М 10 танк – M10 (САУ) — Википедия

Танк м 10 — VseOtankah

3-in. Gun Motor Carriage M10 — самоходная артиллерийская установка (САУ)
 GMC M10 или TD (Tank Destroyer — «истребитель танков»)
 3-in. SP, Wolverine (Вулверин — росомаха).

Самоходная установка выпускалась с 1942 года и поступала прежде всего на вооружение танко-истребительных батальонов ( по 54 самоходные установки в каждом). Она была создана на базе среднего танка М4А2. При этом ходовая часть и силовая установка остались неизменными, а корпус и башня спроектированы заново. Хотя толщина ходовой и бортовой брони осталась практически неизменной по сравнению с базовым шасси, листы брони расположены под углом к вертикали, что повысило их снарядостойкость.

Наклонными выполнены боковые поверхности открытой сверху башни, в которой устанавливалось вооружение самоходной установки — прикрытая броневой маской 76,2-мм пушка М7 с начальной скоростью бронебойного снаряда 792 м/с и зенитный 12,7-мм пулемет. Установленные в башне прицелы позволяли вести стрельбу как прямой наводкой, так и с закрытых позиций. Скорострельность пушки составляла 76 выстрелов в минуту. На машине монтировались радиостанция и танковое переговорное устройство. Кроме модификации М4А2, для производства самоходных установок «Вульверин» использовалось и шасси танка М4А3. Установки на шасси М4А3 имели обозначения М10А1 и отличались от М10 лишь несколько меньшим весом (28,6 т вместо 29,3 т у М10). Промышленностью в США было выпущено в годы второй мировой войны около 6700 установок М10 и М10А1.

 Вслед за удачной установкой на шасси среднего танка 105-мм гаубицы в апреле 1942 г. возникла идея разместить на том же шасси пушку с высокой начальной скоростью снаряда с целью получить САУ для танко-истребительного командования. В машине, получившей обозначение Т35, использовались ранний вариант шасси М4А2, выпускавшегося в то время, открытая сверху башня с небольшим склонением орудия, переделанная из башни тяжелого танка Т1, 76-мм пушка.

Однако комиссия Танко-истребительного командования потребовала уменьшить силуэт машины и установить листы корпуса под большими углами наклона. Усовершенствованный вариант Т35Е1 на шасси М4А2 получил более толстую броню, а коническую башню заменили сварной пятигранной. Машина, принятая на вооружение в июне 1942 г., получила обозначение самоходная пушка М10.

Выпускалась также модификация на шасси М4А3, получившая обозначение самоходная пушка М10А1. Большинство из них осталось в Америке и использовалось для обучения или переделки в бронетягачи М35. Остальные поставлялись по ленд-лизу в Великобританию .

«Гранд Блэнк Арсенал» с сентября 1942 г. по декабрь 1943 г. построил 4993 М10. Фирма «Форд» с октября 1942 г. по сентябрь 1943 г. выпустила 1038 М10А1, а «Гранд Блэнк» в сентябре-ноябре 1943 г. — 675 М10А1. Однако 300 машин последней партии оснащались новой башней, аналогичной САУ М36 (Т71). Гусеничный бронированный тягач М35. Это была машина М10А1 со снятой башней и установленными компрессором и пневматическими шлангами, предназначенная для буксирования 155-мм и 240-мм артиллерийских орудий. Экипаж (с расчетом) — 6 человек, масса — 55 000 фунт.

Самоходная артиллерийская установка M10 «Вульверин» на Британской службе:

Многие САУ М10 и М10А1 поставили в 1944 г. в Великобританию, где они получили обозначение 3-дюймовая самоходная установка «Вулверайн» («росомаха»). Они нашли боевое применение в британских частях в Италии и Франции. На большинстве из них с конца 1944 г. 3″ пушки заменяли британскими 17-фунтовыми (76-мм) орудиями, имевшими большую бронепробиваемость, нежели 3″ М10. В этом новом варианте машина обозначалась как 17-фунтовая самоходная установка «Ахиллес» Мk IС.

Переделанная таким же образом САУ М10А1 обозначалась «Ахиллес» Мk IIC. При такой переделке сохранялась оригинальная маска пушки. САУ «Ахиллес», впервые введенные в дело в небольшом количестве в составе 21 -ой Армейской группы в начале 1945 г., использовались британской армией и после войны. Это была наиболее удачная модификация.Машины, не прошедшие модернизацию, сняв башни, превращались в артиллерийские тягачи, одна из них испытывалась в качестве самоходного плужного минного трала.

 

pro-tank.ru

Самоходное Орудие M-10 Wolverine

Самоходное Орудие M-10 в армии США сокращённо называлась GMC M10 или TD (аббревиатура от Tank Destroyer — «истребитель танков») и у американских солдат М10 также имела неофициальное прозвище «Вулверин» (англ. Wolverine — «росомаха»).

М10 была принята на вооружение в июне 1942 и по своей компоновке представляет собой САУ на шасси среднего танка M4A2 (с облегченным бронированием), в башне кругового вращения. Орудие монтировалось в установке, заимствованной от танка M6, литая башня была открытой в верхней и задней части.

Американская доктрина ведения боя предполагала использование истребителей танков для борьбы с вражескими танками, тогда как собственные танки предназначались для поддержки пехоты в бою. M10 была самой многочисленной противотанковой САУ американской армии во Второй мировой войне. Дебют машины в Северной Африке был в целом успешен, поскольку её трёхдюймовая пушка M7 могла без проблем с дальней дистанции поражать броню большинства немецких танков, имевшихся тогда на североафриканском театре военных действий.

Однако тяжёлое и тихоходное шасси не соответствовало принятой тогда в США доктрине истребителей танков, которая требовала использования в этом качестве очень лёгких и быстрых машин. Поэтому в начале 1944 года M10 в частях стала дополняться более быстрой и более легкобронированной противотанковой САУ M18 Hellcat.

В ходе высадки в Нормандии пушка M10 оказалась неэффективной против лобовой брони многочисленных немецких танков «Пантера», поэтому осенью 1944 года она начала замещаться улучшенным вариантом противотанковой САУ M36 Jackson.

Оставшиеся в строю M10 продолжали использоваться до конца войны. На тихоокеанском ТВД M10 армии США использовались как обычные танки непосредственной поддержки пехоты и были непопулярны среди экипажей в этой роли. Японская тактика борьбы с американской бронетехникой путём использования пехоты с гранатами и прочими противотанковыми средствами в предельно ближнем бою делала открытую сверху M10 гораздо более уязвимой, чем полностью закрытый танк.

Около 54 САУ M10 были поставлены в СССР по ленд-лизу, но их боевое применение в Красной армии остаётся неизвестным. Этими машинами также комплектовались части «Свободной Франции», одна M10 под названием «Сирокко», управляемая французскими моряками, прославилась тем, что подбила немецкую «Пантеру» прямо на площади Согласия в Париже. В Великобритании M10 обозначались как 3-in. SP, Wolverine и сражались в Италии и Франции. Некоторое количество машин было перевооружено на гораздо более эффективную 17-фунтовую противотанковую пушку и получило обозначение 17-pdr. SP. Achilles.

Открытая сверху башня M10 делала машину уязвимой к артиллерийскому и миномётному огню, а также к пехотным атакам, особенно в городских боях и в лесу, когда простая ручная граната могла быть легко закинута внутрь машины. К концу войны бронирование M10 уже стало недостаточным против новых немецких танковых и противотанковых пушек. Однако самым большим недостатком M10 была крайне низкая скорость поворота башни ввиду отсутствия какой-либо механизации этого процесса.

Башня поворачивалась только вручную и на полный её оборот требовалось около двух минут времени. Кроме того, вопреки писаной доктрине применения, американские истребители танков израсходовали больше осколочно-фугасных снарядов, нежели чем бронебойных, что показывает полный крах этой доктрины — машины в основном использовались в роли танков, которые они должны были бы на бумаге поддерживать.

Опорные поверхности уязвимых мест позволяли устанавливать дополнительное бронирование, но этот метод усиления использовался не очень часто. САУ М10 имела и свои недостатки: экипаж и часть боекомплекта располагались в открытой башне и были уязвимы для осколков снарядов, мин и атак с воздуха; массивная 3-дюймовая пушка занимала чересчур много места в башне, что было бы не так страшно, если бы она не нарушала ее равновесия.

Орудие стреляло бронебойным снарядом с вольфрамовым наконечником на дальность до 14631 м, при этом снаряд имел начальную скорость 792 м/с и на расстоянии 900 м пробивал 102-мм броневой лист с верхним цементированным слоем. Однако, поскольку орудие являлось модифицированной зенитной пушкой, то и размеры его были соответствующими. Из-за длинного и тяжелого ствола башню пришлось уравновешивать противовесом в 1134 кг, а для ее вращения применить ручной привод.

М-10 имел запас выстрелов в 54 снаряда, в движение машина приводилась двумя двигателями GMC с мощностью 375 л/с сообщавшим ей скорость до 30 миль в час. Часть полученных британцами М10 была переоборудована под 17-ти футовую пушку 76.2 мм. 54 САУ M10 были поставлены в СССР по ленд-лизу, машины были оборудованы дизельными двигателями .

Размещение вооружения в открытой сверху вращающейся башне было характерно и для других американских самоходных установок. Считалось, что таким образом улучшается обзорность, снимается проблема борьбы с загазованностью боевого отделения и снижается вес самоходной установки. Эти доводы послужили причиной снятия броневой крыши и с советской установки СУ-76.

Боевое применение.

В начале 1943 М10 начали поступать в батальоны истребителей танков в Северной Африке. Первый боевой опыт М10 получили в марте 1943 в составе 2-го Армейского корпуса воевавшего в Тунисе.

М10 воевали на Сицилии и в Италии. Учитывая условия горной местности накануне предлагалось даже отказаться от участия М10 в операции из-за открытой башни. Серьёзные испытания ждали М10 в Нормандии. По той причине, что М10 и М10А1 имели противотанковые 76-мм пушки их  привлекали для борьбы с немецкими танками. Быстро выяснилось, что М10 не может успешно бороться с немецкими Пантерами, Тиграми и тем более с Королевскими Тиграми.

Часть М10 и М10А1 по ленд-лизу отправили англичанам, которые быстро отказались от американской маломощной 76мм пушки и поставили свою отличную 17-фунтовую. Английская модификация М10 и М10А1 называлась соответственно Ахиллес IC и Ахиллес II. Свою долю М10 получили и французы под командованием генерала Де Голя. По причине открытой башни и слабой бронебойности пушки после прорыва Союзников из Нормандии эти истребители танков использовали для огневой поддержки с закрытых позиций. Этому способствовало то, что с осени 1944 Союзная артиллерия испытывали острый недостаток в снарядах, особенно это касалось тяжёлых орудий.

Уменьшение выпуска тяжёлых артиллерийских снарядов началось ещё осенью 1943 и только к весне 1944 этот вредный перегиб в военной экономике удалось исправить, а до того времени истребители танков  компенсировали слабость артиллерии. Однако немецкое наступление в Арденах в декабре 1944 снова вернуло М10 и М10А1 на передовую для борьбы с танками. Во время «the Battle For Bulge», как американцы называют Арденское сражение, М10 показали себя неплохо. Батальоны истребителей танков оказались результативней, чем буксируемые пушки.

Заодно буксируемые ПТ пушки окончательно продемонстрировали насколько сильно они уступают самоходным орудиям. В одном отчёте 1-ой Армии говорится, что потери батальона истребителей танков составили 119 единиц, из которых 86 оказались буксируемыми пушками. Какие бы недостатки ни имел М10, однако он был намного предпочтительней буксируемых ПТ пушек. В американской армии начался активный переход противотанковых батальонов с буксируемых орудий на самоходные.

М10 воевали и с японцами. Первое применение М10 на Тихоокенанском ТВД произошло в составе 767-го батальона истребителей танков в боях за Кваджелейн в феврале 1944. М10 использовались в качестве «разрушителей бункеров» («bunker busters»). Бои в условиях гор и густой растительности часто велись на ближних дистанциях, где очередной раз проявился недостаток открытого верха башни М10.

До декабря 1943 года САУ М-10 было выпущено в количестве 4993 на шасси среднего танка М-4А-2, и улучшенная версия M-10A-1 — на шасси среднего танка М-4А-3 «Генерал Шерман» — в количестве 1713 штук. Из них в Великобританию было поставлено 1648 шт., во Францию — 443 и в СССР — 52 штуки.

Длина:5.970 метра
Ширина:3.048 метра
Высота: 2.896 метра
Экипаж: 5
Вес:29.470 тонн
Скорость:48км/ч

P.S. Первые 5 фото — фотограф Дмитрий Куяткин

Сообщение отредактировал ElenkaSK: 15 Дек 2012 — 17:12

forum.worldoftanks.ru

Современные боевые танки России и мира фото, видео, картинки смотреть онлайн. В данной статье дается представление о современном танковом парке. В его основу положен принцип классификации, используемый в наиболее авторитетном на сегодняшний день справочнике, но в несколько измененном и улучшенном виде. И если последний в своем первозданном виде еще можно встретить в армиях целого ряда стран, то другие уже стали музейным экспонатом. И всего-то в течение 10 лет! Идти по стопам справочника Jane’s и не рассматривать эту боевую машину (весьма кстати любопытную по конструкции и ожесточенно обсуждаемую в свое время), составлявшую основу танкового парка последней четверти XX века, авторы посчитали несправедливым.

Фильмы про танки где до сих пор нет альтернативы этому виду вооружений сухопутных войск. Танк был и, вероятно, надолго останется современным оружием благодаря возможности сочетать в себе такие, казалось бы, противоречивые качества, как высокая подвижность, мощное вооружение и надежная защита экипажа. Эти уникальные качества танков продолжают постоянно совершенствоваться, а накопленные за десятилетия опыт и технологии предопределяют новые рубежи боевых свойств и достижений военно-технического уровня. В извечном противостоянии «снаряд — броня», как показывает практика, защита от снаряда все более совершенствуется, приобретая новые качества: активность, многослойность, самозащищенность. В то же время снаряд становится более точным и мощным.

Русские танки специфичны тем, что позволяют уничтожить противника с безопасного для себя расстояния, имеют возможность совершать быстрые маневры по бездорожью, зараженной местности, могут «пройтись» по территории, занятой противником, захватить решающий плацдарм, навести панику в тылу и подавить врага огнем и гусеницами. Война 1939-1945 гг стала наиболее тяжелым испытанием для всего человечества, так как в нее были вовлечены почти все страны мира. Это была битва титанов – ют самый уникальный период, о котором спорили теоретики в начале 1930-х и в ходе которого танки применялись в больших количествах практически всеми воюющими сторонами. В это время проходила «проверка на вшивость» и глубокое реформирование первых теорий применения танковых войск. И именно советские танковые войска все это затронуто в наибольшей степени.

Танки в бою что стали символом прошедшей войны, становым хребтом советских бронетанковых войск? Кто и в каких условиях создавал их? Каким образом СССР, потерявший большую часть своих европейских территорий и с трудом набиравший танки для обороны Москвы, смог уже в 1943 г выпустить на поля боев мощные танковые соединения?На эти вопросы призвана дать ответ эта книга, повествующая о развитии советских танков «в дни испытаний», с 1937-го по начало 1943 г. При написании книги использованы материалы архивов России и частных коллекций танкостроителей. В нашей истории был период, который отложился в моей памяти с каким-то гнетущим чувством. Он начался с возвращения наших первых военных советников из Испании, а прекратился только в начале сорок третьего, – рассказывал бывший генеральный конструктор САУ Л. Горлицкий, – ощущалось какое-то предгрозовое состояние.

Танки второй мировой войны именно М. Кошкин, чуть ли не подпольно (но, конечно, при поддержке «мудрейшего из мудрых вождя всех народов»), смог создать тот танк, что спустя несколько лет повергнет в шок немецких танковых генералов. И мало того, он не просто создал его, конструктору удалось доказать этим глупцам-военным что именно его Т-34 нужен им, а не очередной колесно-гусеничный «автострадник. Автор находится на несколько иных позициях, которые сформировались у него после знакомства с предвоенными документами РГВА и РГАЭ. Поэтому, работая над этим отрезком истории советского танка, автор неизбежно будет противоречить кое-чему «общепринятому». Данная работа описывает историю советского танкостроения в самые трудные годы – от начала радикальной перестройки всей деятельности конструкторских бюро и наркоматов в целом, во время бешеной гонки по оснащению новых танковых соединений РККА, перевода промышленности на рельсы военного времени и эвакуации.

Танки википедия автор хочет выразить свою особую благодарность за помощь в подборе и обработке материалов М. Коломийцу, а также поблагодарить А. Солянкина, И. Желтова и М. Павлова, – авторов справочного издания «Отечественные бронированные машины. XX век. 1905 – 1941″, так как эта книга помогла понять судьбу некоторых проектов, неясную прежде. Также хочется вспомнить с благодарностью те беседы с Львом Израэлевичем Горлицким, бывшим главным Конструктором УЗТМ, которые помогли по новому взглянуть на всю историю советского танка в годы Великой Отечественной войны Советского Союза. У нас сегодня почему-то принято говорить о 1937 -1938 гг. только с точки зрения репрессий , но мало кто вспоминает, что именно в этот период были рождены те танки, что стали легендами военной поры…» Из воспоминачий Л.И. Горлинкого.

Советские танки подробная оценка о них того времени звучала из многих уст. Многие старые люди вспоминали, что именно с событий в Испании всем стало ясно, что война все ближе подбирается к порогу и воевать придется именно с Гитлером. В 1937 г. начались массовые чистки и репрессии в СССР и на фоне этих непростых событий советский танк начал превращаться из «механизированной кавалерии» (в которой одно из его боевых качеств выпячивалось за счет снижения других) в сбалансированную боевую машину, обладающую одновременно мощным вооружением, достаточным для подавления большинства целей, хорошей проходимостью и подвижностью при броневой защите, способной сохранить его боеспособность при обстреле наиболее массовыми противотанковыми средствами вероятного противника.

Большие танки рекомендовалось вводить в состав дополнительно только специальные танки – плавающие, химические. Бригада имела теперь 4 отдельных батальона по 54 танка и была усилена за счет перехода от трехтанковых взводов к пятитанковым. Кроме того, Д. Павлов обосновал от каз от формирования в 1938 г. к четырем имеющимся мехкорпусам еще трех дополнительно, считая, что эти соединения немобильны и трудноуправляемы, а главное – требуют иной организации тылов. Тактико-технические требования к перспективным танкам, как и ожидалось, были скорректированы. В частности, в письме от 23 декабря начальнику КБ завода № 185 им. С.М. Кирова новый начальник потребовал усилить бронирование новых танков с тем, чтобы на дистанции 600-800 метров (эффективная дальность).

Новейшие танки мира при проектировании новых танков необходимо предусмотреть возможность увеличения уровня броневой защиты во время модернизации по крайней мере на одну ступень…» Эта задача могла быть решена двумя путями Во-первых, увеличением толщины броневых листов и, во-вторых, «применением брони повышенной сопротивляемости». Нетрудно догадаться, что второй путь считался более перспективным, так как применение особым образом упрочненных броневых листов, или даже двухслойной брони, могло при сохранении прежней толщины (и массы танка в целом) поднять ее стойкость в 1,2-1,5 раза. Именно этот путь (применение особо упрочненной брони) и был выбран в тот момент для создания новых типов танков.

Танки СССР на заре танкового производства наиболее массово применялась броня, свойства которой по всем направлениям были идентичны. Такая броня называлась гомогенной (однородной), и с самого начала броневых дел мастера стремились к созданию именно такой брони, ведь однородность обеспечивала стабильность характеристик и упрощала обработку. Однако в конце XIX века было замечено, что при насыщении поверхности броневой плиты (на глубину от нескольких десятых долей до нескольких миллиметров) углеродом и кремнием ее поверхностная прочность резко повышалась, тогда как остальная часть плиты оставалась вязкой. Так в обиход вошла гетерогенная (неоднородная) броня.

Военные танки применение гетерогенной брони было очень важно, так как увеличение твердости всей толщи броневого листа приводило к уменьшению его упругости и (как следствие) к увеличению хрупкости. Таким образом, наиболее прочная броня при прочих равных условиях оказывалась очень хрупкой и часто кололась даже от разрывов осколочно-фугасных снарядов. Поэтому на заре броневого производства при изготовлении гомогенных листов задача металлурга заключалась в том, чтобы достичь максимально возможной твердости брони, но при этом не потерять ее упругости. Поверхностно упрочненная насыщением углеродом и кремнием броня была названа цементированной (цементованной) и считалась в то время панацеей от многих бед. Но цементация – процесс сложный, вредный (например, обработка раскаленной плиты струей светильного газа) и сравнительно дорогой, и потому его освоение в серии требовало больших затрат и повышения культуры производства.

Танк военных лет даже в эксплуатации эти корпуса были менее удачными, чем гомогенные, так как без видимых на то причин в них образовывались трещины (преимущественно в нагруженных швах), да и ставить заплатки на пробоины в цементованных плитах в ходе ремонта было весьма затруднительно. Но все же ожидалось, что танк, защищенный 15-20-мм цементованной броней, будет эквивалентен по уровню защиты такому же, но укрытому 22-30-мм листами, без значительного увеличения массы.
Также к середине 1930-х в танкостроении научились упрочнять поверхность сравнительно тонких бронеплит неравномерной закалкой, известной с конца XIX века в судостроении как «метод Круппа». Поверхностная закалка приводила к значительному увеличению твердости лицевой стороны листа, оставляя основную толщу брони вязкой.

Как стреляют танки видео до половины толщины плиты, что было, конечно, хуже, чем цементация, так как при том, что твердость поверхностного слоя была выше, чем при цементации, упругость листов корпуса значительно снижалась. Так что «метод Круппа» в танкостроении позволял поднять прочность брони даже несколько больше, чем цементация. Но та технология закалки, что применялась для морской брони больших толщин, уже не годилась для сравнительно тонкой брони танков. До войны этот способ почти не применялся в нашем серийном танкостроении из-за трудностей технологического характера и сравнительно высокой стоимости.

Боевое применение танков наиболее отработанной для танков была 45-мм танковая пушка обр 1932/34 гг. (20К), и до событии в Испании считалось, что ее мощности вполне хватает для выполнения большинства танковых задач. Но бои в Испании показали, что 45-мм орудие может удовлетворять только задаче борьбы с вражескими танками, так как даже обстрел живой силы в условиях гор и леса оказывался малоэффективным, а уж вывести из строя окопанную вражескую огневую точку можно было только в случае прямого попадания. Стрельба же по укрытиям и ДЗОТам была неэффективна вследствие малого фугасного действия снаряда массой всего около двух кг.

Виды танков фото чтобы даже одно попадание снаряда надежно выводило из строя противотанковую пушку или пулемет; и в-третьих, чтобы увеличилось пробивное действие танковой пушки по броне вероятного противника, так как на примере французских танков (уже имевших толщину брони порядка 40-42 мм) стало ясно, что броневая защита иностранных боевых машин имеет тенденцию к значительному усилению. Для этого существовал верный путь – увеличение калибра танковых пушек и одновременное увеличение длины их ствола, так как длинная пушка большего калибра ведет огонь более тяжелыми снарядами с большей начальной скоростью на большее расстояние без исправления наводки.

Лучшие танки мира имели пушку большого калибра, также имеет большие размеры казенной части, значительно больший вес и увеличенную реакцию отдачи. А это требовало увеличения массы всего танка в целом. Кроме того, размещение в замкнутом объеме танка больших по габаритам выстрелов приводило к снижению возимого боекомплекта.
Положение усугублялось тем, что в начале 1938 г. вдруг оказалось, что дать заказ на проектирование нового, более мощного танкового орудия просто некому. П. Сячинтов и вся его конструкторская группа были репрессированы, так же как и ядро КБ «Большевика» под руководством Г. Магдесиева. На воле осталась лишь группа С. Маханова, который с начала 1935 г. пытался довести свое новое 76,2-мм полуавтоматическое единое орудие Л-10, да коллектив завода № 8 неспешно доводил «сорокапятку».

Фото танков с названиями количество разработок велико, но в серийное производство в период 1933-1937 гг. не принят ни один…». В самом деле, ни один из пяти танковых дизелей воздушного охлаждения, работа над которыми велась в 1933-1937 гг. в двигательном отделе завода № 185, доведен до серии не был. Более того, несмотря на решения на самых верхних уровнях о переходе в танкостроении исключительно на дизельные двигатели, процесс этот сдерживался рядом факторов. Конечно, дизель имел значительную экономичность. Он расходовал меньшее количество топлива на единицу мощности в час. Дизельное топливо менее подвержено возгоранию, так как температура вспышки его паров была весьма высока.

Новые танки видео даже наиболее доведенный из них танковый двигатель МТ-5 требовал для серийного выпуска реорганизации двигательного производства, что выражалось в постройке новых цехов, поставках передового иностранного оборудования (своих станков нужной точности еще не было), финансовых инвестициях и укреплении кадров. Планировалось, что в 1939-м этот дизель мощностью 180 л.с. пойдет на серийные танки и артиллерийские тягачи, но из-за следственных работ по выяснению причин аварий танковых двигателей, которые длились с апреля по ноябрь 1938 г., эти планы выполнены не были. Также была начата и разработка немного увеличенного по высоте шестицилиндрового бензинового мотора № 745 мощностью 130-150 л.с.

Марки танков удельными показателями, вполне устраивавшими танкостроителей. Испытания танков проводились по новой методике, специально разработанной по настоянию нового начальника АБТУ Д. Павлова применительно к боевой службе в военное время. Основой испытаний был пробег протяженностью 3-4 дня (не менее 10-12 часов ежедневного безостановочного движения) с однодневным перерывом для техосмотра и производства восстановительных работ. Причем ремонт разрешалось производить только силами полевых мастерских без привлечения заводских специалистов. Далее следовала «площадка» с препятствиями, «купание» в воде с дополнительной нагрузкой, имитировавшей пехотный десант, после чего танк отправлялся на обследование.

Супер танки онлайн после работы по улучшению, казалось, снимали с танков все претензии. И общий ход испытаний подтвердил принципиальную правильность основных изменений конструкции – увеличение водоизмещения на 450-600 кг, применение двигателя ГАЗ-М1, а также трансмиссии и подвески «Комсомольца». Но в ходе испытаний в танках вновь проявились многочисленные мелкие дефекты. Главный конструктор Н. Астров был отстранен от работ и в течение нескольких месяцев находился под стражей и следствием. Кроме того, танк получил новую башню улучшенной защиты. Измененная компоновка позволила разместить на танке больший боекомплект к пулемету и два маленьких огнетушителя (прежде огнетушителей на малых танках РККА не было).

Танки США в рамках работ по модернизации, на одном серийном образце танка в 1938-1939 гг. прошла испытания торсионная подвеска, разработанная конструктором КБ завода № 185 В. Куликовым. Она отличалась конструкцией составного короткого соосного торсиона (длинные моноторсионы нельзя было использовать соосно). Однако такой короткий торсион на испытаниях показал недостаточно хорошие результаты, и потому торсионная подвеска в ходе дальнейших работ не сразу проложила себе дорогу. Преодолеваемые препятствия: подъемы не менее 40 градусов, вертикальная стенка 0,7м, перекрываемый ров 2-2,5 м».

Ютуб про танки работы по изготовлению опытных образцов двигателей Д-180 и Д-200 для разведывательных танков не ведутся, ставя под угрозу выпуск опытных образцов». Оправдывая свой выбор, Н. Астров говорил, что колесно-гусеничный неплавающий разведчик (заводское обозначение 101 или 10-1), равно как и вариант танка-амфибии (заводское обозначение 102 или 10-2), являются компромиссным решением, так как удовлетворить требованиям АБТУ в полной мере не представляется возможным. Вариант 101 представлял собой танк массой 7,5 т с корпусом по типу корпуса, но с вертикальными бортовыми листами цементованной брони толщиной 10-13 мм, так как: «Наклонные борта, вызывая серьезное утяжеление подвески и корпуса, требуют значительного (до 300мм) уширения корпуса, не говоря уже об усложнении танка.

Видео обзоры танков в которых силовой агрегат танка планировалось выполнить на базе 250-сильного авиамотора МГ-31Ф, который осваивался промышленностью для сельскохозяйственных самолетов и автожиров. Бензин 1-го сорта размещался в танке под полом боевого отделения и в дополнительных бортовых бензобаках. Вооружение полностью отвечало заданию и состояло из спаренных пулеметов ДК калибра 12,7-мм и ДТ (во втором варианте проекта значится даже ШКАС) калибра 7,62-мм. Боевая масса танка с торсионной подвеской составляла 5,2 т, с рессорной – 5,26 т. Испытания прошли с 9 июля по 21 августа по методике, утвержденной в 1938 г., причем особое внимание уделялось танкам.

oruzhie.info

  • ← Одер река на карте
  • Ис wot →

vseotankah.life

Тяжёлый танк Т-10М. СССР - Альтернативная История

Продолжение рассказа по тяжёлый танк Т-10 начатого в предыдущей статье. Эта статья взята из той же Бронеколлекции №4 за 2009 год что и предыдущая. Танк Т-10М был настолько модернизированной машиной что его вполне можно считать отдельной машиной. Именно эти машины простояли на вооружении вплоть до 1993 года.

Следующая модификация танка Т-10 — «объект 272» — разрабатывалась в соответствие с решением пленума Научно-технического комитета ГБТУ, состоявшегося 14 декабря 1954 г. Первоначально её ведущим инженером был назначен А. Шнейдман, затем руководство работами передали П. Михайлову.

Модернизация коснулась в первую очередь вооружения танка. 122-мм орудие Д-25Т, которое устанавливалось ещё на танках ИС-2, было, наконец, отправлено на покой. Вместо него танк получил существенно более мощное орудие М-62Т2С (2А17), хотя и того же калибра.

Т-10М в засаде на учения западной группы войск.

Само орудие М-62 проектировалось в КБ завода №172 в Перми (тогда ещё г. Молотов) под руководством главного конструктора М.Цирульникова. Опытные экземпляры прошли испытания в 1953 г. и показали значительно лучшие баллистические характеристики. Так, начальная скорость бронебойного снаряда составляла 950 м/с при бронепробиваемости 225 мм на расстоянии 1000 м. У Д-25 эти характеристики равнялись, соответственно, 795 м/с и 145 мм. Кроме того, М-62 имело и ряд эксплуатационных преимуществ. Характерным внешним признаком М-62 был дульный тормоз щелевого типа, поглощавший до 70% силы отдачи при выстреле.

Опытный образец стабилизированного в двух плоскостях орудия М-62Т2С прошёл заводские испытания летом 1955 г. Первые три его образца со стабилизаторами 2Э12 «Ливень» были отправлены на ЛКЗ 1 ноября 1955 г. и установлены на «объект 272» с прицелом наводчика Т2С-29-14.

Обновили на танке и вспомогательное — пулемётное — вооружение, оснастив его более мощными 14,5-мм КПВТ. Один из пулемётов, спаренный с орудием, мог использоваться и в качестве пристрелочного на дальностях до 2000 м. На его прицеле Т2С-29 для этого имелась специальная прицельная шкала. Другой пулемёт — зенитный с коллиматорным прицелом ВК-4 — размещался на башне, на погоне люка заряжающего; его наибольшая прицельная дальность составляла 1000 м. При необходимости из этого пулемёта можно было вести огонь и по наземным целям, используя оптический прицел ПУ-1.

 Все члены экипажа, кроме заряжающего, имели приборы ночного видения: командир — ТКН-1Т, механик-водитель — ТВН-2Т, наводчик — ТПН-1-29-14 «Луна», позволявший вести прицельную стрельбу ночью с максимальной дальностью 1150 м.

Бронирование башни несколько усилили, поменяли места размещения приборов наблюдения и прицелов, форму их бронировок. Изменили конструкцию крышки люка механика-водителя и крыши силового отделения.

Установили на танке более мощный дизель В-12-6, имевший 750 л. с. при 2100 об/мин и отличавшийся конструкцией картера, коленчатым валом, поршнями цилиндров и т.д. Ввели ножную педаль тормоза и новые бортовые редукторы, у которых планетарный ряд размещался внутри ведущего колеса. Для улучшения плавности хода число гидроамортизаторов увеличили до шести, а динамический ход опорного катка возрос со 144 до 172 мм.

Запас возимого топлива довели до 400 л за счёт двух новых баков, которые разместили на кормовой части корпуса.

Танк получил систему ПАЗ и ТДА для постановки дымовой завесы.

 В качестве средств связи использовались радиостанция Р-133 и ТПУ Р-120.

В результате всех этих изменений масса танка возросла до 51,5 т.

Государственные испытания «объекта 272» завершились в декабре 1956 г. По их результатам танк был рекомендован к производству.

К этому времени к выпуску новой модификации подключили Л КЗ. До этого танки Т-10, Т-10А и Т-10Б производились только на ЧКЗ. Несмотря на все усилия, приложенные конструкторами и руководством отрасли, добиться полной унификации машин, выпускавшихся на этих двух заводах, не удавалось. Поэтому 26 сентября 1957 г. приказом министра обороны было принято на вооружение под обозначением Т-10М сразу два танка: «объект 272» — ленинградский и «объект 734», выпускавшийся в Челябинске.

Двигатель <a href=танка Т-10М» src=»http://alternathistory.com//files/170809_T-10_9.JPG» />

Машины ЧКЗ отличались конструктивными изменениями в приводах управления трансмиссией, бортовых редукторах, системе питания топливом. Хотя такая ситуация и шла вразрез с требованиями по стандартизации и унификации вооружения и военной техники, тем не менее танки с этими конструктивными отличиями находились в серии вплоть до 1962 г., когда производство Т-10М в Челябинске завершилось; на ЛКЗ их выпуск продолжался до конца 1965 г.

Отдление управления <a href=танка Т-10М.» src=»http://alternathistory.com//files/170809_T-10_10.JPG» />

С 1959 г. в Ленинграде пошла в серию командирская машина «объект 272К» на базе Т-10М, предназначенная для обеспечения связи командира подразделения с вышестоящим командованием и штабами. Для размещения дополнительной радиостанции Р-112 и зарядного агрегата боекомплект к пушке уменьшили до 22 выстрелов. Дальность связи Р-112 при работе с 10-метровой антенной на стоянке в телеграфном режиме составляла 100 км, в телефонном режиме — 40 км. Всего с 1959 по 1964 г. было построено 100 Т-10МК (выпускались только на ЛКЗ).

В процессе производства в конструкцию Т-10М постоянно вносились изменения. Так, с декабря 1962 г. стали устанавливать более простую в изготовлении механическую трансмиссию, первоначально разработанную в качестве резервного варианта. Она была на 507 кг легче прежней и имела значительно меньшие габариты, что позволило дополнительно разместить в забронированном объёме 100 л топлива.

С 1963 г. Т-10М начали выпускать с системой ОПВТ: танк теперь мог преодолевать по дну водные преграды глубиной до 5 м.

С 1964 г. ввели автоматическую систему ППО с более эффективным огнетушащим составом «3,5».

 Очередная модернизация танка Т-10М была связана с его вооружением. Прогресс в танкостроении не стоял на месте и если в 1950-е годы 122-мм советские танковые орудия без проблем пробивали своими бронебойными калиберными снарядами броню любых танков НАТО, то в 1960-х ситуация изменилась. 105-мм орудия американского танка М60 и 120-мм английского «Чифтен», выпускаемых в тот период, поражали Т-10М. Калиберные бронебойные снаряды нашего орудия М-62 не брали лобовую броню этих танков.

Противотанковый ракетный комплекс «Малютка». Переносной пехотный вариант: ракеты на пусковых установках в боевом положении, пульт управления с монокулярным визиром и аппаратурой наведения обороны противника, в которые входило по три ттп, вооруженных 195 машинами. Именно сюда и начали передаваться поступающие в войска танки Т-10.

В сложившейся ситуации по заданию Министерства обороны и Государственного комитета по оборонной технике началась разработка 122-мм подкалиберных и невращающихся кумулятивных снарядов для орудия М-62Т2С. Выстрел с кумулятивным снарядом, пробивавшим вертикально расположенную броневую плиту толщиной 450 мм, приняли на вооружение 30 ноября 1964 г. С 1967 г. в боекомплект Т-1 ОМ был включен и бронебойноподкалиберный снаряд с начальной скоростью 1600 м/с, пробивавший 320-мм броню на дальности 2000 м.

В 1963 г. небольшое количество танков Т-1ОМ дополнительно вооружили противотанковыми управляемыми ракетами «Малютка». Такими же ПТУР и тогда же пытались довооружить и средние танки.

Можно утверждать, что танк Т-10 оказался вполне удачной машиной, в которой органично сочетались мощная броневая защита, высокоэффективное вооружение и хорошие маневренные качества. Простота устройства, удобное управление, высокая проходимость выгодно отличали его от других советских и зарубежных тяжёлых танков.

В начале 1950-х годов, когда началась разработка Т-10, тяжёлые танки собственной конструкции, кроме СССР, имели на вооружении только США — М103 (1956 г.) и Англия — «Конкэрор» (1954 г.). Однако оба эти танка уступали Т-10: были тяжелее и выше, имели небольшую скорость; за счёт того, что они оснащались карбюраторными двигателями, их запас хода по топливу был значительно ниже, не говоря уже о существенно большей пожароопасности. «Конкэрор» с 120-мм нарезным орудием, оказавшимся чрезвычайно громоздким, мог похвастаться только одноплоскостным в вертикальной плоскости стабилизатором, а М103 — вообще такового не имел. Т-10А уже в 1956 г. оснащался одноплоскостным стабилизатором, а Т-10Б — двухплоскостным. На зарубежных танках отсутствовала система ПАЗ, не имели они и возможности преодолевать водные преграды по дну. Правда, советский танк несколько уступал им по броневой защите передней части корпуса, зато значительно превосходил по подвижности и проходимости. В целом танк Т-10 отвечал основным тактико-техническим требованиям, предъявлявшимся к тяжёлым машинам того периода.

Долгое время западные эксперты считали, что в СССР было построено более 8 тыс. танков Т-10 всех модификаций, в соответствии с этим называя его самым массовым тяжёлым танком в мировом танкостроениии. На деле всё оказалось намного скромнее. Согласно последним опубликованным данным, с 1953 по 1965 г. было выпущено всего 1439 танков Т-10 всех модификаций. Эти машины в основном направлялись на вооружение тяжёлых танковых дивизий, которые стали формироваться с 1954 г.

В этот период в рамках пересмотра способов ведения боевых действий в условиях применения ядерного оружия проводились мероприятия по изменению штатной организации войск. С целью повышения живучести армейских подразделений в их составе резко увеличивалось количество танков, бронетранспортёров, зенитных средств. Так, по новым штатам, принятым в 1954 г., в танковом полку танковой дивизии состояло 105 машин (ранее их было 65). Кроме того, в состав дивизии был включен механизированный полк. С того же года стали формироваться ттд, предназначавшиеся для прорыва укрепленной линии противника.

Танки Т-10М на улицах Праги.

Первыми были развернуты две тяжёлые танковые дивизии в составе Группы советских войск в Германии. Это были 13-я гвардейская Бобруйско-Берлин-ская Краснознамённая ордена Суворова и 25-я гвардейская Краснознамённая. Позже к ним присоединились 5-я Кор-суньская Краснознамённая ттд и 34-я Днепровская ордена Суворова из состава Белорусского военного округа, а также 14-я гвардейская Бахмачская дважды Краснознамённая ордена Суворова ттд из Киевского военного округа. Для их формирования использовались как личный состав, так и материальная часть расформированных в 1956 г. отдельных тяжёлых танкосамоходных полков.

В составе Сухопутных войск ттд просуществовали до начала 1970-х гг., когда в армейские соединения стали поступать основные танки Т-64, Т-72 и, наконец, Т-80. По своим боевым характеристикам они значительно превосходили тяжёлые Т-10, которые постепенно передавались на долговременное хранение, перебрасывались в укрепрайоны на советско-китайской границе или же отправлялись на разборку-разделку. Официально, как и многая другая советская бронетанковая техника, тяжёлые танки Т-10 были сняты с вооружения только в 1993 г., уже в Российской Армии.

Танки Т-10М в Чехословакии.

 

Танк Т-10 не может похвастаться сколько-нибудь яркой боевой карьерой. На экспорт эти машины никогда не поставлялись, поэтому им не представилась возможность показать себя, например, в боях на Ближнем Востоке, где прошло боевую обкатку большинство советской танковой техники (Т-54, Т-55, Т-62, Т-72, ПТ-76). Единственной крупной войсковой операцией, в которой приняли участие Т-10, стала операция «Дунай» — ввод войск стран Организации Варшавского Договора на территорию Чехословакии «в целях борьбы с контрреволюцией в Восточной Европе». Они находились в составе 13-й ттд 1-й гвардейской ТА и в 25-й Краснознамённой дивизии 20-й гвардейской Краснознамённой армии.

 

alternathistory.com

Рассказы о вооружении: тяжелый танк ИС-10 (Т-10). Часть 2

Тяжелый танк Т-10М, в экспозиции музея Великой отечественной войны, Киев.

Танк Т-10Б

В конце 1954 года, еще до завершения испытаний «объекта 267 сп.1» с одноплоскостным стабилизатором, начались работы второго этапа создания стабилизированного вооружения — двухплоскостной стабилизации, которая должна была компенсировать влияние на наведение вооружения не только вертикальных перемещений, но также и рыскания танка по курсу. В результате работ по теме, получившей шифр «Гром», в 1955 году был разработан «объект 267 сп.2» (вторая спецификация).

Зеркало стабилизировалось в вертикальной, а второе — в горизонтальной плоскости, чем и обеспечивалась стабилизация поля зрения в обеих плоскостях. Привод пушки по вертикали позаимствовали от танка «объект 267 сп.1». Но при выборе типа привода башни по горизонту возникли серьезные разногласия в группе проектировщиков. Существовавший электромеханический привод башни не удовлетворял новым требованиям. Поэтому требовалось или создать для него новый, достаточно громоздкий редуктор с высоким передаточным числом, или переходить на гидравлический привод с высокомоментным гидромотором. В последнем случае необходимо было создавать специальную гидросистему с гидронасосом, баком и трубопроводами. В связи с отсутствием у специалистов единого мнения по этому вопросу, Ж.Котин принял решение о разработке, изготовлении и испытании сразу двух экспериментальных образцов привода — электромеханического и гидравлического. По результатам этой работы, выполненной в исключительно короткие сроки — менее двух месяцев, предпочтение было отдано гидравлическому приводу.

Высокие темпы работ позволили уже в 1956 году, т. е. менее чем за два года, довести новый стабилизатор до передачи в серийное производство. А в 1957 году была принята на вооружение новая модификация танка — Т-10Б («объект 730Б) с двухплоскостным стабилизатором ПУОТ-2 «Гром» и стабилизированным прицелом Т2С-29-14, которая была запущена в серийное производство в Челябинске. Т-10Б производился недолго, всего один год, за это время было построено 130 машин, правда, 20 из них хотя и считались Т-10Б, но были укомплектованы одноплоскостным стабилизатором «Ураган». В 1957 году Т-10Б в производстве сменила комплексно модернизированная «десятка» — Т-10М.

В 1957 году на базе Т-10Б был разработан и командирский танк Т-10БК, который отличался от базовой машины наличием дополнительной радиостанции и зарядного агрегата.

Танк Т-10М

Очередная модификация Т-10 начала разрабатываться в соответствии с решением пленума Научно-технического комитета Главного бронетанкового управления, состоявшегося 14 декабря 1954 года, на котором обсуждались вопросы комплексной модернизации танка Т-10 и которое было оформлено в феврале 1955 года соответствующим Постановлением Правительства. Новой машине был присвоен объектовый номер — «объект 272». Первоначально ее ведущим инженером был назначен А.Шнейдман, а затем руководство работами передали П.Михайлову.

Модернизация коснулась в первую очередь вооружения танка — 122-мм орудие Д-25Т, которое более десяти лет назад начали устанавливать на танках ИС-2, наконец было отправлено на покой. Вместо него на новую модификацию установили существенно более мощное орудие М-62Т2С (2А17) того же калибра.

Орудие М-62 разрабатывалось КБ завода №172 в Перми (в то время и город, и завод носили имя В.М.Молотова) под руководством главного конструктора М.Цирульникова. Первый опытный экземпляр М-62 прошел испытания в 1953 году. По сравнению с Д-25Т новое орудие имело существенно лучшие баллистические характеристики. Так, начальная скорость бронебойного снаряда составляла 950 м/с (у Д-25 она не превышала 795 м/с), соответственно лучше была и бронепробиваемость снаряда — 225 мм на расстоянии 1000 м (у Д-25 — 145 мм), кроме того, М-62 имело и ряд эксплуатационных преимуществ. Характерным внешним признаком М-62 был дульный тормоз щелевого типа (на Д-25 — двухкамерный), поглощавший до 70% силы отдачи при выстреле.

Вообще-то отработка установки орудияМ-62 в танк началась вОКТБ еще до выхода Постановления Правительства по комплексной модернизации Т-10 и велась на опытных машинах «объект 264» и «объект 265» (кстати, ведущим конструктором последней был П.Исаков, впоследствии ставший Главным конструктором Челябинского тракторного завода). Три образца «объекта 265», изготовленных к декабрю 1954 года, успешно прошли испытания на Ржевском полигоне под Ленинградом. По их результатам было принято решение о возможности установки орудия М-62 на танк Т-10 при его последующей модернизации.

Танк Т-10М в разрезе

Летом 1955 года заводские испытания прошел опытный образец орудия, стабилизированного в двух плоскостях, получивший индекс М-62Т2С. Первые три орудия М-62Т2С со стабилизаторами 2Э12 «Ливень» были отправлены на ЛКЗ 1 ноября 1955 года. Здесь они были установлены на «объект 272» вместе с прицелом наводчика Т2С-29-14 с независимой стабилизацией поля зрения и максимальной прицельной дальностью 4000 м. Боекомплект танка не изменился и составлял 30 выстрелов раздельного заряжания.

Наряду с основным вооружением на «объекте 272» было обновлено и вспомогательное — пулеметное — вооружение. Место пулеметов ДШК заняли более мощные пулеметы КПВТ (калибра 14,5 мм) — спаренный с орудием и зенитный. Спаренный пулемет мог использоваться и как пристрелочный, на дальностях до 2000 м. Его наведение осуществлялось с помощью прицела Т2С29, в котором для этого имелась специальная прицельная шкала. Зенитный пулемет размещался на башне, непосредственно на погоне люка заряжающего (с 1959 года только каждый пятый танк оснащался зенитным пулеметом), его наибольшая прицельная дальность составляла 1000 м. При необходимости огонь можно было вести и по наземным целям. Зенитный пулемет оснащался коллиматорным прицелом ВК-4, а для стрельбы по наземным целям использовался оптический прицел ПУ-1. Стрельбу вел заряжающий, из открытого люка, стоя на сиденье.

Все члены экипажа, кроме заряжающего, имели приборы ночного видения: командир — ТКН-1Т, наводчик — ТПН-1-29-14 «Луна» (инфракрасный прицел позволял вести прицельную стрельбу ночью с максимальной дальностью 1150 м), механик-водитель — ТВН-2Т.

Было усилено бронирование башни танка, изменены как форма бронировок прицелов и приборов наблюдения, так и места их размещения на башне. Также изменилась конструкция крышки люка механика-водителя и крыши силового отделения.

На «объекте 272» установили более мощный дизель В-12-6, мощностью 750 л.с. при 2100 об/мин, который отличался от В-12-5 конструкцией картера, коленчатого вала, поршней цилиндров и т.д.

Были введены ножная педаль тормоза и новые бортовые редукторы, у которых планетарный ряд размещался внутри ведущего колеса. Для улучшения плавности хода число гидроамортизаторов было увеличено до 6, а динамический ход опорного катка возрос с 144 мм до 172 мм.

Запас возимого топлива был увеличен на 400 л за счет установки двух топливных баков на кормовой части корпуса.

Танк получил систему противоатомной защиты (ПАЗ) и термодымовую аппаратуру (ТДА) для постановки дымовой завесы. В качестве средств связи использовалась радиостанция Р-133 и танковое переговорное устройство (ТПУ) Р-120.

В результате всех этих изменений масса танка возросла, достигнув 51,5 т.

Танк Т-10М получил новое 122-мм орудие М-68Т2С с двухплоскостным стабилизатором «Ливень»

Государственные испытания «объекта 272» завершились вдекабре 1956 года, и по их результатам танк был рекомендован для серийного производства.

Танк Т-10М с установленным ОПВТ, подготовленный для преодоления водной преграды по дну

Впервые с начала выпуска Т-10 к производству его новой модификации должен был подключиться и ЛКЗ. До этого танки Т-10, Т-10А и Т-10Б производились только на ЧКЗ. Однако, несмотря на все усилия, приложенные конструкторами и руководством отрасли (вспомним, например, командировку группы ленинградских конструкторов на ЧКЗ для совместного проектирования Т-10), добиться полной унификации машин, выпускавшихся на этих двух заводах, так и не удалось.

26 сентября 1957 года приказом Министра обороны СССР под обозначением Т-10М было принято на вооружение сразу два танка: «объект 272», выпускавшийся в Ленинграде, и «объект 734», выпускавшийся в Челябинске. Машины Челябинского завода отличались конструктивными изменениями в приводах управления трансмиссией, бортовых редукторах, системе питания топливом. Хотя такая ситуация и шла вразрез с требованиями по стандартизации и унификации вооружения и военной техники, тем не менее танки с этими конструктивными отличиями находились в серийном производстве вплоть до 1962 года. В этом году производство Т-10М в Челябинске завершилось, а в Ленинграде оно продолжалось до конца 1965 года.

С 1959 года в Ленинграде начался выпуск и командирской машины на базе Т-10М, предназначенной для обеспечения связи командира подразделения с вышестоящим командованием и штабами. Т-10МК («объект 272К») отличался наличием дополнительной коротковолновой радиостанции Р-112 и бензоэлектрического зарядного агрегата. Боекомплект к пушке был уменьшен на 8 выстрелов для размещения дополнительной радиостанции и составлял 22 выстрела. Дальность связи при работе с 10-метровой антенной на стоянке в телеграфном режиме составляла 100 км, в телефонном режиме — 40 км. Всего с 1959 по 1964 год было построено 100 Т-10МК (они выпускались только в Ленинграде).

В процессе производства в конструкцию Т-10М вносились различные изменения. Так, с декабря 1962 года на танке Т-10М устанавливалась более простая по конструкции и изготовлении механическая трансмиссия, первоначально разработанная в качестве резервного варианта. Она была на 507 кг легче прежней и имела значительно меньшие габариты, что позволило дополнительно разместить в забронированном объеме 100 л топлива. В состав трансмиссии входили: главный фрикцион, шестискоростная механическая коробка передач, механизм поворота типа «ЗК» и бортовые редукторы. Однако наличие в трансмиссии главного фрикциона сухого трения несколько снижало ее эксплуатационную надежность.

С 1963 года Т-10М стали выпускаться с системой ОПВТ (оборудование подводного вождения танка), что позволяло танку преодолевать по дну водные преграды глубиной до 5 м без ограничения их ширины по условиям работы двигателя.

С 1964 года ввели автоматическую систему ППО с более эффективным огнетушащим составом «3,5».

Очередная модернизация танка была связана с его вооружением. Прогресс в танкостроении не стоял на месте, и если в 50-е годы 122-мм советские танковые орудия без проблем пробивали своими бронебойными калиберными снарядами броню любых танков НАТО, то в 60-х годах ситуация изменилась. Орудия запущенных в этот период в производство американского М-60 (орудие калибра 105 мм) и британского «Чифтен» (орудие калибра 120 мм) на всех реальных дистанциях стрельбы пробивали броню Т-10М, в то же время штатные калиберные бронебойные снаряды орудия М-62 лобовую броню этих танков не брали.

Характерным внешним отличием Т-10М был дульный тормоз орудия щелевой конструкции

В сложившейся ситуации по заданию Министерства обороны и ГКОТ (Государственный комитет по оборонной технике) были начаты работы по созданию 122-мм подкалиберных и невращающихся кумулятивных снарядов для орудия М-62Т2С. Выстрел с кумулятивным снарядом, пробивавшим вертикально расположенную броневую плиту толщиной 450 мм, был принят на вооружение приказом МО от 30 ноября 1964 года. А с 1967 года в боекомплект Т-10М был включен и бронебойно-подкалиберный снаряд с начальной скоростью 1600 м/с, пробивавший 320-мм броню на дальности 2000 м.

В 1963 году небольшое количество танков Т-10М было дополнительно вооружено противотанковыми управляемыми ракетами (ПТУР) типа «Малютка» (такими же ПТУР в тот период пытались довооружить и средние танки Т-55). Пусковая установка для трех ракет «Малютка», представляющая собой трубчатую раму с тремя направляющими, размещалась снаружи на верхней задней части башни в специальном кожухе. Пусковая установка была оснащена механизмом подъема с электроприводом. Наведение ракет осуществлялось с помощью штатного танкового прицела. С помощью следящей системы электропривода осуществлялосьсогласование углов наведения пусковой установки и линии прицеливания штатного прицела наводчика. В состав боекомплекта входило 6 ПТУР. Однако, учитывая, что эффективно вести огонь ПТУР можно было только с остановок, это вооружение на танках не прижилось.

На базе Т-10 было разработано довольно много различных машин. Еще в 1956 году на базе Т-10 спроектировали САУ «объект 268», вооруженную 152-мм орудием М-64 с раздельным заряжанием. Чтобы разместить его, на корпусе Т-10 установили просторную броневую рубку, толщина брони которой в лобовой части составляла 187 мм. Начальная скорость снаряда орудия М-64 составляла 720 м/с. Для облегчения процесса заряжания 50-килограммовых снарядов на «объекте 268» была предусмотрена его механизация. Снаряды в вертикальном положении закреплялись в специальных каретках замкнутого цепного транспортера. Транспортер, расположенный на задней стенке рубки самоходного орудия, по выбору заряжающего подавал необходимый тип снаряда, доставляя его на высоту его локтя. После этого заряжающий должен был отстегнуть замки, крепящие снаряд, переложить его на лоток досылателя, который и подавал снаряд в камору орудия. Затем вручную из неподвижной боеукладки доставалась гильза, поднималась на высоту лотка и укладывалась на него. Досылатель досылал гильзу вслед за снарядом.

На крыше рубки устанавливался зенитный пулемет КПВТ (14,5 мм), здесь же на вращающейся командирской башенке располагался дальномер ТКД-09. В боекомплект самоходки входило 35 выстрелов для пушки и 500 патронов к пулемету.

Машина имела боевую массу 50 т и экипаж из 4 человек. «Объект 268» проходил испытания, но так и остался только в опытном экземпляре — на вооружение самоходка принята не была.

С использованием силовой установки и элементов ходовой части танка Т-10 были спроектированы и гораздо более мощные самоходные орудия, способные вести огонь атомными тактическими зарядами. Калибр такого орудия определялся атомщиками, которые на тот момент не могли разместить атомный заряд в корпусе снаряда диаметром менее 400 мм, а дальность их стрельбы должна была превышать 25 км.

Конструкторы вели разработку таких САУ на гусеничном шасси начиная с 1954 года. В результате было построено два опытных образца: «объект 273» с минометом калибра 420 мм и «объект 271» с артиллерийским орудием калибра 406 мм. Решение о принятии одного из них на вооружение предполагалось принять по результатам их сравнительных испытаний.

Для размещения таких мощных артиллерийских систем была спроектирована восьмикатковая ходовая часть с опускающимся ленивцем и гидроамортизаторами, которые должны были частично поглощать энергию отдачи. Моторно-силовую установку полностью заимствовали с Т-10. Первоначально огромная сила отдачи при выстрелах вызывала на испытаниях многочисленные поломки: разрушались ленивцы, срывало с креплений коробку передач, разваливалась аппаратура, но, в конце концов, испытателям и конструкторам удалось сделать машины вполне надежными.

В 1957 году обе машины прошли на военном параде по Красной площади, вызвав большой интерес у иностранных военных. Однако оба орудия были слишком тяжелыми, требовали длительной подготовки позиции и специального оборудования для заряжания спецбоеприпасов. Все это снижало их тактические свойства, особенно принимая во внимание скоротечность предполагаемых боевых операций, требовавших высокой мобильности. Поэтому данные системы рассматривались как временные, подлежащие замене по мере совершенствования атомных боеприпасов. В результате было построено всего по четыре установки 2А3 (установка с 406-мм орудием) и 2Б1 (420-мм миномет).

Маска орудия танка Т-10М. Хорошо виден ствол спаренного пулемета КПВТ, рядом с ним полка крепления инфракрасного прожектора Л-2 («Луна-2»), сам прожектор отсутствует

Передняя часть башни, справа от маски пушки видно окно перископического прицела Т2С-29

В нескольких опытных образцах остались и разработанные на базе Т-10 самоходные стартовые установки для тактических ракет.

В 1961 году конструкторы ОКБТ создали опытные образцы стартовых агрегатов («объект 815 сп.1» и «объект 815 сп.2») для комплекса с ракетой среднего радиуса действия РТ-15 (8К-96) разработки ОКБ-1 С.П.Королева. Масса «объекта 815» составляла 42 т.

В 1963-1965 годах в ОКБТ были разработаны проекты и созданы опытные образцы транспортно-установочного агрегата («объект 820») и пусковой установки («объект 821») для ракетного комплекса с межконтинентальной баллистической ракетой РТ-20 (8К99) разработки ОКБ-586 М.К.Янгеля. Эти машины базировались на узлах танка Т-10М и имели массу в снаряженном состоянии 78 и 79 т соответственно. Для обеспечения нормального функционирования ракет машины оборудовались системами термостатирования. Несмотря на то, что обе эти машины существовали лишь в опытных образцах, благодаря своему участию в нескольких военных парадах на Красной площади они приобрели поистине мировую известность.

Бурное развитие в послевоенные годы ПТУР способствовало тому, что в 1957 году в ОКБТ были начаты работы над проектомтяжелого танка с реактивным вооружением на базе Т-10 («объект 282»).

При разработке его компоновочной схемы конструкторы постарались в первую очередь обеспечить повышенную защищенность экипажа от артиллерийского обстрела и поражающих факторов ядерного оружия. Машина получила оригинальный вид — на укороченном до шести опорных катков гусеничном шасси Т-10 располагался высокий корпус, над совершенно плоской крышей которого выступала только небольшая командирская башенка. Лобовое бронирование представляло собой конструкцию из броневых листов толщиной 150 мм (угол наклона 640 ), подпертую сзади 30-мм броневой перегородкой. Образовавшийся между наружным бронированием и перегородкой отсек предназначался для топлива, которое должно было усиливать противокумулятивную защиту.

Боевое отделение занимало среднюю часть корпуса. Экипаж размещался по центру машины, впереди сидел механик-водитель, а за ним в легкой вращающейся башенке — командир-оператор с прицелом и пультом управления вооружением. В двух бортовых отсеках было размещено ракетное вооружение. Турели двух независимых пусковых установок установили в кормовой части танка. Их заряжание производилось при помощи специального досылателя из укладки барабанного типа.

Хотя машина имела массу 45 т, но на ней установили новый 1000-сильный дизель А-7. По сравнению с Т-10 была усовершенствована система охлаждения и выхлопа двигателя — вместо двух бортовых эжекторов поставили единый кормовой. Благодаря увеличившейся высоте корпуса, в крыше моторного отделения впервые на танке разместили бескассетный циклонный воздухоочиститель с оригинальным уплотнением его соединения с воздухозаборником двигателя (подвижное самоподнимающееся устройство автоматически уплотняло соединение при закрытии крыши).

В середине 1958 года «объект 282» передали на испытания, но в серию он не запускался.

С 1961 года в ОКБТ разрабатывался и другой ракетный танк. Это был Т-10М, на котором вместо штатной башни устанавливалась башня с «объекта 775» (разработчик КБ ЧКЗ, главный конструктор П.Исаков). Башня «объекта 775» была оснащена 125-мм ствольной нарезной пусковой установкой Д-126 (разработанной в ОКБ-9), стрелявшей ПТУР «Рубин». Эта ПТУР, разработки КБМ, имела полуавтоматическую систему наведения с передачей команд по радиолучу. Из пусковой установки Д-126 можно было вести огонь также и 125-мм неуправляемыми активно-реактивными осколочно-фугасными снарядами «БУР». Машина была построена и проходила испытания до 1965 года, но после того как ПТУР «Рубин» сочли неперспективной, они были прекращены.

В 1957 году по заказу Министерства среднего машиностроения в ОКБТ было создано шасси для подвижной атомной электростанции, которое получило обозначение «объект 27». Старшим инженером проекта был назначен П.Тарапатин. Шасси создавалось на базе узлов тяжелого танка Т-10. Так как полная масса машины должна была составлять около 90 т, то ходовую часть Т-10 пришлось удлинить. Для обеспечения приемлемого удельного давления на грунт машина получила десять пар опорных катков и значительно уширенную гусеницу. На ходовой части разместили прямоугольный корпус-кузов, напоминающий размерами железнодорожный вагон, в котором устанавливалось оборудование станции. Подвижная атомная электростанция успешно прошла испытания и, по некоторым сведениям, эксплуатировалась на Колыме, Чукотке и других районах Крайнего Севера.

Тяжелый танк Т-10М, в экспозиции музея Великой отечественной войны, Киев.

С 1959 года в челябинском СКБ-200 на базе танка Т-10М разрабатывался инженерный минный тральщик (ИМТ), предназначенный для прокладки широких проходов в минных полях. На ЧТЗ была создана конструкторская группа, которая в тесном контакте со специалистами СКБ-200 выполнила проект базовой машины для минного тральщика. С танка Т-10М убрали башню и пушку, внутри корпуса сняли боеукладку и все, что было связано с вооружением. Подбашенный проем закрыли листом тридцатимиллиметровой брони, в котором вырезали два отверстия для люков командира и оператора. Каждый член экипажа получил танковое переговорное устройство, в левой части корпуса установили радиостанцию, имелась система противоатомной защиты.

В общей сложности с танка сняли 13 тонн, тогда как вес устанавливаемого тралящего оборудования комбинированного типа (каткового и ножевого тралов) составил всего 9,5 тонн. В результате ИМТ получил хорошую подвижность и мог передвигаться по грунтовой укатанной дороге со скоростью до 40 км/час. В походном положении траловое оборудование перевозилось на крыше корпуса машины, а в рабочем — опускалось на грунт при помощи гидроцилиндров, размещенных в нишах у бортов. Обратно в походное положение трал поднимался лебедкой или же при помощи рычажного механизма подъема при движении машины задним ходом. Основным тралящим оборудованием являлся однорядный катковый трал из десяти индивидуально подвешенных катков, кинематически связанных между собой тросово-блочной системой. Перед гусеницами располагались секции ножевого трала с четырьмя ножами.

К концу 1961 года было изготовлено два базовых шасси, а весной 1962 года опытный образец минного тральщика с катковым и ножевым оборудованием был перевезен на полигон Уральского военного округа для заводских испытаний. В целом испытания машина прошла успешно, обеспечивая почти 100%-е качество траления. Однако устранение выявленных недостатков доводочные работы сильно затянулись, и ко времени их завершения выпуск танков Т-10М на ЧКЗ был уже прекращен.

Отдельные танки Т-10 использовались и в качестве экспериментальных машин. Так, в 1955 году во ВНИИ-100 исследовали целесообразность применения горизонтального наведения орудия на цель поворотом корпуса танка (неподвижная установка пушки в горизонтальной плоскости). Эти работы велись задолго до появления в Швеции знаменитого безбашенного танка Strv-103 (танк «S»). Для проведения испытаний были использованы база и вооружение танка Т-10. Поворот машины производился при помощи специального электродвигателя, который через дополнительный редуктор приводил в движение штатную трансмиссию танка. 122-мм нарезную пушку М-62Т2 разместили в неподвижной броневой рубке, в кормовой части которой один за другим размещались два транспортера механизма заряжания — для снарядов и для гильз.

Т-10М — хорошо видны инфракрасные прожекторы, установленные на маске орудия и командирском люке

Проведенные испытания показали высокую точность такого способа наводки орудия, облегчалась и автоматизация процесса заряжания. С другой стороны, усложнилась конструкция механизма поворота танка (необходим был вспомогательный двигатель), а маневр огнем определялся маневренностью машины. Очень существенным недостатком сочли и невозможность ведения огня с ходу. Поэтому применение такого способа наводки основного оружия было признано нецелесообразным и дальнейшие работы в этом направлении прекратили.

Т-10М заезжает в капонир, передние брызговики откинуты, чтобы избежать их повреждения о грунт. Зенитный пулемет установлен в походном положении и закрыт чехлом. На корме башни закреплена скатка чехла

В 1959 году на ЛКЗ был изготовлен и проходил испытания опытный Т-10М с радиолокационным дальномером, но в серию он также не пошел.

Давая общую оценку танка Т-10, можно утверждать, что он оказался вполне удачной машиной, в которой органично сочетались мощная броневая защита, высокоэффективное вооружение и хорошие маневренные качества. Простота устройства, удобное управление, высокая проходимость выгодно отличали его от других советских и зарубежных тяжелых танков. На момент разработки Т-10 (начало 50-х годов) тяжелые танки собственной конструкции, кроме СССР, имели на вооружении только США — М103 (1956 год) и Великобритания — «Конкэрор» (1954 год), однако оба они уступали Т-10 по своим боевым свойствам. И «англичанин», и «американец» были выше и тяжелее Т-10, имели небольшую максимальную скорость и из-за того, что оснащались карбюраторными двигателями — низкий запас хода по топливу. «Конкэрор» вооружался 120-мм нарезным орудием (которое оказалось чрезвычайно громоздким), но мог похвастаться только одноплоскостным (в вертикальной плоскости) стабилизатором, а М-103 вообще такового не имел. Напомним, что уже Т-10А (1956 год) оснащался одноплоскостным стабилизатором, а Т-10Б — двухплоскостным.

На зарубежных танках отсутствовала система противоатомной защиты, также они не имели возможности преодолевать водные преграды по дну. И хотя советский танк несколько уступал иностранцам по броневой защите передней части корпуса, однако значительно превосходил их по подвижности и проходимости. В целом танк Т-10 удовлетворял основным тактико-техническим требованиям, предъявлявшимся к тяжелым танкам того периода.

Долгое время западные эксперты считали, что в СССР было построено более 8 тыс. танков Т-10 всех модификаций, и соответственно называли его самым массовым тяжелым танком в мировой истории. Действительность же оказалась намного скромнее. Согласно последним опубликованным данным, с 1953 по 1965 год было выпущено всего 1439 танков Т-10 всех модификаций. Эти машины в основном направлялись на вооружение тяжелых танковых дивизий, начавших формироваться с 1954 года.

В этот период, в рамках пересмотра способов ведения боевых действий в условиях применения ядерного оружия и поступления в войска новой техники, были начаты мероприятия по изменению штатной организации войск. С целью повышения живучести войск в их составе резко увеличивалось количество танков, бронетранспортеров, зенитных средств. Так, по новым штатам, принятым в 1954 году, в танковой дивизии количество танков в танковом полку составило 105 машин (ранее было 65). Кроме того, в состав дивизии был включен механизированный полк. В том же году было принято решение о формировании тяжелых танковых дивизий, предназначавшихся для прорыва укрепленной обороны противника, в состав которых входило по три тяжелых танковых полка, вооруженных 195 тяжелыми танками. Именно в них и начали передаваться поступающие в войска танки Т-10.

Первыми были развернуты две тяжелые танковые дивизии в составе Группы Советских Войск в Германии (ГСВГ). Это были 13-я Гвардейская Бобруйско-Берлинская Краснознаменная ордена Суворова и 25-я Гвардейская Краснознаменная дивизии. Позже к ним присоединились 5-я Корсуньская Краснознаменная и 34-я Днепровская ордена Суворова тяжелые танковые дивизии из состава Белорусского Военного округа, а также 14-я Гвардейская Бахмачская дважды Краснознаменная ордена Суворова тяжелая танковая дивизия из Киевского Военного округа. Для их формирования использовались личный состав и материальная часть расформированных в 1956 году двадцати трех отдельных тяжелых танкосамоходных полков. Тяжелые танковые дивизии просуществовали в составе Сухопутных войск до начала 70-х годов, когда они были перевооружены основными танками и переименованы в танковые.

В последующие годы по мере поступления в войска все большего количества основных танков Т-64, Т-72 и, наконец, Т-80, которые по своим боевым характеристикам превосходили тяжелые Т-10, последние постепенно передавались на долговременное хранение, перебрасывались в укрепрайоны на советско-китайской границе или же отправлялись на разборку-разделку. Официально, как и многая другая советская бронетанковая техника, тяжелые танки Т-10 были сняты с вооружения только в 1993 году, уже в Российской Армии (преемнице СА).

Т-10 не может похвастаться сколько-нибудь яркой боевой карьерой. На экспорт эти тяжелые танки никогда не поставлялись, поэтому им не представилась возможность отличиться, например, в боях на Ближнем Востоке, где прошло боевую обкатку большинство советской танковой техники (Т-54, Т-55, Т-62, Т-72, ПТ-76).

Единственной крупной войсковой операцией, обошедшейся, слава Богу, без крови, в которой принимали участие Т-10, была операция «Дунай» — ввод войск стран Организации Варшавского Договора на территорию Чехословакии «в целях борьбы с контрреволюцией в Восточной Европе». В этой операции главная роль отводилась танковым соединениям и частям 1-й Гвардейской танковой армии из состава ГСВГ под командованием генерал-лейтенанта танковых войск К.Кожанова, в составе которой находилась 13-я ттд. (переименованная в 1965 году в 9-ю тд.), на вооружении которой имелись Т-10. Со стороны ГДР в Чехословакию были введены части 20-й Гвардейской Краснознаменной армии генерал-лейтенанта танковых войск И.Величко, в состав которой входила 25-я Краснознаменная дивизия, также имевшая танки Т-10. Всего через пять часов после перехода границы несколько тысяч танков появились на улицах Праги, знаменуя собой конец «Пражской весны»…

/Сергей Шумилин, naukatehnika.com/

army-news.ru

Танк Т-10 М | Военное оружие и армии Мира

В конструкцию Т-10М неоднократно вносили изменения. С 1959 года зенитными пулеметами, например, комплектовали только каждый пятый танк.

В 1960-х годах 8-ступенчатую коробку передач заменили на более простую 6-ступенчатую. С 1962 года Т-10М оборудовали системой ОПВТ, что позволяло преодолевать по дну преграды глубиной до 5 м. В 1963 году танк получил систему ПАЗ (противоатомной защиты). Система ПАЗ обеспечивала защиту экипажа и внутреннего оборудования танка от воздействия ударной волны ядерного взрыва и радиоактивной пыли за счет броневой конструкции и герметизации корпуса и башни. Броневая конструкция лобовой части танка выдерживала давление во фронте ударной волны 0,39 МПа (4 кгс/см;). Была обеспечена подача очищенного воздуха в обитаемые отделения и защита членов экипажа от воздействия радиоактивной пыли за счет создания избыточного давления с помощью специального нагнетателя-сепаратора. Кратность ослабления проникающей радиации при ядерном взрыве была равна 3, а гамма-излучения на РЗМ — 12. С 1964 года ввели автоматическую систему ППО «Роса-2» с более эффективным огнегасящим составом «3,5». В состав боекомплекта пушки с 1964 года начали включать выстрелы с кумулятивными снарядами с начальной скоростью 950 м/с, а с 1967 года — с бронебойно-подкалиберными снарядами с начальной скоростью 1600 м/с. Кумулятивный снаряд пробивал вертикально расположенную броневую плиту толщиной 450 мм, а бронебойно-подкалиберный на дальности 2000 м — броневую плиту толщиной 320 мм. На базе танка Т-10М был создан командирский танк Т-10МК (объект 272К). Он выпускался серийно с 1959 по 1962 год на ЛКЗ и в 1964 году — на ЧТЗ. Всего за это время обоими заводами было изготовлено 100 командирских танков. Т-10MK отличался от линейного танка наличием дополнительной коротковолновой радиостанции Р-112 с 10-метровой телескопической антенной, бензоэлектрического агрегата АБ-1-П/30 мощностью 1 кВт и навигационной аппаратуры ТНА-2.

НА БАЗЕ Т-10

Танк Т-10 послужил базой для создания многих опытных и серийных машин. В 1957 году был создан танк-объект 266, на котором опробовали гидромеханическую трансмиссию. В остальном это был обычный Т-10 с пушкой Д-25ТА, оснащенной, правда, стабилизатором.

С 1953 по 1956 год испытывали опытный объект 269, предназначенный для отработки прицела-дальномера.

В 1956 году на испытания вышла единственная САУ, созданная на базе Т-10. Машина имела обозначение объект 268 и была вооружена 152-мм пушкой М-64 с начальной скоростью снаряда 720 м/с.

Орудие было установлено в просторной сварной рубке с толщиной лобовой брони 187 мм. На крыше рубки устанавливали 14,5-мм пулемет КПВТ и дальномер ТКД-09. Пушка была оснащена механизмом досылания лоткового типа. В боекомплект входило 35 выстрелов для пушки и 500 патронов к пулемету. Боевая масса машины равнялась 50 т, экипаж состоял из четырех человек. На вооружение эта самоходка так и не была принята.

Другая судьба была у более экзотической машины — подвижной атомной станции (объект 27). Этот аппарат, иначе не скажешь, массой 90 (!) тонн представлял собой удлиненное (10 катков!) шасси танка Т-10 и ограниченно использовался на Крайнем Севере. В 1957-1961 годах были разработаны проекты ракетных танков(объект 281 и объект 282), вооруженные противотанковыми ракетными комплексами. В 1962-1963 годах на серийных Т-10 испытывали трехракетные пусковые установки с ПТУР 9М14 комплекса «Малютка». Все эти машины так и не вышли из стадии экспериментов. Примерно то же самое случилось и с пусковыми установками или, как их официально называли, стартовыми агрегатами для баллистических ракет. В виде проектов и даже опытных образцов их делали в великом множестве, но ни одна так и не пошла в серийное производство. Из всей этой плеяды наиболее известны две машины: объект 815 для комплекса с РСД РТ-15 (8К96) разработки ОКБ-1 С. П. Королева и объект 820 для ракетного комплекса с МБР РТ-20 (8К99) разработки ОКБ-586 М. К. Янгеля. Обе эти машины некоторое время участвовали в парадах на Красной площади, после чего и приобрели мировую славу.

ЭКСПЛУАТАЦИЯ В ВОЙСКАХ

Первые серийные танки Т-10 в 1955-1956 годах поступили на вооружение 7-й отдельной кадровой танковой дивизии и 5-й гвардейской механизированной армии Белорусского военного округа. Примерно в то же время новые танки получил и тяжелый танко-самоходный полк 42-й гвардейской Прилукской танковой дивизии Киевского военного округа. Вскоре, однако, было принято решение о формировании тяжелых танковых дивизий. В каждую такую дивизию по штату должны были входить три тяжелых танковых полка по 65 танков в каждом. Еще пять машин имелось в учебном танковом батальоне. Таким образом на вооружении дивизии должно было состоять 200 танков Т-10. В 1957-1958 годах в тяжелые танковые были переформированы восемь дивизий — 14-я и 18-я гвардейские, 5, 13, 17, 24, 25-я и 34-я. Стоит отметить, что в первую очередь новые тяжелые танки получали дивизии и танкосамоходные полки Группы Советских войск в Германии (ГСВГ).

На основании директивы Генштаба Вооруженных Сил СССР от 30 декабря 1967 года тяжелые танковые дивизии предписывалось переформировать в обычные танковые с заменой тяжелых машин средними. Высвобождавшиеся тяжелые танки поступали на вооружение отдельных танковых батальонов армейского подчинения. К концу 1960-х годов в ГСВГ имелось до 20 таких батальонов по 70 танков Т-10/Т-10М в каждом. Впрочем, наряду с «десятками» на вооружении этих частей состояли и ИС-3М. Неофициально эти части называли «батальонами прикрытия государственной границы». Экипажи имели сокращенный состав — отсутствовал заряжающий. После выхода по тревоге к границе ФРГ им становился механик-водитель, так как никаких дальнейших маневров не предусматривалось — нужно было стоять до последнего! Эти батальоны просуществовали до 1976 года, когда их расформировали или переформировали на новые штаты и вооружили новой матчастью. Танки Т-10 первоначально передавали в учебные танковые полки ГСВГ, а затем постепенно вывозили в Советский Союз. «Десятки» на экспорт не поставляли и в боевых действиях не применяли. За исключением маневров единственной крупной операцией, в которой пришлось участвовать танкам Т-10М, стала операция «Дунай» — ввод войск Варшавского Договора в Чехословакию в 1968 году. Это были танки из состава 9-й тяжелой танковой Бобруйско-Берлинской Краснознаменной ордена Суворова дивизии. В последующие годы по мере поступления в войска современных боевых машин танки Т-10, Т-10А, Т-10Б и Т-10М передавали в парки на долговременное хранение, а частично они отправлялись на разделку.

Часть танков служила в качестве мишеней на различных полигонах. Формально же они были сняты с вооружения Российской армии приказом Президента Российской Федерации от 23 сентября 1997 года, то есть спустя более 40 лет после принятия на вооружение.