Сколько боевиков в игил в данный момент: ИГИЛ: ослаблены, но не побеждены. В Совбезе обсудили новый доклад Генерального секретаря

Содержание

ИГИЛ: ослаблены, но не побеждены. В Совбезе обсудили новый доклад Генерального секретаря

Боевики ИГИЛ адаптировались к новым условиям

После поражения в Сирии террористическая группировка ИГИЛ перешла к тактике повстанческой деятельности  и продолжает совершать нападения в различных частях страны. Боевики также активно пользуются интернетом для распространения своей идеологии и не оставляют надежды на совершение масштабных терактов по всему миру.

В казне ИГИЛ, по оценкам экспертов, - до 300 млн долларов. Террористы пополняют свой бюджет, в основном, за счет вымогательств. Сообщается, что в Ираке, например, боевики устанавливают контрольно-пропускные пункты и собирают средства, выдавая себя за иракских военнослужащих или членов народного ополчения.

Фото ООН/Э. Дебебе

Глава Контртеррористического управления ООН Владимир Воронков представил Совбезу десятый доклад Генсека о деятельности ИГИЛ.

 

Иностранные боевики-террористы

«Связанные с ИГИЛ иностранные боевики-террористы и сторонники ИГИЛ будут и впредь представлять собой террористическую угрозу в кратко-, средне- и долгосрочной перспективе — угрозу, масштабы которой во много раз больше, чем в случае с «Аль-Каидой» после 2002 года, учитывая гораздо большее число связанных с ИГИЛ лиц», - говорится в докладе Генерального секретаря.

По словам Воронкова, одной из главных проблем остается содержание в Сирии около 100 тысяч человек, связанных с ИГИЛ. Из них около 70 тысяч – женщины и дети. «Дети, в том числе связанные с группами, которые ООН считает террористическими, должны восприниматься как жертвы…», - подчеркнул представитель ООН. По его словам, лучшим решением проблемы является их скорейшее возвращение на родину. Он призвал страны заняться этим вопросом и поблагодарил тех, кто уже репатриировал своих граждан из зон конфликта.

В ООН признают, что некоторые из женщин, связанных с террористами, «идеологически преданы ИГИЛ» и могут представлять опасность. «Некоторые женщины-экстремистки в сирийском лагере «Аль-Хауль» […] возглавляют действующую в лагере полицию нравов «Аль-Хисба», члены которой, по сообщениям, убили по меньшей мере двух женщин за «аморальное» поведение»», - сообщается в докладе.

Эта проблема касается не только Сирии и Ирака. В конце прошлого года власти Афганистана взяли под стражу более 1400 человек, включая боевиков группы «ИГИЛ — Хорасан» и их иждивенцев. Большинство задержанных мужчин - граждане Афганистана, но среди них выявлены и выходцы из других стран, в том числе Азербайджана, Таджикистана, Турции и Узбекистана.

По словам Воронкова, в Европе существуют опасения по поводу предстоящего освобождения из местных тюрем около тысячи человек, осужденных за причастность к террористической деятельности, в том числе бывших иностранных боевиков. Как сообщается в докладе, 29 ноября прошлого года осужденный террорист, освобожденный условно в 2018 году, убил двух человек в Лондоне, где он принимал участие в конференции по реабилитации правонарушителей. Отмечается также, что «основную угрозу для европейских стран по-прежнему представляет радикализация в интернете».

 

Фото ИРИН/С.Куллаб

Многие из бойцов ИГИЛ - иностранные боевики. Некоторые приехали в зону боевых действий со своими семьями

Поддержка со стороны ООН

Возвращение на родину и реинтеграция в мирную жизнь граждан, связанных с террористами; контрмеры в сфере финансирования терроризма, укрепление пограничного контроля - Контртеррористическое управление ООН оказывает странам-членам поддержку в этих и других вопросах.

В прошлом году несколько учреждений ООН разработали совместную программу по пресечению перемещения террористов. «В настоящее время мы наладили сотрудничество с 33 странами в различных регионах мира, а также запустили пилотные проекты в ряде стран, включая Азербайджан, Гану, Судан и Того», - заявил глава Контртеррористического управления ООН. 

Еще одна сфера международного сотрудничества – борьба с незаконным оборотом легкого и стрелкового оружия. Как сообщил Воронков, учреждения ООН приступили к реализации соответствующего пилотного проекта в странах Центральной Азии. Особое внимание в нем уделяется связям между организованной преступностью и терроризмом. 

Исламское государство Ирака и Леванта: социально-экономический анализ

№3(34), 2015
Материалы научных конференций

19 декабря 2014 г. в МГИМО состоялась научная студенческая конференция «Экономика современных вооруженных конфликтов, в которой приняло участие свыше 50 человек, включая студентов других вузов. Наибольший интерес вызвал доклад А.Евгеньева и Р.Соловьёва.

В статье рассматриваются социально-экономические предпосылки возникновения Исламского государства Ирака и Леванта и база его дальнейшего развития.

Ключевые слова: Исламское государство, Ирак, Сирия, терроризм, Ближний Восток.

A. Evgenev, R. Solovev. The Islamic State of Iraq and the Levant: Socio-economic Analysis

The article focuses on socio-economic causes which determine the uprising and further development of the Islamic State of Iraq and the Levant.

Key words: Islamic State, Iraq, Syria, terrorism, Near East

 

I. ИГИЛ в настоящее время

Территория и население

На данный момент ИГИЛ, несомненно, добилось огромных успехов в регионе. Под контролем организации находятся территории северо-западного Ирака и восточной Сирии, что в совокупности сопоставимо с территорией Бельгии, однако подконтрольные территории постоянно меняются ввиду непрекращающихся боевых действий с вооруженными силами Ирака, Ирана и Сирии. Численность армии боевиков по разным оценкам составляет от 30 до 50 тысяч. Подсчитать точное количество крайне сложно ввиду отсутствия официальных данных от самой организации и активного набора новых сил. Пропаганда ИГИЛ настолько эффективна, что собирает мусульман со всего мира, что уже вызвало серьезные беспокойства в Европе, в частности, в Германии. Характерной чертой ИГИЛ, как и многих джихадистских группировок, является привлечение детей к военным действиям и формирование «армии будущего». Некоторые из них абсолютно не скрывают своих намерений, открыто заявляя в интервью британской службе BBC о том, что мечтают вести джихад и рубить головы неверным. Дети в составе организации проходят курс военной и идеологической подготовки и получают жалование в 35 тысяч сирийских фунтов, что примерно равняется 200 долларам США. С такими же намерениями вступают в ИГИЛ и женщины. Армия такой численности нужна им не только для того, чтобы контролировать нынешние территориальные приобретения, но также для достижения самой дальновидной цели - уничтожение границ, установившихся после раздела Османского халифата, и основание собственного. Рамки по минимальному плану ограничиваются Ираком, Сирией, Ливаном, Израилем, Палестиной, Иорданией, Турцией, Египтом и Кипром, а по максимальному - во всём мире.

Еще одним аспектом, волнующим западные страны, является все большее количество завербованных, желающих присоединиться к ИГ. Сообщается, что численность ИГИЛ возрастает более чем на тысячу в месяц за счет иностранцев . Ярким примером может послужить 44-летний гражданин Австралии, являющийся на данный момент министром финансов ИГ.

Борьба с ИГИЛ осложняется их тактикой, так как они прикрываются мирным населением как живым щитом. Коалиция под эгидой США пока не достигла значительных результатов, так как ракетно-бомбовые удары не обладают достаточной точностью, чтобы поразить боевиков без потерь среди гражданского населения.

К тому же, США и Западная Европа не согласны привлекать к борьбе Иран и силы Башара Асада, исключая сразу двух серьезных акторов из действия. Дополнительную осторожность в действиях придает нежелание ввязываться в войну со стороны США в преддверии предвыборной гонки: слишком свежи воспоминания бесцельно потраченных жизней в Ираке и в Афганистане. На данный момент военные чиновники выразили готовность отправить малочисленный контингент только для предоставления помощи в сборе разведывательных данных, логистики и планировании. Однако это означает лишь то, что с приходом нового президента политика США изменится. Однако к тому времени ситуация может кардинально измениться в пользу самопровозглашенного халифата: намечается массовая тенденция к присоединению других террористических групп к ИГИЛ. К примеру, есть свидетельства о кооперации ИГИЛ с боевиками из Туниса и Афганистана, а также о сотрудничестве ИГИЛ с Исламским движением Узбекистана.

Поставки оружия

В 2013 году Исламское государство приняло участие в гражданской войне в Сирии, одном из событий, составляющих «Арабскую весну». Боевики участвовали в конфликте на стороне оппозиции против режима Башара Асада, что довольно типично для данного ряда конфликтов, в которых на смену светским режимам приходили исламистские силы.[1]

Согласно достаточно распространенному мнению, США поддерживают действияоппозиции, подготовили саму гражданскую войну, осуществляют широкое финансирование и поставки оружия. Несомненно, часть оружия, поставляемого для сирийской оппозиции, попадает в руки ИГИЛ, но используется уже не столько для целей антиправительственных сил, сколько на благо самопровозглашенного халифата. К тому же, ИГИЛ с легкостью забирает оружие, сброшенное США в качестве помощи курдам. В таком случае возникает закономерный вопрос: неужели американские вооруженные силы, обладающие передовыми системами наведения и локации, не в состоянии доставить груз в пункт назначения? Следует также отметить тот факт, что ИГИЛ, будучи самой обеспеченной в мире террористической организацией, в состоянии самостоятельно закупать оружие и военную технику. Достоверная информация о том, кто является поставщиком, отсутствует, однако стоит заметить, что он справляется со своими обязанностями куда аккуратнее, чем Соединенные Штаты Америки.

 

II. Социально-экономические истоки ИГИЛ

Оценку численности боевиков ИГИЛ довольно сложно осуществить, так как сведения о членах этой организации зачастую являются противоречащими друг другу. Впрочем, это можно объяснить тем, что в течение 2014-2015 гг. количество боевиков Исламского государства значительно возросло. Возьмем за основу заявление секретаря Совета Безопасности РФ Н.П. Патрушева, который утверждает, что в рядах ИГИЛ воюет от 30 до 50 тысяч боевиков[2].

В таком случае закономерными являются следующие вопросы: что сплачивает эти тысячи людей? Что побуждает их к вступлению в ряды де-факто террористической организации? Следует выделить следующие факторы:

Историческое развитие ситуации в регионе

Столь быстрый рост Исламского государства в Ираке был бы невозможен без исторически подготовленной почвы, которой в данном случае являлся после оккупационный кризис. Соединенные Штаты Америки уничтожили режим Саддама Хусейна, но не установили ничего взамен. Существовал лишь общий план, которому следовал американский посол Пол Бремер, а именно сооружение демократических институтов, что было на тот момент крайне сложно. После подписания «Приказа №2», распускавшего иранскую армию, без работы остались более полумиллиона профессиональных военных, вскоре за ними последовал практически весь средний класс. Однако безработица представляла меньшую из проблем.

После грубого вторжения была нарушена тонкая система договоров между различными представителями течений мусульманства, что привело к масштабным столкновениям суннитов и шиитов, а следовательно, к негативному отношению к США и ко всему западному миру. Это объясняет то, что некоторые суннитские племена готовы выступить на стороне ИГ. Более того, чем больше потерь среди мирного населения из-за неточных и непродуманных авиаударов, там большее число озлобленных суннитов пополняет ряды группировки.

Необразованность боевиков

Согласно Индексу человеческого развития за 2012 год, средняя продолжительность обучения в Сирии и Ираке составляет 6,6 и 5,6 лет соответственно, что сопоставимо с показателями таких стран, как Конго или Замбия. В соответствии с данными Всемирной книги фактов ЦРУ, уровень грамотности в Сирии и Ираке, составляя всего 84,1% и 78,5%, уступает в этом отношении таким государствам, как Ботсвана и Лесото.

Таким образом, у нас есть основания полагать, что в недостаточной степени развитая система образования в Ираке и Сирии (как и в большинстве государств Ближнего Востока и Северной Африки) является одним из ключевых факторов, объясняющих существование и деятельность Исламского государства. Более того, логично предположить, что значительная часть боевиков не обладает и тем минимальным уровнем образования, который характерен для большинства населения этих стран. Поэтому вполне справедливо можно заявить, что именно слабая система образования создает благодатную почву для распространения воинственных идеологий среди представителей молодого поколения на Ближнем Востоке[3].

Тотальная невостребованность молодежи в арабских странах

Если в Ираке уровень безработицы колеблется в относительно умеренных пределах (общий уровень безработицы – 11%, безработица среди молодежи составляет 18%, причем этот показатель выше среди молодых иракцев с высшим образованием), то ситуация в Сирии близка к критическому состоянию. В этой стране безработица среди молодежи составляет 48%, что в 6 раз выше уровня безработицы среди взрослого населения. В этой связи следует привести слова Валерии Михайловны Пороховой, известной в качестве автора смыслового перевода Корана на русский язык, о социальных реалиях арабских стран: "Когда я приезжаю в любую арабскую страну - в Сирию, в Иорданию, - меня ошеломляет и напрягает огромное количество молодых здоровых людей, совершенно полных сил и энергии, на улицах. Они бесцельно бродят по улицам, им просто-напросто некуда себя деть. Питаются они нормально, но социальная жизнь абсолютно не устроена, работы нет, производства нет, идет мощнейший спад, им нечем заняться. Молодых людей опьяняют новоявленные идеологические представления об "исламском халифате", где у каждого будет работа, зарплата и социальное обеспечение.» Таким образом, слабая система социального обеспечения, подрывая доверие молодежи к государству, поворачивает ее лицом к радикалам. Кроме того, рост теневого рынка и довольно мрачные перспективы будущего подталкивают арабскую молодежь к радикальным исламистским идеям, вынуждают вступать в ряды откровенно экстремистских организаций (коей является ИГИЛ) и идти на смерть за веру и идею[4].

Идеологическая основа

Помимо грандиозных планов ИГИЛ известно своими выступлениями и акциями, проводящимися с целью повлиять на общественное мнение, главным образом, запугивая его. Их методы настолько жестоки, что они стали одной из причин конфликта с Аль-Каидой, посчитавшей такие подходы слишком жестокими, что несомненно возносит их в новый ранг. Видеозаписи выступлений лидеров или боевых действий армии, демонстрирующей свою мощь, не идут ни в какое сравнение с показательными казнями, включающие в себя распятия, обезглавливание, ампутации конечностей, забивание камнями «неверных» и массовые казни заложников и пленных. Цели подобных публичных акций варьируются от банального устрашения противника для более легкого захвата целей, поддержание имиджа религиозной организации, доказательств «священности» войны до посланий главам ведущих держав, примером чего могут служить обезглавливания американских и британских журналистов. Отдельно хотелось бы отметить видеообращения лидеров ИГИЛ, оповещающих общественность об их планах о создании халифата и ведения джихада до победного конца. Одно из них было адресовано Президенту РФ В.В. Путину. Ответной реакцией послужило всем известное обращение Президента Чечни Р.А. Кадырова. Известно, что один из командующих войсками организации, уроженец Чечни, Умар аль-Шишани, имевший при рождении имя Тархан Батиашвили и прозванный немецкими СМИ «рыжим джихадистом» планировал освободить родную землю от гнета России, однако Рамзан Ахматович оказался быстрее и ликвидировал соотечественника 13 ноября 2014 года. Несмотря на то, что подобные планы на первый взгляд кажутся неосуществимыми, они свидетельствуют об амбициозности глав ИГИЛ и их уверенности в своих силах.

Еще одним важным аспектом деятельности ИГ остается пропаганда, или, как её прозвали СМИ «медиаджихад». В отличие от других группировок, деятели этой организации привнесли множество инноваций и ярких решений. Во-первых, они всячески поддерживают имидж праведников, несущих идеалы смиренности. Однако в источниках, направленных на своих соседей, они уже угрожают им фразами «Идем на вас». Ключевых имен в данной области три, а именно Абу Амр Аль-Шами, руководящий армией блоггеров и Интернет-пропагандой, Абу Мухаммад Аль-Аднани, официальный спикер и глава пресс-службы ИГ, и Абу Тальха Аль-Альмани (настоящее имя - Денис Мамаду Герхардт Кусперт), отвечающий за пропаганду в социальных сетях. Интернет-маркетинг Исламского государства в настоящее время осуществляется также через специальные приложения для смартфонов, с помощью которых люди со всего мира могут получить актуальную информацию об «Исламском государстве». Самым передовым изощрением стало появление собственных брендов, а именно выпуск четырех телешоу: «Аль-Хаят» в качестве новостного издания, «Звон мечей», демонстрирующий военную мощь, «Mujatweets» («Щебет моджахедов») показывает нам мирную жизнь на территории ИГИЛ, и «LendMeYourEars» («Одолжите мне ваши уши») с плененным британским журналистом, повествующим о том, «о чем Западу надо обязательно надо узнать». На ряду с телешоу существует фильм «Огни войны», по характеру примерно соответствующий «Триумфу воли», классике национал-социалистического кино. Отдельно выбивается из ряда полноценное печатное издание Dabiq, охватывающее все важнейшие события, происходящие во всех сферах жизни ИГИЛ.

К тому же следует отметить отряд палачей-рекрутов из Великобритании «The Beatles», названный так из-за сильного британского акцента участников. Как и знаменитая Ливерпульская четверка, отряд состоит из четырех человек и уже узнаваем по всему миру. Создание подобных брендов позволяет ИГ быстрее и эффективнее проникать в сознание людей.

Еще одной отличительной особенностью ИГ, способствующей распространению её популярности, является упрощение идей для более эффективного привлечения наемников. В отличие от Аль-Каиды, ИГ не исповедуют сложную для понимания массами религию салафитов или аравийские учения ваххабитов, но берут за основу традиционный суннитский ислам. Однако стоит отметить, что такой подход вовсе не гарантирует полную поддержку со стороны суннитских стран. Следует отметить и критику такой позиции. Исламское Государство с самого начала позиционировало себя как религиозную исламскую организацию суннитского толка. Действительно, религиозная пропаганда помогает набрать огромное количество добровольцев для ведения «джихада», но очевидно, что на самом деле лидерами преследуются совершенно другие цели. К тому же, для сторонников режима «священная война» оправдывает применяемые кровавые методы. Одним из основных контр-аргументов в данном вопросе является ряд законов джихада, закрепленный в исламском праве, запрещающий убийство людей, не участвующих в сражениях: детей, женщин, стариков и священнослужителей. На деле практика ведения джихада кардинально отличается от предписанных норм. Однако нарушения законов шариата и ислама в целом не ограничиваются лишь убийствами. Они разнятся от самых «невинных» на общем фоне (к примеру, употребление алкоголя), до сексуального рабства, обрамленного в квази-приемлемую оболочку «краткосрочных браков», фактически оправдывающих насилие женщин на подконтрольных территориях.

Ещё одним фактом, опровергающим религиозную искренность намерений самопровозглашенного халифата, является расовая дискриминация добровольцев. Самым известным случаем является история индийского юноши-джихадиста Арина Маджида, Медиаджихад (см. «Секреты маркетинга «Исламского государства» http://www.furfur.me/furfur/all/culture/178815-marketing-isis). прибывшего в ряды ИГИЛ со своими друзьями, став жертвами пропаганды в Интернете. Рассчитывая на доблестное несение кары неверным, он был глубоко разочарован тем, что ему была уготовлена роль обслуживающего персонала, так как он был недостоин того, чтобы вести боевые действия. По его словам, - «там не ведется никакой священной войны: заповеди Корана никто не соблюдает, боевики ИГ насилуют многих женщин…»

Таким образом, инновационный маркетинг Исламского государства позволяет ему не только регулярно обновлять свой личный состав, но и повышает авторитет этой организации едва ли не по всему миру. К примеру, в октябре 2014 года британская газета «The Times» опубликовала результаты социального опроса, согласно которым каждый седьмой молодой британец поддерживает деятельность Исламского государства. С другой стороны, все чаще появляются доказательства, опровергающие официальные сведения Исламского Государства о своей внутренней жизни[5].

Спрос на террористические услуги на Ближнем Востоке

Один из основных постулатов экономического учения Джона Мейнарда Кейнса гласит: «Спрос рождает предложение». Слова Кейнса вполне применимы по отношению к рынку террористических услуг, существование которого необходимо признать. Предложение на этом рынке в современном мире формируется под действием множества организаций, активных практически во всех частях планеты. К числу наиболее известных террористических организаций относятся «ХАМАС», движение «Талибан», «Братья-мусульмане», «Хезболла», «Ирландская Республиканская Армия»; в этот список входит также Исламское государство, методы деятельности которого бесспорно являются террористическими. В таком случае возникает закономерный вопрос: если в районе Ирака и Сирии (в целом, на Ближнем Востоке) существует предложение на террористические услуги, каким образом формируется спрос на этот специфический вид услуг? Для ответа необходимо всерьез рассмотреть идею ИГИЛ о создании нового халифата, который будет включать практически всю территорию планеты, населенную мусульманами (исключение составляют только мусульманские государства Юго-Восточной Азии).

Объективно оценивая военный и политический потенциал Исламского государства, а в особенности тот факт, что 5 государств (Россия, Китай, Индия, Пакистан, Израиль), на территории которых предполагается создание халифата, обладают ядерным оружием и боеспособными вооруженными силами, следует признать, что Арабский халифат в обозримом будущем является утопией и не более чем средством вербовки новых бойцов для ИГИЛ.

Однако факт зарождения идеи о создании ортодоксального исламского государства на огромных пространствах Северной Африки, Ближнего Востока и даже Европы, а также поддержка этой идеи довольно большой массой людей уже вызывают определенные опасения. Очевидно, панисламистские настроения в регионе сильны настолько, что в сознании ближневосточного человека идея мусульманского и арабского единства занимает далеко не последнее место. Что же может означать создание Исламского халифата для геополитики и мировой экономики? В первую очередь это предполагает объединение крупнейших мировых производителей нефти и газа. Их кооперация в рамках единого государства, по сравнению со взаимодействием в рамках ОПЕК, могла бы предоставить халифату возможности диктовать рынку энергоносителей свои условия. Кроме того, это крупное мусульманское государство со временем может перейти к осуществлению своей ядерной программы, что потенциально опасно для всего мирового сообщества.

Создание Исламского халифата представляет серьезную угрозу для двух ведущих центров мирового хозяйства – США и ЕС. Как Соединенные Штаты, так и европейские государства крайне не заинтересованы в том, чтобы на территории Ближнего Востока было создано крупное государство, способное самостоятельно проводить свою политику и потеснить их позиции на мировом рынке. В таком случае представляется весьма логичным вывод о том, что многочисленные вооруженные конфликты и террористические акты происходят на Ближнем Востоке не в силу каких-то естественных причин, а благодаря спросу на террористические услуги со стороны США и ЕС. Разумеется, нет веских причин утверждать, что за всеми политическими процессами на Ближнем Востоке стоят Соединенные Штаты или европейские страны, но вполне объективно можно заявить, что именно этим государствам политическая нестабильность в регионе может быть выгодна.

 

III. Финансирование ИГИЛ

1.Внутренние источники

Захваченные месторождения

Будучи самой богатой террористической организацией, ИГИЛ зарабатывает до двух миллиардов долларов в год. Основной доходной статьей в бюджете организации являются доходы с продажи нефти с захваченных месторождений в Ираке и Сирии. Посредником выступает компания Aramco, выдающая краденую нефть за увеличение объемов добычи в Саудовской Аравии. Тот факт, что захваченные месторождения составляют 60% от активов Сирии, позволяет им реализовывать около 50 тысяч баррелей в сутки, что при цене в 20-25 долларов составляет соответственно 1 млн прибыли ежедневно . При этом из-за ведущихся боевых действий потенциал добычи реализован не полностью, иначе на продажу от боевиков выставлялось бы до 220 тысяч баррелей в сутки. Помимо месторождений в Сирии, 25 тысяч баррелей приносит ряд месторождений на северо-западе Ирака. Среди государств, подозреваемых в покупке нефти у ИГ, выделяют Турцию, Сирию, Ирак и КНДР.

Территория Ирака обладает пятыми по величине запасами нефти в мире и поставляет на рынок около 4% ее общемирового объема. ИГИЛ все еще предстоит захватить некоторые территории восточного Ирака, но основные месторождения уже находятся в руках боевиков. Такие перемены на рынке безусловно повлияли на него.

Рассмотреть ситуацию логичнее всего на фоне изменения цен на эталонный сорт Brent в периоде с июня по сентябрь, то есть во время непосредственного овладения скважинами. В июне Brent достиг своего пика с сентября 2013 года. С изменением сил в конфликте, цена начала неуклонно снижаться, главным образом из-за бросовых цен, предлагаемых самопровозглашенными халифатом. Разумеется, действия ИГ не являются единственной причиной изменения цен, но на рынке и в мире уже сложилось понятие «ISIS panic», а экспертное сообщество подтверждает, что этот феномен влияет на стоимость важнейшего энергетического ресурса. Также отмечается, что дальнейший захват месторождений может вызвать сильные колебания на мировом рынке углеводородов

Грабежи и похищения

Другой немаловажной статьёй доходов ИГ являются грабежи и захват заложников с целью получения выкупов. Речь, разумеется, не идет о грабежах населения, а о банках в захваченных городах. К примеру, из финансовых хранилищ Мосула было изъято около 500 миллионов долларов наличными. Другой успешный захват принес организации по разным оценкам от 900 миллионов до 2 миллиардов долларов. В организации захвата заложников  Исламское государство Ирака и Леванта ИГИЛ также является мировым лидером, заработав на этом около 45 миллионов долларов[6].

2. Внешние источники финансирования

Несмотря на многочисленные внутренние источники финансирования, которыми пользуется ИГИЛ, без международной поддержки эта организация едва ли смогла бы придать своим действиям широкий масштаб. Необходимо дать ответ на следующие вопросы: Кто оказывает финансовую помощь боевикам и насколько выгодно инвестирование в Исламское государство?

В первую очередь необходимо упомянуть о причастности Катара к финансированию деятельности ИГИЛ. Хотя эмир и премьер-министр Катара единогласно заявляют, что обвинения в адрес их страны лишены обоснований, ссылаясь на то, что Катар поддерживает только «умеренные группы», европейские СМИ уже не раз высказывали свои сомнения насчет непричастности Катара. К примеру, российский эксперт по проблеме исламского радикализма А.А. Игнатенко утверждает: «Есть подозрение, что на начальном этапе Катар мог иметь отношение к финансированию группировки, чем и вызвал вопросы».

Среди монархий Персидского залива, подозреваемых в поддержке деятельности ИГИЛ, несомненно ведущей является Саудовская Аравия. Еще в июне 2014 года власти Ирака официально обвинили Саудовскую Аравию в финансировании экстремистской группировки Исламское государство Ирака и Леванта, захватившей к тому моменту обширную территорию на севере и западе Ирака. Возложив на саудовские власти ответственность за массовые убийства террористами населения Ирака, Багдад также посоветовал саудовскому королевству «сконцентрироваться на внутренних проблемах ». Однако даже если предположить, что монархии Персидского залива действительно напрямую не участвуют в финансовой поддержке Исламского государства, то неоспоримым остается тот факт, что некие частные лица являются весьма заинтересованными в деятельности ИГИЛ, поощряя ее через различные частные фонды. К примеру, один из таких «меценатов» — кувейтский предприниматель Ганим аль-Мтейри активно отправлял деньги исламистам, воюющим против режима БашараАсада. Известна даже сумма его инвестиций: по 2,5 тысячи $ на каждого боевика. Итак, можно сделать вывод о том, что если не сами монархические государства то богатые представители этих стран оказывают оказывали поддержку Исламскому государству. Однако ни для кого не секрет, что эти страны являются по существу проводниками интересов США на Ближнем Востоке, стратегически важном для этой страны регионе[7].Багдад обвинил Саудовскую Аравию в финансировании боевиков ИГИЛ[8] Персидского залива (Саудовская Аравия, Кувейт, Катар).

Каким же образом сами Соединенные Штаты заинтересованы в ИГИЛ?

В ноябре 2014 года глава комитета Государственной Думы по международным делам Алексей Константинович Пушков обвинил США в фактическом пособничестве в создании ИГИЛ и скрытом финансировании его террористической деятельности. По его словам, «Исламское государство не родилось само по себе, это результат сознательной целенаправленной деятельности ряда государств Персидского залива, союзников США и самих США, которые длительное время, будучи одержимыми задачей свержения Башара Асада, финансировали кого угодно».

Не обладая прямыми доказательствами участия США в финансировании Исламского государства, следует все же задать следующий вопрос: почему в отношении ИГИЛ наблюдается такая удивительная вседозволенность в торгово-экономических вопросах со стороны США и их союзников по Североатлантическому блоку? А.К. Пушков комментирует это следующим образом: «ИГИЛ свободно торгует нефтью на всех нефтяных рынках. Террористическая организация, которая отрезает головы гражданам западных государств, при этом пользуется правами фактически нефтетрейдера. И никто не принимает никаких санкций. Кто-то слышал, что госсекретарь призывает к санкциям против ИГИЛ? Это наводит на мысли, как США действительно относятся к Исламскому государству».

Западные эксперты в большинстве своем придерживаются мнения о том, что именно просчеты американской политики, а не обширное финансирование из разных источников следует считать главной причиной успеха Исламского государства. Американский публицист Ноам Хомский утверждает, что создание ИГИЛ является побочным продуктом результата политики США на Ближнем Востоке: «ИГИЛ и общее распространение радикального ислама являются естественным результатом того, как Вашингтон долбил своей кувалдой по хрупкому иракскому обществу». По его словам, американцы повторяют политику Великобритании прошлого века, поддерживавшей «радикальный ислам в пику светскому национализму, который оба государства рассматривали как наибольшую угрозу для своего доминирования и контроля»[9].

В свою очередь бывший вице-премьер правительства Сирии, ныне являющийся оппозиционером, Кадри Джамиль заявил, что Соединенные Штаты создают на Ближнем Востоке вооруженные экстремистские группировки вроде Исламского государства для создания «управляемого хаоса». В том, что сегодня США вынуждены бороться против ИГИЛ, политик противоречия не видит: по его словам, деятельность организации вышла из-под контроля и теперь угрожает самим американцам.

Подконтрольные ИГ территории в картах: влияние уменьшается

Подпись к фото,

Карта территорий, подконтрольных ИГ по состоянию на январь 2015 года

Подпись к фото,

Согласно докладу организации IHS Conflict Monitoring, по состоянию на сентябрь 2016 года ИГ потеряла контроль над четвертью территорий, которые контролировала по состоянию на январь 2015 года

Согласно докладу организации IHS Conflict Monitoring, опубликованному в июле 2016 года, исламистская радикальная группировка "Исламское государство" (запрещена в России и ряде других стран) потеряла четверть территорий, которые контролировала в январе 2015-го.

Об ИГ стало известно в июне 2014 года, после того как ее отряды захватили город Мосул на севере Ирака, после чего начали продвигаться южнее к столице страны Багдаду, заставляя армию отступать. На своем пути боевики пытались расправиться с этническими и религиозными меньшинствами, проживающими в Ираке.

На пике своего влияния "Исламское государство" контролировало территории, на которых проживали 10 миллионов человек. По данным IHS Conflict Monitoring, сейчас число людей, проживающих на подконтрольных ИГ территориях, уменьшилось до 6 миллионов.

Как ИГ распространялась по Ираку и Сирии?

Джихадисты внесли в жизнь обеих стран хаос и раскол. ИГ появилось из рядов иракского отделения "Аль-Каиды", которая, в свою очередь, была сформирована боевиками-суннитами после американского вторжения в Ирак в 2003 году и стала ведущей силой исламистского сопротивления.

В 2011 году группировка присоединилась к борьбе против режима Башара Асада в Сирии, в результате чего получила легкий доступ к оружию. Боевики воспользовались выводом американских войск из Ирака, а также общим недовольством суннитов политикой шиитского правительства в отношении разных религиозных групп, и укрепили свои позиции.

В 2013 году группировка начала захват территорий в Сирии и поменяла свое название на ИГИЛ - "Исламское государство Ирака и Леванта".

Уже через год ИГИЛ владела огромными частями на севере и западе Ирака, объявила о создании халифата и снова сменила название - на ИГ ("Исламское государство").

После того как исламисты вошли на подконтрольные иракским курдам территории, убили или взяли в рабство тысячи представителей религиозного меньшиства езидов, в августе 2014 года международная коалиция под началом США начала бомбардировки позиций ИГ.

По данным ООН, с января 2014 года от актов насилия "Исламского государства" и в ходе боевых действий против него погибло более 23 600 человек. Более точных данных у ООН нет, поскольку организация была вынуждена прекратить подсчет из-за отсутствия доступа во многие районы.

Однако базирующаяся в Лондоне сирийская организация по мониторингу за правами человека в сентябре обнародовала данные, согласно которым более 300 тысяч человек, включая 86 тысяч мирных жителей, погибли с марта 2011 года.

Организация предупреждает, что не все вооруженные группировки предоставляли данные о потерях, поэтому на самом деле общее число жертв может быть примерно на 70 тысяч больше.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

При отступлении исламисты поджигают нефтяные скважины

Кто борется с "Исламским государством"?

Международная коалиция под началом США осуществила более 9600 авианалетов на позиции ИГ в Ираке с августа 2014 года.

В сентябре того же года к операции присоединилась авиация Великобритании. В бомбардировках также участвуют Австралия, Бельгия, Дания, Франция, Иордания и Нидерланды.

В Сирии кампания коалиции началась в сентябре 2014 года. С тех пор ее авиация нанесла более пяти тысяч ударов по позициям исламистов. В операции в Сирии участвуют Австралия, Бахрейн, Франция, Иордания, Нидерланды, Саудовская Аравия, Турция, ОАЭ и Великобритания.

Россия не входит в коалицию, но ее авиация с сентября 2015 года тоже наносит удары по группировкам, которые Москва считает террористическими. О воздушных ударах российской авиации известно не много, но, по данным американского Института по изучению войны, есть доказательства, что Россия бомбит позиции сирийской оппозиции и помогает правительственным сирийским войскам держать в кольце повстанцев в Алеппо.

Объекты экспансии ИГ

Провозгласив в конце 2014 года создание халифата, ИГ тем самым дало понять, что намерено расширять свои владения за пределы Ирака и Сирии.

Лидер ИГ Абу Бакр аль-Багдади принял присягу в верности халифату от ливийских джихадистов. В течение ближайшего года сторонники ИГ уже закрепили за собой территории в пяти странах и основали свои базы еще в нескольких.

Сейчас, по данным американского Национального центра по борьбе с терроризмом, ИГ действует в 18 странах мира, включая Афганистан и Пакистан. Есть признаки того, что ответвления организации существуют в Мали, Египте, Сомали, Бангладеш, Индонезии и на Филиппинах.

В 2016 году ИГ взяло на себя ответственность за целый ряд акций в Турции, Индонезии, Франции, Бельгии, США и Бангладеш.

Провозглашение халифата также привело к росту числа иностранных боевиков, которые прибывают в Сирию и Ирак для вступления в ИГ.

Как явствует из доклада базирующейся в Нью-Йорке консультационной компании Soufan Group, опубликованного в декабре 2015 года, в ряды ИГ влились 27 тысяч иностранных джихадистов из 86 стран. Более половины из них - из стран Ближнего Востока и Северной Африки.

Что удалось отбить у ИГ?

Автор фото, European Space Imaging, Digital Globe

Подпись к фото,

Так выглядела древняя Пальмира в августе 2015 года

Через два с лишним года после захвата боевиками ИГ города Мосул иракские правительственные войска и курдские пешмерги готовятся к наступлению с целью отбить город. Помогут им в этом западные советники и воздушные удары возглавляемой США коалиции.

Мосул - последний серьезный оплот ИГ в Ираке, и его освобождение может означать начало конца территориальных амбиций "халифата" в этой стране. Борьба за город, однако, может оказаться затяжной. Перебежчик из рядов ИГ рассказал Би-би-си, что по всему городу экстремисты создали подземные бункеры, и что хранящихся в них запасов продовольствия хватит на годы.

Тем временем в Ираке и Сирии конфликт с ИГ превратил многие города в руины. Целые регионы отрезаны от остального мира, и живущим там людям приходится рассчитывать на поставку гуманитарных грузов по воздуху или покупать товары на черном рынке.

Одной из самых значимых побед в борьбе против ИГ стал захват курдами сирийского города Кобане в начале 2015 года. Бои за него продолжались больше 1600 дней и оставили город в развалинах. С тех пор курдским войскам удалось отбить у ИГ тысячи квадратных километров на севере Сирии.

Город Рамади на западе Ирака также оказался серьезно разрушен в ходе многомесячной осады иракскими войсками и проправительственным ополчением. В результате в январе 2016 года боевиков ИГ удалось выбить из города - спустя восемь месяцев после его захвата.

Пальмира - один из древних сирийских городов, разоренных и разрушенных ИГ. Его освобождение сирийскими правительственными войсками при поддержке российской авиации в марте 2016 года президент Асад назвал "важнейшим достижением в войне с террором".

Автор фото, European Space Imaging, Digital Globe

Подпись к фото,

А это Пальмира всего через месяц, в сентябре 2015 года, разрушенная и разоренная ИГ

Откуда ИГ получает финансирование?

Какое-то время главным источником финансирования деятельности ИГ была нефть. Исламисты сумели взять под свой контроль многочисленные нефтяные месторождения в Сирии и Ираке, а добытую ими нефть продавали на черном рынке.

Однако производство нефти сильно сократилось после того, как Россия и возглавляемая США коалиция стали наносить воздушные удары по инфраструктуре нефтедобычи.

По данным Центра по анализу терроризма, ИГ испытывает острую потребность в новой технологии для обновления стареющего оборудования; скважины истощаются, и добывать из них нефть становится все труднее.

В 2015 году, как считают аналитики Центра, основным источником финансирования ИГ было вымогательство. Доходы от налогообложения, различных поборов, штрафов и конфискаций выросли за год с 12% до 33% их общего бюджета.

Кроме взимания платы за пользование водой и электричеством, ИГ обкладывает налогами производство зерна и хлопка. Не гнушаются экстремисты и откровенным вымогательством товаров и имущества, продавая награбленное.

Однако, по мнению аналитиков, финансовая ситуация ИГ сейчас настолько плоха, что им приходится вводить самые разнообразные штрафы, вплоть до наказания за вождение по неправильной стороне дороги.

Утрата территории и людей, находящихся под контролем ИГ, означает, что источники доходов группировки будут и дальше сокращаться.

В опубликованном в июле 2016 года американским сайтом Huffington Post докладе утверждается, что ИГ не хватает ресурсов для финансирования своих операций.

Подпись к фото,

Структура доходов ИГ

Где беженцы?

По данным ООН, около пяти миллионов беженцев покинули Сирию, спасаясь от непрекращающихся там вот уже многие годы боев. Большая их часть осела в соседних Турции, Ливане и Иордании, однако в 2015 году все больше и больше людей пытались пробраться в Европу.

Заключенное с тех пор между ЕС и Турцией соглашение ограничило приток мигрантов через Средиземное море. Сирийцы остаются самой многочисленной группой мигрантов, добивающихся убежища в Европе.

По оценкам ООН, свыше трех миллионов иракцев, вынужденных покинуть свои дома, скрываясь от конфликта с ИГ, рассеялись по всей стране.

ООН предостерегает, что битва за Мосул может повлечь за собой массовый исход еще миллиона беженцев.

"Исламское государство": история с начала

  • Джим Мьюир
  • Би-би-си

Автор фото, AP

О том, что происходит что-то необычное, Абу Анис догадался лишь тогда, когда услышал взрывы, доносящиеся со стороны старого города на западном берегу реки Тигр, разрезающей Мосул надвое.

"Я позвонил друзьям оттуда, они сказали, что пришли вооруженные отряды, часть из них иностранцы, часть иракцы, - вспоминает компьютерщик. - Боевики сказали: "Мы пришли выгнать иракскую армию и помочь вам".

На следующий день боевики перешли на другой берег реки и заняли восточную половину города. Иракская армия и полиция, многократно превосходившие чужаков по численности, в панике разбежались. Первыми бежали офицеры. Многие военные снимали с себя форму, пытаясь раствориться в потоке бегущих мирных жителей.

Это было 10 июня 2014 года. Второй по величине город Ирака с населением около 2 миллионов человек пал под натиском боевиков из [запрещенной в России и ряде других стран] группировки, которая на тот момент называла себя "Исламским государством Ирака и Леванта" (ИГИЛ).

Колонна из нескольких сотен суннитских бойцов под черными знаменами пришла из восточной Сирии. Она пересекла границу, проходящую по пустыне, всего за четыре дня до этого и, не встречая серьезного сопротивления, устремилась к главному призу.

В Мосуле в руки боевиков попала богатая добыча. Иракская армия, заново созданная, обученная и оснащенная американцами после 2003 года, побросала большое количество бронетехники и новейших вооружений. Всё это исламисты прибрали к рукам. А в хранилище мосульского филиала иракского Центрального банка, по некоторым сообщениям, им достались около 500 млн долларов.

"Вначале они вели себя хорошо, - рассказывает Абу Анис. - Они разобрали все баррикады, которые армия возвела между городскими кварталами. Людям это понравилось. И на блокпостах вели себя приветливо: "Скажите, что нужно, - мы поможем".

Этот медовый месяц в Мосуле продолжался несколько недель. Но всего в нескольких километрах за чертой города уже творилось страшное.

Пользуясь бегством иракской армии, боевики стремительно продвигались вниз по течению Тигра. Города и деревни падали перед ними, словно кегли. За одни сутки они заняли город Байджи с огромным нефтеперерабатывающим заводом, а затем родной город Саддама Хусейна Тикрит - центр суннитского движения.

Сразу за Тикритом расположена большая военная база, захваченная американцами в 2003 году и переименованная ими в Кэмп Спайкер в честь первого американца, погибшего в операции "Буря в пустыне" 1991 года - пилот Скотт Спайкер был сбит над западной иракской провинцией Анбар.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Эксгумация тел в Кэмп Спайкер, 2015 год

Кэмп Спайкер был полон новобранцев иракской армии. Когда его окружили боевики ИГИЛ, солдаты сдались. Из тысяч пленных джихадисты методично отобрали шиитов, связали их, увезли на грузовиках и расстреляли в специально вырытых рвах. Считается, что жертвами этого хладнокровного убийства стали около 1700 человек. Массовые захоронения находят до сих пор.

ИГИЛ вовсе не пыталось замести следы злодеяния - напротив, оно им бравировало и выкладывало в интернет фотографии и видео, на которых одетые в черное боевики уводят и расстреливают пленных шиитов.

Новых показных актов жестокости и варварства долго ждать не пришлось.

Прошло всего два месяца, и ИГИЛ, переименованное к этому времени в "Исламское государство" (ИГ), двинулось на север Ирака, захватив обширные территории, находившиеся под контролем курдов.

Среди прочего им достался и город Синджар, населенный преимущественно езидами. Приверженцев этого древнего религиозного культа ИГ рассматривало как еретиков.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Езидки в Германии протестуют против атак ИГ, 2014 год

Сотни езидских мужчин, не сумевших или не желавших бежать, были сразу убиты. Женщин и детей разделили как военные трофеи и стали продавать и обменивать на рынках, словно вещи. Тысячи женщин были обращены в сексуальное рабство. О многих из тех, кому выпала такая судьба, до сих пор ничего не известно.

В конце того же месяца, августа 2014 года, кровавый эксгибиционизм достиг кульминации. ИГ опубликовало видеозапись, на которой говорящий по-английски с лондонским акцентом палач Мохаммед Эмвази, получивший от бывших заложников прозвище "Джихадист Джон", отрезал голову американскому журналисту Джеймсу Фоули.

В последующие недели появилось еще несколько профессионально смонтированных видео, на которых Эмвази, впоследствии убитый, так же хладнокровно обезглавливал других американских и британских журналистов и гуманитарных работников: Стивена Сотлоффа, Дэвида Хэйнса, Алана Хеннинга, Питера Кассига (сменившего имя на Абдул-Рахмана после перехода в ислам). Натуралистичные сцены насилия сопровождались пропагандистскими заявлениями и угрозами новых расправ.

За считанные месяцы мало кому известная группировка вырвалась на мировую авансцену. Слово "ИГИЛ" выучили все.

В стране, находящейся в 12 тысячах километров от Ирака, Австралии, тогдашний премьер-министр Тони Эбботт точно выразил, в чем заключалась поражающая новизна этого ужаса: "средневековое варварство, совершаемое и пропагандируемое с помощью самых современных технологий".

ИГ родилось, и мир его заметил. Однако эти люди в черном не возникли из ниоткуда. Условия для их появления зрели давно.

Теология убийства

Идеологические и религиозные корни ИГ и подобных ей группировок уходят глубоко в историю, практически ко временам возникновения ислама в VII веке.

Как христианство за шесть веков до этого, и иудаизм еще на восемь столетий ранее, ислам зародился в суровом племенном мире Ближнего Востока.

"Исконные тексты Ветхого завета и Корана отражают реалии примитивных еврейских и арабских обществ. Содержавшиеся в них предписания были жестоки, - указывает историк и писатель Уильям Полк. - Авторы Ветхого завета стремились сохранить и укрепить племенное единство и силу, а Корана - искоренить рудименты языческих верований и практик. Ни ранний иудаизм, ни ислам не допускали никаких отклонений. И тот и другой представляли собой авторитарные теократии".

Но история не стояла на месте, ислам распространялся на огромной территории, сталкивался с множеством иных культур и постепенно приспосабливался к их обычаям, верованиям и институтам. Практика ислама с неизбежностью мутировала, становилась прагматичнее и терпимее и нередко шла на уступки политическим императивам и требованиям светских правителей.

Однако всегда оставались консервативные мусульмане, видевшие в этих явлениях отход от заветов пророка и требовавшие возвращения к "чистоте" первых дней ислама. Многие из них дорого заплатили за такую позицию.

Ахмад бин Ханбал (780-855), основавший одну из главных школ суннитской исламской юриспруденции, вступил в спор с халифом багдадским из династии Аббасидов. За это его бросили в тюрьму и избили до полусмерти. Пять веков спустя другой знаменитый богослов той же ортодоксальной школы, Ибн Таймийя, умер в тюрьме в Дамаске.

Эти два человека считаются духовными прародителями позднейшего идеологического течения, получившего название "салафизм". Оно призывало вернуться к наследию основателей ислама, которых они называли "салаф аль-салих" - праведные предки.

Самый влиятельный продолжатель этой традиции подарил салафизму свое имя - ваххабизм.

Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб родился в 1703 году в маленьком поселении в регионе Неджд в центре Аравийского полуострова.

Ревностный исламский богослов, он стремился возродить веру, как ему представлялось, в исконной чистоте и строгости. А для распространения своих идей был готов идти на альянсы с властями предержащими.

Одним из первых его шагов на пути насаждения новой религиозной доктрины стало разрушение гробницы Зейда ибн аль-Хаттаба, одного из спутников пророка Мухаммеда. По мысли аль-Ваххаба, почитание могил означает поклонение чему-то, отличному от Аллаха.

В 1744 году Абд аль-Ваххаб заключил судьбоносный союз с местным правителем Мухаммадом ибн Саудом. Ваххабизм должен был обеспечить идеологическую основу военно-политической экспансии дома Сауда к выгоде обеих сторон.

Претерпев несколько мутаций, этот альянс сохраняется по сей день и доминирует на большей части Аравийского полуострова. Правящая династия Саудовской Аравии и сегодня опирается на ультраконсервативный ваххабитский религиозный истеблишмент, несмотря на периодически возникающие из-за этого политические сложности.

Салафизм ваххабитского толка, черпающий в Саудовской Аравии политическую поддержку и миллиарды нефтедолларов, - это один из источников современного джихадизма. Джихад означает усердие на пути Аллаха. Он может принимать различные формы, но чаще всего понимается как ведение священной войны.

Однако главную роль в деле популяризации идей салафизма в XX веке приписывают египетскому мыслителю Сайиду Кутбу. Именно он перебросил мост от мыслей и наследия Абд аль-Ваххаба и его предшественников к новому поколению воинствующих джихадистов, включая "Аль-Каиду" и ее продолжателей.

Автор фото, creative commons

Подпись к фото,

Сайид Кутб

Сайид Кутб родился в маленькой деревне в южном Египте в 1906 году. Он был недоволен тем, как в его стране преподавался ислам, и его организационными формами. В конце 1940-х годов Кутб два года учился в США, но это нисколько не примирило его с Западом, в котором он увидел средоточие безбожного материализма и разврата.

Вернувшись на родину, Кутб стал с удвоенной энергией развивать свои фундаменталистские взгляды. Он пришел к выводу, что со времен развала Османской империи после Первой мировой войны в регионе господствует Запад, и господство это осуществляется как прямо, так и косвенно, через местных правителей. Эти правители представляют себя мусульманами, но на самом деле столь далеко отклонились от верного пути, что больше не могут считаться таковыми.

По мнению Кутба, единственный путь к освобождению мусульманского мира - наступательный джихад против Запада и его местных агентов. По сути Кутб совершил то, что в исламской теологии называется такфир, - объявил своих оппонентов-мусульман отступниками или кафирами (неверными), что оправдывает их убийство и даже обязывает к нему.

Кутб всегда оставался интеллектуалом и теоретиком и не переходил к активным действиям, однако египетские власти посчитали его идеи взрывоопасными. В 1966 году он был повешен по обвинению в причастности к заговору "Братьев-мусульман" с целью убийства президента-националиста Гамаля Абделя Насера.

Но идеи Кутба живут в 24 книгах, которые остались после него. Эти книги прочитали десятки миллионов людей. Еще живы люди, которые общались с ним лично, один из них, например, нынешний лидер "Аль-Каиды" Айман Завахири.

Один из конфидентов основателя "Аль-Каиды" Усамы бин Ладена как-то заметил, что "Кутб - этот тот, кто больше всех повлиял на наше поколение". Его называют "источником всей джихадистской мысли" и "философом исламской революции".

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Террористические атаки 11 сентября 2001 года были совершены под воздействием идей Кутба

Спустя 35 лет после казни Кутба официальная комиссия по расследованию событий 11 сентября 2001 года констатировала: "Бин Ладен разделяет черно-белое мировоззрение Кутба, что позволяет ему и его последователям оправдывать даже неспровоцированное массовое убийство как праведную защиту поруганной веры".

Влияние Кутба по-прежнему велико. Как сказал об ИГ и его предшественниках иракский эксперт по исламистским движениям Хишам аль-Хашеми, "они базируются на двух вещах: такфиристской вере, основанной на трудах Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба и, в качестве методологии, на учении Сайида Кутба".

Так возникла теология воинствующего джихадизма. Но для торжества ей требовались две вещи: поле битвы и стратеги, чтобы направлять ход этой битвы.

В Афганистане появились и эти недостающие элементы.

Подъем "Аль-Каиды"

Советское вторжение в 1979 году и последовавшие за ним 10 лет оккупации сделали Афганистан магнитом для начинающих джихадистов со всего арабского мира. В этот период там побывали около 35 тысяч из них. Они хотели поучаствовать в джихаде и помочь афганским моджахедам превратить свою страну во Вьетнам для Советского Союза.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Советские войска в Афганистане, 1980 год

Вклад "афганских арабов", как стали называть этих добровольцев, в изгнание советской армии из Афганистана оценивается довольно скромно. Но они сыграли важнейшую роль в деле налаживания сетей поддержки в Пакистане, доставки денег из Саудовской Аравии и от других доноров и финансирования религиозных школ и учебных лагерей моджахедов. Это позволило завести необходимые контакты, завязать прочные связи и попробовать вкус джихада.

Как ни парадоксально, в Афганистане арабские джихадисты оказались по одну сторону баррикад с американцами. В рамках операции "Циклон", которую проводило ЦРУ, лидеры афганских моджахедов, тесно связанные с арабами, например Гульбеддин Хекматиар, получали сотни миллионов долларов.

В Афганистане приобрели свой первый боевой опыт практически все сколько-нибудь значительные деятели джихадистского мира. Они повлияли на ход событий в этой стране после вывода советских войск в 1989 году. Именно тогда возникла "Аль-Каида" как платформа для глобального джихада, и именно Афганистан стал ее первой базой.

К 1996 году, когда власть в Афганистане захватили талибы, они уже действовали в партнерстве с Усамой бин Ладеном и его людьми, устроившими нападения 11 сентября 2001 года.

Афганский опыт не только закалил в боях салафитских джихадистских лидеров, но и обучил стратегов, сыгравших ключевую роль в формировании сегодняшнего ИГ.

Главным из них стал иорданский джихадист Абу Мусаб Аз-Заркави, с большим, чем кто-либо еще, основанием претендующий на роль отца "Исламского государства".

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Абу Мусаб Аль-Заркави

Заркави не смог закончить школу: сел в тюрьму за наркотики и преступления сексуального характера. К религии он пристрастился в кружке при мечети в иорданской столице Аммане. В 1989 году, как раз когда заканчивался вывод советских войск, он приехал в Афганистан и решил там остаться и работать с джихадистами.

На родине он получил 15-летний тюремный срок по статьям, связанным с терроризмом, но вышел досрочно по амнистии и в 1999 году наконец встретился с Усамой бин Ладеном и Айманом аз-Завахири. Насколько можно судить, он им не слишком понравился - показался резким, упрямым; к тому же из прошлой жизни у Заркави осталось множество нестираемых татуировок.

Однако он был харизматичен, энергичен, и, хотя не был принят в "Аль-Каиду", ему позволили руководить учебным лагерем в Герате на западе Афганистана. Здесь он встретился с радикальным идеологом Абу Абдуллой аль-Мухаджиром, чьи сочинения подвели теоретическую основу под последующие кровавые расправы салафитов.

"Жестокость обезглавливания преднамеренна, она даже приводит в восторг Аллаха и Его Пророка", - писал Мухаджир в книге "Теология джихада" (название также часто переводят как "Теология кровопролития"). Это и другие его произведения дали религиозное оправдание самым кровавым бесчинствам, включая резню шиитов как неверных и их суннитских коллаборационистов - как отступников.

Вторая книга, которая стала для ИГ чем-то вроде учебника, а то и "Майн Кампф", - это "Управление дикостью" Абу Бакра Наджи, появившаяся в интернете в 2004 году.

Автор фото, creative commons

Подпись к фото,

"Управление дикостью" Абу Бакра Наджи - настольная книга джихадистов

"Нам нужно резать и поступать так же, как поступили с Бану Курайза, поэтому мы должны принять беспощадную политику зверского и натуралистичного убийства заложников, если наши требования не выполняются", - писал Наджи.

Бану Курайза - упоминаемое в Коране и сурах иудейское племя в Аравии VII века, в котором мусульмане под предводительством Мухаммеда перебили всех мужчин, а женщин и детей обратили в рабство. Судьба езидов часто сравнивается с участью этого племени.

Показательную жестокость Наджи рассматривал как часть более широкой стратегии создания условий для создания исламского халифата. Анализируя уроки Афганистана, идеолог предлагал провоцировать Запад на все новые интервенции, каждая из которых будет подталкивать еще больше мусульман на путь джихада. В конечном итоге, предсказывал Наджи, Запад просто рухнет.

К такому выводу его привел тот факт, что всего через два года после вывода войск из Афганистана Советский Союз развалился.

Насколько известно, Наджи был убит ударом с американского беспилотника в Пакистане в 2008 году.

Иракское фиаско

Нападения 11 сентября радикально изменили положение джихадистов к концу 2001 года. США и их союзники начали бомбить Афганистан, ввели туда войска и свергли режим талибов. "Аль-Каиде" была объявлена глобальная "война с террором".

Бин Ладен ушел в подполье. Заркави и многие другие бежали. Но они не растерялись и стали ждать, когда появится новое поле битвы с западным врагом.

Ждать пришлось недолго.

Вторжение в Ирак весной 2003 года не было оправдано с точки зрения заявлявшихся целей: помешать Саддаму Хусейну производить оружие массового поражения и поддерживать международных террористов. Мы теперь знаем, что ни того, ни другого он не делал.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Бомбардировки Багдада перед американским вторжением в 2003 году

При этом вторжение разрушило все государственные структуры и органы безопасности. Тысячи недовольных военных и гражданских служащих-суннитов были распущены по домам, что создало то самое состояние "дикости", иными словами хаоса и насилия, в котором, по мысли Абу Бакра Наджи, джихадисты будут чувствовать себя вольготно.

С этого началось превращение Ирака в то, что сегодня американские официальные лица называют "материнской опухолью" присутствия ИГ в регионе.

При режиме Саддама с его партией БААС сунниты занимали привилегированное положение по отношению к шиитскому большинству, тесно связанному с единоверцами в соседнем Иране.

Интервенция под предводительством США лишила суннитов власти, вызвав огромное недовольство и создав плодородную почву, в которой пустили корни проникшие извне салафиты.

Они быстро распознали свою базу поддержки. Абу Мусаб Заркави перебрался в Ирак и за считанные месяцы начал организовывать ежедневные кровавые и провокационные нападения как на западные объекты, так и на шиитское большинство.

Доктринальные расхождения между суннитами и шиитами восходят к спору из-за наследования власти Пророка Мухаммеда в первые десятилетия истории ислама, однако конфликт между ними в большей степени основывается на исторических обидах, политическом соперничестве и межобщинной вражде, чем на теологических разногласиях.

Заркави создал новую группировку "Аль-Таухид ва аль-Джихад" ("таухид" означает "единобожие" - принцип, что нет иного бога, кроме Аллаха) и немедленно заключил прагматичный оперативный альянс с подпольными ячейками, состоявшими из остатков саддамовского режима. Так переплелись две ветви суннитского повстанческого движения: воинствующий джихадизм и иракский суннитский национализм.

В августе 2003 года "Аль-Таухид ва аль-Джихад" взяла на себя ответственность за несколько смертоносных нападений, ставших образцами для многих последующих акций: грузовик, управляемый смертником, врезался в офис ООН в Багдаде, в результате чего погиб специальный представитель генерального секретаря Сержиу Виейра ди Мелу и еще 20 сотрудников, а в Неджефе смертник подорвал себя в автомобиле и убил влиятельного шиитского аятоллу Мухаммада Бакира аль-Хакима и еще 80 его последователей. Оба смертника были салафитами, но тыловую поддержку, по имеющимся данным, им оказывало баасистское подполье.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Заркави стоял за нападением на штаб-квартиру ООН в Багдаде в 2003 году

В следующем году, как полагает ЦРУ, сам Заркави был убийцей в маске, снятым в видео обезглавливания американского заложника Николаса Берга, устроенного, как заявлялось, в ответ на издевательства американских военных над иракскими заключенными в тюрьме Абу-Грейб.

На волне обострения борьбы с американцами и новым иракским правительством, в котором преобладали шииты, Заркави наконец принес клятву верности Бин Ладену, а его группировка была объявлена официальным филиалом "Аль-Каиды" в Ираке.

Однако различия в подходах сохранялись. Чтобы спровоцировать межобщинную резню, Заркави устраивал нападения на шиитские мечети и рынки и все кровавые подробности выкладывал в Сеть. В этом он следовал рецептам своих любимых радикальных идеологов. А руководство "Аль-Каиды" беспокоилось о влиянии такой жестокости на мусульманское общественное мнение и время от времени критиковало Заркави публично.

Заркави на эти упреки внимания не обращал. В июне 2006 года он был убит американским авиаударом в своем тайном убежище к северу от Багдада. Его труп легко опознали по татуировкам, которые он так и не вывел. Однако его тактику переняли последователи.

Группировка, которую можно считать непосредственной предшественницей ИГ, возникла через несколько месяцев, когда было объявлено о создании "Исламского государства в Ираке" (ИГИ) как зонтичной структуры, объединяющей "Аль-Каиду в Ираке" и еще несколько вооруженных группировок.

Ей пришлось пережить трудные времена. В январе 2007 года американцы начали "наращивание" своих сил в Ираке со 132 тысяч до 168 тысяч военнослужащих и взялись обучать новую иракскую армию. Одновременно они убедили суннитские племена в западной провинции Анбар прекратить поддерживать джихадистов и присоединиться к кампании американской коалиции и иракского правительства против повстанцев. Многие анбарские сунниты поверили обещаниям должностей в госаппарате и контроля над их собственной безопасностью.

В апреле 2010 года новых лидеров ИГИ и "Аль-Каиды" накрыло рейдом войск США и иракской армии. Боевики начали отступать еще задолго до этого и оказались вытеснены на дальнюю периферию суннитского Ирака.

На смену им пришел один человек, о котором в те времена информации было крайне мало, да и позже стало не намного больше. Это был Ибрагим Авад аль-Бадри, более известный под подпольной кличкой Абу Бакр аль-Багдади.

Пройдет шесть насыщенных событиями лет, и он будет провозглашен халифом Ибрагимом, духовным лидером правоверных и главой нового "Исламского государства".

Захват территории

Биография Багдади окутана таким густым туманом, что лишь немногие ее эпизоды можно рассматривать как достоверные факты. Все источники сходятся в том, что он родился в Самарре, к северу от Багдада, поэтому эпитет "Багдади", по всей видимости, был придуман сугубо из соображений престижа. Имя "Абу Бакр", в свою очередь, отсылает к первому халифу, наследнику и тестю Пророка Мухаммеда.

Как и тот первый Абу Бакр, Багдади будто бы происходит из клана Курайш, к которому принадлежал Пророк. Это обстоятельство, а также относительная молодость - Абу Бакр родился в 1971 году, - вероятно, сыграло в его пользу при выборе лидера.

Все свидетельства о его молодых годах говорят, что это был тихий, прилежный и глубоко верующий студент богословия, защитивший докторскую диссертацию в Исламском университете Багдада. Некоторые отзываются о нем как о человеке застенчивом и даже нелюдимом, прожившем 10 лет в одной комнате возле маленькой суннитской мечети на западе Багдада.

Слово "харизматичный" никто и никогда к нему не применял.

Тем не менее, к моменту американского вторжения в 2003 году он, по всей видимости, уже участвовал в деятельности воинствующей суннитской группировки и возглавлял в ней комитет по шариату (исламскому праву). Он был задержан американскими войсками и, по имеющимся данным, большую часть 2004 года провел в центре временного содержания "Кэмп Бакка" на юге Ирака.

Лагерь "Кэмп Бакка" был назван в честь одного из пожарных, погибших 11 сентября. В нем находились до 20 тысяч заключенных, и он стал университетом для многих лидеров ИГ и других воинствующих группировок. Здесь были превосходные условия для впитывания и распространения радикальных идеологий, навыков диверсионной войны и завязывания необходимых контактов, и всё это совершенно безопасно, под носом и защитой врага.

С большой определенностью можно предполагать, что именно в "Кэмп Бакка" состоялось знакомство Багдади со многими бывшими военными-баасистами, переросшее в столь смертносное партнерство.

Малоизвестный и не привлекавший к себе внимание Багдади у американцев подозрений не вызвал. Они его отпустили, решив, что сколько-нибудь серьезной опасности он не представляет.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

"Кэмп Бакка", 2008 год - место встречи будущих лидеров ИГ

После этого долгие годы он оставался неизвестным широкой публике в Ираке и за его пределами и при этом терпеливо поднимался к вершинам иерархии инсургентов.

В 2010 году, когда он добрался до этой вершины, казалось, что время "дикости" джихадистов в Ираке уходит.

Но как раз в этот момент для них открылось новое окно возможностей в соседней Сирии. Весной 2011 года суннитское большинство восстало против репрессивного режима Башара Асада, в котором доминировало алавитское меньшинство, отпочковавшееся от шиизма.

Чувствуя, что начинающаяся гражданская война открывает перспективы для борьбы и экспансии, Багдади отрядил в Сирию своих людей. В декабре 2011 года в Дамаске начали взрываться автомобили; оказалось, что это дело рук неизвестного тогда "Фронта ан-Нусра". Через месяц эта группировка объявила себя филиалом "Аль-Каиды".

Лидером "Фронта Ан-Нусра" оказался сирийский джихадист Мохаммед аль-Джулани. Изначально его прислал Багдади, но Джулани предпочел действовать самостоятельно.

Потеснив многочисленных конкурентов, "ан-Нусра" завоевала немалую поддержку в Сирии благодаря своему бесстрашию, эффективности в бою и притоку денег и добровольцев, обусловленному поддержкой "Аль-Каиды". При этом в своем салафизме она была относительно умеренной и стремилась налаживать отношения с местным населением.

"Ан-Нусра" ускользала из-под контроля Багдади, и ему это не нравилось. В апреле 2013 года он попытался вернуть ее под свой контроль, объявив, что "Ан-Нусра" подчиняется ему в рамках новой структуры "Исламское государство Ирака и Шама". Термин "Шам" обычно переводят как "Левант" - восточное побережье Средиземного моря, включающее Сирию. Так мы впервые услышали об ИГИЛ.

_______________________________________________________________________

Что значит "ИГ"?

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Флаг ИГ: арабская вязь с первой частью "шахады", свидетельством о вере в Единого Бога Аллаха, и печать пророка Мохаммеда снизу.

В течение того короткого периода, когда "Исламское государство" навязало себя в качестве источника новостей мирового масштаба, группировка несколько раз меняла название и успела многих запутать. Это было вызвано ростом амбиций внутри ИГ и привело к тому, что до сих пор нет единого мнения о том, какое название правильное.

  • Основанная в Ираке как "Исламское государство в Ираке" (ИГИ), группировка по мере экспансии в Сирии добавила к названию "и аш-Шама", - слово, которое обозначает Дамаск, Сирию, а также, в более широком значении, Левант.
  • В англоговорящем мире многие называют группировку ISIS, что означает "Islamic State in Syria" ("Исламское государство в Сирии"). В американской администрации используют сокращение ISIL, в котором L означает Левант. В русском языке может применяться аббревиатура ИГИЛ, то есть "Исламское государство Ирака и Леванта". Все эти названия широко используются, хотя формально уже устарели.
  • По-арабски та же аббревиатура звучит как ДАИШ, и в таком виде часто используется в арабском мире, что вызывает большое недовольство самой организации, которая видит в этом неуважение. Хотя по-арабски ДАИШ ничего не значит, это слово неблагозвучно, что, возможно, объясняет, почему западные официальные лица часто оперируют и этим названием.
  • Разрастаясь все шире и территориально, и в своих амбициях, группировка решила перестать использовать географические отсылки в названии. Так появилось "Исламское государство", название, которое не любят использовать в мире, так как оно звучит как признание легитимности организации.
  • Би-би-си и другие СМИ чаще всего называют группировку "так называемым" или "самопровозглашенным" "Исламским государством" при первом упоминании в материале, а затем просто используют аббревиатуру ИГ.

_______________________________________________________________________

Джулани был возмущен планами Багдади и возобновил клятву верности мировому лидеру "Аль-Каиды" – после смерти Усамы бин Ладена в 2011 году им стал Айман аз-Завахири. Завахири приказал Багдади вернуться к использованию названия "Исламское государство Ирака" (ИГИ) и оставить "ан-Нусру" как часть франшизы "Аль-Каиды" на территории Сирии.

Но теперь настала очередь Багдади игнорировать приказы начальства.

К концу 2013 года ИГ и "Фронт ан-Нусра" находились в жестком противостоянии. Сотни людей были убиты в кровопролитных междоусобных столкновениях, в результате которых "Фронт ан-Нусра" и лояльные ему сирийские повстанческие группировки вытеснили ИГ с северо-запада Сирии. В ответ на это ИГ заняло Ракку, город на северо-востоке страны, и провозгласило его своей столицей. Многие западные джихадисты, принадлежавшие к "Фронту ан-Нусра", перешли на сторону ИГ, сочтя его более радикальной и жесткой группировкой. В начале 2014 года "Аль-Каида" официально отреклась от ИГ.

Таким образом ИГ избавилось от ненавистного контроля сверху, но одновременно потеряло земли и перестало развиваться. Лозунг группировки, "Сохраниться и расшириться", с каждым днем имел все меньше отношения к реальности. Куда она могла двигаться дальше?

В этот момент случай снова сыграл им на руку: в Ираке сложилась крайне благоприятная среда для джихадистских идей. Американцы покинули регион еще в 2011 году, а суннитские районы были в огне восстаний в результате сектантской политики шиитского премьер-министра Нури аль-Малики. Сунниты чувствовали себя угнетенными и были очень злы.

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

Боевик ИГ в Ракке, Сирия

Когда ИГ решило вернуться в Ирак, дверь для него оказалась открытой. Собственно, группировка никуда и не уходила, просто растворялась в окружающем пейзаже. Поэтому, когда в июне 2014 года весть о возвращении ИГ стремительно пронеслась по городам и деревням, то "спящие" ячейки салафитских джихадистов, бывшие сторонники Саддама и прочие симпатизирующие идеям джихада вышли из подполья.

С захватом Мосула ИГ с ошеломляющей скоростью превратилось из малоизвестной террористической ячейки в настоящую джихадистскую армию, которая угрожала уже не только Ираку, но всему миру.

Именно после этого 29 июня 2014 года группировка приняла название "Исламское государство", отбросив все предыдущие варианты, и провозгласила создание "халифата". Несколько дней спустя свеженазначенный Халиф Ибрагим, он же Абу Бакр аль-Багдади, появился на минбаре знаменитой Большой мечети Нур ад-Дина Занги в Мосуле, которая, кстати, исторически тесно связана с сопротивлением крестоносцам. Аль-Багдади призвал всех мусульман мира сплотиться и следовать за ним.

Провозгласив халифат и взяв более широкое название "Исламское государство", организация явно дала понять, что ее планы простираются гораздо дальше территорий Сирии и Ирака. Она стала глобальной.

Провозглашение халифата вызвало огромный резонанс в исламском мире. Для Бин Ладена и других лидеров "Аль-Каиды" халифат всегда оставался чем-то вроде недостижимого идеала - из-за боязни сделать громкое заявление и затем потерпеть неудачу. Багдади решил превзойти бывшее руководство в борьбе за лидерство в глобальном джихаде.

Халифат - мусульманское государство под управление халифа, то есть преемника пророка Мухаммеда. Во времена первых четырех халифов, которые правили после смерти пророка в 632 году, Арабский халифат распространил свое влияние за пределы Аравийского полуострова на территорию от Ирана и Бухары на востоке до Ливии на западе и Кавказа на севере.

Пришедший ему на смену Омейядский халифат имел столицу в Дамаске и занял практически всю ту территорию, на которую сегодня распространяются амбиции "Исламского государства", включая Испанию. Следующим халифатом в 750 году стал Аббасидский, со столицей в Багдаде. На этот период пришелся расцвет культура и науки, но контролировать такую территорию оказалось сложно, отделился Кордовский халифат на Пиренейском полуострове, а в 1258 году Багдад был разграблен монголами.

В XIV-XV веках возникла Османская империя со столицей в Константинополе (современный Стамбул), простиравшаяся почти до Вены и называвшая себя халифатом, хотя его различия с империей довольно размытые. Халифат был окончательно упразднен Ататюрком в 1924 году.

Поэтому когда Багдади объявил себя халифом "Исламского государства", этот шаг был выражением необычайных амбиций. Тем самым он давал понять, что претендует, ни много ни мало, на мантию пророка и его последователей, которые несли свет ислама в завоеванные земли.

Для исламских богословов и авторитетов, не говоря уже об арабских и мусульманских лидерах, такого рода заявления от главы экстремистской группировки не имеют ни малейшей легитимности. Поэтому никто из них не спешил признавать свежеобъявленный халифат. Тем не менее, это заявление произвело необходимый эффект на многих увлеченных исламской романтикой и ностальгирующих по временам арабских халифатов. Среди них оказались и единомышленники из числа членов мировых экстремистских организаций.

Спустя четыре месяца после объявления халифата группа боевиков в Ливии первой присягнула на верность аль-Багдади. Еще через месяц их примеру последовала крупная египетская джихадистская группировка "Ансар Бейт аль-Макдис". ИГ распространяло свое влияние и в Африку - в марте 2015 года на верность организации присягнула нигерийская экстремистская группировка "Боко Харам". За год у ИГ появились филиалы в 11 странах, хотя организация занимала территории лишь в пяти, включая Ирак и Сирию.

В Ираке и Сирии аль-Багдади и его сторонники решили воплотить в жизнь свое жесткое видение идеального исламского государства.

Для всего мира, лишенного возможности непосредственно оказаться на территориях, контролируемых ИГ, самым очевидным и шокирующим проявлением его политики стало уничтожение древних объектов культурного наследия.

9/2015

8/2015

European Space Imaging, Digital Globe

Вандализму подверглись не только древние памятники. Христианские церкви, монастыри, шиитские мечети и святыни, любые изображения человека систематически уничтожались. Боевики сносили все декоративные элементы даже с суннитских мечетей. Через месяц после взятия Мосула члены ИГ сравняли с землей святыню имама Аун аль-Ди постройки XIII века, которая пережила даже монгольское нашествие.

Все эти действия объясняются консервативным пониманием ислама, которого придерживается террористическая организация. Согласно их логике, любое графическое изображение или святыня есть форма поклонения не самому Аллаху, а любое немусульманское строение - монумент идолопоклонства. Даже саудовских принцев и королей по сей день хоронят без гробов в безымянных могилах.

Автор фото,

Подпись к фото,

В опубликованном на YouTube в 2015 году видео члены ИГ разрушают скульптуры, украшающие фасады в Хатре.

Конечно, размещая видео, которые всем остальным миром расцениваются как акты вандализма, ИГ стремилось шокировать общественность. Это было своего рода культурным эквивалентом демонстрации обезглавливания гуманитарных работников.

Но у разрушения памятников есть и практическая сторона. Прекрасно организованный финансовый отдел ИГ выдает письменные разрешения на разграбление мест археологических раскопок и устанавливает процент, который должен поступать в казну с полученной выручки.

Это лишь одна из множества деталей сложной системы управления и контроля, затрагивающей все аспекты жизни людей на подвластных ей территориях. Во многом это напоминает систему внутренней разведки, действовавшую при Саддаме Хусейне.

Внутренние документы ИГ, попавшие в распоряжение журналистов и опубликованные изданием Spiegel в прошлом году, проливают свет на вклад бывших баасистов в создание внутренней структуры группировки, где основной акцент сделан на разведку и безопасность.

Когда в 2014 году боевики ИГ заняли Мосул и Фаллуджу в Ираке и Ракку в Сирии, жители этих суннитских оплотов скоро обнаружили, что новой власти практически обо всех все известно.

На контрольно-пропускных пунктах удостоверения личности через ноутбуки пробивали по базам данных - вероятнее всего, это были реестры государственных служащих или получателей продовольственной помощи. Бывшие сотрудники сил безопасности должны были явиться в конкретную мечеть, чтобы "покаяться", сдать оружие и получить "открепительную" бумагу.

"Поначалу они просто заменили всех проповедников в мечетях на своих людей", - рассказывает бывший житель Мосула, который сбежал из города через год после его захвата боевиками ИГ.

"Но потом они перешли к более решительным мерам. Женщинам, которые раньше могли ходить с непокрытой головой, приказали сначала носить хиджаб, а затем никаб, полностью закрывающий лицо. Мужчинам пришлось отрастить бороды и носить укороченные штаны. Под запрет попали сигареты, кальяны, музыка, кафе, спутниковое телевидение и мобильные телефоны. Специальное полицейское подразделение "Аль-хисба" следит за соблюдением этих правил и патрулирует улицы в поисках нарушителей".

На видео гражданский журналист из организации "Безмолвная бойня в Ракке" (Raqqa Is Being Slaughtered Silently) рассказывает о жизни в городе, контролируемом ИГ.

Житель Фаллуджи вспоминает историю о таксисте, который подвез женщину средних лет без хиджаба. Когда машину остановили на КПП, женщине выдали платок и отпустили, а водителя отправили в исламский суд, который приговорил его к двум месяцам заключения и заучиванию наизусть отрывка из Корана. Если заключенный не может запомнить отрывок, то наказание повторяется снова.

"У них есть суды с официальными лицами, записями и архивами. За каждое правонарушение есть свое наказание, - рассказывает житель Фаллуджи. - За супружескую измену забивают камнями до смерти. Ворам отрезают руки. Геев сбрасывают с высоких зданий. Шпионов расстреливают. Военнопленным шиитам отрубают головы".

________________________________________________________________

Отрезанные головы на парковой ограде: дневник о жизни под контролем ИГ

Активист из базирующей в Ракке группы Аль-Шаркия 24 вел дневник о том, каково жить в городе под контролем ИГ.

_________________________________________________________________

В структуре ИГ есть ведомства, курирующие все сферы жизни - финансы, сельское хозяйство, образование, транспорт, здравоохранение, социальное обеспечение, коммунальные услуги.

Школьная программа была изменена в соответствии с политикой ИГ: учебники истории переписали и убрали из них все иллюстрации, английский язык преподавать перестали.

"Одно можно сказать точно, - говорит один из жителей Мосула. - Здесь не существует коррупции или "блата" (связей с нужными людьми). Все убеждены в правильности своих поступков и не сомневаются в выбранном пути".

Одна недавняя история говорит многое об ИГ и его методах.

В начале года иракские спецподразделения продвигались вперед в боях на территориях вокруг Рамади. Мирные жители спасались бегством из осажденных районов, боевики ИГ были близки к поражению и начали отступать.

Две женщины, убегавшие из зоны боевых действий, оказались рядом с КПП полиции, где им помогли укрыться.

Когда они были в безопасности, одна из женщин показала на свою спутницу и сказала сотрудникам полиции: "Это не женщина, это эмир ИГ".

Проверка показала, что она говорила правду: это был гладко выбритый мужчина, накрашенный и переодетый женщиной. Более того - он оказался в начале списка объявленных в розыск.

"Когда боевики ИГ заняли город, он убил моего мужа, который был полицейским, изнасиловал меня и взял в жены", - рассказала женщина.

"Я смирилась со своей судьбой, но твердо решила отомстить за своего мужа и честь, - сказала она. - Я уговорила его переодеться женщиной, чтобы потом было проще сдать его полиции".

________________________________________________________________

Каково это - быть женщиной в ИГ?

Нур - женщина из Ракки, так называемой столицы ИГ в Сирии. Ей удалось сбежать из города в Европу, где она встретилась с Би-би-си. Ее история рассказывает о ее жизни и жизни двух ее сестер, которые до сих пор находятся в городе, контролируемом террористической группировкой.

________________________________________________________________

Завоевание мира

После стремительного захвата территорий внутри Ирака в июне 2014 года можно было бы ожидать, что боевики ИГ захотят перевести дух и закрепить свой успех в завоеванных районах. Но словно акула, которая должна двигаться, иначе она умрет, ИГ мгновенно занялось новыми провокациями и кровавыми расправами и оказалось в открытой конфронтации с ведущими мировыми державами.

Уже июньское наступление группировки, угрожавшее самому Багдаду, заставило Соединенные Штаты направить в страну военных советников и инструкторов на помощь не справляющейся иракской армии.

Еще через два месяца наступление на курдские районы на севере страны привело к авиаударам США, направленным на защиту столицы Курдистана Эрбиля и предотвращение геноцида езидов. Четырнадцать других стран присоединилось к этой операции.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Вооруженные подразделения иракских курдов "пешмерга" направляются к плотине Мосул (август 2014 года)

Десять дней спустя боевики ИГ обезглавили журналиста Джеймса Фоули и нескольких других людей, в соответствии с основной доктриной организации о показательной жестокости с целью наказания, устрашения и провокации. Но самое страшное было впереди - сожжение заживо сбитого иорданского летчика Муаза аль-Касаби.

С сентября 2014 года бомбардировки США и союзников распространились и на Сирию, вскоре после того, как ИГ подступило к курдскому городу Кобани на границе с Турцией. Авиаудары коалиции изменили ход боев в регионе - группировка потеряла сотни бойцов в Кобани и других районах. Это дало ИГ еще больше поводов для мести - и организация начала действовать за пределами захваченной ею территории.

С момента объявления халифата и до начала 2016 года случилось более 70 террористических нападений, либо непосредственно организованных ИГ, либо вдохновлявшихся ее идеями. Они охватили более 20 стран от Калифорнии до Сиднея, их жертвами стали около 1200 человек. Все эти действия несли ту же весть о наказании, устрашении и провокации, как обезглавливание заложников, и демонстрировали глобальные возможности экстремистской группировки.

Вместе с тем, ИГ применяло известную военную тактику об отвлечении противника путем организации одновременно нескольких очагов атак, чтобы рассредоточить его силы и ослабить оборону. Для террористической организации "враги" - все, кто не принимает ее идеологию. Таким образом, весь мир разделен на Дар аль-ислам, территорию ислама, и Дар аль-куфр, территорию неверия.

Два самых страшных преступления, совершенные ИГ - террористическая атака в Париже 13 ноября и сбитый над Синайским полуостровом 31 октября русский пассажирский самолет - привели к тому, что Россия и Франция усилили авиаудары по позициям группировки в Сирии.

"Исламское государство" сошло с ума? Похоже, что в его планах захватить весь мир. Оно вступило в борьбу с США, Россией и множеством других стран. По данным самой группировки, на их стороне воюет 40 тысяч боевиков (по другим приблизительным данным, вдвое меньше).

Автор фото, AP

Подпись к фото,

Люди приносят цветы и свечи в память о жертвах сбитого аэробуса А321 в аэропорту Пулково

Может ли террористическая группировка действительно бросить вызов всему миру и продолжить свое существование? Или президент США Барак Обама сможет выполнить свое обещание "ослабить и уничтожить ИГ"?

Финальный отсчет

Если у вас есть ощущение, что в транслируемом ИГ посыле "все или ничего" есть что-то мрачное и пугающее, то вы совершенно правы.

Спустя месяц после провозглашения халифата "Исламское государство" впервые показало миру свой пропагандистский интернет-журнал, главный ресурс для демонстрации последних достижений организации и набора в нее новых членов, который совершенно не случайно носил имя "Дабик".

Маленький город на севере от Алеппо в Сирии упоминается в хадисе (предании о словах и действиях пророка Мухаммеда) в связи с Армагеддоном. В соответствии с идеологией ИГ, именно там случится решающий бой между приверженцами ислама и неверными, который приведет к концу света. Каждый выпуск журнала "Дабик" начинается с цитаты Абу Мусада аз-Заркави: "Искра зажглась здесь, в Ираке, и ее свет будет становиться ярче - если будет на то воля Аллаха - пока не сожжет армию завоевателей в Дабике".

Перспектива стать участником этой блистательной кульминации, принимая мученическую смерть во имя Аллаха с гарантированным местом в раю, прельщает многих.

Это объясняет бесконечный поток желающих разорвать себя на куски, став бомбистами-смертниками, что в ИГ называют "операцией мученичества за веру" (суицид в исламе запрещен). Сотни людей погибли и погибают таким образом практически каждый день.

Именно этот фактор делает борьбу с угрозой ИГ такой сложной даже с военной точки зрения.

___________________________________________________________________

Наследие баасизма в основе ИГ

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Бывшие офицеры армии Ирака внесли большой вклад в создание структуры ИГ

Во многих отношениях "Исламское государство" - проект запрещенной партии "Баас" бывшего иракского президента Саддама Хусейна, но с измененной идеологией. В руководстве организации преобладают бывшие агенты и офицеры режима Хусейна. Эти люди, закаленные в бою и подготовленные на государственной службе, и являются ядром террористической группировки. Они достаточно выносливы, чтобы выстоять (как уже случилось ранее в ходе американской оккупации и десяти лет войны) даже в том случае, если более мелкие кадры организации будут уничтожены.

____________________________________________________________________

Глава службы безопасности и разведки Регионального правительства Курдистана (КРГ) на севере Ирака Масрур Барзани рассказывает историю о трагедии неудавшегося террориста-смертника, который кричал при задержании: "Я был всего в десяти минутах от того, чтобы объединиться с пророком Мухаммедом!".

"Эти люди считают, что они победители в любом случае - убили ли они вас или погибли сами, - говорит Барзани. - Если они убили вас - они выиграли бой. Если их убили - они отправятся в рай. В такой ситуации очень сложно избежать нападения, поэтому ликвидация - единственный способ защититься от них".

Возможно, впервые со времен Второй Мировой войны, когда японцы создали эскадрильи летчиков-камикадзе, ИГ использует смертников не только для террористических операций, но и в качестве обычного средства ведения боя.

Практически все операции "Исламского государства" начинаются с атаки цели несколькими террористами-смертниками за рулем начиненных взрывчаткой машин или грузовиков, что облегчает последующие действия пехоты. Внутри организации смертников даже называют "воздушными силами", потому что в рамках военных действий они выполняют схожую функцию.

Тем не менее, ИГ -не просто группа фанатиков с горящими глазами, готовых взорвать себя в любой момент. И этим они обязаны Саддаму Хусейну.

"Ядро ИГ - это бывшие офицеры разведки и армии эпохи Саддама, в частности из республиканской гвардии, - рассказывает сотрудник международной разведки. - Они очень хорошо умеют перемещать людей, пополнять запасы и так далее. На самом деле, они гораздо более эффективны и действенны, чем иракская армия. Эти люди - бывшие военные, и они знают, что делают".

"Они настоящие профессионалы, - добавляет Масрур Барзани. - У них отличные знания и навыки использования артиллерии, бронетехники и так далее. Их офицеры знакомы с тактикой применения обычных вооружений, знают как планировать, атаковать и защищаться. Это действительно хорошо организованная военная сила, а не просто террористическая ячейка".

Именно партнерство с экс-баасистами, со времен ранних дней аз-Заркави в Ираке, является жизненно важным компонентом успеха ИГ.

Но это не значит, что боевики ИГ непобедимы - курды на северо-востоке Сирии на протяжении года сражались с террористической организацией без какой-либо внешней помощи. Даже сейчас ИГ часто совершает ошибки, которые обходятся им дорого.

В декабре 2015 года они потеряли в общей сложности 2500 человек, несколько сотен лишь в одной неудачной атаке в районе Мосула. С августа 2014 года примерно 15 тысяч боевиков погибли в результате авиаударов международной коалиции.

Но, похоже, экстремистская группировка не испытывает сложностей с набором новых членов. С примерно 10 миллионами суннитов, живущих на территории Ирака и Сирии, это не составляет особого труда. Кроме того, если ИГ будет продолжать действовать в том же духе, скоро к ним присоединится и новое поколение боевиков.

"Я не вступал в их ряды из-за своих убеждений", - говорит Бакр Мадлул, 24-летний молодой человек, который был арестован у себя дома в суннитском районе Багдада и осужден за участие в организации подрывов начиненных взрывчаткой автомобилей в шиитских районах. Он признает свою вину.

Бакр рассказывает, что он работал прорабом на стройке в Курдистане, когда ИГ заняло Мосул. Курдские службы безопасности задержали его для допроса, и в тюрьме он познакомился с боевиком, который убедил молодого человека поехать в Мосул. Там Бакр стал членом террористической организации и обслуживал один из КПП, который был позже уничтожен авиаударом международной коалиции.

Затем молодого человека отправили в пригород Багдада для организации взрывов автомобилей. Начиненные взрывчаткой машины присылали в Багдад, а работа Бакра заключалась в том, чтобы припарковать их в условленных местах - чаще всего это были людные улицы и рынки.

"За рулем одной из пяти машин, которые оказались в моем распоряжении, был террорист-смертник, - рассказывает молодой человек. - Я разговорился с ним. Он был иракец 22 лет. Он верил, что после смерти попадет в рай. И это самый простой и быстрый способ оказаться там. Они действительно в это верят. Они взорвут себя и будут уверены, что дальше окажутся в раю. Среди них есть люди и старше - 30-40 лет".

"Я несколько раз спрашивал тех, кто отдавал мне приказы, допустимо ли убивать женщин и детей. На что мне отвечали: "Они все одинаковы". Я не могу так к этому относиться. Но, однажды оказавшись внутри организации, уже невозможно выйти из нее. Если вы попытаетесь бежать, вас назовут вероотступником, и убьют вас или вашу семью".

Бакр знает, что его, скорее всего, повесят. Когда я спросил, выбрал ли бы он тот же путь, если бы у него был шанс прожить свою жизнь заново, он засмеялся.

"Конечно, нет. Я бы уехал из Ирака, подальше от ИГ и служб безопасности. Я выбрал этот путь, не осознавая его последствий. Пути назад нет. И я понял это только сейчас".

Тем временем в Курдистане другой заключенный член ИГ, Мухаммад Ибрахим, не раскаивается ни в чем.

У этого 32-летнего мужчины из деревни в окрестностях Мосула есть жена и трое детей. Он работал на стройке одной турецкой компании, когда ИГ захватило город. Двое его старших братьев погибли в войне с американцами в 2004 и 2006 годах. Он без каких-либо сомнений присоединился к ИГ и командовал небольшим подразделением, когда его взяли в плен во время боя с курдами.

"Шииты всегда притесняли нас, оскорбляли и не давали нам жить, - говорит он. - Но это не было главной причиной для меня, религия гораздо важнее. Вся моя семья очень религиозна, хвала Аллаху. Я стал членом ИГ из-за моей веры и религиозных убеждений".

"Если бы у меня был шанс прожить жизнь заново, я бы выбрал тот же путь и сделал тот же выбор. Я убежден, что делаю все правильно, и поэтому доложен идти до конца. Либо я буду убит, либо Аллах укажет мне другой путь".

Взятие Мосула

Успехи ИГ скорее зависят от недостатков его противников, чем от сильных и слабых сторон самой организации. "Исламское государство" настолько сильно, насколько слабы проигравшие ему государства, чья деградация дала возможность организации пустить корни и закрепиться на их территории.

Именно поэтому Ирак и Сирия должны быть в центре внимания в борьбе с террористической группировкой, как заявил в феврале 2016 года командующий военными операциями коалиции Шон Макфарланд.

"Наша операция имеет три основных цели: во-первых, уничтожение основы "раковой опухоли" ИГ в Ираке и Сирии, путем поражения его центров в Мосуле и Ракке; во-вторых, борьба с метастазами организации по всему миру; и в-третьих, защита наших народов от последующих атак террористов", - провозгласил он.

Само собой, авиаудары коалиции, какими бы мощными и эффективными они ни были, имеют предел возможностей. Только в комбинации с действиями сплоченных сухопутных войск есть шанс вернуть занятые ИГ территории. Именно это и является основной проблемой в обеих странах.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Курдский военный идет мимо граффити с символами ИГ в Синджаре

Не без помощи воздушных ударов коалиции, курды на севере Ирака и Сирии достигли больших успехов в борьбе с ИГ за территории, которые изначально принадлежали им. Но курдские войска не могут и не хотят бороться с террористической группировкой до конца - в обеих странах более серьезное вмешательство с их стороны приведет к усилению межконфессиональной вражды с суннитскими арабами, сочувствующими ИГ.

Проправительственные силы в Ираке отбили у ИГ большую часть территорий в провинции Дияла и в районе вокруг города Тикрит к северу от столицы. Но основная заслуга в этой операции принадлежит поддерживаемым Ираном шиитским ополченцам, которые бросились на защиту Багдада и юга страны после коллапса иракской армии и продвижения боевиков ИГ на юг в июне 2014 года.

Использование шиитских войск в суннитских районах - серьезный риск.

Рамади, столица провинции Анбар на западе страны, была отбита в конце 2015 года в ходе наступления, возглавляемого созданной под контролем американского правительства иракской Контртеррористической службой (CTS). Шиитские ополченцы не участвовали в этой операции. Но силы Контртеррористической службы ограничены, и ее ряды сильно поредели в тех боях. Отбитый город лежит в руинах, а население разбежалось.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Февраль 2016 года: иракские военные в Рамади

Все это не предвещает ничего хорошего другим суннитским центрам, которые были захвачены "Исламским государством" в Ираке. Это, например, Фаллуджа, которая расположена всего в 30 милях от Багдада, и Мосул, город в 10 раз больше, чем Рамади.

Удивительно, но, даже учитывая буквально сотни противоборствующих группировок повстанцев, именно в Сирии вероятность одержать победу над ИГ гораздо больше, хотя тоже невелика.

ИГ удалось задеть все силы, имеющие влияние в регионе, включая американцев и русских, а также их региональных и местных союзников. В результате возможное перемирие между режимом и повстанцами впервые выглядит как самая разумная перспектива в регионе.

Основная идея заключается в том, что в таком случае все присутствующие в регионе силы объединятся против ИГ, а также "Фронта ан-Нусра", террористической группировки повстанцев, связанной с "Аль-Каидой". Звучит маловероятно, однако это именно тот сценарий, на котором сейчас настаивает США, даже несмотря на то, что ранее пять лет не допускали возможности компромисса с режимом Асада.

Если все - повстанческие группы, курды, проправительственные войска и ополченцы, а также их международные сторонники, включая Россию и членов международной коалиции - найдут способ объединиться против ИГ, шансы на выживание организации в Сирии окажутся очень малы.

Единственный настоящий центр ИГ в стране - это Ракка. Этот город имеет меньше всего связей с суннитским населением и в Сирии, и в Ираке: у них есть гораздо больше способов выражения своего недовольства правящим режимом.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Иракская армия готовится к операции по возвращению контроля над Мосулом

Но даже если перемирие между сирийскими сторонами будет достигнуто, есть опасения, что одержанная таким образом победа обратится новым затяжным конфликтом, учитывая полное отсутствие взаимопонимания между суннитами и шиитами после столкновений, последовавших за свержением Саддама Хусейна в 2003 году.

Глубина недовольства иракских суннитов такова, что даже если бы ИГ не существовало, им пришлось бы его придумать. Без суннитского влияния, согласованности и партнерства в рамках национальных проектов ИГ, в той или иной форме, всегда будет присутствовать в регионе. Похожая ситуация сложилась в Афганистане, где талибы вновь активизируются несмотря на все, чтобы было сделано для их устранения.

Иракский эксперт по радикальным движениям Хишам аль-Хашеми считает, что серьезный удар по ИГ будет нанесен в том случае, если международная коалиция выполнит одну из своих первоочередных задач - устранит Абу Бакра аль-Багдади.

Хашеми уверен, что в случае смерти аль-Багдади заменить его без серьезного ущерба для организации будет очень сложно.

"Будущее ИГ зависит от него, - отмечает эксперт. - Если аль-Багдади будет убит, внутри организации наступит раскол. Одна часть членов ИГ последует по определенному им пути и объявит новый халифат, другая вернется в "Аль-Каиду", третья разобьется на группировки и последует за самым сильным лидером".

"Сила аль-Багдади в том, что он вызвал идеологическую трансформацию, смешав джихадистские идеи с методами баасистской разведки, что привело к созданию той квази-государственной организации, которую мы имеем сейчас".

Хашеми считает, что аль-Багдади удерживает ИГ от распада. Несмотря на множество ложных заявлений о его смерти, ему удается оставаться неуловимым и невредимым, даже учитывая, что аль-Багдади не появлялся на публике с момента его выступления в мосульской мечети в июле 2014 года.

Американцы вряд ли успокоятся, не уничтожив аль-Багдади, и не в последнюю очередь потому, что, по их данным, именно он многократно насиловал сотрудницу американской неправительственной организации Кайлу Мюллер, которая затем была убита по его приказу в начале 2015 года.

Но даже если аль-Багдади будет устранен, а ИГ распадется, это не решит проблему суннитов в Ираке.

Извлечь выгоду из хаоса

В любом случае, ИГ продолжает экспансию и ищет новые территории для этого. На данный момент наиболее перспективным вариантом выглядит Ливия. В ней царит дух анархии и "дикости", необходимый для внедрения джихадистских идей, а также союза с местными боевиками и недовольными сторонниками свергнутого режима. Ситуация очень напоминает Ирак.

ИГ объявило о своем присутствии в типичной манере, опубликовав в феврале 2015 года безупречно разыгранное видео расправы над 21 египетским христианином-коптом. Люди в оранжевых комбинезонах были обезглавлены на ливийском пляже, а их кровь смешалась с водами Средиземного моря в качестве угрозы европейским странам.

Мужчина, который озвучил это, был, вероятнее всего, лидером ИГ в Ливии. Это иракец по имени Виссам алоь-Зубади, так же известный как Абу Набиль. По совпадению, он был убит воздушным ударом США в день террористической атаки ИГ в Париже 13 ноября 2015 года.

Его сменил Абу Умар аш-Шишани, тоже иракец и бывший баасист, известный жестоким нравом и умением зарабатывать. Из этого понятно, что ИГ явно имеет большие планы относительно нефтяных объектов в Ливии, особенно учитывая урон, нанесенный авиаударами коалиции по контролируемым организацией промыслам в Сирии и Ираке.

США и их союзники не в силах остановить проникновение ИГ в Ливию. Организация уже подчинила себе большую территорию на побережье рядом с крупным городом Сирт, который значил для свергнутого ливийского лидера Муаммара Каддафи примерно то же самое, что в свое время Тикрит для Саддама Хусейна.

Удар американской авиации в феврале нынешнего года уничтожил, заодно с еще 50 людьми, Нуреддина Шушана, который, вероятнее всего, был ответственен за террористические акты против западных туристов в соседнем Тунисе.

Такие точечные воздушные удары, которые нередко плодят новых боевиков - все, что может предпринять международное сообщество против террористической организации в Ливии. Надежда на то, что ливийское национальное правительство сможет положить конец хаосу в стране и начать наземную военную операцию в качестве партнера западной коалиции, очень мала.

Вместе с тем есть и другие регионы - Йемен, Афганистан, Пакистан, Сомали и так далее - где развал государственной системы и недовольство массы мусульман открывают море возможностей для ИГ, конкурирующего со слабеющей "Аль-Каидой" за звание главной джихадистской организации.

Дополнительный риск для мирового сообщества заключается в том, что эта конкуренция между террористическими группировками порождает поле для новых атак, которые, как нам известно, активно планируются.

Битва за умы

За первые полтора года после объявления о создании "Исламского государства" число присоединившихся к нему в Сирии и Ираке иностранных боевиков быстро возросло.

Базирующаяся в Нью-Йорке организация Soufan Group, занимающаяся вопросами безопасности, подсчитала, что к "Исламскому государству" присоединились примерно 27 тысяч джихадистов из 86 стран. Более половины - с Ближнего Востока и из Северной Африки.

Идея халифата явно привлекает некоторых, несмотря, а в некоторых случаях, наоборот, благодаря, показной жестокости. Нельзя не отдать должное и умению лидеров ИГ использовать интернет и социальные сети для пропаганды своих идей и вербовки сторонников.

Десять месяцев спустя после своего обещания подорвать и в итоге уничтожить эту группировку президент США Барак Обама с сожалением признает, что ИГ особенно эффективно в вербовке психологически уязвимых молодых людей в разных странах, в том числе и в США.

По его словам, "Исламское государство" целенаправленно нацеливает свои усилия на мусульманские общины во всем мире.

Американский лидер указывает на фундаментальную проблему, решить которую будет значительно сложнее, чем сравнительно простую задачу победы над "Исламским государством" с помощью военной силы.

"Идеологии нельзя победить оружием, их побеждают лучшими идеями, более привлекательным и более убедительным видением мира", - сказал Обама.

Проблема в том, что когда разочарованные люди в этом регионе оглядываются вокруг - особенно молодые идеалисты или безработные, не имеющие будущего, - они видят чрезвычайно скупые свидетельства существования "лучших идей" или более привлекательного видения окружающего их мира.

Они видят руины "арабской весны", породившей надежды лишь затем, чтобы вскоре жестоко разбить их о суровую реальность.

Жестокие, коррумпированные диктатуры, которые она пошатнула, распались, но на их месте возник хаос межконфессиональных, этнических и племенных конфликтов, как в Сирии, Ливии, Йемени и (не без вмешательства Запада) в Ираке.

Другие, например, Египет или в меньшей степени Тунис, вернулись к состоянию, характерному для прежних режимов.

Хотя многие европейские джихадисты примкнули к ИГ по другим причинам, социально-экономические факторы играют важную роль в радикализации молодежи из арабских стран.

Если эту проблему не решить, они будут оставаться важным фактором привлекательности "Исламского государства".

Один из самых многочисленных отрядов джихадистов примкнул к ИГ из Туниса, где подробное исследование ситуации в бедных пригородах столицы со всей ясностью показало, что радикализация молодых людей имеет намного меньше общего с религией, чем с безработицей, маргинализацией и разочарованием итогами революции, которая ничего им не дала и оставила без какой-либо надежды на лучшее будущее.

Недавно в распоряжении федеральной полиции Германии оказались документы, в которых, вероятно, содержится информация о большом числе боевиков, сражающихся в рядах "Исламского государства". Они проливают свет на то, кто те люди, которые вступили в ИГ. В документах содержится информация о людях из более чем 40 стран, с адресами, телефонами и прочими личными данными. Эти документы могут оказать огромную помощь спецслужбам, которые пытаются вычислить потенциальных радикалов и пресечь их вступление в организацию.

Кроме того, ИГ заполняет вакуум, образовавшийся после крушения политических идеологий, десятилетиями притягивавших арабских идеалистов. Многие из них учились в Советском Союзе, но идея коммунизма лопнула как мыльный пузырь.

Арабский социализм и арабский национализм, вызывавшие огромное воодушевление в 1950-х и 1960-х годах, мутировали в жестокие, коррумпированные "республики", где сыновей готовили унаследовать власть своих отцов.

В этом вакууме ИГ взяло на себя миссию наказать Запад и прочих чужаков за все их действия на Блжижнем Востоке в последнее столетие:

  • Раздел региона колониальными державами 100 лет назад, проведение границы между Сирией и Ираком, которую ИГ стерло;
  • Создание государства Израиль, получение Великобританией мандата на управление Палестиной, и последовавшая вслед за этим политическая и финансовая поддержка Израиля Вашингтоном;
  • Западная и российская поддержка коррумпированных и тиранических арабских режимов;
  • Западная интервенция в Ирак и разрушение страны по сомнительному поводу, сопровождавшееся гибелью тысяч иракцев;
  • Скандалы, связанные с тюрьмами Абу-Грейб и Гуантанамо.

Корни ИГ уходят и во внутренний кризис ислама.

"В ИГ нет ничего исламского ", - сказал президент Обама, повторяя подобные заявления многих западных лидеров, утверждавших, что ИГ якобы не имеет никакого отношения к исламу.

"Он основан на исламских священных текстах, которые интерпретированы ими так, как они это видят", - говорит профессор политологии Американского университета в Бейруте Ахмад Муссалли.

"Я не могу сказать, что они не отталкиваются от исламской традиции. Это было бы отрицанием фактов. Но их интерпретация необычна, часто буквальна, очень похожая на ваххабитскую", - говорит он.

С ним соглашается иракский эксперт по радикальным группировкам Хишам аль-Хашеми.

"Насилие и экстремизм в ИГ и в других салафитских джихадистских группировках оправдывается, и на самом деле поощряется исламскими текстами, на которые опираются эти группировки, - говорит он. - Это кризис религиозного дискурса, а не варварских группировок. Изменение этого дискурса в нужном направлении более важно, чем подавление экстремистских группировок с помощью военной силы".

Древние исламские тесты могут интерпретироваться экстремистами определенным образом, чтобы оправдать свои действия, однако это не бросает тень на всю религию.

Точно так же христианство не сводится к действиям средневековой инквизиции, для которой сожжение на костре было обычным наказанием.

Экстремистские идеи остаются запрятанными в темных углах истории, пока не приходит их время. Сейчас пришло время ИГ и всего, что прооисходит в Афганистане, Ираке и других странах.

"Салафизм распространяется по миру - в Афганистане, Пакистане, арабских странах", - говорит профессор Муссалли.

Он обвиняет саудовцев в удушении любых возможностей появления умеренной, демократической версии ислама, "альтернативного исламского дискурса", противостоящего салафизму.

Появление подобной версии ислама хотел бы видеть и Барак Обама.

"Умеренная версия ислама сегодня представлена организацией "Братья-мусульмане", которая была разгромлена странами Персидского залива, поддержавшими военный переворот в Египте, - говорит профессор Муссалли, имея в виду свержение военными в июле 2013 года избранного президента Египта Мохаммеда Мурси, одного из лидеров "Братьев-мусульман".

"Мы упустили эту возможность в Египте. Египет мог бы проторить путь для реальных перемен в регионе. Но Саудовская Аравия была против и коварно уничтожила возможность изменить арабские режимы, сделав их более демократическими, которые принимали бы мирный переход власти. Они этого не хотели", - утверждает профессор Муссалли.

Ультраконсервативные ваххабитские религиозные круги Саудовской Аравии с их постоянными попытками распространить свое влияние вызывают сомнения насчет характера их отношений с радикальными группами за рубежом.

Критики обвиняют саудовцев в распространении вируса салафизма, вдохновляющего экстремистов, и даже в поддержке "Исламского государства" и ультраконсервативных салафитских группировок.

Однако известный саудовский журналист и писатель Джамал Ашуги, проживший некоторое время в Афганистане и знавший Усаму бин Ладена, говорит, что это неправда.

"Мы находимся в состоянии войны с ИГ, которое считает нас коррумпированными ваххабитами", - говорит он.

"ИГ - это форма ваххабизма, которая сдерживалась здесь с 1930-х годов. Она всплыла на поверхность в 1979 году во время осады мечети аль-Харам в Мекке и распространилась по региону. Но Саудовская Аравия ее совсем не поддерживала, она видела в ней угрозу. Правда то, что салафизм может радикализоваться, так же, как правые в США порождают сумасшедших фанатиков", - говорит он.

Сотни человек погибли в ходе двухнедельной осады захваченной салафитами экстремистского толка мечети аль-Харам, священного места в исламе.

Экстремисты протестовали против, как они считали, отхода Саудовской Аравии от истинного пути.

В последнее время сотрудники саудовских спецслужб и шиитского меньшинства страны неоднократно становились жертвами нападений боевиков ИГ. Саудовская Аравия приговаривала пойманных боевиков к смертной казни.

Сейчас в стране проводится активная программа дерадикализации.

Хашогги, однако, соглашается с тем, что саудовцы совершили огромную ошибку, поддержав свержение представлявшего "Братьев-мусульман" избранного президента Египта и последовавшие гонения на членов этой организации.

В результате, считает он, политический ислам стал оружием радикалов.

"На площади Тахрир не было плакатов с изображением бин Ладена или символикой ИГ и "Аль-Каиды", - говорит он. - Это была возможность демократии на Ближнем Востоке, но мы сделали историческую ошибку, за которую сейчас расплачиваемся".

Крайний консерватизм Саудовского королевства, его неприятие демократии и его контроль над святынями Мекки и Медины, куда каждый год на хадж отправляются миллионы мусульман, превратили Саудовскую Аравию в главный объект призывов к исламской реформации.

Реформация рассматривается как часть битвы с "Исламским государством" и другими экстремистскими группировками.

"Мы должны признать, что ислам переживает кризис, - говорит ведущий суннитский политик в Ираке. - Появление ИГ не случайно. Посмотрите на корни, на людей, на их цели. Если не устранить первоначальные причины, ситуация может стать намного более опасной. Миру нужно избавиться от ИГ, но ему необходима реформация - в Саудовской Аравии, в Афганистане, в аль-Азхаре (самый престижный и влиятельный в мусульманском мире суннитский духовный университет, расположенный в Каире)".

"Невозможно убить всех мусульман, необходима исламская реформация. Но деньги Саудовской Аравии и Катара глушат эти голоса, поэтому мы не сдвигаемся с места. Это проклятие арабского мира - слишком много нефти, слишком много денег", - заключает он.

Региональное соперничество

ИГ находится в центре еще одной региональной проблемы - стратегического геополитического соперничества вокруг распадающихся Ирака и Сирии.

Когда международная коалиция под командованием США практически разрушила иракское государство в 2003 году, она снесла стену, сдерживавшую Иран - региональную шиитскую державу, которую саудовцы и большинство их суннитских союзников в Заливе считали угрозой для региона еще со времен исламской революции 1979 года.

Иран многие годы поддерживал иракские шиитские организации, выступавшие против Саддама Хуссейна и находившиеся в изгнании.

Благодаря этим группам приход к власти шиитского большинства в Ираке в 2003 году дал Тегерану беспрецедентное влияние на иракскую политику.

Появление в этом регионе "Исламского государства" привело к тому, что Иран приобрел еще большее влияние, начав готовить и вооружать отряды шиитского ополчения, созданные для защиты Багдада и южных районов страны.

"Если бы не Иран, демократический эксперимент в Ираке провалился бы", - говорит Хади аль-Амери, руководитель военизированных отрядов "Бадр" - организации, созданной Тегераном и являющейся одним из крупнейших шиитских вооруженных формирований в Ираке.

"Обама спал и не проснулся до тех пор, пока ИГ не подошло к воротам Эрбиля. Когда они были у ворот Багдада, он не сделал ничего. Если бы не поддержка Ирана, "Исламское государство" захватило бы весь регион Персидского залива, не только Ирак", - утверждает он.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Хади Аль-Амери, руководитель военизированных отрядов "Бадр"

Для Саудовской Аравии и ее союзников иранское влияние в Ираке представляет во многом уже реализованную угрозу создания шиитского пояса, связывающего Иран, Ирак, Сирию под руководством алавитского меньшинства, и Ливан, где доминирует созданная Ираном шиитская группировка "Хезболла".

С самого начала войны в Сирии саудовцы, их партнеры в Персидском заливе и Турция поддержали суннитских повстанцев в надежде, что свержение Башара Асада приведет к власти представителей суннитского большинства.

Тогда, как они предполагали, шиитский пояс будет разрезан суннитской осью, проходящей с севера на юг - от Турции через Сирию и Иорданию к Саудовской Аравии. Это, как они считали, подорвет иранский проект.

В 2014 году практически то же самое сделало "Исламское государство", когда оно двинулось в Ирак, захватило Мосул и почти все суннитские территории страны. Оно создало в регионе суннитское образование, оседлавшее иракско-сирийскую границу и отрезавшее шиитские регионы Ирака от Сирии.

Если "Исламское государство" так и осталось бы в этих границах, кто его смог бы оттуда потеснить? Если бы они не начали наступление на курдов, американцы не вмешались бы. Если бы они не сбили российский авиалайнер и не устроили бы нападения в Париже, Россия и Франция также не расширили бы свое участие в конфликте.

"Если бы они не стали международными террористами, а оставались бы террористами местными, они послужили бы первоначальной задаче разделения арабского востока с тем, чтобы там не было шиитского пояса", - говорит профессор Муссалли.

Мы можем никогда не узнать, почему они это сделали. Может быть, их вирулентная салафитская идеология обязывает их продолжать постоянную экспансию.

Могут ли они притормозить, сдать назад и обосноваться в границах своего "государства", отказаться от жестокостей, вызывающих всеобщее отторжение и, в конце концов, добиться признания, как это сделал Иран после его собственной революции и последовавшей вслед за ней международной изоляции?

Это выглядит маловероятным по тем же причинам, которые с самого начала привели к эскалации насилия. И даже если бы "Исламское государство" этого захотело, американцы уже не свернут со своего курса. Они уже доказали свою непреклонность в борьбе с терроризмом.

Какова же альтернатива?

Можно ли считать, что при попустительстве американцев был осуществлен захват Мосула поддерживаемыми Ираном шиитскими ополченцами?

Возможно ли, что на фоне бездействия США русские и поддерживаемые Ираном сирийские правительственные войска захватят Ракку? Эли же это сделают другие несуннитские силы, например, курды?

Действительно ли ненависть американцев к "Исламскому государству" столь велика, что они будут наблюдать за тем, как Иран замыкает свой шиитский пояс?

И согласятся ли с этим Турция и Саудовская Аравия?

"Исламское государство", оказавшееся в самом центре хитросплетений ближневосточного конфликта, бросает нам множество вызовов. Простых ответов на них нет.

Поэтому "Исламское государство" до сих пор существует.

Как Чечня стала центром рекрутирования боевиков для ИГ | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW

Многие дома в чеченском поселке Гикало в пригороде Грозного обнесены высокими заборами. Несмотря на это, у местных жителей нет секретов от своих соседей. Люди хорошо знакомы и помогают друг другу: так продолжается из поколения в поколение. Но есть тема, которую все же стараются не обсуждать, а именно - своих детей, выехавших воевать в Сирию на стороне террористической группировки "Исламское государство" (ИГ).

"Его обманули эти злые вербовщики"

Сколько жителей поселка в данный момент находятся в Сирии, никто толком не знает. Для каждого их родителей его отдельный случай - это уже слишком много. У Петимат Саламовой четыре года назад пропала дочь Залина.

Петимат Саламова

Все это время женщина ни с кем об этом не говорила, скрывая свое горе за высоким забором. Теперь же она наконец решила нарушить молчание: Петимат рассказывает о своей дочери, которая покинула родительский дом, последовав за своим супругом Русланом.

Руслан отправился в Сирию, чтобы сражаться там в рядах ИГ. Зачем? "Я не знаю. Но он был хорошим парнем, - рассказывает Саламова. - Он всегда помогал мне по дому, был религиозным. Не знаю, что он искал в Сирии. Думаю, что его обманули эти злые вербовщики. Это они во всем виноваты".

Сотни чеченцев в рядах ИГ

Между тем Руслана уже нет в живых. Где в данный момент находится Залина, ее матери неизвестно: "Он взял с собой мою дочь и их троих общих детей. Я знаю, что Руслан уже никогда не вернется - его убили в марте 2016 года".

Саид Гаджиев

По официальным данным, к ИГ примкнули до 800 совершеннолетних выходцев из Чечни. Неофициальные цифры могут быть еще выше. Некоторые из выехавших воевать в Сирию чеченцев объявлены в розыск. В других же случаях власти попросту не знают об их отъезде, говорит Саид Мажаев, один из вернувшихся из Сирии. Молодой человек знает об этом не понаслышке: его исчезновение также долго оставалось незамеченным.

Но почему же так много молодых чеченцев примыкают к ИГ? По мнению эксперта в области борьбы с терроризмом, аналитика Российского института стратегических исследований (РИСИ) Елены Супониной, этому способствует ряд причин. "Это высокий уровень безработицы, социальная неудовлетворенность, неосуществившиеся надежды", - поясняет эксперт.

"В ИГ любят чеченцев"

В то же время независимый военный обозреватель Павел Фельгенгауэр видит причину происходящего в скоординированной акции российских спецслужб в преддверии Олимпийских игр в Сочи в 2014 году. Тогда, по его словам, в рамках предпринятых мер безопасности многие экстремисты были "выдавлены из страны", после чего их "засосало в ИГ как пылесосом". Но сейчас, когда джихадисты потеряли почти все находившиеся под их контролем территории, "пылесос может заработать и в обратном направлении и выплюнуть террористов", предупреждает Фельгенгауэр.

Петимат Саламова (на фото справа справа) с матерью ее покойного зятя Руслана

Судя по всему, вербовщики ИГ без труда находят потенциальных боевиков среди жителей Чечни и граничащих с ней кавказских республик. И это несмотря на то, что чеченские власти осуществляют пристальное наблюдение за своими гражданами, а глава республики Рамзан Кадыров неустанно демонстрирует свою лояльность Кремлю.

Тем временем власти республики отрицают, что Чечня стала одним из центров притяжения религиозных экстремистов. Бывший боевик ИГ Саид Гаджиев, впрочем, с ними не согласен: "Нас, чеченцев, очень любят в ИГ. Мы прошли через много войн", - отмечает он. 

Чеченцы разыскивают своих пропавших родственников 

По словам Гаджиева, он изначально не знал, что отправляется к террористам. Молодой человек утверждает, что намеревался защищать в Сирии честь мусульман-суннитов во имя "истинного ислама". Равно как и большинство сирийцев, верующие чеченцы являются суннитами. На вопрос о том, имел ли молодой человек в Сирии собственное оружие, которым, возможно, убивал людей, он отвечает одним словом: "Нет". 

Однажды утром он стал свидетелем того, как его "боевые товарищи" обезглавили группу из мужчин-шиитов. После этого Саид решил бежать из Сирии. По его словам, это удалось ему лишь спустя несколько месяцев: Саид был ранен и смог отправиться в Турцию для прохождения лечения. Оттуда он выехал обратно в Грозный.

Некоторое время после своего возвращения Саид жил, не попадая в поле зрения властей. Однако впоследствии им стало известно о его недавнем местонахождении. Гаджиев добровольно явился в полицию и в итоге провел восемь месяцев в тюрьме.

Сейчас он сидит в небольшом офисе в Грозном рядом с Патимат Саламовой, которая безуспешно разыскивает свою пропавшую в Сирии дочь. Здесь регулярно собирается группа поддержки людей, разыскивающих своих дочерей, сыновей, братьев, сестер и внуков. В данный момент группа насчитывает уже около 800 членов: среди них есть чеченцы, дагестанцы, русские и представители других национальностей. Все они приходят сюда, чтобы поговорить о своих пропавших родственниках. Здесь нет высоких заборов.

Сердится ли Петимат Саламова на таких людей, как Саид Гаджиев - ведь они отправляются в Сирию и берут с собой их дочерей, как сделал это ее убитый зять? "Нет, - отвечает она. - На все воля Аллаха". Петимат надеется, что Аллах оставит ее дочь Залину в живых. 

Смотрите также:

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    От "весны" до войны

    В начале 2011 года "арабская весна" добралась до Сирии, но первые мирные демонстрации были жестоко подавлены полицией. Тогда, начиная с 15 марта, по всей стране стали вспыхивать массовые акции протеста с требованиями отставки Башара Асада. Вряд ли можно было вообразить, что те события положат начало конфликту, который затянется на восемь долгих лет и унесет жизни почти полумиллиона сирийцев.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Стороны конфликта

    После того как волна массовых протестов прокатилась по стране, Асад начал использовать для их подавления армию. В свою очередь противники режима были вынуждены взять в руки оружие. В конфликт вступили также отряды национальных меньшинств (например, курды) и исламистские террористические группировки, среди которых особняком стоит так называемое "Исламское государство".

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    "Халифат" террористов

    В апреле 2013 года в гражданскую войну в Сирии вступили боевики террористической организации ИГИЛ, образованной из подразделения "Аль-Каиды". В июне 2014 года группировка объявила о переименовании в "Исламское государство" и провозгласила "халифат". По некоторым данным, в 2015 году под контролем ИГ находилось около 70 процентов территории Сирии, а численность боевиков составляла 60 000 человек.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Культурное наследие как цель террористов

    Разрушение античного города-оазиса Пальмиры стало символом варварского обращения террористов ИГ с объектами культурного наследия. Всего же с момента начала гражданской войны в Сирии было разрушено более 300 археологических памятников. В феврале 2015 года Совбез ООН приравнял уничтожение боевиками ИГ предметов исторической, культурной и религиозной ценности к терактам.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Миграционный кризис

    По данным ООН, за последние семь лет 5,3 млн сирийцев бежали из страны. Большинство из них нашли убежище в соседних Турции (более 3 млн человек), Ливане (свыше 1 млн) и Иордании (почти 700 тысяч). Но возможности этих стран по приему беженцев оказались практически исчерпаны. В результате сотни тысяч сирийцев отправились искать спасения в Европе, вызвав миграционный кризис в ЕС.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Международная коалиция против ИГ

    В сентябре 2014 года президент США Барак Обама объявил о создании международной коалиции против ИГ, в которую вошли более 60 государств. Участники коалиции наносили авиаудары по позициям боевиков, занимались подготовкой местных сухопутных войск, оказывали гумпомощь населению. В декабре 2018-го президент США Дональд Трамп объявил о выводе американских солдат из Сирии, обосновав это победой над ИГ.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Исламская антитеррористическая коалиция

    В декабре 2015 года Саудовская Аравия представила свою антитеррористическую коалицию, состоящую из исламских стран. В нее вошли 34 государства, часть из которых, как и сами саудовцы, являются также членами международной коалиции под предводительством США.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Участие России

    С осени 2015 года российские ВКС также наносят удары в Сирии - по заверениям Москвы, лишь по позициям ИГ. По данным же НАТО, 80% российских авианалетов были нацелены на противников Асада из умеренной оппозиции. В ноябре 2017 года Путин заявил о скором окончании военной миссии в Сирии. Группировка будет сокращена, но в распоряжении РФ останутся 2 военные базы и некоторые другие структуры.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Мирные переговоры

    14 марта 2016 года, в канун 5-летия начала гражданской войны в Сирии в Женеве стартовали переговоры по мирному урегулированию конфликта под эгидой ООН. Первая подобная попытка в начале февраля завершилась неудачей на фоне наступления армии Асада на город Алеппо. Второй шанс появился после заключения перемирия между сторонами с 27 февраля при содействии США и РФ.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Применение химического оружия

    Согласно совместному докладу ООН и ОЗХО, режим Асада несет ответственность за применение отравляющего вещества зарина в Хан-Шейхуне 4 апреля 2017 года, а "Исламское государство" применяло сернистый иприт во время атаки в населенном пункте Ум-Хош в сентябре 2016 года.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Договоренность о зонах безопасности

    С января 2017 года в столице Казахстана по инициативе России, Турции и Ирана проводятся параллельные женевским межсирийские переговоры по урегулированию в Сирии. На них впервые за одним столом встретились представители как режима Башара Асада, так и оппозиционных сил. В мае в Астане подписан меморандум о создании четырех зон деэскалации в северной, центральной и южной части Сирии.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Год радикальных перемен в Сирии

    2017 год принес радикальные перемены в ситуации в Сирии. Еще в декабре 2016 года войска Асада при поддержке ВКС России освободили Алеппо, весной 2017-го - Хомс. А в июне были достигнуты американо-российские соглашения об установлении реки Евфрат в качестве разделительной линии между "Силами демократической Сирии" и войсками Асада.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Разгром ИГ, но еще не окончательная победа

    В 2018 году войска Асада заняли стратегически важный город Дейр-эз-Зор и ряд других. А оппозиционные "Силы демократической Сирии" и курдские Отряды народной самообороны при поддержке США - Ракку. 3 марта 2019 года произошло решающее сражение за последнее поселение Бахгус, находящееся в руках ИГ. После освобождения деревни под контролем ИГ останется только отдаленный регион к западу от Евфрата.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    "Тройка" в Сочи

    В 2017 году на встрече в Сочи лидеры РФ, Ирана и Турции Владимир Путин, Хасан Роухани и Реджеп Тайип Эрдоган выступили с рядом инициатив, призвав Дамаск и оппозицию к участию в сирийском Конгрессе национального диалога, который должен открыть дорогу к конституционной реформе. В 2019-м лидеры трех государств заявили, что контроль над Сирией должен вернуться к правительству в Дамаске.

  • Сирия: 8 лет войны и неясные перспективы разрешения конфликта

    Новое применение химоружия в Думе

    По данным гуморганизаций, 7 апреля 2018 года в городе Дума, последнем очаге сопротивления исламистов и повстанцев в регионе, было вновь применено химоружие. По данным ВОЗ, в ходе атаки более 70 человек погибли, у 500 жителей зафиксированы симптомы отравления. Власти Сирии опровергали эту информацию. Но 1 марта 2019 года эксперты ОЗХО пришли к выводу, что в Думе, вероятнее всего, был применен хлор.

    Автор: Илья Коваль


Заснули на вахте

Пальмира – и современная ее часть, и древний город – снова занята боевиками группировки "Исламское государство". С момента торжественного концерта виолончелиста Сергея Ролдугина и оркестра Мариинского театра в честь взятия Пальмиры сирийскими войсками прошло ровно 7 месяцев и 7 дней. С момента, когда ИГИЛ получил контроль над Пальмирой первый раз, – полтора года.

Наступление исламистов началось в конце прошлой недели. Поначалу из Пальмиры поступали противоречивые сообщения о происходящем, но уже к вечеру воскресенья стало ясно, что сирийская армия полностью потеряла контроль над городом. Российская авиация пришла на помощь оборонявшим город сирийцам, но слишком поздно – спустя двое суток после первых новостей о начале атаки. По мнению экспертов, с которыми поговорило Радио Свобода, произошедшее – серьезнейший удар по имиджу "антитеррористической коалиции" Сирии и России и свидетельство того, что с помощью одних лишь бомбардировок Асад и помогающие ему российские войска не способны удерживать даже те 20% территории страны, которые сейчас формально находятся под их контролем.

Карта российских авиаударов в Сирии за последний месяц – лишь один из них был нанесен по позициям исламистов в районе Пальмиры:

Главная причина стремительной сдачи Пальмиры, по мнению экспертов, проста: основные силы Сирийской арабской армии сейчас переброшены для наступления на отряды сирийской оппозиции в Алеппо, а оставшиеся в Пальмире военные и ополченцы попросту проспали наступление ИГИЛ. Теперь амфитеатр древнего города из концертного зала может снова превратиться в место массовых казней – если исламисты, конечно, не решат сравнять с землей те архитектурные памятники, которые они пощадили в прошлый раз.

Почему Пальмиру сдали быстро и практически без боя? Отвечает аналитик международной расследовательской группы Conflict Intelligence Team Кирилл Михайлов:

– Наиболее боеспособные части, которые весной участвовали в освобождении Пальмиры от боевиков, были переброшены в Алеппо, где сейчас активно участвуют в довольно успешно развивающемся наступлении сторонников Асада на своих оппонентов. По информации немецкого военного аналитика Тобиаса Шнайдера, которую он получил от своих сирийских источников, там оставались в основном местные ополченцы и наемники, то есть недостаточно дееспособные войска, которые побежали при первом контакте с боевиками ИГИЛ. Несмотря на то что из Хамы и других мест им на помощь выдвигалось какое-то подкрепление, оно, видимо, не смогло переломить ход событий. Это, на самом деле, одна из основных проблем российских союзников в Сирии: они не могут покрывать все фронты, то есть если они сосредотачиваются на Алеппо, то они теряют Пальмиру, и так далее.

– Сколько боевиков штурмовали Пальмиру? 200, как говорилось в пятницу, или более 5000, как утверждает Министерство обороны РФ?

– Сложно судить. По фото- и видеоматериалам видно, что там нет каких-то толп боевиков. Названная цифра – это заявление российского Центра по примирению враждующих сторон при Министерстве обороны РФ, который, очевидно, пытается оправдать этой цифрой фиаско российского военного ведомства. Люди, которые находились на месте событий, называют цифры от 300 до 1000 боевиков. Стоит учесть, что свою малочисленность эти боевики компенсируют такими вещами, например, как массовое применение "шахид-мобилей" и самоподрывов. Это то, с чем не могли бороться немногие боеспособные части, которые находились в Пальмире на тот момент.

– В интернете есть фотографии брошенной в Пальмире военной техники, которая досталась "Исламскому государству". Это российская техника или сирийская?

– Из российской техники там на 100% есть КамАЗ-43269 "Выстрел". Интересная машина, которая в свое время успела "засветиться" в Луганской области. Сейчас она оказалась в Пальмире. Скорее всего, учитывая, что российские силы ушли из Пальмиры заранее, либо в преддверии наступления, чтобы не пострадать, либо для того, чтобы направить силы на Алеппо, можно предположить, что эта машина была оставлена сирийским союзникам "в подарок" или была повреждена. Я не думаю, что кто-то из российских военных вообще находился там в момент наступления. Но при этом в захваченной боевиками Пальмире оказалось огромное количество и другой техники, до 30 танков, целый батальон. По-видимому, он просто оставил позиции. Это довольно старые сирийские танки. Есть также сообщения об оставленных артиллерийских орудиях, о пикапах с установленными на них зенитными установками. Там действительно был захвачен довольно большой арсенал, но российская техника из него составляет меньшую часть.

– Почему силы Асада бежали из Пальмиры? Неужели о готовящемся наступлении боевиков не было известно заранее? Вокруг – пустыня, все должно быть видно как на ладони. Что делала разведка?

– Боеспособных частей в Пальмире было немного. Когда это произошло, они, скорее всего, были сосредоточены в Алеппо. При этом стоит помнить, что цифра в 5000 нападавших была заявлена российским Минобороны без каких-либо доказательств. Во-вторых, вполне возможно, что и значительная часть средств разведки и объективного контроля была также сосредоточена на работе в районах, контролируемых сирийской оппозицией. Карты авиаударов показывают, что продолжительное время все российские силы были сосредоточены именно в Алеппо, где отсутствуют боевики ИГИЛ, в то время как Пальмира, скорее всего, оставалась неприкрыта во всех смыслах. Плюс к тому, налицо некая несработанность, некое отсутствие связанности России и ее местных союзников. Массированные бомбардировки российской авиацией позиций исламистов, о которых говорилось, что они остановили первую атаку на Пальмиру, происходили в тот момент, когда вторая атака уже достигла своей цели. Но даже эти бомбардировки начались только через двое суток после начала наступления боевиков. Это говорит о том, что информация передается медленно, что в некоторых случаях военным приходится действовать практически вслепую, без какого-либо плана. Так или иначе, несмотря на то что эти удары остановили одну атаку, авиаударами невозможно достигнуть полного успеха в любой операции.

– Правда ли, что силы исламистов не остановились на взятии Пальмиры, продолжают движение в западном направлении и уже дошли до авиабазы Тияс, где было сосредоточено большое количество российской авиации?

– Да. Еще пару дней назад близкое к ИГИЛу агентство "Амак" заявляло, что они уже обстреливают авиабазу Тияс. Сейчас они публикуют карту, согласно которой они продолжают наступление к западу и практически дошли до авиабазы. Но, во-первых, о ее захвате еще никто не сообщал. Во-вторых, сирийские источники и российские журналисты, которые там сейчас находятся, пишут, что авиация, в том числе сирийские "МИГи" и российские вертолеты, были оттуда эвакуированы. По некоторым источникам, в том числе по спутниковым снимкам, понятно, что техники и людей на этой базе и так было довольно мало. После взрыва, который в мае уничтожил на базе Тияс порядка четырех российских вертолетов, эта база была сравнительно пустой. Сейчас, после наступления ИГИЛ и эвакуации, там, скорее всего, никакой техники уже не осталось. В данный момент российские МИ-8 АМТШ, например, поддерживают оборону сирийских войск, сторонников Асада, с другой авиабазы, Шайрат, на которой также были ранее замечены российские вертолеты. База Шайрат пока находится в относительной безопасности от "Исламского государства", – говорит аналитик Conflict Intelligence Team Кирилл Михайлов.

Российский вертолет на базе Т4 (Тияс)

Какими могут быть политические и военные последствия потери контроля над Пальмирой войсками Башара Асада и его союзниками, в том числе Россией? Отвечает Цви Маген, эксперт израильского Института проблем национальной безопасности, бывший глава одной из израильских разведслужб и посол Израиля в России в конце 90-х годов:

– Что, на ваш взгляд, произошло в Пальмире? Внезапное наступление боевиков, пропущенное разведкой? Осознанная сдача города в условиях дефицита сил на других направлениях, например, под Алеппо? Или что-то еще?

ИГИЛ еще раз доказал, что у него есть возможность действовать внезапно

– Я бы не очень винил разведку, но тут они, конечно, проморгали подготовку этого наступления. В этом отношении ИГИЛ еще раз доказал, что у него есть возможность действовать внезапно, действовать успешно, действовать активно. С другой стороны, те, кто защищал или удерживал этот город, в военном отношении стоят не очень многого. Так быстро его сдать – это тоже надо уметь. По-моему, как говорят, они просто "заснули на вахте", решив, что раз город уже в их руках, то беспокоиться не о чем. Все думали, что ИГИЛ под давлением. Что у него больше нет настроения действовать активно. Его выбивают из других мест. И вдруг оказывается, что все наоборот. Они очень активно использовали этот момент. Другой вопрос – для чего все это сделано? С ИГИЛ понятно – они хотят отвлечь внимание, создать военную дилемму для коалиции, которая против них воюет, поднять свой престиж. Ничего конкретного в этом нет, это никуда не ведет. Пальмира – это тупик. Неплохое место, но в основном его значение – символическое. В этом отношении они достигли успеха. Теперь все взирают на их достижение с изумлением, с вожделением, с ненавистью, но они на повестке дня. Из этого ничего не будет, потому что любые действия только приведут к усилению давления на них.

– Когда войска Асада и их союзники брали Пальмиру, было много разговоров о том, что это может быть частью сделки между Асадом и ИГИЛом, поскольку основные враги Асада – это отряды вооруженной сирийской оппозиции, а не боевики "Исламского государства". Может ли и нынешняя сдача города быть частью какой-то тайной договоренности?

– Если в тех слухах еще просматривался какой-то смысл, то здесь я смысла не вижу. Договориться, чтобы Асад сдал им Пальмиру и ушел, поджав хвост, не солоно хлебавши? Это не очень позитивный ход. Я в этом сомневаюсь. В этом сумасшедшем мире все может быть, но, по-моему, ни то, ни другое не реально.

– Складывается ощущение, что Сирия – это такой "тришкин кафтан" для войск Асада, что у них просто физически не хватает военных сил, чтобы одновременно вести операции и в Идлибе, и под Алеппо, и тем более в Пальмире. Как можно этот тришкин кафтан сшить? С помощью сухопутной операции, в которую может быть вовлечена Россия? Где еще Асаду взять резервы, чтобы удерживать позиции на всех фронтах?

– На данном этапе у него резервов негусто, не хочу сказать, что их нет совсем, но их немного. Те вооруженные силы, которые остались ему верны, на данном этапе истощены и разбросаны по разным местам. Они ведут боевые действия на очень немалой площади. Поэтому у него не очень большие возможности. На тех 20% территории Сирии, которые он удерживает, идет постоянная гражданская война. Основная часть Сирии – это пустыня, кроме оазисов, как та же Пальмира и другие подобные города, которые захвачены ИГИЛом. Чтобы достичь этих мест или точек, нужны эффективные сухопутные войска, их недостаточно бомбить с воздуха. Нужны "boots on the ground", нужно посылать туда сухопутный контингент. Если Асад сумеет взять Алеппо и освободить свои войска, реорганизует свои вооруженные силы, то он сможет заново вступить в противостояние в других регионах бывшей Сирии. Но на данном этапе он не может делать точечные операции. Вопрос – что будет в будущем со всей Сирией, даже если Асад сумеет закрепиться там, где он находится при помощи российских войск, и даже при каком-то содействии США – если Трамп и Путин договорятся о будущем, а такие слухи тоже ходят. Что тогда будет с остальной частью Сирии? Непонятно. Сейчас эту остальную часть в основном контролирует ИГИЛ, но на нее претендует несколько региональных игроков. Что-то хочет себе забрать Турция, что-то – тот же Иран, есть саудиты, которые не хотят отдавать ее ни тем, ни другим, есть и другие игроки. Тут все непросто и пока непонятно, кому и против кого в будущем надо будет воевать в Сирии. Поэтому Пальмира – это, может быть, лишь интересная прелюдия к другим событиям, – считает Цви Маген.

Тем временем сирийское военное командование объявило об установлении полного контроля над "98 процентами" территории восточного сектора Алеппо, который контролировали отряды вооруженной сирийской оппозиции. По словам сирийских военачальников, в руках ополченцев остался лишь "крохотный участок территории города". В официальном заявлении генералов отмечается, что войска заняли район аль-Фардус, один из самых крупных на востоке Алеппо. Противники Асада контролировали его с 2012 года. По сведениям сирийского Центра мониторинга нарушений прав человека, бои в этом районе еще продолжаются.

Как вербуют террористов ИГИЛ: специальный репортаж

Кто и как в Центральной Азии вербует молодежь в ряды ИГИЛ? Откуда пришли экстремисты, арестованные в Екатеринбурге? За что они едут умирать?

Юг Киргизии считается одним из самых неспокойных регионов страны. По данным спецслужб, воевать в Сирию уже уехало примерно 500 киргизских граждан. И как раз большая часть — почти две трети — именно отсюда, из Ошской области. Это только официальная информация, подтвержденная властями. Сколько на самом деле завербованных — остается только догадываться.

Только за последний год спецслужбы Киргизии уничтожили семь террористов, предотвратили 13 терактов, организаторами которых были исламские экстремисты.

Один из вербовщиков боевиков в Киргизии — Угулубек Ибайдуллаев. Оперативники искали его два года. Нашли совершенно случайно в ходе, казалось бы, рядового обыска. Ибайдуллаев прятался в шкафу под одеждой, но по неосторожности выпал наружу. Свою вину он категорически отрицает. Признается, что завербовал только брата, спася его таким образом от неправильного образа жизни. На счету Ибайдуллаева, как минимум, 12 завербованных боевиков. Это только доказанные случаи. На самом деле их в несколько раз больше, — уверены следователи. Разговорившись в ходе интервью, Ибайдуллаев сам начинает откровенничать: вербовка идет только через Интернет. Разговаривать с потенциальным боевиком могут на его родном языке: русском, киргизском, таджикском. Через Интернет завербовали и жителя аула Кашкар-Кыштак Бахтияра Рузиева. Вместе с ним отправились в Сирию 25 односельчан. Сначала под видом туристов прилетели в Турцию, оттуда без проблем попали в тренировочный лагерь группировки "Фронт Ан-Нусра". Рузиев сбежал уже через 20 дней, поэтому на родине отделался условным сроком.

Вернуться назад удается единицам. Боевик из Киргизии на этих кадрах показывает ранения, полученные в боях против правительственной армии Сирии. Прооперировали его, кстати, турецкие медики. Обычная практика для боевиков.

Но чаще всего поездка в Сирию — билет в один конец. Погиб от снаряда и житель небольшого киргизского аула Мансур Сатвалдиев. Молодой человек ничем не выделялся. Хорошо учился в школе, занимался футболом, по пятницам ходил в мечеть…

Семья Сатвалдиевых живёт в большом доме, содержит хозяйство. У Мансура была жена, двое детей. Молодой человек решил подзаработать в России. Завербовали его, скорее всего, в Петербурге. Отец уговаривал его вернуться: хоть десять лет отсидишь, но жив останешься. Но Мансур ответил, что вернуться не может.

Вербовкой боевиков занимались и киргизские духовные деятели. Имам Рашод Камалов в открытую призывал верующих воевать за "Исламское государство". В итоге оказался за решеткой.

В киргизских мечетях во время пятничного намаза имамы в каждой проповеди говорят о вреде экстремизма.

Главная причина, по которой молодые люди поддаются вербовке, — бедность и религиозная неграмотность.

"Кто-то уходит в поисках романтики, кто-то уходит из-за религии. Человек постоянно в поиске, ищет себя, и вдруг какой-то вербовщик сказал ему, что он может найти себя там. Он и уходит туда", — говорит официальный представитель Государственного комитета национальной безопасности Рахат Сумайманов.

В Киргизии опасаются, что боевики в Сирии рано или поздно захотят вернуться на родину. А это значит — без труда смогут просочиться под видом мигрантов в соседние страны, в том числе и в Россию.

Что такое ИГИЛ? Что вам нужно знать об Исламском государстве в Ираке и Сирии

Исламское государство, или ИГИЛ, - это боевая организация, которая возникла как ответвление Аль-Каиды в 2014 году. Она быстро взяла под свой контроль большую часть Ирака и Сирии, увеличив свою черный флаг в победе и провозглашение создания халифата и введение строгого исламского правления.

Связанные

Группу иногда также называют ИГИЛ (Исламское Государство Ирака и Леванта) или его арабской аббревиатурой Даиш.

Он в основном состоит из суннитских боевиков из Ирака и Сирии, но также привлек тысячи боевиков со всего мусульманского мира и Европы.

Его тактика - включая обезглавливание, захват рабов и запрет на «неисламское» поведение, такое как музыка и курение, - настолько жестока, что даже Аль-Каида отреклась от нее.

За что борется Исламское государство?

Цель боевиков - создать ультраконсервативный халифат, строго соблюдающий законы шариата или ислама.

Кто начал и возглавил «Исламское государство»?

Организация ИГИЛ была основана иракцем Абу Бакром аль-Багдади.

Он первым возглавил «Аль-Каиду» в Ираке, превратив ее в эффективную и организованную боевую силу. Группа сменила название в апреле 2013 года, что свидетельствует о ее более широких амбициях по созданию халифата, охватывающего Ирак и Сирию.

В июне 2014 г. ИГИЛ опубликовало манифест, целью которого было проследить происхождение аль-Багдади непосредственно до пророка Мухаммеда.

Россия считает, что в мае 2017 года в результате одного из авиаударов погиб аль-Багдади.Однако это никогда не подтверждалось.

Директор внешних операций группы Абу Мухаммад аль-Аднани внесен в список самых разыскиваемых ФБР как человек, который, скорее всего, нанесет вред на Западе.

Представители контртеррористической службы заявили, что аль-Аднани, скорее всего, дал «зеленый свет» смертоносным террористическим атакам в Париже в ноябре 2015 года, в результате которых погибло 130 человек.

Какую роль женщины играли в ИГИЛ?

ИГИЛ не вербует женщин для работы на полях сражений, но по-прежнему привлекает женщин со всего мусульманского мира и Европы для помощи в строительстве своего халифата.

Группа использует социальные сети, чтобы рассказать о себе, обещая женщинам-мужьям, которые являются набожными джихадистами.

В своей бывшей столице Ракке женская бригада добивалась строгого толкования шариата, следя за тем, чтобы женщины одевались в соответствии с их стандартами скромности, и наказывая их плетью, если они нарушали кодекс.

Как США ответили на ИГИЛ?

С 2014 года США возглавляют коалицию стран, наносящих авиаудары по ИГИЛ и в поддержку иракских войск, сражающихся с боевиками.

К концу 2017 года ИГИЛ потеряло большую часть своих территорий в Ираке и Сирии, а Ирак объявил войну этой группе боевиков в декабре.

Однако, в то время как самопровозглашенный халифат ИГИЛ находится в разорванной территории, аналитики предупреждают, что группировка отступает в то, что некоторые называют «виртуальным халифатом», откуда она будет пытаться спровоцировать новые террористические атаки одиноких волков на Западе.

Исламское государство - Статистика и факты


Общее количество атак, о которых сообщило ИГИЛ в 2013 году, с разбивкой по типам атак, показывает, что самодельные взрывные устройства были наиболее распространенной формой нападения.Учитывая, что группа действует как террористическая организация, такие нападения являются обычным явлением, поскольку они требуют менее специализированного оборудования и вселяют страх в местное население.

Страх, внушаемый сообществам, не ограничивается теми странами, где ИГИЛ имеет значительное присутствие. Ряд атак в Соединенных Штатах, связанных с ИГИЛ, означал, что среди американцев есть желание правительства бороться с угрозой. Согласно опросу 2014 года, 60 процентов американских граждан одобрили У.С. Военные действия в Ираке и Сирии против ИГИЛ. Более того, более 80 процентов населения США в 2014 году считало, что ИГИЛ представляет по крайней мере серьезную угрозу жизненно важным интересам Соединенных Штатов.

Несмотря на призывы тогдашнего кандидата Дональда Трампа устранить потоки доходов ИГИЛ путем бомбардировок нефтяных объектов на территориях, принадлежащих группе, доходы от продажи нефти составили менее одной десятой выручки группы в 2014 году. Вместо этого подавляющее большинство доходов ИГИЛ доход был получен путем вымогательства и налогообложения в Ираке, наряду со средствами, украденными из государственных банков.

Очевидно, что презрение к экстремистской группировке широко распространено за пределами страны, которую Исламское государство считает лидером глобального движения по подавлению ислама. Хотя группа стремилась вести идеологическую войну во имя ислама, экстремистская позиция организации привела к тому, что большинство последователей ислама во всем мире критиковали группу и их шансы на успех. Опрос молодежи из 17 стран с мусульманским большинством, включая Ирак, показал, что более трех четвертей респондентов считают, что ИГИЛ потерпит неудачу в своих попытках создать исламское государство.

В этом тексте представлена ​​общая информация. Statista не предполагает ответственность за полноту или правильность предоставленной информации. Из-за различных циклов обновления статистика может отображаться более свежей. данные, чем указано в тексте.

Страница не найдена | Институт мира США

Поиск по USIP.org

Тип содержания Запись в блогеЦентрКурсЦифровая библиотека мирного процесса в Южном СуданеСобытиеВнешние новостиСтандартТема для обсужденияGC - Academy LandingGC - Продвижение курсаGC - СобытиеГлоссарий TermGrantINPROL PublicationЦелевая страницаНовостиОнлайн-курсСтраницаЛицаПроектыПубликацияБиблиотечный ресурсУведомление на сайте

Страны Африка-Ангола-Бенин-Ботсвана-Буркина-Фасо-Бурунди-Камерун-Кабо-Верде-Центральноафриканская Республика-Чад-Коморские Острова-Кот-д'Ивуар-Демократическая Республика Конго-Джибути-Экваториальная Гвинея-Эритрея-Эфиопия-Габон-Гана- Гвинея-Гвинея-Бисау-Кения-Лесото-Либерия-Мадагаскар-Малави-Мали-Мавритания-Маврикий-Мозамбик-Намибия-Нигер-Нигерия-Руанда-Сан-Томе и Принсипи-Сенегал-Сейшельские острова-Сьерра-Леоне-Сомали-Южная Африка-Южная Африка Судан-Судан-Свазиленд-Танзания-Гамбия-Республика Конго-Того-Уганда-Замбия-Зимбабве Америка-Антигуа и Барбуда-Аргентина-Багамы-Барбадос-Белиз-Боливия-Бразилия-Канада-Чили-Колумбия-Коста-Рика- Куба-Доминика-Доминиканская Республика-Эквадор-Сальвадор-Гренада-Гватемала-Гайана-Гаити-Гондурас-Ямайка-Мексика-Никарагуа-Панама-Парагвай-Перу-Сент-Китс и Невис-Сент-Люсия-Сент-Винсент и Гренадины-Тринидад и Тобаго-США-Уругвай-Венесуэла Азия-Афганистан-Австралия-Бангладеш-Бутан-Бруней-Бирма-Камбоджа-Китай-Фиджи-Индия-Индонезия-Япония-Казахстан-Кирибати-Кыргызстан Стан-Лаос-Малайзия-Мальдивы-Маршалловы острова-Микронезия-Монголия-Науру-Непал-Новая Зеландия-Северная Корея-Пакистан-Палау-Папуа-Новая Гвинея-Филиппины-Самоа-Сингапур-Соломоновы острова-Южная Корея-Шри-Ланка-Суринам- Таджикистан-Таиланд-Восточный Тимор-Тонга-Туркменистан-Тувалу-Узбекистан-Вануату-Вьетнам-Европа-Албания-Андорра-Армения-Австрия-Азербайджан-Беларусь-Бельгия-Босния-Герцеговина-Болгария-Хорватия-Кипр-Чехия-Дания-Эстония- Финляндия-Франция-Грузия-Германия-Греция-Гренландия-Святой Престол (Ватикан) -Венгрия-Исландия-Ирландия-Италия-Косово-Латвия-Лихтенштейн-Литва-Люксембург-Македония-Мальта-Молдова-Монако-Черногория-Нидерланды-Норвегия -Польша-Португалия-Румыния-Россия-Сан-Марино-Сербия-Словакия-Словения-Испания-Швеция-Швейцария-Турция-Украина-Соединенное Королевство Ближний Восток и Северная Африка-Алжир-Бахрейн-Египет-Иран-Ирак-Израиль и палестинские территории -Иордания-Кувейт-Ливан-Ливия-Марокко-Оман-Катар-Саудовская Аравия-Сирия-Тунис-Объединенные Арабские Эмираты-Йемен

Области проблемы Военно-гражданские отношенияАнализ и предотвращение конфликтовДемократия и управлениеЭкономика и окружающая средаОбразование и обучениеЭлекторальное насилиеХрупкость и устойчивостьГендерГлобальное здоровьеГлобальная политикаПрава человекаСправедливость, безопасность и верховенство законаМедиация, переговоры и диалогНасильственные действияПроцессы мирного урегулированияПримирение

Религия Сортировать

Актуальность

Дата

Терроризм в Южной Азии: Бангладеш

РЕЗЮМЕ

В В ноябре 2019 года антитеррористический суд в Бангладеш приговорил семь человек к смертной казни в связи с нападением на пекарню Holey Artisan в 2016 году, в результате которого погибли 22 человека в Дакке.Приговор вместе с сообщениями из открытых источников и пропаганда на бенгальском языке со стороны транснациональных террористических групп возобновилась озабоченность по поводу терроризма в Бангладеш. Этот отчет дает представление о присутствии, текущие возможности и возможные угрозы со стороны террористических групп в Бангладеш; руководство для членов OSAC, путешествующих или работающих в стране; и информация, необходимая для решения проблем безопасности, связанных с терроризмом.

ИСТОКИ НАСИЛЬСТВЕННОГО ЭКСТРЕМИЗМА В БАНГЛАДЕШ

Бангладеш история с насильственным экстремизмом восходит к 1990-м годам, когда ветераны Антисоветская борьба в Афганистане вернулась в Бангладеш.Первые волны насилия в стране задействованы две группы, Harkat-ul Jihad al-Islami Bangladesh (HuJI) и Джамаатул Муджахидин Бангладеш (JMB), которые участвовали в сложных скоординированных атаки в конце 90-х - начале 2000-х годов. Борьба между светское правительство и роль ислама в обществе создают контекст для продолжающийся насильственный экстремизм в Бангладеш. Политическая поляризация и споры выборы также сыграли роль в возобновлении насильственных экстремизм, ведущий к появлению групп боевиков по всей стране.(Для дополнительной информации о генезисе насильственного экстремизма в Бангладеш см. отчет OSAC «Боевики в Бангладеш: предыстория» (ноябрь 2016 г.).

ТЕРРОРИЗМ В БАНГЛАДЕШЕ: ГРУППЫ

А ряд террористических групп, как внутренних, так и транснациональных, продолжают представлять реальная угроза для организаций частного сектора, работающих или путешествующих в Бангладеш. Эти группы имеют четкую историю нацеливания на западные организации и интересы, в том числе иностранные путешественники, писатели, светские блогеры, иностранные миссии и группы меньшинств.Консультации Государственного департамента по вопросам путешествий Бангладеш оценивает страну на уровне 2, указывая, что путешественникам следует заниматься спортом. повышенная осторожность из-за преступности и терроризма, особенно на юго-востоке, включая Читтагонгские горные районы. Нынешний пейзаж жестоких экстремистские группы кажутся более интегрированными в транснациональные сети, чем предыдущие поколения.

Джамаатул Муджахидин Бангладеш (JMB)

Основание в 1998 году JMB начал свою деятельность в начале 2000-х, набирая и обучая, собирая средства, проводя информационно-разъяснительную работу. программ и мобилизации членов на севере и в южных районах Читтагонг, Джессор и Кхулна.Первоначальные сообщения JMB основывались на Вдохновленное ваххабитами движение Ахле-Хадис, которое привело к его стремлению к установление исламского права. JMB отстаивал свое восприятие никого не подписываются под его толкованием ислама - например, иностранцы-немусульмане, светские деятели, а также религиозные и сектантские меньшинства - как объекты насилия. В угроза со стороны JMB получила особую известность в своей первой громкой атаке 17 августа 2005 года. В ходе этого нападения члены JMB взорвали около 450 бомб в 63 из 64 районов Бангладеш, убив двух человек и ранили более 100 человек.Расследование сразу после нападения привел к аресту более 700 членов JMB и филиалы. В результате расследования в 2007 году были казнены несколько руководителей JMB, в том числе его руководитель шейх Абдур Рахман. После расследований и последующих казней возглавляемая правительством подавление исламистских группировок привело к прекращению насилия, связанного с исламистами. Период затишья закончился негативной реакцией исламистов на секуляристов в 2013 году. С 2015 года JMB расширилась. свою деятельность за пределами традиционных цитаделей на севере и юго-западе, теракты по всей стране.

Аль-Каида на Индийском субконтиненте (АКИС): Ансураллах Группа Bangla (ABT) и Ансур аль-Ислам (AI)

Создание AQIS после двухлетних усилий по консолидации воинствующих экстремистских группировок на Индийский субконтинент; в сентябре 2014 года лидер «Аль-Каиды» Айман аз-Завахири провозгласил это официальный филиал. До этого основное руководство «Аль-Каиды» все еще негласно поддерживал или связывался с другими сателлитными группами, работающими в Южной Азии. Одна группа, в частности, группа исламистов Ансуралла Бангла (ABT), первоначально сформированная в 2007 году как связанная с Аль-Каидой организация в Бангладеш.

ABT Последователи были особенно вдохновлены учением американского священнослужителя Анвара аль-Авлаки, старшего вербовщика Аль-Каиды на Аравийском полуострове. (AQAP). Ключевой лидер АБТ муфтий Джасимуддин Рахмани часто говорил об обязанности убивать любого, кто был против ислама, в широком смысле, включая светских блоггеров и активисты. В 2013 году боевики АБТ, вдохновленные проповедями Рахмани, убили светского блоггера Ахмеда Раджиба Хайдера и попытались убить трех других блоггеров в Дакке, Мирпуре и Гайбандхе.Власти арестовали Рахмани в августе 2013 года за его причастность к терактам. Примерно в то же время, вероятно в ответ на репрессии АБТ стало называть себя «Ансар аль-Ислам» (AI).

дюйм 2014 г. руководство «Аль-Каиды» воспользовалось растущим гневом исламистов светское правительство в Бангладеш. В видеоролике под названием «Бангладеш: резня за стеной молчания» аз-Завахири призвал бангладешцев «противостоять крестоносцам. натиск против ислама ». Аз-Завахири также призвал исламских ученых и священнослужители возглавят протесты в Бангладеш.Боевики ИИ заявили о дополнительных убийствах блоггеров и профессоров в Бангладеш, чему способствуют официальные создание АКИС. AI начал называть себя «бангладешским крылом AQIS ’с середины 2015 года, но сходство между сателлитной группой и ядром" Аль-Каиды " кампании обмена сообщениями связывали эти два вместе раньше. В течение 2016 г. и ИИ периодически брал на себя ответственность за нападения на светские блогеры и активисты.

Исламское государство Ирака и Сирии (ИГИЛ)

рассеянный Партнеры ИГИЛ в Бангладеш начали ощущать возможность создать скоординированный след для транснациональной группы в виде атак AQIS и AI становилось все более жестоким.В августе 2014 года группа неопознанных граждан Бангладеш присягнула Исламскому государству на видео примерно в то же время, что и Абу. Объявление Бакром аль-Багдади о халифате в Ираке и Сирии. ИГИЛ официально объявила о своем присутствии в Бангладеш в выпуске за ноябрь 2015 года Dabiq , его онлайн Англоязычный журнал. СМИ ИГИЛ тщательно подготовили пропагандистские кампании, нацеленные на жителей Бангладеш, выпустив анашид, (религиозные песнопения), цифровые брошюры и видео на бенгальском языке.

ISIS в Бангладеш нашла поддержку среди членов JMB, и даже восхваляли убитых лидеров JMB в выпуске Dabiq под названием «Возрождение Джихада». в Бенгалии с распространением света Халифата ».« Джунд аль-Таухид валь Халифах »(JTK), подозреваемая группировка, осуществляющая вдохновленные ИГИЛ атаки в Бангладеш против мусульман-шиитов, иностранцев и культовых сооружений на всей территории 2015 г., призвала бангладешских мусульман участвовать в насилии и пообещала поддержка аль-Багдади через видеосообщения.С октября по декабрь 2015 г. заявил о серии нападений на территорию Бангладеш, направленных против религиозных и сектантских места. Из 70 атак, совершенных с января 2015 года, ИГИЛ публично заявило, что ответственность за 28.

правительство Бангладеш настаивает на том, что в стране нет присутствия ИГИЛ, и что атаки являются исключительной работой местных групп боевиков. В июне 2016 г. правительство начало общенациональные репрессии против местные группировки, задержавшие более 11 тысяч человек.Пока неясно, насколько напрямую ИГИЛ участвует в операциях внутри Бангладеш; транснациональная группа полагалась на местные боевики совершали нападения и пытались заклеймить их как операции Исламского государства. Власти выявили боевиков, связанных с ИГИЛ, в Бангладеш как часть двух отдельных групп - либо как подразделения без лидера с независимая возможность планирования операций или как часть «Neo-JMB» про-ИГИЛ фракция JMB.

Самым известным нападением Исламского государства в Бангладеш было насилие осада ресторана Holey Artisan Bakery в районе Гульшан в Дакке 1 июля, 2016 г.В нападении участвовали 5 нападавших, вооруженных огнестрельным оружием, мачете и взрывчатых веществ и привел к 12-часовой осаде, в результате которой погибли два полицейских и 20 иностранцев, в том числе трое студентов из университетов США. Во время осады нападавшие разделили Муслима и Бангладешские покровители из числа немусульман и иностранцев, чтобы «проверить» свои знания ислама. Они отпускали или давали пищу и воду тем, кто прошел «испытание», пытать и в конечном итоге убивать других. Исламское государство взяло на себя ответственность за нападение, опубликовав его через свое информационное агентство Amaq, заявив нацелился на ресторан, потому что «он был хорошо известен как ... зловещий место, где крестоносцы собирались пить алкоголь и совершать пороки всю ночь… »(См. отчет OSAC« ИГИЛ за пределами Ирака и Сирии: Бангладеш »для получения дополнительных сведений об атаке.)

ТЕРРОРИЗМ В БАНГЛАДЕШЕ: ТЕКУЩИЕ РИСКИ

Бангладеш испытывает судебные препятствия на пути успешного преследования террористов и утверждения о внесудебных казнях, совершенных силами безопасности. В то время как Правительство Бангладеш часто приписывает насилие местным боевикам, АКИС и ИГИЛ взяли на себя ответственность почти за 40 атак в Бангладеш с 2015 года. Каждая группа продолжает использовать социальные сети, публикации, видео и зашифрованные платформы обмена сообщениями для распространения своей идеологии и привлечения последователей из Бангладеш.9 марта 2019 г. выпущенный через Telegram, содержал англоязычную статью ИГИЛ оперативник по имени Абу Мухаммад аль-Бенгали. Статья призвала последователей ИГИЛ «Атакуйте жестко и отправьте [врагов Аллаха] в ад». 9 августа 2019 г. Информационное агентство Исламского государства Amaq выпустило новое видео на бенгали. утверждая, что «борьба за Халифат еще не окончена», и призывая Бангладеш сторонники нацелены на «ближайшего врага».

Дополнительно, Бангладеш сталкивается с потенциальными угрозами со стороны возвращающихся иностранных боевиков.Органы власти подтвердили, что по крайней мере 50 граждан Бангладеш отправились в Ирак и Сирию, чтобы сражаться на стороне ИГИЛ, в дополнение к более более 100 человек бангладешского происхождения. Власти сообщают, что не менее 5-10 Граждане Бангладеш вернулись в страну, двое из которых уехали. пропал без вести по возвращении, и пятеро в настоящее время находятся в бангладешских тюрьмах. 8 мая, В 2019 году власти Бангладеш арестовали бангладешца из Саудовской Аравии, который вернулся в Бангладеш после боев в Сирии. Согласно отчетам полиции, человек, помимо группы неназванных сочувствующих, планировал нападения с совместно с разными боевыми организациями.

Несмотря на сохраняющиеся риски, резко сократилось количество атак после тщательной кампании против экстремистских группировок, проводимых правительством. Бангладеш безопасность силам удалось сломать структуру Исламского государства в страна. После атаки на пекарню Holey Artisan Bakery в результате контртеррористических операций были нейтрализованы многие ячейки организации ИГИЛ и подразделения, производящие СВУ. через всю страну. Силы безопасности Бангладеш утверждают, что сорвали запланированные нападения; схваченный подозреваемый боевик лидеры; и конфисковали тайники с оружием, боеприпасами и взрывчаткой.Помимо контртеррористических операций, проводились видимая кампания по вовлечению общественности, направленная на противодействие насильственному экстремизму в стране. Комбинация операций против ИГИЛ ячейки / сторонники и общественные кампании против экстремизма привели к значительному снижению террористических атак в последние годы. Хотя риск терроризма все еще остается, он значительно понижен по сравнению с уровнем 2015-2016 гг.

ТЕРРОРИЗМ В БАНГЛАДЕШЕ: ИНЦИДЕНТЫ С 2005 г. по настоящее время

Следующие хронология выявляет значительные террористические инциденты и нападения с 2005 года.Сравнительно небольшое количество инцидентов с 2016 г. значительное снижение количества атак после нападения на пекарню Holey Artisan Bakery и последующая контртеррористическая кампания.

Дата

Инцидент

июль 23 августа 2019 г.

Бангладеш власти восстановили и обезвредили мощные СВУ, установленные возле двух полицейских постов в Дакке.Подобную взрывчатку боевики Neo-JMB использовали ранее в том году, чтобы поразить полицейский пост и полицейскую машину в двух разные места в столице. Несмотря на то, что они не взорвались, ИГИЛ взял на себя ответственность за установку СВУ.

марта 25, 2017

Два взрыва у Силхета погибло 8 человек и более 40 ранено. ИГИЛ взял на себя ответственность.

марта 24, 2017

А террорист-смертник атаковал силы безопасности возле Хазрата Шахджалала аэропорт (DAC) в Дакке, в результате чего два полицейских получили ранения.ИГИЛ взял на себя ответственность.

марта 7, 2017

Подозрение на самоубийство бомбардировщик пробрался во временное учреждение, принадлежащее Батальон быстрого реагирования (RAB), специальная миссия по борьбе с терроризмом Единица, взорвавшая жилет смертника, убив себя и ранив двух РАБ офицеры. ИГИЛ взял на себя ответственность.

марта 3 августа 2018 г.

Мухаммад Зафар Икбал, бангладешский писатель и ученый, подвергся нападению, когда посещал программу в университете в Силхете.В злоумышленник имел ссылки на онлайн-сервисы ABT и AI.

июль 1, 2016

Самым заметным заявленным нападением Исламского государства в Бангладеш является насильственное Осада в пекарне Holey Artisan ресторан в районе Гульшан в Дакке. В нападении участвовали пять вооруженных нападавших. с ружьями, мачете и взрывчаткой, что привело к 12-часовой осаде, которая убили двух полицейских и 20 иностранцев, в том числе трех студентов из U.С. университеты.

июнь 11, 2016

Нитья Ранджан Пандей, рабочий индуистского монастыря на северо-востоке Пабна погибает в результате приступа во время прогулки. ИГИЛ взял на себя ответственность.

июнь 7, 2016

Боевики застрелили Анандо Гопал Гангули, индуистский священник из Дженаиды. ИГИЛ взял на себя ответственность.

мая 14, 2016

Маунг Шу У Чак, а Буддийский монах погиб в результате нападения на буддийский храм в Бандарбане.ИГИЛ взял на себя ответственность.

апрель 25, 2016

Боевики под видом курьеров убили Ксульхаза Маннан, основатель первого и единственного в Бангладеш журнала ЛГБТК, активист по защите прав геев и сотрудник USAID местного посольства США в своей квартире. AI взял на себя ответственность.

апрель 6, 2016

Убито

боевиков ИИ ответственность за убийство студента юридического факультета Назимуддина Самад за его открытый атеизм.Самад был светским активистом в Интернете, который протестовали против лидеров, обвиняемых в совершении военных преступлений.

Февраль 21 августа 2016 г.

Йогешвар Рой, индуистский священник, погиб в результате ножевого нападения в храме Девигандж недалеко от Панчагар. ИГИЛ взял на себя ответственность.

ноябрь 26, 2015

Боевики открыли огонь во время вечерней молитвы в шиитской мечети в Богра, погиб один человек и ранили еще троих.ИГИЛ взял на себя ответственность.

Октябрь 31 августа 2015 г.

Боевики с мачете убили Фейсала Арефин Дипон, бангладешский книжный издатель, в Джагрити Издательство Prokashoni в Дакке. Дипон был главой фирмы, которая опубликовал книгу убитого светского блоггера Авиджита Роя. Ансар аль-Ислам взял на себя ответственность.

Октябрь 24, 2015

Взрыв бомбы на мусульман-шиитов в Хуссайни. Далан мечеть в Дакке убила одного человека и ранила 80 других.ИГИЛ заявило обязанность, и суд Бангладеш предъявил обвинение в нападении 10 членам JMB.

Октябрь 3 августа 2015 г.

Кунио Хоши, а Гражданин Японии, погиб в результате нападения в Рангпуре. ИГИЛ заявило обязанность.

сентябрь 30 августа 2015 г.

Чезаре Тавелла и Итальянский гуманитарный работник, умер от огнестрельных ранений в Дакке. ИГИЛ утверждает обязанность.

августа 7, 2015

Банда, вооруженная мачете, убила Нилоя Чаттерджи, антиэкстремистский активист и блогер из Дакки. AI взял ответственность за убийство по электронной почте средствам массовой информации.

мая 12, 2015

Нападавшие выследили и убили Ананта Биджой Даш, светский блогер, из Силхета. Жестокий По характеру нападение напоминало убийство блогера и активиста Авиджита Роя.AI взял на себя ответственность.

Февраль 26, 2015

Боевики с мачете убил Авиджита Рой, известный американский блогер, посетивший Дакку, у книги Справедливая. Рой был светским активистом, чьи труды защищали атеизм и критиковал религиозный экстремизм. AQIS заявила обязанность.

ноябрь 15, 2014

Убито

боевиков ИИ убийство Шафиула Ислама, профессора социологии в Раджшайскому университету за его противодействие практике ношения женщинами полных вуали в учебных заведениях.Профессор Ислам был на "хите" список целей, выпущенный ранее AI.

Февраль 15, 2013

Ансураллах Бангла Боевики Team (ABT) убили светского блогера Ахмеда Раджиба Хайдера и попытались убить светских активистов Асифа Мохиуддина, Санаура Рахамана и Тонмоя Ахмеда Муна.

августа 17, 2005

Улетело около 450 маленьких бомб. выключенный в серии тщательно спланированных нападений в 63 из 64 районов страны.В в результате взрывов два человека погибли и еще несколько получили ранения. Печатные листовки JMB были как сообщается, найдены на местах взрыва бомбы.

УКАЗАНИЯ

членов OSAC выразили озабоченность по поводу поездок или операций в Бангладеш, учитывая неопределенность ситуации с безопасностью и недавние история нападений, заявленных террористическими группами. Возросшие усилия сил безопасности для ликвидации террористических ячеек в стране и последующих снижение террористических атак улучшило климат безопасности, но риски для путешественники упорствуют.Возможность экстремистского насилия в Бангладеш непрерывный; путешественникам следует проявлять соответствующую осторожность и поддерживать высокий уровень уровень бдительности в свете насильственных нападений. Правительство США считает, что риск все еще сохраняется, но очень сильно уменьшилось. Сохраняйте низкий профиль во время поездок в общественных местах, проявлять повышенную личную безопасность и уважать местные обычаи и культурные норм. Избегайте общественного транспорта и рассмотрите возможность использования заранее подготовленного транспортного средства. услуги, чтобы обойти.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Организации с операции в регионе должны быть зарегистрированы, чтобы быть частью Дакки. Совет страны для общения с единомышленниками по вопросам безопасности и сотрудничества о планах действий в чрезвычайных ситуациях.Для Для получения дополнительной информации свяжитесь с командой OSAC по Южной и Центральной Азии с любыми вопросами или воспользуйтесь следующими ресурсами:

· OSAC Бангладеш Страна Страница

· Отчет OSAC о преступности и безопасности за 2019 год для Бангладеш

· Анализ OSAC: Бангладеш: угроза терроризма сохраняется в обновленном виде Предупреждение о поездках (январь 2017 г.)

· Анализ OSAC: воинственность в Бангладеш: история вопроса (ноябрь 2016 г.)

· Анализ OSAC: ИГИЛ за пределами Ирака и Сирии: Бангладеш (ноябрь 2016 г.)

· Анализ OSAC: Аль-Каида на Индийском субконтиненте: Бангладеш (Ноябрь 2016)

· Сравнительный отчет OSAC: U.S. Безопасность частного сектора Осанка в Бангладеш (сентябрь 2016)

Исламское государство в Мозамбике

Примечание редактора: Исламское государство понесло значительные потери в последние годы, но Мозамбик - далеко от центра своего бывшего самопровозглашенного халифата в Ираке и Сирии - является редким светлым пятном для группы . Тор Хэмминг из Международного центра изучения радикализации в Королевском колледже подробно описывает успехи группы в Мозамбике и проблемы, с которыми правительство столкнулось в борьбе с этой группой.

Дэниел Байман

***

Хотя воинствующий исламистский мятеж в Мозамбике назревает с конца 2017 года, только когда боевики, связанные с Исламским государством, захватили северо-восточный портовый город Мочимбоа-да-Прайя в провинции Кабу-Дельгаду в середине августа 2020 года, он привлек внимание всего мира. После последовательных поражений группы в Леванте для аналитиков и политиков стало шоком то, что Исламское государство снова стало способным контролировать территорию, что поставило под угрозу перспективы стабильности в Мозамбике.

Однако это был не первый случай, когда исламистским боевикам удалось взять под свой контроль территорию в Мозамбике. За четыре месяца до этого, в марте 2020 года, они ненадолго захватили Мочимбоа-да-Прайя, откуда возникло повстанческое движение и который с 2017 года подвергся более 30 нападениям со стороны группировки. Они также удерживали город Киссанга, примерно в 120 км южнее, на протяжении 48 часов, подняв свой флаг, прежде чем отступить, чтобы избежать крупномасштабной конфронтации с мозамбикской армией и ее иностранными покровителями.С тех пор северо-восточный регион Мозамбика стал свидетелем ужасающих жестокостей в форме похищений, массовых убийств и обезглавливания (включая убийство более 50 молодых людей в начале апреля). Более 2 000 человек были убиты и 500 000 человек стали вынужденными переселенцами. По данным Мировой продовольственной программы, сотни тысяч мирных жителей северного региона вскоре также будут страдать от острой нехватки продовольствия.

История повстанцев

Официальное название группы боевиков - Ахлу Сунна ва-ль-Джама'а (ASWJ), но на местном уровне она известна как аш-Шабаб, хотя и не имеет отношения к базирующейся в Сомали организации «Аль-Каида», и теперь упоминается на международном уровне. как Исламское государство в Мозамбике.Точное происхождение группы остается неясным, но историк Эрик Морье-Гену утверждает, что она возникла как исламистская секта в 2007 году. В последующие годы секта и ее последователи столкнулись с местными общинами и основными исламскими организациями из-за своего своеобразия. традиции, которые включали противодействие формальным образовательным учреждениям, молитву в мечети в обуви (что некоторыми считается пророческой традицией) и молитву только три раза в день.

В первые годы своего существования секта в целом изолировала себя от окружающего общества, но с конца 2015 года она стала более ориентированной на внешний мир.Он построил свои собственные мечети и религиозные школы и начал заниматься dawa (прозелитизмом) деятельностью и предлагать образование местному населению, в том числе женщинам. Благодаря этим инициативам группа постепенно стала более популярной среди местной молодежи, но это также привело к дальнейшим столкновениям с местными мусульманскими общинами, которые стремились ограничить ее вмешательство в исламские традиции региона.

В начале октября 2017 года лидеры общины в Мочимбоа-да-Прайя подали жалобу местным властям района, которые затем арестовали около 30 членов группы.Несколькими днями позже, 5 октября, оставшиеся на свободе члены группы ответили спасательной миссией, нацеленной на тюрьму Моцимбоа и три полицейских участка - это стало началом вооруженного восстания против государства. За этими событиями последовало жесткое государственное подавление, включая массовые аресты, что привело к дальнейшей радикализации среди части молодежи этого района.

Повстанческое движение развилось после этого катализирующего инцидента. В оставшуюся часть 2017 года ASWJ увеличила свою опору на насилие, в основном за счет партизанских атак, нацеленных на небольшие деревни в ночное время и убийства местных суфийских шейхов.В 2018 году он расширил свою деятельность до дневных атак на изолированные деревни. А в 2019 году количество насильственных нападений резко увеличилось, а их география расширилась, причем наиболее пострадавшими районами стали Макомия, Мочимбоа-да-Прайя и Пальма. В этот момент группа почувствовала себя достаточно уверенно, чтобы начать атаку вдоль более защищенного и более густонаселенного побережья и против важных дорожных сооружений.

Ребрендинг в качестве филиала Исламского государства

Первым признаком того, что повстанческое движение меняет характер, стала фотография, на которой шесть боевиков стоят и сидят перед флагом; изображение начало распространяться на зашифрованной платформе Telegram в мае 2018 года с сообщения о том, что ASWJ присягнул халифу Исламского государства Абу Бакру аль-Багдади, фактически став тем, что наблюдатели назвали Исламским государством Мозамбика (ISM).Изначально это вызвало подозрения относительно того, действительно ли ASWJ присоединилась к Исламскому государству или группа распадалась, и только фракция присягала Багдади в верности. Последнее в некоторой степени подтвердило Исламское государство, которое заявило, что «контингент моджахедов» в Мозамбике присоединился к его провинции Центральная Африка (ISCAP) вместе с боевиками в Демократической Республике Конго (ДРК). Истинная степень раздробленности повстанцев остается неизвестной и является осложняющим фактором при оценке сплоченности и силы ISM.

В качестве свидетельства новых организационных отношений, 4 июня 2019 года Исламское государство опубликовало свое первое официальное коммюнике с заявлением о нападении в Мозамбике, за которым вскоре последовали фотографии трофеев в результате нападения. Еще одним свидетельством связи является то, что 24 июля ISCAP выпустила видео, в котором клятвенно заявляет о своей верности аль-Багдади. Тем не менее, наиболее яркое упоминание Исламского Государства о повстанческом движении в Мозамбике было сделано 3 июня 2020 года в редакционной статье его информационного бюллетеня ан-Наба, в которой издевались над Западом и другими африканскими государствами за их неспособность победить повстанческое движение и утверждали, что их интерес к Мозамбик финансовый.

Эта двусмысленность оставляет открытым вопрос о том, насколько тесны связи между боевиками в Мозамбике, которые продолжают называть себя «Аш-Шабаб», и «Исламским государством». Международные субъекты, как правило, не решались публично признавать связь ISM с Исламским государством, предпочитая рассматривать повстанческое движение как полностью локальное и практически не имеющее идеологического дублирования или других связей между боевиками в Мозамбике и Исламским государством. Однако этот аргумент кажется все более наивным.В декабре 2020 года официальные лица США также подтвердили связь.

В рамках ISCAP филиал в Мозамбике вовлечен в формальную структуру Исламского государства и тесно связан с филиалами Исламского государства в ДРК и Сомали. Хотя доступной информации недостаточно для установления иерархии, если таковая существует, между филиалами в Мозамбике и ДРК, группа в ДРК якобы помогла финансировать ISM. ISCAP формально находится в ведении базирующегося в Сомали отделения ( maktab al-karrar ) в структуре Исламского государства для управления отдаленными провинциями за пределами Сирии и Ирака, что делает Сомали региональным ориентиром для боевиков в Мозамбике.Кроме того, публикация новостей и СМИ из Мозамбика центральным информационным подразделением Исламского государства (несмотря на то, что она носит нерегулярный характер) свидетельствует о некотором уровне связи между ISM и Центральным управлением СМИ Исламского государства ( diwan al-i'lam al-markazi ). Растущая изощренность военных операций ISM является еще одним свидетельством преимуществ, которые компания получила от включения в ISCAP. Атаки ISM становились все более сложными и вводили новое оружие и тактику.Это показывает, что филиал в Мозамбике является частью взаимосвязанной региональной сети боевиков в Восточной, Центральной и Юго-Восточной Африке, связанной с Исламским государством.

Интенсификация и интернационализация

В течение 2020 года мятеж ISM неуклонно усиливался. Данные ACLED показывают, что количество атак увеличилось с точки зрения частоты и количества жертв в апреле 2020 года. После июльского спада количество атак с тех пор остается на высоком уровне. С точки зрения военного успеха захват Мокимбоа-да-Прайя остается самым важным достижением группы.Согласно собственному рассказу Исламского Государства о захвате, группа «сожгла портовые сооружения, армейские казармы и христианские дома в городе и окрестных деревнях, а также захватила оружие, боеприпасы и денежные суммы после того, как армия бежала». В сообщении исламского государства «Аль-Наба» говорится, что в результате нападения на город более 130 солдат мозамбикской армии были убиты или ранены. Часть того, что делает город и провинцию Кабо-Дельгадо столь привлекательными для боевиков, - это его запасы нефти и природного газа, которые оцениваются более чем в 60 миллионов долларов.

В прошлом году произошло несколько ужасающих крупномасштабных атак. 6 августа 2020 года боевики ISM убили 50 человек в результате нападения на два барака в Мочимбоа-де-Прайя. 5 сентября в результате нападения в Авассе, показанного на последней фотографии, опубликованной ISCAP, погибло около 70 человек, в том числе танзанийские солдаты. И, пожалуй, в самом ужасном нападении на сегодняшний день боевики ISM обезглавили около 50 человек на местном футбольном поле в деревне Муатиде в начале ноября.

Повстанческое движение часто правильно описывается как локальное по своей природе , , когда ISM реагирует на местные недовольства, не заботясь о глобальном характере проекта Исламского государства.Хотя это в основном кажется правдой, существует также риск переоценки местного характера группы и ее действий.

Группа находилась под сильным влиянием боевиков в Танзании. ISM несколько раз совершало нападения возле границы с Танзанией, а иногда даже пересекало ее. Хотя ранее предполагалось, что трансграничная деятельность ISW не была подтверждена до октября 2020 года, когда ISCAP заявила о нападении на танзанийские силы в деревне Китайя в районе Танзании Мтвара.14, а две недели спустя сообщили о сожжении нескольких деревень в этом районе. Группе также удалось привлечь боевиков из региона, в том числе не менее 52 танзанийцев и, возможно, до 100 человек , , а также финансирование , из Южной Африки.

Захватив Мокимбоа-да-Прайя в августе, ISM теперь продемонстрировал способность контролировать большой и важный кусок территории в течение длительного периода времени в явной демонстрации силы. С тех пор группа обратила свой взор на город Муидумбе, к юго-западу от Моцимбоа, где она сталкивается с более жестким сопротивлением.

Фотографии из газеты «Аль-Наба» Исламского государства, на которых видно, как ISM захватывает Мочимбоа-да-Прайя. Фото: Тор Хэмминг, взято из СМИ Исламского государства
.

Борьба с повстанцами

Последние шесть месяцев свидетельствуют о том, что перед Мозамбиком стоит задача по подавлению повстанцев. В долгосрочном плане движущими силами конфликта являются несколько факторов: крайнее социальное неравенство, этническая напряженность, большое количество молодежи (около 45 процентов страны - это возраст от 15 до 35 лет) в сочетании с высокой безработицей среди молодежи (примерно 80 процентов), и открытие природных ресурсов.

Однако наиболее актуальной проблемой, особенно в краткосрочной перспективе, является то, что мозамбикская армия просто не в состоянии бороться с боевиками в одиночку. Не имея надлежащей подготовки, армейские солдаты были недавно обвинены Amnesty International в совершении злодеяний против мирных жителей. В некоторых областях, таких как округа Муидумбе, Макомия и Пальма, правительство все больше полагалось на местных ополченцев, чтобы компенсировать недостатки своих собственных сил. Он также объединился с иностранными подрядчиками в области безопасности, в основном в виде российской Wagner Group и Dyck Advisory Group, частной охранной фирмы из Южной Африки. Начиная с конца 2019 года, по меньшей мере 150 наемников, связанных с группой Вагнера, были отправлены в северный Мозамбик, но они не дали никаких результатов и в конечном итоге ушли, понеся значительные потери.

Зарубежные страны могут оказать дополнительную поддержку. Соседняя Южная Африка и международные игроки, такие как Соединенные Штаты и Великобритания, ведут переговоры о некотором уровне военной поддержки, но в настоящее время у них нет конкретных планов вмешательства.На Западе, вероятно, будет мало политического интереса к военным действиям до тех пор, пока ISM рассматривается только как локальная или даже региональная угроза, без амбиций атаковать интересы Запада. Хотя включение ISM в сеть Исламского государства теоретически может привлечь внимание западных стран, это остается маловероятным из-за истории и характера повстанческого движения. Вместо этого Португалия и Соединенные Штаты недавно сослались на расширение сотрудничества в плане подготовки мозамбикских войск.

Региональные партнеры предоставят более реалистичную линию поддержки.Хотя сообщение в начале декабря, предполагавшее, что Малави отправит войска в Мозамбик, оказалось ложным, другие страны вмешиваются. После вторжений в Танзанию в октябре и ноябре 2020 года эта страна активизировала свое сотрудничество с Мозамбиком и начала совместную операцию. общая граница двух стран. 11 января президент Мозамбика Филипе Ньюси отправился в Танзанию, чтобы обсудить дальнейшее сотрудничество в борьбе с воинствующими исламистскими сетями в регионе. Хотя Сообщество по вопросам развития стран юга Африки (САДК) когда-то казалось наиболее очевидным партнером Мозамбика, правительство Мозамбика до сих пор не проявляло особого интереса к политическому процессу, инициированному САДК для противодействия повстанцам, и перспективам САДК оказывать военную поддержку. Мозамбику кажется довольно туманным.Однако, стремясь защитить экономические интересы страны, Нюси заключил в январе соглашение с французской нефтяной компанией Total о введении новых мер безопасности для защиты газового проекта в Кабо-Дельгадо, который планируется начать в 2024 году. На данный момент из-за насилия, в результате которого Total эвакуировала 500 из 3000 своих сотрудников в регионе.

Хотя силы безопасности иногда способны отбить части территории, контролируемой ISM, о чем свидетельствует недавнее контрнаступление в районе Муидумбе, правительство вряд ли сможет отбить у боевиков всю провинцию Кабо-Дельгадо, пока оно не сделает этого. получать существенную помощь от иностранных актеров.До тех пор Мозамбик остается историей успеха Исламского государства, демонстрирующего свою способность привлекать лояльность местных ополченцев, предоставлять им эффективную платформу и, в свою очередь, получать прибыль от их достижений.

Исламское государство впервые претендует на «провинцию» в Индии после столкновения в Кашмире

Фаяз Бухари, Аласдаир Пал

НЬЮ-ДЕЛИ / ШРИНАГАР, Индия (Рейтер) - Исламское государство (ИГ) впервые заявило, что оно установило «провинция» в Индии, после столкновения между боевиками и силами безопасности в оспариваемом Кашмирском регионе, убит боевик, предположительно связанный с этой группировкой.

ФОТО ФАЙЛА: Сотрудник иракских сил быстрого реагирования проходит мимо стены, выкрашенной черным флагом, обычно используемой боевиками Исламского государства, в больнице, пострадавшей в результате столкновений во время битвы между иракскими силами и боевиками Исламского государства в районе Вахда в Мосул, Ирак, 8 января 2017 г. REUTERS / Alaa Al-Marjani / File Photo

Информационное агентство ИГ «Амак» поздно в пятницу объявило о новой провинции, названной «Вилайя Хинд», в заявлении, в котором также утверждалось, что ИГ нанесло ущерб о солдатах индийской армии в городе Амшипора Шопианского района Кашмира.

Заявление ИГ соответствует заявлению индийской полиции в пятницу о том, что боевик по имени Ишфак Ахмад Софи был убит во время столкновения в Шопяне.

Заявление ИГ об учреждении новой провинции, по-видимому, предназначено для укрепления его позиций после того, как в апреле группировка была изгнана из самопровозглашенного «халифата» в Ираке и Сирии, где в какой-то момент она контролировала тысячи миль территории.

ИГ активизировало рейды и нападения террористов-смертников, в том числе взяло на себя ответственность за взрыв в пасхальное воскресенье в Шри-Ланке, в результате которого погибли по меньшей мере 253 человека.

«Создание« провинции »в регионе, где нет ничего похожего на реальное управление, абсурдно, но не следует списывать со счетов», - сказала Рита Кац, директор SITE Intel Group, отслеживающей исламских экстремистов.

«Мир может закатить глаза на эти события, но для джихадистов в этих уязвимых регионах это важные жесты, которые помогут заложить основу для восстановления карты« халифата »ИГ».

Софи была причастна к нескольким группам боевиков в Кашмире более десяти лет, прежде чем присягнула на верность Исламскому государству, согласно военному чиновнику в субботу и интервью, которое Софи дала журналу из Сринагара, сочувствующему ИГ.

Его подозревали в нескольких нападениях с применением гранат на силы безопасности в регионе, сообщили источники в полиции и военных.

«Это была чистая операция, и во время перестрелки не было причинено побочного ущерба», - заявил представитель полиции в заявлении во время встречи в пятницу.

Военный чиновник сказал, что, возможно, Софи была единственным оставшимся в Кашмире боевиком, связанным с ИГ.

Сепаратисты на протяжении десятилетий вели вооруженный конфликт против индийского правления в Кашмире, где большинство населения составляют мусульмане.Большинство этих групп хотят независимости Кашмира или присоединения к Пакистану, главному сопернику Индии. Они не стремились, как Исламское Государство, основать империю во всем мусульманском мире.

Ядерные державы Индия и Пакистан вели две войны за Кашмир и подошли к грани третьей в начале этого года после теракта-самоубийства, совершенного базирующейся в Пакистане группировкой боевиков, убившей по меньшей мере 40 военизированных полицейских в контролируемой Индией части территории. область.

Представитель министерства внутренних дел Индии, отвечающего за безопасность в Кашмире, не ответил на запрос о комментарии.

Репортаж Фаяз Бухари в ШРИНАГАР и Аласдаир Пал в НЬЮ-ДЕЛИ, дополнительный репортаж Хешама Хаджали в КАИР; Под редакцией Мартина Хауэлла и Кристиана Шмоллингера

Эволюция и эскалация угрозы Исламского государства Мозамбику

Когда 24 марта исламистские повстанцы осадили прибрежный город Пальма на богатом газом северо-востоке Мозамбика, в результате чего погибли десятки людей, в том числе несколько иностранцев, эта история привлекла внимание международного сообщества.Повстанческое движение в Мозамбике ведется группировкой, которая называет себя «Аш-Шабааб» - не путать с одноименной сомалийской группировкой - и связана с провинцией Центральная Африка Исламского государства (ИГИЛ). Несмотря на недавний прилив внимания к «Аш-Шабааб» в Мозамбике, повстанческое движение не ново.

Местная религиозная группа под названием «Ахлу Сунна валь-Джамаа» (ASWJ) обратилась к боевикам примерно в 2015 году, в конечном итоге переименовав себя (полностью или частично) в «Аш-Шабааб». Группа боевиков ведет боевые действия против правительства Мозамбика с конца 2017 года.«Аш-Шабааб» не особо открыто заявлял о целях своего повстанческого движения, но выражал желание установить власть на основе жесткой версии исламского права в Кабо Дельгадо. Цели группы, по-видимому, сосредоточены на подрыве и унижении военного и политического авторитета правительства Мозамбика, получении поддержки на местах и ​​борьбе с иностранными интересами в Кабо Дельгадо.

Религиозная и этническая напряженность, наряду с плохими экономическими условиями в регионе, как сообщается, также являются важными факторами, побуждающими к насилию.Согласно последнему отчету Государственного департамента США , боевики, по мнению местных лидеров и членов сообщества, в первую очередь, «недовольная молодежь, мотивированная сложными политическими, экономическими и социальными факторами, включая чувство маргинализации и разногласия с религиозными властями в Кабо-Дельгадо». Отчет о международной религиозной свободе.

Мозамбик - страна с христианским большинством, но около 18% граждан являются мусульманами, в основном проживающими на севере, в том числе в провинции Кабо-Дельгадо, где произошло большинство насилия.Фундаменталистские формы ислама распространились в стране за последние несколько десятилетий и в значительной степени расходились с местными политическими и религиозными властями. Кроме того, этническая группа мвани - этническая группа с мусульманским большинством, которая широко представлена ​​в Кабо-Дельгадо - долгое время считала себя политически и экономически маргинализованной этнической группой маконде в регионе, в которой преобладает христианское большинство. Эта религиозная и этническая напряженность сочетается с низким уровнем экономических возможностей в Кабо-Дельгадо, который считается одним из беднейших регионов Мозамбика.

Истоки боевиков в Мозамбике

Ахлу Сунна валь-Джамаа была основана религиозными лидерами Мозамбика и Танзании, имеющими связи с салафитскими кругами в Танзании, Кении и Сомали. Различные местные источники сообщают, что в число первых руководителей группы входили местные жители, которые изучали религиозную доктрину и прошли военную подготовку в Танзании, Судане и Саудовской Аравии.

Раннее влияние и вербовка . Согласно сообщениям местных жителей, одним из первых источников влияния ASWJ было учение Абуда Рого Мохаммеда, экстремистского священнослужителя из Кении, которого Организация Объединенных Наций назначила за оказание поддержки сомалийской «Аш-Шабааб».Рого был убит в Кении в 2012 году, но его влияние продолжает жить. По сообщениям, лидеры ASWJ читали лекции, вдохновленные Рого, и распространяли видеозаписи его выступлений наряду с другой боевой пропагандой. Некоторые члены мозамбикской группировки «Аш-Шабааб» были последователями Рого в Кении, которые переселились в Мозамбик после его смерти.

Руководители ASWJ, похоже, первоначально нанимали бедную или безработную молодежь, предлагая им небольшие ссуды. Новобранцы могут инвестировать свои ссуды в любой сектор, включая незаконную экономику, чтобы помочь им накопить богатство с помощью возможностей для бизнеса.Руководители ASWJ, вероятно, смогли привлечь новобранцев в эти деловые предприятия, используя как «давнее чувство маргинализации», так и «проблемы безработицы и бедности среди молодежи».

Переход к воинственности . ASWJ начал свой переход к воинственности с мобилизации в мечетях против авторитетных религиозных лидеров, образец, который можно увидеть в других воинствующих салафитских социальных мобилизациях. Сообщается, что члены ASWJ начали нарушать работу мечетей, критикуя местных мусульман за несоблюдение исламских законов.По сообщениям, некоторые члены угрожали убить местных религиозных лидеров.

После этих столкновений с местными религиозными лидерами группа начала превращаться из религиозной организации в группу боевиков. Примерно в 2015 году лидеры ASWJ начали создавать тренировочные лагеря в северных районах Кабо Дельгадо и создали совет по принятию решений, который, как сообщается, отвечал за разработку военной стратегии. Местные жители, опрошенные находящимся в Мозамбике Instituto de Estudos Sociais e Económicos, говорят, что группа начала набирать молодежь из Танзании и района Великих озер.Эти иностранные рекруты обучали местных военному искусству.

Октябрь 2017 года ознаменовал превращение ASWJ в откровенно боевую группировку. Он совершил серию нападений на полицейские посты, убив двух офицеров и ненадолго захватив стратегический порт Мочимбоа-да-Прайя. В последующие месяцы боевики совершили поджоги деревень в Кабо-Дельгадо, в результате чего было убито и ранено несколько мирных жителей. Местные жители сообщили, что некоторые члены группы примерно в это время распродали свои акции и предприятия (большая часть которых была построена на ссуды от руководителей ASWJ) и покинули свои дома, чтобы поехать в Мочимбоа-да-Прайя.С этого момента группа, вероятно, начала называть себя «Аш-Шабааб». Нет никаких указаний на то, что мозамбикская «Аш-Шабааб» связана с одноименной сомалийской группировкой боевиков, но были некоторые предположения о связи между боевиками в Мозамбике и Сомали. Например, некоторые местные жители сообщили, что дети, которые были членами мозамбикской группировки, пропадали на несколько месяцев до терактов в октябре 2017 года, отправившись в Сомали в этот период, чтобы «участвовать в джихаде» и изучать исламскую веру.

Эскалация повстанцев «Аш-Шабааб» в Мозамбике

С момента своего перехода к открытой воинственности в 2017 году «Аш-Шабааб» превратилось в устоявшееся повстанческое движение, в некоторых местах открыто контролирующее территорию.

Возникновение повстанцев . В течение 2018 года группа действовала как зарождающееся повстанческое движение в Кабо-Дельгадо. Она проводила периодические мелкомасштабные операции, примерно в 120 инцидентах, в результате которых погибло 38 человек в период с января по ноябрь 2018 года. Эта начальная фаза повстанческого движения представляла собой строительный период.

В следующем году «Аш-Шабааб» расширила масштабы своих операций, совершив более 150 нападений, в результате которых за тот же отчетный период погибло более 450 человек. Причины эскалации в 2019 году не ясны, но есть признаки того, что группа начала организовываться с связанными с ИГИЛ боевиками из Демократической Республики Конго (ДРК) примерно в это время.

В начале 2019 года в новостях стали появляться сообщения о том, что «Аш-Шабааб» организовывала обучение и операции с Союзными демократическими силами (АДС), группировкой боевиков, которая на протяжении десятилетий ведет мятеж в восточной части Демократической Республики Конго и Уганде.Власти Мозамбика арестовали несколько угандийских боевиков (вероятно, связанных с АДС), подозреваемых в причастности к терактам в Кабо-Дельгадо. Несколько месяцев спустя, в марте 2019 года, региональные новостные агентства сообщили, что ответвление ADF, Мадинат Тавхид-ва-ль-Мувахидин (MTM), открыло ячейку на севере Мозамбика.

Принадлежность к ISIS. Примерно в это же время появились явные признаки связи «Аш-Шабааб» и АДС с ИГИЛ, хотя более мрачные признаки связи между двумя группами и ИГИЛ уже появились в 2017–2018 годах, в основном на онлайн-форумах и в джихадистской пропаганде.В апреле 2019 года ИГИЛ объявило о создании Исламской государственной провинции Центральной Африки (ISCAP) после того, как взяло на себя ответственность за нападение, совершенное боевиками АДС в ДРК. Вскоре после этого, в июне 2019 года, ИГИЛ взяло на себя ответственность за нападение, совершенное «Аш-Шабааб» в Мозамбике, таким образом формально включив «Аш-Шабааб» в ИСКАТО.

Остается значительная неопределенность в отношении роли, которую играют иностранные боевики ИГИЛ в Мозамбике и ДРК. Однако очевидно, что с момента интеграции в ISCAP «Аш-Шабааб» значительно активизировал свои операции и начал захватывать и контролировать территорию.В августе 2020 года он захватил Мочимбоа-да-Прайя, где продолжал осуществлять контроль. Нападения «Аш-Шабааб» также становятся все более частыми и жестокими, часто демонстрируя фирменную тактику ИГИЛ, такую ​​как обезглавливание. В период с января по ноябрь 2020 года группа была ответственна за более 400 инцидентов с применением насилия, в результате которых погибло более 1300 человек. Это существенное увеличение по сравнению с аналогичным отчетным периодом в предыдущие годы. Нападение «Аш-Шабааб» на город Пальма в марте / апреле 2021 года показывает, что угроза боевиков сохраняется и, похоже, с каждой неделей становится все более ужасающей.

Аш-Шабааб также, вероятно, увеличился в размерах с тех пор, как присоединился к ИГИЛ. Хотя многие члены являются местными мозамбикцами и танзанийцами, в группу также входят иностранные элементы, которые, вероятно, включают иностранцев, приехавших воевать с группой, а также тех, кто переселился в Мозамбик в поисках работы. По большей части иностранные участники группы приезжают из Сомали и района Великих озер. В некоторых сообщениях утверждается, что присутствуют люди с Ближнего Востока и Южной Азии, но местные источники в основном сообщают, что боевики говорят на местных языках.

Факторы, благоприятствующие повстанцам

Сможет ли «Аш-Шабааб» в Мозамбике поддерживать свои оперативные темпы, еще предстоит увидеть, но несколько факторов позволяют предположить, что условия в Мозамбике благоприятны для продолжительного повстанческого движения, включая географическое положение и местность, а также слабость сил безопасности.

География и местность . Мозамбик расположен на юго-восточном побережье Африки, а Кабо-Дельгадо - его самая северная провинция, граничащая с Танзанией.Леса и острова в Кабо-Дельгадо предоставляют ценные возможности для повстанцев. Район покрыт густыми лесами и кустарниками, которые обеспечили боевикам прикрытие от контртеррористических операций и авианалетов. Одно СМИ сообщило, что местные жители, которые были похищены боевиками, а затем сбежали, описали базу, где они содержались, как «расположенную среди такой густой растительности, что здесь всегда темно, что требует постоянного использования ламп и фонарей даже во время день.«Острова Кабо-Дельгадо, многие из которых малонаселены или даже необитаемы, по сообщениям, служили тренировочными базами и пунктами, откуда боевики могут стратегически позиционировать себя против сил безопасности.

Силы борьбы с терроризмом и безопасности . Силы обороны и безопасности Мозамбика в значительной степени неспособны противостоять повстанцам, поскольку им не хватает как адекватных ресурсов, так и возможностей для сдерживания активности боевиков или защиты гражданского населения. Учитывая эти недостатки, правительство Мозамбика заключило контракт с частными военными компаниями - Wagner Group (Россия) и Dyck Advisory Group (Южная Африка) - на оказание военизированной помощи, включая поддержку с воздуха.Сообщается, что ополченцы самообороны также пытались защитить мирных жителей. После осады Пальмы Африканский союз призвал к «безотлагательным действиям» для подавления боевых действий.

Заключение

Хотя значительный иностранный интерес к Мозамбику сосредоточен вокруг природных ресурсов Кабо Дельгадо, внешний интерес также сосредоточен на региональной стабильности и вторичном насилии. Сообщество развития Южной Африки, межправительственная организация стран южного региона Африки (включая Мозамбик), в прошлом году призвало к региональным действиям в Мозамбике, поскольку повстанческое движение представляет «серьезную угрозу региональному миру и стабильности.В сентябре 2020 года Мозамбик обратился к Европейскому союзу с просьбой о военной подготовке и другой помощи.

В разные моменты повстанцы нападали на подрядчиков, связанных с проектами по производству сжиженного природного газа, и в последние месяцы переместились на территорию, где работают эти компании. Существует потенциал для иностранного вмешательства, особенно после недавних нападений, и у Соединенных Штатов есть примерно дюжина зеленых беретов в стране для обучения сил безопасности Мозамбика. Существует вероятность затяжного повстанческого движения, которое может привлечь в регион иностранных боевиков с потенциалом распространения на соседние страны.

Взгляды, выраженные в этой статье, принадлежат только авторам и не обязательно отражают позицию Исследовательского института внешней политики, беспристрастной организации, которая стремится публиковать аргументированные, ориентированные на политику статьи об американской внешней политике и приоритеты национальной безопасности.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *