячи немецких ученых, бывших членами нацистской партии, отправились в Соединенные Штаты, чтобы участвовать в исследованиях, чтобы принести пользу Соединенным Штатам в условиях холода. Война.В частности, Вернер фон Браун, который участвовал в разработке немецкой ракеты Фау-2, работал с военными США над баллистическими ракетами. Он также стал крупным ученым, стоящим за «космической гонкой» , которая помогла отправить американцев на Луну. Однако этот набор не был уникальным для Соединенных Штатов, поскольку СССР аналогичным образом разыскивал немецких ученых из остатков побежденной нацистской партии.

    К 1946 году по Европе упал железный занавес , за которым вся территория попала под советский контроль.Конфликт между СССР и другими западными державами казался неизбежным. В следующем году президент Трумэн выступил перед Конгрессом с речью, в которой заявил, что Соединенные Штаты окажут военную и дипломатическую помощь любой демократической стране, находящейся под угрозой со стороны внутренних коммунистических партий или распространения советского авторитаризма. Доктрина Трумэна , изложенная в этой речи, позже привела к образованию Организации Североатлантического договора (НАТО) в 1949 году, военного союза между США, Канадой, Соединенным Королевством и другими странами Западной Европы.Укрепленные за счет реализации плана Маршалла в Западной Европе, государства-члены НАТО согласились встать на защиту любого государства-члена, пострадавшего от нападения со стороны любой другой державы.

    Хотя новая глобальная война казалась неизбежной, наращивание ядерных вооружений как в Соединенных Штатах, так и в Советском Союзе помогло не дать холодной войне стать «горячей». Знание о том, что каждая сверхдержава имеет запас ядерного оружия, создало военную доктрину взаимно гарантированного уничтожения (MAD), согласно которой атака одной из них приведет к полному уничтожению одной или обеих, если не более, стран.Холодная война характеризовалась моментами усиления напряженности, но не позволяла полномасштабной войне между сверхдержавами. Конфликты, связанные с холодной войной, такие как войны в Корее и Вьетнаме, оказались разрушительными для вооруженных сил с обеих сторон. Эти конфликты также нарушили баланс сил в нескольких регионах по всему миру, последствия которого продолжают влиять на военную политику и политику национальной безопасности по сей день. Глобальное противостояние за господство между Соединенными Штатами и Советским Союзом, возникшее после Второй мировой войны, затронуло все аспекты жизни в послевоенном мире.Доминирование военной мощи, технического прогресса и самой структуры современной глобальной политики существуют как побочные продукты этих конфликтов холодной войны.

    США Новая холодная война между США и Россией

    Москва отвечает на резкие слова Байдена в адрес Путина («убийца» и «он заплатит цену») отозванием посла в США и повторным предложением раздела Мир. Байден «без сознания», «сумасшедший», «истеричный». Турчак: «Мы многонациональная страна; они - масса целующихся.У нас есть семьи и семейные ценности, у них есть гендеры и трансгендеры ». Митрополит Иларион: Поездка Папы в Ирак, согласованного с Байденом, с целью унизить сирийских (и российских) православных. Экономические факторы, способствующие постглобализации.

    Москва (AsiaNews) - необратимый шаг в новой «холодной войне». Такой вывод можно сделать из российских комментариев к интервью ABC News с президентом США Джо Байденом. Байден обвинил президента России Владимира Путина в «убийстве» и пообещал «заплатить цену».После десятилетия напряженности и санкций отношения между двумя странами, разделившими мир в ХХ веке, зашли в тупик, из которого будет сложно выбраться.

    Комментарии Байдена касались «вмешательства» в американские выборы в 2020 году, но также и в 2016 году, что привело к дискуссиям об операциях, организованных Россией против кандидата Хиллари Клинтон, что подготовило почву для победы Дональда Трампа.

    В свою очередь (теперь результаты выборов оспаривает Трамп) победивший Байден наконец хочет расправиться с «черным человеком» Кремля.Как он заявил в интервью, «мы долго разговаривали, он и я, - я знаю его относительно хорошо. И я сказал:« Я знаю вас, и вы знаете меня ». Если я установлю, что это произошло, то будьте готовы ».

    Ссылаясь на «длинный разговор», почти кажется, что два соперника каким-то образом согласны в том, что они должны быть начеку друг против друга, используя схему, которая в прошлом позволяла легче выбирать, какую сторону принять.

    Такое же «обнадеживающее» чувство возникает из-за реакции России: Путин еще не выразился, но отозвал посла России в США Анатолия Антонова в Москву; несколько российских политиков энергично возродили стереотипы «холодной войны».

    Пресс-секретарь МИД России Мария Захарова заявила, что интервью Байдена - это «попытка американских спецслужб оправдать свое существование и существенное финансирование, которое им выделяется».

    Спикер Госдумы Вячеслав Володин, в свою очередь, заявил, что это «истерия, продиктованная бессилием», и что «напасть на нашего президента - значит напасть на нашу страну».

    Вице-президент сената, секретарь путинской партии «Единая Россия» Андрей Турчак назвал выступление Байдена «торжеством политического хаоса в США и старческим слабоумием их лидера».

    По словам Турчака, «бессознательные выражения» Байдена - вызов для всей России: «Мы многонациональная страна, они - масса лакеев. У нас есть семья и ее ценности, у них есть гендеры и трансгендеры. У нас есть Крым, и они думают о разделе государств. И Байден может мечтать о доверии народа к нам со стороны президента Путина ».

    Сенатор Андрей Климов также утверждает, что «реакция должна быть, но помните, что Байдены приходят и уходят, а США по-прежнему остаются великой мировой сверхдержавой».Другой сенатор, Вадим Деньгин, осуждая Байдена, убежден, что «в конце концов он тоже убедится, что Россия не враг, и он должен сотрудничать».

    Байден и США уже подверглись критике со стороны Православной церкви. 7 марта в телеинтервью телеканалу Россия 24 канал митрополит Иларион (Алфеев), «государственный секретарь» Московского патриархата, заявил, что поездка Папы Франциска в Ирак является шагом, «согласованным с Байденом» против их визита. Родина, чтобы уменьшить свое влияние на Ближнем Востоке, унизив сирийских православных, поскольку Ирак находится под защитой США, а Сирия - под защитой России.

    В целом, русские предпочитают делать упор на «идеологическом» и геополитическом противостоянии с США и Западом, а не сталкиваться с затруднениями, вызванными непредсказуемыми объятиями и истериками периода Трампа.

    Различные экономические факторы также играют роль: последние санкции США против России подрывают один из важнейших стратегических проектов - большой газопровод «Северный поток - 2» из Балтийского моря в Европу. США необходимо отказаться от финансирования проекта, который обслуживает Европу, и инвестировать обещанные американцам миллиарды долларов для возобновления постпандемии.Возможно, перестановка старой шахматной доски двадцатого века служит именно защите каждого собственного двора в условиях постглобализации, вызванной глобальными инфекциями тела и души.

    Фактов и информации о холодной войне

    Между 1946 и 1991 годами Соединенные Штаты, Советский Союз и их союзники были втянуты в длительный напряженный конфликт, известный как холодная война. Хотя стороны технически находились в состоянии мира, этот период характеризовался агрессивной гонкой вооружений, войнами через посредников и идеологическими стремлениями к мировому господству.

    Истоки «холодной войны»

    Термин «холодная война» существует с 1930-х годов, когда он использовался для описания все более напряженных отношений между европейскими странами. В 1945 году, вскоре после того, как Соединенные Штаты применили атомную бомбу в Хиросиме и Нагасаки, писатель Джордж Оруэлл использовал этот термин в эссе, в котором исследовал значение атомной бомбы для международных отношений. Бомба была такой угрозой, что она, вероятно, положила бы конец крупномасштабным войнам, писал Оруэлл, создав «государство, которое одновременно было непобедимым и постоянно находилось в состоянии« холодной войны »со своими соседями.

    Предсказание Оруэлла о «мире, а не мире» сбылось в течение нескольких месяцев. Намереваясь сохранить власть после Второй мировой войны, США и СССР смотрели друг на друга с подозрением и поспешили создать и укрепить союзников. «Холодная война» вскоре приобрела популярность благодаря известному журналисту Вальтеру Липпманну, который исследовал ее значение, поскольку мир быстро выбрал сторону в идеологической борьбе между капитализмом и коммунизмом.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    После 1950-х годов США и СССР были глубоко вовлечены в космическую гонку, добавив еще одну арену к соревнованию холодной войны, чтобы быть наиболее подготовленными в военном отношении. Слева космонавт ставит эксперимент на Луне. Справа - первый спутник Советского Союза.

    Фотография НАСА (слева) и фотография Марка Тиссена, коллекция изображений Nat Geo (справа)

    Идеология и военная мощь стали приобретать все большее значение для обеих стран после 1947 года, когда президент Гарри Трумэн попросил у Конгресса средства для поддержки борьбы Турции и Греции. экономики в попытке сдержать советское влияние.Доктрина Трумэна, как ее называли, была первым залпом в многолетней политике сдерживания, в которой США поддерживали некоммунистические государства и вмешивались в них.

    Гонка вооружений

    Когда идеологический «железный занавес» отрезал Советский Союз и его государства-сателлиты от остальной Европы, США и СССР вступили в гонку вооружений, вкладывая триллионы долларов в накопление ядерных арсеналов и стремясь к исследовать космос. К 1962 году противоракетная оборона обеих стран была направлена ​​друг против друга.В том году кубинский ракетный кризис приблизил обе страны к реальному конфликту, чем любое другое событие холодной войны.

    Фактический конфликт между Соединенными Штатами и Советским Союзом ознаменовался множественными войнами через посредников. Корейская война, война во Вьетнаме и ряд других вооруженных конфликтов, во время которых обе стороны либо финансировали одну из сторон войны, либо сражались напрямую против коммунистических или капиталистических сил, все они считаются прокси холодной войны. Обе стороны также финансировали революции, мятежи и политические убийства в Центральной Америке, Африке, Азии и на Ближнем Востоке.

    Хотя холодная война закончилась распадом советского блока в 1980-х годах и распадом Советского Союза в 1991 году, она по-прежнему влияет на современную геополитику. В качестве последней оставшейся сверхдержавы США сохраняют широкие союзы, инвестиции в крупное вооружение и международные военные форпосты. НАТО, союз между США и странами Западной Европы, созданный при посредничестве в начале холодной войны, по-прежнему обладает политической властью. Сегодня усиление напряженности между Россией и Западом называют второй холодной войной.

    РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ И ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ на JSTOR

    Журнал Information

    Asian Perspective представляет критический анализ глобальных, региональных и транснациональных проблем, влияющих на Северо-Восточную Азию. Журнал содержит убедительные, наводящие на размышления исследования значительных событий в Азии и мире и способствует здоровому обмену идеями между учеными, студентами и политиками.

    Информация об издателе

    Одно из крупнейших издательств в Соединенных Штатах, Johns Hopkins University Press объединяет традиционные издательские подразделения книг и журналов с передовыми сервисными подразделениями, которые поддерживают разнообразие и независимость некоммерческих, научных издателей, обществ и ассоциаций.Журналы The Press - это крупнейшая программа публикации журналов среди всех университетских изданий США. Отдел журналов издает 85 журналов по искусству и гуманитарным наукам, технологиям и медицине, высшему образованию, истории, политологии и библиотечному делу. Подразделение также управляет услугами членства более чем 50 научных и профессиональных ассоциаций и обществ. Книги Имея признанные критиками книги по истории, науке, высшему образованию, здоровью потребителей, гуманитарным наукам, классической литературе и общественному здравоохранению, Книжный отдел ежегодно издает 150 новых книг и поддерживает более 3000 наименований.Имея склады на трех континентах, торговые представительства по всему миру и надежную программу цифровых публикаций, Книжный отдел связывает авторов Хопкинса с учеными, экспертами, образовательными и исследовательскими учреждениями по всему миру. Проект MUSE® Project MUSE - ведущий поставщик цифрового контента по гуманитарным и социальным наукам, предоставляющий доступ к журналам и книгам почти 300 издателей. MUSE обеспечивает выдающиеся результаты для научного сообщества, максимизируя доходы издателей, обеспечивая ценность для библиотек и предоставляя доступ ученым по всему миру.Фулфилмент-сервис Hopkins (HFS) HFS обеспечивает печатную и цифровую рассылку для выдающегося списка университетских издательств и некоммерческих организаций. Клиенты HFS пользуются современным складским оборудованием, доступом в режиме реального времени к критически важным бизнес-данным, управлением и сбором дебиторской задолженности, а также беспрецедентным обслуживанием клиентов.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *